Всего новостей: 2360075, выбрано 260 за 0.107 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Миграция, виза, туризм: Ромодановский Константин (26)Сафонов Олег (18)Новицкий Евгений (13)Фомина Екатерина (13)Хрестин Виктор (13)Минеев Александр (11)Ганапольский Матвей (9)Медведев Дмитрий (9)Манилова Алла (8)Радьков Александр (8)Терентьев Денис (8)Алленова Ольга (6)Иноземцев Владислав (6)Нуркебаева Асель (6)Агаев Виктор (5)Бараникас Илья (5)Кириллова Ольга (5)Проханов Александр (5)Пушкарская Елена (5)Сигов Юрий (5) далее...по алфавиту
США > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 15 января 2018 > № 2455309 Леонид Бершидский

Трамп нашел новый способ для разбазаривания «мягкой силы» Америки

Глобальное лидерство определяется способностью привлекать на свою сторону иммигрантов из далеких и очень разных стран.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Давайте на минуту забудем о той аномалии, что лидер государства называет другие страны «вонючими дырами» (очевидно, именно так поступил президент Дональд Трамп, жалуясь, что в США приезжает слишком много иммигрантов с Гаити и из бедных африканских стран, и слишком мало людей из государств типа Норвегии). Наверное, он говорил в привычной для себя манере, плюя на последствия, к чему привыкли и американцы, и европейцы.

Будучи одним из 257,7 миллиона человек, которые сегодня проживают не в своей родной стране, я должен кое-что сказать этим людям: ваши страны очень быстро утратят свое положение и репутацию в мире, если вы попытаетесь ограничить иммиграцию людьми из наиболее богатых государств.

Трамп наверняка не был в тех странах, которые он оскорбил, но я рискну предположить, что он имел в виду лишь то, какие они бедные и/или несчастные. Есть разные рейтинги, способные расставить их по этим критериям и показателям, таким как доход на душу населения, степень свободы или некие комплексные индикаторы типа качества жизни и счастья. Но поскольку мы ведем речь о миграции, здесь все эти показатели неприменимы. Если говорить о миграции, то худшими странами являются те, в которых самая большая доля населения, желающая и имеющая возможность проголосовать ногами. Например, Северная Корея по определению не очень хорошая страна, но ее границы наглухо закрыты. А Норвегия, если воспользоваться примером Трампа, это богатая и счастливая страна; однако довольно значительная доля норвежцев (по данным ООН, 200 тысяч человек, или 3,7% населения) в настоящее время живет за рубежом.

Это не самый наглядный список «вонючих дыр». Можно сказать, что склонность людей эмигрировать вовсе необязательно определяется мерой богатства или счастья. Палестину и Сирию никак нельзя сравнить с Португалией или Литвой по уровню жизни; но общая черта между этими странами заключается в том, что родившиеся в них люди зачастую предпочитают жить где-то в другом месте.

По причинам географического характера и иммиграционной политики основной приток иммигрантов в США идет не из той первой двадцатки стран, которые люди хотят покинуть. По данным ООН, самые крупные диаспоры в США — это пуэрториканцы, выходцы с Ямайки и сальвадорцы. Но там также большое количество канадцев, британцев, немцев и поляков, а также южных корейцев, индийцев и китайцев.

Большинство иммигрантов едет в Соединенные Штаты из тех стран, где довольно мало людей, не желающих жить у себя на родине. Кое-кто (их немного) приезжают из таких мест, которые многие их обитатели хотели бы покинуть. Равновесие между двумя этими группами является важным фактором, помогающим Америке поддерживать репутацию приятной для проживания страны. Если бы в США не было успешных и довольных местных жителей, претензии этой страны на мировое лидерство казались бы не очень убедительными большинству иностранцев.

Соединенные Штаты могут внести изменения в свою иммиграционную политику и принимать людей только из тех мест, которые довольно близки к США по показателям счастья, удобств для жизни и по доходам на душу населения. Судя по списку стран, из которых люди хотят эмигрировать, США получили бы более значительный приток европейцев (правда, скорее всего, это были бы латвийцы, литовцы и румыны, а не датчане или норвежцы). Однако люди, склонные к антииммигрантским настроениям, не захотят видеть у себя чужаков, как это случилось в Британии. Вероятно, главной причиной Брексита стала европейская свобода передвижения. В то же время, молва о США как о сверкающем городе на холме ограничится лишь небольшой группой государств, которые уже являются союзниками Америки.

Моя родная страна Россия в абсолютном выражении занимает четвертое место в мире по иммиграции. В основном туда едут люди из бывших советских республик. Они переводят деньги на родину и рассказывают о жизни в богатых российских городах. Все это во многом способствует укреплению «мягкой силы» России. В то же время, россияне (в основном живущие в странах Запада), составляют третью в мире по своим размерам диаспору. Они рассказывают о своей жизни в Европе, США и Австралии, и тем самым помогают поддерживать связи своей страны с западным миром, несмотря на возникшую недавно политическую враждебность.

География иммиграции является для страны важным инструментом международного влияния. Принимая в больших количествах иммигрантов из Турции, Германия стала одним из ключевых зарубежных партнеров этой страны и по сути дела превратилась в ту точку привязки, которая соединяет Турцию с западным миром. Кроме того, в Германии крупная русская диаспора, и отчасти именно из-за этого она является самым важным в Европе партнером России по переговорам. Сейчас, когда туда прибывает все больше иммигрантов с Ближнего Востока, Германия невольно начинает играть важную роль в делах этого региона. Это станет очевидно после того, как в Сирии будет восстановлен мир.

Для США, проводящих изоляционистскую политику, естественно отворачиваться прочь от стран и целых регионов. Запрет Трампа на иммиграцию способствует снижению востребованности и веса этой страны на Ближнем Востоке. Если США не будут пускать к себе иммигрантов из Центральной Америки и из стран Карибского бассейна, эффект будет тот же самый. На самом ли деле Америке нужно больше людей из Европы? Возможно, если учитывать то, что Трамп своими действиями разрушает доверие к США на этой стороне Атлантики. Но это должно быть осмысленное решение.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании «Блумберг» (Bloomberg LP) и ее владельцев.

США > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 15 января 2018 > № 2455309 Леонид Бершидский


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > gazeta.ru, 9 января 2018 > № 2452763 Анатолий Вишневский

Маткапитал не спасет: почему России нужны мигранты

Эксперт объяснил, почему Россия не сможет обойтись без мигрантов

Рустем Фаляхов

Материальное стимулирование рождаемости не эффективно, и естественная убыль населения будет нарастать. Пока ее перекрывает миграционный приток, но ресурсы соседних стран ограничены. О том, можно ли выбраться из демографической ямы, и может ли Россия обойтись без мигрантов, директор Института демографии НИУ ВШЭ Анатолий Вишневский рассказал в интервью «Газете.Ru».

— Вы ввели это понятие «русский крест» в 90-е годы прошлого века. Тогда кривая рождаемости падала, а смертности росла. Ситуация возвращается?

— Она уже вернулась. В 2016 году естественный прирост был отрицательный, то же будет и в 2017-м. Если население России растет – а последние 8 лет (2009-2016) оно растет, — то почти исключительно за счет миграции. Естественный прирост, появившийся в 2013 году, имел символическое значение, и предпосылок для его сохранения нет.

Пока естественная убыль еще невелика, миграция ее с лихвой перекрывает. Но обольщаться не следует, естественная убыль будет увеличиваться. Напомню, что после 1993 года население России 14 лет сокращалось, даже несмотря на масштабную миграцию, тогда она смогла компенсировать лишь 60% естественной убыли.

— Почему все так плохо?

— Страна входит в период очень неблагоприятных изменений возрастной структуры населения, которые неизбежно приведут к снижению числа рождений, росту числа смертей и нарастанию естественной убыли.

Одно из проявлений изменений возрастного состава – небывалое сокращение числа потенциальных матерей. В ближайшие 15 лет сокращение будет непрерывным, к началу 2030-х годов число женщин в наиболее важных материнских возрастах от 20 до 40 лет, по сравнению с пиком 2010-2012 годов, сократится на 7-8 млн, то есть, примерно, на треть.

Маткапитал нужен, но бесполезен

— Как добиться повышения рождаемости? Хотя бы до уровня простого воспроизводства?

— Никак, мировой опыт говорит о том, что это очень непростая задача, ее решение пока нигде не найдено. Низкая рождаемость глубоко укоренена в современном образе жизни и отчасти оправдана низким уровнем смертности, а потому характерна для всех стран такого уровня развития, как Россия.

— А «материнский капитал» способствовал росту рождаемости?

— Сколько-нибудь существенного влияния на рождаемость мер демографической политики обнаружить не удается.

Если не считать 2007 года, первого года действия материнского капитала, то динамика приростов числа родившихся либо не отличается от того, что было до этого, либо отличается в худшую сторону.

— А большинство ваших коллег, экспертов по демографии, одобряют недавние решения властей. Маткапитал, говорят они, дал эффект. Разве нет?

— Разные точки зрения – это всегда хорошо. А кто прав – покажет время. Я думаю, что серьезного, долговременного эффекта нет. Какой-то эффект проявился в смещении календаря рождения. То есть, люди, которые родили бы позже, родили раньше. В первые пару лет, когда стали выдавать маткапитал, родилось больше младенцев. А в последующие годы эффект сошел на нет.

Важно, сколько женщина за всю жизнь родила. Из того, что она родит раньше первого ребенка, не следует, что она родит троих или четверых.

Эйфория по поводу эффективности «материнского капитала» и других мер пронаталистской политики в России может сослужить недобрую службу.

— Сколько детей по минимуму должно быть в каждой российской семье? Чтобы остановить убыль хотя бы?

— При нынешнем уровне смертности, надо, чтобы на каждую женщину, в среднем, конечно, рождалось 2,1 ребенка. А на благополучную супружескую пару надо несколько больше, учитывая, что есть незамужние женщины, есть бесплодные и т.п. Но это — только чтобы род человеческий не угасал. Это не предполагает роста населения.

— В России этот коэффициент – 1,8. Значит, сокращение населения продолжится? И маткапиталом, деньгами этот тренд не переломить?

— Только деньгами точно нет. В мире немало стран побогаче, чем Россия, и уровень жизни там повыше. А вожделенных 2,1 ребенка на женщину нет нигде – я имею в виду, конечно, развитые страны. Возьмите Германию. Там уровень жизни намного выше, чем в России. А рождаемость ниже. Деньги – вещь нужная, но люди ориентируются не только на баланс доходов и расходов, но и на баланс времени, возможности труда, досуга, самореализации.

— В неправильном направлении идем?

— Материальную помощь семьям с детьми, как меру социальной политики я, конечно, приветствую. Но рассчитывать, что с помощью денег можно повысить рождаемость, – это утопия. Если бы правительство могло добавить за рождение ребенка три часа к обычным суткам, тогда, может быть, что-нибудь и получилось бы.

Столетний кризис

— Может, просто фемины российские безответственные? Не задумываются о том, как бы поднять Россию с колен? Им правительство денег дает. Нужно троих детей в каждую семью!

— Нужно? Забудьте об этом «нужно». Семья каждая знает, сколько ей родить. Могут демографы говорить, сколько нужно, могут политики говорить, журналисты могут шутить. Это все пустые хлопоты. Мы же видим, что происходит в Европе.

— Что делать тогда?

— Смириться с тем, что рост населения, масштабный рост, в развитых странах прекратился.

— Жириновский предлагал выход: в инкубаторах детей разводить. Годится?

— Если бы можно было в инкубаторах еще и воспитывать…

Проблема для любой семьи не в том, чтобы родить, а в том, чтобы вырастить, воспитать. Потому семьи и не гонятся за количеством, трезво взвешивая свои возможности.

— Все-таки население России длительное время росло. Почему же теперь этот рост должен прекратиться?

— В сознании отложилось, что население всегда должно расти. Так думать привыкли и власти, и рядовые граждане. А когда в 90-х население перестало расти, и даже стало сокращаться, все проблемы стали валить на «лихие 90-е»…

— Но похоже на правду же: один общественный строй развалился, другой не образовался, резкое обнищание, неуверенность в завтрашнем дне… В таких условиях детей заводить не хочется…

— Продолжение рода, семья, дети – все это важнее политических неурядиц. В истории многое бывало, но чтобы люди перестали рожать, такого не было. Россия в ХХ веке прошла через потрясения, не сравнимые с 90-ми годами, и это не могло не сказаться на рождаемости.

По сути, ни одно женское поколение, родившееся после 1910 года и вступавшее в материнский возраст, начиная с конца 1920-х годов, себя не воспроизводило. Но это не сразу стало заметно.

Еще продолжали рожать те поколения, которые раньше входили в детородный возраст. Потом была Вторая мировая война, после которой никогда уже не восстановился тот уровень рождаемости, который был в дореволюционной России и удерживался до конца 20-х годов.

Именно тогда Россия стала страной с низкой рождаемостью, и не случайно, что она оказалась одной из первых, где рождаемость – еще в середине 60-х – опустилась ниже уровня замещения поколений. Тогда и была запрограммирована будущая естественная убыль населения. Еще Центральное статистическое управление СССР рассчитало, что в России это произойдет после 2000 года. На 10 лет примерно ошиблись. Но тут действительно могли сказаться кризисные 90-е.

— А сейчас уже поздно влиять на рождаемость, тренд оформился?

— Да, это так. Благополучная Швеция по уровню рождаемости сегодня мало отличается от России, а в Норвегии или Нидерландах рождаемость сейчас даже ниже, чем у нас.

Короткая жизнь россиян

— А если активнее бороться со смертностью, повышать продолжительность жизни?

— Положение со смертностью в России хуже, чем с рождаемостью. На протяжении многих десятилетий Россия демонстрирует отставание по уровню продолжительности жизни, в 90-е годы оно еще усугубилось. Правда, с 2004 года продолжительность жизни растет, но большую часть времени мы потратили на то, чтобы выкарабкаться из ямы. Только в 2009 году мы превысили наш предыдущий максимум продолжительности жизни для женщин, в 2013 году – для мужчин.

Тем не менее отставание от других стран очень велико. Наши достижения по итогам 2016 года (итогов 2017 еще нет) – продолжительность жизни мужчин 66,5 года, женщин — 77,1. А во Франции, например, в том же 2016 году, соответственно, 79,4 и 85,4 года.

— Какие причины смерти наиболее критичны?

— Главные вызовы системе здравоохранения, да и нам всем — неинфекционные причины смерти, то есть, хронические заболевания и «внешние причины». Эта тенденция оформилась к началу 1960-х. Многие страны сумели ответить на этот вызов, что принесло значительное приращение продолжительности жизни. В России же за полвека (между 1960 и 2010 годами) продолжительность жизни женщин в России выросла незначительно, а у мужчин даже несколько сократилась. Только за последние годы, как я сказал, наметился некоторый рост, но до настоящего успеха еще далеко.

У нас продолжает снижаться младенческая смертность. Но, в отличие от многих стран, в России низка и почти не меняется ожидаемая продолжительность жизни пожилых людей, то есть среднее число лет, которое человеку предстоит прожить после выхода на пенсию. Уже давно обсуждается вопрос о повышении возраста выхода на пенсию до 65 лет.

При нынешнем уровне смертности в России мужчине, достигшему этого возраста, предстоит прожить, в среднем, еще 13,1 года – столько же, сколько было более полувека назад – в 1960 году.

Если взять для сравнения Испанию, с которой мы тогда были, примерно, на одном уровне, то там среднее число лет, которое предстоит прожить мужчине, достигшему 65 лет, выросло с тех пор более, чем на 6 лет. У женщин соответствующий показатель у нас в 1960 году был даже немного выше, чем в Испании, но с тех пор в России он увеличился чуть более, чем на год, а в Испании – на 8 лет.

— Сколько пенсионеров сейчас «кормит» один работник?

— У нас 85 миллионов человек в возрасте от 20 до 60 лет и 30 миллионов – старше 60. Получается 36 пожилых на 100 человек в трудоспособном возрасте, что немало, особенно если учесть, что сравнительно недавно – до середины 1960-х годов – этот показатель никогда не достигал 20. Однако до последнего времени нам везло, если, конечно, это можно назвать везеньем.

В середине прошлого десятилетия процесс старения в России приостановился – на радость пенсионному фонду, хотя в основе этой радости лежала давняя беда. Начиная с 2001 года 60-летний рубеж стали переходить поколения, родившиеся в 1941-1945 годах – они по понятным причинам были малочисленными. К 2006 году число пожилых (60 лет и старше) сократилось на 2,6 млн.

Но потом стали прибывать относительно многочисленные послевоенные поколения, число претендентов на пенсии снова стало увеличиваться, в 2013 году их было уже больше, чем в 2001. Начальство переполошилось, стало требовать объяснений. Его успокоили, сказали, что все хорошо, не надо волноваться, стариков стало больше, потому что у нас увеличилась продолжительность жизни.

Начальство поверило и успокоилось, не хочется его огорчать.

Но только уже к середине следующего десятилетия нынешние 36 пожилых на 100 трудоспособных превратятся в 45. Готова ли к этому наша экономика? Готовится ли она к этому?

Миграция — основной ресурс

— Рождаемость низкая, смертность высокая – получается, что для России остается только одна возможность прирастать населением – за счет мигрантов?

— Во всяком случае, опыт последних 25 лет показывает, что иммиграция стала серьезным демографическим ресурсом для нашей страны. Если население России сейчас растет, то почти исключительно за счет иммиграции. И даже когда население убывало, иммиграция на 60% компенсировала его естественную убыль.

Население России за годы убыли (1993-2008) сократилось на 5,2 млн человек, но если бы не было иммиграции, то сокращение составило бы 13,2 млн.

Всего же за 1992-2016 гг. миграционный прирост населения России составил более 9 млн человек. Долгое время это была, по большей части, возвратная миграция, т.е. в Россию возвращались люди, которые когда-то выехали из нее, или их дети и внуки. Но постепенно этот ресурс исчерпывался, в миграционном потоке становилось все больше представителей коренных народов сопредельных стран, в основном среднеазиатских.

Роль иммиграции как основного источника роста населения России сохранится и в будущем.

Только чтобы перекрыть неизбежную естественную убыль населения и избежать сокращения населения России, может понадобиться принимать 500 тыс. мигрантов в год, а то и более.

— Да уж куда больше-то?

— Тогда придется смириться с сокращением численности населения России. У нас нет четко артикулированного отношения к миграции, имеются только не очень внятные и постоянно меняющиеся тактические соображения.

— Отношение граждан России к мигрантам, по-моему, очень четко выражается. А вот у власти…

— Мне кажется, что отношение граждан во многом формируется самой властью. А ее отношение к мигрантам чаще всего привязано к сегодняшней или завтрашней ситуации на рынке труда, которая может диктовать больший или меньший спрос на гастарбайтеров или другие категории экономических мигрантов.

— А как надо?

— Главный стратегический демографический вопрос, на который надо ответить: нужны ли России люди – сверх тех, которые в ней уже живут? Ответы на этот вопрос могут быть разными, но именно они – и только они – могут дать основания для выработки миграционной стратегии.

— А вас, похоже, не беспокоит качество нынешней миграции? Преступность, например...

— Я не выступаю ни за, ни против миграции. Накоплен большой мировой опыт, который говорит, что беспроблемной миграции не бывает. Значит ли это, что нужно стремиться минимизировать приток мигрантов, а то и вовсе отказаться от него? Ответ зависит от баланса плюсов и минусов, которые влечет за собой то или иное решение.

— Какие страны сейчас составляют основу миграционного потока в Россию?

— Узбекистан, Таджикистан переживают сейчас демографический взрыв, как и все развивающиеся страны. У них избыток трудовых ресурсов большой. Но для России их ресурсов может быть недостаточно.

Цвет кожи — не главное

— Значит, Евразия исчерпана. В какую сторону смотреть тогда? На Китай?

— На Китай я бы ни в коем случае не стал смотреть. Принять большое количество китайцев – равносильно тому, что через какое-то время отдать им территорию.

— Пусть приезжают, работают, платят налоги, поднимают Дальний Восток, Сибирь. Не обязательно же давать мигрантам гражданство. Когда правительство объявило о программе дальневосточного гектара, я в шутку предложил создать класс новых русских помещиков, латифундистов. Русская семья берет бесплатно 10 га, закладывает землю под кредит в банке, нанимает работников из КНР, и они обрабатывают землю. Выращивают овощи, зерновые культуры, развивают тепличное хозяйство. Все сыты-довольны. В чем проблема-то?

— В том, кто кого наймет в конечном счете. А если серьезно, то дело в том, что нам нужны не просто рабочие руки, не просто трудовые ресурсы. Это само собой. Но нам нужно население.

У России маленькое население для такой гигантской территории. А китайцы как часть населения России, когда рядом — полуторамиллиардный Китай, – это опасно.

Небольшой процент китайцев вполне может быть среди мигрантов, почему нет? Но в принципе нужен баланс по национальностям. Из разных стран понемногу. Американцы, например, квотируют, следят за тем, кто из каких стран приезжает.

— А за счет внутренней миграции, без внешней, нельзя как-то перегруппироваться и подстегнуть экономический рост – в той же Сибири, на Дальнем Востоке?

— Декларативные попытки развернуть направления миграционных потоков «в нужных направлениях» и повысить общий уровень пространственной мобильности населения пока что не приводят к значимым результатам. Во многих геополитически важных регионах не хватает людей, внутренние мигранты движутся не туда, а оттуда.

— Вопрос на засыпку. Через сколько лет Китай поглотит Россию?

— Сейчас пока им не нужно никого поглощать. Они заняты своими проблемами. Но Россия слабеет и становится легкой добычей. Потому нам и надо заселять Сибирь и Дальний Восток.

— Если масштабная миграция из Китая нежелательна, а ресурсы Средней Азии ограничены, откуда нам брать мигрантов? Не из Африки же…

— Почему во Францию могут ехать из Африки, в Германию могут, а к нам нет?

— Смогут ли африканцы приспособиться к нашей жизни? И как их будут воспринимать россияне?

— Если ориентироваться на прием мигрантов, особенно культурно далеких, то нужно в это вкладываться. С первым поколением мигрантов всегда непросто, даже если они просто переезжают из деревни в большой город своей собственной страны.

Надо смотреть на несколько поколений вперед. Первое поколение мигрантов будет работать подсобными рабочими, охранниками, нянечками, продавцами, и все они будут не очень хорошо говорить по-русски. Зато их дети уже вырастут и выучатся здесь, для них русский будет родным языком, они будут образованы. Они будут отличаться цветом кожи, но разве это – главное?

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > gazeta.ru, 9 января 2018 > № 2452763 Анатолий Вишневский


Венгрия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > inopressa.ru, 8 января 2018 > № 2449375 Виктор Орбан

Виктор Орбан: "Вы хотели мигрантов, а мы нет!"

Николаус Бломе, Кристиан Штенцель, Даниэль Бискуп | Bild

"Он входит в число самых непримиримых критиков миграционной политики Ангелы Меркель и решений Брюсселя относительно квот на размещение беженцев" - так издание Bild предваряет эксклюзивное интервью с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном.

Отвечая на вопрос журналистов, почему Венгрия не хочет принимать 1294 беженцев, в то время как Германия уже приняла 2 млн, Орбан указал, что "против квот выступают более 20 стран ЕС, однако лишь Будапешт подвергается критике". По словам главы венгерского правительства, следует продолжить обсуждение этого вопроса.

"Разница в том, что вы хотели мигрантов, а мы нет, - заявил собеседник Bild. - Мы делаем свою работу, охраняя внешнюю границу Евросоюза с Сербией. Начиная с 2015 года это обошлось нам в дополнительный миллиард евро - от Брюсселя мы не получили на это ни цента. Решение проблемы не в том, чтобы распределить по всей территории ЕС тех, кто незаконно находится в Евросоюзе. Мы полагаем, что надо помогать там, где сосредоточена суть проблемы".

"Мы рассматриваем этих людей не как мусульманских беженцев. Для нас они мусульманские захватчики. Чтобы, например, добраться до Венгрии из Сирии, нужно пересечь четыре страны, каждая из которых не столь благополучна, как Германия, однако весьма стабильна. То есть для них речь идет не о выживании - это доказывает, что это миграция по экономическим причинам, люди находятся в поисках лучшей жизни", - сказал Орбан.

"Если к вам кто-то пришел, он стучит в дверь и спрашивает, можно ли войти, можно ли остаться. Эти люди так не поступают, они незаконно пересекают границы. Это было не волной мигрантов, а вторжением, - заявил премьер. - Я никогда не понимал, как такая страна, как Германия, которая для нас является примером дисциплины и правовой государственности, преподносила как нечто хорошее хаос, анархию и незаконное пересечение границ".

По мнению Орбана, в "политическом плане вопрос с беженцами стал европейской проблемой, но в социологическом - остается проблемой Германии. И уж если разговор зашел о квотах. Почему премьер-министр Португалии мог восклицать: "Добро пожаловать, приезжайте к нам!"? А потому, что ни один мигрант не хочет в Португалию - все хотят в Германию! Причина, по которой у вас так много мигрантов, не в том, что они все беженцы, а в том, что они хотят жить жизнью немцев".

"Народ Венгрии не хочет никаких мигрантов, - подчеркнул премьер-министр. - Я считаю, что правительство не может противиться основополагающей воле народа. Мы говорим здесь о суверенитете и культурной идентичности страны. Мы должны сохранить за собой право решать, кто имеет право жить на территории Венгрии".

"Большое число мусульман неизбежно формирует параллельное общество. Христианское общество и мусульманское общество не могут объединиться: идея мультикультурализма - это иллюзия. Да мы и не хотим этого. Нам не нравится, что нам это навязывают", - заявил Орбан.

Почему бы тогда не выйти из ЕС? "Сегодня самую большую опасность представляют собой разнообразные попытки Брюсселя хитро захватить часть национального суверенитета. Но даже при том, что мы критикуем Брюссель, наша позиция не является антиевропейской, - подчеркнул собеседник издания. - Брюссель - это не весь ЕС. Евросоюз - удивительный проект, мы счастливы в нем участвовать и хотим оставаться его частью и впредь".

Комментируя ситуацию со свободой слова в Венгрии, а также критику в адрес своего непримиримого оппонента Джорджа Сороса, Орбан сказал, что "Сорос ведет кампанию против венгерских властей, причем никто его ни в чем не ограничивает. Господин Сорос, который сколотил свой капитал на доходах от казино, считает себя главой несуществующего государства. Он оказывает финансовую поддержку 60 неправительственным организациям, которые поддерживают миграцию, в том числе и незаконную. Речь здесь идет не о свободе слова, а о национальной безопасности, и мы не можем сидеть сложа руки. А что касается СМИ - я не считаю, что в Германии пресса свободнее, чем в Венгрии".

Организация "Репортеры без границ" поместила Венгрию на 71-е место в рейтинге свободы слова, Германию - на 17-е, отметили журналисты Bild. "Я не знаю, как формируется этот рейтинг. Венгерская пресса на 80% находится в частных руках, большая часть критикует Будапешт. Еврокомиссия выдала нам письменное подтверждение, что наш закон о СМИ соответствует нормам ЕС", - ответил Орбан

Венгрия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > inopressa.ru, 8 января 2018 > № 2449375 Виктор Орбан


Украина. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433180 Олег Пономарев

Граждан Украины массово депортируют из ЕС

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Согласно данным украинской Государственной пограничной служба за первые шесть месяцев действия безвизового режима со странами Европейского союза, (начиная с 11 июня 2017 г.), в Европе побывало 355 тысяч человек. Львиная доля туристов (277 тысяч человек) пересекли сухопутную границу с Румынией и Польшей, а еще 128 тысяч человек воспользовались авиасообщением. При этом, по данным украинской стороны, количество отказов во въезде украинцам составляет «меньше статистической погрешности». А вот по данным европейского агентства по пограничной и береговой охране FRONTEX за тот же период по числу отказов во въезде, депортациям и нелегальному пребыванию в ЕС украинцы стали абсолютными лидерами среди всех остальных стран. Еще хуже ситуация обстоит в Израиле — украинцев оттуда целыми самолетами возвращают на родину прямо из аэропорта, а количество нелегалов, которым грозит депортация, исчисляется десятками тысяч человек.

Европа уже сама не рада, что отменила визы для Украины

По сравнению с первом кварталом 2017 г., (январь-март), к апрелю-июню количество отказов украинцам во въезде на территорию ЕС увеличилось на 5%. При этом, что ранее всегда благосклонная к Украине Польша, раздававшая мультивизы тысячами, стала также лидером — 36% от всех отказов. По данным FRONTEX 64% всех отказов было выдано при пересечении сухопутных границ с ЕС, 30% — при авиаперелетах, 5,6% — на водных границах. Стоит отметить, что в 2016 г., когда между Украиной и ЕС действовал визовый режим, украинцев все равно тысячами разворачивали на границе. Но тогда по этому показателю Украина уступала Российской Федерации, а во втором квартале вырвались вперед. Выходит, что украинцам стали чаще отказывать во въезде, чем, когда они путешествовали по Европе с визами. Если же смотреть картину в целом, то Украина по количеству отказов на первом месте, Россия на втором, Албания на третьем.

С одной стороны, значительный рост отказов можно было бы связать именно с отменой виз, а значит ростом количества путешественников. Но с другой, до отмены безвизового режима украинцы спокойно ездили в Европу и так, а процент отказов был минимальный. Значит проблема не в визах или их отсутствия.

Если смотреть на цифры в развитии, то становится очевидным не резкий всплеск отказов, а их планомерный рост начиная еще с прошлого года. По сравнению с 2016 г. количество отказов во въезде возросло на 34%. А по сравнению с началом 2017 г. — на 6,4%.

При этом из более 9 тысяч отказов большинство (4 тысячи 334 случая), связаны с неподтвержденной целю и длительностью поездки. Например, у «туристов» не было брони гостиницы, обратного билета или достаточной для пребывания в ЕС суммы денег. 2 тыс. 260 украинцам отказано во въезде было по причине отсутствия действующей визы или разрешения на пребывание.

Напомним, что согласно статистике Госпогранслужбы Украины, за первый месяц действия безвизового режима с ЕС (11 июня —11 июля 2017 г.) им воспользовались почти 95,5 тысячи украинцев. При этом пресс-секретарь ведомства Олег Слободян заявил, что из этого числа отказов было всего пятьдесят.

Украинцы массово едут в Европу на заработки и не хотят возвращаться любой ценой

Еще до введения безвизового режима, (во втором квартале 2017 г.), на территории ЕС было выявлено больше 8 тыс. нелегалов именно из Украины. Среди национальностей, чьи граждане нелегально пребывали в ЕС, Украина занимает второе место после Марокко, обгоняя Албанию, Афганистан, Пакистан, Алжир, Ирак, Судан, Нигерию и Сирию. В целом же, по разным оценкам, сегодня в ЕС находится до 30 тысяч нелегалов-украинцев. Это можно объяснить частично тем, что после введения безвизового режима к т.н. «нелегальным мигрантам» причисляют не только тех, у кого закончится срок действия визы или разрешения на проживание, но и тех, кто превысил лимит краткосрочного пребывания в ЕС без визы (не более 90 дней на протяжении каждых 180-ти).

Однако с точки зрения экспертов, в первую очередь показатель выявленных украинских нелегалов в ЕС возрастает за счет трудовых мигрантов, которые пытаются использовать безвизовый режим для упрощенного пересечения границы с целью нелегального трудоустройства.

При этом эксперты FRONTEX отмечают значительный рост случаев использования украинцами поддельных документов при пересечении границ. Так, во втором квартале 2017 г. 1 тыс. 682 человека проникли в ЕС по поддельным документам, что на 4% больше, чем в первом квартале 2017 г. Среди таких нелегалов — представители 101 национальности, из которых большинство — украинцы (252 человека). Далее дут марокканцы (147 человек) и иранцы (88 человек).

«Но количество случаев мошенничества украинцев с документами, которое снизится при въезде в Шенгенскую зону, вероятно, уравновесится с другой стороны более высоким числом таких обнаружений при выходе из Шенгена в направлении Соединенного Королевства и Ирландии, где визовая политика остается неизменной», — прогнозируют эксперты FRONTEX.

Во втором квартале 2017 г. власти ЕС издали 69 тысячи 674 решений о депортации граждан третьих стран.

При этом во FRONTEX отмечают, что соотношение эффективных (то есть реально осуществленных) возвратов к возвратным решениям снизилось по сравнению с первым кварталом 2017 г. Число лиц, фактически вернувшихся во втором квартале, составляют менее 50% от выданных возвратных решений. Во втором квартале 2016 г. эта цифра достигала 63%. Это говорит о том, что властям ЕС все сложнее обеспечить соблюдение решений о депортациях и выпроводить «гостей» из страны. И в этом рейтинге Украина, кстати, занимает вторую позицию — после Албании. При этом если в случае с Албанией тенденция идет на спад, то с Украиной дела обстоят печальней — с каждым годом депортаций украинцев становится все больше.

Даже Святая земля не принимает украинцев

17 октября 2017 г. МВД Израиля также ввело в действие новое правило, позволяющее рассматривать по ускоренной процедуре ходатайства граждан Украины, которые претендуют на статус беженца. Это решение позволяет депортировать тех, кто не соответствует установленным властями критериям, сообщают израильские СМИ.

В последнее время в Израиле значительно увеличилось количество просьб на получение статуса беженца от граждан Украины, которое достигло уже 15 тысяч. Только с начала текущего года количество таких заявлений составило семь тысяч. И если ранее проверка каждого заявления могла длиться по нескольку лет, то теперь, благодаря статусу безопасной страны, этот процесс продлится всего неделю. Соответственно, можно будет значительно скорее депортировать на Украину лиц, которым отказали в предоставлении статуса беженца.

Напомним, что октябре 2017 г. Израиль внес Украину в список стран, граждане которой живут в безопасности, а значит право на статус беженца не имеют.

С началом боевых действий на Донбассе израильские ведомства не решались признать Украину безопасной страной, рассматривая каждое заявление на получение статуса беженца от украинцев, по существу. Однако, несмотря на принятое решение, уроженцы Луганской и Донецкой областей не будут подпадать под статус лиц, прибывших из безопасной страны, поэтому их заявления на получение убежища будут рассматривать, как и до этого времени, по индивидуальной процедуре, отметили представители Управления регистрации населения и миграции Израиля.

Посол Украины в Государстве Израиль Геннадий Надоленко в интервью радиостанции «КАН-РЭКА» заявил, что украинская сторона была партнером в выработке такой политики. Ситуацию, при которой граждане Украины могли без всяких на то оснований претендовать на статус в Израиле, он назвал ненормальной. Дипломат также посетовал на то, что вокруг этой проблемы сложилась целая индустрия нелегальной миграции.

В то же время, как пишет украинское издание «Страна», многие прикидываются беженцами, чтобы потянуть время с оформлением рабочей визы. Рассмотрение их заявления занимает месяцы, за которые они успевают неплохо заработать. Трюк с беженцами поставили на поток фирмы-посредники. В интернете можно найти сотни объявлений с обещаниями легализации в Израиле за несколько тысяч долларов без гарантий.

«Людям обещают работу, а по прибытии советуют подавать на статус беженца. Мол, нужно говорить, что они из Донбасса, там война и опасно и для жизни. А пока дойдет до рассмотрения их заявления и собеседования, пройдут месяцы, за которые они успеют неплохо заработать. Фактически они нелегалы, но юридически к ним вопросов не было. Едут и по одному, и парами», — рассказывает израильский журналист Ян Штеренберг.

По словам главы МВД Израиля Арье Дери, депортация — вынужденная мера, так как число украинцев и грузин, незаконно оставшихся в стране, уже превысило число беженцев из Африки.

«Мы задействуем все средства, которые есть в нашем распоряжении, чтобы положить конец этому явлению. Тысячи таких заявок, большинство из которых лишены всякого основания, затрудняют работу системы и не дают нашим специалистам заниматься реальными обращениями. В случае отказа в статусе беженца человек обязан покинуть Израиль в течение семи дней. Если он отказывается это сделать добровольно, выдается ордер на его арест. И из тюрьмы нелегала доставляют в аэропорт и отправляют на родину», — отметил глава израильского ведомства.

Украина. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433180 Олег Пономарев


КНДР. ДФО > Миграция, виза, туризм > carnegie.ru, 21 декабря 2017 > № 2435903 Андрей Ланьков

Россия глазами Пака. Каким видят Дальний Восток рабочие из Северной Кореи

Андрей Ланьков

Россия поразила товарища Пака, причем удивило его не материальное процветание, а развитая инфраструктура и уровень личных свобод. Покрытые асфальтом российские дороги показались ему сказочными, а беспрерывное снабжение электроэнергией было просто чудом. А в то, что любой человек может путешествовать по стране без всяких разрешений, и вовсе было невозможно поверить

Давайте познакомимся с господином или скорее товарищем Паком. Имя это, конечно, не настоящее, но товарищ Пак – вполне реальный человек, один из тех 30–35 тысяч северокорейских рабочих, которые сейчас трудятся на стройках, заводах и фермах России, в основном на Дальнем Востоке. Впрочем, как мы увидим дальше, товарищ Пак не совсем рядовой рабочий: ему удалось выйти в начальство, пусть и относительно мелкое.

Родился господин Пак в начале 1970-х годов. Для Северной Кореи это были времена крайне ограниченной социальной мобильности. Головокружительные карьеры делались в революционные сороковые и военные пятидесятые, и вновь – в условиях хаоса девяностых (хотя речь уже шла не о чиновничьих, а о предпринимательских карьерах). Но та Северная Корея, в которой родился товарищ Пак, была страной стабильной, очень бедной (по крайней мере по меркам СССР и Восточной Европы) и не дававшей особых возможностей для социального продвижения. Дети начальников стабильно становились начальниками, а рабочих – рабочими. Социальные лифты застряли намертво.

Впрочем, товарищу Паку отчасти повезло: он родился в семье, принадлежавшей, скажем так, к низу верхних 20% северокорейского общества. Небольшое начальство, конечно, но все равно – семья, которая в жесткой иерархии, столь характерной для КНДР времен развитого кимирсенизма, находилась существенно выше среднего уровня.

Как и большинство детей из таких семей, товарищ Пак пошел в армию, где и отслужил положенные десять с лишним лет срочной службы. В армии товарищ Пак служил неплохо. Ему повезло попасть в хорошее подразделение, так что голод 1996–1999 годов он почти не заметил. Родители его тем временем стали заниматься мелкой торговлей – как и большинство северокорейских семей в девяностые.

В результате, когда товарищ Пак отслужил и вернулся в родительский дом, перед ним открывалось две перспективы. Он мог поступить в вуз и выйти в чиновники, менеджеры младшего звена. Или заняться мелким бизнесом, работая со своими родителями. Но товарищ Пак не пошел ни по той, ни по другой дороге. Связи отца помогли ему устроиться в фирму, которая занималась отправкой северокорейцев на работу за границу.

Еще с шестидесятых все жители КНДР знали: работа за границей – это едва ли единственный путь к успеху для простого человека. Лесорубы, которые с конца шестидесятых годов стали появляться в сибирской и дальневосточной тайге, работали в тяжелейших условиях и получали, по тогдашним советским меркам, совершенно мизерные деньги. Но даже на эти деньги они могли покупать то, что тогда в КНДР считалось престижными потребительскими товарами, – от цветных телевизоров до эмалированных тазиков и электрических утюгов.

Товары эти частично «дарились» тем чиновникам, которые помогли получить работу за границей, а частично – продавались с высокой прибылью, так что дома иностранных рабочих были полной чашей, и это знали все. В северокорейских городах 70–80-х было обычным, когда о ком-то говорили с завистью и восхищением: он работал в Советском Союзе, он очень богатый, у него есть даже мотоцикл!

Путь в Россию

Ситуация не особенно изменилась и в наши дни. Конечно, благодаря развитию частного бизнеса у простых жителей КНДР появились и другие возможности разбогатеть. Но большинство северокорейцев заниматься частным бизнесом не могут. Не у всех есть необходимые для этого качества, но главная причина в том, что «лихие девяностые» закончились и сейчас в Северной Корее начать бизнес без стартового капитала невозможно.

Стартового капитала у подавляющего большинства северокорейцев нет, а единственный способ этим капиталом обзавестись – отправиться за границу. Работа там тяжела и опасна, но она дает шанс вернуться с приличными деньгами. Именно поэтому уже третье поколение северокорейцев прилагают все усилия, чтобы только попасть в российские леса или арабские пустыни.

Товарищу Паку повезло. Поскольку работа за границей является престижной, попасть туда можно только за взятку. Уже с начала 1970-х годов подразумевалось, что кореец, удачно съездивший на лесозаготовки куда-нибудь в Хабаровский край, по возвращении подарит своему начальнику телевизор или магнитолу. В те времена, когда люди не особенно двигались не только по социальной лестнице, но и по стране и когда разбогатевший работяга не мог исчезнуть в неизвестном направлении, начальство было готово верить и порекомендовать человека авансом.

С тех пор ситуация изменилась, поэтому в деле отбора на работу за границу действует бессменный принцип Остапа Бендера «утром – деньги, вечером – стулья». Кроме того, взятки дают не магнитолами и телевизорами, а хрустящими американскими долларами (китайские юани тоже подойдут).

Сейчас северокорейские рабочие трудятся в основном в трех регионах: Россия, Китай и страны Ближнего Востока. Та фирма, куда с помощью родительских связей устроился товарищ Пак, Китаем не занималась, так что он мог выбирать только между Ближним Востоком и Россией. И Россия, и Ближний Восток считаются в КНДР куда более престижными местами работы, чем Китай: взятка за право поехать в Китай составляет всего пару сотен долларов, а вот поездка в Россию или на Ближний Восток стоит от 500 долларов.

В отдельных случаях взятка может составлять и 1000 долларов, но такие суммы приходится платить тем, у кого есть проблемы с анкетой и нет необходимых связей. Товарищ Пак решил проблемы на удивление дешево: право поехать рабочим в Россию было куплено им всего за 300 долларов. Сыграла роль и безупречная анкета товарища Пака, и связи его родителей.

Пройдя необходимую подготовку (как идейно-политическую, так и профессиональную), в середине 2000-х товарищ Пак оказался в России, в одной из северокорейских компаний, занимающихся строительными и отделочными работами в Приморском крае.

Вдаль по асфальту

Россия поразила товарища Пака, причем удивило его не материальное процветание. Скорее, наоборот: как и большинство северокорейцев его поколения, товарищ Пак много слышал о сказочном богатстве России и иных стран. Поэтому, как товарищ Пак честно признается, уровень жизни в Приморье середины 2000-х его даже несколько разочаровал: Россия оказалась зажиточной, но не настолько, насколько он ожидал. Реально поразили его две вещи: развитая инфраструктура и уровень личных свобод.

Покрытые асфальтом российские дороги, которые вызывают столь много нареканий жителей Приморья, показались ему сказочными, а беспрерывное снабжение электроэнергией даже в небольших городках, с точки зрения товарища Пака, было просто чудом.

Если говорить о свободах, то товарища Пак привлекали не политические свободы, хотя его немало удивило, с какой резкостью пресса может писать о действиях правительства. Однако куда большее впечатление на него произвели обычные бытовые свободы – возможность отправиться за границу и даже просто путешествовать по стране без всяких разрешений на поездку и взяток на блокпостах.

Первые несколько лет пребывания в Приморье товарищ Пак был простым строителем и занимался отделочными работами. В некоторых случаях северокорейские рабочие жили организованно, непосредственно на объектах или рядом с ними. Но к тому времени в России стала обычной практика отпуска северокорейских рабочих, так сказать, на вольные хлеба – им разрешают искать работу самостоятельно. От рабочих требуется только делать определенные фиксированные взносы в государственный фонд и появляться на политических мероприятиях.

Размер взноса меняется и зависит от ряда факторов, но в целом в середине 2000-х северокорейский рабочий средней квалификации мог отложить 1000–1500 долларов в год. По тем временам это были основательные деньги, и, вернувшись домой после двух-трех лет отсутствия, такой рабочий мог купить торговую точку, делами которой занималась бы его жена. То есть одна поездка в Россию превращала простого рабочего в представителя среднего класса и деятеля малого бизнеса – неудивительно, что работа эта и тогда, и сейчас считается очень престижной.

Условия труда были, конечно, тяжелыми, хотя в большинстве случаев происходило это по инициативе самих рабочих. Северокорейцы едут в Россию зарабатывать деньги и готовы работать столько, сколько нужно, чтобы заработать как можно больше. Руководство не особо интересовалось, что они делают после рабочего дня. Как выразился по этому поводу товарищ Пак, который, как мы увидим, впоследствии стал руководителем: «Хоть они по бабам ходят, хоть работают всю ночь где-то, это не наше дело. Главное, чтобы основная работа выполнялась как следует».

Перед отъездом в Россию рабочим объясняли, что им ни в коем случае не следует общаться с южнокорейцами, которые, дескать, все без исключения являются сотрудниками южнокорейской разведки. Действительно, контакты с гражданами Юга служили основанием для немедленного вывоза человека в Северную Корею, если необходимо, то вывоза насильственного (похищение людей за границей – это давнее хобби северокорейских спецслужб, так что методика там отработана хорошо).

Теоретически рабочим также запрещалось слушать иностранное радио, но этот запрет, как и многие другие, игнорировался. У руководства не было ни возможности контролировать поведение рабочих до таких деталей, ни необходимости делать это.

Подавляющее большинство северокорейских рабочих не проявляют никакого интереса к политическим вопросам. Это не означает, что политические вопросы их совсем не интересуют, но они приезжают в Россию с конкретной задачей – заработать как можно больше денег для себя и своей семьи. Они отлично понимают, что любое политически подозрительное поведение приведет к катастрофическим последствиям, от которых пострадают и сам рабочий, и его семья, и связанные с ними люди. Поэтому подавляющее большинство рабочих ведет себя надлежащим образом, разве что потихонечку смотрит южнокорейские сериалы и слушает южнокорейское радио. Так обстояли дела десять лет назад, так они обстоят и сейчас.

Под американской защитой

Примерно в 2009 году в жизни Пака случились серьезные перемены. К тому времени товарищ Пак, обладавший немалыми способностями к языкам, неплохо освоил русский. Вдобавок те несколько лет, которые ему пришлось провести в Северной Корее, ожидая отправки за границу, он активно работал в родительском бизнесе, торгуя аккумуляторными батареями (очень важное устройство в КНДР, где отключение электроэнергии – часть повседневной жизни) и морепродуктами.

У товарища Пак от природы была коммерческая жилка, которую немало обогатил опыт работы в частной коммерции, так что с конца 2000-х, по-прежнему формально числясь простым рабочим, он стал одним из тех посредников, которые ищут работу для автономных северокорейских строительных бригад и неплохо зарабатывают на этом.

У товарища Пака появился офис с русской секретаршей и неплохие контакты в деловых кругах Приморья. Большинство его российских знакомых и партнеров были уверены, что товарищ Пак – большой начальник и, скорее всего, вообще сотрудник страшного «северокорейского КГБ». Сам товарищ Пак подобные мнения не опровергал. Связи товарища Пака с северокорейскими спецслужбами действительно были весьма близкими и дружественными, но все-таки никак не делали его кадровым сотрудником Министерства охраны безопасности государства. Особистам товарищ Пак периодически делал щедрые подарки, чтобы они не задавали слишком много вопросов, а также помогал им, делясь информацией о северокорейских рабочих и о российских партнерах, с ними сотрудничавших.

Изменение статуса существенно повлияло на доход товарища Пака. Раньше его чистый доход составлял чуть более 1000 долларов в год, но, став посредником, он зарабатывал 7–10 тысяч долларов в год. По северокорейским меркам это огромные деньги, которые позволили ему приобрести хорошую квартиру и обеспечить образование детей. Как и все северокорейские рабочие, товарищ Пак был женат – наличие семьи по понятным причинам является обязательным требованием для всех, кого отправляют работать за границу.

Товарищ Пак относится к тем десяткам и даже сотням тысяч жителей КНДР, кто благодаря работе за границей сумел и существенно улучшить свое материальное положение, и подняться в северокорейской иерархии. К сожалению, похоже, что времена людей, подобных товарищу Паку, подходят к концу. Новый раунд санкций против КНДР, введенный Совбезом ООН, предусматривает ограничения на использование труда северокорейских рабочих, и Вашингтон изо всех сил давит на заинтересованные страны, добиваясь от них высылки рабочих домой.

Эта кампания обычно подается как борьба за права северокорейских трудящихся, которые, дескать, являются «рабами наших дней». Самозваных защитников прав рабочих не смущает то, что все до единого северокорейские рабочие за границей не только приехали туда добровольно, но и заплатили немалые деньги за право быть отобранными для якобы «рабского труда». Этот факт обычно замалчивается – слишком уж явно он противоречит стройной и, главное, высокоморальной картине, которая позволяет представить усилия, направленные на развал экономики и снижение уровня жизни в КНДР, как благородную борьбу за интересы и права народных масс.

Понятно, что усилия по выдворению северокорейских рабочих в целом увенчаются успехом – слишком уж неравны силы. Так что десяткам тысяч людей, похожих на товарища Пака, надо готовиться к тому, что сытой и относительно благополучной жизни и их самих, и их семей приходит конец. Как заметил недавно знакомый автора, «северокорейские официантки в ресторанах Китая пакуют чемоданы и ходят заплаканные». Товарищи товарища Пака вряд ли плачут – не мужское это поведение, но на сердце и у них, и у их семей тяжело.

КНДР. ДФО > Миграция, виза, туризм > carnegie.ru, 21 декабря 2017 > № 2435903 Андрей Ланьков


Египет > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 19 декабря 2017 > № 2431129 Максим Артемьев

Мирное небо. Как Египет оправляется от удара по туристическому бизнесу

Максим Артемьев

Историк, журналист

После введения запрета на полеты россияне освоили обходные пути поездок в привычные им Турцию и Египет — через третьи страны, но это все равно уступало прежним показателям почти в три раза

В развитие договоренностей между президентами России и Египта 15 декабря в Москве министр транспорта России Максим Соколов (недавний штрафник) и египетский министр гражданской авиации Шериф Фахти подписали протокол о сотрудничестве в сфере обеспечения безопасности гражданской авиации. Следующим шагом станет подписание соответствующего указа президентом России, после которого с 1 февраля должны возобновиться регулярные полеты в Каир. О чартерах в Шарм-эш-Шейх и Хургаду речь пока не идет.

Открытый россиянами в 1990-е годы как место недорого, но качественного отдыха Египет оставался популярнейшим маршрутом вплоть до ноября 2015 года. Теракт против пассажирского самолета «Когалымавиа» 31 октября 2015-го враз изменил ситуацию. Авиасообщение между двумя странами было прекращено. Россия потребовала ужесточения мер безопасности в аэропортах.

Руководство Египта поначалу заняло неконструктивную позицию, отрицая вообще сам факт теракта. Понадобилось несколько месяцев, прежде чем президент Абдул-Фаттах Ас-Сиси признал его. Это и понятно: туризм — слишком важная для Египта отрасль национальной экономики, чтобы ставить ее под удар признанием собственной беспомощности и некомпетентности в сфере безопасности, ключевого требования в современном мире. Теракт повлиял и на другие страны, которые ввели предупредительные меры – всякого рода ограничения на полеты и предупреждения относительно посещения определенных мест в Египте, как, например, Великобритания.

Ближний Восток (в широком смысле слова) представляет собой регион во многом парадоксальный. Это место, где одновременно протекает множество войн и вооруженных конфликтов, но там же находятся популярные места отдыха и туризма. Шарм-эш-Шейх находится на Синайском полуострове, где полыхает партизанская борьба бедуинов под исламистскими лозунгами. Буквально на днях там произошел чудовищный теракт в мечети, при котором погибло 310 человек.

Авиасообщение России с ОАЭ проходит через Иран, находящийся под санкциями и в глобальном противостоянии с Америкой. Курорты и святые места Израиля отделяет от сектора Газа и палестинских территорий на Западном берегу Иордана лишь тонкая стена. Буквально в нескольких километрах бушует гражданская война в Сирии, где свирепствует ИГИЛ, запрещенный в России. То же самое касается другого популярного направления у российских туристов — Турции, ведущей войну с курдами и имеющую под боком ту же Сирию, на границе с которой постоянно происходят инциденты. Вспомним про раскол Ливии, про нескончаемый хаос в Ираке. Даже святые места в Саудовской Аравии, посещаемые миллионами паломников, находятся под угрозой из-за войны в Йемене.

Стена, разделяющая Израиль и палестинцев, словно служит олицетворением того глобального забора, протягивающегося через весь Ближний Восток и разделяющего кричащую роскошь и неблагополучием с насилием. Эта разделительная линия показывает всю призрачность и нестабильность успеха в этом необустроенном и бурлящем регионе, трудность и непредсказуемость ведения бизнеса. Одно происшествие — взорванный (как в Египет) или сбитый (как турками в Сирии) самолет, и границы закрываются, турпоток из России в страну прекращается. В случае Египта речь шла почти о трех миллионах посетителей, россияне стояли на первом месте среди всех иностранных туристов.

Но удар пришелся не только по странам, принимающим визитеров. На обслуживание туристов было «завязано» множество российских турфирм. И когда осенью 2015 года один за одним произошло два инцидента, «закрывших» соответственно туристические рынки Египта и Турции — два самых популярных, сложилась в высшей степени драматическая ситуация для бизнеса. В 2016 году число поездок на отдых за границу сократилось на 17%. Надо было срочно прорабатывать новые направления и предлагать новые услуги.

При этом стоит иметь в виду, что внутренняя инфраструктура — Черноморское побережье Кавказа и недавно присоединенный Крым, не могли служить полноценным заменителем как из-за неготовности инфраструктуры, так и по причине климатических условий. Разумеется, россияне освоили обходные пути поездок в привычные им Турцию и Египет — через третьи страны приезжало до 75 000 в тот же Египет в месяц, но это уступало прежним показателям почти в три раза.

Президент Путин должен был иметь это в виду во время своего завершившегося блиц-визита в Сирию, Египет и Турцию (о сирийских итогах мы уже писали). В 2017 году Турцию уже посетили то ли 4,5 млн россиян (оценка Эрдогана), то ли 4 млн (оценка Путина) — примечательное расхождение, показывающее желание одной стороны преувеличить, а другой — - приуменьшить. Эрдогану важно было продемонстрировать радужную картину, Путину — сдержанность.

Стоит заметить, что при переговорах в Каире тема туризма вообще ушла в тень, и Ас-Сиси и Путин говорили о строительстве АЭС в Египте, о создании российской промышленной зоны на Суэцком канале, о поставках российского зерна. Возобновления полетов коснулся в заявлении для прессы лишь президент России.

Это может свидетельствовать о том, что египтяне смогли компенсировать потери от падения поездок на отдых из России, и сегодня стараются делать вид, что им не к спеху возобновление притока российских туристов, хотя в целом туристическая отрасль дает свыше 11% ВВП и 14% валютных поступлений. Но тут египтяне, видимо, пытаются усилить свои позиции на предстоящих переговорах, когда и будет конкретно решаться, какие рейсы возобновятся и на каких условиях. Идет сложная и не всегда понятная игра — каждая из сторон имеет свои козыри, которые и достает в нужный момент. Многие из них напрямую не связаны с индустрией отдыха — как тот же проект постройки АЭС с российским участием, но и его, и разные политические аспекты Москва может задействовать, оговаривая свои интересы в вопросе возвращения прямых турпотоков.

Египет > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 19 декабря 2017 > № 2431129 Максим Артемьев


Россия > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2427338 Изабель Мандро

Бывший миллиардер осуждает систему офшоров

Ставший банкиром бывший агент КГБ Александр Лебедев критикует в своей книге уехавших за границу олигархов.

Изабель Мандро (Isabelle Mandraud), Le Monde, Франция

В нынешние времена больше никто не может чувствовать себя в безопасности. Российского миллиардера и сенатора Сулеймана Керимова задержали во Франции за отмывание денег и уклонение от уплаты налогов, тогда как целый ряд состоятельных людей со всего мира были выставлены на всеобщее обозрение из-за неизлечимого пристрастия к сокрытию денег в офшорах. В России публикация «Райского досье» (плод международного расследования 96 газет, в том числе Le Monde) порадовала как минимум одного человека: 57-летнего Александра Лебедева, банкира и бывшего агента КГБ.

Вечером 26 октября в арендованном по такому случаю помещении ресторана неподалеку от московского офиса Национальной резервной корпорации бывший миллиардер провел презентацию своей последней книги «Охота на банкира». Несмотря на обильно расставленные кругом закуски, на стене были прекрасно видны фотографии 21 человека, которым была посвящена его книга: речь идет об уехавших за границу олигархах. Снимки были оформлены как объявления о розыске в кабинете у шерифа, а фотография каждого «беглеца» сопровождалась указанием «украденной» им суммы. Так, например, под портретом самого известного из них, Сергея Пугачева, красовалось число в 3 миллиарда. Этот олигарх, которого некогда называли банкиром Кремля, оказался в опале и теперь живет во Франции, получив французское гражданство. При этом он утверждает, что это его обокрали.

22 ноября Александр Лебедев сделал в Twitter отсылку к одному из прогнозов в своей во многом автобиографической книге после появления новости о задержании Керимова во Франции: «Как вариант — местный французский Абрадокс устанет на все это смотреть и превратит заигравшихся пришельцев с планеты Плюкс в кактусы».

Окружение Горбачева

Еще недавно он находился на самом верху, заняв в 2011 году 45 место среди самых состоятельных россиян по версии Forbes с капиталом в 2,1 миллиарда долларов. Фотографии из книги напоминают, что он встречался со сливками международного общества, от Маргарет Тэтчер до американского певца Элтона Джона. Тем не менее четыре года спустя у Лебедева осталось всего 400 миллионов, и он выпал из списка. Причем, его проблемы носили не только финансовый характер: обжегся он и на политике.

Он входил в окружение Михаила Горбачева, владел вместе с ним до недавнего времени «Новой газетой» (одно из немногих независимых российских изданий, которое занимает критическую позицию по отношению к власти), создал свою партию и заседал в Думе с 2004 по 2007 год. В 2012 году он представил кандидатуру главного российского оппозиционера Алексея Навального в совет директоров «Аэрофлота».

Перед тем как стать охотником, ему довелось побывать в шкуре жертвы. «Я хочу все изменить», — говорит он на встрече на 11 этаже своего банка, с которого открывается прекрасный вид на Кремль. Вышедший к нам в черной куртке и протертых на коленях джинсах Лебедев относится к числу неоднозначных российских бизнесменов. Он — одновременно и утопист, и прожженный циник, обольстительный и резкий. Он доказал это в 2011 году, когда дал в лицо оппоненту в прямом телеэфире. Эта выходка обошлась ему в 150 часов общественных работ.

Третий колониализм

Сегодня он утверждает, что единолично начал войну против испарившихся из России миллиардов. «Я могу это себе позволить, потому что за два года мои отношения с истеблишментом "устаканились", — смеется он. — Я перестал критиковать Кремль, больше не финансирую «Новую газету», не участвую в выборах, проиграл 40 судебных процессов и отдал миллиард долларов клиентам банка». Мятежный банкир сделал целью своих нападок беглых олигархов и офшорную систему, всю ответственность за которую он возлагает на Запад. «Из Индии, России, Колумбии, Зимбабве утекли миллиарды, и эти деньги спрятаны на Западе. Я называю это третьим колониализмом. В целом, западная система не отличается от российской, в ней просто больше лицемерия». Он разочарован западной политикой и выступает за закрытие офшорных счетов, «резервуара грязных денег», которым занимаются несколько специализированных адвокатских контор, представляющих «куда большую угрозу, чем Кремль».

Он знает систему изнутри, потому что сам находится в ней вот уже 30 лет. Он познакомился с финансовыми кругами, когда работал в резидентуре в посольстве в Лондоне. Там он мог в свое удовольствие наблюдать за Сити и первыми клиентами из России. Сегодня его сын Евгений все еще руководит приобретенными британскими газетами The Independent и The Evening Standard.

Александр Лебедев, разумеется, и сам пользовался офшорными счетами. Через них он все еще владеет гостиницей в Швейцарии и девятью бразильскими самолетами на 50 мест, которые находятся в Португалии и были «задекларированы в российской налоговой службе». Сегодня же он решил заняться производством картофеля (его обеспечивает крупная компания) и гречки, а также выпускает черный хлеб, испытывая на этот счет немалую гордость. Когда вы садитесь выпить чай с Александром Лебедевым, чтобы обсудить уклонение от уплаты налогов и офшоры, он предлагает вам попробовать свежеиспеченный хлеб. Разумеется, черный.

Россия > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2427338 Изабель Мандро


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > mid.ru, 28 ноября 2017 > № 2408683 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на заседании Попечительского Совета Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, Москва, 28 ноября 2017 года

Уважаемые коллеги,

Приветствую всех участников и гостей очередного заседания Попечительского Совета Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом. У нас есть необходимый кворум, можем приступать к работе. Повестка дня и рабочие материалы у вас есть. В отсутствие замечаний предлагаю утвердить повестку дня.

Всемерная поддержка соотечественников, отстаивание их законных прав и интересов в числе наших безусловных приоритетов, что зафиксировано в Концепции внешней политики Российской Федерации. Мы все заинтересованы в дальнейшей консолидации Русского мира, повышении авторитета его представителей в государствах проживания.

Полезный вклад в общие усилия вносит Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, который уже успел накопить значительный опыт. По линии созданной Фондом сети центров правовой помощи оказывается поддержка представителям российских общин. Считаю важным регулярно анализировать практическую отдачу от такой деятельности, уделяя повышенное внимание тем центрам, которые работают в странах с наличием высокого уровня дискриминации соотечественников.

Положительно зарекомендовала себя и такая форма работы, как размещение в СМИ, включая электронные, квалифицированных юридических консультаций ведущих специалистов по наиболее часто встречающимся вопросам. Особенно это востребовано в государствах, где власти не дают согласие на открытие правозащитных центров по линии нашего Фонда. Такие проекты следует расширять, обращая особое внимание на качество материалов, актуальность тем и оперативность реагирования на проблемы.

В условиях непрекращающейся дискриминации в отношении соотечественников в ряде государств, в том числе в Прибалтике и на Украине, необходимо совершенствовать подходы к защите их политических, гражданских и этнокультурных прав. Это направление должно оставаться приоритетным в деятельности Фонда. Необходимо наращивать усилия по отстаиванию позиций русского языка, сохранению культурного наследия, исторической памяти и в целом по противодействию дискриминации, в том числе на бытовом уровне. Считаю важным активно использовать в этих целях потенциал многосторонних площадок.

Мы ценим усилия Фонда по противодействию ревизии итогов Второй мировой войны, героизации нацистов и их приспешников, по борьбе с проявлениями ксенофобии, национализма, шовинизма. Важно, что вся эта работа проводится в полном соответствии с нормами международного права. Это касается и усилий, которые сейчас предпринимаются нами во взаимодействии с рядом других государств в ООН, ОБСЕ, Совете Европы в связи с возмутительным законом «Об образовании», который был принят Верховной Радой Украины.

Востребовано расширение сети неправительственных организаций, которые могут реально выступать в качестве субъектов, защищающих права человека применительно к соотечественникам.

Сегодня много делается для русскоязычной молодежи за рубежом. Запущенный в 2013 г. совместный проект с Российским государственным гуманитарным университетом позволяет готовить молодежный актив правозащитников. Перспективным представляется и ориентированный на молодежь новый проект Фонда «Соотечественники: Мастерская смыслов», который реализуется Технологическим университетом в подмосковном г.Королев. Такую работу, нацеленную в том числе на подпитку движения соотечественников свежими идеями, на обеспечение преемственности поколений в руководстве общин, считаю важным продолжать.

27 сентября состоялось очередное заседание Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом. Был одобрен проект Комплексного плана основных мероприятий по реализации государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников, проживающих за рубежом, на 2018-2020 годы. В этом плане определены задачи и основные направления деятельности нашего Фонда. Считаю необходимым сделать все, чтобы выполнение соответствующих решений Комиссии было полным, эффективным, энергичным. Конечно же, исхожу из того, что все члены Попечительского Совета будут всячески этому способствовать.

?

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > mid.ru, 28 ноября 2017 > № 2408683 Сергей Лавров


Китай > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 27 ноября 2017 > № 2403691 Арег Галстян

Этнический капитал. Китайские диаспоры начали захватывать экономики стран мира

Арег Галстян

американист

Китайская иммиграция, начавшаяся еще в колониальную эпоху, способствовала экономическому и индустриальному развитию принимающих стран, которым не хватало рабочей силы. Но теперь китайские мигранты смогли создать влиятельные диаспоральные структуры и сформировать крупный бизнес по всему миру

В современных международных отношениях многие малые по размеру государства с ограниченными ресурсами используют фактор своих этнических общин, разбросанных по всему миру. Помимо политического лоббирования интересов государства происхождения диаспоры играют значимую роль в обеспечении экономической безопасности исторической родины. Говоря об этом феномене в мировой политике, эксперты, как правило, приводят классические примеры еврейской и армянской диаспор. Однако диаспоральный инструмент используется не только малыми государствами, но и такими крупными мировыми державами, как Китай.

Многомиллионные китайские общины внесли большой вклад в процесс национального развития и благосостояния как принимающих стран, так и Пекина. Достаточно отметить, что помимо мировых экономических лидеров и страны с формирующимся рынком Восточной Азии имеют значительную часть китайского населения, играющего роль моста между страной проживания и страной происхождения.

Китайская иммиграция, начавшаяся еще в колониальную эпоху, способствовала экономическому и индустриальному развитию принимающих стран, которым не хватало рабочей силы. Однако трудолюбие и предпринимательский талант позволили огромному числу бедных и необразованных китайских мигрантов создать влиятельные диаспоральные структуры и сформировать крупный бизнес по всему миру. Правительство Китая реализует многовекторную и разноуровневую политику для укрепления взаимоотношений со своими общинами. В начальный период открытия страны Пекин был сосредоточен на привлечении инвестиций, используя для этого разветвленные диаспоральные сети.

Но на нынешнем этапе для страны гораздо важнее привлекать из диаспоры именно человеческий капитал, чем материальные ресурсы. Из-за увеличения затрат на рабочую силу Китай стремится реструктурировать и диверсифицировать свое национальное развитие, перейдя от трудоемкой экономики к экономике знаний. Учитывая внутренние потребности и международную политическую конфигурацию, Пекин разделил работу с общинами на два направления. Делами диаспоры занимается управление иностранных дел Китая. Главная задача — сформировать китаецентричную прослойку в качестве фактора государственного влияния Пекина в странах с высокой концентрацией своих этнических общин. В дальнейшем представители подобных групп влияния должны глубоко интегрироваться в общественно-политическую и экономическую жизнь страны проживания и при необходимости лоббировать интересы Китая. Другой важный государственный орган — Всекитайская федерация репатриантов — ищет в общинах профессиональные кадры, в которых остро нуждается страна. Официальный Пекин в работе с общинами использует такие методы стимулирования, как предоставление привилегий этническим китайцам в рамках бизнес-проектов, особые условия для иностранных инвесторов китайского происхождения и т.д.

Стоит отметить, что постоянно увеличивается число китайцев, проживающих за рубежом, окончивших иностранные университеты и вернувшихся в Китай. Эти люди получили новые знания, опыт и широкие международные связи. Для Пекина особенно ценны представители общин, которые работают в высокотехнологичных отраслях и производят новые продукты с высокой добавленной стоимостью. Власти создают все необходимые условия для репатриации подобных специалистов, которые сегодня играют ключевую роль в создании и развитии различных технических сфер, усиливая конкурентное преимущество Китая на международном рынке. Более того, в руководстве системы образования Китая также имеется значительная доля представителей общин, получивших высшее образование в топ-10 университетах мира: 21% президентов университетов, 54% докторов наук, 35% членов Академии наук Китая.

Пекин уделяет особое внимание общинам в государствах АТР. Азия и развивающиеся страны становятся главными движущими силами в мировой экономике. Поэтому для Поднебесной важно находить новые рынки и уменьшать свою зависимость от США и Европы. Большие государственные ресурсы направляются на работу с диаспоральными структурами в Таиланде, Индонезии и Филиппинах. Правительство пытается укрепить статус своих общин в этих странах для достижения стратегической цели — установления тотального доминирования китайцев в торгово-экономической жизни азиатских стран (суперрегиональная экономическая элита). В большинстве стран Юго-Восточной Азии китайцы являются меньшинством, однако они имеют больше бизнес-активов, чем другие этнические группы. В Малайзии китайская община составляет 26% от общей численности населения, но ее представители стали крупнейшими собственниками на фондовом рынке, а в Индонезии 4% этнических китайцев контролируют более 70% частного сектора экономики. Согласно последним статистическим данным, восемь из десяти богатейших людей Таиланда, Индонезии, Малайзии и Сингапура имеют китайское происхождение.

Кроме того, Китай трансформировался из страны, получающей инвестиции, в страну-инвестора. Однако факторы наличия большого количества международных резервов, укрепления китайского юаня в результате профицита торгового баланса и установления более высокой заработной платы рабочих, чем в развивающихся странах, привели к необходимости поиска новых источников сырья и энергии за рубежом для поддержания экономической стабильности страны. В подобной ситуации официальный Пекин постепенно сокращает проекты, связанные с репатриацией, и переходит к масштабной стратегии «служить родине из-за рубежа». Таким образом, основной упор будет сделан на сохранение и укрепление национального самосознания пятидесятимиллионной диаспоры как фактора будущего глобального политического и экономического превосходства Китая.

Китай > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 27 ноября 2017 > № 2403691 Арег Галстян


Россия. Узбекистан. Таджикистан. ЕАЭС > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 22 ноября 2017 > № 2399958 Ирина Ивахнюк

Нужен ли России визовый режим со странами Центральной Азии: мнение эксперта

Вопрос трудовой миграции и единого рынка труда в Евразийском экономическом союзе затрагивает взаимоотношения стран не только на высшем уровне, но и непосредственно на уровне обычных жителей государств Союза. Осенью этого года в Минске состоялась презентация доклада Центра изучения перспектив интеграции (ЦИПИ) «Зачем нужен единый рынок труда в ЕАЭС?». Корреспондент «Евразия.Эксперт» побеседовал с одним из авторов доклада, профессором, членом Глобальной ассоциации экспертов по миграционной политике (GMPA), доктором экономических наук Ириной Ивахнюк. Эксперт пояснила, почему сложно подсчитать число белорусских мигрантов в России, а также в чем важность трудовой интеграции со странами Центральной Азии.

- Регулярно в России всплывает вопрос о введении визового режима со странами Центральной Азии. Почему это происходит?

- Вопрос о введении визового режима России со странами Центральной Азии поднимается, как правило, в периоды экономических кризисов, когда потребность в иностранной рабочей силе снижается. В другое время все же доминирует понимание миграции как позитивного ресурса для России, учитывая переживаемый ею демографический кризис. Он связан, прежде всего, с сокращением численности населения в трудоспособном возрасте и быстрым старением населения. Хроническим стал дефицит рабочей силы в целом ряде отраслей, который может быть восполнен только с помощью трудовых мигрантов из других стран.

- Какие, на Ваш взгляд, есть «за» и «против» введения визового режима?

- Введение визового режима не соответствует геополитическим интересам. Здесь важны два аспекта. Во-первых, Россия заинтересована в усилении интеграционных процессов на постсоветском пространстве, где она объективно может претендовать на роль регионального лидера и реализовать свою «патерналистскую миссию» по отношению к государствам и народам, которые были частью Российской империи и Советского Союза и для которых в течение столетий Москва определяла направление их развития и уклад жизни.

Трудовая миграция в регионе выступает одним из наиболее значимых факторов интеграции между ныне суверенными государствами. Попытки «отгородиться» от трудовых мигрантов из стран СНГ означали бы предательство бывших соотечественников и нынешних региональных партнеров и могло бы иметь крайне негативные последствия для России во внешнеполитической сфере.

Во-вторых, межгосударственная трудовая миграция способствует сохранению социальной стабильности в постсоветском регионе. Допуская мигрантов из стран бывшего СССР на свой рынок труда и обеспечивая их доход, Россия тем самым обеспечивает безопасность своих границ. Отсутствие возможности поехать на заработки в Россию может оказать катастрофическое воздействие на национальные рынки труда стран Центральной Азии, ухудшить там экономическую ситуацию, и почти наверняка приведет к социальному и политическому взрыву.

Это будет означать рост числа беженцев из этого региона – в ту же Россию. Иными словами, Россия получит тех же мигрантов из стран Центральной Азии, но уже в роли беженцев, что будет означать для нее необходимость выполнения по отношению к ним существенных социальных и материальных обязательств в соответствии с международными соглашениями.

Наконец, чисто технически введение визового режима – это очень сложная в осуществлении мера, связанная с большими финансовыми затратами (увеличение числа консульских служб и рост численности их персонала, соответствующее техническое оснащение и т.д.).

Страны Центральной Азии являются основными миграционными партнерами России. Демографически «молодые» государства ЦА (с большой долей молодого трудоспособного населения) в силу ограниченных условий развития экономики сталкиваются с проблемой «относительно излишних» рабочих рук, когда национальный рынок труда не может «поглотить» пополняющие его ежегодно когорты молодых людей – выпускников школ. В таких условиях возможность работать и зарабатывать в России становится важным элементом жизненной стратегии для значительного числа домохозяйств в этих странах.

С другой стороны, Россия переживает демографический кризис, связанный со старением населения и стремительным сокращением численности трудоспособного населения. На пенсию выходят многочисленные когорты рождения 1950-х - 1960-х гг., а вступают в трудоспособный возраст малочисленное поколение 1990-х гг. Поэтому в стране существует потребность в дополнительных трудовых ресурсах для обеспечения многих отраслей рабочей силой и обеспечения пенсий для пожилых россиян. Итак, первый важный фактор «миграционной взаимозависимости» России и государств ЦА – демографический. Эту ситуацию иллюстрируют следующие графики.

Второй фактор – экономический. Прежде всего – разница в уровнях заработной платы. Более широко – разница в экономических возможностях для населения.

Неудивительно поэтому, что именно страны ЦА являются основными поставщиками трудовых мигрантов для России.

- Какой вклад в экономику стран Центральной Азии вносит трудоустройство в России?

- Для стран Центральной Азии трудовая миграция в Россию является важным фактором их экономического и социального развития. Основной интерес – снижение остроты проблемы безработицы, увеличение доходов населения. Порядка 40% домохозяйств в Кыргызстане и Таджикистане имеют, по крайней мере, одного члена семьи, работающего в России. В Таджикистане это преимущественно мужчины. В Кыргызстане в процесс трудовой миграции все более активно вовлекаются женщины – порядка 30% трудовых мигрантов из Кыргызстана – это женщины (не члены семьи трудового мигранта, а самостоятельные мигранты).

По данным Всемирного Банка, денежные переводы мигрантов составляют 40% ВВП в Таджикистане, 27,6% ВВП в Кыргызстане, и это – одни из самых высоких показателей в мире. Денежные переводы мигрантов являются для стран выезда мигрантов важным средством пополнения платежного баланса, улучшения материального положения населения, сокращения бедности, а также альтернативной формой социального обеспечения в условиях крайней скудности государственной социальной поддержки населения.

Примерно со второй половины 2000-х гг. приток мигрантских переводов приобрел такой масштаб, что они оказались способны несколько стабилизировать финансовое положение стран-получателей и в определенной мере стимулировать развитие внутреннего потребительного рынка, а значит, стимулировать рост тех отраслей национальной экономики, которые сориентированы на производство продовольствия и потребительских товаров.

Кроме того, заработанные за рубежом деньги несут в себе инвестиционный потенциал и способствуют более активному втягиванию определенной части населения в процессы развития страны через организацию малого и среднего бизнеса.

Исследования, проводившиеся в Узбекистане, например, приводят их авторов к выводу, что «для рынка труда даже не столь важно то, что люди уезжают на работу в другие государства и тем самым уменьшают демографическое давление на рынок труда, сколько то, что, возвратившись, эти люди организуют свое дело и сами создают рабочие места». В Узбекистане исследование среди предпринимателей, проведенное Торговой палатой страны, показало, что каждый пятый-шестой предприниматель страны создал свой стартовый капитал в результате трудовой миграции, при этом каждый из них создает в среднем 20-30 рабочих мест для местных работников.

По данным исследования, проведенного в Узбекистане в 2001 г., в 111 фирмах, собственники которых прежде были трудовыми мигрантами и накопили первоначальный капитал на выездных заработках, было создано свыше 3,7 тыс. рабочих мест, то есть в среднем по 33 на одну фирму. В Таджикистане, по оценкам экспертов, до 10% мигрантских переводов направляется на инвестиции.

- Какие методы экономической и социальной адаптации сегодня существуют для трудовых мигрантов?

- Это особая тема. Она была совсем «забыта» в российской миграционной политике, и ценой тому оказались настроения ксенофобии и обострения межэтнических отношений в России. Исключительно важно не забывать экономический аспект адаптации и интеграции, то есть положение мигранта на рынке труда.

Очень часто даже среди экспертов понимание интеграции фокусируется на ее социально-культурном измерении (изучение языка, адаптация к культурным нормам жизни, возможности образования для детей). Фактически не учитывается экономическая составляющая: как происходит встраивание мигрантов в рынок труда, имеют ли они возможность легальной занятости, как используется их квалификационный потенциал, какие возможности повышения квалификации для них открыты? И что самое главное – не являются ли они объектом дискриминации в получении работы, в уровне заработной платы, трудовых правах и т.д.

Может быть, во мне говорит экономист, но я убеждена, что если не обеспечивается экономическое измерение интеграции, то есть мигрант является объектом дискриминации на рынке труда, то ни о какой интеграции вообще говорить не приходится.

Кто должен обеспечивать это экономическое измерение? Конечно, принимающее государство. Именно оно «устанавливает правила». Только в том случае, если принимающее государство предпринимает реальные шаги, обеспечивающие права мигрантов, противодействующие дискриминации и маргинализации мигрантов, теневой занятости и эксплуатации мигрантов, их социальной исключенности, и в то же время содействует формированию толерантного отношения к приезжим среди коренного населения, публично признает роль мигрантов для экономики страны, разъясняет те или иные мотивы проводимой миграционной политики населению – только тогда создается атмосфера, в которой мигранты и общество могут эффективно взаимодействовать.

Если же государство самоустраняется из этой сферы трудовых отношений, неизбежно возникает риск незаконного трудоустройства мигрантов, их социальной изоляции, попадания в трудовое рабство, конфликтов с местным населением, нарушения трудовых и социальных прав мигрантов, и, как следствие, их уход в теневой сектор рынка труда.

Диаграмма 1. Изменение численности населения стран СНГ в 2010-2025 гг., млн чел.

Источник: United Nations Population Prospects.

Диаграмма 2. Изменение численности населения стран СНГ, 2010-2025 гг., %

Источник: United Nations Population Prospects.

Диаграмма 3. Ежегодное сокращение численности населения в трудоспособных возрастах в России, 2010-2025 гг., тыс. чел.

Источник: Прогноз Росстата.

Диаграмма 4. Средняя заработная плата в странах, 2008 и 2013 гг., долл. США.

Источник: Статкомитет СНГ.

Беседовала Юлия Рулева

Источник – Евразия.Эксперт

Россия. Узбекистан. Таджикистан. ЕАЭС > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 22 ноября 2017 > № 2399958 Ирина Ивахнюк


Китай > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 21 ноября 2017 > № 2394135 Александр Зотин

Призрачная урбанизация. Как один из драйверов роста стал головной болью Китая

Александр Зотин

Если раньше упор Китая на сверхбыструю урбанизацию и инфраструктурное строительство мог быть оправданным, то сейчас китайская политика развития городов деструктивна. Властям придется срочно решать проблемы адаптации переселенных в города крестьян, а также вопросы общественного недовольства из-за растущего неравенства между рабочими-мигрантами и коренными горожанами

Масштабы и темпы китайской урбанизации не имеют прецедентов в истории человечества. Если в 1980 году 18,6% населения КНР проживало в городах, то в 2016-м этот показатель составлял 56,8%. Для сравнения: в Индии уровень урбанизации с 1980 года вырос с 22,7% до 33,1% жителей.

По оценкам McKinsey Global Institute, при сохранении текущих трендов (что, впрочем, маловероятно) население городов в Китае достигнет миллиарда человек уже к 2030 году. Но если на ранних этапах экономического развития упор на сверхбыструю урбанизацию и инфраструктурное строительство в КНР был оправданным, то сейчас китайские методы развития городов становятся опасными сразу с нескольких точек зрения.

Китайский путь урбанизации

Несмотря на впечатляющую динамику роста городского населения в Китае, указанные уровни урбанизации обманчивы. Они достигаются не только и не столько за счет реального переселения деревенских жителей в города, сколько из-за особенностей китайской политики в области городского планирования и статистического учета.

Рабочие-мигранты из сельской местности, приезжающие в города на заработки, записываются в статистику как горожане, хотя не имеют городской прописки – хукоу. Фактически доля населения, имеющего городскую регистрацию, значительно меньше официального уровня урбанизации и составляет около 33%. Рабочие-мигранты, живущие в съемных коммуналках на окраине городов и имеющие сельскую прописку, составляют сейчас около 11% урбанизированного населения.

Высокий процент урбанизации достигается также за счет переквалификации сельских земель в городские. Сельские жители лишаются своих земельных наделов (часто принудительно) и расселяются на той же земле (хотя иногда бывает, что и в другой провинции) в многоэтажные дома. При этом они чаще всего сохраняют сельскую прописку. Такие переквалифицированные горожане составляют около 14,3% официального городского населения.

Так называемые новые горожане вряд ли похожи на горожан в западном понимании. Рабочие-мигранты, как правило, не имеют городской прописки и ущемлены в гражданских правах. Система прописки исключает их из сетей социального обеспечения, которыми пользуются городские жители: прежде всего это образование, здравоохранение, социальное страхование и пенсионное обеспечение.

Фактически жизнь значительной части этих людей мало чем отличается от жизни нелегальных мигрантов в других странах. Например, мигранты не могут обучать своих детей в городских школах и вынуждены оставлять их в деревне под опекой родственников. По оценке гонконгской организации China Labour Bulletin, только в 2010 году 61 млн детей вынуждены были оставаться в сельской местности, месяцами, а иногда и годами не видя своих родителей.

В последние 20 лет власти постепенно смягчали систему хукоу, но большинство изменений имеют косметический характер. Интеграция рабочих-мигрантов в систему городского социального обеспечения идет медленно. А средняя зарплата сельских мигрантов в разы ниже зарплат других городских жителей – 2,5–3 тысячи юаней против 7–10 тысяч.

Город как спекулятивный актив

Появление сельских трудовых мигрантов в городах, как отмечает глава консалтинговой компании J Capital Энн Стивенсон-Янг в книге «China Аlone», отражает не только реальный переезд крестьян в поисках лучшей доли, но и во многом фиктивный процесс переоформления сельских земель в городские. Это явление – продукт существующей в Китае налоговой системы.

До 2015 года региональным властям КНР было запрещено привлекать займы или выпускать местные облигации для покрытия дефицита бюджета, а собранные налоги в основном доставались центральным властям. Для финансирования бюджета использовались региональные компании LGFV (Local Government Financing Vehicles). Через них муниципалитеты продавали или закладывали землю, основной ресурс пополнения бюджета. Земля продавалась под застройку и инфраструктурные проекты аффилированным с региональными властями девелоперам, которые с легкостью получали кредиты на свои проекты в провинциальных отделениях госбанков. В итоге все участники схемы оказывались заинтересованными в бесконтрольной застройке и росте цен на землю и недвижимость.

Схема такой искусственной урбанизации выглядит следующим образом. В небольшом городе с населением 100–200 тысяч жителей девелопер закладывает банку изначально сельскохозяйственную землю, полученную от региональных властей. Заем используется на строительство и уплату денежной компенсации нескольким тысячам крестьян (что частично субсидируется государством). Последних снимают с обрабатываемой ими земли и переселяют в квартиры в многоэтажных новостройках. Новые «горожане» оплачивают квартиры из компенсационных платежей, надеясь получить работу в управлении ЖКХ в новых домах, а также жить на рентный доход от новых квартир и магазинов, и так далее.

После переселения крестьян девелопер показывает банку, что первый этап проекта исключительно успешен, полностью раскуплен и заселен. Для возврата денег региональным властям и получения прибыли для себя девелопер приступает ко второму этапу схемы – убеждает банк дать ему кредит под куда более масштабную застройку, рассчитанную на десятки или даже сотни тысяч жителей. Обоснование – дома для отдыха для жителей из крупных городов, туризма, внутренний спрос и прочее.

Схема действует с разными вариациями по всему Китаю. Например, в городе Ордосе во Внутренней Монголии девелоперы предлагали местным скотоводам в качестве новой занятости стать рантье, предоставляя им сразу по нескольку квартир (в итоге средний уровень владения в Ордосе, как пишет Стивенсон-Янг, составил 10 квартир на семью). Сдавать их, однако, оказалось некому.

В итоге бесконтрольная урбанизация и инвестиционный бум последних лет породили в Китае феномен городов-призраков, которые полностью отстроены, но не имеют жителей. Точных данных по пустующим городам нет, но существуют приблизительные оценки – 49 млн пустующих квартир по состоянию на 2013 год. На данный момент, возможно, эта цифра удвоилась. Доля пустующих жилых площадей в Китае значительно выше, чем в других странах: этот показатель достигает 22,4% против, например, 9,4% в Европе.

Город без границ

Подобная стратегия поглощения сельских земель городом приводит к бесконтрольному росту размера городов. Самый масштабный пример – город центрального подчинения Чунцин в провинции Сычуань. Чунцин сейчас самый большой мегаполис в Китае и мире, который наряду с Пекином, Шанхаем и Тяньцзинем входит в список городов центрального подчинения и имеет статус отдельной провинции.

Поглощение городом окружающей сельской местности происходило в несколько этапов в 2000–2010-е годы. Изначально существовал один большой город – собственно Чунцин. Его окружали несколько городов поменьше и сельские поселения, разбросанные на территории, приблизительно равной по площади современной Австрии. В девяти центральных районах Чунцина жило 14 млн человек, за пределами городской границы – еще около 20 млн. К 2015 году часть сельских жителей была урбанизирована по описанной выше схеме, коэффициент урбанизации в регионе достиг 50%, к 2020 году планируется довести его до 70%.

Чунцин сложно назвать городом в классическом понимании: пределами города в урбанистической литературе принято считать единый рынок труда на одном пространстве. Чунцин (то же самое относится и к Пекину) – это уже не единый город, а целая агломерация, формально слившаяся воедино, но имеющая раздельные рынки труда (более ранний японский пример – Токио-Йокогама).

Экологические и социальные издержки подобного расширения городов при уничтожении сельскохозяйственных земель и природного пространства давно очевидны, но не оказывают особого влияния на темпы урбанизации. Совместное исследование Asian Development Bank и университета Цинхуа отмечает, что лишь 1% из пятисот крупнейших китайских городов соответствует критериям качества воздуха ВОЗ.

Дополнительное негативное влияние на экологию оказывает зависимость КНР от угольной энергетики. В некоторых китайских городах, включая Чунцин, наблюдаются исключительно высокие уровни заболеваемости астмой и другими респираторными заболеваниями.

Деструктивная урбанизация

В итоге китайская модель урбанизации представляет собой инвестиционный проект городских властей, девелоперов и банков, для которых интересы горожан и жителей сельской местности по меньшей мере вторичны. Если на ранних этапах экономического развития упор на сверхбыструю урбанизацию и инфраструктурное строительство мог быть оправданным, то сейчас китайская политика развития городов деструктивна. Властям придется срочно решать проблемы адаптации переселенных в города крестьян, а также вопросы общественного недовольства из-за растущего неравенства между рабочими-мигрантами из сельской местности и коренными горожанами.

Также процесс урбанизации в КНР тесно связан с проблемами пузырей на рынке недвижимости и с ростом долга региональных властей за счет избыточного финансирования инфраструктурных проектов. Часто бесконтрольная погоня местных администраций за ростом уровня урбанизации на деле была чревата разрушением сельскохозяйственной базы и огромными экологическими издержками.

Все эти проблемы неизбежно должны оказаться в фокусе структурных экономических реформ, которые Пекин планирует проводить в следующем политическом цикле, начавшемся после октябрьского XIX съезда партии. Вопрос в том, есть ли у руководства КНР политическая воля решать наболевшие внутренние проблемы, или же власти предпочтут заливать проблемы деньгами и ждать, что они рассосутся сами собой.

Китай > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 21 ноября 2017 > № 2394135 Александр Зотин


Россия. СНГ > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 9 ноября 2017 > № 2380869 Владимир Колокольцев

Миграция: проблемы и пути решения.

Из выступления министра внутренних дел Российской Федерации генерала полиции Российской Федерации Владимира Колокольцева на Правительственном часе, посвящённом проблемам миграции:

О необходимости комплексного подхода

- На протяжении последних лет Россия устойчиво входит в тройку государств, лидирующих по количеству мигрантов. Только с начала текущего года в нашу страну их въехало более 14 миллионов и выехало почти 12.

Численность находящихся в Российской Федерации иностранных граждан остаётся стабильной и составляет около 10 миллионов человек. Однако нам удалось достичь сокращения доли нелегальной миграции.

Во-первых, свою эффективность здесь доказало внедрение специальной автоматизированной информационной системы. Она позволяет «дистанционно» закрывать въезд на территорию нашей страны лицам, нарушившим российское законодательство. Кроме того, ограничение продолжительности временного пребывания в безвизовом порядке позволило пресечь так называемую «челночную» миграцию. Это широко распространённый приём, когда 90-дневный срок «обновлялся» путём пересечения государственной границы в обе стороны в течение одного дня.

Во-вторых, всё больше иностранных граждан приобретают законные основания для нахождения на территории России. Уверенно растёт количество тех, кто имеет вид на жительство либо разрешение на временное проживание.

Однако бороться с нелегальной миграцией только ограничительными или запретительными мерами невозможно. Проблема намного шире и требует комплексного подхода.

В настоящее время нами подготовлена новая редакция Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года. В ней учтены современные реалии и последние мировые тенденции. Расширен перечень базовых принципов. В их числе: защита национальных интересов Российской Федерации и недопустимость фрагментации единого визового пространства внутри страны. Предусмотрена разработка алгоритма реагирования в случаях массового наплыва беженцев, а также противодействия криминальным и коррупционным проявлениям в сфере миграции.

О доступности госуслуг

Большое внимание также уделяется развитию международной правовой базы в области реадмиссии. Сегодня она уже охватывает 47 стран.

Должен отметить, что желание соблюдать миграционное законодательство во многом зависит от качества и доступности госуслуг в этой сфере. Ежегодно министерством их предоставляется порядка 70 миллионов. Наиболее востребованными наряду с выдачей паспортов остаются регистрационный и миграционный учёты. Установлен жёсткий контроль за соблюдением сроков, предусмотренных регламентами.

Сейчас у граждан есть выбор: они могут обращаться за получением государственных услуг в орган внутренних дел, МФЦ или оформить их в электронном виде через Единый портал.

Последний вариант наиболее востребован. Он позволяет оптимизировать нашу деятельность. В том числе свести к минимуму непосредственное общение заявителей с должностными лицами. Такой подход фактически исключает возможность коррупционных проявлений. Кроме того, способствует сокращению времени ожидания в очереди.

И, что не менее важно, гражданин обращается в наше подразделение только единожды - в момент получения результата госуслуги. Таким образом, чем проще и удобнее постановка на учёт, тем меньше иностранцев останется на нелегальном положении.

О правоохранительном аспекте

Только с начала года сотрудниками полиции выявлено более одного миллиона шестисот тысяч административных правонарушений в сфере миграции.

Судебными органами вынесено свыше 93 тысяч решений о выдворении иностранных граждан за пределы Российской Федерации. В каждом втором случае - в принудительном порядке.

Повышенное внимание уделяем противодействию фактам организации незаконной миграции. Своевременность возбуждения уголовных дел по данным преступлениям, оперативность их расследования позволяют не только обеспечить неотвратимость ответственности, но и имеют большое профилактическое значение.

По поручению Президента Российской Федерации нами совместно с ФСБ, Росфинмониторингом и компетентными органами государств - членов ОДКБ проведены оперативно-профилактические мероприятия «Нелегал-2017».

В результате принятых мер в текущем году количество преступлений, совершённых иностранными гражданами, сократилось почти на девять процентов. В общем массиве их удельный вес не превышает четырёх процентов.

Вместе с тем в отдельных регионах с высокой концентрацией приезжих нередко возникают угрозы нарастания межнациональной напряжённости.

Любой, даже незначительный просчёт в контроле за миграционными потоками повышает риск экстремистских проявлений.

О противодействии экстремизму

Большая часть иностранной рабочей силы прибывает к нам из Центральной Азии. Именно в этой среде зачастую выявляются лица, разделяющие идеологию радикального ислама. Они являются лёгкой целью для вербовщиков международных террористических организаций. Теракт в метро Санкт-Петербурга - наглядное тому подтверждение.

Нами совместно с органами безопасности на системной основе проводятся оперативно-разыскные и профилактические мероприятия по противодействию терроризму и экстремизму. В результате ликвидировано 10 ячеек международных террористических организаций. В пунктах пропуска через государственную границу пресечены попытки въезда около четырёх с половиной тысяч лиц, въезд которым на территорию Российской Федерации запрещён.

Особую актуальность данный вопрос приобретает в связи с подготовкой к чемпионату мира по футболу. В период его проведения ожидается прибытие в Российскую Федерацию порядка одного миллиона гостей из других стран. В этой связи в Москве, Казани, Сочи и Санкт-Петербурге апробирована тактика действий по предупреждению правонарушений со стороны футбольных болельщиков.

В рамках реализации требований Указа Президента от 7 мая 2012 г. «Об обеспечении межнационального согласия» органами внутренних дел проводится работа по противодействию этническим преступным группам. В период с января по сентябрь 2017 года пресечена деятельность более 800 их лидеров и активных участников.

О наркоугрозе и этнической преступности

Нередки случаи, когда мигранты выступают в качестве курьеров для поставки в Россию наркотиков и новых потенциально опасных психоактивных веществ.

Так, за девять месяцев этого года за совершение наркопреступлений задержано почти 2800 иностранцев. Преимущественно граждане стран СНГ. Более 40 процентов из них - за сбыт.

Кроме того, по-прежнему выявляются многочисленные факты использования труда нелегальных мигрантов в производстве контрафактной продукции. Прежде всего речь идёт о деятельности подпольных цехов по изготовлению товаров лёгкой промышленности.

Ещё одним значимым направлением считаем работу по признанию нежелательности пребывания иностранных граждан в Российской Федерации. В том числе лиц, представляющих серьёзную угрозу национальной безопасности и общественному порядку.

На сегодняшний день положения миграционного законодательства активно применяются к лидерам и участникам этнических организованных групп. Только в текущем году нами из страны депортировано семь так называемых «воров в законе» и в отношении ещё 11 принято решение о нежелательности их пребывания на территории России.

О международном сотрудничестве

Приоритетом остаётся международное сотрудничество в сфере противодействия незаконной миграции. Оно нашло своё отражение и в принятой год назад Концепции внешней политики Российской Федерации. Этот документ нацелен на обеспечение стратегических и национальных интересов нашей страны.

Взаимодействие с зарубежными партнёрами осуществляется в различных форматах, включая Программу сотрудничества стран Содружества Независимых Государств по противодействию незаконной миграции на 2015-2019 годы.

Эффективной площадкой является Региональная антитеррористическая структура Шанхайской организации сотрудничества. На её основе ведётся Единый разыскной реестр лиц, объявленных в международный розыск за преступления террористического и экстремистского характера. Это позволяет оперативно выявлять их в миграционных потоках.

Широкий спектр задач решается не только при проведении совместных оперативно-профилактических мероприятий, но и в ходе постоянного обмена информацией по каналам Интерпола.

Объединение его информационных ресурсов с общероссийской базой междугородних и международных перевозок позволяет в режиме реального времени устанавливать в пассажиропотоке лиц, использующих подложные либо похищенные документы.

О законодательных инициативах

Последнее время законодательство в сфере миграционной политики постоянно совершенствуется. Вместе с тем есть ряд вопросов, на которых я хотел бы акцентировать внимание. Наиболее сложный из них касается миграционного учёта. С момента его введения в начале 2000-х годов данный механизм практически не обновлялся. Такая ситуация привела к массовым нарушениям и создала условия для коррупционных проявлений.

И, конечно, главная проблема заключается в том, что фактическое местонахождение иностранного гражданина неизвестно. Её решение имеет принципиальное значение не только для правоохранительных органов, но и муниципалитетов, организаций жилищно-коммунального хозяйства, фондов медицинского страхования.

В этой связи министерством осуществляется разработка нескольких законопроектов, которые предусматривают целый ряд изменений. В первую очередь устранение возможности фиктивной постановки на миграционный учёт, введение ответственности за такие действия в случаях с нежилыми помещениями и организациями.

Также планируется предоставить принимающей стороне право снять иностранца с учёта после его убытия.

Кроме того, предлагается распространить процедуру обязательной дактилоскопической регистрации и фотографирования на всех, кто прибыл в Россию в безвизовом порядке на срок более 30 дней.

Не менее актуально устранить двусмысленность в понятийном аппарате. Острым остаётся вопрос нахождения в стране значительного числа лиц с неопределённым правовым статусом. Сегодня в поле зрения МВД России их более четырёх с половиной тысяч. Данная категория не подпадает под специальные нормы закона о гражданстве.

Для изменения ситуации нами готовится соответствующий проект федерального закона. Им вводится документ, удостоверяющий личность, который позволит в дальнейшем этим людям определиться со своим правовым статусом в России.

Ещё одна задача - решить накопившиеся проблемы в части предоставления убежища на территории нашей страны. Здесь необходимо максимально исключить злоупотребления со стороны иностранных граждан.

В рамках реализации Концепции государственной миграционной политики нами подготовлен и внесён в Правительство (РФ) соответствующий законопроект.

Достаточно эффективно выполняется госпрограмма по оказанию содействия добровольному переселению в Россию соотечественников, проживающих за рубежом. Она показывает стабильно высокие результаты. Однако в адрес министерства поступают обращения, в первую очередь от граждан Украины, о сложностях в приобретении российского гражданства. В этой связи мы вышли с законодательной инициативой об упрощении данной процедуры.

Следующее направление, где требуется корректировка нормативной базы, - образовательная миграция. Отечественная наука заинтересована в молодых и перспективных специалистах с высоким интеллектуальным потенциалом. Их привлечению будет способствовать оптимизация порядка приёма в российское гражданство иностранцев, окончивших с отличием ведущие российские университеты.

Просил бы вашей поддержки при рассмотрении всех озвученных мной законопроектов. Уверен, пути решения затронутых сегодня проблем найдут своё отражение в постановлении Государственной Думы Российской Федерации.

Россия. СНГ > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 9 ноября 2017 > № 2380869 Владимир Колокольцев


Россия > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 30 октября 2017 > № 2370201 Дмитрий Назаров

В гости к миллиардерам: как богатейшие люди мира зарабатывают на туристах

Дмитрий Назаров

Несмотря на рост популярности услуг онлайн-бронирования жилья, прибыль отельеров в 2016 году выросла на 4,3%

По данным Всемирной туристской организации, рынок туристических услуг составляет 10% мирового ВВП и оценивается $1,3 трлн, а в последние семь лет число туристов стабильно растет на 4% в год. Это влечет за собой рост гостиничного бизнеса. Главную роль в его развитии играют транснациональные компании, такие как Marriott и Hilton Worldwide. Несмотря то что индустрии в последние годы приходится сталкиваться с вызовами, в частности, с ростом спроса на услуги онлайн-бронирования жилья, такие показатели KPI крупнейших гостиничных сетей, как RevPAR (Revenue Per Available Room — доходность в расчете на номер), в 2016 году составили позитивные для бизнеса 2,9%, а прибыль в 2016 году выросла на 4,3%.

Основной задачей гостиничного бизнеса станет адаптация к меняющимся условиям рынка. В ее успешном решении заинтересованы владельцы крупных сетей отелей и инвесторы, среди которых немало членов списка Forbes. Акции двух крупнейших гостиничных сетей в мире Hilton Worldwide и G6 Hospitality LLC принадлежат инвестиционной компании The Blackstone Group, которую возглавляет миллиардер Стивен Шварцман (№112 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $11,8 млрд). The Blackstone Group владеет 15,2% акций Hilton Worldwide, а в 2012 году за $1,9 млрд фондом была приобретена сеть мотелей Motel 6. Hilton Worldwide управляет более 5000 отелей по всему миру, в штате 169000 сотрудников. Доход сети за 2016 год составила $11,66 млрд, а ее рыночная стоимость Forbes оценивает в $18,7 млрд. В отличие от Hilton, Motel 6 специализируется на бюджетных мотелях в США и Канаде, а также включает в себя фирму Studio 6, ориентированную на длительную аренду жилья. После их вхождения в Blackstone Group для управления Motel 6 и Studio 6 была создана компания G6 Hospitality LLC, которой сейчас принадлежит более 1400 объектов. Кроме того, сама The Blackstone Group является владельцем недвижимости на сумму $111 млрд, а в руководстве компании помимо Шварцмана можно найти сразу нескольких миллиардеров. Например, президент и главный операционный директор Гамильтон Джеймс (№1290 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $1,6 млрд), президент и главный исполнительный директор Hedge Fund Solutions Томилсон Хилл (№1678 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $1,2 млрд), руководитель отдела недвижимости Джонатан Грей (№1161 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $1,8 млрд), член совета директоров и генеральный партнер Джим Брейер (№717 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $2,8 млрд).

Гостиничный бизнес имеет давние традиции и в Азии. Владельцу крупнейшей энергетической компании Гонконга CLP Holdings, обслуживающей 80% населения, Майкл Кадури (№209 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $6,7 млрд), принадлежит контрольный пакет акций сети люксовых отелей The Hongkong & Shanghai Hotels, в прошлом году отметившей 150 летний юбилей с даты основания. Согласно годовому отчету компании доход за 2016 год составила $721,550 млн, а сумма ее активов составляет $5,8 млрд. Помимо гостиничного бизнеса The Hongkong & Shanghai Hotels занимается арендой коммерческой недвижимости, транспортным и туристическим бизнесом.

Одна из самых известных гостиничных империй — Hyatt Hotels Corporation — принадлежит семье Прицкер и также имеет богатую историю. Компания была основана в 1957 году братьями Джеем и Дональдом Прицкерами, а сегодня управляется их внуками, в частности, пост главного исполнительного директора занимает Томас Прицкер (№603 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $3,2 млрд), а всего в глобальном рейтинге Forbes 11 миллиардеров носят эту фамилию. Компании принадлежит более 700 отелей в 56 странах мира, в 2016 году ее доход составила $4,4 млрд. К тому же, Hyatt известен лояльным отношением к сотрудникам и входит в список лучших работодателей по версии Forbes, на данный момент в компании работает около 45000 человек.

В России туристический рынок за последние годы пережил немало потрясений. В их числе значительная девальвация рубля, а также закрытие таких популярных направлений как Турция и Египет в связи с международной обстановкой. С другой стороны, это дало шанс развитию внутреннего туризма, в том числе и гостиничного бизнеса. Согласно отчету консалтинговой компании JLL, в 2016 году сети отелей Москвы и Санкт-Петербурга смогли продемонстрировать рост RevPAR: за 9 месяцев 2017 года в Санкт-Петербурге он вырос на 9%, а в Москве на 2,7%.

В марте 2017 года в глобальный рейтинг Forbes с состоянием $1,3 млрд вошел основатель сети отелей Azimut Hotels Александр Клячин, за год увеличив свои активы на $600 млн. Azimut Hotels принадлежит 27 отелей в России, Германии и Австрии, включая полученные в 2013 году права управления гостиницами курорта «Роза Хутор» в Сочи и отель «Метрополь» в Москве.

Однако, основной фонд номеров в двух крупнейших городах страны представлен отелями Hilton, Hyatt и Holiday Inn, являющейся дочерней компанией InterContinental Hotels Group, поэтому для российских инвесторов наиболее открытыми являются площадки в регионах. Компания Олега Дерипаски F 23 «Гранд Байкал» собирается построить туристический комплекс на территории бывшего целлюлозно-бумажного комбината на Байкале. Для осуществления проекта были привлечены китайские инвесторы, представленные компанией «Чжунцзинсинь», готовые обеспечить финансирование в размере $11 млрд. Сегодня «Гранд Байкалу» на берегу озера уже принадлежит база отдыха «Зима», центр охоты и туризма «Таловское», горнолыжный курорт «Гора Соболиная» и ряд других объектов.

Популярным направлением среди россиян является и Краснодарский край, в котором больше половины доходов от туризма приходится на город Сочи. В апреле 2016 года совет директоров «Норникеля» объявил о решении приобрести акции материнской компании ООО «Роза Хутор» Belfund Investments Limited на сумму $250,5 млн. До этого единственным собственником «Розы Хутор» через свой холдинг «Интеррос» был Владимир Потанин F 8, владеющий 30,3% акций «Норникеля». Помимо Потанина 27,8% акций комбината принадлежит UC Rusal Олега Дерипаски F 23, еще 6,3% фонду Crispian Investment Романа Абрамовича F 12. По данным «Интерроса», стоимость строительства «Розы Хутор», ставшей одним из объектов сочинской олимпиады, от стадии проекта до реализации выросла почти в 7 раз и составила в $2,07 млрд. $1,67 млрд были выданы ВЭБом в качестве кредита, а оставшиеся деньги стали прямой инвестицией Потанина. Согласно договоренности, выплаты по кредиту должны были начаться не сразу, а когда проект станет прибыльным.

В 2014-2015 годах, в связи с обесценением кредитов и падением спроса из-за девальвации рубля, проблемы на российском рынке возникли у немецкой турфирмы TUI Goup. Изменить ситуацию попытался владелец «Северстали» Алексей Мордашов F 2 , которому к тому времени принадлежало 13% акций компании и 51% долей в российском подразделении TUI «ТУИ Россия и СНГ». Структура миллиардера «Севергрупп» согласилась внести $17 млн в капитал «ТУИ Россия и СНГ» и предоставить еще $5,1 млн в качестве краткосрочного финансирования в обмен на увеличение доли акций до 75%. В связи с падением спроса на заграничные туры почти на треть в 2015 году, российская дочка TUI Group решила сделать ставку на внутренний туризм, организовав туры в Великий Устюг, Сочи, при этом основной доход компании по-прежнему приносят зарубежные программы. Зимой 2017 года Vademecum со ссылкой на источник, близкий к краевой администрации, и участник местного рынка санаторно-курортных услуг сообщил, что Мордашов планирует инвестировать порядка 6 млрд рублей ($104 млн) в развитие туристической инфраструктуры алтайского комплекса «Белокуриха-2». Издание указывало, что Мордашов готов развивать курорт в случае, если получит налоговые льготы.

Россия > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 30 октября 2017 > № 2370201 Дмитрий Назаров


Азербайджан. Германия > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > interfax.az, 27 октября 2017 > № 2383731 Салахаддин Эюбов

История доказала, что немцы Азербайджана были правы

В Азербайджане в текущем году отмечается 200-летие переселения немцев в Азербайджан. Об истории переселения немцев в Азербайджан, о причинах такого шага в интервью агентству "Интерфакс-Азербайджан" рассказал автор исследований в этой области Салахаддин Эюбов.

- Расскажите, пожалуйста по подробнее о ваших последних исследованиях

- Меня часто волновал вопрос, связанный с немецкими поселениями в Азербайджане. В Баку это понятно - было связано с нефтью. Какова была основная причина переселения их в наши сельские места? Сегодня к 200-летию этих событий они становятся еще более актуальными. Долгие годы «немецкий вопрос» в советской историографии был закрытым для исследователей, и эта проблема в азербайджанской историографии также оставалась инкогнито. И только после вступления на путь независимости нашей страны, в основном, немецкие страницы истории Азербайджана стали изучаться представителями отечественной историографии. Институт Истории Академии Наук Азербайджанской Республики наверстает, в силу известных исторически – социальных обстоятельств, пробелы, связанные с историей Азербайджана за последние 217 лет. Отрадно, что эти исследования становятся достоянием общественности. Переселение их из Германии в Азербайджан началось ровно 200 лет тому назад. Поскольку это напомнило мне другую подобную историю, произошедшую в Палестине, мы вернемся к этой истории позже, я решил глубже познакомиться и встретиться с исследователями данного вопроса; так, я познакомился с отзывчивыми учеными Института Истории и интересной монографией «Немцы в Северном Азербайджане».

- Вы говорите, что «История доказала, что немцы Азербайджана были правы»? В чем?

- Да, эта история о христианском учении, о тысячелетнем царстве Иисуса Христа и о приходе Спасителя – миллениуме. Приверженцы появились в Германии, а затем поселились в Азербайджане еще до миллеритов и тамплиеров, в 1817 году. Часть немцев-колонистов признавала «хилиазм», то есть веру во второе пришествие Иисуса Христа и создание на земле «тысячелетнего царства». МИЛЛЕНАРИЗМ - религиозное учение о 1000-летнем царстве (миллениуме) Иисуса Христа - о приходе Спасителя, начинающемся, согласно Апокалипсису, его вторым пришествием и оно будет длиться до Армагеддона и Страшного суда.

- Как Вы можете утверждать об истинности выдвинутых вами предположений по сравнению с другими специалистами - историками, посвятивших всю свою жизнь “азербайджанским“ немцам?

- Хороший вопрос. Я, конечно, по образованию не историк и все исторические данные приобрел благодаря ученым Института Истории, за что им очень благодарен и подчеркиваю это при каждом случае. Но, около 30-и лет своей жизни я посвящаю, казалось, простым, на первый взгляд, вопросам, связанными с целью нашего пребывания на земле и познанию нашего Создателя.... Да, они в совершенстве знают историю, но не предисторию данного вопроса (!) не говоря о том, что они как профессионалы, в основном, оперируют историческими и архивными материалами и вследствие чего, упустили религиозные исследования и аналогичные исторические переселения, и недооценивают основной религиозный фактор из-за влияния социалистического режима. К тому же у меня уже есть такой “опыт” опережения специалистов, хотя в области математики; мною впервые получена математическая модель пространственной кривой в зависимости от трех параметров, используемых в бурении нефтяных и газовых скважин, которая так же пригодна для вычислений траекторий и параметров любой пространственной кривой. Предвзятость в данном вопросе – самый большой камень преткновения и очень многое зависит от степени отрешенности. Понимание слов Его и постижение речений Богоявлений нисколько не зависят от человеческой учености. Они зависят лишь от чистоты сердца, непорочности души и свободы духа. В настоящее время развитие фундаментальных наук происходит, в основном, на стыке двух наук. Даже такая консервативная наука как история, при соблюдении данного принципа может достичь определенных результатов, т.к. рассматривает те или иные аспекты истории под новым углом зрения и без предрассудков. Хотя, в последнее время, особенно часто можно услышать и увидеть новые плоды исторических исследований, что связано с возникновением благоприятных социальных изменений и соответствующих определенных степеней свободы.

В начале ХIХ века, как в исламском, так и в христианском мире ожидали прихода Мессии. Это было время странных и тревожных событий. Некий крещенный еврей из Палестины, Йозеф Вольф, предсказал, что пришествие Христа случится в 1847 г. В палате Представителей Конгресса США были выступления - проповеди об этом событии. В 1831 г. начал свои выступления о пришествии Христа Уильям Миллер (миллериты), в Европе - Голландии, Греции, Германии (тамплиеры). «Лихорадка пришествия» достигла своего апогея к 1844 году (Уильям Сирз, «Как Тать Ночью»). В Азербайджане, Палестине, Турции, Афганистане и др. странах проповедовали о приближении Судного Дня. В конце 30-х годов XIX в. Молла Садых начал проповедовать среди населения, объявив им Благую Весть о том, что скоро грядет восход нового дня и обещанный Вестник (Махди или Гаим) воскреснет, чтобы объявить о новой Вере божественного Посланника. Его учение очень быстро распространилось в Ордубаде, на его родине, и в округе. По преданиям, его последователями становились одновременно 10 и даже 20 тысяч жителей этого региона. (Об этом периоде и событиях дается широкая информация знаменитым писателем Азербайджана Мамед Саид Ордубади в «Хаятым ва мухитим»).

- Расскажите, пожалуйста по подробнее о переселении немцев

- Как было отмечено выше, в начале ХIХ века, как в христианском, так и в исламском мире ожидали прихода Мессии. Еще в 1815 году, т.е. до миллеритов и тамплиеров, в США и Европе (Голландии, Греции, Германии) и их выступлениях о пришествии Христа 1831 году, приверженцы Милленаризма, т.е. немецкие христианские сектанты обращаются к Александру I – русскому царю, с просьбой разрешить им переселиться на Кавказ. Процесс переселения немецких христианских сектантов на Центральный Кавказ начался в 1817 году (!) - год рождения пророка Мирза Хусеин Али - Бахауллы).

Еленендорф - Гейгель (Ханлар)

- Когда началось массовое переселение их и какая цель преследовалась?

- С целью освоения и установления политической власти на завоеванной территории Кавказа, Россия, взяв за основу свои государственные интересы, старалась вклинить в массу коренного населения региона иноэтнические элементы. Поэтому правительство разрешило переселиться немцам-колонистам Поволжья на Кавказскую линию. В ходе завоевания Центрального Кавказа, а также северных земель Азербайджана Российской империей немцы-колонисты появились также на территории Азербайджана. Кампания по переселению немецких христиан в страну началась сразу после заключения Гюлистанского мирного договора между Россией и Иранским государством в 1813 году. Царское правительство заявляло, что, переселяя немцев на Кавказ, преследует цель способствовать развитию здесь с их помощью ряда отраслей местного сельского хозяйства и кустарного промысла. Однако, не меньшее, если не большее значение придавалось усилению христианского элемента, как в регионе, так и в Северном Азербайджане. Процесс переселения немецких христианских сектантов на Центральный Кавказ начался в 1817-1818 годах. В ходе завоевания Центрального Кавказа, а также северных земель Азербайджана Российской империей немцы-колонисты появились также на территории Азербайджана. Идейным вдохновителем переселения немцев на Кавказ был главнокомандующий Кавказской армии генерал А.П.Ермолов.

Для понимания одного из мотивов немцев-переселенцев необходимо прояснить ситуацию в германских королевствах после наполеоновских войн и понять причины устремленности немцев на Кавказ в начале ХIХ века. Одной из главных, на наш взгляд, причин исхода немцев были в первую очередь конфессиональные мотивы. Как было отмечено ранее, часть религиозных сект признавала «хилиазм», то есть веру во второе пришествие и создание на земле «тысячелетнего царства». Одной из сект, уверовавших в подобное, были «сепаратисты», учение которых основывалось на идеях, изложенных в трудах И.Таулера, К.Эккартсгаузена и А.Гана. В окончательном виде «сепаратистское учение» сформулировали И.Г.Штиллинг и его ближайшая соратница и последовательница, фаворитка императора Александра I баронесса В.Крюденер. Именно она сыграла большую роль в переселении немецких религиозных сепаратистов на Кавказ.

Первая немецкая колония на Кавказе – Мариенфельд была создана близ села Сарти-чала в октябре 1817 года выходцами из Вюртемберского королевства. Переселенцы в количестве 181 человека (31 семья) прибыли в Тифлис. Колония Мариенфельд относилась к Сарти-чальским колониям, которые находились в Тифлисском уезде.

Вслед за первой партией колонистов, отправившихся на Кавказ, в путь собрались еще 1400 семей из Вюртемберга. Весной 1818 года 500 немецких семей вновь тронулись в путь. Осенью того же года до Тифлиса добралось всего 486 семей. Возлагая на немцев большую надежду, как на культуррегертов, несущих на новые места европейскую культуру, передовые методы хозяйствования и христианскую идеологию, Россия оказывала им всевозможную помощь.

Для последних групп переселенцев, решили предоставить удобные земли в Елизаветпольском уезде. Таким образом, часть немцев осенью 1818 года оказалась в городе Елизаветполе и перебрались на берег Гянджа-чая. Переселенцы основали здесь колонию, названную Еленендорф – в честь великой княгини Елены Павловны. Первоначально в Еленендорфе проживали 118 семей колонистов. Это была первая немецкая колония в Северном Азербайджане. Вторая появилась в 1819 году и была названа Анненфельд – в честь великой княгини Анны Павловны, королевы Нидерландской. В том году здесь поселились 67 семей. В Борчали были образованы две колонии – Екатериненфельд и Александергильф, где проживали, примерно 116 семей. Следовательно, в 1818-1819 годах были образованы четыре колонии.

- Как долго они предполагали задерживаться на Кавказе?

- Немецкие колонии, образованные в первой трети ХIХ века на Центральном Кавказе, в том числе в Северном Азербайджане, во многом отличались от основанных здесь же русских сел. Обособленный образ жизни колонистов, в определенной степени объясняется тем, что большая их часть относилась к конфессиональным сепаратистам, не предполагавшим долго задерживаться на Кавказе и дожидавшимся срока ухода в Иерусалим. Этот город они считали конечной целью их движения из Вюртемберга через Россию на христианский Восток.

- Таким образом, религиозный сепаратизм явился одной из главных причин исхода?

- Однозначно. B 1843 году (За один год до того, как Баб впервые объявил о Своей Миссии) среди сепаратистов распространилось известие о том, что «Бог устами их пастырей, требует переселения сепаратистов в Святую землю. Вскоре сепаратисты известили главноначальствующего на Кавказе о своем решении отправиться в Иерусалим. Для их задержания была отправлена казачья команда во главе с полковником М.Н.Коцебу. Мирные переговоры не дали положительного результата. Более того, сепаратисты из всех немецких колоний Центрального Кавказа стали собираться в Екатериненфельде. В 1843 году их было около 40 семей. При выходе сепаратистов из Екатериненфельда они были остановлены казачьим заслоном, а их руководители – арестованы. Для решения данного вопроса, в конце 1843 года сепаратисты, с разрешения местной администрации, отправили двух своих посланцев в Иерусалим и одного в Стамбул. Им было поручено найти место для поселения в Святой земле - в Османской империи. Однако, посланцы вернулись не с утешительными известиями - на Востоке их не ждали.

- Немцы же были не единственные переселенцы и были другие миссионеры.

- Да, Вы правы. При проведении целенаправленной колониальной политики, Российская империя не только заселяла завоеванные окраины христианскими этносами – немцами-колонистами, армянами, русскими сектантами, а также с помощью отдельных христианских миссионерских обществ пыталась насадить христианство в регионе, понимая, что население Кавказа, где почти большая часть исповедовала Ислам, не примет политическую власть иноверной, иноэтничной державы. В эти годы на Кавказе миссионерской деятельностью занимались также миссионеры иноправославного исповедания. Так, активную миссионерскую деятельность вели Шотландские миссионеры. Но еще в 1802 г. директор Эдинбургского миссионерского общества обратился к российскому правительству с просьбой позволить образовать на южной границе империи миссионерское общество протестантской конфессии. Однако, шотландские миссионеры смогли обратить в христианство только двух азербайджанцев; одним из которых был Мирза Мамед Али Казым бек, названного по крещении Александр Казым Беком.

- Все же почему немцы выбрали именно Азербайджан, а не другие места?

- По версии некоторых исследователей выбор Азербайджана связан с тем, что они воспринимали и эти земли священными, связанные с Нойем (этималогия Нахичевань – связана с Нух чыхан). Они были осведомлены тем, что на Кавказе остался Ноев ковчег, поэтому были христиане, которые хотели побывать в столь святом месте. По другой версии община, скорее всего, уцелеет в Азербайджане после Конца Света. Xoтя, некоторые ученые затрагивают религиозную причину переселения немцев, но она не доведена до завершения. И многие исследователи причину связывают, в основном, с материальными затруднениями. Полагаясь на исследователей Библии и на результаты исследований «... немцы должны искать себе убежища на Востоке, «в той надежде, что Господь там восстановит Царство верующих, как он восстановлял таковое в первый раз избранием Авраама и ниспосланием Светого Духа во второй раз. Третье же царство восторжествует навсегда и соединит в себе все народы земли». Для встречи «последнего дня» немцы вознамерились поселиться как можно ближе к Иерусалиму, «почитаемому ими сборным местом, избранным самим Богом». История доказала, что немцы, поселившиеся в Северном Азербайджане были правы.

- И все же, что за история произошла в Палестине, о которой вы говорили в начале нашего разговора?

- Нами впервые рассмотрены вопросы в целом и с теологической точки зрения. Как видно из вышеприведенного, хотя немцам, поселившимся в Азербайджане не дали возможность продолжения дальнейшего путешествия к конечной цели – т.е. «движение в Иерусалим» был приостановлен и они вынуждены были и, следовательно, отреклись от своего намерения переселиться в Палестину, их землякам-тамплиерам повезло намного больше, так как обосновались недалеко от Иерусалима, а именно на предгории Кармель (гора Бога в переводе с иврит) в г.Хайфе. Дома, построенные с представителями этой колонии сохранились до наших дней, которая так и названа “Немецкая колония”, что находится у подножия горы Кармель, где находится вход в грандиозную террасу – сады Бахаи и духовный и административный центр Веры Бахаи.

История немцев в Северном Азербайджане открывает еще одну неизвестную страницу в их жизни т.е. стремление их встретить Обетованного, носителя подлинного Откровения Божьего, Явителя – Бахауллы. И как показывает 200-летняя история немцев-лютеран, они являлись далеко не фанатиками, как указывают большинство исследователей, а оказались на вершине исследований Библии, связанных со вторым Пришествием Христа. Кстати, эти исследования и свершившиеся впоследствии события, связанные с Верой Бахаи, подтверждают правильность их суждений, которые совпадают с результатами исследований Исаака Ньютона, как выяснилось в обнаруженных только в последние годы, главной целью жизни этого знаменитого физика было выявление точной даты Второго Пришествия.

- Что вы можете рассказать об их отношениях с азербайджанцами и об их дальнейшей участи?

- Если принять во внимание то, что в начале ХIХ века в Еленендорфе проживали 600 человек, а в начале ХХ века, в Еленендорфе было уже 2105 жителей, то можно заключить, что за 90 лет существования колонии численность ее населения увеличилась втрое. Трудолюбие и работоспособность немецких переселенцев составляли их специфическую черту и являлись одним из основных факторов высокого развития хозяйства колонистов на Центральном Кавказе. Из 2 миллионов 400 тысяч немцев, проживающих в то время в Российской империи, на долю Азербайджана приходилось всего 6 тыс. немцев-колонистов. Благодаря непосредственной помощи и местного населения – азербайджанцев, они смогли найти себе источники воды, преодолеть трудности, болезни и выжить. Заняться виноделием и экспортом вина в Россию (более, чем в 183 города до Сахалина) и в Германию, что способствовало процветанию их, и быть самыми богатыми людьми среди немцев России. Поэтому, в трудные годы азербайджанцев-мусульман они встали на защиту и спасли многих из них; не стали вмешиваться ни в политику, ни в религиозные распри, подстрекаемые некоторыми заинтересованными силами (армянами) того времени - начала ХХ века.

Азербайджан. Германия > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > interfax.az, 27 октября 2017 > № 2383731 Салахаддин Эюбов


Китай. США > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 24 октября 2017 > № 2361540 Дмитрий Назаров

Вокруг света: почему миллиардеры инвестируют в онлайн-сервисы для путешественников

Дмитрий Назаров

Развитие онлайн-сервисов для путешествий привлекает инвесторов, среди которых немало миллиардеров

В 2016 году в количество международных туристов достигло 1,235 млрд человек, свидетельствуют данные Всемирной туристской организации (ВТО). По сравнению с 2015 годом их число выросло на 4%, и это уже седьмой год подряд, когда отрасль демонстрирует подобные темпы роста. Каждый турист в среднем тратит $1100, что ежегодно приносит отрасли почти $1,4 трлн и составляет около 10% мирового ВВП.

Трендом последних лет в туристической отрасли являются сервисы онлайн бронирования и путешествий. Один из самых известных проектов — Airbnb — был основан в 2008 году Брайаном Чески (№474 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $3,8 млрд), Джо Геббиа (№474 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $3,8 млрд) и Натаном Блечарцуком (№474 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $3,8 млрд). В конце 2016 года компания оценивалась в $31 млрд, что сделало ее вторым по стоимости стартапом США. Выручка компании в 2016 году выросла на 80%, впервые сделав Airbnb прибыльным. В 2017 компания ожидает получить доход в размере $2,8 млрд, а к 2020 руководство планирует увеличить эту сумму до $3,5 млрд в год. Этот прогноз кажется реальным, считают представители tutu.ru: простор для роста туристических онлайн сервисов огромен, а Airbnb дает людям новые возможности для организации путешествий.

Владельцем еще одной туристической компании США Expedia является Барри Диллер (№717 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $2,8 млрд). Компания появилась в 1996 году как подразделение Microsoft, а в 2003 году была приобретена принадлежащей Диллеру медиа корпорацией InterActiveCorp (IAC). Два года спустя IAC выделила сервис Expedia в отдельную структуру, присоединив к ней принадлежащие холдингу сайты Hotels.com, Hotwire.com и TripAdvisor.com. В 2017 году Forbes оценил Expedia в $18,9 млрд, ее прибыль составила $8,7 млрд.

Доли в Expedia и TripAdvisor также были приобретены корпорацией Джона Малоуна (№174 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $7,7 млрд) Liberty Media. В результате в составе компании в 2014 году появились Liberty TripAdvisos Holdings, а в 2016 Liberty Expedia Holdings. По оценке Forbes рыночная стоимость Liberty Expedia Holdings составляет $2,6 млрд.

Крупным игроком на рынке туристических услуг является сервис Priceline.com, в 2014 году ставший подразделением холдинга The Priceline Group, которому, в частности, принадлежит сервис Booking.com. Компания была основана в 1997 году Джеем Скоттом Уолкером, в 2000-2001 годах крупные доли в ней были приобретены китайским фондом Cheung Kong Hodings, главой которого является богатейший человек Гонконга Ли Кашин (№19 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $31,2 млрд). Но в 2007 году Гонконгский холдинг продал свою долю, и с тех пор The Priceline Group сама приобрела восемь компаний, в том числе платформу для покупки билетов Kayak.com за $1,8 млрд и сервис для бронирования ресторанов OpenTable за $2,6 млрд, а последним приобретением стала покупка за $550 млн компании Momondo Group в феврале этого года. Помимо этого, с 2014 года The Priceline Group суммарно инвестировала $1,9 млрд в крупнейшую в Китае онлайн компанию путешествий Ctrip, основанную миллиардером Нейл Шэннем (№1678 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $1,2 млрд) и Джеймсом Лианем (James Jianzhang Liang), увеличив свою долю акций до 15%. Сегодня стоимость Priceline Group оценивается Forbes в $87 млрд, за этот год компания получила прибыль $10,74 млрд.

Интерес инвесторов к китайскому рынку не случаен, ведь туристический рынок Китая в последние годы растет рекордными темпами. В принадлежащий Джеку Ма Alibaba Group входит сервис Taobao Travel, предоставляющий услуги по онлайн-бронированию отелей и туров. В 2014 году, с целью поддержки сервиса Alibaba приобрела 15% китайского поставщика программного обеспечения для гостиниц Shiji Information Technology за $458 млн. Alibaba Group имеет еще один собственный туристический бренд Fliggy (бывший Alitrip), запущенный в 2014 году. В конце 2016 сервис имел уже 200 млн пользователей и 100 млн загрузок собственного приложения, являясь одним из лидеров среди сервисов онлайн путешествий и бронирования в Китае, рынок которого в первом квартале 2017 года оценивается в $31,879 млрд.

Лидер китайской туристической индустрии, онлайн-сервис Ctrip в третьем квартале текущего года увеличив прибыль на 75% и по капитализации в этом году обогнал крупнейшую американскую компанию Expedia, будучи оценен в $25 млрд.

Сооснователь онлайн-сервиса для поиска и покупки билетов на автобус Busfor Илья Екушевский считает, что инвестиции в онлайн-сервисы и технологические компании, работающие в сфере туризма, продолжают быть весьма привлекательными. По его словам, такие компании как Airbnb, Priceline, Expedia, Tripadvisor и другие компании с состоявшимся бизнесом, по-прежнему продолжают стабильно расти по всем показателям, в том числе за счет открытия новых направлений бизнеса и активных слияний и поглощений.

Эксперт отмечает, что несмотря на то, что рост рынка путешествий в развитых странах стабилизировался, остается перспектива активного роста рынка развивающихся стран, в которых проживает более трех четвертей населения мира. «В-третьих, по-прежнему сохраняются высокие темпы роста среднего класса, что приводит к увеличению объема путешествий на рынке», — поясняет Екушевский.

Китай. США > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 24 октября 2017 > № 2361540 Дмитрий Назаров


Казахстан > Миграция, виза, туризм. Медицина. СМИ, ИТ > dknews.kz, 19 октября 2017 > № 2360619 Рашида Шайкенова

Бороться за туриста не на словах

Статистика по внутреннему и въездному туризму имеет положительную тенденцию. Но для ее значительного роста необходимы инвестиции в улучшение туристической инфраструктуры, считает директор Казахстанской туристской ассоциации Рашида Шайкенова.

Алексей НАЗАРОВ, Алматы

По ее словам, растущая последние два года статистика по внутреннему туризму внушает оптимизм. При этом, надо признать, что на этой отрасли отражаются все процессы, происходящие в экономической и социальной сферах. Нельзя отрицать и того, что две девальвации оказали влияние на показатели путешествий казахстанцев за границу, несмотря на то, что зарубежные партнеры не повышали стоимость услуг.

– Я связываю это явление и с социальным контекстом, – отмечает моя собеседница.– Растет уровень грамотности населения, которое все больше понимает, что здоровье надо поддерживать. Сегодня наряду с пляжным туризмом наиболее популярным и востребованным становится лечебно-оздоровительный.

По ее словам, стали приобретать популярность туры выходного дня, когда в период рабочего времени горожане стремятся выехать в национальные парки, базы отдыха, чтобы отдохнуть на лоне живописной природы. Серьезно увеличился поток отдыхающих на одно из излюбленных мест отдыха – озеро Алаколь. Дно озера насыщено шунгитом, оказывающим благотворное влияние на кожные, суставные заболевания.

Отрадно, что акиматы Алматинской и Восточно-Казахстанской областей вкладывают средства в развитие инфраструктуры, принимают меры для повышения качества транспортных услуг. Этим летом было организовано авиасообщение по маршрутам Астана – Ушарал, Талдыкурган – Ушарал, что даст хороший толчок для увеличения потока отдыхающих.

На озеро ходит хороший железнодорожный состав. Есть автобусные маршруты, но качество дорог пока оставляет желать лучшего. На озере Балхаш также происходят позитивные перемены по улучшению инфраструктуры, расширяется список услуг – рыбалка, морские развлечения, занятие различными видами спорта, разнообразный досуг. Стабильной популярностью пользуется курорт «Боровое». Один из старейших курортов южного Казахстана «Сарыагаш», предлагающий лечебно-оздоровительные услуги, находится в режиме хорошей загрузки в течение всего года.

– В то же время полагать, что большое количество соотечественников стремится сегодня на полноценный отдых в стране, мы не можем, потому что казахстанский потребитель уже избалован, – подчеркивает Рашида Шайкенова. – Он хочет качественных услуг – безопасную еду, комфортное размещение.

Касаясь вопроса въездного туризма, она отметила, что локомотивом для него является внутренний туризм. При наличии хорошей инфраструктуры, качественных услуг – страна станет привлекательной для граждан СНГ и иностранных туристов. Они сегодня есть, но главный вопрос в их количестве.

Директор КТА рекомендует нашим турфирмам бороться за внутреннего туриста не на словах, а повышать качество услуг. Туристская отрасль очень зависит от многих сфер экономики. Поэтому развитие туризма должно стать национальной идеей, а для этого важно создать хорошие условия для внутренних инвестиций.

Казахстану нужно создавать современную туристскую инфраструктуру, улучшать качество дорог, приобретать качественные и безопасные туристские автобусы, потому что турист желает перемещаться на удобном транспорте по хорошей дороге, слушать профессио­нального экскурсовода, ему нужна удобная комната и кровать. Туризм основан на простых человеческих потребностях, на получении положительных эмоций и впечатлений.

По мнению Рашиды Шайкеновой, открытый в преддверии Международного дня туризма Арт-центр в Алматы станет точкой притяжения туристов на карте мегаполиса.

– Народные ремесла – одна из важных составляющих туристического бизнеса, показывающая самобытность и культуру народа. Именно ремесленники возрождают древние народные традиции, работают с войлоком, создают ювелирные украшения из серебра, изделия из кожи, дерева, вышивают шелковыми нитями, – говорит она, напоминая, что ремесленники работают в тандеме с туристскими компаниями.

Отрадно, что акимат города выделил площадь и собрал под одной крышей всех ремесленников. У туристских компаний будет хорошая возможность пригласить иностранцев, показать им работы, дать возможность принять участие в мастер-классах, увидеть, как сохраняются древние народные ремесла. При центре открыты ресторан национальной кухни и уникальный музей музыкальных инструментов.

Как отметила руководитель Центра ремесленников Qazaq-Oner Айгуль Жансерикова, это первый в Казахстане уникальный проект в области развития и популяризации народно-прикладного творчества нашего народа. Она убеждена, что консолидация ремесленников позволит им развиваться и идти вперед.

В новой мастерской по войлоку уже побывали туристы из Швеции, жены дипломатов из Индонезии. И такой познавательный туризм сейчас в тренде во всем мире. И отрадно, что правительство и отечественные туристические компании нацелены на развитие въездного туризма, который невозможно представить без традиционных ремесел.

– Одной из первых привела к нам пять голландских женщин компания «Арнай тур», – рассказала Айгуль. – Они были в восторге от своей работы по войлоковалянию. – Постепенно у нас стали появляться партнеры из туристических компаний, которые приводят своих туристов. Этот центр будет удобным для всех, кто работает на туристическом рынке.

Казахстан > Миграция, виза, туризм. Медицина. СМИ, ИТ > dknews.kz, 19 октября 2017 > № 2360619 Рашида Шайкенова


Киргизия. Россия. СНГ > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 11 октября 2017 > № 2369353 Данияр Абдыкаров

Открывая новые сферы партнёрства.

Наш собеседник – заместитель Министра внутренних дел Кыргызской Республики полковник милиции Данияр Абдыкаров, курирующий оперативные службы, в том числе криминальную милицию, подразделения по противодействию экстремизму и незаконной миграции, следственные органы.

Данияр Сатарбаевич Абдыкаров родился 30 мая 1975 года в г. Ош. Окончил Бишкекскую высшую школу милиции. С 1994 по 1998 год служил оперативным сотрудником УВД г. Бишкека. С 1998 по 2001 год – на оперативной работе в Главном управлении уголовного розыска (ГУУР) МВД Кыргызской Республики.

С 2001 по 2016 год находился на руководящих должностях УВД – ГУВД г. Бишкека, УВД – ГУВД Чуйской области, УВД Таласской области и Центрального аппарата (ЦА) МВД Кыргызской Республики.

22 февраля 2016 года назначен заместителем Министра внутренних дел Кыргызской Республики. Удостоен ряда государственных и ведомственных наград.

– Данияр Сатарбаевич, вот уже почти 93 года подразделения кыргызской милиции выполняют задачи по обеспечению общественной безопасности и борьбе с преступностью. Как Вы оцениваете уровень этой работы на современном этапе?

– Да, в ноябре этого года нашей милиции исполнится 93 года. Если говорить о достижениях, то самое главное, мы надёжно обеспечиваем безопасность наших граждан, достойно боремся с преступностью. Показатели деятельности милиции свидетельствуют, что борьба с преступностью с каждым годом становится всё эффективнее.

– Как Вы оцениваете криминогенную ситуация в республике?

– Анализ состояния криминальной обстановки показывает, что за последнее время происходит уменьшение темпов роста преступности. Органы внутренних дел республики добились устойчивого снижения количества регистрируемых преступлений, которое наблюдается на протяжении последних пяти-шести лет. Можно утверждать, что нам удалось добиться заметной стабилизации криминогенной ситуации. На территории страны проводятся комплексные оперативно-профилактические мероприятия и кодовые рейдовые операции. Эти меры положительно влияют на снижение уровня уличной преступности, количества грабежей, разбойных нападений.

Основные усилия министерства сейчас сконцентрированы на наиболее важных направлениях борьбы с преступностью, проведении профилактических мероприятий с максимальным использованием имеющихся сил и средств.

– Как показывают последние события, в республике заметно возросла активность международных экстремистских и террористических организаций по дестабилизации общественно-политической ситуации в стране. Что в этой связи предпринимают структурные подразделения МВД, в чьи задачи входит борьба с религиозным экстремизмом и терроризмом?

– Противодействие религиозному экстремизму и предупреждение терроризма является одной из приоритетных задач Министерства внутренних дел Кыргызской Республики, и в данном направлении во взаимодействии с другими государственными органами на постоянной основе проводится целенаправленная работа.

За семь месяцев текущего года на территории Кыргызской Республики органами внутренних дел выявлено 421 преступление экстремистской направленности, возбуждено 153 уголовных дела, изъято 6 233 материала религиозно-экстремистского содержания. Это листовки, книги, газеты, журналы и брошюры, рукописные конспекты, компьютерная техника, аудио- и видео-, а также электронные носители, ноутбуки и планшеты, телефоны, помимо этого, боеприпасы и оружие.

Также актуальной задачей Министерства является выявление граждан, принимавших участие в деятельности незаконных вооружённых формирований за рубежом, с целью своевременного пресечения возможной террористической и экстремистской деятельности с их стороны.

За текущий период 2017 года МВД республики и его территориальными подразделениями выявлено 111 фактов, связанных с террористической деятельностью, из которых 95 – имеют отношение к вербовке и переправке граждан Кыргызской Республики в зарубежные страны, где происходят вооружённые конфликты. По 45 фактам возбуждены уголовные дела, по остальным – проводятся дополнительные оперативно-разыскные мероприятия.

Только карательными мерами ситуацию в религиозной сфере не исправить. Здесь надо делать ставку прежде всего на просвещение, процесс этот длительный, поэтому, чтобы поставить заслон радикальным идеям, необходим целый комплекс мер: пропаганда традиционного ислама в молодёжной среде, качественное образование в школах и вузах, поддержка культурной составляющей, духовных ценностей в обществе, менталитета и обычаев народа. Необходим постоянный диалог всех сил общества и государства, предполагающий уважение чувств верующих.

В настоящее время сотрудниками Министерства проводится работа по повышению компетентности и квалификации духовенства, которая является фактором первостепенной важности в борьбе с радикальными течениями, активизируется роль СМИ в борьбе с радикализмом с целью своевременного информирования населения о негативных последствиях экстремизма, усиливается роль институтов гражданского общества по вопросам предупреждения экстремизма во взаимодействии с государственными органами.

– Расскажите, пожалуйста, о борьбе с наркопреступностью на территории Кыргызской Республики.

– Проблема незаконного оборота наркотических средств продолжает оставаться одной из самых актуальных в мире. Наркобизнес приобрёл ярко выраженный международный характер. Ему присущи такие транснациональные черты, как организованность, создание устойчивых наркотрафиков, налаженный механизм отмывания денег, наличие влиятельных покровителей, в том числе и в правоохранительных органах. Более того, в последние годы наркоэкспансия становится всё более агрессивной, превращается в главный источник угрозы генофонду, вследствие чего становится чуть ли не доминирующим фактором, угрожающим национальной безопасности государств Центрально-Азиатского региона.

Для Кыргызстана наркобизнес крайне опасен ещё и из-за его географического положения. Мы – транзитная страна. Через территорию республики проходит наркотрафик. Часть наркотиков оседает внутри страны и отравляет наше население. За счёт наркотрафика существуют местные, в том числе экстремистские, группировки. Если бы не этот поток наркотиков, то они оказались бы на голодном пайке.

Поэтому мы уделяем особое внимание выявлению и пресечению каналов контрабанды крупных партий наркотических средств афганского происхождения, проходящих через территорию Кыргызской Республики. Эти мероприятия обычно проводятся при активном сотрудничестве с другими компетентными органами и приводят к изъятию особо крупных партий наркотиков.

Рассказывая о работе по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, необходимо отметить совершенствование законодательной и нормативно-правовой базы и изменения в структуре правоохранительных органов Кыргызской Республики. В декабре 2016 года в Министерстве внутренних дел республики была образована Служба по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (СБНОН), куда вошли ГУБНОН МВД и ликвидированная Государственная служба по контролю наркотиков.

При координирующей роли СБНОН МВД Кыргызской Республики с привлечением сил и средств Государственного комитета национальной безопасности, Государственной таможенной службы при Правительстве Кыргызской Республики, Государственной пограничной службы и Государственной службы финансовой разведки при Правительстве Кыргызской Республики была организована и проведена антинаркотическая операция «Канал – Западный заслон». Эта антинаркотическая операция государств – членов ОДКБ осуществляется ежегодно под эгидой Совета коллективной безопасности ОДКБ и Координационного совета руководителей компетентных органов по противодействию незаконному обороту наркотиков (КСОПН).

Основные итоги оперативно-служебной деятельности СБНОН за восемь месяцев текущего года – это изъятие из незаконного оборота свыше 11,5 тонны наркотических средств всех видов, в том числе: героина – около 62,5 кг, опия – более 9 кг, гашиша – свыше 170 кг, марихуаны – более 345 кг, каннабиса – около 10 тонн.

Самые крупные задержания состоялись в марте текущего года в Бишкеке. Сотрудниками службы были успешно проведены специальные операции, направленные на выявление и пресечение канала контрабанды особо крупной партии наркотического средства афганского происхождения через территорию Кыргызской Республики. Так, например, в автомашине гражданина Таджикистана было обнаружено наркотическое средство «героин» весом более 8 кг. Также в марте 2017 года задержан гражданин Кыргызстана с более чем 7,5 кг героина. В августе текущего года в Иссык-Кульской области задержан местный житель, в доме которого обнаружено и изъято наркотические средства «гашиш» весом около 60 кг и «марихуана» весом 41 кг 500 г.

В целом на борьбу с наркопреступлениями и наркоманией расходуются большие ресурсы – и материальные, и человеческие. Но для успеха в этой борьбе необходима помощь всего общества – медиков, педагогов, родителей, всех, кому небезразлична судьба новых поколений. Только сообща мы сможем успешно противостоять этому злу.

– Преступность во всём мире приобретает транснациональный характер. Как идёт борьба с международными организованными преступными группировками?

– Транснациональная организованная преступность не останавливается на достигнутом, а постоянно трансформируется, адаптируется к рынку и порождает новые виды преступности. Она оказывает деструктивное воздействие на экономику, общественные процессы и демократические институты, поэтому действует разрушительно для любого государства и общества. К тому же, транснациональную преступность характеризует мобильность, игнорирование национальных границ.

К числу основных разновидностей транснациональной преступности можно отнести торговлю людьми, неправомерное завладение и перегон автотранспортных средств, незаконный оборот наркотиков, незаконную миграцию и др. Безвизовый режим с некоторыми соседними государствами облегчает передвижение больших потоков мигрантов, в том числе и преступников. В силу ряда социально-экономических и географических причин Кыргызстан вовлечён в зону действия организованной сети преступных групп. В результате осуществления Плана взаимодействия МВД стран СНГ и пограничных служб преступные элементы лишены возможности скрываться от правосудия на их территориях.

Свежим примером активной борьбы с транснациональной преступностью может служить недавний факт задержания сотрудниками МВД Кыргызской Республики гражданина Таджикистана, у которого при проверке документов на автомобиль было выявлено несоответствие номеров на кузове машины с данными технического паспорта транспортного средства. Позже выяснилось, что данный автомобиль проходил по уголовному делу, возбуждённому на территории Российской Федерации по статье «Убийство». Бывший владелец автомашины, занимавшийся угонами транспортных средств, был убит, после чего автомобилем завладели неизвестные лица. Следственными органами республики в настоящее время проводится расследование всех обстоятельств дела.

За последние пять лет сотрудниками МВД Кыргызской Республики в общей сложности задержано 39 автотранспортных средств, числящихся в розыске и угоне на территории Российской Федерации и Республики Беларусь. Из них две автомашины были угнаны из Германии, две – из Казахстана, 35 – из России. Совместными усилиями установлены и члены устойчивых преступных групп, в число которых входят граждане России, Беларуси, Таджикистана, Украины и Кыргызстана.

Работа в данном направлении, как правило, ведётся в тесном сотрудничестве с НЦБ «Интерпол» и коллегами из БКБОП СНГ, МВД России, МВД Республики Казахстан, МВД Таджикистана и МВД Республики Беларусь, в соответствии с соглашениями о сотрудничестве стран СНГ в борьбе с преступностью и хищениями автотранспортных средств.

В противодействии транснациональным преступным группам нам большую помощь оказывают международные правоохранительные организации.

– Расскажите, пожалуйста, о работе по раскрытию наиболее резонансных преступлений.

– В текущем году органами внутренних дел республики проделана огромная работа по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, имевших широкий общественный резонанс. Приведу несколько примеров.

Следственным управлением и оперативными службами МВД Кыргызской Республики и ГУВД г. Бишкека выявлена и обезврежена организованная преступная группа, ранее совершавшая разбойные нападения и кражи имущества из организаций и учреждений на территории г. Бишкека и Чуйской области. На счету данной преступной группы – многочисленные громкие резонансные преступления, в том числе разбойные нападения и кражи с целью завладения денежными средствами в крупном размере, хищение большого количества огнестрельного оружия. В результате грамотных действий оперативных и следственных подразделений ОВД все преступления, совершённые данной группой, раскрыты.

6 февраля текущего года в центре Бишкека было совершено разбойное нападение на китайский ресторан «Цзи Сянь». В это заведение ворвались вооружённые люди в масках, которые угрожая персоналу и посетителям, забрали из кассы 100 тысяч сомов, после чего скрылись в неизвестном направлении. Благодаря скрупулёзной работе следователей и оперативников эта преступная группа была задержана, в ходе дальнейших следственных действий установлена причастность задержанных лиц к другим громким преступлениям.

В частности, в апреле 2017 года на территории г. Бишкека эта же преступная группа ночью проникла в здание частного охранного агентства и похитила из оружейной комнаты большое количество огнестрельного оружия: карабины марки «Сайга-410» в количестве 9 шт., травматические пистолеты марки «МР-471» в количестве 10 шт., а также пистолеты марки «ИЖ-71» в количестве 3 шт. Они же в мае – июне текущего года совершили ряд краж с проникновением в здания учреждений и организаций, откуда были похищены денежные средства в крупном размере.

При проведении следственных действий установлены все участники преступной группы, один из которых был объявлен в межгосударственный розыск и, благодаря взаимодействию сотрудников МВД Российской Федерации и Кыргызстана, задержан в Москве. Другой активный участник преступной группы, ранее неоднократно судимый за разбой, изнасилование и грабёж, также скрывался от правосудия. В июне этого года обвиняемый был объявлен в межгосударственный розыск. 21 июля 2017 года в ходе совместных оперативно-разыскных мероприятий сотрудников МВД Казахстана и Кыргызстана разыскиваемый гражданин был задержан. Похищенное преступной группой оружие было найдено на территории дачных участков в Чуйской области.

Одним из резонансных раскрытий этого года можно назвать также задержание и изобличение преступной банды скотокрадов, орудовавшей в основном на территории южных областей республики. На счету данной группы – более 30 эпизодов краж скота. Сумма ущерба, нанесённая данной преступной группой, составляет несколько миллионов сомов.

– И последний немаловажный вопрос – о международном сотрудничестве. Что делается в этом направлении?

– Сотрудничество между министерствами внутренних дел стран СНГ развивается в многостороннем формате в рамках таких интеграционных объединений, как СНГ, ЕврАзЭС, ШОС, ОДКБ. На площадке СНГ оно осуществляется в соответствии с межгосударственной программой совместных мер борьбы с преступностью, а также межгосударственными программами по борьбе с различными видами преступлений на территории СНГ. Как показывает практика, реализация данных межгосударственных программ даёт свои положительные результаты.

Противодействие международному терроризму, выявление и пресечение деятельности региональных экстремистских организаций осуществляется в тесном взаимодействии МВД Кыргызской Республики, МВД Казахстана, МВД Российской Федерации и МВД Таджикистана. Немаловажная роль в этих процессах отводится нашим уполномоченным сотрудникам – заместителю директора БКБОП от МВД Кыргызской Республики Аскату Алиеву и представителю Министерства внутренних дел Кыргызстана в МВД Российской Федерации Абдраиму Салимову. Благодаря их работе органы внутренних дел наших государств открывают для себя новые сферы партнёрства.

Бакыт Сеитов

Киргизия. Россия. СНГ > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 11 октября 2017 > № 2369353 Данияр Абдыкаров


Россия > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 6 октября 2017 > № 2341517 Максим Артемьев

Курортный сбор. Как оздоровительный туризм развивал экономику России

Максим Артемьев

Историк, журналист

Выезд на воды, лечебный воздух Крыма и целебный кумыс... Какова была подоплека курортного бума на Кавказе?

Шестого июня 1820 года в Горячие Воды, селение, жавшееся к горе Машук, въехало три экипажа. В одном из них находился генерал Николай Раевский, при имени которого служивые вытягивались в струнку и отдавали честь, а в другом сидели два молодых человека лет двадцати. Один был сын генерала, тоже Николай, а второй — коллежский секретарь Александр Пушкин. Поэту, никогда прежде не путешествовавшему, не хотелось начинать унылую службу в Новороссии, и он под предлогом болезни выпросил себе отпуск для поправки здоровья, отправившись с семьей генерала на Кавказские Минеральные Воды. Питье и принятие горячих ванн растянулось на два месяца. Так началась «южная ссылка» поэта. Из известных людей Пушкин едва ли не первым посетил курорты Северного Кавказа. За ним последовал Михаил Глинка в 1823 году, потом многократно Михаил Лермонтов, Лев Толстой, Антон Чехов. Окрестности Пятигорска и Кисловодска стали местом классических сцен русской литературы.

Водные процедуры

Медицина прошлого знала мало лекарств и надежных средств для излечения недугов. Поэтому популярным рецептом поправки здоровья были минеральные воды. Считалось, что их питье, а также купание в них избавляет от множества болезней. К концу XVIII века в Европе сложилась традиция посещения горячих и холодных источников — Мариенбад, Карлсбад, Бат, Виши. Важную роль в поездках играла возможность не только лечения, но и приятного времяпровождения. На курортах собиралось модное общество, завязывались полезные знакомства.

В России употребление минеральных вод началось при Петре I, узнавшем о них в ходе поездок по Европе. С того же времени воды находятся в ведении казны. Первые изведанные источники располагались далеко от больших городов. При отсутствии приличных дорог и культуры использования вод частные лица не могли зарабатывать на соответствующих услугах, а правительство изначально не желало терять источник дохода, пусть даже гипотетического. Кроме того, оно опасалось хищнической эксплуатации природных ресурсов.

Но в моду воды вошли через сто лет, когда под власть русского царя перешел район предгорья Большого Кавказского хребта, в будущем известный как Минеральные Воды. Местные жители сообщали об имеющихся источниках. Ряд ученых и медиков провели исследования, в том числе знаменитые русские немцы — Петер Симон Паллас и Федор Гааз. Результатом стал рескрипт императора Александра I от 1803 года о признании государственного значения Кавказских Минеральных Вод и необходимости их устройства. Тогда же началось их освоение. Но еще в 1820 году курорты пребывали в довольно жалком состоянии. Как вспоминал Пушкин: «Мы черпали кипучую воду ковшиком из коры или дном разбитой бутылки».

Однако через девять лет, когда поэт во второй раз посетил и Кисловодск, и Пятигорск, контраст был разительным: «Нынче выстроены великолепные ванны и дома. Бульвар, обсаженный липками, проведен по склонению Машука. Везде чистенькие дорожки, зеленые лавочки, правильные цветники, мостики, павильоны. Ключи обделаны, выложены камнем; на стенах ванн прибиты предписания от полиции; везде порядок, чистота, красивость». Прием одной ванны стоил один рубль. Что же произошло?

Медицинский департамент Министерства внутренних дел, в ведении которого находились все минеральные воды империи, в 1822-м заключил контракт с итальянскими архитекторами братьями Бернардацци. Они должны были обустроить курортную зону. Их работу курировал знаменитый наместник Кавказа генерал Алексей Ермолов. Большую часть рабочей силы составляли его солдаты.

Бернардацци вели комплексную застройку курорта, не только питьевых галерей и ванн, но и гостиниц, церквей, планировали кварталы и улицы. Посетивший в 1837 году Пятигорск Николай I одобрил в целом работу Бернардацци, пожурил за то, что «церковь крайне тесна и не соответствует городу во всех отношениях», и велел выдавать ежегодно по 200 000 рублей на благоустройство.

Минеральные Воды развивались в первую очередь за счет казенных денег, на которые создавалась инфраструктура. Только в 1862 году при Александре II курорты передали в частные руки. Но этот опыт был признан неудачным, и в 1883 году вернулись к прежней практике, но теперь кавказскими водами заведовало Министерство земледелия и государственных имуществ, сдававшее их в аренду.

И уже на подготовленную почву хлынул поток предпринимателей из России и из-за границы. Множились трактиры, рестораны, всякого рода увеселительные заведения. Развешивались афиши: «Удивительный фокусник, акробат, химик и оптик будет иметь честь дать великолепное представление сегодняшнего числа в восемь часов вечера, в зале Благородного собрания (иначе — в ресторации); билеты по два рубля с полтиной». В год только Кисловодск принимал до 42 000 человек, им сдавалось до 4800 квартир. В сезон нарзану разливалось до семи миллионов бутылок, а винная лавка продавала водки на 700 рублей в день.

Интенсивное строительство в Минеральных Водах шло вплоть до 1914 года. Так, в Пятигорске в 1908 году купец Замков возвел на месте дома Орлова, купленного у областного управления за 50 000 рублей, гостиницу «Бристоль». Историк Сергей Боглачев приводит отзыв одного из первых ее постояльцев: «Сейчас я живу в такой гостинице, входя в которую, мне кажется, что я в Париже или Берлине. Таких прекрасных сооружений нет на заграничных курортах». В номерах имелись телефоны, электрическое освещение, ванны. По роскоши ей не уступала гостиница «Эрмитаж» купца Александрова. В 1894 году городская дума Пятигорска запретила строить деревянные и саманные дома, что породило бум промышленности стройматериалов. В окрестностях возникли десятки кирпичных заводов, известково-алебастровые, лесопильные и столярные фабрики. На строительных подрядах поднялись целые династии.

Водолечение развивалось и в других районах России. Известным курортом до 20-х годов XIX века был тихий Липецк. Героиня комедии князя Шаховского «Урок кокеткам, или Липецкие воды» восклицала: «Я признаюсь вам, что Липецк рай земной! Любезность жителей и прелести природы Мне здесь полезнее, чем все на свете воды». На западе империи был известен Друскининкай, куда съезжалась аристократия Польши, Литвы и Белоруссии, а под Псковом — Хилово. Возвращаясь к Кавказу, стоит заметить, что его морское побережье как курорт еще не развивалось. Добираться туда было тяжело — железную дорогу вдоль Черного моря до Грузии начали строить только в 1914 году. В итоге, как отмечает крымский историк Андрей Мальгин: «Ялта была столицей российских курортов, когда Сочи влачил жалкое существование маленькой абхазской деревни».

Крымская здравница

Бродский писал: «О, девятнадцатый век! Тоска по востоку! Поза изгнанника на скале! И, как лейкоцит в крови, луна в твореньях певцов, сгоравших от туберкулеза, писавших, что — от любви». Туберкулез был самой страшной болезнью XIX века, от него умирало больше людей, чем от сифилиса. В России он погубил лучших: Исаака Левитана, Антона Чехова, композитора Василия Калинникова. Скученность населения — результат массовой миграции в города — приводила к повсеместному заражению бациллами. Медицина не знала средств от чахотки, как тогда называли болезнь, и могла предложить только поездки на курорты или смену места жительства. Считалось, что солнце и теплый сухой климат действуют укрепляюще.

В Европе возникли санатории, подобные давосскому, описанному Томасом Манном в «Волшебной горе». Но Швейцария и Ривьера были доступны лишь немногим в России, и необходимость найти целебную местность поближе и подешевле заставила обратить внимание на Крым.

Полуостров достался империи в 1783 году. Большая часть татар эмигрировала в Турцию, и Таврида оставалась безлюдной, имела значение лишь севастопольская бухта, где базировался Черноморский флот. Начало обустройства крыма положили новороссийские генерал-губернаторы Арман де Ришелье и Михаил Воронцов. Первый построил себе резиденцию в Гурзуфе, второй в 1830–1840-е годы возвел в Алупке роскошный дворец, подавая пример русской аристократии. Он много сил вложил в обустройство Южного берега Крыма (ЮБК), который во время посещения его Пушкиным в 1820 году проездом из Минеральных Вод казался по контрасту совсем еще диким местом.

Но именно проблемы легочных больных стали стимулом для освоения Крыма. Как писал доктор Владимир Дмитриев, «Южный берег Крыма если и уступает Ривьере по средней годовой и особенно по средней зимней температуре, зато во всех остальных климатических условиях составляет сколок с нее. У нас даже есть своя Ницца — Ялта...» Именно его трудами город стал восприниматься как лучшее в России лечебное место для чахоточных.

Императорский двор показывал пример, ведь от туберкулезного менингита умер после безуспешного лечения наследник престола Николай, а у его матери императрицы Марии Федоровны также была чахотка. На ЮБК для здорового летнего отдыха было построено два дворца — Ливадийский и Массандровский, куда члены царской семьи ездили вместо Лазурного Берега. Александр III жил здесь до последних дней. Вслед за императорской семьей потянулись и представители высшего света. Кореиз, Симеиз, Мисхор обзаводились собственными роскошными постройками. Однако позволить их себе могли немногие, основной поток публики состоял не из аристократии, а из разночинного народа, который снимал временное жилье.

Поначалу земельные участки в Крыму получали представители высшего света, но их наследники начиная с 1870–1880-х годов распродавали владения под застройку либо превращали семейные замки в пансионы. В освоение полуострова азартно включались и новые деньги, например миллионер-железнодорожник Петр Губонин, выходец из крепостных. Он решил вложить деньги в курортный бизнес и в 1881 году купил за 250 000 рублей владение в Гурзуфе, принадлежавшее когда-то Ришелье. Губонин решил устроить курортный городок — комплекс из шести гостиниц, ресторан, магазины, телеграф и православный храм. Он привлек архитектора Теребенева, отвечавшего за царские дворцы в Крыму, и тот спроектировал неповторяющиеся здания в оригинальном стиле. В сезон у Губонина номера сдавались в зависимости от класса от 1 до 10 рублей за сутки. Полный пансион стоил 60 рублей в месяц. Постояльцы имели услуги европейского уровня вплоть до телефона и душа с морской водой.

Но Гурзуф, развивавшийся по единой концепции, оставался исключением. Большинство курортов осваивались мелкими владельцами. Скажем, в Алупке было построено два отеля, 20 пансионов и около 150 дач, последние возводились на землях, взятых в аренду, ибо наследники Воронцова, владевшие поместьем на правах майората, не могли продавать участки. Номера в Алупке стоили 55–100 рублей в месяц. В канун Первой мировой начали образовываться акционерные общества с учредительным капиталом до 6 млн рублей для комплексного освоения Фороса, Ласпи, Батилимана (даже академик Вернадский вложил свои деньги), но война разрушила эти планы.

Первым из знаменитостей на лечение на сакские грязи отправился Гоголь еще в 1835 году. Чехов, намаявшись на европейских курортах, переехал в Ялту в 1898-м: он купил за 4000 рублей участок и построил на нем дом, что обошлось ему в 25 000 рублей — очень большие деньги по тем временам. Для сравнения: усадьбу в Мелихово в 213 га со всеми постройками Чехов купил за 13 000 рублей.

Но дороговизна не отпугивала приезжающих. Лев Толстой прожил в Гаспре в Голицынском дворце десять месяцев в 1901–1902 годах. Максим Горький приезжал в Крым 11 раз и даже устроил в ялтинскую гимназию юного Самуила Маршака. Бунин, Куприн, Мандельштам, Ахматова, Цветаева — все они полюбили полуостров и могли позволить себе отдых там. Дом Максимилиана Волошина в Коктебеле был широко известен среди столичной богемы своим гостеприимством. Даже эмир Бухары построил себе в Ялте резиденцию — шедевр архитектуры.

Поначалу Ялта угнетала Чехова: «Помесь чего-то европейского, напоминающего виды Ниццы, с чем-то мещански-ярмарочным. Коробообразные гостиницы, в которых чахнут несчастные чахоточные». Но за 20 лет город преобразился, получив славу «русской Ниццы». Правительство вкладывало огромные деньги в инфраструктурные проекты (один только мол обошелся в 1,5 млн рублей), а частники уже развивали сервис, который давал работу тысячам людей. На строительство дворцов, дач, дорог, пристани сходились рабочие со всей России (одним из них был молодой Горький). Еще больше народу трудилось в отелях, пансионах, ресторациях, лавках, кафешантанах и прочих увеселительных заведениях.

Освоение Крыма дало толчок развитию ландшафтного дизайна и садоводства. Никитский ботанический сад, Массандровский, Мисхорский и прочие парки засаживались экзотическими деревьями, кустарниками и цветами, которых еще не знали в России. Они выступали и как питомники, и как школы паркового, винодельческого искусства. Из Крыма вышли сотни садовников и агрономов.

Местные жители от этого получали стабильный заработок: рыбаки-греки снабжали отдыхающих рыбой и устрицами, болгары — фруктами, овощами и вином (промышленное виноделие стремительно развивалось в Крыму, в том числе под нужды туристов — модное тогда «винолечение»), татары изготовляли сувениры, сладости, служили проводниками и сдавали лошадей напрокат, делали кумыс.

Ласточкино Гнездо построил нефтепромышленник Штейнгель, чей дядя работал у Губонина, а на скалах Адалары был устроен ресторан «Венеция», к которому с берега начали даже прокладывать канатную дорогу, но помешала война. Созданная менее чем за полвека курортная инфраструктура имела такой потенциал, что практически служила основой для приема отдыхающих и привлечения туристов все годы советской власти.

Выезд на кумыс

В середине XIX века в России появилась новая мода — лечение кумысом. Его в первую очередь использовали от туберкулеза, но также считалось, что кобылье молоко помогает и от множества других недугов: «малокровье, желудочно-кишечные и легочные катары, золотушные страдания разных форм; изнурение от физических и нравственных причин». Как писали тогдашние доктора: «Болезненный цвет кожи и больной вид лица изменяются в более живой и здоровый; у больных, озабоченных своей болезнию, обнаруживаются живость и веселость в характере».

Первое заведение открыл под Самарой врач Нестор Постников в 1858 году. Он взял в аренду 19 десятин земли под устройство лечебницы и еще 860 десятин под пастбище для кобылиц. Казна дала ему ссуду в 8000 рублей. В его объявлении указывались цены: «Дачный домик с мезонином и террасою — 110 рублей серебром за сезон… Квартира о трех комнатах каждая по 135 рублей серебром. Квартира о двух комнатах, с небольшой передней, по 65 рублей серебром».

Дело процветало, в заведении Постникова пациентам предоставлялись все услуги для культурного отдыха и развлечений. Он открывал новые филиалы своей лечебницы, а с 1895 года начал торговлю по России и Европе консервированным кумысом по технологии, разработанной его сыном Борисом: «Кумыс-экспорт не портится, высылается ящиками, шестьдесят бутылок — 30 рублей, включая доставку большой скоростью по железной дороге».

Звездный час лечебницы наступил в начале XX века, когда другой сын, Сергей, ставший одним из ведущих предпринимателей города, был даже избран самарским городским главой. Отдыхающие у Постниковых могли уже пользоваться телефоном в номерах и заказывать автомобиль.

Кумысолечебницы возникали в Самарской, Оренбургской и Уфимской губерниях. Поездки на кумыс вошли в жизнь аристократии и среднего класса России. Важно отметить, что поставщиками кумыса были в основном башкиры, для которых прием «кумысников» являлся важнейшим источником заработка. Большая часть пациентов предпочитала не культурные лечебницы, а юрты, так как считалось, что для лечения важен и степной воздух — «башкирская кибитка на кочевке, нанимаемая для помещения, с кумысом для одного человека стоит от 12 до 25 рублей в месяц». В 1914 году лишь 4,5% отдыхающих жили в кумысолечебницах, остальные предпочитали снимать жилье у башкир. Цена за бутылку кумыса колебалась от 8 до 12 копеек.

Самым известным любителем поездок на кумыс был Лев Толстой. Первый раз он отправился в самарские степи в 1862 году — перед началом работы над «Войной и миром». Второй раз он побывал у башкир в 1871 году и буквально влюбился в этот край, подружился со многими кочевниками. Ему так там понравилось, что он купил 2500 десятин. Жене он писал: «Земля — нетронутый ковыль с сотворения мира, родящая лучшую пшеницу… продается башкирцами по 3 рубля за десятину… Для покупки здесь имения особенно соблазняет простота и честность, наивность и ум здешнего народа». И вплоть до 1883 года граф ездил на кумыс уже со всей семьей, в свои собственные владения. Но народ испортился быстро — крестьяне платили арендную плату неисправно, их долг составил более 10 000 рублей, в итоге пришлось имение продавать почти за бесценок.

Другой русский гений Антон Чехов побывал на кумысе в 1901 году, только что женившись, уже тяжело больной туберкулезом. Он писал: «Пью кумыс и в одну неделю, можете себе представить, увеличился на 8 фунтов».

Кумысолечение сыграло важную роль в модернизации степных просторов Заволжья и Приуралья. Местное население получило источник стабильных доходов и активно втягивалось в рыночные отношения и сервисную экономику. Традиционное занятие — коневодство — сохранялось в значительных масштабах, что было важно для плавного перехода от кочевого образа жизни к оседлому, поскольку свободные земли распродавались переселенцам из России.

Россия > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 6 октября 2017 > № 2341517 Максим Артемьев


Казахстан > Миграция, виза, туризм > kursiv.kz, 5 октября 2017 > № 2340801 Айгуль Ибраева

Где отдыхают казахстанские туристы?

Айгуль ИБРАЕВА

В 2016 году количество выехавших из Казахстана туристов составило 9,76 млн человек, что на 13,7% меньше рекордного показателя за 2015 год в 11,30 млн человек. По мнению экспертов, здесь налицо влияние экономического кризиса и волатильного курса валют. Другой причиной может быть активизация внутреннего туристского рынка, развитию которого способствует и совершенствование региональной туристской инфраструктуры, что является одной из основных задач государственной Программы развития регионов до 2020 года.

Высокая активность на рынке выездного туризма в Казахстане наблюдалась в первой половине 2015 года, когда были доступны зарубежные туры по приемлемой цене при относительно стабильном курсе тенге, однако августовская девальвация значительно снизила активность на рынке.

В 2016 году колебание курса национальной валюты не было столь ощутимым как в предыдущий год, основной рост курса доллара США к тенге наблюдался в первые два месяца прошлого года, в последующем курс валют стабилизировался до показателя на начало года. По данным НБРК, диапазон колебания нацвалюты к доллару за прошлый год составил 56,25 тенге (в 2015 году — 166,77 тенге). Согласно экспертам, на сокращение числа выезжающих за рубеж повлияло как снижение реальных доходов населения, так и нестабильная политическая ситуация в мире.

«Конечно, здесь налицо влияние экономического кризиса, девальвации. Только люди привыкли проводить свой отпуск за границей, стали планировать и зимние каникулы, выезжать семьями, как экономические проблемы вновь дали о себе знать. Многие отказались от зарубежных путешествий, так как это не является потребностью первой необходимости», — объясняет ситуацию заведующий кафедрой «Туризм и сервис» Университета Нархоз Елена Абенова.

Без специальных мониторинговых исследований сложно однозначно определить причины значительного сокращения поездок казахстанцев за рубеж в 2016 году, считает в свою очередь профессор кафедры рекреационной географии и туризма КазНУ им. аль-Фараби Роман Плохих.

«Бесспорно, одной из причин может являться девальвации тенге и, как следствие, снижение покупательной способности казахстанцев. Другой причиной может быть активизация внутреннего туристского рынка», — считает эксперт. Данный факт косвенно подтверждает статистика обслуживания посетителей-резидентов средствами размещения Республики Казахстан. В частности, с 2012 года по 2016 год их количество увеличилось на 988 262 человек. Почти на 1 млн посетителей! Как говорится, «не было бы счастья, да несчастье помогло».

В связи с этим эксперт подчеркнул, что государственные органы управления прилагают немалые усилия для организации крупных мероприятий, стимулирующих развитие въездного туризма и внутреннего туристского рынка в городах Астана, Алматы и других. Определенное влияние оказывают новые возможности и потенциальные угрозы интеграционных объединений в виде Таможенного союза, растущего Евразийского экономического союза и других.

«Конечно, экономический кризис способствует развитию внутреннего туризма. И это хорошо. У нас есть, где отдохнуть и что посмотреть, причем и сервис становится лучше, и качество услуг и цены приемлемые можно найти», — говорит Елена Абенова. Но все же, по словам эксперта, информации о таких зонах отдыха, отелях, курортах и других туристских объектах пока мало. Поэтому многие казахстанцы до сих пор считают, что в Казахстане все дорого, нет дифференциации.

Среди граждан Казахстана, выезжавших за границу в 2016 году, традиционно превалируют посетившие страны СНГ (91,8%). По данным Пограничной службы КНБ РК, в 2011–2016 годах в среднем за год в страны СНГ выезжало 8 765 842 посетителей (89,5% от общего количества), а в страны вне СНГ — 1 023 780 посетителей (10,5%). В отдельные годы количество посетивших страны СНГ изменялось от 7,3 млн человек до 10,4 млн человек, а страны вне СНГ — от 0,9 млн человек до 1,2 млн человек, отмечает Роман Плохих. При этом статистические показатели по мотивам поездок говорят о том, что главной целью выезжающих был не туризм, а личные (частные) цели. Например, в 2016 году сложилась следующая картина согласно мотивам поездок в страны Содружества: частные — 78,6%; деловые и профессиональные — 19,7%; туризм — 1,3%; транзит — 0,4%. Казахстанцы традиционно больше посещают страны СНГ с личными (частными) целями.

Почему казахстанцы дают предпочтение странам СНГ? Во-первых, по словам Елены Абеновой, это безопасность: в странах СНГ люди чувствуют себя в большей безопасности, чем, к примеру, в Турции и Египте в последнее время, в связи с обострением политической обстановки. Во-вторых, это отсутствие языкового барьера.

Так, самым популярным в Казахстане направлением остается Россия (47,3% от совокупного объема выезжающих в 2016 году). Однако, как показывает статистика, количество посетителей в 2016 году по сравнению с 2015 годом уменьшилось на 15,7%. Статистика посещений Российской Федерации характеризуется значительными изменениями в отдельные годы. Если в 2016 году страну посетило 4,61 млн казахстанцев, в 2015 году — 5,47 млн казахстанцев, то в 2014 году их было 4,52 млн человек.

Один из основополагающих факторов здесь экономический. Ослабление российского рубля в 2014 году и в начале 2015 года повлияло на увеличение потока туристов в Россию в 2015 году, соответственно, укрепление рубля произвело обратный эффект в 2016-ом.

Второе популярное направление среди казахстанцев — Кыргызстан. Здесь с 2013 года наблюдается тенденция сокращения потока туристов из Казахстана. Так, в 2016 году количество выезжающих в Кыргызстан составило 2,81 млн тенге, что на 19,3%, или 672,57 тыс. человек, меньше, чем годом ранее.

Летом 2016 года на Иссык-Куле отдохнуло на 20–40% меньше туристов, чем обычно, отмечают СМИ Кыргызстана. Эти цифры подтвердил директор департамента туризма при Министерстве культуры, информации и туризма Азамат Жаманкулов. По его словам, сезон в прошлом году сложится не совсем удачным из-за плохой погоды и ремонта дороги Балыкчы – Корумду.

Узбекистан набирает популярность среди наших соотечественников как центр гастрономического и культурного туризма. В 2016 году поток туристов достиг 1,43 млн человек против 1,31 млн человек в предыдущем периоде, рост показателя составил 9,2%. В конце 2016 года президент этой страны подписал указ «О мерах по обеспечению ускоренного развития туристской отрасли Республики Узбекистан», согласно которому туризм в Узбекистане приобрел статус стратегического сектора экономики. В стране усиленно развивается туристская инфраструктура, осваиваются новые направления туризма.

На четвертом месте оказался центр шоп-туризма — Китай. За 2016 год Поднебесную посетили 217,90 тыс. казахстанцев против 230,93 тыс. в предыдущем году. За последние пять лет поток туристов из Казахстана в Китай уменьшился в два раза. Сокращение количества посетивших КНР связано с усложнением процесса получения визы, отмечают в турагентствах. В Китай сегодня турист может добраться только самолетом и только через Урумчи. При этом в 2016 году в одностороннем порядке было введено ограничение в отношении казахстанских граждан на оформление индивидуальных туристических (туристская группа должна состоять из пяти человек и более) и деловых виз КНР. Исключением является остров Хайнань, где для туристов от турагентств, прилетающих прямым беспосадочным рейсом, установлен безвизовый въезд (въезд по спискам) на срок пребывания до 14 дней.

Число казахстанцев, посетивших Турцию, стабильно сокращается с 2012 года по настоящее время. В 2016 году поток туристов из Казахстана в Турцию составил 207,81 тыс. человек против 317,99 тыс. человек в предыдущем году (-34,9%), тем самым данное туристское направление потеряло одну строчку и сместилось на пятое место. Поток отдыхающих в данном направлении спугнули не столько цены, сколько нестабильная политическая ситуация.

Страной более-менее безопасного и комфортного отдыха в настоящее время является ОАЭ, куда за прошлый год отправились отдыхать 117,61 тыс. казахстанцев. Количество выезжающих в Эмираты остается стабильным, несмотря на сокращение туристов в другие страны дальнего зарубежья.

После включения в 2014 году в состав Российской Федерации большей части территории Крымского полуострова значительно сократилось количество посетивших Украину казахстанцев: в 2015 году в страну выехало рекордно минимальное количество наших соотечественников — 27,47 тыс. человек. Для сравнения, в 2012 году Пограничная служба КНБ РК насчитала 90,84 тыс. выехавших в Украину. Однако в 2016 году количество выезжающих выросло уже до 46,09 тыс. человек (рост по сравнению с 2015 годом — 67,8%).

В десятку популярных направлений для отдыха среди казахстанцев в 2016 году вошли также Германия (45,89 тыс. человек), Таиланд (38,54 тыс. человек) и Грузия (33,02 тыс. человек). Если в первых двух поток туристов из Казахстана немного сократился за последние несколько лет, то количество выезжающих в Грузию только увеличивается. Так, за последние пять лет в данном направлении стало выезжать в четыре раза больше отечественных туристов.

«А такая страна, как Грузия, которая долгое время была практически закрытой, теперь наращивает свой туристский потенциал и нашим гражданам там очень нравится, причем как молодежи, так и людям постарше», — заметила Елена Абенова.

Как изменились цены на туры за границу для казахстанцев? По словам экспертов, наблюдается некоторый рост цен в секторе туризма, но опять-таки не потому, что отели подняли цены. За рубежом (во всяком случае, в Турции) цены остались прежними, но в пересчете на тенге — стало дороже. Перевозчики, в большей степени наши, подняли цены, поэтому лететь куда-то далеко обходится дороже.

По словам Елены Абеновой, перспективы выездного туризма в Казахстане хорошие. Многие казахстанцы уже никогда не откажутся от отпуска за границей. По-прежнему популярны Турция, Египет, Таиланд, Эмираты. А также востребованы в последнее время Грузия, Малайзия, Индонезия, Вьетнам. Меньше — Европа.

«Хотелось бы, конечно, чтобы туристское предложение было более разнообразным. Но здесь важно отработать четко и профессионально туристское законодательство, на которое опираются турагенты и туроператоры в своей деятельности, а с этим у нас тоже не все гладко», — считает эксперт.

Девальвация тенге крайне болезненно сказалась на ценах в сфере выездного туризма, в свою очередь отмечает Роман Плохих. Если в национальных валютах цены по большинству направлений изменились не сильно, то в тенге изменения были значительны и довольно неприятны для среднестатистического казахстанского потребителя. Его реакцию на эти изменения отражает показанная ранее динамика количественных показателей. Преимущественно наши соотечественники избрали тактику «выжидания», поэтому предпочитали не тратить «подкожные» средства на зарубежные отдых и туризм.

В то же время удельный вес зарубежных поездок с личными (частными) целями в 78,6% свидетельствует о том, что никакой кризис не заставит казахстанца экономить на том, что он считает важным и необходимым. С этой позиции любое, даже кратковременное, положительное изменение в сфере экономики сразу же скажется в виде положительной динамики выездного туризма. Показатели в сфере выездного туризма очень зависимы от множества факторов, поэтому наблюдаются значительные «взлеты» и «падения» в отдельные годы. Учитывая долгосрочные тенденции, наиболее вероятен рост в сфере как выездного, так и внутреннего туризма Казахстана.

Эксперт считает, что в условиях девальвационных ожиданий и сложности для прогнозирования экономической ситуации, отдых и туризм, не являющиеся целями первостепенной важности, скорее всего, станут объектами экономии и оптимизации, как в компаниях, так и в семейных бюджетах казахстанцев. Конечно, останется тенденция традиционных поездок в страны СНГ с личными (частными) целями.

По словам ученого, по-прежнему сохранится устойчивый интерес к двум сегментам выездного туристского рынка — массовый пакетный отдых, формируемый турагентами, а также самостоятельные, преимущественно индивидуальные (неорганизованные) заграничные туры. Сохранят популярность деловой туризм и корпоративные путешествия. В их числе поездки в сфере MICE (meetings, incentives, conferences, exhibitions — встречи, поощрительные бизнес-поездки, конференции, выставки). Сохранят позиции медицинский и образовательный туризм. В условиях увеличения квот на обучение в магистратуре и докторантуре PhD для нерезидентов в Российской Федерации, Китае и странах Европы эксперт прогнозирует увеличение количества поездок в сфере образовательного туризма. Важным событием 2016 года стало подписание соглашения по упрощению взаимных групповых туристских поездок между Казахстаном и Ираном. Станет ли это направление популярным, покажет будущее. Несмотря на разные неблагоприятные факторы, сохраняется и сохранится интерес к зарубежным религиозным и паломническим турам, считает эксперт.

«Радует, что многие турфирмы заинтересовались казахстанскими турпродуктами и довольно успешно их реализуют. В этой сфере популярными направлениями стали Алматы, Алаколь, Буктырма, Бурабай, Балкаш, Жайсан и др. Данная тенденция, бесспорно, сохранится в ближайшем будущем», — уверен Роман Плохих.

Как отмечено в государственной Программе развития регионов до 2020 года, огромный туристский потенциал регионов создает предпосылки для развития экономики регионов страны. Так, одним из приоритетов государственной поддержки мероприятий по развитию центров экономического роста в регионах Казахстана является развитие инфраструктуры для крупных региональных проектов индустриализации, в том числе в сфере туризма и альтернативных источников энергии.

В свою очередь Казахстан в 2016 году посетили 6,43 млн иностранцев. Количество посетителей по въездному туризму в РК за последние пять лет остается сравнительно стабильным. 82,9% посетивших Казахстан являются гражданами Узбекистана (2,46 млн человек), Российской Федерации (1,59 млн человек) и Кыргызстана (1,35 млн человек). При этом в 2016 году относительно предыдущего года наблюдается рост посетителей из таких стран, как Узбекистан (+162 577 человек), Таджикистан (+48 502 человек), Китай (+5759 человек). При этом сократилось число туристов из Российской Федерации (-59 159 человек), Украины (-23 710 человек), Турции (-16 690 человек), Армении (-11 364 человек).

Причина увеличения количества визитеров из Узбекистана, Таджикистана и Китая в Казахстан, становится понятна, если изучить цели их поездок, рассказывает Роман Плохих. До 74,1% поездок связано с частными целями, а 16,9% — с деловыми и профессиональными. Учитывая общеэкономическую ситуацию, можно сказать, что сохраняется тенденция прибытия граждан Узбекистана и Таджикистана с целью получения работы, а граждан Китая — с целью налаживания торговых связей.

Визитеры из РФ, Украины и Армении прибывали преимущественно с деловыми целями. Это отразилось в уменьшении количества прибытий граждан этих стран. Конечно, это не означает, что Казахстана стал для них не интересен в качестве экономического партнера, а указывает на кратковременный переход в режим «консервирования» имеющихся контактов в условиях экономического кризиса. На обоснованность этого объяснения указывает увеличение прибытий граждан Беларуси и Азербайджана, в основном с деловыми и профессиональными целями. Спектр контактов с этими государствами в последние годы постоянно расширялся, что благотворно сказалось на деловой сфере, отметил эксперт.

Казахстан > Миграция, виза, туризм > kursiv.kz, 5 октября 2017 > № 2340801 Айгуль Ибраева


Казахстан. Китай. Иран. РФ > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 2 октября 2017 > № 2335434 Рысты Карабаева

Salem China поможет привлечь туристов из Китая в Казахстан

Поднебесная наряду с Россией, Ираном и Индией определена как фокусный рынок

Уже довольно продолжительное время в Казахстане говорят о привлекательности китайского туриста. Китай наряду с Россией, Ираном и Индией определен для нас как фокусный рынок.

14 декабря 2015 года между Казахстаном и КНР подписан Меморандум об упрощении групповых туристских поездок китайских граждан в нашу страну (ADS-Меморандум). Заключение ADS-Меморандума предоставляет странам статус рекомендованного направления для групповых китайских туристов. «Это дает возможность значительно увеличить турпоток из Китая, но, разумеется, не сразу», — комментирует Рысты Карабаева, президент Евразийской ассоциации туризма. Ассоциация, которую она возглавляет, специализируется на работе с Китаем. В интервью деловому еженедельнику «Капитал.kz» эксперт рассказала о том, что нужно сделать для того, чтобы привлечь туристов из Поднебесной, входящих в число платежеспособных гостей в мире.

— Рысты Калиевна, чем интересен китайский турист?

— Согласно данным Национальной туристической администрации Китайской Народной Республики, по итогам 2016 года число выехавших за пределы Китая туристов составило 135 млн человек. Это означает, что почти каждый десятый житель КНР в прошлом году выехал за рубеж именно с целью туризма.

Жителям Китая принадлежит мировой рекорд по численности выездных туристов, это во-первых. Во-вторых, КНР уже не первый год находится на верхней строчке в рейтинге Всемирной туристской организации по расходам во время отдыха за границей. Согласно данным этой организации, в 2016 году общая сумма, потраченная гостями из КНР в мире, составила $261 млрд. Именно поэтому за внимание китайских туристов борются крупнейшие страны, и Казахстан сейчас в их числе.

— Значит, китайский турист интересен для нас своей платежеспособностью. Сколько денег он оставляет в среднем в стране, которую посещает?

— Согласно данным, собранным по всему миру, китайский турист тратит приблизительно 20 тысяч юаней на проживание, питание, развлечения и, конечно же, на самое любимое свое занятие — шопинг. Но эта сумма достаточно сильно колеблется для групповых и индивидуальных туристов из Китая.

— В чем еще привлекательность гостей из КНР именно для Казахстана?

— В близости для нашей страны во всех смыслах: географическом, культурном и историческом. Китайские путешественники постоянно открыты для новых впечатлений. Казахстан они воспринимают как необычное место для отдыха, этим наша страна и вызывает интерес.

Туристов из КНР постепенно становится больше

— Каковы особенности туристов из этой страны в плане потребления, которые можно было бы использовать с точки зрения финансовой выгоды для туристической отрасли Казахстана (и смежных с ней отраслей)?

— Вот уже в течение нескольких лет основные предпочтения китайских туристов во время отдыха остаются неизменными. Главная особенность — это любовь к шопингу. Более половины всех денег они тратят на покупки в крупных торговых центрах, а также на приобретение сувениров. Помимо шопинга, китайские путешественники любят пробовать местную кухню региона, где они отдыхают, но это увлечение носит непостоянный характер, так как, находясь в другой стране, китайцы все же предпочитают свою национальную кухню. Также они обязательно находят в период отдыха время, чтобы осмотреть местные достопримечательности и посетить экскурсии в тех местах, где они отдыхают, либо близ этих мест.

— Насколько увеличился за последнее время поток туристов из Китая в Казахстан?

— В течение нескольких лет наблюдается положительная тенденция постепенного увеличения потока туристов из Китая в нашу страну. Это намного лучше резкого бурного роста турпотока, так как сейчас мы можем контролировать ситуацию и обеспечивать китайских гостей необходимым уровнем комфорта для их отдыха в Казахстане.

— Как ЭКСПО повлияло на поток туристов из Китая? Ожидалось, что прибудет 350 тыс. посетителей из КНР. Оправдались ли ожидания?

— Специалистами по статистике было отмечено увеличение потока туристов в Казахстан на время ЭКСПО-2017 из многих стран, китайские граждане не стали исключением. Положительно на это повлияло постановление Правительства Республики Казахстан о предоставлении гражданам Китая, следующим транзитом в третьи страны через аэропорты Астаны и Алматы, 72 часового безвизового режима на время проведения ЭКСПО-2017. Но о конкретных цифрах сейчас трудно говорить, конечно, прошло еще совсем немного времени.

Важно, что делает Казахстан

— Как взаимодействуют туристические отрасли Казахстана и Китая? На каком уровне происходит сотрудничество?

— Наши страны сотрудничают для взаимного развития туризма на самом высоком уровне. Было проведено несколько форумов по развитию туризма между Казахстаном и Китаем с участием государственных органов и представителей турбизнеса. В частности, в сентябре 2016 года в Астане состоялся Казахстанско-Китайский туристский форум, в котором приняло участие более 300 человек из Китая и Казахстана, представлявших интересы государственных и бизнес-структур. В мае 2017 года в Пекине состоялся очередной Казахстанско-Китайский туристский форум. То есть подобные мероприятия становятся уже доброй традицией, которая действительно помогает в развитии отношений между нашими странами в области туризма.

Во время ЭКСПО-2017 в Астане все китайские провинции провели презентации туристского потенциала своих регионов, что дало им возможность наладить контакты со своими казахстанскими коллегами.

Представители государственных органов Казахстана совершают большое количество деловых поездок в Китай.

Из всего этого можно сделать вывод, что на данный момент отношения между нашими странами в области туризма находятся в наиболее активной фазе, чем когда бы то ни было.

— Что в самом Китае делается для увеличения интереса местных жителей к туристическим возможностям Казахстана?

— Китайский рынок туризма очень насыщен предложениями от множества стран, поэтому важным является то, что наша страна делает для своего продвижения в Китае. В частности, в этом году Казахстан провел несколько роуд-шоу в КНР.

— Какие туристические тренды сложились в сфере туризма в Китае — по предпочтениям самих туристов и по тому, как развивается туристический рынок в самом Китае?

— Рынок туризма в Китае, безусловно, очень крупный. Турфирмы Китая готовы предложить своим гражданам отдых на любой вкус. Что касается предложения китайскими турфирмами Казахстана как направления для отдыха, то сейчас этот вопрос находится в работе. Китайские компании постоянно сотрудничают со своими казахстанскими коллегами.

— Чем именно объясняется интерес китайских туристов к Казахстану? Что интересует китайского туриста в Казахстане?

— Наши страны близки географически, общие государственные границы Китая и Казахстана позволяют упростить процесс поездки китайских туристов в Казахстан. Кроме того, у нас есть общие точки соприкосновения культуры и истории, которые, безусловно, интересны для китайских туристов. Особенно можно выделить направление Великого Шелкового пути, который является неотъемлемой частью истории и культуры наших стран.

Salem China поможет привлечь туристов из КНР

— Вы говорили о планах познакомить профессионалов туристического бизнеса в Казахстане с туроператорами из КНР. Осуществились ли эти планы?

— В течение года Казахстан провел ряд мероприятий в Китае, целью которых было раскрыть потенциал нашей страны для китайского турбизнеса и потенциальных туристов. В ноябре мы проводим фестиваль «Путешествие по Великому Шелковому пути Казахстана» в трех регионах страны: Алматы и Алматинская область, Жамбылская область и Южно-Казахстанская область. Фестиваль ориентирован на представителей казахстанского и китайского турбизнеса, СМИ (казахстанские и китайские, в том числе блогеров), посетителей фестиваля (казахстанских и зарубежных, включая официальную делегацию из КНР). Участие в фестивале в том числе примут бизнес-делегации из России, Узбекистана, Азербайджана, Кыргызстана и других стран СНГ.

— В России запущена программа China Friendly. В чем ее суть и нужна ли Казахстану подобная программа?

— Программа China Friendly помогает правильно и в полной мере адаптировать отели, рестораны, торговые центры, аэропорты и места туристского интереса для нужд китайских туристов. Она учитывает все нюансы и специфику культуры и быта китайцев, чтобы сделать их отдых максимально комфортным.

Подобного рода программы нужны в каждой стране, в том числе в Казахстане, потому что мы претендуем на большой турпоток из Китая. В разных странах подобные программы называются по-разному: в Испании это Chinese Friendly, в России — China Friendly и так далее.

Наша Евразийская ассоциация туризма решила пойти другим путем — взяв весь лучший опыт других международных программ, создать свою уникальную казахстанскую программу, которую мы назвали Salem China. Уже само название говорит о том, каким образом мы относимся к китайским туристам — со всем дружелюбием и гостеприимством, которые присущи всем казахстанцам.

Программа Salem China ориентирована не только на адаптацию туристского рынка под потребности китайских туристов, но и на инструктирование сотрудников туристской отрасли Казахстана по вопросам того, как надлежит вести себя с китайскими туристами, как продвигать казахстанский туристский потенциал в Китае и привлекать китайских туристов в Казахстан.

— В чем особенности китайского туриста и как адаптировать туристический сервис для приема туристов из КНР?

— Каждый турист, и гость из Китая не исключение, выбирая гостиницу для проживания во время отдыха, хочет, чтобы она соответствовала его определенным ожиданиям и не оставила после себя воспоминаний о дискомфорте. Избежать подобных негативных ощущений помогут, например, следующие нюансы гостиничного сервиса. Прежде всего, в ресторанах гостиницы должны быть привычные для китайского туриста блюда, меню должно предлагаться на китайском языке. В номерах должны быть каналы китайского кабельного телевидения, должна быть пресса на китайском языке. Важно, чтобы на регистрационной стойке гостиницы присутствовали информационные материалы о том городе или местности, где отдыхает турист, и в отеле были информационные указатели на китайском языке.

Казахстан. Китай. Иран. РФ > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 2 октября 2017 > № 2335434 Рысты Карабаева


Казахстан > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 22 сентября 2017 > № 2320563 Айгерим Мухамеджанова

Как развивается туристический рынок Астаны?

Что сделано за последние годы и на что жалуются игроки рынка

«Байтерек», мечеть Хазрет-Султан, Национальный музей Республики Казахстан… В Астане с каждым годом открывается все больше интересных мест для посещения. Если раньше экскурсионную программу можно было расписать на один-два дня, то сегодня — уже на три-четыре", — Айгерим Мухамеджанова, президент Столичной ассоциации туризма, отмечает те положительные изменения, которые произошли в сфере туризма в Астане за последние годы. Одна из задач, определенных в Концепции развития туристской отрасли Республики Казахстан до 2023 года, — привлечение в страну иностранных туристов. Между тем в сфере туризма в Астане есть еще неразрешенные проблемы. Какие — об этом собеседница рассказала в интервью деловому еженедельнику «Капитал.kz».

— Как изменился туристический рынок Астаны в последние годы?

— По статистике, на начало 2017 года зарегистрировано 360 турагентов и 81 туроператор. Из них большее количество занимаются выездным туризмом, внутренним и въездным — 10% максимум. При этом количество турагентов увеличилось — с 297 в 2016 году, а количество туроператоров сократилось — с 83 в прошлом году. Возможно, уменьшение количества туроператоров связано с созданием фонда «Камкор», поскольку необходимо предоставить финансовую гарантию: кто-то из игроков мог сдать лицензию. Количество турагентств увеличивается, значит спрос есть, поскольку и количество проживающих в Астане увеличивается.

— С какими проблемами сталкиваются туристические компании?

— Наша ассоциация с выездным туризмом не работает, только с въездным и внутренним. Большинство игроков жалуется на работу службы таможенного контроля: иногда к посетителям на въезде и на выезде относятся не очень доброжелательно. Поэтому турфирмам приходится сглаживать такие моменты.

Следующий момент: рынок гидов не регулируется. В Астану заезжают гиды из соседних регионов и даже стран, рассказывают о городе неизвестно какую информацию, не все достопримечательности показывают. Могут представить столицу не в лучшем свете, что отрицательно сказывается на имидже Астаны и государства в целом. Если гид донес информацию некачественно, не стоит ожидать, что турист, получивший такую информацию, посоветует своим друзьям и родственникам приехать сюда. Непрофессиональные гиды своими действиями уменьшают потенциальный поток туристов.

Не продумана транспортная инфраструктура в городе. Допустим, возле музеев невозможно остановиться большим туристическим автобусам. Например, возле Музея Первого Президента, музея Сакена Сейфуллина. Это мешает работе турфирм. Важна ведь каждая мелочь. Если турфирмы не могут безопасно транспортировать своих туристов до места посещения, если их высаживают за перекрестком и потом им приходится идти до места пешком, тем более погодные условия у нас постоянно меняются — это неудобно.

Ко всему прочему нет достаточного количества хороших экскурсионных автобусов. Тот транспорт, который предлагают автопарки, либо устарел, либо не соответствует требованиям, предъявляемым к экскурсионным автобусам. Турфирмы в основном не имеют своих автобусов, потому что это очень дорого. Нет программы лизинга туристических автобусов. Автобусы можно арендовать у «Астана LRT» и «Автохозяйства управления делами президента», но это обойдется дороже и к тому же здесь большая конкуренция со стороны желающих. Турфирмы вынуждены предоставлять услуги на старых автобусах, и это негативно сказывается на впечатлениях туристов.

— Насколько остро стоит проблема кадров?

— Да, это действительно острая проблема. Не хватает специалистов, которые могли бы профессионально работать с иностранными туристами. Не все менеджеры турфирм владеют иностранным языком. В том же английском языке многие обладают лишь базовыми знаниями, но, например, вести деловую переписку не могут. Сейчас еще китайский становится очень актуальным языком в туристической индустрии, его тем более очень мало кто знает.

Нет кадров, которые специализировались бы на государственном управлении в сфере туризма. Выпускники казахстанских вузов, как правило, не обучены стратегическому планированию на государственном и международном уровнях. Выпускники зарубежных вузов в большинстве случаев обучались гостиничному менеджменту, и они тоже не могут мыслить масштабно — так, как те, кто обучался государственному управлению в сфере туризма. Это пробел. Поэтому мы, когда пишем мастер-планы, концепции, вынуждены приглашать иностранных экспертов. А они не могут за короткий период пребывания в Казахстане изучить всю специфику рынка. И к тому же они перекладывают на наш рынок свой опыт (европейский, например), и это не всегда состыкуется с местным законодательством, с особенностями местного рынка. Собственные кадры могли бы написать более качественные государственные программы.

«Астана Конвеншн Бюро» (организация, созданная акиматом Астаны в 2015 году для планирования, развития и продвижения туристского сектора Астаны, — прим. ред.) пишет мастер-план по развитию туризма до 2020 года на основе Концепции развития туризма до 2023 года, но они опять же пригласили для этого иностранных специалистов.

— В плане взаимодействия с местами размещения возникают какие-либо проблемы? Достаточно в Астане гостиниц, хостелов?

— Насколько я знаю, сейчас в Астане более 200 гостиниц, включая международные сети. Хостелов около 80; в прошлом году было 40, количество увеличилось в связи с ЭКСПО.

Казахстан не курортное государство, Астана — дестинация делового туризма. Поэтому 90% иностранных туристов в столице — это бизнес-туристы. Ценовая политика мест размещения рассчитана именно на них.

Но, с другой стороны, большой процент деловых туристов даже хорошо, потому что они тратят больше денег. Такие туристы останавливаются в гостиницах, кушают в ресторанах, заказывают такси, покупают сувенирную продукцию. Те гости столицы, которые останавливается в хостелах, стараются каждую копеечку сэкономить. Они могут даже сувениры не покупать, могут обойти весь город пешком, со своей водичкой и бутербродом. Они таких денег в городе не оставляют по сравнению с бизнес-туристами, финансовая отдача меньше.

— Какие еще направления туризма, помимо делового, можно было бы развивать в Астане?

— Можно развивать, например, событийный туризм. Организовывать фестивали, концерты. Иностранным туристам всегда интересно прикоснуться к культуре, к традициям той страны, в которую они приезжают. Было бы замечательно развивать вот эту составляющую, создавать этноаулы.

Или, например, можно было бы создавать площадки, где человек мог бы посмотреть культурное шоу во время ужина. Бизнес-туристы днем занимаются своими делами, а вечером им заняться в Астане нечем. Те же музеи вечером закрываются. Они не имеют возможности соприкоснуться с нашей культурой. Лишь пара ресторанов предлагает этническую музыку, но это не театрализованные шоу, которые могли бы полнее раскрыть нашу культуру.

— Туристы из каких стран наиболее привлекательны для Астаны?

— Из России, особенно приграничных районов, из европейских стран, для жителей которых отменен визовый режим. В последнее время такой страной становится Китай, с которым у нас подписано соглашение об упрощении групповых туристских поездок граждан Китая в Казахстан.

Нам предстоит много работы. Но, как я уже говорила, не хватает специалистов с достаточной компетенцией, которые могли бы «продавать» Казахстан, Астану как туристический продукт, организовывать туристические маршруты согласно требованиям этих туристов. Сейчас, конечно, что-то предлагается, но этого недостаточно. Недостаточно маркетинга со стороны государства, города, потому что одна турфирма не может «продать» всю Астану, весь Казахстан.

— Какую работу проводит Столичная ассоциация туризма по привлечению туристов в Астану?

— Ежегодно мы проводим казахстанско-китайский форум. В прошлом году он был организован в Астане, в этом году — в Пекине. В ноябре мы планируем провести фестиваль по «Шелковому пути» в Алматы, Таразе, Шымкенте, на который приглашаются китайские, российские компании, представители госорганов.

Сотрудничаем с российскими и китайскими ассоциациями, государственными предприятиями. В прошлом году для популяризации внутреннего туризма мы провели совместно с национальной палатой предпринимателей фотоконкурс «Я люблю Казахстан». В этом году мы также проводим фото- и видеоконкурс Zhibek Zholy. Kazakhstan для популяризации культурной составляющей.

Мы инициировали изменения в проект приказа министра по регулированию деятельности гидов в республике. Участвовали в международном проекте с национальной палатой предпринимателей и Британским советом по применению опыта Великобритании в организации практики на рабочем месте студентов по специальности «повар». На рынке не хватает поваров, и когда открываются новые рестораны и гостиницы, они переманивают поваров друг у друга. Этим проектом мы хотели бы повысить ответственность работодателей и организаций образования в качественной подготовке поваров.

Казахстан > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 22 сентября 2017 > № 2320563 Айгерим Мухамеджанова


Россия. Евросоюз. Польша > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319148 Иван Крастев

«Восточная Европа без колониальной истории»

Die Tageszeitung, Германия

taz.am wochenende: Господин Крастев, Вы в Восточной Европе были свидетелем развала Советского Союза. Не видите ли Вы сейчас конец Европейского союза?

Иван Крастев: Нет, я не вижу конец Европейского союза. Однако мы не можем больше воспринимать ЕС как нечто само собой разумеющееся. Вещи. которые до сих пор казались невероятными, стали вдруг вероятными. Например, Брексит имеет большое психологическое влияние, также вырос страх перед неправильными политическими решениями. Но что, собственно говоря, мы понимаем под концом? Ограниченную свободу передвижения? У нас много теорий по европейской интеграции, но ни одной по роспуску ЕС.

— В Вашем новом эссе «Сумерки Европы» Вы изучаете линии разлома, которые сейчас пролегли через ЕС. Одним из самых тяжелых последствий кризиса с беженцами, по Вашему мнению, является раскол между Западной и Восточной Европой. Почему?

— Кризис с беженцами углубил политические и культурные разделительные линии, которые были и раньше. У восточноевропейских стран нет колониальной истории. Они менее привычны к тому, чтобы жить в одном обществе вместе с мнимыми чужаками, чем западные европейцы. В такой стране как Польша этническая однородность стала фундаментом национального государства. Вид чужака на границах собственной страны действует на многих восточных европейцев как смертный приговор для их довольно маленьких этнических групп.

— Страны на так называемом балканском маршруте были для беженцев скорее транзитными странами.

— Да, но неприятие чужого всегда сильнее там, где чужих почти нет. Нет ничего хуже, чем воображаемый иностранец, мигрант или беженец. Даже такие меньшинства как рома в таких странах, как Румыния или Венгрия, в течение веков так и не были толком интегрированы. То есть люди спрашивают себя сегодня, почему они должны принимать еще больше людей с абсолютно другой культурой. Более либерально настроенные люди, живущие там, хотят выехать в западноевропейские страны. Это еще больше усиливает чувство неуверенности.

— Означает ли Европа, например, для болгарина нечто совершенно иное, чем для нидерландца?

— Безусловно. Некоторые страны уже семьдесят лет являются частью европейского проекта. Они совсем иначе привыкали к этому союзу. В 1989 году праздновали прежде всего открытие границ. От этого выиграли многие восточные европейцы, которые сегодня работают за границей. Однако теперь эти открытые границы стали для них угрозой, потому что особенно в их родных странах особенно активно высказывались против приема беженцев. Но с усилением риторики против чужаков в Западной Европе также и рабочие мигранты из Восточной Европы могут скоро стать жертвами. Это было видно после голосования по Брекситу, когда в Англии участились случаи нападения на поляков и других мигрантов.

— Вы пишете в Вашем эссе, что восточноевропейские государства не разделяли космополитические ценности, которые лежат в основе европейской идентичности.

— Одним из больших различий является то, что означал 1968 год для Западной и для Восточной Европы. На Западе были солидарны с движениями за деколонизацию также и с учетом собственной колониальной истории и последствий второй мировой войны. Тогда появилось очень мультикультуралистское мышление. В Польше или в Чехословакии в 1968 году демонстрации были похожи более на национальное пробуждение. Люди там сопротивлялись советскому империализму, который восточноевропейские режимы пытались узаконить с помощью якобы интернациональной коммунистической революции. Это абсолютно иной мотив, чем на Западе.

— Проявляется ли это стремление к эмансипации и сегодня?

— Председатель польской партии «Право и справедливость» (ПиС), Ярослав Качиньский, является хорошим примером этого. Он уже всегда верил в то, что Польша может быть свободной и демократической только тогда, когда она будет полностью суверенной. Качиньский абсолютно против того, чтобы Польша делила свой суверенитет с кем-либо. Но Европейский союз в конечном счете организован именно вокруг этой космополитической идеи. Поэтому союзу надо искать эффективный средний путь. Однако это не может означать отмены открытых границ как беспроблемных, потому что они таковыми не являются.

— Думаете ли Вы, что такие страны как Словакия при распределении беженцев смогут все же пойти на компромисс?

— У восточноевропейского общества есть ощущение, что им это распределение навязывают. Правительство ФРГ решилось на открытие границ. Когда это привело к напряженности в Германии, то было решено морально обязать другие страны. Но по этому поводу не было никаких серьезных дискуссий. Это опять же позволило некоторым восточноевропейским главам правительств поставить под вопрос всю европейскую миграционную политику в целом. Это смешно, но некоторые страны не хотят принять даже тысячу человек.

— В Вашей новой книге «Сумерки Европы» Вы пишете о смысле и о бессмысленности референдумов и прямой демократии. Какое влияние оказали референдумы, как в 2016 году в Нидерландах по поводу договора об ассоциации с Украиной? 60% избирателей проголосовали против.

— Этот референдум был непостижим. Я думаю, что большинство нидерландских избирателей ничего не знает о договоре об ассоциации Европейского союза с Украи- ной, и оно и не интересуется этим. Это голосование показало, как политические группировки или даже правительство одной страны может получить популярность у людей. Они хотят показать, что выступают от имени большинства граждан. Если будет больше таких референдумов, то ЕС будет парализован. Я считаю их более опасными, чем возможные голосования по выходу из ЕС.

— Какую роль играет Россия в напряженных отношениях между Западной и Восточной Европой?

— В вопросе отношения Восточной Европы к России существует раскол. Польша и Прибалтика чувствуют, что им угрожает Россия. Опять же в Викторе Орбане Владимир Путин нашел самого сильного союзника в Европе. Я думаю, что Москва будет постоянно пытаться объединиться с отдельными странами Европы, но не с Европейским союзом как таковым. Это будет еще усиливаться, если отношения России и США останутся такими же плохими. Целью Москвы будет отделение ЕС от США, и это еще никогда не было столь многообещающим, как сейчас с президентом Дональдом Трампом. Отношения между США и Европой такие напряженные, как этого не бывало со времен второй мировой войны. Россия хочет этот разрыв в европейском обществе углубить и использовать, чтобы заставить опять же США пойти на переговоры по поводу санкций.

— Предоставляет ли напряженность в отношениях между Россией и США шанс для новой идентичности Европы?

— Европа должна сейчас, больше чем когда либо ранее, проводить более активную внешнюю политику и политику в области безопасности. Я думаю, что это не случайно, что Германия и Франция уже выступили с идеей о более автономной роли в области безопасности для ЕС. Развитие ситуации в Польше и Венгрии, конечно, усложняет объединение ЕС. И все же, даже если угроза из России и напряженность в отношениях с США представляют собой риск, я думаю, что здесь есть шанс продвигать вперед более эффективную внешнюю политику и политику в области безопасности.

Россия. Евросоюз. Польша > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319148 Иван Крастев


Германия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316253 Леонид Бершидский

Что произошло, когда в Германию приехал миллион беженцев?

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Еще не так давно кризис с беженцами в Германии выглядел так, что возникало впечатление, будто все может закончиться закатом политической карьеры канцлера Ангелы Меркель. Теперь понятно, что этого не произойдет, так как Меркель, скорее всего, победит на своих четвертых выборах, которые состоятся 24 сентября. Неужели Германия действительно справилась с проблемой, как и обещала Меркель в 2015 году?

Если говорить честно, пока не справилась.

После 2015 года, когда Меркель настежь открыла двери Германии для искателей убежища, и в страну приехало около миллиона человек, наплыв беженцев пошел на убыль. Но с января по август 2017 года было подано 149 880 заявлений на предоставление убежища. Это больше, чем за весь 2013 год, а к концу года этот показатель может превысить цифры 2014 года.

Надежной статистики по расселению беженцев не существует. Последние официальные данные имеются за 2015 год, и они показывают, что 61 процент искателей убежища жил в приемниках для беженцев или в квартирах общего проживания. То есть, жили они совместно, а не в домах на одну семью. В мае 2017 года издание Der Spiegel попыталось провести собственный подсчет и пришло к выводу, что десятки тысяч людей по-прежнему живут во временных убежищах, куда они попали после приезда, скажем, в блоках контейнеров или в ангарах бывшего аэропорта Темпельхоф. По сравнению с этим коммунальное жилье, к которому можно отнести переполненные хостелы, это большой шаг вперед.

Просители убежища обязаны посещать курсы по интеграции. Однако немецкий язык очень труден для изучения, и поэтому, когда Федеральное управление миграции в конце 2016 года провело масштабное исследование среди беженцев, выяснилось, что лишь 18% из них хорошо освоили язык, а 47% признались, что знают его плохо.

Ситуация на рынке труда складывается отвратительная. По официальным данным за август 2017 года, 497000 беженцев были зарегистрированы в немецких центрах занятости как люди, ищущие работу. А 196000 из них (на 43000 больше, чем годом ранее) являлись безработными. Остальные беженцы даже не имеют права на работу, потому что их заявления пока не рассматривались, либо не прошел первоначальный трехмесячный период ожидания, когда они должны посещать курсы по интеграции, а работать в это время им запрещено. В среднем, время на принятие решений по заявлениям беженцев у иммиграционных властей сократилось: сейчас за 10 месяцев рассматривается около 40% документов иммигрантов, в то время как в 2013 году этот показатель был ниже 20%. Тем не менее, по состоянию на конец июля была значительная задержка с рассмотрением 129 ъ000 заявлений, о чем сообщает Федеральное управление занятости.

Сейчас ситуация лучше чем в 2015 году, когда новые иммигранты бесконтрольно пересекали границу. Немецкая правительственная машина после первоначального потрясения начала справляться с возросшей нагрузкой, и сейчас немцы практически не видят беженцев на улицах. На поверхности все довольно тихо и гладко, но жизнь у беженцев по-прежнему резко контрастирует с жизнью окружающего их состоятельного общества. Каковы же в таком случае успехи Меркель? Сегодня, когда речь заходит о преодолении миграционного кризиса, она говорит намного увереннее, чем в 2016 году. Тогда она сожалела, что не может повернуть время вспять для исправления ошибок. В этом году она подает сигналы о том, что поступила бы точно так же.

Народная поддержка

«Среди элиты и других представителей немецкого общества распространена уверенность в том,что интеграция иммигрантов — это правильный путь», — говорит генеральный директор Центра региональных исследований в городе Эрлангене Петра Бендель (Petra Bendel), являющиеся также членом экспертного совета Немецкого фонда по интеграции и миграции. Это влиятельная организация, объединяющая в своих рядах немецких экспертов, интересующихся вопросами миграции. Бендель приводит данные проведенного недавно опроса, в ходе которого три четверти немцев осудили миграционную политику, назвав ее «плохо подготовленной». Но примерно такое же количество респондентов сказали, что она «нравственно необходима». В ходе того же опроса 51 процент сказал, что Германия испытывает огромную потребность в работниках, и с этой задачей могут справиться беженцы. По словам Бендель, это очень важно. «В конце концов, преимущество Меркель на выборах это экономика», — говорит она. Действительно, Германия, где почти полностью отсутствует безработица, испытывает дефицит трудовых ресурсов по ряду профессий и направлений, начиная с программистов и кончая парикмахерами. В этом году вакансия сантехника остается открытой в течение 156 дней, в то время как в 2016 году этот срок составлял 142 дня. Чтобы найти работника по уходу за престарелыми людьми, требуется 167 дней. Поэтому немецкие компании с энтузиазмом говорят о прибытии мигрантов.

В 2015 году Меркель провела совещание с руководителями крупных компаний, на котором обсуждался вопрос об интеграции беженцев на рынке труда. После этого совещания на свет появилась организация, получившая название «Мы вместе» (Wir Zusanmmen). Она занимается координацией интеграционных проектов различных компаний. Свою деятельность организация начала в феврале 2016 года, приняв в свои ряды 36 фирм. Сегодня в ее рядах насчитывается 220 членов, в том числе, 19 фирм, включенных в немецкий индекс DAX. В этот список входят исключительно «голубые фишки» немецкой промышленности, в том числе, такие фирмы как Adidas, Bosch, Opel, Siemens, Volkswagen, Lufthansa, Deutsche Telekom и прочие.

Интеграционные программы в этих компаниях дают доступ к прославленный немецкой системе профессионального обучения, в рамках которой опытные работники готовят новых специалистов, а те параллельно занимаются в профессиональных училищах. К этим проектам привлечены 18000 сотрудников, которые также помогают беженцам изучать язык, оформлять иммиграционные документы, и знакомят их с тонкостями немецкой повседневной жизни, которая, как мне известно из личного опыта, может привести иностранца в замешательство.

По словам руководителя проекта «Мы вместе» Марлис Пейне (Marlies Peine), многие компании нашли в этих программах интеграции большие преимущества, поскольку им удается привлекать к работе квалифицированных немцев, желающих делать добрые дела. Первоначальный энтузиазм, который я наблюдал в 2015 году, пошел на спад, но миллионы немцев по-прежнему добровольно помогают беженцам. И им нравится то, что это можно делать на рабочем месте. Но здесь есть одна проблема: количество беженцев, участвующих в этих программах, составляет всего 7 000 человек. Это крохотная цифра по сравнению с численностью сотрудников, работающих в этих компаниях.

Пейне говорит, что работать хотят очень многие беженцы. Однако компаниям трудно найти людей с достаточно солидным иммиграционным статусом, указывающим на то, что долгосрочная интеграция даст положительный результат. Согласно данным опроса Миграционного управления, 90% беженцев хотят остаться на длительный срок. Однако Меркель и другие политики из Христианско-демократической партии говорят, что когда закончится война в Сирии, многим беженцам придется вернуться домой.

В четверг вечером Меркель постаралась донести эту мысль до одного сирийца, находившегося в студии, где шла телевизионная программа. Этот человек поблагодарил канцлера за то, что она позволила его семье приехать в Германию, и сказал, что не хочет расставаться с этой страной. По словам Пейне, иногда компании, принимающие беженцев на курсы интеграции, спустя несколько месяцев выясняют, что эти люди депортированы. Правительство Меркель активизировало процесс депортации, чтобы успокоить консервативных избирателей.

Государственная железнодорожная компания Deutsche Bahn, у которой в Германии примерно 200 000 сотрудников, имеет всего 200 вакансий в своей программе интеграции, хотя эти места еще не заполнены. Об этом мне рассказала создательница программы Ульрике Штодт (Ulrike Stodt). Компания находит желающих трудиться беженцев через центр занятости и на ярмарках вакансий, но чтобы пройти весь процесс интеграции, требуется очень сильная мотивация.

Deutsche Bahn приспособила под нужды беженцев свою программу «допрофессиональной подготовки» для людей моложе 25 лет, не имеющих профессиональной квалификации. За год участники этой программы могут познакомиться с компанией и пройти подготовку на рабочем месте в ее многочисленных подразделениях, выяснив за это время, какая работа подходит им больше всего. Беженцы также изучают язык и культуру, чтобы подняться до того уровня, который необходим для начала профессионального обучения. Правда, изучение технической терминологии это уже следующий шаг. По словам Штодт, у беженцев возникает очень мало проблем культурного свойства. Кое-кто в компании волновался по поводу того, что проходящим обучение мусульманам будет трудно подчиняться наставницам-женщинам, но оказалось, что это не очень большая проблема. Точно так же беженцы из Сирии, Ирака, Ирана, Афганистана, Сомали и Эритреи согласились с тем, что молиться можно лишь тогда, когда это позволяют условия работы. «Это как у христиан, которые не всегда могут посещать церковь по воскресеньям из-за того, что у них выпадает рабочий день», — говорит Штодт. В основном беженцы ведут себя точно так же, как и другие ученики, за исключением очень слабого знания языка. Для тех, кто прошел первый год и приступил к настоящей учебе с ее трудными теоретическими занятиями и подготовкой на рабочем месте, язык является главным препятствием. Еще одно препятствие это низкая зарплата, которую в Германии получают ученики. В среднем она составляет 854 евро в месяц. Даже если учесть небольшое социальное пособие, которое получают беженцы, на эти деньги трудно прожить три года — а именно столько времени занимает учеба в компании Deutsche Bahn. Только твердое обещание предоставить работу (в Deutsche Bahn это означает практически пожизненную занятость) может заставить людей продолжать занятия в рамках программы. Первые выпускники появяся только в 2019 году. В землях Германии существуют аналогичные государственные программы, и на эти средства выделен федеральный грант на сумму 50 миллионов евро; однако эти программы не гарантируют занятость по окончании учебы.

Deutsche Bahn также принимает беженцев, прошедших профессиональную подготовку в своих странах. Они учатся, а правительство пытается проверить их дипломы и свидетельства. Этот процесс может занять много месяцев и даже окончиться неудачно.

По словам Штодт, те усилия, которые Deutsche Bahn затрачивает на интеграцию небольшого количества беженцев, вполне оправдывают себя. Это в равной степени социальная ответственность и попытка найти необходимую рабочую силу, обучаемую в соответствии с немецкими стандартами. Когда в пятидесятых и шестидесятых годах в Германию начали приезжать гастарбайтеры из Турции и других бедных стран, их подготовка велась не столь тщательно, из-за чего процесс интеграции этих людей проходил медленно, и зачастую заканчивался неудачей. Германия не хочет повторять допущенные ошибки.

Добрых намерений недостаточно

Минусом такого скрупулезного подхода является отсутствие гибкости. Одна из самых серьезных проблем сегодняшнего дня состоит в необходимости создавать последовательные процедуры для признания квалификации и оценки приобретенных навыков, которые порой появляются у беженцев неформальным путем. Об этом в своей статье для издания Bertelsmann Stiftung написала Ютта Альтмюллер (Jutta Altmueller). Еще одно серьезное препятствие это изучение языка. Качество бесплатных языковых курсов, которые в настоящее время предлагают беженцам, откровенно низкое. Официально установленные стандарты владения языком не дотягивают до требований, предъявляемых к претендентам на реальные рабочие места. Если эти проблемы не будут решены, и если правительству Германии не хватит смелости сказать иммигрантам и их потенциальным работодателям, что оно не намерено пересматривать их статус после окончания конфликтов на Ближнем Востоке и в Африке, страна упустит прекрасную возможность получить дополнительные трудовые ресурсы в количестве 600000 человек. В этом случае беженцы просто заполнят теневую экономику страны, которая в последние годы пошла на спад из-за снижения безработицы.

Меркель в этом году получит карт-бланш в отношении беженцев, хотя работа по интеграции далеко не закончена. Германия сталкивается с нехваткой правовых механизмов, и кроме того, ей серьезно не хватает ресурсов. Похоже, что демократические партии договорились не раздражать людей проблемами иммиграции, говорит политолог Бендель. В 2021 году, когда состоятся новые выборы, консенсуса может и не быть. А выступающая против эмиграции немецкая партия «Альтернатива для Германии» может укрепить свои позиции, причем довольно значительно. Но возможно и такое, что Меркель больше не будет баллотироваться. Поэтому она, скорее всего, избежит долговременной ответственности за принятые в 2015 году смелые решения. Но знаменитая фраза канцлера «Мы справимся» является твердым обещанием для ее партии и для беженцев. А в конечном итоге, и для немецкой экономики. Остается только надеяться, что почти стопроцентная победа Меркель на выборах не приведет к тому, что она откажется от своих обещаний.

Германия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316253 Леонид Бершидский


Казахстан > Миграция, виза, туризм > dknews.kz, 14 сентября 2017 > № 2312125 Жасулан Сарсебаев

Жасулан САРСЕБАЕВ: «Открыть гостям красоты родного края»

Восточный Казахстан занимает третье место по количеству прибывших туристов (после Астаны и Алматы) за последние два года, и 1-е месте – по местам размещения (гостиницы, турбазы, гостевые дома), имея 463 места с единовременным размещением 27 тысяч человек в сутки.

Ольга СИЗОВА, Усть-Каменогорск

По сравнению с прошлым годом, въездной туризм за 1 квартал увеличился на 8,6%, внутренний – на 9%, на 18% повысился объем услуг мест размещения. По количеству туристов в регион лидирует Россия, на 35% увеличилось количество китайских туристов.

Об этих показателях, больших переменах и перспективах в сфере туризма Восточного Казахстана специально для «ДК» рассказал руководитель управления туризма и внешних связей ВКО Жасулан САРСЕБАЕВ.

– Жасулан Бирликович, развитие туризма в регионе осуществляется в рамках «Концепции развития туризма на 2015-2020 годы». Ее приоритетами признаны кластерная модель, развитие инфраструктуры, повышение эффективности маркетинговых мер и производительности труда, создание новых рабочих мест. Что по ходу развития этих приоритетов уже можно сказать?

– Наша область имеет самую большую протяженность автомобильной сети в Казахстане. А в инфраструктуре туризма дороги занимают, пожалуй, 1-й место. То есть вначале нужно обеспечить дороги к местам отдыха, потом – развивать там услуги. Поэтому в прошлом году было выделено 2,5 млрд тенге из областного бюджета для проведения ремонтных работ автодорог, которые ведут к крупным туристическим базам и местам отдыха – к Бобровке («Нуртау»), Горной Ульбинке, Алаколю, Сибинам.

В этом году выделено дополнительно 1,5 млрд, в частности, на ремонт дороги от села Кабанбай батыра до станции Жаланшколь в сторону Алаколя Алматинской области. Мы изыскали возможности для этого ремонта, чтобы нарастить приток туристов из Алматы и Алматинской области. В октябре следующего года планируем завершить работу на этом участке.

Кроме того, прежде чем проводить финансирование (в том числе, через фонд «Даму») строительства каких-то туристических баз, развивать инфраструктуру, необходимо навести порядок в зоне рекреационных территорий, провести инвентаризацию земельных участков. В этом году мы завершили инвентаризацию земель в районе Сибинских озер, на Бухтарминском водохранилище. А на следующий год будет ясна картина по Алаколю.

Таким образом, первый этап в нашей работе – это развитие дорожной инфраструктуры, второй – инвентаризация земельных участков, а уж третий – финансирование развития существующих и открытие новых мест отдыха.

Развитие кластера сейчас неактуально, мы приветствуем реальные, окупаемые проекты.

Что касается повышения эффективности маркетинга, то проблема была в том, что свой турпродукт многие фирмы продают отдельно. Но поскольку не было единой базы, было трудно продвигать туризм региона. Возник вопрос: «А где будут черпать информацию о Восточном Казахстане, его природе люди, не знакомые с краем?» Поэтому с прошлого года мы формируем сайт TOUREAST.kz, создаем его контент. Мы систематизировали основные туры наших туроператоров, которые работают на внутреннем туризме по привлечению гостей в область. И не работаем с турфирмами, работающими на выездной туризм.

Мы хотим продвигать концепцию развития туризма ВКО на одном информационном ресурсе общими силами, поскольку тогда легче будет вести маркетинговую кампанию. Для этого мы изучили передовой опыт других стран. К примеру, Нидерландов (ресурс «Амстердам»), Швейцарии (ресурс «Моя Швейцария»).

Кроме того, мы создали раздел на китайском языке (помимо английского).

Для сравнения: Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР, граничащий с ВКО, посещает 81 млн туристов. Это дает более 21 млрд долларов в год (показатель прошлого года). Что это означает? Что в Китае сейчас активно развивается и внутренний туризм, и сами китайцы активно путешествуют. По статистике, Китай вышел на 1-е место, как самая путешествующая страна. И то, что в этой стране развит групповой туризм, крайне важно для нас. В этом году впервые официально подписан контракт на оказание туристических услуг между двумя компаниями Китая и ВКО по приему групп туристов.

Что касается маркетинговых мер, то мы на таможенных пограничных постах Бахты и Майкапчагай создали специальные «зеленые коридоры» для китайских тургрупп, когда независимо от очереди контроль проходит быстро. Кроме того, на этих постах мы убрали языковой барьер и перевели на китайский язык информацию, касающуюся турмаршрутов, а также алгоритм пересечения границы на личных автомобилях, учитывая, что есть много туристов, которые хотели бы так путешествовать.

Мы не испытываем иллюзий, мечтая, что к нам приедут, скажем, гости из Африки или Европы. Европейский рынок для нас, безусловно, интересен, но не думаю, что он даст больше туристов, чем соседние государства – КНР и РФ. Поэтому мы решили локализовать свои маркетинговые усилия. Сейчас выезжаем для изучения потребностей туристов этих стран. Так, в прошлом году с 27 туркомпаниями выезжали в СУАР, где изучили предпочтения китайских туристов. При приеме тургрупп наши туроператоры должны учитывать все особенности национального менталитета, изучить потребности гостей.

– Как происходит ценообразование и как оценивается конкурентоспособность нашего турсектора?

– Нам нередко задают такой вопрос. У нас есть одно преимущество, являющееся и нашей слабостью. Это – климатические и природно-географические особенности Восточного Казахстана, благодаря которым можно развивать практически все виды туризма: пляжного, горнолыжного, экологического, культурно-просветительского, лечебно-оздоровительного, детско-юношеского и т.д.

Но есть одно «НО»! Наш туристический сезон короткий. Например, купальный сезон – 1,5-2 месяца. И поэтому цены высокие. Какой выход? В этом году при поддержке НПП «Атамекен» вместе с туркомпаниями мы создали ОЮЛ «Ассоциация туристических организаций ВКО». В ее состав входят крупные турбазы, туроператоры, рестораны, гостиницы, для того, чтобы они объединенно выдвигали свои инициативы. Ведь прежде чем решать проблемы и реализовывать крупные проекты, мы должны определить приоритетность.

Это увеличит производительность, в частности, гостиниц, которые сегодня загружены всего на 28% при 100% годовой возможности. Необходимо увеличить количество привлекаемых туристов, с тем, чтобы увеличить загруженность мест их пребывания. Соответственно, снизится их стоимость.

Что касается новых рабочих мест, то прежде чем их создавать, мы вначале должны разобраться с имеющейся инфраструктурой и прежде всего завершить инвентаризацию участков и баз. По предварительным данным, только на Алаколе сейчас за сезон крутится порядка 9 млрд тенге. Это огромные средства. Поэтому мы должны все систематизировать в сфере туризма, проверить, нет ли теневого бизнеса, оплачиваются ли налоги и т.д. Сейчас есть доля предпринимателей, построивших домики, но они не сдают их для туристов. Мы не можем организовать тотальные проверки, но мы должны добиться, чтобы все базы, работающие на территории ВКО, были зарегистрированы в соответствующих органах.

– Какие меры по развитию межрегиональных туристских проектов включены в План мероприятий по межрегиональному сотрудничеству трех соседних стран Большого Алтая – России, Китая, Монголии?

– В сотрудничестве в рамках «Большого Алтая» есть ограничение – визовый режим. Нужна единая система поддержки визового режима в четырех странах. С Китаем с 2015 года есть соглашение с СУАР о сотрудничестве по нескольким направлениям, в том числе и по туризму. Для граждан Казахстана с китайской стороны Зимунай и Тачен (Чугучак) действует безвизовый режим на один день. Если бы у нас появилась такая же возможность, мы ввели бы безвизовый режим для китайских туристов в Алаколе и Зайсане. Мы сейчас изучаем международные прецеденты, как это правильно сделать.

Кроме того, в международной практике есть режимы местного приграничного передвижения. Мы этот опыт изучили и выдвигаем инициативу, чтобы это решилось на государственном уровне.

Наряду с этим, мы изучили турпакет для китайцев, которые предлагают другие страны. Так, за 5 тысяч юаней (250 тысяч тенге) они могут слетать в Москву и Санкт-Петербург на 5 дней, причем перелет и проживание включены; за 9 тысяч юаней – в Европу с посещением 8 европейских стран.

Мы должны изучить стоимость турпакета альтернативного направления, чтобы предложить оптимальную цену с точки зрения логистики и качества услуг и с учетом наших реалий. Поэтому турператорам мы рекомендуем держать ценовую политику на уровне 2,5 тысячи юаней по Восточному Казахстану, а то ведь наши туроператоры зачастую еще работают по принципу: «Я лучше обслужу одного туриста в год…»

– Какова специализация в сфере туризма для районов и городов ВКО?

– Специализация такова: экологический туризм – Катон-Карагайский, Курчумский районы, Риддер; культурно-познавательный – Семей, Абайский, Тарбагатайский и Уланский районы, Усть-Каменогорск; лечебно-оздоровительный и медицинский –Семей, Катон-Карагайский, Урджарский район; пляжный – Зыряновский, Уланский, Курчумский и Урджарский районы. Горнолыжный – это Глубоковский, Зыряновский районы и Риддер; сельский туризм – Курчумский, Катон-Карагайский районы и Риддер.

– Каковы планы на перспективу?

– Мы хотим в этом и следующем году решить вопрос развития объектов придорожного сервиса. Это – указатели, мотели, кемпинги, АЗС, магазины, туалеты, придорожные кафе. Сейчас большинство из них не соответствует национальному стандарту. Мы работаем, чтобы их кооперировать. Это очень большой пласт работы. К сожалению, нет поощрительных мер для предпринимателей, стимулирующих развивать бизнес в этом направлении.

Первыми из всех областей мы провели инвентаризацию этих объектов: буквально единицы соответствуют стандартам. Сейчас совместно с НПП и «КазАвтоЖол» мы разрабатываем план мероприятий по развитию придорожного сервиса отраслевыми управлениями.

– Появится ли у нас когда-нибудь популярный в мире автомобильный туризм?

– В США хорошо развит «дом на колесах», караванинг, много дифференцированных по стоимости и комфорту кемпингов. Там порядка 2,5 тысячи трейлеров только в одном штате Монтана – копии нашего Катон-Карагая.

У нас этого нет. Хотя есть соответствующие природно-климатические условия и протяженность дорог – самая большая в Казахстане. Поэтому необходимо и у нас развивать однодневные туры и автомобильный туризм.

Казахстан > Миграция, виза, туризм > dknews.kz, 14 сентября 2017 > № 2312125 Жасулан Сарсебаев


Казахстан. Китай. Индия. РФ > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 13 сентября 2017 > № 2308144 Асель Нуркебаева

Чем Казахстан интересен туристам из Китая, России, Индии и Ирана?

Директор Visit Almaty Асель Нуркебаева о составлении портрета туриста и «фишках» Казахстана

Идеальное место для путешествия, отдыха — то, до которого можно добраться за четыре-пять часов самолетом. Исходя из этого, крупные потенциальные туристические рынки для Алматы и Алматинской области — это Китай, Россия, Индия и Иран, Ближний Восток, Южная Корея. По информации TripAdvisor, Казахстаном очень сильно интересуются туристы из США, Германии и Великобритании. Государство со своей стороны также заинтересовано в привлечении туристов, о чем говорится в Концепции развития туристской отрасли РК до 2020 года.

Что Алматы может предложить туристам из этих стран — прежде всего Китая, России, Индии и Ирана? Об этом корреспонденту делового еженедельника «Капитал.kz» рассказала Асель Нуркебаева, директор туристского информационного центра Visit Almaty.

— Асель, вы уже третий раз побывали в Иране. Чем эта страна привлекательна для казахстанской туристической отрасли?

— После снятия международных санкций Иран открылся в том числе с точки зрения туризма. У них сейчас стоят чартеры на Сочи, Санкт-Петербург, Таиланд. Много регулярных рейсов: у них есть две авиакомпании, которые дают хорошую сетку полетов практически по всему миру. В Турцию они хорошо летают. И за счет объема уже поставленного потока у них турпакет стоит дешевле. У нас, к слову, рынок неразвитый и со стороны отельеров нет понимания, что лучше не завышать цены и брать объемом. Буквально с начала этого года какие-то подвижки пошли, отельеры хотя бы с нами разговаривать начали. Раньше этого не было, они считали, что свои туристы есть, и этого хватает.

— Что еще, помимо дороговизны, отпугивает туристов?

— Отсутствие безвизового режима. И незнание, что такое Казахстан. Мы привозили трех иранских туроператоров в инфотур, они были в шоке. Тегеран очень похож на Алматы, хотя в 24 раза больше: тоже есть горы, Башня независимости очень похожа на Кок-Тобе, люди доброжелательные.

Если вопрос с визами нужно решать на государственном уровне, то проблему с осведомленностью мы как Visit Almaty — туристский информационный центр города — можем исправить.

В недавней поездке в Иран мы пригласили на презентацию 10−15 иранских туроператоров и показали им новые ролики, которые сейчас выходят на Euronews, и те, которые снимал про Алматы и область ВВС. Туроператоры были искренне удивлены увиденным, открыто говорили, что не знали, что в Алматы так красиво.

Мы сможем начать продвижение со следующего года, когда будет заложен бюджет. Хотим на центральном телевидении Ирана запустить ролики об Алматы с призывом к действию: «Приезжайте к нам», или по-английски: «Enjoy & Visit Almaty». У нас много ресторанов и кафе. Иранскому туристу именно это интересно, он в первую очередь «думает животом», ему не столь важно, где он будет жить и что будет делать. В самом Иране ведь очень вкусная кухня.

Индийцы, например, — они казахскую еду пробуют лишь один раз, и затем просят индийскую пищу. В Алматы существует пять-шесть индийских ресторанов. Если есть спрос, думаю, предпринимателям надо открывать такие рестораны.

— Разве туристы едут не за новыми впечатлениями, в том числе гастрономическими?

— Мы включаем в программу казахскую кухню. Но существует специфика. Многие туристы чисто физически не могут воспринимать нашу еду. Мы должны это учитывать. При составлении портрета туриста нужно учитывать все — даже самые мелкие детали и потребности наших гостей. Туристической отрасли необходимо адаптироваться.

— Китай также включен в перечень фокусных рынков…

— В Китай мы едем с другими предложениями, чем в Иран. Там мы продвигаем тренд — «Шелковый путь», он им очень интересен. Гости из Поднебесной интересуются природой, этникой, культурой. Некоторые запрашивают такие развлечения, как казино, это в основном привлекательно для богатых жителей центральных районов КНР, Гонконга.

Китай сейчас является рынком номер один, и было бы глупо не обращать внимания на нашего большого соседа.

Но нужно учесть, что китайцы юридически подкованы. Продали, например, им тур, они заплатили. Град, ураган, снег, дождь — если запланирована экскурсия на Шымбулак, мы обязаны повезти их туда. Если не едем, они улыбаются, а потом, вернувшись домой, подают в суд. Это специфика.

Европейские туристы, особенно индивидуальные, много не платят. Стараются экономить на всем, поэтому проживают чаще всего в хостелах.

С иранцами есть нюансы по оплате. Страна была закрытой, у них нет ни American Express, ни Master Card. Наши туроператоры боятся с ними работать. Конечно, мошенников хватает везде, но бронировать 30 номеров в гостинице, делать предоплату и не получить в итоге денег — это риск для любого предпринимателя.

— По оценкам, какой поток туристов может быть из этих четырех стран — Ирана, Китая, России, Индии?

— Из Китая нам хотя бы миллион в год. Нам много не надо. Для чего наш центр проводит исследование? Для того чтобы понять, сколько туристов можно принять одновременно на территории Алматы и агломерации. Такой статистики сейчас нет. По официальным источникам, у нас более 165 гостиниц, из них всего шесть пятизвездочных, определенное количество четырех- и трехзвездочных. Часть вообще не имеют категорию — такие вообще невозможно расценивать как место размещения. Наши ребята с фотоаппаратами и GPS-средствами ходят по городу и составляют базу того, что у нас есть.

Другая проблема — с хостелами. Во всем мире это популярное место размещения. Я поднимала с вице-министром культуры и спорта Аскаром Баталовым вопрос того, чтобы хостелы включили в закон о туризме. Сейчас они просто субъекты предпринимательства. У хостелов много проблем, прежде всего с финансированием, но мы не можем им помочь, потому что они не относятся к туристической отрасли.

— И все-таки можно хотя бы приблизительно понять, сколько туристов можно ожидать в Алматы?

— Нам сложно делать расчеты. Турция, например, смогла так поднять свою туристическую отрасль за счет определенного объема, и они могут планировать объем на следующий год. К ним сейчас из Восточной Европы хорошо едут, из Молдовы, в частности Кишинева, поставлены чартеры. Из Украины большой поток.

Мы не можем пока сказать, сколько иностранных гостей мы планируем привлечь. У Турции одна фишка — пляжный туризм. У нас их несколько. Мы планируем развивать гастрономический туризм, и мы будем выяснять, кому это интересно. Может быть, завтра потенциальным рынком станут европейские страны, где очень любят гастрономический туризм. Может быть, те же итальянцы будут приезжать на наши виноградники. У них сейчас проблемы со своими виноградниками, они могут погибнуть. Но привычка-то есть. А у нас есть производители вин, наши виноградники существуют еще с советских времен — знатоки поймут их ценность.

Китайцев, например, привлекает наш мед, они его баклажками покупают и везут домой. У них, видимо, проблемы с пасеками, наш натуральный мед им нужен для производства. Иранцы покупают технику. Те же телефоны из-за санкций у них стоят дороже. Иранцы покупают по одному-два и везут с собой. Индийцы покупают товары «все для дома», у них есть, но дорого.

У нас с 1 августа по 1 сентября проходил городской шопинг-фестиваль в 100 торговых точках. Планируем сделать под управлением туризма зимний шопинг-фестиваль. С 1 января до середины февраля в Алматы глухо — по заведениям, концертам, театральным постановкам. Хочу это изменить — сделать так, чтобы город жил, и активно. Чтобы люди к нам приезжали, покупали одежду, различные товары, ходили в рестораны. И чтобы местные компании, производители, продавцы, отельеры, рестораторы — все зарабатывали.

Казахстан. Китай. Индия. РФ > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 13 сентября 2017 > № 2308144 Асель Нуркебаева


Мьянма. Бангладеш. СКФО > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 12 сентября 2017 > № 2310011 Михаил Коростиков

Почему мусульмане Мьянмы стали главной мировой новостью

Михаил Коростиков

В 2012 году исход 120 тысяч беженцев из Ракхайна прошел практически незамеченным. Ближний Восток переживал «арабскую весну». В исламском мире и без Мьянмы хватало страданий и потрясений. Но к 2017 году контекст изменился. После ИГ и терактов имидж ислама надо было исправлять, и на щит подняли преследуемых мусульман далекой азиатской страны

Через неделю после того, как большинство жителей России впервые узнали о существовании народа рохинья, число беженцев из Мьянмы в Бангладеш и другие государства перевалило, по данным ООН, за 275 тысяч человек. Этот кризис стал одним из крупнейших в Юго-Восточной Азии со времен завершения гражданской войны в Камбодже.

Но еще более мощной стала информационная волна, поднятая этим кризисом. Проблема рохинья существует уже много лет, но еще относительно недавно, в 2012 году, о страданиях 120 тысяч беженцев-рохинья, изгнанных предыдущей операцией мьянманских военных, писали в основном в профильной литературе. А в этот раз среди их защитников оказались практически все крупные мусульманские фигуры, начиная от президента Турции Реджепа Эрдогана и заканчивая главой Чечни Рамзаном Кадыровым. По всему миру от США до Индонезии прошли митинги с требованием «остановить геноцид».

Почему так резко изменился масштаб освещения этого конфликта? Внутри самой Мьянмы все списывают на глобальный мусульманский заговор против их страны. Упрощение – естественная реакция человека, не имеющего полной информации, и в этом мьянманцы мало отличаются от их оппонентов, рассматривающих конфликт как противостояние буддистского большинства и мусульманского меньшинства.

Кризис в штате Ракхайн оказался настолько переполнен дезинформацией (случайной и намеренной) и ошибками восприятия, что при сохранении такого положения дел вероятность его разрешения близка к нулю. Поэтому важно разобраться не только в сути того, что реально происходит в Мьянме, но и в том, почему мы вообще вторую неделю читаем про рохинья и где были все эти группы поддержки и прочая обеспокоенная общественность в 2012 году. Ответ на эти вопросы может стать интересным кейсом для студентов факультетов журналистики и связей с общественностью. Если говорить коротко, выводу конфликта на новый уровень освещения способствовала грамотная работа профильных сообществ и удачно сложившаяся международная обстановка.

Без военного надзора

Важнейшую роль в раскрытии деталей происходящего в регионе сыграло само правительство Мьянмы. В конце 2015 года к власти в стране после более полувека военной диктатуры пришла Национальная лига за демократию во главе с именитой диссиденткой Аун Сан Су Чжи. Ей досталась одна из самых бедных и переполненных конфликтами стран региона: более 70 лет в Мьянме тянется вялотекущая гражданская война между центральным правительством и десятком повстанческих армий, добивающихся автономии или независимости.

Самой депрессивной частью страны стал тот самый штат Ракхайн, и, чтобы заручиться поддержкой международного сообщества в его восстановлении, Аун Сан Су Чжи в сентябре 2016 года создала комиссию во главе с бывшим Генсеком ООН Кофи Аннаном, который около года в тесном взаимодействии с ООН и местными функционерами изучал ситуацию на месте.

Результатом работы этой комиссии, помимо вышедшего в августе 2017 года открытого доклада с рекомендациями, стало появление большого объема данных о регионе. До того военные вообще не пускали туда никого, кроме (эпизодически) гуманитарных организаций с крайне ограниченными полномочиями. Открывшийся после демократизации канал информации позволил более-менее отслеживать ситуацию в регионе и своевременно заметить очередной всплеск насилия.

Американские демократы

Второй причиной повышенного внимания к проблеме стало появление после кризиса 2012 года нескольких организаций, так или иначе связанных с проблемой рохинья. Остановимся подробнее на трех из них: американской, российской и собственно региональной.

История распространения самого популярного хештега #rohingya в соцсетях показывает, что, помимо новостных служб, активнее всего его использовала основанная в 2013 году НКО BurmaTaskForce. С 24 августа эта организация в ежедневном режиме публиковала сотни твитов и постов с хроникой происходящего в Мьянме. BurmaTaskForce – дочерняя структура более крупной НКО, Justice for All, основателем и руководителем которой является видный деятель Демократической партии США имам Абдул Малик Муджахид. Помимо правозащиты, он занимается агитацией американских мусульман при голосовании на выборах в Конгресс и на пост президента.

Адбул Малик Муджахид более двух десятилетий занимался проповеднической деятельностью, а также написал ряд книг, статей и выступлений на тему, как мусульманам правильно продавать себя в западном демократическом обществе. «Мы должны правильно подавать бренд ислама и доносить до общества нашу озабоченность, – говорил он малайским СМИ в июле. – Мы должны рассказать миру, что мусульмане – главная жертва террора в мире и что мы ненавидим войну и террор».

Примечательно, что Justice for All также является соорганизатором правозащитного движения чернокожих Black Lives Matter и компании Climate Change, которая рассказывает американцам о последствиях изменения климата. Сейчас обе эти компании стали одними из основных орудий Демократической партии, использующей их как таран против президента Трампа и для продвижения своей повестки. Это не могло не отразиться на объемах взносов в бюджет НКО, и часть их могла пойти на увеличение освещения такого относительно маргинального сюжета, как притеснения мусульман в Мьянме.

Чеченский Instagram

В России важную роль в освещении проблемы сыграл чеченский адвокат Мурад Мусаев, основавший организацию Rohingya Alert, задачей которой провозглашено «добиться широчайшей огласки и мер политического характера, которые привели бы в чувство бирманских лидеров». Сайт организации представляет собой визитку, а страница в фейсбуке вообще пуста, зато профиль компании в инстаграме регулярно пополняется с января этого года.

Тогда же, судя по материалам, Мурад Мусаев с коллегами из мусульманской ассоциации «Сальсабиль» выехал на первую «миссию по сбору фактов». «Сейчас в Мьянме несколько чеченских и ингушских благотворительных организаций, – сообщил ВВС бывший пресс-секретарь главы Ингушетии Калой Ахильгов. – Благодаря прямому контакту с местными оттуда идет гораздо больше информации, чем несколько лет назад». Ничего похожего в 2012 году не было.

Расследование ВВС не смогло установить, узнал ли глава Чечни о ситуации в Мьянме именно из профиля Rohingya Alert, но сам выбор любимого средства коммуникации Рамзана Кадырова вряд ли был случайным. Посты Мусаева сверхпопулярными назвать нельзя, но до 10 тысяч лайков они собирают и, без сомнения, сыграли свою роль в распространении информации о произошедшем. «Я активно пользуюсь фейсбуком, инстаграмом, и последнее время у многих моих знакомых начали появляться в публикациях фотографии с историями о том, какому насилию подвергаются мусульмане в Мьянме», – говорили корреспондентам ВВС участники митингов у посольства Мьянмы в Москве.

Ребрендинг повстанцев

Наконец, важную роль в организации медийного освещения сыграло появление у боевиков-рохинья новой организации – Армии спасения рохинья Аракана (АСРА). Она была создана в сентябре 2016 года путем переименования появившейся после 2012 года организации Harakah al-Yaqin (Движение веры) и уже в октябре нанесла первый удар в новом качестве, атаковав полицейские посты. Ответом стала спецоперация армии и очередной исход беженцев, получивший название «лодочный кризис»: около 25 тысяч рохинья бежали, причем многие из них пытались достичь других стран на крошечных лодках, которые часто тонули.

Ракхайн знал много повстанческих движений, но АСРА имеет важные отличия: его глава – выросший в Саудовской Аравии пакистанец Атаулла Абу Аммар Джунини. В докладе International Crisis Group движение характеризуется как «возглавляемое комитетом эмигрантов-рохинья в Саудовской Аравии со штаб-квартирой в Мекке» и использующее для подготовки боевиков лагеря в Бангладеш.

Власти Мьянмы ожидаемо подозревают АСРА в связях с запрещенным в России «Исламским государством» и параллельно – с печально известной пакистанской Межведомственной разведкой, прославившейся косвенной поддержкой ряда террористических движений, начиная от «Талибана» и заканчивая непальскими повстанцами-маоистами. Проверить эти утверждения нет никакой возможности, но в своих обращениях к миру АСРА многократно осуждала религиозный терроризм и подчеркивала, что борется исключительно за самоопределение народа рохинья. Переименование из Harakah al-Yaqin в АСРА, по всей видимости, было совершено, чтобы привлечь на свою сторону международное общественное мнение, которое куда лучше относится к борцам за права народов, чем к исламским экстремистам.

Коммуникация с миром у АСРА налажена не в пример лучше, чем у бесчисленных повстанческих организаций рохинья до нее. На своей официальной странице в твиттере она выкладывает пресс-релизы на идеальном ооновском английском, прекрасно понятном международной бюрократии. Используемые лингвистические обороты («strongly encourages all concerned actors», «reciprocate this humanitarian pause» и так далее) напрямую взяты из документов ООН и малопонятны неподготовленному читателю, не владеющему специфической лексикой.

Несмотря на подписанную к шапкам документов шахаду, внутри их нет ни единого намека на религиозную мотивацию действий АСРА. Адресатом этих сообщений может быть только «международное сообщество», понимаемое как совокупность западных стран, объединенных в надгосударственные бюрократические институты.

Выбор сезона

Эти три примера хорошо демонстрируют, как сильно движение в защиту рохинья выросло и укрепилось в медийном пространстве после кризиса 2012 года. Список источников распространения информации о кризисе далеко не полон: огромную роль сыграло саудовское агентство Arab News, катарская Al-Jazeera и практически все мусульманские СМИ.

Более того, многие простые люди были настолько шокированы опубликованными свидетельствами, что на время стали искренними пропагандистами повестки рохинья. Анализ облака хештегов не выявил решительного доминирования одного из них (так бывает, когда кампания организуется централизованно), многие честно пытались привлечь внимание к страданиям людей, не особенно вдаваясь в тонкости мьянманской политики.

Но простое перечисление источников не дает ответа на вопрос, почему мучения мьянманских мусульман нашли в этот раз отклик у такого числа людей. Ключевой причиной, скорее всего, стал специфический международный контекст. В 2012 году исход 120 тысяч беженцев из Ракхайна прошел практически незамеченным, потому что Ближний Восток полыхал из-за событий «арабской весны». Мусульманский мир тогда в принципе воспринимался как место страданий и потрясений, и мьянманская история не могла тягаться с сирийским или египетским сюжетами.

К 2017 году контекст сильно изменился. Из жертв истории мусульмане в западном сознании превратились в ее недобрых творцов: проблемы с беженцами в Европе, теракты ИГ (которого в 2012 году просто не было) на Западе, неудачный переворот и последующая исламизация Турции ухудшили отношение к исламу как среди элит, так и среди населения. Исламскому миру нужно было исправлять этот имидж, поэтому на щит подняли преследуемых мусульман далекой азиатской страны, к которым раньше никто не испытывал особенно теплых чувств. Полноценно принять рохинья в состав своих обществ на протяжении десятилетий отказываются все мусульманские государства.

Тот факт, что агрессорами в конфликте стали «буддисты», сделал картину еще более гротескной: мусульмане оказались миролюбивее тех, чье имя стало нарицательным для миролюбия. Остается лишь надеяться, что мир ислама не ограничится медийной победой и отплатит за нее народу рохинья, оказав действенную помощь в прекращении страданий этих людей.

Мьянма. Бангладеш. СКФО > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 12 сентября 2017 > № 2310011 Михаил Коростиков


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 12 сентября 2017 > № 2306325 Леонид Бершидский

Как бывший губернатор вторгся на Украину

Тот факт, что президент Украины Петр Порошенко не смог предотвратить приезд своего политического противника, говорит о многом.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В воскресенье, 10 сентября, сторонники бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили прорвали оцепление полиции и пограничников на пропускном пункте на границе Украины с Польшей, чтобы вернуть обратно в страну своего изгнанного героя. Этот драматический инцидент стал печальным свидетельством провала попыток президента Украины Петра Порошенко привлечь иностранцев к проведению реформ в его коррумпированном постсоветском государстве. Кроме того, он стал свидетельством того, что все заявления президента о сделанном Украиной цивилизационном выборе в пользу Запада совершенно бессодержательны.

Саакашвили стал одним из многих иностранных экспертов, которых Порошенко пригласил на Украину после своего избрания в 2014 году, ставшего возможным благодаря «революции достоинства». Сначала Саакашвили возглавил совет по проведению реформ на Украине, а затем, когда его политические перспективы на родине постепенно иссякли, он стал губернатором Одесской области, чтобы попытаться восстановить экономику этого важного и в основном русскоязычного региона.

С тех пор многие иностранцы ушли в отставку, выразив при этом массу разочарований и усталость. Одесский проект Саакашвили тоже провалился — как он сам объяснил, из-за сопротивления со стороны Киева. Пережив разочарование, он решил заняться политикой и создал антикоррупционную партию. Порошенко плохо воспринял эти перемены и в июле лишил Саакашвили украинского гражданства. Поскольку ранее Грузия сделала то же самое — сразу после того, как Саакашвили занял свой пост в украинском правительстве — это решение Порошенко превратило его в человека без гражданства.

Украина подписала Конвенцию ООН о сокращении безгражданства, поэтому единственным способом лишить бывшего президента Грузии гражданства было заявить, что он солгал при подаче заявки. Саакашвили действительно забыл упомянуть об уголовных обвинениях, выдвинутых против него в Грузии, где его обвиняют в злоупотреблении властью. Однако тема обвинений против него довольно широко освещалась в СМИ, поэтому Порошенко и его советникам, несомненно, было известно об обвинениях в тот момент, когда они решили сделать Саакашвили гражданином Украины. Его решение лишить Саакашвили гражданства было откровенно политическим. Более того, оно противоречит Конвенции ООН, согласно которой у Саакашвили есть право отстаивать свои права в суде.

Саакашвили, путешествовавший со своим технически уже аннулированным украинским паспортом, задумал вернуться на Украину через Польшу. Несколько украинских политиков, которые не согласились с решением Порошенко — среди них оказалась бывший премьер-министр Юлия Тимошенко — присоединились к Саакашвили в Польше. Однако бывший президент Грузии отказался от своего первоначального плана пересечь границу в воскресенье на автобусе после того, как он услышал новости о довольно многочисленной группе головорезов, появившейся у границы рядом с тем местом, где расположились его сторонники. Вместо этого он сел на поезд «Украинских железных дорог», направлявшийся из польского города Пшемысль в Львов на западе Украины. Начальник поезда сообщил пассажирам, что поезд будет стоять на станции польского города до тех пор, пока «человек, которому запрещено въезжать на территорию Украины, не сойдет с него». Пассажирам, которым нужно было быстро добраться до Львова, даже подали автобусы.

Поняв, что поезд никуда не поедет, Саакашвили сел на автобус, чтобы добраться до другого пропускного пункта, в Шегини. Польские пограничники его пропустили, однако на украинской стороне ему сообщили, что погранпереход закрыт из-за угрозы взрыва бомбы, о которой по телефону сообщил неизвестный. Саакашвили находился в нейтральной зоне до тех пор, пока несколько сотен его сторонников не прорвали оцепление пограничников и полиции.

Саакашвили прошел по улицам Львова в сопровождении своих сторонников. Там его радостно приветствовали местные жители, и к нему навстречу даже вышел мэр города Андрей Садовый, который тоже стремится попасть в правительство в Киеве. Саакашвили даже выложил на своей странице в Фейсбуке видео. «Мне безразлично, кто нарушает границу — боевики на востоке или политиканы на западе, — подчеркнул Порошенко в своем гневном заявлении, опубликованном на его сайте. — Надеюсь, однажды он с таким же рвением будет прорываться в Грузию». Министр внутренних дел Арсен Аваков осудил «самоубийственное разрушение институциональности» «ради сиюминутных политических интересов» и пообещал привлечь всех виновных к ответственности. Однако Порошенко может винить только себя. Это он решил пригласить иностранцев в нереформированную, коррумпированную систему украинского правительства, не предоставив им никакой серьезной бюрократической, финансовой или политической поддержки. Несомненно, ни один из тех иностранцев не хотел, чтобы им воспользовались таким образом. Еще одну ошибку Порошенко совершил, попытавшись выдворить Саакашвили из страны. Закон сейчас на стороне Саакашвили.

Действия Порошенко позволили его политическим противникам заявить о том, что его попытки защитить его власть делают его похожим на свергнутого президента Виктора Януковича. «Нет никаких сомнений в том, что наступила новая коррумпированная диктатура», — написала в понедельник, 11 сентября Тимошенко на своей странице в Фейсбуке.

Партия Тимошенко «Батькивщина» сегодня формально является самой популярной партией на Украине, однако это ни о чем не говорит: согласно результатам нового опроса, ее поддерживают около 11% украинцев. Блок Порошенко набрал менее 10%. Следующие выборы назначены на 2019 год, и чисто теоретически у любого политика, включая Порошенко, есть в запасе еще очень много времени для того, чтобы восстановить популярность. Но ясно одно: Украина вернулась в свое привычное состояние анархии и междоусобной борьбы.

Западные лидеры не могут игнорировать такое положение вещей. Для постсоветского государства недостаточно просто повернуться спиной к России и отбиться от ее вооруженных налетов. Необходимо приложить усилия к тому, чтобы установить диктатуру закона, упразднить политическое кумовство и внести фундаментальные изменения в экономику — к примеру, организовать свободный рынок земли, на чем настаивает Международный валютный фонд и от чего украинское правительство продолжает отказываться. Неважно, сколько финансовой помощи Украина получит от Запада за свою готовность противостоять президенту России Владимиру Путину, она все равно может оказаться несостоятельным государством, если ее политики не начнут создавать работоспособные институты и не согласятся на честную конкуренцию.

Между тем, как показывает пограничный инцидент с Саакашвили, правительство так и не установило свою монополию на насилие. Саакашвили поддерживают всего 2% украинцев, поэтому ждать от него новой революции не стоит. Но в современной Украине любой, кто сможет собрать несколько сотен крепких парней — ветеранов боевых действий, антироссийских добровольцев, пророссийских политиков или сотрудников российских разведывательных служб — сможет проецировать власть, по крайней мере некоторое время.

Даже те, кто поддержал Саакашвили в текущем конфликте, испытывают страх. «Снимки из Шехини приводят в ужас, — написал на своей странице в Фейсбуке Мустафа Найем (Mustafa Nayyem), который находился вместе с Саакашвили в поезде, но не поехал на пограничный пункт. — Я не могу заставить себя назвать это успехом».

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 12 сентября 2017 > № 2306325 Леонид Бершидский


Казахстан > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 11 сентября 2017 > № 2310014 Султанбек Султангалиев

Что вынуждает казахстанцев эмигрировать за границу?

Масштабы эмиграции из Казахстана нарастают, причем уезжают наиболее грамотные и перспективные. Согласно данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, число выбывших из нашей страны в прошлом году составило 34 965 человек – на 16,4 процента больше, чем в 2015-м. Об этой, а также о других связанных с ней проблемах мы беседуем с политологом Султанбеком Султангалиевым.

Отсутствие перспектив

- Я бы не сказал, что Казахстан как государство вынуждает профессионалов уезжать из страны, - говорит политолог. - На такой самоубийственный шаг ни одна здравомыслящая власть не пойдет. Дискриминации граждан по национальному признаку у нас нет, экономические и социальные права и свободы соблюдаются. Другое дело, что осознание отсутствия перспектив личностного и профессионального роста, финансово-материальной успешности, а также беспокойство за благополучие семьи и её безопасность в случае изменения внутриполитической ситуации в Казахстане, сама непредсказуемость этих изменений подталкивают людей к отъезду за границу.

Исходя из собственного умозрительного опыта, могу сказать, что к миграции склонны уже состоявшиеся в своей профессиональной среде люди, а также молодежь, ищущая для себя перспективы вне Казахстана. Бомжам и пьяницам заграница не нужна. Им и легче, и проще умереть на родине.

- Китай «раскрутил» Димаша Кудайбергенова, тогда как у нас ему не удавалось пробиться. Ранее азиатские масс-медиа сделали популярной Сабину Алтынбекову. Это случайность?

- Все случайности закономерны. Казахстан не является мировым центром, и получить международную известность при помощи исключительно отечественных СМИ невозможно. Существует и другой момент. Мы как социум не замечаем незаурядных и талантливых людей в своей стране - будь то режиссер, музыкант или просто красавица и спортсменка. Чтобы общество распознало и признало личность, нужна благожелательная реакция власти - так устроена наша общественная система. А власти, по большему счету, не до этого - она признает только то, что «прогремело» в международном масштабе. Так было с Тимуром Бекмамбетовым, Геннадием Головкиным, теперь - с Димашем Кудайбергеновым. Наш политический Олимп с удовольствием использует «звезд» для решения своих пиар-задач, но неспособен их «зажигать». И не в силу отсутствия средств или возможностей, а по причине собственного равнодушия.

Раскрытию, росту отечественных талантов мешают и такие барьеры, как трайбализм и коррупция. На международном музыкальном конкурсе в Китае организаторы и жюри не интересовались у Димаша ни тем, какого он рода-племени, ни его родственными связями с сильными мира сего. Они не намекали на взятку за победу. Если бы подобный конкурс проводился в Казахстане, то простому парню Кудайбергенову ничего бы не светило.

По поводу Сабины Алтынбековой, раз уж вы назвали ее имя, могу сказать следующее. Во-первых, мне пришлось «погуглить», чтобы вспомнить, каким видом спорта она занимается, а во-вторых, на улицах казахстанских городов я видел много девушек, ни в чем не уступающих ей по красоте. Опять же мы просто не ценим, не замечаем красоту наших женщин до тех пор, пока на нее не обратит внимание кто-то за границей.

Что касается вашего намека на «китайский след», то для продвижения своих экономических интересов в нашей республике правящим кругам КНР, полагаю, нет необходимости заигрывать с общественным мнением в Казахстане. Если с ним не считаются власти собственной страны, то иностранным государствам оно тем более неинтересно.

Бонус к колбасе

- Весь мир, а страны постсоветского пространства в особенности, живет в состоянии угнетающей нестабильности. Бытует мнение, что делается это намеренно, поскольку растерянными людьми легче управлять.

- Тем, кто так считает, я бы посоветовал поменьше смотреть «РЕН-ТВ». Есть страны Евросоюза, Северной Америки, Австралия, Новая Зеландия, Япония, о которых невозможно сказать, что они живут в «угнетающей нестабильности». Поток беженцев из Северной Африки и Ближнего Востока, создавший известные проблемы европейским странам, искусственно вызван агрессивной внешней политикой США, которую недальновидно поддержал тот же Евросоюз. Но это не есть «нестабильность». Нестабильность связана, прежде всего, с экономической ситуацией. Чем она хуже, тем больше дестабилизационная составляющая. В первую очередь, это касается импортозависимых стран, чей бюджет формируется в основном за счет продажи полезных ископаемых, а не собственного производства. Наглядный пример - критическая ситуация в Венесуэле.

Вторая причина лежит в политической плоскости. Внешне всё выглядит вполне устойчиво, незыблемо и благопристойно, но достаточно порыва ветра или же выхода из строя опорной несущей конструкции – и вся система может мгновенно обрушиться, как это имело место в Тунисе или Ливии. Не всегда подобное случается, в чем можно убедиться на примере соседнего Узбекистана, но само ощущение непредсказуемости будущего и, соответственно, страх перед возможными потрясениями у граждан таких стран присутствует, и это вносит дискомфорт в их жизнь, а кое-кого вынуждает задумываться об отъезде.

- Но что сейчас происходит в нашем обществе: болезненная смена управленческих элит или же набирающая обороты деградация?

- Смена управленческих элит не является болезненной для нашего общества, поскольку общество, то есть народ, живёт в одном Казахстане, а элита - в другом. По большому счету, какая людям разница, кто принимает законы или издает постановления - старый чиновник или молодой? Ведь сути и направленности законов и постановлений данное обстоятельство не меняет. Сегодня общество не может существенным образом влиять на исполнительную власть, какими бы управленцами она ни возглавлялась. И до тех пор, пока ситуация в этом плане не изменится кардинальным образом, для нашего олигархо-бюрократического аппарата казахстанцы будут оставаться не народом, а просто народонаселением, у которого только две прерогативы - платить налоги и не высовываться.

Деградация, конечно же, имеет место быть. Например, в образовании. Причем не только в среднем, но и в высшем звене. Наблюдается она и в системе государственного управления, погрязшей в откатах, распилах, лицемерии и бездушии. Деградируют гуманитарные науки, сменившие партийного хозяина, но сохранившие свое холуйское подобострастие. И т.д.

Но я полагаю, что к тем процессам, которые происходят в сфере общественной морали, термин «деградация» неприменим. Конечно, с точки зрения добропорядочного гражданина Казахской ССР в современном казахстанском социуме царит полнейшая «аморалка»: самовлюбленные токалки, обнаглевшие от безнаказанности педофилы, лидеры организованных преступных группировок на важных чиновничьих постах и многое другое. Лично мне это тоже не нравится, и я прекрасно понимаю тех, кто болезненно реагирует на подобные явления в нашем обществе. А реагируют так не только коммунисты, но и верующие мусульмане и христиане, и тенгрианцы, и националисты… Дело в том, что императивы советской идеологии, на которой выросло не одно поколение казахстанцев, во многих морально-этических аспектах соприкасались как с мировыми религиями, так и с национальной ментальностью нашего народа. И все они в совокупности совершенно не приемлют моральные парадигмы западной цивилизации.

Но, повторюсь, я не считаю это деградацией. Просто произошло изменение шкалы моральных ценностей. Такое переформатирование является обязательным социальным последствием избранного экономического курса. Теперь у нас всё как на капиталистическом Западе, по образу и подобию которого мы строим своё общество. Ну или почти всё…

Надо понимать, что бесплатного сыра в мышеловке не бывает. Мы ведь хотели получить двадцать сортов колбасы в магазине? Пожалуйста! Но в качестве обязательного бонуса к ним прикладываются и порнография, и массовая безработица, и пенсионеры, ищущие еду в мусорных баках, и кредитная кабала, и свадьбы лесбиянок…. Пока в мире еще не создана модель, которая бы гармонично сочетала в одном флаконе лучшие элементы социализма и капитализма…

Автор: Сара САДЫК

Казахстан > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 11 сентября 2017 > № 2310014 Султанбек Султангалиев


Таджикистан. Россия > Миграция, виза, туризм. Медицина > news.tj, 11 сентября 2017 > № 2304131 Даврон Мухамадиев

Даврон Мухамадиев: «Тема миграции в России слишком политизирована»

Беседовала Нигора Бухари-Заде

Проблемы мигрантов и беженцев всегда были в центре внимания Международной Федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (МФОККиКП). Доступность медицинских услуг является одним из основных компонентов успешной социальной адаптации приезжих, считает глава регионального представительства МФОККиКП в России Даврон Мухамадиев. Поэтому в России важным направлением деятельности этой организации в последние годы стали программы по доступу мигрантов к медицинской помощи, профилактике ВИЧ и других инфекционных заболеваний и улучшению системы медицинского страхования мигрантов.

Первого сентября миссия Даврона Мухамадиева в России подошла к концу. Он передал свои полномочия новому главе Кари Исомаа (Kari Isomaa), а сам отправился в Будапешт — помогать мигрантам теперь уже в Европе. «Гуманист по призванию», «человек, посвятивший себя облегчению страданий людей», «приходящий на помощь, когда другие помочь не могут» — так говорят о Давроне его друзья и коллеги. Таким экс-глава офиса МФОККиКП в Москве запомнился и многим работающим в России мигрантам, в решении проблем которых он принимал непосредственное участие.

В беседе с «Ферганой» перед отъездом из Москвы Даврон рассказал о том, почему в России иностранные работники стараются не обращаться в медучреждения; граждан каких стран обследуют на ВИЧ и туберкулез, а каких — нет; что делать трудовому мигранту, если ему отказывают в лечении, и о многом другом:

- Подытоживая 8-летний период вашего пребывания в России, можете ли вы сказать, какие изменения произошли за это время в сфере оказания медицинской помощи мигрантам?

- Вопросы здоровья мигрантов и их доступа к услугам официального здравоохранения для нас, Красного Креста, являются наиболее важными. Изменения в этих вопросах есть и, к большому сожалению, не только положительные. Из положительных изменений, в первую очередь — это то, что существенно повысилась грамотность или осведомленность мигрантов об их правах и обязанностях в сфере охраны здоровья. Например, по итогам наших исследований об отношении мигрантов к своему здоровью, мы были приятно удивлены, что более 80 процентов мигрантов знают о том, что такое туберкулез и ВИЧ, знают пути передачи, симптомы туберкулеза, а вот настороженность в отношении этих болезней пока страдает. То есть использование презервативов, регулярное флюорографическое обследование пока присутствует максимум в 45-50 процентах ответов, а значит — значительное число мигрантов все еще находятся в группе риска.

Вместе с тем, возросла политизация интерпретации вопросов здоровья мигрантов в прессе, что конечно не служит позитивным изменениям в этой сфере. Ведь чем больше дискриминирующей полемики будет в обществе и СМИ, тем больше мигрантов будут с опаской относиться к вопросам раннего обследования, диагностики и лечения.

В организационном плане, я бы с сожалением отметил решение о ликвидации ФМС. Да, в начале деятельности этой службы звучало очень много критики в ее адрес. Однако на наших глазах ФМС постепенно становилась более открытой структурой, активно выстраивающей диалог с гражданским обществом и международными организациями. Было создано и активно функционировало управление содействия интеграции, с руководством которого у нас сложились тесные рабочие, партнерские да и дружеские контакты. Удалось реализовать ряд интересных инновационных проектов, например, были созданы Общественные приемные Красного Креста при управлениях ФМС в Москве и Санкт-Петербурге. Ежегодно более 10 тысяч мигрантов имели возможность получить профессиональные консультации, в первую очередь, по вопросам здравоохранения.

Был очень интересным опыт сотрудничества в Оренбурге и Тамбове, где при нашей поддержке силами Российского Красного Креста в Центрах адаптации мигрантов проводились сессии по профилактике туберкулеза и ВИЧ, что оказалось очень востребованным. В один из визитов в этот центр я обнаружил, что аудитория наших слушателей заметно расширилась, так как мигранты центра (преимущественно мужчины) пригласили на эти сессии своих знакомых женщин — землячек, работавших в городе.

Именно при содействии ФМС мы получили доступ в один из крупнейших Центров временного содержания иностранных граждан в Сахарово, с которым сотрудничаем и по сей день. То есть в деятельности ФМС был достигнут баланс их контролирующих и интегрирующих функций. С передачей дел в МВД контролирующие функции заметно усилились, но пропала интегрирующая составляющая. Да, создано Агентство по делам национальностей, в ведение которого поручено ввести вопросы интеграции и адаптации, но у них нет реальных механизмов воздействия. И сразу виден негативный эффект. Больше стало рейдов МВД, облав, а интеграционный компонент так и не появился.

Для того чтобы выправить ситуацию, мы провели несколько семинаров и мастер-классов для СМИ на тему «Как правильно говорить о здоровье мигрантов» в различных регионах России, ведь именно СМИ формируют общественное мнение. После семинара журналисты даже самых одиозных изданий благодарили нас со словами: «Мы раньше и не думали, что эти наши фразы и высказывания так негативно влияют на обстановку в обществе».

- На одном из мероприятий по вопросам доступа мигрантов к лечению туберкулеза вы говорили, что Россия – единственная в СНГ страна, где действует механизм депортации по медицинским основаниям, который не решает проблемы предотвращения распространения ВИЧ, туберкулеза и других инфекционных заболеваний. Это позиция Красного Креста? Удалось ли вам донести свои аргументы до коллег в госорганах, принимающих решения?

- Да, к сожалению, норма депортации в связи с ВИЧ и туберкулезом осталась лишь в России, несмотря на то, что имеются научно обоснованные данные о том, что депортация не влияет на эпидемиологическую обстановку. К примеру, выявляют в ходе медицинского осмотра ВИЧ или туберкулез у иностранного гражданина. Как только диагноз подтвержден, медицинское учреждение обязано известить Роспотребнадзор, а тот в свою очередь выносит решение о так называемом «нежелательном пребывании на территории России». Срок подготовки такого решения — от 2 до 6 месяцев, так как оно готовится только в центральном аппарате Роспотребнадзора, независимо от того, где выявлено заболевание — на Сахалине или в Калининграде. Затем данное решение направляется для исполнения в МВД (раннее в ФМС) по месту регистрации мигранта. За эти полгода мигрант может вообще уехать в другой регион — туда, где найдет работу.

На наш вопрос, что сотрудники полиции делают с решением Роспотребнадзора, как ищут этого мигранта, они отвечают, что такой армии инспекторов у них нет, и они просто в базе данных закрывают указанному лицу въезд в Россию. Получается, что мигранту закрывают въезд только после его выезда, и все это время он из-за страха депортации не получает должного лечения, продолжает представлять угрозу, прежде всего, для своего собственного здоровья и здоровья своего близкого окружения.

По данным миграционного центра Москвы, в 2016 году за патентом обратились более 420 тысяч человек, почти 4 тысячам из них поставили подозрение на туберкулез. Все они были направлены на более углубленное обследование, но на этом этапе «пропали» около 3 тысяч человек, и до туберкулезных диспансеров дошли лишь около 1 тысячи. У 100 из них туберкулез был подтвержден, и только 20 пришли лечиться. Вот вам следствие депортации — когда мигранты, чтобы избежать высылки из страны, уходят в тень от официального здравоохранения.

Поэтому позиция Красного Креста — исходить из медицинских, эпидемиологических, а не политических критериев. Так мы и аргументируем нашу позицию в органах здравоохранения, и за эти несколько лет она часто встречала понимание в официальных органах, хотя, конечно, не все чиновники ее разделяют. Недавно в поддержку нашей позиции появился еще один аргумент.

Как вы знаете, для граждан стран ЕАЭС, в том числе Белоруссии, Армении и Кыргызстана, снято требование о прохождении полного медицинского осмотра, поскольку им не нужно получать патент. Мы тут же задали вопрос: «А как быть с туберкулезом и ВИЧ из этих стран? Чем туберкулезный больной из Таджикистана, Узбекистана, Молдовы отличается от киргизского или армянского больного?» На этот вопрос чиновники нам не отвечают. Получается, что выдворение по причине болезни грозит только мигрантам из стран, не входящих в ЕАЭС. Где логика?

- То есть нужно не депортировать, а принуждать к лечению?

- Скорее мотивировать а не принуждать. Мы считаем, что выгоднее лечить больного, независимо от его национальности и гражданства, там, где выявили туберкулез, чем потерять его и усложнять тем самым и без того сложную эпидемиологическую обстановку.

- Но от представителей госорганов в России иногда можно услышать, что лечение мигрантов ложится бременем на федеральный и местные бюджеты.

- При поверхностном рассмотрении все выглядит именно так. Но при более глубоком изучении вопроса очевидно, что от своевременного лечения больных экономический эффект будет гораздо выше, чем от постфактум, депортация мигрантов. Лечение одного больного неосложненной формой туберкулеза стоит до 100 тысяч рублей, а туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью — до 2 млн. Один больной за год может заразить до 20 человек. Наши исследования показали, что каждые 100 рублей, вложенные в лечение больного туберкулезом в текущем году, экономят для следующего бюджета 700 рублей — вот вам и экономический расклад.

Я помню, как бывший глава ФМС Константин Ромодановский на сессии Межпарламентской ассамблеи СНГ заявил, что патенты от мигрантов за год пополнили бюджет страны на 70 миллиардов рублей или 1 миллиард евро, а мэр Москвы Сергей Собянин с гордостью отмечал, что доходы от патентов превысили доходы от нефтяных компаний в бюджет Москвы. А если мигранты приносят такой доход российской экономике, почему они не могут иметь право на охрану своего здоровья?

- Некоторые чиновники предлагают депортировать мигрантов сразу после выявления у них туберкулеза или ВИЧ.

- Если мигрант будет знать, что при выявлении того же туберкулеза его тут же депортируют, то он вообще не пойдет получать патент, а сразу уйдет в тень. Кто от этого выиграет — экономика, здравоохранение?

С ВИЧ ситуация еще более сложная. По общему числу лиц с ВИЧ, числу новых случаев и темпам роста инфекции Россия занимает первое место в СНГ и Европе. В России почти 1 млн лиц живут с ВИЧ, а это 50 процентов всех ВИЧ-инфицированных во всех странах Европы. При этом, по официальным данным, с 1985 года по 2015 год, то есть за 30 лет, в Российской Федерации было выявлено всего порядка 24 тысяч ВИЧ-инфицированных иностранных граждан. В других странах СНГ, кроме Украины, ситуация с ВИЧ более благополучная, то есть мигранты, например, из Центральной Азии, прибывают в Россию здоровыми, тут подхватывают инфекцию и везут ее на родину. А их еще и депортируют.

Есть хороший прецедент, дающий надежду на то, что депортация для лиц с ВИЧ будет снята, и еще раз доказывающий, что депортация основывается не на медицинских, а скорее политических аспектах. Два года назад Конституционный суд России постановил не применять процедуру депортации (выдворения) к лицам, живущим с ВИЧ и имеющим близких родственников в России. Соответственно, определенная часть ВИЧ-инфицированных уже находится под защитой этой правовой нормы.

Отмечу, что в течении уже нескольких лет мы предлагаем государствам СНГ ввести единый медицинский документ для мигранта — что-то вроде медицинского паспорта, в котором была бы указана вся информация о его обследованиях и диагнозах. На заседаниях министров здравоохранения СНГ российская делегация приводит массу аргументов против, так как понимает, что мигранты в большинстве своем приезжают здоровые и чаще заболевают тут, в России, из-за стресса, тяжелых бытовых и материальных условий, отсутствия постоянного полового партнера. Видимо, кто-то заинтересован, чтобы россияне думали иначе — что все опасные болезни исходят от мигрантов.

- Мигранты нередко жалуются на отказ в предоставлении экстренной медицинской помощи со стороны отдельных врачей или медучреждений в России. Что в таком случае вы посоветуете делать пациенту или его близким?

- К сожалению, нарушений со стороны лечебных учреждений в плане оказания медицинской помощи иностранным гражданам, становится не меньше, а даже больше. Руководители больниц под любыми предлогами отказывают мигрантам в оказании медицинских услуг, в том числе и экстренной скорой помощи, грубо нарушая этим законодательство страны. Недавно к нам поступила информация, что больному с тяжелой формой почечной недостаточности было отказано в экстренной помощи: скорая трижды приезжала и отказывалась забрать больного, ссылаясь на то, что у него нет миграционной карты. Разве это функция врачей — проверять наличие миграционки? В другом случае больному, находившемуся на аппарате искусственной вентиляции легких, выставили счет на миллион рублей.

Когда к нам поступают такие обращения, нам приходится вмешиваться, и в достаточно настойчивой форме разъяснять нормы законодательства главным врачам, причем зачастую достаточно авторитетных лечебных учреждений (не буду детализировать, исходя из принципов врачебной этики). И после наших вмешательств, как правило, помощь начинают оказывать в полном объеме.

Я рекомендую всем приезжим иметь под рукой «Правила оказания медицинской помощи иностранным гражданам на территории Российской Федерации», утвержденные постановлением правительства России от 6 марта 2013 года за №186, где в пункте 3 четко указано: «Медицинская помощь в экстренной форме при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний, представляющих угрозу жизни пациента, оказывается иностранным гражданам медицинскими организациями бесплатно».

При этом в пункте 5 указанных «Правил», подчеркивается, что «скорая, в том числе скорая специализированная медицинская помощь оказывается иностранным гражданам при заболеваниях, несчастных случаях, травмах, отравлениях и других состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства. Медицинскими организациями государственной и муниципальной систем здравоохранения указанная медицинская помощь оказывается иностранным гражданам бесплатно».

А если все равно отказывают в помощи, нужно немедленно предавать огласке каждый такой случай.

- Я была свидетельницей того, как вы давали номер своего мобильного телефона мигрантам и просили их звонить в случае возникновения каких-либо проблем. Как у вас, регионального главы такой крупной международной организации, хватало времени на участие в судьбах отдельных людей?

- Для меня не является чем-то необычным и сверхъестественным, когда я лично, да и вся организация, принимаем участие в судьбе каждого нуждающегося. Ведь в этом и есть сущность Красного Креста. Мы стараемся помочь не каким-то абстрактным массам людей, а конкретному человеку, который оказался в тяжелой, порой безвыходной, ситуации. Это наш долг, наша обязанность, и я никогда не задумывался о том, нужно ли помочь тому или иному человеку, оставить ли свой номер телефона.

- Расскажите самый пронзительный случай, связанный с мигрантами, который вам запомнился.

- Случаев можно привести множество, но мне особенно запомнилась одна драматичная ситуация. Позвонили коллеги из узбекской диаспоры и сообщили, что гражданка Узбекистана лет 19-20 родила в роддоме города Люберцы. Ребенок родился тяжелым, находился в кювезе на аппарате искусственного дыхания. А женщине врачи сказали, что, пока не заплатишь, ребенка не отдадим и справку о рождении не выпишем. Молодая мама рыдала в трубку, очень переживала за малыша — что без денег за ним не будут ухаживать, прислала нам фото — ребеночек бледный, с дыхательной трубкой в носу.

Мы запросили подробную выписку и счет на 30 тысяч рублей, выставленный роддомом. Направили туда запрос, я лично позвонил главврачу — она что-то попыталась объяснить, а после наших аргументов сказала, что никаких денег с роженицы не требовали, мол, мамаша сама захотела платно лечиться. Нас заверили, что все мероприятия по выхаживанию младенца проведут в полном объеме. Каково было мое удивление, когда буквально через неделю позвонила радостная мама и прислала фото ребенка в своих объятиях при выписке — с розовыми щечками, крепенького. Когда видишь результаты своего труда и счастливые лица родных — это высшая награда для меня как для врача и сотрудника Красного Креста.

- Пару лет назад вы говорили о планах открыть поликлинику в Московской области, в которой будут лечиться мигранты. Эти планы остались нереализованными? А вообще, как вы считаете, нужно ли создавать какие-то специализированные медучреждения для мигрантов — не будет ли способствовать такой подход сегрегации общества на своих и чужих?

- Конечно, ни в коем случае нельзя допускать, чтобы школы, больницы и другие заведения были отдельными для мигрантов. Идея медучреждения, о котором шла речь, заключалась в другом: создать клинику, которая будет обслуживать всех вне зависимости от цвета кожи, статуса и паспорта. У Общества Красного Полумесяца Ирана, например, по всему миру 22 такие клиники, и будем надеяться, что переговоры Российского Красного Креста с властями по этому вопросу будут успешными.

- Исходя из вашего опыта общения с мигрантами, как бы вы расположили страны Центральной Азии – Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан – по уровню домиграционной подготовки граждан? Из каких стран люди приезжают более подкованными, в частности, в медицинских вопросах?

- Что касается уровня домиграционной подготовки мигрантов, то думаю, что с учетом знания русского языка и других преференций киргизские мигранты более адаптированы. Затем идут Таджикистан и Узбекистан. Информированность в вопросах здоровья, как я уже отметил, несколько возросла, хотя она по-прежнему оставляет делать лучшего. Но центров подготовки мигрантов в странах-донорах не хватает.

Красный Крест всегда активно участвует в работе по информированию мигрантов. Хочу привести в пример нашу совместную с российским Фондом «СПИД Инфосвязь» инициативу. В рамках проекта помощи странам Центральной Азии и Кавказа в Таджикистане при участии российского финансирования создано и функционирует 2 центра домиграционной подготовки на базе отделений Общества Красного Полумесяца Таджикистана — в городе Душанбе и Курган-тюбе. Таких центров в каждой стране исхода мигрантов должно быть минимум 20 или 30.

- Сегодня о мигрантах в России чаще говорят, как об источнике проблем, угрозе безопасности и так далее. Реже можно услышать о миграции как о положительном явлении. Насколько такой подход соответствует действительности?

- Как я уже отметил, даже чиновники не скрывают экономическую выгоду от миграции. Другой вопрос в том, что тема миграции слишком политизирована: в угоду политической конъюнктуре ее то излишне драматизируют, то, наоборот, замалчивают. Если убрать эту политизацию, то оптимальные пути решения миграционных проблем очень быстро найдутся. Мы называем это политической волей — больше ничего не нужно.

- С какими чувствами вы покидаете Россию? Что вам дал опыт работы в этой стране?

- Завершая миссию в России, хочу обратиться со словами большой признательности ко всем коллегам, сотрудникам и добровольцам Российского Красного Креста, партнерам в государственных и общественных организациях. Я уезжаю из России с чувством удовлетворенности, что мой труд был востребованным, нужным для конкретных людей. К сожалению, за 8 лет моей работы было немало чрезвычайных ситуаций, которые потребовали от меня, от всей нашей команды огромной мобилизации усилий для оказания помощи пострадавшим, в частности, при аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, масштабных наводнениях на Дальнем Востоке, в Сибири, на юге России и Северном Кавказе. Большой проверкой на прочность для Красного Креста стал многолетний кризис в Сирии и соседней Украины и связанные с этим массовые потоки вынужденно перемещенных лиц.

За эти годы на качественно новый уровень поднялся наш диалог с правительством России, что позволило развить наше сотрудничество в самых разных сферах — не только по российской проблематике, но и по глобальной гуманитарной повестке дня, в которой Россия является важным игроком. За период моей работы мы организовали 5 визитов нашего руководства: визит президента Федерации, 4 визита наших генеральных секретарей — нынешнего и предыдущего, в ходе которых был проведен ряд встреч на высшем уровне.

- Что для вас представляло самую большую сложность в работе здесь, и что помогало преодолевать трудности?

- В географическом плане в самом начале миссии мне непросто далось восприятие масштабов России и ее административного устройства. Для меня — уроженца Таджикистана, маленькой по сравнению с Россией страны, население которой меньше населения Москвы, и всю территорию можно пересечь на машине за сутки — сложность представлял механизм принятия решений и особенности социальной ситуации в каждом регионе.

За время своей работы я посетил 51 регион России, в ряде из них я был по несколько раз, что дало мне уникальную возможность ознакомиться с природой, культурой и особенностями каждого региона. Россия — уникальная во всех отношениях страна, и ее главное достояние — многонациональный состав, обилие культур, традиций и обычаев — важно и нужно сохранять и укреплять. Наверное, этот интерес к познанию этой необъятной страны и помогал мне преодолевать объективные трудности.

Еще со школьных времен мне очень нравилось стихотворение Тютчева:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать —

В Россию можно только верить.

Но только когда попадаешь в Россию, живешь в этой стране, начинаешь понимать смысл этих строк. У меня здесь остается много друзей, коллег, поэтому мысленно я не покидаю Россию и уверен, что мы продолжим нашу работу на благо тех, кому наша помощь необходима.

- Спасибо за беседу. Удачи вам на новом месте.

СПРАВКА: Даврон Мухамадиев работает в Международном движении Красного Креста и Красного Полумесяца 25 лет. Выпускник Таджикского государственного медицинского института имени Абуали ибн Сино. С 1992 по 2005 год работал в Обществе Красного Полумесяца Таджикистана, где осуществлял координацию масштабных операций по оказанию гуманитарной помощи внутренне перемещенным лицам и беженцам в результате гражданской войны в Таджикистане и вооруженного конфликта в Афганистане. Затем руководил программами КК в Судане, странах Центральной Азии, Венгрии. В сентябре 2009 года был назначен руководителем программ, а затем — главой регионального представительства МФОККиКП в Москве. Доктор медицинских наук, член Нью-Йоркской Академии наук, лауреат Госпремии Таджикистана в области науки имени Исмоили Сомони.

Таджикистан. Россия > Миграция, виза, туризм. Медицина > news.tj, 11 сентября 2017 > № 2304131 Даврон Мухамадиев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм. Недвижимость, строительство > amurmedia.ru, 5 сентября 2017 > № 2322250 Валентин Тимаков

Валентин Тимаков: Пора применить на Дальнем Востоке советские кадровые технологии

Ступив на территорию вызовов, коей является российский Дальний Восток, робеть и медлить нельзя. Риск, конечно, есть, но здоровый, но если работать с внутренней верой в то, что делаешь, никогда не утонешь – выплывешь. С таким убеждением подходит к решению беспрецедентных задач, стоящих перед Агентством по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке (АРЧК ДВ), его генеральный директор Валентин Тимаков. В интервью ИА PrimaMedia он рассказал о нарастающей силе бренда "дальневосточный гектар", заботе о переселенцах, а также о практической ценности в своей работе советского опыта и важнейшего элемента из регби.

Валентин Тимаков

Справка: ТИМАКОВ Валентин Витальевич, 48 лет. Родился в городе Чебоксары. Окончил Нижегородский государственный педагогический институт иностранных языков им. Н.А. Добролюбова по специальности "французский язык" (1989). Профессиональная переподготовка: Global HR strategies — London Business School, Corporate Director — Institute of Directors, UK, Chartered Institute of Personnel & Development, Maximizing Human Capital, программа Thunderbird – CBSD.

До назначения на должность генерального директора Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке работал помощником министра РФ по развитию Дальнего Востока, занимал руководящие позиции в области управления персоналом и развития бизнеса в таких компаниях, как ФГУП "Почта России", ОАО "АНК Башнефть", IBM Россия/Восточная Европа, En+ Group Ltd, ОАО "СУЭК", Лиггетт-Дукат, Philipp Morris. Член комитета РСПП по кадровой политике. Женат. В семье четверо детей.

Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке (АРЧК ДВ или Агентство) создано 14 сентября 2015 года в форме автономной некоммерческой организации по распоряжению правительства Российской Федерации. Учредителем Агентства является министерство по развитию Дальнего Востока. АРЧК ДВ — один из основных институтов развития российского дальневосточного макрорегиона, курируемых Минвостокразвития. Осуществляет свою деятельность в координации с АО "Корпорация развития Дальнего Востока", АНО "Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта".

– Валентин Витальевич, какие ассоциации вызывает у вас словосочетание "Дальний Восток"?

– При первом, семантическом, восприятии Дальний Восток – это что-то далеко-далёко. Магическое, таинственное, непонятное обычным людям. Вторая ассоциация — классное место для тех, кто действительно что-то хочет поменять в своей жизни. И третье наполнение, которое я и мои коллеги уже сами привнесли в свою жизнь: когда начинаешь заниматься тематикой Дальнего Востока, понимаешь, что это территория вызовов.

Не каждый захочет влезть в историю с "дальневосточным гектаром", переехать и начать устраивать жизнь на новом месте.

– За Уралом и Сибирью это ещё и рискованно.

– Риск здоровый, я считаю. Каждому из нас важно регулярно испытывать ощущение, как будто ты тонешь, именно от твоих усилий зависит сможешь ли ты выплыть. Моя работа с Дальним Востоком – это именно такое ощущение. Потому что у тебя всё время задачи невозможные, беспрецедентные. Задачи, для которых рецептов нет, в книжках по маркетингу о них не написано.

– Зато о них можно прочесть в вашей настольной книге, изданной АРЧК ДВ совместно с компанией "Руссдрагмет". Один из лейтмотивов этой книги следует из её же названия – "Срочно нужны кадры!". На выполнение задач, о которых вы говорите, отмерено три-пять лет. Насколько реалистичны такие сроки?

– На одном из совещаний мы готовили и обсуждали доклад на предстоящем в сентябре 2017 года Восточном экономическом форуме. Министр по развитию Дальнего Востока Александр Сергеевич Галушка отметил, что развитие дальневосточного региона невозможно без определённого уровня решительности и смелости.

Если подходить к решению задач с полумерами, кого-то уговаривать, высказывать гипотезы, сомнения, то ничего не получится. Но всегда будешь побеждать, если будешь смелым.

Поэтому всё, что было сделано в последнее время в кадровом обеспечении восточного направления, случилось потому, что мы достигли того самого уровня решимости, при котором есть готовность что-то менять. Я считаю, это один из ключевых факторов успеха.

Вылеченный зуб должен остаться на месте

– Что послужило отправной точкой в вашей работе, когда полтора года заявило о себе специально созданное Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке?

– Идея соединить государственное управление с HR-практиками. Наверное, каждый руководитель HR-направления в крупной компании мечтал сделать что-то подобное и посмотреть, как будет получаться. Спортивный интерес был и у меня. В 2014 году с идеей о симбиозе госуправления с HR-практиками я пришел к Александру Сергеевичу Галушке (министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока). "Мы уже дважды пытались создать Агентство. Не получилось", – сказал он. Почему? Во-первых, не было наполнения, того, чем должно было заниматься Агентство. Есть Минтруд, Центры занятости, в кадровой области что-то делающие – людей привлекают и так далее. Но нет решений, профессиональных продуктов.

Мы привнесли понимание Агентства, понятие продукта, имеющего добавленную стоимость для работодателя. Первый наш продукт – "одно окно" для работодателей.

По опыту знаю, что кроме поиска персонала, есть ещё куча вопросов, решаемых работодателем: обучение персонала, сколько платить, чтобы персонал не разбежался, взаимодействие с профсоюзами, трудоустройство увольняющихся и уволенных сотрудников… Как сделать так, чтобы бренд был привлекательным, ведь один из вызовов для HR-директора – это управление стоимостью персонала. Чем дороже обходится привлечение персонала, тем хуже для экономики предприятия. Это прежде всего означает, что ты неконкурентоспособен и не способен создать условия для привлечения специалистов, необходимых производству. А если люди к тебе идут постоянно, охотно и легко, то у тебя постоянный приток, ты привлекателен для соискателей. Поэтому стремление соединить государственное управление с лучшими HR-практиками было заложено в основу будущего Агентства по работе с человеческим капиталом на Дальнем Востоке.

– "Одно окно" для работодателей сродни принципу "одного окна" в МФЦ?

– В плане удобства, да. Работодатель отгружает в "окно" все свои проблемы, которые у него на Дальнем Востоке есть, а их немало. И требует, чтобы мы дали решение. Его не волнует, образно говоря, сколько дырок в зубе просверлит врач, как он будет удалять нервы.

Ему важнее, чтобы зуб остался на месте. Желательно, чтобы поставили пломбу, вообще всё было красиво. Вот чего хочет работодатель.

И мы это сделали. Прошло всего полтора года, как учреждено Агентство. В течение года шла подготовительная работа. Нам надо было пройти согласование в Минтруда, Минфине, Министерстве экономики, Минобразования, ряде других ведомств, убедить их на цифрах, что будем делать и как. Первое, за что мы взялись, когда Агентство стартовало – создание продуктов, которые будут предложены работодателям.

– Один из таких продуктов вы предложили в Еврейской автономной области. В июне этого года Приамурский госуниверситет ЕАО имени Шалом-Алейхема получил лицензию на подготовку кадров среднего звена по специальности "Обогащение полезных ископаемых". Эта работа проделана АРЧК ДВ в соответствии с запросом компании "Петропавловск — Чёрная металлургия". Где ещё и какие будут внедрены образовательные программы, призванные удовлетворить экономические потребности региона?

– В апреле мы побывали в Биробиджане, на Кимкано-СутарскомГОКе. Переработка, обогащение железной руды — для этого у нас нет людей, просто неоткуда взяться. Да, есть вариант их привозить, но очень сложно закрепить на месте. Будем переобучать местных? Хорошо, только вот программы такой нет. Будет! По поручению министра я поставил коллегам задачу в трёхмесячный срок разработать программу по подготовке обогатителей. И уже в сентябре, в рамках профессионального образования, люди должны пойти в "школу". Но прежде в ответ на предложение Кимкано-СутарскогоГОКа университет имени Шолома-Алейхема огорошил: "Мы готовы, всё сделаем, но от предложения до запуска программы – два года". Это огромный срок! И всё же включились. Оказалось, можно гораздо быстрее. Концепция стратегии опережающего образования Агентства, которую мы представим на ВЭФ во Владивостоке, состоит в том, что необходимо создавать условия для быстрой переподготовки кадров с учётом перспектив меняющейся экономики. Так вот, случай с университетом в Биробиджане показал, что можно запараллелить три процесса: находить диалог с Минобразования, а там нас понимают; вести подготовку конкурентоспособных граждан, которые могли бы перестраиваться, обучаться; и третье – необходимо знать прогнозы экономики, чтобы менять программу.

К вопросу о том, с кем ещё будут образовательные программы. Точно с "Русагро" — создание отдельных профильных классов, рассчитываем, что будут проекты с "Сибуром" и "Газпромом" — подготовка кадров в области нефтехимии, с KGK — формирование алмазного кластера; эта компания вышла с предложением сформировать программу по обучению огранщиков алмазов во Владивостоке.

– А управленцы ТОРами?

– Непременно. В сентябре стартует программа по управлению территориями опережающего развития. Бакалавриат. Первые 25 человек пойдут учиться в ГУУ (Государственный университет управления) .

– Сколько проходит времени от договорённости с промышленными гигантами до сдачи абитуриентами документов в приёмную комиссию?

– По России — до двух лет. С Кимкано-Сутарским ГОКом мы умудрились вписать весь процесс в три месяца.

– Значит, в Биробиджане ребята уже готовятся к поступлению на новую специальность?

– Да. Мы собираем предложения от работодателей с учётом их потребностей, формируем учебную программу, и в сентябре молодые люди пойдут учиться по ряду новых направлений. Кстати, в этом году ещё запускается программа бакалавриата при участии ДВФУ и Государственного университета управления в Москве, обучение будет в Москве и Владивостоке. У нас семнадцать ТОРов, а тех, кто бы мог ими управлять, нет. Вообще, при создании ТОР появляется масса вопросов. Как выбрать место для ТОР? Где следует быть такой территории и каковы её признаки? Как формируется экономика территории? Это одна из наук, которую ребята должны освоить.

Также в этом году у нас стартует программа "Executive MBA. Бизнес в Азии: создание и продвижение". Примечательно, что идея программы возникла осознанно исходя из задач опережающего развития Дальнего Востока и ориентации на страны АТР. Программа ЕМБА реализуется совместно с ДВФУ, Национальным университетом Сингапура — университетом номер один в Азии и двенадцатым в мире, а также с представителями Силиконовой долины. 8 сентября студенты должны пойти учиться по этой программе. Она для тех, кто хочет узнать больше, как делать бизнес в Азии или как работать с представителями Азии. Здесь у нас честная сделка, мы говорим студентам: "Если у вас есть идея, то по окончанию курса, который длится год, у вас будет готовый бизнес. Более того, вы получите все меры поддержки, которые предоставляет министерство по развитию Дальнего Востока". Это значит, что Агентство по привлечению инвестиций будет партнером и начнёт искать деньги для поддержки выпускников Executive MBA. Корпорация развития Дальнего Востока окажет поддержку выпускника в регистрации их бизнесов в ТОР или СПВ (свободный порт Владивосток), а мы их обеспечим кадрами. Ведь как готовить людей работать со странами Азиатско-Тихоокеанского региона? На расстоянии всего одной тысячи километров от Владивостока находится рынок капитала стоимостью 6,6 триллиона долларов. Это три ВВП России, а людей, способных работать со странами АТР, у нас нет!

Интересный факт — расстояние от Хабаровска до Пекина в 4,6 раза меньше, чем до Москвы, а Токио и Сеул примерно в 5,5 раз ближе. Это означает, что столицы первой, четвёртой и четырнадцатой экономик мира находятся в радиусе двухчасового перелёта от Хабаровска.

Поэтому мы собрали лучших в России экспертов и практиков, знающих, как работать и с Китаем, и с Кореей, готовых помогать в работе российским госкомпаниям. Мы объединили экспертов, которые запускают стартапы вместе с Google в Силиконовой долине. У нас получилась программа и мы её запускаем.

– Кто финансирует программу Executive MBA?

– Она самофинансируемая, оплачивают сами участники. У нас уже есть двенадцать кандидатов, желающих учиться. Получаем ещё заявления. Часть расходов оплатил и проинвестировал в разработку учебных планов ДВФУ. Вообще, для ДВФУ это тоже вызов и первый заход на программы такого уровня, спасибо за поддержку и.о. ректора Никите Юрьевичу Анисимову. Что касается интеллектуальной собственности программы, она принадлежит Агентству. На выходе получился конкурентоспособный, понятный продукт. Мы привлекли ряд специалистов высокого класса, которые помогли сделать красивые, что называется, цепляющие, материалы, с правильной ассоциацией у тех, кто их берёт в руки или рассматривает в интернет.

Самое интересное заключается в том, что в компании Mitsubishi увидели проект и спросили: "А можно мы ещё и стипендии будем выплачивать (студентам Executive MBA) в размере пять тысяч долларов?".

Такой интерес возник при том, что у нас не было сколько-нибудь широкой рекламы. Фактически этот продукт – программа Executive MBA – распространяется среди своих. Почему бы и нет? Лозунг нашего Агентства, как Дэйв Браун сказал: "Возможно всё. Невозможное требует больше времени". Поэтому нас ничего не пугает.

Охота к перемене мест

– АРЧК ДВ ведёт работу по реализации госпрограммы региональной трудовой мобильности. Сколько человек по этой программе приехало на Дальний Восток в 2016 году? Какие рабочие места они заняли?

– Приехало немного – около 200. Планировалось свыше полутора тысяч. Есть вопросы к этой программе повышения трудовой мобильности, связанные с её структурой и правилами. Есть несколько взаимоисключающих пунктов, которые не дают возможность распространить программу на весь Дальний Восток. Например, один из пунктов такой: организация, которая должна привлечь людей в рамках программы, не должна проводить сокращения в течение трёх лет. Вот теперь смотрите. Строится завод. Сначала идут земельные работы. Кто нужен? Бетонщики, каменщики. Закончилисьработы. Что делать? Этих специалистов увольняют, конечно, потому что начинается следующий этап – строительство корпусов. Разворачиваются пуско-наладочные работы, требующие специалистов уже иного рода. Это неизбежное явление, когда людей, которые отработали, сокращают, переводят на другие объёмы, что является негативным фактором. Ещё один пункт программы: человек должен три года отработать. Это пугает работников – вдруг жизнь внесёт свои коррективы. Таких вопросов очень много.

Мы предоставили предложения в адрес Минтруда о том, как можно трансформировать программу. Например, работнику предлагается 300 тысяч рублей при переезде в любую точку Дальнего Востока. Мы предложили: пусть часть этих денег он потратит как первоначальный взнос на приобретение жилья. Изначально в программе этого не было заложено. Если мы хотим человека укоренить, то лучший способ – покупка жилья. Так давайте дадим ему 200 тысяч на жильё, 100 тысяч – на доставку багажа из другого региона. Переезжает он, скажем, в Приморье, а в Туле у него остались мебель, автомобиль. Дадим возможность ему заказать и привезти контейнер на Дальний Восток. Давайте часть денег направим на то, чтобы переселенцы могли обустроиться с семьями на новом месте.

Такого рода житейские вопросы и ответы на них мы предложили Минтруду, ждём ответа в виде изменений в Законе 1032 "О содействии занятости". Надеюсь, до конца года они будут внесены и приняты.

– С учётом этих изменений можно ожидать увеличения числа приехавших на Дальний Восток в 2018 году?

– Да, в рамках программы. Только уже не 200, а 7000 человек. Сегодня работодатели перевозят людей, но используют собственные ресурсы. Им так, – вне программы, легче перевезти. Но мы считаем, что нужно другую программу перезапускать.

– Из чего складывается количество людей, которые должны переехать?

– 20 июня распоряжением правительства №1298-р утверждена концепция демографической политики Дальнего Востока до 2025 года. Цель демографической политики – увеличение численности населения макрорегиона за счёт повышения рождаемости, снижения смертности и обеспечения миграционного притока людей из других регионов Российской Федерации; а также достижение ключевых показателей качества жизни населения макрорегиона выше среднероссийского уровня, включая уровень реальных доходов.

К 2025 году население региона должно увеличиться на 300 тысяч и достигнет шести с половиной миллионов человек. Мы делали расчёты, за счёт чего это произойдёт. В подготовке концепции участвовали около ста экспертов. Мы проводили встречи, дискуссии, делали математические модели. Прорыв случился во время демографической конференции в Благовещенске, когда мы привлекли 100 участников, а также 400 онлайн. В итоге концепция появилась в том виде, в каком она была утверждена правительством.

Из чего складывается 300 тысяч? Из 50 тысяч человек, которые будут рождены на территории Дальнего Востока, при условии, что созданы условия для повышения рождаемости.

Губернаторы говорят, что необходимо стимулировать не как раньше появление многодетных семей – чтобы рожали третьего, четвертого ребёнка. Сегодня надо, чтобы рожали первенцев! Мы уже нашли несколько решений, которые точно помогут повлиять на численность населения. Это первое.

Во-вторых, необходима поддержка: ипотечные кредиты, причём дешевые. Нужно создавать условия, при которых после рождения ребёнка семья не становилась беднее, как это сейчас происходит. В этом тоже фактор риска для потенциальных переселенцев на Дальний Восток.

Теперь о 250 тысячах из тех 300 тысяч человек. Первые 100 тысяч рабочих мест будут созданы до 2025 года. Мы рассчитываем, что большую часть займут дальневосточники. Но надо учитывать, что ёмкость рынка труда на Дальнем Востоке – 3 миллиона 700 тысяч человек. Почти население Санкт-Петербурга, то есть сравнительно немного. А теперь представьте, что одна треть населения вовлечена в самозанятость – делает что-либо, слабо интегрированное в экономику. И, очевидно, не платит налоги. Остается 2 миллиона 500. Это немного для региона, площадью превышающего 36% всей территории России.

Мы ожидаем, что приедет много людей, у которых есть необходимый уровень квалификации для работы на предприятиях. Приедут не одни, потому что остаются условия для переезда с семьями.

Показательный пример – Центр судостроения в Большом Камне, где ещё строят многоквартирные дома. Очень важная особенность: в прошлом году мы предупреждали работодателей о том, что демографическая яма приведёт к тому, что конкуренция за персонал усилится и работодатели будут вынуждены строить дома. Сегодня "Амурагроцентр" сообщает, что возводит два многоквартирных дома, потому что люди хотят жильё. Для резидентов ТОР, СПВ, которые имеют налоговые преимущества, я уверен, это отличное решение — строить дома и тем самым привлекать и укоренять людей. Это даст большой толчок. Опубликован проект новой миграционной политики Российской Федерации до 2025 года, подразумевающий, что люди могут переезжать, но при этом Дальний Восток определён в качестве приоритетного. При этом они получают по миллиону за переезд, который понадобится, чтобы перевезти вещи, обустроиться, внести плату за жильё. Работы-то на Дальнем Востоке много – на одного безработного 3-5 вакансий. Людей реально не хватает уже сейчас. Работодатели бьют тревогу: "Где будем брать людей?".

За последнюю четверть века Дальний Восток потерял свыше двух миллионов жителей. Плотность населения в восемь раз ниже, чем в центральной части России. И это в регионе, на который приходится одна треть территории всей страны.

Дальнейшая депопуляция населения на Дальнем Востоке грозит геополитическими рисками, прежде всего связанными с потерей контроля над самой богатой частью России.

И всё же люди уезжают

— По вашим словам, до 2025 года жителей Дальнего Востока станет на 300 тысяч больше. Между тем, отток населения происходит каждый год. Официальная статистика 2015-2016, первых месяцев 2017 года по-прежнему безжалостна – люди всё так же уезжают. Не снивелирует ли отток населения, происходящий сейчас, прогнозируемый приток?

– Вызов, безусловно, есть. Отрицательное миграционное сальдо существует. Но если посмотреть на динамику, то уезжают меньше. Сама динамика-то уменьшилась. Так, в 2016 году на Дальнем Востоке сложилась лучшая за 25 лет демографическая динамика — сокращение численности населения в 2016 году по сравнению с 2015 годом составило почти в два раза, а по сравнению с 2014-м почти в три раза. Ещё один фактор, простой и понятный – люди пока не видят улучшений. Позитивные изменения начнутся, когда будет достигнута высокая экономическая плотность, когда заработают все предприятия. О результатах в рамках новых механизмов развития на Дальнем Востоке уже можно говорить – введено 40 новых предприятий с двумя тысячами новых рабочих мест.

Всего же реализуется более 750 новых инвестиционных проектов с общим объемом инвестиций более 2,2 триллионов рублей и созданием до 2025 года 100 тысяч новых рабочих мест.

Программа "Дальневосточный гектар" – это первый заход, который может сделать процесс миграции из центральной части страны более привлекательным и понятным для людей. Попытка действительно закрепить людей на территории.

Поэтому мы уверены, что совокупность системных решений, которые мы готовим, помогут исправить годами сложившуюся ситуацию. Надо только делать быстро, решительно, дать людям возможность зарабатывать, обустраиваться.

И потом, изменение энерготарифов. Люди пока не ощутили, что вступил в силу закон об изменениях стоимости электроэнергии. Как на Чукотке, например. Было 9 рублей за один киловатт/час, будет как в среднем по стране – 3,19, то есть в три раза дешевле, на уровне остальной России. Экономия, которая образовалась только в этом году за счёт снижения платежей за энергоносители, исчисляется миллиардами рублей у всех субъектов Федерации на Дальнем Востоке и от этого выиграют прежде всего жители Дальнего Востока.

– Когда же люди увидят и почувствуют улучшения?

– Мы рассчитываем, что уже в 2018 году начнутся видимые изменения, связанные, прежде всего, с запуском новых объектов, в том числе и социальных, с появлением большего количества рабочих мест с высокой зарплатой. Снова приведу в пример Дальневосточный центр судостроения. В этом году туда должны переехать и начать работу 1240 человек. А в самом Большом Камне, где базируется это предприятие, живут 30 тысяч. Мы встречались с большекаменцами, интервьюировали с целью узнать, насколько им интересно предложение пойти работать на завод, где средняя зарплата будет выше 60 тысяч рублей. Лишь десять процентов местных жителей нам сказали: "Мы готовы идти переучиваться и вообще работать на заводе". Остальные ответили: "Нам и так хорошо".

– Одна из ваших цитат: "К 2020 году в Дальневосточном федеральном округе будет создано 80 тысяч новых рабочих мест". Осталось каких-то два года...

– Цифры меняются. Как я сказал выше, к 2025 году будет создано 100 тысяч рабочих мест.

— По вашим прогнозам, эти места займут местные жители или переселенцы? И в каком соотношении?

– Сложно сказать о соотношении. Всё зависит от того, насколько местным будет интересно работать. К тому же ТОРы создаются не в городах, а в отдалённых населенных пунктах, где местного населения нет или очень мало. Поэтому сейчас идёт процесс осмысления. Но приоритетное право в трудоустройстве исключительно за местными жителями. Спрашивается: почему цель смещается? Почему в планах не 2020-й, а 2025 год, когда мы говорим о количестве новых рабочих мест? Первый ВЭФ, на котором были подписаны соглашения, прошёл в 2015 году. И только в 2017-м компании начинают строить, активно создавать заводы. У компаний завершились проектные работы, получение финансирования. Соответственно, люди в большом количестве потребуются во второй половине 2017-го и в 2018 году. В этом и есть логика смещения цели – цикл строительства достаточно длинный.

Советский опыт взять и применить

– Вернёмся к вашей настольной книге об отечественных технологиях привлечения и развития персонала. Чего в ней больше – аналогий с сегодняшним днём или крупиц уникального опыта?

– Аналогии кое в чём провести можно, и в скором будущем, надеюсь, будет больше поводов для этого.

Сейчас важнее воспользоваться советским опытом в управлении трудовыми ресурсами.

Идея книги появилась давно и была связана, в первую очередь, с моей профессиональной деятельностью в области поиска и развития персонала для крупнейших компаний России. Опыт предыдущих поколений, конечно же, требует пристального внимания. На одном из совещаний в Министерстве мы изучали опыт Советского Союза, в частности постановление ЦК КПСС, Совмина СССР "О комплексном развитии производительных сил Дальневосточного экономического района за 1967-1987 годы", связанное с развитием Дальнего Востока. Столько в нём полезных вещей оказалось! А качество проработки материалов настолько глубинное! Всё расписано – вплоть до детского сада, до койко-мест…

Книга

– Отрадно, что живы и здравствуют многие из тех, кто участвовал в разработке высокоэффективных кадровых технологий советского периода. Например, доктор экономических наук Андрей Германович Коровкин, заведующий лабораторией прогнозирования трудовых ресурсов Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. Баланс трудовых ресурсов, о востребованности которого говорит Коровкин, был эффективен в условиях плановой экономики. Однако сейчас другая страна, другие люди, другие правители наконец. Насколько применим опыт прошлых лет сегодня?

— У нас 28 направлений экономики, находящихся в фокусе развития Дальнего Востока. Среди них есть такие, которые динамично развиваются каждый день. Ежедневно что-то происходит. Внедрение 5G обернётся появлением беспилотных автомобилей, способных видеть перед собой людей и пространство. И этим будет дан следующий технологический толчок. А есть отрасли, где область планирования охватывает от пяти до двадцати лет. Например, "Сибур Холдинг", СУЭК, у которых период планирования долгосрочный. Если они что-то проинвестировали сегодня в разработку, то разрез либо шахта появятся только через пять-шесть лет. Так вот, базовые профессии у них не поменяются. Как были проходчик, горнорабочий очистного забоя, так и останутся. То есть существуют профессии, связанные с производствами, а есть отрасли, где действительно внедрение происходит мгновенно. Когда закон о телемедицине будет принят, я уверен, появятся специалисты по определению самочувствия на расстоянии, посредством телемедицины. Толчок в развитии технологий не заставит себя ждать. Повторюсь, есть изменения, которые происходят регулярно и очень часто, а есть достаточно статичные отрасли, изменения в которых видны в течение пяти-десяти лет. К примеру, как была базовая профессия агроном, так и останется спустя пять лет, могут только поменяться критерии и требования к ней. Появятся, может быть, диагностика другого характера, новые инструменты для измерения состояния почв, оценки качества здоровья животных. Да, возникнут такие новые требования к профессии, как обработка массивов данных, принятие решений с учётом полученных данных. Технологическая сторона поменяется, но суть наполнения, физика, останется.

— К таким людям, как Коровкин, на властном верху прислушиваются?

— Да, и не только к нему. Я вижу, что знания, которые были у людей в Советском Союзе, до сих пор востребованы. Например, Волох Владимир Алексеевич, эксперт по миграционным процессам, председатель Общественного Совета при ФМС России, в 70-е годы занимался организацией сельскохозяйственного переселения.

Давайте откровенно: как минимум три из используемых в СССР пяти механизмов переселения людей до сих пор актуальны и востребованы.

Это организационный набор, когда надо собрать по всей стране набрать большое количество людей определённой квалификации. В 1960-80 годах оргнабор работал так же, как метод перераспределения трудовых ресурсов в зависимости от планов и потребностей регионов. Сегодня мы делаем подобное для Центра судостроения "Звезда" в Приморском крае. Есть общественный призыв, когда добровольцы, волонтёры готовы ехать "в дальние дали". Своего рода комсомольский призыв на новый лад. Надеюсь, у нас в скором будущем возникнет молодёжная бригада, или молодежное кооперативное движение. И третий механизм миграции – обязательное распределение молодых специалистов. В сегодняшней мировой экономике, где самый высокий уровень безработицы – среди молодежи, это выглядит почти как решение.

Как это работало в Советском Союзе? Специалисты, получившие образование за счёт государства, обязательно отрабатывали три года на производстве. В течение срока обязательной отработки запрещалось оставлять молодых специалистов в управленческом аппарате, а каждый выпускник вуза или техникума должен был пройти школу низшего административно— технического персонала: сменный инженер, мастер…

Советские кадровые технологии – не покрытые архивной пылью документы, этот инструмент в рабочем состоянии, который можно и, считаю, нужно использовать.

— Ещё бы найти современное применение великому переселению желающих в дальние города.

– Сельхозпереселение, говоря языком советской эпохи. Сегодня "Дальневосточный гектар" – это попытка дать толчок к такому переселению. Цифры из прошлого действительно поражают: свыше шести миллионов человек только в рамках сельскохозяйственного переселения переехали на территорию Дальнего Востока, Сибири, Урала и Казахстана. Это было реально крутое переселение. Молодая семья получала сразу жильё, поросёнка, корову, земельный участок размером три и более соток, подъёмные и зарплату. Конечно, было выгодно переезжать.

— В 2013 году Владимир Жириновский предложил отправлять проштрафившихся чиновников если не в отставку, то на Дальний Восток работать. Вы бы поддержали эту инициативу?

– А почему проштрафившихся? Они столь плохи на своём месте, что должны ехать на Дальний Восток?

Наоборот, сейчас дальневосточный регион – это место для интересных, ярких людей, которые, прежде всего, патриоты, для которых это профессиональный интерес, и которые болеют душой за то, что делают.

И надо отдать должное абсолютно неравнодушным людям, работающим в министерстве по развитию Дальнего Востока, в полпредстве. Иначе объяснить невозможно ту вовлечённость и самоотверженность, с которой они трудятся. Мы вместе создаем продукты и решения. Исходим из того, что граждане хотят. Если человек хочет устроиться на работу на Дальний Восток, то что нужно? Чтобы он знал, какая есть работа, чтобы его подготовили, безопасно перевезли, трудоустроили и гарантировали, что он получит заработанные деньги. Весь этот цикл мы делаем.

В позиции наивысшего напряжения

— Вы рассказали о внедрении новых продуктов, о достижении вашими коллегами "уровня решимости", за которым видна "готовность что-то менять", о вовлечённости и самоотверженности. Таковы черты самого прогрессивного министерства России?

— Уверен, что да. Более того, Минвостокразвития самое активное в учёбе среди отечественных министерств.

Невероятно, но чиновники нашего министерства строят свою работу, используя подходы технологии Scrum.

Что такое Scrum? Способность мобилизовываться, создавать проектные команды с задачами, которые осязаемые и которые можно ощутить на расстоянии короткого промежутка времени. Зачем планировать на год? Давайте планировать период длиной в одну неделю, в один месяц. И каждую неделю будем эти результаты фиксировать. Scrum – это элемент в регби, когда две команды встали голова к голове. Позиция наивысшего напряжения.

— Как это выглядит в контексте рабочего процесса?

— Каждую неделю проходят scrum-митинги, когда министру докладывают, кто и что сделал за неделю, какие есть планы, проблемы. При этом остаётся большая цель, связанная с развитием Дальнего Востока и задачами, которые стоят перед нами. Например, сделать так, чтобы "дальневосточный гектар" был доступен. В самом начале реализации этого проекта уходило 80 дней на получение гектара. Сейчас в среднем 30. При этом мы понимаем, что Приморье – самый сложный регион. Ситуация там непростая с точки зрения количества заявок и загрузки по гектару. С другой стороны, технологическая цепочка уже отработана. И после внесения поправок в 119-й закон сейчас у нас свыше двадцати шести тысяч получателей гектара, их станет больше, в том числе и в Приморье. Этому поспособствует разрешение ситуации с охотничьими угодьями, после чего появится много новых земель. Поэтому мы видим улучшения, но понимаем: чтобы они дошли до граждан, нужно больше времени.

Людям нужен реальный результат – улучшение качества жизни, комфорт и ряд других показателей. Для того чтобы это случилось, мы разработали индекс развития человеческого капитала, который официально представим на Восточном экономическом форуме во Владивостоке.

Мы объясним, почему в некоторые субъекты Федерации люди едут охотнее, чем в другие. Это как раз связано с вопросами миграции, привлечения и качества человеческого капитала. Есть регионы, где качество человеческого капитала – образование, здоровье, морально-этические нормы, религиозность – выше, чем в других регионах. Значит, там происходит что-то особенное. Есть что и с чем сравнить.

– Сколько человек работает в Агентстве?

– 65.

– Кто эти люди? Опишите, пожалуйста, обобщённый портрет сотрудника АРЧК ДВ.

– Это человек, способный мчаться. Для него Агентство – не точка прибытия, а точка старта. Он человек команды, умеющий взаимодействовать, помогающий коллегам. Каждый из нас – противник регламентов. Все-таки Агентство развития не должно жить на основе циркуляров, приказов и поручений. Иначе мы просто утонем в бюрократии… Что нам это даёт? Возможность привлекать ярких молодых людей, которые что-то хотели бы сделать. Многие продукты рождаются, благодаря тому, что есть такая свободная среда. Вот как в IBM работают? Приходит человек; если у него нет заинтересованности в том, что он делает, то он никогда не будет продуктивен, никогда не начнёт созидать.

Многие наши решения появлялись как результат, потому что людям было действительно интересно видеть позитивные изменения.

Например, навигатор востребованных профессий Дальнего Востока. Создавая его, мы просто структурировали все инвест-проекты. Навигатор – это реестр будущих профессий, которые появятся. Он выпущен нами уже в четвёртый раз и даёт возможность понять, какие профессии будут нужны на Дальнем Востоке, где получить образование. Есть интернет-версия, 20 тысяч скачиваний. Вот вы спросили: "Как вуз узнает о том, какие профессии востребованы?" Этот инструмент как раз вузам в помощь.

Чтобы стать нашим клиентом, достаточно лишь подать онлайн-заявку – и мы свяжемся с вами. Мы работаем более чем со 170 компаниями и гордимся, что у нас всё происходит действительно быстро. Мы реагируем. Один из наших KPI – это удовлетворённость клиентов. По итогам 2016 года этот показатель у нас 95,6%. Согласитесь, немало для организации, которая стартовала с колёс!

Кстати, за год мы получили 174 тысячи звонков и обращений на нашу горячую линию. Помню, как 1 июня я остался один и сам отвечал, принял 25 вопросов. Просветительские ролики про гектар мы рисовали практически на листе бумаги! Через год это уже работает, как машина. И все МФЦ в России, все уполномоченные органы Дальнего Востока работают в одном ритме. По-разному, конечно, в силу ведомственной специфики. У нас 350 скриптов вопросов-ответов – по-моему, больше, чем у Пенсионного фонда, Сбербанка, Минздрава. Не спрашивайте, как нам это удалось. У нас реально крутая горячая линия, проходила аудиторскую проверку. Нам не стыдно сказать, что мы гордимся.

Компьютеры, табак и песни на французском

— Говоря о достойном подражания примере, как надо работать, вы упомянули IBM. Вместе с этой транснациональной корпорацией в вашем послужном списке ещё одна – Philip Morris International. Какое влияние на вас оказали эти гиганты бизнеса?

— В IBM я работал HR-директором по странам Восточной Европы и Азии. Но прежде потрудился в группе "En+ групп", Управляющая компания "Русала" и ряда компаний, включая знаменитый алюминиевый комбинат в Черногории... Тогда IBM представлялась мне великой, мощной компанией с вековой историей. В 2009 году мне позвонили из IBM, предложили познакомиться, пообщаться. Неожиданно оказываюсь в самой что ни на есть штаб-квартире компании, в Армонке, встречаюсь с теми, кто непосредственно управляет IBM. Эти люди вызвали у меня восторг. Как и созидательная свободная среда, особая культура, в которой они находятся. Я работал несколько лет в IBM. Когда вернулся в Россию со стажировки уже в статусе руководителя HR-службы, мне сказали: "Надо встретиться с главными людьми в IBM в Москве. У нас есть (компьютерная) лаборатория, которая готовит уникальные продукты, используемые во всём мире". Завлабом, если говорить по-простому, был очень известный англичанин. Наше знакомство он начал словами: "Валентин, я – девелопер. Но однажды мне это надоело, и я стал архитектором". Долго мы с ним общались. Два часа у меня крутился вопрос: "А как ты пришёл в компьютерщики и стал таким крутым разработчиком программных обеспечений?". Подумал, вот круто: строил, потом разрабатывал проекты. До меня не сразу дошло, что девелопер – это кодировщик, а архитектор – высшая степень иерархии разработчиков программных обеспечений, когда человек проектирует всю структуру. Это мозг, уникальные когнитивные способности. Только через два часа до меня дошло! Слава богу, я не спросил: "Мужик, а как ты от стройки пришёл к компьютерам? Может, как и я?". Вот такой забавный случай был. Впоследствии я даже организовал перевод одной из лучших книг про IBM. Мы её выпустили в России.

А в компании Philipp Morris я оказался неожиданно, когда жил и учился в Нижнем Новгороде. Это тоже вызывающее уважение компания-легенда.

В ней я занимался развитием продаж, взаимодействием с дилерами. Можете себе представить, кто был дилерами в 90-х годах, занимался сигаретами, алкоголем…

Мне пришлось поездить по всему Волго-Вятскому району, другим регионам. Выстраивал отношения, занимался не только развитием дилерской сети, но и темой поддельных и настоящих сигарет; тогда табачная контрабанда процветала. Пришлось пройти специальную стажировку на фабриках, в лабораториях, изучать дистрибуцию в Турции, Европе. За пять лет работы приобрёл, прежде всего, навыки переговоров. Сейчас, например, они очень кстати, когда общаешься с профсоюзами. Ты всегда помнишь, что есть преимущества, выгоды. Всегда можешь объяснить людям, как выглядит то, что я предлагаю, и что они от этого выиграют, как это повлияет на их жизнь. И ряд тренингов, чем славится тоже Philip Morris, мне удалось пройти. Я и сам был тренером, обучал команды. Это тоже помогло в дальнейшем.

— В родном городе вы окончили лингвистический университет имени Добролюбова. Что для вас нижегородский иняз? Пора юности? Образ мышления? Принадлежность к особой касте?

— Это тёплые воспоминания об учёбе и незабываемая пора юности. Всегда вспоминаю преподавателей. Одна из них – мадам Ускова, учившая нас воспринимать французский язык не просто как слова, которые обычно учат начинающие. Она заставляла нас думать по-французски, читать книги французских писателей, петь по-французски песни, танцевать французские танцы. Это было забавно, когда группа из 12 человек, все юноши, танцевала и пела.

Прошло столько лет, но до сих пор помню стихи Поля Верлена, ещё какие-то вещи, люблю Анри Труайа.

А насколько вдохновенно наш преподаватель учила и заставляла всех студентов петь, играть, исполнять! В общем, готовила к реальной роли. Прямо сейчас вспомнил фильм "Парень из нашего города" про танкиста Сергея, которому довелось хорошо повоевать с франкистами в Испании. Но сначала он учился в танковом училище, где преподавали французский язык. Там ему говорили: "Когда фашисты возьмут тебя в плен, по-французски не говори, потому что не поверят". Во время боевых действий в Испании он попадает в плен, пробует выдать себя за француза, однако враг не верит и выпытывает у него настоящую национальность. "Откуда ты?" – "Жесуи…" – "Ну понятно. И французский учил где-нибудь в Нижнем Новгороде". Дальше рассказывать не буду. Советую посмотреть, если не видели. Фильм 1942 года, в ролях Николай Крючков, Лидия Смирнова…

Всегда верь в то, что делаешь

— К слову о кино. Отечественный и мировой кинематограф не обходят стороной предмет вашей профессиональной деятельности – человеческий капитал. Какие ленты на эту тему вам по душе? Может, "Весна на Заречной улице", "Москва слезам не верит"?

– Разные, начиная Мартином Скорсезе и его "Последним искушением Христа".

Скорсезе коррелирует с моей работой, потому что надо всё время верить, иметь внутреннее ощущение веры в том, что делаешь.

"Начальник Чукотки" до сих пор актуальный и смешной фильм. "Москва слезам не верит" – однозначно среди лучших. Ностальгия по таким фильмам есть. Сейчас кино стало развлечением. В редком случае оно остаётся искусством. В этом вся разница.

– Мало фильмов, рассказывающих о великих стройках, о людях, связавших с ними свою судьбу.

– Редкие исключения есть. Фильм "Территория" по роману Олега Куваева снят недавно. Как и книга, основан на реальном событии – открытии месторождения золота на Дальнем Востоке. Красивое кино про цельных людей. Про страсть человека к своему делу, к настоящей, большой работе. Смысловой ряд фильма, люди и природа в нём вызывают восхищение и ностальгию.

– Ваше отношение к здоровому образу жизни?

– Раньше я менял виды спорта каждый год. Последним был тайцзи. В Москве есть школа знаменитого мастера Ши Янбина – это возможность переключиться, аккумулировать энергию.

Всегда должен быть источник энергии. Ты же общаешься с людьми, поэтому должен быть готов, заряжен.

– Занимаетесь в ежедневном режиме?

-– Нет, когда не лень и выспался. Состояние, когда хочешь спать и конкурируешь со сном, несовместимо со спортом. Занятия должны быть в удовольствие. Знаете, к нам в офис приходили известные спортсмены – от бойца ММА Джеффа Монсона до Кирилла Любина, основателя школы ножевого боя. Для нас это среда, которая тоже позволяет оставаться конкурентоспособными, быть в форме.

Вызовы приняты

– Что для вас Агентство по развитию человеческого капитала в плане личного развития?

– Профессиональные вызовы и возможность их принять. Мне и моим коллегам предоставлены уникальные возможности реализовать проект "Дальневосточный гектар", разработать и воплотить в жизнь программы переселения на Дальний Восток квалифицированных специалистов, в которых остро нуждается регион. Всё это трудно представить без лидеров. На Дальнем Востоке такими являются Александр Сергеевич Галушка, Юрий Петрович Трутнев, которые действительно меняют мир, привносят новые решения. Содержание нашей работы таково, что каждый раз приходится сдавать экзамен на профпригодность. Сейчас мы готовим предложение о стратегии опережающего образования. Мы не побоялись глубоко и тщательно заняться этим, как и в истории с ДВ-гектаром. Через год после старта проекта с гектаром неожиданно для себя выявили закономерность – люди, оказывается, группируются. Обладатели "дальневосточного гектара" начали группироваться в селения. По теории Элиса Канетти, у людей, которые объединяются, появляется общая цель. Если цель не позитивна, то будет, скорее всего, негативной. Так что, важно направлять.

Сегодня люди с гектаром нам говорят: "Помогите нам организовать кооперативы, чтобы мы вместе выращивали, собирали и продавали урожай. Чтобы у нас были трактора, другая техника для возделывания наших гектаров". То есть идёт реальное взаимодействие.

На экране своего компьютера я вижу все сообщения, поступающие на нашу горячую линию. Вопросы самые разные. Валерий Бибик из Иркутска: "Хочу создать детский спортивный лагерь. Нашёл классное место для него. Помогите". А как его создать? Я связался с Валерием, и мы сделали бизнес-план создания такого лагеря. Вскоре он появится в Приморье – единственный на Дальнем Востоке спортивный лагерь с ориентацией на скалолазание. Когда видишь таких увлечённых людей, душа радуется.

Кстати, мы подготовили типовой план, как обеспечить населённый пункт инфраструктурой. Разослали его во все субъекты и спросили: "Давайте вместе посчитаем? В таком алгоритме что можно сделать?". Энерготарифы снизились, поэтому появляются дополнительные источники финансирования. Агентство предлагает направить эти средства на финансирование как раз новых селений. Если министерство нас в этом поддержит, то будет прекрасно. Мы верим, что в следующем году появятся кооперативы дальневосточников, которые начнут продавать выращенную на гектаре продукцию.

Будет бренд "Дальневосточный гектар". Соответственно, участники одноимённого проекта получат право продавать свою продукцию в магазинах, будет сбыт выращенной на ДВ-гектаре продукции. Мы научим граждан объединяться и совместно выкупать технику, развиваться, строить новые производства.

— Какая новация от Агентства на очереди, вслед за любимым детищем – "Дальневосточным гектаром"?

— Один из новыхпродуктов – делянка в обмен на домокомплект. Суть его в том, что, когда ты получаешь гектар, под строительство дома тебе выдают порубочный билет. Мало кто знает, что любой житель Дальнего Востока имеет право на приобретение порубочного билета – определённого количества "кубов" леса по льготной цене. Лишь пять процентов населения это право используют. В Приморье такая практика пока вообще не развита. А на Камчатке, например, положено 250 кубометров на человека. Ты отдаёшь свой порубочный билет, то есть квоту, лесозаготовительной организации, которая, в свою очередь, возвращает тебе не 250 "кубов" порубленного леса, а готовый комплект дома. Над этим проектом, в рамках всего Дальнего Востока, мы сейчас детально работаем, кое-что тестируем. Люди хотят, встречное движение от местных властей есть. Осталось утвердить на законодательном уровне это очередное улучшение в жизни дальневосточников.

– Спасибо за интервью!

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм. Недвижимость, строительство > amurmedia.ru, 5 сентября 2017 > № 2322250 Валентин Тимаков


Казахстан > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 5 сентября 2017 > № 2295610 Асель Нуркебаева

Как Visit Almaty будет привлекать туристов?

Асель Нуркебаева рассказала о проблемах взаимодействия рестораторов и отельеров с представителями туристической отрасли

«Индустрия туризма основывается больше на ощущениях, впечатлениях. Мы ловцы впечатлений. Мы должны улавливать настроения, тенденции, моду — чтобы предлагать это своим туристам», — Асель Нуркебаева, директор Туристского информационного центра Visit Almaty, говорит с вдохновением. У нее много идей и планов — как сделать так, чтобы в мегаполис приезжало больше гостей. Такая задача поставлена перед Visit Almaty. Центр создан пять месяцев назад при акимате города. Каким образом он будет привлекать туристов, какое исследование проводят его специалисты, в чем проблемы взаимодействия рестораторов и отельеров с представителями туристической отрасли и как это влияет на развитие туризма — об этом Асель Нуркебаева рассказала в интервью корреспонденту делового еженедельника «Капитал.kz».

— Асель, по вашему мнению, в чем проблема программ, которые так или иначе связаны с развитием туризма Алматы — почему они не работают?

— Все, что создавалось — программы, концепции, — создавалось без достаточного научно обоснованного подхода и обсуждения с заинтересованными сторонами. Сейчас мы проводим исследование, и оно даст реальную методологию, понимание того, что нужно реально сделать для развития туризма, в частности в Алматы. Наши выводы и предложения автоматически будут экстраполироваться на всю республику: нашу работу можно будет взять за основу для развития туризма во всех регионах.

В Программу развития города Алматы входили успешно прошедшая Универсиада и очень много мероприятий open space (на открытом воздухе). Мы делаем ставку на событийный туризм, а также на деловых туристов, которых у нас уже большое количество. В то же время к этому вопросу нужно подходить системно. Если деловые туристы к нам едут, мы должны предоставлять им качественный набор услуг — календарь событий города, сервисные услуги во время их пребывания в нашем городе по работе. Главная ставка для этой категории туристов — получение максимума набора услуг за короткий промежуток времени и доступность сопутствующих туристских услуг для визитеров.

— Какие проблемы, на ваш взгляд, нужно решать в первую очередь?

— Главная проблема — виза. Сейчас для определенного количества стран сделали безвизовый режим. Но что это за страны? Папуа — Новая Гвинея. Вы представляете, что туристы из Папуа — Новой Гвинеи когда-нибудь приедут в Казахстан, в Алматы и каким будет их количество? Нужно сделать проверку списка стран и их реальной доли в «пироге туристского рынка». Для индустрии туризма безвизовый режим надо делать в первую очередь для тех стран, которые отвечают индикатору добраться «быстро и легко» до Казахстана и Алматы в том числе. Есть индикаторы, по которым мы определяем свои потенциальные рынки. Например, может быть, из какой-то страны лететь далеко, но если без визы, то можно попытаться сделать продвижение для целевой аудитории.

— Это какие страны, например?

— Например, Малайзия. Для Казахстана — безвизовый режим, лететь восемь часов прямым рейсом. А вот, к примеру, жителям Индонезии, чтобы посетить Казахстан, виза нужна и им еще нужно лететь с пересадкой — через Малайзию. Но у этого рынка есть потенциал: огромное население, достаточно платежеспособное. Я была на туристической выставке в прошлом году и увидела там большой интерес к Казахстану со стороны индонезийцев. Они любят путешествовать, им нравится наша природа, они хотят получать туристские впечатления в Казахстане, могут и готовы «импортировать туристские воспоминания» о нашей стране. В этом году в рамках ознакомительного тура мы приняли двух блогеров, очень известных в Индонезии. Программа для них была подготовлена очень интересная, с кукинг-классом (мастер-класс по приготовлению местной еды от лучших поваров) — они готовили баурсаки, куырдак, все это происходило в юрте. Их заметки об этом путешествии набрали много просмотров — по 10−20 тысяч. У нас уже есть запросы от индонезийских туркомпаний, в сентябре они хотят посетить Алматы. Эффект от такого рода мероприятий по продвижению туризма Алматы не заставляет себя долго ждать.

— Знаю, вы выступаете за введение электронных виз.

— Да, мы постоянно, в том числе на правительственном уровне, говорим о том, что нам нужны электронные визы. Это стандартная мировая практика. Азербайджан, Грузия, например, отменили для многих стран визу либо ее можно получить онлайн за один день. Виза приходит на почту — легко и просто, и это впечатляет. Поэтому Баку пока нас во многом опережает. В рейтинге TripAdvisor наш прикаспийский конкурент сейчас входит в топ новых туристских направлений (Destination on Rise), то есть активно растущих и привлекающих внимание туристов. Я не скажу, что Баку по каким-то «туристическим» критериям обгоняет Алматы. По ценам они даже проигрывают нам: очень дорогой город, у нас, в Алматы, можно получить больше впечатлений за те же деньги, по данным туристов, побывавших в обоих городах в последнее время.

Мешает закрытость игроков

— Если вернуться к вопросу исследования, что именно вы хотите просчитать?

— Многие задаются вопросом: почему туризм не развивается, все же что-то делают, вроде и турфирмы есть, и природные объекты — жемчужины — есть. Вопрос в том, что нет основы, за счет которой туризм можно развивать.

Элементарно, как у нас ведется статистика? Меня спрашивают: сколько туристов в Алматы сейчас? Я не могу ответить точно. Когда люди приезжают к нам, они заезжают по туристической визе. А это и гастарбайтеры, их туристами считать нельзя. Туристами можно считать только тех, кто ночует в месте размещения — гостинице, хостеле, квартире, которая сдана официально. Да, люди, которые приезжают к родственникам, ездят на Медео, Шымбулак, тратят деньги. Но мы не можем их посчитать — какое точное количество.

Мы пытаемся разложить по полочкам взаимодействие туриста со всеми участниками рынка. Какие услуги нужны туристу? Авиаперелет, трансферт из аэропорта, гостиница, экскурсия, посещение театра или музея, канатная дорога на Кок-Тобе или Шымбулаке и т. д.

Сейчас вклад туристической отрасли в ВРП оценивается только по койко-ночам, только по количеству ночевок в отеле. Но вы же знаете, что бывает, что компании могут не показывать всю налогооблагаемую базу. В сухом остатке мы можем иметь искаженную статистику, на основе которой могут быть приняты менее выгодные решения. А для чего она нужна, эта статистика? Для маркетинга нашей дестинации. Нас должно волновать, как с умом инвестировать средства в туризм для привлечения иностранных туристов на целевых рынках: они привезут свои денежки для нашей экономики. Сколько денег следует вложить и в какую именно рекламу, чтобы маркетинговые активности имели максимальный эффект? Если есть спрос от туристов из какой-либо страны, соответственно, часть маркетингового бюджета нужно направить именно туда и выстраивать стратегию «экспорта впечатлений» именно в этой дестинации, чтобы увеличить приток прямых иностранных инвестиций от туристов. Пусть они будут микроразмера, но если туристов будет много или их расходы будут значительны, то это будет соразмерно строительству какого-нибудь нового завода на несколько тысяч рабочих мест.

— Что взаимодействие с туристами означает на практике?

— Например, есть туристы из мусульманских стран — их в ресторан русской кухни не поведешь. А есть российские туристы — для них предусмотрены туры «Купеческая Алма-Ата» с посещением казачьих и русских ресторанов. Портрет туриста имеет большое значение.

Или, например, китайцы. Как бы они ни хотели путешествовать и как бы им ни нравилось в Казахстане, но они в большинстве своем не могут воспринимать тяжелую казахскую еду с большим количеством мяса. Мы пытаемся договориться с нашими ресторанами, кафе, чтобы они адаптировали свое меню. Более или менее это могут сделать китайские и тайские рестораны. Но вообще туроператорам сложно найти сговорчивые в этом смысле рестораны.

— А как вообще происходит взаимодействие с ресторанами?

— По TripAdvisor у нас 1697 ресторанов, их, конечно, гораздо больше, это только те, которые были оценены туристами. Мы проведи совещание с отельерами, рестораторами и столкнулись с позицией непонимания того, что они неотъемлемая часть туристического рынка.

Рестораторы и отельеры зачастую выстраивают свою стратегию реально только с ориентиром на жителей города Алматы.

Жизнь ресторана у нас коротка — год-два поработал, на его месте открылось другое заведение. Нет преемственности. С одной стороны, это связано с тем, что у населения меняются вкусы, с другой — нет постоянного потока туристов. Мы это называем глубина продаж. Если бы наши туроператоры принимали бронирование на 3−6 месяцев вперед, они бы могли выстраивать свои отношения с ресторанами на такой срок. Это хорошо для ресторанов: они знают, что такого-то числа будет группа туристов, потом — такого-то числа, заранее можно просчитать, сколько продуктов, напитков закупить, какую прибыль это принесет — можно уже на следующий год закладывать свой бюджет и планировать свое развитие.

Но пока этой выстроенной цепочки добавленной стоимости нет. Рестораны и отели оторваны от индустрии туризма. Отели считают, что они на Booking.com зашли, идет бронирование с сайта, и этого достаточно. Но ведь можно заработать гораздо больше.

То же самое — и с местами посещения. У нас много памятников, есть Медео, Шымбулак. Возьмем, к примеру, памятник Абаю. Создать вокруг него торговые точки, сувенирные лавки, организовать продажу кофе, воды, поставить биотуалеты — естественно, чтобы все было красиво, брендировано. Вот это уже мини-инфраструктура. Но мы пока не можем это сделать: мы не знаем точно, сколько туроператоров возят к памятнику Абаю группы туристов. А если бы знали, то могли бы сделать. И какая-то часть предпринимателей, которые считают, что не относятся к туризму, получали бы гарантированный доход. От туризма могут кормиться несколько десятков отраслей. Надо научиться выстраивать вот эти потоки. И главным в них, конечно, должен быть турист.

Сайт и приложение — для туристов

— Каким образом Visit Almaty продвигает Алматы как туристическую дестинацию?

— В первую очередь через сайт. Он пока в стадии доработки. Мы столкнулись с огромнейшей проблемой — невозможно получить информацию. Отправляешь запросы в музеи, например, а они спрашивают: а вам зачем? Боятся. Не понимают, что мы же их бесплатно на сайте прорекламируем, к ним же больше туристов придет, они же больше смогут заработать.

Даже туроператоры не понимают, зачем мы хотим получить от них ту или иную информацию. Мы запрашивали, например, сколько туристов с января они привезли группами. Ответ такой же: а вам зачем? Мне же нужно понимать, какая помощь требуется компании. Я буду доносить эту информацию до руководства города. Может быть, через программу субсидирования туркомпаниям помогут с оборотными средствами, чтобы они себе дополнительный автобус купили.

Во-вторых, мы будем продвигать Алматы через социальные сети и диджитал-рекламу, seo-оптимизацию, прямую направленную рассылку для профессионалов в сфере туризма.

В планах стоит медиареклама на потенциальных рынках — в Китае, Иране, России и Индии, а также Юго-Восточной Азии.

— Видела у вас на сайте интересную опцию — «Создать путешествие».

— Мы исходили из того, что турист не знает, что такое Алматы. В его голове куча стереотипов, опасений. Мы выбрали ключевые слова — «тенгри», «бешбармак», «сакское золото», «японский след» и пр. Программа подбирает предложение на рынке по этим индикаторам и выстраивает маршрут — какие места посетить и как туда добраться. Эта опция заработает к концу года.

На сайте вообще будет много интересной и полезной информации для туристов. Будем постепенно наполнять его, и эта работа не закончится никогда, мы будем постоянно отслеживать, что нужно туристам, а что нет, и дополнять новыми инструментами и опциями. До конца года переведем сайт на семь языков.

— Будет ли мобильное приложение?

— Да, сайт это только начало. Мы планируем создать приложение Almaty City Pass. Оно будет «тяжелым». Я посмотрела приложения, которые есть в других странах, проанализировала — во всех чего-то не хватает. Я решила сделать приложение таким, чтобы в нем было все — куда пойти, что поесть, что посмотреть и пр. Плюс будет система оценки качества. Турист ставит оценку — я у себя в компьютере вижу, понравилось ему или нет, например, в каком-то ресторане. Если нет, я звоню владельцу и говорю об этом. Таким образом мы будем повышать качество. Visit Almaty будет принимать в этом непосредственное участие.

Часто говорят, что туристы сталкиваются с неправомерными действиями правоохранительных органов или что-то может случиться на улице. В приложении будет кнопка SOS с определением геолокации. Информация о происшествии поступит в наш call-центр. Call-центр в пилотном режиме уже создан, работает 24/7. Мы можем дать правовую оценку случившемуся, причем у нас есть не только англоговорящие специалисты, но и специалисты со знанием немецкого и китайского языков.

Помимо этого в приложении будут путеводитель, аудиогид с возможностью выбора языка, QR-коды к достопримечательностям.

Все это есть в разных мобильных приложениях. Я хочу совместить в одном. Это большая кропотливая работа. Пока не могу сказать, сколько будет стоить его разработка, но понятно, что дорого: у нас нет разработчиков такого уровня, придется обращаться в международные компании, что, естественно, скажется на цене. Планируем в следующем году начать эту работу.

Легенды, история, культура

— Visit Almaty поручено разработать легенды города. Что это предполагает?

— Да, это наша задача, мы сейчас разрабатываем легенды. Но это не просто — создали легенду на пустом месте и начали продвигать. Например, одна из легенд — наше яблоко. Сады действительно нужно засаживать. Как в Японии: когда цветет сакура, весь мир едет смотреть на эту красоту. Яблоко пахнет — это и есть те впечатления, которые мы будем ловить, вытаскивать и использовать в маркетинговом продвижении. У меня даже есть идея сделать духи с запахом яблок, чтобы люди увозили этот аромат с собой и вспоминали Алматы.

Сакские курганы — это то, что еще может привлечь туристов. У нас столько археологических мест, можно и туристов привлекать, и внимание мировых научных центров на это обратить.

Курганы внутри города. Это же интересно! За ними никто не следит, не ведет учет. Да, они были разграблены. Но это историческое наследие. Археологи дали нам карту, где обозначены курганы, в которых были находки эпохи саков. Эти курганы можно было бы сделать местами посещения. Многие находятся буквально в огородах горожан. Это вопрос частной собственности. Но его можно решить! Можно, конечно, сделать в формате ГЧП или выкупить в государственную собственность, но это может вызвать много негатива со стороны общественности. Но можно обойти острые углы — чтобы и собственник зарабатывал, и эти объекты не были утеряны. Кто из собственников откажется, чтобы туристы платили ему за вход к кургану, который стоит у него во дворе? Вообще нужно создавать электронные карты курганов, делать маркетинг.

— Наши история, культура интересны туристам…

— Мы проводим инвентаризацию исторических, археологических объектов. Привлекли ребят из международных организаций, некоторые из них обучались за рубежом, пригласили этнографов, гидов, преподавателей из вузов, которые занимаются научной работой в сфере туризма.

У нас было три экспедиции, их участники нашли новые, «нехоженые» места, которые также могут стать местами притяжения туристов. Например, петроглифы «Архарлы» в Алматинской области. Местные жители, конечно, знают о них. Но не туристы. Рядом с плитами, на которых нанесены рисунки, находится какое-то производство — все завалено камнями. У нас как раз была встреча с вице-министром культуры и спорта Аскаром Баталовым. Мы показали видео с этими петроглифами, и он сразу дал распоряжение узнать об этом больше. Мы бы хотели, чтобы эти петроглифы взяли под охрану государства. Надеюсь, вопрос решится.

Другой пример — городище Кастек в Алматинской области. Это место упоминалось в записях о Шелковом пути, там были раскопки. Но городище частично уничтожено проложенной дорогой.

Поэтому задача нашего исследования, инвентаризации, которую мы проводим, — выявить объем рынка. Причем не просто по количеству сдаваемых номеров, а по тому, что у нас действительно есть и что мы можем продавать.

Казахстан > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 5 сентября 2017 > № 2295610 Асель Нуркебаева


США > Миграция, виза, туризм > gazeta.ru, 28 августа 2017 > № 2286551 Георгий Бовт

Гудбай, Америка, где я не был никогда

Георгий Бовт о том, почему полезно хотя бы однажды съездить в США

Многие мои друзья никогда не были в Америке. И некоторые в ответ на предложение «поезжай, посмотри» отвечали, что, мол, никогда и ни за что. Причины разные: от «долго придется не курить» до нежелания связываться с муторным оформлением американской визы. Что до недавнего времени было не совсем так. А может, боялись соблазна? Теперь, в свете намерения посольства США сократить число выдаваемых виз, вновь «актуальной» станет песня «Наутилуса» перестроечных времен: «…В терпком воздухе крикнет/ Последний мой бумажный пароход./ Гудбай, Америка,/ Где я не был никогда./ Прощай навсегда…»

В Америку полезно съездить было бы хотя бы раз. Особенно тем, кто ее сильно и в этом случае, как правило, заочно, не побывав ни разу, ненавидит.

Один видный российский политик, ярый американофоб, как-то признался мне, что ему страна очень понравилась и он проехал по ней с большим удовольствием. На сей случай в обиходе есть еще с советских времен формула-отговорка, чтобы не признаваться в политической крамоле: мол, система плохая и «агрессивная», а вот «простой народ» замечательный. Примерно как у нас порой: народ — прекрасный, а вот «население» порой выдает коленца.

В Америку полезно съездить, чтобы посмотреть в нее как в зеркало. Прикинув на себя даже не политические, а сугубо бытовые детали и черты.

Хотя раньше говорили (сейчас примолкли), что американцы похожи на нас, это не так. Мы друг другу — как инопланетяне. Просто некоторые хотят, чтобы «было, как в Америке», но это, за небольшими частными исключениями, пока невозможно. Хотя со временем — наверняка станет в чем-то неизбежным, поскольку именно Америка задает тон тому, что называется техническим прогрессом.

Америка для советских и постсоветских людей была не только извечным «геополитическим соперником», особенно в годы «холодной войны», но и эталоном, с которым хотелось и соревноваться, и с него брать пример.

Ильф и Петров отправились в США накануне Большого террора и написали поразительно человечные и внеидеологические (насколько это было возможно) путевые записки. «Одноэтажная Америка» — один из лучших travelogue всех времен и народов. Отрывки из книги публиковали «Правда» и «Огонек». В СССР тогда приехали тысячи американских инженеров, которые помогали делать индустриализацию. А советские специалисты ехали за опытом и знаниями не только в Германию, но и в США (к примеру, Горьковский автозавод — это, по сути, «Форд»). Америка казалась если не другом, то точно не врагом.

Так нас и «мотает» от вражды до всякий раз срывающихся попыток дружбы.

Спустя десятилетия Познер с Ургантом успели проскочить с «сиквелом» под опускающимся новым «занавесом» (который пока непонятно, каким будет — железным или цифровым, а может, визовым). Первый канал дозировал сериал по часу в неделю, чтоб зритель не шибко очаровывался.

«Кухонный спор» Хрущева с тогдашним вице-президентом США Никсоном в июле 1959 года на промышленной американской выставке в Сокольниках — это не только про идеологическое соперничество, но и про то, с кого мы хоть в чем-то хотели брать пример. Кстати, как-то оказавшись в американской глуши в музее кухонной техники, я был поражен тому, когда в Штатах уже появились на массовом уровне кухни современных образцов, а также холодильники, посудомоечные машины, СВЧ-печи и прочая полезная утварь. Нас еще десятилетиями после этого партия и правительство учили преодолевать в себе мелкобуржуазный «вещизм». Кстати, тостер (разумеется, не электрический) был у американских колонистов уже в XVIII веке.

А куда поехал первым делом киногерой Багрова-младшего «Брат»? Тоже ведь в Америку. По ней себя мерил-то.

Первое, что обращает на себя (после придирчивого и не всегда приятного допроса пограничника в аэропорту, на кой ты сюда приехал и когда уедешь), — это тотальная доброжелательность страны в целом. Жесткий Нью-Йорк и в меньшей степени бюрократический Вашингтон — отчасти (но лишь отчасти) исключения из этого правила. Тебе как бы везде рады. И далеко не везде приветственная улыбка, вопреки расхожему представлению, именно искусственно натянутая.

Если ты остановишься на улице с картой в поисках маршрута, к тебе с большой вероятностью подойдет первый же прохожий и предложит помочь. Так же с машиной, остановившейся на обочине.

К тебе вся страна как бы «расположена», отчего сразу возникает чувство разлитой по ней свободы. Они поэтому и одеваются кое-как, как бы расхаживая по своей стране в домашней пижаме и тапках.

Америка устроена так не для иностранцев (для них нигде не встретишь каких-то специальных «привилегий» а-ля советский «Интурист»), а для себя самой, разумеется. Просто там легко «раствориться». В том числе и поэтому нелегальные иммигранты сравнительно легко устраиваются на работу миллионами. Проверкой документов мало заморачиваются. Это считается ущемлением прав.

По приезде в качестве туриста ты нигде не должен регистрироваться, указания первичного адреса в короткой анкете (она же таможенная декларация) достаточно. Тебе как бы верят на слово, притом что, конечно, Большой Брат имени Сноудена наверняка бдит, но на бытовом уровне вы этого никогда не почувствуете.

Там вообще принято верить на слово в разы чаще, чем у нас. Путешествуя по стране неделями, можно ни разу не показать никаких документов, в том числе при поселении в мотелях.

Если где и спросят ID, то достаточно российских водительских прав с фамилией на латинице. В крупных городах паспорт в гостинице, скорее всего, спросят. И уж точно тебя никогда не остановят на улице для проверки документов, равно как и на дороге, если ты не нарушал ПДД.

Кстати, о нарушениях. Один раз пришлось платить штраф за парковку где-то на побережье штата Мэн. Просрочил парковку минут на пять — с этим там строго, но машину на эвакуаторе никто никогда не увезет, если она действительно не мешает движению или ты не оставил ее в аэропорту прямо у входа. «Дрючить» показательно людей в Америке, притом что полно жестких предписаний и правил, которые стоит выполнять, не принято. Так вот, вхожу в местный околоток с квитанцией из-под дворников (дежурного нет, паспортные данные никто не списывает), спрашиваю у «копов», где тут касса, чтобы оплатить 30 баксов, а то через две недели переводом будет в два раза дороже. Показывают на ящик у входа — туда кидай прямо «налом». Еще подло подумал — неужели они потом не выгребают «бабло» себе в карман?

Многое вообще построено на доверии. В провинции сплошь и рядом вдоль дорог стоят лотки с продукцией местных фермеров (продают без образования ИП) — ягоды, фрукты, овощи. Ценник есть, продавца нет. Бери товар, клади деньги, бери сдачу (не всегда это предусмотрено все же). Никто не ворует. В крупных городах, конечно, иначе.

Доверием можно теоретически в разных случаях злоупотребить — соврать, смухлевать и т.д. Проверяют далеко не всех. Но если вдруг обнаружат — мало не покажется.

Еще вы практически нигде не встретите заборов — ни больших, ни низких. А окна почти всегда не занавешены. В этом плане общество тоже «транспарентно».

Американцы трогательно любят свою страну и гордятся ею вне всякой политики в Ираке, Афганистане, на Украине и прочих местах. «Внешний фактор» на бытовом уровне отсутствует. В том числе на тебя как именно на русского всем наплевать, никто не будет «мстить за Путина», к которому никакой антипатии тоже, кстати, на массовом уровне нет, притом что его все знают.

Проявление патриотизма — в частности, в том, что на обочинах дорог нет мусора. Как нет его в местах «массового отдыха граждан», вылизанных и обихоженных, как на картинке.

На картах специально помечены дороги, где scenicdrive (то есть красивые окрестности и приятно ехать). А едва ты подумал, что, мол, вот какой красивый вид и хорошо бы его сфотографировать, как тут же указатель «Scenicview» — с заездом на специально сделанную площадку с парковкой, откуда ты можешь это сделать.

Страна подстроена под автомобили. Нет ни одного места, куда бы ты не мог подъехать и припарковаться. В подавляющем большинстве случаев — за исключением самых крупных городов и то не всегда — бесплатно.

Во дворах многоквартирных домов, в «коттеджных поселках» нет шлагбаумов, но надпись «парковка только для резидентов» работает безотказно. Можно рискнуть, конечно. Но без гарантии не получить штраф. Кстати, парковка в подземных паркингах что Нью-Йорка, что Чикаго в пересчете на сутки стоит заметно дешевле, чем в Москве. Общественный транспорт в крупных городах (включая Нью-Йорк, где появились в изобилии наконец и велодорожки) развивается вовсю, но для автомобилистов оставляют все приемлемые, в том числе по деньгам, опции.

Кстати, еще о дорогах. Можно, если вы не въезжаете в крупные города, где бывают жуткие пробки (особенно на въезде в Нью-Йорк, Чикаго или Лос-Анджелес), рассчитать с точностью до пяти минут время прибытия в конечный пункт за несколько сот миль от вас. И ехать большую часть пути на «автопилоте». По таким дорогам можно гнать 160 км/ч, но все тащатся 110–115 (плюс 3–5 миль к ограничению скорости). «Гаишники» так же «подло» подкарауливают на дорогах, а камер вне городов почти нет. То есть «нет оснований не доверять полиции».

Зато в городах можно поворачивать через две сплошные, если тебе надо в магазин напротив. И это — тоже Америка: две сплошные — понятие гибкое, в зависимости от реальной ситуации. Ну и поворот направо на «красный», конечно.

Дорожные работы до раздражения часты, но сужение дороги начинается заблаговременно, и все при этом тащатся в одной полосе, перестраиваясь заранее, почти никто не лезет по обочине, чтобы потом встроиться в последний момент. Вежливости на дорогах — на порядок больше, чему нас. Как-то мне объясняли в шутку причины: «Не подрезай его, у него может быть пистолет в бардачке». Кстати, на знак «Движение без остановки запрещено» первым едет не тот, кто справа, а тот, кто приехал на перекресток первым (в этом есть что-то чисто американское), важно при этом иметь визуальный контакт с другим водителем, работает элемент «договоренности» и компромисса.

Любовь к своей стране еще и в том, что буквально из всего американцы делают музеи.

Не только из квартир выдающихся людей (поразительно трогательны музеи не только Джорджа Вашингтона, куда стоят длинные очереди, но и Марка Твена или Эдисона, куда вообще никакой очереди нет и надо специально приглашать экскурсовода — местную тетушку), но и из рыбной или скотоводческой фермы, электростанции и даже дамбы, которая в этом смысле ни разу не «особо охраняемый объект». Не говоря уже о космодроме на мысе Канаверал и целых парках развлечений какой-нибудь «Парамаунт Пикчерз».

Любое интересное с точки зрения природы и посещаемое (оно оттого и посещаемое) место изобилует — на самый разный кошелек — мотелями, гостиницами и прочей туристической инфраструктурой, туда можно приехать на машине или прилететь не задорого. Все построено без общефедеральных программ развития туризма и тем более туристических сборов. Будь то Йеллоустонский национальный парк, район Большого каньона или Ниагарского водопада. И даже «престижнейшего» Кейп-Кода. За неделю-две всегда можно забронировать номер по своим деньгам даже в пиковый сезон. И только в Лас-Вегасе в августе лучше побеспокоиться заранее, а то ночевать вам в пустыне. Чаще всего, если это рабочий день, можно остановиться в приглянувшемся по дороге мотеле, ориентируясь на заметные издалека светящиеся табло «Vacancy» либо «Nоvacancy» (во втором случае просто зажигают первую часть табло). Лучше это делать засветло, а то места кончаются, большинство едет как раз «наобум».

А вот въезды в национальные парки, как правило, платные — от 5 до 25 долларов с машины в сутки, что и у нас пора сделать, кстати, беря не по 100–300 рублей, а столько, чтобы хватало на содержание наших полунищих национальных парков и заповедников и обустройство необходимой туристической инфраструктуры.

Вопреки расхожим представлениям по части американского фастфуда, вы, путешествуя по стране, никогда не останетесь голодными, причем «травиться в «Макдоналдсе» не придется. Кухни народов мира к вашим услугам почти в каждой «дыре».

Наблюдение про телевизор. Содержание — это что сравнивать большое с зеленым. Реклама также навязчива, ее много, хотя рекламные паузы короче наших. Что бросается в глаза — обилие рекламы для пожилых людей: множество товаров, страховки (медицинской рекламы вообще много, это огромный рынок). Признак того, что это одна из самых платежеспособных категорий.

Среди пожилых много работающих, это тоже бросается в глаза. Людям давно за 70, а дома не сидится.

Многие при этом отдают себя еще и всяким волонтерским организациям, в которых, кажется, состоит каждый второй американец, а то и все поголовно, причем не в одной. На благотворительность нация тратит частным образом более 300 млрд долларов в год. И, как ни странно это звучит, жесткое по-капиталистически (вот уж никогда бы не хотел там работать, разве что в университетской среде, которая, впрочем, не лишена того же склочничества, что и у нас, — лучше приезжать туристом) американское общество — это общество волонтеров. И альтруистов. Удивительно, сколь много денег и полномочий местные власти распределяют через НКО. При отчетности в разы проще нашей (привет «делу Серебренникова»). И не воруют ведь!

Права местного самоуправления — нам на зависть. К примеру, как-то был свидетелем собрания жителей графства, где обсуждался вопрос, нанимать ли еще одного полицейского для патрулирования окрестностей (это отдельно от городской или полиции штата, а федералы — это только ФБР). Решили после часовых дебатов все-таки нанять за свои налоги еще одного «участкового».

Полно на улицах не только мобильных и бодреньких старичков, но и инвалидов. На современных колясках. Под них перестроена — это началось в 80–90-е — вся инфраструктура. Мобильным старичкам положена еще и скидка на все билеты и многие услуги — для тех, кому за 65. Seniorcitizens — это не формально уважаемая категория. Что чисто внешне создает впечатление, что «нация больна и стара», каковое еще более усугубляется обилием страдающих ожирением. Зато в школе не дразнятся «жиртрестом».

Бюрократия наша даже в чем-то стала проворнее, чем тамошние бумагомараки, а в чем-то нашим до них — как до Луны. Там ты все же (со стороны так кажется) чувствуешь себя полноправным налогоплательщиком, а бюрократ видится за твои деньги нанятым работником.

Про Америку можно писать бесконечно. Не все черты в ней милы. Порой кажется, что наше общество на бытовом уровне сегодня гораздо свободнее и «неформальнее», что для многих перевешивает отлажено работающие институты на всех уровнях. По сфере услуг — коммунальных, всякого ремонта — мы, на мой взгляд, обошли Америку, у нас дешевле, проще и расторопнее. А вот медицину лучше не сравнивать. Американское общество порой раздражает своей «правильностью» и стремлением всегда действовать по регламентам, хоть ты тресни и умри у чиновника на глазах. Порой оно вообще кажется воистину тоталитарным ввиду неготовности (неспособности из-за стереотипов) принять иную точку зрения.

Я бы мог написать много про то, что мне не нравится в Америке. Но, во-первых, и без меня полно охотников, во-вторых, не те времена, к чему усугублять. Нынешние заметки — рваные и случайные. Надо ехать самим, сколь бы издевательским ни было данное предложение в свете наступающих «безвизовых времен».

Пройтись по роскошным и одновременно вонючим от мусора улицам Нью-Йорка, посмотреть на морских котиков на набережной Сан-Франциско, сходить в музей НАСА в Вашингтоне (там есть и «наши» экспонаты), заглянуть в Большой каньон и Ниагарский водопад, потрогать ногой горячие ручьи Йеллоустоуна, сделав селфи у гейзера по имени «Старый приятель», извергающегося, собака, точно по расписанию (оно висит рядом, для наблюдающих расставлены скамеечки), и проехать на машине сквозь группу бизонов, бредущих по дороге. По пути не забыть заехать в пустыне Айдахо на первую атомную электростанцию (увы, это не Обнинск, хотя американский вариант был страшно маломощный, на несколько домов). Свозить детей в «бездуховный», но трогательный Диснейленд. Много мест, в общем.

А чтобы лишний раз убедить себя в том, что вы правильно сделали, что не эмигрировали, если вдруг была такая мысль, непременно наведайтесь на Брайтон-бич. Мне показалось, что «наши люди», там живущие, убоги в своем не растворившемся в Америке «квазисовке». Однако они часто выглядят страшно довольными своей «колбасной эмиграцией», бесконечно беседуя о «вэлфере», деньгах, скидках, льготах и прочей «халяве» от щедрого американского государства.

И еще в тамошних кафе можно встретить яростные, чуть не до драки, споры убежденных «путинистов» с ненавистниками «кровавого режима».

А съездив, возвращайтесь. Рассказать, что эти америкосы — совсем не страшные. Как говорил герой одного культового советского мультика, «они такие же, как мы, только без хвоста». Вернее, это, конечно же, мы — и только мы! — без хвоста. А они все — с хвостом и даже рогами. Но, если честно, совсем незаметными.

США > Миграция, виза, туризм > gazeta.ru, 28 августа 2017 > № 2286551 Георгий Бовт


Россия. ЮФО > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 27 августа 2017 > № 2317705 Александр Лиев

Зона отдыха строгого режима

Александр Лиев,  Новое время страны, Украина

Пока крымские и российские эксперты рассказывают об успешном туристическом сезоне на полуострове, сами крымчане терпят убытки, а россияне переживают на себе все прелести «Крымнаша». «Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на поездки в нынешний Крым», — грустно усмехнувшись, говорит знакомая крымчанка в ответ на вопрос, когда она в последний раз была на малой родине.

К сожалению, за три года полуостров утратил свою притягательность. И популярную фразу «жизнь одна, и прожить ее нужно в Крыму» сменили другие — с противоположным значением. Печально наблюдать за тем, как вымирает туристический сектор полуострова в оккупации, как разоряются бизнесмены в этой сфере, как разрушается инфраструктура. И тем абсурднее выглядят оптимистичные заявления местных «экспертов» о росте турпотока, которыми фонтанирует крымская пресса.

Хотя крымский туристический сезон-2017 не может быть успешным по ряду объективных причин, и попытки убедить в обратном выглядят смешно.

До того как Россия вторглась на территорию Украины, незаконно аннексировав Крымский полуостров и начав военные действия на востоке страны, у россиян не было никаких препятствий для отдыха на местных курортах. Напротив — обстановка и условия для путешествий в Крым до 2014 года были куда благоприятнее. Сегодня же каждый россиянин, побывавший в Крыму, ощутил на собственной шкуре все прелести пресловутого «Крымнаша».

Во-первых, существенно изменились цены. Подорожало действительно все, и цены продолжают расти. Особенно это касается продуктов. Кстати, их качество тоже ухудшилось, а хорошие и полюбившиеся украинские продукты можно купить из–под полы, как редкие деликатесы.

«Крым всегда был территорией халявы. Мы приезжали из Москвы в Алушту и чувствовали себя элитой даже с нашим очень средним по московским меркам достатком. И все тут казалось вкуснее — колбаса, сметана, пиво, в конце концов. А сейчас в Крыму уже нет ни той сметаны, ни той колбасы, а цены выше, чем в Москве! Ну разве что дикарями с палатками сюда приезжать»,- возмущенно рассказывал мне один московский знакомый после отдыха в Крыму.

И дело не только в дороговизне. Ухудшение логистических условий в первую очередь ударило как раз по самим россиянам. Сегодня путь в Крым — задача не из легких. Если учитывать все факторы от комфорта до скорости передвижения, россиянам остается выбирать лишь авиасообщение, которое, как известно, по–прежнему не в состоянии удовлетворить все потребности граждан РФ даже технически. Раньше почти 70% россиян приезжали в Крым на поездах, которых сейчас фактически нет. Пострадали и те, кто привык ездить в Крым на машине,- основная часть автомобильных маршрутов из России в Крым проходила через материковую часть Украины, но сегодня и этот путь закрыт для россиян.

Появилась еще одна причина не ехать в Крым, о которой раньше мы и подумать не могли. Это страх. Пропагандистская машина сыграла злую шутку: россиянам рассказывали страшилки об «Украине-враге», а получились страшилки об опасном Крыме. Басни об украинских террористах на полуострове, диверсионных группах, постоянной угрозе для гостей и жителей полуострова окончательно испортили имидж туристического региона.

Закономерно и логично, что поток туристов из России, число которых достигало ранее 1,3 миллиона человек, не вырос, а, наоборот, заметно снизился. Например, в прошлом году Крым посетили только 1,1 миллиона россиян, и в этом сезоне нет никаких оснований полагать, что их число возрастет. Что касается украинских туристов, то их поток сократился более чем в 40 раз. С начала сезона-2017 Крым посетили около 100 тыс. граждан Украины, которых можно идентифицировать как туристов. Это в 3,5 раза меньше, чем количество белорусских туристов в 2013 году.

Более 100 тысяч крымских семей задействованы в малом и среднем бизнесе, связанном с туризмом. Ущерб, нанесенный незаконной аннексией туристическому сектору Крыма, сравним разве что с потерями в сельскохозяйственной отрасли. Большинство предпринимателей, занимавших эти две ниши в Крыму, покинули полуостров или обанкротились. Сегодня на сайтах недвижимости можно найти сотни объявлений о продаже мини-отелей или сезонных ресторанов — впрочем, спрос на них невелик.

Отсутствие туристов отражается и на инфраструктуре, и на кадрах — мы теряем индустрию гостеприимства как таковую,- и на культурных традициях всего полуострова. Если ситуация не изменится в ближайшие два года, то есть если Крым переживет пять провальных курортных сезонов, процесс уничтожения туристического сектора станет фактически необратимым. После возвращения Крыма на Украину восстанавливать туристическую отрасль придется почти с нуля.

Александр Лиев, бывший министр курортов и туризма Автономной Республики Крым.

Россия. ЮФО > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 27 августа 2017 > № 2317705 Александр Лиев


Киргизия. СНГ. Россия > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 23 августа 2017 > № 2286753 Аскат Алиев

Менталитет иностранца.

Бороться с так называемой гостевой преступностью без заинтересованного участия коллег из зарубежья весьма трудно, а порой и невозможно. В первую очередь это касается профилактики правонарушений. Взаимодействие в данном вопросе помогает учитывать национальные особенности мигрантов из разных стран, правильно строить работу с приезжими.

Как осуществляется это сотрудничество, насколько оно эффективно, рассказал заместитель директора Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств - участников СНГ (БКБОП), до недавнего времени работавший представителем МВД Киргизской Республики в России, Аскат АЛИЕВ.

- Хорошо известно, что человеку из другой страны бывает трудно адаптироваться на новом месте, при­выкнуть к обычаям, нормам поведения в обществе. Какие сложности возникают у ваших соотечественников?

- Чаще всего трудовыми мигрантами становятся жители сёл. Образование у них, как правило, незаконченное среднее. Оказавшись в чужой стране, они не знают, как себя вести в сложной жизненной ситуации, и могут даже непреднамеренно нарушить закон. Да и сами часто становятся жертвами преступлений.

Например, ко мне на приём приходили соотечественники, у которых украли деньги, или их избили. А когда спрашиваю бедолагу: «Почему не идёшь в полицию?», отвечает: «Лучше вы разберитесь». Многие не понимают, что у нас здесь нет таких полномочий. В таких случаях мы разъясняем их права, а нередко сами буквально за руку ведём к российским коллегам. Стараемся в дальнейшем отслеживать ход дела, оказываем помощь в расследовании.

Не все граждане Киргизии, в отношении которых в России было совершено преступление, обращаются в полицию. И причин тому немало. Например, произошла кража. Многие не торопятся обращаться с заявлением в органы внутренних дел, потому что боятся, что их самих привлекут к ответственности как нарушителей миграционного законодательства: регистрации нет, разрешения на работу тоже, и так далее. Так преступления остаются нераскрытыми, а преступники - безнаказанными. Существует и языковой барьер, кто-то просто-напросто не может объяснить случившееся по-русски. Помогаем в таких случаях. Также мы взаимодействуем с российскими полицейскими, когда в преступлении подозреваются граждане Киргизии.

- Средства массовой информации утверждают, что количество преступлений, совершаемых в России мигрантами, неуклонно растёт. А что по этому поводу говорит беспристрастная статистика в отношении киргизских граждан?

- Наметилась тенденция к снижению уровня преступности среди мигрантов из нашей страны. Когда же в 2014-м я только возглавил наше представительство в России, ситуация была крайне неспокойная. В Москве увеличилось число преступлений, совершённых группировками, куда входили граждане Киргизии. Они совершали дерзкие нападения, в большинстве случаев - на своих же соотечественников, были и убийства, и рэкет на рынках. И даже самосуды над киргизскими девушками, встречавшимися с мужчинами других национальностей. Пик этих злодеяний пришёлся на 2011-2012 годы. А последний случай произошёл в феврале 2016-го. Тогда в ходе оперативно-разыскных мероприятий были задержаны трое граждан Киргизии.

- Тем не менее, согласно мартовскому исследованию ООН, более половины граждан Киргизии считают, что женщин-мигрантов нужно «наказывать» за аморальное поведение. В связи с этим хотелось бы узнать: находятся ли в вашем поле зрения гражданки Киргизии, занимающиеся коммерческим сексом? Фото девушек из Азии можно встретить на российских сайтах соответствующей направленности…

- Не буду говорить, что таких случаев вовсе нет, но их немного. В апреле мы совместно с московской полицией провели мероприятие, в ходе которого выявили и представительниц нашей страны. Причём это были немолодые женщины, которые до этого занимались тем же «бизнесом» и в Бишкеке. Оказались среди них и организаторы притонов.

- Существует ещё одна серьёзная проблема. Напрямую с вопросами правопорядка она не связана, хотя… По данным начальника Управления по защите семьи и детей Минтруда и соцразвития Киргизии Жаныл Джумабаевой, с 2011 по май 2017 года в роддомах Москвы 67 гражданок Киргизии отказались от своих детей.

- Действительно, есть случаи, когда детей бросают. Последний такой инцидент произошёл несколько недель назад. Тогда в Москву приехали сотрудники Соцфонда Киргизии и забрали троих малюток, от которых отказались матери в роддоме. Они были перевезены в Киргизию.

Мы проводим с нашими со­отечественницами беседы профилактического характера. Сейчас почти все мигранты зарегистрированы в различных социальных сетях. Поэтому мы активно работаем и там. Иногда это имеет даже больший эффект, чем личная беседа.

Также из соцсетей мы получаем много информации о лицах, совершивших преступления. В таких случаях подключаем российскую полицию. В расследование не вмешиваемся. Мы только помогаем, так как знаем менталитет наших граждан и в общении с ними нам не нужны переводчики. Стараемся тесно взаимодействовать с коллегами из полиции России, чтобы преступных проявлений среди граждан Киргизии стало меньше. И, как видно из вышесказанного, ситуация меняется в лучшую сторону.

Беседу вела Екатерина ИВАЩЕНКО

Наша справка:

По данным ГИАЦ МВД России, в первом полугодии 2017-го по сравнению с тем же периодом прошлого года на 12,9 % сократилось количество преступлений, совершённых в нашей стране иностранцами и лицами без гражданства. Противоправных действий в их отношении также стало меньше на 13 %.

Киргизия. СНГ. Россия > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 23 августа 2017 > № 2286753 Аскат Алиев


Казахстан. Египет. Ближний Восток > Миграция, виза, туризм. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 7 августа 2017 > № 2266298 Асылбек Избаиров

Избаиров: Казахстанских магистрантов, задержанных в Египте, могли заподозрить в связях с «Братьями-мусульманами»

Заявление казахстанского министра по делам религий и гражданского общества Нурлана Ермекбаева о том, что Казахстан может ограничить выезд за рубеж для получения религиозного образования, вызвало немало вопросов, главный из которых – существует ли внутри страны исламские учебные заведения, способные конкурировать с ближневосточными духовными Alma Mater. Профессор кафедры религиоведения ЕНУ им. Л. Н. Гумилева, доктор философских наук Асылбек Избаиров считает, что единственному исламскому вузу в Казахстане нужно еще поднять на должный уровень и качество образования, и авторитет в глазах местной мусульманской общины:

- Асылбек Каримович, заявлению господина Ермекбаева предшествовал инцидент с казахстанцами, задержанными правоохранительными органами Египта во время пребывания в этой стране. Сейчас они уже вернулись домой. Внимание привлекают детали: как сообщают казахстанские СМИ, поездку молодых казахстанцев, направившихся в Египет для изучения арабского языка, оплатил Катарский благотворительный фонд. Связано ли, по вашему мнению, их задержание с этим обстоятельством? Насколько активно ведут свою деятельность подобные организации в Казахстане?

- Отмечу, что в период с начала 90-х – по середину 2000-х годов многие исламские благотворительные фонды вели активную работу и в Казахстане. К примеру, можно упомянуть в числе таковых Комитет мусульман Азии, Всемирную ассамблею исламской молодежи. На сегодняшний день их представительство значительно уменьшилось. Что касается Катарского благотворительного фонда, то, насколько мне известно, его представительства в Казахстане нет, наверняка, казахстанские магистранты связались с его сотрудниками по Интернету.

Не исключено, что наши ребята стали заложниками политической ситуации. Как известно, недавно на Ближнем Востоке возник дипломатический кризис, связанный с тем, что правительство Катара обвиняется в поддержке радикальной организации «Братья-мусульмане» и др. В Египте «Братья-мусульмане» находились у власти в период правления президента Мурси. На сегодняшней день в этой арабской республике они признаны запрещенной организацией и жестко преследуются. Помимо этого, Египет поддержал бойкот, объявленный Катару Саудовской Аравией, ОАЭ и другими ближневосточными странами.

Вкупе все это, действительно, могло привлечь внимание египетских правоохранительных органов к казахстанцам, поездку которых оплатила катарская сторона. Возможно, их заподозрили в связях с организацией «Братья-мусульмане». Отмечу, что «Братья-мусульмане» пытались развернуть свою деятельность и в Казахстане, в частности в таких учебных заведениях, как Казахско-Кувейтский университет.

- Может ли под прикрытием благотворительных фондов, спонсируемых из Ближнего Востока, вестись деструктивная деятельность?

- Такой опыт, к сожалению, в Казахстане уже был. Я имею в виду деятельность вышеупомянутого Казахско-Кувейтского университета, работавшего в Шымкенте, спонсором которого было Общество социальных реформ Кувейта. Этот фонд был внесен в Российской Федерации в список запрещенных организаций, поскольку его деятельность была замечена на Северном Кавказе.

Под видом различных благотворительных организаций может вестись деструктивная работа не только исламистских, но и нетрадиционных христианских, оккультных, синкретических религиозных течений и сект. Однако к исламским организациям приковано значительно больше внимания, поскольку идеологически исламу придерживается концепции соединения светской и духовной власти, что предполагает его определенную политизацию.

- Министр по делам религий Нурлан Ермекбаев, комментируя на брифинге ситуацию, возникшую с казахстанцами в Египте, заявил, что, возможно, Казахстан введет некоторые ограничения на получение религиозного образования за рубежом. Существует ли в стране достойная альтернатива ближневосточным исламским образовательным учреждениям?

- Полагаю, что в любой сфере нужно импортозамещение, в том числе в религиозном образовании. Если мы не можем предложить альтернативу, то наши граждане будут выезжать на учебу за рубеж, причем по самым разным каналам. Безусловно, необходимо создавать качественно религиозное образование в Казахстане. Но, насколько я знаю, единственное высшее исламское учебное заведение в Казахстане – университет «Нұр Мубарақ» пока не отвечает этим критериям. Саму деятельность «Нұр Мубарақ» еще нужно поднимать на должный уровень. Он должен обрести в глазах мусульманское общины Казахстана авторитет.

Что касается введения запретов и ограничений… Я все-таки склоняюсь к тому, что нежелатально отправлять за рубеж для обучения в религиозных учебных заведений молодых людей, только что закончивших школу. Необходимо сначала дать им определенный объем знаний внутри страны, например, в стенах медресе, колледжа. Основу их духовного образования должно составлять знание местных религиозных традиций, особенностей ислама на территории Казахстана. Только потом, имея уже определенный уровень подготовки, сформировавшись как личность, они могут отправляться за рубеж.

- Можно ли подготовку в религиозных учебных заведениях Ближнего Востока заменить обучением в странах СНГ?

- Насколько мне известно, казахстанские ребята получают духовное образование в Казани – в Российском исламском университете – и в Москве – в Московском исламском институте. Конечно, с идеологической точки зрения российское исламское образование ближе к нашей культурной и религиозной традиции, к ханафитскому мазхабу, которого придерживаются казахи. Полагаю, что мы действительно должны стремиться к получению религиозного образования в тех странах, которые ближе нам в этнокультурном отношении.

Отмечу, что и на Ближнем Востоке есть исламские учебные заведения, к примеру, старейший и престижнейший мусульманский духовный университет аль-Азхар, расположенный в Египте, где преподаются не только шафийтские мазхабы, но и другие – в том числе ханафитский. Главное, чтобы на учебу за рубеж отправлялись уже зрелые личности, со сформировавшимися религиозными взглядами.

- На брифинге министр Ермекбаев упомянул мизерные заработные платы имамов – 20-30 тыс. в сельской местности, 70-80 тыс. – в городах, то есть от 100 до 250 долларов. О каком религиозном просвещении можно говорить при таких скудных доходах мусульманского духовенства?

- Согласен с вами. Сегодня на профилактику экстремизма и терроризма в Казахстане выделены огромные деньги – 53 млрд тенге. Однако результаты этих вложений пока спорны. Как известно, недавно в массовом порядке были заведены уголовные дела по факту хищений и нецелевого использования средств, выделенных на профилактику экстремизма и терроризма в Акмолинской, Западно-Казахстанской, Жамбылской областях.

Очевидно, что деньги должны выделяться адресно и дифференцированно – каждый грант должен иметь конкретную направленность. Вопросами дерадикализации должны заниматься очень опытные и подготовленные специалисты, а таких в нашей стране крайне мало. По идее, эти деньги должны направляться на повышение качества религиозного образования. Еще один момент: пока мы не сформируем свои религиозные авторитеты, наши сограждане будут обращаться к зарубежным духовным наставникам.

- Недавно Турция внесла Казахстан, впрочем наряду с такими странами, как Франция, Россия, Таджикистан и Азербайджан, в топ-10 государств, гражданам которых запрещен въезд на территорию страны из-за подозрений в связях с террористами. Не является ли это для нас тревожным звоночком – что казахстанцы уже стали частью джихадистского интернационала?

- Полагаю, что предвзятое отношение к казахстанским гражданам со стороны турецких спецслужб связано с тем, что в нашей стране в свое время большой популярностью пользовались казахско-турецкие лицеи, которые нынешние власти Турции связали с деятельностью Фетхуллуха Гюлена, считающегося идейным вдохновителем прошлогодней попытки государственного переворота. Однако, насколько мне известно, казахско-турецкие лицеи полностью перешли под юрисдикцию Казахстана, и претензий к ним нет.

В то же время немалое количество казахстанцев – это известный факт – оказались в рядах ИГИЛ (запрещенной в РФ и РК организации – Прим. ред.). Полагаю, этот черный список будет корректироваться, в него еще будут внесены изменения. С Турцией нас связывают тесные экономические и культурные отношения. Мы не должны заострять внимание на подобных списках. Вполне объяснима попытка турецких властей, которые столкнулись с серьезными вызовами терроризма и экстремизма, обеспечить безопасность своей страны, своего населения. Какой-либо предвзятости по отношению к Казахстану в этом нет, ограничения касаются вполне конкретных лиц, подозреваемых в связях с террористическими организациями.

Жанар Тулиндинова

Источник - ИАЦ

Казахстан. Египет. Ближний Восток > Миграция, виза, туризм. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 7 августа 2017 > № 2266298 Асылбек Избаиров


Россия > Миграция, виза, туризм. Финансы, банки > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2257018 Дмитрий Руденко

Полис дешевле эвакуации: нужна ли туристам страховка

Дмитрий Руденко

генеральный директор, председатель правления страховой компании ООО «Абсолют Страхование»

Еще несколько лет назад туристическая страховка воспринималась как обязательное, но бесполезное условие для выезда за границу

Лет десять назад при упоминании страхования туристов в голове в лучшем случае всплывали «газели», стоящие у визовых центров. В худшем — люди вообще не понимали, о чем идет речь. По-другому и быть не могло — подавляющее большинство отдыхающих покупало готовые туры с минимальной страховой защитой, а те, кто летел сам, приобретал первый попавшийся полис, толком не понимая, от чего именно он сможет защитить и какие расходы покроет.

Поэтому полис для отдыхающих долгое время воспринимался не как полезный и нужный сервис, способный сохранить нервные клетки и финансы семьи во время отпуска, а как обязаловка, навязанная властями другой страны. Нет страховки — нет визы.

Когда нет желания разбираться, а нужно просто поставить галочку в списке необходимых документов, то тебе по большому счету все равно, в какой страховой компании покупать этот полис, какие риски он покроет, какие вообще в нем условия страхования и страховая сумма — скорее всего, ты будешь ориентироваться на его доступность (можно быстро купить по дороге в визовый центр) и цену (чем дешевле, тем лучше).

Такой спрос «для галочки» сформировал и рынок одинаковых предложений, покрывающих самый минимум услуг, по которому вам будут положены разве что зеленка, активированный уголь и бинт. И если случались страховые события, то все это не могло обойтись без бури негатива, связанного с качеством работы страховых компаний и организации турпоездок в целом. Не читая условия договора страхования, туристы сталкивались с совершенно обоснованными отказами в выплатах, что вызывало каждый раз волну негодования и обвинений всех страховщиков в нежелании платить и исполнять свои обязанности.

В отличие от России, где некачественный спрос порождал некачественное предложение, в Европе и США ситуация обратная. Здесь давно есть страховые программы с кучей разных дополнительных сервисов и услуг, часто даже напрямую не связанных со страхованием. Нам, конечно, пока сложно представить, но многие европейские компании, например Bupa Global или Virgin Money, предлагают полисы с безлимитным размером страхового покрытия или страховой суммой в размере 10-15 млн фунтов стерлингов.

У других страховщиков, например TravelSafe Insurance, даже в стандартные страховые пакеты, а не только в vip-предложения, можно включить услугу персонального помощника. Получается, вы покупаете не просто финансовые гарантии и поддержку в случае болезни или травмы, но можете в любое время суток получить рекомендации по лучшим ресторанам или шопингу, помощь в бронировании билетов в театр или на паром, юридические консультации и другие полезные сервисы.

Но, судя по всему, 26 лет поездок за рубеж и горький опыт научили нас более осознанно относиться к своему здоровью и кошельку. Во многом на это повлиял и пример зарубежных коллег. Рынок начал меняться и предлагать различные по стоимости и наполнению услугами продукты. Благодаря чему постепенно этот небольшой сегмент, еще в начале 2016 года оценивавшийся в 5 млрд рублей, стал трансформироваться из потока неосознанных покупок полисов с минимальной и самой простой программой в сегмент с потоком внимательных и требовательных клиентов, интересующихся и ищущих действительно нужные продукты и в массе своей понимающих, чем отличается полис для дайвера от полиса для горнолыжника.

Именно эти группы туристов осознали, что полис с хорошим покрытием обойдется в десятки раз дешевле, нежели вызов вертолета для эвакуации в Альпах или поиск аппарата для лечения кессонной болезни за свой счет.

Также и простые туристы поняли, что в Испании только прием врача обойдется от €70 до €130, а в Италии визит к специалисту уже может стоить от €200 до €400. А вот средняя стоимость полиса на две недели в Шенгенской зоне сегодня составит около €10-15.

Нам, конечно, пока сложно предоставить сопоставимый с европейскими и американскими коллегами сервис, но уже сейчас большинство страховых компаний, которые работают на рынке страхования туристов, предлагают дополнительные опции — страховку от невыезда, задержки рейса, защиту близких и имущества на время отсутствия или страхование багажа. Появилась возможность застраховаться на время всевозможных занятий спортом и других активностей и быть уверенным в том, что даже при травме, полученной на горном склоне, при катании на слоне или игре в гольф, вам не придется платить из своего кармана за дорогостоящее лечение за рубежом. Страховые компании начали использовать альтернативные каналы коммуникаций со своими клиентами: например, предлагают воспользоваться приложением, в котором можно планировать свой отпускной бюджет или прокладывать маршрут путешествия. Страховщики стали активнее продвигать полисы для туристов, желающих иметь поддержку по всем возможным вопросам и с достаточным покрытием, чтобы ни о чем не переживать в поездке. Страхование путешественников постепенно идет от стандартного медицинского покрытия к продвинутому консьерж-сервису, такому как предлагают отдельные банки для обеспеченных клиентов.

Дойдет ли культура страхования в нашей стране до такого уровня, что в рамках обычного страхового полиса будут, например, рекомендоваться клиентам интересные достопримечательности близ их местонахождения или помощь в выборе вина к ужину? Это пока вопрос открытый. Но я точно уверен, что сегмент страхования туристов и дальше продолжит меняться, корректируя предложение под новые потребности путешественников и туристов.

Россия > Миграция, виза, туризм. Финансы, банки > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2257018 Дмитрий Руденко


Россия. ЦФО > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2256955 Павел Самиев

Субститут Европы: как московская плитка помогает привлекать туристов

Павел Самиев

управляющий директор и член совета директоров Национального рейтингового агентства, исполнительный директор АЦ "Институт страхования" при Всероссийском союзе страховщиков, генеральный директор «Бизнесдром»

Какой экономический эффект может дать благоустройство Москвы

Пару недель назад общественный резонанс вызвала новость о планируемых Правительством Москвы закупках более чем на 6 млрд рублей на подсветку деревьев на Бульварном кольце и Воробьевых горах. Большинство оценок этой новости в соцсетях были конечно негативные: от возмущения до стеба и насмешек. Мы пока не знаем, какой будет в итоге стоимость, если эти работы состоятся, и тем более, насколько это будет красиво и эстетично (тут уж дело вкуса).

Интересно посмотреть на тему с позиции экономики, причем не абстрактно оценить насколько сумма 6 млрд велика или нет, а что глобально означает мегапроект по благоустройству города для экономики. Здесь уместно вспомнить концепцию экстерналий (внешних эффектов) из институциональной экономики. Основы концепции были заложены Артуром Пигу («Экономическая теория благосостояния») и Полом Самуэльсоном. Суть в том, что любая рыночная сделка и любая экономическая активность имеет внешний эффект (отрицательный или положительный) не для участников этой транзакции, и этот эффект не учитывается в параметрах сделки.

В нашей истории с благоустройством типичная ситуация с положительными экстерналиями от «общественного благ» — таких как транспортная инфраструктура, создаваемая за счет бюджета или как «городская среда», способствующая росту бизнеса, развитию туризма и т. д. Иначе говоря, красивые бульвары; хорошие дороги, уличное освещение, даже совершенно кажущиеся не функциональными элементы украшения города, парков, улиц – все это работает на экономику туризма в широком смысле. Это будущие доходы бюджета города, бизнесов в сфере услуг, транспорта, ресторанного бизнеса, развлечений. После преодоления какой-то невидимой планки уровня благоустройства город становится очень интересен туристам, и они тратят в нем свои деньги. Это конечно выгодно и местным жителям, и многие города мира ведут ожесточенную борьбу за высокие места в рэнкинге туристических центров.

Хотя с другой стороны местные жители получают и множество неудобств от большого турпотока: начиная с того, что инфраструктура начинает подстраиваться больше именно на приезжих и заканчивая нарастанием транспортных проблем. Но, тут как говорится, it's the economy, stupid: неудобства не поддаются монетизации, а турпоток – это деньги. Поэтому придется пострадать и пока город преображается, и даже потом — когда он преобразится.

В прошлом году широко распространилась идея, что переустройство Москвы имеет прежде всего целью создание «внутренней Европы» — в условиях геополитической напряженности и девальвации рубля. То есть при резком падении потока выезжающих из России в европейские страны найти заменитель, субститут Европы здесь – который будет похож визуально, инфраструктурно и атмосферно. Отсюда все атрибуты – велосипеды, кафе на улицах, хипстерские зоны отдыха, пешеходные зоны в центре и прочее. Наконец – плитка и освещение. И вот все эти «временные неудобства», которые предлагают потерпеть москвичам и гостям столицы – ради того, чтобы в Европу не нужно будет ездить, чтобы насладиться прогулкой по красивому городу.

Однако на самом деле судя по всему все это имеет еще более глобальную цель, с бОльшим экономическим эффектом. И сами москвичи тут не играют главную роль. Очень вероятно, что эта «сферическая Европа в вакууме» делается не столько для жителей города, сколько для российских и даже в больше степени для иностранных туристов.

Казалось бы, тренд на замкнутость российского туристического рынка диктовался геополитикой. Но мы видим даже рост интереса со стороны туристов из разных стран и, прежде всего, из Китая, Кореи, Индии, Ирана. По данным министерства культуры, за прошлый год число иностранных туристов в России выросло на 7%, и на 2017 год прогнозы оптимистичны. Москва – самый популярный в России город для туризма: в 2016 году ее посетили более 17 млн туристов, из которых свыше 4,5 млн – иностранных.

Цифра немаленькая, но Москва пока даже не в топ-40 мировых городов по этому показателю. И, например, Париж ежегодно посещают 15-16 млн чел, Лондон – 18-19, Нью-Йорк и Стамбул – по 12 млн, Рим – около 10 млн. Для Москвы ближайшие европейские «бенчмарки» — к которым можно вполне стремиться в обозримой перспективе -это Прага, Милан, Барселона (около 7 млн иностранных туристов в год), Амстердам, Вена (около 6), Берлин, Флоренция, Мадрид, (около 5). Войти в тридцатку туристических городов и достичь уровня порядка 6-7 млн туристов в год – это реально, с учетом культурного и исторического масштаба.

Доля всего туристического рынка России в ВВП страны составляет по оценке Министерства культуры чуть более 3%; причем раньше она оценивалась лишь в 1,5%, и эта цифра выросла благодаря изменению системы расчетов. Но и это пока немного: в среднем в странах Европы и ряде стран Азии доля туризма в ВВП – в районе 10%. Это огромный и растущий рынок, его подпитывает спрос Китая, стран Южной и Юго-Восточной Азии, его перспективы впечатляют.

Внутренний туризм не сможет вытянуть рынок на такой уровень, все равно нужно задействовать внешние потоки, тем более из стран с огромным населением и растущим средним классом. Несколько раз я и мои знакомые в этом году после поездок в Санкт-Петербург и в Сочи обратили внимание на заметный рост числа китайских туристов – это просто бросается в глаза, даже статистика не нужна, чтобы отметить совершенно четкую тенденцию. В Москве пока не так; но и благоустройство не завершено. По всей видимости, скоро мы будем свидетелями мощного роста въездного туризма именно в Москву; чемпионат по футболу 2018 года должен стать катализатором (кстати, тут как раз тоже очевидная экстерналия, на что и рассчитывают всегда организаторы чемпионатов и олимпиад, хотя часто расчеты оказываются неверны).

Недавно в Бельгии во время командировки беседовал с местным финансистом. Он был в Москве лет семь назад и в конце прошлого года. «Что-то сильно изменилось у вас в городе, — сказал он. –

Нельзя сказать, что мне раньше не нравилась Москва, но сейчас это принципиально другой город. Только вот не пойму, что вы с ним сделали». «Плитка. Положили плитку в центре», — ответил я.

«Плитка? Да, пожалуй. Теперь туристов будет больше. Как минимум я уже своим знакомым рекомендовал поехать в Москву» — улыбнулся он в ответ. Что ж тут скажешь – добро пожаловать, тратьте тут деньги, повышайте ВВП. Это для вас тут подсвечивают деревья, обустраивают тротуары, кладут плитку — и для того бизнеса, который поймает волну расширения турпотока.

Россия. ЦФО > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2256955 Павел Самиев


Россия > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242761 Владимир Попов

Владимир Попов: жизнь офицера КГБ

Андреас Селлиос (Andreas Selliaas), Ян Йенсен (Jan Jensen), Nettavisen, Норвегия

В эксклюзивном интервью с Nettavisen и Ekstra Bladet бывший офицер КГБ Владимир Попов рассказывает об угрозах убийством, вмешательстве в международный спорт и о том, как он с семьей должен был бежать из России, чтобы обрести свободу.

Мы тревожно сидим в ресторане на открытом воздухе в канадском городе и пытаемся связаться с бывшим подполковником секретной службы безопасности КГБ бывшего СССР. Не потрачены ли деньги наших работодателей на эту поездку впустую?

Мы не можем связаться с ним по Skype, который использовали раньше, или по адресу электронной почты разведчика, через которую он связывался с нами. Журналисты Nettavisen и Ekstra Bladet проделали большой путь, чтобы услышать историю о Владимире Попове, офицере, 20 лет проработавшем в КГБ. В течение 14 лет он работал в 11-мотделе Пятого Главного Управления КГБ. Задачей этого отдела является предотвращение попыток спортсменов и руководителей спортивных делегаций сбежать на Запад. Этот отдел также собирал разведданные через агентов и таких сотрудников, как Владимир Попов и его коллеги, во время их многочисленных поездок за границу.

Не только эта поездка в Канаду заняла у нас много времени. Мы, два отчаявшихся журналиста, кроме того, совершили путешествие в мир коррупции, власти, шпионажа и спортивных интриг.

Поездка началась с нашего стремления понять, как Россия получила право на проведение ЧМ по футболу 2018 года. И вот теперь мы сидим в канадском городе, название которого мы обещали Попову не раскрывать, чтобы услышать, как КГБ вербует агентов. Мы хотели узнать, как этот комитет работает, чтобы помешать своим спортсменам сбежать на Запад во время участия в спортивных состязаниях за границей. Мы хотели также узнать, как КГБ действовал, чтобы скрыть использование допинга.

Вдруг мы получаем сообщение по электронной почте о том, что можем встретиться в 10.00 на следующий день по указанному адресу. Мы смотрим друг на друга, поднимаем бокалы с остатками хорошего красного вина, которое помогало нам найти утешение, произносим тост и готовимся к путешествию по секретным службам Советского Союза. Мы снова полны ожиданий, ведь мы скоро напишем статью.

Имя Владимира Попова всплыло, когда мы наткнулись на книгу «КГБ играет в шахматы», вышедшей в 2009 году. Здесь Попов вместе с гроссмейстерами Борисом Гулько и Виктором Корчным, а также известным русским историком Юрием Фельштинским рассказывает историю о том, как КГБ в 1981 году вмешалось в соревнование по шахматам между Борисом Гулько и Анатолием Карповым. Они также рассказывают о том, как КГБ сумел разделаться с президентом Международной шахматной федерации (FIDE) шведом Фредриком Улафссоном (Fredrik Olafsson) и заменил его на филиппинца Флоренсио Кампоманеса (Florencio Campomanos), который, видимо, был агентом КГБ.

В книге много сообщений и историй об агентах КГБ, которые в последствии получили главные посты в Международном олимпийском комитете (МОК) и Международной футбольной ассоциации (ФИФА). Мы приехали как раз, чтобы услышать побольше об этих и, возможно, других событиях.

На следующий день мы приезжаем по указанному адресу за 20 минут до оговоренного времени. Чтобы не производить впечатление слишком усердных в нашей погоне за эксклюзивными историями о КГБ, мы убиваем время в кофейне Starbucks в нескольких кварталах от условленного места. Мы еще раз просматриваем вопросы, которые приготовили для Попова. Точно в 10 часов мы приходим к условленному месту.

В одном из четырех кожаных кресел вестибюля высотного здания, в которое мы входим, сидит седой, но ухоженный отставной сотрудник КГБ. Он сидел там 20 минут назад и видел нас. Он улыбается, ведет нас к лифту, мы поднимаемся на третий этаж и входим в конференц-зал в середине этого этажа, у которого вместо стен — окна. Все проходящие мимо конференц-зала могут видеть нас, но никто не может слышать то, о чем мы говорим. На шпионском языке это называется «экспонированием». Здесь Попов представляет нас женщине, которую он называет своим деловым партнером и советником.

«Сегодня вечером я поссорился с женой. Поэтому я не отвечал на ваши электронные послания и телефонные звонки», — говорит Попов с извиняющейся улыбкой.

«Я становлюсь таким старым, что уже больше ничего не боюсь, в отличие от моей жены. «Зачем тебе это надо?— спросила она меня. —Тебе не следует встречаться с незнакомыми людьми». Но я должен это сделать. Я должен рассказать то, что я знаю. Я не совсем понимаю, что нужно делать правильно, но я чувствую, что обязан сделать это. Мне нечего скрывать».

Владимир Попов говорит, что не боится за свою жизнь.

«Лично за себя мне не страшно, но я боюсь того, что может произойти с моей семьей. Мы знаем, что произошло с другими, предавшими КГБ», — говорит он.

Деловой партнер и советник прерывает нашу беседу и переходит сразу к делу.

«Что мы получим за беседу с вами?» — спрашивает она.

Мы чувствуем смущение и неуверенность. Они хотят получить деньги? Нам ясно, что мы не можем заплатить, если они это имеют в виду. Мы говорим, что можем рассказать историю Попова, чтобы прояснить, что же происходило в мире спорта во время Советского Союза, и что мы таким образом можем привлечь больше внимания к книге в тысячу страниц «Почему Путин является Путиным», которую, как он нам рассказал, он пишет.

«Я доверяю вам», — говорит Попов, отклоняя попытку коллеги, и заявляет, что ему не нужны никакие ответные услуги. Он хочет только, чтобы стала известна его история.

Хочет занять место Литвиненко

Nettavisen и Ekstra Bladet — первые СМИ, с которыми Попов общается лицом к лицу и рассказывает о своем прошлом в КГБ.

Попов: Я порвал все связи с Россией. Я не разговариваю с журналистами из России или с журналистами, которые имеют связи с Россией.

Журналисты: Почему вы хотите рассказать нам свою историю?

— Хочу занять место Литвиненко и рассказать, как КГБ действовал в Советском Союзе, и как ФСБ, преемница КГБ, действует сегодня.

Александр Литвиненко — бывший офицер КГБ, умерший мучительной смертью в Лондоне в 2006 году после отравления радиоактивным полонием. Убийство, следы которого ведут к президенту России Владимиру Путину в Кремле, произошло, в частности, из-за того, что Литвиненко написал доклады о связях Путина с российским криминалом. Дело привело к большому дипломатическому скандалу между Россией и Великобританией, и этот конфликт по-прежнему продолжается.

Историк Юрий Фельштинский помог Литвиненко осуществить трудную поездку из Сочи через Грузию и Турцию в Лондон.

Позднее Владимир Попов связался с Фельштинским, чтобы сказать ему, что КГБ занес его имя в «список смерти». Кроме того, Попов хотел, чтобы Фельштинский написал его историю. В результате появилась книга «КГБ играет в шахматы».

— После того, как Литвиненко был отравлен в Лондоне, но до его смерти, я начал писать о моей работе в качестве сотрудника КГБ. Поэтому я обратился в Юрию. Сначала это были короткие письма, но потом я послал длинное письмо о своем положении. Так начался наш книжный проект.

— Вы встречались с Литвиненко?

— Нет. Ни разу.

Попытка покушения

В ходе беседы у нас возникает чувство, что Попов глубоко и сильно ненавидит КГБ. Он говорит, что несколько раз пытался вырваться из его липких рук.

— Три раза я пытался уволиться из КГБ, но это оказывалось невозможным. Если бы я ушел из КГБ, то это имело бы серьезные последствия для меня и моей семьи. Если ты уходишь из КГБ или тебя оттуда выкидывают, ты уже никогда не сможешь найти работу. То же самое произошло бы и с членами семьи уволившегося.

Поэтому я должен был дождаться срока в 20 лет работы. Это произошло в 1991 году. Тогда наконец-то я ушел из КГБ.

После этого я начал заниматься бизнесом в Москве. Я, в частности, помогал другим импортировать товары из-за границы. Я понял, что в России никогда не будет лучше. Несколько раз со мной связывались мои коллеги из КГБ и просили меня вернуться в комитет и снова наладить его работу. Но я не хотел этого.

Поэтому некоторые из моих коллег попытались убить меня, ведь я предал КГБ.

— Каким образом?

— Они пытались сбить меня автомобилем, были нападения с ножом, были попытки столкнуть меня на рельсы в метро. К счастью, мне удалось избежать этих нападений.

Попов показывает нам шрам на пальцах после покушения с ножом.

— Кто делал это?

— Это были люди, нанятые моими коллегами. Все происходило в Москве в 1992-93 году.

После неудачной попытки уехать в США в 1994 году он сумел в 1996 году получить визу в Канаду через туристическую фирму в Москве. Но жизнь в Канаде оказалась не совсем такой, какой он ее себе представлял.

«Я получил статус беженца, но два года не видел своей семьи. Я был здесь один и не знал, увижу ли я когда-нибудь свою семью. Я много думал о том, как им живется в Москве», — говорит он.

По словам Попова, в родной стране жизнь была тяжелой.

«КГБ попытался похитить моего сына, чтобы испугать мою жену, мою мать пытались запугать, кто-то пытался убить моего племянника, потому что он похож на меня, а соседа убили. Это были печальные времена», — говорит Попов с печальным выражением лица.

— Я планировал забрать жену и сына. Раньше мы несколько раз выезжали из России и у нас были загранпаспорта. Моя жена в отпуск заказала поездку в Диснейленд во Флориде, но вместо этого вылетела в Сиэтл и оттуда — в Канаду. Пограничникам она рассказала, что у меня был статус беженца. Жена с сыном сначала получили разрешение на ПМЖ и позднее — канадское гражданство.

А я здесь — как в ловушке. Как бывший офицер КГБ я не могу получить канадское гражданство. У меня статус беженца, и я не могу получить собственный паспорт. Поэтому мне запрещен выезд из Канады. Но если бы я не уехал из России, я бы, вероятно, сегодня уже был бы мертв. В КГБ есть кодекс чести — точно так же, как в СС (бывшая военная организации Германии).

— Почему вас хотели убить?

— Потому что я предал КГБ и потому что я не захотел помочь им вернуть былую мощь комитета. В советское время в КГБ работали 8 тысяч человек.

Отказался от предложения пообедать

Мы — все четверо, сидящие в стеклянной клетке на третьем этаже здания в канадском городе, — начинаем чувствовать усталость от всех этих историй о тайной деятельности КГБ и решаем встретиться еще раз на следующий день. В качестве жеста вежливости мы приглашаем Попова и его деловую партнершу на обед.

— Нет, спасибо. Не принимайте это за грубость, вы просто должны понимать, что я вынужден быть осторожным.

— Мы можем сначала перекусить?

— Вспомните, что Литвиненко, когда его отравили, пил чай с двумя людьми, которых он считал своими друзьями.

— Вы каждый день принимаете такие меры предосторожности?

— Не каждый день. Но когда я встречаюсь с новыми людьми, я вынужден быть острожным. Никогда не знаешь, что может произойти.

Когда мы выходили из здания, начался сильный дождь, и Попов предложил нам воспользоваться его зонтиком.

«Нет, спасибо. КГБ и зонтики — плохая комбинация. В свое время многие погибли от таких зонтиков», — говорим мы и хитро улыбаемся.

Мы договорились с Поповым о встрече на следующий день.

Владимир Попов: Так меня завербовали в КГБ

Когда Попов учился, с ним связались сотрудники КГБ. Они хотели завербовать его и попросили рассказать о том, чтобы он мог сделать для Советского Союза. Обращение ему не понравилось.

— Я учился на юриста и окончил второй курс университета, когда мне пришло письмо из КГБ, в котором меня просили сообщить о своих желаниях на будущее. В КГБ считали, что моей обязанностью гражданина Советского Союза было сообщить им, что я мог сделать для страны. Мне это было не интересно, потому что я хотел стать ученым. Я хотел продолжить учебу на третьем курсе юридического факультета и уже много сделал со своей курсовой.

Но представители КГБ настаивали, чтобы я сообщил о том, что я могу сделать для страны, и заявили, что моей обязанностью является защита родины. Подумав, я совершил свою большую ошибку.

По словам Попова, представители КГБ сказали, что он мог один год поработать в КГБ и после этого решить, подходит ли ему служба в секретной организации. Это было в 1972 году.

«Я согласился поработать там один год, и моей первой работой в КГБ была работа в секретариате, где я много занимался с бумагами. Я разносил архивные материалы по всем отделам, которым нужна была информация. Спустя год меня вызвали в КГБ для продолжения вербовки, и я заявил им, что мне больше не интересно работать здесь. Но мне сказали, что я уже был в комитете и должен продолжать работу. Вот так КГБ вербовал молодежь», — сказал он.

— Почему они хотели, чтобы именно вы работали там?

— Что бы я ни делал, начиная с 15 лет, когда я выполнял какую-либо работу и когда я три года был в армии, я всегда изо всех сил старался выполнить свою работу хорошо. Я не хотел выглядеть глупо и делал поэтому все как можно лучше.

В комитете я просто настолько хорошо делал свою работу, что они решили оставить меня.

Владимир Попов с улыбкой говорит о том, почему он следующие 20 лет оставался в КГБ: «Сначала мне присвоили младшее офицерское звание и поручили проверять людей, которые хотели выехать из Советского Союза по служебным делам. И эту работу я выполнил очень хорошо. Спустя два года меня направили в пятый отдел на оперативную работу. Мне поручили проверять писателей и поэтов».

Постепенно задания становились все более серьезными. Советский Союз получил право провести летнюю Олимпиаду в Москве в 1980 году, и советским властям нужен был большой аппарат разведки, чтобы обеспечить безопасность на Олимпийских играх. Поэтому в 1977 году в Пятом главном управлении КГБ был создан 11 отдел по спорту, который должен был заниматься вопросами безопасности на Олимпиаде.

«Я был направлен в этот отдел в сентябре 1977 года и моим первым заданием офицера КГБ был чемпионат Европы по стрельбе в Копенгагене в 1978 году», — сказал он.

Принимать участие в этих поездках было очень интересно, потому что это давало возможность покупать западные товары, которые было чрезвычайно трудно купить в Советском Союзе. Это могли быть дорогие ковры, электроника и магнитофоны. Часто мы продавали это на черном рынке после возвращения домой.

Слушая Попова, можно было подумать, что политическая элита Советского Союза не совсем была довольна тем, что страна получила право провести Олимпиаду.

«Олимпиада была очень дорогая! Леонид Брежнев, генеральный секретарь коммунистической партии, был страшно зол, когда ему сказали, сколько денег было истрачено на эти игры.«Чья эта была идея?» — кричал он», — говорит Попов и громко смеется.

«Но мы завоевали много золота, и в руководстве Советского Союза это рассматривалось как успех. Конечно, это было из-за серьезного западного бойкота, который являлся ответом на вторжение Советского Союза в Афганистан в 1979 году, и из-за коррупции и употребления допинга. Вспомните, что это была Олимпиада без единой положительной пробы на допинг»,- говорит Попов и хитро улыбается.

После Олимпиады в Москва Владимир Попов продолжал поездки с советскими спортсменами и руководителями.

Бывший подполковник Владимир Попов участвовал как офицер КГБ в пяти олимпийских играх. Его главной задачей было сделать так, чтобы ни один спортсмен или руководитель не сбежал на Запад.

Во время зимней Олимпиады он сопровождал команду легендарных советских хоккеистов. Он рассказал Nettavisen и Ekstra Bladet о большой власти КГБ над спортсменами.

КГБ стремился сделать так, чтобы Самаранч стал президентом МОК

В Норвегии бывший президент Международного олимпийского комитета Хуан Антонио Самаранч (Juan Antonio Samaranch) известен прежде всего своей фразой, что «самые лучшие зимние олимпийские игры» в истории — это Олимпиада в Лиллехаммере в 1994 году. Тогда лишь немногие знали, что он, вероятно, был агентом КГБ.

«Это я составлял телеграмму КГБ ко всем секретным службам Варшавского пакта о том, чтобы они способствовали избранию Хуана Антонио Самаранча на пост президента МОК», — утверждает Владимир Попов.

И теперь он рассказывает нам о том, как КГБ в свое время, если верить его словам, завербовал президента МОК Хуана Антонио Самаранча в качестве своего агента.

В июле 1980 года Хуан Антонио Самаранч был избран президентом МОК на 83-й сессии МОК в Москве. Вместе с Самаранчем баллотировались еще четыре кандидата: юрист из Канады Джим Уоррол (Jim Worral), один из главных организаторов Олимпиады в Мюнхене в 1972 году Вилли Дауме (Willi Daume), президент Международного союза конькобежцев швейцарец Марк Ходлер (Marc Hodler) и руководитель ТВ Новой Зеландии Ланс Кросс (Lance Cross).

Самаранчу в то время было 60 лет, и о нем достаточно мало писали в международных СМИ. В период между 1977 и 1980 годом он был первым послом Испании в Советском Союзе, а место в МОК получил в 1966 году благодаря президенту МОК американцу Эвери Брандаджу (Avery Brundage), хотя это противоречило правилам МОК. В 1966 году не разрешалось иметь более одного члена МОК из страны, где не проводились олимпийские игры. В то время Испания еще ни разу не проводила олимпиаду, однако у Испании в МОК было больше одного представителя.

С 1974 по 1978-й год Самаранч был вице-президентом МОК, а когда его избирали президентом МОК, он был начальником службы протокола МОК. Принято считать, что он был избран президентом МОК из-за работу на этом посту и хорошим отношениям с олимпийскими комитетами как на Западе, так и на Востоке.

«Хуан Антонио Самаранч был завербован в качестве агента КГБ в 1980 году, его поймали, когда он пытался незаконно вывести из Советского Союза русские иконы. В СССР это было строго запрещено. Он получил иконы от крайне националистически настроенного художника Ильи Глазунова, который организовал клуб художников, интеллектуалов и других друзей. Хуан Антонио Самаранч часто посещал этот клуб. Когда это произошло, Самаранч был послом Испании в Москве», — рассказал он.

Хуан Антонио Самаранч очень интересовался русским искусством и русской культурой и получил несколько картин от скандального русского художника. КГБ следил за Самаранчем, который не знал, что КГБ за много лет до этого завербовал Глазунова в качестве агента. Поэтому и была выявлена его попытка тайно вывезти иконы.

Самаранча поставили перед выбором — арест и наказание либо сотрудничество с с КГБ. Он выбрал последнее. Когда Самаранча завербовали, мы задействовали большие ресурсы для того, чтобы его избрали президентом МОК», — говорит Попов.

По словам бывшего офицера КГБ, он играл главную роль в выборах президента МОК.

«Я составил совершенно секретную телеграмму, которую КГБ послал Штази (тайной полиция в бывшей Восточной Германии), Секуритате (тайная полиция Румынии) и другим секретным службам стран Варшавского договора, чтобы они заставили своих представителей голосовать за Самаранча во время сессии МОК в Москве перед началом Олимпиады. Самаранч был выбран президентом МОК и стал важной персоной для КГБ и Советского Союза. Советский Союз и позднее Россия хотели показать миру, что мы были великой спортивной державой, что мы могли завоевать много золотых медалей и что мы могли проводить большие спортивные соревнования, и в этом он должен был помочь нам. В то же время он мог передавать нам дипломатическую информацию из Испании», — рассказывает Попов.

В то время, когда Самаранч был избран президентом МОК, КГБ уже имел в МОК своего вице-президента. Виталий Смирнов, руководитель российского олимпийского комитета, был в 1978 году завербован КГБ одним из коллег Владимира Попова в Пятом главном управлении КГБ. Ранее уже были разговоры о том, что Смирнов был агентом КГБ. Эти утверждения можно найти и в книге «КГБ играет в шахматы».

— Что конкретно Самаранч делал для КГБ?

— С ним работало Второе главное управление, но я знаю, что у него был доступ к сверхсекретным телеграммам, которые он получал от министра иностранных дел Испании и что у него было контакт с послами в НАТО (Испания стала членом НАТО в 1982 году, прим.ред.). Однако я не знаю, что именно он делал.

— Вы в книге «КГБ играет в шахматы» написали небольшой отрывок о том, как КГБ завербовал Хуана Антонио Самаранча перед играми в Москве в 1980 году. Как семья Самаранча реагировала на эти утверждения?

— Сначала со мной связался его секретарь, который грозил иском, а позднее пришел Самаранч-младший (который в настоящее время занимает один из главных постов в МОК — прим.ред.) и грозился сделать то же самое. Я просто отмахнулся от них и сказал, что только рассказал правду и не придумал. Это точные факты.

Самаранч, как говорят, поддерживал тесную дружбу с Ильей Глазуновым. Сразу после того, как его избрали президентом МОК, он попросил Глазунова написать портрет Моники Берлиу (Monique Berliou — первая женщина-генеральный секретарь МОК, бывшая пловчиха и министр спорта Франции). Она была близким партнером Самаранча и сотрудничала с ним в МОК, когда он переехал в Лозанну в Швейцарии в 1980 году.

Согласно статье в Sports Illustrated, опубликованной в 1981 году, этот портрет висел вместе с десятками русских икон в квартире, которую МОК предоставил Берлиу. Еще долго после того, как распался Советский Союз, а Хуан Самаранч ушел с поста президента МОК, Самаранч поддерживал дружеские отношения с Глазуновым.

Когда в 2009 году благодаря книге «КГБ играет в шахматы», стало известно, что Самаранч был завербован КГБ, МОК раскритиковал эти заявления и назвал их злонамеренными слухами.

Мы также связались с МОК и задали вопрос обо всех утверждениях, которые Попов сделал в беседе с Nettavisen и Ekstra Bladet. Руководитель отдела по связям с общественностью МОК Эммануэль Моро пишет в электронном письме, что эти необоснованные утверждения не имеют достоверных доказательств.

Мы также связались с Ильей Глазуновым, чтобы услышать его версию о дружбе с Хуаном Антонио Самаранчем, но ответа не получили.

КГБ в МОК и ФИФА

Когда Владимир Попов работал в КГБ, комитет использовал громадные ресурсы, чтобы усиливать свое влияние в международных спортивных организациях.

Копенгаген занимает важное место в жизни Владимира Попова. В 1978 году его первой поездкой за границу была поездка в датскую столицу. Предлогом был Чемпионат Европы по стрельбе в Доме спорта в Брёндбю. Это были соревнования, на которых советская команда набрала много медалей.

Во время этой поездки он, как говорят, завербовал врача Геннадия Маркова. В 1980 году Марков стал руководителем допинг-контроля Олимпиады в Москве.

Поскольку целый ряд стран бойкотировал игры из-за вторжения Советского Союза в Афганистан в 1979 году, Олимпиада стала большим триумфом советской команды, которая завоевала 80 золотых медалей. Но в Советском Союзе очень немногие знали о том, как были завоеваны эти медали. В олимпийском допинг-центре в Москве, руководителем которого был Марков, положительные советские допинг-пробы заменялись на отрицательные точно так же, как это происходило во время Олимпиады в Сочи в 2014 году.

Олимпиада в Москве в 1980 году была «самой чистой» из всех Олимпиад, проводимых ранее. Позитивные пробы западных спортсменов тоже заменялись. Это делалось для того, чтобы не создавать проблем самим себе. Было бы странно, если бы ни один советский спортсмен не был уличен, а пойманными оказались только западные спортсмены.

Nettavisen и Ekstra Bladet несколько раз пытались связаться с комитетом спорта в Москве, чтобы получить комментарии Маркова. В мэрии Москвы изданиям Nettavisen и Ekstra Bladet подтвердили, что он был директором медицинского института в Москве до своей смерти и умер от рака в 2010 году. Марков не давал комментариев по этому делу.

Но русские, по словам Попова, вероятно, также использовали свое влияние и в других сферах международного спорта. Это был не только Хуан Антонио Самаранч, президент МОК, на которого, как заявляют, оказывал влияние КГБ. Комитет, вероятно, также контролировал и вице-президента МОК Виталия Смирнова.

Попов в книге «КГБ играет в шахматы» рассказывает о том, как глава Советского олимпийского комитета Виталий Смирнов был завербован генерал-майором КГБ Иваном Абрамовым в 1978 году. Смирнов был вице-президентом МОК до 2006 года и в настоящее время является его почетным членом.

Смирнов и Самаранч, вероятно. тесно сотрудничали в течение многих лет. Это может быть одной из причин того, что Смирнов лишь однажды получил предупреждение от Самаранча после коррупционного скандала в связи с Зимней Олимпиадой в Солт-Лейк-Сити в 2002 году. Ряд членов МОК были наказаны за получение взяток. Смирнова, в частности, обвинили в том, что он получил деньги и очень дорогое охотничье ружье.

Nettavisen связалась с МОК в связи с заявлениями Попова, но в МОК опровергли обвинения в адрес Смирнова, назвав их безосновательными. В электронном письме от МОК сообщалось, что эти утверждения не могут быть подтверждены.

— Для России по-прежнему важно контролировать высокопоставленных персон в международных спортивных организациях?

— Конечно, но не только в спорте. Это относится и к политике, и к обществу как таковому.

— Так вы считаете, что бывшие агенты КГБ по-прежнему работают, например, в МОК?

— Да, там есть бывшие сотрудники КГБ, а также офицеры ФСБ или представители других российских служб безопасности.

— Они по-прежнему занимаются спортивными делами?

— Абсолютно.

— Везде?

— Абсолютно.

— Можете вы рассказать нам, что Россия делает, когда представители международных организаций приезжают в Россию? Где их размещают? Например, президента МОК или ФИФА?

— Это относится не только к известным представителям спортивных организаций. Все персоны, представляющие интерес для КГБ, а теперь ФСБ, получают в гостиницах специальные номера — так называемые «номера плюс». В этих номерах установлены камеры наблюдения, микрофоны и системы прослушивания телефонов. Служба безопасности полностью контролирует происходящее в этих номерах. Все записывается и все анализируется таким образом, чтобы служба безопасности могла в последствии использовать эту информацию. Иногда это используется против нее.

— Речь идет о том, чтобы скомпрометировать важных лиц и затем установить над ними контроль?

— Совершенно верно. Речь идет о том, чтобы получить какие-либо компрометирующие сведения о них. Но и не только об этом. Речь может также идти и о работе на улучшение имиджа России. Все виды информации полезны для службы безопасности.

— Значит, вы уверены в том, что Самаранч, когда он был президентом МОК, Зепп Блаттер (Sepp Blatter), когда он был президентом ФИФА, Томас Бах (Thomas Bach), который сейчас является президентом МОК, и Джанни Инфантино (Gianni Infantino), который в настоящее время является президентом ФИФА, жили в «особых номерах» в Москве?

— Да, несомненно. Позвольте мне привести пример того, как мы использовали эти номера. Мы могли сказать какому-либо лицу, что если он хочет помочь нам, то должен получить деньги за свою работу. Этот человек возвращался назад в свой номер и звонил кому-нибудь, чтобы рассказать о нашем предложении. Все, что было сказано в этом разговоре, мы могли использовать позднее. Он гарантированно рассказывал это кому-нибудь по телефону или кому-либо другому, находившемуся в этом номере.

— Это была обычная практика?

— Да, речь шла о том, чтобы собрать всевозможную информацию.

— Вы считаете, что Россия использовала такие методы, чтобы получить право на проведение ЧМ по футболу в 2018 году?

— Да, я так думаю. Россия подала заявки на проведение двух больших спортивных мероприятий: Олимпиады в Сочи и ЧМ по футболу. И совершенно ясно, что она не была готова к такой работе. Город Сочи находится в тропической зоне, и там не было никакой инфраструктуры. Тем не менее, Россия провела право на зимние игры. То же самое относится и к ЧМ по футболу в 2018 году. Там были проблемы со стадионами, это катастрофа. Но как мне сказал один человек, большие деньги могут открыть большие двери», — сказал Попов в заключение, улыбаясь.

В воскресенье 2 июля репетиция ЧМ в России закончилась победой в финале Германии над Чили 1:0. После турнира президент ФИФА Джанни Инфантино похвалил страну-организатора. Перед началом были опасения, что игры не вызовут большого интереса, что будут хулиганы, насилие и расизм, но ничего подобного не произошло, сообщило NTB.

«Мы ничего такого не видели. Никаких неприятных эпизодов, все прошло хорошо, это было великолепно. Если так выглядит проблемный турнир, я с удовольствием буду смотреть такие проблемные турниры, потому что это было большим успехом», — сказал Инфантино.

Руководитель ФИФА заявил также, что ему понравились прекрасные стадионы, отличные матчи и количество зрителей — примерно 38 тысяч на одну игру. Он также был очень доволен использованием судьями видеозаписи. Этот метод испытали на Кубке конфедераций — «репетиции» Чемпионата мира.

Историк, вытащивший Александра Литвиненко из России

«Уважаемый м-р Фельштинский! Я пишу Вам после долгих раздумий о моей судьбе и судьбе всех, покинувших Россию по различным причинам в 90-е годы… Я обращаюсь к вам не только потому, что Вы сотрудничали с Александром Литвиненко, убитым в Лондоне в ноябре 2006 года, и не только потому что хочу, чтобы вы не остались равнодушным к тому, что я должен рассказать вам. Но и потому, что у меня есть информация о том, что в ФСБ на вас заведено досье и ваша жизнь находится в опасности», — так бывший подполковник КГБ Владимир Попов начинает свое письмо, которое он послал русскому историку Юрию Фельштинскому 15 июля 2007 года.

Юрий Фельштинский известен главным образом тем, что помог бывшему сотруднику КГБ Александру Литвиненко бежать из России в Великобританию. Однако он также написал много книг по русской истории и о борьбе власти и совести — в частности, «Поражение мировой революции» (The Failure of the World Revolution, 1991), «Взрывая Россию» (Blowing up Russia, об Александре Литвиненко, 2007), Век убийц (The Age of Assassins), Взлет Владимира Путина (The Rise and Rise of Vladimir Putin, 2008), «Корпорация (The Corporation), Россия и КГБ в век президента Путина (2009 Russia and the KGB in the Age of President Putin).

Письмо Попова стало началом сотрудничества между Фелштинским и Поповым, что привело к появлению книги «КГБ играет в шахматы», вышедшей в свет в 2009 году.

Когда Nettavisen и Ekstra Bladet рассказывают Юрию Фельштинскому о том, что Владимир Попов хочет взять на себя роль Александра Литвиненко, Юрий Фельштинский реагирует следующим образом: «Да, верно, так началось наше сотрудничество. Когда Литвиненко был отравлен и позднее скончался, Попов связался со мной по электронной почте, я храню эти электронные сообщения. Там Попов пишет о том, что сожалеет об убийстве Литвиненко в Лондоне, но также что он был подполковником КГБ и что у него есть для меня информация. Прошло много времени, прежде чем я получил подтверждение того, что он является тем, за кого себя выдает. Я ему не верил. Сначала он не сообщил мне ни своего имени, ни места жительства. В то время я получал много электронных сообщений от незнакомых людей из всего бывшего Советского Союза, которые хотели связаться со мной, чтобы я написал их историю».

Постепенно все прояснилось. Фельштинский получил необходимое подтверждение.

«Я спросил, не мог ли он послать мне документы или доказательства, подтверждающие его личность. Неожиданно он дал мне очень необычное поручение, благодаря которому я получил подтверждение того, кем Попов являлся на самом деле», — говорит он.

Попов сообщил, что есть один человек, который знает, кем он был и который встречался с ним, когда он был офицером КГБ. Этим человеком был гроссмейстер Борис Гулько. Попов сказал мне, чтобы я связался с ним и спросил его о том, как он был арестован на Арбате в Москве и как его в течение долгих часов жестко допрашивали. Он подтвердит, что Попов говорит правду.

Я позвонил Гулько и рассказал ему эту историю. Он подтвердил ее. Гулько также рассказал, что думал о том, чтобы убить человека, допрашивавшего его, потому что он вел себя совершенно невыносимо. «Мне кажется плохим то, что такие люди, как он, уехали из России и теперь мирно живут в другом месте, сказал Гулько», — добавил он.

После беседы с Гулько Фельштинский позвонил Попову и рассказал ему об этой беседе. Гулько также сообщил ему, что был зол на Попова после допроса в КГБ.

«Тогда Попов сказал, что во время допроса он исполнял роль доброго полицейского. Тут я понял, кем он был, и мы начали сотрудничество. Это привело к созданию книги «КГБ играет в шахматы», где речь идет о шахматисте Гулько, за которым охотился офицер КГБ Владимир Попов», — сказал он.

Владимир Попов хотел рассказать свою историю, когда Александр Литвиненко был убит, и сказал, что хочет занять его место в роли борца за правду из коридоров КГБ. Но Фельштинский говорит, что между Литвиненко и Поповым есть большая разница.

«Литвиненко был оперативным офицером разведки, в то время как Попов занимался вербовкой агентов и следил за советскими гражданами. Во время моей работы с Литвиненко я часто уличал его во лжи. Это было частью игры, которую он играл как офицер КГБ.

Литвиненко хотел сместить Владимира Путина. Если это означало необходимость лгать, то он лгал. Попов никогда не участвовал в борьбе с Путиным в отличие от Литвиненко. Я ни разу не уличил Попова во лжи. Он скорее скажет, что не знает, чем будет рассказывать что-нибудь, что не является правдой, таково мое впечатление», — заявил Фельштинский.

— Значит, когда он рассказывает нам одну невероятную историю за другой, мы можем ему верить?

— Да! Он никогда ранее не хотел привлекать к себе внимание, как это делал Литвиненко. Вы — первые журналисты, с которыми он встречается лицом к лицу.

Это много говорит о Попове.

— Значит, когда он называет людей, которые были завербованы, когда рассказывает, как они были завербованы, когда он рассказывает истории о попытках покушения, то мы можем верить ему?

— На 100%.

— Подвергает ли Попов себя опасности, когда рассказывает нам свою историю?

— Конечно. Все офицеры КГБ, раскрывающие имена агентов и методы работы, подвергают себя большой опасности. За это грозит смерть. Но он уже сделал это в книге, написанной нами, и я не думаю, что опасность будет для него вырастет, если он больше расскажет вам.

В то же время у меня создалось впечатление, что Попов передает КГБ. Когда мы опубликовали нашу книгу про шахматы, издательство получило заказ из главного штаба КГБ. Комитет хотел купить все книги. Это произошло или из-за того, что в комитете решили использовать книгу в своей работе, или из-за того, что там решили скупить весь тираж, не дав другим прочитать эту работу. Все закончилось тем, что мы напечатали новый тираж», — заключил Фельштинский.

Россия > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242761 Владимир Попов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм. Медицина > forbes.ru, 13 июля 2017 > № 2242690 Алексей Сиднев

Редкое преимущество: как построить бизнес со стабильным спросом

Алексей Сиднев

генеральный директор Senior Group

Пансионат для пожилых людей может окупиться только через 15 лет

Количество пожилых людей в нашей стране постоянно растет. По разным прогнозам, к 2030 году их число составит примерно 19% от общей численности населения. Из них в специализированной помощи будет нуждаться примерно 1 млн человек. Уже сегодня, по данным НП «Мир старшего поколения», она необходима 630 000 человек. При этом, по планам Минфина России, к 2020 году частному сектору отдадут не менее 60% от общего объема соцуслуг. Все это делает сферу ухода за пожилыми людьми привлекательной для предпринимателей.

Как открыть пансионат для пожилых людей

Стоимость инвестиций в один пансионат, когда речь идет о строительстве нового здания, — в среднем 3 млн рублей в расчете на одно место для сегмента комфорт (эксперты выделяют следующие категории объектов: эконом, комфорт, бизнес и премиум). Это значит, что, чтобы открыть пансионат для пожилых людей на 50 мест, нужно 150 млн рублей. Если арендовать уже готовое здание, то вложений потребуется меньше — от 500 000 до 2 млн рублей (на переоборудование и оснащение) в расчете на место. Объемы инвестиций зависят не только от уровня объекта, но и от того, насколько учреждение соответствует международным стандартам ухода за пожилыми людьми, какое в нем оборудование, насколько продуманная инфраструктура, по типовому или специально разработанному проекту строилось здание и других факторов. Например, в один из своих центров, который на стыке сегментов бизнес и премиум, мы инвестировали 900 млн рублей, то есть одно место обошлось в 6 млн рублей.

Объект или локацию для строительства нужно выбирать недалеко от больницы и станции МЧС. В идеале площадь здания должна варьироваться от 2500 до 6000 кв. м. Тогда можно будет поселить в нем от 70 до 180 постояльцев. Именно при вместимости 70 человек начинает работать экономика пансиона, при меньшей нагрузке строить бизнес сложнее. А с числом постояльцев более 180 человек уже тяжело обеспечивать качественную заботу. Внутри здания должна быть оборудована безбарьерная среда, широкие коридоры и лифты, кнопки вызова персонала. Эти принципы актуальны для тех случаев, когда все делается в соответствии с законом, соблюдены все нормы (пожарные, санитарно-эпидемиологические и пр.) и стандарты качества. Но, как показывает практика, эти случаи не слишком распространены. Сегодня в московских и подмосковных частных пансионатах для пожилых людей около 5500 мест. И только около 1500 из них соответствуют базовым требованиям. Но учреждения, предоставляющие такие места, все равно пользуются спросом из-за своей низкой цены.

Из чего складывается себестоимость услуг

Только себестоимость пребывания одного человека в гериатрическом центре составляет от 1900 рублей в сутки для сегмента комфорт до 3000 рублей для сегмента бизнес. За меньшие деньги организовать должный уход просто не получится. Три основные статьи расходов — это персонал, аренда (либо плата за собственное помещение, так как построено оно, как правило, на кредитные средства) и питание пожилых людей. Только на это пансионаты тратят от 1500 рублей (учреждения класса комфорт) до 2600 рублей (бизнес) в сутки на каждого подопечного. Помимо этого, есть еще затраты на лекарства, охрану, амортизацию оборудования. Также нужно заложить средства на рекламу и маркетинг. Некоторые зря полагают, что этой статьей расходов можно пренебречь. При этом конкуренция на рынке ухода за пожилыми людьми высокая. Это значит, что продвигать себя будет сложно и дорого. Большое количество игроков, например, увеличивает стоимость онлайн-продвижения. На начальном этапе целесообразно отдать рекламу и маркетинг на аутсорсинг. Но это не значит, что этими направлениями больше не нужно будет заниматься. Работу подрядчиков придется жестко контролировать и быть вовлеченными в процесс практически на каждом этапе рекламной кампании.

Большинство пансионатов для пожилых людей находится за городом. Это объясняется несколькими факторами. Экономической целесообразностью (недвижимость там дешевле) и тем, что пожилым людям просто комфортнее жить за чертой города. В этих случаях нужно решить, где будет находиться офис компании. Конечно, большинство предпочитает экономить и ради сокращения издержек проводит встречи с будущими клиентами, заключает договоры прямо на территории пансионата. Но, как правило, семьям удобнее оформлять все документы и общаться с клиентским менеджером в городе, не тратя времени на дорогу и пробки.

На какой рост можно рассчитывать

На момент, когда мы с партнерами купили Senior Group, компания владела двумя резиденциями для пожилых людей в общей сложности на 45 мест. В 2012 году было открыто еще два пансионата, а затем по одному в 2013 и 2015 годах. Летом этого года открылся седьмой объект, благодаря которому мы выросли на 62%. Общее количество мест в наших учреждениях увеличится до 365. Средняя продолжительность проживания — полгода. Средняя годовая заполняемость — 95%. Каждый из объектов выходил на расчетную заполняемость в 85% в течение года. Рентабельность этого бизнеса невысокая, срок окупаемости — около семи лет при условии сотрудничества с государством, когда объекты работают по системе государственно-частного партнерства. Если предприниматель играет в одиночку, то стоит рассчитывать на окупаемость примерно через 15 лет. Однако люди нуждаются в наших услугах всегда, вне зависимости от экономических или социальных явлений. Мы не подвержены кризису, как многие другие сферы. Стабильный спрос — редкое преимущество, которым может похвастаться не каждый бизнес.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм. Медицина > forbes.ru, 13 июля 2017 > № 2242690 Алексей Сиднев


Россия. КНДР. США > Миграция, виза, туризм > carnegie.ru, 30 июня 2017 > № 2232554 Андрей Ланьков

Рабство мечты. Зачем Госдеп борется с северокорейскими лагерями в России

Андрей Ланьков

США, обеспокоенные ядерной программой Пхеньяна, имеют все основания стремиться финансово удушить Северную Корею. Но попытки называть корейскую трудовую миграцию «рабством» и изображать борьбу с ней как заботу о северокорейских гражданах не имеют никакого отношения к реальности

Госдепартамент США опубликовал очередной доклад, посвященный проблеме торговли людьми (human trafficking), и там обнаружились неожиданные претензии к России. В докладе сообщается, что на территории России находятся «трудовые лагеря», в которых содержатся северокорейские рабочие.

Сама формулировка – «трудовые лагеря» – вызывает в воображении страшные картины, заставляя вспоминать о Колыме 1937 года. Вдобавок в докладе Госдепартамента говорится о том, что десятки тысяч северокорейских рабочих подневольно трудятся по 20 часов в сутки за скудный паек. Вывод делается вполне однозначный: Россия, как и ряд других стран, где находятся северокорейские рабочие, использует подневольный труд и должна немедленно отказаться от этой порочной практики.

Автор этих строк занимается Северной Кореей уже более трех десятилетий, и за это время мне не раз доводилось беседовать с теми гражданами КНДР, которые работали – или сейчас работают – за границей. В том числе с теми, кто из лагерей бежал и потом перебрался в третьи страны. Поэтому, ознакомившись с докладом Госдепартамента, я не могу удержаться, чтобы не задать один простой вопрос: а как именно рабочие оказываются в этих лагерях, на каком основании этих якобы рабов XXI века отбирают для отправки в «трудовые лагеря»?

Ответ может удивить многих. Формально на работу в Россию, Китай и Ближний Восток власти КНДР направляют квалифицированных рабочих, которые вдобавок отличаются идейно-политической устойчивостью. Но на практике важнейшим критерием отбора уже давно является способность кандидата заплатить взятку местному начальству, причем речь идет о весьма внушительной, по северокорейским меркам, сумме.

Мне как-то не приходилось слышать, чтобы африканцы в XVII веке платили работорговцам за право подняться на борт судна, увозящего их трудиться на сахарных плантациях Карибских островов. Не попадалось историй и о том, чтобы черные рабы, вернувшись после нескольких лет работы на этих плантациях, оставляли часть заработанного там для того, чтобы по прошествии нескольких лет вновь заплатить за право подняться на борт уходящего в Америку корабля.

Сам по себе факт, что за возможность поработать в этих «трудовых лагерях» в Северной Корее нужно платить немалые деньги, показывает: какими бы тяжелыми ни были там условия труда, рабским этот труд считать не приходится.

Для подавляющего большинства северокорейцев работа за границей означает возможность радикально улучшить имущественное и социальное положение – и свое собственное, и своей семьи. Более того, для многих из них это вообще единственный шанс на социальную мобильность.

Традиции лесорубов

История северокорейских рабочих в России-СССР началась еще до формального провозглашения КНДР. Первые группы рабочих были завербованы для работы на рыбных промыслах и лесозаготовках Дальнего Востока в 1946 году, когда северная часть Корейского полуострова находилась под прямым управлением Советской армии. Речь идет о весьма масштабной миграции: за период 1946–1949 годов на работу в СССР прибыло 26 тысяч человек. Многие из них по истечении срока контракта постарались не возвращаться домой. Некоторым это удалось – они благополучно влились в сахалинскую корейскую общину.

Однако по-настоящему история трудовой миграции началась после того, как в 1966 году на закрытой встрече Ким Ир Сена и Брежнева во Владивостоке было принято решение регулярно отправлять в СССР северокорейских рабочих. Проект этот благополучно пережил распад СССР, голод в КНДР, неоднократную смену высшего руководства и частые изменения политического курса обеих стран. Он продолжает функционировать и сейчас.

В этом нет ничего удивительного: большинство проектов советско-северокорейского (а потом и российско-северокорейского) сотрудничества были экономически малоцелесообразными, осуществлялись исключительно по политическим соображениям и в силу этого оказались нежизнеспособными. Но к поставкам рабочей силы это не относится: с самого начала речь шла об экономически оправданном и взаимовыгодным проекте. От него выигрывала и российско-советская сторона, получавшая дешевую и дисциплинированную рабочую силу, и Северная Корея, которая могла зарабатывать валюту, и сами северокорейские рабочие.

В 1970–1990-х годах количество северокорейских рабочих, находящихся в каждый конкретный период на территории СССР, колебалось между 15 и 20 тысячами человек. В основном они были заняты на лесозаготовках в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке.

Поначалу, как вспоминают северокорейцы старшего поколения, мысль о поездке зимой в сибирскую тайгу особого энтузиазма не вызывала, и рабочих действительно приходилось направлять туда в принудительном порядке. Но не прошло и нескольких лет, как ситуация радикальным образом изменилась: жители КНДР обнаружили, что их соседи, отработав в Сибири положенные два года, возвращались в родные места настоящими богачами – конечно, по скромным меркам тогдашней Северной Кореи. Корейцы старшего поколения до сих пор с удивлением вспоминают, как на улицах их городков в семидесятые вдруг стали появляться парни на собственных мотоциклах – ИЖ и «Явы» были привезены их владельцами из СССР.

Платили рабочим действительно очень мало – в начале 1980-х водитель тяжелого грузовика или лесоруб зарабатывал 50–80 рублей в месяц, то есть раз в пять меньше, чем за такую же работу получал бы гражданин СССР. Но рабочим предоставляли жилье и еду, так что деньги эти особо не тратились, и за два года – именно столько длилась тогда типичная командировка – у жившего на всем готовом рабочего скапливалась тысяча-другая советских рублей.

На эти деньги покупались товары, которые пользовались спросом в КНДР, – от холодильников и мотоциклов (в те времена – символы крайней роскоши, аналог «Порше», а то и собственного самолета) до телевизоров, эмалированных тазов и кастрюль. Все это грузили в контейнеры и отправляли домой для последующей перепродажи, так что два года в Сибири гарантировали 5–8 лет спокойной и сытой жизни всей семье. Конечно, под «сытой жизнью» подразумевается возможность почти ежедневно есть рис, а временами и свинину, но в Северной Корее семидесятых такое имели далеко не все.

Разумеется, за право быть отобранным нужно было платить и тогда: стандартным вознаграждением начальнику, который порекомендовал тебя на работу в СССР, служил телевизор – сначала черно-белый, а потом, примерно с 1980–1985 годов, все чаще цветной.

Конечно, особой идиллией считать жизнь рабочих не приходилось. Северокорейские лагеря лесорубов с самого начала представляли собой государство в государстве, и присутствовавшие там представители северокорейских спецслужб внимательно следили за настроениями и поведением рабочих. За отклонения от предписанных правил поведения лесорубов ждало суровое наказание. По возможности виновных и подозрительных вывозили из СССР на родину и разбирались с ними уже там, а для их временного содержания в самых крупных северокорейских лагерях лесорубов были оборудованы тюрьмы. В тех случаях, когда вывоз был затруднен, а человек казался действительно опасным, северокорейские компетентные органы без особых колебаний прибегали и к физической ликвидации – советским властям сообщали, что человек стал жертвой несчастного случая или вовсе пропал без вести.

Впрочем, подобное происходило редко. В своем большинстве северокорейские рабочие не были склонны обсуждать сообщения «ревизионистской советской прессы» и вообще беседовать на политические темы, да и законы они в целом старались не нарушать. Главная их задача была проста и понятна – заработать денег для семьи, и с этими деньгами благополучно вернуться домой. Немалую роль играло и то, что с самого начала на работу за рубеж отправляли только тех, у кого дома остаются жены и дети, – им есть к кому возвращаться, а в случае нежелательного поведения рабочего в распоряжении властей имеются заложники.

На ситуацию с северокорейскими рабочими перестройка повлияла на удивление мало. Потребность в дешевой рабочей силе никуда не делась. Хотя в кризисные девяностые количество северокорейских рабочих ожидаемо сократилось, после 2000 года их численность опять стала расти и сейчас доходит примерно до 30 тысяч человек.

Правда, характер работы изменился: ныне лесорубы составляют лишь небольшую часть всех северокорейских рабочих. Граждане КНДР работают в строительстве, сельском хозяйстве, пищевой и легкой промышленности, сфере обслуживания.

Оброком легким заменил

Северокорейские власти стремятся как можно плотнее контролировать своих граждан за рубежом, поэтому обычно расселяют их компактно, в общежитиях или, если они работают в сельской местности, в пресловутых лагерях. Но значительная часть северокорейских рабочих в России с конца 1990-х годов оказалась «отпущенной на оброк». Им разрешено не только свободно перемещаться по российской территории, но и самим искать себе работу.

Подразумевается, что они будут отдавать государству некоторую фиксированную сумму, а все заработанное сверх оставят себе. В большинстве случаев таким правом свободного поиска пользуются небольшие бригады сельскохозяйственных или строительных рабочих, выполняющие мелкие частные заказы. Во многих случаях дополнительную внеурочную работу на стороне ищут и те, кто работает организованными группами на крупных предприятиях и стройках.

Размер «оброка» фиксирован и зависит от ряда факторов, включая квалификацию рабочего, условия местности, где он находится (например, выплаты на Сахалине, с его нефтегазовым благополучием, обычно выше, чем на материке). В России в большинстве случаев выплаты, формально именуемые «плановым взносом», сейчас составляют от 500 до 900 долларов в месяц.

Некоторая часть этих денег оказывается в карманах северокорейских менеджеров и спецслужбистов, которые окормляют рабочих, но в основном они все-таки поступают в северокорейский государственный бюджет. Именно эти поступления, в сумме составляющие несколько сотен миллионов долларов в год, и являются основной причиной того, что КНДР активно посылает рабочих за рубеж, а Госдепартамент США пытается эту практику прекратить.

Впрочем, внакладе не остаются и те, кого в докладе Госдепартамента назвали «рабами». Обычной для России является ситуация, когда рабочий, сделав обязательные платежи, а также оплатив повседневные расходы, питание и жилье, может откладывать 150–300 долларов в месяц. Чтобы понять значение этой суммы, надо иметь в виду, что средняя зарплата мужчины-рабочего в КНДР сейчас составляет 50–70 долларов в месяц, и с этого еще нужно кормить семью. Если учитывать, что большинство рабочих находится на территории России в течение двух-трех лет, то вполне реально вернуться домой с 4000–6000 долларов.

Сумма эта, по северокорейским меркам, весьма внушительная, а до недавнего времени была вообще огромной. В большинстве случаев рабочий использует эти деньги на то, чтобы купить своей жене торговую точку, минимальная стоимость которой в Пхеньяне сейчас составляет около пяти тысяч долларов (в провинции стандартная торговая точка, или 75 см прилавка на рынке, стоит существенно меньше). Если ситуация благоприятствует, то на эти деньги можно открыть и что-то более серьезное – например, столовую или швейную мастерскую.

Деньги эти можно использовать и иначе – например, потратить на образование детей, оплатив занятия с репетиторами и увеличив их шансы поступить в хороший вуз. Наконец, их можно потратить на жилье. Конечно, в последние годы цены на недвижимость в крупных северокорейских городах выросли чрезвычайно, и пяти тысяч долларов сейчас не хватит даже на хибарку на дальней окраине столицы, но в сельской местности за эти деньги все еще можно решить квартирный вопрос.

Вместо пенсии и стипендии

Понятно, что просто так поехать за границу невозможно. Прошли те патриархальные времена, когда советский телевизор, подаренный секретарю партбюро после поездки в Хабаровский край, воспринимался как адекватное выражение благодарности. Сейчас в ходу всеобщий эквивалент – американский доллар и его собрат, китайский юань.

Стандартная взятка за право выехать на работу в Россию составляет 500–700 долларов. Это, кстати, существенно больше, чем взятка за выезд в другие страны, которые тоже принимают северокорейских рабочих: за выезд в Китай достаточно заплатить 200 долларов, право на «рабский труд» в одной из стран Ближнего Востока обойдется желающему в 400–500 долларов.

Среди северокорейских рабочих Россия считается страной с очень хорошими зарплатами и неплохими условиями жизни. Привлекательности ее способствует и та свобода, которой в России пользуются северокорейские рабочие: в Китае, например, им практически запрещен выход с территории предприятий. Понятно, что за право поработать в России многие в Северной Корее готовы хорошо заплатить.

После возвращения из-за границы рабочие проходят интенсивный курс идеологической переподготовки, который должен нейтрализовать то вредное знание об окружающем мире, которое неизбежно проникает в их головы. Потом на протяжении примерно года им полагается потрудиться по прежнему месту работы – и после этого они опять могут быть отобраны для поездки за границу. Подавляющее большинство мечтает именно о таком варианте, тем более что оставшиеся от прошлой поездки деньги облегчают общение с начальством и компетентными органами.

Впрочем, даже скромная торговая точка, которой заправляет жена удачно съездившего за границу северокорейца, приносит его семье доход, существенно превышающий средний, так что и одной поездки достаточно для того, чтобы гарантировать семье скромный достаток.

Это важно в том числе и потому, что в Северной Корее закончились времена «бури и натиска», когда, с одной стороны, ты мог вполне реально умереть от голода, а с другой – даже при отсутствии особых связей прогрызть себе дорогу в «верхние 3%». Сейчас даже скромный бизнес невозможно начать без стартового капитала, а у большинства населения страны этого капитала нет. Поэтому для рядового северокорейца, без особых связей и образования, но с умелыми руками и готовностью работать много (если нужно, и по 20 часов, здесь Госдепартамент прав), несколько лет работы за границей – это едва ли не единственный шанс подняться на пару ступенек по социальной лестнице, гарантировать семье относительную имущественную стабильность, дать детям образование и купить антибиотики больным родителям.

Не надо строить иллюзий: условия, в которых трудятся северокорейские рабочие, крайне тяжелые, но они, как правило, все равно заметно легче, чем те, в которых им пришлось бы трудиться дома, причем за меньшие деньги. Нет сомнений, что и рабочий день продолжается «столько, сколько надо», и отношение к технике безопасности весьма безответственное. Только дело тут не в том, что злобные северокорейские спецслужбисты заставляют рабочих бесплатно трудиться по две смены – рабочие делают это сами, потому что им за это платят столько, сколько они никогда не смогли бы заработать дома.

Да, северокорейские спецслужбы тщательно отслеживают поведение рабочих, и любые проявления вольнодумства караются ими весьма жестоко. Но и вольнодумства, и побегов среди рабочих на удивление мало. С одной стороны, рабочие знают, что в случае побега пострадает оставшаяся на родине семья. В наши либеральные времена жену и детей беглеца больше не отправляют в лагеря, но вот ни о какой хорошей работе и о праве жить в большом городе они могут больше не мечтать. С другой – большинство рабочих, включая и тех, кто не слишком хорошо относится к существующему в КНДР режиму, едут за границу, чтобы заработать деньги на решение проблем своей семьи, и вовсе не хотят ставить эту главную задачу под угрозу.

Цели и фразы

Однако сейчас, как мы видим, у них нашлись защитники – как в Госдепартаменте, так и среди западных либералов, которые хотят запретить северокорейскую трудовую миграцию.

С позицией США все понятно: администрация Трампа сделала ставку на экономическое давление на Северную Корею. Расчет на то, что Пхеньян, столкнувшись с международными санкциями и ухудшением экономического положения, решит отказаться от ядерного оружия. Расчет этот, конечно, неверен: от ядерного оружия руководство КНДР не откажется ни при каких обстоятельствах, даже если сохранение ядерной программы будет означать новый голод и гибель значительной части населения страны.

Однако в Вашингтоне сохраняются по этому поводу немалые иллюзии, и сейчас американская дипломатия последовательно работает над тем, чтобы закрыть все каналы финансирования северокорейского режима, включая и поставки рабочей силы, которые являются заметным источником валютных доходов Пхеньяна.

Тут, как говорится, американцы «в своем праве»: у них, как и у других стран, включая и Россию, есть все основания опасаться и самой ядерной программы Северной Кореи, и того негативного влияния, которое эта программа оказывает на стабильность режима нераспространения. Конечно, для экспертов очевидно, что санкции не приведут к желаемому результату, но сам факт их введения понятен и не вызывает принципиальных возражений.

Возражения вызывает другое – попытки представить усилия, направленные на финансовое удушение Северной Кореи, в виде заботы о правах северокорейского населения. Прекращение трудовой миграции вовсе не означает, что северокорейские рабочие вернутся домой и будут там трудиться в кондиционированных цехах по 8 часов в день с соблюдением всех правил техники безопасности. Нет, условия работы дома будут у них, скорее всего, гораздо хуже, чем те, с которыми они сталкиваются в России, а вот зарплаты будут меньше во много раз. Их дети не смогут получить качественное образование, их родители умрут раньше времени без импортных лекарств, а их семьи вместо риса и временами жареной свинины будут питаться опостылевшей вареной кукурузой.

Конечно, США не обязаны заботиться о благополучии страны, на улицах которой время от времени появляются плакаты, оптимистически показывающие горящий Вашингтон. Но было бы куда лучше, если бы акт экономического противостояния не подавался в упаковке из высокоморальной риторики. Впрочем, понятно, что надеяться на это не приходится: подобная риторическая упаковка используется большими и малыми странами для продвижения собственных интересов с незапамятных времен.

Россия. КНДР. США > Миграция, виза, туризм > carnegie.ru, 30 июня 2017 > № 2232554 Андрей Ланьков


Казахстан. Турция. Египет > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 28 июня 2017 > № 2224372 Асель Нуркебаева

Как чувствует себя туристический рынок Казахстана

Повлияли ли проблемы России и Турции на казахстанских туристов рассказала Асель Нуркебаева

На российском туристическом рынке продолжается история о возможной приостановке чартерных рейсов из Москвы в Анталью. Росавиация (Федеральное агентство воздушного транспорта) ранее рассылала телеграмму, в которой содержалось предупреждение о возможной приостановке — может появиться фактор, который повлияет на перевозки. После этого, как писал «Коммерсант», туроператоры «начали массово переходить на перевозку туристов регулярными рейсами». Доля регулярных рейсов в результате увеличилась в два раза, стоимость перелета в цене на туры выросла на 8−12%.

Повлияли ли проблемы России и Турции на казахстанских туристов и как в целом чувствует себя туристический рынок Казахстана, деловому еженедельнику «Капитал.kz» рассказала Асель Нуркебаева, президент Ассоциации туристских агентств Казахстана.

— Асель, с чем туристические компании подошли к новому сезону? Как чувствует себя рынок?

— Сезон начался очень хорошо в отличие от, так сказать, кризисного прошлого года. Финансовое состояние рынка действительно дает надежду. Я могу судить об этом по стоимости путевок — она достаточно высока. Это значит, что спрос есть, цены держатся на уровне средних, отсутствует большое количество горящих путевок. Как вы знаете, горящие путевки появляются тогда, когда идет незаполнение по рейсам, авиабилетам, и туроператоры скидывают стоимость в общем на всю путевку. В этом году с февраля-марта хорошо отработали раннее бронирование, даже несмотря на то, что происходило с курсом «тенге — доллар». Рынок восстанавливается.

Могу также сказать, что и зимний сезон прошел неплохо: и чартерные рейсы в Таиланд стояли, и регулярные — в Объединенные Арабские Эмираты, Египет. Через Эмираты можно было на регулярных рейсах улететь на Мальдивы. Стояла Индия, в частности Гоа, — очень популярное направление зимой, особенно для молодежи. Но, естественно, Турция остается лидером.

— Изменилось ли количество игроков за последний год?

— По количеству игроков больших изменений не было. Естественно, с каждым днем растет количество турагентов, которые непосредственно работают с туристами. А по туроператорам изменения есть, но не глобальные. Появляются новые туроператоры, но каждый из них занимает свою нишу. А если судить по масс-маркету, то остались те же игроки.

— Как изменилось предложение по направлениям?

— Если говорить о развитии туристического рынка, естественно, новые направления рынок пытается внедрить. Самыми сильными направлениями являются Турция, Египет, сейчас чартерные рейсы стоят, если также говорить о масс-маркете. Предложения на казахстанском рынке всегда было много, и по разным странам. Сейчас активно продается экзотика, даже такие далекие направления, как Мозамбик, Занзибар. То есть на казахстанском рынке турист, даже самый искушенный, сможет найти хорошие предложения.

Нужно отметить, что казахстанские туристы выбирают то, что им удобно. У нас много семейных туристов. Для детей в любом случае лучшим вариантом остается, конечно, Турция.

— У россиян возвращается интерес к Европе, это показывает отчет Европейской туристической комиссии, эксперты это связывают с укреплением рубля. Какие «отношения» у казахстанских туристов с Европой?

— У казахстанцев, конечно, возникали опасения после взрывов. Но тенденции массового оттока туристов не было. То есть Европа всегда была интересна, потому что цена хорошая. Это показывает статистика визовых центров, в частности Испании, Италии, Франции. Эти три страны всегда были самыми популярными среди казахстанских граждан направлениями, но на них никогда и не наблюдался бешеный спрос. Поэтому мы такого оттока после взрывов не наблюдали. В день взрыва во Франции наши туристы даже и не думали сдавать билеты.

— Сказались ли проблемы России и Турции на казахстанских туристах, которые хотят выехать в Турцию?

— На наш туристический рынок российско-турецкие отношения не влияли. У казахстанских туристов не было такого, что россияне не едут и мы не поедем. Наоборот, в прошлом году вся надежда у наших турецких партнеров была на Казахстан. Но наша страна из-за количества населения не может дать такой туристический поток, какой дает Россия.

Конечно, в прошлом году для наших турецких коллег был очень трудный туристический сезон. Мы как могли, так их поддерживали. Даже когда были взрывы, произошел переворот (попытка военного переворота в 2016 году, — прим. ред.), наши чартерные рейсы останавливались, наши туристы сдавали путевки. Но по большей части они пережидали — меняли на более отдаленные даты, надеясь на то, что политическая ситуация в Турции изменится. И потом, когда настали спокойные времена, уже начали выезжать. Так что можно сказать, что мы не ориентировались на российских граждан.

— Какова сейчас ситуация с Египтом, летают ли туда казахстанские туристы?

— Безусловно, у казахстанцев есть интерес к этому направлению. Это объясняется тем, что Египет дешевле Турции, также есть all inclusive, привлекает красота Красного моря. Очень много туристов любит отдых в Египте за дайвинг. Ну и сервис тоже на неплохом уровне, мировые цепочки отелей привлекают. Поэтому чартерный рейс в Египет стоял всю зиму, планируется также сезонно ставить чартер. Египет — это второе направление, удобное для наших туристов в плане детского отдыха и all inclusive.

Казахстан. Турция. Египет > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 28 июня 2017 > № 2224372 Асель Нуркебаева


Белоруссия. Россия > Миграция, виза, туризм. Таможня. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 июня 2017 > № 2223374 Артем Шрайбман

Рубеж дружбы. Почему Россия и Белоруссия стали спорить о границе

Артем Шрайбман

Споры вокруг контроля на российско-белорусской границе показывают, что в Москве больше не рассматривают Минск как полностью надежного союзника в вопросах безопасности. Россия обижена, что Минск использует ее ссору с Западом в своих целях: позиционирует себя как более предсказуемого партнера и зарабатывает на всевозможных санкционных барьерах, которые Россия выстраивает вокруг себя

Москва и Минск давно привыкли спорить о газе, нефти, кредитах, продуктах – от молока до креветок, но теперь они нащупали новую грань разногласий. Отсутствие реальной границы между двумя странами работало гладко, пока их визово-миграционные двери наружу были открыты в равной степени. Но в последние годы Россия окапывает свою осажденную крепость, а Белоруссия, наоборот, робко приоткрывается наружу, не особо спрашивая старшего брата. Отсюда новый источник напряженности.

Безвиз и террористы

В начале января Александр Лукашенко подписал давно лежавший на его столе указ об отмене виз для въезда в Белоруссию на пять дней для граждан 80 государств, включая США и страны Евросоюза. По меркам других постсоветских стран, это была запоздалая и очень скромная мера. Более щедрые въездные преференции Западу еще 10 лет назад дали Украина и Грузия, а в последние годы – Казахстан, Армения и Киргизия.

Но ни у кого из них нет открытой границы с Россией, а у Белоруссии есть. Первого февраля в России опубликовали приказ директора ФСБ Бортникова о введении на границе с Белоруссией пограничной зоны. В мае белорусские рейсы перевели из внутренних терминалов в международные.

Если первый шаг Москвы лишь дал российским пограничникам правовую базу для выборочных проверок паспортов, но не привел к реальному восстановлению контроля на границе, то вторая мера оказалась чувствительнее. Теперь пассажиры рейсов из Минска, включая белорусских граждан, должны стоять в общих очередях на паспортный контроль.

Это ударило по белорусскому госмонополисту «Белавиа», которая немалую часть выручки зарабатывала на удобном транзите через Минск (почти 50% всех пассажиров). Теперь такому туристу нужно проходить паспортный контроль дважды – в Белоруссии и в России, потому что белорусские власти по-прежнему отправляют российские рейсы во внутренний терминал. Эти неудобства снижают привлекательность Минска как места для пересадки.

Официально Москва объясняет свои шаги тем, что Белоруссия ввела безвиз тогда, когда в России растет террористическая угроза. Эту аргументацию недавно изложил российский посол в Минске Александр Суриков, объяснивший, что безвизовый режим в минском аэропорту может быть использован боевиками ИГИЛ (запрещено в РФ).

Версия благородная, но слабая. Во-первых, для потенциального террориста с европейским паспортом задача попасть в Россию не стала проще или сложнее после отмены Минском виз. У Белоруссии и России уже пару лет действует общая база невъездных. Там около 1,7 млн имен, около 90% из них – российская часть. Если иностранец в этом списке, то белорусские пограничники как не пропускали его до отмены виз, так и не пропустят сегодня. Если же он не в списке, он спокойно попадал и попадает на территорию Союзного государства. Все, что изменилось в этом году, – отпала нужда получить белорусскую визу в минском аэропорту. Потенциальный террорист теперь лишь экономит 20 минут и 60–100 долларов.

Во-вторых, российские ответные меры никак не мешают нашему условному террористу прилететь в Минск, сесть на ночной поезд или автобус и добраться до Москвы без всяких дополнительных проверок. На российско-белорусской границе по-прежнему нет никаких проверок в поездах, а в большинстве случаев и на автодорогах, несмотря на введенную погранзону.

Наконец, в-третьих, банально не совпадают даты. Приказ о погранзоне был опубликован в феврале 2017 года, но подписан директором ФСБ в декабре 2016-го, то есть до того, как Минск объявил о безвизовом режиме.

Выборочные проверки паспортов на границе – как в аэропортах Москвы, так и на автотрассах – начались еще осенью 2016-го. И уже тогда российские пограничники на трассах стали разворачивать отдельные автобусы с западными туристами, мотивируя это тем, что на границах с Белоруссией нет международных пунктов пропуска, через которые в Россию должны попадать иностранцы. Белорусские турфирмы несли репутационные и финансовые потери, и спор уже в ноябре 2016 года стал темой разговора двух министров иностранных дел.

Решение Минска о безвизе стало для Москвы лишь удобным поводом, чтобы объяснить введение погранзоны и перевод белорусских рейсов в международные терминалы. Эти меры задним числом окончательно легализовали действия российских пограничников, которые до этого Минск не без оснований считал противоречащими договорной базе Союзного государства.

Шенген на двоих

Реальные причины ужесточения пограничных подходов Москвы публично не проговариваются, но следуют из логики ее действий. Во-первых, это растущая тревога по формуле «мы осажденная крепость в кольце врагов». Такое состояние умов элит и значительной части общества побуждает к новым, в буквальном смысле этого слова охранительным мерам, затыканию всех возможных щелей, даже если из них и не течет.

Во-вторых, чувствуется, что Россия в этот ответственный исторический момент не готова доверить свое спокойствие на одном из фронтов белорусским пограничникам. Это, кстати, обижает Александра Лукашенко лично: он сам служил в Пограничных войсках и после прихода к власти всегда с особым энтузиазмом поддерживал их в должной форме.

Действия Москвы демонстрируют, что российские силовые структуры больше не рассматривают Минск как полностью надежного союзника в вопросах безопасности. Еще одним примером этого же тренда стала начавшаяся в 2016 году переброска войск к белорусской границе для воссоздания 144-й мотострелковой дивизии Западного военного округа Российской армии в Смоленской и Брянской областях. «Белорусский щит» на западе России понадобилось подкрепить своим эшелоном.

Здесь интересен еще и стиль полемики, который, как говорил Померанц, порой важнее ее предмета. Во-первых, по словам белорусских дипломатов, которые никто не опроверг, Минск не уведомили о готовящемся введении погранзоны, хотя, по договоренностям об охране госграницы, должны были.

А во-вторых, погранзону на своей территории Россия определила специфически: с привязкой к местности точными координатами. МИД Белоруссии заметил, что единственный другой участок российской границы, где используется такая же степень детализации, находится у Курил и Сахалина. То есть Россия подошла к определению погранзоны с Белоруссией так же, как с Японией, с которой даже не подписан мирный договор.

Судя по всему, эти дипломатические колкости – отражение более общей обиды на Минск за то, что он налаживает отношения с Западом, пока Россия с ним ссорится. К тому же Минск использует эту ссору в своих целях: позиционирует себя как более предсказуемого и цивилизованного регионального игрока и зарабатывает на всех возможных санкционных барьерах, которые Россия выстраивает вокруг себя, – будь то транзит авиапассажиров с Украины или яблок из Польши.

Российский рецепт решения проблемы – ввести единую визу Союзного государства, свой Шенген на двоих. Это предложение звучало на уровне главы российского правительства еще в 2015 году. Вероятно, именно тогда у российского руководства на волне Сирии и Украины обострились переживания о неприкосновенности своих границ.

Но Белоруссии такой вариант не подходит. Во-первых, потому, что у Минска и Москвы разные визовые режимы с третьими странами, особенно после введения белорусского безвиза. И понятно, кому придется под кого подстраиваться. Во-вторых, потому, что собственная визовая политика – вопрос полноты суверенитета, к которой особенно чутки молодые независимые соседи России.

В итоге Минск, судя по всему, смог убедить Москву пойти на более мягкий вариант визового сближения. Сейчас дипломаты, чиновники из миграционных и пограничных служб двух стран ведут переговоры о новом соглашении о взаимном признании виз для целей транзита. По задумке виза одного из двух государств даст право иностранцу транзитом проехать по территории другого.

Такой договор существовал на уровне СНГ, но 15 лет назад Россия из него вышла. Проработка двустороннего соглашения только началась, но белорусы, очевидно, будут продавливать одним из его пунктов облегчение судьбы транзитных пассажиров, на которых в Минске неплохо зарабатывают. В идеале – признание за белорусскими пограничниками права проверять наличие у этих туристов в паспорте российской визы, чтобы спокойно сажать их в Минске на самолеты в Россию. Задача максимум – вернуть белорусские рейсы во внутренние терминалы российских аэропортов.

Скорее всего, стороны постараются избавить визово-пограничный спор от политического налета и придут к какому-то компромиссному бюрократическому решению. Проблема не фатальная, а вполне техническая и даже не измеряется в сотнях миллионов долларов, как обычно бывает в белорусско-российских отношениях.

Этот спор стал лишь еще одним ярким примером разных векторов, по которым движутся два союзных авторитарных режима, несмотря на сближение внутренних практик. Российский сделал ставку на консолидацию через окапывание от внешнего мира, автаркию как в экономике, так и в сфере безопасности. Белорусская власть, отчасти из-за российского выбора, решила искать новые точки опоры и более открытые формы общения с развитым миром. И чем дальше по своему новому пути идет Россия, тем более удобным фоном она становится для белорусских маневров.

Белоруссия. Россия > Миграция, виза, туризм. Таможня. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 июня 2017 > № 2223374 Артем Шрайбман


Евросоюз. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > interaffairs.ru, 26 июня 2017 > № 2220916 Андрей Яшлавский

Европейские мусульмане: непростые вопросы идентичности

Андрей Яшлавский, Старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, кандидат политических наук

Миграционный кризис, с которым столкнулась Европа в середине 2010-х годов, террористические нападения, совершенные религиозно мотивированными экстремистами на территории ряда европейских стран,  обострили существовавшие и прежде проблемы, связанные с европейскими мусульманами. Эти явления заставляют обратить особое внимание на непростые взаимоотношения Европы и исламского мира, имеющие множество аспектов - демографический, миграционный, культурный, политический, идеологический, социально-экономический и т. д., которые можно лишь частично осветить в рамках статьи.

Новые старые проблемы

Взаимоотношения Европы и исламского мира насчитывают многовековую историю, но во второй половине ХХ - начале XXI века, в эпоху глобализации, они приобрели качественно новый характер. В глобализирующемся мире Европа испытывает глубокую трансформацию. Стереотипное отождествление ее с христианством за последнее столетие заметно пошатнулось во многом из-за роста светских тенденций, но не в меньшей степени -  благодаря демографическим изменениям, в основе которых лежали процессы миграции. Глобализация вызвала широкомасштабное движение людей из бывших колоний в метрополии. Европейские страны, традиционно считавшиеся мононациональными или двунациональными, давно стали мультиэтничными. Непрекращающиеся волны иммигрантов, законных или нелегальных, из стран Африки, Ближнего Востока, Азии, перебирающихся в Европу в поисках лучшей доли если не для себя самих, то для своих детей, изменили этническое, конфессиональное и культурное лицо Европы. В этих процессах все весомее обозначается роль мусульман, для которых она становится домом.

Точных данных о количестве проживающих в Европе мусульман нет. «Во-первых, из-за причин, связанных с трудностью определения, кто должен считаться мусульманином; во-вторых, из-за нежелания европейской юридической системы регистрировать расу и религию в переписных материалах и документах. Критерий страны происхождения более не является релевантным как средство определения численности мусульман, поскольку большинство из них, по крайней мере во Франции и Великобритании, имеют европейское гражданство», - замечает французский исследователь О.Руа1.

По данным Центрального исламского архивного института Германии, на 2007 год общая численность мусульман в Европе насчитывала около 53 млн. человек, из которых 16 миллионов проживали в странах Евросоюза2. По другим данным, количество мусульман в странах ЕС оценивалось в пределах 13-25 миллионов - то есть около 3-5% населения Евросоюза3. С учетом волны беженцев и мигрантов, перебравшихся в Европу в 2010-х годах, эти цифры нуждаются в коррекции.

Мусульманское население стран Западной Европы представлено выходцами из исламского мира, прибывшими в Европу начиная с 1950-х годов, - во многом (но не исключительно) это связано с процессами деколонизации. Немалая часть мусульман-иммигрантов прибыла (и продолжает прибывать) в европейские страны в качестве беженцев. Подавляющее число мигрантов, прибывающих в 2000-2010-х годах в Европу из стран «третьего мира», представлено именно мусульманами из Сирии, Ирака, Афганистана, других стран Азии и Африки.

Начавшись в конце 1950-х годов, массовая иммиграция в Западную Европу достигла своего пика примерно в 1970 году и никогда не прекращалась, несмотря на ограничительные законодательные меры. Как отмечает О.Руа, по историческим и географическим причинам большинство иммигрантов были мусульманами: североафриканцы и выходцы из Центральной и Западной Африки во Франции и Бельгии, выходцы из Южной Азии в Великобритании, турки в Германии, Голландии и немецкоязычной Швейцарии, притом что реальная картина была гораздо сложнее. Например, турки также ехали в Восточную Францию, Фландрию, а марокканцы - в Бельгию и Нидерланды.

В 1990-х годах с проблемой иммиграции серьезно столкнулись Испания и Италия. «Ужесточение миграционных правил привело к тому, что многие гастарбайтеры предпочли не возвращаться, как предполагали прежде, на свою родину, а остаться в европейских странах, перевезя сюда и свои семьи. Миллионы представителей второго поколения мусульман родились в Европе. В некоторых странах (таких как Франция) они почти автоматически получали гражданство к моменту совершеннолетия, в других (Германия, Дания, Швейцария) им приходилось проходить через специфический и сложный процесс натурализации»4.

По разным прогнозам, в ближайшие десятилетия доля мусульман в Европе значительно вырастет на фоне старения большинства населения Франции, Германии, Великобритании и других стран. По оценкам профессора Университета штата Пенсильвания Ф.Дженкинса, к 2100 году мусульмане составят около 25% европейского населения5.

Следует заметить также, что на карте Европы (не говоря уже о постсоветском пространстве) появились страны с населением, подавляющая или большая часть которого исповедует ислам, - Босния и Герцеговина, Албания, а также признанный большинством европейских стран в качестве независимого государства  Край Косово.

Как бы то ни было, несостоятельность прежнего восприятия Европы как «оплота христианского мира» становится все более очевидной. Европа превращается в по-настоящему поликонфессиональный регион, в котором ислам в качестве признанной религии занимает место наряду с традиционными христианскими конфессиями и иудаизмом. В этой связи показательны слова Федерального президента Германии К.Вульфа, сказанные им в октябре 2010 года на торжественной церемонии по случаю 20-й годовщины объединения страны: «Христианство, безусловно, является частью Германии. Иудаизм, безусловно, является частью Германии. Это наша иудео-христианская история. Но сегодня ислам также стал частью Германии».

Спустя пять лет солидарность с этими словами выразила и канцлер А.Меркель, напомнившая, что многие из примерно 4 млн. проживающих в Германии мусульман практикуют свою веру, в учебных заведениях преподается религиоведение, есть кафедры исламской теологии и т. д.6.  Но не менее показательна и реакция на заявление К.Вульфа со стороны известного немецкого публициста Р.Джордано, выступившего с открытым письмом Президенту ФРГ, в котором он подверг острой критике высказывания главы немецкого государства. По мнению Джордано, непродуманная миграционная политика властей Германии ведет к тому, что мигранты, выступающие как носители «архаических» ценностей и мышления, лишенного привычки к рефлексии и самокритике, начинают угрожать демократическому государству, история которого покоится на христианской культуре, обеспечившей ему качественный скачок в цивилизационном развитии7.

Контакты и конфликты

Возрастание численности мусульман в Европе, влекущее за собой возрастание и их роли в социально-политической жизни Европы, демонстрирует новые вызовы.

В целом мусульмане продолжают оставаться в Европе религиозным меньшинством. Соответственно, проблема взаимоотношений между большинством, представленным автохтонным населением европейских стран, и меньшинством (иммигранты и/или их потомки) существует, имея различные измерения. Автор книги «Ислам в Европе: интеграция или маргинализация?» Р.Поли пишет о «фундаментальном общественном водоразделе между христианским и мусульманским сегментами населения» в современной Западной Европе: «Эти разграничения, в свою очередь, выросшие из религиозных, так же как и из этнических, расовых и социоэкономических, различий, настраивают представителей большинства, состоящего из местных уроженцев, против групп неевропейского меньшинства»8.

Не следует сводить эти взаимоотношения чисто к религиозному аспекту. Настороженность, которую испытывают многие жители Западной Европы к своим новым соседям, не диктуется одной лишь предубежденностью в отношении ислама. Скажем, порой христианские выходцы из менее благополучных в социально-экономическом отношении стран Восточной Европы вызывают у многих западноевропейцев чувства, мало отличающиеся от чувств, испытываемых к выходцам из Северной Африки или Южной Азии.

Однако было бы неверно отрицать наличие в западноевропейских обществах настроений, близких к исламофобским. Некоторые исследователи рассматривают исламофобию как новую форму расизма в Европе, указывая на появление в прессе создающих негативный образ ислама выражений вроде «исламский терроризм», «насильственный ислам». Различные исследования, проведенные в последние годы, свидетельствуют о том, что в Европе стало больше ксенофобских проявлений (в том числе и нетерпимости к исламу), имеющих различный характер - от бытового до политического, от латентного до экстремистского.

Массовый приток мигрантов и беженцев главным образом из стран мусульманского мира, без сомнения, усилил ксенофобские настроения и позиции тех, кто этими настроениями пользуется. Способствовали усилению исламофобских настроений террористические акты (атака на редакцию еженедельника «Шарли Эбдо», бойня в Париже в ноябре 2015 г., теракты в бельгийской столице в марте 2016 г., теракты с использованием автотранспорта в Ницце и Берлине в 2016 г. и т. д.), осуществленные представителями радикально-джихадистских ячеек, связанных, в частности, с террористической группировкой «Исламское государство»*. (*«Исламское государство» (ИГИЛ, ДАИШ) - террористическая группировка, запрещенная в России.)

Без преувеличения, исламофобия все более приобретает в европейских странах черты выраженной политической идеологии, более характерной для маргинальных политических сил. Практически в любой европейской стране действуют политические партии, с той или иной степенью радикализма выступающие против иммиграции прежде всего из исламского мира («Национальный фронт» во Франции, партия «Фламандский интерес» в Бельгии, партия «Шведские демократы» и т. д.).

В Германии острая дискуссия об «исламской угрозе» разгорелась после выхода в 2010 году  книги Т.Саррацина «Германия: самоликвидация». Ее автор делает вывод, что традиционная немецкая культура слабеет и исчезает под давлением большого числа мигрантов, прибывших в ФРГ из традиционно мусульманских стран и не желающих интегрироваться в принявшее их общество. В своих пессимистических прогнозах Т.Саррацин рисует Германию недалекого будущего, в которой «начиная с 2030 года во многих крупных городах большинство населения станет мусульманским, а в 2050 году больше половины бургомистров будут иметь турецкую, арабскую или африканскую миграционную историю»9

Хотя руководство ФРГ осудило позицию Саррацина, многие опросы показали популярность его взглядов среди простых немцев. А резкий приток мигрантов из мусульманских стран в 2010-х годах привел к активизации в Германии созданного в 2014 году в Дрездене движения «Патриотические европейцы против исламизации Запада» (PEGIDA). Антиисламская риторика характерна и для партии «Альтернатива для Германии» (AfD), которая на своем съезде в мае 2016 года объявила, что «ислам не является частью Германии», а также выступила за запрет в ФРГ строительства минаретов и закрывающей лицо мусульманской женской одежды. Ранее, в апреле 2016 года, заместитель председателя партии Беатрис фон Шторх назвала ислам «несовместимой с Конституцией политической идеологией»10. И хотя обе партии трудно отнести к германскому политическому мейнстриму, нельзя не признать, что их риторика получает отклик у известного числа германских граждан.

Опросы общественного мнения показывают, что в реальной жизни межконфессиональные отношения (и отношение к исламу, в частности) в Западной Европе далеки от политкорректного идеала. Так, опубликованные в феврале 2017 года результаты опроса общественного мнения, проведенного аналитическим центром Chatham House в десяти европейских странах, показали, что 55% опрошенных согласны с утверждением о необходимости остановить миграцию в Европу из мусульманских стран, при этом только 20% выразили противоположную позицию. Не определились 25% респондентов. Больше всего противников приезда мигрантов-мусульман  оказалось среди жителей Польши (71%), Австрии (65%), Венгрии (64%), Бельгии (64%) и Франции (61%)11.

Современные стереотипы в сознании европейцев относительно ислама, с одной стороны, порождены действительностью, в которой происходит соприкосновение (не доходящее, однако, до взаимопонимания) носителей различных культур и религий. С другой - ложные представления Запада относительно ислама уходят в глубь веков, как и, наоборот, искаженные представления о Западе в мусульманском мире.

Возрастание роли исламского сообщества в европейских странах приводит ко многим изменениям, в том числе и к переосмыслению самими европейцами базовых принципов западной цивилизации. Гордость, которую на Западе вызывает культивируемая здесь свобода слова и выражения, вызывает сомнения, когда эта свобода становится камнем преткновения. И вообще, где заканчивается свобода слова и начинается переход к человеконенавистнической и провокационной риторике и поощрению тех или иных «фобий»? Является ли свободой слова открытое восхваление террористов, действующих под флагом религии? Или оскорбительные по своей сути высказывания или карикатуры на религиозную тему? Как сочетаются с западными ценностями звучащие в сердце Европы угрозы в адрес критиков ислама?

Примеров подобного несоответствия немало. Можно вспомнить историю автора скандальной книги «Сатанинские стихи» Салмана Рушди, вынужденного скрываться под защитой спецслужб от мести религиозных фанатиков, или убийство в Нидерландах режиссера Тео ван Гога голландским мусульманином Мохаммедом Буйери (2004 г.). Немаловажное значение в этом контексте имел «карикатурный скандал», вспыхнувший после публикации в 2005 году в датской газете «Jyllands-Posten» карикатур на пророка Мухаммеда.

В известной степени провокационная попытка скандинавских журналистов отстоять свободу слова, свободу печати как одного из несущих столпов западной, европейской демократии вызвала гневную реакцию среди мусульман по всему миру, став причиной многотысячных манифестаций и нападений на посольства скандинавских стран. В какой-то мере скандал вокруг карикатур стал не только «экзаменом на гражданство» мусульманского меньшинства в Дании, но и испытанием датского общества на верность своим традициям. Компромиссное соглашение об урегулировании конфликта, заключенное перепечатавшей карикатуры датской газетой «Политикен», с организациями, представляющими потомков пророка Мухаммеда, вызвало резкое неприятие в датских СМИ, усмотревших в этом компромиссе едва ли не измену делу борьбы за свободу слова как основы демократии.

Принцип свободы совести также подвергается испытанию в той точке, где сталкиваются принципы светского государства, внешние проявления религиозности, местные традиции и традиции иммигрантов. В 2009 году в Швейцарии был введен запрет на строительство минаретов, что было расценено многими как нарушение религиозной свободы швейцарских мусульман. Аналогичным образом расценивается и введенный в Бельгии запрет на ношение паранджи в общественных местах, а также схожие меры во Франции.

В июле 2010 года нижняя палата французского Парламента одобрила законопроект, запрещающий женщинам во Франции ношение паранджи в общественных местах. Законопроект считался крае-угольным камнем стратегии Н.Саркози по вопросу об интеграции иммигрантов, с помощью которой руководство страны пыталось предотвратить повторение массовых беспорядков в пригородах Парижа. Несмотря на то что авторы документа не делали акцента именно на мусульманских одеяниях, а отмечали, что «никто не может носить в общественных местах одежду, которая призвана скрывать лицо», очевидно, что закон был ориентирован именно на мусульманское население.

С одной стороны, проводники закона считали, что ношение одежды, скрывающей лицо женщин, представляет собой пренебрежение традиционными ценностями республики, а также угрозу правам женщин и светскому характеру государства. С другой стороны, возникло мнение, что закон идет вразрез с конституционными принципами, в частности со свободой вероисповедания. Вряд ли проблема запрета ношения паранджи в общественных местах имеет сугубо европейское или западное измерение: достаточно вспомнить, что в мусульманской Турции сторонники светского образа жизни проявляют в вопросе запрета традиционных религиозных нарядов рвение не меньшее, чем в Бельгии или Франции.

Еще одной конфликтной областью во взаимоотношениях между иммигрантами-мусульманами и их новой европейской родиной становится проблема соотношения исламского закона с общеевропейскими и национальными законами. Показательно, что в некоторых странах мусульманские организации выступают за применение законов шариата, в частности  в сфере наследования, брака и развода.

Не способствуют росту взаимопонимания между разделяющим христианские (или, лучше будет сказать, западные) ценности коренным населением и иммигрантами-мусульманами периодически происходящие в азиатских и ближневосточных сообществах «убийства чести», жертвами которых становятся женщины, чуждые исламского фундаментализма, всерьез поверившие в ценности современного европейского общества.

Проблемы самоидентификации

Одна из проблем, вызванных ростом численности мусульманского населения в Европе, связана с вопросами идентичности и самоидентификации. Причем эта проблема касается как европейцев в целом, так и европейских мусульман в частности. «Исторически европейская идентичность возникла отчасти как ответ на соседство и угрозу со стороны исламского мира»12. В условиях же, когда численность мусульман, являющихся жителями и гражданами стран ЕC, год от года растет, эта идентичность нуждается в переосмыслении.

Но гораздо труднее обрести идентичность самим европейским мусульманам, принадлежащим к определенному этносу, диаспоре, представляющей определенную страну, считающимся частью всемирного мусульманского сообщества - уммы и при этом являющимся гражданами той или иной европейской страны. Скажем, живущие во Франции выходцы из стран Магриба могут ощущать свою идентичность на нескольких уровнях. Это принадлежность к исламу, к умме. С этнонациональной точки зрения это и включенность в арабскую нацию. Еще один уровень национальной идентичности - принадлежность к марокканской, алжирской или тунисской нации. Есть и «микроуровень» в виде локальной, патриархальной, клановой, племенной и сектовой идентичности.

Разлом проходит не только через общество по линии, условно говоря, «местное европейское население - мусульманские иммигранты и их потомки». Разлом может проходить и внутри иммигрантского сообщества, например между представителями различных поколений, даже в пределах одной и той же семьи. Более того, поиск идентичности может пролегать внутри конкретного человека. «Моя собственная идентичность сотворена из различных культурных источников, - пишет германский политолог сирийского происхождения Б.Тиби, характеризующий себя как «либерального мусульманина». - С религиозно-культурной точки зрения я евромусульманин, этнически я араб из Дамаска, а в политическом аспекте я гражданин Германии»13.

Хорошо, если удается примирить и гармонизировать эти идентичности, однако нередко они могут вступать в конфликты друг с другом. Могут ли, задается вопросами Б.Тиби, мусульмане в Европе сочетать требования их религии с политической идентичностью, имеющей отношение к европейскому гражданству? Если это несоответствие не может быть преодолено, следует ли тогда живущим в Европе мусульманам создавать особую идентичность диаспоры? А может быть, прав О.Руа, предполагая, что «транснациональная природа мусульманского населения в Европе играет роль в процессе европейской интеграции. Многие мусульманские организации видят в создании Евросоюза возможность обойти их собственные этнические и национальные разделения и создать нечто, близкое к тому, чем должна быть умма»?14

Сегодня европейские мусульмане - это масса сообществ и отдельных личностей, различающихся между собой по множеству параметров - этнически, конфессионально, политически, культурно, социально, экономически. И это разнообразие в связи с невиданным доселе притоком иммигрантов и беженцев в 2010-х годах только расширяется и углубляется. Соответственно, и подходы к поиску идентичности и проблемам интеграции у вышеупомянутых сообществ разные. Если многие секулярно мыслящие мусульмане в Европе выступают за политическую интеграцию, не предполагающую полной ассимиляции, то более радикальные мусульмане отвергают светское общество, требуя себе значительной автономии, чтобы осуществлять деятельность в мусульманских сообществах в соответствии с исламскими принципами.

Ислам означает разное для разных людей в разных странах. Мусульмане в Европе не представляют собой единую «исламскую нацию». Нет «монолитной культуры» в мусульманских странах, откуда уезжают люди. Существует многообразие среди мусульманских сообществ и различия в их индивидуальном взаимодействии с европейскими странами их пребывания... Сходным образом отдельные европейские страны имеют свою собственную политику в отношении мусульманских иммигрантов... В Европе нет консенсуса в целом о том, что делать с наплывом иммигрантов из мусульманских стран15.

Исламовед Р.Поли выделяет три бытующих среди мусульман подхода к исламской практике в странах, в которых ислам не является религией большинства. Первый подразумевает частичное или абсолютное отрицание норм общественного большинства путем ухода в мусульманские анклавы, где контакт с представителями других религий ограничен или отсутствует. Второй предполагает отказ от строгой исламской практики в пользу безоговорочной интеграции в немусульманский общественный мейнстрим. Третьим подходом является адаптация ислама к нормам конкретного местного контекста путями, благотворными для взаимодействия между большинством и меньшинством, но не мешающими исполнению пяти столпов веры16.

«Приехавшие восстанавливать Европу от последствий Второй мировой войны гастарбайтеры-мусульмане выбрали второй подход, - полагает Р.Поли. - Рассчитывая на недолговременное пребывание в Европе - во Франции, Германии, Великобритании и т. д., - они удовлетворялись незначительным религиозным присутствием. Однако воссоединившись со своими семьями в 1970-1980-х годах, начали быстрый переход к образу жизни, отражающему первый подход, часто под воздействием учений мусульманских авторитетов со своей исторической родины... Каждый из этих подходов сдерживал развитие нарождающейся евроисламской идентичности». Третий подход, по признанию Р.Поли, культивировался среди мусульманской молодежи в ее взаимоотношениях с большинством западноевропейских государств, в которых они провели большую часть своей жизни если не с рождения17.

Упоминавшийся выше Б.Тиби утверждает, что ислам не является монолитным феноменом всемирного масштаба, а представляет собой богатство культурного разнообразия. Мусульмане в Европе имеют различные этнические, национальные, культурные бэкграунды и выбирают разнообразные социальные и политические стратегии для выражения своих взглядов и достижения своих целей. В прошлом ислам демонстрировал способность приспосабливаться к множеству разнообразных культур.

Подобно тому, как существуют арабская, африканская, индийская и южноазиатская формы ислама, являющиеся проявлениями одной и той же религиозной веры, по мнению Б.Тиби, евроислам являет собой попытку создать либеральную форму ислама, приемлемую как для мусульман-мигрантов, так и европейских обществ, сообразующуюся с европейскими идеями секуляризма и индивидуального гражданства. Другими словами, евроислам - ислам, приспособленный в культурном отношении к секулярным европейским обществам так же, как, например, ислам в Африке приспособлен к местным африканским культурам. Соответственно, «евроисламу следует быть совместимым с либеральной демократией, индивидуальными правами человека и требованиями гражданского общества... Евроислам должен быть направлен как против ассимиляции, так и против геттоизации»18.

Не соглашаясь с ролью «аутсайдеров» на своей новой родине, многие европейские мусульмане в то же время сопротивляются ассимиляции и полномасштабному вливанию в ряды европейских граждан. С другой стороны, ужесточающееся иммиграционное законодательство в ряде европейских стран в сочетании с традиционным негативным отношением местного общества к «чужакам» создают серьезные препятствия на пути к интеграции даже тех мусульман, которые искренне стремятся к этому.

Бассам Тиби на собственном примере показал, насколько трудным оказывается процесс интеграции: «Как мусульманин, живущий на Западе, я сделал выбор в пользу европейского гражданства - однако с отчетливой отсылкой к французскому понятию citoyen, а не к немецкому этническому концепту Staatsburgerschaft. Я имею претензии на поддерживание своей исламской культурной идентичности, сочетая ее с политической идентичностью citoyenneté. При этом я оказался в конфликте с европейским расизмом, основанным на исключительно этнической принадлежности, и с противоположной тенденцией мультикультурного коммунитаризма, сочетающегося с требованиями некоторых исламистских лидеров в Европе создать на Западе отдельное исламское образование. В целом те мигранты-мусульмане, которые хотят стать гражданами Запада, попадают в ловушку между этими взглядами: между отторжением и давлением с целью присоединиться к культурному гетто. Такая поляризация особенно вредна для мусульманской молодежи, родившейся в Европе и пытающейся отыскать здесь свою идентичность»19.

Сталкиваясь с проблемами интеграции, представители иммигрантского сообщества зачастую маргинализируются, оказываются на периферии общества, замыкаются внутри национальной общины и нередко скатываются к криминальной деятельности. В атмосфере недоброжелательства у иммигрантов развивается комплекс неполноценности. Многие мусульмане, которые получили гражданство европейских стран, сознают, что общество не принимает их как равных.

Вопреки стереотипным представлениям большинства европейцев о том, что «мусульмане - это террористы», совершенно очевидно, что подавляющее большинство европейских мусульман не имеет никакого отношения ни к терроризму, ни к экстремизму, ни к религиозному радикализму. Однако нельзя не признавать, что именно в Европе до последнего времени вполне вольготно чувствовали себя проповедники самых радикальных прочтений ислама.

«Большинство ведущих исламистов, за некоторыми из которых на их родине числятся уголовные преступления, живут в Европе, злоупотребляя правом на политическое убежище, - отмечает Б.Тиби. - Нет ни одной значительной фундаменталистской организации в Средиземноморском регионе, которая не была бы представлена офисом или лидером в Лондоне или какой-нибудь другой европейской столице, например скандинавской. Надо честно признать, что исламистские группировки злоупотребляют в качестве своего инструмента мусульманской диаспорой в Европе - так что могут действовать как рыба в воде. Они создают помехи для интеграции мусульман-мигрантов»20.

Маргинализация и кризис идентичности мусульманской молодежи в Европе, чувствующей себя отчужденной от местного общества, создает благоприятные условия для вербовки молодых иммигрантов в экстремистские и террористические организации. В СМИ звучат серьезные опасения, что «мусульманские гетто» в европейских городах становятся инкубаторами исламистского экстремизма. Примером такого «гетто» может служить Моленбек, район бельгийской столицы, откуда вышли многие участники террористических нападений в Париже и Брюсселе в 2015-2016 годах. Вербовка молодежи в ряд экстремистских группировок осуществляется, как правило, в ходе личных контактов и встреч единомышленников. В роли вербовщиков могут выступать имамы или боевики, имеющие опыт «джихада» в Сирии, Ираке, Афганистане, Йемене.

На формирование мировоззрения молодых мусульман оказывают влияние легко доступные исламистские сайты. То, что плодами подобной вербовки могут быть не только участие европейских граждан, исповедующих ислам, в различных региональных конфликтах, но и злонамеренные действия против собственно европейских государств, красноречиво продемонстрировали террористические акты в Мадриде, Лондоне, Париже, Брюсселе, осуществленные исламистскими экстремистами, имеющими европейские паспорта.

Нельзя не вспомнить также о так называемой «гамбургской ячейке», созданной в Германии и ставшей основной оперативной базой громких террористических актов против США, осуществленных 11 сентября 2001 года. Местами встреч участников этой ячейки «были мечети, имамы которых вдохновлялись афганским джихадом, в частности харизматичным Усамой бен Ладеном... Германия стала излюбленным местом расселения мусульманских активистов в годы, предшествовавшие атаке против США. Немецкая юридическая система, в которой очень строгое бремя доказательств защищает подозреваемых в преступлениях, работала на руку многочисленным теневым фигурам»21.

Проблема радикализации молодых европейских мусульман получила особую остроту на фоне конфликтов в Сирии и Ираке, куда на контролируемые джихадистскими группировками территории из стран Европы устремляются сотни мужчин и женщин, имеющих гражданство европейских государств. Возвращаясь из зоны конфликта, обрастая связями и «обогащаясь» боевым опытом, получив дополнительную идеологическую подпитку, они могут представлять потенциальную угрозу европейской безопасности22.

Несмотря на то, что в экстремистскую деятельность вовлечена лишь весьма незначительная часть европейских мусульман, они тем не менее бросают тень на все мусульманское сообщество в Европе. Естественно, это затрудняет и без того сложные процессы интеграции иммигрантов и поисков путей взаимопонимания между европейскими жителями различных культур и вероисповеданий. Более того, осуществленные на территории европейских стран теракты, организованные исламистскими экстремистами, заставляют жителей Европы все чаще задумываться над тем, насколько оправданной и эффективной оказывается политика их национальных правительств по отношению к иммигрантам.

В качестве подходов, практикуемых в Европе по отношению к вживанию мусульман в местное общество, можно выделить французский и британский. Французская политическая модель, продвигающая интеграцию (вплоть до ассимиляции) иммигрантов, диаметрально противоположна британской политике мультикультурализма.

Франция имеет самое большое в Европе мусульманское население как в процентном отношении к общему населению, так и в абсолютных числах. «Мусульмане более не иностранцы, - утверждает О.Руа. - Но эта интеграция была достигнута не путем ассимиляции, на что часто надеялись в принимающей стране, не путем создания мультикультурного общества, как это часто описывалось (т. е. непосредственное соседство различных культур). Она была достигнута путем переплавки изначальных идентичностей в новый изменчивый набор моделей идентичности, которые избегают любую попытку «субстанциализировать» их»23.

Французская модель светского государства предполагает, что «ислам пользуется теми же правами и обязанностями, что и другие религии. Его свободное исповедование гарантировано при условии, что он уважает общественный порядок. Он не получает ни признания, ни финансирования от государства», - пишет другой исследователь Ж.Кепель24. Ислам занял место рядом с католицизмом, протестантизмом и иудаизмом как одна из религий, исповедуемых французскими гражданами.

Проблемы интеграции мусульман во французское общество далеки от решения, о чем свидетельствуют, например, беспорядки, вспыхивающие время от времени в иммигрантских предместьях. Но в данном случае речь идет о проявлениях внешних, тогда как трудности интеграции содержатся и на более глубоком уровне.

«Хотя некоторые французские мусульмане могут продолжать рассуждать о транснациональном мусульманском государстве, они живут в политическом пространстве Франции, - писал, например, исламовед Р.Бовен. - В самом деле многие мусульмане во Франции расценивают свою социальную жизнь как подчиненную в основном французским нормам, в то время как другие, без сомнения, в гораздо меньшем количестве, могут рассматривать только исламские правила в качестве определяющих их жизнь. Для тех, кто находится посредине, тех, кто рассматривает одинаково релевантными исламские и французские законы либо потому что считает их одинаково законными, жизнь несколько более усложнена»25.

Так, примером могут служить вопросы брака и развода. Французские законы предусматривают приоритет светского брака и его полное отделение от религиозных ритуалов, требуя, чтобы пара сочеталась браком в ратуше; свадьбы, проведенные же религиозными деятелями, не только не имеют никакой законной силы, но и технически незаконны, если осуществляются до государственной регистрации брака.

Политика мультикультурализма, проводящаяся в Великобритании, подразумевает  мирное сосуществование на территории страны выходцев из разных стран, культур и вероисповеданий. В то же время в британском обществе растет обеспокоенность, что побочным эффектом такой политики становится размывание традиционных британских ценностей. Критики мультикультурализма утверждают, что существовавшая в Великобритании с 1960-х годов концепция «множества культур» более не имеет практического значения, а лишь способствует растущему отдалению этнических и культурных групп друг от друга. В докладе Королевского объединенного института оборонных исследований, подготовленном в 2008 году профессором Лондонской школы экономики Г.Принсом и бывшим лидером консерваторов в Палате лордов Р.Гаскойн-Сесилом маркизом Солсбери, выражается озабоченность, что размывание национальной идентичности и утрата веры в свои цивилизационные ценности делают Британию легкой добычей для террористов.

Эта тревога тесно связана с проблемой интеграции в британское общество иммигрантов. Авторы доклада подвергли жесткой критике педалируемую властью идеологию мультикультурализма, которая, по их мнению, «дезориентирует иммигрантские сообщества и подрывает позиции тех, кто пытается изнутри бороться с экстремизмом. В частности, в докладе утверждается, что «Соединенное Королевство заставляет думать о себе как о легкой мишени; это расколотое постхристианское общество, в котором растут разногласия по поводу собственной истории, национальных задач, ценностей и политической идентичности; раскол углубляется из-за упорного нежелания отдельных групп населения интегрироваться в британское общество»26.

По мнению авторов доклада, общество должно ясно сознавать, в чем заключаются его базовые ценности, а иммигранты должны принимать эти ценности как свои, что, разумеется, не лишает их права сохранять свою веру. Эту озабоченность разделяют многие британцы. Впрочем, даже в  Лейбористской партии звучали сомнения в эффективности политики мультикультурализма, чему в немалой степени способствовали теракты в Лондоне и раскрытые террористические заговоры с участием британских граждан, исповедующих ислам. Однако это не помешало избранию в 2016 году мэром Лондона лейбористского политика пакистанского происхождения и мусульманина Садика Хана, позиционировавшего себя так: «Я - лондонец. Я - европеец. Я - британец. Я - англичанин. Я - мусульманин. Я - азиат. Я - пакистанец».

Ведущие политики Германии также констатировали провал попыток построить в ФРГ мультикультурное общество. В частности, в октябре 2010 года, выступая на конференции молодежной организации ХДС, канцлер Германии А.Меркель открыто заявила о неудаче мультикультурной модели. Практически одновременно с канцлером о провале такой модели заявил ранее выступавший с требованием ограничить иммиграцию в Германию выходцев из Турции и стран Ближнего Востока лидер ХСС, премьер-министр Баварии Х.Зеехофер, заявивший, что «мультикультурализм мертв».

Очевидно, нельзя говорить о росте роли и влияния мусульманских диаспор в чисто негативном ключе. Напротив, его можно рассматривать как предоставленный и Европе, и живущим в ней мусульманам шанс.

В известной степени европейские мусульмане могут служить мостом, соединяющим и сближающим Запад и Восток, Европу и мусульманский мир, хотя в реальности до такой гармонии здесь еще очень далеко. Однако сложившаяся ситуация открывает немало возможностей для взаимодействия людей разных культур. В этой связи для Европы мог бы быть интересным пример Российской Федерации как многонациональной и многоконфессиональной страны, где ислам является второй по распространенности традиционной религией. В свою очередь, и для России может быть полезным изучение европейского опыта, особенно в свете миграционных процессов, происходящих в последние годы в стране.

Вне зависимости от того, нравится это кому-то или нет, живущим в Европе христианам, мусульманам, иудеям, представителям других конфессий, агностикам и атеистам - словом, всем людям, населяющим Европу, приходится и предстоит в дальнейшем жить по соседству друг с другом и задаться проблемой поиска путей межцивилизационного и межкультурного диалога. И это соседство требует от всех понимания, терпимости, взаимного уважения и, что немаловажно, с учетом сказанного выше, способности отстаивать свои ценности.

Соседство людей, представляющих различные культуры, религии и цивилизации, является не только источником взаимного раздражения, неприятия и фобий. Это еще и возможность лучше узнать друг друга, наладить диалог и взаимодействие. Взаимное отталкивание «коренных» европейцев и их новых соседей-иммигрантов вряд ли принесет кому-нибудь пользу, зато заложит «мину» для будущих поколений. Конечно, движение навстречу друг другу должно быть двусторонним. Как верно заметил Р.Поли, «интеграция исламских сообществ в контекст полностью объединенной Западной Европы требует совместных усилий со стороны как мусульман, так и их преимущественно христианских соседей в странах - членах ЕС»27.

 1Roy O. Globalised Islam: the search for a new Ummah. London, 2004. Р. 101.

 2In Europa leben gegenwärtig knapp 53 Millionen Muslime. Zentralinstitut Islam-Archiv stellt neue Europastatistik vor. 08.05.2007 // http://islam.de/8368.php (аccessed: 23.05.2016).

 3Nachmani A. Europe and Its Muslim Minorities: Aspects of Conflict, Attempts at Accord. Brighton, 2010. Р. 15.

 4Roy O. Op. cit. Р. 100-101.

 5Jenkins Ph. Demographics, Religion, and the Future of Europe // Orbis: A Journal of World Affairs. Vol. 50. №3. Summer 2006. P. 533.

 6Der Islam gehört zu Deutschland, der Islamismus nicht // http://www.pro-medienmagazin.de/politik/detailansicht/aktuell/der-islam-gehoert-zu-deutschland-der-islamismus-nicht-90922/ (accessed: 24.05.2016).

 7Немецкий публицист отказал мусульманам в способности европеизироваться.13.10.2010 // http://lenta.ru/news/2010/10/13/giordano/ (аccessed: 24.05.2016).

 8Pauly R.J. Islam in Europe: integration or marginalization? Aldershot, 2004. Р. 7.

 9Саррацин Т. Германия: самоликвидация. М., 2012. C. 350.

10Von Storch: Islam nicht mit Grundgesetz vereinba //  Frankfurter Allgemeine. 17.04.2016.

11What Do Europeans Think About Muslim Immigration? // https://www.chathamhouse.org/expert/comment/what-do-europeans-think-about-muslim-immigration (аccessed: 07.02.2017).

12Muslim Europe or Euro-Islam: politics, culture, and citizenship in the age / Ed. by Nezar AlSayyad, Manuel Castells. Plymouth, 2002. Р. 19.

13Tibi B. Islam between culture and politics. Houndmills, 2001. Р. 208.

14Roy O. Op. cit. Р. 103.

15Nachmani A. Op. cit. Р. 13.

16Pauly R.J. Op. cit. Р. 146.

17Ibidem.

18Muslim Europe or Euro-Islam… Р. 38.

19Tibi B. Muslim migrants in  Europe: Between Euro-Islam and Ghettoization // Muslim Europe or Euro-Islam: politics, culture, and citizenship in the age. Plymouth, 2002. Р. 41.

20Tibi B. Islam between culture and politics… Р. 204-205.

21Kepel G. The War for the Muslim Minds. Cambridge, 2004. Р. 241-242.

22Подробнее об этом см.: Яшлавский А.Э. Джихадисты из Европы на Ближнем Востоке: скрытая и явная угроза // Мировая экономика и международные отношения. 2015. №10. С.18-29.

23Roy O. Op. cit. Р. 102.

24Kepel G. Op. cit. Р. 244.

25Bowen J.R. Can Islam be French? Рluralism and pragmatism in a secularist state. Princeton & Oxford, 2010. Р. 15, 157.

26Эксперты: политика мультикультурализма разрушает Британию. 15.02.2008 // http://news.bbc.co.uk/hi/russian/uk/newsid_7247000/7247841.stm (аccessed: 24.05.2016).

27Pauly R.J. Op. cit. Р. 146.

Евросоюз. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > interaffairs.ru, 26 июня 2017 > № 2220916 Андрей Яшлавский


Россия. Азия > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > news.tj, 19 июня 2017 > № 2212660 Светлана Ганнушкина

Эксперт о страхах, унижениях и невидимой радикализации мигрантов в России

Глава комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина о нынешнем положении мигрантов в России.

Светлана Ганнушкина, председатель комитета «Гражданское содействие» и известный правозащитник, в интервью CAAN рассказала о нынешнем положении мигрантов из Центральной Азии в России и влиянии последних событий, которые связали центральноазиатов с террористическими актами и группировками, на жизнь выходцев из региона.

- Как преследования и дискриминация мигрантов из ЦА влияют на их радикализацию?

- Я не сталкивалась с радикализацией мигрантов, а только с возрастающим страхом перед полицией, националистами и, вообще, населением и ситуацией в России.

Разумеется, страх не способствует хорошему отношению к людям и стране. Но мигранты хотят работать, содержать свои семьи в РФ или посылать им деньги домой. Им и некогда даже особенно раздумывать на идеологические темы и радикализироваться.

- С чем же связан возрастающий страх мигрантов?

- Общей неудовлетворенностью своим положением, поиском виноватого в этом и агрессивной пропагандой власти, канализирующей недовольство. При этом нельзя отрицать наличие «естественной ксенофобии», т.е. страха перед другим, говорящим на непонятном языке, одевающимся иначе и якобы имеющим иные традиции. У разных людей она выражается по-разному. Как-то я разговаривала с коллегой — очень серьезным правозащитником. Он сказал, что автобус, в котором много людей восточного типа громко говорят на непонятном ему языке, вызывает у него чувство дискомфорта. А у меня это чувство вызывал мой трамвай, где едут националисты, которые на вполне понятном мне языке пристают с националистическими выкриками к пассажирам и требуют их повторять. Его чувство — из подсознания, мое, мне кажется, иным. Кстати, я написала в прокуратуру о сборищах на Чистых прудах агрессивных националистов. Меры были приняты — теперь они там не собираются, и я (не только я) спокойно еду домой в трамвае.

- Что делать мигрантам перед таким прессингом и отношением, постоянно растущим страхом и унижением? Терпеть, уехать или пробовать отстаивать свои права и честь разными способами?

- Это их выбор, выбор каждого. Есть и третий вариант: люди едут работать в другие страны. Это Россия почувствует непременно.

- Что вы думаете о тех недавних террористических актах в России, которые приписывают выходцам из ЦА? Как оказалось так, что основную часть центральноазиатов, которые отправляются воевать в Сирию и в Ирак, составляют трудовые мигранты из РФ?

- Думаю, что пока доказательств этой версии нет. Напротив, есть большие основания подозревать фальсификацию. Про Сирию мне ничего не известно.

- Какие последствия могут ожидать центральноазиатских мигрантов в России после террористического акта в Петербурге?

- Регулярные облавы, суды по выдворению даже при наличии необходимых документов, избиения, фальсификация уголовных дел — главным образом, по обвинению в экстремизме, подложенным наркотикам и оружию.

- Как вы думаете, какие меры должны быть предприняты государствами ЦА для того, чтобы права их граждан в России были защищены в краткосрочном периоде?

- Развитие экономики и обеспечение рабочими местами дома; заключение договоров о поставке рабочей силы с государствами, где соблюдаются права человека; защита своих граждан посольствами, чего они не делают почти совсем, за редким исключением; посещение своих граждан в местах лишения или ограничения свободы; твердая позиция в переговорах с правительством РФ.

- Насколько реалистична ассимиляция мигрантов в российском обществе? И готовы ли сами россияне к такой ассимиляции?

- Не понимаю, почему ставится вопрос об ассимиляции. Россия — многонациональная, многоконфессиональная и многоукладная страна, какой был и Советский Союз. Российское общество далеко неоднородно, нетолерантно, заражено ксенофобией. Для всего этого не нужны мигранты, достаточно групп своих граждан, подвергающихся дискриминации. Например, это жители Северного Кавказа, но есть и другие группы.

Можно говорить об интеграции, что совсем не то же, что ассимиляция. Но жители ЦА с советских времен еще не забыли русский язык, вполне умеют общаться с нашими гражданами, если они к мигрантам относятся лояльно.

Их дети готовы учиться в наших школах, одежда не вызывает отторжения, кухня вполне привычна для нас.

По моим наблюдениям, одежда чеченских женщин гораздо чаще традиционна, чем у женщин из ЦА. В нашем шелтере жили две семьи – жертвы преследований у себя дома. Мне пришлось говорить с чеченским мужчиной, чтобы он прекратил давить на узбека, жена которого не носила платок, надевала летом короткое платье без рукавов, они оба не молились пять раз в день и вообще, по мнению чеченца, были плохими мусульманами. Очевидно, кто из них был лучше интегрирован в московское общество.

- К вам мигранты обращаются за помощью?

- Разумеется. Причины обращений: обман со стороны работодателя, выдворения без реальных оснований, отказ в приеме в школу, нападения на почве ненависти.

- Как кризис экономики в России отразился на трудовой миграции из ЦА в РФ, по вашему мнению?

- Число мигрантов несколько, но незначительно, уменьшилось.

CAAN

Россия. Азия > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > news.tj, 19 июня 2017 > № 2212660 Светлана Ганнушкина


Казахстан. Испания > Миграция, виза, туризм. Алкоголь > camonitor.com, 16 июня 2017 > № 2209668 Шухрат Хакимов

Винодел Шухрат Хакимов: наш человек в Испании

Автор: Сара Садык

«В Казахстане гораздо легче открыть свое дело, чем в Европе, потому что у нас меньше бумажной волокиты и бюрократии», – утверждает наш соотечественник Шухрат Хакимов, соучредитель и генеральный директор компании WINEX FOOD, работающей на Пиренейском полуострове.

За место под солнцем

– Компании пошел уже 6-й год, но я все еще чувствую себя новичком в сфере, связанной с производством и экспортом вина, – признается Шухрат. – У меня не хватает навыков, времени и опыта, и я как заведенный бегаю с утра до вечера, чтобы решить вопросы, возникающие по ходу.

29-летний бизнесмен родился в интернациональной семье: отец – уйгур, мать – узбечка. Все его детские воспоминания связаны с Темиртау. Учился в лучшей школе этого города – гимназии имени Тохтара Аубакирова. Потом изучал науки в Карагандинском экономическом университете (бывшем кооперативном институте). Оттуда пытался уехать учиться по «Болашаку» за границу. Три раза отправлял документы, но по каким-то причинам не проходил.

– Дальше было проще, – продолжает Шухрат. – Окончил университет и, выиграв стажировку в онлайн-игре, поступил на работу в один из алматинских банков. Но стремление продолжить свое образование оставалось, и я параллельно искал по всему миру такой университет, куда можно поступить на грант. Когда почти одновременно пришли приглашения из России и Франции, выбрал Европу. Так я стал изучать основы виноградарства и виноделия в аграрной школе в городе Анже. Окончив ее, работал в компании, которая занимается продвижением французских вин в других странах. А поскольку я выходец из постсоветской страны, то мне досталась Россия. Через год решил открыть свое дело и уехал в Испанию. Почему туда? Потому что во Франции заниматься сегодня бизнесом равносильно самоубийству: очень высокие налоги – они могут в совокупности доходить до 60%.

Испания тоже не самая лучшая страна в мире, проблем у нее хватает. В 2007-2012 годах безработица здесь доходила до 24%. Посчитав это единственным выходом из экономического коллапса, правительство ввело политику максимального экспорта, и все, что было связано с этим и созданием рабочих мест, поощрялось. После долгих переговоров с местными инвесторами весной 2012 года был составлен бизнес-план и открыта совместная компания. Вначале мы планировали заниматься, помимо вина, пива и крепкого алкоголя, еще и производством и экспортом продуктов питания, но не было (и нет до сих пор) ресурсов – ни человеческих, ни финансовых.

На сегодняшний день компания уже не убыточная, но все доходы мы вкладываем в развитие. У нас работают всего 10 человек, при этом адвокаты, маркетологи и дизайнеры, являясь частными предпринимателями, – по аутсорсингу. Это оправданный шаг. Когда у тебя изначально ограниченные ресурсы, самый лучший вариант – иметь квалифицированных работников за корректные деньги. Потом, когда такие мини-компании, как наша, выходят на собственные оборотные средства, можно позволить иметь своих специалистов, если, конечно, в этом возникнет необходимость. Чтобы сэкономить, стараемся не тратить деньги на производственные мощности. В Испании в докризисное время построили очень много виноделен. Часть их постоянно перепродается или сдается в аренду. Работая на минимальных маржах, стремимся, чтобы наш продукт был доступен потребителю на рынках тех стран, где покупательская способность низкая. Средняя цена закупа там в два-три раза меньше, чем, например, в Сингапуре, Таиланде, Тайване, Корее, Японии и даже Европе, где это вино производится.

Бюрократия в Европе – та еще

– Каково это – открыть иностранцу свое дело в чужой стране?

– Сказать, что Испания, Англия или Франция – лучшие страны в мире для ведения бизнеса, нельзя. Там, где независимость насчитывает не 25 лет, а гораздо больше, та еще бюрократия. Чтобы иностранец мог работать как частный предприниматель или наемный работник, необходимо иметь вид на жительство с разрешением на работу в конкретной зоне и именно в том рабочем секторе, куда планируешь вкладывать свой труд. А чтобы получить вид на жительство, нужно пройти очень много процедур. В первую очередь – в стране, гражданином которой являешься.

А в Казахстане просят документы, которые необходимо получить в Испании. Этот двойной бюрократизм не облегчает жизнь начинающим бизнесменам.

– Словом, получить вид на жительство с разрешением на работу суперсложно?

– Я вам честно скажу: это настолько тяжело, что даже вспоминать не хочется. Так меня это достало! Вся молодежь, которая, отучившись в Европе, осталась там, знакома с этим. Плюс рабочую визу дают только на год, и то лишь в том случае, если сможешь подтвердить свою нужность этой стране. Поэтому я и не понимаю людей, которые срываются и едут в чужую страну в поисках лучшей жизни. Среди них есть такие, которые плохо живут на родине, но, напрягаясь изо всех сил, копят деньги, приезжают, к примеру, в Испанию и живут еще хуже, чем дома.

Так вот, вид на жительство с разрешением на работу бывает разных категорий, и в каждой провинции свои правила. Общепринятым является лишь то, что социальные службы в первую очередь трудоустраивают испанцев, и только после того, как не найдут среди них кандидатов на свободную вакансию, приглашается иностранный работник. Я имею в виду квалифицированный труд – учителей, медиков, инженеров, банковских работников и т.д. Есть адвокаты, которые занимаются этим вопросом, но я сам легально прошел все процедуры. Правда, потратил очень много времени – год, если не больше.

Но получение вида на жительство с разрешением на работу – еще не все. Теперь компания, которую ты сам создал, должна нанять тебя на работу. В связи с тем, что в Испании высокий уровень безработицы, необходимо три месяца подряд выставлять на бирже труда все вакансии. Это несмотря на то, что ты уже давно знаешь, кого возьмешь на работу. В нашей компании работа с бумагами заняла два года.

Я все это рассказываю опять же к тому, что многие наши, уехав, начинают говорить, что в Казахстане все было плохо. На самом деле это не так. Документы на ведение бизнеса куда легче получить у нас. Сейчас меня наверняка спросят: почему в таком случае я здесь, в Испании, а не дома?

– Да, кстати, почему?

– Когда я начинал, мне нужно было набраться опыта. А испанские вина достаточно хорошо чувствуют себя на мировом рынке. С ними могут конкурировать разве что итальянские и французские. С тех пор прошло пять лет, а мне все еще надо учиться и учиться технологическим процессам. Да, сегодня я произвожу вино, но рядом со мной всегда консультант-технолог, который контролирует его качество.

В Казахстане вино тоже можно делать, но чтобы продвинуть его на рынок, кроме четкого плана, терпения, поддержки государства, нужно еще убедить местных дистрибьюторов проявить лояльность к отечественному продукту, выделив квоту на его реализацию на местном рынке. Если этого не будет, то заниматься экспортом нереально. В той же Испании приезжающие на отдых иностранцы видят, что 40-50% испанских вин, которые стоят на прилавках любых винных магазинов мира, имеют локальное потребление.

…У меня есть много друзей-казахстанцев, которые, получив образование за границей, вернулись домой. Большинство из них – «болашаковцы». Все они говорят, что есть проблема реинтеграции. То есть ты приезжаешь весь такой образованный, хочешь развивать все вокруг, но получается далеко не всегда. Хотя сейчас, говорят, стало намного легче, потому что выпускники этой стипендиальной программы, повзрослев, сформировали свой круг и теперь пытаются совместно вносить свой вклад в развитие общества. А у меня получилось так: моя работа связана с Испанией, но я считаю себя казахстанцем.

Если придется когда-нибудь менять гражданство (во-первых, в связи с тем, что я женат на испанке, а во-вторых, в силу коммерческих интересов), это не изменит моих патриотических чувств. Да, в Казахстане есть такие проблемы, как безответственность, недообразованность, но я поработал и в Италии, и во Франции, и в России, и если сравнивать с тем, что видел там, то у нас и не хуже, и не лучше. Поэтому наша компания начала с Казахстана, а не с России, хотя в первом рынок значительно меньше: для нас он не столько стратегический, сколько имиджевый.

Да, в Казахстане очень тяжело с логистикой. Например, отправка 20-тонного контейнера с вином из Испании в Китай стоит 1200 евро. А чтобы отправить этот же контейнер машиной в Казахстан, потребуется минимум 7,5 тысячи. Плюс к этому надо добавить расходы таможенные и дистрибьюторов. Наши люди, накладывая 100-300-процентную маржинальность, не думают о потребителе. Делают они это не от жадности. Просто наша азиатская система ведения бизнеса предполагает какие-то уникальные условия. Например, продавая товар, нужно вкладываться еще, назовем это так, в маркетинг.

Листинг вместо взяток и откатов

– Вы имеете в виду банальные взятки?

– Нет, их время уже прошло. Теперь, если у вас что-то просят, то для «коммерческих целей», а не для своих личных нужд. Например, если нужно продать товар, то просят на развитие бренда, иначе говоря, на организацию мероприятий по его продвижению. К сожалению, эта схема присуща не только Казахстану. Просто слово «взятка» поменяли вначале на «откат», а «откат» – на «листинг», определенные ритейлером правила и требования для допуска товара к продаже в торговой точке. Хотите с нами работать – значит, поставляя товар, вы еще должны заплатить за это согласно официально существующему прайсу – листингу. Но что касается нашей компании, то поскольку мы работаем с минимальной маржой, то договариваемся без него. Объясняем, что даем хорошую цену и качество, а коль маржинальность ниже, чем у конкурентов, то на этом можно больше заработать и стать лидером на рынке.

– А на испанке вы женились до открытия своего бизнеса или после?

– Мы учились вместе во Франции, то есть познакомились задолго до того, как я открыл компанию, – в 2009 году. Это сейчас я хорошо говорю на испанском, а тогда, взяв в руки официальный документ на испанском, я не мог понять, что и в какие сроки от меня требуется. Дана мне очень много помогала, да и сейчас помогает с их оформлением, хотя у нее есть свое небольшое дело – она поставляет в рестораны кондитерские изделия собственной выпечки. Детей у нас с ней пока нет. Мне самому интересно, что получится в нашем с ней союзе. Смесь, думаю, будет сильной.

– В Казахстане сейчас у многих чемоданные настроения. Люди уезжают из страны, в том числе и в Испанию. Что вы им посоветуете?

– Если есть деньги, то хорошо жить можно везде. Я могу еще оправдать пенсионный переезд – это когда люди доживают жизнь в теплом месте. Но просто так взять и переехать в зрелом возрасте и начинать все с нуля в 35-40 – тяжело. По крайней мере, в первые пять лет свою жизнь в чужой стране точно не улучшишь. Интеграция, поиск себя, непонятно, как сложится ситуация с документами… Судить и осуждать не буду, но, на мой взгляд, переезд без четкого плана – несколько безответственный поступок перед семьей и самим собой.

Я поехал за границу с конкретной целью – не эмигрировать и не искать свою идентичность, а учиться. И я остался работать, нет, даже не остался, а приехал работать в Испанию, уже понимая, что буду здесь делать. Мне кажется, что любой человек должен выехать из своей страны как минимум на год. Это поможет понять, что происходит в мире, сравнить и стать более открытым. Те же мало путешествующие испанцы, французы, итальянцы, россияне гораздо более консервативны, чем мы, казахстанцы. Сам я, отучившись во Франции, поработав в Италии, России и Испании, сейчас могу работать где угодно. Правда, в родном Темиртау было бы уже тяжело из-за ограниченности в действиях, но если обстоятельства сложатся так, что нужно будет уехать туда, то могу жить и там. Мне многого не нужно, самое главное – заниматься любимым делом. Кстати, не исключено, что я вернусь домой, в Казахстан. Я хочу, чтобы мои будущие дети понимали, что это моя родина, что там живет вся моя семья. Что скрывать – мне хочется видеть родных почаще, а не раз в год. Моим родителям нравится родина моей жены, они здесь любят отдыхать, но вопрос переезда сюда они не рассматривают. К слову, родители жены ничем не отличаются от моих. Так же хотят, чтобы в стране все было стабильно и спокойно. Поэтому Казахстан в этом плане счастливая страна.

– Это правда, что испанцы по своей натуре ленивы?

– Я первое время тоже так думал. Скажу другое: здесь очень много праздников, что лично меня напрягает. А в смысле трудолюбия все зависит от зоны и человека. Например, жители севера Испании, согласно официальной статистике, по продуктивности не хуже немцев. Но если сравнить нашего постсоветского работника и испанца, то, например, мой отец-металлург будет работать лучше и продуктивнее раза в два любого испанца, потому что у него ментальность такая – не уходить, пока не закончил работу. А здесь неважно, закончена она или нет, но прошло 6 часов – и до свидания. То, что у местных прав много, а обязанностей поменьше, для меня как для работодателя является проблемой. Все-таки я плачу за труд, который должен быть выполнен. И тем не менее, я не считаю, что испанцы ленивые. Если бы это было так, то Испания не была бы 12-й экономикой в мире и 6-й в Европе.

Казахстан. Испания > Миграция, виза, туризм. Алкоголь > camonitor.com, 16 июня 2017 > № 2209668 Шухрат Хакимов


КНДР. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > carnegie.ru, 15 июня 2017 > № 2209649 Андрей Ланьков

Зачем Северная Корея посадила и освободила американского студента

Андрей Ланьков

Арест американского студента был нужен Пхеньяну, чтобы добиться очередного визита в страну кого-нибудь из высокопоставленных американцев. Но проблемы со здоровьем студента сломали схему, и теперь все будут подозревать, что арестованного пытали. А это добавит аргументов тем, кто считает, что военная операция против КНДР не только морально справедлива, но и стратегически рациональна

Поздно вечером 13 июня в аэропорту американского города Цинциннати приземлился небольшой самолет, на борту которого был необычный пассажир. У трапа ждала машина скорой помощи, и прямо из аэропорта прибывший специальным рейсом 22-летний американский студент Отто Вармбиер (Otto Warmbier) отправился в больницу. Там его попытаются вывести из комы, в которой он, как узнала его семья, находится уже год – это случилось вскоре после того, как северокорейский суд приговорил юношу к 15 годам тюремного заключения за попытку похитить пропагандистский плакат из служебных помещений интуристовской гостиницы.

Официальная версия, предъявленная северокорейской стороной, заключается в том, что после приговора Отто Вармбиер заболел ботулизмом, и кома, дескать, стала реакцией организма на лекарство, которое ему дали северокорейские врачи. Как и следовало ожидать, и американское, и западное общественное мнение отнеслись к этим заявлениям скептически: тут же начались разговоры, что, дескать, Вармбиер впал в кому в результате пыток или стал жертвой медицинских экспериментов.

Скорее всего, подозрения эти необоснованны: прецеденты двух последних десятилетий однозначно показывают, что к задержанным иностранным гражданам в КНДР относятся с исключительным пиететом – в первую очередь потому, что каждое такое задержание является очередным шагом в сложной политико-пропагандистской игре. Однако на этот раз, похоже, северокорейцы заигрались, и последствия то ли допущенной ими ошибки, то ли элементарное невезение с лихвой перекроют тот пропагандистский капитал, который они наработали, занимаясь арестами (с последующим освобождением) иностранцев в былые годы.

Годы тренировки

В истории Северной Кореи были времена, когда иностранцев там сажали в тюрьму совсем не понарошку. В годы корейской войны в КНДР оказались не только военнопленные, но и многочисленные гражданские лица третьих стран, многие из которых умерли в лагерях. В 1960-е годы власти КНДР арестовали и отправили в тюрьмы некоторых зарубежных коммунистов, до этого работавших переводчиками и редакторами в системе внешнеполитической пропаганды. По большей части это были ультрарадикалы, которые разочаровались в советской модели и вдохновлялись то ли идеями Мао, то ли чучхе – весьма колоритная, хотя и крайне немногочисленная группа.

В те времена арестованные иностранцы оказывались в обычных тюрьмах, и отношение к ним не слишком отличалось от отношения к своим политзаключенным. Некоторые из этих ультра сгинули в северокорейских тюрьмах, хотя даже тогда вмешательство иностранной левой общественности иногда приводило к освобождению того или иного злополучного борца за все светлое (так, в начале 1970-х годов оказался на свободе венесуэльский поэт и журналист Али Ламеда, освобождения которого добивался неожиданный дуэт Николае Чаушеску и Amnesty International).

Однако по-настоящему история арестов иностранцев началась позже, в 1996 году, когда в КНДР обнаружился американец Эван Хунцикер (Hunziker). Оказался он там, вообще-то, в состоянии алкогольного опьянения: поспорив с приятелем в пограничном городе Даньдуне, он переплыл пограничную теку Ялу, которая отделяет Северную Корею от Китая, и был там задержан северокорейскими пограничниками.

Хунцикера обвинили в шпионаже, но при этом поселили в приличный отель (за который ему и его семье пришлось потом заплатить). На выручку пловцу прибыла американская делегация во главе с постпредом США в ООН Биллом Ричардсоном, которая и забрала незадачливого спорщика домой.

Так был создан прецедент. С тех пор время от времени северокорейские власти арестовывают иностранцев, в большинстве случаев – граждан США, которые то ли нарушили границу, то ли, находясь в КНДР в качестве туристов, так или иначе нарушили правила поведения в стране. За арестом следует суд (в северокорейском стиле) и приговор, предусматривающий большой тюремный срок. Однако всем изначально понятно, что сидеть слишком долго очередному бедолаге не придется: еще до процесса северокорейская сторона начинает намекать американцам, что для освобождения попавшего в беду американского гражданина Вашингтону следует послать в Пхеньян делегацию, во главе которой должен быть политик высокого уровня (возможно, отставной, но все равно хорошо известный в мире).

Классический вариант – история двух американских журналисток Лоры Лин (Laura Ling) и Юны Ли (Euna Lee), которые в марте 2009 года перешли по льду реку Туманган. Они собирались снять на северокорейском берегу несколько кадров, доказав таким образом свою журналистскую лихость, но были предсказуемо задержаны северокорейской пограничной охраной, отданы под суд и приговорены к 12 годам тюремного заключения. В тюрьме они были всего несколько месяцев – из Пхеньяна их увез лично бывший президент США Билл Клинтон.

Другого нарушителя границы, гражданина США корейского происхождения Роберта Пака, который отправился в КНДР то ли сеять слово божье, то ли протестовать против режима, пришлось везти домой самому Джимми Картеру.

Не ниже губернатора

Похоже, что некоторые из иностранцев, оказавшихся в северокорейских тюрьмах, действительно занимались запрещенной в КНДР деятельностью – в первую очередь проповедовали христианство и, возможно, поддерживали какие-то контакты с местным христианским подпольем. Впрочем, даже в этом случае избирательный характер арестов очевиден: когда раздачей Библии на улице – да еще в день рождения Любимого руководителя Генералиссимуса Ким Чен Ира – в 2014 году вздумал заняться австралийский миссионер, его просто выдворили из страны. А вот американцев точно за такие же действия ввергали в узилище. С другой стороны, весьма причудливые эскапады российских и китайских туристов обычно проходят вообще без осложнений.

Говорить об «узилище» можно только с некоторой иронией. Времена, когда подследственных селили в роскошных, по северокорейским меркам, отелях, прошли, но условия их содержания радикально отличаются от условий содержания северокорейцев в лучшую сторону. Иностранцев не отправляют в обычные тюрьмы, а держат в специально устроенных для этого помещениях, где с ними обращаются крайне вежливо и обеспечивают уровень комфорта, вполне приемлемый по меркам Европы. Такое отношение имеет политический смысл: с самого начала предусматривается, что иностранцы будут освобождены, причем довольно скоро, и что рассказы об условиях их тюремной жизни повлияют на образ КНДР в западном общественном мнении.

Возникает, конечно, вопрос, зачем вообще проводятся подобные мероприятия. Цель тут, скорее всего, двоякая. С одной стороны, власти КНДР хотят напомнить своим гостям, что зарываться в КНДР не следует. Однако важнее другое – использование подобных арестов в целях внутренней пропаганды. Каждое освобождение очередного задержанного иностранца сопровождается визитом высокопоставленного лица, которому приходится приносить какие-никакие извинения за реальные или вымышленные действия освобождаемого.

Подобные визиты невероятно широко освещаются в местной прессе, которая представляет их как очередную капитуляцию американских империалистов перед мощью КНДР и мудрой силой ее вождей. С точки зрения простого северокорейца, все выглядит так, как будто на поклон к Ким Чен Иру или Ким Чен Ыну, униженно прося о снисхождении и милости, ездят бывшие президенты США и губернаторы американских штатов. Понятно, что подобное зрелище немало способствует укреплению авторитета власти в народных массах.

Несвоевременный сбой

Судя по всему, история со злополучным Отто Вармбиером изначально развивалась именно по уже установленным и, казалось бы, неоднократно проверенным лекалам. Все началось, как это обычно и бывает, с глупости самого студента, который решил показать свою лихость и полез в служебное помещение гостиницы, где, как и в любом северокорейском офисе, на стене висели стандартные пропагандистские плакаты. Он сорвал один из таких плакатов, собираясь привезти домой, но был задержан – и делу дали ход.

Последовал суд, на котором Вармбиер, разумеется, признался, что вся дерзкая попытка снять плакат была злонамеренной и заранее спланированной операцией, проведенной по заданию какой-то американской церкви и направленной на то, чтобы «подорвать дух сражающегося народа КНДР» (понятно ведь, что отсутствие на стене плаката о величии Вождя и мудрости Партии нанесло бы такому духу невероятный ущерб). Вармбиера приговорили к 15 годам тюремного заключения, то есть дали примерно такой же срок, который, скорее всего, получил бы за подобное деяние и местный житель.

Однако после суда контакты с Вармбиером прекратились – сейчас стало ясно почему. Тем не менее северокорейская сторона по-прежнему пыталась сыграть в обычную игру и добиться приезда высокопоставленной делегации за Вармбиером, а также находящимся в заключении еще одним иностранцем – канадским миссионером, который, скорее всего, действительно занимался в КНДР религиозной пропагандой. Однако со временем такие планы были оставлены: о том, что Вармбиер находится в коме, было официально сообщено Вашингтону, и за ним приехала делегация не слишком высокого уровня – посол Джо Юн, который сейчас в Госдепартаменте курирует отношения с КНДР.

Однако в результате всех этих событий КНДР оказалась в весьма неприятном положении. Общественное мнение будет подозревать, что в кому Вармбиер впал в результате жестокого обращения, а то и пыток. Это, скорее всего, неверно, но оправдаться КНДР будет сложно – в том числе и потому, что мало кто на свете решит, что справедливым наказанием за повреждение пропагандистского плаката будет 15 лет тюремного заключения.

Попытка повторить проверенный прием и набрать пропагандистские очки обернулась пиар-катастрофой, которая сейчас КНДР очень некстати. Судьба Вармбиера усиливает представление о КНДР как о стране, управляемой жестоким и иррациональным режимом, от которого можно ожидать буквально всего, – и, соответственно, льет воду на мельницу тех, кто считает, что «профилактическая» военная операция против такого режима не только морально справедлива, но и стратегически рациональна.

КНДР. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > carnegie.ru, 15 июня 2017 > № 2209649 Андрей Ланьков


Россия. ЮФО > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 15 июня 2017 > № 2208993 Юрий Кузнецов

Встретим туристов и... «гастролёров».

На Кубани стартовал курортный сезон! Горячие дни ожидают не только отдыхающих, но и сотрудников полиции. О специфике работы в летний период «Щиту и мечу» рассказал заместитель начальника ГУ МВД России по Краснодарскому краю - начальник полиции полковник полиции Юрий Кузнецов.

- Юрий Юрьевич, из-за наплыва туристов численность населения края резко возрастает. Как сотрудники справляются с увеличением нагрузки?

- В этом году, как и ранее, мы задействуем приданные силы из других регионов. На курортах Черноморского и Азовского побережий сформированы дополнительные патрули из сотрудников полиции и казачества.

Вместе с коллегами-силовиками мы проводим профилактические мероприятия по всем направлениям: антитеррористическая безопасность, безопасность дорожного движения, предупреждение имущественных преступлений. Наша задача - создать условия для комфортного отдыха.

- А как вы заботитесь о безопасности несовершеннолетних? Детские здравницы региона отвечают установленным требованиям безопасности?

- Совместно с подразделением вневедомственной охраны Росгвардии мы провели дополнительные обследования санаторно-курортных комплексов. Под особым контролем детские учреждения отдыха. Проверяющие выявили недостатки в обеспечении антитеррористической безопасности. Кроме того, некоторые здравницы оказались не оснащены видеокамерами и кнопками экстренного вызова полиции. Сотрудники выдали предписания на устранение пробелов.

В этом году под опекой подразделений вневедомственной охраны Росгвардии и частных охранных организаций находятся 530 объектов.

В круглосуточном режиме работают инспекторы по делам несовершеннолетних. Им предстоит обеспечивать безопасность не только в местах отдыха детей, но и на улицах. Таким образом мы реализуем так называемый детский закон.

- В городах Кубани полиция установила на улицах мобильные устройства, с помощью которых стражей порядка можно вызвать нажатием одной кнопки. Насколько эффективны современные технологии?

- Экстренная связь «гражданин - полиция» есть в 16 городах Краснодарского края. Больше всего таких терминалов в Геленджике, Сочи, Краснодаре, Новороссийске и Армавире. Чем они полезны? Например, грабитель ночью вырвал мобильный телефон у прохожего. Как позвонить в полицию? В подобных ситуациях мобильные устройства как никогда актуальны. Особенно хорошо экстренная связь зарекомендовала себя на Черноморском побережье. Мы рассматриваем возможность установить оборудование и в других населённых пунктах.

Очень эффективно работает и АПК «Безопасный город». Благодаря поддержке муниципальных образований в городах и населённых пунктах установлено 4 тысячи камер видеонаблюдения. С их помощью в текущем году полиция раскрыла 130 преступлений, выявила 2,5 тысячи административных правонарушений.

- Юрий Юрьевич, полиция края ежедневно рапортует об изъятии некачественной алкогольной продукции на побережье. Но в то же время курортник без труда найдёт погребок, где из бочки нальют «местного вина» сомнительного производства. Кто регулирует сферу алкогольной торговли? Неужели эта роль отведена только силовикам?

- Чтобы не допустить провоза на территорию края и выявить факты незаконной реализации спиртных напитков, мы работаем в тесной связке с другими силовыми структурами, муниципалитетами, контролирующими ведомствами. За последние месяцы выявили 1700 административных правонарушений, изъяли из незаконного оборота 460 тысяч литров алкоголя, вынесли штрафов на 2,5 млн рублей.

В апреле на подготовительном этапе операции «Курорт» сотрудники полиции обнаружили в г. Славянске-на-Кубани 74 тонны фальсифицированной алкогольной продукции, в г. Темрюке - 25 тонн.

В одном из цехов на бывшем винзаводе Красноармейского района в июне полицейские обнаружили и изъяли 18 тонн опасного алкоголя.

Такие факты не единичны. Поэтому на побережье работают специально созданные оперативные группы. Ежедневно они изымают тонны суррогата.

- Пробки на дорогах к морю с каждым годом становятся длиннее! Ситуацию обостряют и бесконечные ремонтные работы. Понятно, что проблему одними свистками и жезлами не решить. Что делает полиция, чтобы разгрузить трассу?

- Согласен, что эта проблема требует управленческих решений. С каждым годом на курорты Кубани приезжают всё больше туристов. Многие на личном автотранспорте. Трассу «Дон» построили в 60-е годы, и сегодня она не удовлетворяет потребности. В курортный сезон по ней ежесуточно проезжает 50 тысяч автомобилей! Магистраль нуждается в безотлагательной реконструкции!

На наиболее сложных участках под палящим солнцем пробку «разруливают» инспекторы-регулировщики. В местах производства дорожных работ сотрудники контролируют, как организовано движение. Полицейские проверяют, насколько обоснованно ограничено движение в таких зонах.

Летом за дорожной обстановкой ежесуточно наблюдают 400 сотрудников ГИБДД. В горячий сезон они служат в круглосуточном режиме.

- Курорт притягивает преступников разных мастей. Пока мошенники пользуются доверчивостью отдыхающих, квартирные воры «обчищают» пустующие жилища. Какие контрмеры предпринимает полиция?

- О визитах в наш край «гастролёров» мы знаем заранее благодаря оперативной информации. Стараемся безотлагательно установить и задержать непрошеных гостей.

Я уже говорил, что летом особую тревогу у нас вызывают преступления имущественного характера. Чтобы их предотвратить, работаем на упреждение. Мы анализируем географию преступлений. Затем составляем маршруты патрулирования наружных нарядов через неблагополучные районы.

Признаюсь, кражи - это бич каждого курорта. Преступники пользуются тем, что отдыхающие расслабляются. Чаще всего воруют мобильные телефоны, планшеты, бумажники. Совет один - быть более внимательными! Не оставлять в автомобиле ключ зажигания, сдавать на пляже ценные вещи в камеру хранения. И не забывать об оставленном жилище: уезжая в отпуск, лучше всего ставить его под охрану. Ну а если всё же вы пострадали от злоумышленников, незамедлительно сообщать об этом в полицию!

Мария ПИРОГОВА

Наша справка

Согласно сведениям Министерства курортов, туризма и олимпийского наследия Краснодарского края, в 2016 году регион посетили 15,8 млн отдыхающих. В 2017 году в крае в летний период ожидается увеличение турпотока на 1,5-2 %. Санаторно-курортный комплекс Кубани объединят 3,5 тысячи предприятий: санатории и пансионаты с лечением, детские лагеря, гостиницы и гостевые дома, базы отдыха, кемпинги.

Туристы предпочитают восемь городов и районов - Сочи, Туапсе, Геленджик, Новороссийск, Анапу, Горячий Ключ, Ейский и Темрюкский районы. Общая численность постоянно проживающего населения в городах-курортах составляет 1,5 млн человек, из которых 400 тысяч - дети. Летом общее количество граждан в курортной зоне края увеличивается в пять раз и составляет 5,7 млн человек.

Россия. ЮФО > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 15 июня 2017 > № 2208993 Юрий Кузнецов


Турция > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 июня 2017 > № 2206962

Одна вокруг света: турецкий гамбит или как справляться с камнепадом и клещами

Ирина Сидоренко

Москвичка, затеявшая кругосветное путешествие на машине в компании с собакой

Четвертая серия блога о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты – Трабзон, монастырь Сумела, Каппадокия, Мерсин

Бывшая сотрудница агентства элитной недвижимости Kalinka Group после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. Об ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета.

Прохождение грузино-турецкой границы заняло 30 минут и $65 на оформление страховки. Интересный факт: на каждом погранпункте обязательно находится человек, пересчитывающий число флагов на моем автомобиле, радуется, когда обнаруживает флаг своей страны и удовлетворенно кивает: все в порядке, можешь следовать дальше.

Почти 200 километров едем по черноморскому побережью. Не понятно где заканчивается, а где начинается следующий населенный пункт. Если бы не указатели, я бы так и думала, что еду по одному большому городу. Побережье очень густо населено, домики — как игрушечные, стоят чуть ли не друг на друге. Море, конечно, всегда привлекает людей, на то оно и море.

В город Трабзон я заехала скорее из любопытства, чем из необходимости или интереса. Здесь гармонично сочетаются вековые каменные стены с современными постройками, такой феншуйный город, где есть место всему – и старинному, и старому, и новоделу, и все это не противоречит друг другу, а дополняет. Например, в одном квартале наблюдала такую картину: ведется снос старых домов и тут же завозятся стройматериалы, расчищается площадка под строительство нового. На узких улочках – полуразрушенные стены старинной постройки, украшенные современным панно из металла и ткани, рядом, прямо на улице – стоит мебель для продажи.

Из Трабзона отправляемся в монастырь Сумела. Дорога к нему живописная, пейзажи похожи на грузинские. Ответвление к монастырю – крутой узкий подъем, если попадётся встречная машина – не разъехаться. К счастью, проскочила без сюрпризов. За въезд надо заплатить 10 турецких лир. Но кабинка для оплаты стоит пустая, никого нет. Проезжаю дальше, и понимаю почему: вход к монастырю запрещен. Недавно здесь был большой камнепад, его последствия еще не успели устранить, и территория закрыта для посещения туристов.

По наводке местных рабочих идем с Гретой обходным путем. На тропе, ведущей к монастырю, лежат огромные глыбы камней. Идем осторожно, Грета проявляет неуемное любопытство, заглядывая за ограждение, а за ним – обрыв. Монастырь я увидела только издалека – не рискнула пробираться к нему через завалы.

Уезжать не хочется, но впереди – Каппадокия, основная цель путешествия по Турции. Еду в окружении хвойного леса, дорога меняется – то асфальт, то грунт. Кругом ни души, лишь редкие встречные автомобили. Бензина осталось на 100 километров, а учитывая, что мы едем по горной дороге, расход увеличивается. В обозримой перспективе не намечается заправок. Переживаю. Надеюсь, что попадется заправка, не указанная на карте. Чтобы поднять настроение и отвлечься, пою песни. Грета смотрит на меня с упреком: «Лучше бы ты помолчала и не портила собачий слух», читаю в ее глазах.

Встречаются очень мило оборудованные места для отдыха: столики и скамейки под навесом, родниковая вода, контейнеры для мусора, туалет. Населенные пункты редко встречаются, в основном – небольшие деревни, и такое место для остановки очень выручает.

До Гёреме добираюсь уже в сумерках. Собираюсь посмотреть знаменитое шоу воздушных шаров – это визитная карточка Каппадокии. Но поскольку приехали уже поздно, решила остаться на два дня, чтобы сначала выяснить, где происходит это зрелище, и на рассвете следующего утра увидеть его. Когда я проснулась, еще до первых лучей солнца, увидела потрясающий вид: с двух сторон от меня пылали огнем от газовых горелок яркие воздушные шары, готовящиеся к полету. Вот оно! Совершенно случайно мы оказались в самом эпицентре грандиозного зрелища, поблизости от запуска.

Конья – один из любимых моих городов. Прогуливаюсь по узким центральным улочкам, изучаю местный базар, наблюдаю за людьми. На поиски гостиницы отправляюсь, оставив Грету в машине,– в Турции почти везде отказывают в размещении с собакой. С четвертой попытки получаю разрешение в небольшом отеле, возвращаюсь за Гретой. И с ужасом обнаруживаю, что не поставила метку на карте, где я ее оставила, а дело к вечеру. Испугалась. Пришлось ориентироваться по приметам, отмеченным и запомнившимся случайно: вот гостиница, где мне отказали… вот красивая мечеть, в которую я запланировала зайти завтра… а вот и тот самый салон свадебных платьев, рядом – моя машина и Грета. Облегченно вздыхаю. Нашла.

Отель, который приютил нас, располагается в 200 метрах от усыпальницы Шамса Табризи — мыслителя, суфия и философа. Шамс считается одними из святых Коньи, посещение его мавзолея планировала заранее. Еще с первого посещения Коньи чувствую необъяснимую связь с ним, сегодня же прошу благословения на путешествие по мусульманским странам.

От Коньи едем до средиземноморского побережья, пейзажи здесь похожи на северовосточные районы Марокко – ярко-желтая почва с изумрудной зеленью.

Эпизод. Садовник стрижет газон во дворе жилого дома. Спрашиваю, где ветеринарная клиника – навигатор показывает, что где-то рядом, но не могу найти. Открыл калитку, чтобы я не ходила в обход. Возвращаюсь – мою машину перекрыли на парковке. Без просьбы звонит тут же хозяйке, чтобы она отъехала.

Однако излишняя турецкая услужливость иногда бывает не на пользу: не успеваю я подъехать к камому-нибудь кафе или АЗС, как тут же навстречу к тебе бежит человек. Грета воспринимает резкие движения как угрозу, начинает отчаянно лаять. При этом человек будет стоять рядом до последнего в ожидании просьбы, несмотря на реакцию собаки. Если не понимает, что я прошу отойти в сторону, приходится уезжать в другое место.

Конечный пункт в Турции – портовый город Мерсин, откуда нам предстоит переправа по морю. До посадки на судно у меня было три свободных дня, которые я решила посвятить отдыху и разработке дальнейшего маршрута следования. О самой переправе – отдельная история, о ней расскажу в следующей серии. А пока отправляемся за город, дышать морем и свежестью хвойного леса.

А утром я обнаружила клеща, нещадно впившегося в Грету. Первая реакция – шок, как такое могло случиться? Грета обработана от кровососущих, да и проверяю ее после каждой прогулки. Хотя понимаю, что стопроцентной гарантии не может быть. Срочно узнаю, что нужно предпринять в первую очередь, еду за витаминами и медицинскими препаратами. Нервы сдают, разревелась прямо в аптеке. Подходит женщина, выясняет что случилось, позвала своего друга, он отвозит нас в местную ветеринарную клинику. Грете сделали анализы на инфекции и обработали в специальной медикаментозной ванной. Тест отрицательный, я отхожу от нервного срыва. Все три дня, что отвела на отдых – наблюдаю за ее поведением и состоянием. Ест хорошо, активна.

Турция > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 июня 2017 > № 2206962


Россия > Финансы, банки. Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2204244 Александр Локтаев

Как работает полис страхования путешественников по России и зачем он нужен, если есть бесплатный ОМС?

Александр Локтаев

генеральный директор страхового общества «Помощь»

В последние годы россияне стали осваивать внутрироссийские направления, а страховые компании — предлагать специальные полисы страхования путешественников

На фоне снижения выездного потока, наблюдавшегося последние несколько лет, многие страховщики стали активно продвигать полисы добровольного медицинского страхования (ДМС) для путешественников по России. Это не новый вид страхования, но сегодня у него может появится новая жизнь — все больше и больше соотечественников выбирают Крым, Байкал, Алтай, Кавказ или горнолыжные склоны Шерегеша. На карте России много интересных точек, но не всегда можно быть уверенным, что там сработает наш обычный полис ОМС (обязательного медстрахования) и, самое главное, сработает быстро. Так что интерес к дополнительному добровольному страхованию будет расти.

Конечно, полис ОМС, который по закону получают все граждане РФ (в соответствии с ФЗ «О медицинском страховании» граждане РФ имеют право на бесплатную медицинскую помощь, и ее обеспечивает полис ОМС), может покрыть какие-то базовые расходы, но далеко не все. Кроме того, обращение по этому полису зачастую занимает много времени, что может оказаться критично для путешественника.

Добровольное медицинское страхование (ДМС) фактически обеспечивает получение всех медицинских услуг во время путешествия, в том числе положенных и по системе ОМС, но их оплачивает уже страховая компания. Такой полис включает оказание неотложной медицинской помощи, в том числе диагностику, пребывание в стационаре, медикаменты, медицинскую транспортировку, а также репатриацию в случае смерти застрахованного.

Большой плюс — организация помощи через диспетчерский пульт страховой компании или ассистанса в экстренной ситуации. Здесь система работает по принципу страхования выезжающих за границу (ВЗР): если с вами произошел несчастный случай, вы набираете номер телефона, указанный в полисе, и сообщаете диспетчеру о случившемся. Он подсказывает, что делать в данной ситуации. Страховая компания либо поможет организовать медпомощь, либо оплатит все расходы, которые вы понесете. Таким образом, минимизируются личные траты как материальные, так и временные.

По полису путешественника могут быть застрахованы как дети, так и взрослые в возрасте старше 65 лет, правда, им полис обойдется немного дороже — с возрастом увеличиваются и риски. Цена вопроса, учитывая столь широкий объем предоставляемых услуг, не велика. Стоимость полиса путешествующего по России составляет от 15 рублей в сутки и зависит от величины страховой суммы (покрытия). Обязательно обращайте внимание на покрытие. Бывают ситуации, когда застрахованные выбирают минимальную страховую сумму, например, 30 000 рублей (как правило, такие полисы являются неким рекламным бонусом от турагентства при продажи туров клиентам), а затем не могут получить полноценную медицинскую помощь. Не стоит экономить: лечение и пребывание в стационарах удовольствие нынче не дешевое. Только затраты на репатриацию, например, из Санкт-Петербурга в Екатеринбург составят не менее 50 000 рублей.

Имейте в виду, что некоторые заболевания являются исключением из правил страховщика. Условия страхования прилагаются к полису и должны быть внимательно изучены перед подписанием. Также обратите внимание, что, если вы не сможете связаться с диспетчером при наступлении страхового случая и самостоятельно обратились к врачу, а затем приобрели лекарства по рецепту, то вам надо будет обязательно сохранить рецепт и все чеки. В противном случае страховщик откажет в компенсации. ДМС путешествующего приобретается на определенный срок, поэтому следите за датами поездки.

Возможно, скоро такие страховые продукты будут входить в пакет туроператоров, как это делается при организации зарубежных поездок. Ну, а пока застраховать себя вы можете только сами. Для этого достаточно зайти на сайт или в офис страховой компании, предлагающей подобную услугу, выбрать необходимые риски, произвести оплату, сохранить или распечатать полис. Обязательно уделите внимание номеру телефона, по которому необходимо обратиться в экстренном случае. Теперь без малейших волнений за собственное здоровье можно собирать чемодан.

Россия > Финансы, банки. Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2204244 Александр Локтаев


Германия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > dw.de, 5 июня 2017 > № 2199792 Алема Алема

После крупного теракта 31 мая в Кабуле Германия приостановила высылку афганцев на их родину до июля. Канцлер Ангела Меркель заявила, что МИД ФРГ поручено представить экспертную оценку ситуации с безопасностью на Гиндукуше. После чего правительство в Берлине решит, является ли Афганистан достаточно безопасной страной, чтобы высылать туда афганских граждан, которым было отказано в убежище на территории ФРГ. На 31 мая был также запланирован вылет самолета с афганцами в Кабул, однако из-за теракта в афганской столице его отменили.

Афганское правительство приветствовало это решение, поскольку сейчас страна не справляется с потоком репатриантов из-за их массового возвращения, в том числе из Ирана и Пакистана, заявила в интервью DW замминистра по делам беженцев и репатриантов Афганистана Алема Алема.

Deutsche Welle: Госпожа Алема, МИД ФРГ намерен пересмотреть оценку ситуации с безопасностью в Афганистане. До этого момента, за некоторыми исключениями, афганцев больше не будут депортировать на родину. Что об этом решении думают в афганском правительстве?

Алема Алема: Мы рады, что позиция немецкого правительства по этому вопросу, а особенно позиция госпожи Меркель, стала более четкой. Все чаще говорят, что в Афганистане есть безопасные регионы и репатрианты могли бы жить в этих регионах. Но как вы знаете, сейчас это не соответствует действительности. В данный момент Афганистан находится в состоянии войны с 20-ю террористическими группировками и уровень безопасности значительно ухудшился.

Как известно, США и европейские страны сейчас задумались об отправке дополнительного военного контингента в Афганистан, и это еще одно доказательство. 31 из 34 наших провинций небезопасна, люди бегут оттуда. Хотя решение немецкого правительства пока предварительное, мы надеемся, что по результатам этой переоценки высылка афганских мигрантов будет остановлена.

- Немецкое правительство утверждает, что в Афганистане есть безопасные регионы. Вы согласны? Если да, то какие?

- Они считают безопасными провинцию Герат, города Мазари-Шариф и Кабул. Но последние события показывают, что и эти регионы небезопасны, например, в контексте теракта в Кабуле (31 мая террорист-смертник взорвал автоцистерну в посольском квартале, погибли около 90 человек, свыше 400 пострадали. - Ред.). В любом случае текущая ситуация в Афганистане такова, что сейчас афганских беженцев пока не должны высылать сюда.

- Афганское правительство помогает в том, чтобы была дана объективная оценка ситуации с безопасностью в стране?

- Мы исходим из того, что немецкие ведомства будут контактировать с нашим министерством, а также с МИД, МВД и другими структурами. Мы полагаем, что и другие страны пошлют своих представителей в Афганистан. У афганского правительства достаточно информации об уровне безопасности, мы будем делиться этой информацией. Мы надеемся, что будет проведен объективный анализ ситуации.

- Немецкие ведомства уже обращались в ваше министерство по этому вопросу?

- Нет, мы еще об этом не говорили. Но после теракта в Кабуле, мы контактировали с сотрудниками посольства ФРГ и сказали им, что самолет с афганскими беженцами не должен вылететь в Афганистан.

- Что афганское правительство делает для афганских граждан, вернувшихся из Германии?

- Мы создали программу по реинтеграции, но для ее реализации у нас не хватает средств. Вы знаете о проблемах и вызовах, с которыми мы столкнулись. Каждый день в Афганистан возвращаются беженцы из Пакистана и Ирана. В 2016-м таковых было свыше миллиона человек. И в 2017-и эта тенденция продолжается. Мы должны позаботиться и о них.

Иногда только за день приезжают свыше 2000 беженцев. Но, несмотря на все проблемы, правительство и наше министерство пытаются сделать все возможное, чтобы интегрировать этих людей. Мы прикладываем много усилий, но этого не всегда достаточно.

Германия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > dw.de, 5 июня 2017 > № 2199792 Алема Алема


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter