Всего новостей: 2131070, выбрано 2637 за 0.240 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 19 июня 2017 > № 2214113

Украинские рабочие способствуют экономическому росту в Польше

Мари Шаррель | Le Monde

Польша находится в ситуации полной занятости. Украинская рабочая сила отчасти компенсирует отъезд поляков на Запад, пишет специальный корреспондент Le Monde в Кракове и Варшаве Мари Шаррель.

Два месяца назад 24-летняя Галина Клюшко, дипломированный историк, покинула город Ковель, расположенный на северо-востоке Украины, чтобы присоединиться к своей старшей сестре в Варшаве. С тех пор она работает по совместительству на двух должностях - кассирши и приходящей няни. "В моей стране больше нет ничего - ни работы, ни надежды. А здесь везде берут на работу. Можно снова поверить в будущее", - приводит ее слова издание.

Сегодня более миллиона украинцев живут в Польше, как Галина Клюшко, имея временное разрешение на работу. Сюда прибавляются 116 тыс. украинцев, имеющих разрешение на долгосрочное пребывание. Это в 6 раз больше, чем в 2013 году, до аннексии Крыма Россией и конфликта с пророссийскими сепаратистами, передает журналистка. "Украинская иммиграция в Польшу - в этом нет ничего нового, однако боевые действия, затем последовавшая вслед за ними рецессия активизировали это явление", - уточняет Марта Ярошевич, глава департамента по Украине, Белоруссии и Молдавии Центра восточных исследований в Варшаве.

"Для Варшавы подобный приток рабочей силы - большая находка. В апреле уровень безработицы составил всего 4,8% - самый низкий за двадцать пять лет, в стране полная занятость, - отмечает корреспондент. - С 2010 года уровень зарплат вырос на 20%. "Согласно нашему последнему опросу, 30% малых предприятий испытывают трудности с набором персонала, особенно низкоквалифицированного, - поясняет Мацей Витаки, глава агентства наемного труда Work Service. - Без украинцев в некоторых секторах дела приняли бы плохой оборот".

"Украинцы представляют собой 10% нашего персонала", - свидетельствует Рафа Каролтшик, директор пыльного завода Zaslaw в 65 км от Кракова, созданного после войны, где 300 рабочих собирают полуприцепы. "Борьба с нашими конкурентами довольно жесткая, как по продажам, так и по привлечению персонала, - продолжает Каролтшик. - В определенном смысле, украинцы заменяют поляков, уехавших в Лондон или Берлин".

Парадокс состоит в том, что в Польше по последней переписи проживает 38,4 млн жителей. После достижения Польшей независимости в 1989 году и затем ее вступления в Евросоюз в 2004 году миллионы человек собрали чемоданы и поехали в поисках лучшей доли на Запад. По официальным данным, более 2 млн поляков сейчас живут за границей, говорится в статье.

"Такие специалисты, как я, легко находят себе место в автосервисе", - уверяет Олексий. Этот 29-летний механик три месяца назад приехал из Львова, самого большого города на западе Украины. До его отъезда один спекулянт предлагал ему найти работу и жилье в Варшаве за 500 евро. Он отказался. "Только безграмотные деревенские жители поддаются такому обману", - говорит он. По интернету он ответил на объявление одного владельца автосервиса, расположенного неподалеку от Рембертува, в окрестностях Варшавы, который тотчас принял его на работу, - сообщает Шаррель. - Теперь он зарабатывает 2 тыс. злотых (то есть минимальную зарплату в 475 евро) и возвращает из них 500 своему работодателю за комнату, которую тот для него снимает в соседнем с автосервисом доме".

С 11 июня украинцы, располагающие биометрическим загранпаспортом, могут путешествовать без визы в течение трех месяцев по всему Евросоюзу, говорится в статье. Такая мера вызывает обеспокоенность со стороны малых предприятий. "Они опасаются, что украинцы этим воспользуются, чтобы переехать в Германию, где более высокие зарплаты", - поясняет Витаки. Но для Олексия это не имеет большого значения: "Все равно нужно иметь разрешение на работу. К тому же польская культура близка к нашей: здесь мы чувствуем себя как дома".

Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 19 июня 2017 > № 2214113


Казахстан. Польша > Внешэкономсвязи, политика > kt.kz, 18 июня 2017 > № 2212652

В минувшую субботу казахстанский сенат посетила парламентская делегация Польши во главе с заместителем спикера сената этой страны Марией Коц, передает Kazakhstan Today.

Приветствуя гостей, заместитель председателя сената парламента Казахстана Сергей Громов поблагодарил Польшу за активное участие в международной выставке "ЭКСПО-2017", где представлены лучшие мировые технологии в сфере альтернативной энергетики и "зеленой экономики", сообщает пресс-служба сената.

С. Громов отметил, что Варшава является важным партнером Казахстана в Европейском союзе и Центральной Европе. По его мнению, намеченный на сентябрь визит президента Польши Анджея Дуды в Астану будет способствовать продвижению перспективных направлений сотрудничества.

Вице-спикер казахстанского сената ознакомил польскую делегацию с конституционными полномочиями верхней палаты казахстанского парламента и основными направлениями политических и социально-экономических реформ в РК.

В ходе беседы были обсуждены перспективы двусторонних контактов в экономической и гуманитарной сферах. Особое внимание участники встречи уделили развитию межпарламентских связей.

Мария Коц высоко оценила уровень взаимопонимания, достигнутый между государствами, и заявила о необходимости продолжения межпарламентского диалога Казахстана и Польши.

Казахстан. Польша > Внешэкономсвязи, политика > kt.kz, 18 июня 2017 > № 2212652


Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 июня 2017 > № 2214415

Служат Путину и боятся Качиньского

Петр Лисевич (Piotr Lisiewicz), Gazeta Polska, Польша

Иногда они приезжают в Польшу, чтобы рассказать прессе, как они боятся диктатуры партии «Право и Справедливость» (PiS). «Страх вернулся», — заявил недавно актер Матеуш Даменцкий (Mateusz Damięcki).

«Как я стал русским» — так называется российский сериал, в котором он играет главную роль. Он изображает там американского журналиста, который приезжает в Россию и первое время боится ее, а потом влюбляется в эту прекрасную страну.

Сыграть самого Путина

В свою очередь, Мачей Штур (Maciej Stuhr) стал звездой сериала «Бессонница», сыграв там персонажа, напоминавшего зрителям… Владимира Путина. «Если бы я (как большинство россиян) не знал, кто это, я бы решил, что это кто-то вроде сына Путина. Владимир тоже изображает из себя крутого мужика, а выглядит весьма средне. Они оба — лысеющие блондины с вытянутым лицом. Сходство довольно сильное. Возможно, россияне так восхищаются Мачеем и приглашают его сниматься как раз потому, что он кажется им этаким Вовой в молодости», — так рассказывал о роли Штура режиссер Марек Мос (Marek Mos) в интервью газете Superexpress.

Польским актерам не нравится, когда их обвиняют в том, что они делают пропаганду для Путина. Михал Жебровский (Michał Żebrowski) рассказывал в эфире канала TVN о своей роли в антипольской картине «1612» так: «Поверьте, я бы не стал сниматься в антипольском фильме. Это противоречит моей патриотической позиции. Я считаю, что такие виртуозы актерского и режиссерского мастерства, которых я встретил на съемочной площадке, не делали кино на потребу моменту. Это легенда, сказка, притча».

Матеуш Даменцкий хвалился недавно в интервью порталу Wirtualna Polska, что Россия стала его страстью. Как он говорит, его увлек контраст между тем, что он там видит и польскими стереотипами на тему этой страны. «Когда я туда попал, я уже не мог выбраться, да мне уже и не хотелось оттуда выбираться. В этом месте много правды, оно ею пропитано. Поездка в Россию наполняет мудростью», — объясняет он.

Путин во главе управления по кинематографии

Однако российский кинематограф служит отнюдь не правде и (как минимум с 2008 года) не особенно это скрывает. «Владимир Путин решил взять национальную киноиндустрию под свою опеку, поэтому он возглавил Совет по развитию отечественной кинематографии, который будет заниматься финансированием фильмов и поможет режиссерам найти средства на съемку. Кроме того, Путин хочет наладить механизмы производства, дистрибуции и продвижения кинокартин», — сообщал 16 декабря 2008 года тематический сайт filmweb.pl.

За этим последовали конкретные заявления. «Путин обещал в ближайшем будущем выделить из бюджета 2 миллиарда рублей на поддержку кинематографа, с 2010 года эта сумма будет увеличена до 4,3 миллиардов». Обещания в значительной мере удалось выполнить. Объем государственного финансирования увеличился с пары десятков миллионов долларов в 2000 году до 200 миллионов в 2013.

Возможно, польские актеры воспылали любовью к России и забыли о ее преступлениях из-за гонораров, которые они там получают. Завесу тайны на страницах газеты Rzeczpospolita приподнимает Малгожата Шлаговска (Małgorzata Szlagowska) — директор фестиваля российских фильмов «Спутник над Польшей: «Польские актеры стали все охотнее сниматься в России. (…) Они зарабатывают там в 5-10 раз больше, чем в Польше». Как писал портал Jastrząb Seriale, Матеуш Даменцкий «получает за сезон примерно 300 тысяч злотых (около 71 тысячи евро — прим. пер.), а продюсеры уже думают о съемках третьего сезона этого хита».

«Я очень сильно боюсь»

Даменцкий начал ездить в Россию в очень молодом возрасте, и его отношения к этой стране не изменило ни уничтожение 250 тысяч чеченцев (из них 40 тысяч детей), ни нападение на Грузию или граничащую с Польшей Украину. В одном из своих интервью он рассказывал о Петербурге: «Я влюбился в этот город с первого взгляда, надеюсь, что однажды мне удастся там поселиться». Актера не напугали концлагеря на Кавказе, в которых людей сжигали живьем, зато, когда к власти в Польше пришла партия «Право и Справедливость», его лицо перекосилось от ужаса.

«Мы возвращаемся во времена, наполненные агрессией, — делился он своими впечатлениями на страницах Wirtualna Polska. — Возвращается страх, с которым мне совсем не хочется соприкасаться в свободном мире в 2017 году. Этот страх связан с отсутствием толерантности, нетерпимостью. (…) Я очень сильно боюсь, что люди во имя какого-то высшего блага, которое они себе вообразили, начнут делать какие-то вещи, которые мы уже не сможем изменить. А ведь существуют главные ценности, которые должны быть превыше всего», — объяснял актер. На вопрос, что это за ценности, он ответил, что «самое важное — жизнь и здоровье».

Кроме того, Даменцкий боится, что кому-то может начать мешать то, что он ходит в спортзал с полотенцем цветов радуги (пока, правда, это никому не мешало). Интересно, что к таким громким заявлениям актера не склонили ни демонстративная гомофобия Путина, ни тот факт, что кремлевская марионетка в Чечне, Рамзан Кадыров, преследует гомосексуалистов.

Насмешки над Смоленском и Проклятыми солдатами

По удивительному совпадению актеры, зарабатывающие огромные деньги у Путина, любят посмеяться над «теориями заговора», сопровождающими тему смоленской катастрофы. Даменцкий опубликовал в своем блоге письмо святому Николаю со списком подарков: «А еще попрошу фильм „Смоленск" на Blu-Ray и руководство „Как выглядит гей"».

Мачей Штур на церемонии вручения Польской кинопремии, в свою очередь, решил посмеяться над боровшимися с советской оккупацией Проклятыми солдатами. «Я хочу, чтобы меня верно поняли. Актеры второго плана — это не какая-то армия про… пропащих актеров. (…) Извините, я хотел быть серьезным, а слышу взрыв самоле… смеха».

Польский актер в российской форме

Павел Делонг (Paweł Deląg) наделал шума, разместив в Facebook свою фотографию в российской военной форме. Актер отметает обвинения в том, будто он служит путинскому режиму, но регулярно высказывается на тему политики и польско-российских отношений. В тексте 2015 года на портале Newseria Lifestyle можно прочесть следующее: «Делонг признается, что он уже устроился в России: купил квартиру, завел друзей. (…) Он считает, что между польским и российским народом не должны вставать недоверие и ненависть, в польско-российских отношениях следует стремиться к компромиссу, а Польша и Россия должны поддерживать культурный и экономический обмен. „Поляки и россияне — это просто люди, которые на самом деле хотят жить, заниматься своей жизнью, зарабатывать деньги"».

В свою очередь портал Томаша Лиса (Tomasz Lis) NaTemat.pl писал о нем так: «Как объясняет Делонг, россияне „верят, что порядок в их стране может обеспечить лишь один человек". Кроме того, они уверены, что Путин поднял их страну с колен. (…) „Может быть, стоит уважать их выбор?" — задается риторическим вопросом актер, одновременно подчеркивая, что он не приемлет агрессию. „Но если мы все будем только протестовать, никакого диалога между Польшей и Россией не будет", — добавляет он».

Даниэль Ольбрыхский (Daniel Olbrychski) несколько лет назад хвалился, что его называют человеком Москвы в Варшаве. Он гордился тем, что познакомился с Путиным, который отнесся к нему очень тепло и вручил награду. Позже, после вторжения России в Крым, Ольбрыхский отказался от выступлений в московском театре (став, пожалуй, единственным исключением на фоне своих польских коллег). «Очень жаль, но другого выхода не было», — объяснял он. Между тем уже в 2014 году он появился на пропагандистском путинском Первом канале в роли украшения программы «В наше время» и ее специального выпуска, приуроченного к Международному женскому дню.

Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 июня 2017 > № 2214415


Казахстан. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 17 июня 2017 > № 2212235

Казахстанский Сенат посетила парламентская делегация Польши во главе с заместителем спикера Сената этой страны Марией Коц.

Приветствуя гостей, заместитель председателя Сената Парламента Казахстана Сергей Громов поблагодарил Польшу за активное участие в международной выставке «ЭКСПО-2017», где представлены лучшие мировые технологии в сфере альтернативной энергетики и «зеленой экономики».

С. Громов отметил, что Варшава является важным партнером нашей страны в Европейском Союзе и Центральной Европе. По его мнению, намеченный на сентябрь визит президента Польши Анджея Дуды в Астану будет способствовать продвижению перспективных направлений сотрудничества.

Вице-спикер казахстанского Сената ознакомил польскую делегацию с конституционными полномочиями верхней палаты казахстанского парламента и основными направлениями политических и социально-экономических реформ в нашей стране.

В ходе беседы были обсуждены перспективы двусторонних контактов в экономической и гуманитарной сферах. Особое внимание участники встречи уделили развитию межпарламентских связей.

Мария Коц высоко оценила уровень взаимопонимания, достигнутый между нашими государствами, и заявила о необходимости продолжения межпарламентского диалога Казахстана и Польши.

Казахстан. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 17 июня 2017 > № 2212235


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 июня 2017 > № 2211070 Андрей Колесников

Спор славян между собою. Что происходит с польско-российскими отношениями

Андрей Колесников

Отношения Польши и России взаимно отягощены бременем прошлого. Даже та война, которая ведется по принципу «око за око» — если есть мемориал в Катыни, то надо обязательно воткнуть информационный стенд с «альтернативными фактами» о гибели неправдоподобно огромного числа красноармейцев после 1920 года — это прежде всего война памяти. И она не позволяет исторгнуть Польшу из российской версии «оси зла», даже несмотря на то, что по своей природе нынешний политический режим Республики Польша как никогда за последнюю четверть века близок российской автократии.

Посткрымский враг

Официальное плохое отношение к Польше экстраполируется в массовое сознание, и на выходе мы имеем впечатляющие цифры: по соцопросам, в списке стран, которые, по мнению россиян, наиболее враждебно относятся сегодня к России, Польша занимает четвертое место после США, Украины и Турции (данные Левада-центра, 2016 год). При этом Турция – это новый ситуативный враг, который может вернуть себе статус друга, а вот признание за Польшей статуса враждебной страны – стабильно. Однако это особая стабильность – она возникла после присоединения Крыма. До этого российское отношение к западному соседу переживало разные времена, и еще в 2013 году лишь 8% респондентов считали Польшу враждебным государством. В мае 2014-го – уже 12%, в мае 2015-го – 20%, в мае 2016 – 24%. Рост за четыре года на 16 процентных пунктов – это серьезно.

Польша оказалась частью враждебного Запада, атакующего российскую осажденную крепость. Она для пропутинского большинства – сателлит США, активный участник НАТО, его восточный, близкий к нам фланг. А мы-то их, неблагодарных, освобождали в 1945-м… И даже после того, как лично Владимир Путин признал ответственность сталинского СССР за Катынь, 24% респондентов (данные Левада-центра, 2011 год) полагали, что расстрел был осуществлен гитлеровцами, а 42% не имели своего мнения на этот счет.

«Спор славян между собою» (Александр Пушкин) и отношения, в которых есть «все оттенки неприязни» (Чеслав Милош), продолжается? «В российском обществе предубеждения по отношению к Польше и полякам не менее распространены, но «индекс неприязни» начинает быстро расти в периоды противостояния с коллективным Западом, – говорит мой коллега полонист Валерий Дикевич, – В это время отчасти бессознательно, но чаще под влиянием государственной пропаганды «активируется» историческая память о разделах Польши, советско-польской войне, «освободительном походе» 1939 года и «самом непослушном бараке в социалистическом лагере». Все это становится поводом для злорадства и пестования чувства собственного превосходства: поляки в сознании творцов и потребителей подобного дискурса предстают как «вечные слуги», которые, будучи неспособными к «суверенному существованию», перебегают от одного хозяина к другому, от русского царя к немецкому кайзеру и из Варшавского договора в НАТО».

За нашу и вашу свободу

У современной российской автократии, питающейся соками имперской истории, не может быть хорошего отношения к власти в Польше, даже если та похожа на нее своим популизмом. По историко-генетическим причинам. Просто потому, что из Польши пришел лозунг советского диссидентского движения «За нашу и вашу свободу!». Парадоксальным образом советский исторический дискурс строился на восхвалении всего национально-освободительного, и польские восстания, Адам Мицкевич, антиимперское свободолюбие проходили по разряду «правильных» событий и фигур. А на практике все всегда стояло на грани ввода войск и мерзких гэбэшных провокаций. Для инакомыслящих в СССР освобождение от советской власти Восточной Европы ставилось на одну доску с освобождением от советской власти внутри самой империи. И потому польская генетика свободолюбия оказалась родной для советского инакомыслия.

«Солидарность» стала для советских инакомыслящих образцом технологии освобождения. «Круглый стол» казался (да и был) идеальной моделью транзита власти. А потом пришло время прецедента шоковой терапии по-польски. Эксперимент Лешека Бальцеровича оказался модельным для команды Егора Гайдара, решившейся реформировать самые основы «тысячелетней истории» России. Если на какой опыт и ссылались российские реформаторы, то это была польская реформа.

А потом отборная аудитория в московских кинозалах 1990-х гомерически хохотала над «Белым» Кшиштофа Кесьлевского, особенно над эпизодом, где героя Збигнева Замаховского бандиты вышвыривают из чемодана в грязь и он произносит: Nareszcie w domu. У нас тогда (и, кажется, сейчас) было такое же отношение к своей родине и вечная дилемма – уезжать из этого дома, стоящего по колено в метафорической и реальной грязи, или оставаться, чтобы расчистить авгиевы конюшни «тысячелетней истории».

Уже никто не думал о «нашей и вашей свободе» -- каждый выбирался из авгиевых конюшен истории самостоятельно. Однако тут Польша собралась в НАТО.

Бруствер вместо буфера

Польша предсказуемым образом уходила на Запад, обретая все самые важные институциональные якоря – ЕС, НАТО, ОЭСР. Размещение элементов американской ПРО в Польше было воспринято российской стороной как исчезновение буфера и появление бруствера. Время от времени происходили скандалы с высылкой дипломатов. Более трех десятков томов катынского дела так и не были рассекречены. В 2015 году российский посол объявил Польшу ответственной за 1939 год. Потом был выслан из России летописец российских элит, всего этого crème de la Kreml, Вацлав Радзивинович, затем – избит в эфире прокремлевского телеканала польский журналист. Что это, если не война?

Сами внутренние события в Польше глубоко не понятны российскому политическому классу и настораживают. Поляки ведут тяжелый диалог с самими собой – это очевидно тем немногочисленным россиянам, которые посмотрели «Колоски» Владислава Пасиковского и «Иду» Павла Павликовского, и тем немногочисленным наблюдателям, которые знакомы с деталями бурной дискуссии по поводу сотрудничества Леха Валенсы со спецслужбами. На подобный разговор о собственной истории современное российское общество пойти не может. Тем, кто следит за событиями из России, польская демократия, особенно после возникновения движения KOD (для меня рифмующегося с KOR), кажется чрезмерно живучей.

Словом, все указывает на то, что Польша совсем не случайно снова вошла в российскую «ось зла» и остается там, сохраняя в восприятии россиян статус одного из самых враждебно настроенных к России государств Запада.

К тому же нынешние польские власти уже готовы преподнести российскому руководству подарок – скандал вокруг «новых данных» о крушении самолета под Смоленском. Катастрофа действительно вызвала в России в 2010 году шок и волну искреннего сочувствия, в том числе и со стороны первых лиц государства. Удивительным образом обнародованный сейчас МИДом аналитический документ, где ситуация после крушения трактуется как благоприятная для «детанта» между Польшей и Россией, точно отражал настроения и россиян, и элит.

Момент был уникальный, но эмоциональная составляющая быстро сошла на нет, и унылое расчетливое противостояние и споры вокруг рассекречивания оставшихся томов катынского дела и останков самолета растянулось на годы. И если теперь документ, извлеченный из недр польского МИДа ,станет основанием не только для внутриполитической, но и внешнеполитической игры – для предъявления претензий России, российский истеблишмент использует эту историю на полную катушку.

Как раз сейчас для мобилизации населения вокруг первого лица не хватает яркого конфликта с кем-нибудь на Западе. Польша – идеальный кандидат. Какие тут могут быть красивые заявления пресс-секретарей МИДа РФ и Кремля. Какое пространство для хорошо темперированного гнева министра Лаврова и жесткой риторики Путина.

Историческое бремя

В детстве Польша для меня началась с книги необычного узкого формата: я разглядывал карикатуры Збигнева Ленгрена о новых приключениях профессора Филютека, Wydawnictwo Artystyczno-Graficzne, Warszawa, 1961 год. А позже появились романы Альфреда Шклярского о приключениях Томека. Затем Сат-Ок, с его индейско-польским происхождением и мамой с индейским прозвищем Белая тучка. Учебники иностранных языков, в том числе четыре тома Essential English, издававшиеся в Польше. Магазин на московском юго-западе «Польская мода».

Понятие «польские джинсы» (из Юрия Трифонова). Польское кино: для меня — прежде всего — Кшиштоф Кесьлевский и Анджей Вайда. Наконец, ощущение диссидентства, которое для московского студента 1980-х в большей степени было связано не с Чехословакией, а с Польшей. Что и привело меня к другу моего старшего брата, который был полонистом и давал уроки польского на дому по старому классическому (для советских учащихся) учебнику Дануты Василевской и Станислава Каролака. Настолько старому, что мой учитель по поводу некоторых слов был вынужден оговариваться: «Ну, это из epoki szafek nocnych».

Все польское было нагружено дополнительными смыслами – и прежде всего духом свободолюбия. Иосиф Бродский читал польские журналы. Еще в 1960-е в самиздате распространялось стихотворение Бориса Слуцкого: «До той поры не оскудело, / не отзвенело наше дело! / Оно, как Польша, не сгинело, / Хоть выдержало три раздела». Самоуничижительная совестливая рефлексия советской интеллигенции пробивалась в стихах Натальи Горбаневской: «Это я не спасла ни Варшаву, ни Прагу потом». Булат Окуджава прозрачно намекал для понимающих: «Забытый богом и людьми спит офицер в конфедератке. / Над ним шумят леса чужие, чужая плещется река. / Пройдут недолгие века – напишут школьники в тетрадке / все то, что нам не позволяет писать дрожащая рука». Мой репетитор по литературе еще в последнем классе средней школы открыл мне глаза на имперские стихотворения о Польше Пушкина и Тютчева, назвав их «гнусными». Тютчев: «Да купим сей ценой кровавой / России целость и покой». Уже тогда было сформулировано то, что работает до сих пор: роль Польши – функция буфера и зоны влияния, это территория, которая должна быть подавлена и обязана удовлетвориться ролью младшей сестры.

А потом пришло время раскрытия правды о Катыни. И Бориса Ельцина, единственного из советских/российских руководителей, попросившего прощения у поляков. Кажется, что это было не только в буквальном, календарном, но и в ментальном смысле в прошлом веке – столько изменений в худшую сторону произошло.

Сегодняшнее польское руководство слишком упивается отдельными эпизодами истории своей страны – совсем как российское. Для сегодняшней России не столько националистический, сколько имперский дискурс -- самый важный. Но «славянские ручьи» никак не могут слиться в «русском море» (Пушкин), и Польша для России – отрезанный ломоть, ушедший в западный мир, утраченная часть сначала империи, а затем зоны влияния. Польша встроена в дискурс «осажденной крепости» -- 68% россиян, по данным Левада-центра, в 2016 году считали, что у России есть враги.

Гигантское бремя смыслов, личных историй, связанных с отношением к Польше, водоворот исторических фактов и spraw trudnych. Но создается впечатление, что если бы не нюансы сегодняшних государственных политик двух стран, все это не имело бы особого значения. Много раз я замечал, что над российскими студентами, которые могут учиться, например, в бакалавриате в Варшаве, а заканчивать магистратуру в Швейцарии, история отношений России и Польши не довлеет.

Образование преодолевает предубеждения, оставленные историей. Для современного нормального человека нет границ и цивилизация едина. Ах, если бы это было так для политиков, которые трясут «альтернативными» историческими фактами, как знаменами, обрекая политические, а значит, все-таки и человеческие отношения поляков и россиян на продолжительную стагнацию.

Magazyn Świąteczny

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 июня 2017 > № 2211070 Андрей Колесников


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 июня 2017 > № 2210734

Негативные эмоции в польско-российских отношениях возвращаются

Эвелина Карпиньска-Морек (Ewelina Karpińska-Morek), Interia, Польша

Интервью с сотрудником Ягеллонского университета, историком Анджеем Хвальбой.

Interia.pl: Какие эмоции преобладают в отношениях между Польшей и Россией?

Анджей Хвальба (Andrzej Chwalba): Я бы взглянул на тему шире: в польско-немецких отношениях эмоции присутствуют тоже, хотя это чувства другого рода. В свою очередь, в контактах с другими соседями — Чехией, Словакией или Литвой — они не играют большой роли. Правда, в случае Литвы из-за политики Вильнюса в отношении поляков они все же присутствуют. Но, действительно, самыми сильными эмоциями (впрочем, традиционно) наполнены польско-российские связи. Так было в межвоенный период, в годы Второй мировой войны и после нее.

Несмотря на то, что отношения между польскими и советскими коммунистами были «хорошими» (другими они официально быть и не могли), на общественном уровне преобладали негативные чувства. Они были связаны с новейшей историей: появлением информации о Катынском преступлении в 1943 году, советской политикой в отношении поляков и польской экономики после 1945, арестами и расстрелами бойцов Армии Крайовой, репрессиями НКВД против непокорной интеллигенции. За эмоциями поляков можно было проследить, в частности, во время спортивных мероприятий — футбольных, хоккейных и боксерских матчей, велогонок. Некоторые из них стали частью истории польско-российских отношений.

Польских спортсменов, состязавшихся с советскими, поддерживали тысячи болельщиков, которые могли дать волю спонтанным эмоциям. В других обстоятельствах проявлять антисоветские чувства было крайне рискованно. Опыт польско-советских отношений времен ПНР, воспоминания о советских репрессиях, насилии, доминировании Москвы наложили свой отпечаток на отношения между Россией и Польшей после 1989 года.

— Какими инструментами пользуется Россия, чтобы подпитывать негативные эмоции? Историк Анджей Новак (Andrzej Nowak) выделяет в этом плане запугивание.

— Это верно. Однако на современные отношения и эмоции, которыми наполнены польско-российские контакты, влияют также традиция и история, в том числе воспоминания о том, как Россия в XIX веке подавляла наши восстания. Эти традиции культивируют обе стороны. В начале 1990-х годов казалось, что страсти спадут, а взаимные отношения смогут придти в норму. Со стороны России появлялись положительные сигналы. Во-первых, российские войска без особого сопротивления покинули Польшу и территорию ГДР. Президент Ельцин понимал, что польско-российские отношения нужно наладить, а для этого — начать сотрудничество на уровне обществ двух стран, чтобы направить накопившиеся эмоции в верное русло. Жесты Ельцина — осуждение Катынского преступления и слова «простите нас» — встретили в Польше положительную реакцию.

В тот же самый период началась нормализация польско-немецких отношений. Эмоции, возникавшие между поляками и немцами, ослабевали. Примирение оказалось успешным: положительные чувства взяли верх над отрицательными. Все стало складываться благодаря серии разнообразных встреч и политических жестов, ставших символом рациональной и взвешенной немецкой политики. Важную роль сыграли попытки оживить межчеловеческие контакты. Тысячи поляков работают в Германии и возвращаются оттуда с хорошими воспоминаниями. Отношения между немецкими работодателями и польскими работниками, возможно, не идеальны…

— …но корректны?

— Можно так выразиться. В итоге враждебность, ненависть к немцам и Германии, связанные с историей, а особенно с периодом Второй мировой войны и жестокой оккупации, спадают, особенно это заметно у молодежи. Остудить эмоции помогает также сотрудничество в рамках ЕС и НАТО. В польско-российских отношениях эти процессы проходили иначе. Надежды на изменения к лучшему, появившиеся в 1990-х, сменились периодом обострения. Демоны и негативные эмоции вернулись. Нам не хватало и до сих пор не хватает непосредственных контактов между польскими и российскими гражданами. Сохраняется большой заряд неприязни, которая отражается на отношениях между людьми, вернее, ведет к тому, что этих отношений нет. Мы отвернулись друг от друга, замкнулись, наши знания о соседях не выходят за рамки стереотипов.

— С одной стороны мы видим ориентированную на примирение рациональную политику Германии, а с другой — Россию, которая заявляет, что ее армия может за два дня дойти до Варшавы, и устраивает провокации. Например, российский Су-24 напугал в Черном море экипаж американского эсминца Donald Cook, сымитировав атаку и отключив его систему противовоздушной обороны. В итоге американским военным пришлось обращаться за психологической помощью. Это яркие примеры политики запугивания.

— К этому можно добавить угрозу со стороны российско-украинского пограничья или переброску в Калининградскую область, к границе, комплексов «Искандер» с ракетами, оснащенными ядерными боеголовками.

— Все эти действия показывают, что стремления к нормализации отношений и сглаживанию напряженности нет.

— Это язык войны, и естественно, что жители Польши испытывают страх, а это закрепляет накопившиеся за долгие годы негативные эмоции. Мы считаем россиянина ненадежным и вероломным человеком, с которым сложно разговаривать. Если он даже подпишет договор, то не станет соблюдать его условия. Такое восприятие может не соответствовать реальности, но оно мешает контактам. В России представляют себе поляков высокомерными чванливыми «панами», что тоже не способствует ослаблению эмоций.

Поляки встречаются с россиянами во время отпуска. Судя по сообщениям туристических бюро и комментариям, россияне на отдыхе держатся обособленно ото всех, не только от нас. Возможно, они боятся этих контактов или не чувствуют себя готовыми к разговорам и знакомству. Минимизировать отрицательные эмоции можно было бы при помощи взаимодействия на уровне органов самоуправления, отдельных регионов, организаций, ассоциаций. Таких контактов сейчас мало, и российская сторона не проявляет к ним интереса: работа Польско-российской группы по сложным вопросам (созданной в 2002 году команды из экспертов двух стран) и других подобных организаций фактически остановилась.

— Анджей Новак, который входит в состав Группы по сложным вопросам, в своей книге «Подчинение или независимость» ищет истоки антипатии в наследии царской России, говоря о российской имперской идеологии и концепции «Москва — Третий Рим». К этому добавляются свежие воспоминания о том, что страны Восточно-Центральной Европы находились в зависимости от СССР…

— А также о военных и послевоенных преступлениях.

— Да. Но есть еще Бронислав Лаговский (Bronisław Łagowski), который подчеркивает в своей книге «Польша, больная Россией», что нашей стране свойственна утрированная, раздутая, порой карикатурная «звериная русофобия». Две эти точки зрения друг другу противоречат.

— Это разные темы. Профессор Новак исследует истоки взаимных отношений, а профессор Лаговский обращает внимание, что в Польше раздувают негативные эмоции и культивируют неприязнь к России. Есть люди, которые, как Лаговский, считают, что размахивать шашкой или дразнить медведя глупо, а с Путиным и его окружением следует разговаривать на языке дипломатии. Но все это не так просто, и обычно такие методы не слишком эффективны. Здесь можно вспомнить, что польско-российские отношения не всегда были настолько плохими, как сейчас. В первые годы после Венского конгресса, когда появилось Царство Польское, польские элиты были очень довольны политикой царя Александра I. Перед 1815 годом князь Адам Ежи Чарторыйский (Adam Jerzy Czartoryski) был российским министром иностранных дел, а накануне 1914 года и во время Первой мировой войны поляки, жившие на территориях, которые входили в состав Российской империи, считали Россию польским союзником, связывали с ней политические надежды. Они, как правило, негативно относились к политике Пилсудского и к Польским легионам. Во время Первой мировой войны российские власти делали жесты, которые встречали одобрение у поляков. Так что сторонники польско-российского примирения могут найти в истории аргументы в свою пользу.

— Какие жесты польской стороны можно назвать проявлением доброй воли и стремления к нормализации отношений с Россией?

— Мы предпринимали разные шаги, только не в политической, а в культурной и научной сфере. Однако имперская политика России не позволила претворить в жизнь прекрасный проект под названием «Поляки в Петербурге», который готовился в течение нескольких лет. Пришлось заморозить и другие проекты в этой области. По польской (краковской) инициативе состоялось много очень полезных конгрессов, способствующих укреплению польско-российских связей, но из-за войны на Украине все прекратилось. В свою очередь, в политической сфере таких жестов, служащих разрядке напряженности, было мало. Имперская политика Путина, нападение на Грузию и Украину наложили свой отпечаток на наши отношения и эмоции.

— Путин стал талантливым или даже выдающимся реализатором доктрины Квицинского-Фалина?

— Это понятно сейчас каждому серьезному европейскому политику. Известно, что так называемая российская мягкая сила, то есть, в частности, экспорт российской культуры на европейские рынки, а также поставки нефти и газа, работает эффективнее, чем армия.

— Энергетическая зависимость, запугивание, мягкая сила. К каким еще инструментам обращается Россия?

— После 1945 года Советский Союз старался подчинить себе Западную Европу. Он пользовался помощью интеллектуалов левого толка, массовых пацифистских и экологических движений, которые он снабжал средствами. Как только СССР рухнул, все эти демонстрации и движения на Западе исчезли, так как пропал источник финансирования. Российская Федерация объявила себя правопреемницей бывшего советского государства. Она уже много лет подряд при помощи брюссельских лоббистов старается повлиять на западноевропейских политиков: одних привлечь на свою сторону, других рассорить между собой. Известно, что Путин придерживается правила не вести переговоры со всем Евросоюзом…

— а налаживать контакты с его отдельными членами. Это заметно.

— Европейский Союз это понял. Когда лидеры стран ЕС ведут переговоры в одиночку, они знают, что за ними стоит авторитет и сила всего европейского сообщества, а в военных вопросах — НАТО. Своей агрессивной политикой Москва разбудила американцев, которые еще десять лет назад пытались постепенно уйти из Европы. Они закрывали военные базы и переводили их в США. Путин остановил этот процесс, и это, пожалуй, следует назвать поражением России. Ему удалось сплотить европейцев и американцев, в итоге у российской и белорусской границы появились натовские, в том числе американские, силы, сейчас их обновляют и укрепляют. Путин пользуется большой поддержкой у россиян, а поэтому мы нервно реагируем на любые слова, которые они нам адресуют.

— В 2012 году глава РПЦ Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и председатель Польской епископской конференции архиепископ Юзеф Михалик (Józef Michalik) подписали документ под названием «Совместное послание народам России и Польши». Можно ли назвать это историческим для наших отношений событием?

— К сожалению, нет.

— Почему?

— Это был одиночный жест, который не дал никаких результатов.

— Политический жест?

— Одного жеста мало, нужен долгий и интенсивный процесс, как это было в случае Польши и Германии. Здесь никаких дальнейших шагов не последовало. Православная церковь подчиняется государству. Она не получила «зеленого света» для каких-то осмысленных действий, которые могли дать положительный результат. Так что все закончилось.

— Прошло уже почти пять лет.

— Да, тему заморозили.

— Был ли наполнен каким-то политическим смыслом выбор места, в котором подписывался документ — Королевского замка в Варшаве?

— Сейчас осталось лишь жалеть об упущенных возможностях.

— XIX век, резиденция царских наместников…

— Именно так.

— Дополнительный исторический контекст и дополнительные эмоции. Этих эмоций в последние годы становится все больше. Первое, что приходит на ум: тема возвращения обломков президентского «Туполева».

— Смоленская трагедия дала российской власти очередной инструмент, который можно применить в политической игре. Самолет и все, что с ним связано, в том числе вопрос памятника на месте катастрофы, используются для этой игры и давления, при помощи которого россияне стремятся добиться от польской стороны разного рода уступок. Кроме того, при помощи темы смоленской трагедии Россия стравливает между собой наших политиков. Польское правительство может перейти в оппозицию, а оппозиция оказаться в правительстве, но проблема останется. После этой катастрофы сразу появилась мысль, что Москва сможет использовать ее в своих целях, проводя свои интересы в Польше. Этим она и занимается до сих пор.

— Чего недостает нашей исторической политике? Что мы делаем не так?

— На этот вопрос сложно ответить коротко. Я бы указал на несколько аспектов. Во-первых, исторической политикой занимаются разные институты, в этом смысле она многокомпонентна. Она входит в сферу ответственности как государственных, так и местных властей, которые проводят собственную историческую политику. Ею также занимаются разные организации, как, например, Польское историческое общество, которое в октябре 2017 года организует в Кракове Третий конгресс заграничных исследователей польской истории, где выступят 250 докладчиков с разных континентов. Это ученые, которые занимаются историей Польши. Проведение таких конгрессов Общество считает частью своей миссии. Оно стремится, чтобы в мире знали о польских традициях, культуре, истории, чтобы стереотипы и ложные представления уходили в прошлое, а мы знакомились друг с другом. На Конгрессе ожидают большую группу историков из России.

Во-вторых, исторической политикой занимаются все европейские страны, придавая ей большее или меньшее значение и используя разные инструменты. История общества, народа, государства — это неотъемлемая часть культуры, интеллектуальной жизни и политики. Она, конечно, может ассоциироваться с пропагандой, но не обязательно должна быть таковою. Можно рассказывать другим о своей культуре, традиции, вкладе в культурное наследие Европы и мира. Это никого не оскорбляет, не вызывает отрицательных эмоций, а, наоборот, остужает их, может способствовать налаживанию экономических и межчеловеческих контактов.

— И отношений между государствами.

— А также влиять на то, как нас воспринимают в других странах. Это, в свою очередь, открывает путь к инвестициям, торговым отношениям, присутствию польских компаний за границей. То, какими нас воспринимают, влияет на эффективность инвестиций, поэтому своим имиджем занимаются все. Даже Исландия преподносит себя как открытую страну, которая гордится тем, что создала первый в Европе парламент.

— Вы видите перспективу того, что отношения между Польшей и Россией в ближайшее время улучшатся?

— Мне сложно делать прогнозы, ведь историки занимаются прошлым. Неизвестно, что будет в России, когда уйдет президент Путин. Личность лидера оказывает существенное влияние на российскую политику. Политика Горбачева несколько отличалась от политики Ельцина, а политика Ельцина — от политики Путина. Эта политика была разной, но в целом Россия будет возвращаться к своим имперским традициям, поскольку либеральной и демократической традиции там нет. Кроме того, такая имперская политика, связанная с запугиванием и гегемонией, нравится россиянам. В этом кроется основная проблема. В сложившейся ситуации сложно быть оптимистом, тем более что мы стали частью западного, атлантического мира. Теперь нам приходится смотреть на отношения между Варшавой и Москвой с позиции Вашингтона, Брюсселя, Парижа, Лондона и Берлина. Наши союзники тоже не проявляют чрезмерного оптимизма, но это не означает, что нам следует отказываться от выгодных для обеих сторон экономических контактов.

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 июня 2017 > № 2210734


Евросоюз. Венгрия. Польша > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 13 июня 2017 > № 2208456

Европейская комиссия во вторник, 13 июня, решила начать штрафную процедуру в отношении Венгрии, Польши и Чехии, которые отказываются принимать беженцев, прибывших в Италию и Грецию, и тем самым не выполняют правило перераспределения, утвержденное Брюсселем в 2015 году.

"К сожалению, несмотря на неоднократные призывы, Чешская Республика, Венгрия и Польша в нарушение своих юридических обязательств, а также обязательств перед Грецией, Италией и другими странами ЕС до сих пор не предприняли необходимые шаги", - говорится в заявлении Еврокомиссии.

"Руководствоваться не только разумом, но и европейским духом"

Участие в перераспределении беженцев не является добровольным, подчеркнул комиссар ЕС по внутренним делам и вопросам миграции Димитрис Аврамопулос. "Пришло время действовать", - заявил Аврамопулос на заседании в Страсбурге 13 июня. Он выразил надежду на то, что страны, отказывающиеся принимать беженцев, будут руководствоваться "не только разумом, но и европейским духом" и проявят "солидарность на практике".

Еврокомиссия направит правительствам всех трех стран официальные просьбы разъяснить причину невыполнения ими договоренностей по перераспределению беженцев. Если Брюссель сочтет ответы Праги, Будапешта и Варшавы неудовлетворительными и придет к выводу, что Венгрия, Польша и Чехия не соблюдают обязательства в рамках законодательства ЕС, им предоставят срок - как правило, два месяца - в течение которого они обязаны выполнить требования. Если и после этого не будут приняты необходимые меры, Еврокомиссия обратится с иском в суд ЕС, который вправе обязать нарушителей выполнить требования Брюсселя и, кроме того, подвергнуть эти государства денежным штрафам.

Евросоюз. Венгрия. Польша > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 13 июня 2017 > № 2208456


Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2017 > № 2208052

Рассказы оппозиции, будто Польшу можно изолировать на международной арене, — это полная ерунда.

Интервью с бывшим заместителем министра обороны Польши Ромуальдом Шереметьевым (Romuald Szeremietiew).

Томаш Пласкота (Tomasz Plaskota), wPolityce, Польша

wPolityce.pl: 6 июля президент Трамп посетит с визитом Польшу. Чего нам ожидать от этого визита?

Ромуальд Шереметьев: Я не хочу строить догадки, ведь прогнозы могут не оправдаться. Важно то, что президент Соединенных Штатов встретится с участниками форума «Инициатива трех морей». Восточно-Центральная Европа заинтересована в создании политического и геополитического содружества в районе Междуморья, как его называли раньше. Оно необходимо для нашей общей безопасности. Если со стороны США появится импульс, если они поддержат такую инициативу, это станет серьезным подспорьем для польских усилий и окажет влияние на других участников этого проекта. Не все страны Восточно-Центральной Европы верят в то, что создание этого сообщества отвечает интересам всех стран нашего региона.

Стоит вспомнить о том, что некоторое время назад писал и говорил американский профессор Джордж Фридман (George Friedman). Основатель и директор компании Stratfor, которую называют «гражданским ЦРУ», прекрасно разбирается в проблемах нашей части Европы. Он и его компания создают очень серьезные аналитические работы. В одной из своих книг Фридман указывал, что Польша может вернуть себе ту роль, какую она играла в эпоху Великой Речи Посполитой. Польша, которая принимает решения о судьбах Восточно-Центральной Европы, может стать важным партнером США. Это будет иметь огромное значение для нашего будущего.

— Что вы думаете о прогнозе Джорджа Фридмана, который предположил, что к 2020 году Россия может распасться?

— Теоретически возможно все. Россия очень неоднородна, в частности, в национальном и религиозном плане, эти противоречия могут стать потенциальным источником кризиса. Когда мы говорим «Россия», мы представляем себе огромное пространство и сильную в военном плане державу, которая угрожает нам и другим государствам. Нам кажется, что эта страна монолитна. Достаточно, однако, взглянуть на карту Российской Федерации. В ее границах существуют квазинезависимые республики и автономные области, а на территории, которую Москва считает однозначно российской, живут огромные национальные группы, не имеющие отношения к русским. Кроме того, в РФ набирает силу мусульманское население.

— У него есть сильное представительство, в частности, в российской армии.

— Некоторое время назад говорилось, что доля мусульман в российских вооруженных силах превышает 30%. Раньше этот процент был еще выше, он уменьшился благодаря действиям российских властей. Это было связано, в частности, с тем, что между русскими солдатами и мусульманами возникали конфликты. Россиянам удалось усмирить Чечню, но проблемы остались, время от времени они возвращаются. Кроме того, появились сепаратистские тенденции в Сибири. Жители этого региона считают, что Россия эксплуатирует их земли. Если бы они могли самостоятельно распоряжаться своими природными ресурсами и продавать их, например, Китаю или Японии, ситуация Сибири и России выглядела бы совершенно иначе, чем сейчас. Как мы видим, факторов, которые могут привести к расколу, несколько. На это накладывается политика президента Путина — активное вооружение страны и ее военное вмешательство в разного рода конфликты.

— Все это делается на фоне низких цен на российское сырье.

— Именно так. Существует мнение, что российская власть и Путин осознают, какая опасность угрожает их стране, и вступают во внешние конфликты, чтобы избежать внутренних конфликтов и распада России. На этом фоне встает вопрос безопасности в том числе Польши. Идея, что России грозит распад, звучит все чаще, так что прогноз профессора Фридмана может быть вполне реальным.

— Вернемся к теме, с которой мы начали наш разговор, — к визиту, с которым 6 июля в Польшу прибудет президент США. Мы видим, что никакой международной изоляции Варшавы, о которой говорила оппозиция, нет.

— Да. Партии «Право и Справедливость» (PiS) и ее председателю Ярославу Качиньскому (Jarosław Kaczyński) стоит время от времени благодарить Бога за то, что у нас такая оппозиция. Ее общий уровень, высказывания, действия, реакции на инициативы правящей партии выглядят просто жалкими. Не знаю, заслуживает ли она именования «тотальной оппозиции», или ее лучше назвать, как кто-то уже предложил, «истерической оппозицией». На мой взгляд, это верное название. Польша обладает большим потенциалом, это государство, которое развивается, набирает силу. Мы, вне всякого сомнения, выступаем самой важной страной своего региона. Рассказы оппозиции, будто Польшу можно изолировать на международной арене, — это полная ерунда.

Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2017 > № 2208052


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2017 > № 2208028

Третья мировая война началась: это война в тумане

Россия выбрала Польшу своим врагом

Яцек Жаковский (Jacek Żakowski), Wirtualna Polska, Польша

Откройте глаза! Оглянитесь назад, вспомните несколько последних лет и попробуйте переосмыслить их заново. Осмотритесь внимательно вокруг. Не помогают ли сообщения о том, что творится сейчас в мире, лучше понять то, что происходило и происходит в Польше? Ведь во многих местах начали происходить события, которых раньше не было или которые выглядели совершенно иначе.

Несколько лет назад я, не раздумывая, называл бы это паранойей. Я наверняка много раз говорил и писал нечто в этом роде, высмеивая разные теории заговора. Сейчас мне стало совсем не смешно при виде обложки журнала Gazeta Polska (приближенного к польскому руководству), на которой изображен горящий самолет и стоит такой заголовок: «Новый свидетель: „Туполев" летел и горел». Это, пожалуй, уже двухсотая «блестящая» теория на основе известных и изученных фактов. Почему, зачем, кому это нужно? Ведь мы видим, что без «теракта» дела у «Права и Справедливости» (PiS) (правящая партия Польши, — прим. пер.) идут лучше, она спокойно набирает очки при помощи социальных программ и ксенофобии.

В чем же дело?

Когда эксперты польской прокуратуры распаковывали мешки с вопиющим образом перемешанными останками жертв смоленской катастрофы, эксперты из ФБР в Дохе открывали компьютерные файлы, с помощью которых российские эксперты атаковали катарское новостное агентство. У этих двух фактов нет почти ничего общего, но их объединяет конечный эффект: разрушение западного мироустройства, в котором заинтересован Путин.

Телеканалы всего мира показывают опустевшие полки катарских супермаркетов и хаос в катарском аэропорту. ФИФА размышляет, не перенести ли чемпионат мира в другое место, а аналитики спорят, насколько велика вероятность того, что в ближайшие дни Саудовская Аравия вторгнется в Катар. В один момент, как по мановению волшебной палочки, одно из богатейших государств мира превратилось в одно из самых опасных мест. Сейчас там возможны любые сценарии, в том числе война в совершенно традиционном стиле, которая приведет к дестабилизации Запада, пошатнет мировую экономику и взвинтит цены на нефть и газ, наполнив кошелек Путина.

Сейчас стало почти очевидно, как это случилось, — и это самое важное. Все началось около двух недель назад со взлома сайта катарского новостного агентства. Как говорят катарцы, это позволило «неизвестным злоумышленникам» разослать с его сервера фальшивое сообщение о том, будто эмир Катара критически высказался в адрес Трампа и дружелюбно — в адрес Ирана и террористов. Ответом стали санкции, которые ввели Саудовская Аравия и другие арабские страны. Американский президент сразу же поддержал их, написав в Twitter: «Во время недавней поездки на Ближний Восток я заявил, что нельзя продолжать финансирование радикальной идеологии. Лидеры указали на Катар — смотрите!» Многих такое сообщение удивило, ведь в Катаре находится ключевая американская база. Министр обороны и государственный секретарь США заметно старались сгладить напряженность и предлагали начать переговоры. Но Трамп снова решил действовать вопреки желаниям своих министров и ближайших советников. Он подлил масла в огонь, который (наверняка по его наущению) вспыхнул в ключевом для безопасности США и всего Запада регионе.

Все дороги ведут в Россию

Однако, судя по всему, ключ к ситуации в Катаре находится не на Ближнем Востоке и не в Америке, а в Москве. Как полагает ФБР, атака, с которой все началось, велась из России. Если это на самом деле так, Путин заслужил очередные искренние поздравления. Похоже, ему удалось без особых затрат нарушить американский порядок в очередной важной точке мира. Легким щелчком он запустил лавину кризиса, превратившую давно тлевшую напряженность в конфликт, который может привести к невообразимым последствиям. Чем руководствовался Трамп, действуя вопреки рекомендациям своих министров и советников, какую роль он сыграл в этой ситуации — это темы для дискуссии. Чем руководствовался Путин — предельно ясно. Он уже не первый год претворяет в жизнь доктрину ослабления Запада, нанося с минимальными затратами ювелирные удары по кризисным точкам. Сценарии, как мы уже знаем, бывают самыми разными. Для запуска лавины в Персидском заливе, которая обернулась головной болью для Запада, оказалось достаточно вбросить при помощи хакеров фальшивую новость и подогреть спор между эксцентричным катарским эмиром Тамимом, поддерживающим одних радикальных исламистов, и саудовским королем Салманом, поддерживающим других радикальных исламистов.

«Виртуальные человечки»

В США Путину пришлось потрудиться больше. Взлома почтовых ящиков и публикации писем демократов оказалось, конечно, достаточно, чтобы обезвредить Клинтон и обеспечить успех Трампу. Однако благодаря секретному докладу, который недавно обнародовала Риалити Ли Уиннер (Reality Leigh Winner), мы узнали, что ГРУ готовилось также к фальсификации результата выборов, получив доступ к одной из компаний, занимавшихся их техническим обслуживанием. Сам Путин не слишком утруждает себя объяснениями. Отвечая на обвинения по поводу Катара, его пресс-секретарь произнес звучащую уже комично фразу о том, что Россия никогда не вмешивается во внутренние дела других государств. Сам Путин с подкупающей прямотой заверил, что российские спецслужбы не вмешивались в ход американских выборов, однако, это могли сделать российские патриоты. Раньше такие патриоты уже появлялись, например, в Крыму и Донбассе. Теперь из «зеленых» человечки превратились в «виртуальных».

Во Франции те же самые «виртуальные человечки» накануне выборов обнародовали письма предвыборного штаба Макрона и распространили слухи о его романе с руководителем французской государственной радиокомпании. С самыми разными российскими патриотами поддерживали контакты французский «Национальный фронт», британская Партия независимости Соединенного Королевства и штаб Дональда Трампа. Следы российских «виртуальных человечков» обнаруживали в компьютерных системах Бундестага, руководства Голландии, Эстонии и так далее. Короче говоря, российские патриоты в последнее время оставляют все больше свидетельств того, что они без особых материальных затрат пытаются развалить весь Запад, страну за страной.

Глядя на все это, сложно избавиться от ощущения, что Путин долго и старательно готовился, а теперь начал третью мировую войну: он провоцирует и запускает процессы, которые призваны разрушить Запад изнутри. Я, по крайне мере, от такого впечатления избавиться не могу. «Не могу» в значении «у меня не получается» и «я не могу позволить себе».

Следует признать, что необъявленная третья мировая война уже началась. Россия напала на Запад и переходит от этапа столкновений на границах к фазе лобового сражения. Она воюет с нами на фронтах, которые тщательно готовила много лет, и использует не только «зеленых» или «виртуальных» человечков, но также все зародыши конфликтов, которые Путин смог в одних местах просто обнаружить, а в других — тщательно взрастить. За долгие годы их накопилось много, и сейчас он начал все быстрее пускать их в ход один за другим.

Беспомощный Запад

Запад бессилен противопоставить что-либо путинской игре, поскольку он не подготовился к такому столкновению и до сих пор не может поверить, что оно началось. Он продолжает считать себя слишком могущественным, чтобы кто-то мог его победить. Мысль — в принципе совершенно справедливая, но она не учитывает того, что кто-то мог долгие годы расставлять для нас ловушки, попав в которые мы уничтожим сами себя, и что именно сейчас они приведены в действие. Иными словами, Запад несколько десятилетий подряд вел с Россией классическую игру потенциалов, в которой у Путина не было ни малейших шансов, поэтому он, оставаясь в душе сотрудником КГБ, решил сыграть с Западом в столь же классическую оперативную шпионскую игру и сейчас старается собрать ее плоды.

Если вам кажется, что мой основной тезис выглядит более-менее осмысленно, оглядитесь вокруг. Сложно поверить, что масштабные операции Путина разворачиваются во всех соседних странах, но обходят стороной Польшу. Вы можете возразить, что во многих местах они становятся достоянием гласности или, как минимум, оставляют следы, а в Польше не становятся и не оставляют. Вспомните, однако, что Антоний Мачеревич (Antoni Macierewicz) в свою бытность заместителем министра иностранных дел ликвидировал польскую разведку и контрразведку, уволив многих сотрудников и раскрыв часть наших агентов. Ни одна разведка и контрразведка западных стран не переживала подобного. Что удалось создать на обломках Информационной военной службы, мы не знаем, но за одно десятилетие после такой чистки Моссад, мягко говоря, построить невозможно. Кроме того, мы завоевали имидж государства, которое под влиянием политических импульсов готово «выбрасывать бумаги», и теперь вряд ли можем рассчитывать на то, что другие будут охотно с нами сотрудничать.

Если Путин проводит в Польше смелые операции, мы, скорее всего, знаем о них куда меньше, чем другие страны знают об операциях, разворачивающихся на их территории, или даже о том, что происходит у нас. Несколько громких историй, которые мы все хорошо знаем, напоминают, однако, события, которые в других местах связывают с деятельностью путинских спецслужб.

Польский след

Самым очевидным выглядит след, связанный с прослушкой, которая велась в варшавском ресторане Sowa & Przyjaciele. Логика действий была примерно такой же, как в деле с письмами американских демократов или избирательного штаба Макрона. В каждом из этих случаев легенда, объясняющая, почему «утечка» касалась только одной партии — именно той, которая в большей степени стремилась к сплоченности Запада, — была весьма неубедительной, как и интерпретация мотивов, которыми руководствовались авторы этой операции. В истории с польскими прослушками появились также более детальные улики (бизнес-связи, офис в здании российского посольства), которые напоминали обвинения в адрес окружения Трампа. Интерес представляют также сети контактов соратников президента Трампа и министра Мачеревича с людьми, связанными с российской стороной. Вроде бы ничего особенного, но темы концентрируются вокруг одного человека очень похожим образом, а решения, которые он принимает на своем посту, вызывают похожие опасения.

Самой интересной выглядит, однако, тема смоленской паники, которая формируется на почве множащихся версий «смоленской лжи». Запущенный семь лет назад механизм напоминает механизм паники антииммигрантской, которую подпитывал «Национальный фронт» и его единомышленники в других странах. Путин выступил на стороне Асада в его борьбе с оппозицией, которую поддерживал Запад, и способствовал этим продолжению сирийской гражданской войны, порождавшей все новые волны заливающих Европу мигрантов, чем пользовались ксенофобы, стремящиеся разрушить ЕС.

Возможно, это не случайность

Возможно, это просто совпадение, что люди, которые особенно проявили себя на ниве распространения разнообразных теорий заговора, активнее всего подключились к распространению информации о скандале с прослушками и первыми получили эти записи. Но, возможно, не совсем. Как и то, что обломки польского самолета до сих пор не могут вернуться на родину, или то, что, хотя в Москве находилась группа польских чиновников и родственники погибших, россияне обращались с телами, как мы недавно узнали, возмутительным образом. А если это не случайность, вероятно, неслучайна и та настойчивость, с которой власть стремилась провести эксгумацию останков жертв, не боясь вызвать политический раскол и возмущение общественности.

У нас мало доказательств, чтобы обвинять кого-нибудь в причастности к путинской игре, но можно не сомневаться, что такая игра против Польши и в Польше ведется. Не обязательно страдать польской мегаломанией, чтобы понять, что «российские патриоты» Путина не могли обойти нас стороной. В таком случае вызывает особую тревогу то, что мы — в отличие от многих других — ничего не знаем об этом, а польские спецслужбы отчетливо выделяются на фоне своих западных коллег молчанием на эту тему. Об этом молчании следует задуматься. Ведь необъявленная война уже идет, а мы блуждаем, словно дети в тумане.

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2017 > № 2208028


США. Бельгия. Польша. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 июня 2017 > № 2207369

При усилении военного контингента США в Польше Россия в пределах необходимой обороны примет все меры военного, политического, экономического характера, заявил РИА Новости в понедельник первый зампредседателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич.

Президент Польши Анджей Дуда заявил, что намерен обсудить в ходе визита президента США Дональда Трампа вопрос увеличения американского военного присутствия в стране.

Клинцевич отметил, что увеличение американского военного присутствия в Польше "приведет к усилению реальной угрозы безопасности России".

"В пределах необходимой обороны нами будут приняты все обязательные в таких случаях меры военного, политического, экономического и любого другого характера", — подчеркнул политик.

По словам сенатора, власти Польши после Варшавского саммита НАТО явно хотят представить страну в качестве главного оплота Запада в его противостоянии с Россией на Европейском континенте.

Намерение президента Анджея Дуды просить об увеличении американского военного присутствия в Польше – "продолжение все той же подстрекательской, провокационной линии", добавил он.

"Не знаю, что лежит в ее основе – национализм малой нации или амбиции нынешнего руководства Польши, которому больше нечем привлечь к себе внимание, но речь идет о сознательном нагнетании напряженности в Европе", — подчеркнул законодатель.

США. Бельгия. Польша. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 июня 2017 > № 2207369


Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 июня 2017 > № 2205381

Киев отдаляется от Европы

Лукаш Адамский (Łukasz Adamski), Rzeczpospolita, Польша

Еще в XIX веке великий историк Юзеф Шуйский (Józef Szujski) писал, что «фальшивая история порождает фальшивую политику». К упрощениям, которые порой перерождаются в фальсификацию истории, склонны многие народы, но для украинцев они могут обернуться катастрофическими политическими последствиями. В Польше проблема диалога с Украиной связана с существующим на Днепре культом членов ОУН-УПА (запрещенные в РФ организации — прим. ред.), отрицанием того факта, что устроенная УПА Волынская резня была этнической чисткой, и оценками операции «Висла» (военно-административная акция 1947 года по выселению непольского населения из юго-восточных регионов Польши — прим. пер.). У нас не понимают, неужели волынский вопрос оказался настолько сложным, что его невозможно отделить как от украинской проблемы национального самоопределения, так и от более ранней истории. Спорных тем существует гораздо больше. В целом они касаются характера и последствий принадлежности части земель современной Украины к Первой и Второй Речи Посполитой, а также оценки польской политики в отношении русинов (украинцев).

Эти проблемы проистекают из того, что историческое сознание украинских элит базируется на довольно рискованном с точки зрения методологии убеждении, будто появление украинского государства — это логичное продолжение, по меньшей мере, тысячелетней истории украинцев и их борьбы за независимость, а украинский народ испокон веков имел право на самоопределение и его защиту с использованием любых средств. Многие считают, что допустимы были даже преступные методы, ведь без борьбы с «оккупантами», москалями и поляками, не могло появиться самое главное — украинское государство.

«Кто не с нами, тот против нас»

Война с Россией резко повысила популярность этой националистической идеологии, которая уже раньше начала завоевывать умы молодежи и перекинулась с Галиции на Центральную Украину. Недавно Киевский городской совет прислушался к требованиям шовинистической партии «Свобода» и согласился переименовать одну из главных столичных артерий в улицу Шухевича — главнокомандующего УПА и офицера вермахта, который, по всей вероятности, был замешан в убийстве евреев на территории Белоруссии. Добавлю, что украинский Институт национальной памяти признал, что запрет пропаганды нацизма не распространяется на символику дивизии СС «Галичина».

Одновременно украинская общественность резко осудила как Путина, который в беседе с президентом Макроном назвал жившую в XI веке французскую королеву Анну русской, так и тех, кто совершенно справедливо доказывал, что если Кремль искажает факты, не следует отвечать ему тем же, ведь история Руси — это часть не только украинской национальной истории. Однако за редким исключением украинские интеллектуалы не пытаются остановить национализацию общественного дискурса. Витающая в воздухе идея «кто не с нами, то против нас» оказывает на многих сильное воздействие.

Усилению этого патриотического позерства способствовали, конечно, российская агрессия, война и окончательный крах лозунгов, основанных как на постсоветской ностальгии, так и на любых идеях, которые казались пророссийскими. Украинские националисты не называют сейчас Польшу своим врагом, но видение истории, которое они продвигают (геройством в нем считается любая форма борьбы с «оккупантами») становится основой исторического конфликта не только с россиянами, но также с поляками, евреями и, в некоторой степени, с немцами и белорусами. Оправдание сотрудничества украинских националистов с Третьим рейхом и их участия в массовых преступлениях нацистов против мирного населения идет вразрез с существующим в мире консенсусом в отношении безусловного осуждения такого рода практик, а, значит, отдаляет Украину от Европы.

Это не легкий насморк

К сожалению, президент Порошенко и украинское правительство не осознают всей серьезности этих проблем или, руководствуясь внутриполитическими соображениями, считают, что менять курс исторической политики им невыгодно. Через два года должны состояться президентские выборы, так что ура-патриоты станут востребованным электоратом. Националисты активно записываются в добровольцы и идут воевать на фронт.

Сейчас Киев считает польские власти «националистической» силой, которая оказалась в Европе в изоляции и поэтому обладает незначительными (по сравнению с Германией) возможностями в формировании политики НАТО и ЕС в отношении Украины и России. Это, конечно, лишь предлог. К предупреждениям, которые формулировали предыдущие польские правительства, в Киеве тоже не прислушивались. Чем еще кроме игнорирования Польши можно объяснить то, что нам до сих пор не удалось добиться показа на Украине фильма «Волынь» или исключения из украинских законов о декоммунизации пункта, который ставит критику в адрес ОУН-УПА вне закона. Даже те украинцы, которые подключились к историческому диалогу с поляками, зачастую безапелляционно заявляют, что суверенный народ имеет право сам выбирать себе героев. Они усматривают обманчивую симметрию между историей польского и украинского народов или даже продвигают мысль, что Польша хочет снова «колонизировать» Украину — на этот раз в ментальном плане. При этом подразумевается, что корнем всех проблем стала партия «Право и Справедливость» (PiS). Распространению этого убеждения способствуют некоторые польские круги, которые недооценили развитие украинского национализма, а сейчас питают иллюзии, что это всего лишь «легкий насморк».

Такая позиция исключительно близорука. Оправдание сотрудничества с нацистами и массовых преступлений против мирного населения вызывает тревогу не только у подавляющего числа поляков, но также у Израиля и — в целом — у западных друзей Украины. Историческая политика не может выступать объектом суверенитета, поскольку она влияет на то, как воспринимают страну за границей, и определяет, смогут ли политические элиты соседних стран убедить собственных граждан в том, что защищающейся от нападения Украине нужно оказать помощь. В Кремле прекрасно это понимают, а в Киеве, что самое удивительное, нет. Европейский парламент еще в 2010 году предупредил Украину, что оправдание сотрудничества с нацистами и европейские ценности — это несовместимые вещи.

На фальсификацию истории и подтасовку фактов, которыми занимается Россия, нельзя отвечать националистической контрпропагандой: из-за нее страна рискует утратить накопленный за последние годы моральный капитал, а украинцы — имидж народа, который превосходит россиян в политической зрелости. Стратегия исторической контрпропаганды может привести к тому, что различия между агрессором и его жертвой сотрутся, ведь обе стороны игнорируют историческую правду и похожим образом оправдывают преступления тоталитарного СССР или преступных ОУН и УПА. Зная цинизм Кремля, можно предположить, что там уже радостно потирают руки или даже стараются убедить украинских националистов в верности их карикатурной версии истории.

Украинский маккартизм

Для польских элит, где уже много лет существует политический консенсус по поводу поддержки Украины, историческая политика Киева имеет значение во внешне- и внутриполитическом аспекте. «Революция достоинства» и идеализм тысяч добровольцев, которые встали на защиту независимости Украины, вызвали в Польше всеобщее восхищение. Сейчас такое же всеобщее недоумение вызывает то, что на Украине выдвигают на первый план людей, способных разжечь рознь, как Шухевич, а не тех, кто мог бы сплотить народ, как защищавшие Донецкий аэропорт «киборги».

Появляются опасения, что ограничение плюрализма в общественных дискуссиях и национализация истории на Украине приведут к появлению украинского маккартизма, а это похоронит надежды на успешную трансформацию и европеизацию этой страны в обозримом будущем. В таком случае поляки изменят свое отношение к украинцам, а популярность приобретут силы (часто находящиеся под влиянием структур, связанных с Россией), которые считают, что политику Польши в отношении Украины необходимо увязать с решением вопроса о бандеризме. Это негативно отразится на положении огромного количества украинских мигрантов в Польше, часть из которых (в том числе обладатели Карты поляка, но де-факто украинцы) в ближайшие годы станут польскими гражданами.

Интенсивное укрепление общественных и экономических связей между Польшей и Украиной делает разрядку напряженности, возникшей на историческом фоне, важным делом не только для внешней, но и для внутренней политики. В создавшейся ситуации нужно завязать диалог с украинцами и предпринять активные шаги по продвижению на Украине такой версии совместной истории, которая станет альтернативой националистическому подходу. Здесь будут уместны как соответствующие политические заявления, так и институциональные решения. Следует также наладить взаимодействие с Израилем и Германией, чтобы выработать стратегию реагирования на случаи оправдания тоталитарных преступлений. Наконец, следует помнить, что в интересах поляков — народа, который, в том числе, в XX веке, неплохо на фоне других выдержал проверку историей — показать другим пример умения трезво оценивать свое прошлое. Если мы не сделаем этого, шансов на то, что таким путем пойдут наши соседи, будет гораздо меньше.

Лукаш Адамский — историк, заместитель директора Центра польско-российского диалога и согласия. В 2014 году — член Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине

Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 июня 2017 > № 2205381


Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 июня 2017 > № 2204450

Польские историки отказывают Украине в «тысячелетней истории»

А нужна ли Варшаве в принципе евроинтеграция украинцев?

Заместитель директора Центра польско-российского диалога и согласия Лукаш Адамский выступил на днях с примечательной статьей во влиятельной варшавской газете Rzeczpospolita, в которой обозначил важные элементы фундаментального типа, касающиеся взгляда Польши на украинский вопрос. Первым делом он пояснил, почему есть основания актуализировать историческое наследие и связывать его с текущей политикой. «Еще в XIX веке великий историк Юзеф Шуйский писал, что «фальшивая история порождает фальшивую политику», — пишет Адамский. — К упрощениям, которые порой перерождаются в фальсификацию истории, склонны многие народы, но для украинцев они могут обернуться катастрофическими политическими последствиями».

На поверхности — недавнее решение Киевского городского совета о переименовании «одной из главных столичных артерий», проспекта генерала Ватутина, в проспект имени Романа Шухевича, которого польский историк называет «главнокомандующим УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и офицером вермахта, который, по всей вероятности, был замешан в убийстве евреев на территории Белоруссии». Адамский добавляет также к этому заявление Института национальной памяти Украины об отказе распространить «запрет пропаганды нацизма» на символику дивизии СС «Галичина». Для Варшавы важно это потому, что «война с Россией резко повысила популярность националистической идеологии, которая уже раньше начала завоевывать умы молодежи и перекинулась с Галиции на Центральную Украину».

В более широком контексте Адамский упоминает о том, что «спорных тем существует гораздо больше. В целом они касаются характера и последствий принадлежности части земель современной Украины к Первой и Второй Речи Посполитой, а также оценки польской политики в отношении русинов (украинцев). Эти проблемы проистекают из того, что историческое сознание украинских элит базируется на довольно рискованном с точки зрения методологии убеждении, будто появление украинского государства — это логичное продолжение по меньшей мере тысячелетней истории украинцев и их борьбы за независимость, а украинский народ испокон веков имел право на самоопределение и его защиту с использованием любых средств».

Высказывание заместителя директора Центра польско-российского диалога и согласия апеллирует к трем уровням общественного сознания. Начнем с первого, актуальной политики. Адамский считает, что «оправдание сотрудничества украинских националистов с Третьим рейхом и их участия в массовых преступлениях нацистов против мирного населения идет вразрез с существующим в мире консенсусом в отношении безусловного осуждения такого рода практик, а, значит, отдаляет Украину от Европы». Допустим. В конце прошлого года и начале нынешнего сам президент польской правящей партии «Право и Справедливость» (PiS) Ярослав Качиньский публично критиковал Киев. Во время встречи с украинским президентом Петром Порошенко он говорил о том, что решительное отмежевание Украины от преступлений УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ) является «предварительным условием для сближения как с Польшей, так и с Европой».

Однако кто еще поддержал эту позицию, кроме Варшавы? Мы не можем припомнить такого со стороны какого-либо лидера стран Европейского союза. Последний раз, кажется, протестовал Европейский парламент в 2010 году, когда на Украине происходил трансферт власти от Виктора Ющенко к Виктору Януковичу, а Киев придерживался своей официальной политики «разновекторности», как бы разрываясь между ЕС и Россией. Сегодня Украина твердо выбрала направление. Ее парламент на днях одобрил законопроект №6470, который, помимо интеграции в европейское политическое, экономическое, правовое пространство (что было и раньше), утверждает интеграцию «в евроатлантическое пространство безопасности с целью обретения членства в НАТО». Однако и Североатлантический альянс вслед за Евросоюзом не критикует Киев за его политику исторической памяти, оправдывающую «сотрудничество украинских националистов с Третьим рейхом и их участие в массовых преступлениях нацистов против мирного населения». Польский взгляд в расчет не принимается, а единственный, кто может разделить негодование Варшавы по сему вопросу, — это Россия.

Второй уровень касается польско-украинских отношений времен Второй Речи Посполитой (1918—1939 годы). Напомним, что распад Российской империи позволил полякам восстановить свое государство, а украинцам впервые его учредить. Однако украинцы довольно быстро потеряли собственную государственность, причем, поляки сыграли в этом роль не менее важную, чем большевики. И вот как оценивает генезис украинской государственности известный польский историк, профессор Ягеллонского университета Анджей Новак: «Когда немцы на переговорах в Бресте потребовали (формально не для себя) территорию от Черного до Балтийского моря, то есть все земли давней Речи Посполитой, часть большевиков начала колебаться. Переговоры прервали. Тогда немцы начали шантажировать Ленина тем, что они заключат мир с Украиной и отдадут ей огромную территорию. Она войдет в историю под названием «Большая Украина». Эта идея ляжет в основу политических мечтаний украинских элит о собственном государстве, хотя с немецкой точки зрения она была лишь инструментом, призванным разбить Российскую империю и нанести удар по польским амбициям». То есть украинский государственный проект не имеет национальных корней, фундамента, он заимствованный, привнесенный извне.

А что должно быть в основе, по мнению польской стороны? Отсюда переход на третий уровень, Первой Речи Посполитой и польской политики в отношении русинов (украинцев). Русский историк Владимир Ключевский, обрисовывая в свое время фазу интеграции Западной Руси (понимая под последней Галицко-Волынское княжество, а также Киев и Северщину) с Великим княжеством Литовским, указывал, что «покорение этой Руси литовскими князьями сопровождалось подчинением Литвы русскому влиянию… Культурное сближение соединенных народностей под преобладающим воздействием более развитой из них русской шло так успешно, что еще два-три поколения, и к началу XVI века можно было ожидать полного слияния Литвы с Западной Русью. Со времени соединения Литвы с Польшей русское влияние в Литовском княжестве начало вытесняться польским, которое проникало туда различными путями».

Этот цивилизационный проект могут сегодня держать в уме отдельные силы в Польше, рассчитывающие подчинить Украину польскому культурному влиянию за счет вытеснения русского. Поэтому, например, особое внимание уделяется поиску талантливых молодых украинцев, которых стимулируют выезжать в Польшу на обучение. Однако практика показывает, что польская культура и польская версия совместной истории проигрывает не только общему «европейскому» вектору, который на Украине сформулирован на уровне нескольких пропагандистских фраз и клише, но даже и архаичной идеологии украинских националистов.

Так называемое «проукраинское лобби», под которым понимается группа польских ученых и дипломатов, занимающаяся Украиной, надеется на то, что Киев «переболеет» националистической заразой. Но практики, работающие на земле, тем временем беспокоятся, что после 11 июня, дня вступления в силу безвизового режима между Украиной и ЕС, украинские заробитчане массово начнут покидать Польшу, отправляясь дальше на Запад. В принципе, этот транзит характерен и для политического Киева. В итоге может сложиться ситуация, при которой препятствование украинской евроинтеграции станет для Варшавы более выгодным делом, чем поощрение ее.

Станислав Стремидловский

Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 июня 2017 > № 2204450


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 8 июня 2017 > № 2204415

Восстание в Польше. Перелом в русской политике

Берг и Муравьев

Курс на диалог с польским дворянством не только привел в тупик русскую внутреннюю политику, перед страной забрезжила перспектива новой большой войны в политической изоляции. На глазах распадались внешнеполитические конструкции вице-канцлера кн. А. М. Горчакова, надеявшегося на восстановления прав России на Черноморском побережье с опорой на русско-французский диалог. Политика иллюзий могла продолжаться почти вечно, но для этого требовалась стабильность. Она обеспечивала успех действий доброжелателей польского дела при императорском дворе. Весной и летом 1863 года убеждать монарха в том, что польские дворяне являются наивернейшими его подданными, было бессмысленно.

15 (27) марта 1863 г. Александр II известил наместника о своем желании направить в Варшаву генерала графа Ф. Ф. фон Берга. Константин не стал скрывать своего огорчения и даже попытался изменить позицию брата, убеждая его, что этот шаг будет возвращением к военному режиму. Ничего не помогло. 17 (29) марта 1863 г. Берг был назначен помощником Великого Князя «по званию главнокомандующего войсками в Царстве Польском». Он был облечен особым доверием императора, свидетельством чего стало письмо Александра II, которое генерал и вручил наместнику. Берг должен был «…быть главным твоим помощником по военному управлению, а в случае твоего отсутствия заменять тебя временно, вступая во все твои права по званию моего наместника и по гражданскому ведомству».

Войска встретили это назначение весьма сочувственно. Берг был настоящим служакой, добившимся и чинов, и званий кропотливым трудом и верной службой. Генерал долго служил в крае при Паскевиче, хорошо знал местные реалии и имел репутацию твердого противника преобразований и сторонника решительных действий. Его приезд сразу же ознаменовал перелом в отношении к повстанцам. Свой приезд в Варшаву он отметил приказом о повешении пятерых видных мятежников в один день и час на пяти площадях города. Ничего подобного ранее не было. Следует отметить, что генерал не был полонофобом. Он вообще не выделял какой-либо национальности. Свое кредо Берг сформулировал следующим образом: «…Мы должны сурово относиться к полякам-изменникам, к негодяям, восстающим против царя, не знающим верности, но мирных, честных жителей, идущих своей дорогой в труде, а также верою и правдою служащих, — мы должны уважать; это люди; вот-вот я знаю, много поляков, которые служат хорошо, это драгоценный служилый материал, я им всегда дорожил и дорожу…»

«Это был государственный человек в полном смысле слова, — вспоминал о нем современник, — возвышавшийся над всеми окружающими его друзьями и недругами». Обширное образование, большая эрудиция, храбрость и самообладание снискали ему характеристику — «работоспособный офицер». Он обладал всем необходимым для новой должности: «…Солидный чин, титул графа, множество регалий своих и иноземных, неимоверная служебная опытность, выдержка, хитрость, достаточно твердый характер, способный не смущаться ничем. Берг мог, в случае надобности, быть очень, очень мягок; а в другом случае — мог подписать какой угодно приговор, не моргнув глазом. Что касается исполнительности, настойчивости — этого старому дипломату было не занимать стать.» Происходя из дворян Остзейского края, Берг очень щепетильно относился к своим обязанностям русского офицера. Он не любил, когда кто-то говорил по-русски с акцентом, и особо отмечал: «…Служа в России, мы обязаны быть вполне русскими, так же, как и заботиться обо всем русском». В этом он не был одинок — русские немцы с честью выполняли свой долг и не заигрывали с мятежниками. Но если добавить к этому исключительное трудолюбие генерала, работавшего, несмотря на преклонный возраст, по 16−17 часов в сутки, и его привычку входить в детали — картина будет полной.

Вслед за Варшавой настала очередь Вильны. 1(13) мая 1863 г. император удовлетворил прошение Назимова об отставке. В тот же день он получил благосклонный Высочайший рескрипт с заверениями о «всегдашнем неизменном благорасположении» и алмазные знаки ордена Св. Александра Невского. Основные военные успехи над повстанцами были достигнуты именно при нем, после мая в крае было всего несколько крупных стычек с их отрядами. Однако заигрывание с польским дворянством сыграло с Назимовым злую шутку. В начале восстания крестьяне Динабургского уезда (Динабург — б. Борисоглебск, переименованный в 1893 г. в Двинск, ныне Даугавпилс, Латвия) не дали мятежникам воспользоваться результатами нападения на транспорт с оружием. Его сопровождала небольшая команда отставных солдат, которая не смогла отбиться от внезапной атаки из засады. Так как предводителями повстанцев были местные помещики графы Платер и Моль, они сумели представить все дело русским властям в нужном им свете.

Отбитые телеги были отправлены в имение Платеров, где начался победный пир. Слухи о произошедшим быстро распространились по деревням, и крестьяне, теперь уже неожиданно для мятежников, напали на барскую усадьбу и отбили трофеи. После этого активность поляков в Полоцкой губернии резко пошла вниз. Дворяне компенсировали это поражение другим путем. Опять пошли слухи о повторении Галицийской резни. В результате Вильно запросил Петербург о присылке войск для борьбы с крестьянскими волнениями! Шеф жандармов ген. кн. В. А. Долгоруков и министр внутренних дел П. А. Валуев фактически поддержали эту просьбу. Активным защитником интересов польского дворянства был и петербургский военный губернатор ген.-ад. А. А. Суворов. Только вмешательство министра государственных имуществ генерала А. А. Зеленого, принявшего депутацию крестьян, остановило интригу. Защита дворянства доходила до того, что русская власть фактически запрещала своим сторонникам бороться с ее противниками.

Такая ситуация была типичной. Результат был прискорбным. Северо-Западный край фактически превратился в польскую колонию, где с попустительства русских властей шел процесс насильственной абсорбции польским элементом остальных. «Западно-русские крестьяне до 1863 года, — вспоминал современник, — вообще не могли знать своей родины. Земля, на которой они жили, спокон века принадлежала не им. Облитая их потом и кровью — двумя великими историческими правами на обладание, — она принадлежала побежденным русскими полякам, которые, de facto, пользовались правами победителей над русскими племенами, живущими между Двиною, Наревом, Днепром и Вепржем». Польский язык и польская культура, католицизм — все это было признаком принадлежности к господствующему сословию, которое в основном было представлено поляками. Рано или поздно этому надо было положить предел.

«Динабургское» дело бросило тень на Назимова и его методу управления. 17(29) апреля императору был представлен адрес московской старообрядческой общины: «Изменники и возмутители хотели оклеветать нас пред целым миром и приравнять нас к себе. Они лгали на нас». Александр ответил делегатам старообрядцев: «Я рад вас видеть и благодарю за сочувствие общему делу. Мне хотели вас очернить, но я этому не верил, и уверен, что вы такие же верноподданные, как и все прочие. Вы мои дети, а я вам отец и молю Бога за вас, так же как и за всех, которые, как и вы, близки моему сердцу». 25 апреля (7 мая) к императору был вызван ген. М. Н. Муравьев.

Генерал болел, с весны по осень 1862 г. он находился на лечении за границей и собирался продолжить его. Свое назначение он принял с нелегким сердцем, зная о том, насколько сильны в Петербурге позиции сторонников уступок полякам, боявшихся развития крестьянского движения и даже настаивавших на принятии мер по защите польских помещиков от русских, белорусских и украинских крестьян. В 1862 г. он был уволен с поста министра государственных имуществ в результате усилий Великого Князя Константина, сумевшего настроить против генерала императора. Но наступало время устроения Северо-Западного края, и тут Муравьев оказался незаменим. 1(13) мая он был поставлен во главе Виленского генерал-губернаторства (Виленская, Ковенская, Гродненская, Минская губернии). Тем же приказом генералу были подчинены Витебская и Могилевская губернии и войска, в них расположенные.

Еще в декабре 1830 г. Муравьев предложил план преобразований, предполагавший прежде всего поддержку православной церкви и русского образования в крае. Разумеется, он считал необходимым оказывать всемерную поддержку православной церкви для усиления связи Белоруссии с Россией и принять меры к ограничению возможности католических священников и монахов влиять на образование молодежи. После подавления мятежа 1831 г. генерал составил план необходимых действий в «губерниях от Польши возвращенных». Считая, что он был вызван «слабостию и беспечностию местного начальства», он видел его основные силы в местной шляхте — «сословии буйном и развратном», в католическом духовенстве, в то время как местное крестьянство представляло собой «сословие более страдательное». Особое внимание еще тогда генерал предлагал уделить оптимизации управления в этих губерниях, подчинения их власти наместника, формирования губернского чиновнического аппарата и полиции из «природных русских», он считал безусловно необходимым преобразование судебной системы и унификацию ее с российскими нормами, сокращение влияния римского духовенства, которое никогда не будет полностью лояльным власти, уменьшение численности шляхты и т.п.

Муравьев последовательно проводил идею того, что перспективы разумной политики сводились к созданию эффективно действующей русской административной системы: «Но для сего необходимо предварительно образовать соответственное строгое полицейское управление — в губерниях и поручить главное управление оных особым наместникам, облеченным доверием Государя Императора и опытных в способностях, нравственных качествах и знающих с должною точностию местность и свойства обывателей». В 1863 г., во время встречи с императором он изложил ему свои мысли. Генерал считал, что в Северо-Западном крае и Польше необходимо ввести однообразную систему управления, неизменно строгую по отношению к мятежникам и повышению авторитета России. На первом этапе главная задача сводилась к следующему: «Открытие и задержание главных секретных деятелей мятежа и ограждение сельского населения, оставшегося верноподданным Вашему Императорскому Величеству, от насилий и неистовств мятежников, от которых страдала и личность, и собственность каждого…» Муравьев получил полное одобрение Александра II.

Теперь эта программа могла быть реализована на практике. Для начала генералу пришлось взяться за самое простое и самое важное: «Мне надо было на первых порах рассеять польскую дурь и возродить в русских и в войске уверенность в непоколебимости предпринимаемых правительством мер. Словом, надо было восстановить правительственную власть и доверие к оной — без этого ничего нельзя было делать». Действия Берга и Муравьева, в основу которых было положено сочетание репрессий по отношению к мятежникам и гарантия мира и спокойствия лояльным подданным, продемонстрировали твердую решимость власти прекратить революционный террор.

Олег Айрапетов

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 8 июня 2017 > № 2204415


Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 7 июня 2017 > № 2205699

По-украински «трагедия», по-польски — «резня»

Появление в Киеве проспекта Шухевича было замечено Варшавой. Но достаточен ли этот и другие подобные поводы для кризиса в отношениях двух стран?

На Украине бойцов УПА сегодня называют «борцами за свободу», в Польше — убийцами.

Сегодняшняя Восточная Европа — это такой интересный регион, в котором любой конфликт (от бытового до экономического) сразу получает политическую окраску. Особенно если он возникает в отношениях Украины и Польши — представители обеих стран сразу начинают вспоминать исторические претензии друг к другу. Причем и относительно недавние. Речь в данном случае идет о «неоднозначной» роли солдат ОУН-УПА (запрещенной в России) в регионе, где перемешано польское и украинское население.

Митрополит высказался

Нынешнее обострение отношений между Киевом и Варшавой началось 17 мая, когда популярный польский католический еженедельник Niedziela опубликовал интервью с Львовским архиепископом-митрополитом Римско-католической церкви Мечиславом Мокшицким. Скандал вызвали слова Мокшицкого о том, что украинскому народу нужно «очиститься от греха», связанного с «геноцидом поляков» в 40-х годах. Более того, по мнению католического митрополита, в духовном плане война на востоке Украины — это божественное попущение украинцам за то, что они не раскаялись в плохом отношении к полякам.

«Украина должна задуматься, почему так происходит. Господь не есть Бог, который наказывает свой народ, своих детей, а дает нам знать, напоминая о своем праве любви к другому человеку. Думаю, что особенно этот ответ должен появиться сейчас, в годовщину появления Богородицы в Фатиме, которая говорила, что коммунизм является наказанием за грехи предотвращения от Бога, а одновременно призвала к возвращению к Господу и покаянию. На украинском народе висит грех геноцида, в котором ему трудно признаться и от которого трудно очиститься, хотя можно было это сделать в 70-ю годовщину событий на Волыни», — заявил Мечислав Мокшицкий.

Резонанс от этого интервью был таков, что уже 29 мая Курия Львовской архидиоцезии (то есть секретариат митрополита, проще говоря) выпустила специальное коммюнике: в нем указывалось, что все, сказанное Мокшицким, следует воспринимать «в религиозном контексте». «Такое толкование может быть лишь предметом частного мнения. Слова митрополита о том, что необходимо выражать сожаление и извиняться за грех, нужно понимать в религиозном контексте, ведь слово „грех“ использовано только в этом контексте. Скорбь и просьбы о прощении направляем прежде всего к Богу, однако Евангелие указывает на необходимость сначала в таком случае примириться с братом», — говорится в заявлении Курии.

Предмет конфликта — события на Волыни в 1943 году, которые в Украине называют «Волынская трагедия», а в Польше «Волынская резня» (Rzeź Wołyńska). Речь идет о массовом уничтожении Украинской повстанческой армией этнического польского гражданского населения и (в меньших масштабах) гражданских лиц других национальностей. Основные события происходили с марта по июль 43-го.

Ответные действия польской стороны, начатые с конца лета того года, привели к значительным жертвам среди украинского гражданского населения. Однако сегодня польский Сейм квалифицирует «Волынскую резню» как геноцид исключительно поляков. В резолюции Сейма называется цифра погибших в 1942—1945 годах на территории Волыни и Восточной Галиции — около 100 тысяч человек.

Тяжелая история 40-х

В 1943—1944 годах массовые убийства и акции против польского гражданского населения происходили не только на Волыни. Пусть в гораздо меньших масштабах, но они имели место в Подкарпатье и на Люблинщине. С тех пор жители юго-восточной Польши особенно болезненно относятся ко всему, что связано с УПА: там слишком часто память об украинских националистах — это часть трагической истории многих семей.

Началось все в 1920 году, с разгрома под Варшавой Красной армии под командованием Тухачевского. Исход Варшавской битвы привел к сохранению Польшей независимости. Согласно Рижскому мирному договору, к молодой республике отошли обширные территории Западной Украины и Западной Белоруссии. В их числе была и Волынь — территория смешанного проживания разных народов и сосуществования разных культур. При этом в сельской местности преобладали украинцы (хотя поляков тоже хватало), а в небольших городках — поляки и евреи. По сути, так выглядел этнический состав всего юго-востока нынешней Польши.

После вторжения в Польшу в 1939-м сперва немецких, а затем советских войск, по этим землям впервые прошла четкая государственная граница. Она опять была разрушена уже через полтора года, и с того момента юго-восток Польши и запад Украины стал ареной не только кровавой битвы между сверхдержавами, но и партизанской войны проживавших на этих территориях народов — как с иностранными армиями, так и между собой.

К слову, на большей части территории Белоруссии происходило примерно то же самое, и именно по этой причине в Минске сегодня крайне внимательно наблюдают за спорами между Варшавой и Киевом.

Когда война окончилась, проблема украинского националистического подполья в регионе, тем не менее, сохранялась. Чтобы его окончательно ликвидировать, новые польские власти совместно с Советским Союзом попытались отчасти добровольно, отчасти принудительно переселить украинцев на территорию СССР. В 1944—1946 годах в УССР переехало около 600 тыс. человек. Но далеко не все желали покидать родные места.

Тогда в 1947—1950 годах польские власти организовали более радикальную операцию «Висла»: почти все проживающие на территории Польши украинцы были принудительно переселены на запад — на бывшие немецкие земли, присоединенные к Польше после войны. «Вислу» сегодня резко критикуют в Киеве. И есть за что: правила переселения предписывали, чтобы украинцы были как можно сильнее «распылены» на новых землях и не составляли большинства ни в одном населенном пункте. Жителям одной деревни не позволяли селиться вместе — на новом месте их разбрасывали по разным деревням и поселкам.

Новое время

Уже в наши дни между Польшей и Украиной возникли трения, которые в местной прессе назвали «война памятников». 28 апреля на деревенском кладбище в деревне Хрушовицы (недалеко от города Пшемышль на юго-востоке Польши) был снесен памятник воинам УПА. Его в деревне поставили в 1994 году в честь 14-ти бойцов, погибших неподалеку в столкновении с польской армией в 1946 году. Небольшой монумент изготовил местный житель, украинец и бывший боец УПА, оставшийся жить в деревне. На памятнике под надписью «Слава героям УПА» перечислялись фамилии бойцов, погибших около Хрушовиц, а также названия украинских повстанческих подразделений, действовавших на территории Польши после войны.

Официального статуса памятник не имел, но его никто и не трогал — как дань памяти драматическим событиям тех лет. Однако в 2015 году к власти в Польше пришла правоконсервативная партия «Право и справедливость», достаточно радикально настроенная в отношении описанных событий 40-х годов. Демонтаж памятника связывают именно с новой политикой польских властей. 3 мая, по случаю национального праздника Польши, Дня Конституции 1791 года, президент Украины Петр Порошенко позвонил своему польскому коллеге и, передав поздравления, поднял вопрос о Хрушовицах, заявив, что осуждает снос памятника. Как сказано на веб-странице украинского президента, глава Польши «обещал взять ситуацию под контроль и дать ей персональную оценку».

Между тем, в Польше в 90-е годы появилось много аналогичных украинских памятников — обычно это были скромные сооружения и могильные кресты, с украинской символикой и памятными надписями. Но часто на таких надписях был лозунг «Героям слава» — выражение, которое прямо связывалось с ОУН-УПА. А это уже вызывало раздражение как у местных поляков, так и у польских правых радикалов. Однако тогда много говорилось об операции «Висла» как о печальном наследии прошлого, о ней публично сожалели первые лица Польши. И потому украинские памятники никто не трогал.

Но теперь власти Польши изменили позицию в отношении «украинской» проблемы. Например, памятник в Хрушовицах с подачи местных властей демонтировали добровольцы — члены молодежных ультраправых групп. А попытка украинцев отметить 70-летие акции «Висла» фактически сорвалась. В марте этого года украинским организациям в Польше отказали в выделении дотаций на соответствующие мероприятия. Сильное недовольство поляков вызвало также решение украинского Волынского облсовета объявить 2017 год Годом УПА на Волыни. Предусмотренные им мероприятия — например, установка специальных знаков на дорогах, указывающих путь к местам «боевой славы» УПА, жертвами которых становились поляки, — вызвали протесты в Польше.

Посторонние интересы

2 июня этого года жюри X Кинофестиваля польских фильмов в Москве «Висла» удостоило главной премии фильм «Волынь» режиссера Войцеха Смажовского «за ужасающую художественную интерпретацию зла, источником которого является национализм». Кстати, демонстрация этого фильма на Украине была отменена. Сложно не заметить: Россия мало интересовалась польско-украинскими историческими конфликтами вплоть до начала «Революции достоинства» в Киеве в конце 2013 года. Но с 2014-го в ход пошло все, что можно использовать против Украины.

История «Волынской резни» тут оказалась настоящим подарком для пропагандистов. Постоянное напоминание о тех событиях позволяло и мешать развитию отношений Киева с Варшавой, и нивелировать значимость трагедии в Катыни — мол, не только русские невинных поляков убивали — вот, украинцы тоже. Впрочем, первый резон все же перевешивал: ведь после свержения Януковича Польша сразу поспешила взять на себя роль «главного адвоката новой Украины» на Западе. И неплохо с этой ролью с тех пор справляется.

«Исторические обиды польского и украинского народа активно используют как ультраправые в Польше, так и московские политтехнологи, которые, как выяснилось недавно, финансировали структуры с участием граждан Беларуси для эскалации польско-украинских давних противоречий, — сказал в комментарии „Росбалту“ белорусский политолог Сергей Марцелев. — Да, нет оправдания „Волынской резне“, когда погибло по разным подсчетам от 30 до 100 тыс. этнических поляков. Справедливости ради надо помнить, что жертвами Украинской повстанческой армии стали не только поляки, но и евреи, украинцы, представители других национальностей. Операция „Висла“, предпринятая в ответ польскими властями, также носила бесчеловечный характер и выглядела как жестокая месть украинцам. Но международная политика прагматична. Современная Польша претендует на роль лидера региона. И она нуждается в политической поддержке такого крупного и потенциально сильного государства, как Украина. Тиражирование давних конфликтов и споров уходит на обочину сотрудничества двух государств, несмотря на правоконсервативное правительство в Республике Польша».

Сегодняшние польские ультраправые группировки традиционно критикуют власти за излишне дружественный курс в отношении Украины и украинских националистов. Но когда в 2014—2015 годах акции против памятников УПА в Польше участились, в польских СМИ появилась информация, что группировки ультраправых делают это, выполняя «просьбы» из России. Что, в общем, имело под собой основания: тесные связи европейских правых (не только польских) с Москвой — ни для кого не секрет.

«Польско-украинская дискуссия о совершенных в 1943—1944 годах массовых убийствах поляков, проживавших на Волыни и в Галиции, все больше и больше отягощает современные отношения Польши и Украины, — пишет польский эксперт, вице-директор Польско-Российского Центра диалога и взаимопонимания Лукаш Адамски. — Неким парадоксом стал тот факт, что несмотря на огромное количество совместных интересов, культурную близость обеих наций, обусловленную многовековой принадлежностью земель современной Украины к Польше, и взаимным культурным влиянием, а также несмотря на волю элит обоих государств тесно сотрудничать друг с другом, история — а вернее конфликт памяти поляков и украинцев, а также историческая политика, проводимая в обоих государствах — приводит к нарастающим напряжениям».

Он также указывает, что теперь, после нового всплеска напряженности из-за событий в Волыни в 40-х годах ХХ века, «любое ангажирование польских политиков в украинские дела, в том числе в лоббирование украинских интересов и помощь стране в защите от России, чревато риском утраты части электората в самой Польше».

Пока мир

Пока в регионе, объединяющем восток Польши, Западную Белоруссию и Западную Украину, все же преобладает сотрудничество, в том числе и на местном уровне. Кроме того, жители трех стран региона очень хорошо относятся друг к другу. Так, недавний опрос украинской социологической группы «Рейтинг» показал: рядовые украинцы очень хорошо относятся к полякам и белорусам, но очень плохо — к россиянам.

Респондентам опроса предлагалось шесть вариантов ответов: наилучшее отношение, хорошее отношение, нейтральное, негативное, очень негативное и «не могу ответить». Первое место по благосклонности украинцев разделили Белоруссия и Польша. При этом показатели абсолютно одинаковые: 58% украинцев относится к жителям этих стран наилучшим образом, по 36% высказались нейтрально, и только 4% — негативно. Для сравнения: РФ заняла последнее место, только 19% украинцев симпатизируют России, а остальные 81% разделились на «негативно» и «очень негативно».

На местном уровне пограничные регионы Польши, Украины и Белоруссии участвуют в европейских проектах трансграничного сотрудничества в рамках программы «Польша-Беларусь-Украина 2014-2020». Бюджет программы — почти 176 млн евро. Эти средства идут на самые разные цели — от сохранения местной культуры до развития транспорта и телекоммуникаций в регионе.

Трансграничные программы Евросоюза, реализуемые на стыке границ трех стран, направлены на развитие конкурентоспособности приграничных территорий, поддержку местных инициатив, сотрудничества местных жителей и повышение качества жизни. Обычно ЕС финансирует 90% проектных расходов, оставляя финансирование оставшихся 10% странам-участникам программ трансграничного сотрудничества.

Понятно, что такой подход — возможность совместными усилиями делать жизнь лучше — отбивает у местных поляков, украинцев и белорусов желание вспоминать друг другу былые обиды прошлых поколений. С другой стороны — в этом регионе еще долго будет жить память о партизанах и о «лесных братьях» разных расцветок, о батальонах СС — украинском «Нахтигаль» и белорусском «Дальвитц», о ночных облавах НКВД и о многом другом. Ведь здесь это коснулось почти каждой семьи.

Денис Лавникевич

Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 7 июня 2017 > № 2205699


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 7 июня 2017 > № 2202156

Польша — в списке главных врагов России

Марта Томашкевич (Marta Tomaszkiewicz), Newsweek Polska, Польша

Согласно результатам опроса независимого «Левада-Центра», Польша вошла в список стран, которые россияне считают своими основными неприятелями наряду с США, Украиной, Германией или Литвой. Врагом назвали Польшу 21% респондентов, с симпатией относятся к нам менее 1% соседей. Главные друзья Москвы — это Белоруссия, Китай и Казахстан.

Польша — нет, поляки — да

Отражает ли опрос «Левада-Центра» реальное отношение россиян к Польше? «В принципе, отношения с Польшей никого в России не интересуют, мои соотечественники ничего не знают о местных выборах или польском курсе „перемен к лучшему"», — объясняет российский политолог Иван Преображенский, сотрудничающий с журналом Nowa Europa Wschodnia.

В России знают фамилию Качиньского (Jarosław Kaczyński), она вызывает отрицательные чувства, но ассоциируется только с периодом 2005-2007 годов, когда в российских СМИ активно обсуждали выступления Анны Фотыги (Anna Fotyga), подчеркивавшей, насколько сложны отношения между Москвой и Варшавой, объясняет эксперт. Он добавляет, что нашу страну посещал очень небольшой процент россиян. В 1970-х годах существовала, правда, мода на изучение польского языка, вызванная желанием читать в польских переводах западную литературу, но этот энтузиазм уже давно сошел на нет. Относительно подробную информацию школьники получают только о том, как в 1612 году поляки захватили Кремль. На этом фундаменте строится отношение к Польше как к государству (чаще всего негативное).

Короткий всплеск интереса к нашей стране произошел после смоленской катастрофы и показа фильма «Катынь» Анджея Вайды на государственных телеканалах. Многие россияне заявляли тогда в опросах общественного мнения о своей симпатии и сострадании к нашему народу. Однако когда началась война на Украине, они вспомнили, что Польша состоит в НАТО и ЕС, то есть входит в союз с практически архетипическим врагом — США. Россияне до сих пор не могут простить Польшу за то, что она вступила в Альянс.

Между тем есть разница между отношением к Польше как к государству и к полякам как народу. В личных разговорах, когда речь заходит не о стране, а о ее жителях, выясняется, что большинство россиян относится к нам с симпатией. Они стараются подружиться с поляками, считая, что те понимают «русскую душу», и видя в наших народах много сходных черт.

Россия — осажденная крепость

Вы хотите переделать мир по-своему, смотрите на нас свысока, так что не вмешивайтесь в наши внутренние дела, упорно укоряют кремлевские политики американцев, которых россияне поставили на первое место среди самых враждебных народов. Антипатии уходят корнями в эпоху холодной войны, когда заговор против СССР строил вместе с Вашингтоном даже колорадский жук. В итоге молодое поколение москвичей и петербуржцев впитало эту ненависть с молоком матери. Сейчас это чувство закрепляют такие российские рупоры пропаганды, как канал Russia Today, который разоблачает «истинные» намерения американцев в каждом выпуске новостей. Эффект таков, что 69% россиян называют Соединенные Штаты главным врагом своей родины. 10 лет назад негативно относились к США всего 35% россиян.

Война в Донбассе и на Ближнем Востоке пополнила лист неприятелей, посягающих на «матушку-Россию». Наших соседей начинает раздражать не только США, но и Европейский Союз, включая Польшу, в которой видит врага каждый четвертый россиянин. С каждым годом у нашей страны появляется в России все больше недоброжелателей: еще в 2006 году неприязнь к ней испытывали лишь 7% респондентов «Левада-Центра». В «черный список» вошли также Украина (врага в ней видят 50% россиян), Германия, Литва и Латвия (по 24%).

Зато из списка врагов исчезла Турция, которая занимала в нем второе место после того, как подключилась к операции в Сирии. Скачок настроений был тогда резким: раньше Эрдоган всегда был любимцем Москвы (негативно относился к Турции 1% россиян). После инцидента со сбитым на турецкой границе российским самолетом число респондентов, заявляющих об отрицательном отношении к Анкаре, увеличилось до 29%. Когда Путин «простил» Турцию, врагом назвали эту страну всего 8% россиян.

Можно ли наладить отношения?

В последнее время в России пострадал и имидж ЕС. Раньше россияне относились к Евросоюзу нейтрально или положительно. Сейчас под воздействием кремлевской пропаганды их отношение к Европе ухудшилось.

Наметившийся в обществе тренд, как объясняет Преображенский, может развиваться двумя путями. «Как показала история, если СМИ устраивали особенно активную кампанию по какому-то вопросу, настроения в обществе в течение двух лет могли измениться радикальным образом. Примером может послужить конфликт с Эстонией. Ситуацию 1940-х годов описывали, как освобождение ее земель от нацистов, против чего протестовал „неблагодарный" народ. Под влиянием пропаганды за год эстонцы превратились во врагов России. Когда психологическое давление ослабло, настроения быстро изменились. Сейчас негативно относятся к Эстонии всего 20% россиян, остальным она безразлична. То же самое было с Грузией, которая после войны 2008 года превратилась в неприятеля, а сейчас отношение к этой стране вновь стало вполне нормальным», — объясняет политолог.

Если пропаганда остается настойчивой и не оставляет тему, в течение нескольких лет настроения в обществе успевают укорениться, процесс оказывается необратимым. «Сейчас мы подошли к границе, после которой ЕС может надолго закрепиться в образе врага, как США, которые навсегда останутся для россиян военным противником. Настолько плохо к Европе, прежде всего к Германии, не относились в России с 1970-х годов или даже с момента окончания Второй мировой войны», — отмечает Преображенский.

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 7 июня 2017 > № 2202156


Вьетнам. Польша. Азия > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 6 июня 2017 > № 2203915

Недавно в польском городе Лодзь прошел международный семинар «Еast-Asia meeting» (Восточно-азиатская встреча) (LEAM 2017) на тему «Смена власти в Восточной Азии: Персперктивы развития евразийских отношений» под председательством главы оргкомитета LEAM, профессора, доктора Мальгорзаты Пиетрасиака.

В данном мероприятии приняли участие ученые и исследователи из Польши, Великобритании, Германии, Венгрии, России, Китая, Японии и Индонезии.

Особенностью данного семинара стало то, что впервые вопрос, посвященный Восточному морю выносится в отдельное мероприятие на тему «Территориальные споры в Восточном море и безопасность судоходства в Азии».

Участники семинара обсудили последние события в Восточном море, в том числе деятельность китайской стороны по строительству и расширению островов в Восточном море, что привело к изменению статус-кво.

По мнению ученых, милитаризация и незаконные действия в Восточном море серьезно нарушают правила безопасности и обеспечения свободы мореходства и авиации в регионе, а также осложняют процесс урегулирования споров.

Участники семинара отметили, что данный вопрос может решаться если заинтерсованные стороны проявят добрую волю к сотрудничеству.

Вьетнам. Польша. Азия > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 6 июня 2017 > № 2203915


Вьетнам. Польша > Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 6 июня 2017 > № 2201551

В городе Лодзь (Польша) состоялся 13-й международный семинар «Встреча Восточной Азии» (LEAM 2017) на тему «Смена власти в Восточной Азии: перспективы Азиатско-Европейских отношений».

Как передает корреспондент ВИА в Центральной и Восточной Европе, это один из ежегодных ведущих престижных международных семинаров в Польше под эпидой Министерства иностранных дел Польши, канцелярии губернатора и мэра города Лодзь. В семинаре приняло участие около 50 ученых и исследователей из научно-исследовательских институтов Польши, Великобритании, Германии, Чехии, Венгрии, России, Китая, Японии, Индонезии и др.

В рамках семинара прошла отдельная беседа по Восточному морю на тему «Территориальные споры в зоне Восточного моря и безопасность судоходства в Азии» под председательством руководителя организационного комитета LEAM, доктора наук, профессора Малгожаты Питрасяка.

В ходе беседы докладчики отметили, что необходимо в первую очередь способствовать совершенствованию рамочного соглашения о Кодексе о правилах поведения сторон в Восточном море (COC) в августе 2017 г.

Вьетнам. Польша > Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 6 июня 2017 > № 2201551


Евросоюз. Польша. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 июня 2017 > № 2198482

Противостояние терроризму заставит Европу отбросить политическую корректность, заявил председатель правящей партии Польши Право и Справедливость Ярослав Качиньский в воскресенье, комментируя произошедшие в Лондоне теракты.

В субботу вечером автомобиль врезался в толпу на Лондонском мосту, после чего трое вооруженных террористов, выйдя из машины, напали с ножами на прохожих. Террористы были уничтожены полицией. В результате теракта погибли семь человек, 48 ранены, некоторые в тяжелом состоянии. Полиция нейтрализовала террористов за восемь минут с момента поступления вызова.

"Или Европа… встанет с колен и начнет серьезно рассматривать противодействие, но это означает, прежде всего отказ от политической корректности, либо такого рода события будут повторяться", — цитирует Качиньского агентство PАP.

При этом он призвал европейские страны "распознать угрозу" и адекватно на нее реагировать. "Против Европы ведется война, и на это нужно ответить соответствующими методами: политическими, но если будет нужно, также другими", — сказал глава партии.

По его мнению, Польша должна в первую очередь охранять покой, который есть в стране. "Не соглашаться на навязывание нам чего-либо и, конечно, укреплять силы, которые нас в этом вопросе прикрывают. У нас есть такие силы. Они не настолько широкие, как где-нибудь в другом месте, потому что у нас, к счастью, таких событий не было", – сказал Качиньский.

"Чем мы будем сильнее, тем будет лучше. Мы должны развивать наши вооруженные силы. Мы должны помнить, что это новый вид войны, но это война", — заключил он.

Евросоюз. Польша. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 июня 2017 > № 2198482


Польша. Евросоюз. Великобритания. Ближний Восток > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 июня 2017 > № 2198460

Террористические акты в Европе являются результатом потакания мультикультурализму, надо прекратить политику открывания двери для притока мусульманских мигрантов из Северной Африки и Ближнего Востока, заявил глава МВД Польши Мариуш Блащак, комментируя последние теракты в Лондоне.

"Угроза террористических посягательств, которые совершают мусульманские террористы в Западной Европе — это факт, а не инциденты", — заявил он в эфире Польского телевидения.

Говоря о политике мультикультурализма, Блащак подчеркнул, что она приносит "плохие плоды". "Это отход от корней цивилизации Европы, а значит — от христианства… Потакание политике мультикультурализма, потакание политкорректности, это приносит плохие плоды", — сказал он.

В этой связи Блащак отметил невозможность участия Польши в европейской программе переселения беженцев. "Я могу прямо сказать, что то, что пытается навязать, в частности, Польше Еврокомиссия, на что согласилось предыдущее правительство — недопустимо. Это может принести такие серьезные, трагические события, какие имеют место в Западной Европе", — заявил глава МВД.

По мнению министра, Евросоюз должен изменить свою миграционную политику, в том числе закрыть границы от наплыва мигрантов-мусульман из Северной Африки и Ближнего Востока.

"Нужно менять политику миграции. Нужно делать ставку именно на европейские ценности, вытекающие из христианской цивилизации. Здесь должны быть приняты решительные меры, последовательные действия, и одним из элементов этих действий является прекращение политики открывания двери для притока мусульманских мигрантов из Северной Африки, с Ближнего Востока", — сказал Блащак.

Ранее британский премьер Тереза Мэй сообщила, что три теракта, произошедшие в Лондоне за последние два с половиной месяца, напрямую не связаны между собой, их объединяет только исламистская идеология.

В Лондоне 22 марта произошел теракт, унесший жизни пяти человек, десятки были ранены. Террорист Халид Масуд направил машину на пешеходов на Вестминстерском мосту, после чего у здания парламента нанес смертельное ранение полицейскому. Террориста ликвидировал охранник министра обороны Великобритании.

Очередной теракт произошел 22 мая в Манчестере во время концерта американской певицы Арианы Гранде. Подрыв осуществил смертник Салман Абеди. Погибли 22 человека, в том числе 12 детей. Ответственность за теракт взяла на себя террористическая группировка "Исламское государство"* (ИГ*), запрещенная в РФ и ряде других стран.

В субботу вечером автомобиль врезался в толпу на Лондонском мосту, после чего трое вооруженных людей, выйдя из машины, напали с ножами на прохожих. Террористы были уничтожены полицией за восемь минут с момента поступления вызова. В результате теракта погибли семь человек, 48 ранены, некоторые — в тяжелом состоянии.

* Террористическая организация, запрещенная в России.

Польша. Евросоюз. Великобритания. Ближний Восток > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 июня 2017 > № 2198460


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 июня 2017 > № 2198243

Почему Варшава хочет вернуть домой офицера Российской империи Ржепецкого

Поляки и русские вместе против Османской империи

Министерство культуры и национального наследия Польши связалось с польским посольством в Турции, чтобы начать переговоры с Анкарой о перенесении в Польшу останков полковника российской имперской армии Карла (Кароля) Ржепецкого. Как ранее писало ИА REGNUM со ссылкой на турецкую газету Hurriyet, в апреле сего года в провинции Ардаган на северо-востоке страны во время рытья котлована под строящийся жилой дом в районе Карагель был обнаружен гроб с телом русского военного, обутого в красные ботинки и одетого в мундир с массивными эполетами предположительно XIX — начала XX века. Вызванные из Карса турецкие археологи определили, что это захоронение может насчитывать 140 лет и относится к периоду, когда этот регион после Русско-турецкой войны 1877−1878 годов вошел в состав Российской империи. Останки русского военного были доставлены на судмедэкспертизу, после чего перевезены в музей Карса.

Первоначально говорили, что во время строительных работ рабочие обнаружили гроб с телом русского генерала. «Мы считаем, что гроб принадлежал русскому генералу, который жил после 1878 года, основываясь на том факте, что русские войска стояли здесь в то время. Русский солдат был найден похороненным в соответствии с христианскими традициями», — рассказывали археологи. Выглядело все так, что этим генералом мог быть участник покорения Кавказа и Русско-турецкой войны 1877−1878 годов Василий Александрович Гейман. Российский журналист Борис Акимов заявил, что уверен: «Российский офицер, чье захоронение найдено, — это мой прапрадед». По словам Акимова, он длительное время изучал историю жизни своего предка, который «прошел со своей армией до турецкой провинции Карс, где в 1878 году умер от тифа». Журналист добавил, что запросил информацию из московского Военно-исторического архива и ждет выдачи необходимого формуляра о захоронении Геймана в России. «Нужно в конце концов добиться проведения анализа ДНК», — заявил Акимов. Этой историей заинтересовалось и посольство России в Турции.

Но затем уже российские издания сообщили, что речь идет предположительно о подполковнике Ржепецком, имя которого вычислили сотрудники Российского военно-исторического архива. Эту информацию нам подтвердили власти Ардагана, с которыми мы связались по телефону. Помимо того, на российских форумах цитируют удостоверение о смерти подполковника, выписанное священником Ардаганской Армяно-Католической во имя Св. Богородицы церкви: «Дано сие от меня священника Ардаганской Армяно-католической во имя Св. Богородицы церкви, Тер-Степана Закаряна в том, что мною похоронен в Ардаганском русском кладбище Подполковник 78 пехотного Навагинского полка Карл Карлович Ржепецкий, Волынской губернии, Римско-католического вероисповедания, родившийся 10 августа 1847 года, женат, умерший 12 ноября 1894 года от кровоизлияния в мозгу, обусловленного хроническим воспалением спинного мозга, как это усматривается из выданной мне старшим врачом того же полка, коллежским советником Эндруайтесом, записки о погребении от 15 того же ноября за №378, и что о кончине и похоронении покойного Подполковника Карла Карловича Ржепецкого записано в книге означенной церкви за 1894 год на странице 8 под №12, в чем подписью и приложением церковной печати удостоверяю. 19 ноября 1894 года М. Ардаган».

Теперь с инициативой возвращения Ржепецкого в Польшу выступили его польские потомки. Как заявил в интервью польской католической газете Nasz Dziennik прямой родственник подполковника Дариуш Тыминьский, «было бы хорошо знать, что останки нашего прародителя где-то рядом, чтобы можно было отдать ему честь, зажечь свечу и прочитать молитву над могилой». К делу подключился Институт национальной памяти Польши. Его директор, Ярослав Шарек, считает, что Польша является наилучшим местом для перезахоронения Ржепецкого. Шарек предложил избрать в этих целях католическое кладбище в Граево (Подляское воеводство), где в 1968 году была похоронена дочь подполковника Хелена Тыминьская. Что касается Дариуша Тыминьского, то он готов предоставить свой генетический материал для проведения экспертизы и подтверждения личности найденного в Ардагане русского военного.

Отметим, что Ржепецкий не был каким-то особо известным поляком на службе Российской империи. Почему же тогда к нему такое внимание? В последнее время в российской историографии постепенно пробивает себе дорогу понимание того факта, что «польский аспект российской истории XIX — начала XX века принадлежит к числу тех, недооценка которых не просто обедняет наши представления о прошлом Отечества, но делает принципиально невозможным воссоздание его целостной и жизненно достоверной картины». Война 1877−1878 годов между Российской и Османской империями была серьезным событием, значительно повлиявшим на расклад сил в Европе, закрепленный Сан-Стефанским мирным договором. Это не могло остаться без внимания польской патриотической общественности, пребывавшей в деморализованном состоянии после поражения Январского восстания 1863 года.

Но у польских патриотов отношение к борьбе южных славян было двойственным. Часть из них сочувствовала болгарам, сербам, македонцам и присоединилась к восставшим. Другие видели в османах союзников против России, поэтому с готовностью влились в ряды турецкой армии, помогая ей расправляться с балканскими народами. Но была еще третья категория поляков, причастных к тем событиям, — солдаты и офицеры царской армии польского происхождения. Среди высокопоставленных поляков-военных можно назвать начальника штаба Дунайской армии Артура Непокойчицкого, его заместителя Казимира Левицкого, генералов Дмитрия Нагловского, Адама Квецинского, Константина Бискупского. К сожалению, нам не удалось выявить, сколько именно поляков, солдат и офицеров, состояло в рядах российской Кавказской армии, воевавшей против Османской империи, но сам факт их активного участия не вызывает сомнений.

И вот еще один важный нюанс, о чем сегодня говорят в Польше. Правнучкой подполковника Ржепецкого и внучкой Хелены Тыминьской является «героическая связная» Армии Крайовой Данута «Инка» Седзикувна. «Инка» родилась в 1928 году в поселении Гущевина недалеко от нынешней польско-белорусской границы, участвовала в борьбе против нацистов, а затем и против советских властей и ПНР. В 1946 году по приговору польского министерства общественной безопасности была расстреляна в возрасте 17 лет. В августе 2016 года польские власти выставили останки «Инки» в Королевской часовне Гданьска для поклонения, рядом же Институт национальной памяти установил специальную палатку с просветительской и организационной информацией. Судя по всему, связь Ржепецкого с его ныне прославленной в Польше правнучкой и стала поводом для интереса польских властей к судьбе останков подполковника. Но это уже другая история.

Станислав Тарасов, Станислав Стремидловский

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 июня 2017 > № 2198243


Белоруссия. Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 июня 2017 > № 2196109

Варшава – Минску: признайте, что и вы жертвы СССР!

Белоруссия и Польша впервые обсуждают сложные вопросы исторической памяти

В Минске прошло заседание белорусско-польского круглого стола на тему «Диалог истории — история диалога. Сложные вопросы в истории Белоруссии и Польши, их отражение в историографии обеих стран и перспективы для сближения научных позиций». Мероприятие, первое в таком роде, состоялось на историческом факультете Белорусского исторического университета. В его работе приняли участие проректор по учебной работе БГУ Сергей Ходин, посол Польши в Белоруссии Кондрад Павлик, декан исторического факультета БГУ Александр Кохановский, проректор по образованию Университета в Белостоке Войцех Слешиньский, директор Польского института в Минске Матеуш Адамский. В релизе Белорусского государственного университета говорится, что «проведение белорусско-польского круглого стола направлено на организацию систематического научного диалога. Историки не только обсудят различные оценки определенных сложных и спорных исторических проблем, но и представят свои научные подходы к их решению. В обсуждении примут участие представители более десяти вузов Белоруссии и Польши». Весной следующего года пройдет второе заседание в рамках диалога историков, на этот раз в польском Белостоке.

Варшава последовательна в свой восточной политике. «Разморозку» контактов на уровне государственном и экономическом, начатую в прошлом году, польская правящая партия «Право и Справедливость» (PiS) сопровождает урегулированием вопросов исторической памяти, и одно зависит от другого, что видно на примере Украины. Несмотря на то, что Варшава очень не хочет, с одной стороны, оттолкнуть Киев (вдруг он «упадет» в объятья Москвы?), с другой стороны, процесс героизации сотрудничавших с нацистами украинских националистов становится поводом для заявлений со стороны руководства PiS и государственных инстанций, что такой Украине не место в Европейском союзе. В этом смысле с белорусами полякам проще, поскольку в их общей истории конфликтных элементов в отличие от украинцев мало. Хотя есть нюанс. Мало в той версии, в которой поляки и белорусы мирно сосуществовали в Речи Посполитой, а после «страдали под гнетом Российской империи и СССР». Если Минск продолжит выстраивать собственную историческую концепцию, выводя истоки белорусской государственности от Полоцкого княжества, то это неизбежно вступит в противоречие с польской версией.

Судя по сигналам, поступающим от Варшавы, там принято решение минимизировать конфликтный исторический потенциал. По словам профессора Слешиньского, он не ждет быстрого сближения позиций белорусских и польских историков, главное, чтобы диалог продолжался. Ученые и преподаватели хотят разработать дорожную карту, установив различия в оценках между сторонами. Одним из таких исторических событий, которые рассматриваются по разному в Варшаве и Минске, это «советское вторжение в Польшу 17 сентября 1939 года», хотя на фоне споров с Украиной или Литвой польско-белорусские расхождения скромны. Более расширенно об этом говорил в недавнем интервью порталу TUT. BY посол Павлик:

«Мы вошли в процесс нормализации отношений. Он начался с визита министра Ващиковского. За полгода до этого в Польше сменилась власть, пришло новое правительство. Общая обстановка в Белоруссии, отношения с ЕС и с Польшей — все это повлияло на запуск парламентского диалога. В Белоруссии тоже прошли выборы в парламент, мы видим определенные, может не такие большие, но изменения в его формате. Туда попали независимые депутаты Белоруссии госпожа Канопацкая, госпожа Анисим. И польские депутаты ведут диалог не только с белорусским парламентом, но и с так называемыми независимыми кругами, оппозицией, НПО. Есть и другие вопросы исторической памяти, о которых мы говорим, и мы готовы говорить о них спокойно. Между Польшей и Белоруссией, польским и белорусским народами, сложных исторических вопросов нет. Тяжелые исторические моменты, которые мы прошли, мы не создали сами себе. Это была политика тоталитарных режимов — оккупация со стороны нацистской Германии и репрессии сталинского СССР. Поэтому надо выяснять, что случилось, искать архивы».

Обвинить во всем «тоталитарные режимы», конечно, решение простое, ведь тогда и поляки, и белорусы предстают в образе жертв. Но в этом случае Варшаве придется переписать большую часть собственной истории о воссоединении Западной Белоруссии с Восточной, советской. Потому что польские же свидетельства о той поре рассказывают, как внезапно появились портреты Сталина и Климента Ворошилова, а на улицах — транспаранты с лозунгами «Красная армия, добро пожаловать!» и «Хай живут красные освободители!». Крестьяне выходили радостно приветствовать красноармейцев, говоря, что наконец-то пришло для них спасение и освобождение из-под власти «панской Польши», букеты цветов бросали на броню танков и целовали нарисованные на них красные звезды. Вспоминая эти события, многие поляки с восточных земель признавались, что для них это было самым унизительным и страшным опытом в жизни. Так что представить белорусов такими же «жертвами», какими были поляки, будет трудно. Хотя, конечно, можно все свалить на евреев, они радовались красноармейцам, с них спрос.

В любом случае, свою часть пути навстречу Варшаве должен пройти и Минск. Готов ли он? На днях, комментируя белорусской редакции Заграничной службы Польского радио итоги визита польского президента Анджея Дуды в Грузию, посол Польши в Тбилиси Мариуш Машкевич вдруг вспомнил о Белоруссии. «Мне кажется очень ясным, что Белоруссия хоть сейчас могла бы начать активно интегрироваться с европейскими структурами, — заявил посол. — Это возможно, потому что люди к этому готовы, они чувствуют себя европейцами. Проблема только на самом высоком политическом уровне. Папа Римский Иоанн-Павел II сказал, что Европа должна дышать двумя легкими — и восточным, византийско-православном, и западным — католическо-протестантским. Только объединенная Европа будет завершенной и свободной». Религиозный вопрос — еще одна тема в контексте продвижения униатства в Речи Посполитой и борьбы с ним после раздела Польши в польско-белорусском диалоге об исторической памяти. Неужели Варшава готова и здесь предложить Минску начать разговор? Время покажет.

Станислав Стремидловский

Белоруссия. Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 июня 2017 > № 2196109


Россия. Польша. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > dw.de, 1 июня 2017 > № 2194718

Исследование останков президента Польши Леха Качиньского, ставшего жертвой авиакатастрофы Ту-154М под Смоленском в 2010 году, показало, что в его гробу находились фрагменты тел двух других человек. Об этом заявил заместитель генерального прокурора Польши Марек Пасёнек, сообщает в четверг, 1 июня, польское издание Rzeczpospolita.

По словам замгенпрокурора, объем выдаваемой информации о ходе эксгумации тел погибших следует сократить. Среди прочего, это связано с реакцией родственников, переговоры с которыми каждый раз идут тяжело, "что абсолютно понятно", подчеркнул Пасёнек, указав, что принять решение об эксгумации тел "было очень трудно и для него, и для всех прокуроров, входящих в состав следственной группы".

Он также отметил, что первые результаты аутопсии будут опубликованы в июне, а окончательные итоги опубликуют в апреле 2018 года. Польская прокуратура надеется на то, что эксперты дадут "комплексное мнение" о причинах смерти погибших в авиакатастрофе.

В тот же день МИД РФ отверг упреки Польши по поводу идентификации жертв катастрофы под Смоленском, сообщает "Интерфакс". "Останки жертв смоленской трагедии находились в РФ считанные дни" и были переданы польской стороне "с соблюдением всех правил и формальностей", подчеркнула представительница МИД Мария Захарова.

Ранее, 3 апреля, Марек Пасёнек заявлял, что у следствия появились новые обвинения в адрес российских диспетчеров, контролировавших полет президентского самолета. В результате крушения в апреле 2010 года погибли восемь членов экипажа и 88 пассажиров.

Россия. Польша. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > dw.de, 1 июня 2017 > № 2194718


Польша. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 июня 2017 > № 2193410

Генконсулу Польши в Луцке напомнили: Волынь – это родина УПА*

Обзор украинской региональной прессы

На Восточных Кресах украинские националисты снова вспоминали своих героев. Об этом украинская региональная пресса писала на неделе с 25 по 31 мая.

Помнить о том, что на Волыни зародилась УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ), и публично просить прощения за антиукраинские высказывания призвали генерального консула Республики Польша в Луцке Веслава Мазура представители патриотических организаций, которые пикетировали здание генконсульства, сообщают «Волинські Новини» (Луцк). К акции присоединилось более 40 представителей девяти политических партий и общественных организаций. Они принесли баннеры с надписями «Волынь помнит», «Наша земля — наши герои», «Долой польских шовинистов», «Мазур, помни! На Волыни зародилась УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ)». Председатель фракции «Народный контроль» в Луцком горсовете Павел Данильчук отметил, что польский консул допустил в Сейме Польши оскорбительные слова в адрес украинских национальных героев, в частности Степана Бандеры и воинов УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которых он назвал бандитами. Загладить конфликт, по мнению депутата, могли бы извинения генерального консула, поэтому патриотические организации и партии, среди которых «Свобода», «Национальный альянс», «Народный контроль», Братство ветеранов ОУН-УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ), Волынский ветеранский союз политзаключенных и репрессированных присоединились к пикетированию. Они хотели показать, что патриотическая общественность следит за генконсулом, такие люди не имеют права занимать дипломатические должности. В подарок дипломату пикетчики принесли ряд изданий националистической и исторической литературы, в частности о деятельности Степана Бандеры, УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ), украинско-польском конфликте на территории Волыни, который, по их мнению, в Польше трактуют неправильно. Пикетчики подготовили обращение, которое передали в посольство Польши на Украине, а также в МИД Украины и Польши. В обращении они требуют публичных извинений за антиукраинские высказывания Мазура и отмечают, что польские власти и МИД Украины должны пересмотреть свои решения относительно пребывания дипломата в должности генерального консула. После речей националистическую и историческую литературу передали работникам генерального консульства. Консул Кшиштоф Савицкий поблагодарил пикетчикам за то, что акция прошла мирно и спокойно.

28 мая во Львове отметили «Праздник Героев», передает «Збруч» (Галичина). «В этот день чествовали всех патриотов, боровшихся за лучшую судьбу Украины, — рассказывает издание. — Это и воины Киевской Руси, казаки, Украинские сечевые стрельцы, солдаты армии ЗУНР и УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ), заключенные и репрессированные при советах… Новейшая история Украины пополняет этот перечень Небесной сотней и участниками «АТО». Львовяне прошли по городу многолюдной колонной от памятника Тарасу Шевченко к памятнику Степану Бандере, где мощный хор, собранный из двадцати районов Львовщины, исполнил гимн Украины в сопровождении оркестра».

Председатель Ивано-Франковского областного совета Александр Сыч представил восстановленные высокие награды УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — Крест Боевой Заслуги и Крест Заслуги, информирует «Галичина» (Ивано-Франковск). Их вручили потомкам воинов УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ) по случаю 75-й годовщины создания этой организации. Как отметил Сыч, областной совет провозгласил на Прикарпатье 2017 год Годом УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ). «Совместно с Братством ОУН-УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ) мы подготовили знаки отличия для современных участников российско-украинской войны», — рассказал глава областного совета. Координатор проекта, научный сотрудник Института украиноведения имени Крипякевича НАН Украины Николай Посивнич сообщил, что «главная цель нашего проекта заключается в том, чтобы награды нашли своих героев. Согласно закону, эти знаки отличия приравниваются к государственным и должны быть воплощены в жизнь. Мы должны найти потомков, не только чтобы вручить награды, а восстановить память о погибших героях. Ведь высоким завещанием всех воинов ОУН-УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ) было: «Ты, славная Украина, не забудь меня». Среди награжденных «рыцарей» более 150 из Прикарпатья. Подытоживая, Сыч отметил, что областной совет готов оказать содействие в изготовлении наград для «рыцарей» из Прикарпатья и профинансировать издание книги о них. В ознаменование празднования 75-летия УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ) фотографии наилучших из них разместят на билбордах по всей области.

Досадный случай, который произошел в Польше с 55-летним Геннадием Зровка из села Шибалин Бережанского района, показывает насколько украинские работники не защищены за рубежом, пишет «НОВА Тернопільська газета» (Тернополь). 23 мая во травмпункт Тернопольской городской больницы скорой помощи обратился обессиленный от боли человек, у которого были сильно обгоревшие лицо, грудная клетка, руки. Он подъехал в больницу на такси, а в Тернополь из соседней страны добирался попутным микроавтобусом с местным перевозчиком. Медикам сказал, что ожоги получил в Польше, где на его якобы невзначай вылили спирт и подожгли. О том, кто это сделал, Геннадий до сих пор не хочет говорить. Очевидно, из-за запугивания боится рассказывать правду. Инцидент, по словам потерпевшего, произошел в воскресенье, 21 мая, в городе Сосновец, что в пяти километрах от Катовице. «Когда я увидела мужа в больнице, у меня был шок, — рассказывает его жена Надежда. — На нем не было живого места. Муж более 15 лет ездит на заработки в Польшу — то срывал яблоки, то собирал клубнику, то корчевал сады и сажал новые, знает польский язык, свободно общается с местными, а тут вдруг такое несчастье. И самое обидное, что в соседней стране даже не оказали ему первую медицинскую помощь, а вышвырнули, как бездомного пса. Хоть бы спрей от ожогов купили или вкололи обезболивающее, ведь видели, в каком тяжелом он состоянии. Неужели у тех, кто был рядом с ним, нет ни капли сочувствия и человечности? И это при том, что он имел визу, документы на трудоустройство, страховку. Такая судьба заробитчан. Только здоровый ты нужен работодателю. А как только, не дай Бог, что случится, выставят за ворота по миру без помощи и сочувствия».

Коммунисты митинговали возле Житомирской областной государственной администрации, требуя прекратить политические репрессии, передает «Житомир.info» (Житомир). На площади Королева собралось несколько десятков сторонников Коммунистической партии Украины с самодельными плакатами. Участники акции призвали прекратить политические репрессии и держали плакаты: «Мы против запрета Компартии», «Мы против повышения тарифов и цен», «Мир и согласие Украине», «Руки прочь от Компартии». Акция продолжалась примерно полчаса. В настоящее время Киевский апелляционный административный суд рассматривает апелляционную жалобу КПУ на «неправовое и противозаконное решение Окружного административного суда города Киева о прекращении деятельности партии».

«Аполитичные» ветераны «АТО» озвучили тяжелый для политиков манифест, сообщает «Реал» (Винница). В Виннице в областной филармонии состоялся 2-ой Всеукраинский съезд участников «антитеррористической» операции на Востоке Украины, инициированный общественной союзом «Всеукраинское объединение участников боевых действий и волонтеров «АТО». Несмотря на заверения его главы Анатолия Сливинского в том, что Союз в стороне от политики, поднятые «АТОшниками» вопросы сложно назвать аполитичными. Они требуют национализации энергетических компаний с целью обеспечения энергобезопасности Украины на время проведения «АТО»; амнистии военнослужащих и добровольцев, осужденных по нетяжелым статьям; введения в систему органов исполнительной власти должности омбудсмена по вопросам помощи семьям погибших участников «АТО»; официального признания Луганской и Донецкой народных республик террористическими формированиями, а России — государством-агрессором; замену словосочетания «антитеррористическая операция» в официальном толковании на слово «война» (оглашение военного положения?); установления полной блокады ЛНР, ДНР и Крыма; моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения. Властям есть над чем думать…

Есть ли альтернатива Петру Порошенко, задается вопросом «Днепр Вечерний» (Днепропетровск). Очередные президентские выборы должны пройти в 2019 году. Но уже сегодня скептики утверждают, что рейтинг у действующего главы государстве ниже плинтуса. Почему? Отметим, что украинские реалии таковы, что народ никогда не бывает удовлетворен действиями власти. В том числе и первого лица государства. Украинцы зачастую голосуют не за кого-нибудь, а против кого-то. Так было всегда. Сегодня социология против Гаранта. Последний соцопрос группы «Рейтинг» о том, насколько респонденты удовлетворены деятельностью центральных органов власти, показывает, что 82% опрошенных не удовлетворены деятельностью Порошенко на посту президента. Целиком одобряют работу главы государства только 3% респондентов. По данным апрельского опроса Центра Разумкова об отношении граждан к общественным институтам, не доверяют президенту Украины 71,9% опрошенных, а доверяют в три раза меньше — 22% респондентов. Впрочем, дело не только в социологии, которой сегодня особо никто не верит. Вопрос: кого можно считать оппонентом Петру Алексеевичу? Эксперты прогнозируют два сценария. Первый — жесткий. Например, запретить «Оппозиционный блок» (последние заявления депутата Юрия Березы о ночи длинных ножей в случае победы оппозиции и намеки генпрокурора Луценко во время выступления в Верховной раде показывают, что в этом направлении власти почву прощупывают). Не допустить Тимошенко к выборам под предлогом, что ее уголовное дело времен Януковича закрыто незаконно. Депортировать Саакашвили в Грузию. Отобрать телеканалы у их нынешних собственников. Заблокировать неугодные сайты. И тому подобное. Ну и второй путь — политическая реформа, уменьшение полномочий президента, преобразование Украины в парламентскую республику. Об этом Порошенко все настойчивее намекают и партнеры по «Народному фронту», и представители крупных финансово-промышленных групп, и даже некоторые его соратники. Какое меньшее для себя зло выберет Петр Алексеевич? Наверное, ответа не знает и он сам.

Петр Порошенко многим надоел, утверждает «Zaxid.net» (Львов). Это и неискренность, и несоблюдение слова, и разногласия между декларируемым и действиями. Неудивительно, что в последнее время его антирейтинг достиг аж 81%. Еще ниже уровень доверия у премьер-министра Владимира Гройсмана — 82%, но публично он воспринимается как креатура действующего президента. Люди были готовы перетерпеть несколько тяжелых лет, но они хотели видеть, ради чего скитаются. А видели исключительно действия, направленные на защиту старой кланово-олигархической системы, борьбу за контроль над государственными финансовыми потоками и сплошное шутовство главных фигур украинской политики. Однако у Петра Порошенко нет другого выхода, кроме как вновь становиться президентом Украины. Поэтому он до последнего будет цепляться за власть и постарается не допустить ни малейшей альтернативы себе и системе. Но как это возможно при таком уровне недоверия граждан? Команда украинского президента, как зачарованная, стала рассматривать вариант с кандидатом, который без риска способствовал бы победе Порошенко во втором туре. Юлия Тимошенко? Но люди президента успели позаботиться о том, чтобы она не имела возможности часто светиться на экранах телевизоров. Тимошенко исчезла с экранов, и ее звезда стала тускнеть. Еще раньше люди президента почувствовали легкую опасность со стороны нового несистемного политика — мэра Львова Андрея Садового, которому удалось вывести локальную партию на общенациональный уровень и заставить считаться с ней столичный политикум. Люди Порошенко применили циничную технологию — блокаду Львова мусором. «Мусорная» технология оказалась достаточно эффективной, всеукраинский рейтинг Садового пополз вниз. Кто же остался? Роль своеобразного пугала для большинства украинцев, которые видят Украину среди демократических европейских стран, теперь играет Оппозиционный блок. Политическая сила, которая возникла на обломках побежденной Партии регионов. Так вот, самым желанным соперником для Петра Порошенко является Юрий Бойко — лидер Оппозиционного блока. Все указывает на то, что Бойко уверенно выйдет во второй тур президентских выборов. И тогда Петр Порошенко, очевидно, сможет повторить «подвиг» Ельцина-Кучмы. А украинские граждане снова останутся без выбора: или «наш» Порошенко, или реванш «регионалов». Украинцев снова разведут, как слепых котят.

Реально происходящие вещи в украинской экономике скрываются от общественности за тонкой глянцевой пленкой публичных сообщений, выступлений и заявлений высокопоставленных чиновников, правительства, крупных госкомпаний, констатирует «ОстроВ» (Донбасс). Но и они порой могут содержать важную информацию об истинном положении дел и направлении финансовых потоков. 10 мая стало известно о намерении госкомпании ПАО «Укргазодобыча» одолжить $76 млн у консорциума в составе Европейского банка реконструкции и развития и Европейского инвестиционного банка. Цель у займа вполне благородная: увеличение добычи газа на существующих скважинах. Для этого предполагается закупить компрессорное оборудование, а также установки для капремонта скважин. Прекрасная новость сама по себе, но есть вопрос: а почему для этого необходимо брать кредит у банков? Напомним, что год назад тарифы на газ для населения были повышены в 2 раза, что повлекло рост и остальных тарифов: на отопление, горячую воду и т.д. А куда же в таком случае идут деньги от повышения тарифов на газ, если под инвестиционную программу надо брать кредит в банке? Оказывается, дополнительно собранные с украинцев средства просто пошли в бюджет в виде налогов, никто и не думал вкладывать их в развитие компании. Еще одну теневую схему в нефтегазовой сфере хотят реализовать до очередных президентских и парламентских выборов. Речь идет о продаже египетских активов НАК «Нефтегаз Украины». Нет сомнений, что покупателем этих активов в итоге окажутся компании, конечные владельцы которых являются одновременно высокопоставленными чиновниками на Украине или влиятельными провластными политиками. Хотя может ли быть полезной для украинской госкомпании продажа перспективных зарубежных разработок в условиях, когда нефтедобыча на самой Украине постоянно снижается? Полный переход на ее импорт означает увеличение расходов валюты, которые пока нечем возместить. А значит, фундаментального ослабления курса гривны не избежать. Не менее любопытная ситуация сложилась в госкомпании ПАО «Укртранснефть», которая является оператором магистральных нефтепроводов на Украине. До 2015 г. она находилась под контролем ФПГ «Приват», что давало ее владельцу Игорю Коломойскому разнообразные приятные бонусы. Но вот, казалось бы, ура — компанию в итоге освободили из щупалец приватовского «спрута», высасывавшего из нее финансовый ресурс. Но в середине мая сего года СМИ сообщили, что «Укртранснефть» игнорирует рекомендации «Нефтегаза» и продолжает обслуживаться в Банке инвестиций и сбережений, принадлежащем С. Ивахиву, С. Лагуру и партнеру «Континиум», львовскому олигарху Петру Дыминскому. Таким образом, по сути ничего не поменялось. Тогда госкомпанию контролировала одна ФПГ и пользовалась ее деньгами в своих целях, теперь то же самое делает другая ФПГ. И это все, что надо знать о «деолигархизации», объявленной президентом П. Порошенко в марте 2015 года. Поменялись только действующие лица у государственного «корыта», а сами схемы остались вполне себе прежние.

Станислав Стремидловский

Польша. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 июня 2017 > № 2193410


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 мая 2017 > № 2214459

Россия жаждет имперских успехов

Дамиан Сверчевский (Damian Świerczewski), fronda.pl, Польша

Интервью с советником президента Польши Пшемыславом Журавским вель Граевским.

Fronda.pl: В концепции национальной обороны Польши основной угрозой названа Россия. Перспектива того, что она развяжет конфликт против одного или нескольких членов НАТО, выглядит вполне реальной, прямо говорится в этом документе. Насколько серьезная опасность угрожает Польше?

Пшемыслав Журавский вель Граевский: Я думаю, прямой угрозы того, что в ближайшие месяцы события начнут развиваться в драматическом ключе, нет. Однако полностью исключить этого нельзя. Здесь я имею в виду учения «Запад-2017», которые будут в этом году особенно масштабными. В настоящее время перспектива возникновения мрачных сценариев связана, скорее, с желанием России проверить на странах Балтии, насколько сплоченной остается НАТО. Но окно возможностей становится здесь, к счастью, все более узким. Размещение натовских сил на восточном фланге снижает вероятность того, что Москва решит пойти на такие шаги. Одно дело — решиться вступить в боевое столкновение с солдатами из Литвы, Латвии, Эстонии или Польши, а другое — с военными из Великобритании, США или, например, Канады.

Такое развитие событий связано с действиями потенциального агрессора — России. Она может не верить в договоры, но видит реальное присутствие войск НАТО на восточном фланге и в районах, которым угрожают потенциальные российские провокации. В этом смысле, хотя ситуация в плане числа военных до сих пор остается неудовлетворительной, в политической плоскости благодаря созданию вышеописанного механизма произошел качественный скачок.

Речь идет об усилении безопасности. Здесь существует определенный элемент риска, ведь россияне осознают, что время работает против них. Пробуждение НАТО, которое началось в 2014 году после российского нападения на Украину, приносит все новые плоды. Страны нашего региона одна за другой решают увеличить расходы на вооружение. Тенденцию к сокращению военных бюджетов, которая раньше казалась преобладающей, удалось остановить. Однако проявления материальных эффектов этих решений придется еще подождать. Окно возможностей для российских провокаций закрывается. Россия это осознает, что создает с ее стороны напряженность. Из-за сложной экономической ситуации (которая не позволяет «покупать» внутреннюю стабильность при помощи экономического роста) у Путина остался единственный путь, чтобы заручиться поддержкой россиян. Ему остается продемонстрировать им «имперские» успехи, которых Россия сейчас пытается добиться.

Другой проблемным вопросом остается Украина, где суть конфликта связана не с той или иной территорией, а с основами путинского режима в России. Здесь можно провести аналогию с ситуацией Речи Посполитой в период Четырехлетнего сейма (это сейм 1788-1792 годов, осуществивший ряд реформ политического строя страны, — прим. пер.).

— В чем она заключается?

— В тот период успех реформ поколебал стабильность абсолютных монархий, соседствующих с Польшей. Сейчас похожую ситуацию мы наблюдаем в отношениях между Украиной и Россией. Успех первой может поколебать стабильность «суверенной демократии», то есть путинского авторитаризма. Это угроза для внутренней стабильности режима Путина, поэтому Россия стремится дестабилизировать ситуацию у соседей. Все это создает опасную атмосферу, которую учитывает новая польская стратегия безопасности. Оценивать ее следует в этом контексте.

К этому следует добавить дестабилизацию юга Европы, связанную с миграционным кризисом, конфликтом на Ближнем Востоке и террористической угрозой, которые оказывают свое влияние на внутреннюю политическую сцену. Радикальные перестановки произошли, например, во Франции: ни одна из традиционных партий после прошедших выборов не сохранила статуса ведущей силы. Серия терактов произошла недавно в Германии, еще один — в Манчестере.

Кроме того, скоро в Германии и Франции пройдут парламентские выборы. В Испании заметна напряженность в связи с вопросом Каталонии. Динамика развития политической ситуации на Западе создает искушения. Если в одном из ведущих государств Западной Европы разразится кризис, Россия может счесть это удачным моментом для того, чтобы проверить, какими приоритетами руководствуется Запад, станет ли он должным образом реагировать на угрозы, возникающие на восточном фланге НАТО. Ключевую роль здесь будут играть Соединенные Штаты. Они пока остаются надежным оплотом сдерживания, и ничто не указывает на то, что это изменится. Так что, на мой взгляд, поляки могут смотреть в будущее с определенным оптимизмом.

— Сотрудники Пентагона США полагают, что в учениях «Запад-2017» могут принять участие 100 тысяч человек. Проходить маневры будут в том числе в Калининградской области. В связи с этим американцы собираются увеличить свое военное присутствие в Балтийском море и внимательно следить за ситуацией. Могут ли эти учения переродиться в конфликт?

— Каждая большая концентрация войск у границы, под каким бы предлогом она ни происходила, — это появление конкретного военного потенциала, который может быть использован для внезапного нападения. Чтобы проиллюстрировать масштаб проблемы, достаточно сказать, что на прошлых учениях для перевозки техники понадобилось около ста вагонов, а сейчас заказано больше 4100. Это показывает, насколько большой масштаб приобретут маневры в этом году. Кроме того, с 2013 года в России поднимают войска по тревоге после звонка из Кремля: Путин отдает им приказ отправиться на незапланированные учения. Так что вне зависимости от официальных планов число участников учений может увеличиться. Все это создает угрозу для суверенитета Белоруссии.

— Почему?

— Если на ее территории окажется такая масса войск, возникнет вопрос, уйдут ли они оттуда и кто будет руководить этой страной. Россия уже обладает там огромным влиянием. Я понимаю аргументы, указывающие на то, что Белоруссия уже подчиняется Москве и что военная операция не имеет смысла. Но, во-первых, это подчинение нельзя назвать полным. Лукашенко — не наместник Москвы, а диктатор в собственной стране. Во-вторых, благодаря тому, что Россия глубоко проникла в структуры безопасности белорусского государства, она может счесть, что одержать имперский триумф на этой территории будет не так сложно. Нападение на Украину или страны Балтии несет в себе слишком высокие военные риски. Первая остается сильной страной с 200-тысячной армией, которая в последние годы закалилась в боях. Победить ее можно, но это слишком дорого. Что касается стран Балтии, появляется опасность развязать войну с НАТО. В Белоруссии, на первый взгляд, больших рисков нет, поэтому появляется опасность. Россия может выйти широким фронтом к границе с Польшей и Прибалтикой и получить возможность устраивать провокации — например, на национальной почве. Одновременно это позволит Москве подойти с тыла к украинским войскам, а также даст ей самые разнообразные возможности в сфере пропаганды и геополитики. Конечно, на такую операцию тоже понадобятся деньги, но за все будут платить простые россияне, а не Путин.

Сама сущность российского режима заставляет относиться к нему с осторожностью и учитывать факт, что для диктатур свойственна короткая цепочка принятия решений. В демократических странах принять решение об использовании войск можно лишь после согласования в различных государственных институтах, которые сдерживают безответственные выходки лидеров, а в диктатурах эта цепочка коротка, порой она состоит всего из одного человека. Поэтому риск так велик.

— Появились сообщения о том, что Россия создает ударные подразделения в воздушно-десантных войсках. Это является свидетельством ее готовности к агрессии?

— В России много ударных подразделений вроде спецназа, так что новость о создании еще одного мало что меняет в стратегическом отношении, хотя с журналистской точки зрения она выглядит сенсацией. В этом нет ничего нового. На мой взгляд, это элемент пропагандистской войны, игры мускулами и давления на сопредельные государства. Москва говорит: бойтесь нас, уступите, иначе мы нанесем удар. Я бы понимал эти сообщения так.

— Благодарю за беседу.

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 мая 2017 > № 2214459


США. Польша. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 мая 2017 > № 2190457

Бжезинского тревожило то, что Польша отворачивается от ЕС, ведь ей угрожает Путин

Интервью с экономистом и публицистом Анджеем Любовским, автором книги «ЗБиг — человек, который заложил бомбу под Кремль».

Михал Кокот (Michał Kokot), Gazeta Wyborcza, Польша

Gazeta Wyborcza: В Советском Союзе в годы холодной войны Збигнева Бжезинского считали всемогущим человеком и думали, что он стоит за избранием Иоанна Павла II на пост папы римского. Вы пишете об этом в своей книге и рассказываете, что когда Кароль Войтыла впервые встретился с Бжезинским, то в шутку поблагодарил того за помощь. Какой вклад в свержение коммунизма внес советник Джимми Картера на самом деле?

Анджей Любовский (Andrzej Lubowski): Роль, которую он сыграл для демократической оппозиции в Польше и во всем Восточном блоке, переоценить невозможно. Именно он во время холодной войны способствовал появлению политики защиты прав человека. За ней последовала материальная и, что не менее важно, моральная поддержка. Америка активно вступалась за диссидентов. Именно Бжезинский спас от закрытия польское бюро «Радио Свобода», с которым он сотрудничал в молодости. Мы постепенно забываем, чем была для нас эта радиостанция. А она была важнейшим, порой единственным источником достоверной информации и моральной поддержки. Польша всегда оставалась в сердце Бжезинского, его очень тревожило то, что происходило в нашей стране в последние годы.

— Эта поддержка была связана с тем, что он прекрасно понимал замыслы советских руководителей? В 1960-е годы, когда вся Америка восхищалась Леонидом Брежневым, он советовал не оценивать лидера СССР по его заграничным костюмам. Он не сомневался в том, что тот сохранит тоталитарный режим.

— Бжезинский не питал ни малейших иллюзий по поводу сущности этого режима и замыслов советских руководителей. Кремль не случайно навесил на него ярлык своего главного врага. Дело было не в советской мании преследования, Бжезинский начал публиковать критические тексты на тему СССР еще тогда, когда он был советником сенатора Джона Фицджеральда Кеннеди. Он понимал этот режим, четче других видел появляющиеся на его фасаде трещины и был первым человеком в США, который предсказал окончательный крах коммунистической системы. Падение коммунизма было, конечно, многосоставным процессом, но если было бы нужно выбрать одного человека, который его запустил, это был бы именно Бжезинский.

Он лучше всех понимал, какую опасность представляет СССР, и видел в советском империализме самую большую угрозу для Запада и демократии. Он хотел, чтобы противовесом для Москвы стал Китай. Именно Бжезинский, а не Никсон и Киссинджер, побудил Китай развернуться к миру. Большую роль в этом сыграли его личные отношения с Дэн Сяопином. Бжезинского продолжали принимать в Китае с почетным караулом как чрезвычайно важную особу, даже когда он уже не занимал никаких официальных постов.

Хотя Рональд Рейган был республиканцем, он высоко ценил Бжезинского за его верные оценки и трезвое понимание коммунистической угрозы, и даже хотел предложить ему остаться на посту советника по национальной безопасности. Но демократ Бжезинский был против. Он считал, что президенту нужна свежая кровь и новые лица. Кроме того, такая перспектива не нравилась некоторым важнейшим соратникам Рейгана, они считали, что Бжезинский их затмит.

— У него был сложный характер? В США его до сих пор оценивают неоднозначно, многие СМИ упрекают его в высокомерии.

— Бжезинского часто сравнивали с Киссинджером, у которого был отличный пиар: он старался поддерживать хорошие отношения с журналистами, был любимцем прессы. Когда я работал над книгой о Бжезинском и разговаривал с десятками людей в Вашингтоне, я понял, что все его уважают, но далеко не все любят. До того, как на него навесили ярлык антисемита, его прозвали русофобом. Многим это казалось логичным: раз он поляк, то наверняка не любит русских и евреев. Он не заискивал пред прессой и отказывался от разговоров на банальные темы. Он придерживался железной логики и ожидал, что его собеседники будут разбираться в теме, а это может показаться высокомерием.

Завоевать его доверие и уважение, пробиться через эту профессорскую броню, было действительно сложно, но под ней скрывался душевный, ироничный и мудрый человек. Он всегда был готов к диалогу и дискуссиям, хотя это не значит, что у него не было четкого мнения по принципиальным вопросам.

— Он когда-нибудь ошибался?

— Он ошибся с Дмитрием Медведевым, когда тот был президентом России, переоценив его независимость. Некоторое время он питал надежды, что Медведев — человек, не испорченный КГБ, и чья биография отличается от биографии Путина — станет самостоятельным игроком, а у России появятся шансы на более демократическое руководство. Реальность, как мы знаем, оказалась, однако, совершенно другой.

Между тем Бжезинский не питал ни малейших иллюзий насчет того, кто такой Путин, и к чему он стремится. Поэтому его очень тревожила современная политика Польши, в результате которой мы отдалились от костяка стран ЕС. ЗБиг всегда повторял, что Польша должна стать важной частью Евросоюза, а от того, какую позицию нам удастся в нем занять, зависят наши отношения с другими крупными игроками.

— Некоторые упрекали Бжезинского в том, что он выступал категорически против членства Украины в НАТО.

— Ни одна серьезная сила, в том числе сам Киев, не выступали за присоединение этой страны к альянсу, этого не хотела ни Америка, ни Евросоюз. Украина всегда была дорога сердцу профессора. Десять лет назад он говорил, что ключевую роль в формировании идентичности Европы сыграет ее отношение к Турции и Украине. Это было еще при Викторе Януковиче, сейчас такая мысль выглядит пророчеством. Он спросил меня, не напоминает ли мне Украина Польшу в последнюю четверть XVIII века. В те годы магнаты не думали о страданиях страны, не считались с интересами народа, а договаривались с кем угодно, кто был готов заплатить больше.

Бжезинский считал, что Польша и весь ЕС должны протянуть Украине руку помощи, поскольку если они захлопнут перед ней дверь, она попадет в объятия Путина. Он считал, что президент Обама совершил ошибку, решив, что США не станут поставлять украинцам наступательных вооружений, хотя Россия совершила открытый акт агрессии. Бжезинский полагал, что американский президент не обязан сообщать обо всех своих намерениях, но ему не следует говорить о том, чего он не собирается делать. Вопрос поставок оружия Киеву — это не единственный случай, когда ЗБиг критически высказывался об Обаме. Очень неудачной показалась ему формулировка президента по поводу Сирии и применения Асадом химического оружия, когда Обама заявил, что Америка даст жесткий ответ, если сирийский диктатор пересечет «красную черту».

Асад ее пересек, но ничего особенно страшного с ним не произошло. Бжезинского всегда тревожили ситуации, которые могут дискредитировать США и их президента, хотя он с воодушевлением встретил избрание Обамы, а тот хотел сделать ЗБига своим официальным советником. По большинству вопросов, даже самых спорных, их мнения совпадали. Например, оба довольно критически оценивали внешнюю политику Израиля.

— Из-за этого в некоторых кругах Бжезинского долгие годы считали антисемитом.

— Он не получил эту должность в том числе по этой причине, хотя он мог не согласиться на нее сам, ведь ему уже было тогда 80 лет. Бжезинскому хватало смелости в течение 50-ти лет критиковать политику Израиля, из-за этого легко прослыть антисемитом. Но он им никогда не был. Либеральные израильские политики даже говорили, что Израилю стоит иметь больше таких друзей, как Бжезинский. Он считал ошибочной политику расширения еврейских поселений и прекращения диалога с палестинцами. Того же мнения придерживался Обама, у которого складывались, мягко говоря, не самые простые отношения с Биньямином Нетаньяху.

— Бжезинский неоднократно подчеркивал, что при формировании внешней политики нужно учитывать не только собственные интересы, но и ценности. Как он отзывался в этом контексте о Дональде Трампе?

— Очень негативно. Бжезинский несколько раз писал, что Америка, даже совершая ошибки, остается последним оплотом стабильности, и эта роль останется за ней навсегда. Поэтому его тревожило то, что принес с собой Трамп. ЗБиг считал, что в мире хаоса, который полон конфликтов и страхов, Белый дом должен посылать очень четкие сигналы. Сейчас их нет. Лозунг «Сделаем Америку снова великой», как полагал Бжезинский, годится для наклейки на машину, но не для внешней политики.

Он знал методы Путина, осознавал его амбиции и цинизм, а поэтому испытывал особенную тревогу по поводу отношения Трампа к России и Кремлю. В этом плане он не питал никаких иллюзий.

США. Польша. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 мая 2017 > № 2190457


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 29 мая 2017 > № 2190453 Виктор Ерофеев

За что поляки ненавидят Россию

На смерть Збигнева Бжезинского (1928 - 2017)

Виктор Ерофеев, Обозреватель, Украина

Я всегда восхищался Збигневым Бжезинским. Он был голова! В отличие от наших зависимых и независимых политологов, он играл и выигрывал на разных шахматных досках. Он был наиболее успешным противником имперской государственности России во всех ее видах. Великолепно знал ее политический скелет: не кожу, не мясо, а именно скелет, на котором время от времени сменяется и мясо, и кожа, но суть от этого не меняется.

Россия множество раз бросалась на поляков с криками о славянской любви. На самом деле она не отпускала поляков от себя не потому что любила, а потому что хотела за их счет приблизиться к сердцевине Европы со своими специальными имперскими чувствами. Ради всасывания Польши в себя Россия готова была на все что угодно, вплоть до Катыни.

Ненависть Польши к России была избирательной — антиимперской. Россия отвечала ненавистью на ненависть поляков: потоком вранья, вплоть до утверждений, что Польша развязала Вторую мировую войну. Советская армия освободила не государство Польшу, но принадлежавшую когда-то империи территорию и укрепилась здесь как создатель и повелитель искусственного режима. В этом отличие освобождения Франции союзниками.

Какая-то часть польской интеллигенции поверила Сталину на очень короткий срок. Все-таки какая-никакая Польша вновь появилась на карте. Но скоро выяснилось: появился политический урод.

Бжезинский жил вдалеке от такого урода. Он занимал многие годы крупные должности в американской администрации и различных международных комиссиях. Деловито, без пены на губах, он определял слабости советского режима и бил по ним с прицельной точностью. Это не были абстрактные сражения. Бжезинский видел оппонента как агрессивную, часто бездарную и бестолковую власть, настоянную на бюрократии, коррупции, перекрестном страхе, незнании международные реалий.

Это он создал «третью корзину» Хельсинских договоренностей 1975 года, корзину прав человека, в которую провалилась советская власть, сломав себе шею на борьбе с инакомыслием. Это он подтолкнул СССР к смертельной войне в Афганистане, аналогу, по его мнению, Вьетнамской войны для Америки. Это он способствовал развитию гонки вооружений, которую не смог выдержать СССР, проиграв холодную войну.

Это он критиковал страны Запада, не сообразившие, что крушение СССР вызовет реваншистские настроения, которые породят мем о крупнейшей катастрофе ХХ века: смерти СССР. Здесь его, правда, никто не послушал, решив, что история уже кончилась и тоталитаризм окончательно уничтожен. Зато, когда Запад спохватился, он способствовал продвижению НАТО на восток, которое фактически выбросило Россию из Европы.

Но вот парадокс! Критикуя советскую Россию, Бжезинский отдавал должное марксизму. Он знал его глубже советских философов, которые превратили Маркса в догму. Бжезинский фактически считал марксизм идеологией будущего, случайно попавшей в руки политическому дельцу от коммунистической утопии Владимиру Ленину. В любом случае, он считал марксизм отличным инструментом экономического и философского анализа. В центре политической жизни Америки находился подлинный марксист!

История отношений поляков к России полна парадоксов. Вот, например, первый чекист, поляк Дзержинский. В России до сих пор есть много его любителей, особенно среди коллег-силовиков. Почему бы не поставить Дзержинскому памятник? Но если присмотреться к деятельности Дзержинского, то он окажется наиболее радикальным разрушителем основ России. Большевик-интернационалист, он презирал российские ценности. По сравнению с Дзержинским Збигнев Бжезинский просто страстный почитатель России!

Обобщите идеи Бжезинского, и вы увидите, что они скорее перекликаются с политическими мечтаниями русской культуры, нежели опровергают их. Русская культура в большинстве случаев сочувствовала бунту поляков против России. Порой случались недоразумения, когда Россия воспринималась (или должна была восприниматься?) как страна, а не источник тоталитарных ценностей (случай Пушкина). Но вектор антиимперской критики был чаще всего общим и бескомпромиссным. Все кончилось, правда, как всегда скверно: интеллигенция так возненавидела имперский режим, что перегнула палку и породила большевиков, переродившихся в суперимперских сталинистов.

Польская мысль, судя по позиции Бжезинского, разрубает Россию пополам. Она ненавидит режим, который навязывает ей свои ценности вплоть до полного уничтожения польской самоидентичности. Но она питается творческими откровениями русской культуры и обогащается ею для борьбы с русской империей.

Бжезинский считал, что выход России из исторического кризиса невозможен без сближения с демократическими системами Европы. Это отнюдь не означает потерю самостоятельности русской ментальности. Это встреча со своей собственной, окрепшей и гибнущей, и снова возрождающейся независимой идеологией России, которая оказалась пока что неспособной проявиться в долгосрочной каждодневной политике. Да и в оппозиции эта идеология разорвана на куски во внутренних спорах и взаимных обвинениях.

Короче, Бжезинский верил в нас, жителей России, чаще больше, чем мы — сами в себя. И знал нас чаще лучше, чем мы себя. Почему? Да потому что аналитическое мышление с самого начала его деятельности было безупречно. Поляк, родившийся в дипломатической семье не то в Харькове, не то в Варшаве, получивший образование в Канаде и США, Бжезинский показал, что Россию можно понять умом, а вот бестолковщиной ее не понять.

Он умер, не дождавшись восстановления отношений Европы и России. Возможно, он был излишним оптимистом, и это восстановление не наступит никогда. В тех формах и границах, которые существуют сегодня. Враг-оптимист, это особое польское звание.

Бжезинский, конечно, не был одиночной в своем уважении к русской культуре и ненависти к империи. Он принадлежал к той польской плеяде разумных критиков восточного соседа, которые способствовали разгрому имперских ценностей, а вместе с ними и политического режима. Вместе с Иоанном Павлом Вторым, а также поэтом Чеславом Милошем, режиссером Анджеем Вайдой, философом Лешеком Колаковским (этих трех творцов я знал и любил), другими блестящими мыслителями Бжезинский вытащил Польшу из могилы советского псевдосоциализма.

Польша ушла навсегда на Запад. А кремлевская Россия ушла в себя. И стонет от счастья. От этого странного тюремного счастья

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 29 мая 2017 > № 2190453 Виктор Ерофеев


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188003

Президент Дуда посылает России сигнал: мы не боимся!

Интервью с историком и политологом Ежи Таргальским.

Томаш Вандас (Tomasz Wandas), fronda.pl, Польша

Fronda.pl: «В вопросе отношений с Россией НАТО следует занять такую позицию, чтобы все видели сплоченность, единодушие и солидарность стран-союзниц», — заявил президент Анджей Дуда (Andrzej Duda) после встречи с лидером Латвии. Почему эти слова прозвучали именно в этом контексте? Они намекают, что Латвия не демонстрирует этой солидарности?

Ежи Таргальский (Jerzy Targalski): В первую очередь суть этих слов в том, что Пятая статья Вашингтонского договора остается для Польши актуальной, а если кому-то из наших союзников будет угрожать опасность, мы не будем делать вид, будто ничего не происходит. Мы никогда не пойдем на то, чтобы, как при Туске (премьер министр Польши в 2007-2014 годах, — прим. пер.), делать вид, будто убийство польского президента было самоубийством, лишь бы не вызвать недовольство России. Варшава подчеркивает, что она будет придерживаться принципов солидарности в рамках Североатлантического альянса.

— США с новым президентом Трампом избрали верную риторику?

— Россия объявила, что собирается отправить в Белоруссию 100 тысяч военных, 80 железнодорожных составов и большое количество разной техники. Путин сделал это только для того, чтобы спровоцировать американцев. Так называемые независимые эксперты предупреждали, что российские войска останутся в этой стране, поскольку Кремль хочет проверить, отреагирует ли на это Америка. Если бы со стороны Трампа не последовало реакции, они бы наверняка остались на белорусской территории.

— Почему? Как отреагировал Трамп, США?

— Во-первых, на Сирию упали «Томагавки», во-вторых, США перестали делать вид, будто Северной Кореи не существует, а в-третьих, что самое важное, они заявили, что могут разместить ракеты Patriot (в странах Балтии, — прим. пер.). После этого россияне пришли к выводу, что операция в Белоруссии себя не оправдает. Из последних российских сообщений мы узнали, что в учениях будет задействовано 13 тысяч военных (из них всего три тысячи россиян) и всего 281 единица техники. Ситуация показывает, что государства разговаривают друг с другом, посылают друг другу сигналы. Сигналом были прогнозы «независимых экспертов», то есть агентов Кремля, что россияне могут остаться в Белоруссии, а сейчас сигналом для России стало заявление президента Дуды.

— Какой конкретно сигнал он послал Кремлю?

— Он дал ясно понять, что мы никого не оставим в беде. Мы осознаем, что если Россия захватит одного, то сразу же «проглотит» остальных.

— Президент подчеркнул, что переговоры касались также создающейся сейчас в Латвии батальонной группы, в которую войдет польская танковая рота. Латвия благодаря этому сможет почувствовать себя более защищенной?

— Да, ведь если странам Балтии будет угрожать опасность, первой страной, которая придет им на помощь будет Польша. Заявления президента подчеркивают, что мы готовы действовать и не откажемся от наших союзнических обязательств. Россия должна понять, что ей не стоит даже подпитывать ощущение опасности в странах Балтии, в этом состоит основная идея.

— «Мы придерживаемся солидарного мнения, что НАТО следует вести борьбу с терроризмом, в этом вопросе нам тоже следует занять жесткую позицию», — это значит, что сейчас оно с ним не борется или прикладывает недостаточно усилий?

— Нет, это тоже знак, что в этом конфликте мы готовы присоединиться к США в противостоянии исламским фундаменталистам.

— Некоторые эксперты говорят, что нам не следует вступать в конфликт с террористами, чтобы не навлечь на себя их гнев.

— То есть, как я понимаю, лучший способ разрешить этот конфликт, подчиниться им, да?

— Некоторые считают именно так.

— С чем я их и поздравляю. Это те же самые люди, которые считали, что следует делать все, чего только пожелает Россия, поскольку иначе разразится война, то есть, лучше всего подчинить Варшаву Москве и исполнять все ее приказы.

— Значит, нам следует не бояться, а придерживаться своей линии?

— Войны возникают из-за трусов. Если кто-то хочет развязать войну, ему стоит громко кричать, что он боится и не пошевельнет и пальцем.

— Значит, сигналы, которые посылает президент — это положительное явление, так как они показывают, что Польша не испытывает страха?

— Именно так. Государства начинают войны тогда, когда знают, что их противник слаб и труслив, а в случае опасности спрячется и будет делать вид, что его не существует. Начать войну с таким противником легко. Между тем начинать конфликт с кем-то, кто будет воевать, неудобно и тяжело, а поэтому бессмысленно.

— Благодарю за беседу.

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188003


Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 мая 2017 > № 2214465

Польская колониальная империя

Петр Зыхович (Piotr Zychowicz), Do Rzeczy, Польша

Камерун, Мадагаскар, Ангола, Аргентина, Либерия и даже Антарктида — это только некоторые места, в которых поляки хотели основать свои колонии. Могла ли Вторая Польская Республика завоевать заморские территории и стать мощной державой?

«Наша цель — движение к великодержавному развитию Польши, которой стали тесны рамки собственного государства. Она имеет право при помощи экспансии и труда миллионов человек на территории других стран или колоний превратиться по примеру других народов из европейской в мировую державу», — говорил генерал Густав Орлич-Дрешер (Gustaw Orlicz-Dreszer).

Он возглавлял организацию под названием «Морская и колониальная лига», которая занималась координацией действий, направленных на приобретение Польшей заморских территорий. Лига обладала в довоенной Польше огромным влиянием и внушительным числом членов в 300 региональных отделах. К 1939 году число членов достигло миллиона. Организация пышно отмечала День моря, устраивала парады и хепенинги, на которых ее члены переодевались в колонизаторов и «негров» (крася лицо гуталином). Они маршировали по улицам городов и городков с транспарантами «Требуем заморских колоний для Польши» или «Колонии — гарантия сильной позиции Польской Республики». Некоторые даже обзавелись мундирами, сшитыми по образцу униформы британских колониальных войск, и пробковыми шлемами, к которым прикрепляли значки с изображением орла. Лига планировала создать Польскую школу колониальных наук, чтобы вырастить в ней кадры для будущих колоний.

Сейчас мечты жителей государства, которое в скором времени на полвека само превратилось в колонию, о завоевании заморских территорий могут показаться смешными, но в свое время к ним относились со всей серьезностью.

Новая Польша

Все началось в первой половине XIX века. Первым стал Адам Мерославский (Adam Piotr Mierosławski) — брат знаменитого революционера Людвика. В 1841 году он «открыл» в Индийском океане небольшой островок — Новый Амстердам. Я поставил слово «открыл» в кавычки, поскольку остров был известен путешественникам уже давно. Несмотря на это Мерославский провозгласил его своей собственностью и собрался вывесить там бело-красный флаг. Однако он сменил планы и бросился в водоворот европейских революций. Спустя 10 лет он умер. Новый Амстердам принадлежит сейчас Франции, гражданином которой был поляк.

События ускорились в конце XIX века, когда зачитывавшуюся Киплингом Европу охватила колониальная горячка. Очарованные Востоком жители Старого Света затаив дыхание следили за соперничеством держав на далеких континентах. Эта мания не обошла стороной и Польшу.

В 1875 году Петр Верещиньский (Piotr Aleksander Wereszczyński) издал в Кракове брошюру с предложением создать на островах Тихого океана Новую Независимую Польшу. Он считал, что раз у поляков нет шансов на победу над тремя державами, ведущими захватническую политику, следует начать все заново в каком-то более спокойном уголке мира. Выбор пал на Новую Гвинею, Новую Ирландию и Новую Британию.

Единственную проблему представляло коренное население, папуасы, но с ними, как уверял Верещиньский, можно легко справиться. Тем более что он собирался перевезти в Тихий океан… весь польский народ. Стоимость операции ее автор оценивал в 227 тысяч или, при экономном варианте, в 180 тысяч рублей.

Разумеется, из этого безумного предприятия ничего не вышло. Гораздо серьезнее выглядела инициатива Стефана Шольц-Рогозиньского (Stefan Szolc-Rogoziński). В 1882 году, собрав в Варшаве средства на «национальную экспедицию», он отправился со своими товарищами в Африку. За сюртук, цилиндр и три стакана джина им удалось приобрести у местных жителей маленький остров, расположенный у камерунских берегов, а позже основать в Камеруне нечто вроде польской колонии. Однако долго это образование не просуществовало: земли вскоре отошли к немцам.

Хотя экспедиция Шольца-Рогозиньского закончилась провалом, она разожгла воображение широких масс поляков. Польская молодежь в начале XX века зачитывалась романом Сенкевича «В дебрях Африки», в котором можно найти, например, такой фрагмент: «Стась, устроившись на спине Кинга, следил за порядком, отдавал приказы и с гордостью обводил взглядом свою армию. "Если бы я захотел, — размышлял он, — я бы мог стать королем всех племен доко, подобно Бенёвскому на Мадагаскаре!" В голове промелькнула мысль, а, может, вернуться сюда однажды, завоевать большой кусок страны, окультурить негров, создать в этих краях новую Польшу или даже отправиться во главе черных обученных полков в старую».

Немецкое наследство

Поляки приступили к попыткам претворить эти планы в жизнь после обретения независимости. Впервые вопрос формально подняли после окончания Первой мировой войны на площадке Лиги Наций. Речь шла о получении Польшей мандата на немецкие колонии: Того и Камеруна. Поляки использовали такой аргумент: раз часть польских земель входила в состав Германской империи, значит, ей причитается как минимум 10% отобранных у нее экзотических территорий. Колониальные империи отклонили такое предложение, не желая получить нового конкурента в управлении «дикими народами». Немецкое наследие разделили между собой Франция, Великобритания, Япония, Бельгия и Португалия. Польша осталась ни с чем.

Поражение не остудило пыл польских колонизаторов, они продолжали обдумывать новые проекты. А их было на самом деле много. Поляки хотели отобрать у Португалии (военным путем!) Анголу и Мозамбик, а также разместить польских поселенцев во Французской Гвинее и Французской Экваториальной Африке. Обсуждалась также Родезия, где, по легенде, в конце XIX века свою власть над «негритянским государством» установили братья Казимеж и Станислав Стеблецкие (Kazimierz, Stanisław Steblecki).

Была даже предпринята попытка заявить свои претензии на Тринидад и Тобаго, а также Гамбию, которые в XVII веке были колониями Курляндии, то есть вассала Речи Посополитой двух народов. В марте 1939 года появилась идея создать польский сектор в Антарктиде…

Хотя польское руководство не поддерживало лозунгов Морской и колониальной лиги на официальном уровне, присутствие в ее структурах множества влиятельных людей давало понять, что власти одобряют деятельность организации (тем более что существовала она на щедрые государственные дотации).

Отобрать Мадагаскар у Франции

Польские колонисты планировали также забрать у Франции Мадагаскар. Разработка проекта дошла до такого этапа, что на остров отправилась комиссия во главе с адъютантом Юзефа Пилсудского Мечиславом Лепецким (Mieczysław Lepecki). Претензии основывались на том, что в XVIII веке на Мадагаскаре оказался участник Барской конфедерации Мориц Бенёвский (Móric Beňovský), которого местные жители провозгласили императором. Некоторые члены Национально-демократической партии в конце 1930-х считали, что на остров можно будет отправить «лишних» евреев.

Все это вызывало бурю возмущения во французской прессе. «Мадагаскар — польская колония? Никогда!» «Польские евреи на Мадагаскаре нам не нужны!» — кричали заголовки французских газет.

Любопытной и продвинувшейся дальше прочих оказалась инициатива по колонизации Либерии — государства, которое основали освобожденные американские рабы. В 1934 году Лига подписала с этой страной договор, по которому она стала польским протекторатом. К договору прилагался секретный протокол, согласно которому Польша могла завербовать в свою армию 100 тысяч жителей Либерии, если в Европе разразится война.

Один из высокопоставленных сотрудников МИД Виктор Дрыммер (Wiktor Drymmer) писал в своих воспоминаниях: «Прошло несколько месяцев, и меня посетил с официальным визитом темнокожий господин — генеральный консул Либерии. После завершения визита, уже уходя, он спросил меня, где он будет получать жалование, и каким оно будет. Я ответил, что этот вопрос следует адресовать его правительству. Как выяснилось в дальнейшей беседе, либерийцы решили, что платить ему должны поляки. Получить объяснения в Морской и колониальной лиге мне не удалось, авторов договоров уже не было на месте, они ушли в плавание. Найти документ не получилось, так что я решил, чтобы не компрометировать польское руководство, назначить консулу ежемесячное жалование в 600 злотых».

Чтобы наполнить договор конкретным содержанием в 1934 году в Либерию отправилось судно «Познань». На своем борту оно везло мешки с цементом, эмалированные ночники и другие товары, которые должны были найти покупателей на новой территории, а также нескольких ученых, собиравшихся осушать либерийские болота (!) и плантаторов, планировавших основать польские плантации и компании.

Колониальные державы отнеслись к этой экспедиции враждебно. Особенно волновались американцы. «Алчная Польша может поглотить Либерию», — писала газета Pittsburgh Courier. Выходящее в Гане издание African Morning Post саркастически добавляло: «Слуга австрийской и российской императриц и прусского Фридриха II захотел стать хозяином в африканской стране».

Американская пресса сообщала о пулеметах и грантах, которые поляки якобы провозили контрабандой в Либерию, чтобы устроить там государственный переворот и взять власть в свои руки. Масла в огонь подливали польские газеты: «Либерию уже можно назвать польской колонией», — констатировал в 1935 году Ilustrowany Kurier Codzienny.

Конечно, из этого ничего не вышло. Роковую роль сыграло то, что поляки не умели заниматься сельским хозяйством в тропическом климате. Польских пионеров донимали комары и малярия, фермы опустошала саранча. Незадолго до начала войны идея умерла собственной смертью.

Заросли и москиты

В Южной Америке дела шли ничуть не лучше, чем в Африке. В начале 1930-х годов Лига предприняла попытку колонизировать бразильский штат Парана, стремясь решить проблему перенаселенности польских деревень и связанного с этим переизбытка рабочих рук.

«Пришла пора отказаться от провинциальности в эмиграционной политике и выплыть на широкие воды национальной экспансии, — убеждал в 1929 году директор польского Эмиграционного ведомства Болеслав Наконечников (Bolesław Nakoniecznikoff). — Сейчас Польша шагает в группе ведущих народов. Позволим ли мы себя обогнать, зависит от наших совместных усилий».

Поляки выкупили в Паране более 200 гектаров земли и собирались разделить ее на отдельные участки для польских поселенцев. Однако бразильское правительство решило, что они постараются отколоть штат от Бразилии, и расстроило эти планы.

Провалом завершилась также попытка создать «колонию» в Аргентине. Польские крестьяне, решившиеся попытать счастья за океаном, не скрывали своего разочарования. «Джунгли были густыми, всюду были заросли, крапива, всевозможные насекомые, москиты, — писала в письме колонистка Казимера Котур (Kazimiera Kotur). — Одежду приходилось надевать в несколько слоев, но москиты все равно кусали. Дети работали вместе с родителями, пилили дерево. Мяса было мало, а первого урожая едва хватило, чтобы выжить. Кофе делали из жареных и смолотых вручную зерен сои, пили его без сахара. Старики иногда размышляли вслух о том, что они сбежали от одной войны, но их догнала другая».

Однако во Второй Польской Республике решили, что колонии обеспечат Польшу столь необходимым ей сырьем, которое позволит развивать промышленность. Царившие тогда настроения отражает изданная в 1939 году «Эстафета» — известная книга Мельхиора Ваньковича (Melchior Wańkowicz) на тему экономического развития Польши.

«Без собственных колоний мы не сможем полностью добиться наших целей, поскольку в самых важных делах будем зависеть от других, — писал он. — Мы понимаем, что задача тяжела, но это историческая необходимость, без которой немыслимо развитие страны. Мы понимаем, что никто не отдаст нам этих колоний даром, что наше общество небогато, а другие народы тоже не получили своих колоний просто так. Например, Англия в 1688-1815 годах провела в войнах за них 64 года, а в последние 100 лет она отправила за моря 20 миллионов человек. Но люди у нас как раз есть, это наше огромное богатство и наша огромная беда. Нельзя забывать, что мы разрастаемся, а другие стоят на месте. Все зависит от нас самих, от нашей психики. Если взглянуть на наш Центральный индустриальный район известным способом, через дыру, проделанную в грубом табурете, мы увидим его в другом свете. Это промышленность без сырья. Нужно плыть дальше».

Польская Африканская Республика

В заключение следует задаться вопросом, как выглядела бы наша политическая ситуация во время Второй мировой войны, если бы нам удалось получить в 1920-30-х годах какую-нибудь колонию? Ясно, что раз моря контролировали западные члены антигитлеровской коалиции, Германии бы не удалось захватить польские заморские территории, и они остались бы под контролем нашего правительства в изгнании.

Польская колония могла бы служить базой для воюющих на Западе поляков, как французские колонии стали базой для генерала де Голля. В польских колониях можно было бы заняться формированием польских вооруженных сил, состоящих как из стекающихся туда со всего мира польских добровольцев, так и из местного населения. В портах такой колонии могли бы стоять польские военные корабли.

Отпуская вожжи воображения, можно задуматься, что стало бы с польской колонией после Второй мировой войны? Когда Польша оказалась под советской оккупацией, на заморской территории могла бы продолжать свое существование другая свободная Польская Республика — со своим правительством, школами, свободной прессой.

Там могли бы поселиться бойцы армии Андерса (Władysław Anders) и другие поляки, которые не хотели возвращаться в Польскую Народную Республику и рассеялись по всему миру. Возможно, такое образование, назовем его Польской Африканской Республикой, смогло бы продержаться до того момента, когда Польша вернула себе независимость? 1989 год выглядел бы тогда совершенно иначе.

«То, что я скажу, прозвучит неполиткорректно, — писал в своей замечательной книге "Колонии Польской Республики" Марек Ковальский (Marek Arpad Kowalski), — но мне жаль, что у Польши не было колоний, что она отказалась от морских завоеваний и морской экспансии, позволяющей вздохнуть полной грудью. Мне жаль, что у нас не было заморских факторий в Африке, Америке или Азии, все равно, где. Возможно, если бы в нашей истории появился такой эпизод, наш менталитет сформировался бы несколько иначе.

Возможно, поляки стали бы более предприимчивыми и энергичными, а культ поражений переродился бы в культ разумной и расчетливой борьбы. У нас чтут память павших героев, забывая о тех, кому удалось выжить. Может ли быть героем конструктор, изобретатель? Возможно, такой эпизод научил бы нас относиться с уважением к экономике, трезвому просчету шансов. Наша история наверняка повернулась бы иначе, возможно, лучше».

Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 мая 2017 > № 2214465


Польша > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > ria.ru, 16 мая 2017 > № 2175953

Правительство Польши не согласится принимать беженцев, заявила во вторник премьер-министр страны Беата Шидло на пресс-конференции в Варшаве.

Польша отказалась принимать на своей территории беженцев в рамках программы Евросоюза по их расселению. Премьер Шидло ранее раскритиковала миграционную политику ЕС, заявив, что страны Вышеградской четверки (Польша, Словакия, Венгрия, Чехия) не согласятся на шантаж в вопросе приема беженцев.

Согласно последним социологическим опросам, против приема беженцев выступают почти три четверти жителей Польши.

"Нет возможности в настоящее время в Польше принимать беженцев. Такая позиция польского правительства", — сказала Шидло.

"Мы хотим помогать. Оказываем гуманитарную помощь там, где она требуется и люди ее ждут. Мы увеличиваем гуманитарную помощь, участвуем в международных гуманитарных акциях, сотрудничаем с неправительственными организациями, помогаем в лечении пострадавших", — добавила премьер-министр.

"Мы не согласимся на навязывание Польше и другим странам каких-либо принудительных квот беженцев", — сказала Шидло.

Ранее во вторник еврокомиссар по миграции, внутренним делам и гражданству Димитрис Аврамопулос заявил, что Еврокомиссия намерена в июне пригрозить Польше и Венгрии санкциями, если они в течение месяца не начнут принимать беженцев, оказавшихся в Италии и Греции.

"Я призываю Польшу и Венгрию, которые не переместили к себе ни одного человека, нуждающегося в защите, начать делать это сейчас", — сказал Аврамопулос журналистам в Страсбурге.

В сентябре 2015 года главы МВД ЕС большинством голосов решили расселить в 23 из 28 стран сообщества, помимо ранее согласованных 40 тысяч соискателей убежища, еще 120 тысяч беженцев, находящихся на территории Евросоюза.

Польша > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > ria.ru, 16 мая 2017 > № 2175953


Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 мая 2017 > № 2175893

Над Польшей висит красный туман

Лукаш Карпель (Łukasz Karpiel), Polonia Christiana, Польша

Отличается ли запах кофе, выпитого у памятника «освобождению 1945 года» от запаха кофе в кафе, которое не отравляет близость советского монумента? Дают ли деревья в сквере у площади, носящей имя советского бандита, меньше прохлады в жаркий день? Если верить Збигневу Херберту (Zbigniew Herbert) (польский поэт, драматург и эссеист — прим. пер.), да. Ведь это, по сути, вопрос вкуса…

Идет 2017 год. Красных руководителей, удельных князьков, которые управляли советским бараком под названием Народная Польша, становится все меньше. Те, кто еще остался в живых, больше боятся не правосудия, а ухудшения самочувствия. Носивший темные очки самый верный слуга московских хозяев (Войцех Ярузельский — прим. пер.) даже удостоился от нашей родины торжественных государственных похорон. Фамилии деятелей, которые занимались советизацией Польши в разных сферах, продолжают виднеться тут и там, оскверняя общественное пространство и распространяя вокруг себя красный туман. Однако «перемены к лучшему» (программный лозунг партии «Право и справедливость», пришедшей к власти в 2015 году, — прим. пер.) постепенно добираются и до них.

Одиссея декоммунизации

В сентябре прошлого года вступил в силу закон о декоммунизации. На переименование улиц, площадей и скверов органам местного самоуправления дали 12 месяцев. Теперь запрещается увековечивать память людей, организаций и событий, которые символизируют коммунизм или иные тоталитарные режимы, а также каким-либо образом их пропагандируют. Согласно новому закону, к пропагандирующим коммунизм относятся также названия, связанные с людьми, организациями и событиями, которые напоминают о репрессивной, авторитарной и несуверенной системе власти, существовавшей в Польше в 1944-1989 годах. Если органы местного самоуправления в вышеупомянутый срок не выполнят предписанные законом действия, руководитель воеводства в течение трех месяцев издаст указ о переименовании сам.

Жителям улиц, названия которых изменятся, не придется менять документы, поскольку ими можно будет пользоваться до конца срока действия. Когда закон вступал в силу, по оценкам Института национальной памяти, переименование должно было затронуть от 1,3 до 1,5 тысяч улиц. Эта цифра уменьшается, однако не все города с одинаковым рвением взялись за очистку общественного пространства от красных наслоений прошлого. Что же, в поляках еще остается большевистский дух.

Polonia Christiana взялась за дело

К делу очищения нашего окружения от коммунистических покровителей активно подключились независимые интернет-порталы и локальные СМИ. Неукротимый антикоммунистический дух членов этих редакций (СМИ, связанные с предыдущим истеблишментом, зачастую называют его «звериным») стал двигателем процесса декоммунизации общественного пространства. Особенно важную роль играл он в местах, где редко бывают камеры общенациональных телеканалов, а руководящие посты продолжают занимать представители не заинтересованной в смене статус-кво клики, чьи корни уходят в эпоху ПНР.

Свой скромный, но весомый вклад в это трудное дело борьбы с красными покровителями внес также портал PCh24.pl. При помощи публикаций и освещения дискуссий на эту тему нам удалось посодействовать «отставке» с должности покровителей государственных институтов тех, кто занимался закреплением московской диктатуры на Висле. Эти случаи заслуживали особенного внимания, поскольку речь чаще всего шла об образовательных учреждениях. Сложно представить, что школы могут носить имена людей, которые оставили в истории нашей отчизны такой мрачный след. Это такие люди, как Ян Красицкий (Janek Krasicki) или Ханна Савицкая (Hanna Sawicka). Какой пример для подражания они могут дать ученикам и педагогическому коллективу? Как воспитывать молодежь под покровительством предателей, которые продались кремлевским хозяевам? Служить двум господам невозможно…

Почему нам пришлось так долго ждать закона о декоммунизации общественного пространства? Ответ кажется простым: потому что слишком большая часть нашего общества относилась к теме очищения своего ближайшего окружения от красного наследия, мягко говоря, с безразличием. Сложно сказать, произошли ли в этом плане подвижки, но важно, что у руля страны оказалась партия, готовая взять на себя задачу по ликвидации следов эпохи, которая совершенно заслуженно ушла в прошлое.

На декоммунизацию, однако, необходимо взглянуть не только с юридической или исторической перспективы. Это в первую очередь вопрос морального императива. Людей, которые служили дурному делу, нельзя ставить на одну доску с теми, кто служил добру. Невозможно одновременно прославлять санитарку «Инку» — Дануту Седзикувну (Danuta Siedzikówna) и коммунистическую активистку Савицкую, которая стремилась перекрасить Польшу в красный цвет по указке Москвы. Такая ситуация закрепляет крайне опасное явление морального релятивизма. В свою очередь, отказ от коммунистических покровителей позволит вернуться к аксиологическому порядку, который опирается на триаду «правда — добро — красота».

Мы должны передать следующим поколениям, которым придется столкнуться с множеством этических проблем — возможно, еще не известных нам — свободное от коммунистического наследия Отечество. Свободное по крайней мере в символической сфере, которая служит прибежищем ценностей. Отдельная проблема, надежд на решение которой, пожалуй, нет, — это присутствие в нашей общественной и политической жизни живых «памятников» эпохи ПНР. Среди них еще есть довольно бодрые бывшие сотрудники служб безопасности, коммунистические генералы, работники судебных органов, так называемые деятели культуры и так далее. Их длинные тени продолжают тянуться за нами. То, что мы не порвали с коммунистическим прошлым, произведя исторический, политический и юридический суд над прежними лидерами, и не запретили на законодательном уровне красным аппаратчикам занимать государственные должности, продолжает создавать в стране проблемы (это, однако, тема для отдельной статьи). Остается надеяться, что после декоммунизации общественного пространства хотя бы часть из них будет чувствовать себя не так вольготно, как сейчас.

Правда обходится дорого

Безусловно, вытекающая из закона необходимость смены табличек, печатей и тому подобных предметов будет связана с расходами. Возможно, было бы правильно возложить их на органы местного самоуправления, например, по принципу солидарности более богатых районов с менее зажиточными. Стоит обратить внимание, что тему «оценки» декоммунизации чаще всего поднимают круги, жизненно заинтересованные в сохранении красной версии истории нашей Родины. Рядясь в одежды защитников наших кошельков или государственной казны, они ведут беспощадную игру, стремясь ослабить антикоммунистический запал. К сожалению, они достигают в этой сфере успехов.

Но неужели торжество правды не достойно жертвы? Иногда стоит сделать шаг, который, как говорил детектив Беднарский (герой польского телесериала — прим. пер.), позволит уменьшить количество зла в мире. Вернемся к Херберту. Он совершенно прав: это вопрос вкуса, который выступает не только эстетической категорией, но прежде всего ориентиром, указывающим на правду и предписывающим бороться со злом.

Пусть примером нам станут благородные и достойные подражания люди, которых было в нашей истории немало, а не прислужники коммунистического угнетателя, место которым в галерее с короткой подписью: «Осторожно, опасность!»

Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 мая 2017 > № 2175893


Монголия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > montsame.gov.mn, 15 мая 2017 > № 2197957

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР МОНГОЛИИ Ж.ЭРДЭНЭБАТ ВСТРЕТИЛСЯ СО СВОЕЙ КОЛЛЕГОЙ ИЗ ПОЛЬШИ

Премьер-министр Монголии Ж.Эрдэнэбат, находившийся с визитом в Пекине для участия в международном форуме на высоком уровне “Один пояс, один путь”, 13-го мая встретился с премьер-министром Республики Польша, госпожой Беатой Шидлой.

Премьер-министр Польши Беата Шидло выразила благодарность Монголии за поддержку Польши на выборах непостоянного члена Совета безопасности ООН, отметила, что Польша заинтересована не только в инвестиции в горнорудную отрасль Монголии, но и в обмене студентами, реализации программы преподавания польского языка в вузах Монголии, сотрудничестве в области палеонтологии.

Премьер-министр Монголии Ж.Эрдэнэбат выразил готовность к поддержке польских инвесторов, так как они будут способствовать внедрению в Монголию Европейских технологий и стандартов, отметил необходимость открытия посольства в Улаанбаатаре, что позволит более интенсивно развивать двусторонние отношения и торгово-экономическое сотрудничество.

Монголия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > montsame.gov.mn, 15 мая 2017 > № 2197957


Польша. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 мая 2017 > № 2174519

Главы МИД ЕС высказались за продление санкций в отношении России, заявил министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский журналистам после заседания Совета глав внешнеполитических ведомств.

"Минские соглашения не выполняются, поэтому большинство выступавших по этому вопросу решительно высказывались за то, что применение санкций нужно продолжать", — заявил польский дипломат.

"Дискутировать не о чем", — заключил он.

Отношения России и Запада ухудшились в связи с ситуацией в Крыму и на Украине в 2014 году. ЕС и США ввели санкции против отдельных граждан и компаний, а позже и против целых секторов российской экономики.

Западные лидеры заявляют, что сохранение антироссийских санкций зависит от выполнения Минских соглашений по урегулированию конфликта на востоке Украины.

Москва, в свою очередь, считает абсурдным увязывать санкции Запада с реализацией минских договоренностей, поскольку Россия не является стороной внутриукраинского конфликта и субъектом соглашений по урегулированию.

Польша. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 мая 2017 > № 2174519


Польша > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 мая 2017 > № 2173218

Президент Польши Анджей Дуда заявил, что хочет провести конституционный референдум 11 ноября 2018 года.

В начале мая польский президент предложил провести в стране в 2018 году конституционный референдум.

"Скоро я приглашу представителя по вопросам, связанным с референдумом. Голосование, предложенное мною, с согласия Сената могло бы состояться 11 ноября 2018 года или в этот период", — сказал Дуда изданию Wsieci.

Он напомнил обстоятельства принятия действующей сейчас конституции: явка избирателей на референдум тогда составила 42%, за проголосовало почти 6,4 миллиона избирателей, против — более 5 миллионов.

"Я на президентских выборах получил 8 миллионов 600 тысяч голосов, так что у меня есть мощный социальный мандат для начала такой дискуссии", — заявил польский президент.

Недавно в одном из интервью Дуда уточнил, что на референдуме он хочет, в частности, поднять вопрос разделения полномочий между органами власти и наделения президента большими полномочиями, нежели сейчас.

Польша > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 мая 2017 > № 2173218


Евросоюз. Польша > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 мая 2017 > № 2171529

Несколько правозащитных организаций направили открытое письмо в Совет Европейского союза по общим вопросам, а также странам-членам ЕС в связи с ситуацией в Польше.

"Мы пишем, чтобы призвать вас защитить верховенство права и права человека в Польше", — говорится в письме, под которым подписались в том числе Европейская ассоциация по защите прав человека (AEDH), правозащитная организация Amnesty International, Международная Федерация за права человека (FIDH), правозащитники Human Rights Watch и "Репортеры без границ".

Правозащитники призывают "активировать процедуру, изложенную в статье 7 договора о ЕС". Также они просят обсудить на заседании 16 мая "нарушения со стороны польского правительства", в частности в вопросах свободы СМИ и прав человека.

Польша переживает конституционный кризис в связи с ситуацией вокруг Конституционного суда страны. Президент Дуда 28 декабря 2015 года утвердил поправки к закону о КС, которые вызвали споры в стране и критику со стороны оппозиции. Еврокомиссия 13 января 2016 года приняла решение о начале диалога с Варшавой, чтобы избежать нарушения Польшей европейских норм.

Если этот диалог не принесет желаемых результатов, может быть запущена процедура в рамках статьи 7 договора о ЕС, которая предполагает констатацию Евросоюзом "существования явной угрозы серьезного нарушения" или в крайнем случае "существования серьезного и устойчивого нарушения" страной ценностей ЕС. В этом случае Польша может лишиться права голоса в Совете министров ЕС.

Евросоюз. Польша > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 мая 2017 > № 2171529


Польша. Литва. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2017 > № 2171417

Россия готовится к наступлению на Польшу и Литву

Турчинов разоблачил план приезда путинских войск в Белоруссию.

Газета по-украински, Украина

Российская армия отработает наступательные операции на Польшу и Литву во время военных учений «Запад-2017». Об этом заявил секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов.

В Совете нацбезопасности отмечают, что агрессивная политика России просматривается в подготовке совместных учений РФ и Белоруссии «Запад-2017», где будет отработка наступательных операций.

Цель российских учений — проверка готовности войск к проведению широкомасштабных операций при жестких ограничениях времени на их подготовку.

«Также планируют отработать создание калининградского коридора, что в реальности невозможно без агрессии против Литвы и Польши», — сообщил секретарь СНБО.

Турчинов отсылает к публичным высказыванием кремлевского руководства, которые одним из приоритетов называют восстановление границ России в рамках бывшего Советского Союза.

«Это не скрывают, на это работает российская пропаганда, спецслужбы и силовики. Но попытка вернуть в свою орбиту Украину, являющуюся, по оценке Бжезинского, базовым элементом, без которого реанимация империи невозможна, — у них явно забуксовала», — констатирует он.

РФ не прекращает попыток усилить свое влияние на Балканах. Красноречивый пример — недавняя попытка государственного переворота в Черногории, сказал Турчинов.http://inosmi.ru/politic/20170512/239335809.html

Польша. Литва. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2017 > № 2171417


Польша. Украина. Евросоюз > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > zol.ru, 12 мая 2017 > № 2170676

Польша хочет лишить украинское зерно европейских льгот

Евросоюзные страны имеют разные мнения на тему открытия европейского рынка на продукты земледелия из Украины и уменьшения пошлины в случае промышленных товаров, сообщает "Диалог.UA", cсылаясь на польские СМИ.

Показали это переговоры министров ответственных за торговлю, которые прошли 11 мая в Брюсселе. Дискуссия касалась предложения Европейской комиссии ввести дополнительные торговые льготы для Украины как дополнение соглашения о свободной торговле, которое было одобрено в прошлом году. Польша, хоть декларирует политическую поддержку Киеву, в дискуссиях об экономике занимает осторожную позицию.

По словам вице-министра развития Тадеуша Косцинского, в деле открытия рынка ЕС украинским продуктам Варшава предостерегает, что будет защищать интересы польских производителей. "Мы - соседи. Если откроем этот импорт, - хотя речь идет практически об очень низком проценте этого импорта ко всему Европейскому Союзу, - но, поскольку мы являемся соседями, существует опасность, что часть этого импорта попадет в Польшу", - сказал чиновник. Варшава хочет исключение из торговых льгот пшеницы, кукурузы и томатных продуктов.

Представители правительств стран ЕС должны вернуться к этим переговорам в конце мая и, если достигнут компромиссной позиции, - начнутся переговоры с Европейским парламентом. От этих разговоров будет зависеть размер торговых преференций для Украины.

Польша. Украина. Евросоюз > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > zol.ru, 12 мая 2017 > № 2170676


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 мая 2017 > № 2171382

В мире российской сказки

Вторая мировая глазами западных СМИ

Катажина Пелчиньска-Наленч (Katarzyna Pełczyńska-Nałęcz), Gazeta Wyborcza, Польша

В окнах домов, на автомобилях, детских колясках и дамских сумочках развеваются георгиевские ленточки — символ триумфа народа и военного патриотизма. Проходят парады и армейские праздники, в школах устраивают торжественные линейки, а в детских садах — «военные игры на открытом воздухе». Много пафоса, героизма, национальной гордости и демонстрации военной мощи. Страдания солдат, нищета мирных жителей, геополитические интриги и жестокость сталинского режима — все то, что могло бы бросить тень на идеальный образ Победы тщательно вычеркивается из содержания праздника. Россияне прославляют свой сказочный образ Великой Отечественной войны.

***

Писатель Виктор Ерофеев говорит, что россияне живут в альтернативной реальности, которую, конечно, создала для них власть, но которую они сами одобрили и приняли. Потребность в мифе родилась из изобилующего преступлениями прошлого, печального настоящего и мрачных перспектив на будущее. Люди, которые не могут справиться с действительностью, преклоняются перед мифами, которые приходят на замену невыносимой реальности. Ядром мифологического сознания выступает День Победы.

Поэтому многие жители России не только не знают, но и не хотят знать фактов, связанных со Второй мировой войной. Более 60% россиян не знают о секретных протоколах к пакту Молотова-Риббентропа или не верят в них, а лишь 13% считают решение о подписании этого договора ошибочным. Мало интересуются россияне и судьбами советских солдат: миллионов воинов, павших на территории современной России и не дождавшихся захоронения; пропавших без вести, которых ошибочно сочли дезертирами, а поэтому так и не реабилитировали. Мало кто осознает, что спустя три года после окончания войны Сталин, опасаясь «неуправляемого» потенциала возвращающихся с фронта солдат, прекратил отмечать Победу. Торжества вернули только в 20-ю годовщину окончания войны. Россияне также часто закрывают глаза на то, что ветераны сейчас зачастую не получают подобающей поддержки.

Отказ от фактов — это цена, которую приходится платить за прелести мифологической реальности, в которой россияне становятся такими, какими они хотят себя видеть: хорошими, важными, воюющими за мир.

Миф Великой Отечественной войны позволяет им почувствовать себя хорошими. Раз им удалось победить самое ужасное зло, каким был нацизм, значит, они сами стали воплощением его противоположности, превратились в справедливый народ, который умеет встать на светлую сторону истории. Эта идея касается не только Великой Отечественной войны, но и всех прочих конфликтов. В каждой войне, в которой участвует Россия, правда всегда на ее стороне. Поэтому каждый, кто воюет с российским народом, не прав по определению. В символическом смысле он встает на сторону «нацистов». Именно так было с «присоединением» Крыма и «освобождением» Донбасса: неслучайно оппонентов с другой стороны баррикады окрестили в Москве «фашистской хунтой».

Мифическое представление о Великой Отечественной войне позволяет россиянам почувствовать свою важность, преодолеть комплекс периферии, «отсталого государства на окраине западного мира». Ведь именно Россия освободила Запад от зла. Большинство россиян верят, что победа над фашистской Германией стала в первую очередь заслугой СССР и была возможна в том числе без помощи союзников. Они уверены, что своим сегодняшним миром Европа обязана геройству и жертвам их предков. Это дает современной России моральное право участвовать в принятии решений о судьбах континента и обязывает другие народы относиться к ней с должным уважением.

Наконец, миф Великой Отечественной войны наделяет россиян правом воевать за мир. Народ, который стольким пожертвовал ради мира, не может не быть миролюбивым. В российских домах, в политических речах и кинофильмах уже много десятилетий звучит заклинание «лишь бы не было войны». Значит, ради сохранения мира россияне имеют право обратиться к любым мерам, в том числе к насилию. Красноречиво звучит в этом контексте официальное название военных действий в Грузии в 2008 году: «операция по принуждению к миру».

***

Российские представления о Второй мировой войне могут вызывать чувство возмущения. Это особенно чувствуется в Польше, которая соприкоснулась с мрачной стороной российских военных действий. Однако деконструкция этих мифов нужна нам не для того, чтобы дать выход эмоциям, а для того, чтобы понять, с какой проблемой мы имеем дело, и как ее преодолеть. Предлагаю несколько выводов, которые нам следует принять во внимание.

Все то, что мы наблюдаем в наших регулярных отношениях с нашим большим соседом (неспособность критически оценивать свои действия, легитимизация военной агрессии, демонизация всех, кто осмеливается высказывать критику в адрес России) — это результат мифологического мышления, ядром которого выступает миф Великой Отечественной войны. Популярность этого мифа проистекает в первую очередь из того, что россиян не могут справиться со своим прошлым (в частности, признать собственные преступления) и выработать положительную концепцию будущего страны.

Российская фальсификация истории, которая вызывает в Польше столько эмоций, — это часть той же самой проблемы. Это не умышленный акт агрессии, направленной против поляков, а побочный эффект мифологизации прошлого с ее последствиями для современной России.

У Польши почти нет рычагов для того, чтобы исправить российское восприятие действительности. Россияне будут культивировать мифы до тех пор, пока сами не решатся снять розовые очки. В этом процессе, который может занять годы, если не десятилетия, огромную роль играют те немногочисленные представители российского народа, которые не поддались чарам сказочной версии действительности и стараются показывать правду о прошлом, сталкиваясь с сопротивлением государства и большинства сограждан. Европа и Польша должны оказывать этим людям самое активное содействие.

И, наконец, если мы заинтересованы в демифологизации российского сознания, нам следует постараться не отвечать на их мифы своими собственными: о польском мессианском мученичестве или смоленском теракте. Иначе мы окажемся в зазеркалье, в российском сказочном мире, где факты теряют ценность, а реальные проблемы закрывает пелена мифов. Таким образом мы не вернем россиян и Россию в действительность, а лишь расширим и упрочим пространство их мифического мира.

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 мая 2017 > № 2171382


Иран. Польша > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 мая 2017 > № 2173125

Польский частный сектор готов инвестировать в иранскую провинцию Хузестан

Польский частный сектор готов к инвестициям в товаросопроводительный сектор и морскую промышленность иранской юго-западной провинции Хузестан, сообщает IRIB со ссылкой на польского чиновника.

По данным иранского агентства Maritime News (MANA), на встрече с членами Палаты торговли и промышленности в административном центре Хузестана городе Ахвазе, советник министра энергетики Польши упомянул большие географические преимущества Хузестана, в том числе длинную береговую линию, активные порты и доступ к водам Персидского залива, и сказал, что польские частные компании готовы внести свой вклад в морские проекты в этом регионе.

Иран. Польша > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 мая 2017 > № 2173125


Польша. Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 мая 2017 > № 2165027

Вслед за Эрдоганом: президент Польши тоже хочет референдума по Конституции

Анджей Дуда удивил даже своих однопартийцев

Президент Польши Анджей Дуда призвал поляков задуматься о конституционной реформе. Об этом он заявил во время выступления по случаю национального праздника Третьего Мая, установленного в честь принятия 3 мая 1791 года первой польской Конституции. Дуда напомнил, что сейчас поляки живут по Основному закону, одобренному в 1997 году. «На мой взгляд, как президента, мои сограждане имеют право выразить свое мнение: хорошо ли работает Конституция Польши в течение этих 20 лет, удовлетворены ли поляки моделью государственного устройства или же требуются перемены, заслуживают ли поляки и Польша новой Конституции. — подчеркнул Дуда. — В следующем 2018 году, это год 100-летия восстановления независимости Республики Польша, народ должен сказать, каким он видит президента страны, какой роль Сената и Сейма, какие права граждан и свободы должны быть усилены».

Ровно год назад запуск полномасштабной государственной реформы уже анонсировал президент правящей партии «Право и Справедливость» (PiS) Ярослав Качиньский. «В следующем году исполняется 20 лет со дня принятия Конституции, я думаю, что это хорошее время для начала работы над новой Конституцией», — заявил Качиньский во время выступления в Сейме на партийном собрании по случаю Дня государственного флага и пояснил, что рассматривает вариант проведения референдума по вопросу принятия Основного закона. Однако сейчас для политиков «Права и Справедливости» инициатива их однопартийца, президента Польши, оказалась сюрпризом. Руководитель аппарата премьер-министра Эльжбета Витек поспешила сказать, что идея проведения референдума является детищем PiS. Однако вице-премьер Ярослав Говин заявил, что все это — личная инициатива президента. «Насколько я знаю, с кем-либо из правительственных и властных кругов консультаций не велось», — добавил Говин. Дистанцировалась от Дуды и пресс-секретарь «Права и Справедливости» Беата Мазурек, отметившая, что при всем уважении к «инициативе президента» она «требует осмысления и выяснения, о каких изменениях идет речь».

Это хорошее замечание, поскольку президент Польши не расшифровал, чего же именно он хочет. Однако, на наш взгляд, за него это сделал вице-спикер Сейма Станислав Тышка, представляющий молодую политическую силу, движение Kukiz'15. По словам Тышки, судя по всему, все дело в конфликте между Дудой и министром обороны Польши Антонием Мачеревичем, который в последнее время вышел на поверхность. Публичный скандал вызвало обнародование того факта, что министр обороны ни во что не ставит президента, отказываясь даже реагировать на письма Дуды. Хотя статья 134 Конституции гласит, что «президент Республики является верховным главнокомандующим Вооруженными силами Польской Республики. В мирное время президент Республики осуществляет верховенство над Вооруженными силами через министра национальной обороны».

Вопрос в том, что лежит в основе сложившегося положения — конфликт на личностном уровне или институциональные огрехи польского Основного закона. На сегодня в Польше сложилась уникальная ситуация, государством правит человек, который не является ни премьер-министром, ни президентом страны. Ярослав Качиньский — формально рядовой депутат Сейма. Но как глава правящей партии именно он определяет, каким будет персональный состав правительства и других структур, и решает, каким курсом во внутренней и внешней политике должна следовать страна. Это привело к тому, что в Польше появилось два центра власти. Один в лице законных институтов, работающих в правовом поле, насколько возможно открытых для общественности и средств массовой информации, ограниченный в своих полномочиях правовыми актами.

Другой находится на варшавской улице Новогродзкой, дом 84/86, где размещена штаб-квартира «Права и Справедливости». Сюда стремятся попасть министры и депутаты, чтобы встретиться с Качиньским. И тот, кто последним успевает достучаться до «уха президента», имеет все шансы протолкнуть свой вариант решения той или иной проблемы, причем без какой-либо лишней огласки, дискуссий и назойливого внимания средств массовой информации. Наличие «альтернативного» центра власти дезорганизует работу кабинета министров, поскольку у недовольного министра всегда есть шанс добиться отмены уже согласованного и одобренного правительством решения. И, конечно, все это мало радует президента Польши, который и без того ограничен Конституцией в своих правах.

Публичное заявление о необходимости проведения референдума по Основному закону, которому должно предшествовать широкое общественное обсуждение, позволяет Дуде напомнить о себе. Что в этой ситуации будет делать Качиньский? Глава партии, конечно, может снять остроту проблемы, дав команду отправить министра обороны в отставку, тем более что он сам его недавно вслух критиковал. Мачеревич имеет самый большой среди польских политиков антирейтинг, он вызывает антипатию у премьер-министра Беаты Шидло. Однако за министром обороны стоит элитная группа поддержки, один из ее членов — владелец влиятельной медиа-группы, католический священник отец Тадеуш Рыдзик.

Он оказывал и оказывает медийную поддержку PiS, но вряд ли будет рад потерять такого серьезного союзника как министр обороны, а партия не может отказаться от услуг отца Тадеуша, так как до сих пор работает в агрессивной информационной среде. Вместе с тем, «Право и Справедливость» не готова позволить себе неконтролируемую кампанию по подготовке к конституционному референдуму. Ведь она способна трансформироваться в обсуждение вопроса доверия правящей партии. PiS не уверена, что его выиграет.

Скорее всего, в итоге Качиньский и Дуда придут к некоему компромиссу. Дело в условиях. Как сообщалось на официальном сайте президента Польши, в понедельник, 24 апреля по инициативе турецкой стороны состоялся телефонный разговор между президентом Турции Реджепом Эрдоганом и Анджеем Дудой. И далее: «Эрдоган рассказал президенту Дуде о ходе и результатах конституционного референдума в Турции и последующих шагах, связанных с реформой государства. Президент Польши стал одним из немногих мировых лидеров, с которым президент Эрдоган контактировал по этому вопросу в последнее время. Политики обсудили вопрос о международной реакции на референдум. Президент Дуда подчеркнул в этом контексте важность восстановления доверия и диалога между европейскими странами с тем, чтобы обеспечить взаимное уважение и безопасность».

Турецкий президент, выиграв свой референдум незначительным большинством, смог расширить собственные полномочия. Кто знает, не консультировался ли с ним польский президент перед тем, как призвал провести референдум по Конституции в Польше? Посмотрим.

Станислав Стремидловский

Польша. Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 мая 2017 > № 2165027


Китай. Польша > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 3 мая 2017 > № 2162025

«Один пояс, один путь» сокращает дистанцию между нами

В Польше «Один пояс, один путь» вызвал моду на китайский язык. Начиная с 2012 года в городе Жешув на юго-востоке Польше в общественных детских садах открыли бесплатные занятия китайским языком. На фото: в 37-м общественном детском саду города Жешув китайские учителя преподают китайский польским детям дошкольного возраста.

Изучение китайского, знакомство с глубокой и многогранной китайской культурой

«Здравствуйте, мое китайское имя – Пань Цзе, Пань – как в Паньцзяюань!» - разговаривать с польским студентом Войциком очень весело. «В 2015 году я успешно получил стипендию Института Конфуция, и на год поехал учиться в Столичный педагогический университет Пекина». Пань Цзе говорит, что, приехав в Пекин, он вскоре влюбился в китайскую культуру и кухню. В свободное от учебы время он часто путешествовал по разным местам, любуясь пейзажами и пробуя вкусности. «Мне нравятся пекинские хутуны, а еще – древний город Лицзян, люблю китайский самовар на основе острого бульона, синьцзянские шашлыки и пельмени с шинкованными морепродуктами».

Сиань, Цюйфу, Шанхай, Лицзян… За год учебы в Китае Пань Цзе посетил множество культурных и природных достопримечательностей Китая. Он говорит, что, хотя бывал во многих местах Китая, он потратил совсем немного денег, потому что часто ловил попутные машины, путешествовал «по-бедному». Такой формат путешествий он выбрал не только для того, чтобы сэкономить деньги, но и чтобы глубже узнать и познать Китай, а еще он благодаря этому получил возможность потренировать разговорную речь.

В следующем году, закончив университет, Пань Цзе хочет поступить в магистратуру Китайского народного университета и продолжать углубленно изучать китайский язык. «Моя мечта – найти в Китае хорошую работу, и объехать весь Китай». Пань Цзе говорит: «Я все ближе к моей мечте». «Один пояс, один путь» делает все более плотными связи между экономикой и культурой Польши и Китая. В Польшу проникают одна за другой такие компании, как Хуавэй, Тунжэньтан, Торгово-промышленный банк Китая, а в Китай по железнодорожному маршруту Китай-Европа беспрерывным потоком направились яблоки, молоко и мебель из Польши. «Еще никогда китайский язык в Польше не был таким популярным». Пань Цзе говорит, что поляки, которые владеют китайским языком, получают все больше хороших возможностей.

Обучение в Польше вместе с Коперником

Девушка Фэн Пин является студенткой докторантуры факультета международных отношений университета Варшавы. Еще в 2012 году она приехала в Польшу для короткой стажировки по обмену. В 2014 году, закончив бакалавриат, она, мечтая об учебе за рубежом, вновь вернулась в университет Варшавы, чтобы продолжить здесь обучение в магистратуре и докторантуре.

«Я тоже получила выгоду от строительства «Одного пояса, одного пути»». Фэн Пин радостно говорит, что она успешно получила возможность учиться в докторантуре, потому что строительство «Одного пояса, одного пути» пользуется большим вниманием со стороны Польши, тема ее исследования стала одной из наиболее актуальных в польских научных кругах. Она говорит, что учится и живет в Варшаве уже более трех лет, и самое ее яркое впечатление – это то, что китайских студентов здесь становится все больше и больше. Когда она только приехала в университет Варшавы, на ее факультете училось всего 5 китайцев, а сейчас их как минимум 30. Сейчас, и в кампусе, и на улицах Варшавы, повсюду можно увидеть юные китайские лица.

Взаимное влияние, сияние молодости и мечты

«Чтобы способствовать успешному сотрудничеству между двумя странами, самое главное – это понимать другую сторону, понимать ее язык, культуру и историю». Директор польского Исследовательского центра цивилизаций Восточной Азии Гавликовски рассказал журналисту, что в последние годы строительство «Одного пояса, одного пути» стимулировало стремительное развитие сотрудничества между Китаем и Польшей в образовании и гуманитарном обмене, в Польше постоянно растет популярность Китая и китайского языка.

На данный момент в Польше есть пять институтов Конфуция, два класса Конфуция, многие университеты активно организуют институты Конфуция и классы Конфуция. Кроме того, все в большем количестве польских вузов появляются специальности китаеведения и исследования современного Китая, все больше польских студентов выбирают китайский язык в качестве второго иностранного языка. Все больше молодежи из Китая и Польши общаются и контактируют разными способами. В будущем они будут, стремясь к мечте «Одного пояса, одного пути», распространять везде сияние своей юности и мечты.

Китай. Польша > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 3 мая 2017 > № 2162025


Германия. Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 2 мая 2017 > № 2164918

Поляки снова взяли Берлин – и снова вместе с русскими!

Обзор польской региональной прессы

Пока одни поляки вспоминали польско-советское боевое братство, другие с ним боролись. Об этом писала польская региональная пресса на неделе с 25 апреля по 1 мая.

«Наши снова взяли Берлин!» — ликуют Nowiny (Жешув). Жители Перемышля приняли участие в крупнейшей исторической реконструкции в Европе — штурме Берлина 1945 года, который был воспроизведен в парке «Патриот», расположенном в Кубинке неподалеку от Москвы. В этот раз участие в операции приняли более тысячи реконструкторов. Было задействовано много военной техники. Шоу посмотрели более 10 тысяч зрителей, присутствовал министр обороны России Сергей Шойгу. И, наверное, впервые в Москве с момента окончания Второй мировой войны появились поляки в исторических мундирах Войска Польского. Они вызвали огромный интерес у русских, гораздо больше, чем другие группы. Реакция русских оказалась приятной, люди часто говорили, что они благодарны полякам, которые сражались с ними вместе во время войны. «Многие фотографировались с нами на память», — рассказал изданию Мирослав Майковский, председатель Пшемысльской ассоциации исторической реконструкции «X D. O. K». Всего из Польши приехали около 40 реконструкторов, 10 человек из них — из Перемышля и Ярослава. «Мероприятие прошло с большим размахом, — говорит Майковский. — Русские построили модель Берлина апреля 1945 года, воссоздано здание Рейхстага. Штурм начался с артиллерийского обстрела, потом начались уличные бои, из подбитых немецких танков вытаскивали обожженных солдат — эффектный трюк Московской киношколы. Мы вступили на третьем этапе операции, когда пошло прямое столкновение с нацистами. Вступили в бой с большим бело-красным флагом. Нашим громко аплодировали зрители, интерес проявили средства массовой информации. Мы гордимся этим. Во время пребывания в России познакомились и с белорусскими коллегами, которые выступали за солдат стрелковой дивизии имени Тадеуша Костюшко, их сегодня хорошо помнят в Белоруссии». Как информирует издание, парк «Патриот» в Кубинке, где проходила реконструкция, является мировой «военной» туристической достопримечательностью. Он занимает 5,5 тыс. га, и это только начало. На создание парка до сих пор было потрачено более чем 300 миллионов евро.

А тем временем с улиц Гдыни исчезнут имена «коммунистических покровителей» — генерала Зыгмунта Берлинга и Винцента Жимовского, а также 1-й армии Войска Польского, сообщает Dziennik Bałtycki (Гданьск и Трехградье). Такое решение единогласно принял городской совет. «Очень хорошо, что переименования проходят в масштабах всей страны, — заявил после голосования президент Гдыни Войцех Щурек. — Сегодняшнее переименование я воспринимаю как окончание процесса переименований». Ликвидация советской символики началась с удаления «Наташи» (памятника польско-советскому боевому братству — ИА REGNUM ) из сквера Костюшко, позже убрали и другие. Жители переименованных улиц в ближайшее время будут уведомлены, каких новых покровителей они получат, им также объяснят, какие документы подлежат замене. Сама замена для горожан будет бесплатной.

Эльблонг без Армии Людовой и Янека Красицкого. Такую судьбу райцентру пророчит Dziennik Elblaski (Эльблонг). Первым городом Эльблонгского района, который столкнулся с требованием декоммунизировать улицы и площади, стал Пасленк. Теперь очередь за самим Эльблонгом. Перемены ждут улицу Армии Людовой и сквер Янека Красицкого, эти имена, по мнению Института национальной памяти, должны быть стерты с карты города. По словам президента Эльблонга Витольда Врублевского, от ИНП ждут заключения также по улицам семьи Налазков, Дьяченко и Леона Кручковского, только после ответа ИНП будут приняты меры. В свою очередь, Институт национальной памяти обратился к жителям с просьбой присылать сведения о все еще существующих в стране названиях и символах, которые восхваляют «тоталитарные идеологии».

Судьба памятника немецким солдатам в опольском районе Гославицы, воевавшим в годы Первой мировой войны, который сейчас пытаются восстановить, с самого начала не была счастливой, рассказывает Wochenblatt (Ополе). Из-за его оригинальной символики — железный крест и фигура павшего солдата — памятник активно критикуют и ищут причины убрать его. В 2014 году Ассоциация социально-культурной жизни польской Силезии сигнализировала районной прокуратуре Ополе о недопустимых элементах оформления. В 2015 году сотрудники прокуратуры подали заявление в Опольский городской совет, опротестовывая решение о восстановлении памятника. Однако советники молча проигнорировали этот демарш. Тогда в 2016 году прокуратура обратилась уже в офис районного инспектора строительного надзора (PINB) с просьбой уточнить, является ли реконструкция законной. Инспектор Мирон Рокуйжо ответил, что хотя окончательного решения местные власти по этому вопросу не вынесли, сами работы нельзя признать незаконными. Инвестор направил запрос о восстановлении мемориала, он находится в стадии рассмотрения, а президент Ополе не выступил с возражениями и не стал требовать обязательного получения разрешения на проведение работ. Поэтому, по мнению офиса PINB в Ополе, нет необходимости говорить о сносе памятника или требовать каких-то дополнительных согласований. Однако прокуратура не успокоилась и нанесла новый удар. 22 марта 2017 года районный прокурор направил в городской совет Ополе письмо, в котором ссылается на законопроект, внесенный в Сенат Польши, что запрещает пропаганду коммунизма, а также немецкого и прусского милитаризма. Однако этот законопроект уже отозван! «Поэтому мы попросили пресс-секретаря районной прокуратуры в Ополе Лидию Серадскую сообщить, в курсе ли прокурор, что законопроект снят с рассмотрения и — что более важно — известно ли ему, что требования должны опираться на уже принятые законы, а не их проекты», — пишет издание. Ответа пока не поступило.

Вопреки протестам Польской православной церкви по решению Национальной прокуратуры были вырыты из могилы останки архиепископа Мирона Ходаковского, православного ординария Войска Польского, передает Gazeta Współczesna (Белосток). Архиепископ был одним из 96 человек, которые 10 апреля 2010 года погибли во время крушения самолета с правительственной делегацией под Смоленском. Владыка был похоронен в крипте церкви Благовещения Пресвятой Богородицы в Супрасле. Похороны прошли 19 апреля 2010 года. Но в минувший понедельник, 24 апреля, поздно вечером останки Ходаковского были оттуда извлечены. По словам Евы Бялик из Национальной прокуратуры, тело покойного переправили в бюро судебной медицины в Люблине. Больше со стороны Бялик не было сказано ничего. Отказались от комментариев и представители Военной полиции, присутствовавшие при извлечении гроба. Решение об эксгумации архиепископа Ходаковского было принято без согласия Польской православной церкви, это действие «нарушает покой умершего», подчеркнул секретарь канцелярии митрополии отец Ежи Дорошкевич, но «у прокуратуры свое право». Как резко говорит Роберт Тышкевич, подляшский депутат оппозиционной партии «Гражданская платформа» (РО), «смоленская религия» побеждает истинную веру, полностью не считается с чувствами людей». По мнению депутата, эксгумацию следует проводить в отношении тех, чьи семьи сами этого хотят.

61-летний Веслав Р. из Згежа обратился с просьбой о реабилитации в Окружной суд Лодзи, информирует Dziennik Łódzki (Лодзь). Во время действия в стране военного положения (1981—1983 годы) этот гражданин был осужден за то, что пустил под откос поезд и хотел взорвать железнодорожный мост, за что его приговорили к 12 годам заключения, из которых он отсидел половину. Однако Окружной суд Лодзи отказался удовлетворить апелляцию. В материалах того дела упоминается, что Веслав Р. вместе со своим подельником, помимо «саботажа», пытался ограбить завод металлоконструкций и промышленного оборудования. Они связали уборщицу и начали взламывать сейф, однако преступникам помешали рабочие. Это криминальное деяние, не имеющее ничего общего с патриотической деятельностью против властей Польской Народной Республики и режима генерала Войцеха Ярузельского. «Иррациональной» также назвал диверсию с поездом судья Павел Урбанек, обосновывая решение об отказе в реабилитации Веслава Р. Речь о том, что преступник не знал расписания движения, отчего пустил под откос не только маневренный локомотив, но и пригородный поезд с несколькими сотнями пассажиров, которые не погибли только по счастливой случайности (хотя 7 человек и получили ранения).

Бурю среди подкарпатских политиков вызвала идея финансировать из местных средств «армию Мачеревича», бригаду Сил территориальной обороны, которые подчиняются лично министру национальной обороны Польши Антонию Мачеревичу, пишут Super Nowości (Жешув). «А может, община еще должна купить новый лимузин министру обороны? На это ли должны идти деньги наших налогоплательщиков? Я не люблю тратить общественные средства, есть более важные цели», — злится Михал Каркут, староста Колбушова-Гурна из Подкарпатского воеводства. С просьбой скинуться на изготовление знамени для Подкарпатской бригады территориальной обороны в колбушовскую общину обратился воеводский маршалек Владислав Ортыл. Речь идет о сумме 200 злотых. По словам казначея гмины Станислава Зубра, вначале совет согласился выделить деньги, но потом отозвал свое постановление, так как сомнения выразил юрисконсульт. «Если другие общины примут такие же решения, то мы вернемся к обсуждению этого вопроса на следующей сессии местного совета. А если нет, то подумаем над другим способом финансирования сего предприятия», — заявил казначей. Однако эти планы вызвали бурю негодования в сети. «Супер! Винтовок у них нет, даже рогаток нет, но знамя должно быть! А то с чем им идти на парад или в церковь? — иронизирует Каркут. — Если глава министерства обороны организовывает какое подразделение, то пусть сам беспокоится о мундирах, танках и знаменах для него. А община пусть займется дорогами, тротуарами и тем, что находится в ее компетенции».

Польские F-16 в первый раз начинают участвовать в миссии Балтийского воздушного патрулирования (Baltic Air Policing), сообщает Głos Wielkopolski (Познань). Этим займутся летчики 31-й тактической авиационной базы в Кшесинах. В состав группы войдут более 100 военнослужащих и сотрудников Минобороны, обслуживающие четыре самолета F-16. В среду, 26 апреля, на базе состоялась церемония проводов Польского воинского контингента Орлик-7. Из четырех F-16 два в течение 24 часов будут нести боевое дежурство, два отдыхать. «Задачей Орлика-7 является обеспечение неприкосновенности воздушного пространства государств — членов НАТО в Прибалтике», — объясняет капитан Кшиштоф Нанусь, пресс-офицер штаба базы в Кшесинах. По его словам, польские самолеты уже шесть раз принимали участие в боевых учениях в рамках Baltic Air Policing. Но раньше задействовались МиГ-29, а сейчас впервые перебрасываются многоцелевые F-16. Польские летчики сменят голландцев, а потом поляков заменят американцы. Часть контингента уже находится в районе миссии, остальные должны были прибыть к концу апреля. Базироваться поляки будут в Литве. Командование Орликом-7 возложено на подполковника Петра Остроуха, выпускника Высшей офицерской школы ВВС в Демблине.

Журналист Марек Новаковский, работающий в странах Ближнего Востока, рассказал в интервью Gazeta Wrocławska (Вроцлав), с чем там приходится иметь дело. «Сегодня половина граждан Сирии оказалась за пределами страны, 11 млн бежали в течение пяти лет, — говорит Новаковский. — В эту пустоту быстро просочилось «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Кстати, его именование — это отдельный вопрос. Джихадистов задевает, когда используется уничижительный термин ДАИШ/ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), который означает нечто такое, что можно растоптать ногой, какое-то дерьмецо. Их «команда» работает по принципу спроса, нет спроса — реагируют на все, что мы делаем. Конфликт между Ближним Востоком и западными странами продолжается ведь уже с 1992 года, с начала операции «Буря в пустыне», когда США атаковали Ирак. Американцы превратили эту страну в прах. В 2003 году они снова открыли злодейскую кампанию против иракцев, утверждая, что те хранят оружие массового поражения. А на самом деле хотели отомстить за 11 сентября, за Усаму бен Ладена. Но ведь он был саудовцем и находился в Афганистане, может кто-нибудь сказать. Да, зато Ирак — легкая цель, поэтому ударили по нему. Сегодня война продолжается. В небольшой комнате в США сидят 20-летние прыщавые программисты. Ведут беспилотник и ищут цель. Нажимают «enter» и… бум! Поразили 20 человек. Недавно я разговаривал с такими «дистанционными убийцами», девушками из Калифорнии. Эти молодые люди будут жить потом с глубокой травмой. А мусульмане говорят: «Если у вас все так легко, если солдат не показывается врагу, не встречается с ним лицом к лицу, если так выглядит ваша современная интеллектуальная война, мы покажем вам нашу тупую войну, берем в плен, включаем камеру, отрезаем голову, видео кидаем в сеть». И у них есть свое тактическое оружие: умножение террора в асимметричной войне. Я не осуждаю ни одних, ни других. Но уверен, что нужно с этим покончить. Сегодня. Сейчас. Потому что это затягивающая патология. Лидеры ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — это иракские офицеры, те самые, которые потерпели поражение в войне с США, по крайней мере, официально. Они полны решимости, чтобы вести войну до бесконечности. Польша один раз уже дала себя втянуть в это, делая грязную работу для американцев в Ираке. Теперь от всего этого нужно отмежеваться».

Польские рыбоводы возмущены: министр игнорирует нас! Так Echo Dnia (Кельце) комментирует итоги акции протеста под стенами министерства морского и речного судоходства и канцелярии премьера-министра, которая прошла во вторник, 25 апреля, в Варшаве. Владельцы карповых прудов Кельце и всей страны требовали возобновления выплат компенсаций за рыбу, которую вылавливают дикие звери и птицы. Однако никто из чиновников к людям не вышел. «Наш министр нас же проигнорировал! В итоге удалось только передать письмо главе правительства Беате Шидло», — рассказывает председатель Организации польского карпа Павел Вельгош. Напомним, что ранее заводчики речной рыбы получали помощь ежегодно в размере 400 миллионов злотых. Однако в феврале этого года министр морского и речного судоходства Марек Грубарчик принял решение отдать эти средства рыбакам, промышляющим в Балтийском море. Протестующие махали флагами, включали сирену и громко скандировали: «Министр Грубарчик ставит на норвежского лосося, а не на польского карпа». Но все бесполезно. «Конечно, мы разочарованы отношением министра, но не сдаемся. Мы будем бороться и заострим протест», — резюмировал Вельгош.

Gazeta Olsztyńska (Ольштын) разбирается с ситуацией, сложившейся после отмены год назад малого приграничного передвижения с Калининградской областью. Это сделало правительство «Права и Справедливости» (PiS). Несмотря на требования местных жителей и органов местного самоуправления вернуть все, как было, режим МПП так и не был восстановлен. Депутат Яцек Протас направил запрос в министерство экономического развития с просьбой сообщить, какие последствия нанесло это решение годичной давности Варминьско-Мазурскому воеводству. Кроме того, люди рассчитывают на изменение позиции министерства иностранных дел. В четверг, 27 апреля, в Ольштын должен был приехать заместитель главы МИД Польши Ян Джеджичак. «До сих пор власти не представили рациональных причин разрыва сотрудничества в рамках малого приграничного передвижения, а также расчеты, какие экономические последствия это принесет в ближайшие годы для нашего региона, — говорит Протас. — Напомню только, что в июле 2016 года правительство в качестве основания для прекращения договора выдвигало саммит НАТО в Варшаве, потом общие вопросы безопасности и даже российские провокации. Неумелая внешняя политика PiS в отношении России осуществляется за счет приграничных городов и районов Вармии и Мазур, а также Поморья». Достоверных данных от вице-премьера Матеуша Моравецкого ждет не только сам депутат, но и Ассоциация ЭГО земля аиста, объединяющая общины восточных Мазур. В дискуссии о восстановлении МПП важны также социальные аспекты и культурные мероприятия, эффективность использования регионом средств программы Польша — Россия, реализуемой при финансовой поддержке ЕС. Бюджет этой программы составляет более 60 млн евро. Фонды могут быть потрачены на продвижение местной культуры и сохранение исторического наследия, защиту окружающей среды и смягчение последствий изменения климата, улучшение транспортной доступности, обеспечение безопасности границ. Однако выделенные средства все еще «заморожены». По словам Протаса, рассмотрение «программы Польша — Россия снова было исключено из повестки заседания правительства, а ведь каждая неделя задержки может означать потерю нашим регионом миллионов евро и отказ от многих инвестиций».

Станислав Стремидловский

Германия. Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 2 мая 2017 > № 2164918


Великобритания. Польша. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 мая 2017 > № 2160685

Англичане на линии Вислы

Дэниел Кавчински (Daniel Kawczynski), Rzeczpospolita, Польша

Первые годы XXI века поразили мир стремительностью перемен. К сожалению, динамика политических событий не настраивает на оптимистический лад и вызывает тревогу. Наращивающие вооружения Китай и Япония, накалившаяся ситуация в районе Южно-Китайского моря, дестабилизация на Ближнем Востоке и в Северной Африке, миграционный кризис, нестабильное положение евро и доллара на мировых рынках — это лишь часть тех проблем, с которыми нам придется иметь дело в ближайшее время. В Варшаве особенное беспокойство вызывает конфликт на востоке Украины, который может углубиться и обернуться серьезными последствиями для Польши.

Сила и диалог

Роль Российской Федерации на постсоветском пространстве, в прежней сфере влияния СССР, получает очень разные оценки. Влияния Москвы заметны на находящихся за пределами России территориях с русскоязычным населением, и это может привести к дестабилизации этих регионов, что видно на примере Донбасса или Приднестровья. Представители российских властей говорят, что они занимаются лишь защитой русского меньшинства, но правда такова, что истинных намерений Кремля никто не знает.

Россия уже так велика, что ей не нужно ни пяди земли больше, заявлял в середине XIX века царь Николай I, между тем вскоре имперская политика этой страны достигла апогея своей активности. Это проявилось, в частности, в войне с Османской империей, Францией и Англией в Крыму, подавлении венгерского восстания в 1848 году и польского в 1863, а также войнах на Кавказе.

Идею преемственности российской политики очень точно сформулировал в своей книге «От белого до красного царизма» польский историк Ян Кухажевский (Jan Kucharzewski). Находясь в эмиграции в Америке, он доказывал, что политика России остается неизменной вне зависимости от сменяющих друг друга режимов. Конечно, мы не можем возлагать на современных россиян вину за их наследие, однако, взгляд на события с исторической перспективы позволяет понять, что они не любят отказываться от аргументов силы.

В подходе к России необходимы аверс и реверс. Конструктивный диалог с одной стороны и сила — с другой. Во взаимных отношениях нам следует сохранять твердость и способность сопротивляться, но одновременно — готовность в подходящий момент протянуть оливковую ветвь. Это один из самых эффективных, а одновременно сложных методов дипломатии.

Будучи членом Комитета по международным делам британского парламента, в ходе обсуждения темы российско-английских отношений я поднял тему возвращения Польше обломков президентского «Туполева», которые Москва использует для обострения ситуации в Европе.

Британские и американские лидеры неоднократно оказывали Польше дипломатическую поддержку. В 1980-х годах испытывавшая большую симпатию к полякам премьер-министр Маргарет Тэтчер проводила на Даунинг-стрит встречи с генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Они проходили в доброжелательной атмосфере, однако, «железная леди» оказывала на Советский Союз давление по нескольким важным вопросам.

Следует также вспомнить, как вел свою политику Рональд Рейган, который не допустил, чтобы США утратили свою доминирующую позицию, но одновременно выстроил личные конструктивные отношения с Горбачевым и привел к окончанию холодной войны.

Новый символ братства по оружию

Выводы из прошлого позволяют с оптимизмом взглянуть на будущее и усилия Варшавы, направленные на укрепление ее оборонного потенциала и налаживание тесных военных связей с Великобританией, а также другими странами НАТО. В Польшу в этом году прибыли 150 бойцов британского драгунского полка с полным оснащением, которые расположились в городе Ожиш Варминско-Мазурского воеводства. Это, конечно, лишь первый шаг к углублению наших двусторонних военных связей, но он стал очень важным символом партнерства в этой сфере.

Летом прошлого года я посетил населенный пункт Пяски, лежащий на Балтийской косе у польско-российской границы. Мне бы не хотелось, чтобы этот регион стал напоминать приграничную зону между Северной и Южной Кореей, представляется, однако, что возможность решать проблемы дипломатическим путем сможет гарантировать лишь баланс сил. Я регулярно встречаюсь с представителями польского руководства и уже не первый год веду кампанию за создание баз НАТО на восточном берегу Вислы. Польско-британские базы, как функционирующие на ротационной основе, так и постоянные, станут очередным символом нашего братства по оружию. Польские и британские военные, размещенные не только в Щецине, но и на линии Вислы, станут гарантами мира в регионе.

Современные войны не похожи на конфликты прошлого с четко обозначенными линиями фронта. Это гибридные конфликты, в которых особенно важную роль может сыграть концепция территориальной обороны. Добровольцы не станут, конечно, заменой нормальной армии, однако, они способны выступать важным элементом, который поддерживает боевой дух населения и помогает регулярным вооруженным силам в тылу.

В последние годы в Великобритании отмечается рост интереса к вступлению в военный резерв и к службе в войсках специального назначения. Я рассчитываю, что сотрудничество нашего подразделения SAS и польской группы GROM станет еще более активным и эффективным. Следующий шаг, о котором следует задуматься, — это упрощение доступа к личному оружию для ответственных поляков без судимостей, прошедших специальную подготовку. Лучшим примером государства, которое обеспечило себе внутреннюю и внешнюю безопасность, выступает Швейцария — невероятно твердый орешек для потенциального агрессора.

Польша — неотъемлемый элемент мировой архитектуры

Проекты некоторых европейских чиновников могут привести к выдавливанию из Европы американо-британских сил, которые с момента окончания Второй мировой войны служили гарантами мира на континенте. В связи с Брекситом Великобритания понимает необходимость налаживания прочных двусторонних отношений с готовыми к этому европейскими странами. Меня радуют, что председателя партии «Право и Справедливость» (PiS) Ярослава Качиньского (Jarosław Kaczyński) отличает вдумчивый подход к польско-британским отношениям, которые я имел удовольствие с ним обсудить. Доказательством укрепления этих отношений служат ставшие более регулярными заседания так называемой квадриги (министров обороны и иностранных дел двух стран), международные встречи и мероприятия, которые проводят неправительственные организации экономического и культурного профиля.

Истинным показателем намерений во внешней политике служат экономические контакты. Чем больше британских, американских и канадских инвестиций придет в Польшу, чем больше появится совместных польско-английских компаний и проектов, тем прочнее станут связи между нашими государствами и народами. Западу, в отличие от идеалистов-поляков, свойственен меркантильный подход, так что активизация торговых отношений укрепит потенциал польского государства и сделает его неотъемлемым элементом мировой архитектуры. Меня огорчают сообщения о том, что некоторые компании отказываются от инвестиций в Польше и выбирают соседние с ней страны, ссылаясь на то, что в них царит большая налоговая и правовая стабильность. Я возлагаю надежды на экономические идеи вице-премьера Матеуша Моравецкого (Mateusza Morawiecki), который старается привлечь серьезных инвесторов к долгосрочным планам по развитию польской промышленности, что может вернуть Польшу в серебряный век, описанный в книгах Павла Ясеницы (Paweł Jasienica).

Мой покойный дед Роман Кавчиньский (Roman Kawczyński), которого в середине прошлого века лишили имущества, нажитого предыдущими поколениями, и обрекли на нищету, говорил мне, что мир — это главная ценность, а его опорой служат экономическая и военная сила. Я верю, что в истории Польши и Великобритании наступает эпоха принятия верных решений.

Дэниел Кавчински — член Международного комитета британского парламента, бывший советник премьера Дэвида Кэмерона.

Великобритания. Польша. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 мая 2017 > № 2160685


Польша. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 апреля 2017 > № 2173023

Пазняк: «Наши реформы вернут человеку свободу, права и уважение»

В Варшаве была представлена программа реформ Беларуси разработанная командой политика-консерватора Зенона Пазняка

Александр Папко, Радио Польша, Польша

Превратить Беларусь в парламентско-президентскую республику, раскрепостить частный бизнес, вернуть населению отменённые льготы, развивать связи с Украиной и странами Балтии и… не спешить вступать в Евросоюз. Такую программу реформ предлагает команда ученых и политиков, возглавляемая лидером Консервативно-христианской партии «Белорусский народный фронт» Зеноном Пазняком. В понедельник белорусские оппозиционеры представили программу «Свободная Беларусь» в Варшаве. На презентации побывал Александр Папко.

Программа «Свободная Беларусь» была создана группой из 9 ученых, а также деятелей белорусской оппозиции консервативных взглядов. На 76 страницах перечислены реформы, которые, по мнению авторов, в случае смены власти необходимо провести в политической системе, экономике, образовательной и культурной сферах.

Беларусь предлагается сделать парламентско-президентской республикой, где президент избирается народом, но имеет исключительно репрезентативные функции. Подобная система неплохо работает в соседней Литве.

Создатели программы учли негативный опыт стран, которые не смогли успешно перейти от коммунистической диктатуры к демократии — Украины, Молдовы, Кыргызстана и самой Беларуси конца 1990-х годов. «Одна из главных целей предлагаемой политической системы — не допустить восстановления авторитарного режима», — подчёркивает один из разработчиков программы доктор политических наук Павел Усов.

В Беларуси предполагается установить очень сильную судебную власть. Планируется четко прописать полномочия президента, а также создать новый орган — Кризисный совет, который собирается по инициативе председателя Конституционного суда в случае политического кризиса. Совет имеет право принять решение о роспуске парламента или импичменте президенту — говорит Павел Усов.

Павел Усов: Этот совет формируется парламентом и Конституционным судом из политических и моральных авторитетов Беларуси. Совет созывается только тогда, когда не остается конституционных механизмов разрешения политического кризиса. Именно Кризисный совет должен выработать механизм для разрешения конфликта. Это наше нововведение, таких институтов нет в ни одной стране. Однако такой орган необходим, так как Беларусь довольно длительный срок будет оставаться переходной, недостаточно стабильной в политическом смысле страной.

Программа реформ «Свободная Беларусь» предусматривает проведение пенсионной реформы, усиление поддержки семьи, а в перспективе — повышение расходов на оборону. При этом налоги на социальные нужды планируется снизить с нынешних 36% до 20%. Откуда возьмутся деньги на социальную политику?

Средства удастся получить от активизации бизнеса, перевода предприятий на рыночные рельсы и приватизации — поясняет один из авторов программы депутат Верховного Совета Беларуси 12-го созыва Юрий Беленький.

Юрий Беленький: Деньги берутся из эффективной экономики. На сегодняшний день гиганты белорусской промышленности, в большинстве своём — убыточные или низкорентабельные. Когда субъекты хозяйствования, которые должны наполнять бюджет, забирают оттуда деньги — это нонсенс! Если будут проведены реформы, произойдёт реструктуризация предприятий, будут созданы эффективные субъекты хозяйствования, то они наполнят бюджет. Чтобы профинансировать социальные программы, нужны не такие уж большие объемы средств, как это может показаться.

Во внешней политике команда Пазняка предлагает отойти от политической и экономической зависимости от России, развивать отношения с Украиной и странами Балтии, создать Балто-черноморское сообщество.

Зенон Пазняк: Мы намерены проводить политику создания Балто-черноморской сообщества. Опираться надо на Восточную Европу, на сотрудничество Украины, Беларуси, стран Балтии. Нужно иметь хорошие отношения с Польшей — но она уже ориентировала себя в Евросоюзе. Такое сотрудничество имеет и исторические основания, и экономические, и культурные. Это абсолютно естественное сотрудничество, особенно важное для диверсификации поставок энергоносителей. Надо прекратить преступную зависимость от поставок российских энергоресурсов.

При этом Зенон Пазняк призывает «не спешить вступать Европейский Союз».

Зенон Пазняк: Нельзя туда идти бедными и на коленях. Туда нужно идти, если мы восстановим свою экономику, сильный средний класс, восстановим своего гражданина и свою культуру. Тогда мы сможем говорить об участии в каких-то экономических организациях. Потому, что тогда и с нами будет о чем говорить. Вторая очень важная причина заключается в том, что Европейский союз в настоящее время находится в состоянии глубокого политического и духовного кризиса. Это очень рыхлая, аморфная структура, которая управляется бюрократией. Бюрократы не знают, что делать. Они не могут справиться ни с терроризмом, ни с миграцией, ни с «Брэкситом». В такую структуру, которой угрожают конфликты и развал, вступать не стоит.

Преобразования в стране должны осуществлять как новые люди, так и старые чиновники, которые работали в авторитарной системе, но не нарушали норм права и морали — считает политолог Павел Усов. Если суд докажет, что конкретное лицо участвовало в политическом преследовании или фальсификациях выборов, то ему будет запрещено избираться в парламент и занимать государственные должности.

«Если политические перемены будут проводить беспринципные, коррумпированные люди, реформы осуждены на провал», — резюмировал политолог.

Польша. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 апреля 2017 > № 2173023


Китай. Польша > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 28 апреля 2017 > № 2161836

Премьер-министр Польши Беата Шидло в четверг заявила, что во время участия в Форуме высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках "Пояса и пути", который состоится в мае в Китае, она готова презентовать проект Центрального аэропорта Польши.

В интервью польскому государственному телеканалу Б. Шидло заявила, что Министерство инфраструктуры и строительства Польши уже утвердило данный проект. На Форуме "Пояса и пути" она подпишет соглашение о сотрудничестве с Китаем.

Ранее вице-премьер и министр развития Польши Матеуш Моравецкий, принимая участие во встрече министров финансов и глав центральных банков "Группы двадцати", ознакомил участников с планом строительства Центрального аэропорта Польши. По его словам, Центральный аэропорт станет воздушным транспортным узлом страны и состыкуется со строительством "Пояса и пути".

Как сообщается, ожидаемая сумма инвестиций в проект Центрального аэропорта составит 20 млрд злотых /примерно 5,3 млрд долларов США/. Суммарные капиталовложения, включая затраты на строительство шоссе и железной дороги вокруг аэропорта, достигнут 30 млрд злотых /примерно 8 млрд долларов США/. --

Китай. Польша > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 28 апреля 2017 > № 2161836


Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 28 апреля 2017 > № 2157316

Экс-премьер Украины, лидер партии "Народный фронт" Арсений Яценюк призывает польскую власть унять разжигание украинофобскими силами атмосферы ненависти против Украины, сообщает пресс-служба его партии в пятницу.

"Призываю польскую власть унять разжигание украинофобскими силами атмосферы ненависти против Украины, нашей истории, памяти. Ни польское правительство, ни польское общество не могут молчаливо наблюдать за этими грозными процессами", — подчеркнул лидер партии "Народный фронт".

Яценюк подчеркнул, что "варварство против наших символов и могил не может быть допустимым".

"Вместе с польскими партнерами должны остановить подрывные действия любых сил, которые по обе стороны границы постараются противопоставить наши государства и народы в угоду России. Верю, что мы, украинцы и поляки, имеем достаточную мудрость и государственную силу, чтобы не только остановить нынешние угрозы, но и раз и навсегда осознать взаимное равенство, взаимозависимость и взаимную необходимость", — заявил Яценюк.

Ранее директор института Владимир Вятрович сообщил, что памятник украинским националистам демонтирован на кладбище вблизи Перемышля в Польше. МИД Украины заявил, что возмущен разрушением памятника и намерен обратиться за разъяснениями польской стороны. Министерство культуры Польши пояснило, что демонтаж памятника украинским националистам в Польше произведен законно, монумент был установлен нелегально.

В свою очередь украинский институт национальной памяти заявил, что инициировал приостановку выдачи разрешений на проведение работ по поиску захоронений и упорядочивание памятных мест Польши на территории Украины в связи с отсутствием реакции польских властей на уничтожение украинского памятника вблизи Перемышля.

Ранее на Украине произошло несколько актов вандализма антипольской направленности. Один инцидент произошел во Львовской области, где был взорван памятник полякам, убитым эсэсовцами дивизии "Галичина" (формирование из украинцев, воевавшее на стороне нацистской Германии) в 1944 году в ныне не существующем селе Гута Пеняцка. Еще один акт вандализма был зафиксирован на польском кладбище на территории национального историко-мемориального заповедника "Быковнянские могилы" в Киевской области. Неизвестные нарисовали краской символику дивизии СС "Галичина" на мемориале на польском кладбище. МИД Польши отреагировал на эти два случая нотами протеста, МИД Украины также осудил действия вандалов.

Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 28 апреля 2017 > № 2157316


Польша. Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 27 апреля 2017 > № 2156789

Заявления кандидата в президенты Франции Эммануэля Макрона о санкциях в отношении Польши подрывает дружбу между двумя странами, считает министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский.

Ранее Макрон заявил, что в случае избрания президентом будет добиваться санкций в отношении Польши. Среди претензий — перенос на территорию Польши производства ряда предприятий из других стран ЕС и отказ Варшавы принимать мигрантов в рамках европейской программы расселения.

"Это заявление нарушает правила дружбы с Польшей. Удивительные слова из уст политика государства — основателя Евросоюза", — написал Ващиковский в своем аккаунте в Twitter.

Во втором туре президентских выборов во Франции 7 мая Макрону будет противостоять лидер "Национального фронта" Марин Ле Пен. "Избирательная кампания имеет свою риторику, но должны быть границы", — заметил глава МИД Польши.

Днем ранее Ващиковский заявил, что Варшаву больше устраивает на посту президента Франции Макрон, политическую программу Ле Пен он назвал "беспокойством для Европы и Польши". Макрона же дипломат охарактеризовал как предсказуемого и опытного политика.

Польша. Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 27 апреля 2017 > № 2156789


Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 26 апреля 2017 > № 2164925

Польский шлях на Одессу

Украинские власти делают за Польшу всю работу по созданию транспортно-экономической инфраструктуры «великой Польши от моря до моря»

Украинское госагентство «Укравтодор» сообщило о планах строительства современной четырехполосной автомагистрали, которая напрямую соединит Одессу с польским Гданьском. Украинская часть международного автокоридора пройдет по маршруту Одесса — Умань — Львов — Краковец.

«Эта дорога соединит порты Черного моря с портами Балтийского моря. Нам необходимо этот коридор сделать очень быстро, поскольку без соединения портов Черного моря с Западной Европой развивать экономику Украины будет сложно. Мы начинаем разрабатывать этот проект уже в этом году», — заявил глава «Укравтодора» Любомир Новак.

Желание «развивать украинскую экономику» путем «прорубания» очередного «окна в Европу» отнюдь не ново для нынешних киевских властей. Буквально год назад с не меньшим энтузиазмом тамошнее начальство распиналось о других транспортных «мегапроектах». Например — о транзитном «автобане» Одесса — Рени, по которому восточные товары должны были бурным потоком хлынуть в Европу. Почему они должны были хлынуть именно по этому захолустному маршруту, при том, что неподалеку находится главный «европорт» Черного моря — румынская Констанца, не уточнялось. Кончилась эта затея, как и следовало ожидать, полным пшиком. Равно как и авантюра с якобы «сверхрентабельным» железнодорожном маршрутом в Китай аж через два моря (!!!) — Черное и Каспийское, но главное — в обход России. Который был закрыт немедленно после первого пробного рейса, потому что грозил его инициаторам полным и скорым разорением.

Однако в случае с проектом трассы Одесса — Гданьск развитие событий может быть несколько иным. И дело здесь отнюдь не в её экономической перспективности, которая представляется, мягко говоря, чисто гипотетической. Во всяком случае, нынешний невысокий уровень товарообмена Украины с Евросоюзом вполне позволяет обходиться существующей транспортной сетью.

Специфика этого якобы сугубо экономического инфраструктурного проекта заключается в том, что он практически идеально вписывается, во-первых, — в геополитическую концепцию Балто-Черноморского союза, которую активно продвигают киевские власти в пику России. И, во-вторых, — в географические очертания того, что в польской исторической традиции именуется не иначе как «Polska od morza do morza», то есть «Польша от моря до моря». В справочниках по этому поводу написано, что это националистический лозунг в рамках польского аналога панславизма или идеологической установки, подразумевающих, что федерация народов под управлением Польши должна распространяться «от моря до моря», то есть от Балтийского моря до Чёрного моря.

Не секрет, что данная геополитическая концепция пользуется в современной Польше большой популярностью. И Варшаве очень выгодно, что Украина, которая по воле нынешних самозваных правителей отказалась от ориентации на Россию, дрейфует на Запад, то есть объективно и прежде всего — в сторону Польши. В том числе и в стратегически важном инфраструктурном смысле.

По большому счету полякам и делать ничего особенного не надо, кроме как дождаться логического исхода этого дрейфа. По сути, Украина, во всяком случае, её северо-западная часть, сама плывет им в руки.

А ирония ситуации в данном случае заключается в том, что гребут в этом направлении сами украинские правители. Которым страх перед Россией настолько застит очи, что явно мешает адекватно оценивать другие, вполне реальные, геополитические угрозы.

И это еще в лучшем случае. Потому что в худшем нельзя исключать и того, что часть киевской элиты, ввиду неизбежного и уже скорого развала Украины, уже сейчас переориентировалась на Варшаву и вовсю старается заслужить расположение своих будущих ясновельможных хозяев.

И, что характерно, даже упомянутый междуморский автобан Одесса — Гданьск собираются строить на своей территории и тратить на это деньги сами украинцы, тогда как поляки будут им только благосклонно кивать. Тем более что польская часть дороги к Черному морю уже давно готова.

Юрий Селиванов

Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 26 апреля 2017 > № 2164925


Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 апреля 2017 > № 2166082

Русский язык становится в Польше вторым по популярности среди иностранных

Обзор польской региональной прессы

Историческая память была в центре внимания польской региональной прессы на неделе с 18 по 24 апреля. Но вначале о делах образовательных.

В польских школах проходят экзамены по иностранному языку, пишет Kurier Lubelski (Люблин), в нашем регионе русский язык стал вторым наиболее популярным. Первое место продолжает удерживать английский, а третье — немецкий язык. Около 20 тысяч люблинских школьников в минувшую пятницу, 21 апреля, сдавали экзамен по русскому. Он проходит в два этапа — час дается на решение задач базового курса, потом перерыв, и еще час выделен на решение задач курса расширенного. В прошлом году ученикам было предложено прослушать разговор матери с сыном, определить, как следует поблагодарить коллегу за подарок и спросить проход к железнодорожной станции. Результаты экзаменов станут известны 16 июня.

В первое воскресенье после пасхи православные Белостока посещают кладбища своих близких, чтобы облагородить их могилы, рассказывает Gazeta Współczesna (Белосток). А вместе с ними отправляются на работу волонтеры Fundacja Ochrony Dziedzictwa Ziemi Bielskiej (FODZB), которые занимаются благоустройством исторических памятников. По словам Януша Порицкого из FODZB, в этом году активисты хотят восстановить «целых четыре надгробия, так что мы рассчитываем на щедрость граждан Белостока и их родственников». Благодаря прошлогодней инициативе волонтеров на кладбище появились первые отреставрированные исторические надгробия. Среди них памятник 1897 года Мите Озерскому, сыну царского полковника, который стал гордостью православного кладбища, а также расположенный на католическом кладбище памятник Ядвиге Фурович, дочери известного врача.

О примере недомыслия, и, возможно, польско-немецких обидах с раннего возраста, сообщает Wochenblatt (Ополе). В начале апреля некие преступники разгромили немецкий лапидарий в Щецине. Поразительным оказалось то, что в вандализме, как выяснилось, виноваты дети — двое 11-летних и их 12-летняя подружка — которые повредили 130 надгробий из 300. Как говорит представитель щецинского муниципалитета Анджей Кус, дети не тронули обычные объекты типа скамеек, но направили свою разрушительную силу именно на немецкие надгробия, отчего «можно предположить — мотивацией преступников была этническая ненависть». Инцидент получил громкую огласку. После того, как полиция задержала подозреваемых, они признали себя виновными, теперь ими займется Суд по семейным делам. Но, учитывая, что хулиганы несовершеннолетние, вряд ли наказание им будет серьезным. Муниципальная компания Щецина уже объявила о работах по реставрации лапидария, предварительный ущерб подсчитан на уровне 20 тысяч злотых, эту сумму должны выплатить родители детей. К сожалению, подобные случаи не являются редкостью. Погромы на немецких кладбищах наблюдались в последние месяцы и в других поселениях Померании и Нижней Силезии.

Двух других подростков задержали в Гданьске, их подозревают в осквернении кропельниц (чаш со святой водой, расположенных в передней части костела), передает Dziennik Bałtycki (Гданьск и Трехградье). «Инцидент имел место вечером 9 апреля, — отметила сотрудник комендатуры муниципальной полиции Гданьска Люцина Рековская. — 10 апреля нам сообщили, что кто-то бросил в кропельницы куски рыб и фекалии». По неофициальной информации, речь идет о храме Богоматери Фатимской в Гданьске. 20 апреля подозреваемые были задержаны. Ими оказались два мальчика 16-лет, один — уроженец Гданьска, второй — родом из Гдыни. Им предъявлено обвинение в оскорблении чувств христиан посредством осквернения святыни в месте общественного поклонения. Судьба подростков будет решаться Судом по семейным делам. Если бы преступники оказались взрослыми, то могли получить до двух лет лишения свободы.

Окружной прокурор Лодзи обратился в суд с запросом о задержании двух мужчин, которые произвели разрушения в одной из лодзинских шашлычной и атаковали работающих там граждан Бангладеш, информирует Dziennik Łódzki (Лодзь). Несколько человек зашли в шашлычную в первый понедельник после Пасхи. После того, как сделали заказ, стали оскорблять бангладешцев, сотрудников заведения, затем схватили стулья и стали громить помещение. Патрульные, получившиеся сообщение о буйных клиентах, задержали двоих из них, 34 и 39 лет. Оба были пьяны, анализы показали 1 — 1,5 промилле алкоголя. Мужчинам предъявлены обвинения в насилии и оскорблениях по национальному и религиозного признаку. Кроме того, их подозревают в порче оборудования шашлычной на сумму в 700 злотых.

24 апреля в 26 раз прошел Марш Живых — евреи из различных стран мира и Польши прошли Дорогой Смерти от бывшего немецкого концлагеря Аушвиц (Освенцим) до концлагеря Аушвиц II (Биркенау), пишет Gazeta Krakowska (Краков). По данным организаторов, в процессии приняло участие более 10 тысяч человек, в основном, молодежь, а также группа выживших в Холокосте и министры образования Израиля и стран Европы. Шествие началось у ворот с надписью Arbeit Macht Frei, сигналом был звук шофара (рог животного), которым сопровождаются важные еврейские обряды. Возле ворот Биркенау люди оставили таблички с именами своих предков — жертв Холокоста. Основные мероприятия состоялись на руинах крематория. В этом году исполнилось 75 лет со дня начала нацистами массовых депортаций евреев в Аушвиц. Самая большая группа депортированных прибыла из Венгрии (около 430 тысяч), вторыми по численности были граждане Второй Речи Посполитой (300 тысяч). Всего в Аушвице немцы убили более 1,1 миллиона человек, из которых — около 1 млн были евреями, 70 тысяч поляками, более 20 тысяч цыган, около 15 тысяч советских военнопленных и другие национальности.

В Ольштыне до сих пор не могут выбрать названия для пяти улиц, которые подлежат декоммунизации, рассказывает Gazeta Olsztyńska (Ольштын). Советники из клуба правящей партии «Право и Справедливость» (PiS) предлагают создать специальный подкомитет, чьей единственной задачей станет упорядочивание названий улиц в городе. А то получается так, что на табличках пишут то «генерал», то сокращенное «ген.» или то «ксендз», то «отец». Еще один сложный вопрос, как правильно — Склодовская-Кюри или Кюри-Склодовская? Между тем в Ольштыне существуют 570 названий улиц, площадей и скверов, о которых советники муниципалитета ничего не знают. Впрочем, оппозиция выступает против переименований, поскольку это дополнительные затраты, и предлагает перенести сей процесс на будущее. Впрочем, замечает издание, советники и чиновники, по всей видимости, забыли об еще одной потенциальной жертве волны переименований. В 2004 году в старом городе Ольштына, где в 1960-х годах снимали сериал «Ставка больше, чем жизнь» о работе поляка Станислава Колицкого («Янека») в качестве польского разведчика во время Второй мировой войны, была установлена мемориальная табличка. И, следуя путем, который предлагают в ратуше, нужно тогда также задуматься и о стирании памяти о Гансе Клоссе, роль которого сыграл Станислав Микульский.

Сотрудники Национальной налоговой администрации обнаружили в багаже путешественника из Украины несколько единиц огнестрельного оружия и боеприпасов, трофеи времен Второй мировой войны и коллекции монет и почтовых марок советских времен, сообщает Dziennik Wschodni (Люблин). 49-летний украинец предъявил на границе для декларирования лишь несколько подакцизных товаров и «забыл» заявить свой остальной груз. А в него входили: нацистский кортик, карабин Mauser со штыком, пистолет-пулемет MP 40, револьвер Magnum и почти 200 холостых патронов, военные награды Третьего рейха, 1968 коллекционных монет и 385 почтовых марок. Путешественник объяснил, что все предметы принадлежат ему, он вез их в свой дом в Испании. Украинцу предъявили обвинения в контрабанде, ему грозит штраф. Также пограничное управление расследует дело о незаконном хранении оружия, где наказание уже более серьезное — от 6 месяцев до 8 лет лишения свободы.

Во Вроцлаве уже сегодня проживает около 64 тысяч украинцев, информирует Gazeta Wrocławska (Вроцлав). Это самое многочисленное национальное меньшинство, украинец является каждым десятым горожанином, украинскую речь можно слышать каждый день на улицах и площадях Вроцлава. Как утверждают городские власти, само присутствие иммигрантов оказывает положительное влияние на общественную жизнь, поэтому нужно и дальше поддерживать украинскую культуру во Вроцлаве и одновременно бороться с национализмом. Но, видимо, не все вроцлавчане так думают. В настоящее время идет следствие по делу Агнешки Г., которая сотрудничала с рядом строительных компаний, в рамках дела ей инкриминируют 17 эпизодов, связанных с торговлей людьми, угрозами и подделкой документов. Пани использовала бедственное финансовое положение украинцев и незнание ими польского языка, заставляя их работать, взяв в залог паспорта, при этом зарплату работникам не платила. Эта практика имела место в 2014 — 2016 годах. Суд арестовал Агнешку Г. сроком на 3 месяца.

В Жешуве начинается процесс над организованной преступной группой, занимавшейся контрабандой сигарет, рассказывают Super Nowości (Жешув). В состав банды входили 6 таможенников из Перемышля, 2 контрабандиста-украинца и посредник. Таможенники закрывали глаза за взятки от 500 до 10 тысяч злотых на нелегальный провоз партий сигарет. В свою очередь, двое украинцев ответят за участие в организованной преступной группе, совершавшей налоговые преступления, связанные с ввозом товаров без польских акцизных марок. Контрабанду возили с февраля по май 2014 года в специальных тайниках в автобусах маршрута Самбор (Украина) — Перемышль (Польша). Таможенникам грозит до 10 лет лишения свободы, украинцам — до 5 лет, а посреднику — 8 лет за решеткой.

Dziennik Zachodni (Катовицы и Верхняя Силезия) пишет о пытках в польской полиции. Пресс-конференцию по этому поводу провел уполномоченный по правам человека Адам Боднар. Уголовный кодекс Польши в отличие от некоторых европейских стран (Франции, Великобритании, Германии, Румынии, Албании) не выделяет пытки в отдельный вид преступлений, поэтому невозможно точно определить число пострадавших. Уполномоченный по правам человека рассказал, как жестоко могут вести себя польские полицейские с подозреваемыми: их бьют по пяткам, применяют электрошокер в районе интимных мест, травят газом, угрожают изнасилованием, подбрасыванием наркотиков, возбуждением уголовного дела, тем, что натравят собаку или прострелят колени во время якобы побега, длительной изоляцией без контакта с родителями, связыванием в позиции, причиняющей боль. При этом, заметил Боднар, пытки не применяют к тем, кого подозревают в серьезных преступлениях, но используют против подозреваемых в мелких преступлениях, причем не только против виновных, но даже свидетелей, молодых девушек и несовершеннолетних. Помочь справиться с этими злоупотреблениями можно в случае введения обязательного присутствия адвоката во время допроса.

Более ста рыбоводов из Кельца собираются принять участие в общенациональной акции протеста, которая состоится 25 апреля в Варшаве, передает Echo Dnia (Кельце). Владельцы рыбных прудов будут митинговать перед зданием министерства морского и речного судоходства, а затем отправятся в канцелярию премьер-министра. Рыбоводы с 2010 года получают правительственные субсидии за ущерб, который их хозяйства терпят от диких птиц и животных. По подсчетам владельцев прудов, цапли, чайки, бакланы, орлы, аисты и утки вылавливают до 50% рыб. И вот в феврале этого года министр Марек Грубарчик распорядился приостановить выделение грантов. Рыбоводы провели переговоры с ним в марте, но успеха не добились. За владельцев рыбных хозяйств перед министром вступился депутат Европейского парламента Чеслав Шекерский, который попросил не решать интересы морских рыболовных предприятий за счет внутренних, предупредив, что страна в противном случае может остаться без карпа. Что касается Кельце, то к рыбоводам присоединилось Свентокшиское отделение Польской крестьянской партии (PSL), напомнившее правительству, что поддержкой ферм по разведению рыбы занимается даже Европейская комиссия.

В Ополе сегодня, 25 апреля, начинается Международная конференция по польско-китайскому сотрудничеству, сообщает Nowa Trybuna Opolska (Ополе). «Китайский рынок предоставляет возможности для опольских компаний», — рассказал опольский воевода Адриан Чубак. Польскую сторону представят более чем 150 фирм малого, среднего и крупного бизнеса. Накануне в город прибыл посол КНР в Польше Сюй Цзянь. Он рассказал журналистам, что это его первый визит в Ополе, который раньше видел только из окна автомобиля. По словам посла, Китай сотрудничает с воеводством в области культуры по линии китайского Института Конфуция, в области науки — с Университетом Ополя. Здесь также намечается строительство завода с нуля — китайская компания Hongbo будет производить светодиодные элементы. «Как Польша должна быть шлюзом для Китая, ведущим в Западную Европу, так Ополе должно стать воротами нашей страны», — подчеркнул в ответ Чубак.

Станислав Стремидловский

Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 апреля 2017 > № 2166082


США. Польша. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 21 апреля 2017 > № 2167318

США – Польша: памятник Сталину на улице Рузвельта

Госсекретарь Рекс Тиллерсон принял в Вашингтоне главу польского МИД Витольда Ващиковского

Министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский завершил двухдневный визит в Вашингтон, где он встретился с государственным секретарем США Рексом Тиллерсоном и посетил ведущие американские аналитические центры. Это были первые переговоры Ващиковского с Тиллерсоном в двухстороннем формате, ранее они пересекались на полях международных форумов. Информации о самом визите пока мало. Как в Соединенных Штатах, так и в самой Польше, хотя Варшава обычно подчеркивает, что у нее с Вашингтоном «особые отношения», и она лучший союзник американцев в Европе. Однако можно сказать уже сейчас, что если оценивать релизы МИД Польши и комментарии министра польским средствам массовой информации по итогам переговоров с семантической точки зрения, то высказывания Ващиковского носят характер модальности недействительности с оттенком необходимости и долженствования. На США возлагается ответственность за польско-американские отношения и отношения Польши с некоторыми другими странами, но не объясняется, как на это реагирует сам Вашингтон.

В сообщении официального представителя МИД Польши об итогах визита говорится следующее. Разговор Ващиковского с Тиллерсоном был начат с обсуждения двустороннего сотрудничества в области безопасности, обороны и политики. Затем стороны перешли к экономике, в частности говорилось об энергетической безопасности. Также министры рассмотрели перспективы диалога в рамках НАТО. «Я говорил о том, что секретарь Тиллерсон имеет возможность посетить Польшу в ходе различных мероприятий — встреч в форматах «треугольника восточного фланга» (Польша — Румыния — Турция — С.С.), Вышеградской группы со странами Прибалтики и Северной Европы, «бухарестской девятки» (Болгария — Румыния — Венгрия — Словакия — Чехия — Польша — Литва — Латвия — Эстония — С.С.), — подчеркнул Ващиковский. — А президенты Трамп и Анджей Дуда могут увидеться в Брюсселе на заседании НАТО или в Польше на Вроцлавском форуме, который будет проходить параллельно со встречей группы G20 в Гамбурге». Во время беседы с руководством Атлантического совета глава МИД Польши упомянул также еще один польский геополитический проект, попытку создания «Троеморья» (от Балтийского моря до Черного и Адриатики), который станет «огромной возможностью для американских компаний».

Отсюда первый парадокс. Несмотря на то, что визит главы польской дипломатии в Вашингтон носил двухсторонний характер, встречаться один на один с американцами для Варшавы пока не вполне комфортно. Польша предлагает США втянуться в многосторонние форматы, каждый из которых отягощен значительным геополитическим обременением, что — и особенно — на юге, когда речь идет о «треугольнике восточного фланга» с участием Турции, что на севере с участием прибалтийских республик и скандинавских. Однако новая администрация Трампа до сих пор демонстрировала, что ее, во-первых, методологически интересуют двусторонние сделки, а не международные соглашения с большим количеством участников. Во-вторых, Белый дом обозначил и иную географию своих приоритетов — Ближний Восток и Азия (Китай, обе Кореи и Япония). Поэтому Варшава, чтобы привлечь к себе внимание Вашингтона, по идее, должна принимать участие в мероприятиях по ближневосточному урегулированию и азиатскому, чего на сегодня нет, и вряд ли Польша это потянет.

Второй парадокс. Во время разговоров с американскими представителями, как передает польская радиослужба IAR, министр Ващиковский представил Польшу как страну, работа с которой оплачивается. По его словам, «у нас есть длинный список покупок, которые хотели бы приобрести. Часть из них мы думаем реализовать в Соединенных Штатах, потому что такое оружие производят только американцы. И здесь должны определиться американцы и должны, как можно скорее, пригласить министра обороны, который представит дополнительную информацию». Речь, судя по всему, идет о попытках Варшавы купить у американского концерна Raytheon батареи противовоздушной обороны Patriot. Впервые о таких планах было заявлено еще предыдущим польским правительством. В декабре 2015 года после вступления в должность новый министр обороны Польши Антоний Мачеревич заявил о невозможности выполнения соглашения, поскольку цена, которую запросил Raytheon, оказалась слишком высокой. В конце марта этого года Мачеревич подтвердил, что интерес к Patriot у Варшавы сохраняется в свете «растущей угрозы с Востока». Но это «угроза» для Польши, а не США, так что непонятно, почему «определяться» должны американцы и срочно вызывать польского министра в Вашингтон.

Третий парадокс. По сообщению Заграничной службы Польского радио, Ващиковский обратился к госсекретарю США с просьбой оказать помощь в расследовании смоленской катастрофы (крушение правительственного самолета с делегацией во главе с президентом Польши Лехом Качиньским в апреле 2010 года — С.С.) — от технической и юридической поддержки до оказания политического давления на Кремль. Как заявил министр, Варшава намерена оспаривать в Международном суде в Гааге итоги российского расследования этой трагедии. «Тиллерсон сказал, что, насколько ему известно, определенная информация уже передана предыдущей администрации. Однако надеюсь, что он посмотрит свежим глазом на эту ситуацию и сможет помочь», — добавил Ващиковский. Смоленская катастрофа является личным делом для президента правящей польской партии «Право и Справедливость» (PiS) Ярослава Качиньского. Понятно, что пока он сам для себя не вынесет решение, что или кто погубил его брата, говорить о налаживании отношений между Варшавой и Москвой невозможно. Но почему за Польшу это должны делать американцы? Пока из слов главы польской дипломатии можно сделать вывод, что если США подтвердят непричастность России, то тогда с Москвой дела иметь можно, виза дана. А если нет, то в заморозке виновата будет не Варшава, а американцы, с них спрос.

Польский публицист первой половины XX века Станислав Мацкевич, комментируя ход Тегеранской конференции с участием лидеров трех стран — Иосифа Сталина, Франклина Рузвельта и Уинстона Черчилля — писал: «В делах польских Сталин выдвигает требования, с которыми не всегда хочет соглашаться Черчилль — решает Рузвельт и решает всегда против нас. Это тот Рузвельт, которым так бредил Сикорский и Миколайчик (руководили во время Второй мировой войны правительством Польши в изгнании — С.С.) и именем которого называют в стране улицы. Действительно, улицы с таким именем подходят, чтобы на них ставить потом памятники Сталину. Рузвельт сознательно хочет Сталину отдать Польшу, вообще связать Россию европейскими делами, чтобы иметь для США свободные руки на Дальнем Востоке». Сегодня американцы снова уходят на Восток, как Ближний, так и Дальний. А госсекретарь Тиллерсон на встрече министров иностранных дел стран G7 за день до посещения Москвы в середине апреля этого года задает риторический вопрос: «Почему американских налогоплательщиков должна интересовать Украина?» Но этот ареал можно расширить и продолжить — а должна ли американских налогоплательщиков интересовать и Польша? Для положительного ответа на этот вопрос Белый дом должен начать говорить с Варшавой в категории модальности действительности. Но США пока не до того.

Станислав Стремидловский

США. Польша. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 21 апреля 2017 > № 2167318


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 21 апреля 2017 > № 2167254

Политика колебаний. От уступок к беззаконию: Польша — 1863

Начало мятежа

Надежды Великого Князя Константина Николаевича и маркиза Велёпольского на то, что политика уступок и заигрывания с польским дворянством даст желанные для них результаты, завели русские власти в Царстве Польском в тупик. От плохого они перешли к худшему — изъятию ненадежного элемента путем призыва в армию с явным нарушением действующих норм. Худшее, чем может быть слабое правительство, — это стать нарушителем закона, исходящего от него самого.

Обстановка в Царстве накалялась с каждым днем. Бургомистры, уездные начальники, войты гмин стали получать письма от революционного подполья с призывами не оказывать поддержки набору. Наместник распорядился игнорировать их. Войска были разведены на зимние квартиры — примерно по 8−10 солдат на деревню, при ротных дворах оставалось небольшое количество нижних чинов. В основном это были мастеровые. 4(16) декабря оно было временно снято по всей территории Царства. Это было удивительное легкомыслие. В войсках ожидали волнений во время набора. В какой-то степени это решение объяснялось влиянием Велёпольского, который убеждал не обижать поляков недоверием. Великий Князь пытался демонстрировать спокойствие и уверенность. 1(13) января он собрал пышный новогодний прием в королевском дворце — присутствовало духовенство всех конфессий, сенаторы, члены Государственного совета, представители городов и уездов.

2(15) января в Варшаве началась «бранка» — так там называли набор. Выглядело это следующим образом: заранее были составлены списки и адреса конскриптов, набор проводила полиция при участии армии. Город был разделен на участки, и, поскольку комендантский час начинался в 23.00, набор проводили приблизительно в полночь. Полицейские вместе с солдатами входили в квартиры, будили конскриптов и вели их в полицейские участки, а оттуда партиями по 60−100 чел. под конвоем воинской команды во главе с офицером — в цитадель. Сопротивления не было, только толпы родственников сопровождали конвоируемых до эспланады цитадели, далее следовать не разрешалось. В крепости набранных вновь разбивали на партии, для отправки по железной дороге в Петербург. Город был тихи безмолвен. Густой туман скрывал дома и улицы, иногда было слышно, как идут солдаты. В Королевском замке у Велёпольского собрался штаб гарнизона и округа. Все следили за ходом «бранки». Казалось, все было спокойно, однако к вечеру всем стало ясно — набор сорван. Власти при отчете явно пытались выдать желаемое за действительное. Несмотря на очевидное сопротивление «партии беспорядка», они заявили о том, что 3(15) января рекрутский набор был удачно проведен в Варшаве.

По данным Наместника, представленным императору, первые сутки набора дали около 1800 конскриптов, к концу января их было собрано более 2400. Разумеется, не все представленные кандидаты годились для службы в армии. Опубликованные официальные данные дали не столь радужную картину. К концу января рекрутскому присутствию было представлено только 1657 чел., из которых принято в рекруты всего 559 и оставлено в резерве 149 чел. Впрочем, в любом случае набор был сорван. С октября 1862 г. был замечен резкий рост польской революционной пропаганды. По линии железной дороги она стала проникать в Белосток и Гродно. В начале 1863 года наступило затишье. Не было ни выступлений, ни беспорядков. В это же время, совершенно не скрываясь, масса польской молодежи начала покидать города, уходя в лес. Подготовка к выступлению велась столь активно, что ее невозможно было не заметить. Местная полиция, состоявшая из поляков, не обращала на это внимания. Вскоре появились слухи о скором выступлении поляков — русские власти получали информацию от местных евреев, но не обращали на нее должного внимания. Русское чиновничество и военные уже привыкли к постоянным проявлениям недовольства и не ждали чего-то особенного. Уже 5(17) января произошли первые стычки с войсками — отряды повстанцев нападали на небольшие конвои с целью освобождения рекрутов. Это вызвало в окружении Наместника и Велёпольского явное уныние — они поняли, что поторопились отчитаться об успехах.

В полночь с 10(22) на 11(23) января 1863 г. на русские гарнизоны в Царстве Польском были совершены одновременные нападения. 12(24) января Константин Николаевич доложил о случившемся императору первые данные о потерях — 30 убитых и в примерно 3 раза более раненых: «Сделал распоряжение об общем сосредоточении войск. Все Царство объявил на военном положении.» Правильнее было бы назвать этот акт восстановлением военного положения в русской Польше. В тот же день был получен ответ Александра II: «Надеюсь на самые энергические меры с твоей стороны и на немедленное наказание виновных. Объявление всего Царства на военном положении одобряю.»

Официальное сообщение гласило: «Революционная партия решилась произвести варфоломеевскую резню в ночь с 10(22) на 11(23) января. В полночь, одновременно, были произведены во всех губерниях нападения на разные города и военные отряды, расположенные в деревнях и местечках. Нападая врасплох на спящих солдат, бунтовщики резали их в постели. В деревне, около Седлеца, где солдаты мужественно защищались в занимаемом ими доме, мятежники произвели в доме пожар и сожгли живыми храбрых защитников. Эти свирепства были повсюду тотчас же подавлены войсками, которые нанесли весьма значительный урон бунтовщикам, отраженным на всех пунктах. Во всем царстве объявлено военное положение.»

13(25) января император выступил в Михайловском Манеже в Петербурге перед л.-гв. Измайловским полком, сообщив его офицерам и солдатам о случившемся. Александр II особо отметил: «Но и после сих новых злодейств, я не хочу обвинять в том весь народ польский, но вижу во всех этих грустных событиях работу революционной партии, стремящейся повсюду к ниспровержению законного порядка. Мне известно, что партия эта рассчитывает и на изменников в рядах наших; но они не поколеблят веру мою в преданность своему долгу верной и славной моей армии.» «При нападении мятежнических шаек, в ночь с 10 на 11 число сего месяца, — гласил приказ Наместника №17 от 17(29) января 1863 г. — в разных пунктах Царства Польского на квартиры отдельно расположенных небольших частей, все воинские чины командуемых мною войск, при отражении сего нападения, в темную ночь, исполняли свои обязанности с мужеством, самоотверженностью и непоколебимою стойкостью.»

Стоявшие на квартирах, рассредоточенные части действительно должны были стать легкой мишенью для вооружённых толп. Однако они оказали серьезное сопротивление. На окраине Плоцка в казарме находилось 12 казаков, половина из которых — больные. Фактически это был госпиталь. Толпа из приблизительно 300 мятежников попыталась сжечь его, на наткнулась на меткие выстрелы. Казаки отбивались, пока на помощь не подоспела пехота. Командир 21-го пехотного Муромского полка пытался утихомирить толпу, желая избежать жертв среди населения. Поначалу его речь имела успех, но когда он подошел к толпе, его ударили топором по голове. Реакция солдат была жесткой. В местечке Юзефов Люблинской губернии 15 казаков 10-го Донского полка в течение 3 часов отбивались от нападения толпы в 500 чел, потеряв при этом 3 человек убитыми и 3 — ранеными. Особенно тяжело пришлось пленным — над ними зверски издевались и убивали. Барабанщику 6-го пехотного Либавского полка нанесли перед смертью 18 ран, отрезали нос, язык и детородный член. Покалечены были и два других солдата этого полка, попавших в руки мятежников. Мятежники нападали и на православные монастыри, подвергая их грабежу, а насельников — издевательствам.

Всего было 25−26 нападений на войска. Большого успеха повстанцы не имели нигде. В результате атак был убит 1 полковник и 28 солдат, тяжело ранены 1 генерал, 1 подполковник, 1 младший офицер и 6 солдат, легкие ранения получили 4 младших офицера и 50 солдат. 92 солдата пропали без вести, мятежники захватили 67 ружей и 2 ранца, оставив в руках солдат 12 убитых, 14 раненых и 242 пленных. Всего же в Варшавском и Виленском Военном округах за январь 1863 г. было убито 54, за февраль — 19 русских солдат и офицеров, умерло от болезней и ран 145 и 136 чел., бежало — 28 и 24 чел. Общие потери вместе с пропавшими за это время составили 406 чел., а вместе с без вести пропавшими или попавшими в плен (23 чел. за январь) — 429 чел. Соотношение убитых к строевым равнялось 1 на 1.885 чел., умерших — 2,05 на 1 тыс.(за тот же период 1862 г. — 2,13 на 1 тыс. чел.). Абсолютное число заболевших при этом выросло — 4.532 чел. за январь-февраль 1863 г. против 1.879 чел. за тот же период 1862 г. Подобный рост легко объясняется увеличением состава округа и активными действиями зимой.

Призыв императора не обвинять польский народ был услышан русской прессой. Впрочем, она и без того была шокирована произошедшим и поначалу только удивлялась произошедшему, непонятно зачем убеждая своих читателей в том, что никогда не выступала против поляков. «Проверяя наши народные чувства, — отмечали «Отечественные записки», — мы можем смело сказать, что в душе великорусса нет ненависти к полякам.» Впрочем, это отнюдь не означало готовности к всепрощению и беззубости. Назревала перемена настроений общества. В первой статье о мятеже М.Н. Катков пророчески предупреждал: «Итак кровь опять льется в семейном споре двух братских племен, соединенных под одним скипетром. Наши войска, отдельно расположенные, были повсюду в Царстве атакованы. Их пытались сперва совратить с пути долга, побудить к нарушению присяги; но эти попытки не удались, не смотря на уверение наших заграничных патриотов, и теперь русских солдат убивают в домах, по одиночке. Это безумие объясняется лишь совершенным неведением относительно расположения умов в России. Если бы польские демагоги знали чувствования русского народа, они не дерзнули бы умерщвлять наших солдат, исполнявших свой долг; они не навлекли бы на свою страну неизбежных последствий злодейского пролития братской крови. Польская агитация была в России причиной многих несчастий; она может и у нас считать свои жертвы. Всюду старалась она сеять бессмысленное и бесцельное раздражение и искажать народное чувство. Теперешний взрыв будет иметь для нас последствия грозы, очищающей атмосферу».

Агитация среди русских войск в Польше действительно велась весьма активно. Распространялись самые разные обращения: в октябре 1861 г. — «Прокламация к солдатам», в которой утверждалось: «А чего хочет поляк? Воли! А чего хочет мужик? Воли. Стало они хотят одного и то же — воли. И за что их бить? Неужто нам помнить, что 250 лет тому назад поляки ходили на Россию и чрез 250 лет всё им мстить? Да такого глупого человека, который бы в самом деле хотел мстить за то, что было 250 лет назад, у нас в народе и не сыщешь». Таких людей действительно не было. Очевидно, поэтому солдат уговаривали не соблюдать присягу и не слушать офицеров. В мае 1862 г. появилась прокламация «Русским войскам в Польше»: «Братья! Время восстания Польши приближается; вас сегодня хотят сделать палачами поляков. Но не будьте ими: если вы и победите поляков, ваши победы покроют вас позором, вам придется краснеть вашей храбрости.»

В июне 1862 г. появилось воззвание «Русские офицеры солдатам русских войск в Польше». На этот раз солдат призывали не выполнять присягу уже от лица офицеров, и, после восстания поляков, составить «вольные дружины» и поспешить «в Россию на помощь нашим…» В сентябре того же года анонимные «русские офицеры» обратились к Наместнику через «Колокол». Адрес содержал знакомые утверждения о том, что войска не хотят быть палачами, что обязательно скажется в случае восстания. «Оно не только не остановит поляков, но пристанет к ним, и может быть, никакая сила не удержит его. Офицеры удержать его не в силах и не захотят.» Единственным спасением было дать Польше «свободно учредиться по понятиям и желаниям польского народа», «иначе грозит беда неминуемая». Очевидно, авторы этих агиток в какой-то момент сами поверили в правдивость собственных призывов.

На самом деле это была ложь. Солдаты были чрезвычайно сильно утомлены как издевательствами со стороны поляков, так и приказами проявлять терпение. Они рвались в бой. Демагогия «Колокола» хорошо действовала на повстанцев. Там находились люди, искренно верившие в то, что стоит перебить офицеров — и все пойдет на лад. Пропаганда Герцена была сразу же подвергнута критике Катковым уже в январе 1863 г. Его противник утверждал: «…борьба наша с Польшей не есть борьба за политические начала, это борьба двух народностей, и уступить польскому патриотизму в его притязаниях значит подписать смертный приговор русскому народу». Русские войска чувствовали это противостояние, и, вопреки заверениям «Колокола», не стыдились своей храбрости.

Они проявили ее не только в неудавшуюся полякам «Варфоломеевскую ночь», участия в которой, кстати, повстанцы не стеснялись. 14(26) августа 1863 г. разъезд из 25 линейцев и 12 донцов под командой войскового старшины и 4 гусарских офицеров в течение 3 часов отбивалась от отряда из 1000 конных и 400 косинеров (значительная часть пехоты мятежников была вооружена косами, которые были насажены на манер пик. На длинных древках это оружие было весьма сложным в использовании, и в неопытных руках часто удар наносился плашмя, и оставлял не раны, а синяки). Бой 1 против 40 закончился, когда в строю осталось только 7 человек. 15 тяжело – и 4 легкораненых через три дня были освобождены своими.

Поначалу руководство в повстанческих отрядах захватили выпускники школы в Кунео или люди без военного опыта или люди без военного опыта — ксендзы, семинаристы, помещики и т.п. Все они становились «офицерами», сотрудниками штабов, адъютантами. На отряд в 300−350 человек таковых иногда насчитывалось до 50. Не имея в абсолютном большинстве ни боевого, ни вообще какого-либо военного опыта, такие командиры заменяли его шаблонными действиями и обращением к морали подчиненных. Они пытались организовать свои действия по образцу регулярной армии — сочетая огонь и удар линии пехоты. Не имея ни должного количества оружия и подготовленных кадров, ни времени для обучения своих отрядов и их спайки, мятежники терпели поражение за поражением. Первые же столкновения показали эту закономерность.

Один из корреспондентов «Русского инвалида» писал: «Вот как обыкновенно происходит дело: отряд войска встречает инсургентов, положим, от 300 до 500 человек, как это по большей части случалось; численность войск гораздо меньше; отряд обыкновенно состоит из одной или двух рот пехоты и 15−20 казаков. Разумеется, здесь не говорится о тех, впрочем, весьма редких, случаях, когда посылались и более значительные отряды против многочисленных шаек инсургентов. У инсургентов едва 1/10 часть вооружена ружьями, и то охотничьими, которые несут не далее 200 шагов; эта часть выстраивается впереди, сзади их стоят вооруженные косами, а за ними — просто палками и дубинами. Вооруженные огнестрельным оружием начинают перестрелку, но выстрелы цепи, вооруженной штуцерами и открывающей огонь на 600 и 800 шагов, перебьют всех, не допустив их и на расстояние даже 600 шагов; следовательно, первая линия инсургентов будет уничтожена прежде, чем огонь ее может причинить какой-либо вред войску.»

В случае, если по повстанцам действовала артиллерия, все заканчивалось гораздо быстрее. Из такой ситуации могла выйти только хорошо обученная регулярная армия, но не добровольцы. Призывы не мстить братьям после победы над ними ложились на добрую почву. Русские войска поначалу так и действовали. В характерной для себя манере они нашли в себе силы увидеть грань между правым и виноватым. Это сказалось и на отношении к пленным — задержанных крестьян, силой уведенных в отряды повстанцев, отпускали домой.

Но миролюбие и мягкость скоро ушли в прошлое. Им не было место в жестоком противостоянии, навязанном мятежниками. Восстание быстро превращалось в войну поляков с не-поляками за пределами Царства Польского и в войну с дворянским элементом внутри этих пределов.

Олег Айрапетов

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 21 апреля 2017 > № 2167254


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter