Всего новостей: 2191264, выбрано 745 за 0.253 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Йемен. Ливия. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 августа 2017 > № 2271050

Межарабские войны: пять крупнейших вооруженных столкновений между арабскими странами в современную эпоху

Абдель Кадер бен Масуд (Abdel Kader ben Masud), Sasapost, Египет

Кризис в Персидском заливе, казалось, достиг такой степени, что некоторые наблюдатели стали говорить о возможности военной интервенции против Катара со стороны Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов после отказа катарских властей выполнить их требования. В то же время ряд экспертов считают, что данные требования были сформулированы таким образом, что выполнить их было просто невозможно, что в свою очередь сделало бы неизбежным военное вмешательство.

«Арабы убивают арабов, разрушают их города и проливают реки арабской крови» — такова мрачная картина арабской жизни на протяжении нескольких десятилетий, причины которой похоронены в земле и скрыты от наших глаз. Именно поэтому нам необходимо совершить небольшое погружение в глубины истории, чтобы понять, что происходит с нами сегодня. Ведь настоящее рождается в утробе прошлого, а история — учитель для тех, кто хочет знать правду. В этом докладе, в самый разгар обсуждений возможной военной интервенции в Катаре, мы вспомним пять крупнейших вооруженных столкновений между арабскими странами, произошедших в современную эпоху.

Война в Йемене в 1962 году

Война в Йемене, которую сами йеменцы называют «Революцией 26 сентября», началась в 60-х годах прошлого века и продолжалась до 1967 года, вплоть до поражения Египта, или так называемой «Наксы» 1967 года (шестидневная война 1967 года — прим. ред.).

Война началась, когда сторонники республиканского режима окружили дворец имама Аль-Бадра, в результате чего Мутаваккилийское королевство пало, а имам бежал в Саудовскую Аравию. Однако Великобритания, Саудовская Аравия и Иордания продолжили поддерживать своих сторонников до 1970 года, в то время как Гамаль Абдель Насер выступил в этой войне на стороне республиканцев. Тем самым он рассчитывал заработать очки против Саудовской Аравии, которая, по его мнению, стояла за распадом объединенной республики, созданной Египтом и Сирией. Кроме того, его целью было распространить социализм в арабском регионе и создать в нем проегипетские режимы в соответствии с идеями панарабизма, которые он продвигал.

Йемен был монархическим государством и имел официальное название Йеменское Мутаваккилийское Королевство. Монархия была британской колонией, и когда некоторые эмиры выразили желание присоединиться к Объединенной Арабской Республике, которая была образована между Египтом и Сирией в 1958 году, король Йемена выступил против и изгнал их из страны. После того как в 1961 году Объединенная Арабская Республика распалась, Гамаль Абдель Насер начал ожесточенную войну против короля Йемена в отместку Саудовской Аравии, которая, как он считал, была виновна в провале проекта объединенного государства с Сирией. Кроме того, Насер оказал поддержку маршалу Абдалле Ас-Салялю, который совершил военный переворот против короля Йемена.

Война началась в 1962 году и продолжалась до 1970 года, то есть длилась восемь лет, хотя основные боевые действия были прекращены уже в 1968 году после поражения Египта в войне годом ранее (событие, известное как «накса» — поражение). Король Йемена покинул страну и нашел убежище в Саудовской Аравии, откуда руководил военными действиями против Египта при совместной поддержке таких стран, как Саудовская Аравия, Иордания и Великобритания.

Египет одержал военную победу в Йемене и способствовал развитию этого государства. Однако если говорить о цене победы, то она была очень высокой — в йеменской войне Египет понес наибольшие потери за всю современную историю страны. Египетская армия была полностью истощена, было убито почти 26 тысяч солдат, вследствие чего Йемен стали называть Вьетнамом. Что касается финансовых затрат Египта на войну, то они составили 40 миллионов египетских фунтов.

«Песчаная война» между Марокко и Алжиром в 1963 году

«Марокканцы нас унижают», — так выразился алжирский президент Ахмед Бен Белла в ходе выступления перед гражданами страны, говоря об амбициях Марокко в алжирской пустыне и, возможно, именно эта знаменитая фраза закрепилась в сознании тех, кто был свидетелем «песчаной войны», разразившейся между Марокко и Алжиром в октябре 1963 года. Это случилось по прошествии года и трех месяцев с того момента, как Алжир получил независимость. Конфликту предшествовали долгие недели приграничных столкновений, что в конце концов привело к вооруженному конфликту между армиями двух стран на окраинах Тиндуфа и Хаси-Бейда. Затем противостояние перекинулось на марокканский Фигиг и закончилось лишь после вмешательства Лиги арабских государств и Организации африканского единства (ОАЕ). Так, в 1964 году стороны прекратили огонь, однако война оставила за собой напряженность в отношениях между Марокко и Алжиром, которая наблюдается и в настоящее время.

Говоря о деталях этой войны, следует отметить, что король Марокко Хасан II посетил Алжир после получения им независимости, призвав президента страны Бен Беллу соблюдать соглашение об урегулировании пограничных споров, которое было подписано с алжирским временным правительством ранее. После этого между двумя странами разразилась информационная война: Алжир считал, что Марокко расширяет зону влияния в регионе, в то время как власти Марокко полагали, что за подобными обвинениями стоит президент Египта Гамаль Абдель Насер, который поддерживал оппозиционные движения против арабских монархий, считая эти режимы реакционными. Марокканская партия «Истикляль» («Независимость») отвергла обвинения алжирского режима, Египет и Алжир запустили информационную кампанию против королевства. Тем временем в 1963 году была опубликована карта «Большого Марокко», территория которого включала треть Алжира, что стало причиной начала настоящей войны между двумя государствами. Алжирские силы атаковали район Хаси-Бейда, в результате чего погибло десять марокканских солдат. В ответ власти Марокко послали в Алжир официальную делегацию с целью положить конец подобным нападениям, однако не добились результата. В итоге переговоры не состоялись, и страны оказались на пороге войны.

Сентябрь 1970 года. «Черный сентябрь»

«Черный сентябрь» — так называют трагические события, произошедшие в сентябре 1970 года. В этом месяце иорданский король Хусейн бен Талал принял меры против того, что он описал как попытку палестинских организаций свергнуть монархический режим в Иордании. Истоки этого конфликта восходят к итогам сражения при Караме, которое произошло между Иорданией и Израилем в 1968 году. Тогда Израиль напал на иорданский поселок Караме в ответ на нападения палестинцев, которые совершались с территории Иордании. Сражение завершилось поражением Израиля, однако эти события стали причиной более чем пятисот кровопролитных столкновений между палестинскими группировками и силами безопасности Иордании в период с середины 1968 и до конца 1969 годов.

9 июня 1970 года была совершена неудачная попытка покушения на короля Хусейна во время проезда его кортежа по центру Аммана. Снайпер, скрывавшийся на минарете мечети «Аль-Хусейни», открыл огонь по машине короля, одна из пуль попала в спину Зейда аль-Рафаи, который пытался защитить монарха. Этот инцидент повлек за собой столкновения между силами безопасности страны и палестинскими организациями, которые продолжались с февраля по июнь 1970 года. В результате погибло около тысячи человек. Король Хусейн понимал, что необходимо нанести сокрушительный удар по палестинским группировкам внутри страны.

Однако в это время Сирия приняла решение вмешаться в конфликт, чтобы защитить палестинских боевиков. С этой целью в Иорданию были посланы три танковые бригады, одна бригада «коммандос», бригада палестинских боевиков, а также более чем 200 танков Т-55. Как следствие, война затянулась на месяц, погибли десятки тысяч человек, в основном палестинцев, а палестинские боевики были вытеснены из Иордании.

Египетско-ливийская война 1977 года

Египетско-ливийская война — кратковременный пограничный конфликт между Ливией и Египтом, который произошел в июле 1977 года после усиления напряженности в отношениях между двумя странами в апреле и мае того же года. Так, в июле полковник Каддафи приказал около 225 тысячам египтян, работающим в Ливии, покинуть страну до 1 марта, иначе они подвергнутся аресту. Вскоре начались перестрелки между пограничными войсками двух стран, а затем наземные и воздушные удары. Уже 24 июля было достигнуто соглашение о прекращении огня при посредничестве алжирского президента Хуари Бумедьена.

Искрой для начала военных действий послужил так называемый «марш на Каир». Так, с подачи собственного правительства, которое выступало против дипломатического сближения между Египтом и Израилем, 20 июля 1977 года тысячи ливийцев направились к египетской границе. Ливийский лидер Муаммар Каддафи призывал к разрушению границ, которые мешают возрождение арабских народов и их объединению, и, в частности, выступал за достижение единства двух государств, следуя подходу Гамаля Абделя Насера, который, по мнению Каддафи, был отвергнут новым президентом Египта Анваром Садатом. Ливийский лидер считал, что египетский народ также выступит против своего президента, поскольку наблюдал народное недовольство в связи с намерением Садата наладить отношения с Израилем. И когда египетские пограничники остановили демонстрантов, артиллерийские подразделения Ливии открыли огонь по египетским пограничным пунктам.

24 июля при посредничестве Алжира и палестинского лидера Ясера Арафата, главы Организации освобождения Палестины, было достигнуто соглашение о прекращении огня. Боевые действия прекратились 25 июля 1977 года, но несмотря на это разногласия между ними сохранились. В августе 1977 года состоялся обмен военнопленными, что обострило отношения между Египтом и Ливией.

Что касается других арабских стран, то они заняли противоположные позиции в отношении конфликта. Так, консервативные режимы, поддерживающие Египет, увидели в действиях Ливии нарушение египетского суверенитета, в то время как националистические арабские режимы выступили на стороне Ливии, подвергнув критике египетско-израильское сближение. Позже это приведет к тому, что большинство арабских государств объявят бойкот египетскому режиму, заморозив членство последнего в Лиге арабских государств. Это случится после визита Анвара Садата в Израиль и подписания между сторонами мирного соглашения в Кэмп-Дэвиде.

После смерти Садата в 1981 году и назначения Хосни Мубарака на должность президента страны был создан комитет по ливийско-египетским отношениям. Его возглавил Ахмад Каддаф ад-Дам, назначенный на должность координатора отношений между Египтом и Ливией.

Вторая война в Персидском заливе

Война, развязанная международной коалицией во главе с Соединенными Штатами, началась после вторжения иракского режима (возглавляемого президентом Саддамом Хусейном) в Кувейт в 1990 году. Тогда кувейтские власти были обвинены в краже иракской нефти и организации заговора против правящего режима. Война длилась 40 дней и закончилась вытеснением иракских войск из Кувейта, сокращением военной и экономической мощи Ирака, а также введением блокады против страны, которая стала причиной драматического ухудшения гуманитарной ситуации в иракском государстве.

Корни этого конфликта восходят к периоду получения Ираком независимости от Соединенного Королевства в 1932 году, в то время как Кувейт стал независимым от британцев в 1961 году. Спустя неделю после провозглашения независимости Кувейта глава Ирака Абдель Керим Касем заявил о требованиях на кувейтскую территорию, что стало причиной международного кризиса. Лига арабских государств вмешалась в ситуацию, выслав арабские войска, состоящие из вооруженных сил Саудовской Аравии, Объединенной Арабской Республики и Судана, в Кувейт. Абдель Керим Касем аргументировал свои требования тем, что Кувейт был частью Ирака и был отнят у последнего в эпоху британского колониализма. 4 ноября 1963 года Ирак признал независимость и суверенитет Кувейта в пределах установленных им границ, а во время иранско-иракской войны Кувейт и Саудовская Аравия оказывали иракскому режиму экономическую поддержку. В частности, объем кувейтской помощи Ираку во время этой войны достиг почти 14 миллиардов долларов.

Багдад надеялся выплатить эти долги за счет повышения цен на нефть путем снижения уровня ее добычи со стороны ОПЕК, однако цены оставались на низком уровне, что вынудило Саддама Хусейна обвинить Кувейт в намеренном увеличении объема производства нефти с целью нанести Ираку ущерб. События стали принимать опасный характер: Саддам Хусейн начал обвинять Кувейт в том, что тот незаконно осуществлял работу по добыче нефти на иракской части совместного месторождения Румайла (кувейсткая часть месторождения имеет название Ратка). Так, президент Ирака Саддам Хусейн заявил, что целью ирано-иракской войны, которая длилась около восьми лет, была защита восточных границ арабского мира, а значит, Кувейт и Саудовская Аравия обязаны договориться с Ираком касательно выплаты долгов или вовсе простить их.

2 августа 1990 года крупные подразделения иракской армии перешли иракско-кувейсткую границу. На территории Кувейта оказались иракские бронемашины и танки, они установили контроль над ключевыми центрами страны, после чего Саддам Хусейн объявил Кувейт девятнадцатой провинцией Ирака. Эмир Кувейта шейх ас-Сабах бежал в столицу Саудовской Аравии — Эр-Рияд, где возглавил кувейтское правительство в изгнании, в то время как Ирак продолжал контролировать Кувейт в течение семи месяцев.

Соединенные Штаты возглавили коалицию из 38 стран по освобождению Кувейта. Операция коалиции получила название «Буря в пустыне» и началась на рассвете 16 января 1991 года после того, как Ирак не выполнил условие Совета Безопасности ООН о выводе своих войск из Кувейта в течение суток. Коалиционные силы во главе с Америкой начали интенсивные воздушные бомбардировки по всей территории Ирака. Всего было нанесено 109867 авиаударов в течение 43 дней, то есть 2555 удара в день, в ходе которых было использовано 60624 тонн бомб.

Ирак ответил на эти бомбардировки тем, что 17 января запустил семь ракет «Скад» в сторону Израиля, в попытке вовлечь его в войну. Кроме того, ряд ракет был запущен по городам Дахран и Эр-Рияд в Саудовской Аравии. Среди наиболее известных целей иракских ракет на территории Саудовской Аравии, стала американская военная зона в Дахране. В результате иракского ракетного удара погибли 28 американских солдат. Другие арабские страны также приняли участие в войне против Ирака, в то время как такие страны как Алжир и Марокко заняли нейтральную позицию. Были и те, кто заявил о своей поддержке Ирака, к примеру, Иордания.

Среди стран, которые послали войска для освобождения Кувейта, были Египет, Саудовская Аравия и другие государства Персидского залива. Что касается статистики потерь, понесенных иракской стороной, то они различны, но в среднем число погибших находится в пределах между 70 до 100 тысяч человек. Помимо этого 30 тысяч иракских солдат оказались в плену, было уничтожено четыре тысячи танков, 3100 орудий, 1856 автомобилей для перевозки солдат, а также около 240 самолетов. Это война является самой известной и ожесточенной межарабской войной современной эпохи.

Возможность новой межарабской войны в Персидском заливе

Вопрос о военном вмешательстве в Катар или любую другую страну связан с правом на вмешательство в дела других государств. Идет ли речь о вмешательстве по форме или содержанию, права на него нет ни у Саудовской Аравии, ни у Объединенных Арабских Эмиратов. Эти две страны являются такими же как Катар, и у них нет определенного рецепта для подобной интервенции, как это случилось, к примеру, в Йемене, где инициатором военных действий стало так называемое законное правительство, в то время как целью военного вмешательства в Катар является изменение существующего признанного режима, поэтому оно не будет иметь легитимный характер на международном уровне.

Саудовская Аравия и ОАЭ могут вмешаться в ситуацию в Катаре только, получив соответствующую резолюцию со стороны ООН, однако это практически невозможно сделать, если учесть, сколько у Катара союзников, а также все нюансы региональной и международной конкуренции.

Как следствие, вопрос о военной интервенции в Катаре не стоит на повестке дня у наблюдателей. Как уже было сказано выше в условиях нынешней международной действительности это не представляется возможным с точки зрения международного права, поскольку отсутствует соответствующий запрос от законного правительства, как и резолюции ООН, допускающие такое вмешательство. Еще одним важным фактором является широкая сеть союзнических отношений, которую имеет Катар. Не следует забывать о турецкой военной базе, на которой будут находиться пять тысяч военнослужащих, а также об американском призыве к началу диалога с целью урегулирования кризиса.

Вмешательство, о возможности которого намекали Саудовская Аравия и ОАЭ, нацелено на то, чтобы свергнуть нынешнее правительство в Катаре и заменить его другим режимом, внешняя политика которого отвечала бы интересам этих двух государств, однако этого возможно достичь только путем внутреннего переворота, а не вмешательства извне. Однако и это маловероятно, поскольку подобный переворот представляет потенциальную угрозу для нынешних монархических режимов в Персидском заливе. Если переворот произойдет в одной из этих стран, то остальные также окажутся под угрозой.

Возможность военной интервенции с целью свержения нынешнего режима представляла реальную опасность для Катара в первые дни кризиса, особенно если учесть неопределенность в позиции Соединенных Штатов в тот период. Об этом свидетельствует решение катарского руководства дать начало турецкому военному присутствию в стране, которое, с одной стороны, может помочь отразить попытки дестабилизировать страну изнутри. С другой стороны, это также имело бы для агрессоров политические последствия.

Катар — не единственная страна, которой угрожает возможность переворота в условиях нынешнего кризиса в Персидском заливе. Так, саудовские отношения с ОАЭ характеризуются большим количеством потенциально взрывоопасных проблем. Среди них вмешательство Эмиратов в Йемене, которое подрывает интересы Саудовской Аравии, повышение уровня взаимодействия между ОАЭ и Ираном. Все это, учитывая конфликты между эмиратцами и саудитами в прошлом, может стать причиной беспощадной войны в Персидском заливе, но уже между Саудовской Аравией и ОАЭ.

Йемен. Ливия. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 августа 2017 > № 2271050


Саудовская Аравия > Армия, полиция > ria.ru, 6 августа 2017 > № 2266714

Один террорист ликвидирован, двое задержаны в ходе рейда служб безопасности Саудовской Аравии в Восточной провинции, пишет газета Gulf Daily News.

Как сообщают местные СМИ, силы безопасности провели рейд в связи с многочисленными нападениями на полицейских в городе Сайхат. В ходе операции были задержаны два человека, третий подозреваемый в терроризме ликвидирован ответным огнем в столкновении с силовиками.

Отмечается, что группа террористов хотела предоставить боевикам материально-техническую поддержку и информацию о местонахождении сил безопасности королевства.

Саудовская Аравия > Армия, полиция > ria.ru, 6 августа 2017 > № 2266714


Россия. Иран. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Армия, полиция. Электроэнергетика > inosmi.ru, 23 июля 2017 > № 2254439

Ядерная Россия

Аюб Радвани, Sasapost, Египет

После подписания ядерного соглашения между Ираном и крупными державами в июле 2015 года эксперты предупреждали о возможности начала ядерной войны в регионе, и так охваченном всевозможными конфликтами. Речь шла о войне ядерных реакторов между ведущими региональными державами — Ираном, Турцией и Саудовской Аравией.

В этом отчете мы хотели бы осветить сектор ядерной энергетики на Ближнем Востоке, отрасль, в которой лидирует Россия, будучи крупнейшим поставщиком ядерных реакторов в мире и действуя через компанию-гиганта в этой сфере — Росатом.

Начало российского ядерного вторжения на Ближнем Востоке было положено в 2010 году, когда партнерам «русского медведя» был предоставлен широкий спектр всевозможных льгот и послаблений. В условиях экономического роста и увеличения численности населения подобные послабления были сделаны и в области ядерной энергетики.

В связи с этим возникает вопрос: способны ли государства обеспечить безопасность эксплуатации реакторов и контроль над ними?

Причина этих страхов восходит к прошлому, а именно — к взрыву ядерного реактора в Чернобыле в апреле 1986 года. Последствия этого взрыва в виде разрушений и радиоактивного заражения в течение десятилетий имели негативное влияние как на человека, так и окружающую среду.

Вопросы безопасности, касающиеся реакторов, особенно актуальны в случае стихийных бедствий и террористических угроз: иранские реакторы в Бушере расположены над зоной сейсмической активности, и, кроме всего прочего, они — в государстве, которое находится в небезопасном регионе, подверженном различным политическим потрясениям.

Что касается вопросов о переработке ядерных отходов и возможном применении ядерных реакторов в военных целях, то, по всей видимости, они имеют большое значение, в особенности для союзников — США и Израиля.

Ядерное сотрудничество способствует коммерческим амбициям

В 2009 году, когда на посту президента России находился Дмитрий Медведев (2008-2012), руководством была взята на вооружение новая стратегия развития ядерной энергетики, целью которой являлось укрепление производственного и экспортного потенциала страны.

Для обеспечения успеха данной стратегии Россия приняла решение вернуться на ближневосточный рынок, чтобы подписать самое большое количество сделок по строительству атомных реакторов в регионе.

В долгосрочной перспективе российская сторона рассчитывала достичь следующих целей: увеличить число торговых сделок с российской компанией, стимулировать исследования и разработки в ядерной сфере, укрепить энергетические связи между Москвой и ее партнерами на Ближнем Востоке, развивать торговые контакты в долгосрочной перспективе и расширять их за счет включения других секторов промышленности, в частности, военной, пищевой и текстильной.

Для стран, страдающих от регулярных отключений электричества, где внутренний спрос крайне высок, российское предложение хоть и дорогостоящее, но приемлемое. Такое решение избавит от головной боли лидеров стран региона, которые столкнулись с проблемой выбора между диверсификацией энергоресурсов, сохранением имеющихся природных ресурсов и необходимостью защиты окружающей среды.

Ввиду слабости или отсутствия опыта в сфере ядерной энергетики руководители крупнейших стран Ближнего Востока не имеют иного выбора, кроме как сотрудничать с Россией, особенно если учесть тот факт, что западные государства озабочены лишь тем, как обеспечить превосходство Израиля над соседями во всех областях.

Россия преуспела в продвижении своего ядерного продукта не только по причине нехватки энергетических источников или отсутствия опыта в развитии ядерной энергетики у ближневосточных стран. Дело в том, что Россия со своим коммерческим предложением избавляет партнеров от необходимости заботиться о вопросах, связанных с безопасностью и управлением: именно на нее ложится ответственность за материально-техническое обеспечение и безопасность планируемого строительства атомных электростанций.

В то же время следует отметить, что предложение Москвы принимает во внимание опасения крупных держав относительно того, что развитие и распространение ядерной энергетики в очень противоречивом регионе может подтолкнуть страны к использованию источников энергии не в мирных, а в военных целях. Западные государства часто обвиняли Россию в финансовой поддержке Ирана при строительстве ядерного объекта в Бушере и в передаче Ирану ядерных технологий, что, в свою очередь, может облегчить изготовление режимом «велайят-е факих» ядерного оружия.

Так, государство Владимира Путина приняло новую стратегию, известную как ВВО (Build — Own — Operate или «строй — владей — эксплуатируй»), чтобы предотвратить передачу ядерных технологий партнерам на Ближнем Востоке. Так, российская компания осуществляет строительство объекта, обеспечивает частичное или полное финансирование проекта, имеет права на владение объектом, управляет всей деятельностью реакторов, начиная от процесса их проектировки и заканчивая их устранением после истечения срока службы, а также контролирует процессы эксплуатации, переработки и утилизации радиоактивных отходов.

Со своей стороны правительства-партнеры обязаны покупать определенное количество киловатт-часов электроэнергии по заранее согласованной с Росатомом цене. Кроме того, на местные власти возложена ответственность за безопасность атомных станций в случае появления угроз из-за рубежа.

Наиболее серьезный недостаток ядерного сотрудничества между Россией и странами Ближнего Востока заключается в том, что на время работы ядерного реактора заключенные контракты угрожают связать будущее этих стран с российским опытом в области энергетики. В конце 2016 года один лишь Тегеран имел право на владение ядерным объектом, что в значительной степени обеспечило его независимость в принятии решений, в то время как Турция, Иордания и Египет подписали соглашение с Росатомом на условиях ВВО. Также выразили желание сотрудничать с Россией в ядерной сфере Алжир, Тунис и Саудовская Аравия.

Аюб Радвани — марокканский исследователь в области политической географии.

Россия. Иран. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Армия, полиция. Электроэнергетика > inosmi.ru, 23 июля 2017 > № 2254439


Германия. Египет. Саудовская Аравия > Армия, полиция > rg-rb.de, 21 июля 2017 > № 2250134

Германия продаст вооружение Египту и Саудовской Аравии

Решение о продаже вооружений принято в интересах безопасности, заявили в правительстве. Оппозиция считает иначе

Правительство Германии одобрило продажу вооружений двум ближневосточным государствам. Об этом на минувшей неделе сообщило агентство Reuters.

Саудовская Аравия получит четыре патрульных корабля беговой охраны, построенных на Lürssen-Werft, 110 грузовых автомобилей производства Rheinmetall MAN Military Vehicles GmbH, а также военную продукцию и обмундирование Fritz Werner.

Египет станет обладателем подводной лодки концерна ThyssenKrupp Marine System.

Источник в министерстве экономики сообщил, что, принимая решение о продаже военной продукции Каиру и Эр-Рияду, Берлин руководствовался внешнеполитическими соображениями и интересами в сфере политики безопасности.

Сопредседатель партии «Левая» Катя Киппинг (Katja Kipping) подвергла правительство Германии критике в связи с продажей вооружения на Ближний Восток, поскольку в этих странах происходят нарушения прав человека. По её словам, это способствует возникновению новых причин для бегства жителей. Эксперт партии «Зелёных» по вопросам безопасности Агнешка Бруггер (Agnieszka Brugger) также считает, что принятое решение противоречит политике безопасности и соблюдения прав человека.

Кирилл Балберов

Германия. Египет. Саудовская Аравия > Армия, полиция > rg-rb.de, 21 июля 2017 > № 2250134


США. Саудовская Аравия. Иран. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 июля 2017 > № 2250384

Холодная война объясняет хаос на Ближнем Востоке

Мартин Шори (Martin Schori), Aftonbladet, Швеция

Ближний Восток раздирают разнообразные конфликты от кровавых войн до тайной закулисной борьбы за власть.

Эти конфликты выглядят по-разному, но у них есть кое-что общее: все они — элементы холодной войны, опосредованной войны между державами Саудовской Аравией и Ираном.

А теперь США и Россию тоже втягивают в эту борьбу.

Если несколько упростить, то можно сказать, что конфликт Ирана и Саудовской Аравии разразился после иранской революции 1979 года, когда Иран стал шиитским государством. Это обеспокоило Саудовскую Аравию и других суннитов Персидского залива, имеющих угнетенные шиитские меньшинства. Никто не хотел, чтобы у них тоже случились бунты шиитов, подобные иранскому.

Когда после войны в Ираке в 2003 году пал режим Саддама Хуссейна, в регионе возник вакуум. Саудиты посчитали, что это их шанс вступить в игру, заполнить пустоту и сменить Ирак в роли противовеса Ирану.

Конфликт Ирана и Саудовской Аравии серьезно обострился на фоне последствий арабской весны, которая повергла Ближний Восток в хаос и открыла возможности для смены режимов и игры на новом уровне. Как в Иране, так и в Саудовской Аравии разжигались противоречия суннитов и шиитов — представителей двух направлений ислама, которые часто мирно живут бок о бок, но теперь оказались втянуты в борьбу за власть, землю и деньги.

Временами конфронтация становилась открытой, как в тот раз, когда иранские демонстранты пошли на штурм саудовского посольства или когда вооруженные люди атаковали несколько объектов в Тегеране (и иранский режим обвинил Саудовскую Аравию).

Но в большинстве случаев конфликт развивался через посредников, подобно холодной войне Советского Союза и США. То есть, Саудовская Аравия и Иран финансируют и вооружают разные стороны в конфликтах по всему региону.

Сирия

То, что начиналось как гражданская война, сейчас превратилось в сложное поле боя, на котором столкнулись и борются за влияние такие державы, как США, Россия, Турция, Саудовская Аравия и Иран.

Иран поддерживает режим президента Башара Асада. Он посылает в страну тысячи солдат своих элитных подразделений для участия в боях с оппозицией. Кроме того, Иран помогает военизированной организации Хезболла из Ливана, которая сражается на стороне Асада, а также финансирует и вооружает другие шиитские группировки, участвующие в этой войне.

Саудовская Аравия поддерживает ополченцев, среди которых преобладают сунниты, таких как Свободная армия Сирии, а также группировки, связанные с «Аль-Каидой» (запрещенная в РФ террористическая организация — прим. пер.), например, Джебхат ан-Нусра (запрещенная в РФ террористическая организация — прим. пер.). Когда Иран и Россия начали играть более активную роль в сирийской войне, Саудовская Аравия значительно увеличила поставки оружия.

Йемен

Гражданская война в Йемене — вероятно, самый яркий пример иранско-саудовского конфликта. Десятки тысяч йеменцев стали жертвами войны, в стране наступил массовый голод. Все началось с того, что шиитские повстанцы, хуситы, в 2016 году захватили столицу страны Сану. Саудиты ответили градом бомб.

Иран поддерживает хуситов, пришедших из северной части Йемена.

Саудовская Аравия поддерживает бывшее суннитское правительство. Вместе с США и другими суннитскими государствами, такими как Египет, Судан и страны Персидского залива, саудиты создали коалицию, которая борется с хуситами в ходе воздушных и наземных операций.

Ирак

Шиитское ополчение играет важную роль в борьбе против ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация — прим. пер.) в Ираке. После освобождения Мосула Ирак в принципе «передали» соседнему Ирану, как было заявлено в статье в New York Times. Контроль над Ираком, страной, с которой когда-то была кровавая война, а теперь в ней правит режим, доброжелательно настроенный по отношению к Ирану, стал бы важной победой Ирана в опосредованной войне с Саудовской Аравией. При иранской поддержке войска уже достигли южной границы Ирака и Сирии, что расчищает путь из Багдада в Дамаск и в целом к Средиземному морю. Это станет трамплином для роста влияния Ирана во всем регионе.

Иракское правительство обвинило Саудовскую Аравию в поддержке ИГИЛ, но официально саудиты предпочитают финансировать суннитские группировки в борьбе с иранским влиянием.

Иран поддерживает правительство, в котором преобладают шииты, а также союзников-ополченцев.

Саудовская Аравия поддерживает суннитские группировки.

Катар

Соседи государства Персидского залива Катара недавно начали против него блокаду, утверждая, что Катар «поддерживает терроризм».

Однако критики указывают на то, что этот остракизм — скорее наказание за то, что суннитский Катар, в отличие от соседей, поддерживает связи с Ираном, что остальные считают предательством.

Бахрейн

70% жителей Бахрейна — шииты, однако страной железной рукой правит суннитский клан Халифа.

В ходе арабской весны 2011 года в Бахрейне тоже возникли революционные настроения, и целых 100 тысяч человек вышли на улицы, чтобы показать свое недовольство. Всего население Бахрейна насчитывает один миллион.

Демонстранты выступили под лозунгом «Сунниты и шииты — братья, наша страна не продается». Они протестовали против коррумпированного режима. Саудовская Аравия встревожилась из-за этих народных волнений на своем заднем дворе. Демонстрации изображались как бунт шиитов, и Саудовская Аравия послала в Бахрейн тысячи солдат. Многих протестующих схватили, бросили в тюрьмы, пытали. Среди них были несколько шведских граждан.

Иран встал на сторону демонстрантов. Иранский режим сразу поддержал восстание и отозвал своего посла в знак протеста против насилия.

Саудовская Аравия поддержала правительство клана Халифа.

А как же Россия и США?

Опосредованную войну Ирана и Саудовской Аравии часто сравнивают с холодной войной Советского Союза и США в 70-е и 80-е. Сравнение стало еще более актуальным после того, как нынешние правительства Америки и России, похоже, выбрали стороны в «новой» войне.

Президент США Дональд Трамп недавно указал на Иран как на величайшую угрозу миру. В ходе своей предвыборной кампании он предостерегал, что Иран «захватит Йемен. Захватит Сирию. Захватит всех». Вместе с тем он заключил масштабные оружейные сделки с саудитами и отказался осудить их преступления против прав человека.

С одной стороны, война в Сирии сблизила Россию и Иран, которые заняли сторону Башара Асада.

Но мировая политика часто бывает непоследовательна. В Йемене и Сирии мировая держава США объединяется с Саудовской Аравией, но в Ираке Америка сражается против ИГИЛ плечом к плечу с ополченцами, которых поддерживает Иран.

США. Саудовская Аравия. Иран. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 июля 2017 > № 2250384


Казахстан. Турция. Саудовская Аравия. РФ > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > kapital.kz, 17 июля 2017 > № 2247110

В черном списке Турции оказались почти 2 тысячи казахстанцев

В целом под запрет попали 54 тысяч граждан 146 стран

Турция составила черный список из почти 54 тысяч граждан из 146 стран мира, которым запрещен въезд на территорию Турции по причине связей с террористическими организациями. Об этом пишет Sputnik Казахстан.

Согласно докладу министерства внутренних дел Турецкой Республики о борьбе с ДАИШ (ИГИЛ — террористическая группировка, запрещена на Казахстане, России и ряде других стран), в топ-лист попали 1914 граждан Казахстана. Также в списке состоят граждане Саудовской Аравии, Туниса, России, Марокко, Таджикистана, Франции, Ирака, Азербайджана и Бельгии.

«53 781 гражданину из 146 стран запрещен въезд в Турцию из-за связей с террористами и возможным проникновением в зоны конфликта», — говорится в докладе.

МВД Турции поясняет, что в список вошли те государства, граждане которых подозреваются в сотрудничестве с террористическими организациями и совершавшие поездки в зоны вооруженного конфликта в Сирии. К ним относятся Тунис, Саудовская Аравия, Казахстан, Франция, Россия и Бельгия.

Казахстан. Турция. Саудовская Аравия. РФ > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > kapital.kz, 17 июля 2017 > № 2247110


Иран. Саудовская Аравия > Армия, полиция > iran.ru, 14 июля 2017 > № 2245049

Саудовская Аравия потратила $ 87 млрд. на пропаганду терроризма и экстремизма

Глава отдела международной безопасности МИД Ирана Голямхоссейн Дехгани рассказал, что за последние 50 лет Саудовская Аравия потратила 87 миллиардов долларов на пропаганду такфиристических идеологий и насильственного экстремизма, сообщает Mehr News.

В своем выступлении на сорок четвертой сессии Совета министров иностранных дел Организации исламского сотрудничества (OIC), организованной в столице Кот-д'Ивуара, выступил генеральный директор по вопросам политики и международной безопасности МИД Ирана Голямхосейн Дехгани.

Дехгани отметил некоторые сообщения европейских стран, в которых признается, что основным виновником распространения такфирстских идеологий и насильственного экстремизма является Саудовская Аравия, добавил, что «за последние 50 лет саудовский режим напрямую спонсировал производство и перепроизводство такфиризма, потратив 87 миллиардов долларов на этот проект».

Дехгани отметил, что, хотя Саудовская Аравия является главным спонсором идеологий такфиризма, совершенно абсурдно утверждать, что Иран спонсирует терроризм. «Заявление Эр-Рияда полностью противоречит духу и принципам Устава OIC», - подчеркнул он.

«Любая поддержка OIC правителей Саудовской Аравии только укрепит уверенность Саудовской Аравии в дальнейшем продвижении своей экстремистской, насильственной, террористической и сектантской политики среди мусульманских стран», - сказал Дехгани, предупредив, что эта тенденция в конечном итоге подрывает и ослабляет единство мусульман.

Дехгани далее подчеркнул, что авторитет и эффективность OIC в последние годы получили серьезный ущерб из-за односторонних мер Саудовской Аравии.

Дехгани также выразил готовность Ирана работать с исламскими странами в целях поощрения умеренности, обуздания всеобъемлющего экстремизма и прекращения столкновений и конфликтов в государствах-членах OIC.

Иран. Саудовская Аравия > Армия, полиция > iran.ru, 14 июля 2017 > № 2245049


Саудовская Аравия. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 июля 2017 > № 2243631

Внутренняя война Саудовской Аравии

Кристиан Вайсфлог (Christian Weisflog), Neue Zürcher Zeitung, Швейцария

Сунниты и шииты воюют не на жизнь, а на смерть не только в Сирии, Ираке и Йемене. В малых масштабах эта война бушует и на востоке Саудовской Аравии. Но из-за цензуры почти нет независимых сообщений и фотографий.

Бронированные автомобили на улицах, разрушенные дома и выстрелы в воздух — к таким сценам мы привыкли в Сирии. Но подобное происходит сейчас и в шиитском городе Аль-Авамия в восточной части Саудовской Аравии, только повстанцы — шииты, а режим — суннитский.

Разрушение старого города

С мая в городе с населением в 30 тысяч человек саудовские силы безопасности с огромной жестокостью преследуют «террористов». Город находится в осаде, в окружении контрольно-пропускных пунктов. 10 мая бульдозеры начали снос около 500 исторических домов в районе Аль-Мосавара. Разрушение узких улиц должно заблокировать повстанцам пути к отступлению. Но важно также уничтожить историческое и культурное наследие, пояснил информационному агентству AFP активист, бежавший в Великобританию из Аль-Авамии.

ООН раскритиковала снос 400-летних зданий. Саудовское правительство оправдывает свои действия тем, что речь идет о проекте модернизации, так как старые здания не соответствовали стандартам.

Однако разрушение старого города не сломило восстание. Снова и снова происходят нападения и бои с жертвами. Повстанцев хоронят в процессиях как мучеников, их портреты распространяют в интернете.

Шиитский протест в Аль-Авамии против суннитского режима в Рияде имеет глубокие корни. Своей исторической кульминации он достиг во время арабской весны. Одновременно с протестами в соседнем Бахрейне шииты на востоке Саудовской Аравии требовали больше прав и свобод. Лидером в Аль-Авамии тогда был клирик Нимр аль-Нимр (Nimr al-Nimr). Еще в 2009 году во время пятничной молитвы он высказался за отделение шиитских территорий, если не будут соблюдаться права религиозных меньшинств. Нимр, который постоянно призывал своих последователей к ненасильственным протестам, был казнен в прошлом году.

Саудовская дилемма

Казнив представителя духовенства, Рияд еще больше усугубил напряженность между суннитами и шиитами. В ответ разъяренная толпа ворвалась в посольство Саудовской Аравии в Тегеране. Тогда Саудовская Аравия разорвала дипломатические отношения с Ираном и призвала своих союзников в Совете сотрудничества стран Персидского Залива последовать ее примеру. Эскалация напряженности с Тегераном, вероятно, была хорошо просчитана, и образ государства-противника Ирана позволял представить собственную интерпретацию шиитского восстания в самой Саудовской Аравии. Рияд заявлял, что Иран подстрекает и финансирует террористов.

Но саудовская королевская семья все слишком упрощает. Шиитское меньшинство — примерно 10-15% населения — в течение многих десятилетий страдает от дискриминации в Саудовской Аравии, будь то на работе в государственных учреждениях, в том числе юстиции или армии, или в свободе веры.

Согласно отчету правозащитной организации Human Rights Watch, со стороны режима были попытки диалога с шиитским меньшинством, но на пути реального примирения стоят собственные интересы власти. Саудовская королевская семья получает законные права на основе принципов ваххабизма — ультраконсервативной интерпретации суннитского ислама. В глазах ваххабитских проповедников, шииты — просто «неверные». Если уравнять суннитов и шиитов в правах, правители подорвут собственные притязания на власть. Дилемма.

Неустанное подавление шиитского сопротивления Риядом толкает меньшинство в руки Тегерана. Если этот раскол увеличится, последствия для Саудовской Аравии могут быть значительными. Шиитское меньшинство живет в основном на северо-востоке страны, где находятся большинство саудовских нефтяных месторождений. Отделение этих территорий станет фатальным. Этим можно объяснить и нынешние панические действия против Катара, который Саудовская Аравия обвиняет в излишней близости к Ирану.

Саудовская Аравия. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 июля 2017 > № 2243631


Саудовская Аравия. Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 11 июля 2017 > № 2243796

Купит ли Саудовская Аравия вооружения у России?

Саудовская Аравия и Россия подписали предварительные соглашения по экспорту российских вооружений на сумму $3,5 млрд. Состоится ли сделка?

Очередные интересные новости с мирового рынка вооружений пришли из Саудовской Аравии — страна в очередной раз подписала крупное соглашение на поставку зарубежной военной техники. На этот раз речь идёт не о традиционных закупках в союзных США, а приобретении российского оружия на сумму $3,5 млрд. Такая информация была распространена главой госкорпорации «Ростех» Сергеем Чемезовым. Детальной информации о том, какие вооружения хочет приобрести Эр-Рияд, пока нет, однако известно, что о твёрдых контрактах речи пока не идет — имеется предварительное соглашение. По словам главы «Ростеха», Эр-Рияд заинтересован в производстве вооружения на своей территории с передачей части технологий, при этом Россия готова на такое сотрудничество по определённым областям, например, стрелковому оружию.

Зачем Саудовской Аравии российское оружие?

Далеко не секрет, что Эр-Рияд давно сделал ставку на закупки вооружения у своего ближайшего союзника — США. К примеру, за время двух президентских сроков Барака Обамы Саудовская Аравия приобрела американского вооружения на сумму $115 млрд, а в мае 2017 года новый президент США Дональд Трамп подписал со своим ближневосточным союзником соглашения в области военно-технического сотрудничества на $110 млрд.

При этом Эр-Рияд имеет возможность закупать даже самую сложную и технологичную американскую технику, такую как системы противоракетной обороны THAAD (Terminal High Altitude Area Defense) и спутники предупреждения о ракетном нападении SBIRS (Space-Based Infrared System — инфракрасная система космического базирования).

С учётом того, что Саудовская Аравия обладает сотнями единиц самого современного западного вооружения практически во всех категориях — от авиации и до сухопутной техники, то закупка относительно небольшого количества (по меркам Эр-Рияда) российской военной техники выглядит достаточно нелогично. Вероятнее всего, руководство Саудовской Аравии просто проводит политические игры, пытаясь показать хотя бы какую-то независимость от США своим ближневосточным суннитским союзникам. Кроме того, в последние годы Эр-Рияд пытался купить у России таким образом часть влияния в Сирии, возникали слухи и о сделках стоимостью более $10 млрд в обмен на «сдачу» Башара Асада.

Еще раньше, в 2007—2009 годах был подготовлен целый пакет российско-саудовских контрактов, достигающий суммы как минимум в $4 млрд и включающий танки Т-90С, штурмовые вертолёты Ми-35М и Ми-28Н, военно-транспортные вертолёты Ми-17, боевые машины пехоты БМП-3 и различные средства противовоздушной обороны. Ни одна из этих сделок так и не была реализована. Единственный же реальный интерес саудитов был связан с российскими оперативно-тактическими ракетными комплексами (ОТРК) «Искандер», однако в 2016 году Сергей Чемезов заявил, что экспорт этих систем запрещён (правда, как оказалось, не для всех — союзник России по ОДКБ Армения получила эти ОТРК, вероятно, Белоруссия также рано или поздно приобретёт это оружие). По мнению всё того же Чемезова, в эти годы Эр-Рияд пытался влиять на политику России в отношении Ирана (надо сказать, что в какой-то мере это удалось), обещая купить оружия на сумму до $20 млрд, если Москва не поставит Тегерану зенитные ракетные комплексы С-300. Тем не менее, несмотря на заморозку контрактов с Ираном (пока санкционный режим ООН не был ослаблен), никакого оружия Саудовской Аравией приобретено не было. К сожалению, для российских производителей оружия, сейчас всё, скорее всего, закончится точно так же, поэтому спешить записывать Саудовскую Аравию в список покупателей российского вооружения пока не надо.

Леонид Нерсисян

Саудовская Аравия. Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 11 июля 2017 > № 2243796


Иран. Саудовская Аравия > Армия, полиция > iran.ru, 7 июля 2017 > № 2248953

Командующий КСИР назвал Саудовскую Аравию новым террористическим государством

Командующий иранским Корпусом стражей Исламской революции генерал Мохаммад Али Джафари описал Саудовскую Аравию в качестве нового террористического государства, сообщает Tasnim News.

Он также объявил, что останется на посту командующего КСИР еще на три года, до 2020 года. Срок его службы в этой должности истекал через три месяца.

В своем выступлении на собрании КСИР в Тегеране, Джафари подчеркнул угрозу со стороны Саудовской Аравии, которая поддерживает противостоящие Ирану стороны в нескольких региональных конфликтах.

"Сегодня саудовцы становятся террористическим государством в регионе", - сказал он. "Сегодня в нашем регионе только те страны, которые достаточно сильны, будут оставаться в безопасности. Мы сталкиваемся с врагом, который понимает только язык силы, поэтому мы не можем говорить с врагом другим языком", - отметил генерал. Однако Джафари заметил, что еще существует возможность для переговоров.

"Некоторые пытаются сказать, что мы против взаимодействия с миром и стремимся к войне, - сказал он. Я громко заявляю, что КСИР также стремится к миру, но мира можно достичь, только если противник боится начать войну с нами и опасается ее последствий".

Иран. Саудовская Аравия > Армия, полиция > iran.ru, 7 июля 2017 > № 2248953


Великобритания. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 6 июля 2017 > № 2244403

«За радикализацией ислама в Великобритании стоит Саудовская Аравия»

The Guardian: Мэй не решается опубликовать доклад об исламских экстремистах, подготовленный еще полгода назад

Британское независимое исследовательское общественное объединение «Общество Генри Джексона» подготовило доклад, который может испортить отношения Лондона и Эр-Рияда.

К такому выводу приходит редактор отдела дипломатии британской The Guardian Патрик Уинтур (Patrick Wintour), отмечающий, что «отчет о результатах исследования, посвященного вопросам внешнего финансирования терроризма в Соединенном Королевстве, был подготовлен еще шесть месяцев назад. Однако привел чиновников Министерства внутренних дел в состояние такого ужаса, что они стали оказывать давление на премьер-министра, стараясь не допустить огласки документа».

«А вся проблема в том, — утверждает автор, — что спонсором номер один исламского экстремизма является Саудовская Аравия, стратегический партнер США на Ближнем Востоке. Обнародование данных может нарушить существующее положение в районе Персидского залива, именно поэтому и МИД тоже настроен «замолчать» доклад».

В работе специалистов «Общества Генри Джексона» открывается неприятная для политических деятелей Туманного Альбиона истина: «Саудовская Аравия спонсирует экспорт ваххабитского ислама в страны Запада с 60-х годов ХХ века, создавая, развивая и подпитывая мусульманские общины в Европе. В Великобритании это финансирование в основном принимало форму пожертвований мечетям и исламским образовательным учреждениям (медресе), в которые, в свою очередь, направлялись самые ярые пропагандисты экстремизма, проповедовавшие нормы салафизма и распространявшие литературу исламизма крайнего толка».

Эр-Рияд работал и «в обратную сторону», приглашая наиболее набожных и способных убеждать своими речами окружающих британских мусульман на курсы обучения и повышения квалификации на Аравийский полуостров, где их накачивали догмами «до полного отрешения от окружающего мира и комплексного ухода в мир, где правит Аллах». Так называемые независимые исламские школы в Великобритании на деле независимы только от одной стороны — англосаксонской, а вот с саудитами у них совсем другие отношения, в свете которых «британских независимых мусульман» правильнее было бы называть «проповедниками исламских идей в саудовской версии».

В докладе прямым текстом сообщается, что «Британия — одно из европейских государств, где проводники идеологии салафитов-ваххабитов наиболее одиозны, не стремятся особенно маскировать свою ненависть по отношению к «неверным». Эти деятели честно отрабатывают свои деньги, присылаемые им из Саудовской Аравии, но, похоже, что они настолько углубились в свою веру, что готовы воевать с любой идеологией бесплатно и беспрерывно».

«Безусловно, многие страны, раскинувшиеся вокруг Персидского залива — главным образом суннитские, но и шиитский Иран в том числе, — виновны в продвижении экстремизма. Но на вершине списка благодаря агрессивной политике распространения радикального ислама, вне всякого сомнения, следует разместить Саудовскую Аравию», — убежден Том Уилсон (Tom Wilson), сотрудник «Центра реагирования на радикализацию и проявления терроризма в обществе» (Centre for the Response to Radicalisation and Terrorism at the society) и руководитель команды, работавшей над составлением доклада. — В свете этого не может не вызывать как минимум ироничную улыбку заявление Эр-Рияда о том, что главным и единственным спонсором и проводником экстремизма и терроризма в регионе является Катар. Такие заявления не воспринимаются иначе как демонстрация обнаруженной в чужом глазу соринки, не обращая при этом внимания на бревно, торчащее в своем. Да, лидеры Саудовской Аравии вроде бы признали необходимость урезать финансирование экстремизма (происходящего, разумеется, без ведома и не по вине правящих кругов страны), но вместо этого размер материальной помощи ваххабитам чудесным образом увеличился».

По данным докладчиков, в 2007 году Саудовская Аравия потратила не менее 2 миллиардов долларов на пропаганду салафизма во всем мире. В 2015 году эта цифра удвоилась.

Применительно к Соединенному Королевству точную цифру финансовой поддержки из неопубликованного доклада Патрику Уинтуру извлечь не удалось. Однако он добыл другие характеристики, позволяющие судить о том, что забота саудитов о житье-бытье салафизма на территории Альбиона ширится и множится: в 2007 году в Англии, Уэльсе, Шотландии и Северной Ирландии функционировало 68 мечетей именно ваххабитской направленности. Семь лет спустя их было зафиксировано уже 110. А число тех, кто постоянно посещал эти храмы, составляло в 2014 году 44 994 человека. В докладе говорится, что наиболее известные проповедники ислама в Великобритании, такие как Абу Катада, Абу Хамза, Абдулла аль-Фейсал и Шейх Омар Бакри, принадлежат к экстремистской ветви ислама.

Составители доклада, отмечает The Guardian, ни в коем случае не хотят свести все к тому, что исламский экстремизм в Великобритании финансируется исключительно Саудовской Аравией. Указывают авторы и на то, что несколько радикализировавшихся мечетей спонсировались фондом Al-Muntada Trust, находящимся на полном содержании Катара. В частности, группа молодых валлийцев из Кардиффа, отправившаяся в Сирию воевать на стороне «Исламского государства» (организация, запрещенная в Российской Федерации — прим. ИА REGNUM ), была идеологически обработана в мечети Al-Manar, патронируемой названным выше фондом.

«Попытки нескольких (арабских) государств влиять на мусульманские общины в европейских странах, в частности, на группы лиц, исповедующих ислам в Великобритании, носят системный антизападный характер, направленный на формирование пренебрежительного отношения к либеральным ценностям», — заключают авторы доклада, которому, выдвигает предположение корреспондент The Guardian, похоже, так и не удастся увидеть свет.

Общество Генри Джексона (Henry Jackson Society) — независимое британское общественное объединение, основанное при Кембриджском университете в 2005 году. Названо в честь американского сенатора-демократа Генри Джексона. Цель — исследования различных аспектов международной политики Великобритании. Сегодня чаще его называют модным термином think tank, мозговой или аналитический центр.

Владимир Добрынин

Великобритания. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 6 июля 2017 > № 2244403


Катар. Саудовская Аравия. ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 6 июля 2017 > № 2235286 Дмитрий Фроловский

Чем закончится блокада Катара

Дмитрий Фроловский

После начала блокады Катара Эр-Рияд неожиданно выяснил, что Дохе есть что сказать в ответ, и с этими аргументами придется считаться. Теперь перед Саудовской Аравией стоит непростой вопрос, как лучше договориться с Катаром, чтобы не показать слабость. Саудовская позиция наверняка будет смягчаться, а Доха в ответ придет на помощь «старшему брату», выполняя наименее радикальные требования

Конфликт небольшого эмирата Катар и группы государств во главе с Саудовской Аравией вышел на новый этап. Катарцы отказались выполнять требования предъявленного им ультиматума, а значит, противостояние теперь затянется на несколько месяцев, а возможно, и лет. Отношения между союзниками США на Ближнем Востоке никогда не были идеальными, но нынешний кризис не имеет аналогов в истории. И даже если дальше он будет развиваться по самому консервативному и спокойному сценарию, то все равно необратимо изменит правила, по которым строится международная политика в регионе.

Катарское упорство

Продолжающаяся уже несколько недель блокада Катара − это результат коллективных действий целой группы стран во главе с Саудовской Аравией: Бахрейна, ОАЭ, Египта, Йемена и Ливии. Они разорвали с эмиратом дипломатические отношения, закрыли сухопутную границу, прервали морское и авиасообщение. Неформальным сигналом к началу блокады стал недавний визит президента США Дональда Трампа в Эр-Рияд. В конце мая глава Белого дома на полях антитеррористического саммита провел встречи с представителями более пятидесяти государств исламского мира. Поездка должна была вернуть надежду на объединение суннитских стран для коллективной борьбы с экстремизмом, а возможно, и дать импульс к созданию местной версии НАТО.

Однако пока вместо единства возникают только новые конфликты. В ходе визита Эр-Рияд заключил рекордные по суммам военные контракты с США и воспринял это как карт-бланш для жесткого внешнеполитического курса. Уверовавшие в собственные силы саудиты с особым рвением принялись укреплять свои позиции в регионе. Соседний Катар пришелся как нельзя кстати для демонстрации амбиций и мощи Эр-Рияда. Небольшой, но богатый эмират хоть и входит в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) и воюет бок о бок со странами саудовской коалиции в Йемене, умудрялся сохранять собственный внешнеполитический курс.

На протяжении многих лет Катар активно поддерживал исламистские группировки по всему региону (например, движение «Братья-мусульмане»), многие из которых раздражали и Эр-Рияд, и Тель-Авив. Доха стала одним из центров поддержки «арабской весны», из студий «Аль-Джазиры» открыто звучала критика внутренней и внешней политики Саудовской Аравии, ее союзников, а также Израиля. По слухам, фотография с сайта телеканала, на которой изображен саудовский король Салман, сидящий рядом с женщиной с непокрытой головой из команды Трампа, вызвала особый гнев саудовского правителя.

Эр-Рияд давно планировал приструнить Доху, но все время оглядывался на Вашингтон. Саудовские и израильские лоббисты много лет уговаривали Белый дом решить катарский вопрос, но Обама стоял до последнего. Зато визит Трампа на фоне его обещаний бороться с терроризмом развязал саудитам руки. Администрации Трампа нужна была показательная жертва, чтобы продемонстрировать серьезность своих антитеррористических намерений, и под давлением Израиля и Саудовской Аравии выбор пал на Катар.

Решающую роль саудовского и израильского давления подтверждает то, что ни по тесноте связей с Ираном, ни по масштабам поддержки экстремистских группировок Катар не сильно выделяется на фоне других монархий Персидского залива. Широко известно, что семьи и фонды из Саудовской Аравии оказывают даже более масштабную поддержку различным радикальным группировкам, а ОАЭ за последние годы выстроили прочные бизнес-отношения с иранской элитой. Но подогретый усилиями лоббистов Вашингтон проигнорировал факты и дал саудитам добро на усмирение Дохи.

В первые дни новость о блокаде вызвала в Катаре состояние близкое к панике. Почти половина продуктов питания импортируется из Саудовской Аравии по наземной границе, а другая часть через морские порты, среди которых Джебель-Али в ОАЭ. Закрытие этих каналов снабжения могло обернуться массовым голодом. Кроме того, блокада страны, владеющей крупнейшим флотом по перевозке сжиженного газа, не сулила ничего хорошего и в энергетической сфере.

Однако Катар оказался готов к сопротивлению, застав врасплох многих в саудовском руководстве. Худшие опасения не подтвердились: эмират быстро нашел альтернативные каналы поставки продовольствия, а Иран предоставил морской и воздушный коридор.

Ожидаемый отказ выполнять 13 пунктов ультиматума, поддержка со стороны Анкары и Тегерана, а также решение увеличить добычу и поставки СПГ на 30% к 2024 году (до 100 млн тонн в год) – все это однозначно указывает на то, что Доха не намерена сдаваться.

Интервенция или переворот

Катарское упорство поставило Саудовскую Аравию в неловкое положение, и теперь уже Эр-Рияду надо искать способ выйти из сложившейся ситуации, сохранив лицо.

Наименее вероятный вариант – это военная интервенция. Всего несколько лет назад, в 2011 году, Саудовская Аравия при поддержке Катара и других монархий Залива уже вводила войска для подавления шиитских демонстраций в Бахрейне. Применение саудитами военной силы против одной из стран-союзниц по ССАГПЗ до сих пор свежо в памяти у многих в регионе.

После Бахрейна ввод саудовских войск в Йемен в 2015 году уже не вызвал такого шока, но добавил Эр-Рияду опыта военных интервенций в соседних государствах.

На фоне низких цен на нефть, бюджетного дефицита и высокой безработицы у саудовского руководства есть все основания и дальше придерживаться жесткого внешнеполитического курса для консолидации общества внутри страны. Еще органичнее такой курс будет смотреться, если проводить его будет новый, молодой и активный король Мухаммед бин Салман. Тридцатиоднолетний наследник явно скоро сменит на престоле своего отца, восьмидесятиоднолетнего короля Салмана ибн Абдул-Азиз Аль Сауда.

Однако провести военную кампанию в Катаре, где расположены американская и турецкая военные базы, невозможно без согласования с США. А Вашингтон, несмотря на активную работу лоббистов, хорошо осознает важность Дохи как посредника при общении с исламскими радикалами всех мастей и вообще как важного союзника США на Ближнем Востоке.

К примеру, в мае 2014 года Катар убедил талибов освободить американского солдата Боуи Бергдала, а пару месяцев спустя поспособствовал освобождению журналиста Питера Тео Кертиса из сирийского плена «Фронта ан-Нусра». Несмотря на общение с радикалами, катарская разведка плотно сотрудничает с американскими коллегами, и в этом вопросе Доха полностью лояльна Вашингтону. Поэтому Белый дом вряд ли одобрит военное вмешательство, а нынешняя показательная порка Катара – это максимум, на что готова команда Трампа.

Руководство США уже смягчает свою позицию по катарскому кризису: на смену фактическому одобрению блокады Трампом в твиттере пришел призыв госсекретаря Тиллерсона к переговорам и компромиссу.

Военное вмешательство хоть и принесет Эр-Рияду дивиденды в краткосрочной перспективе, но в долгосрочной поставит под удар привычный формат взаимодействия в регионе. Другие монархии Залива начнут искать возможность обезопасить себя от потенциального вторжения, налаживая связи с Ираном или Турцией.

Другой вариант саудовской реакции – это подготовка в Катаре государственного переворота. Эр-Рияд давно мечтает сместить нынешнюю правящую династию Аль Тани, поскольку воспринимает их как выскочек и угрозу для целостности саудовского блока.

Род Аль Тани перебрался в Катар из Неджда, центрального региона Саудовской Аравии, и правит эмиратом с самого обретения независимости в 1971 году. Катарская династия принадлежит к племени бану Тамим, представители которого известны в Саудовской Аравии как члены влиятельного консервативного духовенства. Получается, что род, который в Саудовской Аравии является просто влиятельным, в Катаре руководит целой страной и даже осмеливается противоречить саудовским королям.

Поэтому в Эр-Рияде были бы рады поставить во главе эмирата кого-нибудь из представителей конкурирующих внутри королевской семьи кланов или даже катарской армии. По слухам, спецслужбы Саудовской Аравии работают над реализацией подобного плана на протяжении многих лет, и именно страх государственного переворота стал одной из основных причин неожиданной передачи власти от эмира Хамада бен Халифы Аль Тани его сыну Тамиму бин Хамаду Аль Тани.

Но даже если эти обвинения против Эр-Рияда верны, нынешний кризис, наоборот, укрепил позиции катарской династии. Катарцы сейчас испытывают чувства, знакомые россиянам по событиям в Крыму 2014 года. На крупнейшем базаре Катара в Сук-Вакифе массово продаются футболки с патриотическими надписями поддержки шейха Тамима. В соцсетях проводятся крупномасштабные кампании солидарности. Свою поддержку правительству выражают не только граждане эмирата, но и иностранные рабочие, которых в десять раз больше. Сложно представить себе успешный переворот в такой атмосфере всеобщего единения. Блокада сплотила даже конкурирующие кланы внутри королевского рода.

Примирение с осадком

Несмотря на активные разговоры о возможной интервенции или перевороте, по всей видимости, катарский кризис и дальше будет развиваться относительно мирно. Специфика арабской дипломатической культуры и разветвленные родственные связи со временем неизбежно смягчат позиции сторон. Всем известно, что у арабов принято торговаться, а торг всегда следует начинать с завышенных позиций, постепенно снижая требования и приходя к общему знаменателю.

Ультиматум, выдвинутый Катару, был заведомо обречен на провал. В Эр-Рияде понимали, что Доха откажется выполнять все 13 пунктов, и заранее планировали, что делать дальше. Однако саудиты не ожидали, что Катар способен так быстро заручиться поддержкой Турции и Ирана.

Анкара ждет от союза с Дохой помощи в реализации собственных региональных амбиций, а также вполне осязаемой финансовой благодарности катарцев за поддержку в трудную минуту. Тегеран поддерживает Доху из желания ослабить суннитскую коалицию в рамках большого регионального противостояния с Эр-Риядом.

Обе страны не только активно вступились за Доху и поставляют в Катар продовольствие, но также заявили о возможной военной помощи. Сообщения о присутствии в эмирате Стражей исламской революции остаются неподтвержденными, но вот совместные катаро-турецкие военные учения на базе Тарик-бин-Зияд вполне реальны и уже вызвали широкий резонанс в саудовском блоке. Общая численность армии Катара не превышает 17 тысяч человек, большую часть составляют наемники из других арабских стран, а также Индии и Пакистана, поэтому эмирату жизненно необходима военная поддержка внешних союзников.

После начала блокады Эр-Рияд неожиданно выяснил, что Дохе есть что сказать в ответ, и с этими аргументами придется считаться. Теперь перед Саудовской Аравией стоит непростой вопрос, как лучше договориться с Катаром, чтобы не показать собственную слабость. Поэтому саудовская позиция по отношению к Катару наверняка будет смягчаться в самое ближайшее время, а сама Доха в ответ придет на помощь «старшему брату» и согласится на новые условия.

Скорее всего, в перспективе из ультиматума исчезнут самые жесткие требования – например, закрытие «Аль-Джазиры» и турецкой базы или выплата репараций. Останутся более туманные – например, отказ от спонсирования терроризма. В ответ на такое требование Катар может прекратить поддержку ХАМАС и финансирование проектов в Палестине, чем заодно спасет себя от многих нападок израильского лобби в Вашингтоне. За последний год Доха и так существенно сократила вложения в палестинские проекты, предчувствуя, что рано или поздно ей придется это сделать.

Несмотря на сотрудничество с Ираном в разработке нефтегазового месторождения «Южный Парс», вероятность создания полноценного альянса Дохи и Тегерана остается крайне низкой. Масштабы взаимодействия двух стран вряд ли уйдут далеко от нынешнего состояния. Иран и Катар до сих пор не восстановили полноценные дипотношения после казни шиитского шейха Нимр ан-Нимра в Саудовской Аравии и последующего погрома саудовского посольства в Тегеране. Кроме того, в катарском обществе сохраняется крайне негативное отношение к Ирану и четкая позиция, что их страна должна выступать на стороне суннитов.

Многочисленные родственные связи, общая этническая и конфессиональная принадлежность делают примирение практически неизбежным исходом катарского кризиса. Тем не менее даже если полное примирение в конце концов будет достигнуто, этот конфликт все равно необратимо изменит формат взаимодействия в регионе и существенно понизит уровень доверия между странами Залива.

Катару и другим монархиям Залива придется принять новые правила игры, демонстрировать лояльность Саудовской Аравии и не отклоняться от общего курса суннитской коалиции. Но при этом они начнут держать в уме план «Б» на случай ослабления саудитов, а ослабление это неизбежно из-за стремительно растущих внутренних проблем Эр-Рияда.

Катар. Саудовская Аравия. ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 6 июля 2017 > № 2235286 Дмитрий Фроловский


Иран. Саудовская Аравия. Йемен. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 июня 2017 > № 2227053

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

Махмуд Ат-Тахер (Mahmood At-Taher), NoonPost, Египет

Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании и постоянных военных неудач на некоторых фронтах. Более того, Россия оказывает давление на КСА с требованием не открывать новый фронт в провинции Ходейда из-за неизбежности катастрофы в сфере безопасности, а также экономической и гуманитарной катастроф.

Аргумент России в поддержку их силового выступления против открытия коалицией нового фронта в Ходейде заключается в том, что в таком случае город присоединится к провинциям, находящимся под контролем хуситов. Арабская коалиция говорит, что освободит Ходейду, как и другие южные провинции, которые захватили сепаратисты, представляющие интересы ОАЭ, Ирана. Аргумент России кажется сильным и логичным. Смысл в том, что йеменское побережье на севере, востоке и юге окажется под влиянием сторонников халифата, что в общем угрожает региональному судоходству, а в частности интересам западных стран в регионе, поэтому Россия и другие региональные государства не могут рисковать, кроме США, президент которых впервые в истории стал марионеткой в руках Эр-Рияда.

КСА смогло взять под контроль решение Америки впервые с момента её основания 4 июля 1776 года из-за увлечённости Трампа деньгами стран Залива и несерьёзности в борьбе против терроризма и решении кризисов Ближнего Востока. Следовательно, Америка не считается препятствием или угрозой для расширения влияния КСА в арабском регионе и нарушении его безопасности и стабильности. Однако страх перед Россией, которая начала расширять дипломатическое и военное влияние в регионе Ближнего Востока и оказывать влияние на некоторых руководителей государств, подтолкнул Эр-Рияд влиять на финансовые интересы России в регионе, надеясь добиться согласия РФ и её молчания с тем, чтобы КСА поглотило регион.

Эр-Рияд начал действовать на высочайшем уровне, в этой связи назначен визит Мухаммеда ибн Салмана в начале июля текущего года в Москву, но, кажется, что Эр-Рияд столкнулся с неподкупной стороной.

После визита Мухаммеда ибн Салмана СМИ в Эр-Рияде заявили, что с Москвой достигнуто взаимопонимание по событиям в Сирии, Иране и Йемене, и это заявление, как минимум, в настоящее время не кажется логичным.

Россия появилась на арене после провала попыток КСА оказать на неё финансовое и экономическое давление в реализации своего сценария решения сирийского кризиса. В связи с этим Россия шаг за шагом отказывает Эр-Рияду в его попытках усугубить экономический и гуманитарный кризис в Йемене.

Если бы это взаимопонимание было достигнуто, Эр-Рияд двинулся бы к столице Йемена, Сане, со всей военной мощью через порт Ходейда. Его позиция против Ирана усилилась бы, а Трамп отдал бы приказ о нападении на Сирию. Кажется, что это заявление — часть психологической войны.

Чтобы убедить Россию принять решение о штурме Ходейды была проведена встреча президента Йемена Абд-Раббу Мансура Хади и посла России в Йемене Владимира Дедушкина в Эр-Рияде. Согласно источнику, присутствовавшему на встрече, российский посол уведомил Хади, что Россия не может допустить гуманитарного кризиса в Ходейде, и президент должен способствовать мирному процессу в Йемене.

Хади встретился с послом России в Йемене

Ответ президента Йемена на заявление Дедушкина, что мирный процесс основан на капитуляции хуситов и войск бывшего президента Али Абдаллы Салеха в соответствии с требованиями резолюции 2216 и инициативы ССАГПЗ, а также по итогам межйеменского диалога — это условие, согласно которому нельзя решить йеменский кризис военным или политическим путём. Прошлые попытки посла ООН в Йемене показывают, что политическое урегулирование в Йемене не может состояться без международного давления на йеменское правительство с тем, чтобы оно пошло на уступки и особенно то, что переходный период президента Хади закончился в 2014 году в соответствии с соглашениями, которые были подписаны сторонами йеменского конфликта в 2012 году.

Почему Россия против штурма порта Ходейда?

Прежде чем анализировать детали, необходимо отметить, что Эр-Рияд имеет стратегические цели в сфере безопасности для штурма порта Ходейда и испытывает больше энтузиазма, чем войска ОАЭ. И те, и другие претендуют на йеменские острова в Красном море, Баб-эль-Мандебский пролив и Аравийское море с долгосрочной стратегической целью. Однако КСА стремится к господству над Ходейдой еще по нескольким причинам.

Первая причина. Порт Ходейда принимает 70% импорта страны из продовольствия, лекарств и топлива, кроме того поступления от морской таможни используются хуситами для финансирования своих военных операций против правительственных войск и арабской коалиции. Установление контроля над портом закроет доступ к важнейшему экономическому ресурсу хуситов. Также это перекроет кислород йеменцам, в связи с чем возможен бунт против хуситов с требованиями зарплат и пропитания. Это может заставить большинство йеменцев, которые не способны прокормить себя и свои семьи, примкнуть к террористическим группировкам, которые используют их в своих интересах, а в будущем сформируют военные группировки в стране.

Порт Ходейда и город Ходейда в общем очень близки к саудовскому региону Джазан, в котором йеменские и саудовские племена тесно сотрудниают.

Вторая причина. КСА боится, что установление контроля над портом будет способствовать распространению зейдитского и шиитского вероучений, а это угрожает безопасности КСА в будущем, поэтому КСА хочет установить контроль над портом, чтобы остановить нежелательное религиозное проникновение на территорию страны с тем, чтобы там не было лазейки для распространения религиозных течений, враждебных ваххабитской идеологии.

Третья причина. КСА хочет, чтобы им также помогли в контроле над международными морскими путями и думает о конкуренции ОАЭ и КСА в строительстве военного флота. Королевство хочет стать страной, которая распоряжается судьбой международного мореплавания в долгосрочной перспективе.

По словам источника, который не имеет права контактировать с прессой, но присутствовал на совещании у Хади, посол РФ также подтолкнул Хади к необходимости основываться на практических и срочных шагах для того, чтобы переломить экономическое, гуманитарное и катастрофическое положение, с которым сталкивается Йемен, и к быстрому возвращению за стол переговоров. А это-искренний призыв к йеменскому правительству объявить о своём отступлении от твёрдого требования полной капитуляции хуситов и бывшего президента.

Москва и Тегеран размышляют о вмешательстве в йеменский кризис и облегчении давления со стороны стран, поддерживаемых странами Залива в Сирии

Это не главная позиция России, наоборот она продолжает выступать против штурма Ходейды и его стратегически важного порта. Россия уже обозначила свою позицию перед арабской коалицией, кажется, что для России этот выбор арабской коалиции видится незаконным, и это козырная карта Ирана. Возможно, это станет причиной вторжения России в Йемен или, как минимум, подтолкнёт Иран расширить своё влияние в регионе.

Кажется, что визит Мухаммеда ибн Салмана в Москву и обмен мнениями с президентом России Владимиром Путиным по Сирии и ситуации в Йемене был нужен РФ и её союзнику Ирану, чтобы разыграть свою козырную карту, оказывать давление на союзников Сирии и страны ССАГПЗ и выйти из кризиса с абсолютной военной и политической победой. Россия и Иран сделали важный шаг для расширения своего влияния и усиления роли в арабском мире.

Москва и Тегеран размышляют о вмешательстве в йеменский кризис для облегчения давления со стороны участников, поддерживаемых странами Залива в Сирии. Россия подтолкнёт Иран в направлении Йемена и вынудит его сделать первый альтернативный выбор в борьбе с терроризмом после того, как Трамп стал марионеткой в руках саудитов, когда он рискует потерять власть из-за внутренних проблем. Следовательно, РФ имеет возможность установить гегемонию в регионе Ближнего Востока, но это невозможно без учёта интересов Ирана, который чётко осознаёт своё влияние в настоящее время, используя опрометчивость и слабые стороны КСА.

Позиция ОАЭ по действиям Саудитов

С начала кризиса в Заливе, который по большей части инициирован ОАЭ, их помощь сепаратистам в Йемене временно сократилась, уменьшилась помощь группировкам, препятствующим продвижению войск, лояльных бывшему президенту, в провинцию Таиз. Это позволило достичь быстрого результата в провинции. Во время кризиса в Заливе войска, лояльные Хади и КСА, смогли установить контроль над важными территориями в провинции Таиз.

ОАЭ извлекут пользу из кризиса либо за счет потерь в Йемене, либо за счёт потерь из-за необдуманных действий в регионе. После провала в Таизе ОАЭ уже действует обходными путями.

Во-первых, ОАЭ не хотят, чтобы КСА стало ведущей силой и гегемоном в регионе, поэтому способствуют продвижению своего агента влияния в Королевстве Мухаммеда ибн Салмана. Они подталкивают его к захвату власти и создают лобби в администрации США, прокладываю дорогу наследному принцу к трону КСА, чтобы с лёгкостью оказывать влияние на решения, принимаемы Королевством.

ОАЭ продолжают поддерживать джихадистские группировки, лояльные Хади и КСА и помогают им установить контроль над провинцией с тем, чтобы не позволить Эр-Рияду реализовать свой сценарий в Йемене за их счёт.

Во-вторых, учитывая, что Абу-Даби опасается господства «Братьев-мусульман» над стратегически важными провинциями Йемена, а лояльные войска, которые сражаются с президентом Хади в Таизе на 85% состоят из членов группы «Братьев-мусульман», ОАЭ не будут довольны последними успехами.

В-третьих, продолжение войны в Йемене позволяет ОАЭ реализовать свою повестку через строительство военных баз и установление контроля над йеменскими островами. А господство Эр-Рияда над Ходейдой противоречит планам Абу-Даби, поэтому ОАЭ будут проводить теневую политику, поддерживая Россию в стремлении помешать Эр-Рияду продвинуться к порту Ходейда. Позиции будет уделяться особое внимание до завершения контроля КСА над стратегически важным портом Маха.

Заключение

Из действий КСА, ОАЭ и РФ стало ясно, что Ходейда может стать точкой соприкосновения интересов или реализации сценариев в случае штурма порта. Если первым атакует КСА — результат будет обратным. Возможно, это йеменская точка зрения. Возможно, изменится международная позиция из-за того, что страны станут свидетелями экономической и гуманитарной катастрофы. Нельзя исключать, что РФ и Иран вмешаются в кризис, по меньшей мере, для дестабилизации региона через шиитов в КСА, Бахрейне и Иране. Возможно, это станет инструментом Москвы в отмщении Эр-Рияду, пытавшемуся навредить экономике России, а ранее способствовавшему развалу СССР.

Иран. Саудовская Аравия. Йемен. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 июня 2017 > № 2227053


Саудовская Аравия. Сирия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 июня 2017 > № 2222629

Наследный принц Саудовской Аравии: мы можем за три дня уничтожить силы России в Сирии

Пол Стейган (Pål Steigan), Steigan blogger, Норвегия

Новый наследный принц Саудовской Аравии 31-летний Мухаммад бин Сальман Аль Сауд (Mohammad bin Salman Al Saud) считается главной фигурой в катастрофической и преступной войне, которую Саудовская Аравия ведет против соседней страны Йемена. Он высказался о своем отношении к России. В официальном сообщении Саудовской Аравии для прессы 23 июня 2017 года он заявил, что президент России Владимир Путин и Россия являются главной угрозой для Саудовской Аравии: «Я думаю, что в Сирии есть много террористических групп, которые следует подавить. Но русские пытаются распространять терроризм на Ближнем Востоке. Не трудно понять, как эти террористы были воодушевлены тем, что Россия помогает террористам, нападая на ополченцев Сирийской свободной армии».

Молодой воинственный принц пошел еще дальше в своих последующих высказываниях: «Саудовская Аравия не будет использовать мягкие методы в отношениях с Россией, мы пошлем ультиматум г-ну Путину. Если Россия будет продолжать беспорядочные бомбежки, мы должны будем заявить, что, несмотря на большие осложнения, мы предпримем шаги для сдерживания ее сил. Россия должна помнить, что наши военные возможности достаточны для того, чтобы за три дня уничтожить российские силы в Сирии».

Одно дело, когда Саудовская Аравия является самым большим импортером оружия в мире, и когда эта страна в Сирии оказывала и оказывает массивную поддержку так называемым повстанцам, читай: террористам. Но когда он говорит, что его королевство «в течение трех дней может уничтожить силы России в Сирии», то начинаешь задумываться о состоянии здоровья наследного принца.

Его страна, несмотря на свои громадные арсеналы оружия, своих суданских наемников и свою полностью бессмысленную войну в течение двух лет и трех месяцев не смогла ничего сделать с ополченцами Хути в Йемене, а теперь он хочет за три дня разгромить Россию. Понятно, что принцы монархии ведут свою жизнь под очень хорошей защитой, но должна же существовать возможность установить хоть минимальный контакт с действительностью за пределами дворцов.

Проблема заключается в том, что говорящий такое — не просто сумасшедший, а человек, возглавляющий внешнюю политику Саудовской Аравии, самого близкого союзника США, Израиля, Германии и НАТО.

Саудовская Аравия. Сирия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 июня 2017 > № 2222629


Катар. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 22 июня 2017 > № 2236740 Тулеген Аскаров

Тревожный Рамадан

До исламского саммита в Астане – 79 дней, а в Заливе неспокойно!

Тулеген АСКАРОВ

Смена наследника престола в Саудовской Аравии лишь добавила масла в огонь разгоревшегося конфликта между богатейшими арабскими государствами.

ИХ ВОДИЛА МОЛОДОСТЬ В КАТАРСКИЙ ПОХОД?

Напомним читателям, что практически сразу же после саммита «США – Исламский мир», состоявшегося в Эр-Рияде, о разрыве дипломатических отношений с Катаром и его изоляции заявила группа исламских стран во главе с Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами. Лидеры этих государств обвинили Катар в поддержке радикальных исламистов и Ирана. Президент США Дональд Трамп поддержал изоляцию Катара рядом арабских стран. Каплей, формально переполнившей чашу их терпения, стала выступление эмира Катара, появившееся на сайте новостного агентства QNA этого государства, в котором выражалась поддержка Ирану и движению ХАМАС. Ведь на саммите от имени всех его гостей саудовцы заклеймили Тегеран за его враждебную арабам политику в регионе, пригрозив заодно достойно ответить на этот вызов!

Безрезультатными оказались попытки катарцев оправдаться со ссылкой на результаты расследования сотрудников ФБР, приехавших в Доху, по информации телеканала CNN, и обнаруживших доказательства взлома сайта государственного информационного агентства. Официально об этом было заявлено на уровне министра иностранных дел Катара, по мнению которого разразившийся кризис в отношениях арабских государств основан на дезинформации. Говорилось тогда и о том, что американские следователи обнаружили следы российских хакеров в этом взломе. В ответ в Москве также на уровне МИД заявили, что на государственном уровне Россия к хакерству отношения не имеет и иметь не может. А во время встречи со своим катарским коллегой шеф российской дипломатии Сергей Лавров призвал участников этого конфликта разрешить противоречия за столом переговоров. С аналогичным предложением выступил и казахстанский МИД.

В Вашингтоне же хозяин Белого дома Дональд Трамп поддержал изоляцию Катара, напомнив заодно, что в Эр-Рияде он как раз и призывал лидеров арабских государств занять жесткую позицию в отношении источников финансирования терроризма. А одним из таких источников как раз и был обозначен Катар. С соответствующим заявлением выступил и Госдепартамент США. Тем временем список террористических группировок, в финансировании которых обвиняли Доху, разрастался с пугающей быстротой – в него включили «Братьев-мусульман», ИГИЛ, «Аль-Каиду», сирийские группы боевиков и другие. Внесла свою лепту в обвинительный хор даже британская деловая газета Financial Times, по данным которой внушительная сумма в $1 млрд, выплаченная Катаром за освобождение из плена в Ираке членов королевской семьи, захваченных там на соколиной охоте, досталась непосредственно шиитской военизированной группировке «Катаиб Хизбаллах», представителям сил безопасности Ирана и даже сирийским террористам из бывшей организации «Джебхат ан-Нусра», связанной с «Аль-Каидой». О том, что и ряд других арабских государств, прежде всего Саудовская Аравия, также был давно замечен в поддержке исламистов, как-то забылось в пылу страстей с разрывом дипломатических отношений и введением экономической блокады против Катара.

Нельзя не сказать и о том, с чего, точнее, с кого, начался этот материал – с наследников арабских монархий. Саудовский король на днях назначил наследным принцем своего 31-летнего сына. Нынешний эмир Катара старше всего на пять лет этого влиятельного наследника, контролирующего в Саудовской Аравии ее оборону, борьбу с терроризмом, а также нефтяную и экономическую сферы. Понятно, что эти два молодых правителя и являются главными фигурами в нынешнем противостоянии, внося в него присущую их возрасту агрессию. По данным западных СМИ, есть здесь еще и третья ключевая фигура, правда, возрастом постарше, – 56-летнего наследного принца Абу-Даби, заместителя верховного главнокомандующего вооруженными силами ОАЭ, верного союзника саудовского наследника.

ВОСТОК – ДЕЛО ТОНКОЕ

Как бы то ни было, уже почти три недели катарцы живут в условиях политической, экономической и транспортной изоляции со стороны своих влиятельных арабских соседей по региону. Им запрещено въезжать в бойкотирующие страны, которые не принимают катарские самолеты и морские суда, а заодно прекратили поставлять продукты питания в Катар. Руку помощи протянула ему Турция, откуда пошло продовольствие в местные супермаркеты, подключились Иран и Оман.

Включили, как говорится, «заднюю» и в Вашингтоне – госсекретарь США Рекс Тиллерсон призвал участников бойкота ослабить блокаду против Катара. Заодно в Госдепе высказали озабоченность тем, что бойкотирующие страны так и не представили публично детальные доказательства своих обвинений в адрес Дохи, из-за чего появляются сомнения в истинных причинах изоляции Катара. Министр иностранных дел Саудовской Аравии на личной встрече с г-ном Тиллерсоном заверил в готовности его страны предоставить в любой момент необходимое продовольствие и медицинскую помощь катарцам. Неделю спустя после начала блокады арабские государства Залива смягчили условия воздушной блокады, разрешив авиакомпаниям третьих стран летать через их территорию в Доху.

В общем, ситуация не из приятных. К тому же конфликт между ближайшими соседями, исповедующими одно течение в исламе, имеющими общий язык и культуру, пришелся на священный месяц Рамадан. Даже из светского Казахстана, географически далекого от Катара, это противостояние видится именно под таким углом. Кстати, и в самом Катаре наших соотечественников немало – по данным казахстанского посольства в Дохе, на консульском учете там состоят порядка 200 тысяч соотечественников!

Обсуждается активно эта тема казахстанцами в соцсетях, причем со знанием особенностей экономической жизни стран региона. К примеру, известный финансист Айдан Карибжанов напомнил, что от поставок катарского газа зависят ОАЭ, при этом последнее государство само и является главным акционером месторождения в бойкотируемой им стране! «На этом газе базируется инфраструктура Эмиратов, производство электроэнергии, как следствие, насосы аквапарков, искусственный снег лыжной трассы, кондиционирование торговых центров, отелей и жилых помещений, – констатирует блогер. – Сами эмиратовцы давно говорили о необходимости нарастить добычу собственного газа, но особо не спешили. Все-таки их главная специализация была на нефти. Жить на катарском газе было привычнее». Он же напомнил, что государственная корпорация «Qatar Petroleum» вопреки блокаде ее страны, трактуемой как форс-мажор и освобождающей от договорных обязательств, продолжает поставки газа в ОАЭ.

К Катару, как, впрочем, и к другим арабским государствам Залива, в Казахстане относятся с понятной симпатией. Ведь предыдущий эмир этого государства стал первым лидером арабского мира, совершившим визит в нашу страну. Произошло это почти 20 лет тому назад – весной 1999 года. Тогда высокий гость привез щедрый дар в виде гранта на $6,8 млн для строительства Исламского культурного центра «Нур-Астана» – белоснежной красивой мечети, украшающей левобережье столицы.

А в апреле этого года министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов был принят в Дохе нынешним молодым эмиром Катара. Последнему министр передал личное приглашение главы нашего государства принять участие в первом саммите Организации исламского сотрудничества по науке и технологиям, который пройдет в Астане 10-11 сентября и совпадет с закрытием выставки ЭКСПО-2017.

Понятно, что Казахстан весьма заинтересован в разрешении нынешнего конфликта между вовлеченными в него влиятельными арабскими и другими мусульманскими государствами до начала саммита. Так что в принципе, с учетом уже накопленного опыта Астанинского процесса по урегулированию в Сирии, можно предложить нашу столицу как площадку для переговоров и по этому конфликту, благо вполне естественный повод для приезда в Астану у высоких гостей будет в течение всего лета благодаря ЭКСПО-2017.

Конечно, в первую очередь хотелось бы видеть в гостях упомянутых выше молодых правителей Катара и Саудовской Аравии, которым предстоит вершить судьбы не только своих стран и своего региона, но и определять основные направления мировой энергетической политики и безопасности. Ничего не поделаешь – мир меняется, уходят в прошлое прежние поколения королей, шейхов и эмиров, а молодым жителям богатых арабских стран становится тесновато жить в устоявшихся веками канонах, как и их сверстникам повсюду. И почему-то верится, что восточная мудрость возобладает в решении нынешней арабской проблемы, – может, оттого, что священный месяц Рамадан близится к концу, предвещая благословенный праздник Ораза Айт (Ид уль-Фитр)!

Катар. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 22 июня 2017 > № 2236740 Тулеген Аскаров


Иран. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 июня 2017 > № 2218675

Ракетный удар Ирана по Дейр-эз-Зору — сигнал Саудовской Аравии

Farda, Иран

Ракетный удар Ирана по позициям ИГ (запрещена в РФ — прим. ред.) в окрестностях Дейр-эз-Зора — первый удар за прошедшие 30, нанесенный за пределами республики. Его можно охарактеризовать как сигнал, обращенный сразу ко многим сторонам, и, прежде всего, к Саудовской Аравии.

Информагентство TASNIM: Абд-аль-Бари Атван, известный политолог и главный редактор издания «Рай аль-Яум», написал: «Ракетный удар, который Иран нанес по позициям ИГ в районе сирийского города Дейр-эз-Зор именно сейчас впервые за 30 лет, можно квалифицировать как сигнал, направленный сразу к нескольким игрокам, и, более всего касающийся Саудовской Аравии, которую иранское руководство обвинило в причастности к террористической атаке в здании Маджлиса исламского совета (парламент ИРИ — прим. пер.)». Выдвигая данное обвинение, лидеры Ирана ссылались на заявления, которые были сделаны Мухаммедом ибн Салманом, заместителем наследного принца королевства, в которых содержались угрозы перенести военный конфликт (из Сирии — прим. пер.) на иранскую территорию.

Попытки США создать прокурдское образование в САР, подобное курдской автономии

Между тем, уничтожение американскими военными сирийского самолета является беспрецедентной провокацией и определенно указывает на то, что США оказывают поддержку вооруженной коалиции под названием «Демократические силы Сирии» и готовы противостоять любым попыткам нападения на последнюю. Это в свою очередь подтверждает приверженность США любым схемам и планам, в том числе и военным, целью которых является создание на севере САР прокурдского образования, наподобие иракского автономного Курдистана.

Согласно другим сообщениям, вооруженные «Демократические силы Сирии» смогли овладеть городом Ат-Табка, в котором, предположительно, будет создана американская военная база.

Формирование курдских национальных отрядов пешмерга, на этот раз в Сирии

Сейчас формирования курдов развивают наступление в направлении города Ракка, столицы самопровозглашенного «халифата» ИГ на территории Сирии, а предшествовало этому то, что они получили большую партию вооружения, боеприпасов, передового американского военного оборудования, включая танки, бронемашины, а также тяжелую артиллерию. По отдельным сообщениям, эти формирования могут стать основой для регулярных военных частей нового сирийского государства Курдистан, наподобие формирований пешмерга Иракского Курдистана, и будут также получать поддержку от США.

Турция «отставлена», соглашения с Россией нарушены

Привлекает внимание то обстоятельство, что США, пожертвовав своими давними союзниками по региону — турками, также грубо нарушили свои договоренности с Россией, по крайней мере, относительно Сирии. Они теперь делают основную ставку именно на курдские отряды как на своих основных стратегических союзников в регионе.

Столкновение США с Россией и ее союзниками весьма вероятно

Все эти происки США, являются, весьма вероятно, прелюдией к столкновению с Россией, Сирией, а также Ираком и Ираном. Столкновению, которому, скорее всего, суждено превратиться в глобальную войну. Не нужно забывать еще об одном: все это происходит в условиях, когда президентом США оказался Дональд Трамп, старающийся любыми средствами укрепить свои стремительно падающую популярность и авторитет у себя в стране некими действиями, в ходе которых он намеревается проявить себя как раз за пределами страны. И ради этого он готов пожертвовать всеми своими прежними заявлениями и лозунгами, где говорилось об отношениях с Россией и поддержке позиции Москвы.

Однако вооруженные силы САР — единственная сила, которая имеет все права и основания для возвращения территорий, находящихся пока вне их контроля, прежде всего, Ракки и Дейр-эз-Зора. То же самое можно сказать и об Алеппо, Хомсе, Пальмиры и Хуммахе, контроль над которыми сирийской армии уже удалось вернуть. То же самое касается и окрестностей Дамаска, попытки установить контроль над которыми также были отбиты правительственными силами.

США играют с огнем в Сирии

США, в силу того, что утратили в Сирии свои позиции, а также из-за того, что свое влияние теряют и группировки вооруженной оппозиции, воевавшие при их поддержке, инициировали в САР подлинную игру с огнем. И это несмотря на то, что вооруженная оппозиция уже потерпела явную неудачу в попытках реализовать свои цели, а именно, — свергнуть законное правительство САР.

Вероятность столкновения России и США и опасность глобальной войны в регионе

Любое вооруженное столкновение США с Россией или же ее союзниками может разжечь пламя глобальной, разрушительной войны во всем регионе. Россия не будет сидеть, сложа руки, равнодушно взирая на попытки США перекроить географическую и этническую структуру Сирии и разделить ее на некие образования, по расовым и племенным принципам, как и на бесконечные нарушения достигнутых соглашений со стороны США, или на уничтожения сирийских самолетов.

В этой связи следует иметь в виду, что уже после шести лет кровопролитной войны и сопротивления, возглавляемого правительственными силами САР и ее государственными институтами и учреждениями, данные попытки передела страны или ее дезинтеграции, будут затруднены еще более чем когда-либо. И США предпринимают отчаянные попытки вооруженных провокаций, очевидные результаты которых нам и приходится наблюдать в данный момент.

Иран. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 июня 2017 > № 2218675


США. Катар. Саудовская Аравия > Армия, полиция > regnum.ru, 16 июня 2017 > № 2220331

Почему США продают истребители F-15QA «пособнику террористов»?

Катар закупил 36 американских истребителей F-15QA: Доха снова союзник Вашингтона?

Несмотря на всю «травлю», которая развернулась против Катара 6 июня 2017 года, когда Саудовская Аравия и её союзники разорвали с этим небольшим нефтеносным государством дипломатические отношения и ввели против него сухопутную блокаду, Доха подписала контракт на поставку 36 американских тяжёлых истребителей F-15QA за $12 млрд.

Более того, буквально несколько дней назад из Вашингтона тоже звучали обвинения в адрес Катара, причём речь шла о пособничестве террористам. Теперь же США продают своему «опальному» союзнику крупную партию современного вооружения. Почему?

Плата за безопасность?

Известно, что впервые информация о сделке между Катаром и США относительно истребителей F-15QA появилась в 2016 году. Тогда речь шла о запросе Дохи о закупке 72 самолётов этого типа за $21,1 млрд. На первый взгляд стоимость самолётов просто «сумасшедшая» — $333 млн за один борт (речь идёт о подписанном контракте на 36 единиц). Однако в цену входит также авиационное вооружение (в неизвестном количестве), обучение пилотов (в том числе всё что для этого необходимо — симуляторы и т.п.), некоторое количество запчастей, а также какой-то объём сервисных и логистических услуг. С учётом этих факторов всё уже выглядит не так страшно, хотя очевидно, что самолёты Катар получит без всяких скидок и по самой высокой цене. Что касается комплектации — то F-15QA, по-видимому, близок к саудовским F-15SA. Эта машина является продвинутой экспортной модификацией двухместного F-15E Strike Eagle — многоцелевой машины, способной эффективно бороться не только с воздушными, но и наземными целями. Самолёт оснащён современной радиолокационной станцией с активной фазированной антенной решёткой.

Всё это хорошо, но есть и другой вопрос — зачем небольшому Катару понадобилось 72 тяжелых истребителя (а подписание второго контракта ещё на 36 самолётов через 1−2 года вполне ожидаемо), если уже подписан и находится в процессе реализации контракт на поставку 24 французских истребителей Dassault Rafale. Эта сделка обошлась Катару в 6,3 млрд евро (условия примерно такие же, как и с F-15 — поставляется также оружие, запчасти и т.п.). Для небольшого Катара использование самолётов двух типов выглядит нерациональным, хотя страна и не страдает от недостатка средств. Вполне вероятно, что крупный контракт с США является некой платой за безопасность Катара, так как сами эти самолёты от внешней агрессии соседей очень богатого, но маленького игрока не спасут.

«Травля» Катара подходит к концу?

Крупная военная сделка между Катаром и США должна всерьёз насторожить Саудовскую Аравию и её союзников — это однозначный сигнал о том, что Доха всё-таки остаётся важным союзником для Вашингтона и красную черту переходить нельзя. Так что наиболее негативные сценарии в виде морской блокады Катара или сухопутной военной интервенции становятся всё менее вероятными. Вполне возможно, что и градус накала и риторики тоже постепенно пойдёт вниз. С другой стороны, Доху уже подтолкнули к сотрудничеству с Тегераном и Турцией, а значит, руководство страны теперь резонно может захотеть диверсифицировать свои транспортные потоки, с целью избежать неприятных сюрпризов в будущем.

Леонид Нерсисян

США. Катар. Саудовская Аравия > Армия, полиция > regnum.ru, 16 июня 2017 > № 2220331


Катар. Великобритания. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 15 июня 2017 > № 2220392

Катар: исторический путь в мировую политику

От древней аравийской провинции до британского протектората времен Первой мировой войны

«Путь к власти осилит идущий»

Катар, расположенный в «сердце» Персидского залива, оказался в эпицентре исторической борьбы великих держав и империй за господство над Ближним и Средним Востоком. Разумеется, до 1930-х годов о нефтяных богатствах края никто и не подозревал. Местных правителей волновала проблема пресной воды и пошлины от региональной торговли, которая связывала арабов и персов с Европой и Азией. Конкурирующие друг с другом культуры учились говорить на одном языке — языке торговли, который манил к берегам Катара правителей со всего света.

Так, например, с 224 по 651 год полуостров находился под властью персидских Сасанидов, которые раскинули свои владения (Эраншахр) на территориях современного Ирана и Ирака. Однако к концу 620-х годов их империя ослабла, что позволило посланнику Пророка Мохаммеда (Мансуру ибн Сава аль-Тамими) начать исламизацию Катара (628 год). Чаша весов повсеместно склонялась в пользу арабов — в 636 году они побеждают персов в битве при Кадиссии. Тогда Арабский халифат распространяет свою власть на Ирак, а после сражения при Нехавенде (642 г.) — фактически устанавливает протекторат над Ираном. Персия в те годы страдала не только от междоусобиц, но и от чумы (завезённой из Китая и Индии), которая из-за больших расстояний в пустынной и жаркой Аравии с трудом проникала во владения Омейядов и их преемников.

Аббассиды управляли Катаром до 1258 года, пока халифат не пал под натиском Монгольской империи, европейских крестоносцев и тюркских племен. Начался длительный период междуцарствия, который завершится лишь в 1500-х годах с завоеванием Египта армией Сулеймана Кануни. По сути, Катар вошёл в состав Османской империи как наследство каирских князей.

Безраздельное господство Османской империи над краем продолжалось до 1783 года, когда князья Бахрейна из династии аль-Халифа и их союзники из клана аль-Джалахима присоединили Катар к своим владениям, выступив таким образом против Омана. Великобританию это устраивало, поскольку данный ход ослаблял влияние Франции в Египте и на Аравийском полуострове, где с 1744 года при поддержке Лондона было образовано ваххабитское княжество Неджд (будущая Саудовская Аравия). Что касается Российской империи, она не дремлет — в том же 1783 году Екатерина II издаёт манифест о присоединении Крыма. Победа в русско-турецкой войне 1768-1774 гг. открыла Санкт-Петербургу заманчивые перспективы на Черном море и Босфоре. Однако Лондон больше тревожила активность Парижа, который заманил на свою сторону египетского пашу Мохаммеда Али, известного своими походами против Неджда. Спор вокруг Катара нарастал, вылившись в многолетние кровавые распри с участием бахрейнских князей, эмиров Омана, царей Персии, ваххабитов с Аравийского полуострова и османских властей.

К началу 1820-х годов война достигла таких масштабов, что Британская Ост-Индская компания заключила с шейхами прибрежной зоны договор о мире (1820 года), который был призван обезопасить торговлю с Индией. Но атаки пиратов продолжились. И тогда военные корабли Великобритании пошли на беспрецедентный шаг, атаковав в 1821 году Доху. Город был сожжен вместе с жителями. Колониальная политика Лондона нуждалась в кадрах, которых отбирали из числа бедуинов Аравии. Ведь ваххабиты были давними союзниками Лондона. Выбор пал на племя аль-Тани из г. Фуваират. В 1847 году предводитель клана Мухаммед бен Тани перебирается в Доху на княжение. Кровные узы определяют политические предпочтения — он заключает союз с королём Неджда Фейсалом бен Турки, который посещает эмират в 1851 году.

Дела идут в гору, слава аль-Тани распространяется по всей Аравии, но тут в дело вмешиваются князья Бахрейна из династии аль-Халифа. В результате набега, осуществленного бахрейнцами в 1867 году, Доха была разграблена. Междоусобная война продолжилась с новым размахом, вынудив британского полковника Льюиса Пелли подписать 12 сентября 1868 года соглашение с домом аль-Тани, по которому Лондон признавал независимость Катара. Вот как описывает действия Пелли сотрудник Британской библиотеки Карен Стэпли: «Когда предупреждения Пелли были отвергнуты аравийскими шейхами, британские корабли разбомбили ключевые порты Бахрейна, Катара и Абу-Даби, пригрозив усилить натиск. Только тогда правители Катара и Абу-Даби согласились вести переговоры с англичанами. При условии, что англичане защитят их от клана аль-Халифа, они были готовы искать мирное решение. Вскоре после этого глава дома аль-Халифа и его сторонники были захвачены в плен англичанами. Британское правительство объявило о поддержке младшего брата шейха — Али бин Халифа аль-Халифа».

Англичане спешили, поскольку в будущем 1869 году французы готовились сдать в эксплуатацию Суэцкий канал, акции которого были вскоре куплены правительством Бенджамина Дизраэли на деньги лондонской ветви клана Ротшильдов. Примечательно, что в 1872 году Катар был оккупирован Османской империей, что вынудило наследника престола Касима ибн Мухаммада аль-Тани найти общий язык с Константинополем. Оттоманская порта воспользовалась итогами франко-прусской войны 1870—1871 гг., позволившей Отто фон Бисмарку провозгласить в Версале Второй рейх. Отныне Германия включается в борьбу за выход к Персидскому заливу. Не случайно в 1872 году немецкий инженер Вильгельм фон Прессель, автор железнодорожного проекта «Средиземное море — Ирак», обращается к османскому правительству с призывом построить сеть железных дорог. В своих планах Берлин руководствовался геологоразведкой в зонах, прилегающих к Тигру и Евфрату, которая была осуществлена в 1871 году. Обнаруженные запасы нефти не шли в сравнение с отсутствием в регионе трансграничных железных дорог. Поэтому в 1888 году строительная компания Philipp Holzmann начинает на деньги Deutsche Bank возводить Анатолийскую железную дорогу, которая к середине 1890-х годов свяжет Константинополь и Анкару с Коньей, центром суфийских орденов.

Немцы именовали проект дорогой «Трёх Б». То есть Берлин — Босфор — Багдад. Хотя железнодорожные ветки выходили далеко за рамки обозначенных городов. Так, дорога от Коньи предназначалась для выхода на Адану, Нусайбин и Мосул, откуда ветка следовала на юг — к Багдаду, Басре и Кувейту. Особое значение имела и Сирийская железная дорога, связывающая Алеппо с Дамаском и Бейрутом с последующим выходом на Хиджазскую железную дорогу до Мекки. У Лондона было два варианта: либо согласиться с экспансией Берлина и Константинополя, либо объявить им войну. Катар поможет Великобритании. В 1893 году Касим аль-Тани откажет османским властям в просьбе установить в Дохе таможенный пункт. Турки попытаются арестовать смутьяна, который даст им бой в местечке аль-Вайбах, что в 15 км к западу от Дохи. Эмир уйдет из жизни с подписанием англо-османской конвенции (от 29 июля) 1913 года, по которой Константинополь отдал Лондону права на Катар, Кувейт, Бахрейн и управление судоходством по реке Шатт-эль-Араб.

В таких внешних условиях Лондон и Доха подошли к Первой мировой войне, которая продолжается до сир пор. Причем продолжается она не где-нибудь, а внутри правящего дома аль-Тани. В своей истории Катар знал всего восемь правителей (ныне правит восьмой эмир — Тамим бин Хамад аль-Тани), из которых только первые два эмира передавали власть преемнику по закону наследования, а не вследствие дворцового переворота. Вход в мировую политику — дорогая затея во всех смыслах.

Саркис Цатурян

Катар. Великобритания. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 15 июня 2017 > № 2220392


Саудовская Аравия. Ирак. Иран. Ближний Восток > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 15 июня 2017 > № 2209879

Сценарий войны на Ближнем Востоке: что будет с ценами на нефть

Максим Авербух

генеральный директор ЗАО «Завод «Электромет»

В конфликте могут принять участие Саудовская Аравия, Ирак, Иран, Кувейт и Катар

В случае конфликта, помимо Саудовской Аравии и Ирана, из крупных стран-экспортеров нефти в него однозначно будет втянут Ирак, территория которого скорее всего станет основным театром военных действий. Так же может быть вовлечен Катар, являющийся вторым в мире после России экспортером газа. По касательной может задеть и Кувейт, находящийся на пограничной территории Ирака и Саудовской Аравии.

Помимо этого проблема состоит еще и в том, что:

- основные нефтедобывающие провинции Саудовской Аравии и Ирана находятся вблизи побережья Персидского залива, т.е. находятся в зоне действий тактической авиации;

- основная нефтедобывающая провинция Саудовской Аравии Эш-Шаркия (б. «Восточная провинция») населена шиитами и в то же время значительная часть нефтяных полей Ирана находится на территории региона Хузистан, населенного шиитами — но арабского, а не персидского происхождения… и опять-таки примыкает к побережью Персидского залива.

То есть Саудовская Аравия почти наверняка попытается разыграть карту арабо-персидского противостояния, Иран же будет упирать на противопоставление суннитской и шиитской ветвей ислама.

Таким образом, в зоне военных действий окажутся основные нефтедобывающие мощности всех трех стран — Саудовской Аравии, Ирана и Ирака, совокупно добывающих без малого 18 млн баррелей нефти ежедневно, или почти 20% мировой нефтедобычи и более половины нефтедобычи ОПЕК. Совокупный экспорт трех стран в мае этого года составил 12,8 млн баррелей в день — или почти 52% совокупного экспорта всех стран ОПЕК. Еще 0,6 млн баррелей в день экспортировал Катар, который как сказано выше так же может оказаться вовлеченным в конфликт.

Через год после начала ирано-иракской войны совокупная ежедневная нефтедобыча в обеих странах упала с 6,7 млн до 2,2 млн баррелей и практически свелась к собственным потребностям участников конфликта. Таким образом, как показывает история, наихудшим вариантом развития событий является полная остановка экспорта нефти странами- участниками конфликта.

В 2016 году почти 80% экспорта нефти из Ирака, Ирана, Саудовской Аравии приходилось на поставки в Азию, прежде всего Китай, Японию и Южную Корею. Менее 10% — на США, остальное — в Европу.

К настоящему моменту США уже достигли «энергетической безопасности»: чистый импорт нефти и нефтепродуктов не из сопредельных Канады и Мексики упал до жалких 300 000 баррелей в день. Т.е. в самих США дефицит будет малоощутим и короток, сократится только экспорт. Но в любом случае из Ирака и Саудовской Аравии США в начале июня экспортировали 1,75 млн баррелей в день. Проще всего будет сократить экспорт сырой нефти который достиг 1,3 млн баррелей в день. Обнуление экспорта сырой нефти не только позволит США мгновенно покрыть дефицит сырой нефти идущей на внутреннее потребление, но и минимизировать сокращение экспорта нефтепродуктов.

Второй крупный дефицит, в размере до 2,5 млн баррелей в день возникнет на европейском рынке. Ну и наиболее пострадают азиатские покупатели, где ситуация будет абсолютно жуткой.

Скорее всего, возникнет огромный ценовой дифференциал между Северной Америкой и Азией, а точнее говоря — нефть в США будет стоить гораздо меньше, чем в Китае. Разницу мог бы закрыть экспорт из США, но там какое-то время свободной нефти просто не будет. В этих условиях Китай введет нормирование отпуска топлива, с целью уменьшить его потребление минимум на 20-25%, что сократит дефицит на 2-2,5 млн баррелей в день. Скорее всего его примеру последуют Япония, Южная Корея и некоторые страны Европы, что сократит дефицит еще на 1-2 млн баррелей в день.

В то же время после первого скачка цены, которая «улетит» к $100 за баррель, а вполне возможно, что и выше, в дело вступят накопленные странами ОЭСР запасы нефти и нефтепродуктов, как коммерческие, так и государственные, которые сейчас значительно превышают средние за последние пять лет. Очень удачно будет распродана купленная в них нефть, в т.ч. половина государственных запасов нефти США, которую сланцевая нефтедобыча сделала избыточной, будет продана по очень высокой цене. США накопили 1,3 млрд баррелей запасов, Европа — более 1,1 млрд, Китай — 0,39 млрд, Япония — 0,13 млрд. Так же еще около 0,1 млрд баррелей находится в хранилищах крупнейших нефтяных хабов — Сингапуре и Амстердаме.

Как видите, совокупных накопленных запасов хватит что бы покрыть 8 месяцев без экспорта из воюющей «тройки».

За это время война либо завершится сама — что практически невероятно для религиозной войны, либо ее завершат иностранным вмешательством. Как по сути завершили ирано-иракскую войну США, сначала введя в Персидский залив свой флот для охраны танкеров с нефтью, а затем нанеся удар по двум основным базам Ирана, где базировались используемые при атаках на танкеры силы. Скорее всего мировые державы не будут дожидаться исчерпания запасов нефти и нефтепродуктов и тем или иным способом завершат войну раньше.

Но за те несколько месяцев, что продлится война нефтедобывающие мощности ее участников будут основательно разрушены, зато в тех же США резко вырастет добыча и экспорт:

- первыми вступят в строй уже пробуренные, но оставшиеся без ГРП скважины (имеющийся в настоящий момент дефицит оборудования для проведения гидроразрыва пласта будет восполнен за очень короткие сроки методами «военного времени»), это в очень короткие сроки нарастит добычу более чем на миллион баррелей,

- резко вырастет бурение, ведь при ценах в районе $100 становятся выгодными практически все скважины, ежемесячный прирост добычи скаканет с нынешних 100 000 баррелей в день, к четверти миллиона,

-страны ОПЕК откажутся от снижения добычи и на 100% задействуют все свои (не такие уж и большие) свободные мощности,

-вслед за ними это сделает и Россия, вернув на рынок 300 000 баррелей в день,

- если подключится Канада, то и без того невеликий экономический рост в мире испытает шоковое воздействие от выросшей в разы стоимости нефти и мировое потребление нефти несколько сократится.

По окончании конфликта его участники вернут на рынок от трети до половины довоенного объема поставок (будут задействованы неразрушенные и минимально пострадавшие мощности) — произойдет это на горизонте в 9-12 месяцев с начала конфликта.

Где-то через 18-24 месяца с начала войны, благодаря снижению дефицита в несколько раз, цена на нефть упадет до «вменяемых» $75-80 за баррель.

Затем — с восстановлением пострадавших мощностей образуется серьезный избыток предложения, который толкнет нефть к нынешним значениям и ниже. Пережить падение цены нефтедобывающей промышленности поможет хеджирование, которое (временно) сделает ее значительно менее чувствительной к изменению стоимости нефти.

Итогом войны станет: потеря ее участниками значительной части рынка с фактической передачей ее США, Канаде и в меньшей степени России, которая и так качает на пределе своих возможностей, плановый отказ наиболее пострадавших от дефицита нефти стран Азии, в первую очередь Китая и Японии, от автомобилей с ДВС, резкое принудительное ускорение перевода автопарка этих стран на электродвигатель (и гибридные модели). Обнадеживает то, что власти Ирана и Саудовской Аравии понимают последствия, которые несет их странам война, не хуже меня и есть надежда что это послужит для них сдерживающим фактором.

Саудовская Аравия. Ирак. Иран. Ближний Восток > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 15 июня 2017 > № 2209879


США. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Армия, полиция > militaryparitet.com, 14 июня 2017 > № 2224451

Ваххабизм и американское высокоточное оружие.

С минимальным счетом Сенат США поддержал продажу высокоточного оружия для Саудовской Аравии, сообщает "Военный Паритет" со ссылкой на defensenews.com (13 июня).

Сообщалось, что эта возможная сделка вызовет яростные споры в США, так и получилось - счет 53 "за", 47 "против". Сторонники продажи заявляли, что Саудовская Аравия должна быть хорошо вооружена перед лицом иранской угрозы, противники критиковали Эль-Рияд за многочисленные жертвы авиаударов в йеменском конфликте. Многие законодатели придерживаются мнения, что Саудовская Аравия "со всеми ее недостатками" является надежным союзником Вашингтона и не намеренно убивает мирных жителей в Йемене.

Отмечается, что американские самолеты-заправщики дозаправляют саудовские истребители в воздухе. Законодатели, выступавшие против продажи этого оружия, критикуют Саудовскую Аравию за поддержку такого религиозного течения как ваххабизм, который способствует "радикализации мусульманской молодежи на Ближнем Востоке и Северной Африке". Саудовская Аравия создала и поддерживает сеть школ ваххабизма по всему мусульманскому миру.

США. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Армия, полиция > militaryparitet.com, 14 июня 2017 > № 2224451


Великобритания. Саудовская Аравия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 13 июня 2017 > № 2207127

Саудовская Аравия получила все "Тайфуны".

Компания BAE Systems завершила поставки истребителей Eurofighter Typhoon в состав ВВС Саудовской Аравии, сообщает "Военный Паритет" со ссылкой на janes.com (12 июня).

Таким образом, поставлены все 72 самолета, последними стали одноместные истребители с б/н 8023 и 8024 (заводские ZK622 и ZK623). Сумма контракта составила 20 млрд ф.ст. (по курсу 2007 года - 41 млрд долл США). По условиям контракта, первые 24 самолета были собраны в Великобритании, остальные на сборочном заводе совместного предприятия Alsalam Aircraft Company в Саудовской Аравии.

Поставки были начаты в 2009 году.

Великобритания. Саудовская Аравия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 13 июня 2017 > № 2207127


США. Саудовская Аравия > Армия, полиция > regnum.ru, 12 июня 2017 > № 2220221

США создадут часть глобальной системы ПРО за счёт Саудовской Аравии?

Обзор соглашений в области военно-технического сотрудничества между США и Саудовской Аравией

Американское издание Defense News опубликовало детальный перечень военных соглашений, которые были заключены между США и Саудовской Аравией в мае 2017 года. Информация содержалась в документе из администрации Белого дома, который оказался в руках американских журналистов. Кроме того, достоверность данных была подтверждена неким высокопоставленным источником. Напомним, сумма соглашений (пока ещё не твердых контрактов), подписанных во время визита в Эр-Рияд президента США Дональда Трампа, составила примерно $110 млрд.

Если американский Сенат одобрит эти сделки, то Саудовская Аравия получит возможность приобрести 7 батарей системы противоракетной обороны THAAD (Terminal High Altitude Area Defense) стоимостью $13,5 млрд, 2 спутника предупреждения о ракетном нападении ($4 млрд) и 2 разведывательных спутника ($800 млн). Ещё $40 млн уйдёт на строительство центра управления спутниками. Помимо этого, ещё $6,65 млрд уйдёт на модернизацию саудовских зенитных ракетных комплексов (ЗРК) Patriot до наиболее современной модификации MIM-104FPAC-3 (всего у Эр-Рияда имеется 108 пусковых установок, разбитых на 21 батарею).

Если усиление системы противовоздушной обороны Саудовской Аравии ещё как-то можно объяснить реальной необходимостью, то закупка крайне дорогих спутников предупреждения о ракетном нападении смотрится странно. То же самое, хоть и в меньшей мере, касается системы ПРО THAAD, предназначенной для заатмосферного перехвата ракет малого и среднего радиуса действия (с максимальной дальностью полёта до 5500 км). Система осуществляет кинетический перехват вне атмосферы (на высоте 150−200 км) с помощью небольшого боевого блока, который на огромной скорости прямым попаданием уничтожает ракету противника. В регионе лишь две страны обладают ракетами, для уничтожения которых имеет смысл применять THAAD, — Израиль и Иран. При этом Израиль, являющийся ближайшим союзником США, вряд ли будет воевать с ближневосточным сателлитом Вашингтона (и наоборот). Соответственно, перспективная система ПРО будет развёрнута против иранских ракет среднего радиуса действия (поставки планируются в период с 2023 по 2026 год).

Что же касается спутников — то, судя по их стоимости и задаче, речь идёт о космических аппаратах системы SBIRS (Space-Based Infrared System — инфракрасная система космического базирования). Группировку из таких спутников Вашингтон разворачивает в своих интересах в течение последних лет (уже выведены на орбиту 5 из 10 необходимых аппаратов).

Подробнее: Россия возрождает спутниковую систему обнаружения ракетных пусков

Спутники SBIRS с помощью очень чувствительных инфракрасных телескопов обнаруживают тепло факелов двигателей взлетающих ракет и рассчитывают вероятную траекторию и тип ракеты, а также передают эти данные расчётам средств ПРО. Основной задачей этих спутников является надежное сохранение ядерного сдерживания (чтобы у противника не возникло соблазна нанести неожиданный превентивный удар). Понятно, что таких амбиций у неядерной Саудовской Аравии нет и в помине. Можно, конечно, объяснить запуск двух геостационарных спутников над Ближним Востоком необходимостью контролировать действия Ирана, но очевидно, что Эр-Рияд не планирует воевать с Тегераном один на один. В случае же американского участия в гипотетической военной операции против Ирана обнаруживать запуски могут спутники США. Соответственно, появляются вполне логичные мысли, что Вашингтон в данном случае за «чужой счёт» планирует построить часть своей спутниковой системы SBIRS. Что же, очень даже умный ход, учитывая, что утечки информации быть не может и контроль над спутниками в любом раскладе США потерять не рискуют — достать их из космоса Саудовская Аравия точно не сможет. Что же касается систем THAAD — то их поставка тоже вполне вписывается в такой сценарий. Вашингтон развернёт часть своей глобальной системы ПРО бесплатно, да ещё и даст возможность заработать своим гигантам военно-промышленного комплекса. Правда, есть одна деталь — если спутники однозначно останутся под американским контролем в любом случае, то THAAD физически будут находиться на территории Саудовской Аравии, а значит, при гипотетическом сценарии ухода Эр-Рияда из орбиты влияния США контроль над системами может быть утрачен. Впрочем, полученная прибыль точно никуда не исчезнет, а комплексы ПРО при острой необходимости можно и уничтожить.

Самое дорогое приобретение: новейшая система управления войсками C4ISR

Огромнейшую сумму $18 млрд Саудовская Аравия потратит на развертывание системы C4ISR (Command, Control, Communications, Computers, Intelligence, Surveillance and Reconnaissance — командование, контроль, связь, вычислительные мощности, наблюдение и разведка). Речь идёт о наиболее продвинутых автоматизированных системах управления войсками, которые получают данные от всех подразделений, обрабатывают эту информацию, а далее через центральную систему отдаются команды войскам. Сложность работы такой системы очевидна — необходимо передавать и обрабатывать огромный объём самых разных данных (со спутников, радаров, от войск на поле боя, авиации, БПЛА и т.п.) в реальном времени. Деталей по этой сделке не указано, поэтому конкретных данных и характеристик системы мы определить не сможем. Известно, что производством подобных систем занимаются такие гиганты ВПК США, как Northrop Grumman, Lockheed Martin и General Dynamics.

Соглашения в области военной авиации

Заметная часть соглашений касается военной авиации. Только на закупку более 104 тысяч авиационных боеприпасов класса «воздух — земля» (корректируемые бомбы GBU-31v3, GBU-10, GBU-12, GBU-31v1, GBU-38) Саудовская Аравия может потратить $4,6 млрд. Ещё $2 млрд могут уйти на приобретение лёгких штурмовиков, вероятно, в рамках программы OA-X (по задумке они должны быть недорогими, но, похоже, не для Эр-Рияда), $2 млрд на 4 новейших самолёта боевого управления и целеуказания Tactical Airborne Surveillance System (находятся в разработке, поставки могут начаться в 2024 году), $5,8 млрд на закупку 3 самолётов-заправщиков KC-130J и 20 военно-транспортных самолётов C-130J Super Hercules, $2 млрд на 14 палубных вертолётов MH-60R Seahawk и $1,8 млрд на 30 поисково-спасательных вертолётов UH-60. Ещё почти $1 млрд может пойти на организацию сборки 150 многоцелевых вертолетов S-70I International Black Hawk.

Кроме этого, огромная сумма уйдёт на 8-летнее обслуживание уже имеющихся на вооружении военно-воздушных сил (ВВС) Саудовской Аравии истребителей F-15 — это потребует $6,25 млрд. К тому же $750 млн уйдёт на обучение специалистов саудовских ВВС.

Военно-морские силы Саудовской Аравии могут выйти на новый уровень

Подписанные меморандумы включают в себя и возможность приобретения 4 многоцелевых фрегатов за $6 млрд, созданных на основе боевых кораблей прибрежной зоны LCS (Littoral Combat Ship) типа Freedom, разработанных гигантом ВПК США Lockheed Martin (поставки в 2025—2028 годах). В отличие от американской версии кораблей Freedom, саудовский Multi-Mission Surface Combatant получит противокорабельные ракеты и мощную систему ПВО SM-2. Эти поставки могут вывести саудовский флот на первое место в регионе, тогда как сейчас Эр-Рияд отстаёт от Тегерана в этом аспекте.

Сухопутные силы изменения затронут меньше всего. За $2,35 млрд Саудовская Аравия может модернизировать 400 имеющихся боевых машин пехоты (БМП) M2Bradley, а за $1,35 млрд приобрести ещё 213 таких бронемашин. Вполне возможно, что необходимость в такой глубокой и дорогой модернизации вызвана плачевными результатами саудовской военной кампании в Йемене, где шиитские повстанцы хуситы, в прямом смысле, целыми колоннами жгли и жгут бронетехнику противника. Ещё 1,5 млрд могут пойти на закупку 180 гаубиц, а $662 млн — на 26 радиолокационных станций артиллерийской разведки AN/TPQ-53. Эти поставки не столь сильно повлияют на баланс сил в регионе, как остальные.

Куда пропали ещё $25 млрд?

Суммарно в документе, попавшем в руки американских журналистов, указаны сделки общей стоимостью $84,8 млрд, тогда как подписаны были меморандумы на $110 млрд. Таким образом, о возможных сделках ещё на $25,2 млрд мы пока ничего не знаем. Остаётся только гадать, что ещё это может быть — кажется, что саудовская армия и так уже вооружена всем, чем только можно. Этот факт лишний раз доказывает, что одних только закупок военной техники, пусть самой современной, недостаточно для создания боеспособных вооруженных сил. Очень важен уровень мотивации, обучения, а часто и менталитет населения, формирующийся в зависимости от многих факторов, в том числе культурных. Получит Саудовская Аравия вышеперечисленную технику или нет — это вряд ли позволит ей достигнуть реального успеха при вовлечении в крупный региональный военный конфликт, к примеру, с тем же Ираном (если, конечно, к военной кампании не присоединятся США и часть стран НАТО). Йеменского печального опыта достаточно для того, чтобы это было понятно. В соседнем государстве Эр-Рияд смог посеять лишь хаос и создать невыносимые условия мирному населению, но отнюдь не победить противника, имеющего в сотни и тысячи раз меньшие ресурсы.

Леонид Нерсисян

США. Саудовская Аравия > Армия, полиция > regnum.ru, 12 июня 2017 > № 2220221


Катар. Саудовская Аравия. Иран. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 12 июня 2017 > № 2207061

Катар преткновения

Ближний Восток раскололся из-за нового конфликта

В понедельник, как гром среди ясного неба, Египет, Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ, Мальдивы, Маврикий, а также не полностью контролирующие свои страны лидеры Йемена и Ливии объявили о полном разрыве дипломатических отношений с Катаром. В краткие сроки граждане этих стран покинут Катар, а его подданные должны покинуть указанные государства. Фрондеры обвинили Доху в поддержке и спонсировании террористов, связях с Ираном и дестабилизации ситуации в регионе. Кроме этого они закрыли свои морское, воздушное и сухопутное пространство для транспорта и грузов, связанных с Катаром, в один миг превратившимся в изгоя. Открытую поддержку Дохе высказал лишь турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган, а также Тегеран (что, конечно, только отрицательно повлияло на позицию соседей). Россия, Кувейт и Оман пытаются выступить посредниками в этом столь неожиданном конфликте, однако карты спутывает двойственная позиция США. С одной стороны Вашингтон призывает все стороны к урегулированию конфликта, угрожающего планам Америки по борьбе с экстремистами из ИГ в Ираке и Сирии, намекая, что за хакерской атакой на катарское информагентство, вызвавшей острую реакцию со стороны соседей Дохи, стоит Россия. А с другой - президент Дональд Трамп в своем Твиттере представляет дело так, будто это с его подачи соседи по региону устроили Катару бойкот. Трамп стремится ужесточить американскую политику против Ирана, а также максимально быстро добиться успехов в борьбе с ИГ, однако эти цели как минимум мешают друг другу, что мы уже и видим на примере блокады Катара, на территории которого расположена крупнейшая военная база США, откуда координируется наступление на ИГ в Ираке и Сирии. На этом фоне ИГ берет на себя ответственность за громкое нападение на здание иранского парламента и мавзолей Хомейни в Тегеране, а иранские власти возлагают ответственность на Эр-Рияд. В ситуации конфликта всех против всех выигрывают только экстремисты из ИГ, которые могут получить желанную передышку от атак международной коалиции.

Насколько удалось разобраться в происходящем журналистам, спусковым крючком, запустившим открытую фазу конфликта Саудовской Аравии и Катара (остальные страны-бойкотеры всего лишь двигаются в русле саудовской политики), послужила информация, размещенная на сайте официального новостного агентства Дохи. В ней якобы эмир Катара говорит о необходимости налаживания более тесного сотрудничества с Ираном. Власти страны уже опровергли данное заявление, а официальные круги в США (к расследованию произошедшего инцидента подключилось ФБР США) даже успели намекнуть своим СМИ, что за хакерской атакой против Дохи могут стоять российские хакеры, которым приписывают акты информационного саботажа во время последних президентских избирательных кампаний в Америке и Франции.

Определенная логика в том, чтобы устроить переполох в суннитском лагере, поддерживающем сирийских повстанцев, воюющих против Дамаска, России и Ирана, конечно, есть. Правда, есть и факт обширного присутствия катарских денег в российской экономике, страдающей от западных санкций. Почти пятая часть акций «Роснефти» была куплена катарскими инвесторами, что существенно помогло выровнять бюджетный баланс российскому правительству. В этом, кстати, может заключаться и еще одна претензия соседей к Дохе. Что касается взаимоотношений с Ираном, то определенные компромиссы с шиитским гегемоном достигала и сама Саудовская Аравия, в частности по линии OPEC. Что касается обвинений в выплате выкупа за членов королевской семьи Катара, захваченных проиранскими элементами во время охоты в Ираке, то тут обвинение выглядит скорее надуманным, чем реальным. Выкуп сложно назвать финансированием, ибо добровольности тут просто нет. Что касается обвинений в контактах с сирийскими повстанцами, то их имеет не только Доха, но и Эр-Рияд, и Амман, и Анкара, и даже США. Так что очевидно, что реально соседи недовольны чем-то иным.

Более вероятно, что речь идет о поддержке Катаром международного движения «братья-мусульмане» (ихван уль-муслимин), считающегося одной из движущих сил недавней арабской весны. Юсуф аль-Кардауи- идеологический пастырь ихванов, длительное время проживает в Катаре, а Доха практически открыто поддерживала правительство Мухаммеда Мурси в Египте, пришедшее к власти после свержения диктатуры Хосни Мубарака и в свою очередь, отстраненного в результате военного переворота. Аль-Кардауи какое-то время был близок к Ирану (вплоть до того, что его сын, по слухам, перешел в шиизм) и отстаивал идеи единства суннитов и шиитов, особенно на фоне неудачной для Израиля войны в Ливане в 2006 году, где ему противостояла та самая «Хезболла», которая сейчас активно воюет с суннитскими группировками в Сирии. Однако тот факт, что проиранские боевики похитили членов катарской правящей фамилии, вынудив платить выкуп, достаточно иллюстрирует отсутствие реальной политической близости между Тегераном и Дохой. Умеренность Катара в отношении Ирана, в противоположность жесткости, проповедуемой Саудовской Аравией, основывается, скорее, на независимой политической линии, чем на тайном союзе.

Еще одна основа своенравной политики Катара – информационное доминирование в арабском медиа-сегменте катарского канала al-Jazeera, чья редакционная политика вызывает крайнее раздражение практически у всех властей арабского мира, также выглядит более реальной в списке претензий соседей к Дохе. Не случайно в ультиматуме, который, по информации некоторых СМИ, выставила Катару Саудовская Аравия, говорится не об отказе от поддержки боевиков в Сирии или Ираке, а именно об ихванах и al-Jazeera. Разрыв отношений с Тегераном также упоминается, однако окончательно отказываться от контактов с иранцами не могут позволить себе и сами саудовцы, которым нужно договариваться внутри OPEC, где Иран – один из ключевых игроков. Кроме того, весь этот список – от поддержки Мурси и ихванов, а также боевиков в Сирии, до контактов с Ираном (причем все это – в куда большей степени) – можно было бы предъявить и Турции, но отношения с ней Эр-Рияд пока решил не усложнять. Соответственно, мы можем с большой уверенностью предполагать, что демарш против Катара больше походит на попытку утверждении гегемонии Эр-Рияда в Заливе, чем на борьбу с деструктивными веяниями из Дохи.

На этом фоне поведение лидера США Дональда Трампа сложно объяснить. Пока Госдеп призывает к диалогу, а Пентагон благодарит Доху за возможность воевать против ИГ с ее территории, Твиттер-аккаунт хозяина Белого дома выдает: «Приятно видеть, что визит в Саудовскую Аравию и встреча с королем и представителями еще 50 государств уже дает свои плоды. Они заявили, что займут твердую позицию в отношении финансирования экстремизма, и все указывали на Катар. Возможно, это станет началом конца ужасов терроризма». Администрация Белого дома и Государственного департамента выбивается из сил, чтобы выдержать дипломатический тон, не утратить ключевого союзника и одновременно объяснить, что же делает господин президент. «В лучших традициях суровой эпохи "Твиттер-дипломатии" президент Дональд Трамп нанес сокрушительный удар по осторожно выстроенному карточному домику ближневосточной политики. Он не просто занял одну из сторон в глубоком и древнем конфликте арабского мира, он еще и поставил это себе в заслугу», - так характеризует произошедшее обозреватель Би-Би-Си.

И, будто бы все еще недостаточно запутанно, на этой же неделе происходит громкая акция неизвестных радикалов в иранской столице. Две группы террористов атаковали мавзолей имама Хомейни, основателя современного теократического режима в Иране, и парламент страны. В первом случае один из нападающих взорвал себя, остальные пытались расстреливать молящихся, во втором – группа террористов была относительно быстро заблокирована с несколькими заложниками в одном из кабинетов. Число жертв тегеранских атак оценивается в 12 человек. Ответственность за нападение взяла на себя террористическая группировка «Исламское государство», однако официальный Тегеран устами представителей «Корпуса стражей Исламской революции», военизированной организации, подчиняющейся напрямую духовному лидеру страны аятолле Хаменеи, возложил ответственность на Саудовскую Аравию. Иранские военные и целые подразделения ведут военные действия против ИГ на территории Ирака и Сирии, где выступают ударными силами в войне с ИГ. Сформированные американскими советниками регулярные войска Ирака в результате боев в Мосуле практически обескровлены, а курдское ополчение, которое при поддержке США подошло к столице ИГ Ракке, вряд ли способно захватить этот город. В итоге стремление Трампа одновременно противостоять и ИГ, и Ирану, противоречит само себе: победа на земле над экстремистами не может быть достигнута без одобрения аятолл.

На противоречия в позиции Трампа ненавязчиво указывает и Анкара. «Напряженность вокруг Катара имеет место в период, когда мы более всего нуждаемся в солидарности и сотрудничестве, и не принесет пользы ни одному государству региона... Попытки изолировать Катар, ведущий эффективную борьбу с терроризмом, не внесут вклада в решение проблем. Турция продолжит развивать отношения со всеми дружескими странами, которые оказали ей поддержку в период предотвращения попытки военного переворота 15 июля 2016 года, в том числе и с Катаром»,- заявил президент Эрдоган. Турция также играет одну из важных ролей в конфликте на территории Ирака и Сирии, и игнорирование ее позиции также способно породить в ближайшем будущем новые конфликты, на почве которых влияние экстремистов, как это уже было, только возрастет. Наоборот, эффективность международной коалиции против ИГ в регионе с каждым днем бойкота Катара будет только падать. Конечно, это будет происходить вместе с катарской экономикой, слишком сильно интегрированной в экономическое пространство с соседями по Заливу, и с ростом рисков смены власти в Катаре, где дворцовый переворот – наиболее распространенный способ престолонаследия. Чтобы поддержать своего союзника, Анкара заявила о своей готовности отправить в Доху турецкие войска.

На момент написания данного материала кризис вокруг Катара так и не разрешился. На сегодняшний день он стал самым серьезными испытанием для стабильности региона Ближнего Востока за пределами войны в Сирии и Ираке. Глубокие противоречия в регионе Залива угрожают уже не только планам газо- или нефтепроводов, но основному региону добычи нефти в мире. В случае, если конфликт вспыхнет уже тут, то под ударом будет уже не региональная, а глобальная безопасность.

Катар. Саудовская Аравия. Иран. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 12 июня 2017 > № 2207061


США. Саудовская Аравия. Весь мир > Армия, полиция > militaryparitet.com, 10 июня 2017 > № 2205013

Пункты поставок американских вооружений саудитам.

Стали известны пункты поставок американских вооружений на предполагаемую сумму 110 млрд долл для оснащения вооруженных сил Саудовской Аравии, сообщает "Военный Паритет" со ссылкой на defensenews.com (8 июня).

Визит президента США Дональда Трампа 20 мая в Саудовскую Аравию огорошил мировые СМИ сообщениями о гигантских военных контрактах. Тем не менее, эксперты быстро отметили, что большая часть суммы сделок является спекулятивной, так как любая продажа американского оружия должна пройти через Государственный департамент, и, самое главное, должна получить одобрение Конгресса, прежде чем могут начаться конкретные переговоры.

По обнародованным данным, Саудовская Аравия "твердо" запросила вооружения на сумму 12,5 млрд долл, а также материально-технического обеспечения на 1,18 млрд долл. Общая сумма запросов может достичь 84,8 млрд долл. Среди перечисленных потенциальных продаж имеются:

- семь батарей комплексов ПРО THAAD на сумму 13,5 млрд долл (поставки 2023-2026 годы)

- 104 тыс. управляемых боеприпасов класса "воздух-земля" пяти типов (УАБ GBU 31v3, GBU-10, GBU-12, GBU-31v1, GBU-38) на сумму 4,46 млрд долл.

- модернизация комплексов ПВО/ПРО Patriot на сумму 6,65 млрд долл (2018-2027 годы)

- поставка самолетов непосредственной огневой поддержки (количество, сумма и дата поставок неизвестны - вероятно, это связано с программой ОА-Х ВВС США)

- четыре самолета стратегической разведки и наблюдения на 2 млрд долл (класс JSTARS)

- три самолета коммандос КС-130J и 20 транспортных C-130J на сумму 5,8 млрд долл (поставки с 2022 года)

- материально-техническое обслуживание на 8 лет истребителей F-15 на сумму 6,25 млрд долл

- поставка неизвестного количества патрульных катеров MK-VI (дата поставок неизвестна)

- четыре ракетных фрегата постройки Lockheed Martin на базе прибрежного боевого корабля LCS (поставки 2025-2028 годы)

- модернизация 400 БМП Bradley на сумму 2,35 млрд долл, и поставка 213 новых на 1,35 млрд долл

- поставка 180 гаубиц на сумму 1,5 млрд долл (2019-2022 годы)

- поставка систем разведки/наблюдения/связи (C4I System) на сумму 18 млрд долл (детали неизвестны).

В документе также фигурируют запросы королевства на поставку двух спутников дистанционного зондирования Земли (800 млн долл), двух спутников связи и раннего предупреждения (2 млрд долл). В список также попали вертолеты - 14 многоцелевых MH-60R Seahawk (2 млрд долл) и 30 поисково-спасательных UH-60 (1,8 млрд долл). Ранее были сообщения о лицензионном строительстве примерно 150 вертолетов S-70 Black Hawk "для саудовского правительства".

США. Саудовская Аравия. Весь мир > Армия, полиция > militaryparitet.com, 10 июня 2017 > № 2205013


Иран. Саудовская Аравия. Израиль > Армия, полиция > iran.ru, 9 июня 2017 > № 2206045

Генерал КСИР назвал виновниками терактов в Тегеране Саудовскую Аравию, Израиль и США

Старший командир Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) заявил, что последние смертоносные теракты в Тегеране были результатом трехстороннего проекта Саудовской Аравии, Израиля и Соединенных Штатов, сообщает Press TV.

Выступая в телевизионном интервью в четверг, бригадный генерал Хоссейн Салями, заявил, что совместный проект Саудовской Аравии, Израиля и США был направлен на нанесение удар по иранской политической системе и структуре безопасности.

По крайней мере, 17 человек были убиты и около 50 получили ранения в Тегеране в среду, когда боевики напали на иранский парламент (меджлис) и мавзолей покойного основателя Исламской Республики Имама Хомейни.

Обе атаки были, однако, сорваны иранскими силами безопасности, которые прибыли на место происшествия в кратчайшие сроки и помешали террористам получить доступ к важным частям двух комплексов. Террористическая такфиристская группировка ИГИЛ взяла на себя ответственность за почти одновременные нападения.

Министерство разведки Ирана позже определило пять террористов, участвовавших в нападениях, заявив, что они имели историю прошлой террористической деятельности и были связаны с ваххабитами и такфиристами.

Салями далее приветствовал эффективный ответ на нападения и сказал, что "Иран будет кладбищем для тех, кто стремится поставить под угрозу его безопасность".

В прошлом месяце президент США Дональд Трамп отправился в Саудовскую Аравию в свою первую зарубежную поездку, и заключил сделку с Саудитами на 110 миллиардов долларов относительно поставки вооружений Эр-Рияду, на что госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил, что эта сделка направлена на "противодействие" Ирану.

Трамп затем отправился в Израиль. В обоих местах, он назвал Иран распространителем терроризма и призвал арабские страны Персидского залива объединиться против Исламской Республики, поддерживая как Эр-Рияд, так и антииранскую позицию Тель-Авива.

Тегеран последовательно отвергают подобные обвинения о вмешательстве в региональные дела, и призывает к диалогу и сближению между прибрежными странами Персидского залива.

Иран. Саудовская Аравия. Израиль > Армия, полиция > iran.ru, 9 июня 2017 > № 2206045


Иран. Саудовская Аравия > Армия, полиция > dknews.kz, 8 июня 2017 > № 2208158

Президент Ирана Хасан Роухани призвал страны региона к сотрудничеству в борьбе с терроризмом.

В среду Роухани выступил с заявлением, в котором говорится, что теракты в Тегеране еще сильнее укрепили жителей страны в необходимости противостоять терроризму.

В среду вооруженные группы ворвались в здание парламента и на один из ключевых объектов в стране. Двенадцать человек, включая охранника и нескольких сотрудников парламента, погибли, 42 были ранены.

Связанное с группировкой "Исламское государство" информационное агентство "Амак" сообщило, что нападение совершили боевики ИГИЛ.

Однако Роухани в своем заявлении отметил, что необходимо выяснить, кто стоит за этими атаками.

Иранский президент также сказал, что терроризм не является проблемой одной страны, подчеркнув необходимость сотрудничества с Саудовской Аравией и другими ближневосточными государствами по искоренению этой проблемы.

Однако эксперты говорят, что Ирану будет непросто сотрудничать с Саудовской Аравией, так как Тегеран и Эр-Рияд поддерживают разные стороны конфликта в Сирии. Эти две страны также имеют разные взгляды на региональную безопасность и обвиняют друг друга в поддержке террористов.

Иран. Саудовская Аравия > Армия, полиция > dknews.kz, 8 июня 2017 > № 2208158


Иран. Саудовская Аравия. США. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 июня 2017 > № 2204407

Теракт в Иране – удар в сердце исламского строя

Боевики атаковали символы религиозной и светской власти

Ближний Восток продолжает погружаться в хаос. Вслед за разрывом дипломатических отношений Саудовской Аравии, Бахрейна, Объединенных Арабских Эмиратов, Египта, Йемена и Мальдивской Республики с Катаром, который пошел на укрепление связей с Ираном, боевики ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) совершили в Тегеране двойной теракт.

Атака на символы власти

Утром 7 июня в здание Меджлиса ИРИ, переодевшись в женскую одежду, проникла группа террористов из четырех человек и устроила перестрелку с представителями службы безопасности парламента. Практически синхронно в это время двое боевиков открыли стрельбу в главной святыне исламской республики — мавзолее имама Хомейни. Во время перестрелки прогремело два взрыва. Первый — возле мавзолея, где себя подорвала террористка-смертница. Второй — в здании парламента. Целый день спецслужбы ИРИ проводили контртеррористическую операцию. В результате все шесть преступников ликвидированы. К вечеру силы правопорядка взяли ситуацию в городе под контроль. По данным полиции, 12 человек убиты и более 40 ранены. Ответственность за теракты взяло на себя «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Во время перестрелки в Меджлисе депутаты продолжали работу на пленарном заседании, в соцсетях появлялись фотографии улыбающихся парламентариев с подписями, что у них всё в порядке и они в полной безопасности. Спикер парламента ИРИ Али Лариджани назвал теракт «незначительным инцидентом». «Иран является активным и эффективным центром по борьбе с терроризмом, поэтому исламисты хотели его подорвать», — приводит слова спикера агентство Mehr News. В ответ на слова Лариджани из зала прозвучали выкрики «Смерть Америке».

Спустя несколько часов после терактов верховный лидер ИРИ Али Хаменеи выступил перед студентами. «Иранский народ движется вперед. Фейерверки, которые мы сегодня увидели, никак не отразятся на решимости иранцев. Они слишком слабые для того, чтобы сломить волю народа и руководства», — отметил рахбар.

Президент Ирана Хасан Рухани назвал «трусливым поступком» теракты в Тегеране. «Иранский народ раздавит любые вражеские козни единством и солидарностью, а также мощной системой безопасности. Теракты поспособствуют дальнейшему укреплению решимости Ирана в борьбе с терроризмом», — заявил Рухани. Глава правительства подчеркнул, что враги исламского режима раздражены высокой явкой иранцев на президентских выборах, прошедших 19 мая с.г.

Виновником терактов в Тегеране Корпус стражей исламской революции считает Саудовскую Аравию. «Эти теракты произошли спустя несколько недель после встречи президента США с руководством реакционного государства, которое поддерживает терроризм. Тот факт, что ответственность на себя взяло ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), свидетельствует о причастности Эр-Рияда к терактам в Тегеране», — говорится в заявлении КСИР, опубликованном Fars News. В послании говорится, что КСИР не оставит без ответа «пролитие невинной крови иранского народа». За день до терактов в Тегеране, 6 июня, министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр заявил, что Иран должен быть наказан за вмешательство во внутренние дела стран Ближнего Востока и поддержку террористических группировок.

В июне 2016 года министерство разведки и безопасности Ирана сообщало о задержании террористической сети, готовившей теракты в Тегеране и других крупных иранских городах.

Заместитель главнокомандующего армией ИРИ бригадный генерал Ахмад-Реза Пурдастан открыто заявил о новом фронте, который террористы открыли против Ирана. «ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) пытается укрепиться в Афганистане для того, чтобы приблизиться к иранской границе и захватить Хорасан. Однако у террористов на это нет сил», — цитирует генерала Defa Press. Военачальник говорит о попытке боевиков воссоздать Великий Хорасан (историческая область, включающая в себя три провинции в Иране, часть Афганистана, Туркменистана, Узбекистана и Таджикистана). В этом случае речь идет о создании полноценного плацдарма террористов для окончательной дестабилизации Средней Азии с выходом к границам России и Китая.

Через террористические группировки Иран хотят взять в кольцо и принудить к проведению несамостоятельной политики. Это возможно в случае смены верховного лидера исламской республики. Поэтому в терактах важно символическое значение выбранных целей.

Меджлис — символ законодательной власти. 31 мая депутаты переизбрали спикером Али Лариджани. В скором времени Хасану Рухани придется утверждать состав двенадцатого правительства в Меджлисе. Поэтому теракт в здании парламента служит сигналом всем гражданским органам власти Ирана.

Взрывы и стрельба в священном месте исламской революции — прямой вызов иранскому строю и лично Али Хаменеи. Имам Рухолла Мусави Хомейни — символ нового Ирана и независимости. За день до теракта, 6 июня, в Иране отпраздновали очередную годовщину в память о лидере исламской революции. Теракт возле мавзолея имама можно сравнить с тем, как если бы подобные преступления произошли у мемориала Линкольна или у Мавзолея Ленина во времена Советского Союза.

Неспособность обеспечить безопасность в столице может ослабить и без того шаткие позиции мэра Тегерана Мохаммада-Багера Галибафа. За несколько дней до теракта агентство Tasnim News сообщило, что вероятным сменщиком градоначальника станет действующий первый вице-президент Ирана Эсхак Джахангири. Возможны также чистки и в силовых ведомствах, которые допустили двойной теракт.

История с терактами вызывает много вопросов. Они касаются как хронологической взаимосвязи развития событий, так и тех, кто заинтересован в подрыве стабильности исламской республики.

Магия цифр

Очередной виток кризиса на Ближнем Востоке начался сразу после завершения 65-го заседания Бильдербергского клуба. Члены Бильдерберга провели заседание с 1 по 4 июня в городе Шантильи (штат Вирджиния) в отеле Westfields Marriott. Косвенный ответ на тон встречи дает девиз штата Вирджиния: «Такова участь тиранов». Это выражение исторически употреблялось в Европе и других частях света как эпитет или девиз против злоупотребления властью.

Основанное на заре холодной войны (в 1954 году) сообщество западной элиты включает в себя политических лидеров, финансистов, промышленников, представителей научного сообщества и средств массовой информации. Один из основателей и идеологов клуба — принц Бернард Нидерландский с 1933 по 1937 год состоял в НСДАП и служил в СС. В основе организации лежал принцип противостояния западного мира советской угрозе (шире — Русской цивилизации). С развалом СССР члены клуба продолжили ежегодные встречи, на которых обсуждали актуальные вопросы международных отношений. В 2017 году во встрече принял участие 131 человек из 21 государства. Из них пять человек от Турции, которая стала единственным представителем Ближнего Востока.

По данным официального сайта клуба Bilderberg Meetings, в повестку заседания вошли следующие темы: «Администрация Трампа: отчет о работе», «Трансатлантические отношения: варианты и сценарии», «Направления развития ЕС», «Можно ли замедлить глобализацию?», «Работа, доход и нереализованные ожидания», «Война с информацией», «Почему растет влияние популизма?», «Роли России в мировом порядке», «Ближний Восток», «Ядерное распространение», «Китай» и текущие события.

Абстрагируясь от любителей теории заговора и людей, которые намеренно выхолащивают тему подобных объединений, проследим развитие процессов в регионе Ближнего Востока, которое хронологически совпало с заседанием Бильдерберга.

На второй день заседания клуба, 2 июня, газета The New York Times сообщает о новом кураторе иранского направления в Центральном разведывательном управлении (ЦРУ) США. Им стал Майкл д'Андреа, известный как «аятолла Майк» и «темный принц». Интересное совпадение, что родом он из Северной Вирджинии. Именно д'Андреа в 2011 году следил за операцией по ликвидации экс-лидера «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Усамы бен Ладена. В 2008 году под его руководством проводилась операция по ликвидации начальника спецслужб «Хезболлы» Имада Файеза Мугния. Агент ЦРУ принял активное участие в наращивании программы использования беспилотников для борьбы с террористами в Пакистане.

Напомним, что у американских спецслужб уже был опыт организации государственного переворота в Иране. В 1953 года британская МИ-6 и ЦРУ свергли демократические избранное правительство во главе с премьер-министром Мохаммемом Мосаддыком за его попытку национализировать нефтяную промышленность. Операция получила название «Аякс».

С ЦРУ солидарны и представители военной разведки. Начальник разведывательного управления министерства обороны США (DIA) Винсент Стюарт в мае с.г., выступая в комитете Сената США по вооруженным силам, назвал Северную Корею, Россию, Китай, Иран и экстремистские организации главными военными угрозами для Вашингтона. «Иран продолжит подрывать действующую в регионе Ближнего Востока систему безопасности. Для этого Тегеран использует террористические организации и прокси-войны для создания проблем США в регионе», — цитирует главу военной разведки Defense.gov.

В нынешних условиях ЦРУ будет сложно наладить работу резидентуры в Иране. На территории исламской республики у США нет ни посольства, ни бизнес-представительств, ни экономического влияния на Тегеран. Плюс ко всему командиры подразделений армии США на Ближнем Востоке — кадры, оставшиеся Трампу в наследство от Обамы. Если Белый дом решил всерьез повлиять на внутренние процессы в Иране, тогда он будет вынужден пойти на союз с Великобританией.

На следующий день после завершения заседания Бильдербергского клуба, 5 июня, произошел разрыв дипотношений арабских государств с Катаром под весьма сомнительными предлогами. Такого рода согласованные действия сложно назвать спонтанными, это элемент спланированной спецоперации. Первый ее этап — отчуждение Катара от арабского мира. Второй — мы сейчас его наблюдаем — выстраивание более тесных отношений между Тегераном и Дохой. На завершающем этапе Катар может сыграть роль троянского коня для подрыва исламского режима.

Уже 6 июня американское Агентство сотрудничества в области безопасности и обороны сообщило об одобрении Госдепартаментом США сделки с Саудовской Аравией стоимостью $750 млн, предусматривающей боевую подготовку личного состава военно-воздушных сил. Кроме того, Госдепартамент разрешил поставить Саудовской Аравии радиолокационные системы на $662 млн.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган раскритиковал политику арабских государств, направленную на изоляцию Катара. По словам турецкого лидера, Анкара будет делать всё возможное, чтобы прекратить кризис. В день двойного теракта в Тегеране парламент Турции проголосовал за усиление сотрудничества с Катаром в оборонной сфере. В соответствии с решением депутатов, Анкара сможет направить своих военнослужащих на базу, расположенную в Катаре. В тот же день министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф прибыл в Анкару, где провел встречи с Эрдоганом и главой внешнеполитического ведомства Мевлютом Чавушоглу. На повестке было два основных вопроса — ситуация в Сирии и катарский кризис.

Реакция Трампа на теракт была ожидаемой: «Мы скорбим и молимся о невинных жертвах террористических нападений в Иране и за иранский народ, который переживает такие трудные времена». По его словам, «финансируя терроризм, страны рискуют стать жертвами того зла, которое они продвигают». В пику американскому президенту высказался сенатор Берни Сандерс, призвав Сенат отложить голосование по законопроекту о санкциях против Ирана, чтобы защитить ядерную сделку и проявить солидарность с иранцами.

Директор министерства разведки Израиля Чагай Цуриэль заявил, что события в Сирии создали сильный дисбаланс в регионе в пользу Ирана. «Усиление Тегерана в Сирии — проблема, которую нужно решать прямо сейчас. Граница между Сирией и Ираком на данный момент — самое важное место в регионе, где будет определяться региональная картина», — цитирует главу разведки Haaretz. Израиль обеспокоен тем, что Тегерану удастся восстановить наземный маршрут Иран — Ливан.

Ловля на живца

Предысторией дипломатического кризиса вокруг Катара была встреча, которая произошла синхронно с саммитом НАТО в мае с.г. По информации арабского издания Gulf News, в Ираке командир спецподразделения КСИР «Аль-Кудс» Касем Сулеймани провел переговоры с министром иностранных дел Катара Мохаммедом Аль Тани. На встрече обсуждались перспективы сотрудничества по линии спецслужб. В конце мая иракское проправительственное военизированное формирование «Аль-Хашд аш-Шааби» под руководством иранских советников и командиров достигло ирако-сирийской границы. В случае развития военного успеха Ирану удастся восстановить транспортный коридор до Ливана. Это позволит странам «шиитского полумесяца» заполучить альтернативу турецкому маршруту в ЕС.

Касем Сулеймани играет ключевую роль во внешнеполитической стратегии Тегерана в регионе. Именно «Аль-Кудс» продолжает идею экспорта исламской революции, обеспечивает безопасность транспортных коридоров. Не случайно весной 2017 года новым послом Ирана в Ираке назначили заместителя Сулеймани Ираджа Масджеди. По сути КСИР централизует контроль за коммуникациями, ведущими в ЕС. Именно командир «Аль-Кудс» контролирует логистику и деятельность многочисленных шиитских группировок в Бахрейне, Йемене, Ираке, Сирии, Ливане и других странах Ближнего Востока. В этом смысле выход Катара из военного конфликта в Йемене сыграет на руку иранцам, которые поддерживают хуситов. Это позволит укрепить позиции верховного политического совета Йемена.

Действия Саудовской Аравии и ее союзников вынуждают Доху, Тегеран и Анкару на безальтернативный союз. Напомним, что в 2009 году велась борьба двух газопроводов в Европу: Катар — Саудовская Аравия — Иордания — Сирия — Турция и Иран — Ирак — Сирия, однако война в САР поставила крест на обоих проектах. Новая конфигурация открывает путь для нового маршрута Иран — Турция. По сути альянс Тегерана и Дохи объединяет порядка 35% мировых запасов газа. Возможность транспортировки голубого топлива с месторождения Северный и Южный Парс предполагает использование иранских портов Табнак и Ассалуйе, где расположены заводы СПГ, и далее по газопроводу в Европу. На Иран и Турцию теперь завязано и авиасообщение Катара с ЕС. Анкара и Тегеран также помогут Дохе в преодолении продовольственного кризиса.

Углубление сотрудничества Ирана и Катара — опосредованное взаимодействие исламского режима с Вашингтоном. Военная база Эль-Удейд — самый крупный военный контингент США на Ближнем Востоке. Сейчас сложилась ситуация, в которой от Ирана фактически зависит продовольственное обеспечение американских солдат.

Примечательно, что события в Тегеране произошли накануне саммита ШОС, который стартует 8 июня в Астане. Россия поддерживает вступление Ирана в Шанхайскую организацию сотрудничества. Об этом заявил помощник президента РФ Юрий Ушаков. По его словам, вопрос получения Ираном статуса постоянного члена будет обсуждаться «в узком составе». Для России последние события на Ближнем Востоке — сигнал к решительным действиям, прятаться за дипломатическими формулировками и отмалчиваться уже не получится. Обстрел американской авиацией сирийских и иранских военных в «зоне деэскалации» — очередное тому подтверждение.

Кирилл Джавлах

Иран. Саудовская Аравия. США. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 июня 2017 > № 2204407


Саудовская Аравия. Катар. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 7 июня 2017 > № 2217197

Саудовская Аравия выставила Катару 24-часовой ультиматум.

Саудовская Аравия дала Катару 24 часа на выполнение 10 условий, которые были переданы через Кувейт, который сейчас играет роль посредника в переговорах между Саудовской Аравией и Катаром. Об этом сообщают Вести.ru со ссылкой на SkyNews Arabia.

Основное требование Саудовской Аравии – прекращение Катаром любых отношений с ХАМАС и «Братьями-мусульманами» (террористическая организация, запрещенная в России).

Последствия невыполнения Катаром требований пока остаются неизвестными.

Напомним, 5 июня несколько стран Персидского залива: Саудовская Аравия, Йемен, Ливия, Бахрейн, Египет, ОАЭ, а также Мальдивская Республика и Маврикий разорвали дипотношения с Катаром.

Основные опасения аналитиков сейчас связаны с тем, что кризис будет означать конец Совета сотрудничества арабских стран Персидского залива (ОАЭ, Катар, Бахрейн, Оман, Кувейт и Саудовская Аравия).

Саудовская Аравия. Катар. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 7 июня 2017 > № 2217197


Иран. Саудовская Аравия > Армия, полиция > gazeta.ru, 7 июня 2017 > № 2206578

Над Персидским заливом сгущается гроза

Иран обвинил Саудовскую Аравию в терактах

Александр Атасунцев

12 человек погибли и 40 были ранены в результате атаки террористов на парламент Ирана и мавзолей аятоллы Хомейни в Тегеране. Принимавший участие в нейтрализации шахидов Корпус стражей исламской революции связал деятельность боевиков с Саудовской Аравией. За несколько часов до атаки Эр-Рияд обещал, что Иран заплатит за свою поддержку террористов. Взаимные обвинения до предела обостряют обстановку в главном нефтедобывающем регионе мира.

Корпус стражей исламской революции (КСИР) заявил о причастности Саудовской Аравии к двойной атаке в Тегеране, жертвами которой стали 12 человек.

«Террористическая атака произошла всего лишь спустя неделю после встречи президента США и лидеров стран, которые поддерживают террористов», — приводит негосударственное иранское информагентство Tasnim выдержку из сообщения КСИР. «То, что «Исламское государство» (ИГ — запрещенная в России организация. — «Газета.Ru») взяло ответственность, доказывает, что они [саудиты] вовлечены в атаку», — считают в КСИР.

7 июня две группы вооруженных людей устроили стрельбу в здании парламента Ирана и у мавзолея имама Хомейни. По предварительным данным, в нападении на парламент участвовали четверо боевиков, которые смогли пройти в здание, переодевшись в женскую одежду. Один из нападавших подорвал себя на четвертом этаже. Остальные боевики были ликвидированы силами КСИР.

На официальном сайте правительства Ирана говорится, что в результате атаки погибли 12 человек, ранены более 40.

Почти сразу же ответственность за теракт на себя взяло «Исламское государство». Заявление халифата разместило связанное с ним агентство Amaq. Однако единственным прямым доказательством причастности ИГ к атаке является 24-секундный видеоролик, в котором утверждается, что съемка ведется из здания иранского парламента.

На видео показывается окровавленное, безжизненное тело человека — вероятно, одной из жертв теракта. Голос на видео по-арабски хвалит Бога и произносит: «Как вы думаете, мы уйдем? Мы останемся, с божьей помощью». Еще один голос — человека, остающегося за кадром, — повторяет те же слова. Фраза, которую декламируют боевики, — лозунг, принадлежащий покойному представителю ИГ Абу Мухаммаду аль-Аднани. Считалось, что аль-Аднани был вторым человеком в иерархии руководителей халифата. Он был убит в Сирии в прошлом году.

Если ИГ действительно имеет отношение к атаке на Тегеран, то это первый теракт халифата на территории страны.

Примечательно, что видео из парламента появилось в сети до того, как иранские СМИ сообщили, что осада закончилась. Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты скептически относятся к информации о том, что ИГ причастно к атаке на Тегеран.

«Вероятнее всего, это не ИГ, а аффилированная группировка или та, которая желает к нему примкнуть, — считает доцент РАНХиГС Сергей Демиденко. — Проблема экстремизма остро стоит в Иране, особенно в суннитских районах страны — в первую очередь в провинции Белуджистан. Там действует группировка «Джундалла». Долгое время иранские власти держали это все под контролем. Но экстремизм в стране не прекращался, он просто локализовался в определенных районах».

Катарский фактор и антииранский тренд

Главный научный сотрудник Института востоковедения РАН Ирина Звягельская считает, что во многом теракт стал результатом антииранских настроений, которые нарастают в регионе на фоне «катарского кризиса». «Мне кажется, что «катарский кризис» усилил радикальные тенденции в отношении Ирана. Я не знаю, действительно ли ИГ организовало теракт. Потому что антииранские настроения могли стимулировать разных экстремистов», — говорит Звягельская.

«Катарский кризис» начался за два дня до теракта в Тегеране — 5 июня. Тогда Саудовская Аравия, Египет, Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн объявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром. Такое решение было принято из-за подозрений в том, что Доха поддерживает исламистские группировки, включая «Братьев-мусульман», «Исламское государство» и «Аль-Каиду» (все перечисленные организации запрещены в России).

Объявление о разрыве дипотношений прозвучало спустя всего две недели после того, как на саммите в Саудовской Аравии представители арабских стран продемонстрировали единство в присутствии президента США Дональда Трампа. Американский лидер также горячо приветствовал демарш в отношении Катара в своем твиттере, выразив надежду, что эта мера «станет началом конца ужаса терроризма».

По версии Financial Times, поводом для дипломатической блокады Катара стал выкуп Дохой за похищенных в Ираке в 2015 году членов королевской семьи. По данным источников, Катар заплатил террористам до миллиарда долларов. Причем издание пишет, что около €400 млн осело в Иране. €300 млн должны были получить связанные с ним через «Хезболлу» иракские боевики. Остальное было передано связанной с «Аль-Каидой» (запрещена в России) сирийской группировке «Тахрир аль-Шам». По мнению собеседников FT, Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет восприняли сделку как форму финансирования терроризма. Но особенно Эр-Рияд разозлила роль и доля его главного соперника в регионе — Ирана.

«Иран обвиняют в том, что он спонсирует мировой терроризм, — рассказывает Демиденко. — Но что обычно подразумевают под этим словом? Суннитский экстремизм. Но поддержка оголтелых религиозных экстремистов это не про Иран. Да, он поддерживает «Хезболлу». Но ее можно рассматривать как опору сопротивления ливанских шиитов. Точно так же ХАМАС, который также поддерживает Иран, тоже не вполне исламистская, а даже скорее националистическая структура».

При этом эксперт считает, что не стоит искать в демарше арабских стран в отношении Катара иранский фактор.

«После «арабской весны» Доха вышла из-под контроля. И сейчас страны решают между собой, кто из них более ваххабитский. Они делят контроль над арабским миром», — объясняет Демиденко.

«Если арабские страны прямо и не поддерживают теракты в Тегеране, то им, во всяком случае, приятно, что на их врага осуществлено нападение, — констатирует Звягельская. — Это продукт антииранского тренда. И я бы не сказала, что он заслужен Ираном, особенно сейчас, когда прошли выборы. Да, выборы были непрозрачные. Но тот факт, что люди проголосовали за Роухани, человека, который готов разумно обсуждать проблемы, говорит о многом. Он показывает готовность к сбалансированному курсу. Но, к сожалению, в регионе это не хотят замечать».

19 мая в Иране прошли выборы президента. Уверенную победу одержал действующий глава государства Хасан Роухани.

Роухани является сторонником относительной либерализации экономики. Важнейшим достижением его правления считается подписание в 2015 году Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной программе страны в обмен на отмену международных санкций.

Благодаря этому Роухани удалось укрепить экономику Ирана — в 2013 году, когда он только пришел к власти, ВВП падал почти на 6% в год. В прошлом году экономика Ирана показала рост более чем на 7%. Роухани также удалось снизить инфляцию с 40% в 2013 году до 7,5% в 2016-м (по данным неофициальных подсчетов — до 10%).

Экономический рост страны обусловлен в первую очередь работой нефтяного сектора — остальные отрасли в стране развиваются слабо. Роухани рассчитывает справиться с этой проблемой за счет создания в Иране благоприятного инвестиционного климата.

Иран. Саудовская Аравия > Армия, полиция > gazeta.ru, 7 июня 2017 > № 2206578


Катар. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kapital.kz, 7 июня 2017 > № 2201764

Эр-Рияд выдвинул Катару ультиматум и дал 24 часа

Последствия его невыполнения пока остаются неизвестными

Вскоре после дипломатического кризиса, который практически поместил Катар не только в политическую изоляцию, но и заблокировал возможность торговли морским путем и, судя по всему, ограничил экспорт нефти и СПГ, ситуация ухудшилась. SkyNews Arabia сообщила, что Саудовская Аравия дала Катару сутки на выполнение 10 условий, которые были переданы через Кувейт, который сейчас играет роль посредника в переговорах между Саудовской Аравией и Катаром, пишет vestifinance.ru.

Согласно сообщениям СМИ основное требование Саудовской Аравии заключается в том, чтобы Катар прекратил все отношения с ХАМАС и «Братьями-мусульманами». Дополнительной информации об этом ультиматуме, как и о его последствиях, пока нет. Телеканал Al Jazeera сообщил, что эмир Кувейта Шейх Сабах аль-Ахмад аль-Джабер Аль-Сабах покинул Саудовскую Аравию во вторник после проведения посреднических переговоров с королем Саудовской Аравии Салманом бин Абдул Азизом, чтобы постараться нейтрализовать эскалацию конфликта между арабскими странами и Катаром.

Эмир Кувейта попросил шейха Тамима бен Хамада Аль-Тани, правящего эмира Катара, удержаться от усиления напряженности. Он призвал его не принимать решения, которые могли бы обострить ситуацию. Тем не менее министр иностранных дел Катара заявил, что его народ отвергает тех, кто пытается навязать свою волю или вмешаться в ее внутренние дела.

Основные опасения сейчас связаны с тем, что кризис будет означать конец Совета сотрудничества арабских стран Персидского залива, куда входят шесть государств: ОАЭ, Катар, Бахрейн, Оман, Кувейт и Саудовская Аравия. Множество аналитиков отмечают, что потенциальный распад совета должен рассматривать уже сейчас как наиболее вероятный сценарий, некоторые также предупреждают о «военной конфронтации».

Но вероятность какого-либо военного вмешательства сейчас кажется просто ничтожной. Да, Саудовская Аравия является фактическим лидером региона, но также вынуждена действовать с некоторой оглядкой на США, которые считаются ее главным союзником. Однако Америка также поддерживает самую большую концентрацию военнослужащих на Ближнем Востоке на авиабазе Аль-Удэйд в Катаре. Эта база в 20 милях к юго-западу от Дохи насчитывает около 11 тыс. военнослужащих США.

Катар инвестировал более 1 млрд долларов на строительство авиабазы в 1990-х гг. И это способствовало постепенному углублению сотрудничества с военными силами США. На базе находятся региональная штаб-квартиры Центрального командования ВВС США, Центра совместных воздушных и космических операций и 379-го крыла воздушной экспедиции. По данным ВВС, Объединенный центр воздушных и космических операций контролирует военную авиацию США в Афганистане, Сирии, Ираке и 18 других странах. Фактически база в Катара является «нервным центром» воздушных кампаний США по всему региону. Очевидно, что такая яростная дипломатическая атака на Катар вряд ли понравится Вашингтону.

Спор между Катаром и арабскими странами обострился после недавнего взлома государственного агентства новостей Катара. Тогда агентство разместило от имени эмира страны речь в поддержку отношений с Ираном, но позднее МИД заявил, что сайт агентства был взломан. Тем не менее Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн не нашли такие доводы убедительными, поэтому продолжают утверждать, что эмир заявлял о нормализации отношений с Тегераном. Фактически Эр-Рияд это воспринимает как вызов своему лидерству в регионе, так как ранее на саммите стран Персидского залива и США было опубликовано сообщение со стороны саудитов от имени всех гостей с осуждением политики Ирана.

Кроме того, Саудовская Аравия обвинила Катар в связях с «Аль-Каидой» и «Исламским государством». Катар опроверг эти утверждения, заявив, что заявления оппонентов являются необоснованными. По мнению Дохи, группа государств, вводящая санкции, «явно пытается установить контроль над Катаром, что само по себе является нарушением суверенитета и прямо отвергается».

Катар. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kapital.kz, 7 июня 2017 > № 2201764


Катар. Саудовская Аравия. Иран > Армия, полиция. Финансы, банки > gazeta.ru, 6 июня 2017 > № 2206604

Охота на миллиард

Катар заплатил террористам выкуп в один миллиард долларов

Отдел «Политика»

Точка кипения в конфликте между Катаром и его соседями была достигнута из-за колоссального выкупа, заплаченного Дохой иранцам и джихадистам за освобождение похищенных во время охоты членов королевской семьи. Остальные страны региона посчитали эту историю прикрытием для финансирования террористов и предательством общесуннитского дела.

Миллиард долларов наличными были переданы Дохой иранским официальным лицам, связанным с ними иракским боевикам и воюющей в Сирии группе радикальных исламистов. Об этом со ссылкой на источники по обе стороны сделки сообщает The Financial Times. По информации издания, около €400 млн осело в Иране. €300 млн должны были получить связанные с ним через «Хезболлу» иракские боевики. Остальное было передано связанной с «Аль-Каидой» (организация запрещена в России) сирийской группировке «Тахрир аль-Шам».

Транзакции стали частью масштабной сделки по освобождению членов королевской семьи Катара, захваченных в конце 2015 года во время соколиной охоты на территории Ирака. По мнению собеседников FT, Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет восприняли сделку как форму финансирования терроризма. Но особенно Эр-Рияд разозлила роль и доля его главного соперника в регионе Ирана.

Как сообщает издание, 26 человек, среди которых были и члены королевской семьи Катара, в декабре 2015 года отправилась на соколиную охоту в Ирак. Там они были захвачены в плен шиитской радикальной группировкой «Катаиб Хезболла». После чего заложники были вывезены на территорию Ирана, где и содержались следующие полтора года. «Катаиб Хезболла» связана с ливанской «Хезболлой», считающейся проектом Тегерана и воюющей в Сирии на стороне правительственных войск Башара Асада. Несколько десятков ее бойцов были взяты в плен «Тахрир аль-Шам».

Именно возможность использовать катарских заложников для обмена на пленных и была первоначальным мотивом похищения в Ираке. Впоследствии, видимо, обнаружилась родственная связь нескольких заложников с эмиром Катара Хамадом бин Халифа Аль Тани и ставки возросли.

При этом освобождение заложников также было привязано с условиями эвакуации четырех населенных пунктов в Сирии: два из них были осаждены джихадистами, два — шиитскими силами.

В ходе переговоров были установлены условия выкупа и обмена, в которые также были включены многочисленные посредники. Некоторые из них, по всей видимости, не получили причитающегося и придали факт сделки огласке.

FT приводит заявление премьер-министра Ирака Хайдера аль-Абади. В минувшем апреле он заявил об аресте Багдадом громадных сумм наличных средств, прибывших самолетами из Катара. По словам источника издания, деньгами были забиты чемоданы в грузовых отсеках самолетов.

Впрочем, неизвестно, связаны ли именно эти деньги с вызвавшей международный скандал сделкой.

Напомним, что накануне восемь арабских стран объявили о разрыве отношений с Катаром. Саудовская Аравия, Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты и Египет первыми объявили о высылке дипломатов и граждан Катара, прекращении транспортного сообщения. Позже к ними присоединились Ливия, Йемен, островные государства Мальдивы и Маврикий. Причиной все государства назвали финансирование Дохой терроризма и последовательную дестабилизацию обстановки на Ближнем Востоке.

Одновременно наблюдатели отмечают, что причиной внезапной изоляции Катара могло стать недовольство Саудовской Аравии, претендующей на лидерство в регионе, независимой политикой соседа. Опираясь на свое экономическое могущество (Катар занимает третье место в мире по разведанным месторождениям природного газа), эмират стремился играть роль независимого игрока, способного оставаться над схваткой и быть посредником во многочисленных и многослойных конфликтах в Заливе.

В том числе Доха поддерживала связи с Ираном и единственной из суннитских стран поздравила Хасана Роухани с недавним переизбранием президентом.

Финансируемый Катаром канал «Аль-Джазира» также играет значительную роль в формировании информационной повестки как в регионе, так и в мире, что также ставит под вопрос гегемонию Эр-Рияда.

Изоляция Катара последовала через две недели после важного визита в Саудовскую Аравию президента США Дональда Трампа. Выступая перед приглашенными принимающей стороной главами 55 мусульманских государств, Трамп призвал обратить особенное внимание на проблему финансирования терроризма и экстремизма. Вероятно, таким образом главным союзником саудитам был выдан карт-бланш на проведение жесткой политики в отношении соседа.

Катар. Саудовская Аравия. Иран > Армия, полиция. Финансы, банки > gazeta.ru, 6 июня 2017 > № 2206604


Катар. ОАЭ. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newsru.co.il, 6 июня 2017 > № 2202495

Катар в осаде: экономические последствия конфликта в арабском мире

Бойкот со стороны ряда арабских государств, по всей видимости, нанесет существенный ущерб экономике Катара.

- Трамп прокомментировал арабский бойкот Катара

Эмират Катар – одна из самых богатых стран мира, богатство которой базируется на крупнейших месторождениях природного газа.

Однако миру это государство известно, прежде всего, телекомпанией "Аль-Джазира", авиакомпанией Qatar Airways, чемпионатом мира по футболу 2022 года и спонсорским контрактом с футбольным клубом "Барселона".

Кроме того, в эмирате расположена крупнейшая в регионе база армии США, и высокопоставленные чиновники в Пентагоне уже дали понять, что речи о ее закрытии быть не может.

Введенная арабскими странами Персидского залива воздушная и сухопутная блокада Катара в первую очередь ударит по населению эмирата и по пассажирам Qatar Airways. Авиакомпания вынуждена отменить десятки рейсов в сутки в аэропорты ОАЭ и Саудовской Аравии, а полеты в других направлениях будут длиться на час-два дольше.

Что касается населения – Катар не обеспечивает себя продуктами питания, в значительной степени (около 40%) базируясь на сухопутном импорте из Саудовской Аравии. Многие катарцы ездят за продуктами в соседнее королевство, где цены на них существенно ниже. Закрытие границы приведет к резкому росту цен и, если конфликт затянется, к образованию дефицита.

Также закрытие границы означает практически полное прекращение строительных работ, поскольку материалы для них (и в первую очередь – для стадионов и других объектов, связанных с чемпионатом мира по футболу) также поступают из Саудовской Аравии. Под угрозой оказываются строительство метро, медицинского центра и нового морского порта.

В финансовой сфере банки ОАЭ и Саудовской Аравии объявили о прекращении работы с банками эмирата.

Гражданам стран, разорвавших отношения с Катаром, дано 14 дней, чтобы покинуть территорию эмирата. Это решение негативно отразится на строительной отрасли и на медицине (в Катаре работают около 200 тысяч египетских строителей, инженеров, медиков).

В сложной ситуации оказываются и другие иностранные рабочие, зарабатывающие в Катаре и обеспечивающие таким образом свои семьи. В эмирате работают граждане Индии, Пакистана, Филиппин и других стран Азии.

Влияние конфликта на газовые контракты на текущий момент оценить сложно, однако еще до конфликта международное рейтинговое агентство Moody's снизило кредитный рейтинг эмирата до уровня Aa3 из-за снижения доходов от газа на фоне падения цен на мировых рынках. Основным пострадавшим в данной ситуации станет Египет, для которого Катар в 2016 году был основным поставщиком природного газа. Учитывая энергетические и финансовые проблемы страны, властям в Каире необходимо будет быстро найти нового поставщика газа, не повышая при этом цены. Негативно на ситуации в Египте скажется и возвращение на родину 200 тысяч выдворенных из Катара иностранных рабочих.

Катар и Саудовская Аравия состоят в OPEC, и до сих пор эмират поддерживал политику королевства в нефтяном картеле. Хотя на долю Катара приходятся всего 2% экспортируемой странами OPEC нефти, конфликт может привести к разногласиям в организации и разрыву договоренностей о сокращении добычи нефти.

Напомним, что 5 июня о разрыве дипломатических отношений с Катаром заявили Бахрейн, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет, Йемен, восточная Ливия, Мальдивы и Маврикий. Доху обвиняют в финансировании террористов, сотрудничестве с Ираном и попытках вмешательства во внутренние дела арабских стран.

Катар. ОАЭ. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newsru.co.il, 6 июня 2017 > № 2202495


Казахстан. Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 6 июня 2017 > № 2200001

Астана призывает страны, вовлеченные в ситуацию с Катаром, урегулировать все с помощью переговоров, заявил министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов.

"Что касается разворачивающейся ситуации относительно дипломатических отношений ряда арабских стран с государством Катар, я бы хотел сказать, что наша страна выражает надежду на то, что все стороны преодолеют разногласия и урегулируют данную ситуацию дипломатическими методами, путем переговоров", — сказал Абдрахманов журналистам во вторник.

Министр отметил, что Казахстан призывает все стороны, которые вовлечены в эту ситуацию, "проявить сдержанность и принять взаимоприемлемые решения прежде всего во благо народов этих стран, которые в первую очередь будут страдать от разрыва дипломатических отношений".

5 июня Египет, Саудовская Аравия, Бахрейн и Объединенные Арабские Эмираты объявили о разрыве дипотношений с Катаром, обвинив его в поддержке террористических организаций и дестабилизации ситуации на Ближнем Востоке. Позже власти восточной части Ливии, Йемена, а также Мальдивы и Маврикий тоже приняли такое решение.

Сегодня стало известно о том, что Катар заплатил террористам около миллиарда долларов выкупа за похищенных членов королевской семьи.

Казахстан. Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 6 июня 2017 > № 2200001


Катар. Саудовская Аравия. США. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 5 июня 2017 > № 2213461

Буря в Заливе

Разорвавшие дипотношения с Катаром страны обвинили его в поддержке исламистов

Игорь Крючков, Игнат Калинин

Крупнейшие арабские державы объявили о разрыве отношений с Катаром в связи с поддержкой Дохой терроризма и попыткой дестабилизации ситуации в регионе. Жесткие дипломатические меры последовали после недавнего визита в регион Дональда Трампа, во время которого он требовал фактически именно таких мер. Рынки уже отреагировали ростом цены на нефть.

Первыми о разрыве дипломатических отношений с Катаром заявили Бахрейн и Саудовская Аравия. Бахрейн обвинил соседа по Персидскому заливу в попытках вмешательства во внутреннюю политику, в дестабилизации ситуации в регионе и финансировании поддерживаемых Ираном террористических группировок. МИД страны сообщил о прекращении морского и воздушного сообщения с Катаром в ближайшие 24 часа, высылке всех дипломатов из страны в течение 48 часов и выдворении всех граждан этой страны в ближайшие 14 дней — в дальнейшем въезд в Бахрейн им будет запрещен. Кроме того, подданным короля Бахрейна запрещено посещать Катар.

На аналогичные меры пошла Саудовская Аравия, воспользовавшись «своим суверенным правом, гарантированным международным законодательством». Эр-Рияд объяснил свои действия защитой от терроризма и экстремизма. Кроме прекращения транспортного сообщения и высылки дипломатов, саудовская монархия своим решением исключила Катар из объединенной военной коалиции сил, сражающихся с шиитскими повстанцами на юге полуострова в Йемене. Сам Йемен вместе с другой страдающей от гражданской войны арабской страной, Ливией, также присоединились к демаршу.

Именно в Саудовскую Аравию недавно совершил свой первый иностранный визит президент США Дональд Трамп. Помимо односторонних переговоров он также выступил перед лидерами 55 мусульманских стран, специально приглашенных в Эр-Рияд. В своей речи президент США обрушился именно на терроризм и страны, его поддерживающие. Особенно он отметил Иран, однако в отношении Катара никаких обвинений не прозвучало.

Во время визита американская делегация также заключила несколько деловых соглашений с правительством Саудовской Аравии, в том числе и в оборонной сфере.

Бахрейн также важен для Штатов — здесь располагается основная база Пятого флота США. Таким образом с инициативой о разрыве отношений первыми выступили два ближайших союзника Вашингтона в регионе.

Почти сразу к ним присоединились две другие региональные державы. Объединенные Арабские Эмираты обвинили Катар в дестабилизации ситуации в регионе и создании угрозы безопасности и также разорвали сообщение, выслали дипломатов и граждан эмирата из страны. Наконец, в МИД Египта более предметно обозначили претензии — финансирование и поддержка Дохой запрещенных в России террористических организаций «Исламское государство», «Аль-Каида» и «Братья-мусульмане».

По мнению Ревы Гуджон, замдиректора программы глобального анализа Stratfor американского аналитического центра, причина конфликта между странами Залива напрямую связана с визитом Трампа в Саудовскую Аравию 20–21 мая.

Саудовская речь Трампа обозначила амбиции политика на Ближнем Востоке. В стране, где работает немало благотворительных фондов, которые СМИ уличали в поддержке террористов, Трамп призвал арабские страны сплотиться перед угрозой радикальной исламистской идеологии.

«Лучшее будущее возможно, только если вы изгоните террористов и экстремистов, — убеждал Трамп представителей 55 исламских стран, собравшихся на конференции в Эр-Рияде. — Изгоните их из ваших стран. Изгоните их из ваших храмов. Изгоните их из ваших коммун. Изгоните с вашей святой земли. Изгоните их из этого мира». Кроме того, президент США назвал Иран главным источником нестабильности на Ближнем Востоке, который необходимо сдержать любой ценой.

В преддверии этого визита Трампа издание The Washington Post со ссылкой на источники в Белом доме сообщило, что американский президент привез в Саудовскую Аравию план создания «арабского НАТО» — оборонного союза, отвечающего интересам суннитских монархий Аравийского полуострова и Вашингтона одновременно и нацеленного против Ирана и его шиитских союзников.

Именно эта инициатива, которая в разных вариациях обсуждалась в США с 1950-х годов, и стала причиной эскалации противостояния, утверждает Гуджон в статье для Stratfor от 31 мая.

По мнению эксперта, чаяния Трампа об «арабском НАТО» — «это лишь мираж в пустыне».

«Даже если большинство суннитских арабских держав опасаются иранского экспансионизма, экономического забвения и госпереворотов, их глубокие геополитические различия не дадут Саудовской Аравии и ее американским спонсорам качественного альянса в сфере безопасности», — утверждает Гуджон.

Одна из главных линий разлома сегодня проходит между Саудовской Аравией и ОАЭ, с одной стороны, и Катаром — с другой. Это стало очевидно уже спустя два дня после выступления Трампа в Эр-Рияде. 23 мая катарское государственное информагентство Qatar News Agency процитировало эмира страны, шейха Тамима бин Хамада Аль Тани. Судя по этой публикации (которая была удалена с сайта QNA спустя короткое время), Аль Тани утверждал, что Иран — серьезная региональная и исламская держава, с которой необходимо налаживать контакты, а не провоцировать конфликт.

Катарский эмир призывал прислушиваться и к мнению некоторых радикальных исламских организаций (в том числе палестинской «Хамас»), поскольку они также представляют мусульманскую общину. Кроме того, в той же публикации QNA Аль Тани говорил, что между США и Катаром «сохраняются противоречия».

После этого в твиттере катарского МИДа появилось сообщение о том, что официальная Доха потребовала от послов Бахрейна, Египта, Кувейта, Саудовской Аравии и ОАЭ покинуть страну.

Реакция суннитских держав не заставила себя ждать. В течение ближайших часов ОАЭ и Саудовская Аравия заблокировали ряд катарских СМИ на своей территории. Среди возможных ответных действий саудовские СМИ называли пересмотр США решения от 2003 года о переносе базы ВВС из Саудовской Аравии в Катар — на аэродром Аль-Удейд.

Очевидно, разрыв дипломатических отношений 5 июня стал пиком этого информационного конфликта внутри суннитского мира.

«Катар, с небольшим населением и государственной системой, централизованной вокруг Дохи, лишен внутренней этнорелигиозной напряженности, в отличие от своих соседей, — объясняет Гуджон причины саудовско-катарского конфликта. — Такой уровень безопасности позволяет Катару занимать независимую позицию и не признавать приказы из Саудовской Аравии или ОАЭ. Единственный крупный игрок на региональном газовом рынке, Катар нашел четкий путь и идеальную энергетическую платформу, которая отделяет его от соседних стран – нефтяных тяжеловесов».

Катарские власти считают, что, несмотря на размеры Саудовской Аравии и экономические успехи ОАЭ, у этих стран слишком разбалансированы политическая система и экономика. Кроме того, вероятность кризиса усиливают противоречия внутри клановой системы, считает эксперт Stratfor.

На дипломатический скандал в главном нефтедобывающем регионе мира моментально отреагировал рынок. Нефть марки WTI в понедельник подоражала на 1,08%, Brent — на 1,28%.

Катар. Саудовская Аравия. США. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 5 июня 2017 > № 2213461


США. Саудовская Аравия > Армия, полиция > ria.ru, 5 июня 2017 > № 2199951

Госдеп США предварительно одобрил контракт с Саудовской Аравией стоимостью 750 миллионов долларов для военной подготовки военно-воздушных сил и других сил страны, говорится в заявлении Агентства сотрудничества в области безопасности и обороны (DSCA).

"Правительство Саудовской Аравии обратилось с просьбой возможной продажи по длительному комплексному договору для программы подготовки в Саудовской Аравии и за ее пределами, которая включает в себя, но не ограничивается летной подготовкой, обучением технического персонала, обучением военных специалистов, специальной подготовкой, мобильными учебными группами и обучением английскому языку", — говорится в заявлении.

"Ожидаемая стоимость программы – 750 миллионов долларов", — также сообщается в заявлении.

Также в заявлении сообщается, что Госдеп одобрил продажу радиолокационных систем Саудовской Аравии на 662 миллиона долларов.

США. Саудовская Аравия > Армия, полиция > ria.ru, 5 июня 2017 > № 2199951


Бахрейн. Катар. Саудовская Аравия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 5 июня 2017 > № 2198764

Ряд арабских стран разорвал отношения с Катаром

Доху обвинили в поддержке «Аль-Каиды» и ИГ

Бахрейн разрывает дипломатические отношения с Катаром, передает Reuters со ссылкой на государственные СМИ королевства. В Манаме обвинили Катар в том, что он поддерживает терроризм и вмешивается во внутренние дела Бахрейна. Воздушное и морское сообщение между странами прекращено. Бахрейн также предписал своим подданным выехать из Катара в течение 14 дней, пишет lenta.ru.

Подданные Катара также имеют две недели, чтобы покинуть территорию Бахрейна, а катарским дипломатам предоставлен 48-часовой срок, передает Al Arabiya.

Катар «сеял в Бахрейне хаос, самым вопиющим образом нарушая все соглашения и принципы международного права, не принимая во внимание ценности, права, мораль, попирая принципы добрососедства и приверженности постоянно действующим отношениям между странами Персидского залива, отвергая все ранее взятые обязательства», — отмечается в заявлении.

В свою очередь, разорвала дипотношения с Катаром и прекратила транспортное сообщение с ним Саудовская Аравия. Как заявили в Эр-Рияде, этот шаг необходим для защиты королевства от «терроризма и экстремизма». Саудовская Аравия призвала «все братские страны и компании сделать то же самое».

Вслед за Бахрейном и Саудовской Аравией о разрыве отношений с Катаром и прекращении сообщения объявил Египет, также обвинив Доху в поддержке терроризма, в том числе экстремистской организации «Братья-мусульмане».

ОАЭ также поддержали этот шаг, подчеркнув, что Катар «расшатывает безопасность» в регионе. Катарским дипломатам отведено 48 часов на то, чтобы покинуть страну.

Как сообщает РИА Новости, конфликт между Катаром и его соседями произошел спустя неделю после саммита стран Персидского залива и США в Эр-Рияде, когда Катарское агентство новостей разместило от имени эмира речь в поддержку выстраивания отношений с Ираном. На саммите в Эр-Рияде Саудовская Аравия от имени всех гостей встречи осудила Иран за его враждебную политику и пригрозило адекватным ответом. Позднее представитель МИД Катара заявил, что сайт агентства был взломан, и речь от имени эмира была опубликована хакерами и не имеет отношения к катарскому лидеру.

Однако Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн сочли опровержение неубедительным и продолжают настаивать, будто слова о нормализации отношений с Ираном действительно принадлежат эмиру. Госминистр ОАЭ по иностранным делам Анвар Гаргаш призвал Катар изменить свою политику и не повторять прежних ошибок, чтобы восстановить отношения с соседями.

Бахрейн. Катар. Саудовская Аравия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 5 июня 2017 > № 2198764


Йемен. Саудовская Аравия > Медицина. Армия, полиция > dknews.kz, 3 июня 2017 > № 2197643

Как сообщает Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ), работники здравоохранения пытаются всеми силами ограничить распространение холеры в Йемене, стране, где продолжается гражданская война. Около 600 человек уже умерли от этого заболевания всего за месяц с небольшим.

По данным ЮНИСЕФ, около 70 тысяч человек заразились микробом, вызывающим холеру.

ЮНИСЕФ предупреждает, что в следующие две недели это число может возрасти до 130 тысяч.

Вспышка холеры происходит на фоне усиления вооруженного конфликта между правительственными силами, которые поддерживает коалиция во главе с Саудовской Аравией, и силами оппозиции.

В результате конфликта серьезно пострадали объекты инфраструктуры, в том числе водоочистные сооружения, что привело к резкому ухудшению санитарии.

Йемен. Саудовская Аравия > Медицина. Армия, полиция > dknews.kz, 3 июня 2017 > № 2197643


Саудовская Аравия. Россия. Сирия > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > inosmi.ru, 1 июня 2017 > № 2196754

Россия и Саудовская Аравия приблизились к преодолению противоречий в нефтяном диалоге и сирийском вопросе

An Nahar, Ливан

30 мая Россия и Саудовская Аравия пришли к единой позиции по поводу нефтяных рынков и ситуации в Сирии, несмотря на имеющиеся ранее значимые противоречия между этими крупнейшими производителями нефти и авторами проектов урегулирования на Ближнем Востоке.

Президент России Владимир Путин поприветствовал наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда ибн Салмана в Кремле.

Это была вторая встреча высокопоставленных лиц после их кратких переговоров в Китае в прошлом году, когда Владимир Путин и Мухаммед ибн Салман подали первый знак, что два крупнейших мировых экспортера нефти могут достичь соглашения по стабилизации цен на нефть.

Россия, не входящая в Организацию стран-экспортеров нефти (ОПЕК), давно выступает против решения вопроса о сокращении объема добычи нефти без координации действий с Саудовской Аравией.

Два года назад Россия начала военную кампанию в Сирии в поддержку президента Башара Асада, вступив в открытое противостоянии с Саудовской Аравией, которая уже давно пытается свергнуть его.

Но падение цен на нефть за последние два года оказало колоссальное давление на бюджеты двух стран, что привело к ухудшению ситуации. Нужно учитывать, что в следующем году России предстоят президентские выборы, а Саудовской Аравии необходимы более высокие цены для поддержки экономических реформ и укрепления энергетической компании Aramco на фондовом рынке.

Принц Мохаммед сказал Путину, что сейчас отношения между Саудовской Аравией и Россией находятся в наилучшем состоянии за все время.

Он добавил, что существует много аспектов соглашения между двумя сторонами, и должен быть выработан четкий механизм преодоления противоречий. Также принц подчеркнул, что отношения между странами развиваются быстро и в позитивном ключе.

Принц указал, что наиболее важным является успех двух стран в создании прочной основы для стабилизации рынков нефти и цен на энергоносители.

Москва и Эр-Рияд сообщили, что сотрудничество будет продолжаться и после нынешнего соглашения, поскольку страны все еще пытаются найти модели координации с нефтяными компаниями США, которые не участвовали в глобальных соглашениях по сокращению производства.

«Мы благодарны вам за ваши старания и за совместную работу ОПЕК с другими странами, — сказал Путин Мухаммеду. Мы поддерживаем политические контакты, контакты между министрами обороны, и вместе работаем над решением сложных ситуаций, в том числе в Сирии».

Данная встреча состоялась после визита президента США Дональда Трампа в Эр-Рияд в рамках его первого зарубежного тура.

Путин вновь передал приглашение саудовскому королю Салману ибн Абдул-Азизу посетить Россию, заявив, что это будет «хорошим знаком».

Путин защищает Асада

В интервью французской газеты Le Figaro Путин отверг любое предположение о том, что силы сирийского президента Башара Асада несут ответственность за химическую атаку в городе Хан Шейхун в апреле.

«Согласно нашей информации, нет доказательств того, что Асад использовал химическое оружие, и мы убеждены, что он этого не сделал», — сказал он.

Он сказал, что предложил организовать расследование в Хан-Шейхуне, но все крупные державы отвергли его. Целью этого бездействия было дискредитировать Асада и оказать на него давление.

Заявление было сделано на следующий день после того, как новый президент Франции Эммануэль Макрон, встретившийся с Путиным в понедельник в Версале, сказал, что использование химического оружия в Сирии является красной чертой для его страны и может вызвать ответную реакцию.

Саудовская Аравия. Россия. Сирия > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > inosmi.ru, 1 июня 2017 > № 2196754


Саудовская Аравия. Турция. США > Армия, полиция > newsru.co.il, 30 мая 2017 > № 2202463

СМИ: Саудовская Аравия разорвала двухмиллиардную оружейную сделку с Турцией

Власти Саудовской Аравии уведомили Анкару об отмене крупной оружейной сделки, в рамках которой Турция должна была поставить Эр-Рияду 4 боевых корабля.

Стоимость сделки оценивалась в 2 миллиарда долларов США. Обозреватель газеты "Калькалист" Дорон Пескин подчеркивает, что официального объявления об отмене сделки еще не опубликовано, однако турецкие СМИ уже обсуждают ее причины.

Согласно публикации, отказ от сделки с Турцией последовал из-за пакета оборонных сделок с США на общую сумму 460 миллиардов долларов, подписанных во время визита в Эр-Рияд президента США Дональда Трампа.

Саудовская Аравия. Турция. США > Армия, полиция > newsru.co.il, 30 мая 2017 > № 2202463


США. Саудовская Аравия. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 24 мая 2017 > № 2188304

«Асада щелкнули по носу»

Второй удар США по правительственным силам Сирии окончательно убедил американцев в их безнаказанности, отмечает востоковед Михаил Магид.

Саудовская Аравия формирует «арабское НАТО» при поддержке Вашингтона.

Недавний удар американских ВВС по танковой колонне сирийской армии в районе Ал-Танф еще одно свидетельство в пользу того, что США возвращают себе статус ключевого действующего лица на Ближнем Востоке, одновременно усиливая политическое и военное давление на Иран. Между тем другие страны также активизируют свои военные и дипломатические усилия в этом регионе, а также на международных площадках. В их числе Россия, Турция, Израиль и Саудовская Аравия. О том, как сирийскую войну на ее нынешнем этапе воспринимают по обе стороны океана, обозревателю «Росбалта» рассказал специалист по Ближнему Востоку Михаил Магид.

— Почему американцы вновь нанесли авиаудар по сирийской армии?

— Я уточню, что это был удар по колонне сирийской армии, иранцам и силам шиитского ополчения в Южной Сирии, в районе Ал-Танф. Дело в том, что южная группировка «зеленых» (антиасадовские повстанцы) тесно связана с американцами. В отличие от северной группы «зеленых» (радикальных исламистов), которых финансируют саудовцы, Катар и Турция.

На юге Сирии действуют американские военные, которые вместе с «зелеными» атакуют «Исламское государство» (террористическая организация, запрещенная в России). Поговаривают о подготовке их совместного наступления на ИГ с выходом к Евфрату, о возможной атаке против ИГ в районе Дэр-эз-Зор. В итоге, когда колона сторонников сирийского президента Башара Асада и иранцев из нескольких десятков танков и другой бронетехники попыталась приблизиться к базе южных в Ал-Танф, где находились американские военные, авиация США сожгла асадистскую колонну или какую-то ее часть.

— В чем смысл этой атаки американцев?

— Асада щелкнули по носу и погнали из Южной Сирии. Это может означать, что значительная часть юга страны для него потеряна. Так же фактически это тест. Это был уже второй удар американцев по Асаду, в результате которого выяснилось, что его можно бить безнаказанно и ничего американцам за это не будет. В принципе, это может спровоцировать их на более широкие действия против союзника России — Асада, особенно в условиях, когда Трампу надо чем-то отбить обвинения в связи с «рашагейтом» (связях с Москвой и ее возможным влиянием на президентские выборы в США).

Сейчас сторонники Асада снова рвутся в Ал-Танф. Это может привести к серии ударов по Асаду со стороны авиации США. Американцы уже предупредили баасистский (сирийский) режим и Иран о том, что отреагируют на их операции в районе Ал-Танф новыми ударами.

— Чем объясняется такая активизация американцев?

— Об одной причине я уже сказал выше — США готовят наступление отрядов южных повстанцев на Дэр-эз-Зор против ИГ. Это будет комплексная операция и в ней могут принять участие не только повстанцы, но и американцы (это наверняка) и возможно какие-то подразделения ряда арабских государств. Последнее пока не ясно, но полностью исключать вариант использования «арабского НАТО» в такой операции я бы не стал.

Другой важнейший момент заключается в том, что цель американцев — не допустить выхода Асада к границе с Ираком. Дело в том, что и иракский режим, и Дамаск сотрудничают с Ираном. Тысячи иранских солдат и еще больше шиитских ополченцев из разных стран мира, ориентированных на Иран, воюют на стороне нынешнего шиитского режима в Багдаде на стороне алавитского режима Асада против ИГ и заодно против анти-асадовской оппозиции. Режим в Багдаде балансирует между США и Ираном.

На район Ал-Танф пытались наступать не только сторонники Асада, но и иранцы и шиитское ополчение, воюющее в Сирии. Их цель — выход к границе, а значит радикальное упрощение логистики, удешевление помощи Ирана Асаду. И это будет означать создание «шиитского полумесяца» — оси ряда государств и движений: «Хезболла» (Ливан) -Дамаск-Багдад-Тегеран. Это то, чего американцы никак не хотят допустить. И здесь мы подходим к главному, к отношениям Вашингтона и Тегерана.

— Да, ведь президент США Дональд Трамп в рамках своего ближневосточного турне посетил Саудовскую Аравию. Чем вызван этот визит? Только ли усилением экономического сотрудничества Вашингтона и Эр-Рияда?

— Экономика, конечно, имеет значение. По итогам этого визита заключен контракт на поставку оружия саудитам на 110 млрд долларов (по другим данным на 300 млрд). Эта сделка огромных масштабов, она призвана создать десятки тысяч рабочих мест в американской промышленности и укрепить положение администрации Трампа.

Но, разумеется, политика тоже имеет значение. Саудовская Аравия стремится усилить свои вооруженные силы в условиях противостояния с Ираном, ведь ее армия действует в Йемене против сторонников Ирана — шиитского движения хуситов. Но дело не только в этом. СА при поддержке США мечтают сколотить новый альянс, который уже прозвали «Арабским НАТО». Возможно, в этот альянс кроме саудитов войдут ОАЭ, Иордания, Катар. США намерены оставаться в стороне, но оказывать альянсу широкую поддержку.

— Против кого собираются дружить?

— Альянс направлен и против ИГ, и, пожалуй, прежде всего, против Ирана. Трамп заявил: «Все нации должны работать вместе, чтобы изолировать Иран, отказывать ему в финансировании терроризма и ждать момента, когда у иранского народа появится справедливое правительство, которого он заслуживает». Это курс на изоляцию Ирана и смещение режима. Цель альянса США и арабских стран состоит именно в том, чтобы ослабить Иран. Дело в том, что Тегеран постепенно создает свою империю, проникая в Сирию и Йемен, где его силы ведут военные действия. Весьма вероятно, что удары по этим силам и их союзникам активизируются.

Таким образом США и Саудовская Аравия попытаются истощить Иран и ограничить его влияние. Администрация Трампа очень серьезно настроена против Ирана, и это, конечно, опасно и для его союзников, включая Асада.

— Что ждет Асада?

— Скорее всего, любые попытки Асада выйти на границы с Ираком будут жестко пресекаться. Более того. В условиях такого жесткого масштабного противостояния США и Ирана, Асаду, как союзнику Ирана, ничего хорошего ждать от США не приходится. Наконец, активность Трампа имеет значение и в контексте скандалов внутри Америки. Нынешнему президенту США важно показать, что он — сильный военный вождь, а не «российская марионетка».

— Что при таком раскладе будет с курдами, активно участвующими в войне с ИГ?

— В иранском Курдистане проживает 8-10 миллионов курдов. Пока Рабочая партия Курдистана (РПК) и связанные с ней группы воюют в Турции и Сирии, Ирану со стороны курдов вряд ли что-то угрожает. Курды не могут вести военные действия сразу на всех фронтах. Поэтому курды РПК предлагали Ирану переговоры. Речь идет не о курдском государстве, но об автономии Иранского (Восточного) Курдистана и о прекращении нарушений прав человека в отношении иранских курдов. Последних в Иране преследуют, курдских активистов периодически приговаривают к смертной казни в этой стране. Но Иран не склонен уступать.

Гипотетически, ради усиления давления на Иран и ради того, чтобы усилить курдское влияние в Иране, американцы могут помочь курдам Сирии и Турции добиться какого-то примирения с турецким руководством и поддержать усилия по прекращению гражданской войны в Турции между правительством и РПК. Но для этого американцам, если они действительно в этом заинтересованы, придется приложить большие усилия. Подобное возможно, но это — чрезвычайно сложная задача. Не факт, что у них получится.

— Как на это посмотрит Россия? Последнее время сообщения о наших успехах на Ближнем Востоке почти исчезли из новостей.

— Россия сейчас ведет переговоры с президентом Турции Реджепом Эрдоганом по ситуации в Сирии. Ранее был придуман формат — переговоры в Астане, трехстороннее соглашение, фактически раздел Сирии на зоны влияния между тремя государствами — Турцией, РФ и Ираном. Но в этих переговорах не участвовали ни США, которые контролируют с помощью курдов и южных повстанцев огромную часть Сирии и являются самой мощной военно-политической и дипломатической силой и в регионе, и в мире, ни Израиль, который регулярно бомбит Асада, ни курды.

Формат Астаны был бы находкой для времен президентства Барака Обамы, когда американское влияние в регионе стало минимальным. Но сейчас, когда США снова включились в региональную политику с удвоенной энергией и в условиях, когда острие этой политики направлено против Ирана, а значит и против его союзников (Асада и, по факту, РФ), этот формат имеет ограниченное значение.

Думаю, Кремль ведет сейчас переговоры с Эрдоганом о ситуации на севере Сирии. Там есть две «зеленые зоны». Одна (треугольник Баб-Джараблус-Азаз) контролируется Анкарой. По сообщениям турецкой прессы, там сейчас силами турецких войск специального назначения готовится 10-тысячная группировка ССА (Сирийская Свободная Армия). Там же курды жалуются на этнические чистки и репрессии. Рядом в курдском кантоне Африн Россия помогает 20-тысячной курдской группировке и прикрывает ее от турецкого наступления.

Сейчас решается вопрос, что будет со второй «зеленой зоной» анти-асадовской оппозиции — районом Идлиб. Курды планировали наступать туда, а РФ не возражала. Тогда турки заявили, что они сами войдут в Идлиб. Москва имеет влияние на решение этого вопроса, поэтому в условиях ее сближения с Анкарой может реализоваться именно второй вариант.

Но со стороны США России грозят санкции за Сирию, за поддержку Ирана, вообще за что угодно. И если для американского президента и его советника и зятя Джареда Кушнера (крайнего сторонника Израиля, имеющего принципиальное влияние на политику Трампа), Иран превратился в главного врага, то ждать можно что угодно.

Беседовал Александр Желенин

США. Саудовская Аравия. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 24 мая 2017 > № 2188304


Казахстан. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 24 мая 2017 > № 2184432 Александр Князев

Поездка президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию может стать началом новой победоносной стратегии на Ближнем Востоке. Об этом Sputnik Казахстан рассказал известный политолог Александр Князев. При этом антииранская риторика саммита "США — Исламский мир", а точнее участие в международной встрече президента Нурсултана Назарбаева, повлиять на отношения Астаны и Тегерана не могут. Повлияют ли поставки американского вооружения Саудовской Аравии на конфликт в Йемене, и зачем президент Назарбаев ездил в Эр-Рияд, читайте в нашем интервью.

− Саммит в Саудовской Аравии очень емко называется "США — Исламский мир". Президент Назарбаев тоже прибыл туда с визитом. Относится ли Казахстан к исламскому миру с точки зрения западных политологов?

С точки зрения западных экспертов, наверное, относится. В мире не так уж много исламских государств. Многие страны, так называемые, таковыми не являются. В обиходе так именуют страны, где большая часть населения по происхождению ассоциируется с исламским вероисповеданием. По этому критерию Казахстан тоже туда относится.

− То есть это традиционное, устоявшееся представление о нашей стране?

— Да, я имею в виду, что исламских стран с точки зрения политической системы, теократических стран, не так много – Пакистан, Афганистан, Иран, Малайзия, Марокко… даже Саудовская Аравия к ним не относится, если строго оценивать политическую систему страны.

− Зачем Нурсултан Назарбаев поехал в Саудовскую Аравию, каково политическое значение поездки?

— Существует Организация Исламского сотрудничества, в которой Казахстан тоже участвует, и в ней участвует большое количество стран со значимой долей, не обязательно даже с большинством, мусульманского населения. Любое такое мероприятие – площадка, где можно встретиться в "несложном" с точки зрения организации формате, пообщаться с руководителями других стран, дать импульсы развитию двусторонних отношений. Либо можно уточнить позиции с какими-то странами. Я думаю, что такие мероприятия имеют значение не как многосторонние форматы, а как предоставление возможности для большого числа двусторонних контактов в коротком временном измерении.

− Один из знаковых итогов поездки Трампа – заключение договоров с Саудовской Аравией о поставках американского вооружения — более чем на 100 миллиардов долларов, в том числе высокоточного оружия, поставки которого были заморожены Обамой в связи с военным конфликтом в Йемене, и опасений применения этого оружия там. Кроме того, известно политическое противостояние Вашингтона с Тегераном. С этой точки зрения поездка Трампа видится значимой и для нас, особенно если вспомнить активное участие Ирана в Астанинском процессе, как бы параллельного женевским встречам по разрешению сирийской проблемы. Можно ли в итоге сказать, что Трамп приехал в Саудовскую Аравию не из-за Саудовской Аравии, а из-за Сирии и Ирана?

— Наверное, так нельзя говорить, поскольку задачи более широки. Но контракт на поставку оружия и преодоление того эмбарго, которое вводил Обама по отношению к Саудовской Аравии подтверждают выводы многих экспертов о том, что политика Трампа будет отличаться от политики Обамы, так как почти всегда политика республиканцев отличалась от политики демократов. Политика демократов на международной арене всегда была более склонной к дипломатическим решениям, без использования серьезных силовых методов. Республиканцы всегда были более жесткими, Трамп, в принципе, это уже продемонстрировал, в том числе и на сирийском направлении, когда последняя встреча в Астане проходила практически на фоне американских ударов по объектам сирийским правительственных сил. Думаю, эта линия подтверждается. Демонстрация более тесных отношений с Саудовской Аравией, естественно, имеет и антииранскую направленность. Вся риторика этих встреч антииранская, и я думаю, что знаковое в этом саммите то, что противостояние арабских монархий, поддерживаемых Израилем, США и европейскими странами против Ирана, будет продолжаться. И, вероятно, конфликт, связанный с Ираном, будет выходить на какой-то новый виток, новое качество.

− Может ли в реальности обостриться ситуация в Йемене из-за оружейных контрактов Саудовской Аравии и США?

— Конечно. Вообще, война в Йемене находится на периферии общественного внимания зачастую, но она имеет большое значение, поскольку географическое расположение Йемена серьезно влияет на коммуникации, связанные с поставками ближневосточной нефти, собственно, в этом один из смыслов этой войны – установление контроля над Йеменом. И это еще одна из площадок противостояния — не такая прямая, как Сирия — с одной стороны Ирана, с другой стороны арабских монархий. И йеменские хуситы, которые там противостоят и войскам бывшего президента, и саудитам, и коалиционным силам, связанных с саудитами, они достаточно успешно действуют на протяжении почти двух лет. Поэтому такое усиление с точки зрения поставок оружия одной из сторон, конечно, будет воздействовать… Здесь есть опасность, что Иран будет вынужден усилить поставки (оружия – ред.) для Йемена, правда, о них сегодня только говорят, но никто не подтвердил, возможно, их не существует… но Йемен может стать одной из площадок такого противостояния.

− Мы, действительно, больше слышим о сирийском конфликте как об "узловой" точке политических интересов разных стран. Не пытается ли Трамп, на ваш взгляд, сместить акцент на йеменский конфликт, так как многие эксперты говорят, что в Сирии США терпят поражение в геополитическом противостоянии. Не пытается ли Трамп перенести его на новое поле битвы?

— Может быть, не перенести, но… Трампу, как и любому президенту, на первом этапе необходимы успехи, поскольку сирийский конфликт носит затяжной характер и дошел до такой стадии, когда никаким способом завершен быть не может, и не может являться демонстрацией яркого успеха американской внешней политики. Йемен может быть выбран в качестве места, где может быть сделана попытка такого успеха достичь и продемонстрировать всему миру, что США во главе с Трампом способны добиваться поставленных задач − этого не смогла сделать администрация Обамы, которая занимала довольно вялую позицию в отношении йеменского конфликта. Это подтвердит определенный имидж США в глазах арабских союзников, всех ближневосточных союзников, это продемонстрирует решимость США Ирану, России, Китаю, утвердит позиции США на Ближнем Востоке и даже шире. Если это получится. Но постановка такой задачи имеет право быть.

− Может ли участие Назарбаева в этом саммите повлиять на отношения Астаны и Тегерана в связи с политической подоплекой трамповского визита, тем более, как Вы упомянули, антииранская риторика преобладает на таких международных встречах?

— Иранская внешняя политика очень прагматична. В ней очень мало места для идеологии, для того, чтобы придавать значение какой-то публичной риторике. Поэтому, я думаю, что если в Астане будут продолжать правильно формировать отношения с Тегераном, то ничего не случится. Иранцы понимают, что многие страны, и Казахстан в частности, должны были в этом участвовать в силу необходимости выстраивать какие-то отношения с США и с арабскими монархиями, саудитами в частности. Если всю ту антииранскую риторику, которая звучала в Эр-Рияде и звучит в Вашингтоне, сделать основой для своих отношений с Тегераном, то это, конечно же, да, повредит. А если это простое участие и те встречи, которые были у президента Казахстана в Эр-Рияде, думаю, какого-то особого отпечатка на двусторонние отношения с Ираном накладывать они не будут. Иранцы к этому относятся, можно подобрать слово — снисходительно.

Казахстан. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 24 мая 2017 > № 2184432 Александр Князев


Саудовская Аравия. США > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 23 мая 2017 > № 2193230

"Боинг" провел обновление саудовских самолетов ДРЛО.

Компания Boeing завершила серию обновлений по существенному увеличению технологических возможностей самолетов ДРЛО E-3A (Airborne Warning and Control System - AWACS) ВВС Саудовской Аравии, сообщает "Военный Паритет" со ссылкой на airrecognition.com (23 мая).

Среди усовершенствований компания называет повышение возможностей радиолокационного оборудования и сокращение времени ремонта, увеличение дальности отслеживания воздушных целей. Самолет получил новый компьютер обработки радиолокационных сигналов, новую панель управления, электрическое и механическое программное и аппаратное обеспечение. Основной миссией самолетов такого класса является обеспечение ситуационной осведомленности в реальном масштабе времени, модернизация самолета вызвала самое значительное обновление РЛС, разработанной в 1970-х годах.

Модернизация первого саудовского самолета по программе Radar System Improvement Program (RSIP) проведена на объекте компании в Сиэтле, остальные машины получили обновления на объекте компании Alsalam Aerospace Industries (Эр-Рияд). Программа обновлений разработана компанией Northrop Grumman Electronic Systems и выполнена на самолетах этого типа, состоящих на вооружении ВВС США, Великобритании, Франции и Объединенного командования НАТО. Самолеты Е-3 были поставлены ВВС Саудовской Аравии в период с июня 1986 по сентябрь 1987 года.

Саудовская Аравия. США > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 23 мая 2017 > № 2193230


Саудовская Аравия. Йемен. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188052

Секретные детали конфликта в Красном море

Хазем Айяд (Hazem Ayad), As Sabeel, Иордания

Отчаянная гонка за расширение политического, военного и экономического влияния в Красном море усилилась в связи с недавними событиями в Китае. В частности, 13 и 14 мая в Пекине состоялся саммит, участие в котором приняли главы и представители более чем 130 стран мира. Форум «Один пояс, один путь» знаменовал собой возрождение Китаем Шелкового пути и «Пути благовоний», пролегающих через Юго-Восточную Азию, Европу, страны арабского Машрика и Африку, что в свою очередь способствовало усилению конкуренции за влияние и контроль над портами Восточной Африки и Красного моря со стороны арабских стран.

Так, Объединенные Арабские Эмираты и Саудовская Аравия не замедлили предпринять попытки укрепить свое присутствие в Красном море и Восточной Африке. Саудовская Аравия пытается усилить свое влияние в Красном море, в частности, инвестируя в строительство сухопутного моста на островах Тиран и Санафир. Планируется, что этот мост будет связывать Синайский полуостров и египетские порты с территорией Королевства. Также Саудовская Аравия заявила о своем намерении инвестировать 25 миллиардов долларов в города Суэцкого канала и Синайского полуострова.

В это же время война в Йемене привела к росту политического и экономического значения зоны пролива Баб-эль-Мандеб (Сомали, Эритрея, Джибути) и морских путей, в которые Саудовские Аравия также намерена инвестировать средства. Увеличивается экономическое и политическое присутствие страны на востоке Африки параллельно с ростом торгового оборота с восточно-африканскими странами, в первую очередь с Эфиопией. За последний год он достиг 120 миллионов долларов. Все это способствует усилению конкуренции между арабскими союзниками, которая не отличается от конкуренции между Индией и Китаем на африканском континенте, целью которой является увеличение своего экономического веса и подготовка к новому циклу в экономике.

На конкуренцию за морские пути и порты большое влияние оказывает война в Йемене, поскольку усилия конкурирующих сторон направлены на создание военных баз в Джибути, Эритрее и Сомали. При этом нельзя также игнорировать отношения с Эфиопией, Суданом и другими странами африканского континента — вопрос, который успешно решили Объединенные Арабские Эмираты. Контроль над портами в целях укрепления экономического присутствия и возрождения торговых путей является наиболее важным вопросом при новом экономическом раскладе.

Китай намерен инвестировать около 120 миллиардов долларов в новый проект под названием «Один пояс, один путь». Кроме того, по международным оценкам в ближайшие пять лет инвестиции увеличатся до 700 миллиардов долларов. Параллельно с этим большое значение будут иметь морские пути и порты, ведущие на африканский континент, учитывая, что объем торгового оборота между Африкой и Китаем достиг более чем 150 миллиардов долларов, в то время как в первой половине 90-х годов прошлого века он не превышал одного миллиарда. Все это стимулировало серьезную конкуренцию с Индией, Америкой и европейским континентом. В частности, Индия увеличила объем товарооборота с африканскими странами до 72 миллиардов, в то время как Соединенные Штаты до сих пор не могут преодолеть «китайскую волну» и развить торговые отношения с африканским континентом, несмотря на то, что объем африканской торговли превышает 200 миллиардов долларов. США могут сократить этот разрыв в будущем путем увеличения своего присутствия в Западной Африке, активировав морские коридоры и западные порты, однако они стремятся закрепиться в Восточной Африке через сотрудничество с Суданом и отмену наложенных на него санкций. Все это повлияет на индийские и китайские успехи в торговле и отразится на сухопутных и морских путях, которые пролегают через арабский мир, начиная от Персидского залива и заканчивая Аравийским и Красным морями.

Нынешнее развитие событий подталкивает Саудовскую Аравию, Иран, Пакистан и Турцию к активным действиям. Так, можно выделить Турцию, которая имеет авиабазу в Сомали и обладает там большим политическим весом в противовес усилиям иранцев закрепиться в Эритрее и Йемене. В то же время Саудовская Аравия путем увеличения присутствия в Красном море и участия в военном конфликте в Йемене намерена распространить свое влияние и в северной части Красного моря. Королевство таким образом обладает географическим преимуществом, с помощью которого она стремится расширить зону своего влияния от пролива Баб-эль-Мандеб до Суэцкого канала.

Геополитические изменения, которые привели к смещению экономического центра тяжести в сторону Китая, Индии и Юго-Восточной Азии, способствовали росту политической и экономической конкуренции в Восточной Африке, в Красном море, которая повторяет англо-французский конфликт вокруг морских путей, проходящих через Суэцкий канал вдоль индийского субконтинента. В частности, нужно отметить, что Индия заинтересована в Африке не меньше, чем Китай. Индийская сторона выражает недовольство китайскими проектами в Африке, критикуя также развивающиеся экономические отношения Китая с Пакистаном. В частности, последний получил 40 миллиардов долларов в рамках проекта «Один пояс, один путь», нацеленного на создание нового торгового пути. Кроме того, Пакистан может принять более широкое участие не только в обеспечении безопасности Аравийского, Красного морей и Индийского океана, но и в урегулировании йеменского кризиса в будущем.

Конфликт в Йемене стал магнитом для всех экономических конкурентов, желающих извлечь пользу из роста китайской экономики и смещения центра экономической и демографической тяжести в Азию, что повлекло за собой серьезные изменения в ситуации в Йемене и повлияло на политические союзы в этой стране. Сегодня в Йемене присутствуют иранские силы, то же самое скоро можно будет сказать о Пакистане, Турции и Объединенных Арабских Эмиратах. Вероятно, что стороны примут более активное участие в конфликтах вокруг Красного моря и морских путей, тем самым провоцируя конкуренцию между союзниками и друзьями не менее опасную, чем та, что бывает между врагами.

К примеру, амбиции Ирана не ограничиваются Йеменом. Иранское руководство нацелено на создание партнерских отношений с Оманом путем протяжения газопровода в оманские порты. Иными словами, Иран извлекает выгоду от активизации морской политики Китая и новых рыночных тенденций, которые предоставляют ему большие возможности относительно продвижения к регионам с растущим экономическим весом.

Таким образом новая экономическая карта мира, контуры которой очерчивает Китай, сосредоточена на юге земного шара. Сегодня этот регион привлекает внимание всех стран и становится новым центром конкуренции и конфликтов, которым способствуют культурные противоречия и проблемы, с которыми мир не был знаком в период крупных европейских войн (Первой и Второй мировых войн, а также холодной войны).

В этих геополитических условиях Красное море и Восточная Африка с их богатствами, портами и выходом к африканскому континенту обретают все больший политический вес в процессе закладывания основ следующего этапа, в ходе которого будут формироваться экономические и политические отношения между государствами и их интересы в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Конфликты превратят Красное море в арену конкуренции между региональными и мировыми державами. Можно сказать, что с тех времен, когда Индия, будучи жемчужиной британской короны, стала причиной открытия Суэцкого канала и связанных с ним войн, активизация деятельности Китая и Индии на европейских рынках и африканском континенте возвращает Красному морю его международное значение, придает ему политическую и экономическую ценность. Таким образом зона Красного моря будет учитываться при политических расчетах как между врагами, так и между друзьями и союзниками.

Саудовская Аравия. Йемен. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188052


Саудовская Аравия. США. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188013

Визит Трампа в Саудовскую Аравию глазами России: большая война на Ближнем Востоке

Бисам Макдам (Bisam Maqdam), Al Modon, Ливан

Москва отреагировала на визит президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию молниеносной атакой на идею «арабского НАТО» через большую статью в «РИА Новости» под заголовком «Трамп и генералы готовят войну: против кого пойдет "арабская НАТО"?»

Несмотря на то, что кремлевская газета «Известия» выразила согласие с министром иностранных дел Саудовской Аравии исключить идею такого союза в настоящее время, в статье «РИА Новости» отразился гнев, охвативший Москву после настойчивого расследования американского истеблишмента по поводу «отношений» президента Трампа с Россией после ударов США по позициям сирийского режима.

После той беспредельной храбрости, которая преобладала в речах Москвы при предыдущей администрации США, и иллюзии того, что она стала главным игроком в сирийском вопросе, Россия вернулась к своему истинному размеру: размеру насекомого, которое проникает в яблоко через крайне маленькое отверстие и начинает есть ее изнутри. Это в свою очередь приводит к увеличению размера насекомого до такой степени, что оно больше не может выйти через то же отверстие, через которое вошло. В итоге насекомое вынуждено возвращаться к исходному размеру.

В свете нового положения дел Москва использует два подхода. С одной стороны, она отчаянно защищает Трампа от «нечестной кампании» против американского истеблишмента и западных СМИ. С другой стороны, растет общая враждебность по отношению к Западу, который намерен окружить Россию и уничтожить полученное в Сирии «величие».

Из вышеперечисленного проистекает реакция Москвы на визит Трампа на Ближний Восток в эти дни. Статья в «РИА Новости» демонстрирует крайне четкое выражение второго подхода. В данном контексте визит Трампа — это напоминание о визите бывшего президента США Ричарда Никсона на Ближний Восток в июне 1974 года, в разгар проходившего в Вашингтоне в то время «Уотергейтского скандала».

Но личные страдания Трампа не должны, согласно этой статье, «прикрывать системные военно-политические инициативы, которые руками президента проводят его генералитет и стоящий за ним капитал», которые используют его для реализации своих задач. Сделки о поставке оружия с Саудовской Аравией свидетельствуют только о глубокой серьезности инициативы по созданию «арабской НАТО», о чем Трамп будет говорить во время этого визита.

По мнению «РИА Новости», такой внушительный объем поставок оружия не предназначен «для саудовской войны в Йемене»: он нужен для большой войны на Ближнем Востоке, первой целью которой является сирийский президент Башар Асад, а затем Иран. Белый дом не стыдится говорить публично, что эскалация конфликта на Ближнем Востоке соответствует основным пунктам доктрины Трампа «Америка прежде всего».

Военные авантюры полностью согласуются с моделью поведения Трампа, проявляющейся в его желании доминирования, насилия и самоутверждения. Но что самое важное для Трампа и его модели поведения, так это интересы военно-промышленного комплекса, который за ним стоит.

В этой статье ставятся вопросы: что это будет значить для России? Когда спонсоры терроризма объединятся в военно-политический альянс и обретут огромное количество оружия, насколько повысится их террористическая мощь? Куда американские и саудовские хозяева направят вооруженные до зубов террористические армии? Более того, говорится, что терроризм для Америки — это не проблема, а «инструмент расправы с неугодными лидерами, перекраивания политической карты под свои интересы и получения контроля над природными ресурсами».

Что Россия должна делать в этой ситуации? Ответ: «для начала прекратить верить в пустословие Трампа и уяснить, что он со своими генералами для нас — прямая и непосредственная угроза. Даже если Трамп уйдет, угроза останется — он выпустил джинна из бутылки, в этом и была его миссия. Россия должна в срочном порядке заняться построением комплексной системы сдерживания грядущей агрессии с южного направления».

Стоит сказать, что это послание не направлено за рубеж, где точно знают реальный размер фрукта, оно направлено внутрь России и отражается в политике Кремля, в которой Россия предстает как «осажденная со всех сторон крепость», и каждый стремится подорвать ее «величие» или даже уничтожить ее.

Подобная политика — не единственный подход, которого Россия придерживается в вопросе политической ситуации, сложившейся после прихода Трампа в Белый дом. После того, как в Вашингтоне вспыхнула борьба между истеблишментом и президентом Трампом, Москва последовательно и отчаянно защищает последнего от его «врагов» внутри Америки, и особенно от американских СМИ. Например, во время очередного столкновения между Трампом и СМИ, вспыхнувшего во время визита Лаврова в Вашингтон, Путин и Трамп «сошлись во мнениях» о ненависти к данному аппарату (СМИ).

Кремлевская газета «Известия» упорно защищала президента США, освещая его текущий визит в Саудовскую Аравию. В первый день визита на страницах появилось следующее: «Трамп покидает Белый дом и Америку — но не так, как это бы хотелось его противникам. Просто начинается первая зарубежная поездка нового президента» (на самом деле это цитата из статьи в газете «Взгляд» — прим. ред.).

В статье также говорится, что вопреки общепринятой традиции первых визитов американских президентов, Трамп не посетил своих соседей Канаду и Мексику, и «для Трампа все эти традиции не имеют значения — он пришел менять правила».

Поэтому Трамп отправился на Ближний Восток, точнее к мусульманам, которых «пугал всю предвыборную кампанию». Трамп, исламофоб и мексиканоненавистник, говорил с президентом Мексики сразу после своего избрания, в то время как мусульман он посетит, чтобы «окончательно снять все возможности для спекуляции вокруг его личной исламофобии».

В статье отмечается, что в течение одной недели перед глазами Трампа пройдут представители 87 государств, чего не достиг ни один другой президент в течение первых ста дней своего президентства.

Также сообщается, что для лидеров Ближнего Востока, которые привыкли в последние годы к общению с Путиным и тому, что Россия стала «самым активным внешним игроком» в регионе, будет важно то, как Трамп будет говорить о российском президенте. Позиция Трампа в отношении Путина будет интересна и для лидеров «Большой семерки» на Сицилии, тем более, что большая часть собравшихся «неопытны» в отношениях с Россией. Двое из них, Италия и Япония, будут ждать от американского президента «намека на предстоящее улучшение отношений с Россией».

В конце своей статьи автор обращает внимание на то, что проблема безопасности американского президента никогда еще не имела такого значения, как в этот раз, и «вопрос, вернется ли Трамп в Америку, сложно назвать паникерским».

Саудовская Аравия. США. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188013


Иран. США. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > news.tj, 23 мая 2017 > № 2183259

Роухани назвал "бессмысленным шоу" американо-арабский саммит в Эр-Рияде

Президент Ирана Хасан Рухани назвал состоявшийся в Эр-Рияде американо-арабский саммит "спектаклем, который не решит проблему терроризма" и "бессмысленным шоу". Об этом он заявил на первой после своего переизбрания пресс-конференции в Тегеране 22 мая, сообщает радио "Озоди".

По мнению Рухани, "это совещание стало в большей степени спектаклем, который не будет иметь никакого ни практического, ни политического значения". Он напомнил, что подобные совещания проводились Саудовской Аравией и раньше". По оценке президента Ирана, "они не решат проблему терроризма".

Роухани заявил, что стабильность на Ближнем Востоке без участия Ирана - "невозможна". Он обвинил США в отсутствии знаний о регионе.

"Кто может сказать, что региональную стабильность можно восстановить без Ирана?" - сказал он.

Рухани сказал, что на базе взаимного уважения и совместных интересов Иран готов вести взаимодействие.

По словам Роухани, "реальную борьбу с терроризмом ведут народы Ирака, Сирии, Ливана". "Иранская нация помогает и будет помогать этим народам дипломатическими усилиями и военными советниками. Никто, кроме иракского народа, не сможет выгнать "Исламское государство" (запрещенная в России экстремистская группировка) из крупных городов Ирака. То, что этой группировки нет в Дамаске, - заслуга исключительно сирийского народа", - заявил Роухани. "Иран был и остается на их стороне", - отметил президент Ирана.

Возможности Роухани по проведению и выработке реальной политики остаются ограниченными ввиду того, что в клерикальной системе Ирана последнее слово при принятии решений остается за Верховным лидером аятоллой Али Хаменеи.

Иран. США. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > news.tj, 23 мая 2017 > № 2183259


Саудовская Аравия. США > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 22 мая 2017 > № 2193295

"Боинг" отхватил свой куш от саудовских сделок.

Компания Boeing подписала ряд оборонных и коммерческих контрактов с Саудовской Аравией, сообщает "Военный Паритет" со ссылкой на usatoday.com (21 мая).

По данным агентства Reuters, в декабре прошлого года Государственный департамент США одобрил возможную продажу транспортных вертолетов CH-47F Chinook на сумму 3,51 млрд долл. Королевство также заявило о намерении купить морские патрульные самолеты Р-8 Poseidon.

"Такие сообщения говорят о том, что Саудовская Аравия и США привержены к экономическому росту, взаимному процветанию и обеспечению безопасности в регионе, создавая и поддерживая тысячи рабочих мест в обеих странах", заявил генеральный директор компании "Боинг" Деннис Мулленбург (Dennis Muilenburg). Компания также сообщила, что "создает на территории Саудовской Аравии совместное предприятие для предоставления широкого круга услуг для эксплуатации разных военных платформ".

Саудовская Аравия. США > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 22 мая 2017 > № 2193295


США. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 22 мая 2017 > № 2193279

"Блэк Хоки" будут собирать в Саудовской Аравии.

22 мая США и Саудовская Аравия объявили о новых важных шагах по укреплению региональной безопасности, стимулирования экономического прогресса в США и на Ближнем Востоке, сообщает "Военный Паритет" со ссылкой на airrecognition.com (22 мая).

Королевство выразило намерение купить вооружений и военного оборудования производства компании Lockheed Martin на сумму 28 млрд долл США, в том числе 150 многоцелевых вертолетов S-70 Black Hawk на сумму 6 млрд долл.

Lockheed Martin и саудовская компания Taqnia подписали письмо о намерениях по созданию совместного предприятия по окончательной сборке вертолетов на территории Саудовской Аравии. Контракт обеспечит работой 450 рабочих мест в США и создаст такое же количество рабочих мест в Саудовской Аравии.

США. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 22 мая 2017 > № 2193279


Иран. США. Саудовская Аравия > Армия, полиция > iran.ru, 22 мая 2017 > № 2188945

Иран осуждает оружейную сделку между США и Саудовской Аравией

Секретарь Совета по целесообразности Ирана Мохсен Резайи осудил сделку США с Саудовской Аравией о поставке вооружений на сумму почти $ 110 млрд., которая предусматривает в общей сложности поставку оружия на сумму $ 350 млрд. в течение 10 лет, и предупредил, что она способствует разжиганию войны и отсутствию безопасности в регионе, сообщает Fars News.

"Продажа американского оружия на $ 110 млрд. в Саудовскую Аравию не приведет больше ни к чему, как к только к разжиганию огня и созданию угроз для безопасности в регионе против мусульман", - написал Мохсен Резайи на своей странице в Твиттере, в понедельник.

Президент США Дональд Трамп заключил оружейную сделку с Саудовской Аравией на сумму почти $ 110 млрд., и на дальнейшие поставки на сумму $ 350 млрд. в течение 10 лет. Белый дом объявил в субботу, что сделка на 110 млрд. долларов вступает в силу немедленно.

Договор включает в себя контракт на $ 6 млрд., для сборки 150 вертолетов компании "Lockheed Martin" "Black Hawk" в Саудовской Аравии, сообщается в заявлении о сделке.

По данным высокопоставленного неназванного американского чиновника, сделка также включает в себя поставку ракетной системы THAAD на сумму $ 1 млрд. и контракт на поставку четырех многоцелевых военных кораблей на сумму $ 11,5 млрд.

Саудовская Аравия является самым важным покупателем американского оружия и союзником №1 Вашингтона в регионе Ближнего Востока.

Саудовская Аравия непрерывно осуществляет бомбардировки Йемен с марта 2015 года, в попытке вернуть к власти изгнанного президента Абд-Рабба Мансура Хади, который является верным союзником Эр-Рияда. Режиму Эр-Рияда, однако, не удалось достичь своих целей, несмотря на большие расходы.

Военная агрессия унесла жизни более чем 14 100 человек, большинство из которых являлись гражданскими лицами.

С 2011 года саудовский режим также спонсирует террористов-такфиристов, борющихся против Сирии, в результате чего погибли сотни тысяч людей и миллионы сирийцев были вынуждены бежать в другие места.

Иран. США. Саудовская Аравия > Армия, полиция > iran.ru, 22 мая 2017 > № 2188945


США. Саудовская Аравия > Армия, полиция > ria.ru, 22 мая 2017 > № 2182945

Американские законодатели ожидают, что администрация президента США Дональда Трампа представит на утверждение в конгресс десятилетний контракт на поставку вооружения Саудовской Аравии общей стоимостью 110 миллиардов долларов, сообщает Foreign Policy в понедельник.

По данным двух источников издания на Капитолийском холме, законодатели еще не получали документы на утверждение данной сделки. Но ожидается, что она будет представлена как нечто совершенно новое, являющееся достижением администрации Трампа. Хотя данная сделка начала обсуждаться еще во времена бывшего президента США Барака Обамы.

Согласно тем же данным, переговоры о сделке ведут зять и советник Трампа Джаред Кушнер, а со стороны Саудовской Аравии тесную связь с американской администрацией по этому вопросу держит 31-летний заместитель наследного принца Мохаммед бен Салман. Эта тема обсуждалась и в рамках визита Трампа в Саудовскую Аравию, пишет издание.

Речь идет о продаже произведённых оборонным комплексом США "судов, танков, бронированных машин, наводящихся ракет, технологий по противоракетной обороне и радарных систем", уточняет издание со ссылкой на людей, знакомых с деталями переговоров.

В частности, это, например, четыре совершенно новых боевых корабля Lockheed Martin с ценой приблизительно 6 миллиардов долларов. Так администрация Трампа намерена защитить одного из ближайших восточных союзников от Ирана, резюмирует Foreign Policy.

Саммит с участием президента США Дональда Трампа и представителей руководства более 50 арабских и мусульманских стран открылся в воскресенье вечером в столице Саудовской Аравии, куда Трамп прибыл с визитом. Посещение королевства стало первым пунктом в дебютном зарубежном турне Трампа в качестве главы государства.

Ранее президент Ирана Хасан Роухани, избранный на прошедших выборах на второй срок, подтвердил, что Тегеран продолжит оказывать поддержку Ираку и Сирии в борьбе с терроризмом. При этом он отметил, что считает прошедший в Эр-Рияде саммит с участием президента США Дональда Трампа и лидеров арабских и исламских стран не имеющим политической силы для борьбы с терроризмом.

США. Саудовская Аравия > Армия, полиция > ria.ru, 22 мая 2017 > № 2182945


Израиль. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 мая 2017 > № 2182474

Израиль и военная сделка между США и Саудовской Аравией?

Йоси Мельман, Maariv, Израиль

В течение десятилетий Израиль предпринимал колоссальные усилия с целью предотвращение продажи саудовцам высокотехнологичного американского оружия. Израильские лидеры открыто выступали против подобных сделок, пытались задействовать произраильское лобби ЭЙПАК в Вашингтоне, напрямую обращались к конгрессменам и американским СМИ. Именно поэтому столь красноречивым является молчание нынешнего израильского правительства по поводу заключенной в Эр-Рияде самой крупной оружейной сделки в истории между США и каким-либо иностранным государством, которую закрыл Дональд Трамп во время своего визита в эту страну.

Это связано с двумя факторами. Во-первых, у саудовцев имеются общие стратегические интересы с Израилем. Речь идет о противостоянии иранской экспансии в регионе. Согласно зарубежным источникам, между двумя государствами осуществляется тесная координация и сотрудничество в военной и разведывательной сферах. Во-вторых, Биньямин Нетаньяху боится разозлить Дональда Трампа, известного своей непредсказуемостью. Вторая причина важнее первой. Кто знает, какова будет реакция Трампа на критику. Тем более, что шансы у Израиля повлиять каким-либо образом на осуществление военной сделки с Саудовской Аравией — нулевые. Огромная сделка с саудовцами позволит Трампу заявить своим избирателям: вот обещанные мною рабочие места.

Речь идет о военной сделке, масштабы которой не имеют аналога в прошлом. В ближайшие годы объемы продаж современного американского оружия саудовцам достигнут 300 миллиардов долларов. Это в десять раз больше, чем военная помощь, обещанная американцами Израилю на ближайший период. Однако сделка не должна особенно пугать израильтян. Речь идет о видах оружия, которые не окажут влияния на качественное преимущество израильской армии на Ближнем Востоке. Саудовцы получат оружие, которое в большей степени является оборонным. К тому же в Израиле полагают, что не возникнет необходимости вступать в военный конфликт с саудовской монархией. Соединенные Штаты поставят Эр-Рияду 150 боевых вертолетов модели Black Hawk, танки, четыре военных корабля, современные противоракетные системы.

Это оружие поможет саудовцам улучшить свои боевые возможности в противостоянии в Йемене, где повстанцы получают помощь от Тегерана, а также сделать более эффективной защиту от иранской ракетной угрозы.

Израиль. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 мая 2017 > № 2182474


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter