Всего новостей: 2400813, выбрано 4417 за 0.272 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 февраля 2018 > № 2507135

В чем есть неизбежность признания Республики Арцах

Столетний конфликт затянулся

Признание независимости Республики Арцах (Нагорно-Карабахской Республики) как неминуемая и неизбежная парадигма — это метод возрождения международного права, безопасности и стабильности.

Республика Арцах и Республика Армения являются одним из системообразующих факторов безопасности в регионе и борьбы с международным терроризмом. Республика Арцах в ходе отражения агрессии Азербайджана в 1991—94 годах и в апреле 2016 года дважды провела операцию по принуждению Азербайджана к миру. Долгие годы армия обороны НКР фактически выполняет миротворческую функцию в регионе.

Республика Арцах — ответственное государство, никому не угрожающее войной, не предъявляющее территориальных претензий к соседям, не требующее незамедлительного вывода азербайджанских войск с оккупированных земель Арцаха. В отличии от Азербайджана, Республика Арцах, осознавая себя состоявшимся, успешным и компетентным государством, готова к прямым азербайджано-арцахским переговорам.

Азербайджан отрицает международное право, саботирует переговорный процесс, нарушает Резолюции СБ ООН №822, 853, 874, 884, устраивает провокации и террористические атаки на границе. Баку агрессивно ставит под сомнение суверенитет и территориальную целостность Республики Армения и Республики Арцах.

Азербайджан — слабое звено переговоров. Позиция Баку, если ее вообще можно квалифицировать как серьезную переговорную позицию, состоит исключительно из ничем не обоснованных территориальных претензий к Республике Арцах и сводится к требованию передачи Азербайджану на первом этапе семи реинтегрированных исторических районов Арцаха для создания удобных плацдармов для военного захвата всего Нагорного Карабаха на втором этапе.

Основанные на фальсификациях и ничем не обоснованные территориальные претензии Азербайджана к Республике Арцах следует рассматривать как неуместные, неприемлемые и несоответствующие поиску взаимоприемлемых решений по вопросу заключения мирного договора.

Разрастаются и территориальные претензии на земли Республики Армения, которые бакинские власти в лице президента Азербайджана Ильхама Алиева систематически называют «Западным Азербайджаном». 8 февраля 2018 года на VI съезде правящей партии «Йени Азербайджан» Алиев провозгласил стратегической целью захват Еревана.

100-летний азербайджано-карабахский конфликт, начавшийся еще в 1918 году, слишком затянулся. Если бы в 1991 году после проведения референдума о независимости Республики Арцах, прошедшего в полном согласии с нормами международного права, международное сообщество признало Республику Арцах, как того императивно требовало международное право, то не было бы азербайджанской агрессии 1991—94 годов и апреля 2016 года, а конфликт был бы давно урегулирован. Международная правоприменительная практика разрешения этнополитических конфликтов основывается в первую очередь на проведении референдума о независимости.

Следует констатировать, что в международном праве нет норм, обязывающих самоопределяющееся государство получать согласие метрополии, от которой оно отделяеся. В заключении Международного Суда ООН от 2 июля 2010 года зафиксировано: «81. …никакого общего запрета на одностороннее провозглашение независимости не вытекает из практики Совета Безопасности ООН». «84. По изложенным причинам Международный Суд считает, что общее международное право не содержит какого-либо запрета на провозглашение независимости».

Затягивание окончательного признания НКР, игнорирующее объективную реальность международной жизни, давно стало фактором, серьезно осложняющим межгосударственные отношения. Согласно декларативной теории признания государств, признание констатирует появление адресата признания и служит механизмом, облегчающим осуществление с ним контактов. Большинство юристов-международников считают, что именно декларативная теория признания отвечает реальностям международной жизни. В статье № 3 «Конвенции о правах и обязанностях государств», которая была подписана в Монтевидео (Уругвай) 26 декабря 1933 года, зафиксировано, что «политическое существование государства не зависит от признания другими государствами».

Цивилизованное и прочное урегулирование азербайджано-арцахского конфликта должно основываться на следующих принципах: определение статуса Республики Арцах — исключительное право народа Арцаха, окончательное признание международным сообществом государственной независимости Республики Арцах, взаимное признание независимости Республики Арцах и Азербайджанской Республики, восстановление территориальной целостности Арцаха, мирное разрешение споров и неприменение силы или угрозы силой.

Устав ООН, международное право императивно диктует необходимость признания Республики Арцах. Уникальность ситуации в урегулировании азербайджано-арцахского конфликта, в отличии от других конфликтов, состоит в том, что у сопредседателей Минской группы ОБСЕ России, США и Франции нет разногласий, все три державы признают право Арцаха на самоопределение. Совместное окончательное признание ими независимости Республики Арцах способствовало бы региональной безопасности и стабильности, обеспечению их национальных интересов, создало бы прецедент цивилизованного урегулирования конфликта.

Является ли держава ответственной или нет, определяется также и тем, способна ли она предотвратить и пресечь агрессию против других стран и народов. Это признание явится превентивной мерой против новой агрессии Азербайджана и придаст динамизм переговорному процессу.

Автор — кандидат исторических наук, советник 1-го класса МИД Республики Арцах

Рубен Заргарян

Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 февраля 2018 > № 2507135


Армения. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 февраля 2018 > № 2505294

Это уже другая Россия. Армения должна быть осторожна

Наира Айрумян, Lragir, Армения

Президентские выборы в России проходят без «жениха». Предвыборная гонка началась 17-ого февраля. Основной кандидат, Владимир Путин, отказался принимать участие в кампании. Это привело в замешательство остальных кандидатов, они не знают с кем развивать обсуждение.

Сейчас основная задача — обеспечить участие избирателей на выборах. Для этого используются самые креативные методы. Например, распространяют видеоролики с призывами обязательно принять участие в выборах. В одном из них девушка отказывается заниматься сексом с парнем, пока он не проголосует. В другом говорят: проголосуй, или тебя призовут в армию!

Мало кто сомневается в итогах предстоящих выборов, но аналитики отмечают, что это уже другая Россия. Дмитрий Быков, например, называет Россию «страной пацанов», где все оценивается через призму «хороших пацанов». Жертвы в Сирии тоже оцениваются через эту призму.

Это страна, где никто не знает, с кем живет президент, где его дети и чем они занимаются. Это характерно либо для священнослужителей, либо для воров в законе.

Россия постепенно превращается в страну «православных хороших пацанов», которые «любят турков». В Дагестане во время празднования Масленицы исламист расстрелял людей, выходящих из православной церкви. В числе жертв есть также женщины с армянскими фамилиями.

В тот же день в селе Никола-Ленивец Калужской области жители из веток и дерева соорудили тридцатиметровый католический объект и сожгли его. Тем самым православные продемонстрировали, что их враги — католики.

В экономике страны тоже наблюдаются странные процессы. Компания «Магнит», принадлежащая армянскому миллиардеру Галицкому-Арутюняну была фактически национализирована. Аналитики отмечают, что это начало процесса захвата собственности «независимых» олигархов. Или же сами олигархи спешат продать свою собственность, потому что не знают, что будет после выборов и в условиях новых санкций США.

Это и есть предвыборная компания Путина.

Но самый страшный удар по предвыборной компании Путина нанесла Сирия. Говорят о гибели нескольких сотен российских наемников. Говорят также, что российские военные в Сирии заняты тем, что отбирают у курдов нефтяные объекты. Американский генерал Джефри Харигиан, руководящий центральным командованием воздушных сил США на Ближнем Востоке, рассказал об ударе, нанесенном по российским войскам.

Армения должна внимательно следить за тем, что творится в России.

Армения. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 февраля 2018 > № 2505294


Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 февраля 2018 > № 2504577

Азербайджан шантажирует войной с Арменией

Как Гасанов тестировал Клаара по Нагорному Карабаху

Министр обороны Азербайджана генерал-полковник Закир Гасанов встретился в Баку с делегацией во главе со специальным посланником Европейского союза на Южном Кавказе и по кризису в Грузии Тойво Клааром. Говоря о перспективах урегулирования нагорно-карабахского конфликта, генерал заявил, что «вооруженные армии Азербайджана и Армении стоят друг против друга на линии фронта, и не исключено возобновление войны в любой момент». При этом Гасанов уточнил, что «переговорный процесс по-прежнему остается безрезультатным» и «вместо того, чтобы заниматься расследованием следствий нагорно-карабахского конфликта, было бы лучше, если международные структуры, приложив все усилия для полного решения конфликта, занялись бы коренным устранением причин его возникновения». Клаар, в свою очередь, отметил «важность скорейшего и мирного решения конфликта для обеспечения стабильности в южно-кавказском регионе» и подчеркнул, что «Евросоюз является сторонником продолжения переговоров».

Заявление Гасанова выглядит странно. В первых числах февраля он встречался с личным представителем действующего председателя ОБСЕ Анджеем Каспшиком. На встрече стороны обменялись мнениями о текущей ситуации на линии соприкосновения войск, итогах проведенных мониторингов и урегулировании нагорно-карабахского конфликта. Стало известно, что очередной мониторинг на государственной границе между Азербайджаном и Арменией будет проведен 21 февраля в направлении Газахского района в соответствии с мандатом личного представителя действующего председателя ОБСЕ. Чуть ранее регион посетили сопредседатели Минской группы ОБСЕ, которые встретились и провели переговоры с главами Азербайджана, Армении и Нагорного Карабаха, а также провели консультации с министрами иностранных дел. В совместном заявлении сопредседатели подчеркнули важность добросовестного выполнения всех обязательств, взятых на саммите в октябре 2017 года в Женеве и на предыдущих саммитах (в частности в Вене и Санкт-Петербурге), которые предусматривают появление стационарной системы мониторинга на линии соприкосновения конфликтующих сторон и международных наблюдателей.

Практическая реализации этих положений, безусловно, снижает риск возобновления боевых действий, создает предпосылки для переговоров по кругу проблем, связанных с урегулированием конфликта. И вдруг теперь министр обороны Азербайджана заявляет, что «переговорный процесс по-прежнему остается безрезультатным». Отчего так? Скорее всего, потому, что азербайджанские военные, в отличие от дипломатов, оценивают договоренности, достигнутые в Кракове главами внешнеполитических ведомств Азербайджана и Армении, особенно в части расширения офиса личного представителя ОБСЕ Каспшика, «как уступку армянской стороне». Но, как образно говорил президент Армении Серж Саргсян на конференции по безопасности в Мюнхене, «во время войны пловом не угощают». На первом этапе необходимо добиться максимального снижения рисков возобновления боевых действий в зоне конфликта, а потом вести дискуссию о поэтапных или не поэтапных действиях в сторону достижения широкого соглашения.

Отметим и то, что заявление Гасанова практически совпало с появлением ежегодного доклада директора национальной разведки США Дэниела Коутса, в котором говорится о большой вероятности возобновления в 2018 году широкомасштабных боевых действий между Азербайджаном и Арменией, в которые может быть вовлечена Россия. В посвященной Карабаху части доклада отмечается, что «нежелание обеих сторон идти на компромисс, усиление давления со стороны, стабильная военная модернизация Азербайджана и приобретение Арменией нового российского оружия в 2018 году могут привести к крупномасштабным боевым действиям». И далее: «Напряженность вокруг спорного Нагорно-Карабахского региона может превратиться в масштабный военный конфликт между Арменией и Азербайджаном, который может вовлечь Россию для поддержки своего регионального союзника». В этой связи глава бакинского Центра политических инноваций и технологий, политолог Мубариз Ахмедоглу заявил, что «не исключает того, что США хотят проверить силы России в регионе Южного Кавказа, проведя так сказать, «разведку боем».

Но кто заинтересован в развязывании очередной карабахской войны — Баку или Ереван? Доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ, эксперт РСМД Сергей Маркедонов считает, что «Армения сегодня является стороной, не заинтересованной в нарушении статус-кво», тогда как Азербайджан воспринимает его неприемлемым и часто прибегает к угрожающей военной риторике, нивелируя одновременно работу своих дипломатов, и пытается дискредитировать работу Минской группы. Однако, замечает Маркедонов, «армяно-азербайджанский конфликт, в отличие от противостояния в Донбассе и ситуации в Абхазии и Южной Осетии, не рассматривается ни в России, ни на Западе как площадка для конфронтации между Москвой и Вашингтоном». Напротив, представители МГ ОБСЕ неизменно подчеркивают, что несмотря на принципиальные расхождения по широкому спектру проблем, в карабахском урегулировании они являются единомышленниками. Следовательно, у Баку нет реальных возможностей для раскачивания ситуации в надежде на поддержку противостоящих друг другу «больших держав».

Отказ от переговоров или их срыв противопоставит Баку и Ереван одновременно и Москве, и Вашингтону. Уникальная ситуация на постсоветском пространстве, которую вряд ли сломают заявления Гасанова. Скорее всего, речь можно вести о тестировании азербайджанским министром ЕС, его готовности или неготовности принять силовой сценарий решения конфликта. Судя по реакции на это специального посланника Европейского союза на Южном Кавказе и по кризису в Грузии Клаара, Европа на шантаж не поддается!

 Станислав Тарасов

Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 февраля 2018 > № 2504577


Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 февраля 2018 > № 2500153

Нагорный Карабах с крестом и под полумесяцем

Три дня с духовенством Арцаха

Из окна моего номера ночью виден светящийся 50-метровый крест, символ христианства. Над ним сияет полумесяц, присущий многим исламским странам символ. Гостиница названа в честь финикийской царевны Европы. А все это — Нагорный Карабах, небольшое государство в горах, уходящее корнями в далекую древность, относящуюся к присутствию армян в Закавказье, откуда их вырвать безболезненно просто невозможно.

В феврале этого года народ Народного Карабаха или Республики Арцах празднует 30-летие освободительного Карабахского движения. Армяне создали это государство. Они жили тут. Но в 1920-х годах после советизации Армении и Азербайджана решением большевистского Кавказского бюро было решено передать Нагорный Карабах в состав Азербайджанской ССР с предоставлением «широкой областной автономии». 13 февраля 1988 года в Степанакерте, столице автономии, состоялся массовый митинг, на котором прозвучало требование о воссоединении «Нагорно-Карабахской автономной области с Арменией». По сути это был вопрос жизни и смерти. Таким он особенно остро стал в 1991 году, когда автономия провозгласила свою государственность. Началась война. О ней мы еще вспомним с предводителем Арцахской епархии архиепископом Паргевом Мартиросяном во время поездки в горное село Вагуас Мардакертского района, которое отпраздновало в этом году 25-летие своего освобождения от азербайджанского агрессора.

Србазан Паргев

Утром, 12 февраля, я подхожу к епархиальному управлению в Степанакерте, где живет и работает србазан (в переводе на русский — владыка). Меня встречает архиепископ, 64-летний седовласый муж, которого одинаково хорошо можно представить как в священнических одеяниях, так и в доспехах крестоносцев на коне и с мечом в руке. Владыка садится за руль своего джипа, который довольно лихо водит — обычно занимающую шесть часов дорогу из Степанакерта в Ереван он проделывает за четыре часа. Вместе с ним на заднем сиденье — два диакона, Самвел Мкртчян и Грайр Акобян. Погода обещает быть прекрасной, и в самом деле в обед воздух прогревается до 15 градусов тепла, ярко светит солнце. Мы направляемся в село Вагуас, испытавшее страшные тяготы войны. Три раза оно переходило из рук в руки. В нем жило 800 человек, включая женщин, стариков и детей. Погибло 68 мужчин. Агрессор разрушил полностью все дома и церковь. В мирное время храм восстановили и установили хачкар, святой крест из камня. Мы едем освятить его и отслужить благодарственный молебен Богу за то, что Он благословил жителей Вагуаса отстоять свое село, свою веру, свой образ жизни.

По дороге србазан рассказывает мне, как во время боев отправлялся служить в старинный монастырь Гандзасар. Засевшие на высотках агрессоры стреляли в него из автоматов сверху, он отстреливался. «У меня единственного в Арцахе была «Нива» бордового цвета, приметная машина, — улыбаясь, говорит отец Паргев. — Все ее знали — и наши, и они. И как только противник видел авто, она становилась особой мишенью. Ну, ничего, слава Богу, выжили. Хотя попадали под бомбежки, обстрелы. И епархиальное управление взорвали, когда я был в здании. Это случилось под утро. Началась сильная бомбежка, ракет семьсот выпустили из Шуши по Степанакерту. Но выжил в очередной раз. Хорошо, что не лег спать, молился в соседней комнате. Я считал так: если я Богу угоден, если еще нужен для какой-то миссии, значит выживу. Если нет — воля Божья на то». Сейчас в республике тихо.

По пути в Вагуас нам попадается собака, стоящая прямо на середине дороги и отказывающая сдвинуться хоть на миллиметр. «Настоящий карабахский пес», — говорю я. «Ага», — совершенно серьезно кивает архиепископ. В Армении о карабахцах и их упрямстве ходят легенды. Вот одна из историй. Во время войны с азербайджанцами ереванец и степанакертец засели в засаду. Вдруг рядом с ними встал ишак и громким ревом приветствовал людей. Ереванец предложил убить животное, пока оно не выдало невольно их. Степанакертец возмутился: «Ты что! Я не могу стрелять в брата!». Ирония здесь в том, что ишака считают упертым созданием, у которого не бывает заднего хода. Не было заднего хода и у жителей Нагорного Карабаха. В начале боевых действий (длились с 1991 по 1994 год) они потеряли Шаумяновский и Мардакертский район, Геташенский подрайон, часть Гадрутского района. Очень много что потеряли, находились тогда в глухой обороне. Но потом им удалось оборонить и освободить свои земли. Как говорит србазан, тяжело было: «И священникам было тяжело. Приходилось и молиться, и быть солдатами, сидеть в окопах вместе с ополченцами, ободрять их, проповедовать им, быть рядом с ними и в горе, и в радости. Это было особое служение, но надо было нам быть со своими чадами. Где твои чада, там и ты должен быть, как пастырь, как духовный отец. Это нормально».

Война и священники

Он продолжает рассказывать о той поре. Из села Вагуас азербайджанцы били по Гандзасару, пытались разрушить монастырь. Они использовали пушки, танки, систему «Град», самолеты и вертолеты. «У них цель была — уничтожить наши святыни, — говорит отец Паргев. — Однажды во время литургии дважды снаряды пролетали между куполами. У меня было ощущение, что храм сейчас разлетится в щепки. И я тогда взмолился во время службы: «Господи, дай хоть литургию дослужить до конца, а там будь Твоя воля!». Слава Богу, выжили, все хорошо прошло. В войне наш диакон Рафик Хачатрян первым погиб, потом иподьякон Армен Осипян. Был отец Ваан, его убили на границе с Арменией. Водителя епархиального расстреляли на дороге, по которой мы сегодня с вами едем, возле села Кичан, он в засаду попал. Был ранен сторож нашего Гандзасарского монастыря. Когда самолеты бомбили села, волной из окна выкинуло отца Ованнеса Ованнисяна из села Ванк. Многие священники тогда получили боевые награды, потому что многие принимали участие в боевых действиях. Медали, ордена им давали. Как было? В одной руке крест, в другой пулемет. А что делать? Родное село надо защищать, а людей не было. У нас же тогда призыв в армию от 14 до 70 лет составлял, все на фронт. Людей не хватало».

У отца Паргева армия забрала трех семинаристов. Потом они дослужились до высоких должностей. Уже после войны молодого священника направили военным капелланом в артиллерийский полк, которым командовал такой экс-семинарист. Он устроил дотошную проверку своему капеллану, экзаменуя на знание Евангелия и церковной службы и поправляя неверные ответы. Священник был поражен и вслух воскликнул: «Что это за место, куда я попал, если тут полковники лучше меня знают работу капеллана!». Вот такая эта республика. Тем временем мы подъезжаем к Вагуасу. Здесь уже собрались люди. Нас встречает отец Ованнес, высокий мужчина, который предлагает осмотреть созданный при храме музей. В нем вывешены фотографии погибших защитников села, их биографии. Я всматриваюсь и вижу 13-летнего мальчика. Он потерял жизнь в 1992 году, отражая натиск агрессора. Мы идем в церковь, заполненную в подавляющем большинстве мужчинами. Сегодня их день. Архиепископ и настоятель читают молитвы, диаконы поют. Я не понимаю армянский язык, но сейчас все ясно и без слов. После мы выходим во двор, где святой водой и вином отец Паргев и отец Ованнес окропляют хачкар. Его создал 17-летний юноша. Мы идем в клуб. Под печальные звуки дудука школьники зачитывают имена отдавших жизнь героев.

Разрушенные храмы

В Степанакерте продолжаем говорить о войне. Мне непонятно, почему агрессор с такой ненавистью разрушал храмы и монастыри? Даже нацисты во время Великой Отечественной войны старались без нужды не трогать церкви. А тут люди, которые все-таки много лет жили друг рядом с другом… «Они хотели уничтожить наше культурное наследие, — говорит србазан. — Как в Нахичевани, где убрали все, что было армянское, десять тысяч хачкаров, все монастыри. Пришлый народ пытался убрать культуру аборигенов, пытался доказать свою укорененность в истории, свои права навязать. Вот так они и взрывали наши храмы. В Гюлистане уничтожили наш храм, который мы недавно до того отреставрировали. Зарезали семерых стариков, которые были при нем, головы кинули на алтарь. Ну что делать… Варвары. А мы никогда не трогали их мечети. Наоборот, их охраняем, это часть нашей культуры. Ну и что, что там одна мечеть персидская, а другая азербайджанская? Нормально, тоже наша история».

Я спрашиваю, как в таком случае и насколько искренне во время службы и келейной молитвы архиепископ молится за врагов, что предписывает нам, христианам, Господь. И отец Паргев мгновенно отвечает: «Каждый день молюсь. Мне не сложно их простить. Народ не виноват. Дело не в народе, все народы нормальные и добрые. Виновато высшее руководство той или иной страны, политиканы. А народ что? Ни один народ не хочет воевать, все хотят воспитывать детей, дать им образование, выдать замуж или женить, воспитывать внуков. Все народы так думают, никому не нужна эта война. Но есть политики, у которых экстремальные пожелания возникают. Я считаю, что надо отделять религию от политики. Это опасно. Не дай Бог, если начнется какая-нибудь религиозная война — она будет иметь самые страшные последствия. Надо остерегаться этого, быть очень осторожным. Надеюсь, что голос разума возобладает».

Церковь на службе народа и государства

Впрочем, карабахская Церковь не всегда была далека от политики. Много веков она существовала как Агванский католикосат, самый богатый из всех армянских католикосатов и патриархатов. В 1701 году в притворе Гандзасарского монастыря под предводительством агванского католикоса Есаи Гасан-Джалаляна состоялся тайный собор, где собрались епископы, архимандриты и карабахские мелики. На нем было принято решение об отправке делегации ко двору Петра Великого с просьбой прийти и освободить Восточную Армению или Арцах от персидского ига и присоединить к христианской Российской империи. Так и началось освободительное движение, которое тянется по сей день уже более трехсот лет. Как говорит отец Паргев, итогом его стало то, что Арцах восстановил свою государственность, провозгласил независимую республику, создал все, что должно иметь мало-мальски приличное государство — есть президент, им сегодня является Бако Саакян, парламент, правительство, гимн, герб и армия.

Карабах строит демократическое государство, хотя вопрос окончательно де-юре еще не решен. Но де-факто все есть и все работает. Сегодня в республике Церковь играет важную роль. Епархия хорошо ладит с руководителями Арцаха, некоторые государственные деятели являются членами епархиального совета. Знают нужды и проблемы Церкви. «Мы взаимно помогаем друг другу, у нас одна миссия, одно будущее и мы один народ, — констатирует србазан. — Наша самая первая и главная задача — это проповедовать Евангелие, Слово Божие, наставлять на путь спасения. Но у нас много еще социальных задач. Надо помогать людям в социальной сфере. Надо работать с армией. Надо заходить к больным. У нас есть сироты, которых мы опекаем. Надо посещать тюрьму, тех, кто споткнулся в жизни. Иногда приходится священникам — и мне в том числе, конечно — находить спонсоров для той или иной благотворительной миссии. Подходить к людям, которые могли бы инвестировать в инфраструктуру, экономику республики. Мы пытаемся помочь своей родине, своей государственности. Я думаю, что это тоже входит в наши обязанности».

История в 2000 лет

Утром 13 февраля мы идем на митинг в центре Степанакерта, где собрался весь город, чтобы вспомнить историю Карабахского движения. Рядом с президентом стоит архиепископ. Симфония, однако! Но нам пора возвращаться домой. По пути мы делаем остановку в монастыре Дадиванк, где я встречаю вчерашнего знакомого, отца Ованнеса. С 2015 года он является настоятелем этой древнейшей (основанной в IX веке) христианской святыни. Священник показывает мне на часовню, воздвигнутую рядом на горе. «Отсюда открывался отличный вид на все окрестности», — говорит он. Я уточняя: «Для монахов или воинов?». Отец Ованнес молча улыбается. Все ясно. В монастыре хранятся мощи священномученика Дади, замученного язычниками в I веке. Дади был учеником апостола Фаддея. С этого священномученника можно отсчитывать историю христианства в Карабахе.

В советское время Дадиванк был опустошен. Его отдали в распоряжении курду-пастуху, который в главной церкви жег костры, спасаясь от холода, сажа покрывала стены и купол. Но нет худа без добра. Благодаря этому удалось замаскировать от возможного вандализма редчайшие фрески, которые удалось при помощи итальянцев очистить в 2015 году. И тогда был открыт Господь Иисус, который передает Евангелие Николаю Чудотворцу. Здесь же можно увидеть Богоматерь и архангела Михаила, а также первомученика, архидиакона Стефана, которого забили камнями. Прости им, Господи, ибо не ведали, что творили… Отец Ованнес планирует полностью восстановить комплекс к 2020 году. Пока мы с ним идем по монастырю, к нему подбегают дети, просят благословить их прыганье через костер и предлагают самому священнику принять участие в этом народном ритуале. Настоятель соглашается прочитать молитву, но от прыганья отказывается. Нельзя. Нам же пора. Зимой в горах бывают метели. Мы оставляем Нагорный Карабах и желаем ему мирного неба до скончания веков.

(Благодарим за организацию поездки НПО Арцах по укреплению потенциала)

Москва — Ереван — Степанакерт — Вагуас — Дадиванк

Станислав Стремидловский

Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 февраля 2018 > № 2500153


Туркмения. Армения. ООН > Внешэкономсвязи, политика > turkmenistan.ru, 16 февраля 2018 > № 2500582

Посольство Туркменистана в Республике Армения провело брифинг, посвященный принятой ООН резолюции, инициированной Туркменистаном, «Укрепление связей между всеми видами транспорта для достижения целей в области устойчивого развития».

На брифинг получили приглашения руководители дипломатических миссий и международных организаций, аккредитованных в Армении, представители Министерства иностранных дел Армении, профессора ереванских вузов, а также представители научных кругов и средств массовой информации Армении.

Участникам акции было сообщено, что на 74-м заседании 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН была единогласно принята резолюция «Укрепление связей между всеми видами транспорта для достижения целей в области устойчивого развития», представленная туркменской стороной и поддержанная 74 государствами.

Было отмечено, что в резолюции подтверждается приверженность повышению роли устойчивого транспорта в создании рабочих мест, содействии мобильности и повышении эффективности логистических цепочек в плане обеспечения доступа людей к работе, школам и медицинским услугам, и организации снабжения жителей сельской местности и городов товарами и услугами, с тем, чтобы каждый имел равные возможности, и никто не был забыт. Кроме того, сообщалось, что принятая ООН резолюция по сути является логическим продолжением той большой работы, которую Туркменистан проводил на протяжении ряда лет, создавая условия для формирования международных транспортно-транзитных коридоров.

Туркмения. Армения. ООН > Внешэкономсвязи, политика > turkmenistan.ru, 16 февраля 2018 > № 2500582


США. Азербайджан. Армения. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 февраля 2018 > № 2499738

Доклад Коутса — приказ США на войну в Карабахе?

Апрельская война 2016 года была спровоцирована или, по крайней мере, одобрена Вашингтоном. Почему именно сейчас спецслужбы США подбивают Алиева на новую авантюру

Неожиданным назвать документ, на днях преданный огласке в США — ежегодный доклад «Всемирная оценка угроз», опубликованный директором национальной разведки США Дэниелем Коутсом, могут лишь люди, мало знакомые с реалиями Закавказья и с тончайшими подробностями апрельской военной авантюры Азербайджана в 2016 году. Весь доклад комментировать не имеет смысла — и так ясно, что за угроза у США на первом месте. Хотя Россия и Китай указаны в качестве основных угроз американской национальной безопасности, тем не менее в рассматриваемом докладе Россия упомянута 67 раз, а Китай — только 36. Остальные страны-противники США воспринимаются как региональные угрозы. В разведывательной среде основные противники среди региональных оппонентов — иранская и кубинская разведки.

Но, учитывая, что с различных точек зрения Закавказье, как зажатый между Россией и Ираном регион, представляет собой своеобразный стратегический тыл этих держав, и учитывая, как много места выделено в докладе Коутса событиям в Сирии и на Ближнем Востоке в целом, считаем необходимым заострить внимание именно на закавказской части доклада. Ведь понятно, что «натворить делов» в стратегическом тылу России и Ирана и есть основная задача служб нацбезопасности США. Недавний же опыт говорит явственно, что новые попытки дестабилизации опять могут быть предприняты именно в сфере армяно-азербайджанских отношений, а значит — карабахского конфликта.

Документ Коутса — официальный и размещен на официальной странице ведомства. Изложенные комментарии по поводу ситуации вокруг Нагорного Карабаха содержатся в тексте вступительного слова автора, подготовленного к слушаниям в специальном комитете по разведке сената конгресса США. На этих регулярно проводящихся слушаниях рассматриваются угрозы национальной безопасности США. Коутс официально считается координатором работы всех 16 американских разведывательных ведомств. Таким образом, зачитанное в сенате — своего рода приказ всем разведслужбам США, в том числе и тем, которые «заняты» созданием террористических группировок и ведением разного рода прокси-войн.

В посвященной Карабаху части доклада отмечается, что «нежелание обеих сторон идти на компромисс, усиление давления со стороны, стабильная военная модернизация Азербайджана и приобретение Арменией нового российского оружия в 2018 году могут привести к крупномасштабным боевым действиям». «Напряженность вокруг спорного Нагорно-Карабахского региона может превратиться в масштабный военный конфликт между Арменией и Азербайджаном, который может вовлечь Россию для поддержки своего регионального союзника», — отмечено в документе.

15 февраля журналисты-представители различных СМИ Армении пытались выяснить у замминистра иностранных дел страны Шаварша Кочаряна отношение армянских властей к отчетам американских спецслужб, согласно которым напряженная ситуация в Нагорном Карабахе может обернуться войной. Но в своем комментарии Кочарян гибко обошел стороной наиболее острые вопросы, вызванные докладом Коутса, и лишь констатировал, что «тот факт, что ситуация остается взрывоопасной, очевиден» и что проявлением напряженной ситуации является апрельская война 2016 года. По словам дипломата, армянские стороны всегда готовы к любому развитию событий. Что касается переговорного процесса, то Кочарян сослался на последнее выступление президента Азербайджана Ильхама Алиева, где он предъявил территориальные претензии на большую часть Армении.

Однако главные вопросы остались не освещенными. Например, каким образом вообще угрозой США может быть сам фактор Нагорно-Карабахской республики (НКР) или же военные действия вокруг НКР, даже — «масштабный военный конфликт между Арменией и Азербайджаном», если с этим тремя конфликтующими сторонами США не граничат, не имеют своих военных баз (официально) в этих странах и т.д. Ближайшая военная база США/НАТО, более или менее «имеющая отношение» к Закавказью, это база в турецком Инджирлике, что куда ближе к Средиземноморскому региону, чем к Закавказью и Кавказу в целом. Или еще вопрос — контекст заявлений по НКР у мистера Коутса таков, что, выходит, именно «приобретение Арменией нового российского оружия» становится последней каплей в «стакане американского терпения». Видимо, если бы Армения приобретала бы «нероссийское новое оружие», степень рисков и угроз для нацбезопасности США была бы более низкой?

Как не смотри, а открытое вмешательство в двусторонние отношения Армении и России, исполненное в намеках и полутонах. Учитывая статус США как полноправного участника международного посредничества в роли сопредседателя Минской группы (МГ) ОБСЕ, следует хотя бы уточнить — а США в рамках МГ ОБСЕ задавали, задают подобные вопросы представителям Армении и России, вовлеченным в переговоры под эгидой МГ ОБСЕ? С другой стороны, почему порой даже пиратские (как в случае с приобретением вооружений из Чехии) закупки оружия Азербайджаном в массированных объемах и количествах мистер Коутс решил скромно обозвать всего лишь «стабильной военной модернизацией Азербайджана»? Азербайджан закупает оружие у всех, в том числе и у России, но в докладе Коутса — об этом ни слова. Быть может, потому, что в вооружении и перевооружении Азербайджана участвует главный заказчик войн (по крайней мере, на Ближнем Востоке) — Израиль?

Наконец, не слишком понятно, что американская разведка имеет в виду под фразой «вовлечение России для поддержки своего регионального союзника». Высшие лица российской власти время от времени именуют Армению своим стратегическим союзником, а Азербайджан — стратегическим партнером. Так с чьей же стороны прочат американцы вовлеченность России? И вооружает Россия посредством военных поставок и Армению, и Азербайджан. Тут же к месту — всё тот же вопрос: каким именно образом вовлеченность РФ в конфликт угрожает нацинтересам США, если это происходит в зоне, вплотную прилегающей к российской части Кавказа, а не к мексикано-американской или канадо-американской границам, в зоне, которая на почтительном отдалении находится от зоны военной ответственности НАТО? Мы были уверены, причем как минимум с 1991 г., что и в США, и в целом на Западе прекрасно знают о вовлеченности, волей-неволей, современной России в ситуацию вокруг НКР и армяно-азербайджанских отношений. У всех ведь, как говорится — общая недавняя история, везде стояли советские войска из состава ЗакВО и так далее. Но по какой логике именно в 2018 г. угрозу безопасности США несет уже имеющаяся и какая-то будущая вовлеченность России — пока не просматривается. Да и МИД Армении, видимо, решил дипломатично отмолчаться.

Параллельно возникает и такой вопрос — даже события апреля 2016-го наглядно показали, что в ситуацию вокруг НКР, при отсутствии явных «следов», тем не менее активно вовлечен и соседний Иран. И Иран с его усилиями и шагами официально провозглашается в докладе Коутса «угрозой Америке», но — «региональной угрозой». Однако, видимо, мистер Коутс не рассматривает возможности, что «напряженность вокруг «спорного Нагорно-Карабахского региона» может превратиться в «масштабный военный конфликт между Арменией и Азербайджаном», который может вовлечь Иран — причем не «для поддержки своего регионального союзника», а во имя защиты собственной безопасности. То есть то, что и имело место в апреле 2016-го, когда военные ведомства Армении и Азербайджана были вынуждены давать объяснения своим иранским коллегам, к примеру, по вопросу — а кто обстреливал иранские территории в районе села Хода-Офарин? А не было ли вовлеченностью Ирана в дела Закавказья, когда в разгар боев в зоне конфликта иранские войска беспрепятственно вторглись в сегментах двух водохранилищ на Араксе — на территории Нахичевани и южней карабахского Гадрута, по сути, оккупировали эти территории и находились там столько, сколько приказало их командование? Отметим, что поскольку Аракс является пограничной рекой, то Иран как озабоченный безопасностью водопользования на пограничном водоеме имел все международные права вторгнуться в эти территории — именно ради обеспечения водопользования на своих приграничных территориях.

Тем не менее вероятность вовлечения Ирана в случае «масштабного военного конфликта между Арменией и Азербайджаном» разведсообщество США в качестве угрозы американской безопасности почему-то вообще не видят. Так что, задействование иранской военной машины в Закавказье вас реально не пугает? Ну и зря, вспомните о 1993 годе и вспомните, как иранцы быстро вернули Ираку оккупированный курдами Киркук, или как иранцы «преследовали бандформирование» уже достаточно глубоко на территории Пакистана в 2017 г.

Словом, доклад Коутса — докладом, а перевод на нормальный человеческий язык всё же требуется. И вот — именно в последние дни, правда, уже иное ведомство США дает нам «перевод». Сейчас в Баку находится и.о. специального посланника и координатора по международным энергетическим вопросам бюро энергетических ресурсов госдепартамента США Сью Саарнио. Она прибыла по случаю четвертого по счету заседания консультативного совета по так называемому проекту «Южный газовый коридор», который открылся именно 15 февраля. Во время переговоров с Ильхамом Алиевым госпожа Саарнио заявила, что президент США, госсекретарь и правительство США оказывают всяческую поддержку проекту «Южный газовый коридор». Эта бумажка — о «Южном газовом коридоре» (ЮГК) — замаячила примерно после того, как после долгих лет пререканий и «пророчеств» провалились предыдущие аналогичного рода проекты, предусматривавшие обход территорий России и Ирана при прокладке новых трубопроводных коммуникаций с постсоветского пространства на Запад — а именно Транскаспийский и Nabucco. Что к чему тут приурочено — доклад Коутса к 4-му заседанию консультативного совета ЮГК или наоборот, трудно определить. Но что эти события взаимосвязаны — сомнений особых нет, и вот почему.

Еще в апреле 2016-го было замечено, что в «апрельской войне» есть «газовый след». Буквально за сутки до развязывания Азербайджаном боевых действий Алиев был принят в Вашингтоне 31 марта госсекретарем США Джоном Керри. СМИ со ссылкой на официального представителя госдепартамента США Джона Кирби отмечали главные темы, которые Керри обсуждал с Алиевым. Обратим внимание — вопрос НКР упоминается лишь четвертым, но заметно, что его контекст «возник» лишь в связи с первыми тремя.

Керри заявил, что США рассматривают Азербайджан как «одного из лидеров в создании «Южного газового коридора», играющего важную роль в обеспечении «энергетической безопасности Европы». Затем он «выразил поддержку со стороны США усилиям Азербайджана по превращению в центр региональной торговли». Керри также выразил признательность «за вклад Азербайджана в миссию НАТО в Афганистане, за поддержку им миротворческих операций и за его важную роль в борьбе с терроризмом». А «при обсуждении вопросов демократии и прав человека Керри приветствовал позитивные шаги Азербайджана за последнее время и призвал к дальнейшему прогрессу».

Наконец, высказывания шефа госдепартамента о Нагорном Карабахе. На встрече также обсуждались «усилия по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе», сообщил Джон Кирби: «Госсекретарь Керри подтвердил поддержку Соединенными Штатами территориальной целостности Азербайджана и подчеркнул, что мы обеспокоены насилием на линии соприкосновения и на международной границе. Он подчеркнул нашу приверженность работе со сторонами над достижением всеобъемлющего урегулирования на основании принципов международного права, Устава ООН и Хельсинкского заключительного акта».

Вроде бы вполне нейтральные заявления, мало чем отличающиеся от аналогичных предыдущих. Но все это говорится 31 марта, а в ночь с 1 на 2 апреля Азербайджан переходит в наступление против Армии обороны НКР. И не замечать этой связи невозможно. Выходит, что Керри заявлением умиротворения подстегнул агрессию Баку, как и официальной поддержкой «территориальной целостности». Но сложность ситуации в том, что говоря об урегулировании, нельзя абстрагироваться от иных заявлений и происходящих дел, потому что мир с конца 1996 г., т. е. когда в Баку азербайджанские власти и Запад подписывали пресловутую «Сделку века» по нефти и газу, видел и видит, что проблема Нагорного Карабаха для некоторых мировых сил — это задача по реализации стратегических газопроводных проектов и, соответственно, контролю над территориями, на которых они планируются. А по «стечению обстоятельств» эти территории зажаты между стратегическими конкурентами США — т. е. Ираном и Россией.

Не поэтому ли госсекретарь Керри в 2016 г. вначале восторгался «лидерством» Азербайджана, по правде говоря, в американском проекте «Южный газовый коридор», и именно из этой темы вытекали все остальные, в том числе и проблема Нагорного Карабаха. Отследим одну цепочку событий, связанных с этим проектом. 29 февраля 2016 года в Баку состоялось второе заседание консультативного совета «Южного газового коридора». 1 марта 2016 г. Турция в лице министра энергетики и природных ресурсов Берата Албайрака заявила о поддержке американского проекта. А вот в день начала Азербайджаном агрессии, 2 апреля собирались акционеры проекта «Южного газового коридора» (ЮГК), и от их имени глава компании SOCAR (Госнефтекомпания Азербайджана, ГНКАР) Ровнаг Абдуллаев заявил, что они планируют до конца текущего года привлечь от международных финансовых институтов около $2 млрд. Что ведутся переговоры с Европейским банком реконструкции и развития, Азиатским банком развития и др. Средства будут привлечены сроком на 20 лет под очень низкие проценты. «Это позволит нам не вкладывать в реализацию данного проекта собственные средства», — подчеркнул глава SOCAR.

Вроде бы мало чем отличаются эти «мечтания» от прожектерства в связи с проектом Nabucco, успешно почившем в бозе. И посмотришь на состав акционеров ЮГК — американцев как будто бы нет, если не считать тесной взаимосвязанности корпорации «Бритиш петролеум» с американскими топливниками: SOCAR (20%), BP (LON:BP) (20%), индийская Snam (20%), бельгийская Fluxys (19%), испанская Enagas (16%) и швейцарская Axpo (5%). Долгий труд — выяснять, к примеру, что «потеряла» Axpo, в основном занимающаяся атомной энергетикой и гидроэлектростанциями, в газовом бизнесе. Но ведь и Nabucco объявлялся «сугубо европейским проектом», однако его главным лоббистом всегда выступали США. И в случае с проектом ЮГК ситуация такая же в точности — этот тот случай, когда, как говорится, самого актора нет, но «видны его уши».

Встает вопрос — в какой степени потенциальный газопровод ЮГК затрагивает территории НКР и пояса безопасности вокруг этой республики. И тут следует вспомнить: «Южный газовый коридор» — это проект расширения Южнокавказского газопровода (Баку — Тбилиси — Эрзурум), постройки в Турции газопровода TANAP (Трансанатолийский) и его продления по Европе — газопровода TAP (Трансадриатический). Планы американцев и их сателлитов в Европе известны: ЮГК должен обеспечить прямую связь между газовым рынком ЕС и второй очередью каспийского газоместорождения «Шах-Дениз». Предполагается, что основными поставщиками станут Азербайджан, Туркменистан и, возможно, Ирак. В будущем американцы хотели бы включить Иран и Египет, но в сентябре 2014 г., когда состоялась в Баку церемония закладки ЮГК, как писала американская пресса, «политическая ситуация в этих странах не позволяет включить их в проект». Ключевой транзитной страной будет Турция, другие транзитные маршруты пройдут через Черное море и Восточное Средиземноморье.

По крайней мере, американская болтология о ЮГК в 2016-м привела к агрессии Азербайджана. Сейчас, несмотря на иную администрацию в Белом доме, она повторяется. Да и усиливается докладом Коутса. Получается, что США еще раз дали «отмашку» Алиеву. Так что ж — в этот раз ждать агрессии до апреля, ведь президентские выборы в Азербайджане назначены на 11 апреля 2018 года? С позиций провала «газовых инициатив» США, Коутс прав — провал ЮГК это угроза интересам Америки, но война в Закавказье — угроза безопасности Карабаха и Армении, не говоря уже об Иране и России. И эти страны не смогут не вовлечься.

Сергей Шакарянц

США. Азербайджан. Армения. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 февраля 2018 > № 2499738


Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 февраля 2018 > № 2499662

О выборах президента Армении и не только

Перед президентом Армении стоят архисложные вопросы

Приближается 2 марта, когда решится вопрос, кто станет новым президентом Армении. Республиканская партия Армении выдвинула своим кандидатом на этот пост посла страны в Великобритании Армена Саркисяна. Может для членов Республиканской партии сей выбор был закономерным и ожидаемым, но для большинства граждан выбор данного кандидата был, мягко говоря, неожиданным, и вот почему. Когда-то, очень короткое время Армен Саркисян был премьер-министром страны, уволился по «собственному желанию» и уехал из страны. В тяжелые для армянской государственности и народа годы уехал в Лондон. Помнится, тогда армянские СМИ писали, что состояние здоровья г-на премьера не позволяет ему жить в Армении, так сказать, климат не подходит. Помнится, весь армянский народ сердобольно желал ему здоровья. Потом были долгие годы забвения — о нем ничего не было слышно, разве только где-то промелькало, что он преподает в одном престижном университете Лондона и даже отказался от гражданства Армении. Никакой политической активности в пользу Армении и армянского народа от г-на А. Саркисяна, по крайне мере, СМИ АРМЕНИИ не писали. Хотя была информация, что он успешный бизнесмен и даже дружит с королевской семьей. Вот и все. И вдруг уходящий президент объявляет этого человека, который к тому времени стал уже послом Армении в Великобритании между личными делами — частным бизнесом и преподавательской деятельностью — своим преемником на посту президента страны. Вроде бы и климат в Армении не поменялся, да и Лондон не стал солнечнее Еревана. И все проправительственные СМИ стали повторять озвученные некоторыми полуграмотными депутатами мантру о том, что президент Армении должен владеть несколькими иностранными языками. И как никто лучше на эту должность подходит именно г-н А. Саркисян. Словно армянский народ избирает не президента страны, а заведующего кафедрой романо-германского языка в ЕрГУ. Во-первых, знание языков — это очень хорошо, но это не может быть хоть каким-либо основополагающим критерием для кандидата в президенты от руководящей партии. Во-вторых, если это и есть один из основных критериев, то в Ереване есть достаточное количество людей, известных в стране и сделавших для армянского народа куда больше полезных дел, которые владеют несколькими языками. В-третьих, если за основу берется то, что претендент имел честь короткое время быть премьером страны, то напомним, что в самой Армении есть Армен Дарбинян, бывший премьер-министр, к слову, интеллектуал и владеющий несколькими языками, который не покинул страну в тяжелые для народа годы. Он, став ректором РАУ, принес огромную пользу нашему народу в деле образования подрастающего поколения и воспитания кадров. Значит вопрос не в знании языков и не в былых заслугах на посту премьерства. А может, в чем-то другом?

Кроме того, если речь идет о кадровой и профессиональной подготовке, как никто другой на эту должность мог бы быть приглашен Бако Саакян, президент НКР, благо, прецеденты уже были. Хотя навряд ли это обрадовало бы граждан НКР, которые очень уважают своего президента. Таким образом, как мы видим, недостатков в кадрах нет. Значит есть другие мотивы у нынешнего президента в вопросе выбора именно А. Саркисяна, о которых армянскому народу никто ничего не говорит, особо не объясняют, кроме как лингвистическими талантами озвученного кандидата.

Теперь обратимся к аналитическому сообществу и их реакции на заявление о кандидатуре А. Саркисяна от РПА.

Всем давно известно, что миром правят не США, а старая Европа, точнее Великобритания, еще точнее Лондон с его семействами, банками, мировым притоком капиталов, тайными масонскими ложами и «старыми добрыми» спецслужбами. Именно на роль последних особо намекает российский политолог, бывший заместитель руководителя Академии геополитических проблем Араик Саркисян, ныне президент академии геополитики. Он в своих, по крайней мере, трех последних статьях пишет о том, что чуть ли не эти спецслужбы «тащат своего человека в президенты Армении». Можно было бы посчитать несколько легковесной данное публичное заявление г-на Араика Саркисяна, если бы не одно «но!».

Дело в том, что политолог Араик Саркисян озвучивает не только свое личное мнение, но, будучи президентом Академии Геополитики, видимо, выражает коллективное мнение данной организации. Причем озабоченность данной организации выражается так: «Добавим, что 2 марта возможный агент британских спецслужб, посол Армении в Англии Армен Саркисян станет президентом Армении, и тогда картина будет окончательно завершена. А 200-летняя «Большая Война» между Англией и Россией на Кавказе, за владение этих стран будет проиграна Россией». (цитата по автору.-Г.Б.)

Как видим, очень серьезные обвинения и домыслы. Мы же можем сказать о том, что нынешний президент Армении не тот человек, который сможет игнорировать интересы армянского народа в угоду кому бы то ни было, он всю свою жизнь посвятил Арцаху и интересам армянского народа. Это, как бы, не обсуждается. Другое дело, что в последнее время делаются некоторые реверансы в сторону Европы со стороны армянского истеблишмента. Подписание всеобъемлющего соглашения с ЕС, выдвижение именно посла страны в Лондоне кандидатом в новые президенты, поездка во Францию президента Сержа Саркисяна и его встречи с президентом Франции Э. Макроном. Политолог Араик Саркисян пишет, что «…с 14 по 25 мая в Армении пройдут военные учения НАТО «Saber Guardian», которые организует США» и «не секрет, что Армения, являясь государством-членом ОДКБ, также активно сотрудничает с НАТО». А далее еще интересней: «Многие эксперты в России часто задают себе вопрос: нету ли во внешнеполитической повестке дня Армении планов о членстве в НАТО? И случайно ли специальные службы Британии «толкают» своего «кадра» — посла Армении в Лондоне, на пост президента Армении (выборы пройдут 2 марта с. г.)?».

Прежде успокоим этих «многих экспертов в России», что Армения в НАТО не хочет, а также о том, что посол Армении в Лондоне не является агентом МИ-6, а Республиканская партия Армении не является «спецслужбами Британии», ибо именно РПА и выдвигает кандидатом в президенты А. Саркисяна.

А теперь вернемся к вопросу о том, что если не нехватка кадров в родном отечестве, и не знания иностранных языков были мотивацией для выдвижения А. Саркисяна кандидатом в президенты, то что же могло быть таковой. Здесь на наш взгляд, вопрос более серьезный, чем может показаться как обывателю, так и «многим экспертам в России» и не только там.

Президент любой страны, а Армения не исключение, является гарантом Конституции и лидером народа, избравшего его. Перед президентом Армении стоят архисложные вопросы, служению которым является его главной задачей. Он обязан бороться за:

а) Признание НКР и безопасность народа Арцаха;

б) Признание Геноцида армян в Османской Турции;

в) Безопасность армянского народа в целом.

Здесь мы не говорим о других вопросах, которыми президент страны занимается постоянно. Таким образом, раз президент Армении вплотную занимается указанными приоритетными вопросами, то он должен постоянно думать о безопасности Армении и Арцаха и искать союзы с теми влиятельными в мире государствами, которые бы как непосредственно, так и опосредованно поддерживали бы Армению во всех этих жизненно важных вопросах. В этой связи отметим, что главный и основной стратегический союзник Армении Россия не отличается твердым постоянством в поддержке Армении в указанных вопросах. Особо нужно отметить тот факт, что будучи с Арменией в одном военно-политическом блоке ОДКБ, Россия продает наступательное (!) оружие Азербайджану, который находится в состоянии войны с Арменией, который перманентно провоцирует военные действия против Арцаха и президент этой страны на днях в очередной раз открыто, и без оглядки заявил, что его главная цель — физическое (военное) уничтожение Армении как государства.

Тут же отметим, что каждый раз поставки наступательного оружия из России азербайджанскими СМИ рекламируются, и это является частью их информационной войны против российско-армянской дружбы и союзничества. Естественно каждая продажа наступательного вооружения Россией Азербайджану вызывает массу недовольства в армянском мире, и недовольство президентом С. Саргсяном, которому адресуется недовольство и возмущение народа. Здесь важно отметить, что такие действия российских госчиновников ставят в очень трудное положение не только президента Армении, но весь политический истеблишмент страны пророссийски настроенных, а также всех граждан Армении и Арцаха, которые являются русофилами и сторонниками пророссийской ориентации двух армянских государств в Закавказье. Кроме того, эти действия российских госчиновников развязывают языки прозападных НПОшников и всяких прозападных грантососов. Им только и дай повод, но обидно, что этот повод дает наш союзник по ОДКБ и ЕАЭС — Россия.

Отметим, что в этой связи вполне закономерно, что власти Армении должны вести комплементарную политико-дипломатическую деятельность и практическую политику, видимо не совсем доверяясь союзникам.

Необходимо также констатировать, что президент Армении С. Саргсян как опытный руководитель и хороший стратег, недаром он хороший шахматист, всегда в рукаве имеет и свой «туз», припрятанный на всякий случай. Все мы помним, как он ювелирно точно и в нужный момент ввел в игру харизматичного Карена Карапетяна, который и обеспечил победу РПА на парламентских выборах. Видимо, у С. Саргсяна есть свои особые планы и на кандидата в президенты Армена Саркисяна, а также на франкофонские пассажи и сближения с Францией. Здесь важно отметить, что многие российские СМИ, особенно ведущие каналы ТВ очень негативно, даже несколько агрессивно, отнеслись к подписанию договора о всеобъемлющем партнерстве Армении с ЕС. Некоторые российские каналы ТВ даже опускались до вульгарных эпитетов типа: «Армения неверная жена России» и т. д., что естественно оскорбительно и недопустимо для друзей и стратегических союзников.

Ну, во-первых, Армения и Россия — это государства сестры и союзницы; а во-вторых, в России, слава Богу, пока правильные гендерные наклонности, поэтому образ «неверной жены» совсем не подходит ни для России, ни для Армении. А подумать и проанализировать проблемы, которые возникают между нашими государствами, видимо, не хватает ни интеллекта, ни терпения, ни уважения к своим историческим друзьям и союзникам, которые веками были верны в отношениях, и которые никогда не предавали дружбу с Россией и русским народом.

В подтверждение этим словам приведу цитату из секретного письма старшего аналитика по вопросам Евразии американской частной разведывательно-аналитической компании «Stratfor» Лоурен Гудрич о Нагорном Карабахе (от 23 февраля 2011 года, которое было опубликовано на сайте утечек «WikiLeaks»): «В Нагорном Карабахе можно увидеть вывески как на армянском, так и на русском языках. … Карабахские армяне, в первую очередь, лояльны к России, а во вторую очередь — к Армении».

Не во всем соглашусь с мадам Л. Гудрич, тем не менее отметим, что она уловила суть — карабахские армяне очень хорошо относятся к России и русскому народу и имеют исторически пророссийскую ориентацию. Здесь, видимо, необходимо смотреть на политические шаги, предпринимаемые президентом Армении С. Саргсяном с иного ракурса политического анализа. А ведь перед подписанием договора с ЕС он неспроста встретился с президентом России В. Путиным. И сейчас, видимо, также неспроста азербайджанские СМИ подняли шум-гам вокруг приезда в НКР депутата Госдумы России, известного политического и общественного деятеля, директора Института СНГ К. Затулина. Он имел встречи с президентами Армении и Арцаха Сержем Саргсяном и Бако Саакяном, со спикером Арцахского Парламента Ашотом Гуляном. Не думаю, что это были праздные встречи. А может, у президента Армении С. Саргсяна есть какие-то секретные «скелеты в шкафу» относительно будущего Арцаха? Все может быть у опытного, много комбинационного стратега и президента шахматной федерации Армении.

Видимо, сто раз прав российский аналитик М. Колеров, который написал, что между Россией и Арцахом есть генетическая связь. На это намекала и старший аналитик «Stratfor» Лорен Гудрич, отмечая, что «карабахские армяне проявили особый героизм в Великой Отечественной войне… На фронт было мобилизовано и ушло добровольцами 45 000 или 32% населения. В процентном отношении в НКАО было мобилизовано в 5 раз больше, чем по всей стране».

В наше беспокойное время, когда совсем рядом, на Ближнем Востоке происходят огромные трансформации, а в Закавказье руководство Азербайджана все время бряцает оружием и грозится новыми агрессиями против Арцаха и Армении, видимо, у президентов наших стран — России и Армении — есть некий «план Б», ведь Гюлистанский (1813) и Туркманчайский (1828) договоры никто еще не отменял. Но это уже тема другого анализа.

Гариб Бабаян — руководитель центра кавказоведения Университета Месроп Маштоц (Степанакерт)

Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 февраля 2018 > № 2499662


Ватикан. Азербайджан. Армения. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 февраля 2018 > № 2499659

Святой престол начинает активную работу в Закавказье

В треугольнике Азербайджан — Армения — Иран

Известный польский священник Армянской католической церкви отец Тадеуш Исакович-Залесский выступил с мрачным предостережением в адрес Армении. Он отметил, что эта закавказская республика находится в сложном положении и может исчезнуть как страна под напором мусульманского мира. «Армянское правительство делает все возможно, чтобы удержать людей, но мы должны сказать честно: христианство на Ближнем Востоке умирает на наших глазах, — сказал отец Тадеуш. — Сегодня Армения находится в плохой ситуации, поскольку она окружена морем мусульман. Нет дипломатических отношений, граница с Азербайджаном закрыта, единственная открытая полоса — это путь в Иран». Он подчеркнул, что в Иране проживает большая армянская диаспора, которая может там чувствовать себя в безопасности, в то время как сегодня «армян в большой Армении нет, ее сердце пребывает в диаспоре, и я не знаю, каким будет будущее этой страны».

На наш взгляд, отец Тадеуш немного сгущает краски. Всё-таки Ереван не находится в такой уж полной изоляции, его дипломатия активна и работает. Автор этих строк на днях вернулся из поездки по Нагорному Карабаху и Армении и должен засвидетельствовать, что не увидел и не почувствовал в двух армянских государствах признаков упадка и депрессии. Но в чём прав польский священник, так это в диагностике факта наличия проблематичных соседей у Еревана и Степанакерта. В первую очередь это касается шиитского Азербайджана, который внезапно «забыл», что его городскую культуру создавали бакинские армяне из апостольской Церкви, иудеи, православные русские и — в меньшей степени, но было дело — поляки-католики. Чуть получше с суннитской Турцией, хотя диалог с Анкарой до сих пор тоже не разморожен. И не всё так просто с единоверцами по христианской вере из Грузии, которые стараются удалить из общественного пространства следы армянского присутствия, убирают хачкары и переделывают армянские церкви.

Однако ситуация не настолько безнадежная, чтобы все армяне поднимались с места и шли в Иран. Другое дело, что за словами отца Тадеуша можно увидеть намеки на новые процессы, которые наблюдатели связывают с политикой Ватикана. Как уже сообщало ИА REGNUM, 11 февраля сего года в Баку состоялась епископская хиротония священника Владимира Фекете, который в 2009 году был назначен настоятелем миссии sui iuris (предварительной перед апостольской префектурой) в Баку, а с 4 августа 2011 года возглавил апостольскую префектуру Азербайджана с непосредственными подчинением Святому престолу. О решении возвести Фекете в чин епископа в декабре 2017 года объявил папа Римский Франциск. В Баку прибыла крайне представительная для такого случая делегация во главе с секретарем по отношениям с государствами архиепископом Полом Галлахером. В церемонии приняли участие епископы и архиепископы из Австрии, Словакии, Грузии, России. Состоялся также официальный прием по случаю хиротонии, куда были приглашены политики, общественные деятели и чиновники администрации президента Азербайджана.

«На основе канонического права нет большой нужды в том, чтобы в Азербайджане был епископ, — заявил новопоставленный монсеньор Фекете. — Если бы у меня было много студентов-теологов, которых нужно рукополагать священниками, тогда епископ был бы необходим. Но в данной ситуации это был скорее сюрприз, и по какой причине папа Франциск принял такое решение, я не знаю. Последствия этого решения покажет только будущее, потому что на данный момент это всё ново для меня». Да, загадка есть. Но стоит напомнить некоторые высказывания понтифика, сделанные им в июле 2016 года по итогам визита в Армению и в преддверии поездки в Азербайджан и Грузию. Франциск говорил тогда, что посетил Армению как «первую страну, которая приняла христианство в начале IV века, народ, в ходе долгой истории мученичеством засвидетельствовавший христианскую веру». В отношении Грузии и Азербайджана папа высказался, что поедет туда, чтобы «подчеркнуть древние христианские корни на этих землях, разумеется, в духе диалога с другими религиями и культурами». Интересно, что в Баку с этим в принципе согласны. Хотя там считают, что это «древний Азербайджан» был первым регионом, принявший христианство на Кавказе. Речь об Албанском (Агванском) католикосате, основанном прибывшими из Иерусалима апостолами Варфоломеем и Елисеем и простиравшемся, по версии некоторых азербайджанских дипломатов, от Персии на юге и юго-востоке до Северного Кавказа и Поволжья на севере и северо-востоке.

В этом контексте повысившееся внимание Ватикана к Азербайджану вызывает интерес. С одной стороны, это вызов для Армении, в которой может быть снова реанимирована идея перехода Армянской апостольской церкви, ее католикосатов и патриархатов, под омофор Святого престола на правах самоуправляющихся Церквей. Правда, не факт, что часть армянских епархий согласятся отдать свою независимость. Они могут пойти на возрождение расформированных некогда католикосатов. С другой стороны, как мусульманский Азербайджан отнесется к предложению вспомнить о его «древних христианских корнях»? Наконец, если вернуться к заявлению отца Тадеуша, польского священника Армянской католической церкви, не идет ли речь о том, что — по прогнозам Ватикана — столкнувшийся с активизацией американцев, напористо наступающих на Иран и грозящих ему развалом, Тегеран решит двинуться на север? И тогда армяне, сидя на месте, автоматически окажутся в Иране. Будем следить за событиями. Но пока очевидно одно: на пространстве Ближнего Востока — Закавказья церковная геополитика всё теснее и теснее сближается со светской геополитикой.

Станислав Стремидловский

Ватикан. Азербайджан. Армения. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 февраля 2018 > № 2499659


Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 февраля 2018 > № 2499655

Нагорный Карабах: предсказанному верить. Или не верить

О чем предупреждает Баку американская разведка

Директор национальной разведки США Дэниэл Коутс выступил с докладом, в котором есть пункт и о Нагорном Карабахе. Коутс прогнозирует: взаимодействие Армении и Азербайджана по вопросам урегулирования карабахского конфликта может перейти в военный конфликт. По мнению разведчика, аргументом для этого вывода стоит считать то, что в настоящее время армянская и азербайджанская сторона не пришли к компромиссу — в обществах Армении и Азербайджана есть тенденция к нарастанию давления.

«Напряженность вокруг Нагорного Карабаха может перерасти в крупномасштабный военный конфликт между Ереваном и Баку, в который может вовлечься Москва для оказания поддержки своему региональному союзнику», — говорится в докладе. Коутс обращает внимание на военную модернизацию Азербайджана и упоминает о закупках Арменией нового российского вооружения. По его мнению, всё это увеличивает риски и говорит о возможности вооруженного конфликта и масштабных боевых действий уже в 2018 году. Вывод понятен: пока конфликт не урегулирован, а стороны выступают с жестких и бескомпромиссных позиций, вероятность военных действий сохраняется.

Вопрос в том, обладают ли США дополнительными данными не публичного характера, на основе которых можно говорить о вероятности военных действий? Израильский политолог Авигдор Эскин считает, что «доклад представляет оценку рисков и основан на синтезе информации, поставляемой американской разведкой». Речь не только о ЦРУ, но и всех 17 разведслужбах США. «Когда от имени разведсообщества публикуются какие-то прогнозы, основанные на донесениях собственной агентуры и сборе информации из открытых источников, нужно иметь в виду, что это может иметь определенное политическое воздействие, но в данном случае этот фактор не доминирует, — замечает Эскин. — Всё-таки когда в США что-то публикуют, они в первую очередь думают о себе. Доклад касается именно интересов Соединенных Штатов. Он рассматривает также российское вмешательство на стороне Армении. Вашингтон пытается оценить участие России в этом конфликте с позиции собственных интересов».

С другой стороны, утверждает израильский политолог, «администрация Дональда Трампа не будет вести активную политику на Кавказе — ни по отношению к Грузии, ни к Армении, ни к Азербайджану. Кавказ для Трампа — очень далекий, малоинтересный регион». Напомним, что в феврале 2016 года на слушаниях в конгрессе США на тот момент директор национальной разведки Джеймс Клэппер уже представлял ежегодный доклад, в котором тоже прогнозировал рост напряженности между Азербайджаном и Арменией. Многие западные СМИ после этого стали писать о возможности «широкомасштабной войны в Нагорном Карабахе», что и произошло в начале апреля того же года. Так что к докладу Коутса необходимо относиться серьезно.

Возможно, это случайность, но его очередной спич хронологически совпал с заявлением президента Азербайджана Ильхама Алиева относительно Еревана и Зангезура. Официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила, что это «высказывание явно не способствует снижению напряженности». Заметно активизировались и азербайджанские политологи. Так, депутат Милли Меджлиса Расим Мусабеков сказал следующее: «Я не думаю, что вот прямо в ближайшее время начнется война, несмотря на то, что военная риторика усиливается… Но то, что нет прогресса в урегулировании конфликта, означает, что риски возобновления войны увеличиваются, ухудшается атмосфера» и «одновременно растет количество инцидентов по линии фронта». Отсюда «нет никаких гарантий, что в какой-то момент кажущаяся стабильность не сорвется».

Но пока можно сделать несколько важных выводов. Прежде всего, становится очевидным, что Алиев явно стал играть на повышение напряженности в отношениях с Арменией и откровенно срывает Венские и Санкт-Петербургские договоренности о дополнительных мерах по поддержанию режима прекращения огня. Однако его дипломатическая дуэль на этом направлении проиграна, а давление на Баку со стороны сопредседателей Минской группы ОБСЕ стало усиливаться. Это первое. И второе. Из доклада Коутса вытекает, что в случае возобновления боевых действий на карабахском фронте главным «модератором» будет оставаться Россия, а не США. Поэтому предпосылки нынешнего обострения азербайджано-армянских отношений нужно искать во внутриполитической жизни Азербайджана, возможно, в экономике.

Но, на наш взгляд, вряд ли Алиев возьмет на себя риск развязывания войны с Арменией, в которую может быть вовлечена и Москва. На карабахском направлении Азербайджан находится фактически в изоляции. Его союзник, Турция, сейчас завязла в решении сложнейших проблем. Другое дело, что Баку пытается закрыть «паровой клапан» в момент начала президентской избирательной кампании, чтобы «повышенное давление» помогло нынешнему азербайджанскому президенту выиграть выборы. Так что заявления Алиева по Армении будут продолжаться. Стоит внимательно следить за тем, что будет происходить дальше.

Станислав Тарасов

Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 февраля 2018 > № 2499655


Армения. Абхазия. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496441

Армянам намного выгоднее, чтобы Абхазия стала частью России

Лейла Нароушвили, Грузия online, Грузия

Каковы настроения жителей оккупированных Россией территорий Грузии? Изменилось ли их отношение за десятки лет, прошедшие с начала конфликтов? Какова роль России и как она пытается заманить в свою ловушку Грузию? Об этом и других вопросах корр. портала Грузия Online побеседовал с Гиоргием Канашвили, исполнительным директором «Кавказского дома».

Грузия Online: Вы часто встречаетесь с жителями из наших сепаратистских регионов. Изменилось ли отношение, например, у молодого поколения — что они думают, выросла или наоборот, уменьшилась ненависть к нам, грузинам? Какого мировоззрения они придерживаются?

Гиоргий Канашвили: Не сказал бы, что мнения изменились, и потом, я не могу говорить об абхазском или осетинском обществах в целом. Я не замечал особой ненависти среди участников встреч к грузинам и Грузии, есть политические разногласия по тем или иным вопросам. Грузинская сторона, в основном, проблему решения конфликтов видит в контексте территориальной целостности, у абхазов и осетин — противоположная позиция, особенно у абхазов, которые всегда подчеркивают, что строят независимое «государство». Осетины также говорят о независимости, о том, что хотят объединиться с Северной Осетией и так войти в состав Российской Федерации. Взаимоисключающие понятия — если хотят независимости, то причем объединение с Северной Осетией и Россией?

Что касается мировоззрения, конечно, они варятся в российском информационном пространстве, следовательно, очень часто многие смотрят на происходящие в мире события и проблемы через российскую призму. И здесь между ними есть определенная разница, часть абхазов критически относится к российскому информационному пространству, особенно те, кто получил образование в других странах, у них картина более объективная и сбалансированная, несмотря на то, что они всегда подчеркивают и считают Россию своим главным партнером.

— Вы представляете поколение, которое в будущем, возможно, будет занимать высокие посты во властных структурах и принимать важные государственные решения. Как выстраивать отношения и вести диалог с этими регионами? Должна ли Грузия постоянно акцентировать внимание на свою территориальную целостность, на оккупацию и т.д.?

— Может найдутся и такие, которые не засыпают и не просыпаются с мыслями о территориальной целостности Грузии, но мне кажется, что по вопросу территориальной целостности и конфликтным регионам, в грузинском обществе есть очень устойчивый консенсус, несмотря на то, что после 90-х годов прошло немало времени, меньше после войны 2008 года, но все-таки этот консенсус сохраняется. Некоторые

видят решение в рамках унитарной Грузии, но это нереалистично. В перспективе, намного реалистичнее более гибкие подходы, напр. на федеральной основе. Думаю, проблемы можно решить в долгосрочной перспективе. Есть определенные параллели с Украиной. Время от времени я там бываю и часто слышу от украинцев, что «если они отстанут от нас, то можем отдать их России и жить спокойнее, зачем нам этот Донбас, Крым?»

— В Грузии таких подходов нет. Почему?

— Как мне кажется, первое, из-за масштабов страны, Украина несравнимо больше Грузии и второе — виртуальное представление каждого грузина о Грузии без Абхазии, без Самачабло или Цхинвальского региона (Южная Осетия) невозможно, особенно без Самачабло, который здесь же, рядом, а не на 500 км дальше, как Донбасс от Киева. Вот, такое стойкое восприятие страны. Мне кажется, на Украине идет консолидация украинской нации, там до сих пор есть проблемы идентичности на востоке и юге страны. У нас этот консенсус давно состоялся, поэтому, неважно, кто будет во власти завтра-послезавтра, любая власть ответственна перед избирателями, и национальные нарративы, что твоя страна оккупирована, расчленена, они очень стойкие, не меняются. Наше отношение, восприятие истории транслируется, воспроизводится через книги, литературу, историю, кому-то это нравится, кому-то нет, но оно есть. Думаю, политика в Грузии будет более гибкой, будет больше готовности пойти на какие-то компромиссы, исходя из основополагающих принципов.

— Гибкость в чем, какие компромиссы?

— Могут быть определенные компромиссы, например, возьмем политику непризнания: очень естественно, что грузинское правительство старается работать со своими партнерами по непризнанию Абхазии и Самачабло/Южная Осетия. Более того, о постепенном отзыве признания от тех, кто признал. Гибкость может быть в том, что например, танцоры из Абхазии поехали в Прагу или Мадрид на какой-то фестиваль, где-то там появился абхазский флаг. Наш МИД отреагировал и флаг убрали, что вызвал негативный отклик в Абхазии, где местная пропаганда распространяет эту информацию как факт, что грузины не дают детям танцевать. Наша сторона говорит, что здесь не в танцах дело, а в символике и т.д. Думаю, есть вопросы, чисто символические моменты, где можно выработать другие подходы. Гибкость можно проявить и в том, будем ли мы согласны, чтобы наши стратегические партнеры из западных стран, американцы контактировали с Сухумом и Цхивналом, хотя в Цхинвале этого особо не хотят.

Мне лично кажется, что не надо особенно бояться, я в принципе, уверен в позиции наших стратегических партнеров, относительно поддержки нашей территориальной целостности и суверенитета. Благодаря наших европейских и американских партнеров, мы смогли построить и сохранить государственные институты, демократию. Я лично, Гиоргий Канашвили, доверяю нашим западным друзьям. Единственные, кто хоть частично могут придерживаться определенного баланса на наших оккупированных территориях, это конечно, наши западные коллеги. Выше я сказал, что есть существенная разница между людьми, которые получили западное образование, часто бывают в западных странах и теми, кто не имел такой возможности. Думаю, может не политически, но в контексте цивилизационно-ценностного выбора, мы должны способствовать, чтобы абхазы и осетины развивались в западном направлении. Именно это имею в виду под гибкостью, под готовностью к какому-то консенсусу.

— Допустим, западные страны начали им помогать в становлении государственных институтов, демократии, но со временем нам заявят, что они состоявшиеся государства и мы должны признать их независимость. Тем более, что сегодня известны прецеденты подкупа Россией многих западных чиновников из разных международных институтов. Нельзя ведь исключить и такой вариант?

— Хороший вопрос. Опасения грузинского государства, правительства, экспертного сообщества обоснованы, но возникает определенная дилемма — как можно защитить права человека в Абхазии, конкретно в Гальском районе? Ответ очевиден — права человека не могут защищать только правозащитные организации, для этого должны быть адекватными полиция, суд и др., затем они должны быть представлены в парламенте и т.д. Следовательно, здесь есть риски. Каким должен быть грузинский подход и как работать западу на оккупированных территориях? Вопрос очень важный, нам придется больше думать и активнее работать, в противном случае, этим займутся другие.

— Но наши стратегические партнеры не могут свободно попасть в оккупированные территории, Россия ведь их не допускает?

— Почему же, есть неправительственные организации, которые работают не только в Гальком районе, но и по всей Абхазии, в отличие от Цхинвальского региона, где запрещена деятельность всех западных НПО, кроме российских. Несколько лет назад, в РФ приняли закон о запрете зарубежных неправительственных организаций, как агентов иностранных государств. Россия была очень заинтересована, чтобы и в Абхазии приняли аналогичный закон, но не получилось, хотя на неправительственный сектор идет сильное давление. В Абхазии фейковые люди часто публикуют информации, дискредитирующие представителей неправительственного сектора, например, кто сколько получил от западных доноров, от стран, которые их не признали, а они вывозят молодежь на разные мероприятия и происходит их индоктринизация и т.д. В подобных кампаниях очень четко прослеживается российский след, именно Россия заинтересована в минимальном присутствии Запада, но абхазы, в отличие от осетин, хотят иметь каналы с разными странами. Насколько долго так продлиться, трудно сказать, но в этом плане интересы Сухуми и Тбилиси совпадают, в том смысле, что Запад должен там присутствовать как альтернатива, что есть и другие варианты развития.

— Какие организации там работают?

— Например, Программа развития ООН (United Nations Development Program), датские и норвежские организации по беженцам, в основном они работают в Гальском регионе, но не только…. А что они там делают, если грузинское население Гальского района абсолютно бесправное, запрещены грузинские школы, закрыли КПП… Все так, но без этих организаций было бы намного хуже. Они финансируют разные агропроекты, помогают наладить мелкий бизнес, отремонтировали школы, амбулаторию. Они много работают и по всей остальной Грузии, но об этом у нас мало пишут и говорят.

— Приходилось ли вам на встречах с абхазами обсуждать наиболее больную тему о запрете образования на грузинском языке, о требовании абхазской де-факто власти к этническим грузинам, изменить национальность и др.?

— Лично я часто поднимал эти вопросы. Надо сказать, что сами абхазы обсуждают эти темы на разных площадках. Последние несколько лет в абхазском обществе идет острая дискуссия вокруг темы, какое «государство» они строят. Они четко понимают, что до сих пор остаются в меньшинстве по сравнению с другими национальностями и это большой вызов для них, тем более, когда ты все еще непризнанная многими странами. Правда, Россия признала, но не очень-то стремится помочь Абхазии, чтобы ее признавали и другие страны. Абхазия не признана и Грузией, которая рассматривает Абхазию и Цхинвальский регион своими территориями, плюс, там проживают армянское, русское и грузинское население Гальского района. Количество армян и грузин в долевом отношении одинаковое, а русское население насчитывает где-то 30 тысяч.

Две основные абхазские группы по разному рассматривали, что продолжается и по сей день, данную проблему: первая группа де-факто президента Багапша, затем группа Анкваба, раздали абхазские паспорта, предоставив им политическую силу, т.е. право гражданина Абхазии участвовать в политических процессах. Особенные запреты на гальских грузин тогда не распространялись, с языком всегда были проблемы, хотя закрывали глаза на то, что в школах преподавали на грузинском. Им выделили квоты в АГУ, т.е. была определенная интеграционная политика в отношении гальского населения. Они понимали, что не все гальцы стали бы лояльными Сухуми, но это была более гуманная и умная политика — они работали на долгосрочную перспективу.

Нынешнее правительство Хаджимба, которое было недовольно политикой Анкваба, скинуло его. Хаджимба победил на выборах, пообещав в том числе и то, что отберут у гальских грузин незаконно розданные Анквабом паспорта. Если оценивать абхазскую сторону чисто юридически, паспорта незаконные, так как по абхазскому закону, можно иметь только абхазское гражданство или абхазское и российское. Одновременно иметь паспорт Грузии и Абхазии незаконно, исходя из этого, ничего противозаконного не происходило, поэтому грузинская сторона не могла возмущаться, что начали отбирать абхазские паспорта. Но все понимали, что процесс отнятия абхазских паспортов означает еще большей геттоизации коренного, гальского населения. Отобрали паспорта, ужесточили преподавание на грузинском языке, закрыли КПП — в этой части Хаджимба выполнил свои обещания. Думаю, подобная политика не будет способствовать их интеграции в абхазское общество. Мне кажется, очень часто те, которые были жертвами репрессивной политики Сталина и Берия, когда им запретили обучение на абхазском языке, сегодня сами стали угнетателями. Вот это происходит сегодня в Абхазии.

— Они приветствуют реванш или может, есть и такие, для которых неприемлем?

— Есть люди, которые с этим не согласны, недовольны тем, что происходит в Гальском районе. Они дискутируют с властью о результативности такой политики, исходя из политических и гуманных соображений. Внутриабхазская демократия в каком-то смысле, в том числе относительно свободы слова, там есть, но такая демократия не распространяется на других, хотя дискуссии по этим и другим насущным вопросам там идут.

— Понятно, что «демократия по-абхазски» не распространяет на грузин, но кого вы имеете в виду, говоря о других — русских, армян или?

— Там до сих пор этнократия, во власти одна нация, которая и управляет. Если во властных структурах были бы также представлены другие этнические группы в таком же процентном соотношении, как и абхазы, то проблем было бы меньше. Это существенная уязвимость абхазского проекта.

— Те, кто приезжают, говорят и пишут, что армяне владеют серьезными экономическими рычагами и чуть ли не управляют Абхазией…

— Кстати, я изучал этот вопрос и мне кажется, что проблема немного мифологизирована, преувеличена. Реально, серьезный, большой бизнес в руках абхазов. Если посмотреть на все постсоветкое пространство, везде, как и в Абхазии, большая политика и большой бизнес переплетены. Да, в мелком и среднем бизнесе заняты многие армяне, но это не означает, что они диктуют свои условия, далеко не так. В принципе, эти проблемы возникают, исходя из уязвимости абхазского проекта, когда власть не знает, как эти две большие этнические группы — гальских грузин и армян — интегрировать в абхазское общеполитическое пространство. Абхазы не доверяют ни одной из них. Получается, что если не откроешь для гальских грузин дверь в политику, они остаются лояльными Тбилиси, если впустишь, то не знаешь, как поведут политическую жизнь Абхазии.

Армяне в большом количестве проживают не только в приграничном с Абхазией Краснодарском крае, но и в других российских регионах. Абхазия остается в подвешенном состоянии, инвесторы не заходят, регион не развивается и в добавок, армяне не являются частью этого политического проекта, поэтому, им, армянам, намного выгоднее, чтобы Абхазия стала частью России и они свободно могли бы передвигаться, торговать, строить. Есть одна Армения, второй не будет, поэтому, им намного лучше жить в большом государстве, чем в непонятной Абхазии. Следовательно, эти две группы не лояльны к абхазской «государственности», получается замкнутый круг. Честно говоря, не завидую грузинам и абхазам в этом контексте — несмотря на то, что вроде война выйграна, есть определенное признание и тд., реально, там очень сложно выстроить более или менее функционирующую систему.

— Сможет абхазская сторона самостоятельно, без посредничества России, принимать участие в переговорах с Грузией?

— Я в этих процессах участвую более 10-12 лет, особенно интенсивно последние шесть лет. Очень чувствуется, возросшая зависимость Абхазии от России, что связано с признанием и увеличением российского присутствия в Абхазии, также с международным контекстом. Отношения с Россией и с Западом все ухудшаются, конечно, это сказывается на наш регион, который полностью поделен, поэтому, напряжение особенно чувствуется на границах. Следовательно, российская сторона старается максимально запретить или ограничить абхазам контакты с грузинами и с другими, но не с русскими. Усиление российского влияния вызывает серьезное раздражение и озабоченность среди абхазов.

— Немного о возросшей российской мягкой силе — как вы думаете, усилилась деятельность пророссийских организаций и НПО в Грузии за последние пять лет?

— Смотря, с какой стороны оценивать ситуацию — сегодня Россия одна из первых партнеров Грузии в экономическом плане, ежегодно приезжает большое количество российских туристов, работают культурно-образовательные программы, фирмы и т.д. В этом плане, можно говорить об усилении, но насколько оно долгосрочно и может ли повлиять на умы молодых грузин?— Думаю, не так легко и скоро, хотя вызывает обеспокоенность, особенно когда ты, фактически, находишься в военном положении с этой страной. В то же время, есть контр-баланс, который работает в долгосрочной перспективе: мы подписали Соглашение об углубленной и всеобъемлющей, свободной торговле с ЕС, Соглашение о свободной торговле с Китаем, т.е. мы фактически диверсифицировали свою экономическую активность. Есть и другие факторы, которые балансируют российское влияние, поэтому можно сказать, что ситуация радикально не меняется.

Немаловажное значение имеет и то, что у молодежи есть возможность выехать на запад, получить хорошее образование, работать в разных сферах, международных организациях. Мы строим не прозападную, а западную страну. Политическая и интеллектуальная элита Грузии становится все более западной и они не менее западные, чем среднестатистический поляк, чех, немец или француз.

Несмотря на те образовательные программы, которые Россия предлагает гражданам Грузии, она намного уступает западным странам, которые работают у нас. Если говорить о неправительственном секторе и гражданском обществе, то фактически, невозможно оказать помощь в том, чего у тебя самой нет. Финансы, которые выделяются российским проправительственным организациям, работающим в Грузии, естественно, распределяются по коррумпированным схемам и тратятся совсем не по назначению, поэтому, неэффективны. Был какой-то всплеск или наплыв российских организаций, но сказать, что была важная конференция, которая вызвала резонанс, такого не припомню. Есть и определенные тактические успехи, например, в парламент прошли некоторые низкорейтинговые и малочисленные, лояльные России партии. Это тот максимум, который достигли. Не думаю, что в 2020 году на парламентских выборах Грузии, процент «Альянса патриотов», партии Нино Бурджанадзе или какой-нибудь другой, будет существенно лучше, чем он есть сегодня. Конечно, многое зависит от Запада, если Brexit пройдет нормально, без осложнений, я не вижу экзистенциальной опасности, хотя в 30 км от Тбилиси стоят российские танки, но думаю, ситуация не ухудшится.

— Вы работали с Фондом Горчакова, который фигурирует как проводник российской мягкой силы в Грузии. Насколько активно фонд сегодня работает в Грузии?

— Фонд Горчакова был учрежден декретом президента РФ Дмитрия Медведева 5 — 6 лет назад и финансируется государством. Представители фонда не скрывают, что проводят российскую мягкую силу не только на постсоветском пространстве, но и в Центральной Европе и других регионах, стараются наладить контакты и в основном работают с молодежью. Что касается отношений с «Кавказским домом», в контексте грузино-российского диалога и при финансовой поддержке британского правительства, мы сотрудничали с фондом Горчакова, разными российскими организациями, как с опозиционными, так и проправительственными. Мы не хотели общаться только с одной стороной и стремились получить общую картину российских политических сил.

Фонд устраивает конференции, семинары на всем постсоветском пространстве. Мы провели интересные встречи в Москве, но на данном этапе не работаем с фондом, у нас нет соответствующей финансовой поддержки. Я считаю, что давно пора создать в Грузии институт по изучения России. Правительство должно быть заинтересовано в создании такого института, мы должны знать, что они о нас думают, что планируют, с кем общаться, поэтому, без постоянных серьезных, аналитических исследований не обойтись. Были разговоры на эту тему, но пока безрезультатно. Я точно знаю, что в России есть профессионалы, которые постоянно, в ежедневном режиме проводят мониторинг масс-медиа, смотрят, читают, в том числе на грузинском языке и анализируют события в Грузии. У нас фактически нет кадров, которые досконально знали бы внутреннюю и внешнюю политику России. Если, кому-то, например, из неправительственного сектора, надо написать определенную тему о России, нет организации или человека, кто бы помог с экспертным анализом.

Армения. Абхазия. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496441


Белоруссия. Армения. Казахстан. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > belta.by, 14 февраля 2018 > № 2495918

Предприятия стран - участниц Евразийского экономического союза все больше конкурируют между собой на белорусском рынке. Об этом заявил министр антимонопольного регулирования и торговли Владимир Колтович на итоговой коллегии МАРТ, передает корреспондент БЕЛТА.

"Товарные ресурсы отечественного производства в 2017 году составляли основу потребительского рынка. В Беларуси обеспечивается продовольственная безопасность, удельный вес импорта в продовольствии в структуре товарооборота составляет 19,2%. Тем не менее необходимо отметить отрицательную тенденцию: с 2010 года мы теряем долю внутреннего рынка", - отметил Владимир Колтович.

По его словам, если в 2010 году удельный вес отечественных товаров составлял 74%, то в 2017 году - 64%, в том числе по продовольствию - 83% в 2010 году, 80,8% - в 2017 году. "Причем конкурентами являются не китайские товары, а наши партнеры по ЕАЭС, в частности, поставщики из России. Доля импорта России в общем объеме импорта в 2017 году составляла 25%. Причины роста просты: по ряду товарных групп цены у иностранных поставщиков ниже, качество не хуже, а порой и лучше, а условия, предлагаемые поставщиками по договорам, более приемлемы", - сказал министр.

Белоруссия. Армения. Казахстан. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > belta.by, 14 февраля 2018 > № 2495918


Армения > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2018 > № 2497869

Безнаказанность в собственной стране ослепила диктатора

Алиев не понимает вес и обратную силу своих слов.

Armedia, Армения

ИАА «Армедиа» представляет интервью с секретарем Единой либеральной национальной партии, бывшим депутатом Национального собрания Армении Наирой Карапетян о заявлении сопредседателей Минской Группы ОБСЕ и риторике Алиева.

«Армедиа»: Госпожа Карапетян, после регионального визита сопредседатели Минской Группы ОБСЕ распространили совместное заявление. Что было в нем самым важным?

Наира Карапетян: Необходимо выделить несколько важных акцентов, сделанных в последнем заявлении сопредседателей МГ ОБСЕ. Первое — подчеркивание необходимости добросовестно выполнять договоренности, достигнутые в Вене и Санкт Петербурге, а позднее, в Женеве после апрельской войны 2016 года. Это инструмент, который будет сдерживать агрессию Азербайджана, так как будет четко видна любая попытка нарушения режима прекращения огня, а международное сообщество получит ответ на вопрос кто является нарушителем.

Второе, что я бы выделила, связано с первым и относится к человеческим потерям на линии соприкосновения. Дважды в одном заявлении ссылаясь на женевские договоренности, посредники ставят Азербайджан в тупик. Он должен не препятствовать расширению возможностей офиса специального представителя Действующего председателя ОБСЕ и внедрению механизма расследования инцидентов, в противном случае, получится, что он косвенно признает, что именно азербайджанская сторона нарушает перемирие. С другой стороны, внедряя эти механизмы, он связывает себе руки. Армения в данном случае в очень выгодном положении. То, что мы многократно заявляли, сейчас подтверждается.

И третий важный пункт — призыв воздержаться от обостряющих ситуацию заявлений и провокационных действий. Фактически, посредники, будучи очень хорошо знакомы с воинственной риторикой Азербайджана, на этом предвыборном этапе пытаются сдержать Алиева от таких заявлений.

Для меня особенность этого заявления была в том, что оно было полностью направлено на сдерживание Азербайджана.

— Заявления Алиева о том, что он «вернет Ереван» было прокомментировано со стороны многих, как часть предвыборной компании, на которую не стоит обращать большое внимание. Не способствуют ли такие заявления обострению анти-армянской риторики со стороны Азербайджана? Какие угрозы таит в себе такая политика?

— Естественно, такие заявления нельзя оставлять без внимания. Я действительно считаю, что они направлены на внутреннюю аудиторию, но Ильхам Алиев не смог унаследовать от своего отца чувство меры. Часто его радикальные действия и заявления, как например, назначения собственной жены на пост первого вице-президента или объявление всех армян своими врагами, очень отрицательно влияют на его международной политический имидж.

Заявление, в котором Ереван представляется в качестве «исторической азербайджанской земли» и президент страны выражает уверенность, что однажды азербайджанцы «вернут его», я считаю очень сильным козырем для Армении, который, не осознавая того, преподнес сам Алиев. За этим последовала правильная реакция, как дипломатических, парламентских, так и общественных кругов, и этот козырь еще используется и будет использоваться.

Но существует одна угроза, и противника нужно сдерживать, чтобы он окончательно не отравил сознание своего народа. Клан Алиева однажды уйдет, будь то через 10, 20, 30, или 50 лет, а для того, чтобы очистить сознание азербайджанского общества и привести их в чувства еще понадобится очень много усилий.

Безнаказанность в собственной стране ослепила диктатора. Алиев больше не осознает вес и обратную силу своих слов.

— В таком случае какими должны быть шаги армянской стороны, в том числе, направленные на международную общественность, чтобы достичь осуждения и сдерживания максималистских устремлений Баку?

— Ответ, думаю, очень короткий: последовательно использовать все международные площадки и продолжать на обозрение всего мира демонстрировать истинное лицо агрессора Азербайджана и его руководителя — диктатора. Единая и последовательная работа всегда дает свои плоды.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2018 > № 2497869


Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 февраля 2018 > № 2495746

Алиев — Эрдоган: повязанные одной цепочкой

Хватит ли у Минской группы ОБСЕ по Карабаху ресурсов для выполнения своей миссии

Минская группа ОБСЕ (МГ ОБСЕ) по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, завершив свой очередной визит в регион, где прошли встречи с президентами Азербайджана, Армении и непризнанной Нагорно-Карабахской Республики в Степанакерте, выступила с призывом к конфликтующим сторонам «предпринять дополнительные шаги по снижению напряженности, как это было согласовано в Женеве, и соблюдать режим прекращения огня». Это банальные штампованные фразы. Но есть и другие, содержащие важные нюансы. Во-первых, в призыве отмечается, что «посредники призывают стороны воздерживаться от подстрекательских заявлений и провокационных действий». Понятно, что в данном случае речь идет об оценке заявления президента Азербайджана Ильхама Алиева на съезде правящей партии о том, что «стратегической целью Азербайджана должно стать возвращение наших исторических земель», в числе которых названы столица Армении Ереван, Зангезур и Гейча. По словам Алиева, «об этом должен знать весь мир и наше молодое поколение», и «Азербайджан приближается к этой цели». Столь радикальное заявление — серьезный удар по переговорному процессу, хотя сопредседатели, во-вторых, все же решили приветствовать «намерение сторон продолжить интенсивные переговоры с учетом нынешнего избирательного периода».

Известно, что официальный представитель МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев заявил, что «после президентских выборов в Азербайджане и Армении продолжатся интенсивные переговоры по карабахскому урегулированию». Таким образом Баку дает понять, что заявление Алиева предназначено «для внутреннего пользования», что создает острую интригу.

Почти все доводы, высказанные азербайджанскими, российскими, армянскими экспертами относительно причин, побудивших Алиева перенести сроки президентских выборов с октября на апрель, выглядят, на наш, взгляд, неубедительно. Алиев — опытный политик. Он понимает, что его заявление о территориальных претензиях к Армении всколыхнет не только Азербайджан, но и Армению, где могут одновременно усилиться патриотические чувства, но и все мировое сообщество. Тем более что оно не имеет прямого отношения к реалиям нагорно-карабахского конфликта. Наша версия сводится к тому, что Алиев, то ли получив информацию, то ли на основе собственного анализа, пришел к выводу, что к октябрю месяцу в регионе могут произойти какие-то события, которые не позволят провести выборы с уверенностью на победу. Это мнение разделяют и некоторые азербайджанские эксперты, утверждающие, что «такое решение принимается только в случае войны, стихийного бедствия или при иной чрезвычайной ситуации». По мнению депутата азербайджанского парламента Расима Мусабекова, «Азербайджан обеспокоен развитием событий в Ираке, Сирии и Иране, а также усиливающейся конфронтацией между Россией с США и НАТО». По его словам,

«высока вероятность, что процессы пойдут по негативному сценарию и могут достичь такой ступени, когда проведение Азербайджаном многовекторной сбалансированной внешней политики станет затруднительным. Нас будут пытаться заставить принять ту или иную сторону, — говорит Мусабеков. — А уклонение от этого может сопровождаться растущим давлением как со стороны Москвы, так и со стороны Вашингтона и Брюсселя».

Мы же укажем на Турцию, стратегического партнера Азербайджана, которая оказалась втянутой в зону геополитической турбулентности. На днях экс-посол США в Азербайджане, один из знатоков проблем нагорно-карабахского конфликта, Метью Брайза в интервью турецкому издания Habertürk заявил, что «отношения США и Турции переживают сложные времена». По его словам,

«сейчас в Вашингтоне только узкая группа политиков учитывает интересы Турции, ее позиции защищает командование Европейскими силами (EUCOM)».

Но самым большим влиянием пользуется командование, отвечающее за планирование операций и управление американскими войсками в регионах Среднего Востока, Восточной Африки и Центральной Азии (CENTCOM). CENTCOM рассматривает операцию Турции против сирийских курдов как борьбу с союзниками США, а турецкие эксперты считают, что США будут продолжать поддерживать проект «Курдистан», вводя в широком смысле в геополитический процесс и армянский вопрос. Только в таком случае заявление Алиева о претензиях на Армению воспринимаются логичными. В этой связи бакинский публицист Заур Расулзаде пишет в Haggin. az следующее:

«Операция турецкой армии «Оливковая ветвь» против курдских вооруженных отрядов (YPG) в настоящее время является, пожалуй, самым серьезным очагом напряженности в Сирии. В наступлении на Африн участвуют около 25 тысяч бойцов протурецких вооруженных формирований Свободной сирийской армии и 6,4 тысячи турецких военных, обеспечивающих им артиллерийское и авиационное прикрытие. Несмотря на то, что отряды YPG значительно уступают им по численности, они оказывают отчаянное сопротивление, в результате чего наступление затягивается, а турецкая армия несет потери. Чем это кончится для самой Турции, пока не ясно. Пока общественность, подогретая руководством страны до крайней точки национального энтузиазма, разделяет политику своего президента. Но если под Африном произойдет долговременная задержка и последуют множественные человеческие потери, недовольство турок может снести самого Эрдогана».

Возможно, Алиев именно этого и опасается, полагая, что новые власти Турции вернутся к демократическим способам решения курдского вопроса и вступят на путь нормализации отношений с Арменией. Именно по такому сценарию Баку пытается нанести упреждающий удар.

Кстати, на это намекает и армянский оппозиционный информационный портал Lragir:

«До весны Армения может отозвать свои подписи под армяно-турецкими протоколами. Турция перед выбором: либо она ратифицирует протоколы без «карабахского предусловия» и ограждает себя от давления по армянскому вопросу, либо «во имя Карабаха» актуализирует армянский вопрос в самой Турции. Отказ от протоколов может привести к признанию геноцида со стороны США. Отказ от «карабахского предусловия» чреват для Алиева очередным «переворотом».

Правда, есть и вариация, озвученная депутатом Мусабековым, но так, будто не было заявления Алиева по Армении:

«Возможно, развязку пытаются найти в более дробных шагах с разменами, когда стороны конфликта не получают сразу все, а шаг за шагом, делая уступки и получая взамен определенные бонусы, двигаются вперед. Например, сразу же с принятием «рамочного соглашения» осуществляется освобождение на первых порах 2−3 районов вкупе с миротворческой операцией и открытием коммуникаций Азербайджана и Турции для Армении. Это не так уж мало, если принять во внимание, что Армения может получить железнодорожный выход через Турцию в Европу и на Ближний Восток, а через Азербайджан (Нахчыеван) на Иран, а также на Россию, Центральную Азию и Китай. Нагорный Карабах может получить одобрение Баку на осуществление авиационного сообщения. Повышение уровня доверия и снижение конфронтационности позволит перейти к следующему шагу, в ходе которого можно согласовать промежуточный статус Нагорного Карабаха, позволяющий включить его в политический диалог и осуществлять хозяйственно-экономическую деятельность с выходом на внешние рынки. Важно обеспечить позитивную динамику процесса урегулирования, и, в атмосфере растущего доверия, многие вопросы, кажущиеся неразрешимыми сегодня, могут найти взаимоприемлемую компромиссную развязку».

Интересно, что по этому поводу может сказать глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров?

МГ ОБСЕ, конечно, внимательно следит за развитием событий в регионе, которые тяготеют в осложнению из-за ввода в ситуацию новых внутренних (заявление Алиева по Армении) и внешних (события на Ближнем Востоке) факторов. Сопредседатели понимают причины возникающей паузы в переговорном процессе, хорошо ориентируются в расстановке политических сил внутри конфликтующих сторон, понимают, что заявления Алиева сужают пространство для их маневра в сторону сближения позиций Баку и Еревана. В то же время они продолжают выступать, как говорит директор бакинского Центра политических инноваций и технологий Мубариз Ахмедоглу,«со сбалансированных позиций». Но как долго МГ ОБСЕ сможет сохранять нынешний дипломатический ресурс с учетом надвигающихся серьезных геополитических перемен в регионе, никто не знает.

Станислав Тарасов

Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 февраля 2018 > № 2495746


Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 февраля 2018 > № 2494338

Перспектива нового изменения границ Азербайджана

Наира Айрумян, Lragir, Армения

Президент Азербайджана Ильхам Алиев решил построить свою предвыборную компанию на агрессивном патриотизме. На заседании партии «Йени Азербайджан» он в очередной раз заявил, что не позволит «создания второго армянского государства на азербайджанской земле».

«Мы не должны забывать и не забываем о наших исторических землях. Наши исторические земли — это Эриванское ханство и Зангезур-Гейчан»,- сказал Алиев, кажется намекая на то, зачем была создана отдельная армию в Нахичевани.

Перенося выборы с октября на апрель, Ильхам Алиев, фактически, взял паузу в переговорах. Не исключается, что в обратном случае после формирования в апреле новой власти в Армении, в мае он вынужден бы был вести переговоры не по российско-азербайджанской повестке, а на условиях Запада. Алиев очень боится этой повестки.

Если он окончательно откажется от этой повестки, у Запада не будет причин не признавать НКР. Если он согласится, собственное общество может растерзать его.

Азербайджан имеет богатый опыт переворотов, и все они связаны с карабахской войной. После событий в Шуше в 1992 году националисты убрали от власти Айаза Муталибова, а протурецкого Элчибея убрала старая коммунистическая номенклатура, которая, собравшись вокруг Алиева, использовала в своих целях потерю Карвачара и поражение в Мартакерте.

А Алиев был вынужден уступить три региона, однако его политического опыта хватило на то, чтобы сделать это капиталом для своего сына. Опыта Ильхама Аиева вряд ли хватит на сохранение власти, когда в карабахском урегулировании случатся катаклизмы.

Несмотря на видимое отсутствие политической оппозиции в Азербайджане, раскрытие многочисленных заговоров, Алиев понимает, что конец цикла в карабахском урегулировании может стать концом и его цикла.

Его отца обвиняют в организации январских событий в 1990 году в Баку. Азербайджанский правозащитник и историк Ариф Юнусов рассказал, что в январе 1990 года погромы армян в Баку были организованы по указу Гейдара Алиева. «В конце января должен был состоятся пленум Центральной комиссии Коммунистической партии Азербайджана, где Гейдар Алиев и его команда должны были быть удалены из рядов партии, а после этого и вовсе исчезнуть с политической арены страны. На одной из встреч Гейдар Алиев сказал: „Нам нужна кровь, много крови“», — рассказал Ариф Юнусов.

Старшего Алиева обвиняют в уступке трех регионов, а Ильхама Алиева, при наличии повода, могут обвинить как в присвоении государственных средств, так и в превращении Азербайджана в изгоя, а также в уступках в Карабахе.

Повод может возникнуть в любой момент, исходя из геополитических тенденций. Во время встречи с помощником госсекретаря США Бриджит Бринком министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров сказал, что изменение границ с помощью силы недопустимо. Означает ли это, что Бринк считает возможным изменение границ Азербайджана?

Алиев готовится к выборам на агрессивной ноте. В день визита сопредседателей Минской группы ОБСЕ в Карабахе был убит армянский военнослужащий, а на следующий день Алиев уже заявил об амбициях в отношении Еревана и Зангезура.

Элчибей и Муталибов могли бы поделиться с ним своим опытом.

Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 февраля 2018 > № 2494338


Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 февраля 2018 > № 2492708

Жертва переговорами по Карабаху во имя власти

Поймет ли Саргсян Алиева на этот раз

Вряд ли предполагали сопредседатели Минской группы ОБСЕ, занимающейся посреднической миссией в урегулировании нагорно-карабахского конфликта, что их нынешний визит в регион обернется таким конфузом. Накануне, комментируя итоги встречи в Кракове глав внешнеполитических ведомств Азербайджана и Армении Эльмара Мамедъярова и Эдварда Налбандяна, они озвучили достигнутую договоренность о практической реализации подписанных в Вене и в Санкт-Петербурге соглашений о введении на линии соприкосновения конфликтующих сторон системы мониторинга и международных наблюдателей. Говорил на эту тему на совместной пресс-конференции с действующим председателем ОБСЕ, главой МИД Италии Анджелино Альфано и министр иностранных дел России Сергей Лавров:

«В июне 2016 года прошла трехсторонняя встреча президентов Армении, Азербайджана и России в Санкт-Петербурге также с участием сопредседателей. На этой встрече была достигнута договорённость — в качестве конкретного шага по укреплению доверия добавить буквально несколько человек (шесть-семь) в качестве дополнительных наблюдателей ОБСЕ на линии соприкосновения. С тех пор эта работа велась, и, по-моему, сейчас стороны близки к согласованию конкретных параметров реализации этой договоренности. Мы рассчитываем, что ОБСЕ сможет оперативно ввести ее в действие. Рассчитываю, что то, о чем условились министры иностранных дел Азербайджана и Армении, и что было активно поддержано сопредседателями Минской группы и представителями ОБСЕ, будет реализовано».

Дело оставалось только за первым конкретным шагом — реализацией Венских и Санкт-петербургских договоренностей, получивших одобрение в Кракове со стороны Мамедъярова и Налбандяна.

Но вскоре стали появляться «непредвиденные обстоятельства». Сначала глава МИД Азербайджана Мамедъяров в интервью журналу парламента Франции Le Journal Du Parlement выступил со странным заявлением. С одной стороны, он указал на то, что

«большие надежды на урегулирование армяно-азербайджанского противостояния возлагаются на дорожную карту, подготовленную совместными усилиями всех сторон».

По его словам,

«в настоящее время в переговорном процессе наблюдаются определенная интенсивность, конкретика и логичность».

С другой — потребовал от МГ ОБСЕ

«более конкретных и эффективных шагов в деле приближения разрешения карабахского конфликта».

Более того, глава МИД Азербайджана указал, что считает, что

«четыре резолюции СБ ООН, принятые в 1993 году, составляют основу мандата сопредседателей Минской группы ОБСЕ, и для продвижения в политическом решении конфликта должен быть обеспечен вывод армянских войск с оккупированных территорий Азербайджана и устранен фактор военного риска».

Тут не выдержал посол России в Армении Иван Волынкин:

«Ни у России, ни у Франции, ни у США не может быть конкретного «рецепта» по решению этой проблемы. Договориться по ее урегулированию могут лишь сами Армения и Азербайджан. Россия вместе с США и Францией делает всё, чтобы создать условия для этого. Так что окончательное решение — в руках Еревана и Баку».

Одним словом, Баку на прямо на глазах произвел подмену повестки МГ ОБСЕ и практически дезавуировал итоги краковской встречи глав внешнеполитических ведомств Азербайджана и Армении. Положение стало усугубляться после сенсационного заявления президента Азербайджана Ильхама Алиева на VI Съезде правящей партии «Йени Азербайджан»:

«Ереван является нашей исторической землей, и мы, азербайджанцы, должны вернуться на эти земли. Это наша политическая и стратегическая цель, и мы должны к ней постепенно приближаться».

Так был нанесен мощный удар по всему переговорному процессу по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, поскольку Алиевым была предложена совершенно иная геополитическая версия возможного развития событий в регионе. Именно на это обратил внимание президент Армении Серж Саргсян, принимая в Ереване сопредседателей МГ ОБСЕ. По его словам,

«так Баку реагирует на призывы посредников о необходимости подготовки общества к миру».

В то же время официальный представитель МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев выступил с заявлением, согласно которому

«президент Азербайджана Ильхам Алиев и сопредседатели Минской группы ОБСЕ договорились о продолжении переговоров по Карабаху после выборов в Азербайджане и Армении».

Отсюда напрашивается важный вывод: решение Алиева идти на досрочные президентские выборы подвинули какие-то важные неизвестные пока обстоятельства. На данном этапе он, видимо, не может принять «дорожную карту» МГ ОБСЕ. Как пишет Гусейнбала Салимов в Vesti. az,

«вместо того, чтобы вернуть семь районов, мы получаем семь наблюдателей, контролирующих режим прекращения огня».

Поэтому в сложившейся ситуации как критика со стороны Баку работы МГ ОБСЕ или критика действий Баку по срыву переговорного процесса по урегулированию конфликта укрепляют позиции Алиева как кандидата еще на один президентский срок. Для Алиева сейчас важно нейтрализовать давление на себя с этой стороны, хотя он создал новую ситуацию, выбраться из которой ему будет очень непросто.

 Станислав Тарасов

Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 февраля 2018 > № 2492708


Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 9 февраля 2018 > № 2500307

Соотечественники получили консультацию по правовым вопросам в РЦНК в Гюмри

9 февраля в филиале Российского центра науки и культуры в Гюмри Центр правовой защиты российских соотечественников в Республике Армения провел выездную консультацию по правовым вопросам.

В рамках мероприятия заместитель начальника отдела взаимодействия с общественными организациями и организациями соотечественников РЦНК в Ереване Сосе Мартиросян, представители Центра, председатель Ассоциации студентов российских вузов в Армении Тигран Малхасян и председатель студенческого совета Ереванского филиала Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права Артак Григорян рассказали соотечественникам о возможности участия в голосовании на предстоящих 18 марта 2018 года выборах Президента Российской Федерации.

Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 9 февраля 2018 > № 2500307


Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 февраля 2018 > № 2491771

Для того, чтобы сохранить власть, Алиев меняет «условия игры»

Нарек Минасян, Armedia, Армения

Президент Азербайджана Ильхам Алиев пятого февраля подписал указ о назначении внеочередных президентских выборов на 11-ое апреля, отменив назначенные в октябре очередные выборы. Такое решение в некотором смысле было неожиданным, потому что еще в октябре 2016 года в одном из интервью Алиев завил, что он не намерен менять дату выборов, и в этом нет нужды.

В сложившейся ситуации возникает вопрос — что заставило Алиева передумать и пойти на внеочередные выборы, изменив «условия игры»? Если попробует прояснить основные причины назначения внеочередных выборов, то можно условно разделить две группы факторов- внутренние и внешние.

В числе внешних факторов в первую очередь нужно отметить, что назначив внеочередные выборы, Алиев пытается уменьшить внешнее вмешательство в избирательные процессы страны. В случае таких авторитарных стран, как Азербайджан, за репродукцию власти и принятие этого со стороны международной общественности приходится платить определенную цену. Все это четко осознает и Алиев, который собирает в четвертый раз (на этот раз на 7 лет) быть переизбранным. Перенося дату выборов, он надеется, что разные силовые центры не успеют разработаться с ситуацией и воплотить в жизнь заранее разработанную программу по получению разных дивидендов и уступок от Баку. В данном случае, в пользу Алиева работает также разнообразие проблем в международной повестке — от выборов в России до действий вооруженных сил Турции против курдов в сирийском Африне.

Еще одним фактором являются ожидаемые в марте президентские выборы в России и реакция на них международной общественности, в частности, Запада. Согласно расчетам Алиева, выборы в России и последующее за ними новое обострение в отношениях Запад-Россия (которое, кажется, неизбежно), сконцентрируют на себе внимание международного сообщества, и проводимые в апреле выборы в Азербайджане окажутся в тени. Иными словами, реакция Запада на президентские выборы в Азербайджане в этот период будет несравненно более мягкой, чем могла бы быть в октябре.

Кроме этого, два месяца, оставшиеся до внеочередных выборов, довольно короткий срок для специализированных международных организаций (например, для Офиса демократических институтов и прав человека ОБСЕ (OSCE/ODHIR)) чтобы обеспечить полноценную деятельность долгосрочных наблюдательских миссий, осуществляющих мониторинг процесса выборов. Это тоже, в свою очередь, позволит Баку существенно ослабить дальнейшую критику относительно нарушений в избирательном процессе.

Что касается внутренних причин, пожалуй, важнейшую роль играют социально-экономические условия в Азербайджане, точнее, прогнозы, связанные с ними. Не секрет, что падение цен на нефть было серьезным вызовом для экономики Азербайджана, которая сидит на «нефтяной игле». Согласно разным оценкам, в стране созревает уже вторая за последние три года девальвация национальной валюты — маната. В случае, если эти отрицательные тенденции сохранятся, существующее социально-экономическое недовольство в Азербайджане значительно увеличится в масштабах, что станет серьезной угрозой для планов Алиева, связанных с выборами в октябре.

Помимо этого, перенося дату выборов, Алиев стравит в замешательство азербайджанскую оппозицию или те ее «осколки», которые еще сохранились. Во-первых, азербайджанские оппозиционеры не будут иметь достаточно времени для консолидации, переговоров друг с другом, объединения сил. Кроме того, из-за внеочередных выборов может значительно сократить время предвыборной агитации, что, в свою очередь, не позволит осуществить надлежащую работу с электоратом. Кстати, некоторые оппозиционные силы уже объявили о том, что отказываются от участия во внеочередных президентских выборах, и выступили с призывами бойкотировать выборы. Примечательно, что если выборы состоятся в апреле, у Алиева появляется очень удобная возможность снизить напряжение и сократить возможность поствыборных общественных акций- в мае планируются широкомасштабные мероприятия (по случаю 100-летней годовщины основания Демократической Республики Азербайджан), которые, без сомнений, будут успешно использованы, чтобы отвлечь внимание общественности от политических процессов.

В дополнение к внутренним и внешним факторам, важно обратиться также к фактору Карабахского конфликта, который, как известно, на протяжении многих лет используется азербайджанскими властями для сохранения и укрепления собственной власти. Есть мнение, что власти Азербайджана, в связи с рядом внутренних и внешних факторов, планируют новую военную авантюру в отношении Нагорного Карабаха. Следовательно, для снижения возможных рисков, связанных с исходом такого процесса, в Баку решили перенести дату выборов. Избегая прогнозов, можем только отметить, что этот подход тоже имеет право быть, и естественно, должен еще больше усилить бдительность армянских вооруженных сил.

Подводя итоги, отметим, что решение президента Азербайджана о назначении внеочередных президентских выборов является детально рассчитанным шагом, который, по всей вероятности, обусловлен не одним, а одновременно несколькими, как внутренними, так и внешними факторами. Цель более чем ясна — организовать очередную «политическую клоунаду» переизбрания президента Ильхама Алиева с наименьшими рисками.

Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 февраля 2018 > № 2491771


Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 7 февраля 2018 > № 2489163

Азербайджан и Армения могут объединиться в борьбе с терроризмом

Алиеву предстоит решать, с кем и как идти дальше

Помощник президента Азербайджана по внешнеполитическим вопросам Новруз Мамедов, комментируя объявление внеочередных президентских выборов, заявил следующее: «В современный период интенсивность тенденций, существующих в системе международных отношений, процессы, происходящие в регионе, где расположен Азербайджан, и на более широком географическом пространстве, в любой момент могут вызвать определенные вопросы. А это требует повышения уровня подготовки и демонстрации гибкости во внешней политике». И добавил: «Существует вероятность того, что негативные процессы, протекающие в регионе Южного Кавказа и в соседних регионах, постепенно приобретут острый характер и окажут влияние на регион, где расположен и Азербайджан». По его словам, «одним из упреждающих шагов, предпринимаемых с целью нейтрализации этих негативных влияний, является перенесение даты президентских выборов вперед». Однако у слов Мамедова есть и другой подтекст.

Сначала о Закавказье. Расстановка сил там определена: Грузия — прозападная, Азербайджан — балансирующий между Западом и Востоком, но склоняющийся больше к Западу, Армения — союзник России по ОДКБ и член Евразийского экономического союза. Присутствуют два конфликта. Первый — между Грузией и Абхазией с Южной Осетией, чью независимость Москва признала после кавказской войны августа 2008 года. Но хотя Тбилиси считает эту проблему неурегулированной, представить себе на данном этапе возобновление военных действий между Россией и Грузией невозможно, несмотря даже на расширение сотрудничества грузин с НАТО. Это стабилизирующий момент. Второй конфликт — нагорно-карабахский и тоже неурегулированный. В апреле 2016 года там вспыхнула война, которая потенциально могла перерасти в полномасштабную региональную. Москве тогда удалось предотвратить развитие событий по негативному сценарию, задействовав свое влияние в регионе и показав, что Запад и Россия здесь не выступают в качестве конкурентов, совместно работают в Минской группе ОБСЕ. Противостоящие стороны сели за стол переговоров. Это еще один стабилизирующий фактор.

Однако с точки зрения помощника президента Азербайджана, в Закавказье (читай — а значит и в Баку) сохраняются негативные процессы. Может быть, потому, что расчеты азербайджанского руководства дождаться ослабления влияния России в регионе наряду с усилением там же влияния Турции, которую в Баку избрали в качестве стратегического партнера, себя не оправдывают. Анкара оказалась втянутой в серьезную и долговременную борьбу на Ближнем Востоке с неопределенными геополитическими перспективами. Это как раз то, о чем предупреждали руководство Азербайджана многие местные эксперты, когда писали, что развитие событий на Ближнем Востоке поставит Баку на распутье. С одной стороны — Россия, с другой — Турция, с третьей — Иран. Сейчас, похоже, для Азербайджана завершается период так называемого тактического маневрирования. Не случайно Мамедов заговорил о «повышении уровня подготовки и демонстрации гибкости во внешней политике». Ведь прежняя «гибкость» и «так называемая «многовекторность» привели к тому, что сейчас альянс Азербайджана с Турцией в долгосрочной перспективе выглядит контрпродуктивным.

Во-первых, потому что Анкара по мере погружения в события на Ближнем Востоке, идя на осложнение отношений с Западом в целом и с США в частности, будет пытаться более активно втягивать в эти процессы и Баку, ставить его перед выбором. Во-вторых, нужно быть готовым к вариантам осложнений отношений между Турцией и Ираном. В-третьих, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган открыто тяготеет к «политическому исламизму», замешанному на неоосманизме, что рано или поздно будет экспортироваться и в Азербайджан как следствие борьбы за сферы влияния. Это неизбежно будет сопряжено с ростом напряжения в регионе. Если следовать логике Мамедова, то «негативные процессы» в Закавказье могут встретиться с такими же процессами в «соседних регионах» и «окажут влияние на регион, где расположен и Азербайджан». Точнее, Баку может стать точкой геополитической бифуркации. И в эту республику постепенно вносится дополнительное геополитическое напряжение. Можно сколь угодно эмоционально возмущаться тем, что государственный департамент США при запуске новой системы оповещения американских туристов включил Азербайджан во вторую категорию стран с точки зрения угроз безопасности — это сигнал определенный.

В складывающейся ситуации, на наш взгляд, ставка на Ильхама Алиева, идущего на очередной президентский срок, вполне объяснима. Прав Мамедов, когда говорит, что «сегодня в азербайджанской политической среде нет второго такого политика, государственного деятеля, лидера, который мог бы сравниться с Алиевым, мог с ним конкурировать». За время своей работы на высшем государственном посту сын Гейдара Алиева приобрел немалый международный опыт. Как президент он сам давал и дает диагностику потенциальных нынешних и будущих угроз для республики, включая идеологические. Теперь ему предстоит сделать, пожалуй, главный исторический выбор: с кем и как идти дальше, чтобы не вернуть страну в «лихие 90-е», когда, по словам Ильхама, «шла гражданская война, царили массовое неповиновение, глубокий кризис». А сегодня любому президенту Азербайджана необходимо проявлять максимальную гибкость в подходах к урегулированию нагорно-карабахского конфликта, быть готовым к принятию нестандартных, но исторически перспективных решений. Не исключать того, что в будущем Азербайджан и Армения могут оказаться по одну сторону баррикад в борьбе с терроризмом.

В ситуации, когда происходит серия очень важных геополитических сдвигов в ближневосточной и закавказской политике, исключать ничего нельзя.

Станислав Тарасов

Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 7 февраля 2018 > № 2489163


Иран. Армения > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 6 февраля 2018 > № 2494383

Товарооборот между Ираном и Арменией вырос на 10,3 %

Стоимость товарооборота между Ираном и Арменией в 2017 году достигла 263,5 млн. долларов США, что на 10,3 процента больше по сравнению с предыдущим годом.

По словам коммерческого атташе Ирана в Армении Амаяка Авадисянеса, в 2017 году страна экспортировала в Армению товары на сумму 179,3 млн. долларов, а торговый баланс между двумя странами составил 95 млн. долларов США, сообщает IRIB в понедельник.

Иранский экспорт в Армению в 2017 году вырос на 9,3 процента, отметил чиновник.

Ранее в воскресенье, Иран и Армения также подписали контракт на передачу газа взамен на электроэнергию и открыли центр радиотерапии в армянской больнице.

Иран. Армения > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 6 февраля 2018 > № 2494383


Армения. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 февраля 2018 > № 2487727

Армяно-грузинские отношения вышли за рамки двусторонних связей

«Подводные камни» и перспективы

В начале 2018 года госдепартамент США выпустил для желающих путешествовать американских граждан обновленный список стран по рискам с точки зрения безопасности, в котором Грузия, наряду с Арменией, отнесена к первой, наиболее безопасной группе. Это вызвало ожидаемый прилив воодушевления со стороны некоторых армянских экспертов, уверенных в том, что «без широкой армяно-грузинской кооперации, военно-политической и экономической, невозможно сформировать на Кавказе новую систему безопасности».

Конечно, добрососедские взаимоотношения Армении и Грузии, регулярная «сверка часов» по актуальным вопросам, в том числе спорным, как никогда важны, особенно сегодня, когда желающих развести две страны «по разные стороны баррикад» более чем достаточно. Это лишний раз подтвердил состоявшийся в конце декабря 2017 года официальный визит в Грузию президента Республики Армения Сержа Саргсяна во главе представительной делегации, включая министров обороны и иностранных дел.

«Мы готовы к углублению многоуровневого сотрудничества с Грузией, заинтересованы в сохранении активности взаимных визитов… В ходе сегодняшних переговоров мы коснулись целого спектра вопросов двусторонней повестки, в первую очередь касающихся торгово-экономических отношений», — сказал глава армянского государства по окончании переговоров с президентом Грузии Георгием Маргвелашвили.

В частности, обсуждались возможности по созданию совместных предприятий, в том числе в связи с открытием 15 декабря на армяно-иранской границе свободной экономической зоны «Мегри», которая может помочь грузинским предприятиям выйти на иранский рынок.

Основные показатели двустороннего взаимодействия (включая инвестиции предпринимателей из Армении в грузинский бизнес и туристический поток к курортам Черноморского побережья) имеют устойчивую тенденцию к росту. В 2017 году большую часть посетивших Грузию туристов составили граждане Армении — более 1,7 млн человек! По неофициальным данным, только за период с 2010 по 2012 год бизнес из Армении в Грузию перенесли около 4000 хозяйствующих субъектов, что имеет как позитивные, так и негативные стороны. По итогам 2017 года товарооборот между двумя странами увеличился почти на четверть, превысив 450 миллионов долларов США, и все последние годы он стабильно растет. Тем не менее существует мнение о том, что немалый потенциал двустороннего сотрудничества в различных областях реализуется пока далеко не в полной мере, что имеет политическую подоплеку. В период правления Саакашвили в Тбилиси заявляли даже о «фактически конфедеративных отношениях с Баку», что, конечно, было бесконечно далеко от реальности, однако отчетливо демонстрировало вектор притяжения. Но речь идет не только о тесных политических и торгово-экономических связях Тбилиси с Баку и Анкарой, под предлогом нерешенности карабахского вопроса делающих все возможное для исключения Армении из региональных коммуникационных проектов и международной торговли. Сами грузинские власти, прервавшие после событий 2008 года дипломатические отношения с Москвой, заявляют о неизменности курса на евроатлантическую интеграцию, стремясь с пылом неофита увлечь по этому пути и соседей по региону. В частности, министр обороны Грузии Леван Изория предложил Армении принять в 2018 году участие в планируемых совместно с корпусом морской пехоты США ежегодных многонациональных учениях Agile Spirit.

Целью этих ежегодных маневров с участием военной техники США, в том числе танков M1 Abrams и бронетранспортеров LAV, провозглашается сближение со стандартами НАТО и готовность к участию в совместных операциях.

Напомним, в 2017 году сотрудники военного госпиталя ВС Армении в конечном итоге в Грузию не поехали. По сообщению пресс-службы грузинского военного ведомства, в беседе с армянским коллегой Вигеном Саргсяном Л. Изория выразил надежду, что Армения поучаствует и в ежегодных многонациональных учениях Noble Partner. Также Еревану предложено направлять военнослужащих в Грузию для прохождения учебных курсов, в частности в Сачхерской школе горной подготовки.

Армения, как мы отмечали в одной из предыдущих публикаций, стремясь развивать собственную миротворческую программу и выборочно сотрудничая по этому направлению со странами НАТО, в вопросах безопасности отдает приоритет взаимодействию с Россией, в том числе в рамках ОДКБ. В условиях неурегулированности нагорно-карабахского конфликта эти вопросы носят весьма деликатный характер, акцентируя различие подходов Тбилиси и Еревана к ключевым вопросам национально-государственного самоопределения и выбора приоритетных союзников. Впрочем, и в том, что, казалось бы, разделяет, можно попытаться найти точки соприкосновения.

«Мы считаем важным взаимное сохранение сбалансированного подхода к чувствительным для нас проблемам. Мы сошлись во мнении, что всеобъемлющее и долгосрочное урегулирование региональных конфликтов должно происходить исключительно мирным путем в рамках согласованных форматов… Мы на всех переговорах стремимся получить такой документ, такие заявления, которые не противоречили бы интересам Грузии. Думаю, сохранение такого подхода как с армянской, так и с грузинской стороны принесет нам только пользу», — подчеркнул президент Армении после окончания переговоров с грузинским коллегой.

Высказывается предположение, что в ходе переговоров обсуждалась формула, позволяющая Армении и Грузии избежать голосования друг против друга в рамках различных международных структур. Несмотря на второстепенный, казалось бы, характер данного вопроса и необязательный характер многочисленных резолюций ООН (например, по Крыму, где Тбилиси и Ереван голосуют противоположным образом), его решение имело бы важное символическое значение, позволяя убрать негативную информационно-эмоциональную составляющую, мешающую спокойно обсуждать более важные сюжеты. То же самое касается регулярных споров о принадлежности тех или иных объектов историко-культурного наследия, что привносит в диалог между двумя соседними странами некоторую долю негатива.

Закрытость границ с двумя из четырех соседних стран (Азербайджаном и Турцией) накладывает на экспорт и импорт Армении большую нагрузку и значительные ограничения на темпы социально-экономического развития. Транзитную роль Грузии для Армении переоценить действительно сложно. «Пятидневная война» августа 2008 года показала: при закрытых путях с востока и запада поддержание дружественных отношений с Грузией и Ираном является для Армении с точки зрения экономического выживания приоритетной задачей.

Более двух третей товарных поставок из России в Армению идет через порты и территорию Грузии (кстати, и весьма незначительный импорт из Турции тоже). Но вовсе не стоит думать, что зависимость Армении от северного соседа носит односторонний характер. Напомним, в 2016 году была заключена сделка о поставке 200 млн кубометров газа из Ирана в Грузию через территорию Армении (пока, правда, не реализованная). Как известно, в Грузии ведется достаточно оживленная дискуссия о будущем страны, и некоторые западные эксперты отмечают тенденцию переименования тюркских топонимов в районах компактного проживания азербайджанцев.

В Тбилиси присутствует понимание негативных последствий чрезмерной зависимости от Баку и Анкары, равно как и в Тегеране проявляют интерес к созданию «энергетического коридора» через Армению, в рамках которого уже предпринимаются некоторые конкретные шаги. Окончание строительства автомагистрали Север — Юг укрепит транзитную роль Армении на пути между портами Персидского залива и Черного моря.

Конечно, не мог в ходе визита не обсуждаться в который уже раз весьма непростой вопрос о налаживании устойчивой коммуникационной связи между Россией и Арменией через территорию Грузии. Здесь в тугой узел сплелись многие экономические и политические проблемы и противоречия, выходящие в Тбилиси далеко за рамки армяно-грузинских отношений. Перед началом визита Сержа Саргсяна сообщалось, что в Тбилиси с премьер-министром Георгием Квирикашвили будут обсуждаться вопросы прямого сухопутного сообщения Армении с Россией, альтернативные Военно-грузинской дороге. Природные катаклизмы регулярно нарушают автомобильное сообщение между Россией и Арменией, в результате чего бизнес несет значительные убытки. Вот и накануне Нового года снежные завалы несколько суток держали в плену Транскавказскую магистраль (Владикавказ — Цхинвал с закрытым ныне выходом на Гори) и Верхний Ларс, а вместе с ними — и сотни дальнобойщиков, преимущественно армянских. Снижению остроты вопроса могло бы способствовать возобновление транзитного автомобильного (а в идеале и железнодорожного) сообщения через Абхазию. Согласно имеющимся подсчетам, стоимость работ по восстановлению абхазского участка железной дороги составит чуть менее 300 млн долл. Решение данной проблемы требует процесса взаимного согласования интересов Грузии и Абхазии, что пока вряд ли вероятно.

Примерно год назад в ходе визита в Тбилиси премьер-министр Армении Карен Карапетян с грузинским коллегой Георгием Квирикашвили уже обсуждали альтернативы Верхнему Ларсу, на что последовала весьма бурная реакция со стороны деятелей ЕНД. И вряд ли ситуация сегодня кардинально меняется. Напомним, печально известный закон «Об оккупированных территориях» запрещает международный транзит по территории Южной Осетии, торговлю с ней, какую-либо экономическую деятельность без специального разрешения официального Тбилиси. Можно не сомневаться в том, что противники хотя бы частичной нормализации российско-грузинских отношений предпримут всё от них зависящее, с тем чтобы сделать тему «транзитных коридоров» максимально токсичной. Разумеется, их работа будет всячески поддерживаться силами, настаивающими на максимальной изолированности Армении от трансграничных коммуникационных проектов. «Транзитная» тема будет обсуждаться в ходе армяно-грузинских встреч высокого уровня и в 2018 году. Некоторые позитивные тенденции в армянской экономике, рост внешнеторгового товарооборота в рамках ЕАЭС и подписание ноябрьского соглашения с Евросоюзом делают снижение рисков и уязвимостей трансграничного сообщения приоритетной задачей.

Пока же многочисленные «подводные камни» заставляют со скептицизмом смотреть на перспективы открытия транзитного сообщения через Абхазию и Южную Осетию. На ближайшую и среднесрочную перспективу Армения будет пользоваться транзитными коридорами по грузинской территории до Верхнего Ларса, а также до Батуми и Поти, откуда грузы уже по морю следуют до российского порта «Кавказ» (и, соответственно, в обратном направлении). В начале года стало известно о снижении Грузинской железной дорогой и ЮКЖД тарифов на перевозку товаров по линии порт «Кавказ» — Поти. По словам главы одного из ведущих армянских перевозчиков Гагика Агаджаняна, «…после передачи паромного комплекса в управление ЮКЖД международное железнодорожно-паромное сообщение порт «Кавказ» — Поти начало работать достаточно гибко… Нет закостенелых тарифов. Имея хорошие возможности, компания достаточно гибко подходит к решению вопроса, и это дает хорошие результаты». Если за весь 2016 год паром перевез 327 вагонов с грузами, то за 6 месяцев минувшего 2017 года — уже 342. В 2016 году паром ходил чуть реже раза в месяц (за год — 10 рейсов), а в 2017 года перешел на график 3 раза в месяц. В основном по железной дороге перевозятся габаритные грузы: зерно, цемент, нефтепродукты, строительные материалы, руда. И хотя по времени паром уступает автотранспорту, он не зависит от капризов погоды.

Москва надеется, что в 2018 году удастся продолжить восстановление отношений с Грузией, закрепив успехи в экономическом и торговом сотрудничестве, заявил заместитель министра иностранных дел РФ, статс-секретарь Григорий Карасин. Нормализация отношений со страной, являющейся вторым торгово-экономическим партнером Грузии, представляется не менее важной и для Тбилиси. Для армяно-грузинского диалога важно отсутствие элементов шантажа в отношении чувствительных вопросов транзита, чего можно достичь поддержанием благоприятного политического и экономического климата.

Андрей Арешев

Армения. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 февраля 2018 > № 2487727


Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 февраля 2018 > № 2487568

Перемены в Армении без перемен

Коренная реформа системы правления в Армении оставит у власти действующую команду

На днях президент Серж Саргсян начал завершающий этап фундаментальных перемен во внутриполитической жизни страны, связанных с изменением Конституции и превращением Армении в парламентскую республику. Встретившись с руководством национального собрания, президент в числе прочего особо подчеркнул, что «мы обязаны успешно завершить переходный период, а критерием успеха станет в существующих условиях плавный и гладкий процесс без потрясений».

Впрочем, сегодня мало кто сомневается, что потрясений не случится. 2 марта парламент выберет нового главу государства, прерогативы которого будут существенно меньше тех, которыми располагает действующий президент. Вся полнота власти, согласно обновленному Основному закону, будет сосредоточена в руках премьер-министра.

Симптоматично, что политическое содержание реформы практически никого не интересует, ибо очевидно, что правящая команда в любом случае останется «у руля» (собственно, ради этого и была затеяна реформа), зато масса версий, домыслов и предположений посвящены персональному составу будущего ареопага. Газеты уже многократно «назначили» и «переназначили» на тех или иные ключевые должности практически всех более-менее известных политиков и чиновников. Так, нынешнего министра обороны Вигена Саргсяна «передвинули» на пост министра иностранных дел. Вместо него оборонное ведомство якобы должен возглавить руководитель МЧС Давид Тоноян, ранее бывший первым замминистра обороны. А нынешнего главу внешнеполитического ведомства Эдварда Налбандяна прочили в президенты, объясняя это тем, что он досконально владеет проблематикой карабахского урегулирования и в качестве главы государства может успешно продолжать переговоры как в рамках Минской группы ОБСЕ по Карабаху, так и в ходе контактов с зарубежными коллегами-президентами. Впрочем, «претендентов» на президентский пост много. Это и нынешний председатель конституционного суда Гагик Арутюнян, и посол Армении в Англии Армен Саркисян, и «близкий друг» Сержа Саргсяна, крупный бизнесмен Барсег Бегларян, и экс-президент Арцаха Аркадий Гукасян, и даже один из создателей комитета «Карабах», экс-премьер, перешедший затем в резкую оппозицию к первому президенту Левону Тер-Петросяну, ныне — глава общественной палаты Армении Вазген Манукян…

Весь этот разнобой был явным свидетельством того, что за почетный президентский пост в рядах властной команды шла нешуточная борьба. Серж Саргсян, правда, несколько «сузил» число виртуальных претендентов, рассказав, каким именно видит он своего преемника.

«Это должен быть человек, имеющий богатое прошлое, прошедший длинный путь, известный как в стране, так и за рубежом, который сможет достойно представлять Армению на международном уровне, выполнять свои представительские функции как внутри страны, так и за ее пределами. Будущий президент должен владеть иностранными языками, иметь широкие связи как в диаспоре, так и в Армении, пользоваться авторитетом и, самое главное, быть беспристрастным человеком, который никогда раньше не занимался политикой и никогда не был членом какой-либо партии», — отметил Серж Саргсян на встрече с представителями интеллигенции.

Многим стало ясно, что подобным требованиям больше других соответствует Армен Саркисян. И уже через несколько дней действующий глава государства официально предложил дипломату стать кандидатом на президентский пост от РПА. И хотя сам Армен Саркисян не сразу дал согласие, отметив, что хотел бы предварительно пообщаться с представителями различных политических сил, научной и творческой интеллигенции, делового сообщества и трудящихся, совершенно ясно, что именно он в результате и займет на 7 лет, согласно новой Конституции, президентский пост. Необходимое большинство для утверждения его кандидатуры у правящей партии в национальном собрании имеется.

Вероятный будущий глава армянского государства родился 23 июня 1953 года в Ереване, окончил факультет теоретической физики и математики Ереванского госуниверситета. Еще в советские годы (что для тех времен было большой редкостью) некоторое время проработал приглашенным исследователем и преподавателем в Кембриджском университете и Институте математики Лондонского университета. Трижды в разные годы назначался послом Армении в Лондоне, одновременно занимал посты «старшего посла» Армении в Европе, посла в Евросоюзе, Бельгии, Нидерландах, Люксембурге и Ватикане. В 1996 году был назначен премьер-министром, но в этой должности пробыл лишь четыре месяца, добровольно подав в отставку. В те времена ходили слухи, что причиной этого стал его острый конфликт с тогдашним всесильным министром обороны Вазгеном Саркисяном. Впрочем, согласно официальной версии, ему было необходимо срочное лечение за рубежом от тяжкого недуга. Живя в Англии, Армен Саркисян активно занимался бизнесом, был консультантом ряда крупных транснациональных компаний, завел прочные связи в высших политических и предпринимательских сферах Великобритании и Европы в целом. В частности, говорят о его близком и тесном знакомстве с принцем Чарльзом. Осуществляет бизнес-проекты также в Казахстане (благодаря, как утверждается, знакомству с дочерью президента Назарбаева Даригой) и в России. Так, шесть лет назад Армен Саркисян (в качестве руководителя группы компаний Knightsbridge) и губернатор Ленинградской области Валерий Сердюков подписали меморандум о сотрудничестве по проекту Новоладожского водовода. Сделка впоследствии была аннулирована, но уже вскоре Армен Саркисян «вошел» в Архангельскую область, подписав с местным руководством меморандум о сотрудничестве в области энергетики, транспорта и туризма. По данным 2013 года, опубликованным в российском журнале «Компания», Армен Саркисян управлял 25 компаниями.

Что касается ключевого поста премьер-министра, то тут вариантов, разумеется, изначально было куда меньше — ведь с весны будущего года в руках премьера будет сосредоточена вся полнота власти. И пересуды велись только вокруг того, станет ли главой правительства сам Серж Саргсян, или на этом посту останется нынешний премьер Карен Карапетян, а действующий президент превратится в «теневого лидера», который будет управлять страной в качестве руководителя правящей Республиканской партии Армении и республиканского большинства в парламенте.

Отметим, что сам Серж Саргсян ранее неоднократно заявлял, что не намерен претендовать на должность премьер-министра, однако прямо давал понять, что сохранит за собой руководство силовыми структурами. Но в Республиканской партии явно хотели бы видеть своего лидера не только фактическим руководителем, но политиком, сохранившим в своих руках все реальные рычаги управления. Определенную обеспокоенность республиканцев понять можно: история современной Армении дает примеры того, как прочное и монолитное, казалось бы, парламентское большинство в одночасье трансформируется в небольшую группку политических маргиналов…

Вероятно, последнее обстоятельство, более чем хорошо известное и самому Сержу Саргсяну, станет причиной того, что он «даст себя уговорить» встать во главе правительства. О таких намерениях, в частности, свидетельствует и тот факт, что, согласно готовящимся поправкам в законодательство, уже не президент, а премьер станет куратором силовых ведомств страны. Тем не менее стоит прислушаться к известному политтехнологу Армену Бадаляну, по мнению которого, «вопрос будет решаться во внешнеполитических центрах, главным образом в результате дискуссий с Западом». При этом, как считает Бадалян, «Запад будет играть решающую роль», потому что отсутствие финансирования со стороны в частности ЕС крайне негативно отразится на экономике республики.

«В ближайшем будущем президент поедет в Европу, ПАСЕ, не исключено, что во время этого визита он будет проводить публичные или непубличные встречи с руководителями влиятельных стран ЕС, и именно в этом контексте следует рассматривать вопрос назначения премьер-министра», — утверждает эксперт.

Добавим, однако, что данный вопрос станет рассматриваться не только и даже не столько в «европейском» контексте, но в первую очередь — с учетом мнения России. И в этой связи напомним, что нынешний премьер Карен Карапетян вернулся в Ереван из Москвы, где работал одним из топ-менеджеров в системе «Газпрома». А до этого он руководил структурами газового монополиста в Армении, после чего ненадолго возглавил ереванскую мэрию. Однако покинул данный пост — как утверждали, в силу возникших противоречий если не с самим Сержем Саргсяном, то уж точно с людьми из его ближайшего окружения. Сегодня трудно сказать, насколько эти утверждения соответствовали действительности, но совершенно понятно, что его возвращение в Армению на пост премьер-министра никак не могло состояться, по крайней мере, без одобрения Кремля, «назначенцем» которого Карапетяна в Армении и сегодня считают многие. В любом случае российская сторона выскажет по этому вопросу свои подходы (если еще не высказала), и это, безусловно, будет иметь очень большое значение при принятии окончательного решения перед голосованием в парламенте.

Само голосование, разумеется, пройдет вполне гладко. Помимо депутатов-республиканцев, за предложенную властью кандидатуру проголосуют и коалиционные партнеры — законодатели от «Дашнакцутюн». Нет также сомнений в поддержке со стороны блока олигарха Гагика Царукяна, руководимая, а скорее — принадлежащая которому политическая сила так незатейливо и называется — блок «Царукян». Оппозиция в лице депутатов от блока «Елк» («Выход») в любом случае проголосует против, но ее 9 мандатов ничего не решают. И поэтому главным становится вопрос о разрешении интриги в первом же туре голосования. Думается, именно это имел в виду Серж Саргсян, призывая депутатов к обеспечению «гладкого, без потрясений» процесса переформатирования власти. Впрочем, об этом было уже совершенно прямо сказано во время встречи президента с кандидатом в преемники: «Наше пожелание — чтобы эти выборы состоялись в один этап и в начале марта мы уже имели четвертого президента Республики Армения».

Оппозиция, несмотря на недостаток сил, не желает тем не менее оставаться на обочине разворачивающихся процессов. Фракция блока «Елк» заявила, что имеет своего кандидата на пост президента (Артак Зейналян), однако его вряд ли удастся зарегистрировать без поддержки других парламентских групп, которые оказывать такую поддержку отнюдь не спешат. 19 января «Елк» попытался организовать в Ереване массовую протестную акцию против недавнего существенного повышения цен на основные продукты, а также бензин, дизтопливо и моторный газ. Подорожание энергоносителей, заметим, в скором времени неизбежно повлечет за собой дальнейший рост цен и тарифов на общественном транспорте, спираль дороговизны продолжит раскручиваться. Однако хотя этот вопрос и является самым насущным для народа, в митинге и шествии приняли участие едва ли больше тысячи человек, хотя активистам «Елка» в креативности и умении завладеть вниманием публики не откажешь. Так, они вручную толкали по улицам старый неисправный «жигуленок», призванный символизировать состояние отечественной экономики. Но всё напрасно, протестующих оказалось немного, повторить масштабные протесты, которые прошли летом 2015 года в связи с намерением властей повысить тарифы на электроэнергию, не удалось, второго «электромайдана» не случилось. Упомянутый выше эксперт Армен Бадалян полагает, что это стало следствием тактической ошибки оппозиции, поскольку призыв выступить против повышения цен не имел политического наполнения. Между тем «движения в Армении были политическими, будь то карабахское движение или президентские выборы, люди всегда вставали по политическим вопросам, а те, кто недоволен подорожанием, уезжают». Но, конечно, нельзя при этом не отметить, что подавляющее большинство граждан очень сильно разочаровались в политике, ее конкретных представителях и утратили веру в то, что протестами либо выборами что-то возможно изменить. Поэтому немалая часть общества пребывает в состоянии депрессивной апатии. Поэтому и крайне любопытные, и, скорее всего, неизбежные кадровые перестановки в высших эшелонах власти, которые произойдут в течение первого — начале второго квартала, вряд ли оживят застойный фон внутриполитической жизни страны. Ведь все понимают, что пока что речь идет о переменах, призванных если не полностью избежать, то хотя бы максимально оттянуть начало реальных фундаментальных изменений в экономической и социально-политической жизни.

Ноев Ковчег

 Армен Ханбабян

Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 февраля 2018 > № 2487568


Армения. Евросоюз. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 февраля 2018 > № 2486599

Мост между ЕАЭС и ЕС через Армению отвечает национальным интересам России

Перспективы

24 ноября 2017 г. в Брюсселе на саммите программы ЕС «Восточное партнерство» президент Республики Армения (РА) Серж Саргсян подписал Соглашение о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве с Европейским союзом. Как считает Серж Саргсян, рядовые граждане Армении с течением времени почувствуют результаты этого соглашения, поскольку Ереван в состоянии быстро при содействии ЕС провести реформы.

В данном случае речь идет о реформах в юридической сфере с целью укрепления демократических институтов, обеспечения прав человека и верховенства закона. Как полагают в Ереване, это послужит благоприятным фоном для укрепления политического диалога между Арменией и ЕС, расширения экономического сотрудничества, в первую очередь в области энергетики и транспорта, защиты окружающей среды, а также создаст новые возможности для торговли и инвестиций, повышения мобильности граждан. Последнее предполагает в некоторой перспективе введение для армянских граждан безвизового въезда в страны ЕС.

Однако одно дело — провести эти реформы, инициированные ЕС, или даже изменить форму правления государства (в марте 2018 г. Армения окончательно станет парламентской республикой), а совсем другое — реализовать крайне болезненные реформы в социально-экономической сфере с целью качественного улучшения жизни местного населения. В Брюсселе такую задачу даже не ставят. Там более важно расширить в Армении сферу своего влияния, конечно, за счет РФ. Тем не менее перед подписанием указанного соглашения Москва проявила политическую выдержку, заняв нейтральную позицию, что в полной мере соответствует союзническим отношениям между Россией и Арменией. В частности, по этому вопросу пресс-секретарь МИД России Мария Захарова заявила, что в РФ с уважением относятся к соглашению Армения — ЕС.

Обсуждение перспектив подписания Соглашения о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве РА с ЕС вызвало в Армении относительно умеренный интерес. При этом дискуссии велись не столько о положениях самого документа, сколько о возможной реакции на его подписание со стороны России и других государств-членов ЕАЭС. В рамках этой дискуссии сторонники евразийской интеграции заявляли, что из-за отсутствия противоречий с уже подписанными с Евразийским экономическим союзом документами, после информирования о его содержании государств-членов ЕАЭС, вопрос заключения Соглашения с ЕС находится в компетенции Армении. А противники евразийской интеграции были убеждены, что РФ выступит против подписания этого соглашения и окажет на РА необходимое давление.

К сожалению, в российских СМИ этот вопрос порой носил излишне политизированный характер, что наносило и, что еще хуже, продолжает наносить вред российско-армянским отношениям. Во многом снятию такой напряженности способствовала видеоконференция Константина Затулина, первого заместителя председателя комитета Государственной думы ФС РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками. Эта видеоконференция, которая имела широкое распространение в российских и армянских СМИ, прошла в Москве 19 декабря 2017 г.

Тем не менее следует признать, что Соглашение о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве РА с ЕС является элементом продолжения политики Запада, в рамках программы «Восточного партнерства» ведущейся для достижения основной цели — постепенного изменения обществ государств-участниц программы под нужные для интересов ЕС стандарты. И экономическая составляющая этой программы является лишь одним из инструментов по ее осуществлению.

Очевидно, что вынужденная замена Соглашения об ассоциации РА с ЕС Соглашением о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве является всего лишь переходом на более низкую скорость в процессе достижения Европейским союзом своей основной цели. В ноябре 2017 года на саммите в Брюсселе это было представлено как переход к «Восточному партнерству разных скоростей», когда сохранение сотрудничества в формате программы важнее достижения желаемых для ЕС, но неприемлемых для Азербайджана, Армении и Белоруссии темпов внедрения «демократических», в трактовке Брюсселя, преобразований.

Конечно, Соглашение о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве РА с ЕС не имеет того разрушительного потенциала для национальной безопасности Армении и НКР, какое было заложено в Соглашении об ассоциации 2013 г. Главным образом по причине значительно сокращенного экономического блока, реализация положений которого оказала бы непосредственное воздействие на внутреннюю и внешнюю политику Армении, в первую очередь — на весь спектр ее отношений со своим основным военно-политическим и экономическим союзником — Россией. Но этот документ еще более легитимизирует деятельность неправительственных организаций, созданных и действующих при прямой финансовой поддержке или на гранты европейских государств и США, которые своей деятельностью пытаются:

а) переориентировать на Запад экспертное сообщество и политические элиты Армении;

б) создать в обществе страны критическую массу прозападных настроений, которые при помощи подконтрольных СМИ будут отмобилизованы на смену внешнеполитических ориентиров и объективно сложившихся экономических предпочтений Армении.

Помимо этого, указанное соглашение накаляет атмосферу конкурентного обсуждения внешне– и внутриполитических перспектив Армении в рамках ее участия в том или ином интеграционном проекте. Это полностью соответствует задачам, поставленным ЕС в начале февраля 2014 г. в так называемом «Европейском пакете», который стал основой для продолжения сотрудничества со странами «Восточного партнерства». Он был составлен после изучения провала с подписанием Арменией и Украиной Соглашений об ассоциации на Вильнюсском саммите программы в ноябре 2013 г. и имеет значительную составляющую в виде усиления информационной поддержки программы и информационного давления на государства-члены «Восточного партнерства».

При этом в Брюсселе учитывается, что армянское общество расколото по вопросу членства в различных интеграционных объединениях. Так, по западным социологическим данным, которые, конечно, нельзя считать в полной мере объективными, треть жителей страны считают желательным участие Армении в ЕС, еще треть — в ЕАЭС, а 12% — одновременно в обеих организациях. Причем в августе 2016 г. участие Армении в ЕС считали желательным 41% респондентов, а в Евразийском экономическом союзе — всего 25%. Следовательно, за последнее время количество сторонников евразийской интеграции в республике, как минимум, не уменьшилось (в реальности в Армении идея евразийской интеграции пользуется существенно большей поддержкой).

Не менее важен и экономический аспект сотрудничества РА с ЕС. Так, в первом полугодии 2017 г. на страны Европейского союза приходилась треть армянского экспорта и половина импорта. Ереван видит в ЕС важного партнера по получению доступа к современным технологиям. Помимо этого, Армения стремится не допустить того, чтобы Баку и Анкара монополизировали в Европе карабахскую тематику. При этом Франция, где проживает полумиллионная армянская диаспора, вместе с США и Россией выступает в роли сопредседателя Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта.

Нужно обратить внимание, что Соглашение о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве Республики Армения с Европейским союзом предусматривает мирное урегулирование нагорно-карабахского конфликта, что предполагает разрешение проблемы политическими средствами в соответствии с принципами и нормами международного права. В этом контексте, как отметила Федерика Могерини, верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности, ЕС «по-прежнему полностью поддерживает посреднические усилия и соответствующие предложения сопредседателей Минской группы ОБСЕ». Но этого явно недостаточно в тех условиях, когда после апреля 2016 г. конфликт в области Нагорного Карабаха уже разморожен.

Было бы неверно думать, что, принимая решение о подписании Соглашения о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве с ЕС, в Армении не учитывали такой неблагоприятный для развития ЕАЭС фактор, как нарастание геополитического противостояния и сохранение (расширение) финансово-экономических санкций США, ЕС, Японии, Канады и ряда других государств против России. Но более важным является то, что Ереван реализует концепцию проведения комплементарной внешней политики. Это предполагает при сохранении основного вектора такой политики в сторону России развивать одновременно другие направления в отношении США и ЕС как дополняющие основной вектор. В частности, Армения старается найти взаимодополняющие возможности между различными интеграционными проектами с целью их взаимного обогащения путем ухода от конфронтационных решений и ситуаций. В рамках такого подхода Армения не могла не подписать указанное соглашение, имеющее для ЕС компенсационный характер и учитывающее стратегический выбор Республикой Армения евразийского вектора экономической интеграции как основного.

Несомненно, что подписанное Соглашение о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве РА с ЕС имеет более декларативный характер, чем подготовленное в 2013 г. Соглашение об ассоциации Республики Армения с Европейским союзом. Оно составлено по принципу дополнения и непротивопоставления имеющимся обязательствам Армении перед государствами-членами ЕАЭС. При этом в экономическом плане основным отличием подписанного документа от типовых Соглашений об ассоциации (2013 г.), предложенных к подписанию Украине, Молдавии, Грузии и Армении, является отсутствие положения о создании Арменией и ЕС зоны свободной торговли. Именно это вызывало наибольшие опасения и неприятие как у армянских, так и у российских экспертов и политиков.

Помимо этого, Соглашение об ассоциации РА с ЕС предполагало установление таможенной, а в дальнейшем и государственной границы между Республикой Армения и Нагорно-Карабахской Республикой. И в Ереване, и в Степанакерте это воспринималось как прямая угроза собственной национальной безопасности.

Существенный интерес представляет вопрос о закрытии Армянской АЭС, которая сейчас на 40—45% обеспечивает потребности республики в электроэнергии. После комплексного изучения состояния этой АЭС, проведенного с привлечением специалистов Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» и МАГАТЭ, в марте 2014 г. правительством Республики Армения было принято решение о продлении срока эксплуатации ее действующего второго энергоблока до 2026 г. А в марте 2015 г. был создан Совместный координационный комитет по реализации программы по пролонгации работы АЭС. Сейчас координацию этого проекта осуществляет дочерняя структура Государственной корпорации «Росатом» — АО «Русатом Сервис». Окончание работ по продлению срока эксплуатации АЭС запланировано на 2019 г. Правительство РФ уже выделило Армении на эти цели государственный экспортный кредит на сумму 270 млн долл. и грант в 30 млн долл.

В отношении Армянской АЭС в Соглашении о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве РА с ЕС требуется «без промедления утвердить график и план действий для закрытия и безопасного демонтажа станции, учитывая необходимость ее замены новыми мощностями для энергетической безопасности Армении». Однако в подписанном соглашении срок закрытия Армянской АЭС не установлен. Более того, этот вопрос напрямую увязан с параллельным вводом новых энергомощностей, достаточных для поддержания энергетической безопасности страны. Следовательно, Армянская АЭС продолжит свою работу как минимум до 2026 г.

Как считает известный российский эксперт Сергей Маркедонов, подписав с Арменией Соглашение о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве, ЕС фактически отказался от жесткого противостояния с РФ на постсоветском пространстве. С другой стороны, указанное соглашение готовилось как минимум с 2015 г. и неоднократно обсуждалось и с Россией, и в формате ЕАЭС. При этом представители МИД России и Евразийской экономической комиссии соглашались, что оно не противоречит участию Армении в ЕАЭС.

Несомненно, что в нынешних условиях только Россия может гарантировать безопасность Армении. Но в то же время экономическая и внешнеполитическая диверсификация для Еревана тоже важна. Иначе России придется взять на себя серьезные социально-экономические обязательства в отношении Армении, к чему Москва не готова. Вместо этого Ереван должен стать дополнительной площадкой для диалога между Россией и ЕС.

Таким образом, подписанное Арменией Соглашение о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве с ЕС во многом носит декларативный характер. Оно составлено по принципу дополнения и непротивопоставления имеющимся обязательствам Армении перед другими государствами-членами ЕАЭС. Об этом свидетельствует, например, отсутствие в указанном документе положения о создании Арменией и ЕС зоны свободной торговли. Тем не менее, влияние ЕС в Армении будет нарастать. Россия может противостоять этому единственным способом — создавая на армянской территории мост между ЕАЭС и ЕС. И это полностью отвечает не только российским, но и армянским национальным интересам.

Ноев Ковчег

 Владимир Евсеев

Армения. Евросоюз. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 февраля 2018 > № 2486599


Белоруссия. Казахстан. Армения. ЛатАмерика. РФ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Таможня > bfm.ru, 2 февраля 2018 > № 2499033

Лимит в €200. Интернет-торговля в РФ обречена на вымирание?

Любителей интернет-покупок ограничат лимитом в 200 евро. На данный момент можно беспошлинно выписать товар за границей на 1000 евро

Порог беспошлинной торговли в России в ближайшие годы снизят в пять раз. Новые правила согласовали страны ЕАЭС. Сейчас в России не облагаются пошлинами посылки, общая стоимость которых за месяц не превысит 1000 евро, а вес — 31 килограмм. На то, что сверх этой суммы, приходится платить пошлину в 30%, но не менее четырех евро за килограмм.

Но со следующего года порог беспошлинной торговли снизят с 1000 до 500 евро, а с 2020 года — до 200 евро, заявил премьер Дмитрий Медведев. Получается, пошлиной будут облагаться покупки дороже 200 евро. А это уже средний размер интернет-заказа, особенно когда покупается одежда или обувь на всю семью.

Для всей российской интернет-торговли это тоже кошмар, утверждает президент Ассоциации компаний интернет-торговли Алексей Федоров.

«На самом деле, это повышение порога. Все стало еще хуже. Дело в том, что сейчас тысяча евро на человека в месяц. А 200 евро — это на одну посылку. Соответственно, каждый из нас, каждый человек из России сможет привести в РФ любое количество посылок по цене 200 евро. А помня о том, что средняя стоимость посылки, например, из Китая, составляет примерно тысячу рублей, что мало по сравнению с 200 евро, можно сказать, что интернет-торговли в России вообще не будет теперь. Всероссийская торговля полностью обречена на вымирание. Не останется вообще ни одного интернет-магазина, который торгует товарами стоимостью до 200 евро. Все займет китайский бизнес в России. Для обычных людей это не означает ровным счетом ничего, кроме того, что они смогут ввозить в Россию сколько они хотят любых посылок без налогов и без пошлин. Вообще никакого ограничения теперь фактически не будет. Это полный кошмар для всей российской интернет-торговли».

Ранее чиновники обсуждали более резкое снижение порога, сразу в 50 раз: до 20 евро с 1 июля этого года, а также введение НДС с интернет-торговли. В некоторых странах подобные жесткие требования уже действуют. Например, в Белоруссии порог составляет 22 евро.

Белоруссия. Казахстан. Армения. ЛатАмерика. РФ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Таможня > bfm.ru, 2 февраля 2018 > № 2499033


Казахстан. Азербайджан. Армения. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 2 февраля 2018 > № 2482726

Председательство Казахстана в комитете ОБСЕ высоко оценил ряд стран

В рамках заседания Постоянного совета Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) были заслушаны рабочие планы на 2018 год председателей трех комитетов ОБСЕ - комитета по безопасности, экономико-экологического комитета и гуманитарного комитета. Об этом передает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу МИД РК.

Председатель экономико-экологического комитета ОБСЕ, Постоянный представитель Казахстана при международных организациях в Вене Кайрат Сарыбай отметил, что деятельность комитета будет направлена на вопросы «зеленого» развития, региональной интеграции, транспортных коридоров в Евразии, окружающей среды на территории конфликтов и умных городов. К.Сарыбай обратил внимание на важность реализации конструктивного потенциала экономико-экологического измерения.

Казахстанский дипломат отметил, что принятие Решения СМИД по экономическому участию, Декларации по озеленению экономики и совместного заявления министров иностранных дел Евразийского экономического союза по взаимосвязанности и сопряжению интеграционных процессов в рамках СМИД ОБСЕ в декабре 2017 года в Вене придаст новый импульс работе комитета. Это, в свою очередь, будет способствовать развитию устойчивой экономической взаимосвязанности в целях развития общего сообщества безопасности от Ванкувера до Владивостока, что в полной мере соответствует положениям Астанинской декларации.

В этом году впервые в работе комитета будут практиковаться добровольные доклады стран-участниц по вопросам противодействия коррупции, экономического участия женщин и молодежи, и управления водными ресурсами.

В ходе заседания делегации стран-участниц ОБСЕ поддержали приоритетные направления работы комитета и отметили сбалансированный подход к экономическим и экологическим аспектам деятельности комитета. В частности, положительно отмечено рассмотрение гендерных и молодежных аспектов в экономико-экологической сфере, вопросов борьбы с коррупцией, цифровой экономики и человеческого капитала.

Делегации в ОБСЕ были едины в том, что реализация потенциала экономико-экологического измерения и продвижения устойчивой экономической взаимосвязанности позволит внести свой вклад в сложный процесс преодоления кризиса безопасности в Европе.

В ответном выступлении делегации Азербайджана, Армении, Беларуси, Ватикана, Грузии, Европейского союза, Норвегии, России, США, Турции, Швейцарии и Украины высоко оценили и поддержали председательство Казахстана во втором комитете.

Казахстан. Азербайджан. Армения. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 2 февраля 2018 > № 2482726


Казахстан. Армения > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм > inform.kz, 2 февраля 2018 > № 2482721

Бакытжан Сагинтаев встретился с Премьер-Министром Армении

Сегодня в Алматы в рамках заседания Евразийского межправительственного совета глава Правительства РК Бакытжан Сагинтаев провел встречу с Премьер-Министром Республики Армения Кареном Карапетяном. Об этом сообщает МИА «Казинформ» со ссылкой на primeminister.kz.

 Копите деньги - Дмитрий Медведев о цифровизации Малкольм Джонсон рассказал о внедрении 5G В ходе состоявшейся встречи стороны обсудили вопросы двустороннего экономического сотрудничества в сфере внедрения цифровых технологий и реализации совместных проектов.

За январь-ноябрь 2017 года товарооборот между Казахстаном и Арменией составил 5,4 млн долларов. Основной продукцией, экспортируемой Казахстаном в Армению, являются аккумуляторы, подъемники и домкраты, части моторных транспортных средств, газы нефтяные и углеводороды, насосы. Сегодня в Казахстане успешно осуществляют деятельность 268 предприятий с участием армянского капитала.

Открытие в июне 2017 года рейса «Ереван - Астана» способствует развитию взаимодействия в бизнес-среде и в области туризма.

Казахстан. Армения > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм > inform.kz, 2 февраля 2018 > № 2482721


Киргизия. Казахстан. Армения. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kyrtag.kg, 2 февраля 2018 > № 2482590

Премьер-министр Кыргызской Республики Сапар Исаков примет участия в очередном заседании Евразийского межправительственного совета (ЕМПС) в Алматы 2 февраля. Сообщает пресс-служба правительства КР.

На заседании ЕМПС главы правительств Армении, Белоруссии, Казахстана, Кыргызстана и России рассмотрят вопросы реализации цифровой повестки Союза, развития интеграционного объединения и совершенствования его нормативно-правовой базы.

Кроме того, будут обсуждены вопросы макроэкономической ситуации в государствах – членах ЕАЭС, состояния взаимной торговли между странами Союза, агропромышленного комплекса и другие цели, связанные с дальнейшим развитием ЕАЭС.

По итогам заседания ожидается подписание ряда документов.

В этот же день в рамках заседания ЕМПС премьер-министр Сапар Исаков примет участие в форуме «Цифровая повестка в эпоху глобализации».

В работе форума примут участие главы правительств стран ЕАЭС, международные эксперты и другие.

Киргизия. Казахстан. Армения. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kyrtag.kg, 2 февраля 2018 > № 2482590


Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 1 февраля 2018 > № 2481724

«Клуб избирателей» создан при РЦНК в Ереване

18 марта 2018 года состоятся выборы Президента Российской Федерации

1 февраля в Российском центре науки и культуры в Ереване открылся «Клуб избирателей».

В заседании Клуба приняли участие руководители организаций российских соотечественников, проживающих в Армении, представители молодежных организаций.

Участники встречи обсудили план работы Клуба, утвердили график выездных мероприятий.

Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 1 февраля 2018 > № 2481724


Армения. Азербайджан. Италия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 февраля 2018 > № 2480858

Нагорный Карабах: интенсивность или эффективность?

К предстоящему визиту в Азербайджан и Армению Минской группы ОБСЕ

Глава МИД России Сергей Лавров на совместной пресс-конференции с действующим председателем ОБСЕ, министром иностранных дел Италии Анджелино Альфано выступил с рядом важных заявлений. В числе затронутых на переговорах вопросов была и проблема урегулирования нагорно-карабахского конфликта. В этой связи, отвечая на вопросы журналистов, особенно по части расширении офиса специального представителя ОБСЕ по нагорно-карабахскому урегулированию, Лавров заявил следующее:

«Эта история началась достаточно давно. Еще в начале 2010 года шли переговоры о том, чтобы укреплять меры доверия в этой зоне. Но конкретно в апреле 2016 года, после известного инцидента на линии соприкосновения, в Вене состоялась встреча президентов Армении и Азербайджана при участии министров иностранных дел стран — сопредседателей МГ ОБСЕ. В июне 2016 года прошла трехсторонняя встреча президентов Армении, Азербайджана и России в Санкт-Петербурге также с участием сопредседателей. На этой встрече была достигнута договоренность — в качестве конкретного шага по укреплению доверия добавить буквально несколько человек (шесть-семь) в качестве дополнительных наблюдателей ОБСЕ на линии соприкосновения. С тех пор эта работа велась, и, по-моему, сейчас стороны близки к согласованию конкретных параметров реализации этой договоренности. Мы рассчитываем, что ОБСЕ сможет оперативно ввести ее в действие.

Я слышал сомнения относительно того, что если мы увеличиваем количество наблюдателей, стремимся консолидировать условия безопасности на линии соприкосновения, то не станет ли это поводом для увековечивания конфликта и не лишит ли это стимула к политическому урегулированию? Наверное, все-таки нужно исходить из того, что любые процессы урегулирования любых конфликтов, будь то в Карабахе, в Донбассе, должны включать в себя параллельные синхронизированные всеобъемлющие движения, которые включали бы шаги по укреплению безопасности и шаги по политическому урегулированию. В любом случае логика, согласно которой «чем больше стреляют, тем скорее согласятся на договоренности», наверное, не может работать в реальной жизни. Рассчитываю, что то, о чем условились министры иностранных дел Азербайджана и Армении и что было активно поддержано сопредседателями Минской группы и представителями ОБСЕ, будет реализовано».

Итак, за точку отчета взята апрельская война 2016 года в Нагорном Карабахе и последовавшие за ней Венские и Санкт-Петербургские договоренности. С того момента прошло почти два года, и практического продвижения на пути урегулирования конфликта не было, хотя состоялись встречи глав Азербайджана и Армении и руководителей внешнеполитических ведомств двух стран. Правда, в последнее время эксперты стали заявлять об «интенсивности» переговорного процесса, но, как справедливо заметила официальный представитель МИД России Мария Захарова, «в переговорном процессе по нагорно-карабахскому урегулированию необходима не активизация, а повышение эффективности». Точнее, достижение ситуации, при которой конфликтующие стороны начинают воплощают конкретные формы договоренностей.

Однако проблема как раз в том, что если Армения подписала Венские и Санкт-Петербургские соглашения, то подписи Азербайджана под ними до сих пор официально нет. Шаг в эту сторону Баку обуславливал какими-то «условиями», которые выходили за рамки соглашений, что вело к пробуксовке переговорного процесса. Вот и сейчас руководитель пресс-службы министерства иностранных дел Азербайджана Хикмет Гаджиев обрушился с резкой критикой на главу МИД Армении Эдварда Налбандяна, который объективно изложил возникающие из-за этого проблемы в переговорах. По словам Гаджиева, «вопрос увеличения числа полевых помощников действующего председателя ОБСЕ — вспомогательное средство, непосредственно зависящее от субстантивных и логичных переговоров». При этом он указывает на недавние переговоры в Кракове министров иностранных дел Азербайджана и Армении, которые, по его словам, «были очень логичными», и так считают те, кто «осведомлен о глубинном содержании вопросов».

Действительно, переговоры ведутся в закрытом режиме, и круг людей, посвященных в их тонкости, ограничен. Но вот что заявил человек, осведомленность которого в переговорном процессе не должна вызывать сомнений. Российский сопредседатель Минской группы Игорь Попов рассказал, что в ходе встречи глав МИД в Кракове обсуждались вопросы, связанные со снижением военных рисков, включая расширение миссии наблюдателей ОБСЕ в зоне конфликта. Министры дали принципиальное согласие на подготовленный посредниками документ, регламентирующий деятельность дополнительных семи наблюдателей. И теперь остались некоторые технические детали, которые еще предстоит согласовать, прежде чем будет запущен механизм расширения. Так конкретно обозначена первая задача МГ ОБСЕ, сопредседатели которой в ближайшие дни направятся в регион, где они намерены уточнить позицию сторон в ходе встреч с президентами Азербайджана и Армении.

Это — классика. Ведь только постановка совместных целей и задач может стать шагом на пути примирения и сотрудничества конфликтующих сторон. Если бы Азербайджан не дал своего согласия на это, то визит Минской группы терял бы всякий смысл. Конечно, на переговорах, по словам Попова, «также было продолжено обсуждение наиболее сложных аспектов карабахского урегулирования, препятствующих процессу разрешения». Они — по Попову — «связаны с решением статусных вопросов и урегулированием территориальной проблемы». Она существует, но в данный момент имеет все же вторичный характер. И главная интрига в том, как будут развиваться события дальше, если в Баку вновь заговорили о каких-то предварительных «условиях», без которых реализация достигнутых в Кракове договоренностей может провалиться.

Дипломаты знают, что искажение информации о ходе переговоров, грубое информационно-политическое давление конфликтующих сторон друг на друга, как правило, не способствуют установлению взаимовыгодного долговременного сотрудничества и доверия. Пока все указывает на то, что Азербайджан чего-то выжидает, пытается сделать переговоры по урегулированию нагорно-карабахского конфликта непрерывным процессом, когда то или иное решение, достигнутое в результаты закрытых договоренностей, можно публично подать как «победу». Иного ему пока не нужно.

Станислав Тарасов

Армения. Азербайджан. Италия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 февраля 2018 > № 2480858


Армения. ЕАЭС. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 31 января 2018 > № 2484298

Президент ТПП СК принял участие во встрече Губернатора СК с Чрезвычайным и Полномочным послом Республики Армения.

30 января 2018 г. состоялась встреча губернатора Ставрополья Владимира Владимирова с прибывшей на Ставрополье официальной армянской делегации во главе с Чрезвычайным и Полномочным Послом Республики Армения в России Варданом Тоганяном.

Во встрече приняли участие заместитель председателя Правительства Ставропольского края Андрей Мурга, первый заместитель председателя Правительства Ставропольского края Николай Великдань, президент Союза «Торгово-промышленная палата Ставропольского края» Борис Оболенец, председатель МИД России в г. Минеральные Воды Сергей Нюппа.

Стороны обсудили перспективы развития экономического и культурного сотрудничества Ставропольского края и Армении.

– За последние годы экономические связи с Республикой укрепились, и сегодня Армения в зарубежном торговом партнёрстве Ставрополья находится в числе лидеров – наряду с такими странами как Китай или Беларусь, – подчеркнул Владимир Владимиров.

По мнению главы края, одним из направлений расширения взаимодействия может стать наращивание объёмов экспорта и импорта на рынке сельскохозяйственной продукции.

Вардан Тоганян отметил, что важной предпосылкой для укрепления деловых отношений является наличие общего экономического пространства в рамках Евразийского союза. При этом, по словам Посла, в Армении придаётся большое значение развитию экономических связей с регионами Юга России, и, прежде всего, со Ставропольским краем.

– Транзитные пути из Армении в Россию проходят через Ставропольский край, это важная логистическая точка для взаимодействия со всеми территориями российского Юга, – сказал Вардан Тоганян.

Как прозвучало, визит делегации Армении даст возможность проработать реализацию конкретных проектов со ставропольскими предприятиями.

Также Вардан Тоганян выразил заинтересованность в расширении культурного взаимодействия Армении со Ставропольским краем.

ТПП Ставропольского края

Армения. ЕАЭС. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 31 января 2018 > № 2484298


Казахстан. Киргизия. Армения. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 31 января 2018 > № 2478509

Мажилис Парламента РК на пленарном заседании одобрил проект Закона «О ратификации Протокола о применении отдельных положений Договора о присоединении Кыргызской Республики к Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года, подписанного 23 декабря 2014 года», передает корреспондент МИА «Казинформ». 

«До подписания Протокола норматив (распределения ввозной таможенной пошлины - Казинформ) у Республики Казахстан, Российской Федерации и Республики Армения составлял, соответственно - 7,11%, 85,32% и 1,11%. В целях обеспечения равного подхода к распределению пошлин, главами государств-членов ЕАЭС принято решение о пересмотре нормативов распределения сумм ввозных таможенных пошлин, исходя из следующих принципов. Во-первых, не учитывать изъятия из единого таможенного тарифа ЕАЭС, как Республики Казахстан, так и Республики Армения. Во-вторых, пересмотреть норматив Республики Армения без учета изъятий на 0,11% за счет нормативов Республики Казахстан и Российской Федерации», - сказал министр национальной экономики РК Тимур Сулейменов.

По его словам, подписанный главами государств-членов ЕАЭС Протокол устанавливает следующие нормативы распределения ввозных таможенных пошлин: Республика Армения - 1,22%; Республика Беларусь - 4,56 %; Республика Казахстан - 7,055%; Кыргызская Республика - 1,9%; Российская Федерация - 85,265%.

Протокол совершен в Москве 11 апреля 2017 года.

Как пояснил Т.Сулейменов, отвечая на вопросы депутатов, распределение таможенных пошлин между странами ЕАЭС началось с сентября 2010 года. На 1 января 2018 года сальдо для Казахстана положительное и составляет 151 миллиард тенге.

Казахстан. Киргизия. Армения. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 31 января 2018 > № 2478509


Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 января 2018 > № 2470665

Самое главное — сохранить мир

Интервью со спикером президента НКР Давидом Бабаяном.

Армине Симонян, Armworld, Армения

Armworld: Как вы оцените краковскую встречу министров иностранных дел Армении и Азербайджана Налбандян — Мамедъяров?

Давид Бабаян: Во-первых, любая встреча важна, потому что они обеспечивают продолжительность мирного переговорного процесса и стабильность, и являются важной составляющей, нацеленной на сохранение мира. Конкретно эта встреча была важна тем, что на ней говорилось о воплощении в жизнь уже достигнутых договоренностей. В частности, министры пришли к соглашению вокруг расширения офиса личного представителя действующего председателя ОБСЕ. Это то, о чем мы всегда говорили, и подчеркивали, что именно сотрудниками этого офиса должен проводится постоянный мониторинг для сохранения мира и стабильности, сокращения числа нарушений режима прекращения огня.

На встрече говорилось также о внедрении механизмов расследования инцидентов на линии соприкосновения, к этому официальный Степанакерт тоже неоднократно обращался. Должен отметить, что ряд наших предложений, сделанных на разных встречах, сопредседатели Минской Группы ОБСЕ приняли и охарактеризовали их, как важные и интересные. В числе этих предложений также снятие снайперов с границы, воздержание от применения огня в дни национальных, религиозных праздников или в выходные дни. Но все это, к сожалению, терпит крах по вине Азербайджана. Когда Алиев из Баку заявляет, что не допустит существования второго армянского государства, это тут же откликается на границе, раздаются выстрелы.

— В распространенном заявлении после встречи в Кракове отмечалось, что стороны и сопредседатели обменялись мнениями по основным чувствительным вопросам, которые содержатся в рабочих предложениях, лежащих на столе переговоров. Какой спектр проблем включают так называемые «чувствительные вопросы»?

— Во-первых, я не вижу изменений или новшеств в рабочих предложениях, лежащих на рабочем столе. Что касается чувствительных вопросов, то особенно для Азербайджана не чувствительных вопросов не существует. Когда какой-либо турист посещает Арцах (самоназвание Нагорно-Карабахской Республики — прим. ред.), Азербайджан поднимает шум, вспомните что они сделали в связи с Лапшином(от ред. — российский блогер, который был по запросу Азербайджана арестован в Минске и экстрадирован в Баку по причине визита в НКР). Или если спортсмены, певцы Арцаха на разных сценах добиваются успеха, Азербайджану становится не по себе. Уже не говорю о политических визитах. То есть все, что связано с Арцахом, Азербайджан воспринимает очень болезненно, что свидетельствует о том, что Азербайджан — не уравновешенное государство. Считаю, что названные посредниками чувствительные вопросы касаются именно этого спектра.

— По реакции министра иностранных дел Азербайджана Эльмара Мамедъярова было заметно, что Баку тоже доволен краковской встречей, или же это одна из очередных игр Баку, когда они публично приветствуют переговоры, но на деле предпринимают противоположные шаги?

— Мы не раз становились свидетелями того, как Баку приветствовал то или иное предложение, однако предпринимал абсолютно противоположенные действия, которые были направлены против усилий сопредседателей МГ ОБСЕ. Сейчас Баку делает все, чтобы не допустить расширения офиса личного представителя действующего председателя ОБСЕ. Они хотят, чтобы офис был расположен в Баку, а не на границе или в приграничных районах, чтобы наблюдатели не могли оперативно реагировать на все нарушения.

А наше мнение иное, мы хотим, чтобы офис имел больше возможностей для постоянного мониторинга границы. Несмотря на то, что Азербайджан для видимости принял предложение сопредседателей, они не прекращают создавать все новые препятствия в этом процессе. Особенно учитывая, что 2018 год будет полон спекуляциями. Кроме этого, в 2018 году исполняется 25-летие территориальных, человеческих, политических и моральных потерь Азербайджана, и 30-летие Арцахского движения. Всем этим они будут спекулировать и на политических, и на дипломатических, и на информационных площадках. Также не исключается, что они прибегнут к провокациям на линии границы, нарушат режим перемирия. Международное сообщество хорошо это понимает и, повышая эффективность постоянного мониторинга, желает укрепить стабильность и мир в регионе.

— Как восприняли в Арцахе следующие идеи, озвученные на ежегодной итоговой пресс-конференции министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова: «Необходим поэтапный подход. Он будет включать в себе вопрос статуса НК», «проблему НК невозможно навсегда урегулировать одним документом»?

— Скажу больше, невозможно урегулировать вопрос только документами, потому что в первую очередь должны измениться подходы Азербайджана, видение. Власти этой страны должны пересмотреть свою философию о государственности, должны устранить армянофобию, которая является разновидностью нацизма. В обратном случае, даже если будут подписаны тысячи соглашений, всеравно, они не будут выполнятся со стороны Азербайджана. В этом-то и проблема. Что касается поэтапного или пакетного подходов, то этот вопрос Азербайджан всегда представляет искаженным. Под поэтапным они подразумевают насильственную аннексию Арцаха — этап за этапом, лелеют надежду, что могут добиться этого, что в действительности невозможно, абсурдно.

Подход Арцаха в этом вопросе известен, все проблемы должны быть урегулированы одним пакетом, то есть все должно быть решено вместе. А наше представление о поэтапном варианте следующие — до того, как приступить к окончательному урегулированию конфликта, нужно идти поэтапно, например, на первом этапе нужно добиться того, чтобы в Азербайджане сократились или искоренились проявления армянофобии, смягчилась накаленная ситуация, на следующем этапе — чтобы более четко сохранялось перемирие. Этап за этапом нужно добиваться укрепления стабильности и мира, после которого станет возможным урегулирование каких-либо вопросов.

То есть, говоря этап, мы понимаем не этапы урегулирования, а этапы изменения видения Азербайджана. Сказанное Лавровым тоже означает это. То, что министр иностранных дел России отметил, что будет включать вопрос статуса НКР, было очень важно. То есть, если Азербайджан по-настоящему стремится к урегулированию вопроса поэтапным путем и готов к каким-то действиям, то первый этап должен начаться с вопросом номер один — признанием статуса Арцаха. Эти слова Лаврова означают, что международное сообщество тоже не рассматривает Арцах в качестве части Азербайджана и основным вопросом считает достижение соглашения по вопросу статуса.

— У России нет плана. Вопрос могут решить только стороны»: утихнут ли хотя бы разговоры о «плане Лаврова» после этого заявления министра иностранных дел России?

— Такие разговоры будет всегда, но это не спекуляции, касающиеся самой проблемы, а мнения некоторых людей, что обусловлено их геополитическим восприятием. А на самом деле это заявление Лаврова отражает подходы тройки сопредседателей Минской группы. Лавров хочет сказать, что они не являются судьями, они лишь посредники и не будут обязывать сторон к чему-либо. А то, что называют планом, было бы обязательством. Для этого Лавров специально подчеркнул, что такого плана не существует. Вместо этого должно быть предложение, сделанное или принятое сторонами. А сейчас самое главное — это сохранение мира. Это уже предложение Минской группы, направленное всем, кто хочет, чтобы стабильность и мир в этом регионе сохранились.

— Интересны также шаги Вашингтона: сначала они предупредили своих граждан не посещать террористическую страну Азербайджан, а конгрессмен Френк Палоун выступил с инициативой «США — Арцах: визиты и контакты», где подчеркивается необходимость устранения искусственных препятствий в вопросе посещений Арцаха и взаимных визитов официальных представителей двух стран.

— И в правду развивается интересный процесс. Сначала США включили Азербайджан в список террористических стран и призвали своих граждан не посещать эту страну. Это последствие опасной политики Баку. Что касается инициативы конгрессмена Палоуна, то она уникальна по своему содержанию. Сначала говорили о необходимости познакомиться с Арцахом, потом об установлении гуманитарных, культурных связей, а сейчас открыто говорят о важности установления политических связей. Такое предложение звучит впервые, и в политических кругах США уже говорят об углублении политических связей с Арцахом. Палоун не рядовой конгрессмен, он обладает широким электоратом, пользуется большим уважением и имеет связи, как в исполнительной власти, так и законодательной, и его инициатива очень важна для нас. Думаю, что круг лиц и стран, которые задумаются об установлении связей с Арцахом и их развитии, расширится.

Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 января 2018 > № 2470665


Армения. Азербайджан. Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 января 2018 > № 2470299

Иран отказывается от Армении в пользу Азербайджана накануне визита Роухани

Рамиз Мамедов, Haqqin.az, Азербайджан

Уже весной этого года ожидается визит президента Ирана Хасана Роухани в Азербайджан. Как заявил эксперт Центра постсоветских исследований Института мировой экономики и международных отношений имени Примакова Российской академии наук, российский политолог Фархад Ибрагимов, примечательно, что как раз весной и планируется запуск крайне важного для региона экономического проекта — международного транспортного коридора «Север-Юг».

Между тем Армения по-прежнему продолжает безуспешные попытки расширить экономические связи с Ираном. Более того, премьер-министр Армении Карен Карапетян в Цюрихе провел рабочий обед с представителями Торговой палаты Армения-Швейцария и швейцарскими бизнесменами, призвав их инвестировать в Армению, так как эта страна граничит с Ираном, что сулит большие преференции. Но обо всем по порядку.

Издание «Иран дэйли» (Iran Daily) на днях обратилось к планам руководства Армении по расширению экономических связей с Ираном. В материале отмечается, что премьер-министр Армении Карен Карапетян видит большой потенциал для обеспечения резкого роста товарооборота, экспорта и импорта с Ираном. Оправдаются ли эти планы — большой вопрос. Тот же Карен Карапетян, выступая на заседании в парламенте Армении, сообщил, что товарооборот с Ираном за последние 10 месяцев, за исключением энергетического сектора, достиг 62,5 миллиона долларов.

При этом он признал, что «принимая во внимание иранский рынок, его возможности и численность населения», это действительно небольшая цифра.

Находясь же в Швейцарии, армянский премьер призвал бизнесменов Швейцарии помнить про рынки ЕАЭС и Ирана. «Мое сегодняшнее послание вам простое и искреннее: давайте занимайтесь бизнесом в Армении, приезжайте и делайте инвестиции в Армению. Наша страна — достойное место для инвестиций и бизнеса».

«Мы являемся соседями Ирана, население которого составляет порядка 80 миллионов и с которым у Армении налажены довольно дружественные отношения», — заявил Карен Карапетян.

Между тем, по мнению Фархада Ибрагимова, визит президента Ирана может быть связан с запуском крайне важного для региона экономического проекта «Север-Юг»: «Скорейшая реализация этого проекта крайне необходима для двух стран. Учитывая тот факт, что в Иране не очень развита железнодорожная сеть, Баку выделил 500 миллионов долларов для того, чтобы запуск этого международного транспортного коридора не был отложен. Хочу отметить, что Азербайджан и Иран занимают в этом проекте особое место, лидеры двух государств это хорошо понимают и поэтому регулярно проводят встречи, чтобы проект был реализован как можно скорее. Думаю, что на повестке дня будет стоять именно этот вопрос».

Как считает эксперт, разумеется, не обойдут стороной и карабахский конфликт, в котором Иран выступает на стороне Азербайджана. Об этом хорошо знают в Ереване, несмотря на попытки активного экономического сотрудничества с Ираном.

«В Армении пытаются сделать все возможное, чтобы переманить Иран на свою сторону, активно используя при этом армянскую диаспору. В Иране, правда, у нее нет особого веса, да и в Тегеране, хоть и аккуратно, но однозначно придерживаются позиции в пользу Баку. Более того, мы можем обратиться и к цифрам, которые четко показывают, с кем у Ирана складывается более тесное экономическое сотрудничество. Если посмотреть на товарооборот между Азербайджаном и Ираном, то только за 2017 год он вырос на 70% по сравнению с 2016 годом. Это значит, что есть все предпосылки к развитию отношений и по экономической линии, учитывая, что после запуска МТК «Север-Юг» товарооборот может сразу увеличиться вдвое», — подчеркнул Фархад Ибрагимов.

Что касается Армении, то тут товарооборот, по данным за 2017 год, не достигает и 300 миллиолнов долларов. «В Армении не раз заявляли о намерении довести товарооборот с ИРИ до 1 миллиарда долларов, но, учитывая непростую экономическую ситуацию в стране, вряд ли в ближайшее время это станет реальным. Тегеран в сущности старается проводить аккуратную политику со странами Южного Кавказа. Ему не нужно лишних ссор с другими соседями, особенно на фоне того, что сейчас происходит в регионе. Иран не раз призывал Армению освободить оккупированные земли Азербайджана в Карабахе, пытался даже быть посредником в урегулировании этого конфликта. Для Еревана же Иран является единственной страной, за счет которой она может выйти из ситуации, в которую загнала сама себя, так как и с Грузией отношения также желают оставлять лучшего», — указывает Фархад Ибрагимов.

Эксперт подчеркивает, что Иран — это независимое государство, которое исходит из своих собственных национальных интересов. «Отношения между Баку и Тегераном, частые встречи на уровне глав государств, министров, расширение экономических связей, участие в общих проектах прямо указывают на большую заинтересованность в тесных отношениях с Азербайджаном», — уверен собеседник.

Армения. Азербайджан. Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 января 2018 > № 2470299


Франция. Армения > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 23 января 2018 > № 2472389

В октябре президент Франции посетит с государственным визитом Армению

Президент Франции Эмманюэль Макрон в октябре с государственным визитом посетит Армению. Об этом он заявил в ходе пресс-конференции после встречи с президентом Армении Сержем Саргсяном. «В этом сложном регионе Франция всегда будет рядом с вами и поможет двигаться вперед», — заявил по итогам встречи Эмманюэль Макрон.

Накануне Серж Саргсян встретился с мэром Парижа Анн Идальго. В ходе торжественного приема в мэрии французской столицы Анн Идальго сообщила об открытии в Париже в сентябре армянской школы «Тумо». Такое решение мэр Парижа приняла после того, как в 2016 году посетила ереванский центр креативных технологий «Тумо». Анн Идальго отметила, что создание в Париже подобной школы станет символом франко-армянских отношений.

Мэр Парижа также сообщила, что совместно с армянской общиной ведется работа по созданию армянского дома культуры. В свою очередь президент Армении Серж Саргсян напомнил о важных мероприятиях, которые пройдут в Армении в этом году. В октябре 2018 года в Ереване состоится саммит Франкофонии, а также торжества по случаю 2800-летия армянской столицы. В обоих мероприятиях парижские власти планируют принять участие.

Трехдневный визит Сержа Саргсяна во Францию начался 22 января. Помимо Парижа армянский президент посетит Страсбург, где выступит на зимней сессии ПАСЕ и встретится с генеральным секретарем Совета Европы Турбьерном Ягландом.

Франция. Армения > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 23 января 2018 > № 2472389


Армения > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 22 января 2018 > № 2483484

В Армении 2 марта состоятся президентские выборы — первые после конституционной реформы. Республика переходит от президентской формы правления к парламентской. То есть полномочия правительства и законодательного органа расширяются и значительно урезаются права президента: по новой Конституции, он остается главой государства, однако символическим. Даже принятые законопроекты им могут лишь оспариваться в Конституционном суде. Верховным главнокомандующим вооруженными силами в случае войны будет премьер-министр.

Еще одно новшество — в духе «западной демократии»: впервые президента Армении изберут не путем общенационального голосования, а коллегией выборщиков. При этом выдвигать кандидата в президенты могут только те фракции, которые имеют в парламенте не менее четверти депутатских мандатов, а значит в настоящее время это дозволено правящей Республиканской партии и «одноименному» с армянским олигархом блоку «Царукян».

Последний выдвигать кандидата в президенты не намерен. Скорее всего, он либо поддержит ставленника правящей партии, если той понадобится такая помощь, либо соискателя от оппозиции — в случае, если у него будут шансы на успех (но это вряд ли). На данном этапе расклад сил в армянском парламенте таков, что правящая партия может протащить в президенты «своего человека».

Кандидат от правящей силы уже известен: в конце прошлой недели Саргсян «сделал предложение» послу Армении в Великобритании Армену Саркисяну. Дипломат поблагодарил за оказанную ему честь и попросил несколько дней для принятия решения. Эту кандидатуру нельзя назвать неожиданной, поскольку, согласно информации из правящей партии, посол фигурировал в списке обсуждаемых на выдвижение. В нем также значились глава МИД Эдвард Налбандян и глава Конституционного суда Гагик Арутюнян.

Южный Кавказ: террор, баланс и матерщина

Каким будет новый президент в нынешних армянских реалиях? Скорее, выдвиженец Саргсяна станет «английской королевой», а не «Дэн Сяопином» армянского разлива. Учитывая его биографию, под представительские функции Армен Саркисян подходит: физик по образованию, он преподавал в Кембриджском и Ереванском университетах, а в 1992 году перешел на дипломатическую работу. Был послом в Евросоюзе, Бельгии, Нидерландах, Ватикане, Люксембурге. В его послужном списке также непродолжительная работа на посту премьер-министра Армении. Являлся главным советником в таких всемирно известных компаниях как British Petrolеum, Alcatel, Bank of America, Merrill Lynch и других. В общем, бизнес ему тоже не в новинку.

Отметим, что кандидатурой нового президента должны остаться довольны и армянские «западники», и обширная диаспора — все же он много лет провел в «цивилизованном мире» и имеет с ним наработанные связи. А действующий президент, вероятно, не опасается, что преемник пойдет «с ломом в руке» против других ветвей власти, действуя по «грузинской модели». В соседней республике глава государства зачастую выступает против законодательных и прочих инициатив правящей партии, что порождает множество конфликтов между ветвями власти и автоматически ослабляет в народе доверие к правительству и парламенту.

Предвыборная интрига в Армении не ограничивается только «гаданием на президента», но и на фактического главу государства — премьера. Кто-то из экспертов эту должность назвал «расстрельной»: если в стране дела пойдут «не так», все свалят на главу правительства и при «удачном» стечении обстоятельств отправят его в отставку. Тем не менее, в Ереване считают, что Саргсян, возглавлявший республику в течение двух президентских сроков и уже не имеющий права баллотироваться, заблаговременно подогнал Конституцию под парламентское правление, чтобы снова стать реальным главой государства, но уже в качестве премьер-министра.

Почему россиян называют «оккупантами» в стране ЕАЭС?

Правда, правящие «республиканцы», шефом которых является президент, опровергают информацию о его «дальнем прицеле». Если она и впрямь не соответствует действительности, Саргсяну для сохранения власти останется один путь: стать еще более влиятельным лицом, в качестве лидера своей партии, контролирующим все ветви власти.

Впрочем, у Саргсяна репутация «непотопляемого» политика, и он не раз ее подтверждал — надо думать, не без поддержки благосклонной к нему России. Продолжает ли она покровительствовать армянскому президенту, сказать трудно. Если — да, премьером станет именно он. Если же Москва к нему поостыла, в политике республики появится новое, «компромиссное» лицо.

Но, может статься, выбор будет остановлен на старо-новой фигуре — бывшем газпромовце и теперешнем премьере Самвеле Карапетяне: население симпатизирует ему гораздо больше, чем Саргсяну. Эти двое пока не рассорились, что говорит о прочности властной упряжки. В Ереване считают, что если Карапетян и не возглавит правительство, для него придумают новую должность — первого вице-премьера. Как сказал в беседе с Lragir политолог Левон Ширинян, Армения — авторитарная страна, «настоящим хозяином» которой является «теневая группа». Она и принимает решения о выдвижении президента, премьера и прочих. Ширинян сомневается, что Саргсян, который, по его мнению, все же займет пост премьера, отправит Карапетяна на покой. Политолог считает, что Саргсян вернется во власть (собственно, не уходя из нее) только в том случае, «если не будет форс-мажора»: «Подождем реакции населения на подорожание (жизни) и действия „Елк“ (оппозиционная парламентская фракция — прим. авт.). Они должны стать катализаторами, и власти должны знать, что любое социальное движение может очень быстро вылиться в политическое».

Лавров опять напугал Армению

А форс-мажорные обстоятельства в Армении в виде бунта уже наметились, хотя масштаб их пока невелик. Повода для него два. Первый: оппозиция проводит митинги из-за резкого подорожания продуктов питания и услуг, которое одни сваливают на членство Армении в Евразийском экономическом союзе, а другие — на «ненасытных коррупционеров» во власти.

И повод второй, сугубо политический: выступления против охраны границ республики погранвойсками ФСБ РФ набирают силу. Российские пограничники в настоящее время дислоцированы в ереванском аэропорту «Звартноц», а также на границе с Ираном и Турцией. Их уход, считают сторонники «изгнания русских», обеспечит Армении «восстановление суверенных обязательств», усиление обороноспособности на «стратегическом мегринском направлении в случае нападения азербайджанских сил» со стороны Нахичевани — автономной республики в составе Азербайджана.

Сторонники «избавления» от российских пограничников грозятся перейти к «активным действиям». Если это произойдет, к ним, несомненно, присоединятся и те, кто уже потребовал вывода дислоцированной в Гюмри российской военной базы, что сильно дестабилизирует обстановку накануне выборов и сделает ее крайне уязвимой. В первую очередь — с точки зрения относительной внутриполитической устойчивости и обороноспособности.

Кстати, в выходные распространилась официальная информация Министерства обороны Азербайджана, в соответствии с которой республика получила очередную партию современной российской военной техники и боеприпасов. В кратчайшие сроки все это «добро» будет передано в распоряжение воинских частей, дислоцированных на линии фронта.

Ирина Джорбенадзе

Армения > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 22 января 2018 > № 2483484


Армения > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 22 января 2018 > № 2467135

Политическая весна в Армении: кем и как будет избираться будущая власть

В апреле 2018 года истекает срок полномочий действующего Президента Армении Сержа Саргсяна. Это означает наступление финального этапа перехода страны к парламентской форме правления. Кандидатов на ключевые государственные позиции - 4-го президента страны и 15-го премьер-министра - будут выбирать парламентские силы. Правящая Республиканская партия Армении на пост 4-го президента страны выдвинула Армена Саркисяна, посла Армении в Великобритании. Об этом сообщает собственный корреспондент МИА «Казинформ».

В 2015 году в Армении прошел Конституционный референдум о переходе страны к парламентской форме правления. С той поры планомерно осуществлялись реформы, предполагаемые новой Конституцией. В апреле текущего года истекает срок полномочий действующего Президента Сержа Саргсяна. С приближением апреля наступил финальный этап формирования новой Парламентской Республики, где первым лицом государства станет премьер-министр, а Президент будет выполнять церемониальные функции, а также осуществлять государственные назначения с предложения премьер-министра. Согласно новой Конституции, до середины апреля текущего года Парламент Армении должен выбрать Президента и премьер-министра уже по новой процедуре.

В частности, до конца февраля парламентские силы должны представить своих кандидатов на пост Президента. В начале марта должны пройти выборы Президента Парламентом. Для избрания на пост Президента кандидату необходимо заручиться поддержкой 3/4 депутатов Парламента. На случай, если ни один из кандидатов не получит поддержки трех четвертей депутатов, предусмотрено проведение второго и третьего туров. Во втором туре кандидату для победы необходимо получить голоса 3/5 депутатов. В случае необходимости будет проведен третий тур, участие в котором примут только два кандидата, которые по итогам второго тура получат большее количество голосов. Победителем третьего тура будет признан кандидат, за которого проголосует большинство депутатов. 4-й президент Армении будет избран сроком на 7 лет и вступит в свои полномочия 9 апреля текущего года.

За выборами Президента проследуют выборы премьер-министра. В частности, в период с 9-го по 16-е апреля парламентские фракции должны будут представить своих кандидатов на пост премьер-министра. Выбирать главу Правительства будет также Парламент страны. Для назначения на должность главы кабинета министров кандидату необходимо набрать больше половины голосов депутатов. В случае, если ни одному из кандидатов этого сделать не удастся, через неделю после выборов премьера будет назначено новое голосование, но уже с новыми кандидатами, выдвинутыми 1/3 депутатов Парламента. Избранного Парламентом кандидата на пост премьер-министра будет назначать новоизбранный Президент страны. А новое Правительство должно быть сформировано не позднее, чем через 15 дней после выборов премьера.

В действующем Парламенте Армении расклад политических сил выглядит следующим образом (общее количество депутатов - 105): Республиканская партия Армении - 58 депутатов, блок «Царукян» - 31 депутат, блок «Елк» («Выход») - 9 депутатов, Армянская революционная федерация Дашнакцутюн - 7 депутатов.

Напомним, 19 января правящая Республиканская партия Армении выдвинула своего кандидата на пост Президента. Им стал посол Армении в Великобритании Армен Саркисян.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 22 января 2018 > № 2467135


Иран. Армения > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 19 января 2018 > № 2470865

Армения стремится увеличить экономические связи с Ираном

Премьер-министр Армении Карен Карапетян видит большой потенциал для обеспечения резкого роста товарооборота, экспорта и импорта с Ираном, отмечает Iran Daily.

Выступая на заседании в парламенте Армении, Карапетян подчеркнул, что товарооборот с Ираном за последние 10 месяцев, за исключением энергетического сектора, достиг всего 62,5 млн. долларов.

"Принимая во внимание иранский рынок, его возможности и численность населения, это действительно небольшое количество. По данным за последние 10 месяцев мы имели 9-10-процентный рост импорта и экспорта с Ираном, что также мало", - сказал он.

Он рассказал, что частный инвестор проявил интерес к созданию свободной экономической зоны Мегри на границе с Ираном, и это привело к тому, что иранская сторона также проявила интерес к данному проекту.

Иран. Армения > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 19 января 2018 > № 2470865


Армения. США. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 января 2018 > № 2465223

Вашингтон пример для Армении: США переходят в тыл Баку

Акоп Бадалян, Lragir, Армения

…Фактически, президент Казахстана на встрече с президентом США (16 января в Вашингтоне состоялась встреча президентов США и Казахстана Дональда Трампа и Нурсултана Назарбаева и по случаю принятия Казахстаном председательства в Совете безопасности ООН — прим. ред.) волей-неволей конкурирует с Арменией, или же попросту попытается убедить США, что именно Казахстан является инвестиционным мостом в ЕАЭС.

Де-факто, конечно, эта конкуренция крайне абстрактна, потому что вряд ли крупный американский капитал стоит перед выбором более удобного моста в ЕАЭС. Если Казахстан пытается привлечь американские инвестиции, то, скорее, не в качестве моста в 170-миллионный рынок ЕАЭС или на российский рынок, а в качестве самостоятельного военно-политического субъекта, представляя это обстоятельство, как гарантию укрепления собственной субъектности.

Какую привлекательность может иметь Казахстан для американских инвесторов чисто в плане бизнеса, довольно сложно сказать. Здесь ситуация неоднозначная, однако нет сомнений, что Назарбаев обязательно попробует разыграть военно-политический фактор, чем Казахстан и интересен Белому дому.

Здесь стоит вопрос укрепления позиций Казахстана, что важно для США с точки зрения использования Казахстана в качестве влиятельного тормоза для входа или продвижения России в центрально-азиатском регионе, а также противодействия Китаю. Астана, в этом смысле, имеет для Вашингтона двойное военно-политическое значение, и Белый дом будет заинтересован по мере возможностей поддерживать инвестиции, поднимающие иммунитет Казахстана.

В практическом плане, с этой точки зрения Казахстан не конкурирует с Арменией. Более того, углубление американо-казахстанских отношений и партнерства, в целом, скорее являются выгодным развитием для Еревана, учитывая несколько обстоятельств. Во-первых, чем более амбициозным будет Казахстан и способным противодействовать России в ЕАЭС, тем более напряженной будет среда внутри ЕАЭС, а следовательно, будет иметь спрос голос Армении.

С другой стороны, углубление американско-казахстанского партнерства может стать механизмом сдерживания или торможения про-азербайджанских позиций и стратегии Казахстана, учитывая уже ощутимую политику США на Кавказе. С этой точки зрения, Казахстан является тылом Азербайджан, и США, со своей региональной политикой, которую периодически критикует Азербайджан, переходит в этот тыл.

В этом смысле, встреча на высоком уровне США-Казахстан, которая ожидается в Вашингтоне, имеет потенциал формирования благоприятной евразийской среды для Армении.

Что касается американских инвестиций, то здесь Астана не только не конкурент для Армении, но и в некотором смысле — пример.

Проблема в том, что в вопросе усилий официального Вашингтона по направлению американских инвестиций в Армению, по крайней мере, их продвижения, ключевыми являются не только экономическая и бизнес составляющие, но и военно-политическая, в контексте региональной роли и места Армении, ее международного значения.

Следовательно, как минимум на официальном уровне стимуляция этих инвестиций из Белого дома зависит именно от того обстоятельства, насколько эффективной, последовательной, принципиальной и самостоятельной может быть Армения в вопросе формирования, укрепления и обслуживания своего места и роли, иными словами — в вопросе ведения суверенной государственной политики. Конечно, в свою очередь, это неизбежно предполагает наличие привлекательности бизнес-среды и законодательных механизмов, обеспечивающих неприкасаемость собственности.

Армения. США. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 января 2018 > № 2465223


Россия. Армения. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 18 января 2018 > № 2473541

В Армении отметили 75-летие прорыва блокады Ленинграда

18 января в честь 75-летия прорыва блокады Ленинграда представительство Россотрудничества в Ереване при поддержке посольства России в Армении провело чествование ветеранов-блокадников.

В зале посольства России в Армении собрались участники и ветераны ВОВ, члены президиума Объединения ветеранов Армении, представители молодёжных российско-армянских объединений, учащиеся школ и студенты вузов.

В своем приветствии Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Армении Иван Волынкин отметил тот факт, что «сегодня мы обязаны сплотить наши усилия в противостоянии попыткам фальсификации истории и героизации нацизма. Наша святая задача – делать все возможное, чтобы память о Великом Подвиге наших отцов и дедов жила вечно, чтобы не допустить повторения трагических событий тех лет».

Поздравительное письмо от имени Губернатора Санкт-Петербурга Г.С.Полтавченко зачитал директор РЦНК в Ереване Сергей Рыбинский. Письмо Губернатора Санкт-Петербурга и подарки были вручены ветеранам-блокадникам.

Заместитель председателя Объединения ветеранов Армении Михаил Аванесович Степанян, обращаясь ко всем собравшимся в зале, подчеркнул вклад в Победу в Великой Отечественной войне всех народов Советского Союза и отметил участие армянских солдат и офицеров в битве за освобождение Ленинграда.

От молодежи ветеранов приветствовала председатель общественной организации «Российско-Армянское молодежное единство» и организатор акции «Бессмертный Полк Армении» Гоар Гумашян, которая поздравила всех с памятной датой - 75-летием прорыва блокады Ленинграда.

В зале посольства была развёрнута фотовыставка, посвященная истории блокады Ленинграда, а на экране сменяли друг друга фотографии ветеранов ВОВ, участников Всероссийского проекта «Наша общая Победа», организованного РЦНК в Ереване и действующего с 2011 года.

Россия. Армения. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 18 января 2018 > № 2473541


Россия. Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 18 января 2018 > № 2466572

Лавров подразумевал, что не может быть рамочного соглашения, пока стороны карабахского конфликта не согласовали принципы урегулирования

Тигрануи Мартиросян, Tert.am, Армения

Заявление министра иностранных дел России Сергея Лаврова о том, что карабахский конфликт невозможно решить одним документом, необходимо поэтапное решение, можно трактовать по-разному. Об этом сказал в беседе с Tert.am депутат Национального Собрания Республики Армения Карен Бекарян.

«В заявлении Лаврова некоторые скобки остались полностью не раскрытыми. В любом случае, думаю, Лавров имел в виду то, что эти этапы касаются документов. На протяжении многих лет говорилось, что сначала нужно согласовать документ о принципах урегулирования, и только после этого перейти к подготовке рамочного соглашения, к его подписанию. Не исключаю, что именно это имел в виду Лавров — принципы, потом рамочное соглашение», — детализировал Карен Бекарян.

Депутат отметил, что возможно также, что Лавров подразумевал, что нужно сначала рассмотреть подходы, которые потом лягут в основу обсуждений.

«Когда сопредседатели Минской Группы ОБСЕ предлагали принципы, они в себе содержали логический порядок воплощения в жизнь, они не были едиными. Возможно, Лавров имел в виду, что в документе должно быть все зафиксировано, но это должно реализовываться поэтапно. Это логично. Не думаю, что он имел в виду что-то другое», — отметил Бекарян.

В последнее время, по его словам, на столе переговоров лежит документ, касающийся принципов урегулирования, а рамочное соглашение не ставилось на обсуждение, потому что принципы еще не согласованы.

«Согласованные принципы должны стать ориентирами для разработки рамочного соглашения. Вы, вероятно, помните, что сопредседатели Минской группы ОБСЕ заявляли, что сначала нужно согласовать принципы и только после этого перейти к разработке рамочного соглашения, а Азербайджан говорил, что нет, давайте сразу обсуждать рамочный документ.

Получается два этапа документа — принципы и рамочное соглашение. Это не является поэтапным вариантом урегулирования. Это подход, логичный подход. Рамочное соглашение должно быть разработано на основе документа, содержащего согласованные принципы, в противном случае, согласование рамочного соглашения станет практически невозможным»,- отметил он.

Бекарян напомнил, что появились большие ожидания, определенные надежды перед встречей президентов Армении и Азербайджана в Казани, потому что министры иностранных дел трех стран сопредседателей Минской группы ОБСЕ заявляли, что достигли той точки, когда будет подписан документ, содержащий принципы урегулирования.

«Если посмотреть на заявления этих дней, увидим, что они говорили в основном о том, что сейчас будет подписан документ о принципах урегулирования, который позволит перейти к старту переговоров вокруг рамочного соглашения», — сказал Бекарян, подчеркивая, что встреча в Казани провалилась по вине Азербайджана.

По словам депутата, вовсе не случайно Лавров делает такое заявление накануне ожидаемой встречи министров иностранных дел Армении и Азербайджана.

«Сергей Лавров сделал одно важное заявление, что невозможно обеспечить продвижение в процессе урегулирования карабахского конфликта, если не спокойно на линии соприкосновения. Это определенный сигнал, что нужно воплощать в жизнь те договоренности, которые достигнуты относительно снижения напряженности на линии соприкосновения», — сказал он.

Бекарян отметил, что, по его мнению, встреча глав МИД Армении и Азербайджана не будет ключевой, но она может подготовить почву для встречи президентов двух стран.

Россия. Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 18 января 2018 > № 2466572


Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 января 2018 > № 2461835

Нагорный Карабах: переговоры выше договоров

О встрече Мамедъярова и Налбандяна в Кракове

По инициативе сопредседателей Минской группы ОБСЕ в Кракове состоялась встреча министров иностранных дел Армении и Азербайджана Эдварда Налбандяна и Эльмара Мамедъярова. Они обсуждали дальнейшие шаги по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Ранее Мамедъяров и Налбандян провели переговоры с сопредседателями Минской группы Эндрю Шофером (США), Стефаном Висконти (Франция), Игорем Поповым (Россия).

Последняя встреча министров иностранных дел Азербайджана и Армении прошла 7 декабря 2017 года в Вене, после чего последовали вроде бы какие-то обнадеживающие заявления с обеих сторон. Мамедъяров на пресс-конференции по итогам заявлял, что встреча «продолжалась больше восьми часов» и стороны обсуждали «путь согласования вопросов, вызывающих несогласие у той или иной стороны». И добавил: «Мы ждем предложений от сопредседателей к следующей встрече». В свою очередь, Налбандян говорил, что «переговоры были довольно серьезными и стороны неоднократно были близки к достижению двустороннего соглашения».

Позитивно на это отреагировала Москва. Заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин подчеркивал, что Россия «приветствует активизацию переговорного процесса по урегулированию нагорно-карабахского конфликта» и указал на главную тему: нужно «предпринять дополнительные меры, направленные на снижение напряженности на линии соприкосновения конфликтующих сторон», что предусматривается Венскими и Санкт-Петербургскими соглашениями. Помимо того, сторонам были переданы конкретные предложения, связанные с расширением миссии наблюдателей ОБСЕ, что, похоже, и определило главную переговорную повестку представителей Баку и Еревана в Кракове.

Но потом появились нюансы. На ежегодной пресс-конференции в начале 2018 года глава МИД России Сергей Лавров заявил, что к решению нагорно-карабахского вопроса нужно подходить поэтапно: «Решить этот вопрос раз и навсегда одним документом невозможно. В этом вопросе нужен поэтапный подход. Этот поэтапный подход покажет, что возможно сделать сейчас, определит пути, где нужны дополнительные обсуждения в связи с итоговым урегулированием конфликта и статусом Нагорного Карабаха». Говоря о поэтапности, Лавров давал понять, что нужно определять пути работы над вопросами, которые требуют дополнительного обсуждения, с выходом на конечную цель.

В этой связи глава пресс службы МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев заявил, что «Азербайджан приветствует заявление министра иностранных дел России Сергея Лаврова о поэтапном урегулировании нагорно-карабахского конфликта». Однако пресс-секретарь МИД Армении Тигран Балаян уточнил, что речь идет «о пакетном урегулировании, но с поэтапным выполнением достигнутых договоренностей». В Кракове Налбандян после встречи с сопредседателями МГ ОБСЕ и накануне встречи со своим азербайджанским коллегой внес еще одно уточнение: «Сопредседатели в течение многих лет заявляют, что предлагаемые ими принципы и элементы, направленные на поэтапное выполнение пакетного урегулирования, являются единым целым, и попытки дать приоритет одному из них по отношению к другим сделают урегулирование невозможным. Чем раньше Баку осознает эту реальность, тем скорее возможно будет направить процесс урегулирования в практическое русло».

Так вновь стали выявляться проблемы поэтапного и пакетного урегулирования нагорно-карабахского конфликта, что не является терминологической путаницей, поскольку «поэтапное урегулирование» по сути противопоставляется «пакетному принципу». Для Баку конфигурация «поэтапного» плана сводится к разрешению вопроса освобождения территорий за пределами Нагорного Карабаха, который увязывается с обязательствами сторон по отказу от применения силы, разблокированию коммуникаций и налаживанию дипломатических и экономических связей. Дальше, по мнению Азербайджана, для определения статуса Нагорного Карабаха необходимо проведение более длительных переговоров.

Но и «пакетный» вариант с обозначенной конечной целью, зафиксированный в общей «рамочной» договоренности, требует последовательности в реализации определенной модели действий. Говоря иначе, Ереван считает, что Баку должен обозначить статус Нагорного Карабаха и одновременно можно будет решать вопросы территорий. Баку наоборот — сначала территории, а потом, может быть, статус Нагорного Карабаха. Если говорить более конкретно, то просматривается бакинский сценарий, когда любую компромиссную уступку Еревана можно будет подавать как «очередную победу» без упоминаний о статусе Нагорного Карабаха.

Как видим, речь идет не о «практичной философии» в урегулировании конфликта, а о важнейших принципах, где без достижения соответствующего соглашения эффект от каждого из предпринятых конфликтующими сторонами шагов всегда будет носить неопределенный, промежуточный характер. Конечно, это отодвигает на неопределенный срок и достижение окончательного урегулирования конфликта. То есть Баку и Ереван продолжают бегать по замкнутому кругу. Такое ощущение остается после того, как глава пресс-службы МИД Азербайджана первым в Twitter сообщил о завершении в Кракове встречи между главами дипломатических ведомств Налбандяном и Мамедъяровым:

«Азербайджан выступает за субстантивные и логичные переговоры по урегулированию конфликта».

Потом, видимо, последуют другие заявления. Главное в том, что переговорный процесс по нагорно-карабахскому конфликту, точнее — переговоры о переговорах, продолжается. Но похоже, что до подготовки почвы для обсуждения более кардинальных вопросов на будущее время пока еще не дошло.

Станислав Тарасов

Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 января 2018 > № 2461835


Иран. Армения > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 января 2018 > № 2458460

Новые потрясения в Иране не могут не иметь последствий для региона, в том числе, для Армении

Рипсиме Оганнисян, Tert.am, Армения

Эксперт аналитического центра «Взгляд», политолог Нарек Минасян считает, что говоря о росте напряжения в ирано-американских отношениях и о санкциях, применяемых со стороны США, нужно детализировать какие именно санкции добавляются.

В беседе с Tert.am он заметил, что санкции США против Ирана можно разделить на несколько групп: санкции, касаяющиеся ядерной программы, которые были отменены в результате соглашения, достигнутого вокруг ядерной программы Ирана, и санкции, касающиеся проблем, связанных с правами человека и ракетной программой Ирана. «Эти санкции должны рассматриваться по отдельности»,- отметил он.

Политолог также добавил, что политику США по отношению к Ирану нужно рассматривать в двух плоскостях — внутри США и на уровне США — союзники.

«В первом случае сложилась следующая ситуация: в свое время администрацией Обамы была заключена ядерная сделка, которая считается довольно большим достижением и, естественно, очень ценится демократами. Республиканцы, в частности Трамп, имеют другой подход по вопросу ядерной программы. Он ни раз говорил об этом также во время своей предвыборной компании, отмечая, что в этом соглашении не были учтены интересы Америки, и что сделку нужно отменить. Естественно, здесь может играть определенную роль еврейское лобби, однако, в целом, это довольно интересная проблема в американской конъюктуре», — сказал он.

Минасян отметил, что демократы любыми способами защищают сделку по ядерной программе, а из республиканцев сделку поддерживает лишь часть, единого консенсуса по этому вопросу в этой партии нет.

«Пока сторонники Трампа не составляют большинство, данная сделка не может быть отменена. А Трамп в одиночку не может инициировать такой процесс. Следовательно, он будет использовать любой повод для увеличения числа своих соратников», — сказал Минасян, отмечая, что в 2018 году состоятся выборы в Конгресс США, и республиканцы любой ценой попытаются заполучить большинство голосов избирателей. «Однако даже в случае получения большинства нет гарантий, что республиканцы поддержат инициативу Трампа, потому что мнения насчет этого в самой партии разные».

Претензии к проводимой Трампом политике в отношении ядерного соглашения с Ираном имеет также Евросоюз. По словам политолога, ЕС и ведущие страны Евросоюза единогласно твердят и заявляют, что Иран в подлежащем порядке выполняет свои обязательства, следовательно, нет никаких оснований для отмены соглашения с Ираном.

«Даже Макрон обратился к тому же Трампу, призвав не предпринимать шаги в направлении отмены сделки по ядерной программе. У Трампа же мы видим некоторое отличие подходов, и вот это противоречие между США и его партнерами углубляется. Мы наблюдаем углубление этих различий», — сказал он.

Нарек Минасян согласился, что несмотря на то, что проблема касается региона, разногласия на месте активно не проявляются, а более активно демонстрируются между Евросоюзом и США. И пока вокруг этой проблемы есть разногласия между сторонами, маловероятно что США прибегнут к радикальным действиям.

«Но не исключено, что и в связи с другими проблемами Соединенные Штаты могут увеличить применяемые санкции против Ирана», — отметил он.

Любая связанная с Ираном жесткая реакция, кризис, по словам Нарека Минасяна, будут иметь отрицательное влияние для всего региона, в том числе — и для Армении.

«После ядерной сделки Иран предпринял довольно активные шаги для увеличения своего влияния в регионе, и помимо этого, был разморожен и воплощен в жизнь целый ряд региональных проектов, были активизированы экономические связи. И эти новые потрясения, это напряжение, не могут не иметь последствий для региона. Естественно, Армения заинтересована, чтобы любая проблема была урегулирована путем политического диалога, потому что в случае нашего региона любое такое потрясение довольно опасно, учитывая другие ближневосточные кризисные очаги. Наличие новых очагов никоим образом не исходит из наших интересов», — отметил он.

Иран. Армения > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 января 2018 > № 2458460


Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 января 2018 > № 2473821

Баку и Еревану предложили «формулу Лаврова»

Смоленская площадь расставила точки над «i» в отношении Нагорного Карабаха

Министр иностранных дел России Сергей Лавров на итоговой пресс-конференции выступил с важным заявлением, касающимся перспектив урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Высказанные им суждения приобретают характеристику политической формулы, которая нуждается как в анализе, так и в определении возможностей ее практической реализации. Начнем с того, что за этим стоит нивелирование значения высказанных ранее некоторых заявлений, особенно со стороны Баку, при помощи которых предпринимались попытки дать субъективное толкование переговорному процессу, осуществляемому при посреднических усилиях Минской группы ОБСЕ, и тем или иным «достижениям», которые на поверку выглядят совсем иначе, но вокруг которых многие эксперты накручивали остросюжетные интриги.

Итак, позиция первая. «Эту проблему (нагорно-карабахский конфликт — С.Т.) в одном документе раз и навсегда не решить, — отметил Лавров. — Нужен поэтапный подход, который будет отражать договоренность в отношении того, что возможно сейчас, и определять пути работы над вопросами, которые требуют дополнительного обсуждения в интересах достижения окончательного урегулирования, включая статус Нагорного Карабаха. Сейчас важно достигнуть того, чтобы на линии соприкосновения стало поспокойней. Это помогло бы перейти к политическому урегулированию». В данном случае речь идет о практической реализации достигнутых после апрельской войны 2016 года Венских и Санкт-Петербургских договоренностей, предусматривающих введение системы мониторинга на линии соприкосновения конфликтующих сторон и расширение института международных наблюдателей. Азербайджан эти документы не подписал, что стало главным препятствием на пути возобновления переговорного процесса.

После появились заявления, что Баку якобы выразил «согласие устного типа», и этот вопрос будет рассматриваться на предстоящей встрече глав внешнеполитических ведомств Азербайджана и Армении. Только после достижения соответствующего соглашения конфликтующие стороны могут перейти к подготовке общего промежуточного соглашения, предусматривающего отказ от стремлений решить проблему силовыми средствами, а затем переходить уже к другим вопросам, включая статус Нагорного Карабаха. По имеющейся информации, «другие вопросы и статус Нагорного Карабаха» постоянно обсуждаются при посредничестве Минской группы на встречах министров иностранных дел и президентов Азербайджана и Армении. Иногда просачиваются сведения о деталях якобы существующих рабочих соглашений типа возвращения под контроль Баку неких районов, якобы ведущихся дискуссиях об очередности проведения пошаговых действий.

Но на данный момент азербайджанское руководство не видит Нагорный Карабах вне Азербайджана, а армянское руководство — в его составе. При этом рассуждения Баку о возможности предоставления Степанакерту «самого широкого статуса» не подкрепляются ни одним политическим действием на этом направлении. Поэтому глава МИД России был прав, когда говорил, что «переговоры по урегулированию нагорно-карабахского конфликта могут затянуться» и «быстрых результатов ждать не приходится». Главное — сохранить переговорный процесс.

Позиция вторая. «У России не может быть конкретных планов по решению карабахского конфликта, потому что проблему могут решить только сами стороны, — уточнил Лавров. — Мы приложили интенсивные усилия за последние годы, чтобы, обобщив все позиции сторон, постараться вычленить из них совпадающие подходы к тем или иным аспектам конфликта, постараться подсказать те компромиссы, которые могут привести стороны к общему знаменателю в вопросах, в которых они расходятся». Важность этого заявления вот в чём. В 2017 году была запущена информация о «плане Лаврова», который якобы предлагался для изучения азербайджанской и армянской стороне. Более того, этот «план» Баку активно обсуждал с Анкарой, которую активно пытался подключить к переговорному процессу по урегулированию конфликта. Сразу сбить эту волну не удалось ни Смоленской площади, которая неоднократно выступала с опровержениями, ни Еревану, ни МГ ОБСЕ. Кстати, смысл этой интриги до сих пор не очевиден.

Позиция третья. Лавров еще раз напомнил, что «Россия вместе с США и Францией в качестве сопредседателей Минской группы делает всё для того, чтобы создать условия для урегулирования». По его словам, эта работа проводилась интенсивно и регулярно. В ушедшем году все предложения МГ ОБСЕ были представлены сторонам. Термины «условия для урегулирования» и «условия урегулирования» носят разное смысловое содержание. Это важно отметить, потому что именно азербайджанская сторона выступает с резкой критикой деятельности Минской группы за то, что та «не проводит интенсивные субстантивные переговоры по политическому урегулировании конфликта на основе резолюций СБ ООН», хотя такого вопроса в повестке МГ ОБСЕ не значится.

Наконец, четвертая позиция. Лавров: «Стороны знают, что председатели думают, но решать сторонам. Конечно, мы ожидаем, что какие-то позитивные импульсы последуют от обеих стран. Мы рады, что состоялись встречи президентов и глав МИД в прошлом году. Так что дело за сторонами». Эту мысль глава МИД России повторяет уже не первый раз. Но и тут не все однозначно. Ранее ИА REGNUM сообщало, как глава МИД Армении Эдвард Налбандян, отвечая на вопросы участников Шестого всеармянского форума «Армения — диаспора», заявил, что Ереван «в рамках карабахского урегулирования обсуждает с Азербайджаном возврат тех территорий, которые не будут представлять угрозы для Карабаха… Не будут угрожать ни Карабаху, ни развязке» конфликта. Многие эксперты восприняли это как появление нового процесса в урегулировании нагорно-карабахского вне формата Минской группы.

Тогда почему-то с резкой критикой заявления Налбандяна выступил Баку. Официальный представитель азербайджанского МИД Хикмет Гаджиев заявил, что «в период деятельности на должности министра иностранных дел Армении Налбандян не занимался ничем иным, как нанесением урона процессу мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта». При этом Гаджиев уточнил, что «Азербайджан не допустит создания второго армянского государства на своих суверенных территориях». А если дело было в другом? Вот что писал в этой связи глава бакинского Исследовательского Центра «Атлас» Эльхан Шахиноглу: «Мы получаем пять прилегающих районов и взамен окончательно теряем сам Нагорный Карабах». Такие суждения не рождаются на голом месте. Притом Шахиноглу задался вопросом: «Чего они (Армения — С.Т.) требуют в обмен на земли, которые собираются очистить?».

До урегулирования нагорно-карабахского конфликта еще очень далеко. Можно допустить, что на определенном уровне конфликтующие стороны о чем-то договариваются, но опасаются «без прикрытия» брать самостоятельно на себя политическую ответственность. Складывается ощущение, что Баку и Ереван пытаются вывести за скобки общие проблемы урегулирования конфликта и сосредоточиться на решении конкретных задач по снижению напряженности на линии фронта. Что ж, это уже неплохо… Для начала.

Станислав Тарасов

Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 января 2018 > № 2473821


Армения. Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 января 2018 > № 2458498

Отныне никто не может обвинить Армению, что она не попробовала урегулировать отношения с Турцией

Тигрануи Мартиросян, Tert.am, Армения

На 99,9 процентов Армению ничто не может заставить не аннулировать армяно-турецкие протоколы. Об этом в беседе с Tert.am сказал Член бюро Армянской революционной партии Киро Маноян. По его мнению, отныне никто не может обвинить Армению, что она не попыталась урегулировать отношения с Турцией. Он отметил, что президент Армении аннулирует протоколы (армяно-турецкие протоколы о нормализации армяно-турецких отношений, подписанные в 2010 году, но так и не ратифицированные парламентами двух стран — прим. ред.) весной этого года, когда заканчивается его срок правления. И это не случайно. Маноян отметил, что Серж Саргсян оставляет возможность посредникам сделать определенные шаги, чтобы они не могли сказать, что у них не было времени уладить ситуацию.

Tert.am: В прошлом году президент Армении Серж Саргсян, говоря об армяно-турецких протоколах, сказал, что в весну 2018-ого года мы вступим без этих протоколов. По вашему мнению, остается ли в силе заявление, что мы аннулируем протоколы через несколько месяцев?

Киро Маноян: Мне не терпится дождаться первого дня весны, 1-ого марта, чтобы мы наконец-то освободились от этих протоколов. Эти протоколы в действительности не были воплощены в жизнь, но с правовой точки зрения они существуют и могут нанести вред. Поэтому нужно от них избавиться. Как сказал президент, Турция показала, что как в процессе переговоров, так и после подписания документов, она не была искренна, не была настроена на урегулирование отношений с Арменией без предусловий. Не думаю, что на протяжении предстоящих семи — восьми недель что-то изменится, и президент Армении будет удовлетворен шагами Турции, чтобы отказаться от своих заявлений. Президент Армении очень четко изложил свои намерения, но если помните, он и до этого «отправил к черту» эти протоколы.

Вопрос был не только в нормализации отношений Армении и Турции, хотя это было основной целью, вопрос был также в том, чтобы представить Армению в качестве надежного партнера перед посредниками, вовлеченными в этот процесс — Западом. Президент и сейчас стремится сохранить образ надежного партнера. Но время уже прошло. Запад тоже сегодня не говорит то, что говорил в годы подписания этих протоколов. ЕС и США повторяли то, что говорила Турция, говорили, что отношения Армении и Турции будут урегулированы, когда решится карабахский конфликт. В этом случае, нужно было подождать, чтобы карабахский вопрос решился, почему же они поспешили подписать протоколы?

— Вы отметили, что в сегодняшней повестке Турции нет вопроса урегулирования отношений с Арменией. А в повестке Армении? У Армении закрытые границы, проблемы с экспортом и ряд других вопросов, связанных с армяно-турецкими протоколами. Не погаснет ли окончательно надежда на решение этих вопросов?

— Не ратифицированные протоколы более опасны, чем их отсутствие. Турция использует эти документы в борьбе с признанием геноцида Армян, для оказания давления на Армению и так далее.

Что касается наших нужд, то тогда американские дипломаты убеждали, что при открытии границ все будет хорошо, перед Арменией откроется большой рынок, но мы провели экономическое исследование и выяснили, что Турция не станет для Армении 75-миллионным рынком, пока не повысится уровень армянской продукции. Если действительно однажды граница будет открыта, нужно быть готовыми вывести качество армянской продукции на соответствующий уровень, который в Турции признан показательным.

Открытие границы с Турцией для Армении важно с точки зрения следующего: первый президент Армении, который, в том числе со стороны нашей партии, обвинялся в турколюбии, сам признал, что от Турции исходит угроза и начал переговоры о размещении в Армении российской военной базы. В Армении Турция видится как основная угроза национальной безопасности. Если Турция желает добиться изменения этого восприятия, то нужно добиться нормальных отношений. Это не означает тесных связей. Нужны нормальные дипломатические отношения, а сохранение закрытой границы является проявлением вражеского отношения. Следовательно, Турция должна изменить свою позицию, должна установить с Арменией дипломатические отношения.

Но это не означает, что отношения Армении и Турции должны оставаться такими, какие есть. Нет, они должны быть нормализованы. По-моему, в видении президента Армении была перспектива урегулирования отношений с Западом. Позади процесса нормализации армяно-турецких отношений, в действительности, стояли США, именно они хотели, чтобы между сторонами были установлены отношения. И то, что президент Армении сегодня затягивает процесс и немедленно не аннулирует протоколы, объясняется его намерением не нанести вред отношениям с Западом.

Уже никто не может обвинить Армению, что она не попыталась урегулировать отношения с Турцией. Во время Левона Тер-Петросяна было сделано много попыток, разные варианты пробовал также Роберт Кочарян, и Серж Саргсян, как мы видим, пытался достичь прогресса в отношениях с Турцией. Мы пытались, и больше никто не может нас обвинить, что мы не пробовали.

— Несколько лет назад АРП вышла из коалиции из-за противоречий с Республиканской Партией Армении в связи с армяно-турецкими протоколами. Почти год назад АРП вернулась к власти в качестве коалиционной силы, спустя несколько месяцев Серж Саргсян заявил об аннулировании армяно-турецких протоколов. АРП сыграла роль в принятии такого решения?

— В 2009 году мы заявили, что выходим из коалиции не потому что мы не знали, что по этому вопросу ведутся переговоры, а потому что не знали, что в предверие 24-ого апреля (День памяти жертв геноцида армян — прим. ред.) должна быть опубликована дорожная карта. У нас были разногласия с правительством по некоторым экономическим, социальным вопросам, но была также это проблема, проблема Арцаха, а когда мы увидели, что по этому вопросу без нашего ведома было принято решение, выйти из коалиции стало правильным. Думаю, для президента это не было нежелательно, потому что на переговорах президент это тоже использовал, говоря не оказывайте на меня давление, я и так потерял…

Спустя год после подписания протоколов на съезде Республиканской партии Серж Саргсян заявил, что сейчас он придерживается другой позиции, чем год тому назад. Имеющиеся ожидания от Турции спустя год испарились благодаря Турции. Уверен, что наши подходы в этом вопросе оказали влияние на мышление президента, но говорить, что только мы стали причиной такого решения — конечно нет. Еще до подписания протоколов, когда президент решил посетить очаги армянской диаспоры и после этого выступил с речью в день подписания, он уже выражал некоторые изменения позиции.

Серж Саргсян довольно уверенно почти до последнего дня своего правления отсрочивает процесс аннулирования протоколов. По одному поводу он сказал, что он начал процесс, и будет правильно, если он его и закончит. Во всяком случае, посредникам предоставляется возможность сделать свое дело и не говорить, что не было времени, чтобы изменить ситуацию, обвинять в поспешности. Поэтому, Саргсян до последнего дня правления, до последнего дня исчерпания его полномочий сохраняет подпись под протоколами.

Армения. Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 января 2018 > № 2458498


Белоруссия. Казахстан. Армения. ЕАЭС. РФ > Таможня. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > belta.by, 31 декабря 2017 > № 2467525

Таможенный кодекс ЕАЭС ратифицирован всеми странами союза, сообщили БЕЛТА в пресс-службе Евразийской экономической комиссии (ЕЭК).

Последним закон о ратификации договора о Таможенном кодексе Евразийского экономического союза подписал президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков. Ранее соответствующие законы подписали главы Беларуси, Армении, Казахстана и России.

"Тем самым во всех странах евразийской "пятерки" завершился этап утверждения договора Таможенного кодекса ЕАЭС высшими органами власти", - отметили в ЕЭК.

"В настоящее время уже получены уведомления о ратификации нового Таможенного кодекса от министерств иностранных дел Армении, Беларуси, Казахстана и России. В ближайшее время мы ожидаем аналогичный документ из Кыргызстана", - сообщил член Коллегии (министр) по таможенному сотрудничеству ЕЭК Мукай Кадыркулов.

В соответствие с договоренностями глав государств, Таможенный кодекс Евразийского экономического союза должен вступить в силу 1 января 2018 года и сменить действующий с 2010 года Таможенный кодекс Таможенного союза.

Разработка ТК ЕАЭС велась с декабря 2013 года. В работе над новым таможенным законодательством союза приняли участие более 300 экспертов от Евразийской экономической комиссии, госорганов исполнительной власти и бизнес-сообществ стран ЕАЭС. Основными целями разработки ТК являлись создание единого таможенного законодательства максимально прямого действия, отвечающего уровню достигнутой интеграции в сфере таможенного регулирования и уровню развития и внедрения информационных технологий в правоприменительную практику стран ЕАЭС.

Таможенный кодекс ЕАЭС закладывает юридическую основу для оцифровки системы регулирования внешнеэкономической деятельности союза. Среди основных нововведений - переход на электронное декларирование, удаленное взаимодействие участников внешнеэкономической деятельности с таможенными органами через интернет, передача от таможенного инспектора информационной системе таможенных органов функций по принятию решений на всей цепи поставки - от регистрации декларации до выпуска товаров в свободное обращение и др.

Белоруссия. Казахстан. Армения. ЕАЭС. РФ > Таможня. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > belta.by, 31 декабря 2017 > № 2467525


Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 31 декабря 2017 > № 2446979

Президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что решение карабахского конфликта остаётся главной задачей внешней политики страны и выразил надежду на урегулирование конфликта мирным путём.

Алиев в воскресенье обратился с видеообращением в связи с Днём солидарности азербайджанцев мира и Новым годом.

"Главная цель нашей внешней политики — карабахское урегулирование. Хотя и нет результата в переговорном процессе, но наши позиции усилились в этом вопросе в 2017 году. Вся мировая общественность признает Карабах территорией Азербайджана. Надеюсь, что нам удастся найти решение конфликта мирным путём",- сказал Алиев.

Президент Азербайджана добавил, что страна добилась поставленных целей и задач в 2017 году.

"Там где нет стабильности, не может быть развития. Расширились наши международные отношения. Увеличивается число стран, которые хотят с нами сотрудничать. Наши отношения с соседями развиваются", — подчеркнул глава республики.

Конфликт между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха начался в феврале 1988 года, когда Нагорно-Карабахская автономная область заявила о выходе из Азербайджанской ССР. В сентябре 1991 года в центре НКАО Степанакерте было объявлено о создании Нагорно-Карабахской республики (НКР). Азербайджан в ходе последующего военного конфликта потерял контроль над Нагорным Карабахом. С 1992 года ведутся переговоры по мирному урегулированию конфликта в рамках Минской группы ОБСЕ. Азербайджан настаивает на сохранении своей территориальной целостности, Армения защищает интересы непризнанной республики, так как НКР не является стороной переговоров.

Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 31 декабря 2017 > № 2446979


Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 декабря 2017 > № 2448762

К чему готовится Баку – переговорам со Степанакертом или войне?

О некоторых подвижках в урегулировании нагорно-карабахского конфликта

В последние дни уходящего года было сделано несколько любопытных заявлений относительно перспектив урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Так, помощник президента Азербайджана по общественно-политическим вопросам Али Гасанов заявил следующее:

«Конечно, мы готовы к определенному компромиссу и конструктивному решению проблемы. В этой связи мы рассматриваем вопрос о предоставлении более широкой автономии нагорно-карабахскому региону в составе Азербайджана, а также полное обеспечение, в соответствии с законодательством Азербайджана и международно-правовыми нормами, гражданских, социально-экономических и культурных прав живущего там армянского населения для устойчивого, эффективного и справедливого урегулирования конфликта».

В свою очередь руководитель пресс-службы МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев отметил, что Баку «положительно оценивает то, что после встречи в Женеве переговоры пошли в субстантивном ключе», имея в виду встречу глав Азербайджана и Армении. Кстати, это событие выделил и президент Армении Серж Саргсян в выступлении в министерстве иностранных дел (28 декабря 2017 года), но расставил совершенно иные политические акценты. «Независимо от отсутствия ощутимого прогресса в переговорном процессе, мы можем констатировать, что после почти годового перерыва состоялась женевская встреча президентов Армении и Азербайджана, в результате чего принято совместное заявление и достигнута договоренность относительно ослабления напряженности», — подчеркнул Саргсян.

Напомним, что эта проблема являлась камнем преткновения на переговорах по урегулированию конфликта после апрельской войны 2016 года. Ереван подписал Венские и Санкт-Петербургские соглашения, предусматривающие введение мониторинга на линии соприкосновения конфликтующих сторон и появление там международных наблюдателей. Баку проигнорировал. И вот теперь Гаджиев уточняет, что «Азербайджан позитивно оценивает предложение сопредседателей Минской группы ОБСЕ о расширении миссии наблюдателей в зоне нагорно-карабахского конфликта». По его словам, «этот процесс должен идти параллельно с субстантивными, интенсивными переговорами по урегулированию карабахского конфликта».

Но сама логика процесса не позволяет, о чем как-то говорил президент Армении, «одновременно стрелять и вести переговоры». И если только Баку проявит последовательность в своих действиях, то выход на широкий переговорный процесс по урегулированию конфликта выглядит естественно. Во всяком случае, как сообщил заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин, «сторонам конфликта были переданы конкретные предложения, связанные с расширением миссии наблюдателей ОБСЕ» и «главы МИД Азербайджана и Армении договорились продолжить разговор по этим и другим вопросам нагорно-карабахского урегулирования во время запланированной на вторую половину января 2018 года встречи с участием «тройки» сопредседателей Минской группы (Россия, США и Франция)».

Это опровергает суждения некоторых армянских экспертов о том, что «расширение мониторинговой миссии ОБСЕ не связано с вопросами, которые лежат на столе переговоров». Связано, поскольку как сопредседатели МГ ОБСЕ, главы внешнеполитических ведомств и главы Азербайджана и Армении в своих так называемых оговорках сообщали, что «на столе переговоров все же лежат какие-то предложения по урегулированию конфликта», но о них ничего не сообщается. Вот почему заявление Гасанова о том, что Баку рассматривает вопрос о предоставлении Нагорному Карабаху «более широкой автономии», является продуманным информационным вбросом, рассчитанным на упреждение определенных внутренних событий. На наш взгляд, с предстоящими в 2018 году президентскими выборами в Азербайджане, на которых Ильхам Алиев будет вновь баллотироваться и которому необходимо продемонстрировать готовность к поискам компромиссных решений по урегулированию нагорно-карабахского конфликта.

К тому же предстоящий 2018 год для Закавказья будет сложным не только с точки зрения внутрирегиональной динамики, но и с позиции внешних факторов. Слишком непредсказуемо выглядят отношения между Вашингтоном и Тегераном, существует реальная опасность переноса противоречий и проблем с соседнего Ближнего в Закавказье. Реально видимые и существующие геополитические риски толкают Баку к более интенсивному переговорному процессу, хотя формат диалога Баку — Ереван при посредничестве Минской группы исчерпал себя и необходимо вводить в переговоры Степанакерт. Именно в этом контексте можно — конечно, с натяжкой — оценивать рассуждения помощника президента Азербайджана об «автономии» Нагорного Карабаха, начало работы азербайджанской политической элиты на этом направлении.

Есть, правда, и алармистский сценарий, озвученный бывшим министром иностранных дел Азербайджана Тофиком Зульфугаровым, согласно которому «если не будет наблюдаться активности в переговорном процессе по Карабаху, то летом будущего года (то есть накануне президентских выборов в Азербайджане — С. Т.) может возрасти интенсивность столкновений на линии соприкосновения войск и возникнуть угроза возобновления военных действий». Но все будет зависеть от того, кто и как станет передвигать фигуры на закавказской шахматной доске.

Станислав Тарасов

Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 декабря 2017 > № 2448762


Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 30 декабря 2017 > № 2446912

Российский лидер Владимир Путин в поздравлении с Рождеством и Новым годом президенту Армении Сержу Саргсяну выразил уверенность в дальнейшем развитии двусторонних союзнических отношений, сообщила пресс-служба Кремля.

"Глава российского государства выразил уверенность в том, что совместными усилиями удастся обеспечить дальнейшее развитие союзнических связей между Россией и Арменией, партнерского взаимодействия в рамках Евразийского экономического союза, ОДКБ, СНГ и других международных структур – на благо граждан обеих стран, в интересах укрепления региональной безопасности и стабильности", — говорится в сообщении.

В послании Путин подчеркнул также, что совсем недавно оба государства отметили две знаменательные даты: 25-летие установления дипломатических отношений и 20-ю годовщину подписания Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи.

Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 30 декабря 2017 > № 2446912


Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 28 декабря 2017 > № 2446820

Правительство Армении одобрило поправки к Уголовному кодексу республики, предусматривающие ответственность за принуждение к участию в агитации, сообщает Sputnik Армения.

Как заявил министр юстиции Давид Арутюнян, за такое нарушение предполагается штраф от 700 тысяч до 1 миллиона драмов (1,5-2 тысячи долларов), либо тюремное заключение от шести месяцев до года. Кроме того, предлагается запретить нарушителям занимать ряд должностей — запрет будет накладываться на срок от года до трех лет.

Принуждение к участию в агитации, совершенное с отягчающими обстоятельствами (злоупотребление служебным положением, угроза насилия), предлагается наказывать заключением на срок от трех до пяти лет — с тем же запретом.

Кроме того, вместе с наказанием за подкуп избирателей предлагается наказывать посредников такой "операции": избирательным "сводникам" придется заплатить штраф в 500-700 тысяч драмов либо отправиться за решетку на срок от одного года до трех лет. Для чиновников вариант со штрафом не предусмотрен — только заключение от двух до пяти лет.

Как отмечает Sputnik, принуждение к участию в голосовании уже сейчас карается в Армении штрафом до 2,5 миллионов драмов или тюремным сроком от трех до пяти лет.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 28 декабря 2017 > № 2446820


Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 28 декабря 2017 > № 2446778

Армения между Севером и Западом

После СССР

Распад СССР и образование новых независимых государств предопределили неизбежность формирования внешней политики национальных республик постсоветского пространства, что, с одной стороны, является свидетельством суверенитета и отражением природы национальных интересов, с другой же — следствием геополитического положения страны, ее ресурсов (экономических, энергетических, коммуникационных, этнокультурных, интеллектуальных, научных, военных, демографических и др.) и зависимости от внешних факторов.

Правящие элиты фактически всех стран постсоветского пространства формально стараются проводить взаимодополняемую и многовекторную внешнюю политику с целью укрепления собственного суверенитета, исключения новых тенденций потери субъектности и учета влияния на региональные процессы ведущих держав мира. В реальности же, как правило, так называемая комплементарная внешняя политика рано или поздно приводит к необходимости решающего выбора и определения стратегической ориентированности государства. При этом выбор для тех же стран постсоветского пространства не так уж и велик: в конечном итоге он сводится к выбору между Россией и США.

Даже тюркские республики СНГ (в частности, Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан и Узбекистан), которые стараются с учетом своего выгодного экономико-географического положения, сырьевого потенциала и демографического фактора вести более равноудаленную политику между названными двумя мировыми центрами и поддерживать стратегическую связь с той же братской Турцией, тем не менее вынуждены учитывать и приспосабливаться к региональной стратегии Москвы и Вашингтона.

Внешняя политика современной Армении в силу исторически сложившегося положения разделенности страны на восточную и западную части (фактически разделение нации на восточных и западных армян) должна оставаться комплементарной и сочетать два основных вектора (Север и Запад). Однако трагическая судьба Первой Республики Армения 1918—1920 гг., когда Запад в лице стран Антанты (Европы и США) не оказал реальной помощи Еревану в отражении агрессии Турции и реализации положений Севрского договора и арбитражного решения президента США В. Вильсона 1920 г., вынуждает Третью Республику Армения сохранять более высокую ориентированность на Север (Россию).

Россия — Армения: Стратегические союзники

В условиях конфликта с Азербайджаном за независимость Нагорного Карабаха Армения в начале 1990-х гг. определила своим стратегическим союзником Россию и заключила с Москвой ряд международных соглашений и договоров (особенно в военной сфере).

Армения по договору 1995 г. согласилась на сохранение российской военной базы и пограничников (пребывание которых в 2010 г. продлено на 49 лет), выступала за единые вооруженные силы СНГ под командованием русского Генштаба, но из-за несогласия остальных партнеров поддержала образование ОДКБ и с первых дней функционирования данной организации стала ее надежным участником. Армения в 2013 г. резко изменила решение о необходимости соглашения с ЕС и вступила в Таможенный, а затем и в Евразийский экономический союз (ЕАЭС) для еще более активного сотрудничества с Россией (прежде всего в интересах укрепления своей национальной безопасности).

ЕАЭС

Противники вхождения Армении в ЕАЭС считают, что данный союз не оправдал надежд Еревана ни в сфере экономики, ни в плане укрепления национальной безопасности. Свою позицию они аргументирует тем, что апрельская война 2016 г. в Карабахе показала активное применение азербайджанской стороной современных наступательных видов российского вооружения против армян, при этом армянская армия получила от России устаревшее советское стрелковое оружие 1960—1970-х гг. В свою очередь, страны ЕАЭС (особенно Казахстан и Беларусь) выразили открытую политическую поддержку Азербайджану. Наконец, Россия решила продать члену НАТО Турции ЗРК С-400 «Тайфун». И против кого же Турция станет использовать данное вооружение российского производства? Против НАТО или ИГИЛ (у которого нет соответствующих ракетных угроз для Турции)? Однако есть мнение, что турки скорее «сдадут в аренду» данный ЗРК братскому Азербайджану, так сказать, в оборонительных целях для вероятного отражения армянской угрозы «Искандеров». Получается, что Россия одной рукой держит Армению и передает ей грозное вооружение «Искандер», а другой — через Турцию предлагает Азербайджану «противоядие» с применением С-400? И где же обещанное укрепление национальной безопасности Армении от вступления в ЕАЭС?

В качестве контраргументов следует отметить:

— во-первых, Армения получила за истекший период после вступления в ЕАЭС два целевых кредита на сумму 200 и 100 млн долларов США с минимальной процентной ставкой (3% в год) для приобретения по внутренним российским ценам современного вооружения, что в 3—5 раз дешевле цен на мировых рынках;

— во-вторых, Армения единственная страна, кому Россия предоставила ракетную систему «Искандер»;

— в-третьих, Россия и Армения после 2014 г. подписали два важных соглашения в сфере обороны и безопасности (в частности, создание совместной ПВО и Общей группировки войск);

— в-четвертых, в Гюмри планируется развивать совместное российско-армянское оборонное производство с использованием современных технологий;

— в-пятых, Армения сохраняет за собой высокий потенциал взаимодействия с Россией в сфере стратегической разведки, и подобного ресурса нет ни у одной страны ОДКБ и ЕАЭС в отношениях с РФ.

Перечисленные аргументы позволяют предположить, что от вступления в ЕАЭС по согласованию с Россией Армения всё же на данный момент не понесла стратегических потерь в Карабахе. Правда, и не продвинулась в укреплении статус-кво НКР или окончательном урегулировании карабахского вопроса.

Фактически все основные отрасли экономики Армении (энергетика и транспортные коммуникации) находятся в сфере российских экономических активов, ряд объектов промышленности армянская сторона в начале 2000-х гг. сознательно передала России в зачет государственного долга (чуть более 120 млн долл.). Россия списывает государственные долги на более высокие суммы другим странам СНГ (например, тому же Узбекистану 865 млн долл. и Кыргызстану свыше 400 млн долл.), но к Армении пока что аналогичная практика не применяется. Правда, никто и не заставлял армянские власти предложить подобную схему списывания долгов.

Армения упростила паспортный режим для российских граждан, и с недавнего времени россияне могут по внутренним паспортам без всяких штампов армянских пограничников въезжать на территорию Армении. В свою очередь, СНБ Армении передает российской стороне (ФСБ) информационную базу данных о въезде и выезде иностранцев на территорию республики.

Практически ни одно серьезное решение в области внешней политики Армении не принимается без консультаций с Россией, что, с одной стороны, свидетельствует о высоком уровне стратегических отношений и доверии между странами, но с другой — может представляться следствием тотальной зависимости властей Армении от российской стороны. Последнее вызывает немало критических оценок местных и зарубежных экспертов, где особенно преуспевают азербайджанские коллеги и называют Армению «губернией России» (нередко и более цинично). Однако данное мнение скептиков можно и не принимать всерьез либо представлять как некую зависть к сложившейся исторической традиции армяно-российского союза.

Американский фактор

Вместе с тем армянская дипломатия не может не учитывать роль Запада (США, НАТО и ЕС) в региональной повестке на Южном Кавказе и фактор многомиллионной армянской диаспоры из этих стран.

США на данном этапе остаются ведущей мировой державой и проявляют активный интерес к делам Ближнего Востока и Южного Кавказа. Фактически уже сложился американо-грузинский региональный союз, американские военные силы размещены вблизи границ Армении на территории члена НАТО Турции и кандидата в НАТО Грузии.

США являются одним из сопредседателей Минской группы ОБСЕ по урегулированию карабахского вопроса. По итогам Венских соглашений 2016 г. США выступили с инициативой размещения в зоне карабахского конфликта систем технического мониторинга и отвода снайперов с линии соприкосновения для снижения военной напряженности, сохранения мира и создания условий последующего переговорного процесса, с чем согласилась Армения и возражает Азербайджан. По мнению Баку, отсутствие угроз Степанакерту может означать признание де-факто границ НКР. Однако Вашингтон продолжает настаивать на комплексном применении принципов международного права в качестве основы урегулирования карабахского вопроса, то есть на обеспечении безопасности, права самоопределения и территориальной целостности.

США имеют противоречивые отношения с Турцией по ряду вопросов региональной политики и выступают сдерживающей силой на пути возрождения имперских амбиций Анкары, что, по сути, не может не представлять интереса для Армении. НАТО под управлением США и Великобритании не рекомендует Турции вмешиваться в карабахский конфликт и предлагает Анкаре восстановить отношения с Арменией без исключения проблемы ликвидации последствий геноцида армян. И это также не может обойти внимание армянской дипломатии, поскольку США в данном случае выступают как некий сдерживающий фактор очередной турецкой авантюры.

С учетом карабахского конфликта и высокой интегрированности Азербайджана с натовской Турцией в военной области Армения не может отказаться и от новых форм сотрудничества с блоком НАТО в контексте учебы, учений, тренингов, миротворческих акций и, быть может, военно-технического компонента отношений.

В США проживает представительная и влиятельная армянская диаспора (более 1,5 млн чел.), которая обладает высоким экономическим, финансовым, технологическим, институциональным, информационным, научным и лоббистским ресурсом. Американский Спюрк является важнейшим потенциалом армянской дипломатии для расширения связей с США, оказания выгодного влияния на болевые вопросы, и выступает ключевой частью мирового армянского фактора.

Наконец, экономические антироссийские санкции Запада по инициативе США так или иначе создают новые проблемы для маленького рынка армянской экономики из-за высокой зависимости армянского драма от российского рубля. Однако Америка не исключает экономическое сотрудничество с Арменией при определенной свободе армянской экономической политики.

Россия не против членства Армении в ЕС

Примерно с тех же позиций Армению интересуют отношения с Европой, где ключевыми странами-партнерами выступают Франция и, быть может, Германия (особенно с учетом признания в 2015 г. Берлином и Веной факта геноцида армян, резкого обострения германо-турецких отношений, перспектив германо-иранских экономических связей через территорию Армении). Бесспорно, на Европейском континенте Армения поддерживает более приватные отношения и с рядом других государств с учетом исторических традиций тесных связей, то есть с Грецией, Кипром, Сербией, Болгарией, Италией, Ватиканом.

Серьезной темой остаются армяно-британские отношения, поскольку от позиции Лондона зависит урегулирование территориальных и экономических проблем Армении. Тем не менее главным стратегическим партнером Армении в Европе является Франция с учетом исторических традиций армяно-французских отношений и новых императивов Парижа на Южном Кавказе и Ближнем Востоке.

Азербайджан считает Францию и Россию проармянскими странами и старается предложить замену французского сопредседателя в Минской группе ОБСЕ по урегулированию карабахского вопроса британским представителем, а азербайджанский нефтяной капитал по большей части концентрируется на Лондонской бирже и в британских банках. Однако и британские надежды азербайджанской дипломатии могут оказаться несбыточными по теме карабахского кризиса, поскольку Лондон всегда выступает в союзе с Вашингтоном, и обе англосакские державы решили для себя вопрос вхождения в каспийский нефтегазовый рынок, но не гарантировали Баку передачу Карабаха. В британском Форин-офисе считают нереальным возвращение Нагорного Карабаха под юрисдикцию Азербайджана. В этом вопросе Баку может рассчитывать только на безоговорочную поддержку братской Турции, у которой сейчас немало собственных проблем на Ближнем Востоке и во внутриполитической ситуации, да и отношения с ключевыми странами НАТО оставляют желать лучшего.

В контексте европейской политики Армении актуализируется вопрос активного партнерства с Европой. Фактически Армения первая и пока что единственная страна ЕАЭС, к которой демонстрируется более высокое внимание ЕС. Брюссель вновь предложил Еревану соглашение с Европейским союзом с адаптированным по факту членства Армении в ЕАЭС текстом. Сам процесс согласования содержания документа с ЕС прошел тщательную экспертизу и ревизию. Россия, которая в целом не поддерживает членство своих партнеров в ЕС, на сей раз не проявила резких шагов по блокированию армяно-европейского соглашения, что позволило 24 ноября 2017 г. подписать Брюссельский договор. Придаст ли данный документ большой вес развитию армянской экономики и безопасности, покажет недалекое будущее. Во всяком случае, в среде армянской оппозиции убавятся контраргументы по теме ЕАЭС.

Одним из проблемных вопросов подписания соглашения Армения — ЕС вновь стал вопрос Карабаха. В частности, Ереван исключал любую возможность включения в официальный текст документа принципа территориальной целостности без его сочетания с правом наций на самоопределение. Азербайджанские же лоббисты и эксперты старались оказать влияние на Брюссель в плане включения в текст соглашения с Арменией только принципа территориальной целостности как основы урегулирования карабахского кризиса. Более того, азербайджанские СМИ проявляли особую активность по срыву армяно-европейского соглашения, выставляя Армению то в качестве «губернии России», то «предателя и ненадежного союзника России», то «прозападного агента». Словом, бакинские эксперты сами запутались в своих оценках Армении в плане союзника или противника России.

В результате в тексте соглашения с Ереваном Брюссель изъял карабахский индекс и призвал стороны конфликта к мирному урегулированию. Между тем в Армении рассчитывают, что соглашение с ЕС способно оказать позитивное воздействие и на карабахский процесс.

В контексте урегулирования карабахского вопроса внешняя политика Армении и Азербайджана, как правило, оказывается перед выбором между Севером и Западом. Естественно, Ереван остается крайне недовольным фактом активного военно-технического сотрудничества России и Азербайджана, многомиллиардными поставками российских наступательных видов вооружения азербайджанским ВС, новыми соответствующими соглашениями двух независимых государств. Армения выражает свое недовольство на уровне политических институтов, оппозиции и СМИ, но, увы, ничего не может изменить. Естественное недовольство Армении понятно, поскольку таким образом стратегические союзники не ведут себя по отношению друг к другу. Тема российских военных поставок Азербайджану вовсе не носит экономического характера, а если и имеет значение (все же порядка 4% от общей суммы экспорта вооружения), то не главное. В данном вопросе мы вновь имеем дело с политикой и региональными интересами России, ибо «продажа оружия, — как говорит министр иностранных дел Армении Э. Налбандян, — это не продажа овощей».

Во-первых, Москва не желает дрейфа Армении в сторону Запада (США), что чревато окончательной утратой позиций России на Южном Кавказе. Российские структуры вынуждены отслеживать процесс армянской дипломатии на данном направлении и в качестве предупреждения о возможных негативных последствиях по тому же Карабаху развивают военно-техническое сотрудничество с противником Армении — Азербайджаном. Опыт апрельской войны 2016 г. показал, что Азербайджан без всяких ограничений применил часть приобретенного российского оружия против армянской стороны, но, правда, не решил главной задачи — военного реванша и возвращения Карабаха с занятыми территориями силовым путем.

Во-вторых, Москва уже не первый год пытается расположить к себе Баку по теме более активного двустороннего сотрудничества, что вполне устраивает Азербайджан, и вероятного втягивания Азербайджанской Республики в российские интеграционные проекты (ЕАЭС и ОДКБ с размещением российских миротворцев в зоне карабахского конфликта). Последнее неоднозначно воспринимается азербайджанской стороной.

Баку неоднократно через посредство аналитических экспертиз в СМИ и выступлений официальных лиц ясно и недвусмысленно отмечал, что особой экономической заинтересованности в ЕАЭС не видит. Аргументация: высокие темпы развития Азербайджана на нефтегазовые доллары, участие республики в крупных региональных энергетических и транзитно-коммуникационных проектах (в частности, нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан, газопровод Баку — Тбилиси — Эрзерум, железная дорога Баку — Тбилиси — Карс, строящиеся газопроводы TAP и TANAP, а также железная дорога Север — Юг и др.), политика неприсоединения и укрепления суверенитета.

Политическая же мотивация вступления Азербайджана в ЕАЭС ограничивается темой Карабаха, что в понимании Баку сводится к активизации роли России для безоговорочной передачи всех 7 занятых по праву войны армянскими силами районов вокруг Карабаха, а затем и самого Нагорного Карабаха (то есть территории бывшей Нагорно-Карабахской автономной области) в состав Азербайджана. В подобном случае Азербайджан может подумать о целесообразности участия в ЕАЭС. А чего не подумать, если Москва всё решит за Баку по проблеме Карабаха на условиях Азербайджана? К тому же в ЕАЭС ситуация не очень-то и интегрированная, если учесть отношения той же Армении с Казахстаном и Белоруссией. Да и какие проблемы у Азербайджана со всеми членами данного союза, за исключением Армении?

По вопросу вступления Азербайджана в ОДКБ в Баку эксперты пока что выражают категоричность, мол, данное участие может нанести ущерб национальной безопасности республики. Апрельская война 2016 г. в Карабахе показала, что Ереван так и не получил никакой относительной помощи со стороны ОДКБ (ни политической, ни военной, ни технической), а Казахстан и Беларусь официально поддержали позицию Баку. Если же Азербайджан заявляет, что Россия для него стратегический партнер, то какая же угроза от России? И к чему при этом азербайджанским экспертам и политологам (например, Э. Шахиноглу) заявлять, что размещение миротворцев ОДКБ в зоне карабахского конфликта можно принять с оговорками и при условии, что в составе миротворцев российские войска будут. Вроде Турция не является членом ОДКБ, или же Баку рассчитывает на членство Турции в ОДКБ на равных с Россией и последующее ее вхождение в Карабах?..

Максималистский подход Азербайджана обречен, карабахцы отличаются не меньшим максимализмом

После официального открытия железной дороги Баку — Тбилиси — Карс президент Турции Р. Эрдоган пообещал поднять карабахский вопрос на встрече с президентом России В. Путиным. Азербайджанский политолог Э. Шахиноглу со ссылкой на неизвестный, но влиятельный российский источник (судя по последующей реакции в тех же азербайджанских СМИ, очевидно, А. Дугин) предположил, что В. Путин способен безоговорочно передать Азербайджану 5 из 7 занятых армянами районов вокруг Нагорного Карабаха (то есть за исключением Кельбаджара и Лачина, составляющих территориальный коридор безопасной связи Карабаха с Арменией). Однако в ответ на эту уступку Армении тот же Путин может выдвинуть три условия Р. Эрдогану для передачи И. Алиеву: присоединение Азербайджана к ЕАЭС, вступление в ОДКБ и согласие на размещение российских миротворцев в зоне карабахского конфликта. И все эти предложения — без всякого мнения Армении и Карабаха, будто в 1991—1994 гг. в Карабахе воевали не армяне, а русские во главе с Путиным. Однако при этом решается судьба не России, а армянского Карабаха. Политолог Шахиноглу вместе с Дугиным, очевидно, вновь решили с выдвижением безответственной повестки постараться прозондировать реакцию заинтересованных кругов на подобный разворот по теме Карабаха.

В скорой последовательности на страницах азербайджанских сайтов (например, haggin. az и minval. az) появляется интервью с авторитетным азербайджанским профессором права и бизнесменом Ильхамом Рагимовым, который является давним студенческим другом В.В. Путина и с известных времен стал некой влиятельной фигурой в азербайджано-российских отношениях, мнение которого заслуживает особого внимания.

И. Рагимов, будучи воспитанником фундаментальной советской школы права, состоявшимся ученым и опытным человеком, подверг обоснованной критике мнение политолога Э. Шахиноглу по карабахской повестке встречи Эрдогана и Путина. Как и ранее, Рагимов справедливо отмечает, что президент России В.В. Путин не выдвигает никому никаких условий (тем более дружественному Азербайджану). Участвовать или нет в ЕАЭС, Баку должен решить самостоятельно, исходя из соображений национальной экономической выгоды. Решение же карабахского вопроса, по мнению уважаемого профессора, не может быть между Эрдоганом (Турцией) и Путиным (Россией) без участия Алиева (Азербайджана). Как опытный юрист, Рагимов считает, что иначе решение по Карабаху за спиной Азербайджана покажет, что Баку не обладает полным суверенитетом, и за него договаривается братская Турция. Получается, что Азербайджан, так часто критикуя Армению и называя ее «губернией России», в реальности представляет зеркальное отражение данного статуса и является «вилайетом Турции». Однако национальный лидер Гейдар Алиев вместо лозунга Абульфаза Эльчибея «Одно государство — два народа», как известно, выдвинул идею «Один народ — два государства» (завещание же лидера забывать нельзя).

Ильхам Рагимов справедливо напоминает, что Россия вовсе не решает вопрос Карабаха вместо Азербайджана и Армении, а, как один из ключевых посредников, предлагает конфликтующим сторонам договориться на основе компромиссов и гарантирует реализацию достигнутых решений. При этом Рагимов прав, что данный вопрос может принять обязующее значение для сторон, если за столом переговоров окажутся не только Россия и Турция, а будут участвовать главы государств и Азербайджана, и Армении. Правда, Ереван не соглашается на посредническую роль Анкары, а турки, как минимум, не ратифицируют Цюрихский протокол 2009 г. по теме разблокирования Армении и установления с ней дипломатических отношений.

Что же касается возможного размещения российских миротворцев в зоне конфликта, то азербайджанский профессор поддерживает данную перспективу и видит в ней логическую связь и целесообразность, поскольку русские лучше других (стало быть, и турок) знают регион и историю конфликта, мы все имели общую историю совместного проживания в составе единого государства (Российской империи и СССР), а русский язык будет объединять и упрощать вопросы квартирования и функционирования миротворцев в Карабахе.

Однако главная мысль профессора И. Рагимова свелась к тому, что возврат 5 районов вокруг Нагорного Карабаха не есть решение карабахской проблемы для Азербайджана, поскольку Баку желает получить весь Карабах. Что ж, с таким максималистским подходом Азербайджан вряд ли добьется искомого результата, ибо карабахцы отличаются не меньшим максимализмом.

Видимо, обсуждение «утечки» Э. Шахиноглу вызвало определенную негативную реакцию в известных высоких кругах российской стороны, что «вынудило» идеолога неоевразийства выступить в азербайджанских СМИ с собственной оценкой сочинской встречи Путина и Эрдогана по Карабаху. Дугин подчеркнул, что повестка президента В.В. Путина всегда насыщенная и строго секретная, поэтому утечки исключаются и не могут быть по определению. Можно подумать, что Эрдоган с Путиным вместо Карабаха будут обсуждать тему Сенегала.

Дугин также подтвердил готовность передать Азербайджану 5 районов из «зоны безопасности НКР», на что якобы согласны сам президент Армении Серж Саргсян и другие «мыслящие» армянские политики (видимо, из правящей РПА, поскольку там не обсуждают, а соглашаются с мнением и решением партийного и государственного лидера). По мнению русского мыслителя, данная передача территорий вовсе не станет уступкой Армении и Карабаха, а наоборот, позволит армянской стороне: а) получить долгожданный мир от Азербайджана (возникает вопрос: а к чему тогда в Карабахе русские миротворцы, если Баку, получив желаемое, гарантирует мир?); б) снять транспортную блокаду со стороны Баку и Анкары и разблокировать коммуникации; в) иметь доступ к региональным энергетическим и транспортным проектам (правда, этот пункт не особо желаем для России, поскольку в подобном случае Армения, как и Грузия, может переориентироваться от Севера на Запад).

В Армении данное предложение сопоставляют с мнением Сержа Саргсяна после недавней встречи с Ильхамом Алиевым в Женеве, то есть о «болезненных решениях» по урегулированию карабахского вопроса. Иными словами, в армянских аналитических кругах появляется некая обеспокоенность по теме «компромиссов» и возможных уступок территорий Азербайджану без определения независимого статуса НКР. Мне представляется, что армянские эксперты всё же торопятся с выводами, а Серж Саргсян при всех издержках и сложностях переговорного процесса не согласится на «болезненные» односторонние уступки без реальных компромиссов со стороны Баку.

«Обещанного три года ждут!»

Год назад другой одиозный российский политолог Сергей Марков в СМИ обещал Азербайджану до конца 2016 г. возврат 5, затем 2 районов вокруг НКР. Но скоро завершится 2017 г., а азербайджанцы всё еще ждут обещания Маркова. В России говорят: обещанного три года ждут (стало быть, лимит времени у Маркова и К° еще сохраняется, как минимум, на один год). Однако Маркову, Проханову, Дугину и их патронам надо понять, что Армения и Карабах не могут пойти ради бездарных идей евразийства на очередную национальную жертву, как это имело место в 1921 г. во имя идей мировой пролетарской революции.

Возврат части (и не уверен, что 5) районов из «зоны безопасности НКР» Азербайджану возможен и безболезнен лишь в одном случае: если Баку признает Нагорный Карабах вместе с Кельбаджаром и Лачином как независимый субъект или часть Армении. Для Азербайджана лучше второй вариант с целью исключения образования второго армянского государства, иначе Баку вновь окажется перед выбором между Севером и Западом, а Турция — перед угрозой образования третьей армянской государственности. Излишняя категоричность Азербайджана по теме компромисса может резко завершиться на западном фланге с перехватом стратегических коммуникаций, куда вложены немалые средства. Баку при поддержке Москвы и Тель-Авива может рассчитывать на некоторые районы на юге Карабаха (то есть на джабраильско-физулинском направлении), если Тегеран сохранит свою удаленность от Степанакерта.

На сочинской встрече В. Путина и Р. Эрдогана 13 ноября 2017 г., без всякого сомнения, обсуждалась и тема Карабаха с известными предложениями турецкого президента. Однако особого анонсирования данный вопрос в СМИ не получил, по признанию же самого Реджепа Эрдогана, российский президент хорошо владеет темой, положительно относится к процессу политического урегулирования (быть может, и к территориальным компромиссам), но не особо верит в успех скорейшего урегулирования в силу сложности вопроса и неуступчивости сторон. В переводе же с дипломатического языка на обычный становится понятным, что Россия не особо спешит с уступками Турции и Азербайджану, да и позиции стран Запада могут не сочетаться с подходами Анкары и Баку. Между тем российский сопредседатель вместе со своими американским и французским коллегами по Минской группе ОБСЕ недавно поддержал идею имплементации решений венской встречи 2016 г. по Карабаху, то есть по теме размещения средств мониторинга и укрепления безопасности. России незачем совершать очевидные антиармянские действия и отталкивать от себя Ереван в пользу США и Европы, что способно нанести чувствительный ущерб и по теме интеграции в рамках ОДКБ и ЕАЭС. И всё во имя чего, если Азербайджан продолжает через Грузию и Турцию реализовывать серьезные региональные проекты в обход России, но почему-то не спешит участвовать в российских союзах.

Представленные в бакинских СМИ анализы не учитывают мнения Армении и самого Карабаха, что заставляет армянских экспертов предположить о нервном беспокойстве азербайджанских коллег. Возникает необходимость очередного напоминания, что тема Карабаха входит в повестку Минской группы ОБСЕ, где наряду с Россией остаются еще два крупных игрока в лице сопредседателей от США и Франции (ЕС), но без Турции.

Соответственно, Армения в своей внешней политике, сохраняя стратегический союз с Россией, не может в интересах национальной безопасности исключить сотрудничество с США и Европой. В российских экспертных кругах (например, экс-чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов, политолог Сергей Маркедонов, депутат Владимир Жириновский и др.) нередко появляются мнения, что Армения в случае разрыва союзнических отношений с Россией может потерять значительно больше, чем приобрести. И, естественно, главная угроза — это турецкая агрессия и потеря Карабаха, не говоря уже об экономических издержках. При этом расчет на помощь США вряд ли состоятелен, как минимум, из-за географической удаленности Америки. Эти оценки особо стали проявлять себя в российских СМИ после апрельской войны 2016 г., то есть когда в армянских общественно-политических кругах активизировалась критика России за ее военные связи с Азербайджаном и политическую удаленность от Армении.

А между тем в Армении нет реальных сил, выступающих за разрыв отношений с Россией. Вместе с тем сегодня аргументация географической удаленности США крайне неубедительна, поскольку Соединенные Штаты, будучи морской и ведущей мировой державой, располагают всеми видами мобильных сил для переброски стратегических соединений в любую точку мира. В условиях технологического прогресса тема географических расстояний теряет свою актуальность. При этом, несмотря на географическую близость той же России к Армении, между Москвой и Ереваном сохраняются транспортные проблемы из-за конфликтных отношений России с Грузией и Армении с Азербайджаном. Вряд ли сегодня можно встретить регион, где бы США не имели своих стратегических интересов и при необходимости не присутствовали там. Опыт соседней Грузии (да и Турции) тому пример.

Будут ли США сдерживать Турцию и Азербайджан против Армении? Если Вашингтон сдерживает Турцию и Грецию в системе НАТО, то аналогичное отношение возможно и к теме армяно-турецкого и армяно-азербайджанского противостояния. К тому же, если Армения окажется в союзе с США и НАТО, то автоматически Ереван станет партнером Анкары и Баку, а тема территориальных споров и конфликтов может получить иное звучание в системе единых координат. Ведь примерно то же самое предлагает и Россия через ЕАЭС и ОДКБ Азербайджану и Армении.

Экономические издержки Еревана в случае стратегического союза с США вряд ли будут столь значительными, чем нынешнее состояние заблокированной Армении со стороны Турции и Азербайджана, а также отсутствие территориального соприкосновения со странами ЕАЭС (Россией). В случае нормализации отношений с Баку и Анкарой при решающей роли Вашингтона Ереван получит доступ ко всем региональным проектам энергетического и транспортного значения, расширит рынок торговли и сократит военные расходы. Однако в подобном случае Армения не может надеяться на решение того же карабахского вопроса в свою пользу, да и с Турцией сложившиеся отношения не позволят урегулировать проблему ликвидации последствий геноцида.

Армения между Севером и Западом (Россией и США) выбирает национальный интерес, сохраняет верность стратегическим отношениям с Россией и старается развивать партнерство с Западом. До каких пор такая политика и дипломатия будут свойственны Армении? Очевидно, что сама история определит данный период, пока Москва, Вашингтон и Анкара не сойдутся в единой координате, пока региональный кризис не получит сбалансированного развития либо не приведет к радикальному столкновению интересов внешних игроков. Но во всех случаях Армения должна сохраниться как связь глубины веков, а может, и разделиться на восточную и западную части с политико-правовым оформлением армянских образований под гарантии двух мировых держав и с соответствующей зоной ответственности.

По моему мнению, Армения, по факту своей многотысячелетней истории, культуры, вклада в мировую цивилизацию, интеллектуальных дарований, возможностей диаспоры и национального капитала должна абстрагироваться от всяких ориентаций и стать самостоятельным фактором в системе международных отношений. И это вовсе не сказочная мечта идеалиста-утописта, а реальная возможность с учетом внутренних национальных ресурсов. Данная идея станет реальностью, если в Армении сохранится ответственная политическая власть, ориентированная на национальные интересы, искоренение масштабов коррупции и консолидацию нации. В этой системе координат армяне способны решать любые задачи и во всех сферах.

Александр Сваранц

Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 28 декабря 2017 > № 2446778


Армения. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 декабря 2017 > № 2440662

Новая ситуация в отношениях Ереван — Тбилиси

Квирикашвили отменил визит в Ереван, а Саргсян поспешил в Тбилиси.

Эмма Габриелян, Аравот, Армения

Когда состоится визит Георгия Квирикашвили в Армению?

Первого декабря был запланирован визит премьер-министра Грузии Георгия Квирикашвили в Армению, однако он был отложен.

Глава пресс-службы правительства Грузии Софо Мосидзе выступила с разъяснением, что визит премьер-министра в Армению не отменяется, а переносится. «Первого декабря был запланирован визит премьер-министра Грузии в Армению, однако грузинская сторона отложила визит на неопределенное время, и визит, конечно, состоится после того, когда парламент Грузии утвердит новый состав правительства»,- сказала она.

Напомним, что накануне пресс-служба правительства Армении распространила сообщение, что 1-ого декабря будут сделаны заявления премьер-министров двух стран — Карена Карапетяна и Георгия Квирикашвили для представителей СМИ. Спустя немного после этого сообщения появилось новое, согласно которому, «по просьбе грузинской стороны визит премьер-министра Грузии Георгия Квирикашвили в Армению переносится на неопределенное время. Визит состоится после утверждения парламентом Грузии состава правительства».

Когда состоится визит премьер-министра Грузии в Армению, пока не известно. На прошлой неделе премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили представил парламенту программу правительства, которая называется «Свобода, быстрое развитие, благосостояние 2018-19». «В ближайшем времени представим эту стратегию, по которой мы собираемся воплотить в жизнь планы по децентрализации и перемещению тяжести принятия решений из центров в регионы»,- отметил Георгий Квирикашвили. «Мы также хотим, чтобы при финансировании регионы получали больше денег, чтобы они могли вовлекать еще больше специалистов и осуществлять в регионах более объемные проекты. У нас будет десятилетняя программа того, как шаг за шагом увеличивать финансирование органов самоуправления в валовом продукте, чтобы по параметру финансирования местного самоуправления мы смогли достичь европейского уровня»,- сказал Квирикашвили.

Заметим, что в день утверждения обновленного состава правительства в парламенте Грузии произошел громкий скандал во время слушаний с участием членов кабинета министров страны, когда на вопросы парламентской оппозиции отвечал премьер-министр Георгий Квирикашвили. Премьер-министра вывела из себя Ника Мелиа, лидер «Единого национального движения», возглавляемого бывшим президентом Грузии Михаилом Саакашвили, сказав, что «премьер-министр не в курсе ситуации в стране». Она назвала Квирикашвили «просто фигурой», отмечая, что настоящим руководителем является Бидзина Иванишвили. В накаленной атмосфере Квирикашвили, в свою очередь, обругал Нику Мелиа, однако позже публично попросил прощения: «Хочу попросить прощения. Прежде чем быть депутатами, членами правительства или премьер-министрами, мы, в первую очередь, люди и у нас у всех есть честь. Прощу прощения у общественности за свои эмоции, однако, к сожалению, некоторые члены «Национального движения», конечно это не касается всех, смогли вывести меня из себя, и это было нехорошим зрелищем».

В свою очередь, Мелиа заявила, что Квирикашвили не ответил на критику в свой адрес. «Кризисным является вопрос похищения человека. Спрашиваешь как это произошло, и никакого ответа не получаешь. Естественно, это бесстыдство и безответственность. Призываю правительство сделать хоть что-нибудь для народа», — заявила она.

Отметим, что речь идет о громком деле похищения, случившегося в мае этого года в Тбилиси. В центре Тбилиси исчез азербайджанский журналист Афган Мухтарли, который известен своими критическими статями в адрес властей Азербайджана. Позже Мухтарли был арестован уже в Баку. В 2015 году на фоне повсеместных репрессий по отношению к журналистам и правозащитникам в Азербайджане Мухтарли был вынужден покинуть Азербайджан и поселиться в Тбилиси.

Похищение журналиста из центра Тбилиси вызвало резкую критику, известно, что его похитили люди в гражданской одежде, журналиста запихнули в машину, жестоко избили, связали ему глаза, пересадили в другую машину, а уже на границе с Азербайджаном его взяли в третью машину. Факт похищения азербайджанского журналиста и его передачи Азербайджану был оценен, как нарушение принципов международного права и инцидент обращения в суд против Грузии. Похищение, по убеждению многих, было большим допущением со стороны грузинских правоохранителей.

Новый посол, новые ожидания, новые обещания

В последние месяцы тема некоторых сложностей в отношениях Армения — Грузия довольно много обсуждалась, не ощущалось дефицита в публикациях на эту тему. Вопрос об отказе в утверждении на посте посла Армении в Грузии политолога Сергея Минасяна был одной из этих тем. Поводом для бурных разговоров послужило также заявление Министерства обороны Грузии о том, что Армения отказалась от участия в военных учениях Agile Spirit 2017 в сентябре.

Заметим, однако, что хотя отмена визита премьер-министра Квирикашвили в Армению была сюрпризом, эта тема не стала обсуждаться в Грузии, и, судя по всему, «проблемы» в отношениях Армения-Грузия были преувеличены. Во всяком случае, сейчас сложившаяся ситуация свидетельствует о более положительной атмосфере в армяно-грузинских отношениях.

Новоназначенный посол Армении в Грузии Рубен Садоян 29-ого ноября вручил доверительные грамоты президенту Грузии Георгию Маргвелашвили. Президент Грузии поздравил посла со вступлением на должность, пожелав ему удачи и выразив надежду, что посол Садоян своей активной деятельностью откроет новую страницу в армяно-грузинских отношениях. Президент Грузии также передал свои поздравления Республике Армения в связи с подписанием Соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнерстве между Арменией и ЕС. «Президент Маргвелашвили и посол Армении были едины во мнении, что развивающиеся армяно-грузинские отношения соответствуют духу многовековой дружбы двух народов»,- говорилось в сообщении.

В начале прошлой недели посол Армении в Грузии Рубен Садоян в эфире Первого канала Грузии поздравил Патриарха Всея Грузии Илью Второго с 40-летием патриаршества. Посол отметил, что Илья Второй является одним из тех представителей духовенства, которые уже при жизни стали легендой, и ярким свидетельством тому служат уважение и поклонение по отношению к этому святому человеку во всей Грузии и за ее пределами. Обращаясь к деятельности Ильи Второго, посол Садоян подчеркнул, что во время его патриаршества христианство расцвело во всей Грузии, были построены новые церкви, а в жизни народа вера начала занимать еще больше места. «Илья Второй по одному поводу сказал, что Грузия и Армения являются христианскими оазисами. Это правильная характеристика, христианская вера — одна из самых важных явлений, связывающих наши дружественные народы, она занимает большое место в жизни армянского и грузинского народов», — согласно пресс-службе посольства Армении в Грузии, сказал Рубен Садоян.

20-ого декабря появилась информация, что посол Армении в Грузии Рубен Садоян встретился с Его святейшеством, Католикосом-Патриархом Всея Грузиии Ильей Вторым. Согласно сообщению, распространенному МИД Армении, Илья Второй, отмечая, что отношения армянского и грузинского народов имеют многовековые традиции, подчеркнул, что когда какой-либо исторический период был для одного из этих народов тяжелым и полным испытаний, все это сказывалось и на другом народе. «Обращаясь к нынешним реалиям, Илья Второй отметил, что мы переживаем сложные времена, которые указывают нам на необходимость всегда иметь тесные взаимоотношения. В этом контексте грузинский Католикос-Патриарх подчеркнул, что от Посла многое зависит и выразил надежду, что на протяжении его деятельности грузино-армянские отношения еще более укрепятся», — говорится в сообщении. Рубен Садоян, в свою очередь, отметил, что для него большая честь начинать свою дипломатическую миссию, получая благословение Ильи Второго. «Видя то большое уважение и почитание, которое существует по отношению к Вам, чувствуя ту любовь к вам в Грузии и тот авторитет, которым Вы пользуетесь в стране, я могу только засвидетельствовать — Вы действительно святой человек»,- сказал посол Армении, подчеркивая, что сделает все, чтобы связь между нашими братскими народами еще больше углубилась и встала на более прочные основы.

23-ого декабря появилась информация, что Серж Саргсян 25-ого декабря с двухдневным официальным визитом отправится в Грузию, где проведет встречи с президентом Георгием Маргвелашвили, премьер-министром Георгием Квирикашвили, председателем парламента Ираклием Кобахидзе, а также с Католикосом-Патриархом Всея Грузии Ильей Вторым. Согласно официальному сообщению, во время визитов должны обсуждаться ключевые вопросы повестки сотрудничества двух дружественных государств в ряде отраслей.

Подписание Арменией Соглашения с ЕС о всеобъемлющем и расширенном партнерстве, без сомнений, создало еще больше возможностей для углубления армяно-грузинских отношений и сглаживания возникающих порой сложных вопросов. Сделанное премьер-министром Грузии на днях заявление можно считать одной из этих возможностей.

Армения. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 декабря 2017 > № 2440662


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter