Всего новостей: 2095692, выбрано 88 за 0.104 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Франция > Алкоголь > forbes.ru, 28 апреля 2017 > № 2165294 Игорь Сердюк

Год винного оптимизма: в Бордо собрали «урожай века»

Игорь Сердюк

Винный критик

Под чьей этикеткой искать лучшее вино 2016 года

Вот, наконец, и на улицы Бордо пришел праздник. Ежегодная кампания фьючерсных продаж En Primeur, посвященная новому урожаю (пока хранящемуся в бочках и только готовящемуся к выходу в свет урожаю 2016 года), судя по всему, пройдет в мажорной тональности. Согласно первым, пока еще осторожным оценкам, качество красных вин — основного ресурса бордоского благополучия — в 2016 году можно оценить на отлично. И впервые в XXI столетии авторитетный британский винный журнал Decanter написал в своем обзоре про «урожай века».

Столь откровенного оптимизма перед началом кампании En Primeur виноделы Бордо не выказывали уже несколько лет. Долгие четыре года — 2011, 2012, 2013 и 2014 — региону не везло не только с погодными условиями, но и с конъюнктурой рынка. Урожай 2015 года был в целом неплох, но сентябрьские дожди, пролившиеся на «левом берегу» над частью виноградников полуострова Медок, подпортили общую картину и дали наиболее суровым критикам повод понизить рейтинговые оценки. Тем не менее по итогам кампании цены на бордоские «голубые фишки» в 2015 году поднялись примерно на 20–25% по сравнению с урожаем 2014-го.

Здесь надо напомнить, что фьючерсная цена на вина ведущих замков Бордо начинает формироваться почти сразу после сбора урожая, по итогам первых профессиональных прогнозов. А в конце марта — начале апреля в Бордо на традиционную неделю дегустаций En Primeur съезжается элита мировой винной критики и винной торговли. На мнениях представителей этой элиты, высказанных в печати, в блогах и рейтингах, формируются цены. Винные шато озвучивают их с мая по июнь, а потом в течение лета и осени они корректируют их в зависимости от спроса. Само вино во время фьючерсного ралли находится на выдержке в бочках, которая у лучших шато длится от 18 до 24 месяцев. За два года может многое произойти и в жизни каждого отдельного вина, и на рынке вообще — поэтому цены могут как взлететь, так и рухнуть.

Но на этот раз причин для беспокойства у виноделов Бордо вроде бы мало. Лето было теплым и сухим, жаркий август создал все условия для обязательного (в случае с красными винами) «водного стресса», а сухой сентябрь позволил довести фенольную зрелость винограда до идеального баланса. Сорт «мерло», который хорошо вызрел и в 2015 году, на этот раз оценивается просто выше всяких похвал, но и «каберне-совиньон», доля которого во многих виноградниках «левого берега» выше, чем доля «мерло», получил возможность полноценно дополнить палитру лучших вин Медока и Грава.

На одной из первых пресс-конференций по поводу «примёров», которую недавно дали в Лондоне представители Château Lascombes (одного из топовых замков «левобережного» субрегиона Марго) главный винодел замка Доминик Фебв сказал, ссылаясь и на свое личное мнение, и на звездного консультанта Мишеля Роллана, что Château Lascombes 2016 «определенно лучше, чем образец 2010 года». Дидье Кювелье, совладелец замка Château Léoville Poyferré (еще одного знаменитого «левобережного» замка), был пока менее категоричен, но отметил в своем вине 2016 года «очарование текстуры, плодовую глубину и ароматическое богатство». Энолог этого же замка более откровенно сказал, что «надо ждать исключительного винтажа».

Еще один очень высоко котируемый винный замок, «правобережный» Château La Conseillante, также ожидает от 2016 года триумфа. Директор хозяйства Жан-Вальми Николя накануне недели «примёров» заявил, что лучше, чем в 2016 году, вино от La Conseillante «еще никогда не было».

Среди отличительных качеств вин 2016 года энологи отмечают их органолептическую сбалансированность. Вопреки жаркому лету они не очень спиртуозны. Содержание алкоголя и в Lascombes, и в La Conseillante не превышает 13%, тогда как в успешные 2009 и 2010 годы алкоголь в красном бордо часто зашкаливал за 14%.

Помешать успешному старту нового урожая может, пожалуй, только какое-то рыночное потрясение. В недавней истории таким сдерживающим фактором служило замедление роста Китая, а с лета 2016 года к этому добавились тревожные ожидания Brexit. Как известно, Китай все еще держит мировую экономику в напряжении, а британские негоцианты по-прежнему в растерянности, не понимая, какие налоги им придется платить за французское вино через два года.

Насколько этих или других угроз будет достаточно, чтобы приглушить жажду к «урожаю столетия», мы узнаем уже совсем скоро. Желание обладать вечными ценностями, на причисление к которым претендуют великие вина Бордо 2016 года, часто оказывалось сильнее бытовых страхов.

Франция > Алкоголь > forbes.ru, 28 апреля 2017 > № 2165294 Игорь Сердюк


Украина > Алкоголь > interfax.com.ua, 26 апреля 2017 > № 2154550 Андрей Мацол

Собственник "Першої приватної броварні": "Нам не трудно конкурировать с транснациональными компаниями и это доказывают наши продажи"

Эксклюзивное интервью собственника и CEO компании "Перша приватна броварня" Андрея Мацолы агентству "Интерфакс-Украина".

Вопрос: Андрей Николаевич, производство пива – это дело вашей жизни, или вы, как бизнесмен, готовы инвестировать и в другие направления?

Ответ: Я считаю, что каждый должен заниматься тем, что у него получается лучше всего. Если ты умеешь варить пиво – вари пиво. В мире есть компании, которые варят пиво уже более ста лет и ничем другим не занимаются. Они очень успешны, мы берем их практику для себя как пример.

Вопрос: Как вы попали в пивоваренную отрасль?

Ответ: Сначала я занимался дистрибуцией крепких алкогольных напитков, в 1998 году началось развитие пивного производства в Украине. Мы попробовали себя в дистрибуции пива, и у нас получилось. До 2003 года мы продавали на западной Украине продукцию компании BBH (Baltic Beverages Holding). В 2003 году я решил создать собственный экспериментальный пивзавод для Львова. Очень скоро появился спрос на нашу продукцию и в других западных областях, и мы стали наращивать мощности. В 2007 году наша компания приняла участие в проекте по энергосбережению для малого и среднего бизнеса UKEEP от ЕБРР и получила кредит в $17,6 млн. А уже в 2011 году мы совместно приобрели завод в Житомирской области.

Вопрос: Каким вы видите развитие рынка пива в Украине, начал ли он восстановление после резкого сокращения в 2015-2016 годах?

Ответ: В прошлом году рынок потерял 7,5%, за три месяца этого года – еще 5%, а с учетом погоды в апреле, я думаю, что падение будет еще большим, и уже по итогам четырех месяцев мы получим совсем другую картину. Первый квартал для нас не объемный по продажам, но показательный. На рынок пива влияет и экономическая составляющая, он не может показывать чудо на фоне сложной ситуации в экономике.

Кроме этого, стоит вопрос в создании культуры потребления пива, ведь у нас к пиву относятся как к безликой жидкости с определенным процентом алкоголя. Производители-гиганты предлагают потребителю в изобилии пластиковую тару больших емкостей по низким ценам. Создается впечатление, что продукт под названием "пиво" нужен только для одного – наполнить организм покупателя желаемым количеством алкоголя. Образно говоря, происходит перерасчет имеющихся в кошельке денег на необходимое состояние опьянения. На основе этого принимается решение – купить бутылку чего-нибудь покрепче или пластиковый бутыль дешевого пива. Конечно, продавая большие объемы, нанятые менеджеры больших компаний выполняют свои тактические задачи, но на стратегическом уровне они убивают рынок. Еще раз повторю, что потребление пива должно иметь свою культуру так, как это есть во всей Европе. Нужно уважать продукт, который производишь, и тогда можно рассчитывать на уважение со стороны потребителей.

Вопрос: Сидры и хард-лимонад сейчас вытесняют традиционное пиво?

Ответ: Частично. Даже не столько вытесняют пиво, сколько заменяют категорию слабоалкогольных напитков, с которой пиво тоже конкурирует.

Вопрос: В Украине на рынке пива конкурируют в основном четыре крупные компании – две транснациональные и две с украинским капиталом. Насколько вам трудно работать на рынке с международными игроками?

Ответ: Совершенно не трудно, и это доказывают наши показатели. За 14 лет нашего существования мы ни разу не упали ни в объеме, ни в доле рынка. Сегодня наша доля на рынке пива около 15%.

Вопрос: Вы планируете и далее ее наращивать?

Ответ: Мы планируем, и будем наращивать долю. К примеру, у каждого из наших основных конкурентов количество холодильного оборудования в торговых точках составляет около 100 тыс. единиц. Из них активно используются около 70 тыс. У нас пока установлено и активно используется 30 тыс. ед. холодильного оборудования – вот и посчитайте.

Вопрос: Вы с UBC Group сотрудничаете по закупке холодильников?

Ответ: В этом году нет. По итогам тендера мы заключили контракт с компанией Klimasan.

Вопрос: Объемы производства компании за 2016 по сравнению с 2015 годом?

Ответ: В 2015 году мы изготовили 1,75 млн гл, в 2016 – 2 млн гл пива и кваса.

Вопрос: Какова структура собственности вашей компании?

Ответ: Мне принадлежит самый большой пакет акций в нашей компании. Партнерами в уставном капитале являются Европейский банк реконструкции и развития, компания OeTTINGER – производитель пива №1 в Германии, и физические лица – граждане США, Израиля, Бельгии, Великобритании.

Вопрос: У вас два завода – во Львове и в Радомышле. Во Львове вам приходится конкурировать с Carlsberg?

Ответ: Нам по всей Украине приходится конкурировать с ними, мы – национальный производитель. У нас особые отношения со "Львовским" во Львове. У них сейчас там доля рынка примерно 38%, у нас – около 30%. Как только мы станем во Львове №1, то мы точно об этом напишем, и они это понимают. Мы делаем свою работу планомерно, системно, и не ставим цели любым способом достигать лидерских позиций. По сегодняшней динамике рынка, если ничего не изменится, в ближайшее время мы будем конкурировать с компанией Carlsberg, не только во Львове, но и по всей Украине.

Вопрос: Ваша компания также производит квас, насколько привлекательна эта категория для инвестиций?

Ответ: С квасом все просто: экономика растет – категория кваса растет, экономика в минус – квас тоже. Этот продукт покупают в основном женщины, а они обычно более бережливы, чем мужчины. Наша доля рынка 18-20%. Мы делаем квас по классической технологии на нашей производственной площадке во Львове.

Вопрос: Вы продаете пиво ресторанам в бочках? Насколько интересен этот сегмент?

Ответ: Он очень упал, начиная с 2014 года. Мы развиваемся в нем стабильно, но пока не ставим цели наращивать там долю. Сегодня продажи в этом сегменте – в районе 10% общего объема рынка.

Вопрос: Насколько загружены были ваши заводы в 2016 году?

Ответ: У нас в 2016 году, так же как и в предыдущие годы, мощности загружены практически на 100%. Каждый год мы растем. В прошлом году мощности нашего завода во Львове выросли на 30%, в этом году мы планируем добавить еще 15%. В результате общая мощность заводов компании составит 2,5 млн гл в год.

Вопрос: Это будут новые линии, на каких предприятиях?

Ответ: В прошлом году мы купили у немецкой компании KHS оборудование, и теперь будем разливать нашу продукцию в банку 0,44 и 0,5 литра. Рынок пива в банке в Украине составляет всего 6% общего объема. Мы оцениваем нашу долю на нем в 10%, так как работаем в верхнем мейнстриме и премиум-классе. Мы давно хотели поставить баночную линию, но раньше этот проект был бы крайне нерентабельным. Сейчас уже время пришло.

Кроме этого, мы запускаем производство хард-лимонада в Радомышле и заходим в категорию сидров. Также в этом году мы получили лицензию от концерна Heineken на производство Krusovice и через месяц начнем выпуск этого легендарного чешского пива.

Вопрос: Насколько продолжительным являлся процесс получения лицензии на производство пива от Heineken для вашей компании?

Ответ: Обычно процесс занимает от трех до пяти лет. Мы с ними начали общаться в 2012 году и в конце 2015 года – начале 2016 запустили производство пива Heineken по лицензии в Украине, и это еще очень быстро. Вице-президент Heineken прилетал лично с проверкой. Проверялась вся структура: от хед-офиса, торгового персонала, атмосферы и политики компании до тестирования производственных мощностей. В 2015 году компания "Перша приватна броварня" стала четвертой компанией в мире, которая получила такую лицензию от Heineken, и при этом не являясь собственностью данного концерна. Отмечу, что в США, например, до сих пор Heineken возят из Голландии.

Вопрос: Один или оба ваших завода получили лицензию на производство пива Heineken?

Ответ: Один. На два завода нет смысла ее получать, объем производства не столь велик. Heineken – это категория суперпремиум, бренд имеет на сегодня долю менее 1% рынка. Я думаю, возможно, при хорошей экономической ситуации его доля поднимется до 2%.

Вопрос: Heineken не планирует заходить на украинский рынок в условиях свободных мощностей, которые сейчас есть?

Ответ: А зачем? Им комфортно и так. Мы с ними составили долгосрочный договор, выполняем все их требования и пожелания, они как компания присутствуют в Украине.

Вопрос: Как вы считаете, новые инвесторы придут на украинский пивной рынок в ближайшие несколько лет?

Ответ: Я не вижу на сегодняшний день, чтобы кто-то из транснациональных компаний имел желание заходить в Украину. Почему? Потому что в покупке любого предприятия, загруженного на 50%, нет экономики.

Вопрос: Вашей компании – 14 лет, сколько за это время компания инвестировала в развитие?

Ответ: Для полноценного запуска завода с мощностью производства 1 млн гл в год со всем необходимым оборудованием (включая трейд-маркетинговое) необходимы инвестиции около $100 млн. Мощности нашего завода в Радомышле – 1,1 млн гл, львовского завода в этом году достигнут 1,4 млн гл.

Вопрос: Наличие ЕБРР в составе акционеров упрощает вам доступ к получению кредитных ресурсов? Каков ваш кредитный портфель?

Ответ: ЕБРР – это бренд. Все понимают, что мы прозрачная компания, которая ежегодно проходит аудит со стороны большой четверки. Нам очень просто общаться с банками. 75% нашего кредитного портфеля находится в Укрэксимбанке, потому, что мы продаем пиво в гривнях и прибыль получаем также в гривнях. Наш кредитный портфель в зависимости от сезона колеблется в пределах 1 млрд грн. Когда мы хотим инвестировать в новое направление или оборудование, мы приходим в банк, показываем свою долю на рынке, свой потенциал и просто реструктуризируем выплату кредита. Это абсолютно нормальная практика, и банки идут нам на встречу с удовольствием, потому что выдавать новый кредит банку сложнее.

Вопрос: Какая доля экспорта в общей структуре ваших продаж, и в какие страны вы поставляете свою продукцию?

Ответ: Экспорт составляет 1% наших продаж. Мы экспортируем свое пиво в около 10 стран мира – это США, Польша, Германия, Великобритания и др. Наш продукт за границей в 9-ти случаях из 10-ти потребляют украинцы, которые находятся там на заработках или эмигрировали.

Также раньше по лицензии наше пиво производилось в России. Договор был подписан в 2012 году, но мы досрочно расторгли это соглашение из-за нарушения лицензиатом правил территориальности продаж. Он продавал пиво в Крыму, а это территория Украины. Наверное, мы первая украинская компания, которая решила досрочно расторгнуть такой договор в одностороннем порядке.

Вопрос: Возможность разлива в Беларуси не рассматривали?

Ответ: У белорусов есть лицензия на "Бочкове" и "Свіжий розлив”. Также мы экспортируем туда наши эксклюзивные темные сорта пива. Этот рынок небольшой.

Наша стратегия – работать на украинском рынке, и она однозначно выигрышная.

Вопрос: В вашем ассортименте есть импортные бренды?

Ответ: Мы намерены усилить свой портфель импортными марками пива, надеемся завершить переговоры с рядом очень интересных брендов уже в этом году. При этом обязательно нужно учитывать риски, поскольку мы покупаем пиво за валюту, а супермаркет с нами рассчитывается через 120 дней в гривнях.

Вопрос: Вы используете только украинское сырье для производства пива?

Ответ: Хмель мы закупаем у немецких компаний "Хопштайнер" и "Джон Барт". В 2005-2006 годах мы пробовали работать с украинскими поставщиками хмеля, но это постоянная нестабильность качества: то у тебя горечь 15 единиц, то 22. Поэтому отказались. Все остальное – это украинское сырье.

Вопрос: Вы принимаете участие в обсуждении вопроса о повышении акцизных ставок на пиво в 2018 году? Какой размер ставок ожидается на следующий год?

Ответ: Мы не принимаем участия в обсуждениях с ГФС и Минфином. Мы общаемся только с налоговым комитетом Нины Южаниной. По моему мнению, под ее управлением это лучший комитет за все время существования украинского парламента, с ним можно вести диалог. У руководителя комитета очень высокий уровень профессионализма. Решение о повышении акциза на уровень инфляции в 2017 году абсолютно адекватное, и, если в следующем году будет принято аналогичное решение – по моему мнению, для пивоваров оно будет приемлемым.

Вопрос: Насколько выросла стоимость бутылки пива с начала 2017 года?

Ответ: На уровень акциза – это 3-4%, и вот недавно еще на 7%, поскольку выросли цены на сырье.

Вопрос: Как вы оцениваете расширение полномочий местных органов власти и их решение ограничивать продажи алкоголя после 23:00? Это отображается на уровне продаж алкогольных компаний?

Ответ: Нужно сначала спросить потребителей: насколько для них комфортно ограничение продаж, например, в Киеве в ночное время. Власть занимается не тем, чем должна заниматься, и борется с ветряными мельницами. Киевская власть, я слышал, думает о том, чтобы отменить этот запрет. Чем больше людям что-то запрещать, тем большим будет спрос. Нужно создавать новые рабочие места, привлекать инвестиции, ведь когда человек будет знать, что ему на 6:00 на работу, то он точно не будет пить после 23:00.

Вопрос: Сейчас утилизация мусора, в том числе пластиковых бутылок, является топ-темой в Украине. Как решить, по вашему мнению, этот вопрос?

Ответ: Я считаю, что строительство заводов по утилизации мусора нужно отдавать на аутсорс. Никакие дополнительные налоги на упаковку, средства от которых возможно будут направлены на ее утилизацию, не помогут. Даже воздух можно обложить налогами, но что это изменит? В Украине есть люди, которые готовы инвестировать в переработку отходов, нужно просто предоставить им гарантии для того, чтобы они смогли зайти на этот рынок. Культура сортировки мусора строится годами, я уверен, что украинцы в скором времени к этому также придут.

Вопрос: Какой процент оборачиваемости вашей стеклянной тары?

Ответ: От 50 до 60%.

Вопрос: Вы инвестируете средства в социальные проекты? Какого рода это инвестиции?

Ответ: В первую очередь это проекты "Вірні збірній", "Переможці", "AXIOS". В прошлом году мы открыли Центр практической помощи защитникам Украины "AXIOS", который обеспечивает психологическую реабилитацию, а также трудоустройство ветеранов АТО. Мы уверенны, что социальная реинтеграция бывших воинов возможна благодаря поддержке семьи и занятию любимым делом. К нам обращаются люди из зоны АТО за психологической реабилитацией, у нас есть соглашение с Генштабом, наших специалистов привлекают для реабилитации бывших пленных. Имея большой круг знакомств и контактов, мы можем общаться с компаниями и рекомендовать на работу этих людей. Основная преграда со стороны работодателя – это страх, что человек придет психически неуравновешенным. Мы, как центр "AXIOS", берем на себя ответственность за этих людей. Многие из них хотят пройти переквалификацию, закончить IT-курсы или выучить английский язык, мы им в этом помогаем.

В этом году мы присоединились к мультимедийному проекту "Переможці 2". 19 апреля вместе с организаторами презентовали обновленную выставку на НСК "Олимпийский", а дальше поедем в выставочный тур по всей Украине и не только. Героев проекта возим на матчи украинской сборной за границу, недавно одному из участников проекта – Александру Бабченко – презентовали протез для занятий кроссфитом.

Вопрос: В 2017 году ваша компания стала новым спонсором сборной Украины по футболу? Какие преимущества открывает перед компанией спонсорство и насколько это затратное направление для компании?

Ответ: Во второй половине 2016 года наша компания получила предложение от Федерации футбола Украины принять участие в тендере. А у меня давно родилась идея по формированию футбольной фан-культуры в нашей стране, я даже пробовал ее реализовать на локальном уровне во Львове. В 2008 году мы были одновременно спонсорами двух львовских команд – ФК "Карпаты" и ФК "Львов". Я предложил свою модель – быть активными в формировании культуры болельщиков. На европейских футбольных матчах я видел врачей, менеджеров среднего класса, учителей, в общем, обычных людей, которые идут на стадион после работы. Там нет фанов с фаерами, болельщики – обычные люди, которые пришли получить удовольствие от футбола и которые 90 минут поют, независимо от того, как их команда играет.

Нам интересно принимать участие в создании фан-движения, потому что, к сожалению, сегодня в нашей стране нет достаточно достижений, чтобы представить себя на международной арене. Там знают, что у нас коррупция, война, девушки красивые и больше ничего. После матча в Хорватии и первого выезда участников фан-движения "Вірні збірній", после их колоссальной и яркой поддержки нашей команды, несмотря на результат игры, хорватское газеты писали, что украинцы – это европейская, культурная, открытая нация. Поэтому "Вірні збірній" – наш социальный проект.

Вопрос: Поддержка украинской сборной, по вашему мнению, как-то повлияет на капитализацию бренда "Перша приватна броварня" и в какой перспективе?

Ответ: Без сомнения футбол – это спорт номер один в нашей стране и тот, кто поддерживает его, имеет большие шансы в ближайшем будущем бороться за позицию номер один на рынке. Я думаю, что капитализация бренда точно увеличится в ближайшие несколько лет.

Вопрос: Вы будете участвовать в следующем тендере на спонсорство украинской футбольной сборной?

Ответ: Мы будем подавать заявку обязательно. И наша задача получить поддержку не только Федерации футбола Украины, но и всего украинского народа.

Вопрос: Ваш брат – депутат Верховной Рады. Как часто вы общаетесь и следите за его политической карьерой?

Ответ: Да, мой брат – член комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности. Раньше мы общались значительно чаще, сейчас встречаемся в основном на праздники. Он мажоритарщик, прошел по округу с поддержкой в 30,18%, сейчас у него поддержка в 52%. Он постоянно ездит в села, общается с людьми, он этим живет. В округе Роман (брат - Роман Мацола) постоянно организовывает какие-то программы помощи, гранты на поддержку региона. Кстати, в феврале он возглавил рейтинг депутатской активности по результатам мониторингового проекта гражданской сети ОПОРА. Он на своем месте, и, если бы такой уровень желания работать был у всех депутатов, то в Украине многое бы изменилось в лучшую сторону значительно быстрее.

Украина > Алкоголь > interfax.com.ua, 26 апреля 2017 > № 2154550 Андрей Мацол


Франция > Алкоголь > forbes.ru, 31 марта 2017 > № 2124403

В начале было пиво: как в честь напитка назвали Солнечную систему

Игорь Сердюк

Винный критик

Монастырское пиво с трехвековой традицией дало название недавно открытой Солнечной системе.

Минувший февраль запомнился открытием западных астрономов, которые обнаружили в созвездии Водолея на расстоянии 39,5 световых лет от Земли новую Солнечную систему, подобную нашей. На трех из семи планет этой системы вероятны подходящие для жизни условия. Звезда, вокруг которой вращаются экзопланеты, известна как Траппист-1. Резонанс от этой новости был, наверное, меньше, чем рассчитывали представители NASA, созвавшие по данному поводу экстренную пресс-конференцию. Доказательства существования внеземной жизни публике представлены не были, и после нескольких дней обсуждения новость исчезла с лент информационных агентств. Название далекой звезды, которая для кого-то, возможно, так же важна, как для нас важно Солнце, увы, осталось без комментариев. А любители пива могли бы многое про это название рассказать!

Trappist beer (или, по-русски, траппистское пиво) — одна из высших ценностей пивного мира. Это настоящее монастырское пиво с более чем трехвековой традицией. Сегодня его производят в 11 монастырях и аббатствах при условии соблюдения нескольких правил, главное из которых запрещает пивоварам делать коммерческий интерес своего производства первостепенным.

Историческое аббатство La Trappe, основанное в XII веке, находится в сотне километров к северу от Парижа, близ селения Солиньи. В далеком Средневековье это затерянное в нормандских лесах аббатство было окружено рвом, перебраться через который можно было по единственному откидному мосту. Благодаря ему аббатство, скорее всего, и получило свое название (одно из значений французского слова la trappe — как раз «откидной мост»). Долгое время аббатство входило в Цистерцианский орден, но в шестидесятые годы XVII века, когда монашескую общину возглавил Арман Жан ле Бутилье де Рансе, крестник небезызвестного кардинала Ришелье, здесь был основан новый Цистерцианский орден Строгого соблюдения, призванный «вернуть братию в русло истинной веры» и послужить примером аскетичного служения во времена всеобщего падения нравов. В это же время, согласно некоторым источникам — в 1685 году, в аббатстве появляется пивоварня, источник «жидкого хлеба» монахов. Орден Строгого соблюдения становился могущественнее, и только во Франции траппистское пиво варили не менее девяти монастырей. Однако великая и ужасная французская революция не пощадила первых траппистов. После антиклерикального декрета 1790 года аббатство Солиньи было разорено, многие монахи казнены, а уцелевшие разбрелись по Европе. Во времена Реставрации часть их вернулась, и к 1832 году La Trappe отстроили заново, но производство пива на историческом месте уже не возобновлялось.

Традиция монастырского пивоварения существовала в нескольких европейских странах — особенно там, где климат не позволял выращивать виноград. После исхода траппистов из Франции сразу несколько монастырей Бельгии, Голландии и Германии продолжили траппистскую традицию. Голландская монастырская пивоварня De Koningshoeven получила право выпускать пиво с торговой маркой La Trappe и подписью Authentic Trappist Product на логотипе. А в 1997 году восемь производителей монастырского пива (шесть из них бельгийские) объединились в Международную траппистскую ассоциацию (ITA), призванную защищать идеалы траппистского движения и следить за чистотой рядов. Сегодня в ITA входят 11 производителей из Бельгии, Нидерландов, Германии, Австрии, Италии и США. Ассоциация траппистов остается открытой для новых членов, а учитывая международный характер объединения, устав оставляет достаточную свободу при выборе технологии и стиля производимого пива. Но беспрекословными остаются три правила. Первое — формальное. Пиво должно производиться в стенах траппистского монастыря либо самими монахами, либо под их непосредственным контролем. Второе правило предписывает, чтобы пивоварня сохраняла второстепенное значение для жизни монастыря, производство не должно вступать в противоречие с монастырским укладом. Наконец, третье и все-таки главное правило траппистов гласит, что пивоваренное производство не должно генерировать прибыль. Доход от реализации пива может покрывать производственные затраты, идти на благоустройство монастыря и его территории, но всякая остаточная сумма направляется на благотворительность.

По всем трем вышеозначенным причинам траппистское пиво смогло даже в эпоху глобализации сохранить аутентичный, «артизанальный» характер. Как правило, это пиво верхового брожения, очень ароматное и довольно крепкое. В зависимости от содержания солода, плотности и крепости сорта траппистского пива подразделяются на Enkel, Dubbel и Tripel (что по-фламандски значит «одинарное», «двойное» и «тройное»). Самые крепкие среди траппистских сортов пива — La Trappe Quadruppel («Четверное») от голландской пивоварни Koningshoeven c 10% алкоголя и темное Gregorius от австрийской Engelszell с 9,7%.

И по градусу, и по способу выдержки, которая часто продолжается в бутылках, и по богатому фруктово-кремовому аромату это пиво больше напоминает вино, чем пиво в привычном и массовом представлении.

Оно выпускается ограниченными тиражами — от всего лишь 2000 л в год, как Engelszell или Tre Fontane, до 145 000 л, как Koningshoeven. Его цены существенно выше пивного мейнстрима (в Москве можно найти несколько марок траппистского пива примерно по 500 рублей за бутылку), но ценителей это не останавливает. Для многих такая бутылка — заветный объект желания, ради которого наиболее увлеченные «бирофилы» готовы отправиться в паломничество. Непосредственно в монастырях, как правило, можно купить patersbier — пиво, которое вообще нигде больше не продается, а делается монахами для собственного потребления (как, например, Chimay Doree или Petite Orval). Некоторые монастыри пускают паломников на ночлег, но это происходит только в том случае, если гостю удастся доказать свой «нетуристический» интерес.

Доподлинно неизвестно, входят ли астрономы, открывшие в 2016 году новую звездную систему в созвездии Водолея, в армию поклонников траппистского пива. Но мы точно знаем, что эту группу ученых возглавлял бельгиец Микаэль Жийон, и можем предположить, что благодаря ему холодный тусклый красный карлик 2MASS J23062928-0502285, обнаруженный с помощью роботизированного телескопа со сложным и до странного длинным названием Transiting Planets and Planetesimals Small Telescope, обрел замечательное анаграмматическое название Trappist-1. И кто знает, чем обернется для нас эта история с такими похожими на Землю экзопланетами? Может быть, еще придется переселяться куда-то в ту сторону — и в первой строке Сверхнового межгалактического завета какой-нибудь не лишенный чувства юмора космонавт выведет: «В начале было пиво»…

Франция > Алкоголь > forbes.ru, 31 марта 2017 > № 2124403


Армения > Алкоголь > agronews.ru, 4 марта 2017 > № 2121245 Артур Саркисян

Армянский Вайоц Дзор может стать новой Бургундией.

У виноделия в Армении очень большие перспективы развития, а винодельческий район Вайоц Дзор вполне может стать новой Бургундией для мирового рынка, сказал в интервью Sputnik Армения глава Союза сомелье и экспертов России Артур Саркисян.

— Артур Георгиевич, какое место занимает армянское вино на российском рынке на данный момент? — На данный момент Армения не воспринимается на российском рынке как винная страна. Каждый раз, когда я провожу мероприятия, дегустации, люди удивляются и в то же время радуются тому, что, оказывается, Армения производит не только коньяк и плодовые вина, но и качественные виноградные вина мирового уровня, на которые стоит обратить внимание. Создание имиджа винной страны — это огромная работа, в которой должны быть задействованы не только сами виноделы, но и правительство Армении. Необходима и финансовая, и информационная поддержка на государственном уровне. Начинать надо с продвижения национального виноделия в самой Армении, на внутреннем рынке. К сожалению, лишь немногие в Армении знают, что в стране производятся отличные вина. Хотя для распространения информации имеются абсолютно все возможности, в отличие от России, например, где любая реклама алкоголя строго запрещена.

К моему большому сожалению, на российском рынке сегодня присутствует некачественный продукт, который, я считаю, позорит Армению. Представьте, человек никогда не пил армянское вино и, открыв бутылку с надписью «Сделано в Армении», понимает, что это некачественный напиток…Такой продукт наносит огромный вред, «ломает» будущий рынок, который сейчас можно и необходимо развивать. Я считаю, что Россия — один из самых перспективных рынков для вин из Армении. Это видно по реакции людей на лучшие вина страны, собранные в портфеле «Новой винной компании». К сожалению, без поддержки на национальном уровне, в ситуации информационного вакуума процесс продвижения вин Армении на российском рынке идет медленно, хотя потенциал виден, и объемы экспорта качественных вин из Армении постепенно растут. Я надеюсь, что эту проблему удастся обсудить на встрече с министром сельского хозяйства Армении, которая планируется в ближайшее время. …

Армения > Алкоголь > agronews.ru, 4 марта 2017 > № 2121245 Артур Саркисян


Россия. ЮФО > Алкоголь > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065813

Винодельческое хозяйство Alma Valley вошло в число первых четырех производителей вина в России, получивших лицензию на маркировку вин защищенным географическим указанием, сообщили РИА Новости на предприятии.

Крымское объединение "Массандра" первым в России начал розлив вина с защищенным географическим указанием (ЗГУ) в ноябре прошлого года, получив соответствующую лицензию. Категория ЗГУ гарантирует потребителю, что вино соответствует нормам качества и что содержимое бутылки произведено именно из собранного в регионе винограда (не менее 85%).

"Винодельческое хозяйство Alma Valley вошло в число первых четырех производителей, получивших лицензию на производство вин с защищенным географическим указанием", — рассказали на предприятии.

Кроме Alma Valley лицензию на выпуск вин с защищенным географическим указанием получили предприятия "Массандра", "Новый Свет" и "Солнечная Долина", все они расположены в Крыму. "До сих пор многие предприятия, выпускавшие вино с "крымской" символикой на этикетках, использовали импортное сырье, самые дешевые виноматериалы ввозились "балком" из самых удаленных уголков мира и разливались на крымских винзаводах. Потребитель таким образом вводился в заблуждение и принимал посредственные, второсортные вина за настоящие крымские. К сожалению, такая практика получила распространение не только в Крыму, но и в других областях", — сообщил генеральный директор Alma Valley Андрей Григорьев.

Alma Valley использует исключительно крымский виноград, выращенный на собственных виноградниках в Альминской долине Крыма. В планах компании в течение 2017 года перейти на выпуск всех вин своего ассортимента в категории ЗГУ, а по мере проработки необходимых нормативных документов оно будет переводить свои "топовые" позиции в высшую классификационную категорию "защищенное наименование по месту происхождения" (ЗНМП).

По данным Крымского бюро винограда и вина, лицензиями на промышленное производство вин и коньяков в Крыму и Севастополе обладают 28 предприятий. Среди наиболее известных и крупных виноделен – "Массандра", "Инкерман", "Новый Свет", "Золотая Балка", "Alma Valley", "Коктебель", "Солнечная долина", "Легенда Крыма".

Максим Грознов.

Россия. ЮФО > Алкоголь > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065813


Россия > Алкоголь > forbes.ru, 1 февраля 2017 > № 2057826 Александр Мечетин

Пещеры Али-Бабы. Как пополнить бюджет на 300 млрд рублей за счет борьбы с нелегальным алкоголем

Александр Мечетин

Forbes Contributor

Председатель правления ПАО «Синергия»

Главным резервом повышения доходов бюджета является улучшение администрирования налогов

Алкогольная отрасль всегда была важной частью экономики России. Это неудивительно, ведь она была исправным поставщиком бюджетных доходов все это время. В сегодняшних условиях, когда страна находится под давлением международных санкций и ее экономика стагнирует, повышение эффективности администрирования налогов становится ключевой задачей бюджетной политики. Какие меры нужно предпринять в первую очередь?

Одна из основных характеристик алкогольной индустрии — это высокое налоговое бремя. Помимо акцизных платежей в размере 100 рублей с одной бутылки водки емкостью 0,5 л, на каждые из этих 100 рублей приходится налог добавленной стоимости в размере 18%. Отрасль вносит значительные суммы, исчисляемые десятками миллиардов рублей, как в федеральный, так и в региональные бюджеты в пропорции 60/40%.

В 2015 году легальные производители выпустили около 650 млн литров водки, бюджетные поступления составили около 130 млрд рублей. На первый взгляд цифра не маленькая, но соответствует ли размер выплаченного размеру выпитого? Если основываться на разных источниках по потреблению, то не соответствует примерно в два раза. Действительно, за последние 10 лет легальный рынок стремительно уменьшился примерно в два раза, со 140 млн дал (дал = 10 литрам) до 65 млн дал. Стали ли россияне пить в два раза меньше? Верится с трудом. Цифры сопредельных государств и независимых агентств подтверждают: потребление крепких напитков можно оценить в объеме более 10 литров на человека, или примерно 150 млн дал по России.

Таким образом, потенциальный размер ежегодных акцизных платежей с крепкого алкоголя без учета налога на добавленную стоимость может составлять 300 млрд рублей, примерно половина этих денег собирается сейчас. Следует отметить, что потенциал роста поступлений в полной мере понимает Минфин, который проводит как никогда ранее эффективную политику по улучшению администрирования. Благодаря этим усилиям в 2016 году за период с января по август государство получило 98 млрд рублей, на 24% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Однако для прихода к заветной цифре 300 млрд рублей этого, видимо, недостаточно, нужно реализовать комплекс мероприятий по трем направлениям, можно сказать, вскрыть три пещеры Али-Бабы.

Пещера первая

Нелегальная продукция в легальной рознице

Это покажется удивительным, однако данные Росстата демонстрируют объем продаж в легальной рознице около 90 млн дал в 2015 году, и это при 65 млн дал легального производства, то есть каждая третья бутылка, которая продана в магазине с государственной лицензией, на которую нанесена акцизная марка, фактически является нелегальной (с нее не заплачены налоги). Эта возможность для пополнения бюджета наиболее легко реализуема, собираемость по этому каналу должна приближаться к 100%.

В 2016 году в розничное звено была внедрена единая государственная автоматизированная информационная система учета алкогольной продукции (ЕГАИС). Теперь важно научиться пользоваться этой системой и на основе ее данных принимать меры по проверке конкретных налогоплательщиков. Целесообразно, чтобы система работала как база с открытым доступом, чтобы любые заинтересованные государственные органы или профессиональные участники рынка могли иметь к ней доступ и получать информацию в удобном формате. Минфину необходимо продолжить политику по привязке акцизной марки к размеру уплаченных налогов. Размер сокровищ в этой пещере — 70 млрд рублей в год дополнительных поступлений.

Пещера вторая.

Розница без ЕГАИС и лицензий

Говоря о полноценном использовании ЕГАИС в рознице, нужно отметить, что, по экспертным данным, сегодня около 20% торговых точек к ней не подключено. Фактически они годами работают без лицензий, продавая 15–20 млн декалитров алкогольной продукции, на чем государство теряет еще 40 млрд рублей акцизных сборов. Оставшийся вне системы контроля канал сбыта является источником серьезных опасностей. И в первую очередь для здоровья потребителей.

Потенциально видится два инструмента для решения этой проблемы: первый — повышение мотивации региональных властей, второй — либерализация условий работы розницы. Основным стимулом для региональных властей при активизации борьбы с нелегальной торговлей может стать перенос региональной части акцизов с места производства на потребление. По принципу: у кого больше легальный рынок, тот и получает основные средства. В такой ситуации каждый регион будет в состоянии собственными силами повлиять на рост собираемости акцизов и размер своей доли в региональном акцизе. В данном направлении Минфин уже сделал первые шаги, выйдя с предложениями об изменении Налогового кодекса, поправки будут тестировать ситуацию в этой области через перенос первых 10% налога на потребление.

Другим важным решением, которое могло бы способствовать как легализации российского рынка, так и повышению сбора акцизов, может стать либерализация торговых условий. Сегодня существуют временные ограничения на продажу алкоголя, это создает в ночное время уникальную торговую монополию для нелегальных производителей. Фактически ограничение работает только для законопослушных точек.

То же самое можно сказать про дистанционные ограничения для розничных точек, торгующих алкоголем. Их удаленность от образовательных, медицинских, социальных учреждений в среднем должна составлять не менее 100 м. Суть этого ограничения также не очевидна. Полагаю, что для посетителя поликлиники или школьника близость или удаленность торговой точки с алкоголем не является мотивирующим фактором для его приобретения. Тем более что существуют правила продажи алкоголя, и продавец в сомнительном случае обязан попросить документ о возрасте покупателя. Идея такого дистанционного ограничения абсолютно популистская и при отсутствии эффективного контроля приводит к снижению конкуренции, возникновению новых нелицензированных точек.

Еще один пример из этой области — ограничение минимальной торговой площади в 50 кв. м для получения лицензии на продажу спиртного. Почему семья, которая является субъектом малого бизнеса, о развитии которого мы все так много говорим, не может открыть торговую точку размером 30 кв. м при наличии ЕГАИС и уплате всех налогов, не понятно.

Резюмируя, скажу, что одновременно с переносом региональной части акциза на потребление необходимо разрешить ночную торговлю алкоголем, дистанционно не ограничивать местонахождение магазинов и их площадь, разрешить интернет-торговлю. Это позволит добраться до сокровищ во второй пещере и увеличить поступления в бюджет примерно на 40 млрд рублей ежегодно.

Пещера третья.

Самая закрытая. Боярышник

Следующая существенная возможность увеличить собираемость акцизов на 60 млрд рублей — жесткая регуляция оборота спиртосодержащей продукции двойного назначения.

Это прежде всего суррогатный алкоголь, медицинские настойки, различные технологические присадки на основе этилового спирта, продающиеся в хозяйственных магазинах. Вся эта продукция сегодня находится вне акцизной составляющей благодаря различным формулировкам в описании товара, а объем ее продаж достигает 30 млн декалитров в год.

Главная сложность в решении означенной проблемы заключается в том, что этот потребитель на ежедневной основе покупает большое количество подобного товара по низкой цене. Вполне возможно, что государство, ограничив продажу суррогатов, спровоцирует переход этого бюджетного, мягко говоря, потребителя на еще более вредные, откровенно угрожающие его здоровью спиртосодержащие жидкости. Здесь возможны два пути. Первый — из разряда радикальных и маловероятных: снизить ставку акциза как минимум в два раза, что позволит малообеспеченному слою переключиться на легальную продукцию. Второй заключается в методичной и постепенной легализации этого рынка путем ограничения продаж спиртосодержащих жидкостей. Необходимо выведение их из списка лекарственных препаратов, запуск системы ЕГАИС на спиртовых заводах, которые производят спирт для медицинских целей. Запрет на производство продукции потенциально двойного назначения.

Назрело повышение уголовной ответственности и расширение правоприменительной практики за подделку акцизной марки, за нелегальное производство и дистрибуцию спиртных напитков. Следовательно, здесь требуются совместные усилия Мин­здрава, Росалкоголя, МВД и Министерства финансов.

Часть мероприятий, описанных в данной статье, уже реализуется Минфином, и необходимо отметить, что достаточно успешно. В январе — августе 2016 года сбор акцизов вырос на 19,1 млрд рублей, и, опираясь на эту положительную динамику, представляется вполне реальным поэтапно, в течение нескольких лет поднять уровень легализации рынка с текущих 45% по итогам 2015 года до примерно 90% в 2017–2020 годах.

Россия > Алкоголь > forbes.ru, 1 февраля 2017 > № 2057826 Александр Мечетин


Россия > Алкоголь. СМИ, ИТ > minpromtorg.gov.ru, 9 января 2017 > № 2030310 Денис Мантуров

Денис Мантуров: Решение о торговле спиртным в интернете будет принято в 2017 году.

О мерах поддержки российской промышленности в новом году, дополнительном пакете решений для увеличения спроса на отечественную продукцию, прогнозе по индексу промпроизводства на 2017-й, поддержке сотрудников ведомства и промпредприятий путем предоставления квартир, а также о том, когда будет разрешена торговля алкоголем в интернете, рассказал в интервью корреспонденту «Известий» Виктору Жирову министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров.

— Удалось ли договориться с Минфином о финансировании на 2017 год в желаемом объеме?

— Все направления по линии Минпромторга на 2017 год мы согласовали с Министерством финансов. Коллеги нас поддержали. Я не помню ни одного года, когда бы мы не находили компромиссное решение, которое, с одной стороны, обеспечивает поддержку промышленности, а с другой — предусматривает развитие. Ну и по каким-то проектам это развитие продолжается.

Помимо средств, предусмотренных на поддержку отраслей промышленности в федеральном бюджете, существуют также отдельно принятые решения президента и председателя правительства в части дополнительной поддержки спроса, например, по автомобилям, сельхозмашиностроению и ряду других отраслей промышленности.

Бюджет у нас делится на несколько составляющих. Во-первых, бюджет развития в части НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. — «Известия») по широкому направлению отраслей промышленности. Второе направление — это компенсация затрат по процентам на создание и модернизацию мощностей. Третье — продвижение продукции за счет компенсаций по скидкам. Последнее касается как внутреннего спроса, так и отдельного пакета решений по экспорту, который был принят правительством на трехлетний период и подтвержден на 2017 год. Меры поддержки распространяются и на компенсацию процентов по кредитам, и на часть затрат, которые предприятия несут по доставке своей продукции в части логистики.

Новая мера, которую мы опробовали на автопроме и сельхозмашиностроении, — сертификация и омологация продукции, которая будет поставляться на внешние рынки тех стран, где выставляют отдельные требования. Эта мера теперь будет распространяться и на другие отрасли. В целом могу сказать, что мы удовлетворяем запросы, которые были и есть у промышленных предприятий тех отраслей, где есть необходимость в государственной поддержке.

— Какой объем средств будет выделен на развитие и поддержку промышленности в следующем году?

— Что касается нашего бюджета, лимиты составят около 250 млрд рублей. Это то, о чем я рассказывал, — где есть составляющая НИОКР и модернизации. Кроме того, запланирован отдельный пакет решений в объеме 107,5 млрд рублей, который будет приниматься в 2017 году. Здесь речь идет как раз о дополнительной поддержке спроса по отраслям промышленности — в первую очередь это автопром, сельхозмашиностроение, дорожно-строительная техника и легкая промышленность.

Отдельной мерой, впервые примененной в 2016 году, является компенсация скидок, которые предприятия будут предоставлять по пилотным партиям для потребителей в рамках импортозамещения — это касается прежде всего инвестиционного машиностроения.

Названные меры применимы к продукции, которая только выходит на рынок, и здесь мы в том числе учитываем интересы потребителей. Это новый механизм, который будет использоваться для пилотных партий, а затем продукция будет реализовываться уже на рыночных условиях. В этом основной смысл субсидии — помочь сделать первый шаг на рынок.

— Когда будет принято окончательное решение о выделении дополнительных средств в объеме 100 млрд рублей?

— Окончательное решение уже принято. Надо только дождаться выхода акта правительства, в котором будут предусмотрены эти мероприятия.

— Как изменится сумма поддержки по сравнению с 2016 годом?

— Изменения будут несущественные, объем средств практически сохранится на уровне 2016 года. Но, как показала практика, в течение года всё равно происходит определенная коррекция. Мы перераспределяем объем средств где-то внутри программ, где-то перебрасываем средства между ними. Этот процесс всегда происходит оперативно, здесь правительство идет нам навстречу.

— Каков прогноз министерства по промпроизводству на 2016 и 2017 годы?

— Что касается индексов промышленного производства, здесь мы согласимся с мнением экспертов и Минэкономразвития в том, что в 2016 году будет около 0,5% роста. Что же касается обрабатывающих отраслей промышленности — тут ожидается значительное улучшение по сравнению с 2015 годом (в 2015 году — 94,6%, прогноз на 2016 год — 99,6%). Это будет хороший результат с учетом принятых мер поддержки. Притом общее снижение по обработке произошло в основном за счет металлургии и легковых автомобилей, которые достаточно серьезно влияют на общие индикаторы.

В 2017 году, я уверен, по обработке у нас будет плюс. Боимся загадывать, но по нашим предположениям будет рост от 1 до 2%, исходя из индекса PMI (показатель спроса на продукцию инвестиционного машиностроения), который растет с июля. Сейчас индекс PMI находится на уровне 54%, что позволяет нам ожидать по итогам 2017 года оптимистичного сценария, если не произойдет никаких экономических коллапсов.

В целом я думаю, что в следующем году мы будем близки к общим индикаторам по промпроизводству на уровне 1,1–1,6%.

— После начала действия программы импортозамещения в каких отраслях вы видите наибольший потенциал?

— Это, в частности, фармацевтика. Мы начали заниматься этой отраслью еще в конце 2007 года и активно продолжили с 2009 года. Все плановые мероприятия (стратегии, программы) реализуются и дают те плоды, которые мы с вами видим. По результатам декабря 2016 года мы вышли на показатель более 76% по списку жизненно важных лекарственных препаратов (ЖНВЛП) российского производства — это более 500 международных непатентованных наименований лекарств. Мы исходим из того, что к 2018 году мы должны достичь 90% от перечня ЖНВЛП, что абсолютно реально.

Обязательно нужно сказать о том, что мы далеко продвинулись по гражданскому авиа- и судостроению, по радиоэлектронике. По нефтегазовому машиностроению у нас просто колоссальный рывок. В этом году на газовом форуме в Санкт-Петербурге мы вместе с Алексеем Борисовичем Миллером (председатель правления ПАО «Газпром». — «Известия») и Виктором Алексеевичем Зубковым (специальный представитель президента России по взаимодействию с Форумом стан — экспортеров газа. — «Известия») проходили по номенклатуре, которую сегодня заместили наши предприятия, — мы идем с существенным опережением за счет командной работы, производителей, потребителей, науки. Только комплексный подход по всем направлениям плана по импортозамещению позволил достичь таких результатов.

Также следует отметить сельхозмашиностроение, где на протяжении последних трех лет по зерно- и кормоуборочным комбайнам, навесному оборудованию и энергонасыщенной технике — тракторам — в 2016 году был рост на 68%. Это небывалый результат: мы закрыли больше 50% рынка своей техникой. Такого не было никогда. Мы начинали с доли рынка в 18% в 2007–2008 годах, а сегодня заняли уже 54%.

Все отрасли показывают позитивную динамику за исключением, к сожалению, автопрома. В 2016 году здесь всё равно будет снижение по сравнению с 2015 годом в пределах 9–10%. Весь автопром тянет вниз, конечно, легковой транспорт — минус 11%. А если брать сегмент грузовиков, автобусов и легкого коммерческого транспорта, все они в существенном плюсе. В частности, по автобусам зафиксирован рост более чем на 14% по результатам 2016 года. Но если мы говорим о рынке и общем объеме производства (с учетом того, что мы хотим выйти в 2016 году на 1,3 млн единиц), конечно, легковой транспорт исчисляется сотнями тысяч, и это существенно влияет на общие показатели.

При этом, надо отметить, всё чаще используются российские комплектующие и автокомпоненты, начиная от материалов и заканчивая запчастями и агрегатами. Этот локомотив тянет за собой и химическую отрасль — полимеры и пластики, а также кожу.

Так, например, сейчас активно развивается кожевенный завод в Рязани — с учетом модернизации и запуска новых направлений за счет предоставления льготного займа от Фонда развития промышленности. Заводу были также компенсированы проценты по «оборотке» (кредитам на пополнение оборотных средств. — «Известия»), а предприятия автопрома и авиапрома сделали целевые заказы. Ряд авиакомпаний, в частности S7, закупают российскую кожу для интерьера самолетов. Развитию способствует и специальное решение правительства на запрет вывоза сырых шкур, поскольку у нас образовался дефицит сырья. В целом в 2016 году объем производства кожи вырос на 6%.

— Какие меры поддержки экспорта российской металлургической продукции сейчас рассматриваются?

— Относительно поддержки экспорта могу сказать, что по глубоким переделам мы действительно готовы поддерживать металлургическую продукцию, где формируется существенная добавленная стоимость. Это все те меры, которые сегодня «зашиты» в проект программы «Промышленная кооперация» и которыми занимается Российский экспортный центр.

Кроме того, наша функция — давать импульс импортозамещающим и экспортно ориентированным проектам, направленным на создание добавленной стоимости в России. То есть не ограничиваться ролью поставщика ресурсов, а выстраивать производственные цепочки полного цикла — от подготовки сырья до выпуска конечной продукции. В этой логике Фонд развития промышленности уже профинансировал создание 16 новых производств в сфере металлургии и металлообработки на сумму 3,6 млрд рублей.

Помимо финансовых, есть еще и административные меры — продвижение продукции наших предприятий, в том числе и металлургических, за счет участия в межправкомиссиях, торговых представительствах и бизнес-миссиях. Поэтому металлурги могут рассчитывать на все меры поддержки, которые адресованы широкому спектру отраслей именно в сфере глубоких переделов с высокой добавленной стоимостью.

— На каком этапе сейчас находится оформление госсубсидий для «Мечела»?

— О субсидиях речь не идет. Имеется в виду предоставление льготных займов от Фонда развития промышленности, которые запрашивала компания. Один заем на сумму 255 млн рублей они уже получили — для Белорецкого металлургического комбината, который входит в состав «Мечела». Также подана заявка на второй заем, и она рассматривается в фонде.

Здесь подразумевается расширение ассортимента рельсовой продукции на Челябинском металлургическом комбинате. Если заявка будет удовлетворять критериям и задачам фонда, то она будет рассмотрена экспертным советом фонда. Речь идет о льготном займе под 5% по максимальной планке для ФРП — 300 млн рублей.

— Ваше ведомство занялось написанием стратегии развития электронной торговли. Какой результат вы ожидаете, чего хотите достичь в этой области?

— Мы стали активно заниматься этим вопросом, поскольку электронная торговля имеет тенденцию к существенному ежегодному росту: в 2016 году в России он составил 30% по отношению к 2015 году.

В данном случае мы не отделяем внутреннюю электронную торговлю от внешней. Мы готовим комплексный документ для двух направлений. Наша задача в части развития экспортных электронных площадок — увеличить к 2018 году количество участников этой торговли как минимум до 5 тыс. Сейчас это пока менее 150 компаний, но на следующий год мы ставим задачу удвоить, а потом кратно увеличивать эту цифру, используя через РЭЦ все доступные механизмы, которые уже заложены. Естественно, это в основном малые и средние предприятия.

С этими компаниями мы должны выстроить нормальный оперативный режим взаимодействия, чтобы они не стучались в закрытую дверь и знали, как и какими инструментами можно воспользоваться. Для этого в РЭЦ будет создана сеть территориальных органов по стране.

Исходя из мирового опыта планируется создание внутри страны разветвленной сети территориальных подразделений экспортного ведомства, которая бы обеспечивала режим одного окна для компаний.

— В декабре у вице-премьера Игоря Шувалова прошло совещание по приватизации. Какие у вашего ведомства планы в этой программе?

— Я не могу сказать, что у нас широкий перечень предприятий на 2017 год. Массовый этап отчуждения и приватизации уже был реализован в предыдущие годы. Всё это происходило на фоне формирования глобальных интегрированных структур, в частности госкорпорации «Ростех», куда было включено огромное количество предприятий — на моей памяти их было более 600. В будущем мы продолжим практику укрупнения интегрированных структур, в том числе будем вносить активы в «Ростех». Однако пока ничего глобального в новом году с нашей стороны не планируется.

Что касается имущества, не используемого нашими подведомственными ФГУПами, есть договоренность с корпорацией АИЖК: это имущество мы будем передавать им, чтобы они уже использовали его в хозяйственном обороте. Речь идет либо непосредственно о помещениях и землях для строительства жилых комплексов, либо об использовании средств от продажи имущества на приобретение квартир для сотрудников наших предприятий, нашего ведомства и коллег из других ведомств. Здесь мы используем свои возможности, чтобы мотивировать работников предприятий и ведомств предоставлением квартир — где-то в качестве служебного жилья, где-то в собственность.

— Какие меры рассматривает ваше ведомство в части контроля за оборотом этилового спирта в связи с недавними отравлениями в Иркутске?

— Сейчас действуют четыре предприятия, которые относятся к нашему ведомству и производят спирт для медицинских целей. Все они частные. В свое время было принято постановление правительства с переходным периодом, который как раз закончился 1 января 2017 года. С этой даты на предприятиях, которые производят медицинский этиловый спирт, будет внедрена система ЕГАИС. Как раз недавно мне доложили, что на всех линиях этих предприятий система уже установлена. Поэтому здесь я не вижу повода для опасений с точки зрения исполнения требования правительства добросовестными производителями.

Что касается метилового спирта — это сильнодействующее отравляющее вещество, яд. У нас в нормативных актах четко сформулированы цели, для которых используется метиловый спирт. За иное, не указанное в законе применение этого вещества наступает уголовная ответственность.

— Когда будет разрешена продажа алкоголя в интернете?

— В целом мы уже провели работу в части укрупнения интегрированных структур, и я не вижу серьезных противоречий с коллегами из других ведомств, у которых были более жесткие требования в этой части. Сегодня практически все пришли к единому мнению, что нужно допустить алкогольную продукцию в электронную торговлю, но при этом сформировать правильные механизмы ее контроля. Я думаю, что в 2017 году решение будет принято.

Россия > Алкоголь. СМИ, ИТ > minpromtorg.gov.ru, 9 января 2017 > № 2030310 Денис Мантуров


Россия > Алкоголь > agronews.ru, 31 декабря 2016 > № 2023933 Олег Фомичев

Олег Фомичев: минимальная розничная цена на водку должна быть в пределах 120–130 рублей.

Россияне стали покупать меньше алкоголя в 2016 году по сравнению с прошлым годом. По данным Росстата, падение коснулось практически всех спиртных напитков — водки, ликеров, коньяков, бренди, вина, шампанского и пива. По мнению экспертов, это связано с тем, что за счет демографической ямы, в которую Россия провалилась в 1990 году, за последние 10 лет потребителей алкоголя стало меньше на 8–9 млн человек. Иркутская трагедия, унесшая жизни десятков человек из-за отравления суррогатами, доказала, что проблема алкоголизации в РФ присутствует, и регулирование этого рынка требует более пристального внимания. В преддверии Нового года, когда продажи спиртного в стране традиционно растут, мы побеседовали с замминистра экономического развития РФ Олегом Фомичевым.

— На протяжении года активно обсуждалась тема регулирования алкогольного рынка. Недавно рабочая группа при Минэкономразвития сошлась во мнении, что регулировать рынки пива, вина и крепких напитков надо раздельно. Когда эти поправки могут быть разработаны и приняты? И какие технологические сложности в этом есть?

— Это задача нетривиальная, но я надеюсь, что за следующий год совместными усилиями мы такие поправки подготовим. Действующее законодательство базируется на общем понятии алкогольной продукции, к которой применяется унифицированное регулирование. Понятие алкогольной продукции уравнивает пиво, вино и крепкие напитки, хотя между ними множество различий, начиная от производства и заканчивая моделью потребления.

Пытаясь решать задачу, в первую очередь связанную с водкой, мы, к сожалению, очень негативно повлияли на рынки пива и вина, в связи с чем недавно и началась дискуссия об отдельном регулировании оборота и производства пива. Однако после обсуждения все заинтересованные участники рабочей группы, включая производителей пива, вина и крепкого алкоголя, пришли к выводу, что не нужно выделять в отдельное законодательство отдельные сегменты. Надо регулирование выстраивать так, чтобы учитывать особенности этих трех крупных сегментов. И это требует не просто поправок в 171-й закон (Федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» №171-ФЗ. — Прим. ТАСС), это требует фактически его новой концептуальной редакции. Будет часть с общими положениями и, условно, еще три главы — по вину, пиву и крепкому алкоголю.

— А успеете за год проделать такую большую работу — полностью переписать закон?

— Мы на это рассчитываем. Принять до конца следующего года, я практически уверен, не получится, а разработать должны успеть. Сложности добавляет факт, что разработка законопроекта — «очень межведомственная» задача. Минэкономразвития выступает в роли координатора, поскольку разные ведомства являются головными по разным разделам этого закона. Основным регулированием занимается Минфин, в меньшей степени — Минпромторг и Минсельхоз. Минпромторг отвечает за всю торговлю, а вопрос оборота занимает один из самых существенных блоков в регулировании. Минсельхоз отвечает за виноделие как за отрасль сельского хозяйства, а также за составляющие элементы производства пива, то есть за хмель и солод.

Все эти «Боярышники», лосьоны, ароматические кондитерские добавки с 40-процентным содержанием спирта и прочее надо постараться выровнять по цене с легальным алкоголем, чтобы они были менее привлекательны для граждан с точки зрения их употребления.

Но при всей сложности задачи мы будем стараться внести законопроект в правительство до конца следующего года. По крайней мере на заседаниях рабочей группы мы будем стимулировать и мотивировать всех участников процесса к более быстрому написанию проекта закона. Участники рынка сильно заинтересованы в этом новшестве, и мы надеемся на их активную позицию и помощь.

Россия > Алкоголь > agronews.ru, 31 декабря 2016 > № 2023933 Олег Фомичев


Россия. ЮФО > Алкоголь > agronews.ru, 31 декабря 2016 > № 2022380 Янина Павленко

Цель «Массандры» – 40 млн бутылок в год из собственного винограда.

«Массандра» — это 8 винодельческих хозяйств и тысячи гектаров виноградников, растянувшихся цепью вдоль Южного берега Крыма — от Фороса до Судака. После воссоединения Крыма с Россией компания получила статус федерального предприятия, ее курирует Управление делами президента России. О новой винодельне в Гурзуфе, перспективных сортах вин и расширении сети фирменных магазинов «Деловому Крыму» рассказала генеральный директор «Массандры» Янина Павленко.

Господдержка и новые виноградники

— Как сегодня работает «Массандра»?

— Предприятие сегодня динамично развивается, мы выходим из достаточно сложного периода. Ведь в последние украинские годы агротехнические мероприятия на виноградниках не выполнялись в полном объёме, парк сельхозтехники не обновлялся. Износ только тракторного парка составлял 98%. Поэтому «наследство» оказалось непростым. В этом году нам оказали огромную поддержку – управляющий делами президента России Александр Сергеевич Колпаков по поручению Владимира Владимировича Путина передал «Массандре» целый автопарк — всего 41 единицу техники, плюс предприятием были куплены 10 тракторов. Постепенно наращиваем объемы производства. За январь-сентябрь 2016 года произведено 6,7 миллионов бутылок винодельческой продукции. Рост составил 116%. Реализация за 9 месяцев составила почти 6,8 миллионов бутылок. К прошлому году рост 130%. «Массандра» — крупнейшее в Крыму предприятие винодельческой отрасли, которое производит вино исключительно из своего винограда. За прошлый год мы перечислили в бюджеты всех уровней 987 миллионов рублей. Основной коллектив – 2,5 тысячи человек, в сезон сбора и переработки винограда мы привлекаем до тысячи дополнительных работников.

— Как планируется развивать предприятие?

— Сегодня в зависимости от урожая мы можем выпускать до 15 миллионов бутылок в год. Глобальная задача – увеличить производство до 40 миллионов бутылок в год. Это возможно исходя из всех производственных мощностей предприятия. Но на это потребуется до 10 лет. Для этого нам нужно повышать спрос на продукцию и высаживать виноград, параллельно перезакладывая существующие виноградники с низкой урожайностью.

— Сколько винограда собираете сейчас?

— Последние два года были засушливыми, это привело к снижению валового сбора. Кроме того, в августе этого года градом был поврежден урожай в филиале «Алушта» на площади 52 га, уже в сентябре от града пострадали 110 га виноградников филиалов «Морское» и «Судак». Мы планировали собрать более 15 тыс. тонн, но собрали меньше, чем планировали. На объемы производства вина это не повлияет. Ведь «Массандра» часть винограда технических сортов продает в свежем виде. За счет уменьшения объема их реализации план переработки филиалы выполнят.

— А сколько всего виноградников у «Массандры»?

— Мы провели инвентаризацию пригодных для виноградарства земель и теперь знаем точную цифру: 3 912 гектаров под виноградниками и еще 1,5 тысячи гектаров свободных земель, на которых будем постепенно высаживать новые лозы. Параллельно нужно повышать урожайность на существующих виноградниках. Дело в том, что 53% лоз — старше 20 лет, есть посадки возрастом старше 35 лет – их 276 гектаров. А продуктивность лозы с возрастом снижается. К тому же в украинский период многие виноградники высаживались без шпалеры – лоза просто лежала на земле. Зачем высаживать виноград и не ухаживать за ним – для меня загадка. Такие посадки сложно обработать, куст не формируется, их продуктивность минимальна. Поэтому первое, с чего мы начали – привели в порядок 86 гектаров виноградников, которые без шпалеры успели вступить в плодоношение. Сейчас они успешно формируются. Динамика высадки винограда на сегодня такая: 11 га в 2014 году,18 га — в 2015 году, и 45 га – в 2016 году. Приживаемость весенней посадки этого года составила 98% — это хороший показатель. Сорта универсальные, которые идут на производство как крепленых, так и сухих вин. Есть планы значительно ускорить эту работу. Государство оказывает поддержку, дают деньги – только сажайте виноградники. В Крыму можно возместить до 80% затрат. Для этого нужно иметь статус сельхозтоваропроизводителя.

— У «Массандры» его нет?

— К огромному сожалению. И это проблема не только «Массандры», но и «Солнечной долины», «Коктебеля». Получается, что фактически мы и есть сельхозтоваропроизводитель. Мы не отходим от земли — выращиваем виноградники, получаем высококачественные плоды винограда, из него делаем вино, признанное во всем мире, но формально не имеем статуса, поскольку крепим его этиловым спиртом. Не крепили бы – имели бы статус. Но это была бы не «Массандра». Ведь применяемая заводом технология производства сложилась с XIX века, со времен князя Голицына. Это наша, русская школа крепления вина и у него есть свой потребитель, огромное число наград на международных конкурсах и менять ее нельзя, это будет другой продукт.

— Пытаетесь донести свою позицию до властей?

— Разумеется. Мы предлагаем внести изменения в постановление правительства РФ и включить в перечень сельхозпродукции всю винодельческую продукцию с защищенным географическим указанием (ЗГУ) – лицензию на вина с ЗГУ мы получили первыми в России. Параллельно предпринят ряд мер для возможности получения субсидий в рамках региональной подпрограммы по развитию сельского хозяйства Крыма. Мы очень благодарны, что нас слышат как на крымском, так и на федеральном уровне – есть поддержка и Управделами России, в ведении которого мы находимся, и правительства РФ, и правительства Республики.

— На первом месте в России — Вы упомянули спрос, он недостаточный? — — Недостаточный – это не совсем верно. Существующий уровень спроса позволяет нормально работать в нынешнем режиме. Но мы планируем увеличить производство – а для этого нужно учитывать предпочтения потребителей. Дело в том, что за 25 лет после развала СССР стала утрачиваться культура потребления вин, крепленых этиловым спиртом, которые производятся в Крыму, в «Массандре» и некоторых других предприятиях. Российский потребитель за эти годы отвык от наших вин. Сегодня покупатели нашей продукции – это в основном люди, которые помнят «Массандру» еще со времен СССР. В прошлом году в России крепленые вина составляли всего 4% от рынка продаж. Все остальное – сухие, игристые, полусладкие вина.

— А какова доля «Массандры» в этих 4%?

— Больше половины — 55%. Мы по-прежнему на первом месте по продажам крепленых вин среди всех российских производителей. Основные продажи — в крупных городах России, лидер среди регионов – Москва и Московская область. На крымском рынке мы продаем примерно одинаковый объем сухих и крепленых вин, поскольку на полуострове лучше развита культура потребления крепленого вина. В целом по России соотношение примерно 60% на 40% и спрос на сухие вина растет. «Массандра», конечно, реагирует на изменение спроса и будет расширять производство сухих вин. Мы обязаны учитывать веления времени. Мы открыли новый современный цех в Гурзуфе, где делаем сухие вина. Винодельня небольшая – мощность 10 тысяч декалитров в год, но мы планируем ее повысить. Оборудование современное, французское, компании «Bucher», все закуплено за средства предприятия. Именно на этой винодельне мы проводим экспериментальные работы, используя виноград, выращенный в разных агроклиматических зонах. Ведь массандровские виноградники уникальны — они протянулись вдоль берега на 180 километров. Из одного сорта винограда, выращенного в разных терруарах, получаются разные вина. В прошлом году мы сделали 17 новых марок сухих вин, в этом году запланировали испытания новых – сухих, полусладких и даже игристых. Сейчас мы планируем в «Гурзуфе» розлив нескольких марок прошлогодних красных вин, выдержанных в дубе. Это «Кефесия» (вино из автохтонного сорта винограда), «Сира», «Санджовезе». Кроме того, к розливу готовится «Мускат позднего сбора» — ягоду для этого вина собирают в октябре. Это вино успело получить «золото» на двух международных конкурсах. Год был жарким, ягода набрала 38-40% сахара, получилось натуральное сладкое вино с сахаристостью около 200 г/л. Знаменитые эксперты, признанные в мире – французы и итальянцы — в восторге от качества полученного вина. Оно еще не разлито по бутылкам, не прошло дополнительную выдержку, но эксперты просто не верят, что это вина, рожденные в Крыму и на виноградниках «Массандры», предприятия, где сухие вина почти не производились.

Фирменная сеть и партнеры в регионах

— Какова стратегия развития сбыта?

— Конъюнктура рынка для нас резко изменилась. Ранее 60% продукции продавались на Украине и Крыму, а 40% шли на экспорт — это порядка 4 миллионов бутылок в год. На тот момент основным направлением экспорта была Россия. Причем в основном на экспорт шли крепленые вина. Сегодня объем экспорта пока небольшой, хотя есть рост. Практически весь объем производства мы продаем на внутреннем российском рынке. Порядка 20% продукции реализуется в фирменных магазинах, они в основном расположены рядом с дегустационными залами и подвалами. Напомню, что в украинский период розничных продаж по сути не было – продукция реализовывалась через посредническую структуру. Российской «Массандрой» уже открыто 15 магазинов собственной розницы и 8 производственно-дегустационных комплексов. Мы работаем над созданием сети фирменных магазинов в регионах, крупных городах России. Это сложная, но важная составляющая, которая быстро окупит себя. Система прямых продаж в регионы еще не выстроена. Россия – огромная страна и нужно до каждой торговой точки донести нашу продукцию. Это для нас одна из главных задач — создать сеть прямых региональных продаж, наладить работу с торговыми сетями. Ресторанный и отельный сегмент нами тоже пока напрямую не охвачен.

— Что мешает наладить такие системные дилерские связи? — Первые и главные задачи, которые нам пришлось срочно решать – налаживание производства и сохранение виноградарства. На момент моего прихода на должность гендиректора у нас не было даже лицензии на право производства алкогольной продукции. Надо было запускать завод с нуля. Производство запустили, но скажу честно — проблемы, которые нам достались из «прошлой жизни», еще не решены. Подается много судебных исков от бывших фирм-«присосок» «Массандры», в отношении земли, объектов недвижимости, финансовых вопросов… Чтобы завершить эти процессы, понадобятся годы. А пока реагируем на самые острые и срочные вопросы. Гасим, где горит. Вот один из примеров. В 2011 году у НИИ винограда и вина «Магарач» волюнтаристским решением отобрали и сравняли с землей винный подвал в селе Отрадное. А «Магарачу» в качестве компенсации решением Кабмина Украины передали все объекты недвижимости винзавода «Ливадия» — это старейшее винодельческое предприятие в составе «Массандры». Таким образом, историческая винодельня, с которой, можно сказать, начиналась «Массандра», объединению уже не принадлежит. Мы надеемся на скорейшее решение этого вопроса, поскольку весь виноград с виноградников в районе Ялты перерабатывается именно на этом заводе.

Поставки в Китай и розлив для туристов

— Как идут поставки вин за рубеж: в какие страны, какие объемы? Есть ли прогресс?

— На Восточном экономическом форуме мы заключили очередной контракт на 585 миллионов рублей на отправку нашей продукции в Китай. В Китай по данным на середину октября отправлены уже 60 тысяч бутылок. Кроме того, мы отправляем продукцию в страны СНГ – партиями по 15 тысяч бутылок. В Беларусь отправили три контейнера (всего 45 тысяч бутылок), готовим две партии в Казахстан. Один из факторов, сдерживающих развитие экспорта — это то, что наши крепленые вина называются «винным напитком». Причина все в том же способе крепления…

— Российские нормы, как и в Западной Европе, запрещают называть вином продукты, крепленые этиловым спиртом из пищевого сырья. Но ведь эта проблема будет решена, когда «Массандра» начнет выпускать вино с защищенным географическим указанием (ЗГУ)?

— Да, очень скоро мы сможем, наконец, называть наше вино вином и на этикетках, а не «винным напитком». И сможем продавать вино на розлив.

— Чем будут отличаться этикетки первого в России вина с ЗГУ?

— Внешний вид этикетки — вопрос маркетинга, но на них точно будет напечатано крупными буквами — «Вино с защищенным географическим указанием «КРЫМ». Акцизные марки тоже будут особыми, они уже заказаны для печати в Госзнаке. Введение защищенных географических указаний – это большой шаг вперед для российского виноделия. Чтобы получить лицензию ЗГУ, производитель должен вырастить виноград в Крыму, или купить выращенный здесь виноград, здесь же его переработать и разлить вино по бутылкам. К сожалению, 85% продукции, на этикетках которой написано «Вина России», на самом деле производится из импортных виноматериалов. И лишь 15% вин — из винограда, выращенного в РФ. В Крыму как раз лучше, чем в других регионах, сохранилась традиция производства вина из местного винограда. Хотя выращивать виноград в Крыму дороже, чем закупить виноматериал за границей. И сейчас крайне важно, чтобы Крым не стал регионом–»разливайкой».

— Что для этого делается?

— Любой инвестпроект в винодельческой области должен предусматривать закладку собственных виноградников — такова позиция Главы Республики Крым. И, конечно, если компания претендует на господдержку, статус резидента СЭЗ, она должна производить вино из собственного винограда. Кроме того, широко обсуждается идея, которую озвучил здесь, в Крыму, Александр Николаевич Ткачев (министр сельского хозяйства РФ, — «ДК») — о поэтапном повышении пошлин на импортные виноматериалы. Это правильно, так создаются условия для развития виноградарства.

— Вы сказали, что ЗГУ позволит восстановить продажу вина на разлив…

— Да, мы ждем особые акцизные марки, которые буду размещаться на кегах. Со дня на день акцизная марка будет получена, и мы начнем продажу разливного вина в магазинах собственной розницы. Для нас это дополнительные продажи, а главное — расширение круга потребителей. Туристам, приезжающим в Крым, будет проще познакомиться с различными сортами вина, выбрать по вкусу.

Дегустации эффективнее рекламы

— Какие планы по развитию винного туризма?

— Это очень эффективное направление работы. Когда человек погружается в атмосферу уникального производства и хранения нашей продукции, а потом дегустирует вино — то в 99% случаев он становится стойким поклонником нашей продукции. Потом люди рассказывают своим близким — и результат получается лучше, чем от любой рекламы. У нас работают дегустационные залы практически по всему побережью, не только на головном предприятии, но и в Алупке, Гурзуфе, Кипарисном, Алуште, Морском, Малореченском, Судаке. В самой «Массандре» открыты пять дегустационных залов, постоянно проходят экскурсии в винные подвалы. Мы также открыли новый вид винного тура – «Окунись в виноделие». На винодельне в Гурзуфе желающие работают на виноградниках, перебирают ягоды, делают вино. Можно приехать, пожить в осеннем Крыму, мы обеспечим размещение, питание.

— Каково будущее винной коллекции «Массандры»?

— Во-первых, мы разработали новую методику оценки коллекционных вин — так что уникальная коллекция, крупнейшая в мире, больше не будет продаваться за бесценок. За первое полугодие мы реализовали 7,5 тыс. бутылок коллекционного вина, которое было оценено по новой методике на общую сумму 42,7 млн руб. В этом году в коллекцию будут заложены порядка 12 наименований вина. В ниши для хранения уже отправлены «Мадера Массандра» урожая 2010 года, автохтонное вино «Кефесия» 2015 года, «Портвейн красный Ливадия» 2012 года. Отправятся в энотеку также две марки вина, которые не закладывались туда уже много лет — это «Марсала Массандра» (с 1918 года) и «Малага Массандра» — на сегодня в коллекции есть только урожай 1914 и 1915 годов. Всего в этом году мы планируем заложить в коллекцию порядка 25 тысяч бутылок. Это намного больше, чем будет продано за год. Наша задача не только сохранить энотеку для следующих поколений, но и приумножить ее, как сокровищницу великой винодельческой страны.

Россия. ЮФО > Алкоголь > agronews.ru, 31 декабря 2016 > № 2022380 Янина Павленко


Россия. ЦФО > Медицина. Алкоголь > mos.ru, 29 декабря 2016 > № 2026493 Евгений Брюн

Главный нарколог столицы рассказал о том, почему горожане всё чаще отказываются от спиртного в зимние каникулы и как не стать жертвой похмелья после новогодней ночи.

Евгений Брюн, главный психиатр-нарколог Департамента здравоохранения города Москвы

В преддверии Нового года москвичи готовятся к обильному застолью. Главный психиатр-нарколог Департамента здравоохранения города Москвы, директор Московского научно-практического центра наркологии Евгений Брюн рассказал в интервью mos.ru, как сохранить трезвую голову в новогодние праздники.

— Евгений Алексеевич, много ли в новогодние каникулы поступает обращений от тех, кто усиленно отметил праздник?

— Могу сказать уверенно, все объективные и косвенные данные говорят о том, что пить в Москве стали меньше. В том числе и в Новый год. До 2014 года после больших праздников в городе на 15–20 процентов традиционно росло количество обращений к наркологам и госпитализаций из-за злоупотребления алкоголем (по сравнению со среднегодовыми показателями. — Прим. mos.ru). А последние три года число обращений в праздничные дни растёт лишь на пять процентов.

Город в новогодние каникулы предлагает всё больше мест для интересного досуга и развлечений. У людей нет желания сидеть все праздники дома и пить алкоголь

— Люди более ответственно стали подходить к употреблению алкоголя? Или такой эффект дали ограничительные меры по продаже спиртного?

— К такому эффекту привели и ответственное отношение потребителей, и более строгое регулирование алкогольного рынка. Но за последние годы сама Москва преобразилась. Город в новогодние каникулы предлагает всё больше мест для интересного досуга и развлечений. У людей нет желания сидеть все праздники дома и пить алкоголь, когда столько мест для прогулок в парках и в центре города, когда открыты катки, снежные горки, лыжные трассы. Горожанам есть, где потратить своё время с пользой, получить новые впечатления. Я всегда призываю людей отдавать предпочтение радостям и удовольствиям, которые можно получать без стимуляторов, не химическим путём. И похоже, у москвичей это получается.

— Можно ли рассчитать, какое количество спиртного не навредит человеку в праздничный вечер?

— Никак не рассчитать, во всяком случае, я не смогу. Это очень индивидуальная цифра, и у каждого она своя. Некоторым людям, в том числе больным алкоголизмом, достаточно очень небольшой дозы, чтобы опьянеть или отравиться. Всё зависит от активности ферментативной системы, работы печени и почек. Но есть общие правила, которые полезно соблюдать всем. Если вы решили пить алкоголь, то отдавайте предпочтение небольшим порциям и пейте как можно реже. Тогда организм успеет переработать спиртное. Также лучше не сидеть долго за праздничным столом, а выйти на прогулку в новогоднюю ночь.

— Что вы думаете о народных средствах от похмелья: выпить побольше воды на ночь или утром выпить ещё порцию спиртного?

— Нет-нет, не нужно пить на ночь после застолья много воды, это может вызвать отёк мозга. Алкоголь — и вообще любые спирты — задерживает воду в организме. Просто нужно полежать, поспать и уже утром выпить кефир, лимонад или морс. Этого вполне достаточно. И ни в коем случае не употреблять алкоголь снова утром. Не лечить подобное подобным. То, что мы в повседневной жизни называем похмельем, — это воздействие на организм не переработанного за ночь алкоголя, остаточная интоксикация. Если утром человек добавляет ещё, то он только усугубляет плохое самочувствие. Остаточную интоксикацию алкоголем лечить нельзя! Её вообще лечить необязательно, она сама проходит, нужно лишь время.

Утверждение, что русские пьют больше всех, — это миф

— Есть ли статистика о том, какой процент жителей Москвы злоупотребляет алкоголем?

— В Москве 80 тысяч человек больны алкоголизмом — это меньше сотой доли процента. Мы говорим о пациентах с выявленным диагнозом, которые стоят на учёте. Во всех странах мира, где есть свободная продажа спиртного, наблюдается примерно одинаковое распределение: два процента населения страдают алкоголизмом с психическими расстройствами, 10 процентов — алкоголизмом с соматическими расстройствами (то есть алкоголь стал причиной хронических заболеваний. — Прим. mos.ru) и ещё 10–20 процентов населения относятся к категории злоупотребляющих алкоголем.

В последнюю категорию входят все, кто с определённой регулярностью не ограничивает себя в потреблении спиртных напитков, однако существенный вред здоровью пока не нанесён. Но именно из третьей категории со временем люди переходят во вторую и в первую, если не прекращают пить. В России за год совершеннолетний гражданин выпивает примерно 12,8 литра алкоголя. Это уровень потребления, сопоставимый с Европой, Америкой, Австралией. Мы ничем не отличаемся. И утверждение, что русские пьют больше всех, — это миф.

— А с какими проблемами чаще всего обращаются горожане к наркологам в праздники?

— Основная причина обращений — алкогольная интоксикация. То есть, как правило, люди пьют качественный легальный алкоголь, но не всегда в праздники могут ограничить его количество.

— Столичные наркологи в Новый год и Рождество планируют работать по особому графику?

— Нет, вся работа будет идти в штатном режиме. По вызовам к пациентам будет выезжать скорая помощь. При госпитализации наши пациенты смогут бесплатно получать в полном объёме всю необходимую помощь.

Есть определённые стандарты лечения при алкогольных отравлениях. К примеру, желудок промывать к времени госпитализации пациента уже поздно. Когда больной поступает в стационар, ему вводят жидкости через капельницы, дают мочегонные препараты. Всё это нужно, чтобы быстрее шлаки вышли из организма. Также пациенту при необходимости дают успокаивающие, сердечные препараты, потому что основной причиной смерти при алкогольных отравлениях является остановка сердца.

— Как понять за праздничным столом, например, что гость получил алкогольное отравление и ему нужна медпомощь?

— Человек теряет сознание, у него начинается усиленное сердцебиение, возникает одышка, может быть рвота. Могут быть эпилептические припадки на фоне употребления спиртного. В таких ситуациях требуется срочный вызов скорой помощи.

— Евгений Алексеевич, как в будущем году в Москве будут развивать профилактику алкоголизма?

— У нас разработана и действует система профилактики, лечения и реабилитации. Так, например, работа по профилактике алкоголизма ведётся среди учащихся в школах, колледжах и вузах. Начат эксперимент в московских поликлиниках, когда врачи, лечащие заболевания внутренних органов, вызванные алкоголем, рекомендуют пациентам пройти лечение от зависимости.

Россия. ЦФО > Медицина. Алкоголь > mos.ru, 29 декабря 2016 > № 2026493 Евгений Брюн


Россия > Алкоголь > economy.gov.ru, 28 декабря 2016 > № 2044090 Олег Фомичев

Олег Фомичев: минимальная розничная цена на водку должна быть в пределах 120–130 рублей

Россияне стали покупать меньше алкоголя в 2016 году по сравнению с прошлым годом. По данным Росстата, падение коснулось практически всех спиртных напитков — водки, ликеров, коньяков, бренди, вина, шампанского и пива. По мнению экспертов, это связано с тем, что за счет демографической ямы, в которую Россия провалилась в 1990 году, за последние 10 лет потребителей алкоголя стало меньше на 8–9 млн человек. Иркутская трагедия, унесшая жизни десятков человек из-за отравления суррогатами, доказала, что проблема алкоголизации в РФ присутствует, и регулирование этого рынка требует более пристального внимания. В преддверии Нового года, когда продажи спиртного в стране традиционно растут, мы побеседовали с замминистра экономического развития РФ Олегом Фомичевым.

— На протяжении года активно обсуждалась тема регулирования алкогольного рынка. Недавно рабочая группа при Минэкономразвития сошлась во мнении, что регулировать рынки пива, вина и крепких напитков надо раздельно. Когда эти поправки могут быть разработаны и приняты? И какие технологические сложности в этом есть?

— Это задача нетривиальная, но я надеюсь, что за следующий год совместными усилиями мы такие поправки подготовим. Действующее законодательство базируется на общем понятии алкогольной продукции, к которой применяется унифицированное регулирование. Понятие алкогольной продукции уравнивает пиво, вино и крепкие напитки, хотя между ними множество различий, начиная от производства и заканчивая моделью потребления.

Пытаясь решать задачу, в первую очередь связанную с водкой, мы, к сожалению, очень негативно повлияли на рынки пива и вина, в связи с чем недавно и началась дискуссия об отдельном регулировании оборота и производства пива. Однако после обсуждения все заинтересованные участники рабочей группы, включая производителей пива, вина и крепкого алкоголя, пришли к выводу, что не нужно выделять в отдельное законодательство отдельные сегменты. Надо регулирование выстраивать так, чтобы учитывать особенности этих трех крупных сегментов. И это требует не просто поправок в 171-й закон (Федеральный закон "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции" №171-ФЗ". — Прим. ТАСС), это требует фактически его новой концептуальной редакции. Будет часть с общими положениями и, условно, еще три главы — по вину, пиву и крепкому алкоголю.

— А успеете за год проделать такую большую работу — полностью переписать закон?

— Мы на это рассчитываем. Принять до конца следующего года, я практически уверен, не получится, а разработать должны успеть. Сложности добавляет факт, что разработка законопроекта — "очень межведомственная" задача. Минэкономразвития выступает в роли координатора, поскольку разные ведомства являются головными по разным разделам этого закона. Основным регулированием занимается Минфин, в меньшей степени — Минпромторг и Минсельхоз. Минпромторг отвечает за всю торговлю, а вопрос оборота занимает один из самых существенных блоков в регулировании. Минсельхоз отвечает за виноделие как за отрасль сельского хозяйства, а также за составляющие элементы производства пива, то есть за хмель и солод.

Но при всей сложности задачи мы будем стараться внести законопроект в правительство до конца следующего года. По крайней мере на заседаниях рабочей группы мы будем стимулировать и мотивировать всех участников процесса к более быстрому написанию проекта закона. Участники рынка сильно заинтересованы в этом новшестве, и мы надеемся на их активную позицию и помощь.

— Кстати, какова судьба законопроекта, разрешающего продавать алкогольные напитки через интернет? Сообщалось, что он разрабатывается в Минпромторге и что основная загвоздка — в механизме контроля над возрастом покупателя и временем покупки в связи с ограничениями.

— Законопроект разрабатывается, и нам действительно нужно договориться, каким образом контролировать время покупки, возраст покупателя и легальность продукции с отображением ее в ЕГАИС. Как только мы договоримся, а по формированию модели мы должны решить достаточно быстро, потому что уже в начале следующего года в правительстве состоится совещание, останется доработать только законодательную технику. То есть можно сказать, что первые модели продажи алкоголя через интернет будут озвучены в начале следующего года на совещании в правительстве.

— За прошедший год озвучивалось много предложений по изменению акцизной политики, некоторые изменения были приняты. Трагические события в Иркутске, где суррогатом с метиловым спиртом отравилось уже более 70 человек, усилили дискуссию. Минфин предлагает обложить акцизами все, что пьют люди, включая лосьоны и кондитерские добавки. Роспотребнадзор временно приостановил продажи спиртосодержащей бытовой продукции. Как вы оцениваете эти действия? Поможет ли это в борьбе с алкоголизмом?

— Иркутская трагедия имеет две составляющие. Первая — ценовая, так как стоимость суррогатов гораздо ниже стоимости легального алкоголя. А вторая связана с тем, что этот случай вообще не подпадает ни под какое регулирование, потому что был добавлен метанол, а не этанол. Отследить это было практически невозможно, потому что метиловый спирт не подпадает под регулирование, поскольку никогда не предполагалось, что даже теоретически он может использоваться в пищевых целях. И даже для косметических целей, например, как добавка для ванной. Мне трудно себе представить, чтобы люди садились в ванну с метиловым спиртом. На мой взгляд, это чистая уголовщина, и пытаться из-за этого кардинально менять регулирование, мне кажется, не совсем правильно, потому что всегда будут происходить какие-то из ряда вон выходящие события, и вместо метанола можно и какой-нибудь другой яд добавить с небольшим количеством спирта для запаха. На мой взгляд, это нужно расценивать как отравление граждан.

Для борьбы с потреблением суррогатов существуют два решения. Первое, которое нам кажется возможным в краткосрочном периоде, — это постараться под нынешний достаточно высокий уровень цен за единицу легальной алкогольной продукции подтянуть весь существующий на рынке суррогат, который не подпадает под регулирование. То есть все эти "Боярышники", лосьоны, ароматические кондитерские добавки с 40-процентным содержанием спирта и прочее надо постараться выравнять по цене с легальным алкоголем, чтобы они были менее привлекательны для граждан с точки зрения их употребления.

— И какой второй путь решения проблемы?

— Второй путь — это ужесточение регулирования, повышение акцизов. Сейчас встают вопросы в отношении парфюмерно-косметической продукции, касающиеся объема тары, времени и места продаж и прочего. Нам кажется, что это направление тупиковое. Оно не решает одну главную проблему: не дает гражданам с низким уровнем дохода возможности приобрести легальный алкоголь по доступной цене.

За такие рассуждения часто клеймят и нас, и ФАС, и Минпромторг, что мы якобы хотим споить население, лоббируем интересы водочных компаний и добиваемся низких цен на водку. На самом деле это не так. Мы хотим, чтобы базовый алкоголь, та же самая водка, не была избыточно дешевой, но при этом была бы доступна для большей части здорового взрослого населения. Альтернатива здесь простая: либо люди будут пить качественный недорогой продукт, либо они будут травиться суррогатами если не с метанолом, то с чем-нибудь другим.

— Сколько, по вашему мнению, должна стоить бутылка водки, чтобы сократилось количество отравлений суррогатами?

— Оценки здесь абсолютно разные. Сегодня минимальная цена за бутылку водки — 190 рублей. На наш взгляд, цена в пределах 120–130 рублей сильно улучшила бы ситуацию. Ниже нее, нам кажется, делать нельзя, потому что это уже может привести к избыточному потреблению алкоголя по причине дешевизны. А этого делать не хочется, потому что цели антиалкогольной политики — уменьшение, скажем так, избыточного, чрезмерного, неправильного потребления алкоголя. Наши люди должны пить меньше, а если пить, то делать это цивилизованно и не в таких больших объемах. А еще желательно пить то, что условно более полезно с учетом предостережений медиков о том, что полезного алкоголя не существует. По крайней мере сухое вино из винограда, пиво в определенных количествах не оказывают такого серьезного негативного влияния на здоровье, как чрезмерное потребление водки, и тем более суррогатов. Нам необходимо менять модель потребления алкоголя, наша политика, в том числе акцизная, должна этому способствовать.

— А считаете ли вы целесообразным установить минимальную розничную цену на вино?

— Это несколько раз обсуждалось, и представители алкогольной отрасли нас к этому несколько раз призывали. С одной стороны, акцизы в сфере виноделия есть, и это уже формирует минимальный уровень себестоимости бутылки вина. Однако, на наш взгляд, введение минимальной розничной цены на вино — пагубная идея.

Минимальную стоимость водки мы задавали для снижения чрезмерного потребления, а под минимальной розничной ценой на вино подразумевается получение некого конкурентного преимущества. То есть ставится цель получить гарантированную цену, куда можно заложить все свои издержки и продавать потребителю. Это совсем другая логика, она не регуляторная, а, скорее, логика получения рыночных преимуществ, поскольку есть добросовестные производители вина из винограда, а есть производители, мешающие спирт с разными химическими продуктами. И у добросовестного производителя себестоимость бутылки выходит не ниже 300 рублей, а у недобросовестного, соответственно, гораздо дешевле.

Решение этой проблемы заключается в том, чтобы наша система контроля и регулирования обеспечивала соблюдение требований при производстве вина. А дальше, если вино произведено в соответствии с требованиями, пусть уже потребитель решает, какое вино ему больше нравится — подороже или подешевле. Но путем минимальных цен здесь регулировать рынок, мы считаем, неправильно.

— Посоветуйте, пожалуйста, нашим читателям, как правильно выбрать напитки на новогодний стол.

— Есть очень простые способы определения качества и легальности крепкого алкоголя. Это называется органолептический способ, когда вы капаете чуть-чуть соответствующего напитка себе на руку и затем очень сильно растираете. Если это коньяк — должен остаться запах винограда, если это водка — должно пахнуть хлебом, если это виски — должно пахнуть зерном. То есть тем, из чего сделан напиток. Объяснение очень простое: при растирании уходят летучие фракции и остается запах той основы, из которой сделан напиток. Так можно легко определить, водка или виски сделаны из хлеба и зерна, или же из чего-то другого.

Что касается слабых алкогольных напитков, здесь просто надо брать продукцию известных компаний, которые дорожат своей репутацией. Есть хорошие российские компании, производящие вино и шампанское. Конечно, это будет не самая дешевая продукция, но лучше чуть-чуть переплатить и получить больше удовольствия и меньше головной боли, чем испортить себе Новый год — самый любимый праздник — некачественным алкоголем.

Россия > Алкоголь > economy.gov.ru, 28 декабря 2016 > № 2044090 Олег Фомичев


Россия. СФО > Медицина. Алкоголь > premier.gov.ru, 23 декабря 2016 > № 2016666 Анна Попова

Встреча Дмитрия Медведева с руководителем Роспотребнадзора Анной Поповой.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Анна Юрьевна, хочу вернуться к трагическим событиям последних дней, связанным с употреблением спиртосодержащих жидкостей, – к тому, что произошло в Иркутске. Это не единственное место, где подобные события происходили, но здесь, к сожалению, речь идёт о массовом отравлении такого рода спиртосодержащими жидкостями с примесями ядовитых веществ, в частности метанола, которые и повлекли массовую гибель людей.

Я давал поручение Правительству подготовить предложения о том, чтобы были разработаны меры, направленные на регулирование оборота подобного рода жидкостей и недопущение их использования в пищевых целях. Если это препараты, которые создаются для химических и бытовых дел, они так и должны использоваться; если это какие-либо добавки, которые используются в соответствующем бизнесе, это так и должно происходить. Они не должны реализовываться как суррогат алкогольной продукции, который свободно распространяется по территории страны. Такое поручение есть, целый ряд мер сейчас готовится. Этот вопрос на контроле у Президента.

В то же время есть необходимость принять оперативные меры, направленные на то, чтобы подобного рода спиртосодержащие жидкости, суррогаты в настоящий период, до момента решения этих вопросов на общем уровне, вообще не продавались или находились под жёстким контролем у государства. Знаю, что у Роспотребнадзора есть определённые предложения на сей счёт, особенно в преддверии длинных праздников, которые будут в нашей стране, и имея в виду подготовку системных мер, направленных на ограничение оборота подобных препаратов. Какие это меры? Что вы предлагаете?

А.Попова: Мы по поручению Правительства проводим ряд мероприятий по проверкам. На сегодняшний день уже более 12 тонн такой продукции должны были снять в легальном обороте, который мы контролируем. По разным регионам это разная продукция. В связи с этим следующее предложение: приостановить реализацию непищевой алкогольной продукции, содержащей спирт в объёме более 25%, в целом по стране на срок до 30 дней, исключив отсюда парфюмерную продукцию и стеклоомывающую жидкость, за которыми необходимо на этот период и в дальнейшем усилить контроль. А в это время приостановив, – разобраться, какого качества и насколько безопасна эта продукция, и разработать ряд дополнительных мероприятий.

Д.Медведев: Я надеюсь, что вы просчитали все последствия такого решения. Надо посмотреть, какие дополнительные меры потом надо будет принять. Сейчас готовятся системные меры, направленные на упорядочение оборота спиртосодержащих жидкостей в целом. Если вы считаете такого рода решение сейчас оправданным, тогда надо будет принять постановление по линии Роспотребнадзора, по линии санитарно-эпидемиологического надзора и следить, каким образом оно реализуется на территории всей страны, особенно в преддверии больших новогодних праздников.

Россия. СФО > Медицина. Алкоголь > premier.gov.ru, 23 декабря 2016 > № 2016666 Анна Попова


Россия. СФО > Алкоголь. Медицина > zavtra.ru, 23 декабря 2016 > № 2015765 Михаил Хазин

 Невозможно совместить разные модели

люди, которые продавали в Иркутске «боярышник», безусловно, продавали его как питьевую жидкость

Михаил Хазин

Давайте смотреть правде в глаза: люди, которые продавали в Иркутске «боярышник», безусловно, продавали его как питьевую жидкость. Вместе с тем производителю формально предъявить претензию нельзя: он продавал жидкость, которая не была предназначена для употребления внутрь.

С точки зрения государства, мы попадаем в достаточно неприятную ситуацию. Дело в том, что государство может регулировать ограниченное число сфер деятельности. В противном случае требуется увеличение количества контролеров и начинается сумасшедший дом.

Во времена СССР были случаи отравления некачественным алкоголем, в том числе метиловым спиртом, но они никогда не приобретали массового характера, потому что всякий раз это была инициатива индивидуальных лиц.

Предположить, что такого рода вещи могут продаваться в магазинах, было невозможно. Современное же государство решает две задачи одновременно. С одной стороны, оно пытается максимально увеличить налогообложение всего и вся, то есть делает легальный алкоголь неподъемным, с другой стороны, оно оставляет некоторые лазейки. Один из таких примеров — продавать под видом непищевого напитка то, что на самом деле предполагается употреблять внутрь.

Мы должны определить для себя, какая у нас модель государства. Если у нас модель патерналистская, как это было во времена СССР, тогда ситуация решается очень просто: государство очень тщательно контролирует все происходящие процессы. А для того, чтобы их легко было контролировать, они максимально ограничиваются.

Иными словам, невозможно было появление на прилавках государственных или даже кооперативных магазинов продукции, изготовленной непонятно кем и непонятно как. Да, это ограничивало свободу предпринимательства, но уж если в магазинах что-то продавалось, оно было точно не опасно для здоровья и жизни.

Второй путь: действовать в модели свободного рынка. Иными словами, каждый, кто хочет, выставляет что угодно в магазине, а граждане сами решают, что им покупать. Но такая модель предполагает, что государство не вмешивается в деятельность граждан или вмешивается минимально.

Это принципиально разные модели, совместить их нельзя. Если мы попытаемся их совместить и установить социалистическую систему контроля за частным предпринимательством, это будет стоить невероятных денег и не даст никакого эффекта.

Сегодня вы запретите боярышник, а завтра появится другая настройка (например, черемуха), от которой будут умирать. И что вы будете делать? Пока мы пытаемся совместить худшие стороны обеих моделей.

Россия. СФО > Алкоголь. Медицина > zavtra.ru, 23 декабря 2016 > № 2015765 Михаил Хазин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Алкоголь > ria.ru, 21 декабря 2016 > № 2012993

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов считает, что для борьбы с суррогатным алкоголем нужно ввести госмонополию на производство спиртосодержащей продукции.

На встрече с руководством палат Федерального собрания президент России Владимир Путин попросил депутатов и сенаторов в случае необходимости принятия законодательных актов в вопросе регулирования алкогольсодержащей продукции оперативно отреагировать.

"Ввести госмонополию на спиртоводочную промышленность, и закон вносили. Перестали травить людей бы… Сорок тысяч человек в год травят "паленой" водкой, кошмар полный. Давно можно было принять решение, это было и в царское, и в советское время. Если государство будет контролировать, оно не будет метиловый спирт подмешивать. А в подпольных цехах что хотят, то и делают", — сказал РИА Новости Зюганов по итогам встречи с Путиным.

Он отметил, что КПРФ уже вносила в ГД соответствующий законопроект, однако документ был отклонен.

Зюганов также сообщил, что коммунисты на встрече с Путиным подняли тему социальной поддержки "детей войны". Коммунисты не раз вносили законопроект о "детях войны", однако их отклоняли. По словам Зюганова, КПРФ вновь будет вносить законопроект "детях войны".

"Нам в прошлый раз немножко не хватило, по-моему, 216 набрали, а надо 225 (голосов депутатов для принятия законопроекта), так что есть возможность", — отметил он.

"Я предложил завершить строительство "Артека", куда мы уже вложили 10,5 миллиарда, это будет детям лучший подарок", — добавил лидер КПРФ.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Алкоголь > ria.ru, 21 декабря 2016 > № 2012993


Россия. СФО > Алкоголь > inosmi.ru, 19 декабря 2016 > № 2010409

«Боярышник» как смертельная угроза для России

BBC, Великобритания

Более 30 человек погибли в Иркутске после отравления косметическим средством «Боярышник», содержащим метиловый спирт. Пока следователи ведут обыски и задерживают подозреваемых в распространении концентрата для принятия ванн, пользователи в социальных сетях ищут виноватых совсем в других сферах.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что Владимиру Путину уже доложено о произошедшем.

«Безусловно. Это страшная трагедия. Безусловно, этот пласт проблем хорошо известен. Президенту докладывалось, и, безусловно, это требует самого пристального внимания и принятия мер», — сказал Песков.

Впрочем, премьер-министр России Дмитрий Медведев еще два года назад поручал минздраву принять меры и подумать над введением отпуска спиртосодержащих лекарств по рецепту врача, а также над ограничением объема тары подобных лекарств.

Масштаб проблемы поражает: по оценкам некоторых специалистов, медицинские настойки и косметические лосьоны регулярно потребляет не по назначению более 10% россиян.

Следователи отмечают, что отравившиеся употребляли не настойку боярышника, продажу которой власти давно собираются ограничить, а концентрат для принятия ванн «Боярышник».

Внутренняя угроза

Иркутская история с отравлением суррогатным алкоголем вызвала большой резонанс в соцсетях.

Пользователи обратили внимание на то, что пока власти борются с внешними угрозами, заниматься нужно совсем другими проблемами.

«Судя по новостям, главный враг России — все-таки не заокеанские ястребы, а метиловый спирт», — написал журналист Иван Давыдов. «Метиловый спирт возник как проект ЦРУ», — предположил он.

В социальных сетях властям припомнили и кампанию в Сирии, и конфликт с Украиной, и борьбу с терроризмом, которые занимали Кремль в последнее время.

«В Иркутске уже 26 трупов от „Боярышника“. Нам бы на этого врага бросить те усилия и деньги, что тратятся на Алеппо», — написал оппозиционер Алексей Навальный.

«Уже 33 смерти в Иркутске из-за „Боярышника“. Впору уже национальный траур объявлять. В любом случае, на эту тему должен высказаться президент», — добавил он позже, заявив, что произошедшее по сути не отличается от теракта.

«Если не переведете на счет 10 миллионов долларов и не дадите вертолет — боярышник будет убивать по одному человеку каждые 5 минут!», — пишут в сатирическом аккаунте «Усы Гудкова».

«Никаким заговорам англосаксов, никаким ИГИЛам не под силу совершить то, что в РФ совершает обычный боярышник. Ну, может не совсем обычный», — с горьким юмором пишет intagar92.

«33 человека уже погибли в Иркутске от средства для ванн „Боярышник“, какой ужас. Тут никакие террористы и не нужны.», — возмущается Петр Верзилов, один из основателей издания «Медиазона».

Новое задание Роскомнадзору

На фоне новостей об отравлении суррогатным алкоголем недовольство пользователей вызвало и заявление главы Роскомнадзора Александра Жарова, который объявил о блокировке всех открытых интернет-ресурсов о самоубийствах, в том числе и «групп смерти» в соцсетях.

Растущий спрос

Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка (Росалкогольрегулирование) ранее сообщала, что россияне ежегодно потребляют от 170 млн до 250 млн литров лосьонов и настоек, а спрос на эти спиртосодержащие растет почти на 20% в год.

Это связано с тем, что такие продукты не облагаются акцизом на алкоголь, благодаря чему лосьоны, бытовая химия и медицинские средства с содержанием спирта по цене для многих привлекательнее обычного алкоголя.

Агентство РБК не так давно приводило мнение руководителя Центра изучения федерального и региональных рынков алкоголя, по оценке которого медицинские настойки и косметические лосьоны регулярно потребляют не по назначению 12-15 млн человек, то есть более 10% россиян.

Доказать, что производители выпускают алкоголь, а не лекарства и косметику с использованием спирта, как отмечают специалисты, практически невозможно.

Россия. СФО > Алкоголь > inosmi.ru, 19 декабря 2016 > № 2010409


Россия > Алкоголь. Агропром > mirnov.ru, 18 декабря 2016 > № 2012034

Всем шампанского!

В преддверии главного зимнего праздника Роскачество исследовало традиционный новогодний напиток.

Как оказалось, под бой курантов россияне предпочитают поднимать шампанское полусладкое. «Мир Новостей» расскажет, на какие марки нужно обратить внимание, чтобы не испортить застолье шипучей подделкой.

56 торговых марок полусладких игристых вин (demi-sec - от 33 до 50 г/л сахара) стоимостью от 150 и до 6121 рубля исследовали по 30 показателям качества и безопасности. Представленные образцы изготовлены в России, Абхазии, Грузии, Италии, Испании, на Украине и во Франции.

Главное - в ходе исследования был развеян миф о том, что если отечественное шампанское менее раскрученное и дешевле импортного, то, значит, оно априори хуже.

СРЫВАЕМ МАСКИ!

Основная «фишка» шампанского - пузырьки. Это самый обычный углекислый газ, который образуется в процессе брожения выжатого из раннего винограда сока.

На первом этапе брожение происходит естественным путем, на втором - в вино добавляют сахар и дрожжи, которые начинают поглощать сахар и выделять пузырьки, обеспечивающие в пространстве бочки шампанизацию вина.

Хотя искусственное внесение углекислого газа не запрещено законами России, для лучшей дифференциации качества игристых вин Роскачество ввело в свой повышенный стандарт - показатель изотопного состава углерода. Он как раз и показывает, является игристое вино продуктом натурального брожения или при его производстве применяли искусственную газацию.

Образцы с повышенным содержанием изотопов углерода не являются нарушителями, но потребитель в этом случае рискует выпить вовсе не шампанское. И, конечно, такие шипучки с градусом не могут претендовать на включение в категорию товаров повышенного качества и на получение знака качества.

Игристыми винами с повышенным содержанием изотопов углерода названы: Brillante, «Крымское», «Бальзам», «Винтрест-7», «РИСП», «Венецианская маска» и «Винтаж».

Нарушения действующего законодательства выявлены в 12 случаях. Например, реальный объем этилового спирта в «Крымском игристом» был меньше заявленного, а в «Сандильяно Десерт Гранд Кюве» содержание алкоголя было на 2,5% больше указанных в маркировке значений. Полусладкое вино премиум-сегмента Moet & Chandon Imperial по содержанию сахара вообще признано... сухим.

Процесс брожения игристых вин весьма непрост: одна неточность, и вся партия может оказаться испорченной. Когда содержание дрожжей по каким-то причинам оказывается избыточным, некоторые производители добавляют в вино больше диоксида серы. Это вещество останавливает брожение, помогает «замазать» недостатки виноматериала, а его избыток чреват для потребителя утренней головной болью.

Превышения содержания диоксида серы показал один образец - «Мадам Помпадур».

Важным компонентом при производстве качественного игристого вина является поступающий виноматериал. Концентрация винного экстракта характеризует букет конечного продукта.

Низкокачественным вином, не соответствующим заявленному ГОСТу по данному показателю, признаны образцы «Венецианская маска», «Государственная торговая марка», «Золотая балка», «Ореанда», «Ростовское золотое», «Ставропольское» и «Цимлянское» (полусладкое белое).

До повышенных требований, установленных Роскачеством для претендентов на знак качества, дотянулись марки:

«Абрау-Дюрсо» («Абрау Лайт»), «Абрау-Дюрсо» («Премиум Каберне»), «Буржуа», «Дербентское», «Крымская классика», «Новый Свет», INKERMAN, «Дюк де Пари», «Санктъ-Петербургъ», Delacy, «Премиум», Compliment, «Геленджик», Bagrationi, «Черноморская легенда», «Российское шампанское «Традиционное», «Московское», «Изюмовъ», Marleson, «Легенда Крыма», «Абрау-Дюрсо» (выдержанное), «Шато Тамань», «Московский шампанский дом», «Левъ Голицынъ», «Золотая коллекция», «Абхазское шампанское», «Цимлянское» (выдержанное), «Золотой стандарт».

Этим 29 маркам шампанского присудят Российский знак качества, когда будет подтверждено, что их производство локализовано в России.

ПЬЕМ ИГРИСТОЕ ВИНО, НЕ ПРИЧИНЯЯ ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ

Шампанское не рекомендуется пить людям с повышенным артериальным давлением, гастритом, холециститом, панкреатитом и заболеваниями поджелудочной железы (пузырьки газа способствуют повышению кислотности), а также тем, у кого проблемы с сосудами (варикозное расширение вен, тромбофлебит и застойные явления, сопровождающиеся отеками).

Чтобы смягчить воздействие шампанского на организм, надо:

1 Пить шампанское, которое насыщено газами вследствие естественного брожения.

2 Интенсивно размешать напиток ложечкой или проволочкой, которой крепилась пробка шампанского. Этот незамысловатый прием лишает шампанское значительной части газа, тем самым снижая его «убойную» для желудочно-кишечного тракта силу.

3 Шампанское хорошо сочетается с виноградом. Но есть виноград, выпив в полночь бокал сразу после боя часов, зная, что впереди салаты и горячие блюда, неразумно, ведь виноград усиливает брожение и, соединившись в желудке с другими закусками, испортит «послевкусие» праздника. Лучше под бой курантов выпить бокал шампанского, подождать 15 минут, дать шампанскому возможность покинуть желудок и потом уже переходить к закускам.

4 Старайтесь, чтобы среди закусок были орехи, твердые сыры, фрукты (яблоки, апельсины, груши, бананы, персики, сливы, абрикосы), маслины, свеженарезанные овощные салаты, заправленные оливковым маслом. Допускается сочетание шампанского с различными морепродуктами, нежными и острыми сырами, белым мясом и мясом птицы. Не стоит закусывать шампанское шоколадом и шоколадными конфетами (аромат шоколада забивает тонкий букет вина), слишком соленой или слишком сладкой едой, блюдами с пряными приправами или чесноком.

КЛАССИКА ЖАНРА

Профессионалы-виноделы предпочитают брют или сухое шампанское, не содержащее сахара и позволяющее точно ощутить букет вкусовых качеств шампанского (это как чай без сахара и лимона для гурмана). Наиболее дорогое и качественное фирменное шампанское, как правило, брют.

Шампанское, налитое в бокал, начинает «играть»: из него выделяются пузырьки. Они должны быть мелкими, стойкими и развиваться от центра дна бокала фонтанообразно, образуя у стенок бокала пузырьковый поясок. Крупные пузырьки обычно свидетельствуют о невысоком качестве вина.

Закуски к шампанскому должны съедаться за один укус, поэтому следует отдавать предпочтение канапе, роллам, закускам на шпажках, мини-бутербродам.

Елена Хакимова

Россия > Алкоголь. Агропром > mirnov.ru, 18 декабря 2016 > № 2012034


Россия > Алкоголь > snob.ru, 15 ноября 2016 > № 1968545 Александр Мечетин

Александр Мечетин: Алкоголь — это естественный бизнес

Ксения Собчак поговорила с Александром Мечетиным, создателем и совладельцем ПАО «Синергия» — одного из лидеров алкогольного рынка России, о том, хорошо ли спаивать русскую нацию, как накопить денег на свой первый завод и можно ли отличить водку Beluga от «Русского стандарта» в слепой дегустации

Раз уж мы взялись за масштабную задачу создания энциклопедии российского бизнеса, невозможно упустить из виду ту отрасль, которую многие в мире считают российским бизнесом par excellence. Разумеется, я имею в виду производство водки. Кажется, никакая другая отрасль не рождала такую плеяду ярких, порой даже эксцентричных персонажей. Неистовый Юрий Шефлер, харизматичный Владимир Брынцалов, амбициозный Владимир Довгань, застенчивый Марк Кауфман, блистательный Рустам Тарико когда-то ярко вспыхнули, а некоторые и поныне продолжают светить, на нашем небосклоне.

Однако времена менялись, и водочные полки в супермаркетах менялись вместе с ними. Где теперь та «Довгань», занимавшая целые стеллажи в «Елисеевском», где отыскать суперпремиальный Kauffmann? Пришли новые бренды, а вместе с ними и новые бизнесмены. Яркость и эксцентрика сегодня уже практически не востребованы — куда современнее выглядят твердые моральные ценности, маркетинговая хватка и деловые навыки.

Потому, задумав встретиться с представителем современного водочного истеблишмента, я позвонила Александру Мечетину, создателю ПАО «Синергия». Вы можете не знать Мечетина — он, в отличие от уважаемого Владимира Алексеевича Брынцалова, никогда не украшал фасады зданий своими портретами и афоризмами, да и в телевизоре его видно нечасто. Но вы уж точно знаете водку Beluga, лидера российского экспорта в премиальном сегменте. А жители Дальнего Востока могут знать Мечетина и по другим его делам — например, как создателя центра современного искусства «Заря» во Владивостоке, чем-то напоминающего одновременно и московский «Винзавод», и проект Гельмана в Черногории. Одним словом, Александр оказался тем самым человеком, которого мне захотелось расспросить о том, как изменился алкогольный бизнес, какие проблемы сейчас перед ним стоят и куда российская водка, а вместе с ней и все мы, ее соотечественники, движемся.

Мораль и закон

Собчак: Александр, как вы объясняете вашим детям, чем вы занимаетесь? Наверняка же им кто-то в школе говорит: «Твой папа спаивает население водкой», а они приходят к вам, спрашивают. Что вы им отвечаете?

Мечетин: У меня 5 дочерей. Я всегда говорю им, что алкоголь — это естественный бизнес. Люди всегда употребляли алкоголь — вино, пиво, дистиллированные напитки или что-то другое. Вспомним Библию: Иисус в свой последний вечер с апостолами разделил хлеб и вино. Что может быть радостнее для человека, чем после достойной работы, устав от трудов, в кругу семьи или друзей выпить бокал вина или более крепкий напиток? Поэтому я, честно говоря, не нахожу ничего зазорного в том, что я занимаюсь алкоголем.

Собчак: Некоторые считают, что алкогольный бизнес нужно жестко регулировать, потому что люди не знают меры и от них надо прятать спиртное, как конфеты от детей. Другая позиция — взрослый человек может сам определить, выпить ли рюмку водки, пойти ли в казино. Вы — крупнейший производитель водки в России. Какая позиция вам ближе?

Мечетин: Есть расхожее мнение, будто страна спивается. Но я хотел бы начать с того, что Россия не является самой пьющей нацией: в рейтинге потребления алкоголя мы пропускаем вперед и Германию, и Францию, и тем более мирового лидера — Чехию.

Другое дело, что исторически в России пьют больше крепкого алкоголя. По потреблению водки мы действительно занимаем первое место в мире. Для этого есть свои основания. У нас холодный климат, нет традиции употребления алкоголя на верандах, в ресторанах, как в Италии или Франции. У нас все пьют дома. Мы же страна и люди со сломанной судьбой: после распада Советского Союза времени прошло немного, население бедное, традиции употребления алкоголя вне дома еще не сложились. Хотя последние годы Россия идет в правильном направлении — стала расти доля потребления вина, в крупных городах появились бары. И конечно, государство должно регулировать алкогольную отрасль — например, жестко контролировать и пресекать употребление алкоголя подростками и детьми.

Собчак: Это даже не обсуждается. Но нужно ли вводить, например, дополнительные ограничения по времени продажи алкоголя? Как в Финляндии, где после шести вечера спиртное нигде не продают.

Мечетин: Я думаю, такие меры контрпродуктивны. При недостаточно эффективной государственной машине они приводят к увеличению самогоноварения и появлению нелегальной торговли. Сейчас в 10-11 часов вечера прекращается продажа алкоголя в крупных супермаркетах, но все знают, где «на районе» можно купить водку, — это магазины небольших предпринимателей, которые «договорились» с полицией. Получается, что государство промотирует черный бизнес, поощряет коррупцию и само создает нелегальный рынок алкоголя, где отсутствует контроль качества.

Собчак: Введение минимальной цены бутылки не избавило от нелегального рынка водки?

Мечетин: Не избавило. Каков масштаб проблемы? В прошлом году легальные заводы в России произвели примерно 65 миллионов декалитров. Декалитр — это, грубо говоря, ящик на 20 бутылок-поллитровок. Другими словами, легальные заводы произвели 1,3 млрд бутылок водки. В то же время данные Росстата показывают, что в России продано водки и ликероводочных изделий порядка 100 миллионов декалитров. Это значит, что легальные магазины, имеющие лицензию на торговлю алкоголем, откуда-то взяли еще 35 миллионов декалитров водки. Добавьте к этому еще около 750 миллионов литров контрафакта, самогона, аптечных настоек, одеколона и прочих суррогатов. Сейчас мы говорим о том, что нужно легализовать минимум еще треть рынка. И это достижимо. Частично проблему решает появление в магазинах ЕГАИС, которая в онлайн-режиме подкачивает информацию в регулирующие органы.

Собчак: Может быть, как многие предлагают, нужно возродить госмонополию на спирт, как это было в СССР, и контролировать весь рынок?

Мечетин: В России и так уже есть госмонополия по спирту. Это не до конца осознается, но основной производитель спирта в России — государственная компания «Росспиртпром». Второй крупный производитель — «Татспиртпром», принадлежащий правительству Татарстана. Есть 10% частных производителей, но они играют незначительную роль. Де-факто мы уже имеем госмонополию на спирт.

Премиум и минимум

Собчак: Упомянутый вами «Татспиртпром» и загадочная компания «Статус-групп», которую связывают с бизнесменом Василием Анисимовым, сейчас практически захватили рынок дешевой водки. Как им это удалось?

Мечетин: Это вопрос ценовой политики и возможных дотаций от государства. Я надеюсь, что мы придем к ситуации, когда система взимания акцизов с производителей алкоголя будет прозрачной, справедливой и равной для всех. Тогда такие стремительные взлеты новым производителям будут даваться тяжелее.

Собчак: Почему вы с ними не конкурируете в сегменте водки по минимальной цене?

Мечетин: У нас не получается.

Собчак: Почему не получается?

Мечетин: Давайте возьмем водку за 250 рублей, это самая продаваемая ценовая категория. Себестоимость бутылки водки, куда входят спирт, вода, сама бутылка, этикетка, расходы на зарплату персоналу и другие производственные расходы — 40 рублей, из которых спирт составляет 15 рублей. Акциз и налоги составляют около 120 рублей. Чистая себестоимость получается минимум 160 рублей. Но еще мы не учли расходы на маркетинг, офис — это составляет около 30 рублей. 15-20% — наценка дистрибьютора и транспортные расходы. Итого магазин получает водку по цене 215 рублей, добавляет к ней свою наценку около 15%, и на полке цена бутылки составляет наши 250 рублей. Заметьте, при этом расчете производитель вообще не получает прибыли.

Собчак: И как тогда можно уложиться в минимальную цену — 185 рублей?

Мечетин: При дотациях, преференциях, особых соглашениях с ритейлом. Хотя ритейл тоже не стремится развивать продукцию, на которую снижена маржа. Что касается «Татспиртпрома», это государственная компания: для нее чистая прибыль менее важна, потому что часть акцизов от производства водки поступает в бюджет Татарстана, который владеет предприятием. Они могут работать с минимальной прибылью, потому что деньги все равно поступают в республику.

Собчак: Насколько я знаю, вы пытались бороться с торговыми сетями. У вас был скандал с крупной сетью «Дикси», и некоторое время ваша продукция вообще там не продавалась.

Мечетин: Я бы не назвал это скандалом. Это рабочая ситуация, пусть и с несколько негативным окрасом, тем не менее, характерная для рынка. В нашем расчете наценка розницы составляла 15%, а в реальной жизни, если говорить о крепком алкоголе, она составит около 50%. Из них примерно 25% — сама наценка, а 20-30% — ретробонусы, «плата за аналитику» и другие платежи. Последние 5-7 лет розница получала все большее и большее влияние на производителей, побеждала в любом споре. Розничному торговцу легче отказаться от производителя, нежели производителю от розницы. Именно поэтому, кстати, во многих странах отношениям «розница — производитель» уделяется большое внимание, государство пытается их урегулировать. К сожалению, в России такая попытка была формальной. Ограничили размер ретробонусов десятью процентами, но этот ретробонус стал называться «платой за объем». Розница говорила: 10% мы берем по закону, вы не платите ретробонус, и кроме этого мы хотим, чтобы вы заплатили нам 20% на основании каких-то там причин, которые мы в состоянии выдумать: маркетинг, которого не существует, аналитика, промо или что-то еще.

Собчак: И производителям некуда деться.

Мечетин: Да. Поэтому, конечно, у всех были конфликты с ритейлом. Но в результате тех изменений, которые появились в законе, эти отношения, мы считаем, стали более прозрачными по сравнению с тем, что было.

Собчак: Давайте поговорим о вашей премиальной водке Beluga, которая в магазинах стоит около 1000 рублей. Можно ли сказать, что ее себестоимость та же, просто добавляются большие расходы на маркетинг и прибыль производителя?

Мечетин: Вы же покупаете сумку Hermes, хотя в соседнем киоске продается точно такая же сумка, — просто вам нужна хорошая. Почему водку мы отделяем от других видов товаров? Человек всегда платит за излишнее больше, чем за необходимое. Человек так создан, ему нравится переплачивать. Это красота, это имидж, это высокое качество.

Собчак: Но отличить дешевую водку от дорогой на вкус достаточно сложно.

Мечетин: Наверное, водку Beluga проще отличить, потому что мы ее делаем из солодового спирта. Сам принцип производства спирта отличается. Качество высокое, хотя и имиджевая составляющая большая. Я не являюсь суперэкспертом, но, наверное, отличу.

Собчак: Тогда ловлю вас на слове. У нас в этой рубрике часто бывает так называемый «рояль в кустах». С Галицким мы заезжали в районный «Магнит», с Тиньковым посмотрели, как работают его коллекторы. А вам мы сейчас принесем три стопки водки с цветными стикерами — попробовать. Ваша задача — узнать водку Beluga среди других.

Дегустация

(Мечетин нюхает первую стопку)

Собчак: Вы что, собираетесь прямо по запаху определять? А попробовать?

Мечетин: Ну извините, что не узнал нашу недорогую водку, — мне показалось, что она импортная. Она достаточно жесткая, а иностранцы часто жестче делают.

Собчак: Свою узнали, слушайте, круто! Но все-таки вы еще раз подтвердили, что ценовую категорию узнать на вкус практически невозможно.

Бренды и имиджи

Собчак: В любом бизнесе бренды — это про миф, про создание некой сказки, которую человек покупает. В вашем случае вы купили уже готовый, хотя и малоизвестный бренд Beluga у томского предпринимателя Владимира Большанина, который разливал эту водку в небольших объемах. Почему вы решили именно купить бренд, а не разработать самостоятельно? Что такого ценного было в этом бренде?

Мечетин: Мы действительно купили этот бренд 8-9 лет назад. Там была целая группа людей, талантливых в дизайне, в понимании брендинга. У нас Сибирь в состоянии рождать собственных маркетинговых Платонов. Как мне кажется, здесь сыграла роль совокупность качеств бренда. Любой бренд должен создавать определенную связь с более сильной, уже сформированной идеей. Почему Grey Goose — мегауспешный проект на американском рынке? У Grey Goose сформирована связь с Францией. Почему с Францией? Франция — это коньяк, более премиальная категория. Это позиционирование, может быть, выражено не очень явно, но оно есть. Каждый продукт побуждает потребителя задуматься о чем-то, у него возникают какие-то эмоции.

Собчак: Интересно, какие эмоции у Александра Мамута вызывает водка Snow Leopard, которую он все время носит с собой...

Мечетин: Что-то она ему напоминает. Может быть, чистоту швейцарских гор. Это вопрос к нему.

Собчак: Но почему надо было покупать бренд, а не создать, условно говоря, свой «Русский стандарт»?

Мечетин: Уже был разработан дизайн продукции, он себя зарекомендовал позитивно на тестовых продажах. Мы понимали, что если мы расширим это с помощью нашей дистрибьюции, если мы продолжим его продвигать, то получим эффект. В принципе, эффект мы получили очень хороший. На сегодняшний день Beluga — это четвертая водка по объему в своей категории. Нас обгоняют три водки, которыми владеют крупнейшие глобальные компании: французская Grey Goose, польская Belvedere Vodka и Ciroc.

Собчак: Сколько вы заплатили?

Мечетин: Миллионы долларов заплатили.

Собчак: На тот момент вы наверняка следили за «Русским стандартом» — что вы можете о нем сказать? Люди создали бренд сами, с нуля, не думали ли вы поступить так же, прежде чем купить бренд?

Мечетин: Я думаю, что у «Русского стандарта» было видение развития русской водки как водки экспортной, и они сделали большую работу для всей индустрии. Нам, конечно, после них было гораздо легче. Поэтому спасибо нашим коллегам по цеху! Они конкуренты, но мы относимся к ним спокойно и с уважением.

Собчак: Вы испытываете гордость, что обогнали их?

Мечетин: Обогнали в чем? С точки зрения объемов они значительно больше нас. У них другая категория. Они являются лидерами в своей категории премиальной водки, мы являемся лидерами в своей категории суперпремиальной водки.

Собчак: С точки зрения маркетинга обогнали, визуально оттеснили их. Раньше образ был такой: светская жизнь, тусовка, яхты, миллионер Рустам Тарико с девушками на пляже. И вдруг вы, бизнесмен с Дальнего Востока, примерный семьянин. При этом создали бренд, который как бы занял эту нишу.

Мечетин: Может быть, их коммуникация корректна в своей ценовой категории. Наша маркетинговая коммуникация более спокойная, она корректна для нашей аудитории.

Собчак: Вам не кажется, что образ жизни человека, который с этим ассоциируется, тоже очень важен? Я очень хорошо знаю Рустама, он очень органичен в своей концепции водки. Вы, как я понимаю, совсем другой человек. Не было ли у вас имиджмейкера, который сказал: «Вам, Саша, тоже надо где-то для проформы появиться с моделями, купить огромную лодку — в общем, вести себя как водочный миллионер, чтобы у людей было к доверие к продукту»?

Мечетин: За доверие к продукту отвечает моя супруга, она бренд-директор.

Собчак: То есть вряд ли можно уговорить ее…

Мечетин: …на маркетинг с моделями.

Собчак: Что такое вообще сильный водочный бренд, можете сформулировать? 10 лет назад лидером в этой отрасли была водка «Пять озер», и для меня это абсолютная загадка: простая этикетка, не самая низкая цена — почему им удавалось держать лидерство?

Мечетин: Как мы говорили, всегда должна быть связь с более сильным мотиватором. В данном случае они играют на истории, связанной с экологией и чистотой. Возьмем три водки-лидера в среднеценовом сегменте. «Пять озер»: эту водку позиционируют как экологичную, что находит отклик в голове у любого потребителя. «Зеленая марка»: выстраивает связь с советским прошлым, какой-то Главспирттрест, кепки 60-х. Третья водка, лидер в этой ценовой категории — водка «Беленькая», которая принадлежит нам. Мы делаем ставку на позиционирование по качеству. Мы пишем на ней, что государственный стандарт разрешает, например, 5,0 мг/дм3 примесей сивушных масел, а у нас 1,6.

Собчак: В прошлом году вы начали производить в России, совместно с издательским домом Conde Nast, шампанское Vogue. Почему вы решили этим заняться?

Мечетин: Мы еще находимся в процессе запуска. Мы решили этим заняться, потому что в последние годы потребители уходят от водки к другим напиткам. Динамика по всем категориям, кроме водки, позитивная, и это нормально. Рынок виски вырос настолько, что в 2015 году в России выпили столько же виски, сколько и в Великобритании. Мы являемся экспертами в дистрибьюции, в маркетинге, и для нас важно предложить потребителю все категории продуктов.

Собчак: А шампанское — это была ваша идея или Conde Nast?

Мечетин: Идея возникла у нас. Vogue, безусловно, сильный бренд. Если уж мы говорим о том, что важно посылать продуктом какой-то месседж, то здесь он очевиден.

Собчак: Почему вы считаете, что это будет успешно в России?

Мечетин: Мы смотрим на верхнюю ценовую категорию российского игристого вина. Фактически лидер в этом сегменте — «Абрау Дюрсо». Мы будем дороже, чем «Абрау Дюрсо», но дешевле, чем итальянское игристое Asti Martini, Mondoro. И конечно, в 6 раз дешевле, чем шампанское. Если мы обеспечим хорошее качество и будем правильно работать с брендингом, то я думаю, бренд может быть вполне успешным. Думаю, к концу года все увидят это шампанское.

Собчак: Как отразилась на алкогольном рынке общая экономическая ситуация, девальвация рубля?

Мечетин: С одной стороны, потребитель начинает опускаться вниз со своей линейки и покупать менее дорогие продукты. С другой стороны, с алкоголем любопытная ситуация: в результате девальвации импортные продукты стали дороже, и мы увидели за прошлый год падение импорта примерно на 25%. И этот потребитель отчасти переключился на водку Beluga, на другие премиальные отечественные продукты, поэтому мы увидели, как ни странно, рост наших продаж в суперпремиальном сегменте. Но в то же время среднеценовой портфель оказался самым сложным, потому что средний класс пострадал. Вот такие разнонаправленные тенденции.

Собчак: Сейчас многие поехали в Крым осваивать крымские просторы для виноделия. Почему вы до сих пор так за это и не взялись?

Мечетин: Когда потребители выбирают вино, они больше ориентируются не на название, а на категорию или географическое происхождение. Что будем пить, красное или белое? Если красное, то, наверное, бордо или бургундию. За последние полвека фактически новых общеизвестных брендов создать не удалось. Поэтому этот бизнес, как ни странно, стоит достаточно далеко от брендов крепкого алкоголя. Между ними находится как раз бизнес, связанный с игристыми винами. Поэтому самое простое и естественное для нас — сначала освоиться в этой категории.

История вопроса

Собчак: Когда вы, первый из алкогольных производителей в России, проводили IPO, «Синергии» пришлось раскрыть своих владельцев, среди которых оказался тогдашний сенатор от Саратовской области, а до этого топ-менеджер РАО ЕЭС Валентин Завадников. Вы были знакомы по Находке или познакомились уже в Москве?

Мечетин: Мы знакомы были по Находке. В Находке не так много людей, которые что-то делают. Город небольшой, всего 150 тысяч человек, поэтому у нас были какие-то общие друзья, знакомые. У нас с Валентином были товарищеские отношения. Сейчас основа команды «Синергии» — это менеджеры, проработавшие со мной более 15 лет. Многие выходцы с Дальнего Востока и из Находки. Большая часть из них — миноритарные акционеры компании, нас всех связывает дальневосточное прошлое.

Собчак: В начале 1990-х годов Завадников был вице-мэром города, потом финансовым директором особой экономической зоны «Находка», которая получала из федерального бюджета деньги на создание новых производств. Ваши нынешние партнеры Николай Мягков и Николай Белокопытов тоже сперва были чиновниками, а один из них — Сергей Молчанов — работал в администрации особой экономической зоны. Так вы и познакомились с Завадниковым?

Мечетин: Не совсем так. И Белокопытов, и Молчанов — мои партнеры. Один отвечает за операционный бизнес, другой — за финансовый блок. Фактически мои сокурсники и товарищи молодости. Если у них и есть послеуниверситетский период работы в администрациях, то очень краткосрочный, себя они реализовали как профессионалы уже в «Синергии». Они и еще несколько старожилов — как раз тот круг, который вместе со мной построил компанию.

Собчак: Вы в интервью рассказываете прямо американскую историю успеха, но мы понимаем, что в 1990-х годах время было совсем другим. Расскажите, как на самом деле происходили покупки ваших первых заводов?

Мечетин: Я вам честно скажу, первых денег было около $30 000, и мы решили: мы ужасно богаты, давайте что-нибудь сделаем!

Собчак: А откуда в Находке 1998 года появились $30 000?

Мечетин: У родственников занял, у семьи. Тогда создалась уникальная ситуация. После кризиса 1998 года друг на друга наложились три вещи: первая — низкая экономическая культура советского директорского корпуса, вторая — приватизация фактически еще не закончилась, то есть акции, которые попали на рынок, стоили копейки. Я, начиная со студенчества, покупал и продавал ваучеры, чем-то торговал и так далее. То есть каким-то образом был вовлечен в финансы. И третья, в 1998 году случился кризис, и то, что стоило дешево, стало стоить очень дешево. Поэтому задача была простая — найти где-то минимальные деньги и купить что-то, что можно потом заложить в банке, взять еще денег, еще что-то купить, и так далее. И мы с ближайшими товарищами занимались тем, что покупали все подряд, что плохо лежало. Мясокомбинаты, молочные заводы, магазины, цементный завод, и так далее, и тому подобное.

Собчак: Какая была первая покупка, что на них купили?

Мечетин: Мы купили в рассрочку завод по производству крабовых палочек. Он был на стадии закрытия. Это был наш первый проект в 1999 году. Дальше мы достаточно быстро решили проблемы, заложили завод, взяли кредит в банке под 75% годовых и приобрели на эти деньги мясокомбинат в Находке. Инфляция была дикая, но тогда все начали покупать отечественные продукты, поэтому мы быстро возвращали деньги. После мы приобрели два молочных завода — в Уссурийске и Комсомольске-на-Амуре.

Собчак: Приморье в конце 1990-х было, мягко выражаясь, достаточно криминальным краем. Я читала в газетах, что в Находке была сильная банда Вэпса, в Комсомольске-на-Амуре — банда «Общак», которая, кстати, контролировала тамошний молокозавод. Наверняка вам приходилось сталкиваться с бандитами.

Мечетин: Неизбежно приходилось сталкиваться с разными людьми, с охраной ездить. Но все-таки я стартовал в поздних 90-х, и эта волна уже пошла на спад. До каких-то перестрелок дело не дошло, скажем так.

Собчак: А деньги платить приходилось?

Мечетин: Нет, я никогда ничего не платил.

Собчак: Потом у вас случился неожиданный поворот: вы купили цементный завод в Еврейской автономии, один из двух на Дальнем Востоке, и стали партнером Игоря Пушкарева, который потом был мэром Владивостока, а в прошлом году был арестован по подозрению в создании преференций для своих заводов.

Мечетин: Я не был его партнером, мы с ним конкурировали. У нас был Теплоозерский цементный завод, а второй — Спасский цементный завод — принадлежал как раз Пушкареву. Потом мы продали наш завод инвестфонду Baring Vostok Capital Partners, а фонд продал ему, и он стал цементным королем Дальнего Востока. Пушкарев — талантливый предприниматель, но вот черт его дернул пойти в госуправление.

Собчак: Почему после всех этих перипетий с крабовыми палочками и цементом вы решили сконцентрироваться именно на алкогольном бизнесе?

Мечетин: Мы говорим о 2000-х годах, когда было понятно, что нужно выстраивать какой-то федеральный бизнес. Я понимал, что это должен быть бизнес в потребительской сфере. Не нужно было иметь какой-то серьезный административный ресурс, чтобы заниматься, например, мясным бизнесом. А дальше выбор был невелик. Производством молока было заниматься тяжело — к тому времени был уже сформирован «Вимм-Билль-Данн» и другие крупные молочные игроки. Колбаса — скоропортящийся продукт, и выстраивать федеральную компанию с таким продуктом тяжело. Тогда у нас еще был ликероводочный завод «Уссурийский бальзам».

В 2000-х годах алкогольный бизнес отличался низкой консолидацией — были сотни заводов с долей рынка около 1%, которые редко продавали водку за пределами своего региона. Сначала мы так же, как и другие заводы, приобрели «Уссурийский бальзам», а потом, когда немножко разобрались в алкогольном бизнесе, поняли, что можно этот опыт масштабировать и выводить на федеральный уровень.

Свой стакан

Собчак: В 2006 году вы некоторое время входили в совет директоров энергокомпании Виктора Вексельберга «Т Плюс», которую тогда возглавлял Михаил Слободин. Как вы там вообще оказались?

Мечетин: Не совсем корректная информация. В «Т Плюс» я никогда не входил, я недолго был приглашенным независимым членом совета директором одной из дочерних компаний РАО ЕЭС России.

Собчак: То есть вам это ни за чем не надо было?

Мечетин: Ни за чем не надо. Я не принимал участия, к радости или к сожалению, в энергетическом бизнесе.

Собчак: Почему? Многие же ходят по госкомпаниям и мечтают создать или возглавить какую-нибудь дочернюю компанию.

Мечетин: Слушайте, лучше маленький стакан, но свой стакан. Работа наемным менеджером или чиновником меня никогда не прельщала.

Собчак: Вы производите впечатление человека, который в достаточно раннем возрасте понял, что политика — дело грязное и туда лучше не соваться. Но весной этого года было объявлено, что вы вошли в генсовет Партии роста Бориса Титова. Почему вы решили изменить своим принципам, которые прослеживались столько лет? И почему при этом не стали участвовать в выборах?

Мечетин: Я принципы не менял. Генсовет — это консультативный орган, члены генсовета не являлись даже членами партии.

Собчак: Зачем вам это было нужно?

Мечетин: Я считаю, что Борис Титов действительно порядочный человек…

Собчак: Завтра к вам придет порядочный человек и скажет: «Вступи в общество рыбаков». Придет порядочный Норштейн и скажет: «Вступи в общество поддержки мультфильмов».

Мечетин: Вот с Норштейном с большим удовольствием вступлю в общество поддержки мультфильмов, на самом деле! А Партия роста — на сегодняшний день это такая зачаточная политическая история, но личность Бориса такова, что те люди, которые его знают, хотят ему подставить плечо. Он просто сказал: «Друзья, кто может, вступите…»

Собчак: Голосовать ходили?

Мечетин: Я проголосовал за Партию роста, и там, кстати, ваша же коллега и подруга Ксения Соколова баллотировалась по моему участку. Поэтому все сложилось.

Блиц

Собчак: Назовите трех самых талантливых бизнесменов в России, причем одного из них — из вашей отрасли.

Мечетин: Галицкий, наверное. Все сходятся во мнении, что это человек неординарный и достоин восхищения. Несмотря на то что как ритейлер он стоял на другой стороне баррикад — на стороне людей, которые изымают у нас средства.

Я бы назвал человека талантливого во всех областях, вызывающего у меня большую личную симпатию, — это Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко, Ростик, который создал сеть «Ростикс», «Планета суши» и многое другое. Он не просто построил успешный бизнес, ему не пришлось в процессе пожертвовать своей семьей. Я говорю ему: «Ростик, давай вечером сходим поужинать». И в ответ слышу: «Я не могу, потому что я всегда ужинаю дома. Я слишком много времени провел вне семьи и сейчас хочу наверстать».

А с точки зрения отрасли это, безусловно, Рустам Тарико. Он много сделал для продвижения русской водки вне России. Талантливый бизнесмен.

Собчак: Вы бы могли дружить с таким человеком?

Мечетин: Мы друг друга знаем, хотя и не близко. Все-таки дружат не по принципу отрасли или достижений, а по каким-то другим основаниям.

Собчак: Вы не осуждаете его образ жизни, его имидж?

Мечетин: Каждый должен искать себя там, где он считает, что может найти. И дай бог, чтобы мы все нашли.

Собчак: Если бы у вас был только один миллион долларов, в какой новый бизнес вы бы сейчас его вложили?

Мечетин: Я не специалист в интернете, но мы видим, насколько сейчас интернет меняет все области жизни, начиная от СМИ, когда один блогер становится более влиятельным, чем кнопка на телевизоре. Поэтому в интернет, безусловно. За интернетом будущее.

Собчак: Представьте, что у вас есть волшебная палочка, дающая возможность изменить любые три закона в России. Что это будут за законы? Наверное, чтобы разрешили рекламу алкоголя?

Мечетин: Нет, чтобы разрешили усыновлять детей. На мой взгляд, это важно.

Собчак: Значит, разрешить иностранное усыновление.

Мечетин: Второе — вернуть рекламу. А третье? Мне кажется, очень важно каким-то образом повысить роль самоуправления в России, чтобы люди несли ответственность за свою жизнь, за свой город, за свой дом, за свой регион, за свою страну.

Собчак: Если бы была возможность сделать так, чтобы какого-то одного бренда вообще не существовало, какой бренд вы бы уничтожили? Кто ваш главный конкурент? «Русский стандарт»?

Мечетин: Ну, на самом деле, это не важно. Абсолютно не важно!

Собчак: Хорошо, не будем никого убивать, просто давайте его обозначим.

Мечетин: Grey Goose. Но не будет Grey Goose — будет же кто-то другой. Здесь важно уметь побеждать в конкуренции.

Россия > Алкоголь > snob.ru, 15 ноября 2016 > № 1968545 Александр Мечетин


Россия. ЮФО > Алкоголь > ria.ru, 15 октября 2016 > № 1932686

Лишь два российских винодельческих предприятия — "Массандра" и "Коктебель" — получили на сегодняшний день лицензию на производство вин, защищенных географическим указанием. Об этом в своем выступлении на 6-м Всероссийском саммите виноделов в Абрау-Дюрсо сообщил президент Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович, передает обозреватель радио "Спутник в Крыму" с места событий.

"Чего же вы ждете? В Крыму уже выдали лицензии", — обратился к присутствующим предпринимателям Попович.

Он отметил, что представителям крымских предприятий приходилось проводить в кабинетах чиновников по несколько недель, чтобы получить лицензии, однако этот вопрос решаемый, о чем свидетельствует наличие лицензии у "Массандры" и "Коктебеля".

Попович акцентировал внимание на том, что вина с защищенными географическими указаниями – это большой толчок для развития виноделия. В этом случае российское виноделие получит "новый уровень развития".

В свою очередь председатель Совета "Российского Союза виноградарей и виноделов", уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей Борис Титов считает, что крымские предприятия получили лицензии раньше остальных, имея при этом некоторые недостатки, благодаря повышенному вниманию к региону со стороны власти.

"Сегодня наши государственные органы Крым любят больше, чем всю остальную территорию Российской Федерации, наверное, есть для этого основания и справедливость, потому что Крым прошел достаточно серьезные политические времена и сегодня должен догонять все остальные территории РФ", — считает Титов.

Также Титов заявил, что виноделы в России сталкиваются с множеством проблем, одна из которых — отсутствие качественного виноматериала. Он отметил необходимость развития данного направления и в этой связи упомянул северный регион Крыма, где, по его словам, есть земли, которые можно было бы использовать для посадки виноматериала.

"Развитие крупных хозяйств на севере Крыма, которые могли бы дать десятки тысяч гектаров, позволило бы обеспечить импортозамещение базовому виноматериалу. Сегодня Россия закупает огромные объемы (вина — ред.) из ЮАР, Испании, Аргентины, Италии, Чили. Это вино можно производить в Крыму, но это должны быть огромные хозяйства. И при этом производить базовое, не брендированное вино. Это один путь. Для этого государство должно сделать усилие и обеспечить создание такого рода хозяйств", — сказал он.

В то же время бизнес-омбудсмен заметил, что это не самая быстрая прибыль для производства вина, особенно полного цикла. Иногда виноделам приходится ждать доходов от семи до девяти лет. Титов заявил о необходимости в этом случае государственной поддержки, которая позволит производителю развиваться и на которую он сможет рассчитывать, пока нет прибыли.

Защищенное географическое указание (ЗГУ) означает, что вино произведено в определенном регионе. Для маркировки вин с ЗГУ предусмотрены отдельные спецмарки и налоговые льготы – установлена пониженная ставка акциза.

Россия. ЮФО > Алкоголь > ria.ru, 15 октября 2016 > № 1932686


Грузия > Миграция, виза, туризм. Алкоголь > newsgeorgia.ru, 9 сентября 2016 > № 1889829

Рифаи: Грузия – самая красивая страна в мире

Генсек Всемирной туристской организации подчеркнул, что место проведения Глобальной конференции по винному туризму было выбрано не напрасно.

ТБИЛИСИ, 9 сен — Sputnik. Благодаря природе, культуре, вину и гостеприимству народа Грузия является самой красивой страной в мире, сказал генеральный секретарь Всемирной туристской организации (ЮНВТО) Талеб Рифаи.

Это заявление Рифаи сделал в Грузии в ходе Глобальной конференции по винному туризму. Мероприятие, которое проводится под эгидой ООН, призвано содействовать развитию туристического потенциала страны, а также ее популяризации в мире как страны — родины вина.

"Для нас большая честь находиться здесь, в первую очередь, потому, что мы находимся в самой красивой стране в мире, и я имею в виду именно то, что говорю. Грузия очень красива не только своей природой, горами, историей вина, которая насчитывает 8 тысяч лет, но и красивейшим народом, гостеприимством, это самый живой народ в мире", — сказал Рифаи.

Генсек Всемирной туристской организации также выразил восхищение грузинским традиционным песнопением.

"Вино – олицетворение жизни… Восемь тысяч лет назад это началось именно здесь, в Грузии. Здесь были люди, которые подумали, что могут производить лучший напиток, лучший продукт из винограда, который сохранится тысячелетиями. Задумайтесь на минуту, мы принимаем это как норму, хотя началось все именно в Грузии. Они это развили, и после весь мир также начал перенимать это", — отметил Рифаи.

Рифаи подчеркнул, что место проведения конференции было выбрано не напрасно.

Грузия – страна, которую раз в жизни должен посетить каждый человек, сказал генсек Всемирной туристской организации.

Глобальная конференция по винному туризму открылась в среду и в ней участвуют более 150 организаций. Мероприятие проходит в Тбилиси и в регионе Кахетия. Для участия в конференции в Грузию приехали более 250 делегаций из 42 стран.

Грузию с виноделием и виноградарством связывает 8 тысяч лет непрерывной истории, что подтверждают многочисленные археологические раскопки. На территории Грузии виды дикой лозы распространены и сегодня. С 80-х годов прошлого века лесная виноградная лоза занесена в Красную книгу Грузии как объект государственной охраны. Помимо диких сортов, в Грузии описаны более 500 видов грузинских культурных сортов виноградной лозы, откуда около 430 находятся под охраной в различных государственных и частных коллекционных виноградниках.

В 2013 году, по решению ЮНЕСКО, грузинский способ выдержки вина в квеври (глиняные кувшины) попал в список неприкасаемого культурного наследия человечества.

Грузия > Миграция, виза, туризм. Алкоголь > newsgeorgia.ru, 9 сентября 2016 > № 1889829


Грузия. Россия > Алкоголь > newsgeorgia.ru, 9 сентября 2016 > № 1889828

Россия вновь импортер №1 грузинского вина

Грузия за восемь месяцев экспортировала вино в 46 стран мира на сумму 64,8 миллиона долларов.

ТБИЛИСИ, 9 сен — Sputnik. Россия продолжает лидировать среди импортеров грузинского вина — за январь-август Грузия отправила в эту страну примерно 14,7 миллиона бутылок, что на 45% больше данных за аналогичный период прошлого года.

Всего Грузия с начала 2016 года экспортировала примерно 28,2 миллиона бутылок (0,75 литра) вина, что на 42% больше по сравнению с данными 2015 года, говорится в сообщении на сайте Национального агентства вина Грузии.

С января по август Грузия отправила вино в 46 стран мира на сумму 64,8 миллиона долларов, что на 16% больше по сравнению с аналогичным периодом 2015 года.

Китай вышел на второе место по количеству импортированного грузинского вина (примерно 3,4 миллиона бутылок). Рост экспорта в эту страну составил 184%.

Украина, куда за отчетный период экспортировали более 3 миллионов бутылок вина, находится на третьем месте. Рост экспорта в эту страну составил 75%.

В пятерку основных экспортеров грузинского вина также вошли Казахстан (примерно 2,3 миллиона бутылок) и Польша (примерно 1,4 миллиона бутылок). За восемь месяцев экспорт в Казахстан сократился на 22%, а в Польшу вырос на 34%.

Экспорт грузинского вина также вырос в Киргизию (107%), Беларусь (47%), Эстонию (39%), Великобританию (65%), Японию (12%), США (10%).

Грузия. Россия > Алкоголь > newsgeorgia.ru, 9 сентября 2016 > № 1889828


Китай > Алкоголь > chinapro.ru, 15 июля 2016 > № 1825219

Крымская компания "Массандра" отправила первую партию своего вина в Китай. Всего в КНР поставлено более 17 000 бутылок сухого и полусухого вина. На прилавках китайских магазинов они появятся в середине августа 2016 г.

Китайские закупщики заказали еще одну партию продукции "Массандры" – полусладкое и марочное столовое вино. Напитки доставляются в Поднебесную по морю, через порт Новороссийск.

Федеральное предприятие "Массандра" — это винзавод с восемью подразделениями первичного виноделия. Коллекция вин этой компании состоит из почти миллиона бутылок и занесена в Книгу рекордов Гиннесса.

Напомним, что в КНР уже давно распробовали алкогольную продукцию из стран бывшего СССР. Так, Грузия нашла в Поднебесной крупнейший рынок для своего вина. По итогам 2015 г., экспорт грузинского вина в КНР превысил 2,67 млн бутылок. Власти этой кавказской страны планируют за ближайшие пять лет довести данный показатель до 10 млн бутылок ежегодно.

Как ожидается, в 2016 г. продажи грузинского вина в Китае составят 3 млн бутылок. Пять лет назад Грузия продавала китайским партнерам несколько сотен тысяч бутылок. А по итогам 2015 г., объем продажи грузинского вина в КНР вырос на 122% относительно уровня 2014 г.

Китай > Алкоголь > chinapro.ru, 15 июля 2016 > № 1825219


Греция. Австралия. Весь мир > Миграция, виза, туризм. Алкоголь > grekomania.ru, 13 июля 2016 > № 1827175

Вино является одним из важнейших элементов кухни каждой страны, и не случайно его производство распространилось из Средиземноморья на все континенты.

10 лучших винных маршрутов в мире, которые стоит пройти каждому, предлагает американский веб-сайт CNN. В топ-10 входит греческий остров Санторини.

Как пишет CNN: «Вино может быть последней вещью, приходящей в голову тому, кто посещает кальдеру Санторини, отвесные скалы и великолепный вид на море.

Тем не менее, на острове выращиваются 9 местных сортов винограда, среди которых знаменитый «асиртико».

Следы этого сухого белого вина были обнаружены в доисторическом поселении Акротири, которое было похоронено под слоем пепла во время извержения вулкана, увлёкшего под воду половину острова. Поистине уникальным элементом виноделия в Санторини является способ, при котором молодые лозы подрезаются в форме корзины, в результате чего гроздья оказываются внутри, защищённые от сильных ветров, дующих с Эгейского моря зимой».

Топ-10 лучших винных маршрутов в мире:

1. Долина Хантер, Австралия

2. Напа и Сонома, Калифорния

3. Алентежу, Португалия

4. Мыс Winelands, Южная Африка

5. Route Des Vins, Эльзас, Франция

6. Санторини

7. Долина Майпо, Чили

8. Оканаган, Канада

9. Тоскана, Италия

10. Бенту-Гонсалвес, Бразилия

Греция. Австралия. Весь мир > Миграция, виза, туризм. Алкоголь > grekomania.ru, 13 июля 2016 > № 1827175


Украина > Алкоголь > interfax.com.ua, 13 июля 2016 > № 1824393 Ольга Ивушкина

Гендиректор "Истерн Беверидж Трейдинг": Теневой оборот водки к концу года может составить 60%

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" генерального директора "Истерн Беверидж Трейдинг" Ольги Ивушкиной

Вопрос: Наиболее болезненной темой для отрасли сейчас является пересмотр минимальных розничных цен на водку. Ряд производителей через суды питаются вообще их отменить, какая ваша позиция по этому вопросу?

Ответ: Институт минимальных розничных цен (МРЦ) всегда являлся действенным инструментом по борьбе с теневым рынком. Минимальная розничная цена рассчитывается с учетом всех затрат на производство и уплаты налогов в полном объеме с произведенной продукции. МРЦ создает барьер для входа в розницу нелегального продукта. Чем быстрее пересматривается минимальная розничная цена после увеличения ставок акцизного сбора, тем меньше шансов у нелегального производителя расширить реализацию своей продукции. На текущий момент уровень минимальных цен на алкогольные напитки, с учетом отмены Постановления КМУ от 17 июня 2015 г. №426, составляет 39,9 грн за одну бутылку 0,5 л, хотя только величина налогов с одной бутылки составляет 30 грн. И это, мягко говоря, не может не беспокоить производителей. В перспективе необходимо законодательно предусмотреть обязательный пересмотр правительством минимальных цен в течение месяца с момента повышения ставок акцизного сбора. Это выглядит логично и обоснованно. Однако, по-видимому, кому-то остается интересным наличие процесса рассмотрения бесчисленных ходатайств отрасли, проведения совещаний на эту тему. Бюрократическая и коррупционные машины в нашей стране пока, к сожалению, непреодолимы.

Вопрос: Какой сейчас в рознице должна быть стоимость бутылки водки по вашим оценкам?

Ответ: Учитывая текущий уровень цен на спирт и энергоресурсы, а также размер акцизного налога, минимальные розничные цены не могут быть ниже 70 грн за 1 бутылку водки 0,5 л.

Вопрос: Насколько с начала года выросла себестоимость производства бутылки водки, учитывая рост акцизов и стоимости спирта?

Ответ: В среднем себестоимость выросла на 30%.

Вопрос: ГФС постоянно отчитывается в пресечении случаев нелегального производства спирта и ликероводочных изделий. Производители видят реальные результаты работы налоговиков?

Ответ: С удовольствием ознакомилась бы с таким отчетом…

Давайте попытаемся найти подтверждение подобным заявлениям на реальных цифрах.

Исторически рынок водки составлял около 40 млн дал в год. В 2008 году легальное производство водки в Украине (без учета АРК) составляло 41 млн дал, а по итогам 2015 года цифра сократилась до 18 млн дал. Это официальные статистические данные. Потребление крепкого алкоголя в нашей стране – условно-постоянная величина и тот факт, что легальное производство снижается, прямо указывает на рост теневого рынка. По нашим оценкам, рынок нелегальной водки на текущий момент составляет не менее 50%.

В 2016 году в результате агрессивного повышения ставок акцизного сбора прогноз падения легального рынка составляет от 25% до 30%. И если "пресечение случаев нелегального производства" будет продолжаться таким же образом, как сейчас, то доля теневого оборота водки на конец года составит более 60%.

Вопрос: То есть реальной борьбы с "теневым рынком" бизнес не видит?

Ответ: Давайте посмотрим правде в глаза: никакой борьбы с теневым обращением спирта нет. В моем кабинете стоит образец водки в 10-литровом бумажном пакете. Я нашла контакты продавца в интернете, заказала эту продукцию онлайн, мне ее привез курьер буквально через полчаса. Стоит подобное изделие от 200 до 340 грн. На этом напитке нет акцизной марки, он изготовлен на основе нелегального спирта, разлит в Украине, название производителя указано на веб-странице продавца. Мы неоднократно привозили подобные пакеты с контрафактом в Минфин и ГФС. Все знают об этой продукции - и участники рынка, и чиновники, и сотрудники контролирующих органов, однако никаких действий не происходит. Интернет пестрит подобными объявлениями. География продаж – вся Украина.

Я даже не буду поднимать вопрос качества подобных напитков. Никто не проверяет, насколько жидкость в этих бумажных пакетах безопасна для потребителя, в каких условиях разливается эта смесь (водкой я это назвать не рискну). Вы знаете, сколько в год умирает украинцев от отравления алкоголем? Примерно 8 тыс. чел. Это страшная цифра. Государство обязано нести ответственность, в том числе, и за здоровье нации.

Вопрос: Тогда какой выход из ситуации видите?

Ответ: Выход только один: наличие политической воли. Нужно буквально физически закрыть нелегальные пункты розлива контрафактных алкогольных напитков и привлечь к уголовной ответственности нелегальных производителей. Государство может бесконечно повышать акцизные сборы, увеличивая налоговую нагрузку на легальных производителей, но пока будет существовать теневой рынок, легальное производство алкогольных напитков будет только снижаться. А это значит, что страна не получит ожидаемых от повышения акцизов средств, будут уменьшаться размеры налогов и отчислений в бюджеты всех уровней, сокращаться рабочие места. Кроме того, уменьшение легального производства влечет за собой убытки наших партнеров и поставщиков - производителей бутылок, тары, перевозчиков и т.д. Отказываясь бороться с нелегальными производителями спиртного, государство не только не получает ожидаемые средства, но и уничтожает сразу несколько отраслей. И это реальность.

Потери государственного бюджета от роста теневого рынка очевидны и заключаются в отсутствии обложения налогами оборота в размере 20-25 млн декалитров водки. По расчетам аналитиков нашей компании, в 2016 году сумма потерь от неуплаты основных налогов с теневого обращения алкоголя составит более 10 млрд грн.

Государство, получается, не заинтересовано в дополнительных 10 млрд грн. Более того, именно государство сегодня создает условия, когда теневым водочным бизнесом заниматься выгоднее, чем легальным. Чем больше стоимость акциза в цене бутылки водки, тем нелегальный бизнес становится выгоднее. У нелегальных производителей фантастический уровень доходов при минимальных затратах. Зачастую они даже не тратятся на поддельную акцизную марку. Они просто не платят налоги. Никакие.

Вопрос: Насколько вероятен сценарий повышения акцизов с 2017 года?

Ответ: Акцизы повысят точно. До сих пор законодательно закреплен принцип индексации акцизов в соответствии с индексом инфляции. Очень хочется верить, что только на этот процент они и будут повышены. Агрессивная налоговая политика государства прямо приводит к сокращению легального производства и росту нелегального. Так, в 2015 году рост ставок акцизного налога на 25% не привел к увеличению мобилизации средств госбюджета. Доходы от акцизного сбора с ликеро-водочной продукции в 2014 году составляли 5,4 млрд грн, в 2015 году – 5,3 млрд грн. Причина – уменьшение легального производства. По итогам прошлого года легальное производство водки сократилось на 15%. При этом, поскольку потребление алкоголя не уменьшилось, на лицо перераспределение потоков в пользу теневого обращения спирта. В результате за 2015 год доля теневого рынка выросла и на конец года составляла около 54% общего оборота водки.

Вопрос: Хочется уточнить вопрос с электронной акцизной маркой, на которую так надеются Минфин и ГФС. Для представителей алкогольной отрасли она актуальна?

Ответ: Моя личная позиция: это еще один инструмент давления на легальный бизнес. Чиновники могут заставить производителя оплатить и повесить на бутылку водки хоть несколько марок (как бумажных, так и электронных), но пока государство не начнет реально бороться с теневым рынком спиртного, эффекта не будет.

Вопрос: Сейчас активно обсуждаются модели приватизации спиртзаводов "Укрспирта". Ваша компания будет готова принимать участие в процессе приватизации или для вас это неинтересно?

Ответ: Мы все понимаем, что привлечь деньги в Украину от иностранных инвесторов, а наша компания является собственностью иностранного инвестора (английского финансиста Нила Смита - ИФ), мы сможем лишь тогда, когда обеспечим гарантии нормального функционирования экономики, конкуренции и защиту этих инвестиций. В противном случае какой смысл инвестировать в рынок, где доля теневого оборота составляет более 50%?

В целом приватизацию мы поддерживаем. Если у спиртзавода будет частный собственник, он будет заинтересован в производстве качественного продукта, в снижении себестоимости спирта, будет ориентироваться на то, чтобы расширять рынок сбыта своей продукции. Я уверена, что мы найдем качественный спирт для производства наших напитков, даже если заводы будут приватизированы. Сейчас же на рынке спирта нет здоровой конкуренции, цена на спирт устанавливается монопольно. Считаю, что все нерыночные механизмы нужно убирать и минимизировать влияние государства на отрасль.

Вопрос: По вашим оценкам, на какой показатель по производству водки может выйти отрасль в 2016 году?

Ответ: В первом квартале этого года падения производства алкогольных напитков не произошло, потому что акцизы повысились с 1 марта и все производители пытались нарастить объемы производства, сделать товарные запасы до этой даты. Именно поэтому за пять месяцев года легальное производство водки для внутреннего рынка сохранилось на уровне прошлого года и составило около 7 млн дал.

К концу 2016 года производство алкоголя в стране будет снижаться. Мы прогнозируем падение легального производства за год не менее чем на 25%.

В целом ситуация на рынке водки очень сложная. С одной стороны, мы имеем давление нелегалов и отсутствие актуальных минимальных розничных цен, с другой – рынок является высоко конкурентным и чувствительным к цене. Демпинговые войны лидеров рынка приводят к сокращению долей (соответственно, и объемов производства) других производителей.

Мы в демпинговых играх не участвуем. Когда производитель в попытке увеличить объемы продаж снижает цену, то, как правило, жертвует какими-то другими характеристиками, одновременно нанося ущерб бренду, обесценивая его в глазах потребителя. Наша компания индексировала цену на водку в соответствии со стоимостью акцизов и спирта.

Вопрос: Какова сейчас стоимость бутылка Medoff в рознице?

Ответ: Мы обновили дизайн продукции Medoff и таким образом говорим потребителю, что это достойный, качественный напиток. Да, в силу экономической ситуации бутылка Medoff емкостью 0,5 л стоит порядка 70 грн, но это качественная водка с проверенной репутацией. Именно благодаря великолепному качеству на последнем конкурсе в США "San Francisco World Spirits Competition" Medoff был отмечен медалью Double Gold.

В то же время мы понимаем: наш покупатель не становится богаче, поэтому предлагаем несколько водок по более доступной цене. Например, последняя новинка - Medoff Original - будет стоить в рознице на 5 грн дешевле, но ни по органолептическим свойствам, ни по внешнему виду этот напиток не уступает основной линейке. Ту же концепцию имеет водка "Наша марка калиновая", которая показывает очень хорошие показатели продаж в низко-ценовом сегменте. Это дает возможность потребителю оставаться с любимыми брендами.

Вопрос: В 2014 году вашей компании трудно было перенести бизнес из Крыма на территорию материковой Украины? Была ли какая-то льготная программа от государства для таких компаний?

Ответ: Мы перерегистрировали предприятие в Украине, заново получили свидетельства плательщиков НДС на все торговые филиалы. Трудоустроили в Украине более 1 тыс. сотрудников, организовали производство. Только акцизов в бюджет уплатили 1,3 млрд грн с момента переноса производства на материковую часть. Это был колоссальный труд, поскольку со стороны государства не было никакой поддержки или льготной процедуры оформления документов. По сути, нам пришлось своими силами организовать бизнес заново: государство не было заинтересовано в переносе крупной компании-налогоплательщика с территории аннексированного Крыма в Украину.

Вопрос: Где компания разливает свою продукцию сейчас?

Ответ: Мы используем несколько площадок для производства продукции: водка разливается в Запорожье на производственных мощностях холдинга Global Spirits; вина, коньяки, шампанское и САН в стеклянной бутылке - в Одесском регионе, САН в жестяной банке - в Черкассах.

Наш штаб производства расположен в Запорожье, центральный офис "Истерн Беверидж Трейдинг" находится в Киеве, в регионах у нас торговые представительства. Компания сохранила и активно развивает собственную систему дистрибуции – это наше конкурентное преимущество.

Вопрос: Многие компании после ухудшения экономической ситуации в 2014 году прошли процесс реструктуризации своих кредитных задолженностей. Перед вашей компанией стоял такой вызов?

Ответ: Мы не обременены кредитами и у нас несущественная долговая нагрузка. Это принципиальная позиция нашего акционера.

Вопрос: Как компания вышла из ситуации после закрытия поставок виноматериалов из полуострова Крым?

Ответ: Сейчас все производственные процессы уже отлажены: вина "Коктебель" успешно разливаются в Одесской области. Конечно, пришлось потратить некоторое время на поиск качественных виноматериалов, тем более, что прошлый год был сложным по количеству и качеству сырья - был определенный дефицит, росла цена. Мы работаем только с качественным сырьем, поэтому покупаем виноматериалы не только в Украине, но и в Молдове. По вину у "Коктебеля" сейчас доля небольшая - около 1,3%, это связано со сложностями переноса производства на материковую часть Украины. Однако мы нацелены возобновить свои продажи и нарастить долю на рынке.

Вопрос: Учитывая подписание Соглашения о зоне свободной торговли с ЕС и ежегодное снижение импортных ставок на европейскую продукцию, насколько конкурентным на полке будет украинское вино?

Ответ: По цене отечественное вино все равно будет оставаться привлекательным, поскольку даже если пошлины обнулятся, валютная составляющая останется. Но выиграет однозначно тот, кто производит качественное вино. Украинское вино может быть качественным. Я горжусь, что даже среди небольших отечественных производителей есть те, качество которых не уступает итальянской продукции.

Вопрос: Как оцениваете перспективы экспорта украинского вина? Для каких иностранных потребителей оно может быть интересным?

Ответ: Нужно понимать, что любая экспортированная бутылка вина – это хороший вклад в развитие компании. Когда идем разговаривать с импортерами, мы показываем им весь портфель. Сейчас мы экспортировали первую партию коньяка "Коктебель" в Израиль, ведем переговоры о поставках вин и шампанского "Коктебель". Хочется верить, что Украина начнет массово экспортировать свои вина, но в ближайшем будущем это вряд ли произойдет. По водке ситуация гораздо лучше: украинская водка ценится в мире, она качественная, это уже своего рода международный бренд.

Вопрос: В какие страны экспортирует водку ваша компания?

Ответ: До недавнего времени экспортные продажи нашей водки ориентировались на страны СНГ, меньшая часть шла в страны ЕС и на азиатские рынки. Сейчас, поскольку в странах СНГ произошли такие же девальвационные процессы, как и в Украине, этот рынок сузился. Поэтому для нас очень важными стают рынки ЕС и Азии. В настоящее время продукция наших торговых марок экспортируется более чем в 20 стран.

Вопрос: Ввиду того, что у компании нет собственных площадок по розливу, вы не рассматривали возможность их приобретения? Тем более, что, по вашим словам, на рынке есть избыток площадок.

Ответ: Пока не произойдет детенизация рынка, пока мы не будем уверены, что водочный рынок – легальный, смысла вкладываться в производственный актив я лично не вижу.

Вопрос: Насколько актуальным для производителей алкоголя является вопрос оплаты за товар торговыми сетями?

Ответ: Конечно, сети задерживают выплаты, срок выплат иногда составляет до 120 дней. Это очень больной вопрос для производителей. Отрасль всегда испытывает дефицит оборотных средств, потому что производители оплачивают акциз и стоимость спирта авансом. Мы вынуждены иметь очень качественную систему прогнозирования денежных потоков и сценариев развития ситуации на рынке.

Вопрос: "Истерн Беверидж Трейдинг" планирует расширять ассортимент производимой продукции?

Ответ: У нас много идей, которые доведены до состояния готового продукта и ждут своего часа для выхода на рынок. Практически в каждой категории у нас готовятся новинки. В декабре прошлого года компания запустила производство шампанского "Коктебель". Сегодня выпускаем три вкуса: брют, полусладкое и мускат. Бутылка в рознице - около 70-75 грн. Это направление считаем очень перспективным. Сейчас очень сильно растет сегмент недорогого шампанского, в более дорогом сегменте и конкуренция жестче, и рост продаж не такой. Но мы принципиально не работаем с шампанским "Коктебель" в низкоценовом сегменте, поскольку наш напиток - качественный и вкусный.

Кроме этого, потребитель сейчас очень активно интересуется напитками в меньших упаковках. Такой вид упаковки показывает хорошие продажи. Наша новинка – вино в маленькой упаковке. В этом направлении мы ставим две цели: дать возможность потребителю попробовать наш продукт в меньшем объеме. Кроме того, мы сторонники культурного потребления алкоголя, поэтому такая упаковка может быть интересна молодежи категории ready to drink и стать альтернативой пиву.

Вопрос: Ваш акционер Нил Смит принимает активное участие в управлении компанией?

Ответ: Наш акционер абсолютно владеет ситуацией на рынке и в компании. Он часто посещает Киев с рабочими визитами. Он – успешный финансист с международным опытом, поэтому его мнение и рекомендации очень важны для оперативного управления компанией.

Вопрос: Какая сейчас ваша доля на рынке крепкого алкоголя? Насколько она может вырасти (сохранится) в 2016 году?

Ответ: Сейчас "Истерн Беверидж Трейдинг" занимает 4-е место среди производителей водки. Мы не намерены уступать долю рынка, ну, а насколько нам удастся ее нарастить, обсудим по итогам 2016 года.

Украина > Алкоголь > interfax.com.ua, 13 июля 2016 > № 1824393 Ольга Ивушкина


Киргизия > Алкоголь > kyrtag.kg, 26 июня 2016 > № 1803658

Жителя села Комсомол в Нарынской области приняли решение полностью отказаться от алкогольных напитков. Об этом сообщили в муфтияте Кыргызстана.

«В маленьком селе Комсомол, где проживают 450 семей, запретили употребление и продажу спиртных напитков. Решение было принято по инициативе большинства жителей села. Владельцы трех магазинов села согласились прекратить продажу алкоголя»,- сообщили в муфтияте.

Член совета аалымов Эрик Молдокулов организовал для сельчан ифтар, на котором сказал, что это решение послужит примером и для других сел. От имени областного казыята, Молдокулов вручил благодарственные письма владельцам магазинов, прекратившим продавать спиртные напитки.

Следует отметить, ранее от спиртных напитков отказались жители села Бирлик Ат-Башинского района и села Мин-Булак Нарынского района.

Киргизия > Алкоголь > kyrtag.kg, 26 июня 2016 > № 1803658


Россия > Алкоголь > svoboda.org, 16 июня 2016 > № 1817905 Вадим Дробиз

О водке!

В России теперь пьют меньше, но… больше

Сергей Сенинский

Здесь все – как в плюс, так и в минус. Общее потребление крепкого алкоголя в стране за шесть лет чуть сократилось. При этом резко выросла доля нелегального спиртного и разного рода суррогатов. Резкое падение рождаемости в 90-е годы при одновременном росте числа пенсионеров в стране объективно сократило само количество пьющих. Тогда как фактор экономического кризиса, в свою очередь, добавил россиянам "поводов". А только что проведенное в России очередное повышение минимальной розничной цены водки вряд ли окажет на рынок какое-либо влияние, отмечает эксперт: легальной водки по такой цене в легальной же торговле все равно не найти – она как минимум на 20% дороже.

В 2010 году российские власти, после 10-летнего перерыва, вернулись к установлению минимально допустимой розничной цены продаваемого в стране крепкого алкоголя. Для полулитровой бутылки водки она была определена тогда в 89 рублей. В течение пяти лет подряд эта цена непрерывно повышалась, достигнув в 2014 году уже 220 рублей. Но тут грянул кризис, и в 2015 году минимальную цену снизили до 185 рублей. Теперь же, с 13 июля, ее вновь повысили – до 190 рублей.

Повышение это, скорее, номинальное, его просто не заметят, уверен многолетний руководитель российского Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА) Вадим Дробиз:

– Если кто-то ожидал, что розничные продажи водки вырастут, то они не только не выросли, но и упали примерно на 5-6% даже при минимальной цене в 185 рублей – после снижения с 220 рублей. Ведь для кого она была снижена? Для тех, кто покупал нелегальную водку по 100 рублей в нелегальной рознице. Власти, видимо, надеялись, что часть этих потребителей перейдет на водку по 185 рублей. Но этого не произошло. Более того, потребитель продолжал уходить из "легальной" розницы, так как и 185 рублей – все равно дорого. А тот потребитель, который и раньше покупал водку по 100 рублей в нелегальной торговле, так и продолжал ее покупать.

– Еще шесть лет назад доля "нелегального" крепкого алкоголя, но продаваемого в "легальной" рознице (то есть в обычных магазинах – сетевых или несетевых) по гораздо меньшим ценам, чем легально произведенный алкоголь, составляла, по вашим же оценкам, более одной трети общего объема этих розничных продаж. Если с введением минимально допустимых цен нелегальный алкоголь стал уходить из легальной торговли, то как эта доля изменилась с тех пор? И почему минимальная цена в 220 рублей за полулитровую бутылку водки, установленная в 2014 году, оказалась неким рубежом?

– В тот момент 220 рублей – это была идеальная цена! Почему? По этой цене в легальной рознице продавалась и легальная, и нелегальная водка. То есть минимальные цены на нее сравнялись. Это привело к тому, что нелегальная водка стала занимать всего 25% объема розничных продаж. А сами эти продажи за пять лет сократились примерно на 50%. И если бы не кризис в декабре 2014 года, ситуация улучшалась бы и дальше.

– А как в кризис, на фоне резкого падения доходов населения, изменилась сама структура потребления в России – как крепкого алкоголя, так и вина или пива?

– Есть общемировая тенденция. Во времена кризисов – просто где-то это менее заметно, где-то более – растет потребление именно крепкого алкоголя. В любой стране, даже "винной" или "пивной", растет потребление нелегального крепкого алкоголя, будь то США, Великобритания, Франция, Италия или Германия. Одновременно, как все они также отмечают, падает потребление пива – даже в "пивных" странах, причем именно из-за кризиса. Сокращается и потребление вина. Кроме игристых вин: их потребление, как правило, не падает, ведь и количество праздников, и некая романтика все равно сохраняются.

– Но это общие для многих стран факторы. А о каких специфических для России стоит говорить?

– Одновременно действует очень много факторов. В России, например, уже с 2008 года огромное влияние на рынок пива оказывает демографический фактор. Из-за чего на 30% упали объемы его производства. Ведь молодежи, исходя из количества родившихся в 90-е годы, пришло на этот рынок в два раза меньше. И за восемь последних лет пивовары в России потеряли, по моим оценкам, не менее 15% потребителей. И не потому, что кто-то бросил пить. Просто люди пьют пиво, как правило, до 55 лет, потом практически его уже не пьют. Старение населения в стране происходит прежними темпами, а молодежи прибавляется вдвое меньше. Все это и обрушило пивной рынок.

– Этот же фактор, видимо, повлиял не только на рынок пива, но и на рынки вина или крепкого алкоголя?..

– На винодельческом рынке то же самое стало проявляться в России примерно с 2013 года. На рынке крепкого алкоголя эффекта демографической "ямы" стоит ожидать позже – с 2018 года. Речь о тех, кто родились в начале 1990-х, то есть вдвое меньшем количестве, чем ранее. Они начнут "приходить" на рынок крепкого алкоголя в 28 лет, что бы они до этого ни пили. Но даже при столь многофакторном влиянии на этот рынок в России – и демография, и кризис – общий объем потребления спиртного в стране, по моим оценкам, в последние 6 лет оставался практически неизменным – на уровне 13 литров "чистого" алкоголя на человека в год, как и в Евросоюзе.

– В розничной цене автомобильного бензина в России примерно 60% занимают налоги. Алкоголь, как и бензин, также входит в группу так называемых "подакцизных" товаров. Так какую часть в розничной цене легально произведенной и так же легально продаваемой в России сегодня полулитровой бутылки водки занимают все сопутствующие налоги?

– Отпускная цена завода-производителя составляет примерно 162 рубля за бутылку. И в ней 125 рублей – акцизы и НДС, то есть более 75%. Это, конечно, безумие! Соответственно, в минимальной розничной цене именно легальной водки – 220 рублей – доля тех же 125 "налоговых" рублей составит уже около 60%…

– Доля налогов в розничной цене бензина в России в последние 10-15 лет почти не менялась. А их доля в цене крепкого алкоголя?

– Составляющая акцизов в этой цене резко выросла начиная с 2012 года, когда государство изменило акцизную политику. Если с 2000 по 2011 год ставка акциза на алкоголь повышалась ежегодно примерно на 10%, то с 2012 года – уже на 30% в год. В результате доля налогов в розничной цене выросла с тогдашних примерно 45–50% до нынешних почти 60%.

– А как в целом менялось в последние годы потребление крепкого алкоголя в стране?

– Особенность этого рынка до 2010 года – почти вся заводская "нелегальная" водка продавалась в "легальной" торговле. С введением минимальной розничной цены нелегальная водка стала вытесняться из легальной розницы. Скажем, в 2015 году в России в легальной торговле было продано 100 млн декалитров этой продукции, из которых 25 млн – нелегальной водки. Значительная часть заводской нелегальной водки перешла в нелегальную торговлю и продавалась там по цене в два раза ниже – где-то по 100 рублей. Общее же потребление крепкого алкоголя в России, вместе со всеми его суррогатами, за период с 2009 по 2015 год, на мой взгляд, сократилось – исключительно по демографическим причинам! – с примерно 230 до 220 млн декалитров, то есть на 4–5%.

– Напрашивается еще одно сравнение: в общем объеме потребления крепкого алкоголя в России как менялась доля всех его видов, производимых нелегально, включая и заводскую продукцию, и разного рода суррогаты?

– В 2015 году доля нелегальной и суррогатной продукции составляла не менее 65% объема российского рынка. В 2009 году – примерно 55%. То есть ситуация ухудшилась. С одной стороны, значительная часть нелегальной заводской водки ушла из легальной розницы. Что вроде плюс. Но, с другой стороны, когда продукт продается в нелегальной торговле, контроль со стороны производителей резко падает, что уже хуже для здоровья потребителей.

– Если нелегальный алкоголь составляет две трети рынка, сокращение такой доли займет многие годы, тем более если она все еще растет…

– Нелегальный рынок спиртного существует во всех странах мира, включая самые развитые. И составляет примерно 10-15% общих объемов продаж. Победить его пока не удалось ни в одной стране: ни в Германии, ни во Франции, ни в США, ни в Италии… Но, раз уж не удается его победить, западные страны предпочли пойти по другому пути. Можно минимизировать тот вред, который способен нанести нелегальный и суррогатный алкоголь здоровью населения. Для этого алкоголь, причем именно легальный, заводского производства, должен быть доступен всем слоям населения, включая бомжей! То есть бомжи – американские, немецкие или французские – не пьют одеколон, не пьют спиртосодержащие жидкости или другие непонятные напитки… А пьют нормальный магазинный алкоголь.

– Для этого алкоголь такого качества должен быть просто доступен, не более того… В одной из недавних своих публикаций вы отмечали, что как-то обуздать, хотя бы в основном, нелегальное производство крепкого алкоголя в России станет возможно лишь тогда, когда на минимальную зарплату в стране можно будет купить не менее 100 бутылок легально производимой водки. А добиться радикального роста потребления вина – лишь когда этот же минимальный доход сравняется со стоимостью не менее 200 бутылок, пусть и дешевого, но легально производимого вина…

– Поясню, о чем идет речь… На минимальную зарплату или пособие по безработице в Германии, Франции или Италии можно купить примерно 200 бутылок легального крепкого алкоголя – полулитровых, с крепостью напитка 35–40 градусов. В США же (сам наблюдал!) в легальных магазинах продаются по 2 доллара литровые бутылки, пластиковые, абсолютно легальные, 40-градусных напитков под разными названиями. Так вообще 400 с лишним бутылок можно купить на пособие по безработице! Причем все это – нормальная заводская продукция. Поэтому никто и не пьет дрянь всякую!

– Но давайте посчитаем… Минимальная зарплата в России сегодня – 6200 рублей в месяц. С 1 июля она будет повышена до 7500 рублей – это 113 долларов по текущему курсу. Легальная водка, по вашим оценкам, стоит, как минимум, 220 рублей за пол-литра. То есть даже до уровня 100 бутылок еще очень далеко, разрыв – почти в три раза! Не говоря уже о 200 бутылках, как в западных странах…

– Да, в России ситуация кардинально иная! Даже при новой минимальной зарплате теперь – 35 таких бутылок максимум. То есть наш алкоголь примерно в 7–10 раз дороже – относительно как минимальных зарплат или пособий, так и примерно относительно средних зарплат. Так ведь у нас и продукты питания в 8–10 раз дороже – относительно тех же доходов! Поэтому тенденция здесь общая. Почему именно 100 бутылок? Это некая чисто расчетная величина. Скажем, минимальная зарплата в Москве сегодня – примерно 25 тысяч рублей в месяц. И при такой зарплате практически никто уже в городе не пьет ни аптечные настойки, ни спиртосодержащие пищевые жидкости, а пьют "нормальную" водку из магазинов. Примерно та же схема – и в регионах. Среднее потребление водки в России – одна бутылка в неделю или 3-4 бутылки в месяц. Если иметь в виду тех, кто реально пьет водку. Так вот, при зарплате в 20-25 тысяч рублей потребитель уже в состоянии выделить на эту водку 500-600 рублей в месяц – без какого-то серьезного ущерба как для бюджета семьи, так и собственного здоровья.

– Вы говорили о 220 рублях за полулитровую бутылку водки как "идеальной" минимальной цене в нынешних условиях. То есть более высокой, чем даже только что повышенная до 190 рублей. Но ведь и при более низких ценах нелегальный алкоголь уходит из легальной торговли в нелегальную…

– "Теневой" рынок достиг своего апогея еще в 2013 году при цене водки примерно 170 рублей. Когда ее повысили до 220 рублей, доля нелегальной водки в легальной рознице значительно сократилась. Но когда минимальную цену вновь снизили – до 185 рублей, ситуация отнюдь не улучшилась. Нелегальный рынок не сократился, а объемы розничных продаж водки не только не выросли, но и, наоборот, упали. То есть и 185 рублей уже было слишком много…

– Так тем более новые повышения минимальной цены приведут разве что к небольшим дополнительным налоговым поступлениям в казну, но не к сокращению нелегального производства спиртного… Или вы исходите из того, насколько розничные цены на "легальную" водку соответствуют реальным затратам на ее производство и продажу?

– Если мы действительно хотим установить легальную минимальную розничную цену, то и ориентироваться надо на реальные минимальные затраты. Есть заводская цена производителя. Далее. Готовую водку у него покупает дистрибьютор, минимальная наценка которого – 20%. Меньше она быть не может, так как половина этого – его собственные издержки. Наконец, есть розничная торговля. Если это несетевой магазин, он в любом случае сделает наценку в 30 рублей. То есть в обычном, несетевом магазине цена сложится примерно так: 162 рубля – отпускная цена производителя, плюс 20% – дистрибьютор, плюс 30 рублей – самой рознице. В целом и получится 220–230 рублей, сейчас, наверное, уже ближе к верхней границе. Если же говорить о сетевой торговле, которая сама забирает готовое спиртное у производителя, то, как правило, ее наценка, включающая и маркетинговые фонды, и все остальное, – 60 рублей, как минимум. Вновь считаем: 162 рубля – отпускная цена завода и плюс 60 рублей – наценка самой торговой сети. Итог почти тот же – 222 рубля. Поэтому, если мы действительно хотим, чтобы она стала легальной ценой, то и надо было сохранить уровень в 220 рублей, который был достигнут еще в 2014 году.

– Однако буквально через две недели и сам механизм установления минимальной розничной цены во многом просто утратит смысл. С 1 июля в розничной торговле спиртным в России запускается система ЕГАИС (Единая государственная автоматизированная информационная система контроля производства и продажи спиртных напитков). Что это изменит по сути?

– Эта система позволяет отслеживать прохождение каждой единицы алкогольной продукции, за счет специальной маркировки, от производителя или импортера до конечного потребителя – через кассу розничной торговли. Таким образом, с 1 июля система ЕГАИС отсечет уже всю нелегальную водку из легальной розницы и позволит сформировать свою реальную минимальную розничную цену в каждом из регионов.

Россия > Алкоголь > svoboda.org, 16 июня 2016 > № 1817905 Вадим Дробиз


Россия > Алкоголь. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 2 июня 2016 > № 1780369 Игорь Бухаров

Федерация рестораторов и отельеров: Медведеву не писали о проблемах ЕГАИС

О том, что федерация обратилась к главе правительства, сообщила газета «Коммерсантъ». Президент Федерации рестораторов и отельеров Игорь Бухаров прояснил ситуацию в беседе с Business FM

Рестораторы и отельеры не писали письмо премьер-министру Дмитрию Медведеву с просьбой решить проблему с ЕГАИС, возникшую в отрасли. Об этом Business FM сказал президент Федерации рестораторов и отельеров Игорь Бухаров.

Ранее газета «Коммерсантъ» написала, что федерация обратилась к главе правительства, указав на ряд проблем. В частности, речь шла о том, что с введением учета продаж алкоголя рестораторы и отельеры перестали продавать спиртное через мини-бары. Однако не только это беспокоит сегодня отрасль, подчеркнул Бухаров.

Игорь Бухаров

президент Федерации Рестораторов и Отельеров России

«Мини-бары сегодня имеют проблему только одну: как это разместить в гостинице и как завести эту информацию в ЕГАИС. Действительно, сегодня, с точки зрения обслуживания этих маленьких бутылочек, которые вы хотите положить в мини-бары, конечно, достаточно дорого по сравнению вообще со стоимостью этого алкоголя, например, в большой бутылке, поэтому многие просто от этого отказываются. Вопрос заключается в том, нужно ли сегодня гостю это или нет? Некоторые говорят, что нужно, это стандарт обслуживания. Это проблема не столь глобальная, хотя иностранцы, приезжающие из-за границы сюда, для них есть некий стандарт, который они должны получить в гостиницах, которые есть. Есть еще проблема, о которой мы говорили. Это касается 171-го закона о разделении лицензий на розничные предприятия и предприятия, оказывающие услуги общественного питания. Пока лицензия у нас одна, и, когда говорят о том, что у нас есть лицензия на розничную продажу и есть на розничную продажу при оказании услуг, это все равно одна лицензия. Поэтому любой магазин маленький сегодня рассказывает о том, что он — предприятие питания, и начинает торговать вечером до какого-то времени, просто открывая бутылку. А это все лишь только по одному, потому что лицензия одна. Лицензия должна быть разделена. Это самая главная проблема, которая там существует на сегодняшний день. Плюс есть еще проблема, что там большинство предприятий, которые находятся в провинции, им алкоголь поставщики в малых количествах не везут. В больших количествах они закупаться не могут, потому что это замораживание средств. Поэтому они вынуждены идти в магазин, покупать это. И мы просили, чтобы нам можно было после того, как в магазине куплена эта бутылка, выводиться уже из системы ЕГАИС, а завести как ее опять туда, они не знают, а мы завести ее не можем, и если у нас эту бутылку в предприятии питания обнаружат, она будет контрафактом. А за контрафактом следуют санкции, штрафы, закрытие и так далее».

По словам главы Федерации рестораторов и отельеров, проблема находится на стадии обсуждения, ей занимаются в Госдуме, в Росалкоголе, обсуждают на площадках «Деловой России» и Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). Но, как сказал Бухаров, пока она решается с трудом.

Россия > Алкоголь. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 2 июня 2016 > № 1780369 Игорь Бухаров


Украина. Швеция > Алкоголь > interfax.com.ua, 28 апреля 2016 > № 1746275 Анна Горкун

Гендиректор ТД "Инкерман": Украинским виноделам сложно конкурировать по цене с европейским импортом

Интервью генерального директора ТД "Инкерман" Анны Горкун агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Все мощности группы компаний Inkerman International были расположены в Крыму. Расскажите, с какими проблемами в правовом поле столкнулась ваша компания? Как проходил процесс перерегистрации в Украине?

Ответ: Да, до 2014 года все наши производственные мощности действительно находились только в Крыму. Но в 2014 году холдинг Inkerman International AB (Швеция) зарегистрировал дочернюю компанию ООО "Торговый дом "Инкерман" с головным офисом в Киеве и перенес розлив тихих вин в Херсонскую область. Игристые же вина, как разливались, так и продолжают разливаться в Одессе. Сложностей с регистрацией компании не было, вся ее деятельность ведется в рамках украинского законодательства. За 2015 год мы уплатили в украинский бюджет более 25 млн грн налогов. С появлением ООО "Торговый дом "Инкерман" холдинг разделился на две независимые бизнес единицы – крымскую и материковую. По законодательству Украины у нас нет возможности взаимодействовать с родным крымским активом, куда акционерами было вложено более EUR40 млн инвестиций. Более 2000 наших сотрудников также осталось в Крыму. Понятно, что мы в ответе и за свое детище, и инвестиции акционеров, и за рабочий коллектив. Поэтому завод в Крыму продолжает работать и реализовывает свою продукцию на полуострове, в России и Китае. Он не является ни контрагентом, ни собственностью компании в Украине и остается отдельной структурной единицей в холдинге.

Вопрос: На каких мощностях вы разливаете свои тихие вина с переносом их производства на материковую Украину? Почему были выбраны именно эти мощности?

Ответ: С августа 2014 года мы производим наши тихие вина на базе предприятия Дома марочных коньяков "Таврия" в Новой Каховке в Херсонской области. Эти мощности были выбраны по причине их месторасположения вблизи виноградных хозяйств, чей виноград мы используем для производства наших вин, а также уровня их технологических возможностей. Перед нами стояла достаточно сложная задача найти надежного партнера в ситуации, когда ты приходишь в чужой дом со своим самоваром. Обязательным требованием для нас была не только хорошая репутация и единое с нами виденье виноделия, но и их открытость для того, чтобы мы смогли 24 часа в сутки и семь дней в неделю находиться на предприятии и контролировать весь процесс производства. На такое условие идут далеко не все. Что касается игристых вин, то их розлив как был изначально, так и остается в Одессе на мощностях "Одессавинпрома".

Вопрос: Как вы контролируете качество своей продукции, ведь на этих заводах розлив продукции осуществляет не только ваша компания?

Ответ: В Новой Каховке у нас находится свой винодел-технолог, в Одессе – директор по качеству. Каждый из них постоянно посещает площадки друг друга, чтобы соблюдать свою зону ответственности во всем процессе – от приемки винограда до розлива вина в бутылку. А так как никто так хорошо не знает, каким должен быть продукт, как его создатели, наш винодел и директор по качеству переехали из Крыма. Стабильность не только качества, но и стиля наших вин мы обеспечиваем тем, что та команда, которая работала над созданием линеек TM INKERMAN на заводе в Крыму, занимается теперь этим для Торгового дома.

Сырье отбирается нашими специалистами и только потом согласовывается по параметрам качества специалистами площадки розлива. Какие-то нюансы по пробке, по бутылке у нас тоже свои. Все бутылки у нас уникальные и производятся специально под заказ.

Вопрос: Откуда компания берет сырье, и ощущался ли его дефицит в Украине в связи с невозможностью поставок сырья с Крыма?

Ответ: Да, дефицит ощущается. После того, как Крым был аннексирован, не сразу действовал запрет на перемещение товаров между Крымом и материковой частью Украины. До того часа, пока запрета не было, мы постарались максимально обеспечить себя крымским сырьем и завести его на производственные площадки на материке. Дефицит начал ощущаться в 2015 году, когда из 60 тыс. га виноградников Украины 30 тыс. га осталось в Крыму. Поэтому, если сравнить цены на украинское сырье в 2014-м, 2015-м и в 2016 гг., то они отличаются в два раза. Нам, как компании, которая дорожит своей репутацией, пришлось искать пути решения, чтобы политические турбулентности не повлияли на качество нашего продукта. В первую очередь мы покупаем виноград, выращенный на украинской земле руками украинских виноградарей в Одесской, Николаевской и Херсонской областях. Но когда нам не хватает хорошего сырья в Украине (а вы наверно знаете, что прошлый год был не очень урожайным), мы не идем на компромисс с качеством. Вино – продукт честный и не терпит каких-то уловок. Поэтому мы платим высокую цену и закупаем дефицитное сырье за границей. Мы работаем с Молдовой, ведем переговоры с Македонией. Именно эти факторы и объясняют периодический рост цен на нашу продукцию на полке.

Вопрос: Многие потребители до сих пор ассоциируют ТМ "INKERMAN" исключительно с Крымом. Как изменится стратегия позиционирования продукции на украинских полках в связи с тем, что для украинского рынка ваше вино производится из украинского сырья и на украинских мощностях?

Ответ: Да, вы правы. Многие до сих пор продолжают ассоциировать ТМ "INKERMAN" с Крымом, и мы этим гордимся. Значит, у нас получилось достичь цели и при всех ограничениях сохранить привычный и любимый для потребителя стиль нашего вина, аналогов которому на рынке нет. Мы гордимся тем, что Крым – часть нашей истории, которую мы будем все вместе писать еще много десятилетий, а то и столетий. Искусство виноделия не знает границ и политических красок. По стилю (органолептике) наше вино осталось таким, как и пять лет тому назад. И это вполне легко объясняется. Как я уже говорила, команда экспертов осталась прежней, вино по-прежнему продолжает производиться по классической технологии. Наши специалисты управляют процессом производства и контролем качества вина на каждом этапе – от виноградной лозы до розлива в бутылку. Если же говорить об информированности потребителя, то мы даем полную информацию о том, где произведен продукт, и какое сырье в нем используется, на контрэтикетке на каждой своей бутылке. Если Вы возьмете в руки любую бутылку нашего вина, то увидите, что там местом производства указана Новая Каховка или Одесса.

Вопрос: Сократилась ли доля компании на рынке Украины? Если да, с чем это связано?

Ответ: Если сравнивать 2013-й и 2015 год, то наша доля рынка в Украине увеличилась с 12,7% до 16%. Это связано с уходом крымского вина и с подорожанием импортных вин. Нам также удалось нарастить долю благодаря грамотной ассортиментной политике, поскольку в нашем портфеле присутствуют вина как среднего ценового сегмента, так и более высокого. Что показательно, в структуре наших продаж 48% припадает на ценовой сегмент 60-80 грн за бутылку, и еще 28% – на сегмент 40-50 грн. В 2015 году ООО "Торговый дом "Инкерман" реализовал на рынке Украины 864,5 тыс. дал тихих вин и 123,58 тыс. дал игристых. Увеличение продаж игристых вин составило 52% по сравнению с 2014 годом.

Вопрос: Планируете ли вы увеличение производства игристых вин на 2016 год?

Ответ: Да, мы планируем увеличить объемы производства игристых вин по сравнению с прошлым годом с 800 тыс. бутылок до 2,2 млн. Такие амбициозные цели считаем выполнимыми: спрос на нашу продукцию высокий. У нас четыре позиции игристого, и понятно, что при планах производства 2,2 млн бутылок нелегко было найти качественное сырье. Как мне кажется, мы скупили все качественное, что было в Украине, и докупили великолепные сорта в Молдавии, которые, к сожалению, на украинском рынке просто отсутствовали.

Вопрос: Какие новые рынки были открыты за последние два года для поставок?

Ответ: Если говорить в разрезе всего холдинга, то был открыт рынок Китая. Если говорить конкретно о Торговом доме "Инкерман", то производство в Херсонской и Одесской областях дало нам возможность рассматривать поставки вина на рынок Европы. Собственно, сделать из локальной торговой марки интернациональную – бизнес-стратегия, которую акционеры не меняют вопреки сложностям. Мы склонны расценивать события последних двух лет как обстоятельства, которые ускорили этот процесс. Появление ТД "Инкерман" на материковой Украине – лишь этап на пути достижения поставленной цели сделать нашу марку известной во многих странах. На сегодняшний день наша задача №1 – укрепить свою позицию лидера на украинском рынке. Мы видим для себя возможность для еще большего укрупнения. А когда нам через год-два станет тесно у себя дома, тогда мы начнем двигаться в Европу. И сделаем это красиво и эффектно, так, чтобы запомниться и полюбиться.

Вопрос: Вы рассматриваете возможность розлива продукции под своей торговой маркой не в Украине?

Ответ: Торговый дом "Инкерман" входит в группу компаний Inkerman International, которая основана в Швеции. Рынок, который мы завоевали в Украине, никогда не был самоцелью холдинга, как я говорила ранее. Мы изначально были ориентированы на развитие вширь по всему континенту. Торговый дом "Инкерман" – это отправная точка реализации европейских перспектив. Розлив в ЕС вполне вероятен с учетом того, что там виноделие ценят и по достоинству относятся к нему. Но прежде нужно обеспечить себе надежный тыл дома.

Вопрос: Что ожидает украинский рынок вина в связи с подписанием зоны свободной торговли с ЕС?

Ответ: Конечно же, это новые возможности, но в то же время и новые сложности и вызовы. Перспективы экспорта в Европу заставят задуматься многих крупных украинских производителей над вопросом качества своей продукции, чтобы быть конкурентными не только у себя дома, но и на европейских рынках, где история виноделия превосходит нашу. Но, как вы понимаете, у каждой медали всегда есть две стороны. Единственное, о чем хотелось бы прокричать так, чтобы услышали наши парламентарии, – поддерживайте в первую очередь отечественных производителей и не забывайте, что именно благодаря им генерируются рабочие места, уплачиваются налоги и развивается независимое государство.

Вопрос: Что вы подразумеваете, говоря о поддержке государства? Речь идет о возвращении виноградарям 1,5%-ного сбора?

Ответ: Полуторапроцентный сбор – это только один из элементов того необходимого, что надо сделать. Помимо этого, необходимо поддержать аграриев в развитии собственной сырьевой базы, ведь это довольно долгая инвестиция по своей отдаче, и без поддержки со стороны правительства является практически неподъемной задачей. Например, в Испании виноградари получают от государства 50% возврата инвестиций в посадку виноградников. На сегодняшний день в законопроектах и подзаконных актах Украины нет ничего, чтобы решить проблему, возникшую с потерей территории Крыма как сырьевой базы. Министерство агрополитики и Кабмин вообще никак не защитили винодельческую отрасль. К тому же на сегодняшний день по украинскому законодательству виноградник считается биологическим активом, а не объектом недвижимого имущества. Поэтому для банков он не интересен, и привлечь кредитные средства под него невозможно.

Когда органы власти говорят нам, что мы идем в Европу, мы целиком поддерживаем эту стратегию. Но мы хотим, чтобы за этим последовали правильные действия. Например, в европейском законодательстве нет запрета на рекламу вина, и миллионные бюджеты выделяются на поддержку отрасли. У нас же нет механизма продвижения отечественного вина на рынке. Налоговая политика Украины сейчас вообще никакой критике не подлежит. За последний год были повышены акцизы, налог на землю увеличили практически в 2,5 раза. В ЕС же вообще нет акциза на вино, и у них оно считается продуктом питания.

Поверх всего этого в Украине с каждым годом в рамках договора о зоне свободной торговли либерализируют импортную пошлину для вин из ЕС. Кроме того, импортная пошлина на ввоз готовой продукции ниже, чем пошлина на ввоз сырья. Таким образом, создаются преференции для ввоза готовой импортной продукции.

Что же получается? Мало того, что у нас нет своего сырья в достаточном объеме, так при полном отсутствии поддержки со стороны правительства мы способствуем открытию дверей для иностранных производителей. Нам сложно конкурировать в цене с европейским импортом - в Европе для производителей вина есть существенные государственные льготы, дотации и маркетинговые бюджеты, которые покрываются за счет государственных программ, направленных на поддержку отрасли. Украинский же производитель предоставлен полностью сам себе. Удерживать низкую цену при таких обстоятельствах невозможно. В итоге мы вынуждены поднимать цену и надеяться на то, что наш потребитель не только патриот, который будет отдавать предпочтение отечественному вину, но и понимает, что цена оправдывает качество. В таких условиях необходимо защитить внутренний рынок. Например, даже членство в ВТО дает возможность пользоваться механизмами поддержки отрасли в кризисные периоды, а значит, мы можем говорить о том, что хотя бы у импорта и внутреннего продукта должны быть равные возможности. Почему бы не предусмотреть в торговых точках обязательную представленность товаров в пропорции 50/50.

Вопрос: Ваша компания рассматривает возможность инвестировать в высадку новых виноградников?

Ответ: Я бы сказала, что при действующей политике государства в отношении отрасли это бессмысленно. Но учитывая, что мы свой бизнес делали более 55 лет и не собираемся его продавать, а хотим развивать, радовать своего потребителя качественным продуктом, и делать это во все больших масштабах, то, конечно, вопрос сырьевой площадки актуален для нас. Это не вопрос, хотим ли мы этого, а вопрос, когда мы это сделаем. А сделаем мы это тогда, когда государство повернется к нам лицом.

Вопрос: Как вы считаете, в среднесрочной перспективе в Украине малые виноделы смогут составить конкуренцию крупным?

Ответ: Я не считаю, что они могут составить конкуренцию, но думаю, что они могут создать очень благоприятную среду для украинского виноделия. Чем больше будет мелких производителей вина, тем лучше. Мы все отстаиваем интересы мелких виноделов. Без них нет рынка как такового. Не может быть рынок трех-пяти производителей, во Франции их тысячи. Мелким виноделам очень тяжело начинать сейчас работать в этой отрасли. Что им надо пройти, чтобы запустить производственную площадку, купить лицензию на оптовую торговлю в 500 тыс. грн? Это все увеличивает окупаемость инвестиций, которая и так на сегодняшний момент составляет пять-восемь лет.

Вопрос: Вы поддерживаете необходимость отмены лицензии на оптовую торговлю для крупных виноделов?

Ответ: Сейчас активно лоббируется идея об отмене лицензии на оптовую продажу. Торговый дом "Инкерман" за то, чтобы эту лицензию отменить, но против того, чтобы ее отменили по той редакции законопроекта, которая внесена в парламент. Согласно этому документу, отмена лицензии предусмотрена только для мелких производителей, которые производят свою продукцию из 100% собственного сырья. Во-первых, в Украине отсутствует процедура контроля, действительно ли ты производишь только из собственного сырья. Лицензия должна быть отменена для всех. И то, через что проходят мелкие предприятия, крупные тоже проходили, и им руку помощи никто не протягивал.

Вопрос: Сравните ставки акцизов на российском и украинском рынках? В какой законодательной системе проще работать?

Ответ: В каждой законодательной системе есть свои нюансы, поэтому однозначно здесь ответить нельзя. Дело в другом. Нашим кредо всегда было и остается развитие виноделия, которому на наших предприятиях посвятило жизнь не одно поколение виноградарей и виноделов. И никакие геополитические события не повлияют на наше стремление следовать своему кредо. Инкерманский завод марочных вин был создан еще в 1961 году. С тех пор многое менялось, и власть в том числе. Нашим государством же всегда оставался винодельческий рынок, нашим правительством – наши технологи и эксперты с различных уголков мира. Наш парламент – это наша международная команда менеджмента.

Если же вам интересно сравнить акцизы российского рынка с украинскими, то в России с 1 января по 31 декабря 2016 года включительно акциз на 1 литр тихого вина будет составлять 9 руб., на 1 литр игристого вина – 26 руб. В Украине в 2016 году эти цифры – 5 коп. и 7,29 грн на 1 литр соответственно.

Вопрос: Какие планы на 2016 год? Планируете запускать новые продукты? В каких категориях?

Ответ: New Product Development является центральной частью нашей стратегии. Исторически Inkerman всегда был маркет-ориентированной компанией. Конечно, нестабильная макросреда последних двух лет внесла корректировки в наши планы и заставила в значительной степени пересмотреть нашу портфельную стратегию и быть очень осторожными с изменениями. Но мы по-прежнему смотрим на рынок "глазами потребителя" и надеемся в ближайшее время приятно удивить не только лояльных потребителей нашей марки, но и любителей вина в целом.

Вопрос: Кто является акционером компании? Изменились ли их доля за последние два года?

Ответ: За последние два года ничего не менялось. Акционерами холдинга Inkerman International AB являются инвестиционный фонд HTT BWH Holding Ltd (Финляндия, 40%), EKSEN INVESTMENTS LIMITED (Кипр, 40%), пакетом акций которой управляет председатель совета директоров Валерий Шамотий, и LORIMER VENTURES LIMITED (Кипр, 20%), акциями которой управляет американский инвестиционный фонд Horizon Capital.

Украина. Швеция > Алкоголь > interfax.com.ua, 28 апреля 2016 > № 1746275 Анна Горкун


Тайвань. Весь мир > Алкоголь > russian.rti.org.tw, 9 апреля 2016 > № 1715991

Односолодовые сорта виски, производимые вискикуренным заводом «Кавалан» в уезде Илань, на северо-востоке Тайваня, в самое последнее время вновь были удостоены высших наград на ещё двух конкурсах алкогольной продукции, входящих в число самых престижных в мире.

Продукт под названием «Односолодовый однобочковый Кавалан Солист естественной крепости, выдержанный в бочках из-под хереса Амонтильядо» был назван лучшим в своей категории на Всемирном конкурсе виски (World Whiskies Awards), состоявшемся 17 марта в Лондоне. В том же месяце, немного позднее, четыре вида виски той же серии «Солист» получили по две золотые награды на Всемирном конкурсе крепких спиртных напитков в Сан-Франциско. При этом выдержанный в бочке из-под хереса Москатель, был признан «Лучшим альтернативным виски года».

В прошлом году «Kavalan Vinho Barrique» удивил ценителей виски во всём мире, когда принёс тайваньской вискикурне её первую награду на Всемирном конкурсе виски. За этим последовал всплеск внимания к тайваньскому заводу со стороны международных масс-медиа, и журнал «Time», в частности поместил статью под заголовком «Вы просто не поверите, когда узнаете, откуда происходит лучший в мире виски».

Ли Юй-дин, генеральный директор группы компаний «Цзинь чэ» (King Car Group), которой принадлежит вискикуренный завод «Кавалан», отметил, что череда наград, которыми отмечена продукция завода, – это замечательное достижение «Кавалан». «После всего лишь 10 лет в бизнесе мы произвели настоящую сенсацию в этой индустрии, в которой доминируют давно существующие шотландские, канадские и японские брэнды, – сказал он. – Секрет успеха наших односолодовых сортов виски заключается в особых местных условиях уезда Илань – в незагрязнённости здешней природной среды, чистоте воды и сезонных изменениях температуры».

По словам Ли, «Кавалан» выделяется на общем фоне благодаря приверженности его создателей высоким стандартам качества и их уверенности в конкурентоспособности своей продукции, в связи с чем они смело предлагают её для дегустации на глобальной арене. «Наши последние награды свидетельствуют о правильности и дальновидности этой стратегии», – сказал он.

Завод «Кавалан» начал действовать в 2006 году и стал первой на Тайване вискикурней. Завод и его продукция были названы так компанией-учредителем в честь аборигенной народности кавалан. Люди кавалан искони проживали на территории нынешнего уезда Илань до крупномасштабного переселения в эти места ханьцев в XVIII веке. К настоящему моменту продукция «Кавалан» была удостоена на всемирных конкурсах, в общей сложности, 181 золотой награды. Она доступна сегодня на 38 рынках Азии, Европы и Северной Америки.

По материалам сайта «Тайваньская панорама»

Тайвань. Весь мир > Алкоголь > russian.rti.org.tw, 9 апреля 2016 > № 1715991


Германия > Внешэкономсвязи, политика. Алкоголь > rg-rb.de, 8 апреля 2016 > № 1715974

Спиртной дух и большая политика

Очередной немецкий политический деятель попался при вождении автомобиля в нетрезвом состоянии.

Возможно, что спикер по внутренней политике саксонского Ландтага от партии ХДС Кристиан Хартман (Christian Hartmann) в минувший четверг без всяких происшествий добрался бы на своей машине домой, если бы не его неумолимая тяга к работе. Однако даже будучи сильно под градусом, парламентарий, возвращаясь с пресс-конференции и последующего междусобойчика, не смог не проехать мимо своего любимого рабочего места – здания Ландтага Саксонии. На свою беду, 41-летний Хартман на пути к парламенту успел пару раз зацепить правым колесом бордюр, так что к месту назначения он добрался уже на спущенной шине. Понятно, что охранявшие здание полицейские не могли не обратить внимание на водителя, ехавшего на заваливающейся набок машине. Алкогольный тест, проведённый прямо на месте, показал, что один из лидеров саксонских христианских демократов, кстати, сам полицейский чиновник, умудрился выпить как минимум два литра пива. Признавший свою вину Кристиан Хартман уже согласился, чтобы его дело о пьянстве за рулём рассматривалось в прокуратуре Дрездена. Депутату грозит не только денежный штраф и лишение водительских прав. Не исключено, что на его многообещающей политической карьере теперь будет поставлен крест.

Надо сказать, в Федеративной Республике давно уже ни для кого не секрет, что среди немецких политиков самого разного уровня немало людей, злоупотребляющих алкоголем. Сразу же вспоминается одно из самых первых заявлений, сделанных ещё три десятка лет назад тогда молодым политиком от «Зелёных» Йошкой Фишером (Joschka Fischer) о своих коллегах по Бундестагу. «Наш парламент – это самое настоящее сборище алкоголиков. Народ в зале заседаний воняет шнапсом, а чем дольше длятся парламентские слушания, тем сильнее воняет».

Если речь идёт не о совсем уж вопиющих случаях пьянства, то обычно об алкогольных проблемах политиков становится известно лишь после их ухода в отставку. Так, сегодня известно, что явно перебарщивал со спиртными напитками бывший баварский премьер Гюнтер Бекштайн (Günther Beckstein), который умудрялся выпивать 6−7 кружек пива за пару часов. Бывший генеральный секретарь ХСС Томас Гоппель (Thomas Goppel), будучи за рулём в пьяном виде, в 2004 году врезался в припаркованную машину и сбежал с места происшествия. Политика нашли, Ландтаг снял с него депутатский иммунитет, он вынужден был предстать перед судом. Ещё один депутат от ХСС, экс-министр транспорта Отто Висхой (Otto Wisheu) в 1983 году, находясь пьяным за рулём, вообще насмерть сбил человека. В 1993 году один из лидеров берлинского отделения тогдашней Партии демократического социализма Ханно Харниш (Hanno Harnisch) не придумал ничего лучшего, как под градусом угнать красный «Трабант». Понятно, что далеко он на этой машине не уехал. Даже такие легенды немецкой политики, как Франц-Йозеф Штраус (Franz-Josef Strauß) и Вилли Брандт (Willy Brand), по признанию их окружения, часто напивались до положения риз.

Интересно, что сами политики в оправдание своего пристрастия к алкоголю выдвигают стандартные объяснения. Мол, на работе постоянный стресс, жёсткая конкуренция царит даже в собственной партии, к минимуму сведено общение с семьёй и друзьями. Вот и приходится расслабляться с помощью алкоголя. Тем более что на каждом мероприятии в Германии, куда приглашаются политики, как правило, подаются спиртные напитки. Получается, что даже если каждый раз употреблять только по кружечке пива, то к концу дня доза становится уже достаточно существенной.

Ксения Шмидт

Германия > Внешэкономсвязи, политика. Алкоголь > rg-rb.de, 8 апреля 2016 > № 1715974


Россия. ЮФО > Алкоголь > agronews.ru, 19 марта 2016 > № 1690829 Александр Майстренко

Мнение. Хорошее вино не может стоить в России меньше 500 рублей за литр.

Хорошее вино отечественного или зарубежного производства не может стоить для потребителей меньше 500 рублей за литр. Такое мнение высказал директор Всероссийского научно-исследовательского института виноградарства и виноделия имени Потапенко Александр Майстренко.

«Мы сдаем виноград на винзавод по 25 рублей за килограмм. А чтобы сделать литр вина, нужно 2 килограмма винограда. Получается, что только виноград выходит 50 рублей. А с ним еще надо работать: хранение, упаковка, бутылка, этикетка, пробка, акцизы, налоги. Получается, что стоимость бутылки нормального настоящего вина получается минимум 150-200 рублей. Чтобы производитель получил какую-то прибыль, хорошее вино должно стоить от 500 рублей», — подчеркнул Александр Майстренко.

По его словам, если вино на прилавке стоит дешевле 300 рублей, потребителю нужно задуматься, настоящее ли оно и что он покупает. Это же правило применимо и к зарубежной продукции. «Хорошее вино и за границей дорого стоит. Его нужно привезти, растаможить, поработать с ним и разлить. Соответственно, себестоимость будет высокая», — считает ученый.

Для справки: Всероссийский НИИ виноградарства и виноделия имени Потапенко находится в Новочеркасске Ростовской области. Учреждение было основано в 1915 году и сейчас является ведущим научно-исследовательским центром виноградарство-винодельческой отрасли России. Основная цель института — научное обеспечение виноградарство-винодельческой отрасли и продвижение культуры промышленного винограда на север и восток страны. Сотрудники занимаются селекцией винограда и вывели несколько гибридных морозоустойчивых сортов: Каберне Северный, Цветочный, Степняк, Платов.

Законодательство нужно совершенствовать

России необходим отдельный закон о развитии виноградарства и виноделия, чтобы эти отрасли могли успешно развиваться и конкурировать с зарубежной продукцией. Действующий закон не учитывает специфику винодельческого ремесла, сообщил директор Всероссийского научно- исследовательского института виноградарства и виноделия имени Потапенко Александр Майстренко.

«Все, что содержит спирт, в том числе и технический, например, парфюмерия, загнали в федеральный закон №171 («О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции»). В результате он очень громоздкий, с ним тяжело работать. Пока найдешь нужную статью, потратишь полдня», — сказал Майстренко.

«В странах, где развито виноградарство и виноделие, есть закон именно об этом. Такие законы есть на Украине, в Молдавии, Болгарии, Узбекистане. В РФ такого нет. Виноград и вино — это специфический продукт и требует специфического законодательства», — отметил собеседник агентства.

По его словам, из-за нечеткого регулирования российские потребители зачастую получают фальсифицированную продукцию. В качестве примера он привел «виноматериалы». «Есть крупный бизнес, который закупает за границей вино танкерами в огромных количествах и далеко не лучшего качества. Здесь (в России) разливает под своей маркой. Получается фальсификат, так как они не пишут, откуда это вино, и выдают его за свое», — пояснил ученый.

«В законе прописано, что, если налито в больших объемах — это «виноматериал», а когда его налили в бутылку — это стало вино. Глупость самая настоящая, но она узаконена. И там много вопросов, с которыми мы пытаемся бороться, чтобы не обманывали потребителя», — добавил Майстренко.

В конце февраля прошлого года министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев заявил о намерении запретить импорт виноматериалов в РФ через 3-5 лет. Сейчас в Россию завозится около 30% виноматериалов из Аргентины, Чили и ЮАР. Данная мера призвана стимулировать собственное производство винограда на юге России.

Что должно быть в законе

По словам ученого, адаптированный к России закон может называться «О развитии виноградарства и виноделия в РФ». Этим законом должны регламентироваться правила закладки виноградников и их ассортимент.

«Сорта, завозимые из-за границы, должны быть апробированы в специализированных учреждениях, а уже они (учреждения) давать рекомендации по использованию в России. В законе должны быть требования к вину — химические показатели, говорящие о качестве вина. Чтобы не было ляпсусов с «виноматериалом», должна быть четко прописана терминология. Нужно написать, что должно быть на этикетке», — считает Майстренко.

По его словам, именно в законе необходимо прописать общие положения, в подзаконных актах — детали. «Необходимо принять регламент для производства конкретной винодельческой продукции — вино десертное, сухое, игристое. И производители должны этого придерживаться. В законе или в регламентах должны быть детализированы правила получения лицензии. Все эти нюансы должны быть законодательно закреплены», — добавил директор института.

Россия. ЮФО > Алкоголь > agronews.ru, 19 марта 2016 > № 1690829 Александр Майстренко


Россия > Алкоголь > rosminzdrav.ru, 25 февраля 2016 > № 1664828

Информация Минздрава России в связи с инициативой Минпромторга о снятии ограничений на продажу алкоголя в магазинах, расположенных около социальных и спортивных объектов

Исключение нормы о запрете реализации алкогольной продукции на территориях, прилегающих к детским, образовательным, медицинским организациям, объектам спорта может спровоцировать увеличение потребления алкоголя, в том числе среди детей и молодёжи. Кроме того, легализация продажи алкоголя у таких организаций может повысить криминогенную обстановку, создаст опасность совершения преступлений различной степени тяжести.

По данным Всемирной организации здравоохранения, сокращение количества точек торговли алкоголем определено в качестве одной из наиболее эффективных мер, влияющих на снижение потребления алкоголя, на уровень алкогольной смертности, заболеваемости и преступности.

Таким образом, подобный законопроект будет противоречить Глобальной стратегии сокращения вредного употребления алкоголя ВОЗ, одно из направлений которой предусматривает регулирование числа и местоположения точек торговли алкогольными напитками с потреблением напитков по месту продажи или за его пределами; регулирование дней и часов осуществления розничной продажи; регулирование розничной продажи в определенных местах или в ходе особых мероприятий (п. 28). В п. 6 Приложения к Глобальной стратегии говорится: «Увеличение плотности пунктов продажи алкоголя связывается с повышением уровней потребления алкоголя молодыми людьми, уровней распространенности физического насилия и другого вреда, например убийств, насилия над детьми и пренебрежения детьми, нанесения себе травм».

В Европейском плане действий по сокращению вредного употребления алкоголя, 2012-2020 гг. говорится: «Результаты исследований свидетельствуют о том, что чем доступнее алкоголь, тем больше его употребляют и тем больший в результате наносится вред. Даже незначительные ограничения доступности алкоголя идут на пользу здоровью, снижают уровень насилия и вреда, причиняемого другим лицам помимо потребляющих алкоголь» (п. 60).

Напомним, что в целях реализации снижения уровня потребления алкогольной продукции, повышения эффективности системы профилактики злоупотребления алкогольной продукцией и регулирования алкогольного рынка в Российской Федерации была разработана и одобрена распоряжением Правительства Российской Федерации от 30.12.2009 № 2128-р Концепция реализации государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкоголем и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации на период до 2020 года.

В рамках реализации Концепции осуществления государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2009 г. № 2128-р, решаются следующие задачи:

- ужесточение требований к розничной продаже алкогольной продукции (в том числе слабоалкогольной);

- усиление ответственности за нарушения в сфере производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, включая продажу алкогольной продукции несовершеннолетним;

- увеличение акциза на этиловый спирт и алкогольную продукцию в целях снижения их ценовой доступности;

- установление минимальных розничных цен на алкогольную продукцию;

- увеличение оплаченного уставного капитала для производителей спирта и крепкой алкогольной продукции, что привело к закрытию мелких производителей;

- смена акцизных марок и внедрение Единой государственной автоматизированной информационной системы (ЕГАИС) электронной регистрации алкоголя;

- запрет на розничную продажу алкогольной продукции в детских, образовательных и медицинских организациях, в организациях культуры и объектах спорта и на прилегающих территориях, где расположены указанные организации, потребление (распитие) алкогольной продукции в общественных местах;

- недопущение розничной продажи алкогольной продукции несовершеннолетним и несовершеннолетними;

- запрет на розничную продажу алкоголя с 23.00 часов до 08.00 часов, за исключением организаций общественного питания;

- введение акцизов на спиртосодержащую продукцию и введение эффективных денатурирующих добавок для нее (бензин, керосин, битрекс и кротоновый альдегид).

В результате реализации приоритетных задач Концепции с 2009 по 2014 гг. потребление алкоголя в Российской Федерации снизилось c 16,8 до 13,6 литров в год на лиц старше 15 лет (с 14,3 до 11,4 литров на душу). Смертность от случайных алкогольных отравлений в период 2011-2015 гг. снизилась с 10,1 до 6,5 (ноябрь 2015г.) на 100 тыс. человек.

Доля крепкой алкогольной продукции в потреблении алкоголя с 2011 по 2014 гг. снизилась с 66 % до 60 %, однако, к сожалению, остается аномально высокой по мировым меркам.

С 2008 по 2014 гг. отмечено снижение заболеваемости алкогольными психозами с 80,35 до 49,4 на 100 тысяч населения. Количество лиц с впервые установленным диагнозом алкоголизм (включая алкогольные психозы) снизилось с 2009 по 2014 гг. с 108,5 до 74,6 на 100 тыс. населения. Общее количество больных с диагнозом зависимость от алкоголя (алкоголизм), включая алкогольные психозы, за этот период сократилось с 2,02 млн человек до 1,69 млн человек (с 1,41 % до 1,16 % населения).

В то же время число больных алкоголизмом, находящихся в ремиссии от 1 года до 2 лет (на 100 больных алкоголизмом среднегодового контингента), составило в 2011 году – 10,8 %; в 2012 году – 11,1 %; в 2013 году – 11,2 %; в 2014 году – 11,7 %.

Число больных алкоголизмом, находящихся в ремиссии от 2 лет и более, также возросло с 11,8 до 12,9 на 100 больных алкоголизмом за период с 2011 по 2014 гг.

Таким образом, в 2014 году в ремиссии от 1 года и более находился каждый пятый больной алкоголизмом, что свидетельствует о повышении показателя выздоровления таких пациентов.

Показатели снятия с наблюдения в связи с выздоровлением в 2014 году возросли у больных алкоголизмом – с 3,3 (на 100 больных среднегодового контингента) в 2013 году до 3,5 в 2014 году.

Учитывая изложенное, видно, что в 2014 году показатели ремиссии, выздоровления (стойкого улучшения) продемонстрировали позитивные тенденции.

Таким образом, можно утверждать, что реализация приоритетных задач Концепции внесла важный вклад в снижение потребления алкоголя в Российской Федерации и связанных с этим заболеваемости и смертности.

Следует отметить, что в Плане мероприятий («дорожной карте») по стабилизации ситуации и развитию конкуренции на алкогольном рынке(утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 26 ноября 2015 г. № 2413-р) также предусмотрен самостоятельный раздел, посвященный мерам по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации. В числе этих мер:

- разработка и реализация концепции по информированию населения Российской Федерации о вреде злоупотребления алкоголем;

- установление требований к объему тары выпускаемых спиртосодержащих лекарственных средств, а также их нормы отпуска;

- установление ответственности за незаконную реализацию алкогольной продукции дистанционным способом, предусматривающую, в том числе внесудебную блокировку сайтов, распространяющих информацию о розничной продаже алкогольной продукции в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет";

- запрет продажи «сухого алкоголя» на территории Российской Федерации и Евразийского экономического союза

- установление ответственности за реализацию спиртосодержащих лекарственных средств, медицинских изделий и этилового спирта по фармакопейным статьям, в том числе фармацевтической субстанции (этанола), дистанционным способом, предусматривающей в том числе внесудебную блокировку сайтов, распространяющих информацию о розничной продаже таких товаров в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет".

Россия > Алкоголь > rosminzdrav.ru, 25 февраля 2016 > № 1664828


Россия > Алкоголь > gazeta.ru, 10 января 2016 > № 1607903

«Вино преимущественно употребляют люди культурные, добрые, красивые»

Рынок алкоголя в 2016 году ждут потрясения

Рустем Фаляхов

Рынок алкоголя в этом году будет иметь все признаки молодого вина: фиксация продаж всего алкоголя через ЕГАИС вызвала брожение на рынке, рост акцизов, особенно на игристые вина, поднял градус возмущения виноделов, а похмельный синдром может выразиться после введения госмонополии на крепкий алкоголь.

На ланче в Нью-Йорке, посвященном 70-летию ООН, Барак Обама произнес тост за единство наций. Генсек организации Пан Ги Мун и лидеры стран, включая Обаму и Владимира Путина, подняли бокалы с игристым вином. Потом пригубили.

Но Обама при этом держал бокал вина, как ему было удобно, а Путин — по правилам этикета, заметил винный критик Дмитрий Ковалев. «Когда президент одной великой державы держит бокал с элегантностью десятиклассницы, а второй — по правилам этикета, жителям последней остается только радоваться», — выражает надежду эксперт. Он считает это хорошим знаком для начала возрождения виноделия в России. На самом деле перспективы алкогольного рынка страны в 2016 году не столь праздничны, как ооновский корпоратив.

Вино любит добрых

В 2015 году россияне выпили 590 млн л вина (по предварительным расчетам Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА), на основе данных Росстата и ФТС). Рост потребления составил 3% к 2014 году. И это единственное из всех алкогольных направлений, в котором отмечается рост потребления.

Игристых вин было выпито 245 млн л — на 7% меньше, чем в 2014-м. Потребление коньяка также снизилось — на 5%, до 110 млн л.

Сегмент вина и коньяка едва не подорвала инициатива главы Минсельхоза Александра Ткачева, ранее отличившегося предложением сжигать и закапывать санкционные продукты. Этой осенью Ткачев предложил запретить импорт иностранных виноматериалов, мотивировав это тем, что некоторые российские винозаводы фактически разливают иностранные вина и производят вино и коньяки из дешевых виноматериалов. Импортные вина и спирты обычно закупаются в Болгарии, Испании, ЮАР.

Против этого предложения выступил Союз виноградарей и виноделов. «У нас виноматериал ввозится, разливается в бутылки и прекрасно продается. Если запретить эту практику, потеряем треть отечественного производства», — пояснил «Газете.Ru» глава отраслевого союза Леонид Попович.

Он не исключил, что запрет Минсельхоза может быть реализован в будущем. Пессимизма рынку добавляет и рост акцизов. Ставки акцизов в 2016 году на вина, произведенные из импортного винограда, составят 9 руб. за литр, на вина, произведенные из отечественного винограда, — 5 руб.

В отношении игристых вин государство ведет себя жестче. Для игристого вина из импортного винограда ставка будет равна 26 руб. Если игристое произведено из отечественного винограда — 13 руб. Переломить сложившийся в России тренд, когда большинство граждан употребляют водку или вино, никак не получается, сетует Попович. Акцизы растут и на водку, и на разного рода ликероводочные подделки, и это толкает цены вверх. Но если государство хочет поднять культуру пития, то акцизы на вино не должны расти такими темпами, отмечают эксперты.

«Вино преимущественно употребляют люди культурные, добрые, красивые и открытые, и таких в России, я абсолютно уверен в этом, становится все больше. Зачем же ставить их перед непростым финансовым выбором: как сэкономить на алкоголе?!» — возмущается Попович.

Водка всему голова

Государство проявляет фаворитизм в отношении водки, считают эксперты. С 2014 года продолжается падение продаж водки, но темпы падения замедлились с 13 до 7,5%, по данным ЦИФРРА. Сопоставимую статистику приводит компания Nielsen.

В 2015 году было выпито около 865 млн л «основного русского напитка». Виски — на порядок меньше — 58 млн л (снижение на те же 7,5% год к году).

Интерес к водке подогревается заморозкой (на уровне 2014 года) акцизов и снижением минимальной розничной цены до 185 руб. за бутылку белоголовой 0,5 л. В 2014 году МРЦ была 220 руб., годом ранее — 170 руб.

По оценке Поповича, государство может поднять водочную «минималку» до 200 руб., фактически до устоявшегося на рынке ориентира из бюджетного сегмента. Ориентировочно повышение может произойти во второй половине 2016 года.

В лучшем случае объемы потребления алкоголя прошлого года будут воспроизведены в 2016 году, считают эксперты. «Основная причина снижения потребления и крепких алкогольных напитков, и легких — падение доходов россиян», — отмечает Попович, добавляя, что этот прогноз строится исключительно на обороте легальной продукции. Теневой рынок исследован недостаточно, чтобы строить прогнозы. Но судя по всему, снижение минимальной цены водки в рознице позволило некоторой части потребителей перейти на потребление легально произведенной продукции, что и отразилось на статистике.

Пиво без экспорта — деньги на ветер

Несмотря на снижение потребления пива и напитков на его основе, именно этот сегмент рынка остается в России самым востребованным.

В прошлом году в России, по данным ЦИФРРА, было выпито 8800 млн л пива.

Снижение потребления пива составило год к году всего 2,5%. Но кроме пива в чистом виде россияне охотно употребляют напитки на основе пива. Такого рода пенной «химии» было выпито лишь немногим меньше, чем вина, — 534 млн л (снижение на 5%). В этом году россияне будут активнее менять структуру потребления алкоголя, единодушны эксперты. В ущерб потреблению вина и игристых вин. «Это общее правило, причем не только для России: в кризисное время снижается потребление вина, публика активнее переходит на более крепкий и более дешевый алкоголь, тут уж не до винных изысков», — говорит директор ЦИФРРА Вадим Дробиз. Впрочем, к этому общему правилу в России добавляется суверенная специфика. Страна вступила в демографическую яму. Начинает взрослеть и потреблять алкоголь поколение 1990–2000-х. Прирост потенциальных потребителей алкоголя снизился примерно вдвое. В винном сегменте демографическая составляющая уже достигла дна, на рынке крепкого алкоголя в полную силу этот тренд отразится еще только в 2017–2018 годах. А на пивном рынке тренд обозначился с 2013 года, отмечает Дробиз. Производители отечественного пива теперь вместе с банкирами и чиновниками разворачиваются на восток. В Китай — там потребление пива растет.

Пить только по системе

Самым негативным, хотя и неизбежным для рынка событием начинающегося года эксперты считают введение ЕГАИС — Единой государственной автоматизированной информационной системы учета алкогольной продукции. С 1 января 2016 года все магазины, продающие алкоголь, должны быть подключены к системе, фиксировать в ЕГАИС закупки, а с 1 июля 2016 года в ЕГАИС должны отражаться и продажи алкоголя. Традиционно рынок оказался не готов к нововведению. По разным оценкам, на 1 ноября 2015 года к новой системе подключились примерно 5% оптовиков.

В первые месяцы года могут закрыться до 40% торговых точек, продающих алкоголь, прогнозирует Дробиз. Часть розницы наверняка уйдет обратно в тень, уточняет Попович.

«Основные технические проблемы, связанные с ЕГАИС, должны быть сняты в январе 2016 года», — считает Виктор Звагельский, зампред думского комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству. «Если ситуация не улучшится, мы не исключаем введения госмонополии, по крайней мере в отношении крепкого алкоголя», — прогнозирует Звагельский. Этот год будет переломным для рынка алкоголя, считает депутат. Не исключено сближение ставок акцизов в странах Евразийского союза. В случае если договориться с партнерами по ЕАЭС не получится, если дешевый алкоголь из Казахстана или Белоруссии по-прежнему будет «поддавливать» российского производителя, законодатель не исключает отмену свободной торговли алкогольной продукцией между странами — участницами союза. В наступившем году власти планируют усилить борьбу с контрафактной и нелегальной продукцией. Не исключено, что с этой целью будет введено отдельное лицензирование предприятий общепита, торгующих алкоголем, добавляет Звагельский. На этом фоне приятным послевкусием для участников алкорынка может стать тренд на смягчение законодательства в сфере рекламы. По крайней мере, для производителей пива и вина, выпущенного в России. В Госдуме обсуждается законопроект, разрешающий использовать в рекламе алкогольной продукции образы людей и животных, если они являются зарегистрированными товарными знаками. Если в год Обезьяны зарегистрировать, например, образ мартышки и использовать его на этикетке, то продажи, возможно, возрастут.

Россия > Алкоголь > gazeta.ru, 10 января 2016 > № 1607903


Россия > Алкоголь > ria.ru, 1 января 2016 > № 1599299

Вся алкогольная продукция с 1 января 2016 года в России при оптовых закупках будет проходить через единую государственную автоматизированную информационную систему контроля производства и продажи спиртных напитков (ЕГАИС). Соответствующие поправки в законодательство вступают в силу.

В конце декабря 2015 года СМИ сообщили, что предприятия общепита из-за введения этой системы могут остаться без алкоголя, так как не все успели подготовиться, в том числе - еще не закупили оборудование.

При этом, как рассказали РИА Новости в Росалькогольрегулировании, предприятия общественного питания должны подтверждать только факт закупки алкоголя, а не продажи; затраты на подключение к системе ЕГАИС составляют около 20 тысяч рублей, поэтому дефицита алкогольной продукции и массового закрытия торговых точек не будет. Там добавили, что факт продажи надо будет подтверждать только с 1 июля 2016 года.

По мнению гендиректора компании "Арпиком" (рестораны Goodman, "Филимонова и Янкель", "Колбасофф") Михаила Макарова, запуск тестового периода работы ЕГАИС в течение шести месяцев "правильное решение" и "наименее безболезненный вариант для всех компаний, связанных с реализацией алкоголя".

При этом, по его словам, рестораны данной компании не планируют поднимать цены на алкоголь. "Будем их удерживать за счет своей маржинальности. Однако, если рынок будет диктовать иные условия, мы будем ориентироваться уже по ситуации", - сказал Макаров.

Россия > Алкоголь > ria.ru, 1 января 2016 > № 1599299


Россия > Алкоголь > rospotrebnadzor.ru, 31 декабря 2015 > № 1601770

Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека сообщает, что в последнее время в различных субъектах Российской Федерации регистрируются случаи отравления фальсифицированной алкогольной продукцией, в том числе копирующей известные бренды.

Данная алкогольная продукция реализуется неизвестными лицами, в том числе дистанционным способом через Интернет-сайты.

Обращаем внимание, что в соответствии с Правилами продажи товаров дистанционным способом, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 27.09.2007 № 612, не допускается продажа дистанционным способом алкогольной продукции.

Розничная продажа алкогольной продукции разрешена при наличии лицензии, выданной в установленном в соответствии с Федеральным законом от 22.11.1995 № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» порядке.

Оборот алкогольной продукции осуществляется только при наличии следующих сопроводительных документов, удостоверяющих легальность её производства и оборота:

- товарно-транспортная накладная;

- справка, прилагаемая к таможенной декларации (для импортированной алкогольной продукции, кроме продукции Таможенного союза);

- справка, прилагаемая к товарно-транспортной накладной (для алкогольной продукции, производство которой осуществляется на территории Российской Федерации, а также для импортированной алкогольной продукции, являющейся товаром Таможенного союза).

Кроме того, алкогольная продукция, производимая на территории Российской Федерации, маркируется федеральными специальными марками, а ввозимая (импортируемая) в Российскую Федерацию акцизными марками.

Роспотребнадзором совместно с правоохранительными органами принимаются необходимые меры по установлению лиц занимающихся производством и реализацией фальсифицированной алкогольной продукции.

Россия > Алкоголь > rospotrebnadzor.ru, 31 декабря 2015 > № 1601770


Франция > Алкоголь > ria.ru, 31 декабря 2015 > № 1599238

Французские производители шампанских вин установили в 2015 году новый рекорд продаж, передает агентство Рейтер.

"Продажи шампанского установили рекорд в этом году, что обусловлено устойчивым спросом на внешних рынках, благоприятным курсом валют и выровнявшимися продажами в самой Франции, родине игристого вина", — пишет агентство.

По предварительным оценкам, полученным Рейтер, Франция продала в этом году 312 миллиардов бутылок игристого на общую сумму 4,7 миллиарда евро. Предыдущий рекорд продаж пришелся на докризисный 2007 год, когда итоговая сумма составила 4,56 миллиарда евро.

На итогах 2015 года сказываются усилия по продвижению более дорогих вин, таких как редкие бленды и ограниченные винтажи, а также растущий спрос на розовое шампанское в Японии и Соединенных Штатах – втором по объему экспорта рынке после Великобритании.

Внутренний рынок, просевший после 2010 года из-за сложных экономических условий, в этом году восстановился, отмечают эксперты.

"Франция на пути к восстановлению. Потребление стабилизировалось. Потребители хотят наслаждаться жизнью", – заявил агентству исполнительный директор второго крупнейшего производителя шампанского Lanson BCC Брюно Пайяр.

Производители отмечают, что французское шампанское сталкивается с жесткой конкуренцией более дешевого итальянского просекко и испанской кавы и производители вынуждены повышать качество продукта.

Официальные данные о продажах будут опубликованы в следующем месяце.

Франция > Алкоголь > ria.ru, 31 декабря 2015 > № 1599238


Украина. ЮФО > Алкоголь > interfax.com.ua, 29 декабря 2015 > № 1598514

Руководство Государственного концерна "Национальное производственно-аграрное объединение "Массандра" (Ялта) будет нести уголовную ответственность за уничтожение коллекции уникальных вин, прокомментировал советник министра аграрной политики и продовольствия Украины Александр Лиев.

"Предупреждаем сотрудников предприятия об уголовной ответственности, предусмотренной за незаконные распродажи национального достояния Украины, которым является винная коллекция "Массандры". Речь идет, в том числе, о применении международных санкций", - цитируется он сообщении на сайте аграрного ведомства.

А.Лиев также предостерегает возможных покупателей вин из коллекции "Массандры". "Предупреждаем всех, кто собирается участвовать в распродаже. Подобные действия будут квалифицированы в соответствии с украинским и международным законодательством. Мы уверены, что серьезные международные и российские коллекционеры отдают себе отчет в том, что рискуют попасть под действия международных санкций за незаконные экономические действия в аннексированных РФ Крыму", - подчеркнул советник министра.

Как сообщалось, во вторник, 28 декабря пресс-служба "Массандры" сообщила о том, что предприятие выставило на продажу порядка 13 тысяч бутылок коллекционных вин урожая 1935–2005 гг.

Предприятию "Массандра", в состав которого входят восемь винодельческих хозяйств, принадлежат 11 тыс. гектаров земли, из них около 4 тыс. га - под виноградниками. Совет министров Крыма осенью 2014 года передал "Массандру" в управление делами президента России.

Украина. ЮФО > Алкоголь > interfax.com.ua, 29 декабря 2015 > № 1598514


Россия > Алкоголь > forbes.ru, 4 декабря 2015 > № 1572037 Вадим Радаев

Вадим Радаев о революции пива и снижении цен на водку

Даниил Антонов, видеоредактор Forbes.ru

Проректор ВШЭ Вадим Радаев об экономике запретов на примере регулирования оборота алкоголя в России

Расшифровка лекции Вадима Радаева

Вадим Радаев: Я благодарю за возможность рассказать вам свою историю. Она будет про алкоголь. Потребление алкоголя. Я увлекся этой темой в последние годы. Более того, пытаюсь втянуть в это дело своих коллег, иногда успешно. Кроме того, что тема интересная, должен сказать, что сегодня происходят довольно важные события. Некоторые мы замечаем, некоторые нет. Но они существенно изменяют и скоро сильно изменят наши представления и об алкоголе, и об употребляющей его стране. Скоро мы обнаружим, что становимся другой страной. Об этом я попытаюсь рассказать.

Начну с фрагмента весьма прозаического. Ровно неделю назад правительством РФ была принята дорожная карта (сейчас все любят принимать дорожные карты) про стабилизацию алкогольного рынка. Ну, и еще что-то там, развитие конкуренции. Чего хотят уважаемые джентльмены? Они хотят, во-первых, чтобы употребление алкоголя в России продолжало снижаться. И в то же время хотят, чтобы росли поступления в государственный бюджет от продажи алкоголя. И выросли в ближайшие годы примерно на 20%. Вы спросите, как это возможно? В первую очередь, как предполагается, за счет сокращения теневого оборота алкоголя. И об этом вся эта история. Весь текст, кстати, действительно, выполнен в терминологии запретов. Но запреты касаются не алкоголя как такового, а всяких нехороших, неблаговидных, незаконных действий, связанных с его производством, хранением, распространением и так далее. Речь в нем идет про пресечение, введение ответственности, усиление ответственности, и так далее. А в частности, что сейчас активно обсуждается, кажется, окончательно собираются запретить продажу алкоголя через интернет. А также экзотическая часть – запретить продажу сухого алкоголя. Не знаю, пробовали ли вы сухой алкоголь. Есть советский старый анекдот, когда мужчину, естественно, пьющего, крепко пьющего, как положено, спрашивают: «Зачем вы пьете водку?» Он говорит: «Если бы она была сухая, я бы ее грыз». Так вот тогда не знали еще о том, что это свершится, и сухой, порошковый алкоголь появится. Так вот, грызть мы не будем, потому что это будет запрещено.

Важное ли это событие – принятие дорожной карты? Я не думаю. Но важно понимать, что существует цепь мелких событий, из которых складывается канва этой истории. Важно, отойти чуть-чуть и увидеть картину чуть более общим планом, посмотреть и понять, что мы находимся в центре событий и довольно крупных тенденций. Об этом я и собираюсь сегодня рассказать.

Где мы стоим на карте мира? Да, мы по-прежнему, пьющая страна. Достаточно крепко пьющая, мы занимаем 4-е место (2013 год) в мире по уровню душевого потребления. Впереди нас только страны СНГ, наши братья. Душевое потребление в России при этом более чем в два раза выше, чем среднегодовое. Мы занимаем 2-е место по доле расходов на алкоголь в общих потребительских расходах. Впереди нас только Эстония, тоже наши братья бывшие. Что важно? Россия характеризуется как страна с так называемым нордическим или северным стилем потребления. Это означает, что у нас высока доля крепких спиртных напитков, которая раза в три превышает некую идеальную общемировую структуру. Считается, что доля должна составлять примерно процентов 15%, а она у нас даже сейчас более 40%. У нас распространено так называемое чрезмерное, тяжелое потребление, выше нормы. И велика доля разного рода не регистрируемого алкоголя, о котором мы тоже сегодня поговорим. Его доля оценивается тоже по-разному. Всемирная организация здравоохранения оценивает ее где-то на уровне ¼, мы здесь никак не выделяемся. Но если смотреть на другие оценки, то нелегального алкоголя, не регистрируемого в РФ, побольше. По моим данным - около 40%. Называют даже и до 60%. Но до 60% - это уже, наверное, было бы чересчур.

Что происходит сегодня? На что я намекал в начале своего разговора? Во-первых, в России сейчас проводится, видимо, самая длительная и, вероятно, наиболее широкая антиалкогольная реформа. По крайней мере, в новой истории. Мы о горбачевской реформе тоже поговорим. Она была, конечно, очень резкая, но была в то же время и короткая. В следующем году мы отпразднуем десятилетнюю годовщину некоторых системных действий в этой области. Второе. Происходят широкомасштабные сдвиги в том, что люди потребляют у нас в стране. То есть меняется структура потребления, композиция алкогольных рынков. Причем это началось до этой алкогольной реформы. Конечно, последние годы, последнее пятилетие на всю эту историю, на всю эту реформу, на все эти сдвиги, непонятные пока, наслаивается кризис, рецессия, которая опять переходит в кризис, опять в рецессию и так далее. Основные вопросы, о которых я собираюсь сегодня говорить, в какой степени этот северный стиль потребления является нашей судьбой. А можно как-то чуть-чуть это прибить, как-то ограничить, запретить что-нибудь, но фундаментальных изменений здесь не будет. Или все-таки что-то меняется? А если меняется, то что все-таки меняется с течением времени, в какой-то длинной перспективе, в короткой перспективе? Что влияет на это? Влияет ли на это экономический кризис, политические кампании, которые начинаются и заканчиваются, какие-то законы, которые принимают и вводят какие-то очередные запреты? Есть ли какие-то культурные сдвиги, которые мы непосредственно не видим, не ощущаем, а которые потом начинают проявляться. Другая важная тема - как соотносятся рынки легального алкоголя, нелегального, не регистрируемого. Мы сосредоточимся на наших днях. Но небольшой экскурс в историю здесь необходим.

Первое, что нужно сказать, историки утверждают, что исконная традиция пьянства среди русского населения отсутствовала. Любые традиции, обычаи или стили – например, северный стиль потребления, - он возник, значит, не исключено, что когда-нибудь он и завершится. Что же касается относительно древних времен, то пили-то удивительно мало, даже по европейским меркам того времени. В Европе, в Германии, например, или южнее, люди за едой ежедневно употребляли: севернее – пиво, южнее – вино. У людей просто был дефицит хорошей воды. Вода была источником всякой заразы. Люди пили алкоголь как замену воды. У славян такой проблемы не было. С водой. И пили не так много. Пили, что называется, слабоградусные напитки. Это медовуха, пиво варили, виноградное вино появилось в X веке. Водки не было. Водка начала появляться к концу XV века, в XVI веке. «Злые языки» утверждают, что это была не экономика запретов, но экономика наслаждения. Водка, на самом деле, активно вводилась, чуть ли не насаждалась государством через государевы питейные дома, они же кабаки, и так далее. Новая культура вводилась довольно активно. Зачем? Алкоголь с тех времен и по сей день является хорошим источником для пополнения государственной казны. И фискальные интересы государства всегда присутствуют во всех реформах, антиреформах и так далее. Да, речь шла о водке. И именно поэтому в первую очередь водка была государевым делом, поэтому водка стоила дорого. Высокие цены дожили до революционных дней. До Первой мировой войны.

Где у нас пьют? Пьют у нас на селе – есть такой стереотип. Тогда такого не было. Если где и пили, то пили в городе.

Итак, дорогая водка приводит к тому, что появляется самогоноварение – наша, как мы считаем, исконная традиция. Она появляется не сразу. В первой половине XX века потребление тоже находилось на невысоком уровне, пили мало. Это 3-4 л в пересчете на чистый алкоголь на душу населения. Сейчас - около 14 л. Что сдерживало? 10 лет «сухого закона», который был принят еще при царском режиме, продлился при большевистском правительстве. Это военные потрясения. А в период войн, как демонстрирует история, алкоголизация и вообще потребление алкоголя снижается. Как и вообще в трудные времена. То, что в трудные времена люди пьют больше, это всего лишь предположения. На самом деле, когда наступают трудные времена, люди пьют меньше. А времена, повторяю, были трудные, и уровень материального благосостояния населения оставлял желать лучшего. Была высока доля домашнего алкоголя, самогона, в первую очередь, на протяжении этого периода. Но сколько было на самом деле, мы не знаем. Потому что нормальной статистики никакой не было. Есть какие-то оценки, что самогона было в 4-5 раз больше, чем водки. Но правда это или нет, мы в точности не знаем.

Итак, все было на минимальном уровне, пока не наступило послевоенное время. В послевоенное время как раз начинает складываться то, что можно назвать советской моделью, советской культурой, советской структурой потребления. В это время, в 60-е годы, как раз благосостояние начинает расти и вместе с ним начинает расти и потребление алкоголя, легального алкоголя, обычного алкоголя. Кстати, это происходит везде или почти везде, в европейских странах тоже. Уровень потребления алкоголя растет вместе с уровнем жизни. И с 60-х годов за пару десятилетий вырастает в два, потом в три раза. И к 80-м годам мы вышли на уровень 14 л. В это время водка, легальная водка, становится основным алкогольным напитком. Это не означает, что все пьют одну только водку, но, тем не менее, более половины потребления уходит на это. Кстати, советские люди пили довольно много вина. Не могу сказать, что была развита какая-то винная культура, но, вина советские люди пили в несколько раз больше, чем мы пьем сейчас. Вино было очень разное. Если качество водки все-таки на выходе оказывалось довольно высоким, вино, конечно, было очень разное по качеству, начиная с действительно хороших вин, кончая жуткими– «огнетушители» их называли, «бормотуха» и так далее. Это 0,7 или 0,5 л, которые стоили 1.2-1.12 рубля, что было в пять раз дешевле, чем бутылка водки. Что касается пива, мы не были пивной страной, если сравнивать с другими. Потребление пива по международным меркам было умеренным. Многие помнят, что это было за пиво, это же кошмар какой-то. Импортного было очень мало, а отечественное оставляло желать лучшего. Водка была дорога. Бутылка водки, вы знаете примерно соотношение, если здесь пьющий народ, ну, и в магазины ходите, наверное. Бутылка водки стоила примерно столько же, сколько 4 бутылки вина и раз в 15 дороже, чем бутылка пива. И поскольку водка была дорогая, практики самогоноварения, конечно, довольно сильно развивались.

Итак, вот эта структура росла в 70-е, 80-е годы, пока не произошел двойной слом этой модели. Первый надлом – это горбачевская антиалкогольная реформа, начавшаяся в 1985 году. Второе – это либерально-экономическая реформа, которая сильно смешала карты. Горбачевская реформа была довольно резкой, пытались запретить все подряд. Занялись вырубанием виноградников, уничтожением хмельных полей и так далее. Но в результате всех этих мер, достаточно жестких, потребление легального алкоголя упало довольно быстро почти наполовину. Эффект был очень велик. Правда, почти половина этого падения была замещена так же быстро потреблением самогона. И, соответственно, падение было не столь драматичным. Что пострадало очень сильно и пострадало на долгие годы вперед? Резко упало производство вина. В несколько раз. В 1987 году поняли, что так больше нельзя, народ раздражен, и, к тому же, нужно собирать деньги в бюджет. Запреты были сняты, фактически реформа была свернута, и легальный алкоголь начал расти. Но он начал расти в первую очередь за счет крепкого алкоголя – за счет водки. Почему? Потому что водочное производство легче всего восстановить, оно меньше всего пострадало. Попробуй восстанови культуру винного производства. С пивом у нас и так было не очень хорошо.

Важный второй шок – это либерализация 1992 года, когда мы имеем либерализацию торговли. В этот период, когда снимаются, разово были сняты всевозможные по длинному списку запреты, то произошел как раз резкий рост производства, импорта алкоголя. В первую очередь, опять-таки, крепкого алкоголя. Это сопровождалось массовым заходом и ввозом алкоголя импортного, включая чистый спирт и напитки сомнительного качества, включая прямой фальсификат, разного рода контрафактные изделия. Везде стояла водка «Абсолют» шведская, которая производилась в Польше. В киосках на улицах днем и ночью можно было купить бутылки чистого спирта, спирт «Рояль», качество, которого было не всегда понятно. В это же время начинает распространяться употребление алкогольных суррогатов. Возник еще один рынок – это спиртосодержащие жидкости, которые делятся на три категории: лекарственные препараты, продающиеся в аптеках и содержащие спирт, парфюмерные изделия, содержащие спирт, и бытовая химия – жидкости для мойки стекол и так далее.

В 90-е годы начался резкий рост смертности среди населения, в первую очередь, среди мужского населения. Сначала некоторые «горячие головы» бросились обвинять реформаторов в этом, указывая, что люди мрут, потому что они шокированы радикальными реформами. Но вскоре нашлись нормальные экономисты, которые показали тесные корреляции между динамикой смертности и динамикой потребления алкоголя, в первую очередь, крепких спиртных напитков – водка, спирт и так далее. И все встало на свои места.

С 1995 года начинается светлая эпоха, которую можно назвать десятилетней пивной революцией. Когда потребление пива увеличивается в разы. Что, собственно, происходит? Именно в это время вводятся запреты на рекламу водки на телевидении, а пиво остается. Был массированный шквал рекламы в прайм-тайм пивных продуктов. Но главное другое. В это время в Россию приходят глобальные производители, начинают инвестировать в производство пива. В итоге они приобрели все наши лучшие предприятия, сейчас основная часть производства принадлежит глобальным компаниям. Они ставят сюда импортное оборудование и начинают производить нормальный продукт, который мы имеем сегодня. В советское время это называлось пивом, и сейчас это называется пивом, но, конечно, разница между двумя этими продуктами колоссальная, просто два разных напитка. 1998 год тоже способствует локализации, потому что рубль упал в четыре раза сразу, поэтому импорт на какое-то время, 2-3 года, стал относительно невыгоден, начали переносить мощности сюда и делать из отечественного сырья, и базироваться здесь. Это тоже изменило ситуацию. Потребление водки падало, снижалось с середины 90-х. А потребление пива резко выросло, потом оно стабилизировалось. Потребление вина тоже устойчиво росло, но до определенного времени. Складывается новая структура потребления. С одной стороны, растут продажи легального алкоголя в 2000-е. Почему? Растут реальные доходы населения. Это период с 1999 по 2007 год – период довольно устойчивого экономического роста и довольно быстрого роста реальных располагаемых доходов населения. Вместе с ними растет и потребление алкоголя. Появляется новая тенденция, возникшая еще в 90-х, заимствованная из 90-х, наблюдается снижение потребления крепких алкогольных напитков. То, что у нас называется ликеро-водочные. При этом все не так плохо обстоит с более экзотичными напитками, такими как виски и сопряженные. Уровень их потребления растет. Даже в кризисное время. Но пока объемы не очень велики, поэтому нельзя сказать, что мы бросили пить водку и начали пить виски. Что важно. В определенный момент в 2000-е годы мы становимся пивной страной. Доля потребителей пива пересекает кривую и опережает долю потребителей водки. Этот процесс необратим.

Многие говорят, что у нас легальный алкоголь дорог. Водка дешевеет, но уровень потребления все равно падает. По сравнению с советским временем, водка подешевела в несколько раз относительно покупательных способностей населения и относительно других алкогольных напитков. Даже в 1991 году можно было 14-15 бутылок пива купить вместо 1 бутылки водки, а к концу десятилетия только четыре. В 2000-е уже 4-5, но сейчас чуть больше. Значит, на среднюю заработную плату можно было купить 50-51 бутылку водки к концу 90-х, а сейчас 189 бутылок. Ну, и на пенсию можно купить чуть ли не в 4-5 раз больше. Водка реально дешевеет по отношению к чему хотите, и потребление ее все равно падает. То есть она более доступна, а потребление падает.

Следующая история касается не регистрируемого, нелегального алкоголя. Самогон - это только часть истории. Принято выделять как минимум пять рынков. Есть домашний алкоголь – тот самый самогон. Есть контрафактные продукты, то есть алкоголь, в котором подделываются торговые марки – польский «Абсолют», грузинские вина, которые продавались в большим количестве здесь, когда, на самом деле, они не ввозились, и в количествах, превышающих производство Грузии. Есть недекларируемый алкоголь фабричного производства – это нормальные ликеро-водочные заводы в третью-четвертую смену делают ту же самую водку, подделывают акцизные марки и продают. Алкоголь, импортируемый физическими лицами. Это не запрещено в рамках квот, но не учитывается, то, что мы с вами из duty-free возим, хотя эта доля у нас, может быть, не очень велика. Здесь более важен контрабандный алкоголь, который ввозится организациями. Ну, и наконец-то, упомянутый выше суррогатный алкоголь, спиртосодержащие жидкости, то есть официально продающийся а) в аптеках, б) в магазинах бытовой химии, парфюма и так далее, который, тем не менее, не предназначен для потребления, и, следовательно, не учитывается в алкогольном потреблении. Что с этим происходило? С данными было плохо. Государство это вообще не учитывало. Со временем стало известно, что Госкомстат, ныне Росстат, скрыто в 80-е годы начал рассчитывать как-то потребление самогона. Как они это делали, толком не известно, но известно, что в конце 80-х они это дело бросили. Опять же, у нас ничего нет. Здесь используются данные Владимира Тремла, который в тяжелое советское время, находясь за пределами этой родины, пытался что-то исчислить. В 60-е-70-е годы жизнь, в целом, становится веселее, потребление легального алкоголя растет, самогона, соответственно, снижается, и стабилизируется. Дальше начинается самое интересное, - горбачевская реформа, стремительно падает уровень потребления легального алкоголя, это компенсируется ростом потребления самогона – примерно пополам. До 2000 года доля потребителей водки снижается. И она отчасти компенсируется повышением потребления и увеличением числа потребителей самогона. А в 2000 этот тренд ломается, и они начинают снижаться – и то, и другое, и легальный, и домашний. Начинается снижение потребления крепких спиртных напитков. Отчасти они замещаются пивом и вином. Про самогон. Самогон-то вообще у нас сейчас легален или нет?

Долгое время и производство, и потребление, даже в домашних условиях, было не просто нелегально, но и предметом уголовной ответственности. И в послевоенное время можно было схлопотать. Если ты произвел и продал, можно было схлопотать до 7 лет. В горбачевское время, в конце 80-х, уголовная ответственность была заменена административной. А затем – важный момент – в 2001 году производство самогона было легализовано, нельзя только продавать, продажа является по-прежнему нелегальной. А если ты произвел и выпил сам, то все хорошо. Данные 2014 года - группа потребителей довольно значительная. Домашний алкоголь пьют 10% - не вообще всего взрослого населения, а 10% тех, кто потребляет алкоголь, а потребляет алкоголь 2/3 населения. Домашний алкоголь составляет около 10% объема потребления. Примерно 6-7% домохозяйств занимается производством в каких-то объемах домашнего алкоголя. И примерно 6% тех, кто покупает алкоголь, покупает на нелегальном рынке. Вроде не очень много, но, с другой стороны, рынки есть – это значительная величина. Важно то, что самогонные аппараты можно приобретать в России и реализовывать – этот бизнес совершенно легален. Через интернет, это не запрещено. И, кстати, не дорого, есть предложение очень большое, с этим нет проблем.

Все говорят «самогон, самогон, самогон, Россия – это самогон», а мы взяли в 2012 году вставили отдельные вопросы про домашнее вино. До этого про брагу спрашивали, но брага – это доли процента, тем более, что брага большей частью используется как ингредиент для домашнего самогона. Мы начали спрашивать про домашнее вино. Выяснилось, что, действительно, в самом деле, домашнее вино существует, а не только самогон. Посмотрите, что мы получили. Я взял последние данные, 2014 года, в 2012 году примерно то же. Если брать по объему потребления в литрах, пересчитанные в чистый алкоголь, в чистый спирт, то, конечно, самогон составляет большую часть, вино где-то относительно, ну, и брага в районе 1%. Оказывается, что доля, количество потребителей домашнего вина не меньше, чем потребителей самогона. Эти группы равнозначны фактически. Начали чуть-чуть копать туда, оказывается, это совершенно две разные группы, они почти не пересекаются. То есть люди пьют либо одно, либо другое. И вообще группы разные. Среди потребителей самогона больше сельских жителей, больше мужчин. Вообще это в сильной степени мужская тема. Разница между потреблением мужчин и женщин – в разы. Тем не менее, женщины пьют больше вина. И вообще параметры групп разные. Совершенно две разные истории, две культуры разные.

И наконец, еще одна тема. Называется «возрождение нелегального заводского алкоголя». Это всегда было. Про это есть масса спекуляций. Но нет надежных данных. Есть данные косвенные. Что значит косвенные? Количество алкогольной продукции – водка, спирт и так далее, которое изъято в ходе проверок доблестными органами в связи с незаконным производственным оборотом. Мы видим, что когда-то это было очень много, по крайней мере, ловили много. Затем это все снизилось – либо они перестали работать, либо этого стало меньше. Но, вы понимаете, тут тоже ничего просто так не бывает. И вдруг в последние годы все начало расти, и довольно стремительно расти. И это, конечно, вызывает определенные вопросы. Например, почему растет? Во-первых, начали уделять больше внимания – Росалкорегулирование, специальная политика, с 2009 года начали как-то за этим следить и, может быть, выявлять больше. Второе – 2010 год. Началось повышение розничных цен. В результате началась активная фаза алкогольных реформ. То есть начали повышать акцизы, налоги, начали расти цены, соответственно, это стимулирует замещение легального алкоголя нелегальным. Затем в 2011 году создали Единый таможенный союз – ура! – с Белоруссией и Казахстаном. С другой стороны, из Казахстана преимущественно, не из Белоруссии, к нам пошел возрастающий приток нелегального алкоголя во всех видах. Объемы неизвестны, но эта история важная, нарастающая. Ну, наконец, с 2012 года у нас, как ни крути, рецессия, переходящая в кризис и обратно. Перестали расти ранее растущие реально располагаемые доходы населения, люди ищут более дешевые варианты, и, как водится в таких случаях, повышаются риски покупки чего-то недоброкачественного. То есть это тяжелый период раздолья для контрафакта и прочего нелегального, более дешевого продукта.

Теперь последний сюжет на сегодня – это антиалкогольная реформа как раз, новая алкогольная политика, о которой я говорил в самом начале. Действительно, это дело уже такое длинное, и с историей, и каких только запретов оно ни касалось. Началось условно в 2006 году – ввели акцизные марки, электронные системы учета пытались тогда ввести. 2009 – создание Росалкогольрегулирования, специального органа, занимающегося алкогольной политикой. Затем, важно, с 2010 года в фискальных интересах начинается ускоренный рост индексации акцизов, и повышается так называемая минимальная розничная цена на водку, ниже которой продавать нельзя. Дальше вводится, вы видите, еще куча всяких вещей – где нельзя продавать, нужно удаляться от спортивных культурных учреждений, от детский садов и так далее. Затем ограничивают время продаж, как мы знаем. Это тоже относительно недавно произошло. Как в советское время, кстати. Запрет продажи пива в киосках – пошло, поехало. Вытесняли постепенно рекламу. Помните историю с пивом? Сначала вытеснили из прайм-тайма, потом нельзя людей использовать – начали животные говорить человеческими голосами, убрали животных, ну, и так далее. Какая была цель, кстати, этой реформы, сейчас уже многие не помнят. Когда это вводилось, было сказано: к 2020 году сократить потребление в этой стране – внимание – в 2 раза. Ну, в общем, будь здоров. Не знаю, влияние это реформы, или это просто кризис ударил, но пока это отчасти, по крайней мере, выполняется. Что произошло? Вокруг сразу поднялся шум. Вы повышаете акцизы, налоги – следовательно, а) вырастут цены на легальный алкоголь, б) упадет потребление легального алкоголя, потому что он будет дорог, и) легальный алкоголь будет вымещаться самогоном и всякой прочей нелегальщиной. Давайте посмотрим, правда ли это, оправдались ли эти опасения. Прежде всего, вы видите, как это рвануло. Акцизы на алкогольную продукцию, минимальная розничная цена на водку – до этого периода они номинально тоже росли, но, если пересчитать на индекс потребительских цен, они, на самом деле, снижались, о чем производитель не любит сейчас говорить. Но здесь они начали расти во всех смыслах, и довольно быстро. И на пиво, и на вино – все начало расти. Действительно ли это привело к росту цен? Невооруженным глазом, без всяких статистических видно, что да, цены просто в параллель идут с повышением налогов и минимальной розничной ценой. Статистически связь железная просто. И, действительно, цены начали быстро расти. Вы посмотрите некоторые вещи. Всего там 4 года – цена водки средняя – акцизы выросли в 2,5 раза, и в 2 раза и более на вино и пиво. Минимальная розничная цена выросла в 2,5 раза. И вслед за этим в 2,5 раза выросла средняя цена на водку, на другие поменьше. В это время, заметьте, реально располагаемые доходы выросли всего на 7%, то есть легальный алкоголь становится реально дороже. Именно в эти годы, в самые последние годы, в которые мы сейчас живем. То есть связь самая тесная. Теперь второй вопрос. Падает ли от этого потребление легального алкоголя. Смотрим приросты: да, падает. Да, мы видим, даже в мину уходит, ну, с некоторыми колебаниями. Да, вроде бы так. Но. Возникает вопрос. Это следствие роста цен, или еще здесь есть какие-то причины? Добавляем рост цен. И так кажется что они вроде как-то связаны между собой, но статистически когда считаешь, связь оказывается незначимой. То есть цены, может быть, как-то и влияют, но так не прямо, и все оказывается сложнее. Хорошо, а что тогда влияет? Убираем цены, добавляем динамику реальных доходов наших с вами и динамику оборота розничной торговли. И эти три графика идут, как зайки, все вместе. И статистические показатели коррелируют между собой с высоким уровнем значимости. То есть с ценами не очень понятная история. А вот с тем, что снижаются сначала темпы роста, а потом на ноль выходят реальные доходы население – это как раз оказывает на потребление непосредственное воздействие. И так было всегда-не всегда, но по большей части, и не только в нашей стране. Снижаются доходы – снижается потребление алкоголя. Теперь. Я приближаюсь уже к концу. Значит, увидев это, вокруг, повторяю, много шума, немного напугались, и возникли некоторые даже признаки притормаживания. Ну, признаки, конечно, не конец алкогольной реформы. Какие тут признаки? Российскому правительству объяснили: смотрите, поступления в бюджет начали снижаться – вот, что главное, вот предмет для беспокойства. И поэтому, вместо того, чтобы еще на треть повысить налоги, акцизы на алкоголь, на самом деле, на 2015-2016 год обнулили, то есть отказались от роста. Минимальная рыночная цена на водку в 2015 году декретом президента была снижена – впервые в истории вообще с момента ее существования. Ее уменьшили на 16%, это тоже некоторое событие. Ну, и наконец, начали потихоньку возвращать рекламу. Вино – но только отечественное! отечественное вино теперь возрождается – и пиво на телевидении, имея в виду, что у нас намечается чемпионат по футболу, а без этого там нельзя уже никак. Это все обосновывается тем, что, да, легальный алкоголь падает, и он замещается алкоголем нелегальным, поэтому и падают поступления в бюджет, а люди травятся. Вот такая легенда. Но на самом деле, должен сказать, да, есть некоторые свидетельства, косвенные, того, что это происходит. Но в каких масштабах, мы точно сказать не можем. И в общем могу сказать, что эти телодвижения в политике на надежные данные, честно говоря, не опираются, а скорее, на какие-то лоббистские истории. Так или не так, мы до конца сказать не можем. И последний слайд. Почему все-таки водка уходит? Ну, не совсем уходит, но почему она падает так устойчиво? Вроде и дешевеет – что это? Влияние антиалкогольной кампании? Нет. Потому что, вы видели, она начала падать задолго до начала антиалкогольной кампании. Из-за того что она дорогая, и растут цены на нее? Цены растут только в последние 3-4 года, до этого они удельно в относительном выражении снижались. Значит, влияет рецессия и торможение реальных доходов населения? Да, да, влияет, я об этом уже говорил, действительно. Замещается ли водка самогоном? Да, есть некоторые свидетельства: поговаривают, что оживился рынок продажи самогонных аппаратов. То есть у них растут продажи, следовательно, наверное, скоро мы вправе ожидать и поступлений. Но это не трагическая история. Вы видели раньше, там было видно, что затормозилось снижение самогона, и несколько лет мы видим, что оно не уменьшается. Но это 5-6% всего, понимаете. Это погоды не делает, это не переворот, это не замещение. Поэтому нет, как было в 80-е годы, в горбачевскую реформу, этого нет. Самогон все-таки отодвинут, он замещается другими напитками. Замещение легальной водки нелегальной – да. это происходит. И, в общем, главные поставщики нелегального алкоголя – это, конечно, совершенно легальные предприятия крупные, которые просто штампуют это, а дальше пускают в обход, оптимизируя налоговые отчисления. Но. Мы оцениваем эту историю в 1/4 рынка, что, кстати, много, реально много. Но, понимаете, еще какая вещь. Ведь мы опрашивали людей. То есть мы опрашиваем население, население говорит, пили они или не пили водку в последние 30 дней – вот так, если конкретно. Не вообще в жизни, а последние 30 дней. И доля их снижается. Ведь люди не знают, они купили бутылку водки с настоящей или с поддельной акцизной маркой, уплачены налоги с нее или нет – люди не могут различить легальный и нелегальный алкоголь. И доля их снижается. Следовательно, снижается все равно все, доля все равно падает. Возникает вопрос: может быть, еще какие-то есть крупные сдвиги? Есть основания считать, что, да, пришло новое поколение, его называют Миллениум – это те, кто родился в 1982 году и позже, те, которые вошли, следовательно, во взрослую жизнь в 2000 году и позже. Они, действительно, выглядят иначе в части интересующей нас истории. Я вам не скажу, что они пьют реже ил и меньше. Даже, может быть, они пьют и чаще. Но они пьют другое. И они пьют иначе. Они пьют другое и иначе. Раньше как пили? Советские люди, я помню, пили не очень часто, но зато как следует, с целью напиться. Напиться – это было нормально совершенно, мужское население в первую очередь. Сейчас они пьют чаще, но зато не с целью напиться, а просто зачем-то – непонятно зачем. И они заметно пьют меньше водки. Они минимально или вообще не пьют самогона. Они значительно больше пьют пива, они значительно больше пьют вина, они пьют такие экзотические вещи, как алкоголесодержащие коктейли. Старшее поколение до сих пор вообще не знает, что это такое. Вот статистически – там просто нули стоят. Если их спросить, они вообще не в курсе. И это продукты, которые, на самом деле, сделаны были для этого поколения, они ориентированы были на это поколение. Поэтому здесь, действительно, эта вещь не связана непосредственно с реформами, с рецессиями и так далее. Происходят изменения. Это поколение, которое не просто молодое, а оно вступило во взрослую жизнь в других условиях. Это другой стиль жизнь, это другие стили потребления. Это другая страна. И поэтому я говорю, назад уже прежняя модель… да, может быть, подтянется вино и так далее, еще что-то, но прежняя структура уже не вернется. Эти вещи с приходом молодых поколений будут сдвигаться и сдвигаться. Ну, а рецессии там, реформы, они будут на это влиять как-то, но, видимо, все-таки это временные вещи и не главные. Я вроде уложился в положенное время. Говорят, у вас вопросы задают.

Вопрос: Очевидно, что одна из сторон антиалкогольной реформы – отложенный эффект, то есть, когда мы говорим о воздействии на демографию. Получается так, что, как только реформа начинает действовать, у нас повышается теневой алкоголь, он выходит на рынок, становится более явным игроком, и государство или правительство тут же пугается и решает, как поступили сейчас притормозить. Есть ли какая-то универсальная формула, или можно ли подогнать реформу так, чтобы теневой бизнес алкогольный после запрета не рос по графику (не рос активно, я имею в виду, понятно, что он будет расти), но при этом эффект, который имеет антиалкогольная реформа через 10 лет, через 15 – он был, а не так как реформа была в течение всего лишь нескольких лет, и, по сути, ее результат, такой долгоиграющий нивелирован?

Вадим Радаев: Во-первых, вопрос об отложенных эффектах. Да, такого рода вмешательство – запреты или не запреты – имеют отложенные эффекты. Когда я пытался посмотреть, как влияет на изменение структуры потребления, в частности, того же самогона, в первые годы ничего особенного так и не выясняется, четкой закономерности не видно. Но это не значит, что реформа не влияет ни на что. На самом деле, огромное количество вот этих запретов введено. Это не только цены, но и ограничение доступности. Мы не говорили об этой теме сегодня, но это очень важно. Это влияет, может быть, даже больше, чем цены – ограничение доступности разных видов алкоголя, которые со временем производят и более системные такие сдвиги. Когда люди приучаются к некоторому другому укладу. Поэтому, я думаю, что нынешняя реформа – сейчас, может быть, мы не видим сильных эффектов, но, если она будет продолжаться в тех или иных видах, она свою роль сыграет в ограничении потребления и изменении структуры потребления. Теперь по поводу реформ, вторая часть. В нашей стране, конечно, эти реформы алкогольные всегда характеризовались фундаментальным таким противоречием, когда хотелось сразу две вещи. Популистская часть (может быть, в хорошем смысле слова) – позаботиться о здоровье нации, и в этом смысле снижать потребление алкоголя, особенно всяких крепких спиртных напитков, и прочее, прочее. А с другой стороны, хочется денег в бюджет. А сразу это сделать трудно. И поэтому попытка какой-то компромисс найти очень часто заканчивалась и заканчивается сейчас в пользу дохода, поступления в госбюджет. Вот когда приходится выбирать, все-таки раз-раз отступают. А были времена, когда просто делали вид, что боролись с пьянством, а, на самом деле, это просто было важным источником. В этом смысле, конечно, эти реформы не вполне последовательны. Последняя часть вашего вопроса: как бы сделать так, чтобы ограничить то, что надо, а то, что хорошо, продолжало бы потребляться. Ну, конечно, хотелось бы, да. Я разговаривал с многими людьми, читал много, в том числе грамотных наркологов, медиков. Сейчас же люди у нас и не у нас не утверждают же, что алкоголь вреден. Вредны две вещи. Первое – это чрезмерное потребление, особенно разовое, как принято было в советское время. Сесть так и сразу накатить. А второе – это потребление недоброкачественных продуктов, от которых есть и смертельные исходы, но, даже если их нет, все равно это вредно для здоровья. Вот это и пытаются сейчас сделать. Дорожная карта, с которой мы начали, фактически ориентирована на это – попытка придавить эту нелегальную теневую часть. Но вообще, конечно, это довольно сложно. Особенно в нашей стране, где есть традиции такого рода, где это все схвачено, где есть области южные, где это производится в промышленных масштабах, есть каналы поставок спирта на легальные вполне заводы, или нелегальные. Машина работает. Можно ли это остановить или прибить? Да, можно. Но совсем, конечно, я понимаю, что это непростая задача.

Вопрос: Первый вопрос про вино. До падения курса рубля вино, в основном, у нас было импортное. Но если сравнивать цену одной и той же бутылки где-то в Европе, взять Францию или Испанию, и у нас – разница есть. То есть транспортная составляющая или налоги вряд ли бы такую долю составляли. Где-то я прочитал, что всего восемь концернов импортировали вино. Вот, может быть, это бы повлияло и на статистику, если бы рынок был более конкурентный? Как вы могли бы это прокомментировать? А второй вопрос. Ольга Голодец заявила, что повышение смертности среди молодого населения вызвано только алкоголем. У меня возникли сомнения. То есть я бы мог списать это на военные конфликты, которые происходят у нас тоже. Есть ли у вас какая-то информация, как бы вы прокомментировали?

Вадим Радаев: Сейчас, конечно, делаются попытки увеличить долю вина в потреблении, имея в виду, что это более здоровая структура потребления, во-первых, а во-вторых, пытаются возродить отечественное виноделие. Ну, и Крым наш, и так далее. Во-первых, дело это непростое – это же не ликеро-водочные заводы. Нет это тоже технология, но все-таки выясняется очень быстро, и люди, которые занимаются этим, знают прекрасно, что дело это очень тонкое и деликатное. И так вот – захотели сразу, или даже импорт, предположим, стал дорог, или его закрыли – и сразу у нас поперло отечественное вино. Ну, вот не получается так. Идет борьба за то, чтобы вину дать какие-то преференции отечественному, это уже чуть-чуть упоминали. Идет борьба отдельная за легализацию так называемых гаражных вин – ну, вот мы говорили, домашнее вино, сейчас это домашнее вино просто статистически люди сами потребляют, оно на рынке фактически не появляется. Есть гаражные вина – Краснодар и так далее – когда люди готовы их также и продавать. Сейчас они могут продавать их только туристам, в рамках некого турпакета. Уже четыре года пытаются это легализовать, сделать так, как во Франции. Не знаю, получится или нет. Но вино, видимо, будет подниматься, но медленно. Здесь подрубить это можно быстро, а зародить медленно. Импорт. Действительно, и в лучшие времена вино стоило у нас относительно дорого здесь, надо это признать. И дорого, относительно нашей прошлой истории, советского времени, и дорого по отношению к другим продуктам. Помните, да, можно было несколько бутылок вина купить на бутылку водки, даже импортного можно было пару-тройку купить. Сейчас бутылка импортного вина стоит дороже, чем бутылка водки, ну так, в среднем. Да, упрекают импортеров в том, что маржа их слишком высока. И разница в ценах завоза. И боюсь, что да, они тут же ссылаются, да, транспорт, да, налоги, да, логистика плохая. И все это правда. Но и маржа у них, видимо, тоже немаленькая. И это, конечно, сдерживает. Тем более сейчас у людей денег становится меньше, а вина становятся дороже. И, конечно, винная культура будет развиваться тут с большим трудом в такой ситуации. Да, конкуренция всегда такому делу благоприятствует, несомненно, здесь даже вопросов нет. Что касается смертности, мне, конечно, нужно посмотреть, что Голодец имела в виду, я не знаю контекста. Но вот так вот, что смертность молодежная у нас определяется сейчас алкоголем, я бы не сказал. Тем более, что, повторяю, плюс-минус чрезмерное потребление у молодежи становится меньше, чем в старших возрастах, меньше пьют крепкого и так далее. И поэтому нет. Вообще, еще одну деталь, из разговоров с людьми, которые с медицинской точки зрения заходят, знают эту историю по смертности, от чего люди умирают – алкоголь или не алкоголь. Там очень сложно все. Статистика эта крайне не совершенно. Как они это фиксируют – от чего человек умер. Большей частью у нас пишут, что от сердечной недостаточности. Что означает сердечная недостаточность – это значит, пишут, «мы не знаем, от чего человек умер». И на самом деле, это означает, что статистика может быть занижена: человек реально отравился или чрезмерное употребление алкоголя было, а написали сердечная недостаточность. А может быть и наоборот. Данные здесь такое очень не надежные. Но по существу, я бы сказал, что это некоторое преувеличение. Наверное, это все-таки один из факторов какой-то, но явно не решающий в наше время.

Вопрос: Есть ли какая-то статистика по потреблению других крепких напитков, таких, как виски, ром, текила? И, если есть, то, пожалуйста, прокомментируйте, какую долю занимают эти напитки?

Вадим Радаев: Да, растут ваши напитки вместе с увеличением доли вашего поколения в нашем населении. Растут. Был какой-то 2013 или 2014 год, смотришь статистику за какой-то период – все упало, а виски – плюс. Но это доли пока маленькие, конечно. Ну, кто потребляет, вы сами понимаете, это все-таки более обеспеченная часть населения. Это не столько возрастная история, сколько вещи, связанные с доходом. Поэтому, да, виски, коньяки, бренди, прочие вот эти текилы будут замещать отчасти падающее потребление водки. Будет некоторый иной баланс. Но они никогда не вырастут до таких высок. Все-таки северный стиль потребления, видимо, потихоньку уходит. И, кстати, еще одна вещь, о которой я не сказал, это, между прочим, соответствует глобальным трендам, которые демонстрируют. Такая странная вещь. Вы объясните мне, почему это происходит. Происходит такая глобальная конвергенция того, как люди пьют в разных странах. То есть нордические страны – наши братья финны, шведы и прочие северные – они пьют все меньше и меньше крепких спиртных напитков. При этом до этого там пытались по-всякому запреты вводить, они пили и пили. Сейчас пошло вниз. Южные страны пьют все меньше вина – Франция, Италия пьют все меньше вина. И по чуть-чуть у них растет доля потребления крепких напитков. Ну и мы здесь тоже как-то вместе со всеми. Это статистически видно, только непонятно, почему это происходит. То есть всеобщая глобализация, мы становимся все похожи друг на друга что ли? Или берем друг у друга лучшее? Или что? Как, почему? Вот таких объяснений нормальных научных я пока не видел, вот это интересно.

Вопрос: У меня, пожалуй, даже не вопрос, а ремарка. Дело в том, что само по себе употребление алкоголя, именно употребление, никакого вреда не несет. Вред несет злоупотребление – употребление чрезмерное, употребление, когда этого не надо делать. Например, перед тем, как сесть за руль, и так далее. Соответственно, проблемы, вызываемые именно злоупотреблением, как медицинские, так и социальные. Насколько я вижу, как по нынешней антиалкогольной программе, так и по всем предыдущим, вместо злоупотребления подменяют цель и борются с употреблением вообще. Во-первых, тут вопрос – насколько хороша статистика именно по изменению последствий злоупотребления, и насколько ей можно верить. По медицинской тут очень вкратце было сказано, но есть как бы очевидные вещи – смертность от ДТП, несчастных случаев, обусловленных именно злоупотреблением. Есть там перечень явно вызванных злоупотреблением болезней – тот же цирроз. Есть статистика наркологов. То есть насколько эти цифры адекватны, насколько их можно использовать для того, чтобы понимать, что вообще происходит, и какой эффект именно на эти цифры дают проводимые меры. Это с одной стороны. А с другой стороны, очень много внешних факторов, влияющих и на употребление, и на злоупотребление алкоголем, которые совершенно не учитываются в программах, что в нынешней, что в предшествующих, которые были у нас в стране, что в практике других стран. Вот явный тренд, который происходил совершенно одновременно с описанными вами процессами в 2000-е годы – это автомобилизация. То есть если человек приехал на работу, возвращается с работы за рулем, скорее всего, он не будет пропускать привычный стаканчик с сослуживцами, потому что ему за руль. И дело даже не в штрафе, а побитая машина обойдется гораздо дороже, чем та же самая бутылка водки. Вот у меня такие ремарки. Спасибо. Если прокомментируете, буду очень благодарен.

Вадим Радаев: Да, спасибо вам. Одно из самых любимых моих высказываний звучит так: алкоголь в малых дозах полезен в любых количествах. Кто это сказал? Конечно, это Михаил Жванецкий. Великий Жванецкий, как всегда. Теперь серьезно на эту тему. Действительно, и в иных странах люди, которые занимаются профессионально исследованием этой темы, алкогольной политикой, говорят, что главное зло – это то, что они называют «опасное потребление», то есть чрезмерное потребление в больших количествах и особенно разовое потребление большого количества алкоголя. Кстати говоря, известно также, что в нашей стране основное количество летальных исходов, связанных с алкоголем, причиной его является не паленая водка, как считается, и не самогон, тем более. Потому что самогон, он тоже разный, конечно, бывает – на продажу одно, для себя другое, но в целом люди не самогоном травятся. Основная причина летальных исходов в этой стране в 90-е годы и сейчас – это чрезмерное потребление в один присест. И это, действительно, вещь, которая и на мировом уровне признается как некое главное что ли зло, объект для работы и так далее. У нас пока я не знаю, в какой степени это осознано, но это требует некоторой специальной работы – и исследовательской, и такой вот с точки зрения наркологии и так далее. Статистика, действительно, есть, но она, повторяю, все-таки не совершенна. Через смертности медицинские, через ДТП и так далее. В принципе, конечно, нужны опросные данные. Здесь у нас кое-что есть. Мы пытаемся вычислять по определенной методике чрезмерное потребление алкоголя – для мужчин одна планка, для женщин другая. Но все-таки это требует специальных таких вещей. Но и здесь возникают трудности. Понимаете, опросные данные для чего-то хороши, а для чего-то не очень. Например, когда мы говорим о долях потребления, я этому, в принципе, верю. Почему? Да потому что ну что им врать – за 30 дней ты пил или не пил. Во-первых, это трудно забыть – просто сам факт, пил или не пил. Во-вторых, ну что тут скрывать – ну, пил ты пиво. Или не пил. Это не настолько сенситивный вопрос, чтобы «ой, нет, я не пью ничего». Ты же не с гаишником разговариваешь. Но когда речь заходит об объемах, а здесь речь об объемах 0 ты же не просто пьешь, а… там, во-первых кучу вопросов надо задавать, во-вторых, возникают сомнения в получаемых данных, потому что люди начинают ошибаться, им трудно посчитать, они начинают стесняться иногда, а иногда, наоборот, преувеличивать «вот, я там!». И если данные по фактам самим мне кажутся очень достоверными, по объему – к ним надо относится очень сдержано. Поэтому здесь объективные трудности. Ну а что касается вещей, связанных вообще с улучшением жизни, то они влияют различно. То есть существует такое представление, что, если люди начинают лучше жить, то они меньше пьют. И вообще что пьют бедные. Это заблуждение. Пример европейский стран показывает, что, чем лучше люди живут, тем больше они потребляют алкоголь. Нравится, не нравится – вот такая история. Но определенные элементы там, во-первых, по-разному пьют, извините – культура может быть разная. Во-вторых, есть разные элементы, которые по-разному влияют. А автомобилизация, конечно, влияет на умеренное потребление, в этом нет никаких сомнений. И у нас тоже, несомненно. За рулем не все, увы, но вот эта часть, да, они, конечно, потребляют, но они отходят к более таким культурным формам. Это правильное наблюдение.

Вопрос: Наша встреча обозначена как экономика запретов. Я услышал, что у нас были не только запреты, но еще и поощрения, начиная с Василия или Алексея Михайловича и заканчивая Владимиром Владимировичем. Здесь есть некая нестыковка. А кроме того, хотелось бы услышать о влиянии, собственно, на экономику. Кроме литров и возможных смертей. Например, изменение структуры занятости, возможные миграционные потоки, которые возникали, особенно в винодельческих районах, возможный передел рынка и какие-то другие вещи, которые больше связаны с экономикой.

Вадим Радаев: Это большой и сложный вопрос. Существует некоторое количество работ, показывающих, что чрезмерное потребление ведет к эксцессам на производстве, падение производительности и так далее. В нашей стране работ таких достаточно. То есть существуют определенные негативы, и я бы не стал их отрицать. С другой стороны, я не стал бы драматизировать и преувеличивать влияние этого фактора на экономику в целом. Я имею в виду само потребление: вот люди пьют больше, люди пьют меньше, стали пить меньше, и производительность труда рванула вверх, и всем стало хорошо. Я не думаю, что эта связь такая прямая. А вот еще один сюжет, который мы тоже обсуждали здесь, что политика экономическая. Это то, что это рассматривается как некоторый ресурс, как важный источник поступлений денежек в казну. Конечно, эта фундаментальная противоречивость этой политики – это интересная отдельная тема. Но, опять-таки, это же, понимаете, с доходами от поступлений нефти мы же это не сопоставим. Ну, важная вещь, да. Снизились доходы – люди забеспокоились, начали эту дорожную карту писать, все прочее. Но не так, что все рухнет от этого. Иначе говоря, подчеркивая всю важность этой темы, я бы не стал драматизировать, как это бывает, знаете, что все пропало в ту или другую сторону.

Вопрос: Я бы хотел два вопроса обозначить. Один, наверное, такой, грубо говоря, теория заговора, немножко смешно, но, тем не менее, хотелось бы ваше мнение услышать. Мы имеем такую ситуацию. Была Российская империя, которая ввела сухой закон в 1914 году, а в 1917 году не стало Российской империи. Мы имеем ситуацию, когда Советский Союз на своем взлете вводит сухой закон, и его, в общем-то тоже, нет. Это что? Это какие-то последние конвульсии, когда власть не знает, что делать, и для сохранения своего режима ничего не находит лучше? Или, собственно, это последняя капля, после которой рушится все? Это социальный аспект. А второй момент тоже социальный. Это влияние вот этих запретов на нелегальный теневой сектор. То есть мы знаем, что в США сухой закон привел к тому, что просто мафия и коррупция развились до каких-то немыслимых пределов. Есть мнение, что в Советском Союзе сухой закон привел к тому, что теневой сектор тоже расширился, и в значительной степени за счет этого захватил достаточно мощные позиции в 90-х годах.

Вадим Радаев: Нет, я бы не стал говорить о том, что запрет употребления алкоголя приводит к смене режимов. Наверное, это чересчур. Все-таки в 1914 году ввели не ввиду угрозы приближающейся Октябрьской революции, а война все-таки, военное время наступило. Что касается горбачевской реформы, там были причины немножко другие. Да, я думаю, что они не знали, что делать, по большому счету. Потому что понимали, что система идет… доходы снижаются, все снижается, замедляется, застаивается. А как это ускорить – вот он вышел со своей концепцией ускорения – а как ускорить было непонятно. Поэтому подсовывались такого рода идеи, что давайте, значит, сейчас запретим потребление алкоголя, и станет лучше жить. Во-первых, лучше жить не стало, во-вторых, запретить не удалось. Потому что запретили, а потом начались процессы, которых сами же испугались, очень быстро испугались. Да, в этом смысле, я думаю, что это были определенные метания в этом отношении, не очень последовательные. Но не думаю, завершая эту часть, это доконало режим. Ну, да, был еще один повод для раздражения дополнительный. Вообще более общий ваш вопрос о влияние запретов. Да, вообще, и у нас и не у нас введение запретов приводит к активизации нелегального сектора, несомненно. Вопрос не в этом, это общая закономерность. Вопрос в том, в каких формах это происходит и в каких масштабах. Я закончил некоторую работу на эту тему, которая показывает, что в разные периоды эти запреты приводили к росту разных нелегальных рынков. Вот в поствоенный период запрещали-запрещали, а рос, предположим, самогон. Потом запрещали что-то другое, разрешали третье после горбачевской реформы, самогон начал падать, а выросла нелегальщина другая – всякий контрафакт и прочее. Это побороли по ряду причин, 2000-е, стали жить получше, культура потребления и так далее, потом опять начались некоторые трудности – запреты, реформа и так далее. Нелегальный алкоголь опять попер, но уже в другой форме, в виде заводского не регистрируемого. То есть рынки подвижны, композиция их меняется. Но в целом, конечно, да, запреты всегда являются палкой о двух концах, они всегда производят вот эти нежелательные, негативные последствия. Это точно.

Вопрос: Надо понимать, что 14 литров на одного человека на душу – это средняя температура по больнице. Это и младенцы, и старики, и все остальные. Производилась ли какая-то селекция по социальным группам? Кто пьет больше, кто пьет меньше? Например, есть доля исламского населения или вообще группы, которые не пьют. Замещение потребления алкоголя легкими, средними и тяжелыми наркотиками. И второй вопрос – в политическом контексте достаточно часто алкоголь рассматривается не как поступление налога, а как некоторый коэффициент группового конформизма. Были ли там какие-то корреляции? Можно их?

Вадим Радаев: Какие корреляции, еще раз?

Вопрос: Внушаемость повышается при употреблении алкоголя, при злоупотреблении. Можно ли говорить или фиксировать какие-то корреляции социально-экономические изменения с резким изменением доли потребления алкоголя на душу населения. Благодарю.

Вадим Радаев: Ну, смотрите. Да, конечно, мы говорили в большинстве случаев о средней температуре по больнице, а дальше там целый мир из разных групп, слоев. Есть вещи очевидные. Вот, скажем, вы одну упомянули значительную вещь, что мусульмане пьют значительно меньше или вообще не пьют. То есть есть разные этнические различия. Я упоминал другое различие, очень важное для нашей страны и не только – гендерное. То, что различие между мужчинами и женщинами просто в разы. Кстати говоря, что с этим происходит, мне тоже это любопытно, я следующую работу буду делать про поколения. Но у меня такое ощущение уже существует, что разница между употреблением мужчин и женщин не растет, а уменьшается. То есть мужчин чуть меньше становится, а женщин больше. Но они пьют не те, они пьют другое. Но этот разрыв немножко так сходится. Как в свое время, кстати, произошло с курением. Есть работы, показывающие, что в какой-то момент мужчины начали чуть меньше, а у женщин начался стремительный рост. Поэтому вещи это не то что связанные, но они часто повторяют друг друга. Следующий важный вопрос, который вы задали, про связь с наркотиками. Должен сказать, что я выступал пару раз на международных конференциях, и один из первых вопросов, который задают люди, а изучаете ли вы это в связи с употреблением наркотиков, как это связано. Я вынужден сказать, что, нет, у нас, в данном случае, это целая отдельная история, специальные исследования. Нет, мы конкретно в рамках этого проекта не изучаем, к сожалению. Хотя, на самом деле, тема очень интересная и важная. Потому что табакокурение, алкоголь, наркотики – эти вещи не то что линейно связаны, но некоторым образом они должны рассматриваться в комплексе. Теперь вопрос про внушаемость. Это перекликается с одним из предыдущих вопросов. эта тема часто поднимается, и там очень много спекулятивного. Особенно когда готовилась горбачевская реформа, там был вброс, я помню хорошо, был вброс разного рода материалов про спаивание русского народа. И сейчас еще есть выбросы такие, что большевики сознательно спаивали народ, поскольку человек пьющий более покладист и идеологически лоялен, ну, или просто не думает ни о чем. Я не уверен, что такого рода заговор существовал, и что идеологическая установка была напоить, чтобы люди были счастливы. Я думаю, все было примитивнее. Использовали алкоголь как средство пополнение бюджета. Ну, и заодно, да, заодно. Ведь, на самом деле пугаются, я неправильно, не совсем точно сказал. Когда начинаются антиалкогольные меры, пугаются не только падения доходов в бюджет, пугаются еще и реакции населения. Потому что население не всегда счастливо, и начинают говорить, как сейчас вот, бывает такое, типа, и так все плохо, вы что, нам теперь еще и выпить не дадите? В этом духе. Поэтому я в такие теории идеологической диверсии – большевики спаивали народ, царь спаивал народ, я что-то не очень верю.

Модератор: Давайте поблагодарим Вадима Радаева. И слово Вадиму Новикову.

Вадим Новиков: Дорогие друзья, на сегодняшней лекции мы обнаружили, что исторически быстро, на протяжении жизни всего одного поколения, мы увидели, как Россия превратилась из страны, которая пьет преимущественно водку в страну, которая преимущественно пьет пиво. Это превращение оказалось настолько быстрым, что за ним не поспевают даже авторы учебников русского языка для иностранцев. Стереотипное традиционное Russians drink vodka все еще не изменилось на теперь уже более корректное Russians drink beer. В этих переменах есть, по крайней мере, одна приятная для всех сторона. Эта сторона состоит в том, что мы видим, что культура для любой страны оставляет открытыми много разных возможностей.

Россия > Алкоголь > forbes.ru, 4 декабря 2015 > № 1572037 Вадим Радаев


Украина. ЮФО > Алкоголь > ukragroconsult.com, 25 ноября 2015 > № 1564187

Крымское шампанское "Новый свет" начали разливать в Харькове

Министерство аграрной политики и продовольствия ожидает поступления в продажу разлитого на Харьковском заводе шампанских вин шампанского "Новый Свет" до конца 2015 года.

Об этом журналистам в среду сообщил советник министра аграрной политики и продовольствия Александр Лиев.

"Есть хорошая новость. Я думаю, что на Новый год у нас уже будет на столах шампанское "Новый свет", произведенное в Украине. Мы передаем бренд Харьковскому заводу шампанских вин. Это государственное предприятие", — отметил он.

По его словам, компания "Новый Свет" уже перерегистрирована на территории материковой Украины и назначен новый директор, и Минагрополитики ведет работу по снятию международных санкций с компании.

"Мы просим частично снять санкции с тех предприятий, которые уже перерегистрировали.

Первый результат — это бренд "Новый Свет", — подчеркнул министр аграрной политики и продовольствия Алексей Павленко.

Кроме того, по словам Павленко, Минагрополитики ведет работу по воссозданию не только бренда, но и самой технологии.

"Использование бренда — мы организовываем эту процедуру на заводе шампанских вин в Харькове. А вот использование технологии... мы сейчас ищем, кто бы мог это делать...у нас есть еще 12 патентов на производство различного коллекционного и ординарного шампанского, которое производилось раньше на "Новом Свете", — добавил министр.

Он сообщил, что для этого рассматриваются мощности Артемовского завода шампанских вин — по его словам, этот завод вполне способен производить по соответствующей технологии.

Завод уже получил предложение и рассматривает его, Минагрополитики направило своего представителя.

Как сообщалось ранее, в январе Министерство аграрной политики и продовольствия заявило о намерении перерегистрировать в Киеве 23 государственных предприятия, которые находятся в управлении министерства, но остались на территории аннексированного Россией Крыма, такие, как "Массандра", "Магарач", "Новый Свет" и другие.

Украина. ЮФО > Алкоголь > ukragroconsult.com, 25 ноября 2015 > № 1564187


Украина. Франция > Алкоголь > interfax.com.ua, 20 ноября 2015 > № 1557860 Жан-Ноэль Рейно

Украине необходимо обеспечить верховенство права, чтобы иностранные инвесторы чувствовали себя в безопасности - Жан-Ноэль Рейно

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" генерального директора французской компании “Мари Бризар Уайн енд Спиритс” (ТМ Sobieski и др.) Жан-Ноэль Рейно

Вопрос: На каком этапе ход судовых разбирательств по продаже корпоративных прав? Когда, по вашим оценкам, завершатся суды и компания сможет сконцентрироваться на текущих задачах по развитию бизнеса в Украине?

Ответ: В настоящее время мы ожидаем от Высшего хозяйственного суда назначения слушаний по кассационной жалобе наших оппонентов в деле о банкротстве "Бельведер-Украина". Высший хозяйственный суд примет окончательное решение о статусе аукционной продажи корпоративных прав (которую мы считаем нарушением Закона Украины "О банкротстве"). Кроме того, мы подали кассационную жалобу в Высший специализированный суд по делу ООО "Бельведер Украина" против Олега Тарана, Александры Владимирской и Марины Синициной о признании корпоративных прав и возвращения имущества из чужого незаконного владения. Этот случай касается перепродажи наших корпоративных прав ООО "Авигаль" после незаконного аукциона, в то время как кассационная жалоба касается решения Апелляционного суда, который отказал компании Belvedere S.A. в участии в судебных слушаниях в качестве стороны конфликта. Государственный ликвидатор Щербань А.M., представляющий ООО "Бельведер Украина", фактически выступил против интересов компании и отозвал жалобу во время последних слушаний дела, поэтому мы хотим равной возможности изложить свои доводы.

К сожалению, сейчас трудно прогнозировать результаты судебного разбирательства, но мы надеемся, что спор будет решен как можно скорее, так что мы сможем возобновить производственный процесс и продолжить инвестировать в Украину.

Вопрос: Какие ваши дальнейшие планы по развитию производства?

Ответ: Я думаю, что сейчас слишком рано говорить о дальнейших планах – сначала мы должны восстановить контроль над нашими активами в Украине и полностью возобновить производство. Другими словами, прежде чем выделять дополнительные инвестиции, мы должны убедиться, начала ли Украина трансформироваться в европейское государство или все еще она остается дикими джунглями, где не действуют законы. Конечно, мы надеемся, что справедливость восторжествует и мы возобновим нормальную работу в ближайшее время. Тем не менее, в связи с огромным политическим давлением от покровителя наших оппонентов – народного депутата от партии премьера Украины – мы не можем предсказать исход дела, хотя мы действуем в соответствии с законодательством Украины. Все, что я могу сказать, это то, что мы организовали производство нашего премиум-бренда – водки Sobieski – в Украине, а также у нас были планы по организации местного разлива шотландского виски и плодово-ягодных вин.

Вопрос: Сейчас компания импортирует свою продукцию в Украину? Из какой страны? В каких объемах?

Ответ: Нет, наша бизнес-модель основана на местном производстве и дистрибуции. Мы в настоящее время не импортируем продукцию в Украину, и таких планов у нас нет.

Иногда в Украине можно найти водку под брендом Sobieski местного производства, но это контрафактный продукт, что является еще одной причиной, почему мы хотим решить правовой спор как можно скорее и защитить репутацию нашего международного бренда.

Вопрос: Насколько перспективен рынок Украины для инвестирования в нынешних реалиях?

Ответ: Украина является многонаселенной страной с высоким уровнем образования и с евроинтеграционными стремлениями. С этой точки зрения, она является идеальным рынком для нас, у нее невероятный потенциал.

Тем не менее, Украине необходимо обеспечить верховенство права, так чтобы иностранные инвесторы, так же как мы, чувствовали, что их местные активы находятся в безопасности. И если это не удастся сделать, её потенциал как рынка будет существенным образом потрачен впустую.

Вопрос: Какие продукты планируете выпускать на заводе в Черкассах?

Ответ: До возникновения спорной ситуации мы производили премиум-водку Sobieski, а также были планы по внедрению местного разлива шотландского виски и плодовых вин в ассортименте.

Вопрос: Сколько инвестиций требует, по вашим оценкам, запуск производства?

Ответ: Мы уже вложили десятки миллионов евро в создание самого современного производства в Черкасской области. В настоящее время мы не имеем доступа к нашим активам и не знаем об их статусе. Весьма вероятно, что сейчас, когда мы беседуем, производственные мощности разбирают для дальнейшей продажи. Таким образом, мы не можем сейчас давать оценку. Даже если мы восстановим контроль над своими активами, нам все равно придется заново выстраивать свою дистрибьюторскую сеть с нуля. Тем не менее, мы в MBWS готовы продолжать инвестировать в дальнейшее развитие завода.

Вопрос: Насколько конкурентен в Украине рынок алкогольных изделий? На какого потребителя будет ориентирована ваша продукция?

Ответ: Это высоко конкурентный рынок, но также это – большой рынок с великолепными возможностями для развития.

Наши премиум-бренды созданы для премиум-сегмента, в то время как плодовые вина позиционируются для массового сегмента.

Украина. Франция > Алкоголь > interfax.com.ua, 20 ноября 2015 > № 1557860 Жан-Ноэль Рейно


ОАЭ > Алкоголь > dxb.ru, 16 ноября 2015 > № 1593815

В эмирате Шарджа (ОАЭ) продолжает орудовать банда мошенников, которая специализируется на вымогании денег у жителей ОАЭ, перевозящих в своих автомобилях алкоголь.

Дубай, ОАЭ. В Шардже продолжает орудовать банда мошенников, которые подстраивают аварии с автомобилями жителей Арабских Эмиратов, перевозящих алкоголь, и шантажируя угрозами сообщить в полицию о правонарушении вымогают крупные суммы денег за обещание хранить молчание.

Полицейские говорят, что мошенники «обирают» иностранцев на протяжении последних 10 лет, и стражи порядка постоянно отлавливают их, однако количество предприимчивых жуликов не уменьшается.

Как известно, в Объединённых Арабских Эмиратах алкоголь можно заказать и употребить в ресторанах при отелях, а можно и купить, при условии наличия специальной алкогольной лицензии. Эта опция доступна только для постоянных жителей ОАЭ, которые не являются мусульманами. Все остальные приобретают алкоголь в магазинах, продающих спиртные напитки без лицензии. Как правило, такие точки расположены в эмиратах Аджман, Умм Аль Кувейн, Рас Аль Хейма и Фуджейра, дорога из которых в эмират Дубай пролегает через территорию эмирата Шарджа, в котором продажа и тем более транспортировка алкоголя строго карается по закону.

ОАЭ > Алкоголь > dxb.ru, 16 ноября 2015 > № 1593815


Россия > Алкоголь > rosbalt.ru, 27 октября 2015 > № 1532553 Леонид Попович

Развитие виноградарства и виноделия входит в число важных государственных задач — особенно "в аспекте импортозамещения" — и даже обсуждалось на днях на президиуме Российской академии наук. Как было отмечено в высоком собрании, "потенциал почвенно-климатических условий России для возделывания винограда" используется пока всего на 35%. О проблемах отрасли рассуждает президент Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович.

— Леонид Львович, сколько и какого вина в настоящее время производится в нашей стране?

— Мы в России выпиваем примерно 1 млрд литров вина в год. В том числе, около 250-270 млн литров игристого вина, остальное — "тихого". Красные и белые вина употребляются примерно пополам, причем в разные годы бывают небольшие колебания то в "красную", то в "белую" сторону. У нас очень любят вина полусладкие, поэтому на их долю приходится 60-65% "тихих" столовых вин. Остальные — сухие.

Из этого миллиарда 250-260 млн литров составляют бутилированные вина, импортируемые из-за рубежа. Остальное производится на российских заводах. Но из этих примерно 750 млн литров лишь около половины делается из винограда, выращенного в России. Вторая половина — это вина из Франции, Испании, Италии, Аргентины Чили, Словении и других стран, в том числе с Украины, которые ввозятся в емкостях и здесь разливаются по бутылкам. Можно добавить еще порядка 100 млн литров коньяка.

Много это или мало? Посчитаем: в 1980-е годы мы выпивали 22 литра в год на душу населения. Сейчас еле-еле дотягиваем до 7,5 литра. Имея в РСФСР более 200 тыс га виноградника в 1979 году, мы в прошлом году имели всего 62 тыс га. Правда, это — без учета Крыма. С Крымом площади наших виноградников выросли примерно до 90 тыс га.

— Что само по себе прекрасно. Только вот какая штука: ценители вина жалуются на подорожание тех самых крымских вин. "Массандра" и другие вина, которые стоили 300-400 рублей за бутылку, теперь — до 800.

— Я бы сказал так: крымские вина действительно подорожали где-то вдвое. Из этих 100% подорожания 70% приходится "на кризис" — ведь многие продукты в Москве и Петербурге подскочили в цене эдак на 70%. Так и вино, которое тоже продукт. Плюс еще 30% — плата за возвращение Крыма и за наш собственный административный пресс.

Мы вино покупали в другой стране, в которой были "другие расклады". Приходится признать, что там не было того гигантского административного давления, которое имеет место у нас и стоит очень больших денег. А теперь крымчане стали Россией и покупают все в России. В том числе, все необходимое для производства.

Кроме винограда, который свой, есть еще список различных компонентов, который состоит примерно из 800 позиций. И на первом месте — электричество, которое для Крыма стало втрое дороже, потому что Крым теперь фактически — не полуостров, а остров. Плюс к тому весь подорожавший импорт коснулся их в той же мере, что и остальных россиян.

— Кстати, ведь и импортные вина тоже подорожали: любители жалуются, как раз в этом месяце "исчез тот сектор вин среднего диапазона", который еще в сентябре стоил те же 300-400 рублей и пользовался очень большим спросом.

— Придется огорчить: к настоящему моменту дораспроданы старые остатки вин, закупленных до падения рубля. Этих остатков было очень много, повезло тем потребителям, кто раскупил — а оптовиков в это время трясло, среди них банкротства пошли. Но теперь все, остатки кончились. Дешевого вина больше не будет — импортное в 2-2,5 раза дороже.

— Печально. А на чем все успокоится — какие цены можно признать справедливыми? Если, например, кизлярский коньяк и крымское сухое попали в одну ценовую категорию…

— Мы все-таки живем при капитализме, и справедливая цена — та, которую покупатель готов платить производителю. Если цена названа, но товар не покупается, производитель исчезает. Ожидать цен надо самых разных. Вино — не водка. Что будет дальше, никто не знает, курс доллара не спрогнозировать.

— В таком случае, как водится, встает вопрос об импортозамещении. Какой сектор вин у нас "выпадает" по причине кризиса, может быть, санкций? И сможет ли Россия их "заместить"?

— Мир вина так разнообразен, что при любой погоде каждый год огромное количество вин "выпадает" и заменяется другими. Но возможности у нашей страны огромные. Мой прогноз: если будут выполнены те обещания, которые дает нашей отрасли государство, то к 2030 году мы 75% винодельческой продукции, включая коньяки и ликеры, будем из своего винограда делать в России.

— А винограда хватит?

— Сейчас — нет, не хватает. Нужно сажать, сажать и сажать. Вот когда будет 300 тыс. га — я скажу: все, давайте остановимся. Пора подумать над экспортом. И если он наладится, сажать и дальше.

— Все-таки, мы в большинстве своем живем в широтах, где виноград не вызревает...

— Знаете, "не вызревает" ничего в тундре, которой у нас действительно покрыта треть страны. Но страна очень большая. И земель, пригодных для винограда, у нас примерно столько же, сколько во Франции. Весь Северный Кавказ, где зародился виноград, так что Россия — родина слонов и винограда. Дагестан, Кабардино-Балкария, Чечня.

— Ну, в Чечне-то Рамзан Ахматович вряд ли согласится на виноделие.

— Зато есть очень серьезная программа развития столового винограда в Чеченской Республике. Теперь — Ставропольский край, Ростовская область. А 500 лет назад по велению царя виноград выращивался в Астраханской области. Так вот, сейчас об этом вспомнили. В Астраханской и Волгоградской областях начали сажать виноградники. И я ожидаю в скором времени получения первой лицензии на производство вина из своего винограда в Волгоградской области.

Добавьте сюда изменение климата, глобальное потепление. Плюс мастерство наших виноградарей, которые умеют вести краевую культуру, когда виноградник на зиму закапывается. Немножко отпустите нас из административной удавки и чуть-чуть помогите — и мы виноградом и вином завалим не только свою страну, но и все соседние.

— Что же для этого нужно со стороны государства?

— Нам нужно уменьшение административного давления — и прежде всего, 171-го федерального закона. Который написан для регулирования водки, а регулирует вино. Закон писался в 1995 году, когда в стране царствовал "левый" спирт и "левая" водка, и ФЗ-171 наводил порядок на этом рынке. До сих пор его нормы предусматривают прежде всего наведение порядка с водкой. А что хорошо для водки, то плохо для вина.

Да, водка должна производиться на крупных заводах — там она легче учитывается, и скоро у нас останется десятка полтора ликеро-водочных заводов на всю страну. Но вино-то во всем мире 80% — с предприятий размером в 3-10 га. А закон — для предприятий размером с нашу знаменитую питерскую "Ладогу". Водочный спирт горит, и некоторые водки горят — поэтому требования к пожарной безопасности на водочном заводе должны быть очень серьезные. А вином можно пожар тушить, но требования-то те же. И вот так каждая деталь.

Почему, спрашивается, к нам иностранные инвесторы не идут? Да потому что иностранцы — нормальные люди, а не сумасшедшие. При нашем административном давлении на производство винодельческой продукции, туда сегодня идут или меценаты, или сумасшедшие. "Денег на нефти много заработали, деть некуда, хочется делать вино", — это нам говорили наши. А иностранцы считают прибыль, расходы, давление. При том давлении, которое оказывается на наше производство, к нам иностранцы не придут никогда.

У нас замечательное оборудование, которое мы покупаем во всем мире, кроме России. Те слабенькие предприятия, которые делали оборудование для нас, умерли: когда площади виноградников сокращается, теряется смысл развивать сопровождающую индустрию. У нас замечательные виноградные сорта — опять же, "частная инициатива поперек всех правил", и сейчас наши лучшие виноградники растут из лучших сортов мира. За эту инициативу мы все страдаем: по правилам, написанным еще в советское время, нам говорят, что мы преступники.

— Есть ли какие-то перспективы на ближайшее время?

— Недавние изменения, внесенные в закон, пока не работают, потому что нет достаточного количества подзаконных актов, и мы еще не поняли толком, что в этих изменениях написали. Как эти документы будут между собой сочетаться, мы не знаем. Однако будем надеяться, что к концу года все документы появятся и начнут работать.

Беседовал Леонид Смирнов

Россия > Алкоголь > rosbalt.ru, 27 октября 2015 > № 1532553 Леонид Попович


Грузия > Алкоголь > agronews.ru, 18 сентября 2015 > № 1492282

17% из проверенных разливных вин в Грузии оказались фальсифицированными.

По мнению грузинских виноградарей, развитию семейного виноделия в Грузии препятствует первым делом избыток существующих на рынке фальсифицированных вин.

Мониторинг качества разливного вина в Грузии входит в компетенцию ЮЛПП Национальное агентство продовольствия. Во второй статье устава организации говорится, что правомочием и функцией агентства является обеспечение охраны безопасности и качества продовольствия и питания, а также ее контроль в разном аспекте.

Стандарты, установленные для виноградного вина, на основании которых сегодня ЮЛПП Национальное агентство продовольствия проводит мониторинг качества виноградного вина, правительство Грузии разработало по постановлению №3 от 3 января 2014 года. Официальный документ называется «Технический регламент — об общих правилах производства виноградных вин».

В документе определены допустимые пределы содержания спирта, сахара, и кислотности, содержания испаряющейся кислоты, общей концентрации серной и медной массы, содержания токсичных элементов в виноградном вине, и разные физико-химические нормы, передает Бизнес-Грузия.

В регламенте также говорится, что «виноградные вина должны быть безупречными, устойчивыми, микробиологически здоровыми, без осадка, без механических примесей, цвета и органолептической характеристики, обусловленной сортом винограда и технологией производства».

Известно, что в феврале 2015 года Национальное агентство продовольствия Министерства сельского хозяйства ужесточило механизмы управления качества вина и алкогольных напитков, и расширила масштабы контроля.

Любопытно, какие есть на сегодня результаты у политики агентства, направленной против фальсифицированного вина. По заявлению заместителя министра сельского хозяйства Левана Давиташвили 14 сентября в эфире телекомпании GDS, на сегодня в Грузии бытует несколько преувеличенное представление о фальсификации, будто разливное вино в любом объекте питания фальсифицированное.

По официальным данным ЮЛПП Национальное агентство продовольствия, переданным Информационному центру вина 11 сентября 2015 года, в январе-августе 2015 года правомочные лица агентства в надлежащем порядке изъяли и лабораторно исследовали 329 образцов алкогольных напитков.

Несоответствие с вышеупомянутыми стандартами было выявлено только в 56 случаях.

Из них: в 39 случаях была запрещена реализация вина; в 18 случаях бизнес оператора обязали изъять вино с рынка; 14 дел были переданы Следственной службе Министерства финансов.

Очевидно, что по официальным данным государства на сегодня в разливных винах, представленных в объектах питания и точках реализации Грузии, доля фальсифицированных вин не превышает 17%.

Отношение государства к фальсифицированному вину всегда было и будет предметом интереса общественности. Поэтому методы исследования фальсификации, и экспертные мнения предложим в других публикациях.

Грузия > Алкоголь > agronews.ru, 18 сентября 2015 > № 1492282


Абхазия. Россия > Алкоголь > ved.gov.ru, 24 августа 2015 > № 1468850

Арнаут: мы доказали, что наши вина могут конкурировать с европейскими

Начальник отдела внешнеэкономических связей и инвестиционной политики Министерства экономики Абхазии Даур Арнаут прокомментировал Sputnik выход абхазского вина на лидирующие позиции на российском рынке.

Вся продукция, ориентированная на экспорт, приносит республики деньги извне - это всегда хорошо сказывается на экономике государства, сказал Sputnik начальник отдела внешнеэкономических связей и инвестиционной политики Министерства экономики Абхазии Даур Арнаут.

По словам Арнаут, если абхазская продукция представлена на зарубежных рынках, в частности на российском, то помимо поступления денег извне - это также работает на имидж страны.

"Мы доказали России, что наши вина могут конкурировать с европейскими винами", - добавил он.

Сотрудник Министерства экономики отметил, что в России лидировали вина, в первую очередь из Испании, Италии и Франции.

"Впервые, в этом году, наши, абхазские вина заняли четвертое место по импорту. За первое полугодие 2015 года было экспортировано 7,7 миллионов литров вина в Россию", - отметил он.

Арнаут подчеркнул, что в десятке крупнейших стран экспортеров вина в Россию Абхазия впервые заняла первое место по увеличение экспорта.

"По росту импорта 10 стран были основными игроками, которые экспортировали свои вина в Россию. В этом году, единственная страна, которая показала рекорд в увеличении экспорта вина - это Абхазия. Конечно, все остальные страны тоже продолжают экспортировать свои вина в Российскую Федерацию, но спад сказался на них в районе 40 процентов", - объяснил начальник отдела внешнеэкономических связей и инвестиционной политики Министерства экономики.

По словам Арнаут, увеличение экспорта абхазского вина в Россию связано с девальвацией рубля.

"Европейские страны привязаны к евро, а из-за удорожания валюты импорт сократился. А если говорить об Абхазии, то увеличение "полочной" цены тоже наблюдается, но в размере 10-15 процентов - это несущественное повышение цен. Рублевая зона Абхазии обеспечила сохранение стабильности цен", - пояснил Даур Арнаут.

По его словам, бутылка абхазского вина на прилавках российских магазинов стоит порядка 400 рублей.

Начальник отдела внешнеэкономических связей и инвестиционной политики Министерства экономики Абхазии Даур Арнаут также добавил, что в связи с возрастающими экспортными потребностями вина, абхазские виноделы будут закладывать виноградные сады, так как сегодня в республике мало виноградников и их необходимо создавать.

Согласно данным Федеральной таможенной службы (ФТС) РФ, импорт вин в Россию в первой половине 2015 года по сравнению с аналогичным периодом 2014-го рухнул на 38,5%, до 68 миллионов литров. Основные причины - девальвация рубля и падение реальных доходов россиян.

Существенно снизились поставки из основных винодельческих стран - Испании до 12,6 миллионов литров, Италии до 10,9 миллионов литров и Франции до 10 миллионов литров. Более чем вдвое сократился импорт из Германии, Аргентины и США.

В десятке крупнейших стран-импортеров лишь одна страна показала прирост в первом полугодии - это Абхазия. За указанный период в Россию было ввезено 7,7 миллионов литров абхазских вин.

Абхазия впервые в новейшей истории России вышла на четвертое место после "большой винной тройки" - Испании, Италии и Франции. Ранее Абхазию в рейтинге стран-импортеров опережали Чили, Украина, Молдавия, Болгария; в прошлом году более высокую позицию заняла Грузия, импорт из которой возобновился в конце 2013 года.

«Sputnik-abkhazia.ru», 20.08.2015 г.

Абхазия. Россия > Алкоголь > ved.gov.ru, 24 августа 2015 > № 1468850


Украина > Алкоголь > interfax.com.ua, 12 августа 2015 > № 1454529 Игорь Булах

Гендиректор "Оболони": "В июле мы потеряли 1,5% годовых продаж со вступлением в силу антипивных законов"

Эксклюзивное интервью генерального директора корпорации "Оболонь" Игоря Булаха агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Как "Оболонь" чувствует себя после вступления в силу с 1 июля "пивных законов"?

Ответ: Учитывая изменения, принятые в конце прошлого года, в отрасли сложилась критическая ситуация. По итогам первого полугодия на рынке пива, а также других рынках, на которых мы представлены, наблюдается падение, которое в процентном соотношении измеряется двузначными цифрами: от 15% до 24%.

Падение общего производства пива в первом полугодии, по данным Госстата, составило 24%, в частности производство на внутренний рынок упало на 21,5%. В натуральных величинах за шесть месяцев 2014 года произведено 123,8 млн дал, за аналогичный период этого года – немногим более 97 млн дал. То есть, в физическом выражении падение превысило 26 млн дал. Для понимания: по оценкам отраслевых экспертов, 20% падения производства в 2015 году чревато потерей около 30 тыс. рабочих мест в пивоваренной и сопутствующих отраслях.

К сожалению, инициативы, которые были законодательно закреплены с 1 июля, уже существенно сказались на показателях этого месяца. Мы наблюдаем падение около 30% по отношению к июлю прошлого года. Если же учитывать, что июль – основной месяц для продаж пива, то "благодаря" изменениям в законодательстве мы потеряли 1,5% наших годовых продаж.

На протяжении последнего полугодия большинство игроков отрасли пытались смягчить изменения в законодательство, но пока смогли добиться лишь голосования в первом чтении законопроекта №2971-д, судьба которого решится не ранее середины сентября и неизвестно в каком варианте. До этого времени производство упадет еще на несколько процентов и, учитывая приближение конца сезона, кризис углубится. О таком сценарии событий мы предупреждали, но, судя по всему, в правительстве экономическим расчетам не доверяют или же сознательно уничтожают пивоварение в Украине.

Вопрос: Только ли законодательные изменения являются причиной падения рынка?

Ответ: Не совсем так, они лишь усугубили падение. В целом можно выделить три основные причины. Первая – это искусственное сокращение территории из-за оккупации Крыма и части Донбасса, вследствие которого уменьшилось количество потребителей. По оценкам экспертов, потеря продаж составила 10-15%. Кроме того, с 15 августа прошлого года был введен необоснованный запрет на экспорт нашего пива на территорию РФ, что составляло более 10% от общих объемов производства корпорации.

Вторая причина – это снижение покупательной способности населения. Мы производим пиво, которое не относится к категории продуктов первой необходимости. Соответственно, по мере снижения реальных доходов граждан и ухудшения их благосостояния сокращается и потребление.

И третья – это, собственно, вступившие в силу с 1 июля законодательные изменения, ставшие катализатором падения рынка.

Вопрос: Как компания готовилась к новым законодательным изменениям?

Ответ: Подготовку мы начали сразу же после их принятия парламентом в конце 2014 года. Я не могу сказать, что технически у компании возникли трудности, но, как часто бывает в нашей стране, мы столкнулись с рядом бюрократических сложностей. Принятые поправки в Налоговый кодекс не были своевременно приведены в соответствие с другими нормативными актами, а некоторые из них приводились в соответствие уже после вступления их в силу.

Возьмем, к примеру, лицензию на экспорт. Все знали, что она необходима с 1 июля, но к этому времени ее ни у кого не было, ни у одного из производителей, потому что даже форма лицензии была разработана после 1 июля. Это свидетельствует о том, что не пивовары, а чиновники оказались не готовы к инициированным ими же изменениям правил игры. Поправки в Налоговый кодекс были приняты исходя не из экономических расчетов и прогнозов, а на волне растущего популизма и ввиду банальной необходимости латания бюджетных дыр на фоне имитации реформирования экономики.

Исправить ситуацию можно было до 1 июля, а не ждать, чем закончится эксперимент с 11 тысячами пивоваров, которые дают работу 160 тысячам украинцев и наполняют бюджет более чем на 3 млрд грн в год. А теперь неизвестно, когда будут приняты поправки в законодательство, но тянуть с этим нельзя, потому что для отрасли это будет иметь крайне негативные последствия.

Вопрос: Насколько критичным для крупных компаний является приобретение лицензии на оптовую продажу пива за 0,5 млн грн?

Ответ: На мой взгляд, для крупных игроков эта сумма не является критичной. У нас, например, была лицензия на торговлю алкоголем ввиду наличия в портфеле слабоалкогольных напитков, туда внесли и пиво. В то же время, в структуре корпорации "Оболонь" есть небольшие заводы, для которых стоимость лицензии была ощутимой. В целом, хочу отметить, что мы столкнулись с привычным явлением - организационными проблемами при получении лицензии, созданными госорганизациями.

Вопрос: Каковы позиции компании на рынке пива на данный момент?

Ответ: "Оболони" в первом полугодии удалось нарастить долю на 1,7 п.п. и сейчас она составляет 27%. Следует отметить, что из-за ведения военных действий на востоке Украины один из игроков рынка был вынужден приостановить свою деятельность. Высвободившуюся долю рынка разделили существующие игроки.

Вопрос: Насколько загружены мощности пивзаводов в пик сезона продаж?

Ответ: Загруженность пивзаводов в среднем составляет 50-55%. В период, когда рынок рос, мы постоянно испытывали нехватку мощностей и расширяли производство. Сейчас оборудование, которое мы закупили в период интенсивного роста рынка, оказалось невостребованным. Таким образом, исходя из динамики падения производства пива в Украине, у каждого крупного игрока в структуре бизнеса есть избыточные мощности. Если ситуация будет ухудшаться, не исключаю закрытия некоторых заводов в ближайшем будущем.

Вопрос: Насколько выросли цены на пиво с начала 2015 г. и существует ли предел их росту на этот год?

Ответ: Все производители поднимают цены по понятным причинам. Однако ни один производитель не может себе позволить, чтобы за один день цена продукции выросла в два раза – рынок этого не воспримет. Поэтому у нас есть некоторый лаг от увеличения себестоимости до подорожания пива на полке. В течение этого года цены уже выросли в среднем на 30-40%. И я не исключаю дальнейшего их роста, потому что есть и курсовая нестабильность, и ряд других факторов.

Вопрос: Каков ваш прогноз относительно доли импортного пива на украинских полках?

Ответ: В первом полугодии доля импорта сократилась на 9%. В то же время недавно "Эфес" начал производство своих марок в Молдове и начнет импортировать их из этой страны. Поэтому доля импорта будет корректироваться.

Вопрос: Как компания работает над диверсификацией экспортных поставок после потери российского рынка?

Ответ: Потеря российского рынка для нас остается ощутимой. Доля "Оболони" среди импортного пива в России составляла около 60%. В отдельные периоды наша доля доходила до 2,2% российского рынка в целом и 7% - рынка Москвы. Это очень существенные показатели. Но мы не останавливаемся и работаем со всеми возможными рынками. С одной стороны, это приближенные к Украине страны – Молдова, Беларусь, страны Балтии, Кавказа. С другой - мы увеличили количество партнеров в Юго-Восточной Азии (Китай, Южная Корея), в прошлом году открыли рынки Австралии, стран Южной Америки, Африки. Понятно, что для того, чтобы полноценно заменить российский рынок, понадобится несколько лет, но мы надеемся когда-нибудь на него вернуться. Для того, чтобы не потерять наших потребителей на этом рынке, мы начали лицензионное производство в России.

Новым для нас экспортным товаром стал солод, мы развиваем это направление.

Вопрос: Какие перспективы открыл для пивной отрасли договор об ассоциации с ЕС?

Ответ: Договор об ассоциации с ЕС существенного толчка для отрасли не дал, потому что пошлины на пиво и так не было. Сближение с ЕС дает иного рода преимущества. В Украине большинство госстандартов родом из Советского Союза, необходимость их изменения уже давно созрела. Сближение же с ЕС способствует скорейшему согласованию европейских стандартов в сфере пивоварения и сопутствующих отраслях. К сожалению, когда речь заходит о внедрении европейских стандартов, в некоторых случаях правительство искаженно подходит к их реализации, создавая все новые проблемы для отрасли. Например, сейчас рассматривается обновление регламента по использованию стеклянной тары. В Европе большинство стран пропагандирует повторное ее использование. Это связано как с улучшением экономической ситуации, так и оправдано с экологической точки зрения. В Украине эту идею пытаются исказить и запретить повторное использование стеклотары, тем самым создавая новые проблемы для производителей пива.

Вопрос: Как обстоят дела в остальных категориях напитков в первом полугодии?

Ответ: Несмотря на то, что эти категории не так жестко регулируются государством, как пиво, потребление все же уменьшается из-за факторов, о которых шла речь выше. Падение производства слабоалкогольных напитков в январе-июне составило 15%, минеральной воды – 13%, безалкогольных напитков - 14%. В категории безалкогольных напитков в первом полугодии доля компании выросла на 0,4 п. п. и составляет 15,1%.

Вопрос: Есть ли потенциал роста у безалкогольной продукции в Украине?

Ответ: Этот рынок имеет потенциал хотя бы потому, что не является подакцизным. Все указывает на то, что кризисные явления на нем обусловлены, в первую очередь, макроэкономическими факторами. Конкуренция на рынке безалкогольных напитков достаточно высокая. Если сравнивать с пивным рынком, 90% которого контролируют четыре игрока, ситуация отличается большим количеством региональных игроков и марок, которые занимают 45% данной категории. 55% рынка контролируют три больших игрока.

Вопрос: Как развивался рынок слабоалкогольной продукции?

Ответ: Рынок САН в последние годы демонстрировал стабильность, не было ни резких падений, ни роста. Но в этом году мы прогнозируем его сокращение на 15%, обусловленное тем, что категория лиц, потребляющих слабоалкогольную продукцию, больше всего пострадала от экономического кризиса. Сейчас "Оболонь" занимает на нем одну треть.

Вопрос: Компания запустила сидр под ТМ Ciber. Какую долю планируете занять в этой категории?

Ответ: Сидр как категория не нова, она пользуется возрастающим интересом у потребителя и обладает хорошим потенциалом для роста. Хотелось бы занять в ней долю рынка, соизмеримую с нашим пивным портфелем – 25-30%. Прогнозировать более конкретно сегодня сложно. Запуск ТМ Ciber компания готовила более года, он был осуществлен после введения ограничительных мер 1 июля, что значительно усложняет его коммуникацию. Поэтому для его продвижения мы будем применять доступные инструменты.

Вопрос: Какие еще новации присутствовали в этом сезоне?

Ответ: Мы постоянно работаем над здоровьем наших брендов. Недавно провели ребрендинг нашего основного бренда - ТМ "Оболонь", работаем над обновлением других позиций. В текущем сезоне корпорация выпустила ряд инноваций во всех категориях. Кроме сидра, это ряд пивных новинок ("Героям Слава"), решили продолжить успешный проект "Единая страна" с лимитированной партией пива "Оболонь Светлое" с синими и желтыми этикетками. В категории безалкогольных напитков мы начали производство "Живчика" в https://admin.interfax.kiev.ua/cms_public/add.php?lang=rus§ion=3упаковке 0,33 л, а также представили серию классических вкусов под новой торговой маркой. В сегменте минеральных вод "Оболонь" начала производство лечебной воды "Збручанська-77", вывела в подкатегории "вода+" инновационные позиции "Оболонська зі смаком лимона та апельсина" и "Прозора с екстрактом зеленого чаю та смаком персика".

Вопрос: Какие инвестиции запланированы на текущий год?

Ответ: Мы сейчас не планируем активных инвестиций. Все затраты в текущем году будут направлены на оптимизацию существующих процессов. В 2014 году мы достигли максимального показателя безотходности производства. Компания сэкономила почти 300 млн литров воды благодаря ее повторному использованию в технологических процессах. Сегодня компания реализует, перерабатывает и повторно использует 96% отходов собственного производства, в частности, пивную дробину, дрожжевые и зерновые остатки, пластик. Еще 1,9% использованных материалов (макулатура, отработанные шины, стеклобой, металлический лом, люминесцентные лампы) передаем на переработку партнерам.

Ввиду сложившейся ситуации в энергетике приоритетным для нас является внедрение энергосберегающих технологий. В первую очередь, это различные варианты использования альтернативных источников энергии. В частности, у нас есть положительный опыт перехода на альтернативное топливо на одном из предприятий. Сейчас компания рассматривает возможность установки таких котлов на всех заводах, что позволит сократить потребление газа.

Украина > Алкоголь > interfax.com.ua, 12 августа 2015 > № 1454529 Игорь Булах


Россия > Алкоголь > agronews.ru, 16 июля 2015 > № 1431066 Евгений Арсюхин

Комментарий. Под маской импортозамещения: новые наклейки на алкоголь

Алкогольную продукцию, произведенную в России, пометят особыми наклейками. Чтобы отличить ее от буржуазной, чуждой и, скорее всего, просто вредной для русского желудка. Импортозамещение оказалось прекрасной идеей для чиновников и отраслевых лоббистов: им можно замаскировать что угодно. А что маскируют в данном случае?

Ну что. Во-первых, конечно, марка будет стоить денег, есть компании, которые выиграли производство марок в тяжелой борьбе с другими прекрасными компаниями, и это «производство» - особый, невидимый миру бизнес. В свое время при раннем Рейгане шутили, что единственная процветающая отрасль США – это производство флагов. Страна переживала кризис (из которого ее и вытащил Рейган), а вместе с ним и всплеск патриотизма, навсегда оставшийся в истории шоубизнеса фильмом «Рокки». Что-то похожее происходит и в России.

Но это было «во-первых», а есть же и «во-вторых». Производителям российского алкоголя будут положены льготы (иначе зачем отделять агнцев от козлищ), и тут-то начнется интересное. Превращение нероссийского в российское, например. Деньги, за которые будут драться производители. А обострение конфликта водочников и пивняков? О, это уж как пить дать. Все будет у них, как всегда. Поддельные «исследования», заказанные «институтам» где-нибудь в глуши, у которых нет ничего, кроме зарегистрированного ООО, даже офиса. Хотите, мы зарегистрируем «ООО Институт прикладных междисциплинарных исследования рынка и трендов» (простите, если такой уже есть, я вот совсем не удивлюсь). И будем бегать по производителям и торговать тем, что от имени «института» готовы прокомментировать любую ересь. Будут чемоданы денег в газеты-журналы, и, конечно, депутатам, куда без депутатов. Впрочем, водочники и пивняки и так рано или поздно сцепятся (они это делают не реже раза в год), так что это так, к слову.

Наблюдаю за алкогольными реформами (склады такие, склады сякие, марки с голограммой, без голограммы) уже лет 15, и что могу сказать. То, что народ вроде бы массово прекратил травиться, это вовсе не заслуга реформаторов, а скорее работа сетевых магазинов. Я знаю людей, которые очень здорово поднялись на этих реформах, и конвертировали полученный капитал кто как, но как правило вне питейной сферы, потому что долго в ней оставаться невозможно. Прихлопнут. Я знаю предприятия, которые могли бы работать, но разорились, и никакая реформа им не помогла выжить, даже, скорее, прикончила их бытие. Что еще? Может, прекрасные российские вина (а не винный материал из остатков молдавского пиршества, наскоро перелицованный под российский бренд)? Нет. Может, недорогая и действительно качественная русская водка? В принципе тоже нет, но, если вина нет вообще, то с водкой дела, конечно, немного получше, хотя по большому счету отрава и есть отрава. Пиво? О, какая прекрасная тема. Убитые бренды. Пойло как национальная идея. Деньги, сделанные не на качественном продукте, а на сознательной деградации технологии. С пивом вообще прекрасно все.

Вот и от этой инициативы я не жду ничего хорошего. Потому что я с крайним скепсисом смотрю на современную экономическую политику и полагаю, что закончится она большим конфузом.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Алкоголь > agronews.ru, 16 июля 2015 > № 1431066 Евгений Арсюхин


Россия > Алкоголь > oilru.com, 1 июля 2015 > № 1456586 Вадим Дробиз

"У нас безумно дорогой даже самый дешевый алкоголь".

Росалкогольрегулирование выступило против повышения акцизов на водку. Такая информация содержится в докладе ведомства. На прошлой неделе Минфин предложил повысить акцизы на крепкий алкоголь в 2017 и 2018 годах. Директор Центра исследований федерального и регионального рынка алкоголя Вадим Дробиз ответил на вопросы ведущей "Коммерсантъ FM" Светланы Токаревой.

В Росалкогольрегулировании проанализировали итоги акцизной политики государства за последние годы и пришли к выводу, что "повышение ставок акциза не влечет за собой пропорционального увеличения сумм начислений и поступлений в бюджеты всех уровней". Скорее, высокие акцизы стимулируют развитие нелегального сегмента, отметили в ведомстве.

— Вы какой позиции придерживаетесь: повышать или нет?

— Я полностью поддерживаю рост алкогольного регулирования. Чтобы было понятно, о чем идет речь: рост ставки акцизов составлял 10% на протяжении периода свыше десяти лет. Примерно с 2000 по 2011 год. Государство решило ускорить темпы роста. С 2000 по 2011 была некая гармония между нелегальным рынком, суррогатным рынком и легальным рынком, прежде всего, крепкого алкоголя. По крайней мере, в легальной рознице легальной водки было 70%, 30% было нелегальной. Никуда от этого не денешься. С 2012 года рост ставки в год утроился до 30%. В результате, в 2014 году относительно 2010 года в розничной продаже минимальная цена бутылки водки выросла практически в 2,5 раза. Население отказалось и перешло на партизанскую войну с легальным рынком. Резко упало и производство, и потребление легальной продукции.

Мало того, в 2014 году по итогам первого полугодия рост ставки составлял 25%. Теоретически, государство должно было собрать и денег на 25% больше, а собрало на 10% больше с крепкого алкоголя. Автоматически можно даже просто арифметическим действием понять, что на 15% сократился легальный рынок в 2014 году в первом полугодии. По итогам этих данных было признано, что акцизная реформа, условно говоря, провалилась в тартарары. Поэтому ставка акциза на 2015-2016 годы не повышалась. Фактически по уровню ставки 2014 года мы сразу шагнули в 2020 год. Мы сегодня по уровню ставки находимся, если бы она росла, как и ранее — по 10% в год — в 2020 году.

— Это не предел, по мнению Минфина, видите, вновь хотят повысить акцизы. Их, наверное, нельзя в этом упрекнуть.

— Они очень политически хитро делают это. В 2017 году плюс 5% и в 2018 плюс 5% — это не плюс 30%, которые были с 2012 по 2014, это даже не плюс 10%, которые были раньше. Я понимаю Минфин — их не поймут, если они не будут повышать ставку акциза за такой долгий период — пять лет до 2018 года, поэтому есть такое политически компромиссное решение. Хотя надо понимать, что относительно минимальных средних зарплат сегодня алкоголь для нашего населения примерно в пять-восемь раз дороже, чем для жителей Западной Европы, США и других цивилизованных стран. У нас безумно дорогой даже самый дешевый алкоголь.

— Чем закончится это противостояние, на ваш взгляд?

— Противостояние пока такое мощное, я бы не сказал, что есть. Дело в том, что, во-первых, ставки акцизов корректируются на ближайшие три года ежегодно, поэтому еще есть 2015-й, в 2016 будут корректировать эти ставки. Я думаю, что разум победит, потому что сегодня есть масса нелегальной суррогатной продукции на рынке, с которой ничего не можем сделать. Я не зря сказал, что это партизанская война населения — именно так. Это население голосует кошельком против высоких цен в легальной рознице. И с ним не поспоришь, когда не менее 30 млн человек у нас сегодня употребляют нелегальную суррогатную крепкую алкогольную продукцию.

— А победа разума — это оставить акцизы на существующем уровне?

— Скорее всего. Это было бы разумнее, по крайней мере, но это тоже не решит проблему, точнее, она в принципе не имеет сегодня решения, во-первых, и денег государство больше не соберет, если мы повысим, потому что и легальный рынок опять немножко сократится. У нас кризис, в кризис растет потребление алкоголя, кстати, так же отзывается население в любой стране мира, потребность в алкоголе стала больше, финансовые возможности населения реально сократились, цена достаточно высокая, поэтому население предпочитает пользоваться совсем другими каналами продаж — нелегального и суррогатного алкоголя.

Россия > Алкоголь > oilru.com, 1 июля 2015 > № 1456586 Вадим Дробиз


Россия > Алкоголь > mvd.ru, 11 июня 2015 > № 1578896 Олег Калинкин

Суррогат - угроза национальной безопасности.

О том, какая работа проводится органами внутренних дел и представителями общественных организаций по декриминализации алкогольного рынка, рассказывают заместитель начальника Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России полковник полиции Олег КАЛИНКИН.

Hесмотря на положительную динамику в работе, проводимой органами внутренних дел по декриминализации алкогольного рынка, ситуация с незаконным оборотом алкогольной продукции в стране остаётся напряжённой.

Происходит увеличение теневого производства и оборота контрафактной и не отвечающей требованиям безопасности спиртосодержащей продукции в связи с их высокой доходностью, так как себестоимость производства одной бутылки водки составляет порядка 20 рублей, остальное – акцизные сборы. Средняя стоимость нелегальной бутылки водки на оптовых базах варьируется от 30 до 40 рублей, в зависимости от качества и сложности производства тары.

За последние три года в рамках борьбы с алкоголизацией населения акциз на алкоголь вырос на 116,4 процентов – с 231 до 500 рублей за 1 литр безводного спирта, в результате стоимость бутылки водки объёмом 0,5 литра выросла с 98 до 220 рублей в 2014 году, то есть на 215 процентов. С 1 февраля 2015 года минимальная цена бутылки водки установлена в 185 рублей, виски, бренди, рома – в 293 рубля, коньяка – не менее 322 рублей.

По данным Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя легальная водка стала недоступной для значительной части граждан России. В 2009 году объём рынка суррогата составил около 450-500 миллионов литров, в 2013 году – уже 800 миллионов, а в 2014 году около 1 миллиарда литров!

По мнению Союза производителей алкогольной продукции, если стоимость легально произведённой водки будет увеличиваться прежними темпами, к концу этого года количество контрафактной и некачественной продукции на рынке может превысить 50-60 процентов, что является угрозой национальной безопасности.

Так, Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным в конце прошлого года было отмечено, что рост цен на алкоголь ведёт лишь к обратному результату – увеличению рынка суррогатной продукции.

Кроме того, значительное повышение суммы акцизных сборов и сложности процедурных вопросов при выдаче лицензий Федеральной службой по регулированию алкогольного рынка спровоцировали его участников, в основном мелких и средних легальных производителей, к переходу на подпольные формы деятельности.

Непростая ситуация сложилась в Северо-Кавказском регионе, на территории которого функционировало множество предприятий по производству алкогольной продукции, которые по различным причинам лишились соответствующей лицензии, но периодически возобновляют свою незаконную деятельность. Одна из крупнейших операций по декриминализации рынка алкогольной продукции, а также ликвидации каналов финансирования подпольных бандформирований, была проведена здесь сотрудниками ГУЭБ и ПК МВД России в мае прошлого года. Оперативным путём удалось установить, что масштабное производство этилового спирта организовано на территории Кабардино-Балкарской Республики, а алкогольной продукции – на предприятиях, расположенных в Республике Северная Осетия - Алания. Фальсификат под видом оригинальной продукции известных отечественных и зарубежных производителей направлялся на реализацию в различные регионы России.

Так, в ходе рейдов на территории крупного спиртового завода в городе Нарткала оперативники обнаружили более двух миллионов литров неучтённого в Единой государственной автоматизированной информационной системе спирта. Такого количества хватило бы на 30 железнодорожных шестидесятитонных цистерн! А в городе Беслане выявили два нелегальных предприятия, занятых производством крепких спиртных напитков.

В проводимой операции приняли участие СЭБ ФСБ России УЭБ и ПК МВД по РСО – Алания, а также бойцы отрядов спецназа ФСБ России по РСО-Алания и КБР, осуществлявшие силовую поддержку. В итоге была пресечена деятельность четырёх подпольных заводов. Полицейскими обнаружено более 340 тысяч бутылок фальсифицированного алкоголя, поддельные федеральные марки общим количеством 720 тысяч штук, 56 тысяч литров купажа, свыше 2 миллионов тонн спирта, тара и этикетки различных торговых брендов, а также черновая бухгалтерия, записи и документы, подтверждающие противоправную деятельность.

Вся незаконно произведённая продукция общей стоимостью более 6,5 миллиардов рублей изъята из оборота. По предварительным подсчётам, ущерб государству в виде неуплаченного акцизного сбора составляет около миллиона рублей.

В августе 2014 года сотрудниками ГУЭБ и ПК МВД России и УЭБ и ПК ГУ МВД России по Волгоградской области проведена масштабная совместная операция по пресечению незаконного оборота немаркированной алкогольной продукции. В ходе рейда подтвердилась полученная ранее оперативная информация о том, что в магазинах одной из известных розничных торговых сетей Волгограда реализовываются спиртосодержащие напитки различных наименований с поддельными федеральными специальными марками акцизного сбора.

Оперативники провели обыски в семи магазинах, в офисе и на складе. Изъяли бухгалтерскую документацию, информацию на электронных носителях и другие вещественные доказательства, свидетельствующие об объёмах поставок и последующей розничной продаже фальсификата. По предварительной информации, ритейлером реализовано свыше 58 тысяч бутылок поддельного алкоголя. Образцы изъятой продукции переданы на экспертизу на предмет безопасности для жизни и здоровья потребителей. Всего из незаконного оборота изъято более 500 тонн несертифицированной алкогольной продукции.

Стоит отметить, что нелегальный алкоголь распространяется по всей территории Российской Федерации большей частью через перевалочные базы Московского региона, через который проходят все транспортные артерии страны.

В связи с предпринимаемыми подразделениями МВД России мерами по декриминализации алкогольного рынка доставка нелегальной продукции из регионов Северного Кавказа становится для злоумышленников всё сложнее, что заставляет их переносить подпольные производства непосредственно на территорию Московского региона, а также Ленинградской области.

Так, в марте текущего года сотрудниками ГУЭБ и ПК МВД России проведена операция на территории одной из промзон Мытищинского района Московской области. Здесь был выявлен крупный перевалочный пункт, куда поступали фальсифицированные спиртосодержащие напитки различных наименований. Они сортировались, а затем поставлялись в розничную сеть по всей стране.

Сотрудники полиции в складских помещениях базы обнаружили свыше 430 тысяч бутылок поддельных алкогольных напитков (более 20 видов) под марками известных отечественных и зарубежных производителей. Из тайников изъяты рулоны с фальшивыми федеральными специальными марками общим количеством более 200 тысяч штук, стеклотара, этикетки, пробки и упаковочные материалы.

Вся контрафактная продукция изъята из оборота, часть направлена на экспертизу по установлению степени вреда для здоровья человека.

По результатам мероприятий возбуждено два уголовных дела по признакам преступления, предусмотренного статьёй 327 УК Российской Федерации «Изготовление, сбыт поддельных акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия либо их использование» УК Российской Федерации.

В апреле 2015 года сотрудниками ГУЭБ и ПК МВД России на территории Всеволожского района Ленинградской области пресечена незаконная деятельность по промышленному производству алкогольной продукции. Обнаружены и изъяты две линии розлива, более 250 тысяч бутылок готовых алкогольных напитков, около 250 тонн спиртосодержащей жидкости, поддельные акцизные марки и федеральные специальные марки в количестве более 600 тысяч штук. Возбуждено уголовное дело.

По данным ФКУ «ГИАЦ МВД России» в 2014 году проведено почти 175 тысяч проверок, в ходе которых выявлено более 108 тысяч правонарушений. Возбуждено более 6 тысяч уголовных дел и составлено 97,5 тысяч протоколов об административных правонарушениях, предусмотренных КоАП Российской Федерации. По выявленным правонарушениям внесено 210 представлений на приостановление действий лицензий, в том числе приостановлено – 40, аннулировано – 13.

Пресечена деятельность 145 подпольных производств по изготовлению алкогольной продукции, а также 16 организованных групп, совершивших правонарушения в данной сфере. Из незаконного оборота изъято свыше 740 тысяч декалитров этилового спирта, порядка 2,8 миллионов декалитров спиртосодержащих напитков.

ГУЭБ и ПК МВД России на постоянной основе проводится комплекс организационных и практических мероприятий, направленных на пресечение незаконного оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции. К примеру, в качестве предупредительной меры ежегодно на территории Российской Федерации ГУЭБ и ПК МВД России организует и проводит оперативно-профилактическое мероприятие «Алкоголь», в рамках которого осуществляются проверки нелицензированных субъектов предпринимательской деятельности с целью пресечения фактов незаконного производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции. Выявляются правонарушения, связанные с отсутствием лицензий, продажей товаров, свободная реализация которых запрещена или ограничена, незаконным использованием товарного знака, нарушением правил продажи этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также пива и напитков, изготавливаемых на его основе.

Но одними лишь профилактическими и дисциплинарными мерами МВД России повлиять на ситуацию не способно.

По прогнозам Росалкогольрегулирования повышение ставок акциза на алкогольную продукцию без одновременного усиления контроля за её производством и оборотом, а также отсутствие единых ставок акциза на алкогольную продукцию на территории стран Таможенного союза, может привести к увеличению бесконтрольного ввоза на территорию России немаркированной алкогольной продукции, произведенной в государствах – участниках Таможенного союза.

Эта тенденция повлечёт сокращение налогооблагаемой базы, снижение поступлений в бюджет Российской Федерации, ухудшение качества реализуемой на розничном рынке алкогольной продукции, а также негативные социально-экономические последствия, связанные с увеличением объёмов потребления суррогатного алкоголя, а также сокращение рабочих мест на легальных предприятиях.

Государство недополучит более 150 миллиардов рублей акцизов и других налогов, будет нанесён существенный ущерб здоровью населения из-за повышения потребления нелегального алкоголя, резко возрастут и составят около 100 миллиардов рублей в год доходы теневых структур.

Данная ситуация складывается в основном, из-за существенного различия в ставках акциза на крепкую алкогольную продукцию в странах Таможенного союза. По данным Минфина России ставки акцизов на крепкую алкогольную продукцию в Республике Беларусь составляют примерно 80-90 процентов от уровня ставок в России, а в Республике Казахстан ниже российских примерно в 4 раза (ставка акциза на водку составляет 109 рублей или 2,2 евро, в Российской Федерации – 500 рублей или 10 евро за 1 литр безводного спирта). Исходя из этого, водка, приобретённая физическими лицами в Республике Казахстан по цене в среднем в 3 раза ниже российской, ввозится в нашу страну без уплаты налогов и маркировки для продажи. Объём ввоза, по данным агентства по статистике Республики Казахстан и ФТС России, принимает промышленные масштабы.

В целях выработки мер по совершенствованию экономических методов регулирования производства и оборота алкоголя, правовых и рыночных механизмов развития конкуренции в данной сфере, по противодействию нелегальному производству и обороту этилового спирта, и спиртосодержащей продукции, образована Правительственная комиссия по повышению конкурентоспособности и регулированию алкогольного рынка. При этой комиссии сформирована рабочая группа по профилактике правонарушений в сфере производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. В её состав включён представитель МВД России.

В целях повышения эффективности межведомственного взаимодействия при планировании и проведении совместных мероприятий по проверке имеющейся информации о нарушениях законодательства в сфере производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции действует межведомственная рабочая группа, созданная в 2012 году.

В её рамках осуществляется обмен информацией о фактах незаконного производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. Росалкогольрегулирование направляет в адрес ГУЭБ и ПК МВД России информацию о производителях спирта и водки, утративших лицензии и фактически продолжающих осуществлять их нелегальное производство. При этом в целях подтверждения имеющейся информации проверочные мероприятия Росалкогольрегулированием проводятся совместно с ОАО «Навигационно-информационные системы» (ГЛОНАСС), которое осуществляет спутниковый мониторинг объектов, представляющих оперативный интерес.

Кроме этого, ГУЭБ и ПК МВД России и Федеральной службой по регулированию алкогольного рынка предпринимаются совместные усилия по разработке нормативных правовых актов, регулирующих сферу производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, в том числе направленные на декриминализацию данной сферы.

По результатам совместной нормотворческой деятельности принят Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части усиления мер противодействия обороту контрафактной продукции и контрабанде алкогольной продукции и табачных изделий», направленный на усиление ответственности за нарушения в сфере оборота алкогольной продукции.

Так, в УК Российской Федерации введена статья 200.2, предусматривающая уголовную ответственность за контрабанду алкогольной продукции и табачных изделий через таможенную границу Таможенного союза, значительно снижены суммы крупного и особо крупного размеров для целей статей 171.1 «Производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт товаров и продукции без маркировки и (или) нанесения информации, предусмотренной законодательством Российской Федерации» (крупный размер снижен с 1,5 миллионов до 100 тысяч рублей, особо крупный – с 6 до 1 миллиона) и 180 «Незаконное использование товарного знака» (крупный размер снижен с 1,5 миллионов до 250 тысяч рублей) УК Российской Федерации, увеличены санкции за правонарушения, предусмотренные статьями 14.7 «Обман потребителей», 14.10 «Незаконное использование товарного знака», 15.12 «Производство или продажа товаров и продукции, в отношении которых установлены требования по маркировке и (или) нанесению информации, без соответствующей маркировки и (или) информации, а также с нарушением установленного порядка нанесения такой маркировки и (или) информации» КоАП Российской Федерации.

Россия > Алкоголь > mvd.ru, 11 июня 2015 > № 1578896 Олег Калинкин


Россия > Алкоголь > forbes.ru, 18 мая 2015 > № 1382666 Юрий Шефлер

Как водочный магнат Юрий Шефлер потерял Россию и завоевал мир

Галина Зинченко

корреспондент Forbes

За 12 лет вынужденной эмиграции владелец S.P.I. Group закрепился на международном рынке, увеличил состояние до $1,75 млрд и сохранил добрые отношения с половиной списка Forbes

За поросшими травой дюнами видно Балтийское море и безлюдный пляж. «Здесь потрясающая природа, посмотрите, какой сегодня прекрасный закат! А вчера было настоящее северное сияние!» — восклицает владелец S.P.I. Group Юрий Шефлер, взбираясь на песчаную гору. По ходу он задает вопросы о том, что «происходит в столице нашей Родины». Бизнесмен не был в Москве почти 13 лет — обвиненный в присвоении бывших советских алкогольных брендов, он был вынужден уехать из России. Потеряв часть своего бизнеса, Шефлер судился за права на торговые марки во многих странах. Разбирательства до сих пор не завершены, S.P.I. Group недавно проиграла суд в Нидерландах. Но ее владелец выглядит довольным — компания c чистой годовой выручкой $500 млн расширяется, производит водку и вино, шампанское и бальзамы. На очереди ром и виски. Как предприниматель, все еще числящийся в международном розыске, строит бизнес за пределами России?

Источник состояния

В одном из цехов завода Latvijas Balzams стоит сладкий запах ванили. Но производят здесь не кондитерские изделия, а ароматизированную водку Stoli. На этот раз ванильную. На территорию завода ведет тупиковая ветвь железной дороги. Сюда из Тамбова приходят поезда со спиртом, изготовленным на принадлежащем S.P.I. Group предприятии «Талвис». А уже в Риге, разбавляя спирт водой из скважины, делают водку. Ряды высоких узких бутылок плывут по конвейерной ленте в соседнее помещение, где их пакуют в коробки и готовят к экспорту в Америку. S.P.I. Group поставляет в США около 20 млн бутылок Stoli в год — в 5,5 раза больше, чем было продано «Столичной» в 1979 году, когда она стала самой востребованной импортной водкой в Соединенных Штатах.

«Шефлер — счастливчик! Заполучив этот бизнес, он даже не понимал, что за сокровище ему достается», — восклицает бывший топ-менеджер завода, разливавшего водку «Столичная» в начале 1990-х. Владелец S.P.I. Group начинал с того же, что и многие миллиардеры: продавал компьютеры, скупал ваучеры. Одновременно учился в Экономической академии им. Плеханова. В 1993 году, договорившись со швейцарской Hopf, создал торговый дом «Садко-Аркада». Затем с другими партнерами приобрел блокпакет АО «Внуковские авиалинии», а также акции ГУМа и ЦУМа.

Дипломную работу в 1996 году он писал о собственном управленческом опыте, за что неожиданно для себя удостоился похвалы от профессоров, знавших капитализм лишь в теории.

«Я сам тогда не понимал, какая отрасль мне нравится, где смогу найти себе применение, поэтому пробовал все подряд», — признается Шефлер.

Один из партнеров познакомил его с Владимиром Ямниковым, генеральным директором ликеро-водочного завода «Кристалл».

Ямников уговорил молодого предпринимателя заняться скупкой акций ВАО «Союзплодоимпорт», ожидавшего восстановления своих прав на ряд водочных марок — «Московскую», «Пшеничную», «Русскую», «Столичную» и др. В 1991 году Госпатент СССР лишил их правовой охраны на территории Советского Союза, признав общеизвестными. Наравне с «Кристаллом» и предприятиями, прежде разливавшими водки по лицензии, выпускать «Московскую» и «Столичную» могли все ЛВЗ. Гендиректор «Союзплодоимпорта» Евгений Сорочкин и Владимир Ямников («Кристалл» владел долей в ВАО) добились отмены решения Госпатента.

Однако марки вернули «Союзплодоимпорту» (правовая охрана должна была возобновиться в 1997 году), хотя Ямников хотел оформить их на «Кристалл» как старейшего производителя «Столичной» и «Московской». Недовольный Ямников попытался поставлять в Америку водку Stolichnaya Cristall, но натолкнулся на судебные иски со стороны корпорации PepsiCo, продвигавшей Stolichnaya в США по договору с «Союзплодоимпортом» с 1972 года и потратившей на маркетинг около $100 млн.

Встретив Шефлера, гендиректор «Кристалла» нашел союзника, вдохновив его идеей построить международный бизнес. В 2000 году заканчивалось соглашение «Союзплодоимпорта» с PepsiCo. Сорочкин, как рассказывает его знакомый, мечтал о том, как заключит новый контракт на более выгодных условиях и сможет получать часть той прибыли, что оседала у PepsiCo. И не уследил, что теряет власть. К 1997 году Шефлер консолидировал 80% акций ВАО «Союзплодоимпорт» и на собрании совета директоров сместил Сорочкина (увы, Ямников не смог отпраздновать победу — в январе 1997-го он умер вследствие болезни).

Пробовавший все подряд бизнесмен сделал выбор. Юрий Шефлер продал Сулейману Керимову свои доли во «Внуковских авиалиниях» и «Нафта-Москва». Расстался с акциями ГУМа и ЦУМа. Вышел из учредителей «Садко-Аркада» (рестораны, супермаркеты, магазины модной одежды). Зато расплатился по долгам «Союзплодоимпорта», перенес производство водки в Калининград на «Росвесталко» и принялся бороться с контрафактной продукцией заводов, игнорировавших тот факт, что марки перестали быть «общеизвестными».

Обнаружив, что во многих странах, например в Австралии, Испании, Аргентине, права на бренды уже не принадлежат «Союзплодоимпорту», Шефлер потратил более $45 млн на их выкуп и перерегистрацию. В 1998 году он вместо ВАО создал ЗАО (из названия компании при этом пропала одна буква «о» — «Союзплодимпорт») и продал права на торговые марки своей нидерландской фирме Spirits International. Бизнес и юридически стал международным.

«Мы зарабатывали деньги на Западе и должны были продавать валютную выручку, — объясняет Шефлер. — Но чтобы иметь возможность тратить ее на продвижение брендов за рубежом, провели реструктуризацию группы». Новую группу компаний назвали S.P.I. Group.

Удар навылет

«Эти деятели провели приватизацию безобразно и юридически ущербно», — сетовал в интервью Forbes Юрий Жижин, бывший (до 1987 года) глава «Союзплодоимпорта», подразумевая события 1990 года. Когда советское внешнеэкономическое общество преобразовывалось в акционерное, Евгений Сорочкин не стал создавать комиссию для оценки активов. Переуступка права на 43 водочные марки обошлась Spirits International в 1,7 млн деноминированных рублей — такова, по словам Юрия Шефлера, была их балансовая стоимость.

До поры до времени огрехи в приватизации советских брендов российские власти не волновали. В борьбе с контрафактом ЗАО «Союзплодимпорт» («СПИ») поддерживала Генпрокуратура, а Высший арбитражный суд регулярно присуждал компании выплачивать долги своей предшественницы. Говоря о тех событиях, владелец S.P.I. Group и сейчас не вдается в подробности. Все началось с визита представителя ГУБЭП, пожелавшего ознакомиться с экспортными документами.

«Приходили, проверяли, изымали документы, потом захотели, чтобы мы продали марки», — говорит Шефлер.

За 1999 год в «СПИ» прошло 28 обысков. После чего к исполняющему обязанности президента России Владимиру Путину пришли письма от министра внутренних дел Владимира Рушайло и генпрокурора Владимира Устинова. Чиновники обращали внимание на то, что товарные знаки, бывшие национальным достоянием, оказались в частных руках. В марте 2000 года (как ни странно, накануне выборов) Путин поручил разобраться с этим и принять меры по защите прав государства. Компанией Шефлера занялась Счетная палата, в ноябре 2000-го вынесшая вердикт: приватизация проведена с ошибками. Потому не может считаться состоявшейся.

Аудиторы предлагали лишить «СПИ» прав на советские знаки и передать их в управление «Росспиртпрому», консолидировавшему доли государства в ликеро-водочных предприятиях. Высший арбитражный суд в октябре 2001 года поддержал позицию Счетной палаты. «Шефлер знал, что Сорочкин незаконно получил товарные знаки», — настаивает бывший топ-менеджер завода, выпускавшего «Столичную». Юрий Шефлер утверждает: если приватизация и была проведена с нарушениями, он не мог об этом знать, так как скупал акции ВАО спустя много лет после акционирования.

Через две недели после вердикта ВАС, следуя требованию замминистра сельского хозяйства Владимира Логинова, Роспатент переоформил 43 водочные марки на Минсельхоз. Впрочем, 26 из них вскоре вернул — они были зарегистрированы после распада СССР (разновидности основных брендов — вроде Stoli Persik). Юрий Шефлер подавал апелляции, но безуспешно. В 2002 году марки передали в ведение специально созданного федерального казенного предприятия «Союзплодоимпорт», которое возглавил Логинов.

«Это был первый случай открытой деприватизации. Уже тогда было совершенно очевидно, что если пришли за мной, то смогут прийти и за нефтяниками, и за металлургами», — рассуждает Шефлер. «Никто к нему не цеплялся, ведь он не был политической фигурой, — уверяет представитель водочного рынка, близкий к ФКП «Союзплодоимпорт». — Просто ему повезло получить ценнейшие марки, созданные в советское время трудом бессребреников». Владимир Логинов, ныне глава Агентства по инновациям и развитию Воронежской области, на запрос Forbes не ответил.

На Юрия Шефлера и гендиректора S.P.I. Group Андрея Скурихина возбудили уголовные дела по ст. 180 УК РФ («Незаконное использование товарного знака» — до шести лет лишения свободы в случае совершения преступления группой лиц по сговору). Предпринимателю вменили еще и угрозу убийством — якобы в разговоре с Логиновым по телефону. Но взять под арест не успели. «В июле 2002 года мой высокопоставленный знакомый сказал: уезжай. Я немедля поехал в аэропорт. И вот с тех пор уже 13 лет не был в России», — с чуть заметной ностальгией произносит Шефлер.

Рынок для эмигранта

У владельца S.P.I. Group есть жилье по всему миру: дома в Лондоне и Майами, вилла на Лазурном Берегу, два особняка в Юрмале — бывшая резиденция наместника российского императора в Латвии и современный дом из дерева, стекла и бетона, построенный вокруг столетней сосны. Юрий Шефлер — непременный гость юрмальского фестиваля «Новая волна», на котором регулярно бывают миллиардеры Михаил Фридман, Петр Авен, Олег Бойко, Николай Саркисов, Давид Якобашвили.

Генеральный спонсор «Новой волны» — Latvijas Balzams. Контрольный пакет производителя знаменитого «Рижского черного бальзама» Юрий Шефлер выкупил в 2001 году у бывшего премьер-министра Латвии Андриса Шкеле. А незадолго до бегства из России он наладил производство «Столичной» в Риге. «Я сосредоточился на алкогольном бизнесе, наконец понял: это именно то, что мне нравится, — улыбаясь, говорит бизнесмен. — Он интересный, динамичный, живой, креативный».

Лишившись российского рынка, Шефлер сохранил американский. В 2000 году он подписал десятилетний контракт на продажи Stoli в США с компанией Allied Domecq — по цене поставки более чем вдвое выше прежней. Хотя Stoli уступила лидерство Smirnoff, второе место среди импортных водок в США она удерживала прочно. В середине 1990-х ее продвижением занимался маркетолог Мишель Ру, раскрутивший Absolut на мировом рынке. Для Stoli он придумал рекламную кампанию в духе соцреализма («Freedom of vodka!») и предложил идею ароматизированных водок для коктейлей (S.P.I. Group выпустила их первой в мире, и сейчас на ароматизированные варианты приходится 40% продаж Stoli в США).

Allied Domecq попыталась сделать Stoli еще более модной. Рекламная кампания охватила более десятка самых популярных глянцевых журналов, в их числе Vanity Fair, GQ, Vogue, Interview. Если в 2000 году продажи Stoli в США измерялись миллионами долларов, то спустя два года — десятками миллионов.

В 2003 году S.P.I. Group вывела на рынок суперпремиальную водку Elit by Stolichnaya (около $60 за бутылку). Этикетку — язычок пламени, заключенный в треугольную льдинку, — Юрий Шефлер нарисовал сам, рецептуру придумала одна из опытнейших сотрудниц Latvijas Balzams. Презентацию водки в дружеском кругу бизнесмен провел в сентябре 2002 года на Сардинии. Несмотря на статус «беглого», его двухдневную вечеринку Sardinia Russian Party и Stolichnaya Elit Opohmel Party посетили Михаил Прохоров, Роман Абрамович, Андрей Мельниченко, Александр Мамут и другие известные предприниматели, финансисты, артисты.

Артем Кузнецов, совладелец группы «Гута», давно знакомый с Юрием Шефлером, характеризует его как «прекрасного менеджера, с отъездом которого из страны российский бизнес многое потерял».

«Думаю, что половина списка Forbes может сказать о нем только хорошее, а вторая половина просто с ним не знакома», — замечает он.

Один из миллиардеров из первой половины списка на вопрос Forbes ответил: «Шефлер — смелый парень, вовсе не аферист».

Помимо многочисленных друзей в России у Юрия Шефлера остались активы — например, 32% акций в ОАО «Москва-Сити». Но управлять ими из-за границы было проблематично, поэтому алкогольный магнат распродал их, оставив лишь производителя спирта — тамбовский «Талвис». Партнерством с дистрибьютором в США он остался доволен и заключил в 2004 году с Allied Domecq соглашение о продаже Stoli в других странах — крупных алкогольных рынках.

В 2006 году, числясь формально в розыске (по линии и Генпрокуратуры, и Интерпола), Шефлер прикупил пермский ЛВЗ «Пермалко». «Он как неуловимый Джо, которого на самом деле никто не ловит, — иронизирует источник Forbes на водочном рынке. — Отрасль зарегулированная, чуть что — лицензии отбирают, а у него заводы работают, спирт делают. С ним сражается только «Союзплодоимпорт», да и то за границей».

Проигранная ставка

ФКП «Союзплодоимпорт» ни дня не расслаблялось с момента отъезда своего противника. Пока S.P.I. Group и Allied Domecq старались удивить западных потребителей, «Союзплодоимпорт» инициировало судебные разбирательства за права на торговые марки за границей — всего в 40 странах на всех континентах (разумеется, кроме Антарктиды).

Как уверяют в ФКП, государство не финансирует суды с S.P.I. Group — «Союзплодоимпорт» тратит то, что зарабатывает на продажах водок в России и экспорте в 15 стран. Часть издержек оплачивают дистрибьюторы алкоголя, которым обещаны договоры на эксклюзивные продажи в случае удачного решения спора. В некоторых странах государственное предприятие денег вообще не тратит — юристы работают за процент от потенциального будущего выигрыша. Как уверяют в «Союзплодоимпорте», за десять с лишним лет судебные издержки, оплаченные предприятием, составили всего 173 млн рублей.

Юрий Шефлер признает, что на суды во всех странах потратил уже около $200 млн, в том числе $80 млн в США, где реальные затраты оппонента он оценивает в $40–50 млн. Несмотря на тяжбы, влиявшие на репутацию бизнеса, дела у S.P.I. Group шли неплохо — в 2004 году ее оборот составил $600 млн (львиную долю принесла Stolichnaya во всех вариантах).

«Мне всегда хотелось владеть глобальной компанией», — уверяет Шефлер.

Во второй половине 2000-х ему представился шанс стать совладельцем очень большого международного бизнеса.

Весной 2005 года французская алкогольная корпорация Pernod Ricard и американская Fortune Brands объявили о приобретении Allied Domecq и разделе ее портфеля брендов. Глобальную дистрибуцию Stolichnaya и всех остальных брендов S.P.I. захотела взять себе Pernod Ricard. Согласно отчету Pernod Ricard за 2006 год, компания согласилась заплатить S.P.I. Group $155 млн за эксклюзивные права на дистрибуцию и право выкупа бренда Stolichnaya, если Шефлер решит его продать.

Французы претендовали даже на большее — хотели урегулировать конфликт с «Союзплодоимпортом», чтобы продавать «Столичную» еще и в России. «Покойный Патрик Рикар сказал, что договоренности с российской стороной меня заботить не должны: президентом Франции становился Николя Саркози, и Патрик попросил его обсудить на встрече с Владимиром Путиным возможность урегулирования проблемы», — объясняет Шефлер. Сам Рикар, бывший председателем совета директоров Pernod Ricard, в интервью «Коммерсанту» в 2008 году упоминал, что вопрос о Stolichnaya затрагивался в разговоре Саркози и Путина.

Как уверяет Шефлер, возможной сделке дали добро. S.P.I. Group и «Союзплодоимпорт» на год приостановили все судебные разбирательства, и Pernod Ricard села за стол переговоров с обеими сторонами. «Переговоры велись полтора года, в том числе и на самом высоком государственном уровне», — говорит Игорь Алешин, нынешний генеральный директор ФКП «Союзплодоимпорт», не раскрывая деталей.

Пока Pernod Ricard пыталась добиться своего в России, проблемы возникли на американском рынке. Рустам Тарико, продвигая свои водки Imperia и Russian Standard, рекламировал их как единственные настоящие русские водки в США. Pernod Ricard через суд добилась запрещения рекламной кампании. Тарико же обратился с ответным иском, требуя от S.P.I. Group раскрыть, где и как она производит водку, которую называет русской. Лишь в 2010 году Pernod Ricard и группа Roust подписали мировое соглашение, отказавшись от взаимных претензий.

Чем закончились переговоры в России? «Союзплодимпорту» предлагалось создать совместное предприятие с Pernod Ricard, которое бы владело и управляло водочными марками по всему миру. Юрий Шефлер, по его словам, мог стать акционером Pernod Ricard, получив 12% акций (оценивались почти в $2,5 млрд) и около $1 млрд наличными. При этом он пытался договориться о конвертации наличных в акции, чтобы приобрести еще 8% Pernod Ricard.

Сделка сорвалась. Шведское правительство в 2007 году выставило на продажу Absolut — водочный бренд №2 в мире. Французы решили, что лучше потратить время и силы на покупку Absolut. Возможно, была и другая подоплека: гендиректор S.P.I. Group Андрей Скурихин тогда публично заявил, что Владимир Логинов из «Союзплодоимпорта» обещал снять все иски, если будут учтены «его интересы». Его слова подтверждает и Шефлер (сам Скурихин отказался от комментариев, пояснив, что «ни S.P.I. Group, ни алкогольный бизнес в целом уже давно не входит в сферу его интересов»). Знакомый Логинова утверждает, что тот перед поездкой на переговоры с S.P.I. предупреждал правоохранительные органы о возможных провокациях в своей адрес.

Джек Шиа, вице-президент по коммуникациям Pernod Ricard US, ответил Forbes, что компания «никогда не комментирует слухи о возможных сделках по слияниям и поглощениям». В самом «Союзплодоимпорте» на вопрос о причине срыва сделки говорят, что это всем известно и широко растиражировано прессой — конечно же, из-за Absolut.

Вслед за покупкой Absolut французы расторгли с S.P.I. Group дистрибьюторский контракт. Как говорит Шефлер, Pernod Ricard выплатила ему $80 млн неустойки. Он попытался вести переговоры об эксклюзивной дистрибуции и даже продаже бренда с Fortune Brands, но тех отпугнул конфликт с российскими чиновниками и неясная судьба бренда. Переговоры с другими международными игроками тоже не задались.

Stolichnaya осталась без глобального дистрибьютора, а Шефлер и его менеджеры были вынуждены быстро искать партнеров во всех странах, куда прежде поставляли водку. «Тогда я понял, что до тех пор, пока будут проблемы с Россией, бизнес я не продам, — вздыхает алкогольный магнат. — Что ж, надо работать дальше, искать варианты».

Ни тоски, ни жалости

Наслаждаясь за ужином в своем юрмальском доме бокалом итальянского Ornellaia, Юрий Шефлер с нескрываемым удовольствием рассказывает о сделке 2006 года, когда стал совладельцем винного дома Tenute di Toscana, принадлежавшего семье маркиза Фрескобальди. За 25,8% он заплатил около €34 млн. «Виноград выращивается многими поколениями, и чем он старше, тем вино лучше. Поэтому купить компании такого уровня очень сложно, — подчеркивает он. — За последние 600 лет я был первым иностранцем, который приобрел долю в винном хозяйстве в Тоскане».

На Villa Collazi, принадлежащей Tenute di Toscana и, по легенде, построенной Микеланджело Буанаротти, дочь Шефлера Лада два года назад выходила замуж. Ее отец к тому моменту обзавелся долей в аргентинской винодельне Achaval Ferrer, а недавно за €13,5 млн полностью выкупил испанское хозяйство Arinzano. Винный бизнес — пока что небольшая часть холдинга Шефлера, но он готов за пять-шесть лет потратить $300-400 млн на приобретение других хозяйств. Вино не приносит больших денег, замечает предприниматель, зато добавляет капитализации, к тому же это «приятные люди, красивейшие места».

После развода с Pernod Ricard дистрибуцией Stoli на американском рынке занималась шотландская William Grant & Sons. А в 2012 году Шефлер решил, что S.P.I. Group самостоятельно будет продавать свою водку в США. На получение лицензий, создание компании Stoli Group, налаживание сбытовых связей ушло чуть более года и около $200 млн.

Рынок США для Stoli, как и много лет назад, основной, на него приходится до 70% прибыли S.P.I. Сейчас водка, потерявшая после очередного иска «Союзплодоимпорта» в 2011 году право называться «русской», позиционируется как «импортированная». Половина продаж приходится на бары и рестораны, поэтому Stoli изо всех сил старается завладеть вниманием барменов (для них придумали программу обучения) и посетителей — например, выпустила водку с этикеткой, светящейся в лучах ультрафиолета.

Как признается владелец S.P.I. Group, в операционную деятельность компании он не погружен — менеджеры понимают в этом больше.

«Но в креативной части я активно участвую. Вот осенью запустим рестайлинг, новые этикетки — просто чудо какое-то!» — восклицает предприниматель.

За последние три года Шефлер успел поучаствовать в консорциуме инвесторов во главе с А1, желавших приобрести алкогольный холдинг CEDC, и присматривался к выставленному на продажу производителю виски Whyte & Mackay. Обе сделки по разным причинам не состоялись. Сейчас на примете у Шефлера есть «хорошие бренды рома и бурбона», с производителями ведутся переговоры. S.P.I. Group превращается в диверсифицированный холдинг? Бизнесмен кивает, но оговаривает: «Мы не хотим набрать всего подряд — крепкие напитки в премиальном сегменте, которые могут полюбить те же потребители, что любят и Stolichnaya. Это очень важно».

Хотя суды за бывшие советские бренды продолжаются, с Шефлера сняты почти все обвинения — в незаконном предпринимательстве, организации преступного сообщества, легализации незаконно нажитых средств, угрозе убийством. Осталось только дело по статье 180 о торговых знаках, что не мешает Шефлеру спокойно путешествовать по миру на своей яхте Serene.

Когда закончатся разбирательства с брендами? В «Союзплодоимпорте» дают осторожный прогноз: на европейском рынке — в ближайшие три-четыре года. Владелец S.P.I. Group кратко отвечает: «Не знаю». «Если бы тогда мне удалось стать совладельцем Pernod... — задумывается он на минуту. — Но этого не случилось, и я не жалею».

— При участии Елены Березанской

Россия > Алкоголь > forbes.ru, 18 мая 2015 > № 1382666 Юрий Шефлер


Грузия. Польша > Алкоголь > newsgeorgia.ru, 2 апреля 2015 > № 1397484

Польша находится в пятерке стран-экспортеров грузинского вина. В 2014 году в Польшу было экспортировано свыше 1,5 млн бутылок вина, что на 22% больше показателя за 2013 год.

ТБИЛИСИ, 2 апр - Новости-Грузия. В городах Варшаве и Кракове в Польше, одном из важнейших для экспортов грузинского вина рынков, состоялись мероприятия, участие в которых будет способствовать увеличение узнаваемости и конкурентоспособности грузинского вина и чачи на международном рынке, а также их внедрению на польском рынке, сообщили "Новости-Грузия" в Национальном агентстве вина Грузии.

Согласно информации, организатором мероприятий с польской стороны была компания Vinisfera, по инициативе которой, с целью повышения конкурентоспособности грузинского вина на польском рынке, с 2014 года в разных городах Польши состоялось немало мероприятий.

На этот раз вместе с вином в Польше была представлена чача. В частности, 26 марта в Варшаве состоялись семинар и дегустация грузинского вина, 27 марта представление-дегустация чачи и инновационных коктейлей из чачи, а 30 марта семинар/дегустация грузинского вина, и 31 марта презентация чачи в Кракове.

Наряду с представителями Национального агентства вина мероприятия вел основатель Vinisfera Мариус Капчински.

На вышеперечисленные мероприятия были приглашены журналисты, блогеры, представители ресторанов, импортеры, представители баров и клубов, и другие заинтересованные данным сегментом лица.

При поддержке Национального агентства вина, на мероприятиях была представлена продукция следующих компаний-производителей вина: "Вазиани компани", "Челти", "Погреб Кинзмараули", "Вайнмен", "Шухман вайнс", "KTW", "Телиани вели", "Армази", "Бесини", "Шато Мухрани", "Тбилвино", "Винный погреб Дугладзе", "Телавский винный погреб", "Корпорация Кинзмараули" и "Тифлисский винный погреб".

Польша находится в пятерке стран-экспортеров грузинского вина. В 2014 году в Польшу было экспортировано свыше 1,5 млн бутылок (0,75 литров) вина, что на 22% больше показателя за 2013 год. По данным за первый квартал 2015 года, в Польшу экспортировано более 352 бутылок (0,75 литров) вина, что на 10 тыс. бутылок больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Грузия. Польша > Алкоголь > newsgeorgia.ru, 2 апреля 2015 > № 1397484


Россия > Алкоголь > agronews.ru, 21 марта 2015 > № 1320268

Конкуренция на российском пивном рынке растет.

Продажи пива в России растут. А пенный напиток крупнейших западных концернов пользуется в России все меньшим спросом. Российские потребители теперь предпочитают местное пиво, сваренное на небольших пивоварнях.

По данным Росстата, в январе этого года продажи пива в магазинах выросли на 5,4% по отношению к январю прошлого года. Кризис на руку производителям пива и пивных напитков. «Несмотря на рост цен, пиво остается самым дешевым, а значит, и самым доступным напитком», - говорит Вадим Дробиз, руководитель ЦИФРРа. Цена за литр пенного напитка в среднем по стране в январе этого года доросла до 84 руб., что на 12% больше, чем в январе 2014 года. Но дорожало не только пиво - цены на прочие алкогольные напитки тоже подросли. В прошлом и позапрошлом году продажи пива росли также на 3%.

Большую часть всех известных пивных марок в стране производят крупнейшие мировые концерны: бельгийский AB InBev (российское подразделение - ОАО «САН ИнБев», марки «Клинское», Bud, «Сибирская корона», «Толстяк», «Черниговское» и пр.), «Балтика» (входит в датский концерн Carlsberg, марки «Балтика», Tuborg, «Арсенальное» и пр.), Efes (марки «Старый мельник», EfesPilsner, GoldMineBeer), Heineken (Heineken и Amstel, «Три медведя» и прочие).

Однако, по данным Nielsen, еще в 2007 году доля рынка этих компаний в России составляла 92%, а в прошлом году - уже 77%.

«Полагаю, что и в этом году у крупнейших пивных компаний будут потери», - говорит Вадим Дробиз.

При этом продажи пива растут у местных локальных производителей пенного напитка. Они существенно потеснили крупнейших производителей на прилавках магазинов. Ростом продаж хвасталась, к примеру, Московская пивоваренная компания (марки «Жигули» и «Хамовники»). Способствовал этому и запрет на рекламу пива на телевидении, ведь крупнейшие пивовары могли позволить себе тратить на маркетинг миллионы долларов. Как только поток информации, что «Клинское», «Сибирская корона» и прочие массовые марки самые лучшие, иссяк, потребитель стал уделять больше внимания собственным вкусовым ощущениям. И местные марки понравились ему больше, пишет газета «Гудок».

Крупнейшие западные пивовары вынуждены также закрывать свои заводы. «Пивоваренная компания «Балтика» не так давно сообщила, что полностью закрывает свои заводы в Красноярске и Челябинске. Два ее филиала, «Балтика-Пикра» и «Балтика-Челябинск», прекращают деятельность с 30 апреля 2015 года. «Балтика» уволит 560 сотрудников.

Закрытие заводов в Красноярске и Челябинске было, впрочем, ожидаемым событием. Фактически производство в Красноярске компания прекратила еще в сентябре прошлого года, а челябинский завод был загружен лишь на 28%.

Компания «САН ИнБев» уже закрыла в России пять своих пивоваренных заводов. В прошлом году ей стали не нужны предприятия в Ангарске и Перми. В июне 2013 года прекратило работу предприятие компании в Новочебоксарске, в августе 2012-го - в Курске, в 2009-м - в Петербурге. Два своих завода в России закрыла компания Efes.

Впрочем, сами крупнейшие концерны не согласны с тем, что местные пивовары их потеснили. Падение продаж они объясняют высокими акцизами на пиво и антиалкогольной политикой, проводимой в России. В частности, запретом на продажу алкогольных напитков в киосках и ларьках.

«Дело в избыточном госрегулировании отрасли, которое приводит к тому, что пиво становится менее интересным и сложным продуктом для участников торговой деятельности», - сообщил «Известиям» директор по правовым вопросам и корпоративным отношениям компании «САН ИнБев» Ораз Дурдыев.

Тем не менее, Вадим Дробиз объясняет попытки транснациональных компаний связать потери отрасли с жестким госрегулированием, желанием объясниться со своими зарубежными акционерами.

Россия > Алкоголь > agronews.ru, 21 марта 2015 > № 1320268


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter