Всего новостей: 2034252, выбрано 1950 за 0.230 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Афганистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 марта 2017 > № 2114618

О чем «серый кардинал» Афганистана договорился с Кремлем

Виталий Волков, Deutsche Welle, Германия

17 марта в Москве побывал глава Совета национальной безопасности Афганистана (СНБ) Мохаммад Ханиф Атмар. Документов во время его встреч с российскими контрагентами подписано не было, громких заявлений не делалось. Однако среди специалистов эти переговоры привлекли, возможно, большее внимание, нежели если бы в Кремле побывал президент Афганистана Ашраф Гани.

«Серый кардинал» в Москве

Во-первых, потому, что Ханиф Атмар сегодня имеет репутацию «серого кардинала» афганской политики. По словам сотрудника Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрея Серенко, «злые языки даже называют его „теневым президентом" страны и говорят, что сегодня без его визы президент даже не подписывает ни один указ о присвоении генеральского звания. Атмар не только оказывает определяющее влияние на стратегию афганских силовиков, но также на выработку внешней политики».

За спиной у Атмара — яркая биография и разнообразные связи. «Он учился в Британии и имеет широкие контакты среди английских политиков и военных. Но в эпоху правления НДПА (Народно-демократическая партия Афганистана. — Ред.) и советского военного присутствия в ДРА Атмар занимал достаточно высокий пост в службе госбезопасности ДРА и был членом фракции „Парчам" в НДПА. В боях с моджахедами он принимал самое активное участие и даже получил тяжелое ранение, в результате которого у него ампутирована нога, — напоминает Андрей Серенко. — С приходом Атмара на пост главы СНБ в руководство управлений полиции большинства афганских провинций пришли бывшие коммунисты, служившие в 80-е годы в так называемом Царандое (МВД ДРА.- Ред.)», — продолжает эксперт.

Критический момент

Особое внимание к визиту такого влиятельного «непубличного» политика в Москву вызвано тем, что в нынешних отношениях России и Афганистана наступил критический момент. С одной стороны, для России пояс безопасности на границах республик Центральной Азии с Афганистаном представляет насущную необходимость, подчеркивает российский военный эксперт Лев Корольков. «Особенно на фоне того, что в ряде афганских провинций наблюдаются действия, по тактике характерные не столько для талибов, сколько для „Исламского государства". Есть данные о концентрации отрядов ИГ на севере Афганистана», — сообщил он в интервью DW. С другой стороны, по его словам, террористические действия все чаще происходят уже в Кабуле, то есть речь идет о возможной дестабилизации в центре управления страной.

«При этом знающие люди в окружении Ашрафа Гани уже не могут полностью рассчитывать на то, что США, имеющие войска в Афганистане, этот вопрос самостоятельно решат. Американские военные сейчас в основном сосредоточены на удержании собственных позиций вокруг военной базы в Баграме и в нескольких других точках дислокации. Россия в этом отношении выступает естественным союзником Кабула», — продолжает Лев Корольков.

Камень преткновения — талибы

Однако тут и лежит камень преткновения. Москва не раз за последнее время давала понять, что осуществляет контакты с «Талибаном» и видит в нем возможного участника политического процесса в Афганистане и помощника в ликвидации главной угрозы — ИГ. В Кабуле такая позиция была воспринята как угроза центральной власти. Более того, как сообщил DW информированный источник в Афганистане, в течение последних месяцев там были ликвидированы несколько командиров «Талибана», один из которых имел очень заметное влияние на севере. Источник сообщает, что его ликвидация выглядела как теракты со стороны ИГ, однако нити могут вести в афганские службы безопасности, чье руководство решило помешать развитию контактов «Талибана» с Россией и предложить Москве перейти к предметным переговорам непосредственно с Кабулом.

И вот Атмар в Москве. «Это был сугубо консультационный визит. Атмар по просьбе Ашрафа Гани зондировал позицию Москвы по теме ее контактов с талибами и относительно военно-экономической помощи афганским силовым структурам», — говорит Андрей Серенко. Глава СНБ Афганистана встречался с секретарем Совбеза РФ Николаем Патрушевым, главой МИД РФ Сергеем Лавровым, министром обороны РФ Сергеем Шойгу и и. о. генсека ОДКБ Валерием Семериковым.

Глава СНБ доволен. Что взамен?

«В ходе этих встреч Атмар, во-первых, получил заверения в том, что Россия не пытается договориться с талибами за спиной и против официального Кабула. Эти заверения, по словам самого гостя, его устроили, — рассказывает Серенко. — Во-вторых, Атмар получил обещания поддержки афганских силовых структур в борьбе с ИГ в Афганистане. Кроме того, его интересовало и нынешнее отношение Москвы к нему лично. Ведь некоторые российские дипломаты весьма недальновидно испортили с Атмаром отношения в 2015-2016 годах», — говорит эксперт ЦИСА. Судя по всему, итогами консультаций в российской столице глава СНБ ИРА остался доволен, продолжает собеседник DW.

Что же взамен получила российская сторона? «Атмар пообещал Москве не допустить реализации объявленных на днях планов США о ликвидации парка вертолетов российского производства в афганской армии и полиции. По словам Атмара, должно быть два парка вертолетов — российский и американский, которые будут дополнять друг друга. Правда, не совсем понятно, откуда Кабул возьмет деньги на покупку российских машин, если им их не дадут американцы», — отмечает Андрей Серенко.

«Воздух — это единственное реальное преимущество, которое афганская армия имеет над повстанцами. Россия сейчас поставляет запчасти для вертолетов Ми-17, но для обслуживания машин надо строить сервисные центры», — поясняет Лев Корольков.

Плохие парни

Что касается ИГ, то каких-либо конкретных договоренностей по борьбе с боевиками достигнуто не было. «Заявление Атмара о том, что талибы и ИГ в Афганистане — это одно и то же, расходится с российской позицией, что ИГ — однозначно „плохие парни", а талибы — возможные партнеры в борьбе с „плохими парнями" из ИГ. Очевидно, что Кабулу и Москве, а также Вашингтону еще предстоит договориться между собой на этот счет», — говорит эксперт ЦИСА.

Попытка сблизить позиции будет предпринята 14 апреля, на очередной, уже третьей по счету московской международной конференции по Афганистану. «Ее российские представители проведут по согласованию с официальным Кабулом, а не за его спиной, как было в конце 2016 года. Атмар принял предложение о ее проведении в формулировке, что там должен быть выработан некий „единый региональный подход" к афганской проблеме и к модели национального примирения в ИРА», — указывает собеседник DW.

Пока остается неясно, будут ли приглашены на апрельскую конференцию в Москву делегаты «Талибана» — например, в качестве наблюдателей. «Думаю, что талибы в Москве в апреле появятся. Законы жанра политической драматургии все-таки требуют вывода их на сцену российской игры в отношении Афганистана», — полагает Андрей Серенко.

Афганистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 марта 2017 > № 2114618


Россия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 20 марта 2017 > № 2111912

17 марта в Москве побывал глава Совета национальной безопасности Афганистана (СНБ) Мохаммад Ханиф Атмар. Документов во время его встреч с российскими контрагентами подписано не было, громких заявлений не делалось. Однако среди специалистов эти переговоры привлекли, возможно, большее внимание, нежели если бы в Кремле побывал президент Афганистана Ашраф Гани.

"Серый кардинал" в Москве

Во-первых, потому, что Ханиф Атмар сегодня имеет репутацию "серого кардинала" афганской политики. По словам сотрудника Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрея Серенко, "злые языки даже называют его "теневым президентом" страны и говорят, что сегодня без его визы президент даже не подписывает ни один указ о присвоении генеральского звания. Атмар не только оказывает определяющее влияние на стратегию афганских силовиков, но также на выработку внешней политики".

За спиной у Атмара - яркая биография и разнообразные связи. "Он учился в Британии и имеет широкие контакты среди английских политиков и военных. Но в эпоху правления НДПА (Народно-демократическая партия Афганистана. - Ред.) и советского военного присутствия в ДРА Атмар занимал достаточно высокий пост в службе госбезопасности ДРА и был членом фракции "Парчам" в НДПА. В боях с моджахедами он принимал самое активное участие и даже получил тяжелое ранение, в результате которого у него ампутирована нога, - напоминает Андрей Серенко. - С приходом Атмара на пост главы СНБ в руководство управлений полиции большинства афганских провинций пришли бывшие коммунисты, служившие в 80-е годы в так называемом Царандое (МВД ДРА.- Ред.)", - продолжает эксперт.

Критический момент

Особое внимание к визиту такого влиятельного "непубличного" политика в Москву вызвано тем, что в нынешних отношениях России и Афганистана наступил критический момент. С одной стороны, для России пояс безопасности на границах республик Центральной Азии с Афганистаном представляет насущную необходимость, подчеркивает российский военный эксперт Лев Корольков. "Особенно на фоне того, что в ряде афганских провинций наблюдаются действия, по тактике характерные не столько для талибов, сколько для "Исламского государства". Есть данные о концентрации отрядов ИГ на севере Афганистана", - сообщил он в интервью DW. С другой стороны, по его словам, террористические действия все чаще происходят уже в Кабуле, то есть речь идет о возможной дестабилизации в центре управления страной.

"При этом знающие люди в окружении Ашрафа Гани уже не могут полностью рассчитывать на то, что США, имеющие войска в Афганистане, этот вопрос самостоятельно решат. Американские военные сейчас в основном сосредоточены на удержании собственных позиций вокруг военной базы в Баграме и в нескольких других точках дислокации. Россия в этом отношении выступает естественным союзником Кабула", - продолжает Лев Корольков.

Камень преткновения - талибы

Однако тут и лежит камень преткновения. Москва не раз за последнее время давала понять, что осуществляет контакты с "Талибаном" и видит в нем возможного участника политического процесса в Афганистане и помощника в ликвидации главной угрозы - ИГ. В Кабуле такая позиция была воспринята как угроза центральной власти. Более того, как сообщил DW информированный источник в Афганистане, в течение последних месяцев там были ликвидированы несколько командиров "Талибана", один из которых имел очень заметное влияние на севере. Источник сообщает, что его ликвидация выглядела как теракты со стороны ИГ, однако нити могут вести в афганские службы безопасности, чье руководство решило помешать развитию контактов "Талибана" с Россией и предложить Москве перейти к предметным переговорам непосредственно с Кабулом.

И вот Атмар в Москве. "Это был сугубо консультационный визит. Атмар по просьбе Ашрафа Гани зондировал позицию Москвы по теме ее контактов с талибами и относительно военно-экономической помощи афганским силовым структурам", - говорит Андрей Серенко. Глава СНБ Афганистана встречался с секретарем Совбеза РФ Николаем Патрушевым, главой МИД РФ Сергеем Лавровым, министром обороны РФ Сергеем Шойгу и и.о. генсека ОДКБ Валерием Семериковым.

Глава СНБ доволен. Что взамен?

"В ходе этих встреч Атмар, во-первых, получил заверения в том, что Россия не пытается договориться с талибами за спиной и против официального Кабула. Эти заверения, по словам самого гостя, его устроили, - рассказывает Серенко. - Во-вторых, Атмар получил обещания поддержки афганских силовых структур в борьбе с ИГ в Афганистане. Кроме того, его интересовало и нынешнее отношение Москвы к нему лично. Ведь некоторые российские дипломаты весьма недальновидно испортили с Атмаром отношения в 2015-2016 годах", - говорит эксперт ЦИСА. Судя по всему, итогами консультаций в российской столице глава СНБ ИРА остался доволен, продолжает собеседник DW.

Что же взамен получила российская сторона? "Атмар пообещал Москве не допустить реализации объявленных на днях планов США о ликвидации парка вертолетов российского производства в афганской армии и полиции. По словам Атмара, должно быть два парка вертолетов - российский и американский, которые будут дополнять друг друга. Правда, не совсем понятно, откуда Кабул возьмет деньги на покупку российских машин, если им их не дадут американцы", - отмечает Андрей Серенко.

"Воздух - это единственное реальное преимущество, которое афганская армия имеет над повстанцами. Россия сейчас поставляет запчасти для вертолетов Ми-17, но для обслуживания машин надо строить сервисные центры", - поясняет Лев Корольков.

Плохие парни

Что касается ИГ, то каких-либо конкретных договоренностей по борьбе с боевиками достигнуто не было. "Заявление Атмара о том, что талибы и ИГ в Афганистане - это одно и то же, расходится с российской позицией, что ИГ - однозначно "плохие парни", а талибы - возможные партнеры в борьбе с "плохими парнями" из ИГ. Очевидно, что Кабулу и Москве, а также Вашингтону еще предстоит договориться между собой на этот счет", - говорит эксперт ЦИСА.

Попытка сблизить позиции будет предпринята 14 апреля, на очередной, уже третьей по счету московской международной конференции по Афганистану. "Ее российские представители проведут по согласованию с официальным Кабулом, а не за его спиной, как было в конце 2016 года. Атмар принял предложение о ее проведении в формулировке, что там должен быть выработан некий "единый региональный подход" к афганской проблеме и к модели национального примирения в ИРА", - указывает собеседник DW.

Пока остается неясно, будут ли приглашены на апрельскую конференцию в Москву делегаты "Талибана" - например, в качестве наблюдателей. "Думаю, что талибы в Москве в апреле появятся. Законы жанра политической драматургии все-таки требуют вывода их на сцену российской игры в отношении Афганистана", - полагает Андрей Серенко.

Россия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 20 марта 2017 > № 2111912


США. Афганистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 марта 2017 > № 2111903

РФ надеется, что расширенные региональные консультации по Афганистану, которые пройдут в Москве с участием США, достигнут успеха, заявил спецпредставитель президента РФ по Афганистану, директор второго азиатского департамента МИД РФ Замир Кабулов.

"Господин посол отметил наши совместные с региональными государствами усилия по содействию стабилизации обстановки в Афганистане. Мы совместно будем продолжать эти усилия. В самое ближайшее время продолжим расширенные региональные консультации по этому вопросу с участием США", — сказал Кабулов на приёме по случаю дня Пакистана.

Он добавил, что Москва "надеется, что общими усилиями мы сумеем мобилизовать международное сообщество для последнего, решительного боя за мир в Афганистане, и надеемся достичь успеха".

США. Афганистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 марта 2017 > № 2111903


Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 18 марта 2017 > № 2110504

Выборы в афганский парламент могут состояться в ноябре этого года, заявил глава секретариата Независимой избирательной комиссии ИРА Имам Мохаммад Варимач.

«Ожидается, что парламентские выборы пройдут в ноябре 2017 года. Однако до сих пор продолжаются технические исследования, по итогам которых это будет определено», — цитирует Варимача афганский телеканал “1TV”.

Выборы в афганский парламент пройдут без использования электронных удостоверений

Он также отметил, что на предстоящих выборах для обеспечения процесса голосования и подсчета голосов будут использоваться новые технологии.

Напомним, что формально срок полномочий нынешнего парламента истёк ещё в июне 2015 года, но проведение голосования на протяжении длительного времени откладывалось из-за разногласий по вопросам проведения избирательной реформы и ситуации с безопасностью. Данное обстоятельство неоднократно служило поводом для критики в адрес правительства со стороны многих политических деятелей и общественности.

Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 18 марта 2017 > № 2110504


США. Афганистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 марта 2017 > № 2108914

Кабул благодарен российской стороне за приглашение США на конференцию по афганскому урегулированию, которая пройдет в Москве 14 апреля, заявил советник по национальной безопасности президента Гани Мохаммад Ханиф Атмар. По его словам, Вашингтон является давним и надежным партнером Кабула в содействии национальному примирению, однако сейчас афганская сторона ожидает от новой администрации США конкретных предложений по развитию этого сотрудничества. О том, как это отразится на диалоге Афганистана и России, Атмар рассказал в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Полине Чернице.

- Как вы можете оценить итоги состоявшихся 17 марта переговоров в Москве с главой МИД РФ Сергеем Лавровым и секретарем Совбеза РФ Николаем Патрушевым? Насколько они были успешными?

— Переговоры были плодотворными и очень полезными с точки зрения прояснения многих вопросов и выстраивания доверия для продвижения вперед. И с этой точки зрения прошедшие консультации были, наверное, лучшими за все прошедшее время. Мы проводим переговоры со многими странами и партнерами, учитывая, что вызовы, которые стоят перед Афганистаном сегодня, разделяются и другими государствами региона, но именно встречу с Лавровым и Патрушевым можно назвать одной из лучших.

- Вчера по итогам встречи с Патрушевым вы заявили, что одной из тем встречи стали опасения афганской стороны по поводу тематики контактов РФ с талибами и, по вашим словам, российская сторона развеяла ваши опасения.

— Да, в ходе встречи с главой МИД РФ Сергеем Лавровым и секретарем Совбеза РФ Николаем Патрушевым я получил очень убедительное подтверждение, что Москва привержена процессу содействия достижению мира в регионе и условиям, на которых ведутся переговоры по национальному примирению под руководством Кабула. Я имею в виду уважение афганской конституции, разрыв с "Аль-Каидой"* и другими региональными или международными террористическими группами, а также полное прекращение боевых действий. И в этом контексте, по словам российской стороны, контакты с талибами были направлены только на содействие процессу национального примирения в Афганистане. Я был чрезвычайно рад это услышать. И оба они — Лавров и Патрушев — заверили меня, что Россия является большим другом Афганистана и Москва будет поддерживать усилия легитимного афганского правительства по достижению мира. Это то, что хотело бы услышать наше руководство, и мы признательны российской стороне за то, что эта политическая позиция была ясно озвучена на прошедших консультациях.

- Москва ранее стала инициатором нового формата консультаций по урегулированию в Афганистане: проводились переговоры с участием Пакистана и Китая, затем круг участников расширился до шести стран. Удалось ли согласовать дату и состав участников новой международной встречи?

— Да, Москва пригласила всех нас участвовать во встрече 14 апреля, и Кабул уже подтвердил участие на должном уровне. Речь идет о 12 странах, в том числе государствах Центральной Азии. Мы очень признательны Москве за эти усилия по выстраиванию настоящего регионального сотрудничества для содействия мирному процессу в Афганистане. Мы призываем всех партнеров принять участие в этой встрече, чтобы подтвердить серьезность своих намерений по содействию Кабулу.

- Обсуждалась ли возможность подключения США к этому формату?

— На самом деле Россия уже пригласила США участвовать в этой конференции. США являются нашим значимым другом и партнером. Они последовательно поддерживали Афганистан не только с точки зрения усиления наших национальных сил безопасности, но и играли большую, я бы сказал, центральную роль в организации усилий по мирному процессу. Поэтому мы признательны России за приглашение американских партнеров на конференцию.

- О каком уровне представительства американской стороны можно говорить?

— В прошедших ранее конференциях принимали участие высокопоставленные дипломаты уровня спецпредставителей или заместителей глав МИД.

- Россия и Афганистан уже долгое время ведут переговоры по поводу поставок вертолетов, в том числе ударных (Ми-35), при этом Москва настаивает, что новый контракт не может быть заключен без обеспечения финансирования, а оно заморожено американцами. С другой стороны — проблема строительства сервисного центра по обслуживанию уже закупленных вертолетов: ранее глава МИД Раббани заявил РИА Новости, что надеется на скорое решение этого вопроса. Удалось ли здесь достичь каких-то подвижек?

— Не вдаваясь в чувствительные детали переговорного процесса — раз это касается военных закупок, — могу сказать, что мы достигли значительного прогресса в этом вопросе. Предложения на столе переговоров, и был предложен план по работе. Как мне кажется, мы сейчас намного ближе к урегулированию этого вопроса, чем когда-либо раньше.

- Можно ли ожидать каких-то значимых подвижек уже к концу года?

— Речь идет о разных вопросах, это касается не только одного вопроса поставок (техники — ред.). Речь также идет и об обеспечении условий по ее ремонту, содержанию. Работа по этой теме потребует дополнительного времени. Афганистан также выразил заинтересованность по строительству у себя каких-то мощностей, чтобы хотя бы какая-то работа по ремонту техники велась внутри страны, у нас ведь были такие возможности в 1980-х годах, которые, к сожалению, были уничтожены в годы войны.

Россия, как наш друг, оказывала в этой связи нам поддержку, мы понимаем нынешние возможные ограничения. Так же как и Москва понимает нашу позицию. И будучи партнерами, мы пытаемся продвигаться в их обоюдном устранении.

- Намерены ли вы обсуждать все эти проблемы с американской стороной, которая ранее финансировала закупки вертолетов? Может быть, настало время все-таки перейти к полному размораживанию сотрудничества по вертолетному проекту?

— Наши страны — Россия, Афганистан, США да и другие большие региональные партнеры — имеют гораздо более масштабные вопросы для обсуждения в этом контексте. Мы надеемся, что Афганистан будет площадкой для сотрудничества. Потому что у нас всех общая заинтересованность в том, чтобы Кабул справился с террористической и наркоугрозой и достиг мира. Этот подход разделяют и Россия, и США, и НАТО, и все наши региональные партнеры — от Индии до Ирана и Китая. Мы уверены, что настало время сделать Афганистан местом для партнерства, нежели площадкой для конфронтации. Это основные рамки для установления кооперации. Но если говорить о частностях, например закупке оружия, ремонте техники и так далее, то эти темы мы будем обсуждать на двусторонней основе.

- Намерены ли вы в ближайшее время, может быть непосредственно после переговоров в Москве, встретиться с вашим американским коллегой Гербертом Макмастером? Каковы, в целом, перспективы сотрудничества Кабула с новой администрацией США?

— Я знаком с Гербертом Макмастером еще с тех пор, как он служил в Афганистане. Мы знаем друг друга, мы коллеги, и мы контактируем.

В целом же, в ходе двух телефонных переговоров между нашими лидерами и других контактов на высоком уровне мы получили заверения от американской стороны, что Вашингтон придает значение нашим общим интересам по борьбе с терроризмом и достижению национального примирения. Мы получили подтверждение обязательств США по этим вопросам, и у нас очень хороший уровень уверенности в них. Но эта политика (США — ред.) должна трансформироваться в реальные действия, программы. Да, сейчас администрация только начала работу, но мы рассчитываем на появление таких конкретных планов. Потому что мы уже предоставили собственные предложения.

- До переговоров в Москве с Лавровым и Патрушевым вы были в Лондоне, где у вас прошла трехсторонняя встреча с коллегами из Великобритании и Пакистана. Удалось ли достичь какого-то прогресса по вопросу урегулирования пограничного кризиса с Исламабадом?

— Переговоры были плодотворными и конструктивными, нацеленными в будущее. Да, сохраняются сложные вопросы, в том числе наиболее сложный — это устранение дефицита доверия между нашими странами. Мы передали список разыскиваемых террористов, и пакистанская сторона передала нам свой список. И одной из главных инициатив со стороны Афганистана было как раз предложение о сотрудничестве по этим спискам и необходимость установления третьей стороны, которая будет сверять списки и координировать, наблюдать за выполнением этой совместной работы. В контексте этого мы достигли прогресса, мы договорились о механизме кооперации между Афганистаном и Пакистаном при подключении четырехстороннего механизма, который у нас сложился с Китаем и США.

Конечно, это будет не единственная инициатива. Как я сказал, 12 стран, которые были приглашены в Россию на конференцию (14 апреля — ред.), тоже работают над выстраиванием регионального консенсуса, взаимопонимания.

Другой вопрос, который обсуждался в Лондоне, — это меры по снижению эскалации в максимально короткие сроки, включая открытие (заблокированных ранее — ред.) пунктов пропуска. Мы надеемся, что сможем увидеть какой-то прогресс, основанный на достигнутом соглашении, уже в ближайшие день-два.

США. Афганистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 марта 2017 > № 2108914


Россия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 17 марта 2017 > № 2113109

Вступительное слово Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе переговоров с советником Президента Афганистана по вопросам нацбезопасности Х.Атмаром, Москва, 17 марта 2017 года

Рады видеть Вас в Москве в очередной раз,

У нас устойчивый диалог с афганскими друзьями и лично с Вами. Мы регулярно общаемся в различных Ваших ипостасях. У нас полностью сохраняется настрой на дальнейшее развитие сотрудничества с Исламской Республикой Афганистан в торгово-экономической и гуманитарной областях, в сфере содействия укреплению боеспособности афганских сил безопасности и армии Афганистана в интересах обеспечения безопасности страны.

Для нас очень важно продолжить разговор с Вами по вопросам, связанным с продвижением национального примирения в Афганистане. В последние месяцы мы предприняли целый ряд инициативных шагов с участием Афганистана и основных внешних игроков. Планируем дополнительные шаги в этом направлении и рассчитываем, что удастся мобилизовать волю международного сообщества на движение в этом направлении.

Нам есть о чем поговорить. Еще раз добро пожаловать!

Россия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 17 марта 2017 > № 2113109


Афганистан. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 13 марта 2017 > № 2110223 Азарахш Хафизи

Азарахш Хафизи: Мы ищем альтернативу пакистанским торговым маршрутам

После серии недавних крупных атак в ряде районов Пакистана отношения между Кабулом и Исламабадом приняли более напряженный характер, чем когда-либо прежде. Это проявилось в том числе и в ограничениях, наложенных Исламабадом на взаимодействие между двумя странами. В частности, после того, как Пакистан перекрыл свою границу с Афганистаном, предприниматели двух стран понесли ущерб, исчисляющийся миллионами долларов. Временное открытие границы, предпринятое Исламабадом, чтобы позволить афганским и пакистанским гражданам вернуться на родину из-за рубежа, вряд ли приведет к появлению «второго дыхания» в отношениях двух стран. Экономические ограничения, равно как и боевые действия в приграничных районах, побуждают афганскую сторону к поиску альтернативных рынков и направлений сотрудничества со странами региона.

В эксклюзивном интервью порталу «Афганистан.Ру» Азарахш Хафизи, ведущий специалистом ТПП Афганистана и член Международной торговой палаты, представил свою оценку экономических проблем, обусловленных трениями в афгано-пакистанских отношениях, последствий перекрытия границы для каждой из сторон, а также возможностей, которыми располагает Афганистан для преодоления возникших затруднений, в частности, перспектив сотрудничества со странами Центральной Азии и Ираном.

Афганистан.Ру: Господин Хафизи, спасибо за то, что Вы нашли время для этого интервью. Около 20 дней назад была перекрыта граница между Афганистаном и Пакистаном. Каковы последствия этой меры?

А.Х.: Поля экономической деятельности двух государств тесно переплетены друг с другом. Экономическая логика диктует необходимость торговых связей с ближайшими соседями. Это наименее затратный способ, так как при этом увеличивается скорость доставки товаров и одновременно уменьшаются расходы на их транспортировку. Если отправить товар из Афганистана в Америку, то ему придется преодолеть по меньшей мере 16 тысяч километров. Но можно продавать виноград с севера Афганистана и гранаты из Кандагара на пакистанском рынке и в тот же день привозить вырученные деньги обратно в Афганистан. Также и пакистанские товары можно за один день доставить в Кабул и продать на кабульском базаре «Мандави».

Торговля между Афганистаном и Пакистаном – это часть региональной интеграции, и эффективная ее часть. Но, к сожалению, на торговое взаимодействие оказывают влияние политические проблемы и напряженность, существующая между двумя странами. Эта напряженность накладывает тяжелый отпечаток на работу инвесторов и коммерсантов Афганистана и Пакистана. Кризис в отношениях между Кабулом и Исламабадом наносит урон экономическим связям Афганистана в регионе.

Афганистан.Ру: С какими проблемами успели столкнуться афганские предприниматели за эти 20 дней, и в какой мере пострадали их интересы?

А.Х.: Размер ущерба, причиненного предпринимателям, зависел от степени их экономического присутствия на рынках Афганистана и Пакистана. Больше всего пострадали пакистанские коммерсанты, которые обладали монополией на экспорт в Афганистан. Их предприятия, производившие продукцию для Афганистана, были закрыты или находятся в состоянии банкротства. Это относится, например, к заводам по производству цемента, металлов и муки, ориентированным на афганский рынок: их продукцию нет возможности продать ни в какие другие страны, кроме Афганистана. Такие заводы в основном находятся на границе с Афганистаном.

Афганистану также был нанесен ущерб. Транзитный путь перекрыт, и поставка товаров, которые поступали в Афганистан из других стран через порт Карачи, остановлена. На данный момент в Пакистане задержаны уже 5 тысяч контейнеров с грузами. Для их поставки в Афганистан потребуется не менее трех месяцев, поскольку часть этих грузов находится на судах в море, а другая часть – в странах, где происходит погрузка. Если граница в ближайшее время не будет открыта, от 15 до 20 тысяч контейнеров с нашими товарами останутся в Пакистане в подвешенном состоянии.

Предпочтением частного сектора Афганистана является создание региональной интеграции – это пошло бы на пользу инвесторам всех стран. Интеграция ведет к серьезному снижению цен и отвечает интересам как потребителей, так и инвесторов.

Афганистан.Ру: Итак, каково состояние афганского рынка после 20-дневного закрытия дороги в Пакистан?

А.Х.: Каждый афганский предприниматель ввозит <из-за рубежа> от 15 до 20 тысяч тонн товаров, поэтому рынок насыщен. Пока мы не испытываем дефицита товаров. Каждый раз, когда какой-либо из маршрутов перекрывается, внимание переключается на другой маршрут, по которому начинают ввозить продовольствие. Сейчас мы импортируем продукты питания через север Афганистана из стран Центральной Азии, особенно из Казахстана. Продукты из центральноазиатских стран отличаются хорошим качеством и свежестью. Продукты, ввозимые из Пакистана, в большинстве случаев являются просроченными. Пакистан распродает свои ежегодные стратегические запасы, соответственно, эти продукты просрочены как минимум на год. А пшеница из Казахстана – свежий и чистый продукт, и к тому же весьма качественный. Сегодня к нам поступает продукция из Казахстана, Узбекистана, Туркмении и Ирана, и мы не сталкиваемся с недостатком товаров. Кроме того, в закромах и на складах частного сектора еще имеются прежние запасы.

Афганистан.Ру: Мы постоянно замечаем, что Пакистан закрывает свои границы для афганских граждан вслед за политическими столкновениями. Какие меры в этой связи предпринимает Кабул?

А.Х.: Мы переживаем сложную ситуацию. Такое положение недопустимо, и эти проблемы надо решать. Мы вынуждены искать альтернативные пути. Однако никакой альтернативы для пакистанских товаров не существует, учитывая минимальное расстояние, небольшую цену товаров и малые издержки. Мы не нуждаемся в холодильниках при поставке своих фруктов в Пакистан, так как они доставляются в эту страну за один день. Но если мы будем отправлять свои фрукты в другие страны, то будем вынуждены использовать рефрижераторы, что весьма затратно. Поэтому нам надо продолжать торговые контакты с Пакистаном.

Но, к сожалению, этого не желают и не разрешают пакистанцы, и в связи с этим мы задумались об альтернативных путях. Есть иранский маршрут, и мы можем импортировать свои товары по этому пути, хорошей альтернативой также является Центральная Азия, но на это потребуются большие расходы. Железная дорога из Китая доведена до Хайратона, по этой железнодорожной ветке наши грузы приходят в страну за 8 – 12 дней. Иногда на подобную доставку товаров через Пакистан уходит до нескольких месяцев.

Закрытие пакистанских дорог не приведет к тому, что афганцы останутся без крыши над головой, умрут от голода, окажутся голыми-босыми или не найдут стройматериалов. Мы справляемся со своей работой.

В настоящее время экспорт и импорт Афганистана осуществляется через Бендер-Аббас. Но ближайшим путем для нашего экспорта был Пакистан. Мы ежегодно экспортировали в эту страну товары на сумму до 180 миллионов долларов.

Сегодняшнее закрытие дорог не оказало на нас сильного влияния, поскольку для фруктов сейчас не сезон. Но пакистанцы принимали те же меры и в самый разгар сезона, и тогда пропадали тысячи тонн фруктов.

Афганистан.Ру: Вы упомянули о том, что один из альтернативных маршрутов для Афганистана пролегает через страны Центральной Азии. Какого уровня достигает объем экспортно-импортных операций Афганистана с этими государствами?

А.Х.: Центральноазиатские страны являются ближними транзитерами Афганистана, и это путь очень важен для нас. Китайские товары мы также ввозим через Казахстан и Туркмению, другие грузы поступают к нам непосредственно из стран Центральной Азии. К примеру, мы импортируем туркменскую нефть, объем торговли между Афганистаном и Туркменией превышает один миллиард долларов. Объем нашей торговли с другими центральноазиатскими странами невелик, но мы поддерживаем с ними связи и можем импортировать из этих стран продукты питания, в частности, казахстанскую пшеницу, что мы уже и делаем. По выпуску этой продукции Казахстан занимает хорошее место в мире после Америки, Канады и Индии.

Но расстояние от Казахстана до Кабула составляет 5 тысяч километров, и это требует больших временных и финансовых затрат. От пакистанского Пешавара до Кабула только500 километров, пакистанский маршрут является для нас гораздо более экономичным. Но когда нет иного выхода, следует искать другие пути.

Афганистан.Ру: За последние 15 лет Афганистан и Россия также подписали ряд соглашений в области торговли. Может ли Россия что-либо сделать для того, чтобы уменьшить экономическую зависимость Афганистана от пакистанских портов?

А.Х.: Некоторые обстоятельства относятся к области экономической алгебры, и в них невозможно внести изменения. Например, география и расстояние. Нельзя уменьшить расстояние между Афганистаном и Россией и приблизить эти две страны друг к другу. Россия может помочь, и мы иногда обращаемся к этой стране – к примеру, мы покупаем у русских топливо для самолетов. Но дальняя дорога приводит к тому, что имущество наших предпринимателей может находиться в пути до целого месяца.

Когда торговые связи с Пакистаном сократились, мы обратились к иранскому народу. Сейчас объем торговли Ирана с Афганистаном достигает двух с половиной миллиардов долларов, при том что несколько лет назад он едва приближался к 400 миллионам. Приоритетом торговли является выгода, и прибыль может быть получена за счет близости расстояния.

Афганистан.Ру: Может ли торгово-транзитный проект «Лазуритовый коридор» послужить альтернативой пакистанским маршрутам?

А.Х.: «Лазуритовый коридор» не является новым маршрутом. Изменилось только название. Сама же дорога представляет собой все тот же путь, по которому мы везем товары в Туркмению, где у нас есть порт. Наши товары через Туркмению поступают в Азербайджан и оттуда в Турцию. Этот маршрут сможет хорошо работать только тогда, когда мы наладим торговые связи с Европой.

Афганистан.Ру: Кабул очень расчитывает на торговый путь Чабахар. Каков в настоящее время объем афганского импорта и экспорта на данном маршруте, и может ли этот маршрут уменьшить зависимость Афганистана от пакистанских портов?

А.Х.: Чабахар не является альтернативой пакистанским дорогам и портам других стран. Это новый маршрут для Афганистана, но он не может заменить собой другие дороги. Афганистан относительно большая страна. Его площадь составляет 652 тысячи квадратных километров. Расстояние от одного конца этой страны до другого составляет 2400 километров. Такое расстояние, к примеру, от Ислам-Кала до Бадахшана. Поэтому более экономичным представляется налаживание хозяйственных связей между соседними районами. Чабахар может быть весьма выгоден <именно> для запада и юго-запада страны.

Тех же мыслей, вытекающих из знания и понимания проблемы, придерживаются некоторые должностные лица и правительственные чиновники. Порт Чабахар пока недостаточно оснащен и не готов к эксплуатации. Сейчас Чабахар – проект в стадии подготовки. На сегодняшний день состоялась только первая фаза строительства для этого нового маршрута. Иностранные предприниматели, перевозящие тысячи тонн грузов, не могут швартоваться в Чабахаре, поскольку строительство портовых сооружений пока не завершено. Этот маршрут может быть использован в долгосрочной перспективе, но в настоящее время мы не сможет использовать Чабахар в качестве альтернативы Карачи и другим портам. Завершение строительства Чабахара и ввод в строй всех его объектов займет не менее пяти лет.

Афганистан.Ру: Спасибо, господин Хафизи.

Афганистан. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 13 марта 2017 > № 2110223 Азарахш Хафизи


Казахстан. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 13 марта 2017 > № 2102882

Некоторые казахстанские депутаты считают, что Казахстану не нужно оказывать помощь другим странам, когда в самой республике достаточно проблем, заявил председатель комитета по международным делам, обороне и безопасности мажилиса Маулен Ашимбаев.

Он обратил внимание, что на протяжении последних лет Казахстан оказывал существенную помощь помощь некоторым соседним странам и Афганистану, направляя продовольствие, вещи первой необходимости, воздвигая школы и больницы, а также обучая молодежь в учебных заведениях Казахстан. Реализуется проект сотрудничества с Афганистаном, в рамках которого РК способствует дальнейшему развитию Афганистана через повышение самостоятельности афганских женщин, работающих в сфере государственного управления, здравоохранения и образования.

"Я знаю, что есть мнение, в том числе среди наших депутатов-коллег, что Казахстану нет необходимости оказывать внешнюю помощь, когда у нас у самих в стране достаточно проблем. Но нужно иметь в виду, что официальная помощь развитию — это не благотворительность, не одноразовая помощь другим странам. Это гибкий инструмент внешней политики для достижения конкретных внешнеполитических задач", — сказал Ашимбаев на правительственном часе в мажилисе.

Парламентарий также заметил, что сегодня некоторые страны сокращают свою международную помощь, продвигая идеи национального протекционизма и изоляционизма.

"Считаю, что это бесперспективный путь. Тем более, что ни одна страна не может процветать в долгосрочной перспективе, если соседние страны испытывают серьезные проблемы и сложности. Накапливающийся вокруг негатив будет в той или форме деструктивно влиять на любую страну, в том числе на Казахстан", — добавил он.

По информации вице-спикера мажилиса Владимира Божко, за последние годы Казахстан оказал гуманитарную помощь иностранным государствам на общую сумму свыше 10 миллиардов тенге.

Выступая на правительственном часе, министр иностранных дел РК Кайрат Абдрахманов сообщил, что при рассмотрении вопросов участия Казахстана в миссиях ООН, учитывается такой важный фактор, как безопасность казахстанских военнослужащих, то есть будут выбираться наиболее безопасные миссии.

Казахстан. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 13 марта 2017 > № 2102882


Афганистан. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 12 марта 2017 > № 2101371

Россия может привлечь США к переговорам по Афганистану

ИСЛАМАБАД — Россия дала понять, что считает возможным привлечь Соединенные Штаты к вновь начатому региональному диалогу, который, по утверждениям Москвы, нацелен на достижение договоренности о разрешении конфликта в Афганистане. Информация о намерениях России появилась накануне визита советника по вопросам национальной безопасности Афганистана в Москву, который должен обсудить пути примирения с вооруженной оппозицией.

Возросшие дипломатические усилия Кремля свидетельствуют об опасениях, что затяжной конфликт может способствовать созданию боевиками «Исламского государства» своих баз в раздираемой войной стране. Это может привести к распространению террористической деятельности на соседние центрально-азиатские государства, и создать угрозу безопасности самой России.

В декабре российское правительство провело встречи с высокопоставленными представителями министерств иностранных дел Китая и Пакистана. Впервые были обсуждены возможности проведения переговоров между афганским правительством и движением «Талибан». Участники встреч обменялись мнениями о потенциале совместных усилий по сдерживанию террористической угрозы.

Кабул выразил протест против переговоров без участия Афганистана. Представители США высказали сомнения по поводу намерений России при организации переговоров.

Из-за этой критики Москва решила расширить формат диалога, пригласив на очередную встречу, которая состоялась в прошлом месяце, Афганистан, Иран и Индию.

«В настоящее время мы считаем важным со временем вовлечь в диалог наших партнеров в Центральной Азии, а также США», – завил в пятницу, в ходе обсуждения ситуации в Афганистане на заседании Совета Безопасности, заместитель представителя России в ООН Владимир Сафронков.

Он подчеркнул, что в ходе консультаций разрабатывается «единый региональный подход» по «оживлению» процесса примирения сторон конфликта в Афганистане.

Заявление о возможном привлечении США к переговорам было сделанов в тот же день, когда российский МИД сообщил о запланированной на 17 марта встрече в Москве советника по вопросам национальной безопасности Афганистана Ханифа Атмара с министром иностранных дел Сергеем Лавровым.

«Официальные лица обсудят вопросы безопасности и возможности достижения национального примирения в Афганистане, а также пути развития многостороннего сотрудничества в московском формате региональных консультаций по Афганистану», – говорится в сообщении министерства.

Официальные лица в Афганистане и военные США приветствуют усилия России по установлению мира, однако критически относятся к открытым контактам Москвы с «Талибаном».

Россия утверждает, что «ограниченные контакты» с талибами необходимы для того, чтобы убедить группировку принять участие в мирной инициативе Кабула, а также в целях обеспечения безопасности российских граждан в стране.

Однако в прошлом месяце на слушаниях в Конгрессе командующий силами США и НАТО в Афганистане Джон Николсон заявил, что открытые попытки России легитимизировать «Талибан» основываются на утверждениях, что талибы, а не афганская армия эффективно противостоят боевикам «Исламского государства». По словам генерала, данные утверждения России не соответствуют действительности, а Москва пытается подорвать усилия возглавляемой США международной коалиции по борьбе с терроризмом в регионе.

В ходе визита в Индию в начале этой недели советник по национальной безопасности Атмар заявил, что правительство Афганистана неоднократно предупреждало Москву о том, что любая поддержка «Талибана» будет рассматриваться как недружественные действия по отношению к Афганистану.

По оценкам американских военных, в результате успешных операций против ИГИЛ афганским силам безопасности при поддержке ВВС США удалось в прошлом году изолировать террористическую группировку на территории трех районов в восточной провинции Нангархар. Согласно представленному анализу, количество боевиков ИГИЛ сократилось с примерно 3 000 до 700.

В ходе выступления на заседании Совбеза ООН Сафронков поставил под сомнение оценки американских военных экспертов.

«По нашим данным в стране действует около 3,5 тысяч боевиков «Исламского государства». Реальные цифры, с учетом всех действующих ячеек, могут быть гораздо выше», – сказал представитель России. Помимо этого, он также оспорил заявления американских военных, заявив, что боевики ИГИЛ находятся не только в одной провинции.

«Они действуют в основном в регионах Гильменд, Кандагар, Фарьяб, Баграм, Кундуз. Таким образом, мы призываем всех обратить особое внимание на эту проблему, а не пытаться неким образом приукрасить ситуацию и игнорировать этот вопрос», – сказал Сафронков.

Группировка «ИГ» увеличила количество атак в Афганистане и взяла на себя ответственность за нападение террористов-смертников на крупнейший военный госпиталь страны в Кабуле в среду. В результате теракта более 50 человек были убиты, большое количество людей получили ранения.

По утверждению представителя России в ООН, теракт в Кабуле – еще одно доказательство того, что структуры «ИГ» в Афганистане укрепляют свои позиции.

Афганистан. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 12 марта 2017 > № 2101371


США. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 марта 2017 > № 2099594

Администрация президента США Дональда Трампа разрабатывает новую стратегию в отношении Афганистана, сообщил пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер.

"Думаю, мы находимся посередине всеобъемлющего обзора нашей политики в Афганистане, работая с афганскими партнерами, министром обороны (США) и ключевыми военными руководителями, чтобы разработать наш подход по разгрому ИГ ("Исламское государство", запрещено в РФ)", — сказал Спайсер на брифинге.

Ранее глава Центрального командования (СЕНТКОМ) ВС США Джозеф Вотел сообщал, что США в рамках новой стратегии по Афганистану планируют задействовать больше военных сил.

США с 2001 года проводят военную операцию в Афганистане, оказывая помощь местным властям в борьбе с группировками "Талибан" и "Исламское государство". С 1 января 2015 года в Афганистане находится новая миссия НАТО "Решительная поддержка". По двустороннему соглашению между НАТО и Афганистаном в стране присутствуют около 12 тысяч военнослужащих, в функции которых входит обучение и консультирование афганских силовых структур. Миссия объявлена небоевой.

США. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 марта 2017 > № 2099594


Казахстан. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 7 марта 2017 > № 2099711

Президенты Казахстана и Афганистана обсудили перспективы двусторонних отношений

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев провел телефонный разговор с президентом Исламской Республики Афганистан Мохаммадом Ашрафом Гани.

В ходе беседы стороны обсудили состояние и перспективы двусторонних отношений. Лидеры выразили удовлетворение ходом реализации договоренностей, достигнутых по итогам официального визита президента Афганистана в Казахстан в ноябре 2015 года. В частности, за последнее время был отмечен значительный рост взаимного товарооборота.

Главы двух государств обменялись поздравлениями по случаю 25-летия установления дипломатических отношений между Казахстаном и Афганистаном, дата которого отмечалось 12 февраля этого года.

Кроме того, стороны обсудили ситуацию в Афганистане с учетом того, что Республика Казахстан в качестве непостоянного члена Совета Безопасности ООН председательствует в Комитете по Афганистану.

Президент Афганистана подтвердил свое участие в заседании Совета глав государств Шанхайской организации сотрудничества и саммите Организации исламского сотрудничества по науке и технологиям, которые пройдут в Астане в этом году.

Телефонный разговор состоялся по инициативе афганской стороны.

Казахстан. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 7 марта 2017 > № 2099711


США. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 марта 2017 > № 2093673

Президент Афганистана Ашраф Гани обсудил по телефону с советником президента США по национальной безопасности Гербертом Макмастером план по обеспечению безопасности в стране, рассчитанный на четыре года, говорится в заявлении на сайте афганского лидера.

В заявлении не приводятся какие-либо подробности. Отмечается, что стороны во время телефонного разговора также затронули тему борьбы с терроризмом, ситуацию в Афганистане, в регионе в целом и парламентские выборы, которые изначально были назначены на 15 октября 2016 года, но позже перенесены.

Ранее глава афганского МИД Салахуддин Раббани заявил в интервью РИА Новости, что президент США Дональд Трамп заверил Гани, что американские войска останутся в Афганистане и будут поддерживать национальные вооруженные силы.

С 1 января 2015 года в Афганистане находится новая миссия НАТО "Решительная поддержка". По двустороннему соглашению между НАТО и Афганистаном в стране присутствуют около 12 тысяч военнослужащих, в функции которых входит обучение и консультирование афганских силовых структур. Миссия объявлена небоевой.

США. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 марта 2017 > № 2093673


Туркмения. Пакистан. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > turkmenistan.ru, 2 марта 2017 > № 2097816

Президент Туркменистана принял участие в XIII саммите высокого уровня глав государств стран-членов Организации экономического сотрудничества (ОЭС) в Исламабаде.

Выступая на саммите, Гурбангулы Бердымухамедов заявил, что Туркменистан признает систему поставки энергоресурсов на международном уровне в качестве одной из структурообразующих составляющих глобальной экономики. Выступив с соответствующим предложением, опираясь на поддержку ООН, Туркменистан последовательно претворяет в жизнь эту инициативу.

«Формирование современной транспортно-коммуникационной системы – еще одно из приоритетных направлений государственной политики Туркменистана», – сказал президент Гурбангулы Бердымухамедов.

Говоря о масштабных проектах регионального значения, продвигаемых Туркменистаном, президент Гурбангулы Бердымухамедов отметил, что создание в рамках ОЭС энергетических и транспортно-транзитных коридоров стимулирует и реализацию других инфраструктурных проектов. В частности, отмечена возможность рядом со строящимися трубопроводами проложить новые электросети и другие коммуникации.

В целях выполнения решений данного саммита президент Туркменистана предложил провести в нынешнем году в Ашхабаде встречу министров транспортной отрасли стран – членов ОЭС.

Президент Гурбангулы Бердымухамедов напомнил, что в декабре 2015 года Туркменистан, Афганистан и Пакистан подписали трехсторонний документ о сотрудничестве в сфере электроэнергетики, согласно которому для поставки из Туркменистана в Афганистан и Пакистан электроэнергии предусмотрено формирование соответствующих инфраструктур.

Отметив, что 14-15 ноября 2017 года в Ашхабаде состоится седьмая региональная конференция экономического сотрудничества по Афганистану, глава государства сказал, что во время данного форума можно будет более детально ознакомиться с реализацией подобных и других проектов регионального значения.

«Мы не должны политизировать данную организацию, не должны допускать уклонений от ее экономического содержания как основного механизма сотрудничества государств, стремящихся реализовать совместные проекты, нацеленные на наращивание потенциала и достижение успехов во имя всеобщих интересов», – подчеркнул туркменский лидер.

По итогам форума высокого уровня состоялась пресс-конференция.

Туркмения. Пакистан. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > turkmenistan.ru, 2 марта 2017 > № 2097816


Афганистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 28 февраля 2017 > № 2089695

Подход Афганистана к российской дипломатии: все держать в руках семьи

Муджиб Машал, Джавад Суханяр | The New York Times

"Афганский посол в России известен своими недипломатичными высказываниями и приметными очками, как у летчика. Он оскорбил близкого союзника своей страны-хозяйки. Его второй паспорт - американский, - сообщают Муджиб Машал и Джавад Суханяр в The New York Times. - 76-летний Каюм Кучай может показаться неподходящим человеком для роли главного посла его молодой страны в России, ведь ее запутанные отношения с Афганистаном считаются критически важными для его будущего. Однако Кучай, кроме всего прочего, - дядя президента Ашрафа Гани, а в Афганистане самую важную дипломатию часто держат в семье".

"Место, занимаемое Кучаем, освободил Азизулла Карзай, еще более пожилой дядя предшественника Гани на посту президента - Хамида Карзая. До этого, при другом президенте, данный пост тоже занимал его родственник", - говорится в статье.

"По большому счету, московское посольство всегда было в распоряжении родственников главы государства", - сказал бывший московский поверенный в делах Камал Набизада.

"То, что Кучай оставляет за собой след из презрительных замечаний, беспокоит некоторых. Однако он сказал в интервью, что не просил об этой должности, а принял ее, потому что его уговаривали из-за его квалификации, - передают авторы. - По его словам, была "национальная потребность" в опытном дипломате, который говорит по-русски и следит за этой страной, а он это делал со студенческих дней и с тех пор, как работал там младшим дипломатом в конце 1960-х".

Журналисты напоминают, что Россия может повлиять на исход затяжной войны в Афганистане и, по мнению афганских и американских властей, способствует нестабильности в стране. В частности, Москва придает легитимность "Талибану", открыто контактируя с ним под предлогом, что он борется с "Исламским государством" (обе организации запрещены в РФ. - Прим. ред.).

"Кучай, который будет работать в особняке, который спроектировал архитектор Лев Кекушев (стиль ар нуво), а передал афганскому правительству Ленин, согласен, что ему досталась трудная задача", - говорится в статье.

"Правительство России не верит в правительство Афганистана, они думают, что афганское правительство - марионетка американцев, но это безосновательно, - сказал Кучай. - Я много с ними говорил о том, что это их восприятие неверно. Афганистан - независимая страна. США оказали нам большую помощь, военную и экономическую, но они не разрушили нашу страну, не вторглись в нашу страну".

Кучай сказал, что напомнил российским властям об их вражде с "Талибаном" в 1990-х годах и о признании этого вооруженного формирования террористической группой в 2003-му.

"Я думаю, что "Талибан" - орудие в руках Пакистана, у него нет собственной воли, завтра его используют против русских", - заявил Кучай.

Афганистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 28 февраля 2017 > № 2089695


Афганистан. Иран > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 23 февраля 2017 > № 2110237

Афганистан ежегодно импортирует из Ирана товары общей стоимостью 2,8 млрд. долларов, заявил посол ИРА в Иране Насир Ахмад Нур.

«Если исключить экспорт нефти, то Афганистан будет крупнейшим экспортным направлением Ирана», — цитирует слова дипломата иранская пресса.

Афганский посол также подчеркнул, что треть внутреннего спроса ИРА на товары из Ирана поступает в страну через пропускной пункт Догарун, расположенный в городе Тайбад иранской провинции Хорасан-Резави.

Тем временем представители Торгово-промышленной палаты Афганистана (ТППА) отметили, что недавние ограничения, введенные Пакистаном на границе с ИРА, не имели значительного влияния на афганский рынок.

Напомним, что на прошлой неделе в Пакистане произошла серия терактов, что побудило Исламабад временно закрыть границу с ИРА.

Отметим, что, согласно статистике, объем товарооборота между Афганистаном и Пакистаном составляет 1,5 млрд. долларов.

Афганистан. Иран > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 23 февраля 2017 > № 2110237


Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 23 февраля 2017 > № 2110236

Недавно в Кабуле состоялась встреча представителей государственного и частного сектора, в ходе которой стороны обсудили перспективы развития торговли в Афганистане и создание Национальной экспортной стратегии.

Вышеупомянутые консультации прошли при посредничестве Министерства торговли и промышленности ИРА и Международного торгового центра.

Ожидается, что новая стратегия будет направлена на рост экспорта, развитие торговой инфраструктуры и частного сектора, привлечение инвестиций и создание новых рабочих мест.

Министр торговли и промышленности ИРА подчеркнул, что создание Национальной экспортной стратегии будет способствовать диверсификации афганской экономики и повышению ее конкурентоспособности на мировом рынке.

Проведение второй встречи, направленной на разработку экспортной стратегии, запланировано на май 2017 года, передает информационное агентство «Пажвок».

Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 23 февраля 2017 > № 2110236


Афганистан. Великобритания. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 23 февраля 2017 > № 2083707 Юрий Булатов

СССР и Великобритания: афганский формат переговоров и консультаций 1941 года

Юрий Булатов, Декан факультета международных отношений, профессор кафедры всемирной и отечественной истории МГИМО МИД РФ, доктор исторических наук

Нападение фашистской Германии на Советский Союз коренным образом изменило соотношение сил на международной арене. В документах НКИД СССР той поры отмечалось, что «волею обстоятельств СССР и Англия стали  товарищами по оружию, то есть если не формально, то фактически стали военными союзниками»1. Непосредственно 22 июня 1941 года министр иностранных дел Великобритании А.Иден в беседе с послом СССР в Лондоне И.М.Майским заявил, что сам факт объявления Германией войны Советскому Союзу ни в какой мере не меняет политику Англии, что  действия Англии в борьбе с Германией сейчас не только не ослабеют, но, наоборот, усилятся2. В этот же день премьер-министр Великобритании У.Черчилль выступил по радио и сделал следующее заявление: «Любой человек или государство, которые борются против нацизма, получат нашу помощь. Любой человек или государство, которые идут с Гитлером, - наши враги… Такова наша политика, таково наше заявление. Отсюда следует, что мы окажем России и русскому народу всю помощь, какую только сможем»3.

Эти заявления А.Идена и У.Черчилля, сделанные как в узком кругу, так и на широкой публике, продемонстрировали, что английский кабинет меняет свое отношение к СССР перед лицом фашистской агрессии. Дипмиссиям и загранпредставительствам Великобритании было предписано оперативно возобновить или заново установить прямые контакты с посольствами и постпредствами СССР за рубежом. Незамедлительно отреагировало на эти перемены и английское посольство в Кабуле. 23 июня 1941 года по поручению посла Великобритании в Афганистане Ф.Тайтлера майор британских спецслужб Флетчер, официально аккредитованный в Кабуле как пресс-атташе в ранге первого секретаря английской миссии, посетил советское посольство. Целью его визита являлась задача установить непосредственный контакт между спецслужбами СССР и Великобритании на «афганском плацдарме».

Однако руководство легальной резидентуры советской внешней разведки в Кабуле посчитало преждевременным прямой контакт такого рода с англичанами без соответствующих консультаций с Москвой. Было принято решение, что советскую сторону на этой встрече будет представлять кадровый сотрудник НКИД СССР (карьерный дипломат), советник посольства В.С.Козлов. В ходе состоявшейся беседы был очерчен круг вопросов, представлявших взаимный интерес. Английский разведчик выразил готовность информировать советскую сторону о подрывной деятельности фашистской агентуры и германского посольства в Афганистане. Он также указал на необходимость совместной борьбы СССР и Великобритании с происками фашистской Германии в Афганистане, особо отметив, что немцы неоднократно предлагали кабульским правителям попытаться расширить афганскую территорию за счет СССР и Британской Индии. В конце беседы Флетчер предложил советской стороне объединить усилия и выдворить немецких специалистов и советников из Афганистана. По его словам, большинство из них в действительности являлись фашистскими агентами.

Этот первый контакт британской разведки с советским посольством англичане решили продублировать и по официальным дипломатическим каналам: спустя всего лишь несколько часов после визита Флетчера советскую миссию посетил еще один «спецпредставитель» - советник посольства Великобритании Халей. Он также был принят советником В.С.Козловым. Халей предложил свой вариант советско-английского сотрудничества по нейтрализации происков немцев в Афганистане. Английский дипломат в первую очередь призывал к тому, чтобы совместными усилиями блокировать торговые операции немцев в Афганистане. Если бы это удалось, советская сторона обеспечила бы себе монополию на покупку афганского сырья, и прежде всего шерсти, на севере Афганистана, а англичане - в Кандагаре, то есть на юге страны. По мнению английского советника, совместные усилия затруднят немцам покупку каких-либо товаров в Афганистане и в итоге закроют для них афганский рынок. Эти действия рассматривались английским дипломатом как первый шаг, который неизбежно приведет к сокращению числа работавших в Афганистане немецких специалистов и советников4.

Подробную информацию о первых контактах советника В.С.Козлова с представителями английской дипмиссии в Кабуле срочно направили в Москву. Присланные из Кабула донесения были изучены в Центре, специалисты которого пришли к единому мнению: очевидно, что английские дипломаты в Афганистане получили от своего правительства карт-бланш в выборе тем для обсуждения с сотрудниками советской дипмиссии, при этом они не имели каких-либо полномочий для принятия конкретных решений.  Дальше обсуждения и обмена мнениями дело так и не пошло.

Интересно, что англичане вели себя аналогичным образом и в Лондоне, что подтверждается сообщениями в адрес НКИД СССР. В одной из телеграмм советского посла в Великобритании говорится следующее: «В области политической Британское правительство охотно будет обсуждать с нами все вопросы, затрагивающие интересы обеих стран, в частности и в особенности проблемы Ближнего и Дальнего Востока; далее такого обсуждения и координации линий Британское правительство не считает возможным идти...»5 Таким образом, можно сделать вывод, что в первые дни Великой Отечественной войны английская дипломатия отрабатывала главную на тот момент свою задачу - попытаться повсеместно, где это возможно, сформировать устойчивые каналы связи с официальными представителями СССР.

27 июня 1941 года афганская тема была поднята и в Москве на переговорах народного комиссара иностранных дел СССР В.М.Молотова и посла Великобритании в СССР Р.С.Криппса. В ходе встречи договаривающиеся стороны пришли к единому мнению о желательности общей политической линии правительств СССР и Великобритании в отношении стран Ближнего и Среднего Востока, в том числе и в Афганистане6. Получив соответствующие инструкции из Москвы, советник дипмиссии  СССР в Кабуле В.С.Козлов 28 июня 1941 года посетил посольство Великобритании и информировал английского посла Ф.Тайтлера о том, что советская сторона принимает предложение о сотрудничестве с Великобританией по выдворению немцев из Афганистана7.

2 июля 1941 года посол СССР в Кабуле К.А.Михайлов после возвращения из поездки по северным районам Афганистана принял в своей резиденции главу английской дипломатической миссии Ф.Тайтлера. Английский дипломат вновь затронул тему о возможной высылке немцев из Афганистана. К.А.Михайлов, в свою очередь, заметил, что советская сторона ждет конкретных предложений на этот счет, ибо инициатива исходила от англичан. Посол СССР также подчеркнул, что советская сторона не видит каких-либо принципиальных возражений по установлению более тесного контакта и сотрудничества с английской миссией. Однако никаких договоренностей по итогам этой встречи К.А.Михайлов и Ф.Тайтлер так и не достигли. Английский посол лишь проинформировал главу советской дипмиссии, что в ближайшее время он ожидает получить от своего правительства инструкции по поводу дальнейших действий. Ф.Тайтлер выразил уверенность, что их контакты будут продолжены8.

К.А.Михайлов впоследствии отмечал, что «наша политика в Афганистане с первых дней войны исходила из необходимости выявлять и учитывать все могущие возникнуть здесь провокационные по отношению к нам комбинации и пресекать враждебную нам деятельность. Естественно, что главными нашими противниками с этого времени стали немцы и итальянцы. Напротив, англичане могли быть нами использованы в деле борьбы с угрозой фашистской опасности Афганистану, поскольку они были заинтересованы в этом»9.

Как отмечает историк российских спецслужб Ю.Н.Тихонов, Ф.Тайтлер был первым представителем Великобритании в ранге посла, посетившим советское посольство в Кабуле. На этой встрече оба дипломата вели себя сдержанно, так как за долгие годы противостояния и вражды между СССР и Великобританией в Афганистане сформировался устойчивый «образ врага»10. Однако сдержанность посла СССР К.А.Михайлова была продиктована не только «грузом прошлых лет». Советский дипломат  располагал информацией, что англичане намерены начать некую игру с русскими на «афганском плацдарме». Накануне встречи с Ф.Тайтлером К.А.Михайлов в телеграмме от 30 июня 1941 года в адрес НКИД СССР проинформировал  Центр о содержании беседы английского военного атташе Ланкастера с военным министром Королевства Афганистан Шах Махмудом, состоявшейся сразу же после нападения фашистской Германии на Советский Союз. На этой встрече Ланкастер, являвшийся также резидентом английской разведки в Афганистане, доверительно довел до сведения высокого афганского сановника английскую точку зрения по поводу ожесточенных боев, развернувшихся на советско-германском фронте. Англичанин, в частности, заявил, что Англия не заинтересована в полной победе СССР над Германией11. Свой антисоветский настрой подполковник Ланкастер демонстрировал повсеместно и не считал нужным его скрывать. Как отмечал советник полпредства СССР в Кабуле В.С.Козлов, в первые месяцы советско-германской войны этот английский офицер в беседе с начальником штаба афганской армии Омар-ханом открыто заявлял, что он не принадлежит к числу сторонников победы Советского Союза над фашистской Германией12.

В той или иной степени подобных взглядов придерживались и другие сотрудники британской миссии в Кабуле. Полпредство СССР в афганской столице располагало информацией, что летом 1941 года англичане в своих беседах с афганскими чиновниками не скрывали скептического отношения к силе советского вооружения, прозорливости стратегического руководства советского военного командования, организации военного хозяйства в СССР и к политической устойчивости советских граждан. Вывод напрашивался сам собой. «Англичане, - говорилось в сообщениях советского посольства из Кабула в Москву, - полагают, как бы подольше затянуть войну Германии с СССР, ослабить обе стороны и выиграть на этом»13. Вот почему советские представители в Афганистане, как отмечал полпред СССР К.А.Михайлов, с первого своего контакта с англичанами должны были занять осторожную позицию, учитывая возможность провокации с их стороны14.

Такого рода двойственное поведение британских должностных лиц в Кабуле руководство СССР напрямую связывало с военными приготовлениями англичан на  Востоке. Например, накануне вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз из Лондона в Москву по разведканалам поступило срочное сообщение о том, что 16 июня 1941 года состоялось очередное заседание Комитета имперской обороны под председательством У.Черчилля. Обращаясь к участникам совещания, английский премьер-министр настаивал на скорейшем завершении всех приготовлений к бомбардировке Баку. По его мнению, в случае нападения Германии на Советский Союз необходимо было в первую очередь лишить нацистов доступа к стратегическим запасам нефти в Советском Закавказье.

В тот же день главнокомандующему индийской армией была послана телеграмма №130: «Развитие советско-германских отношений может сделать для нас исключительно выгодным быть готовыми предпринять бомбардировку Бакинских промыслов с минимальнейшей задержкой. В связи с этим предлагаем Вам… сделать все административные приготовления для этой операции, включая все требуемые расширения и улучшения выбранных посадочных площадок. Предполагаемый объем атак будет равняться интенсивности операций двух эскадрилий бомбардировщиков «Веллингтон» и двух эскадрилий бомбардировщиков типа «Бленхейм», оперирующих из Мосула [Ирак] примерно в течение месяца»15.

Именно в такой обстановке, на фоне планируемых англичанами военных операций, 8-10 июля 1941 года в Кремле состоялись переговоры председателя Государственного комитета обороны (ГКО) СССР И.В.Сталина с послом Великобритании в Москве Р.С.Криппсом. Афганская тема в контексте советско-британских отношений в условиях войны также была поднята в ходе этих встреч. Советский лидер обратил внимание собеседника на большое скопление немцев в Афганистане, отметив, что этот факт будет вредить и Англии, и СССР. И.В.Сталин сообщил английскому дипломату о донесении советского посла из Кабула, в котором последний информировал, что в разговоре с ним глава английской миссии заявил о необходимости выбросить немцев из Афганистана.

Считая высказывания представителя английской миссии мнением английских кругов, Сталин и решил поставить перед Криппсом вопрос о немцах. Что, по мнению Криппса, необходимо предпринять, спросил Сталин, чтобы выгнать немцев из Афганистана сейчас, так как потом это будет сделать трудно16. Английский посол не имел, по-видимому, соответствующих полномочий и постарался уйти от ответа. Он лишь проинформировал советского лидера о своей беседе с афганским послом в Москве по поводу немцев. По словам Р.С.Криппса, афганский дипломат сообщил, что кроме немецкой миссии в Кабуле, в Афганистане немцев нет. По мнению Р.С.Криппса, для того, чтобы прояснить ситуацию, В.М.Молотову следовало бы сделать соответствующее представление в адрес афганской дипмиссии в Москве. Криппс также обещал Сталину немедленно связаться с английским посланником в Кабуле и выяснить вопрос о немцах.

В ходе переговоров Р.С.Криппс демонстрировал преувеличенную осторожность при обсуждении афганского вопроса. Такое свое поведение Криппс объяснял тем, что лично сам он не мог давать какие-либо указания, так как это выходило за сферу его деятельности.  Все инструкции, продолжал английский дипломат, должны были идти через Лондон, где они согласовывались с английским правительством. Тем не менее Криппс выразил готовность связаться со своим правительством по вопросу о принятии мер в Афганистане, если имеется такая опасность17.

10 июля 1941 года Р.С.Криппс известил И.В.Сталина о том, что он информировал Лондон и просил рассмотреть поставленный Сталиным вопрос о совместных действиях в Афганистане. Однако в действительности английский посол не спешил прояснить ситуацию по Афганистану и медлил выходить на контакт с британской миссией в Кабуле. Р.С.Криппсу пришлось повторно давать обещание И.В.Сталину непременно связаться с английским посланником в Кабуле. Для пущей убедительности Р.С.Криппс заявил, что «если надо будет, то он согласует со своим правительством вопрос о совместных действиях английского и советского правительств»18. Очевидно, на тот момент такой надобности, по мнению английского посла, еще не возникло.

Совместные действия на «афганском плацдарме», намеченные представителями СССР и Великобритании в ходе переговоров в Кремле, сдерживались неопределенностью союзнических обязательств. Хотя 8 июля 1941 года премьер-министр У.Черчилль направил И.В.Сталину личное послание, с тем чтобы разрядить обстановку на переговорах при обсуждении вопросов советско-британского сотрудничества. В этом документе глава английского кабинета особо подчеркивал: «Мы сделаем все, чтобы помочь Вам, поскольку это позволяет время, географические условия и наши растущие ресурсы. Чем дольше будет продолжаться война, тем большую помощь мы сможем предоставить»19.

Однако камнем преткновения на переговорах в Москве явился вопрос о политическом сотрудничестве СССР и Великобритании. С одной стороны, для налаживания такого сотрудничества имелась объективная основа, ибо наличие общего врага определяло и общие интересы в войне с фашистской Германией; с другой стороны, СССР и Великобритания не скрывали, что они проводят самостоятельную политику и по-своему расставляют приоритеты в развитии двусторонних контактов.

Советское руководство считало необходимым прежде всего решить вопрос о создании политической базы для развития отношений между двумя странами. Это позволило бы определить степень военно-политического сближения, а также конкретизировать масштабы и размеры взаимной помощи. В свою очередь, официальная позиция Лондона сводилась к тому, что в области экономической и военной помощи нет и не могло быть никаких границ для сотрудничества с СССР, кроме границ возможного. Следуя этой линии, посол Великобритании Р.С.Криппс утверждал, что в данный момент ощущалась бóльшая необходимость в военном и экономическом сотрудничестве, нежели чем в политическом. Он заявлял, что не нужно ждать заключения политического соглашения, а нужно немедленно перейти к военно-экономическому сотрудничеству. После того как Великобритания и СССР достигнут сотрудничества по военным и экономическим вопросам и добьются в этой области успеха, будет создана основа для достижения политического сотрудничества между обеими странами. Однако, как показывает практика, любое сотрудничество немыслимо без базового соглашения. В итоге договаривающиеся стороны смогли лишь в некоторой степени сблизить свои позиции и учесть интересы друг друга.

12 июля 1941 года в Москве было подписано Соглашение между правительствами СССР и Великобритании о совместных действиях в войне против Германии. В этом документе платформа советско-британского сотрудничества была изложена очень кратко. Договаривающиеся стороны заявили о следующем: оба правительства взаимно обязуются оказывать друг другу помощь и поддержку всякого рода в настоящей войне против гитлеровской Германии; они далее обязуются, что в продолжение этой войны они не будут ни вести переговоров, ни заключать перемирия или мирного договора, кроме как с обоюдного соглашения. Этот документ вступал в силу немедленно и ратификации не подлежал20.

Соглашение от 12 июля 1941 года, как отмечалось впоследствии в документах МИД СССР, легло в основу союзнических отношений между Советским Союзом и Великобританией и положило начало созданию антигитлеровской коалиции21. Однако представляется, что такая оценка верна прежде всего для победного 1945 года. В первые же дни войны этот документ в большей степени представлял собой лишь протокол о намерениях. В соглашении от 12 июля 1941 года не были определены ни цели войны, ни задачи послевоенного устройства мира. Совместные действия в войне против фашистской Германии также не были конкретизированы каким-либо образом и подпадали под главную формулировку «об оказании друг другу помощи и поддержки всякого рода». Основываясь на этих фактах, можно сделать вывод, что летом 1941 года контуры антигитлеровской коалиции намечались лишь пунктиром. В отношениях с Советским Союзом англичане продолжали твердо придерживаться той позиции, что наличие общего врага не является достаточной базой для политического сотрудничества22.

Оценивая советско-британские контакты на первоначальном этапе Великой Отечественной войны, руководство внешней разведки СССР пришло к следующему заключению: «Хотя английское правительство осознает объем угрожающей Англии опасности в случае поражения СССР и намерено оказывать помощь Советскому правительству в соответствии с декларацией Черчилля, тем не менее все расчеты англичан базируются на неизбежности поражения Красной армии в самом ближайшем будущем»23. Это сообщение разведорганов СССР было направлено в адрес Государственного комитета обороны СССР 15 июля 1941 года.

18 июля 1941 года ЦК ВКП(б) принял постановление о задачах внешней разведки в период войны. В этом документе особо подчеркивалось, что первоочередной целью органов советской внешней разведки является выявление истинных планов и намерений наших союзников, особенно США и Англии, по вопросам ведения войны, отношения к СССР и проблемам послевоенного устройства. В постановлении ЦК ВКП(б) были также конкретизированы задачи разведки в нейтральных странах, в том числе и в Афганистане, с тем чтобы не допустить их перехода на сторону стран «оси», парализовать в них подрывную деятельность гитлеровской агентуры и организовать разведку с их территории против Германии и ее союзников24.

По мнению руководства советской разведки, благоприятные условия для активизации такого рода деятельности сложились на «афганском плацдарме». Учитывался также и тот факт, что сотрудники британской легальной резидентуры продолжали демонстрировать свое явное стремление войти в контакт с «советскими коллегами по работе». Летом 1941 года посол К.А.Михайлов информировал НКИД СССР о регулярных визитах «тихих англичан» в советскую дипмиссию. В телеграмме от 17 июля 1941 года К.А.Михайлов сообщил в Центр о новой встрече майора Флетчера с советником посольства СССР В.С.Козловым. В ходе состоявшейся беседы англичанин проинформировал советскую сторону о том, что в Афганистане действует «пятая колонна» немцев в составе примерно 80 человек, подчеркнув, что разведцентр абвера, координировавший ее деятельность, находился в Иране. Английский разведчик назвал некоторые имена фашистских агентов, предупредив, что вся афганская секретная полиция якобы полностью подкуплена немцами25.

Разовые контакты английских легальных разведчиков с сотрудниками советской миссии в Кабуле продолжали развиваться по восходящей линии. Частым гостем советского посольства стал и резидент английской разведки в Афганистане подполковник Ланкастер. 25 июля 1941 года английский разведчик посетил советское посольство и проинформировал К.А.Михайлова о провале операции агентов абвера, пытавшихся проникнуть с территории Афганистана в Северо-Западную пограничную провинцию Британской Индии26. В следующий свой визит британский подполковник уведомил советского посла об арестах, проводимых афганской контрразведкой в Кабуле. По данным английского разведчика, было арестовано 48 афганцев, подозреваемых в связях с немецкими агентами.

Все арестованные являлись пуштунами, большая часть которых были выходцами из Вазиристана (часть пограничной территории Британской Индии)27.

Деятельность легальной советской разведки и ее агентурной сети в Афганистане была в значительной степени упорядочена после того, как в Кабул резидентом внешней разведки был назначен М.А.Аллахвердов (оперативный псевдоним «Заман»). В афганской столице М.А.Аллахвердов был аккредитован в качестве первого секретаря советской дипмиссии под фамилией М.А.Алмазов. Советский разведчик хорошо знал специфику агентурной работы на Среднем Востоке. В разные годы он руководил резидентурами советской разведки в Иране (1928-1930 гг.), в Афганистане (1934-1936 гг.) и в Турции (1936-1938 гг.). Для развития контактов с британской разведкой представлялось также немаловажным, что М.А.Аллахвердов обладал большим опытом работы в Европе и не понаслышке был знаком с деятельностью западных спецслужб. В 1933-1934 годах он находился на нелегальной работе в Австрии, Швейцарии и Франции, где возглавлял агентурную сеть советской разведки.

В рассматриваемый период деятельность резидентуры во главе с М.А.Аллахвердовым стала приобретать особую значимость. Высшее руководство СССР в своих контактах с англичанами все чаще стало использовать конфиденциальную информацию, поступавшую из Кабула. Более того, в Кремле сочли возможным передать английской стороне некоторые копии документов, добытых советскими разведчиками в Афганистане. Действуя таким образом, советское правительство также стремилось установить доверительные отношения и наладить политический диалог с британскими официальными лицами.

Советское руководство поручило НКИД СССР совместно с НКГБ СССР подготовить на базе разведданных, полученных из Афганистана, материал, представлявший интерес для британских правящих кругов. В результате в компетентных ведомствах была подготовлена справка о подрывной деятельности немецкой агентуры в Афганистане, нацеленной на Британскую Индию. В приложении к справке были приведены данные радиоперехвата: тексты некоторых «свежих» телеграмм абвера, отправленных из Кабула в Берлин уже после нападения фашистской Германии на Советский Союз. 31 июля 1941 года эта секретная информация за подписью заместителя наркома НКИД СССР А.Я.Вышинского была направлена по договоренности в распоряжение английского посла в Москве Р.С.Криппса.

После того как Лондон подтвердил достоверность и значимость полученных из Москвы разведматериалов, посол Р.С.Криппс обратился к А.Я.Вышинскому с благодарственным письмом. В этом послании, в частности, говорилось следующее: «Британские органы выражают Вам благодарность за предоставление этих материалов [перехваченные советской разведкой донесения абвера о планируемых немцами операциях против Великобритании с территории Афганистана], они просили добавить, что любая другая информация, которую Советские органы могли бы предоставить по данному вопросу, то есть данные или указания об интригах, направленных против Индии не только со стороны немцев, но также и со стороны итальянцев в Афганистане и Иране, были бы весьма желательны. Поэтому я просил бы Вас быть столь любезным и сообщить мне, не имеются ли еще подобные материалы»28.

Результативность советской разведки на афганском направлении способствовала поступательному развитию контактов как между спецслужбами СССР и Великобритании, так и между внешнеполитическими ведомствами двух стран. 5 августа 1941 года состоялись очередные рабочие консультации В.М.Молотова и Р.С.Криппса. В ходе этой встречи советский нарком передал английскому дипломату дополнительные данные о деятельности немецкой агентуры в Афганистане. Речь шла о секретной переписке фашистского агента К.Брикмана, полученной агентурным путем советской резидентурой в Кабуле. Эти письма касались планов деятельности немецкой разведки в полосе «независимых» племен Британской Индии. Разведорганами СССР было также установлено, что К.Брикман находился на особом положении в германской дипмиссии в Кабуле. Он не входил в штат абвера, а представлял внешнюю разведку СД (служба безопасности под руководством рейхсфюрера Гиммлера).

В связи с активной деятельностью К.Брикмана в Афганистане англичане были обеспокоены прежде всего двумя обстоятельствами. Во-первых, этот офицер СД, получая напрямую указания из Берлина, действовал автономно и не был подотчетен ни фашистской легальной резидентуре, ни послу Германии в Афганистане. Соответственно, сбор сведений о деятельности фашистского агента Брикмана был крайне затруднен. Во-вторых, британскую разведку тревожил также и тот факт, что К.Брикман имел прямой выход на премьер-министра Афганистана М.Хашим-хана.

Согласно официальной версии, К.Брикман прибыл в Афганистан в конце 1940 года в качестве врача-стоматолога и получил разрешение открыть первый и единственный в своем роде зубоврачебный кабинет в Кабуле. Столичная элита, в том числе и премьер-министр Афганистана М.Хашим-хан, стали его постоянными пациентами29. В создавшихся условиях информированность и компетентность советской разведки по «афганским делам» предопределили обсуждение В.М.Молотовым и Р.С.Криппсом более широкого круга проблем на заданную тему. Английский посол поставил вопрос о сотрудничестве английской и советской разведок не только в Афганистане, но и в Иране30.

По достоинству оценив поступавшую из Москвы развединформацию, английское правительство через своего посла в Москве официально обратилось с предложением установить прямые контакты между спецслужбами двух стран. 13 августа 1941 года в московской гостинице «Националь» объявился новый постоялец - сотрудник английской разведки подполковник Гиннес, прибывший для проведения переговоров с представителями НКГБ СССР. Сначала англичане пытались всячески скрывать от советской стороны официальное название службы, которую представлял Гиннес. Однако было установлено, что этот английский разведчик являлся всего лишь сотрудником Управления специальных операций (УСО), входившего в состав Министерства экономической войны Великобритании. В компетенцию данного ведомства входили военно-техническая разведка, организация саботажа на транспорте и объектах военной промышленности в тылу противника, проведение диверсионных операций и т. д.

Советское руководство, уделяя первостепенное внимание налаживанию военно-политического сотрудничества с англичанами, приняло решение замкнуть контакты с УСО все-таки на политическую разведку. Первому управлению НКГБ СССР (внешняя разведка) было поручено курировать эти переговоры. 14 августа 1941 года в обстановке строгой секретности начались первые советско-британские консультации по линии спецслужб. Однако соответствующая специфика и сфера деятельности этих двух ведомств СССР и Великобритании не способствовали успешному ходу переговоров и развитию взаимодействия. Договаривающиеся стороны зачастую демонстрировали принципиально иные, отличные друг от друга подходы к развитию двусторонних отношений. Даже английский разведчик Гиннес в своем докладе в Лондон отмечал, что «представления русских по отдельным вопросам были настолько отличны от наших, что могут отразиться на нашем будущем сотрудничестве»31.

Подполковник Гиннес, как и его соотечественник посол Р.С.Криппс, на переговорах в Москве избегал обсуждения политических тем и на словах делал упор прежде всего на необходимость развития военно-технического сотрудничества по каналам спецслужб. Однако на деле это никак не подтверждалось. В ходе затянувшихся переговоров между представителями НКГБ СССР и УСО советской разведке стало известно содержание телеграммы от 8 августа 1941 года, направленной МИД Великобритании в адрес английского посла в США. В этом послании английская сторона оговаривала свои «условия» военно-технического сотрудничества с СССР. В документе говорилось, в частности, следующее:

«1. Наше отношение к русским целиком строится на строгом взаимном базисе для того, чтобы заставить их показать нашим представителям в России свои военные заводы и другие объекты, в которых мы заинтересованы. Пока что русские у нас почти ничего не видели. В ближайшее время им будут показаны заводы, выпускающие стандартную продукцию, однако на экспериментальные объекты они допущены не будут.

2. Начальники штабов установили порядок в качестве общего принципа для руководства всем ведомствам, согласно которому русским можно давать только такую информацию или сообщения, которые, если бы даже и попали в руки немцев, ничего бы не дали им»32.

В итоге 29 августа 1941 года советско-британские переговоры по линии разведок двух стран были приостановлены, ибо сразу достичь какого-либо соглашения между спецслужбами, в том числе и в сфере военно-технического сотрудничества, не представлялось возможным. Подполковник Гиннес в своем отчете по этому поводу информировал Лондон, что возможное соглашение «рассматривается не как политический договор, а как основа для практической работы наших связующих звеньев и не нуждается в официальной подписи»33.

Советский Союз предпринял еще одну попытку, третью по счету с начала Великой Отечественной войны, наладить стратегическое военно-политическое сотрудничество теперь уже одновременно с Великобританией и США. 24 сентября 1941 года СССР присоединился к Англо-американской декларации (Атлантическая хартия), где Президент США Ф.Рузвельт и премьер-министр Великобритании У.Черчилль излагали общие принципы своей национальной политики, на которых они основывали свои надежды на лучшее будущее для мира34. Однако этот шаг руководства СССР не наполнил конкретным политическим содержанием союзнические отношения, а породил целый ряд вопросов. По сути дела, пассивно-выжидательная тактика правящих кругов Великобритании и США представляла собой аналог их традиционной политики «умиротворения» агрессора, но только теперь уже в условиях Великой Отечественной войны. В этой связи председатель ГКО СССР И.В.Сталин осенью 1941 года отмечал: «Все-таки есть много неясного в позиции Америки: с одной стороны, она поддерживает воюющую Англию, а с другой стороны, поддерживает дипломатические отношения с Германией»35. Все это не мешало Великобритании выступать в поддержку США - своего стратегического союзника по всем вопросам мировой политики в годы Второй мировой войны.

С тем чтобы расставить все точки над «i», Советский Союз в ходе работы Московской конференции представителей СССР, Великобритании и США (29 сентября - 1 октября 1941 г.) выступил с предложением заключить соглашение о сотрудничестве трех держав. Спецпредставитель США Гарриман, которого У.Черчилль в посланиях И.В.Сталину характеризовал не иначе как «замечательным американцем, преданным всем своим сердцем победе общего дела»36, оставил без внимания советское предложение, и эта инициатива СССР была заблокирована.

Великобритания, следуя в фарватере внешнеполитического курса США, в ходе Московской конференции демонстрировала некую двойственность в своей политике в отношении СССР: с одной стороны, англичане нарочито позиционировали себя в качестве младшего партнера США, с другой стороны, стремились подчеркнуть «особый» характер  своих отношений с СССР.

30 сентября 1941 года, то есть в дни работы Московской конференции, представители спецслужб СССР и Великобритании подписали документ с пространным названием «Запись того, на что согласились советские и британские представители в своих беседах по вопросу о подрывной работе против Германии и ее союзников». Для повседневной координации и взаимодействия спецслужб были сформированы секции связи. В Москве такую секцию возглавил английский полковник Д.Хилл, а в Лондоне - сотрудник советской внешней разведки полковник И.А.Чигаев. Договаривающиеся стороны одобрили также «Предварительный план общей линии поведения в подрывной работе для руководства советской и британской секций связи». При подписании этих документов официальные представители разведорганов СССР и Великобритании заявили, что они «пришли к единодушному мнению, что сотрудничество не только желательно и осуществимо, но и существенно для достижения нашей общей цели разгрома врага»37.

Действительно, договоренности, достигнутые представителями спецслужб СССР и Великобритании при подписании соглашения от 30 сентября 1941 года, казались достаточно весомыми. Этот документ предусматривал возможности сотрудничества органов разведки двух стран на трех континентах: в Европе, Азии и Америке. Что касается Азиатского региона, то здесь союзники планировали усилить совместную подрывную работу против стран «оси» на территории Турции, Ирана и Китая. Афганистан, по обоюдному согласию, в этом документе не был даже упомянут. Таким образом, на первоначальном этапе Великой Отечественной войны какие-либо совместные спецоперации разведслужб СССР и Великобритании по пресечению происков фашистской Германии и ее сателлитов на «афганском плацдарме» не планировались. Легальной резидентуре постпредства СССР рекомендовалось продолжать работу по развитию контактов с аккредитованными представителями спецслужб Великобритании в Афганистане строго по официальным каналам.

Тем не менее посольства СССР и Великобритании в Кабуле активизировали свою совместную деятельность по выявлению агентов абвера среди немецких специалистов и советников, работавших в Афганистане. С подачи британского разведчика Флетчера советская резидентура взяла в дополнительную разработку немецких агентов Ф.Венгера, Л.Гильхамера, В.Кнейрляйна, П.Ливена. Например, немецкий разведчик Фридрих Венгер был давно известен НКГБ СССР. С 1929 по 1934 год он работал в СССР в качестве иностранного специалиста Энергоцентра. В 1938 году Ф.Венгер объявился в Афганистане как представитель Организации Тодта*(*Организация Тодта - полувоенное правительственное учреждение Третьего рейха, занимавшееся в Афганистане разработкой и строительством сети автомобильных дорог.) в статусе руководителя группы немецких советников и специалистов в афганском Министерстве общественных работ. В отчете советской разведки за 1941 год была дана следующая характеристика этому немецкому агенту: «Ф.Венгер принадлежит к числу самых опасных для нас фашистских агентов, и он немало поработал во вред нам. Известна его работа 1941 года по составлению топографического плана северного пограничного района, прилегающего к нашей территории, а также плана южного пограничного района, сопредельного с Британской Индией. Планы снабжены детальными заметками, имеющими военно-стратегическое значение».

Советская резидентура в Афганистане также сообщала, что, согласно полученной информации, копия южного плана вместе с сопроводительной запиской была изъята из дел афганского Министерства общественных работ швейцарским инженером Кирхгофом и, по-видимому,  была передана им англичанам38.

Советской разведкой было также установлено, что ближайшими помощниками Ф.Венгера в Министерстве общественных работ являлись немецкие агенты В.Кнейрляйн - инженер гидротехнического отдела и П.Ливен - инженер дорожно-строительного отдела. Посол Третьего рейха в Кабуле Г.А.Пильгер, оказавшись после окончания Великой Отечественной войны в тюремной камере НКВД в Москве, 1 ноября 1945 года на допросе однозначно указал на принадлежность В.Кнейрляйна к германской контрразведке39.Что касается П.Ливена, то англичане неоднократно делали афганскому МИД представление о его деятельности близ границ Британской Индии, несовместимой со статусом гражданского инженера. Однако аргументы англичан афганская сторона сочла неубедительными. Единственное, на что пошли афганские власти, это был перевод П.Ливена - руководителя дорожного строительства на юге Афганистана - из Кандагара в Кабул.

Точными данными о другом немецком разведчике - Л.Гильхамере, его деятельности и положении в немецкой колонии советская разведка на тот момент не располагала. О Л.Гильхамере было лишь известно, что он возглавлял в Кабуле Бюро  по координации деятельности всех немецких промышленных и торговых фирм и был тесно связан с Ф.Венгером. Функции и основные направления деятельности вышеназванного бюро, согласно донесениям советской резидентуры, были совершенно неясны40.

Майор Флетчер, предоставляя советской стороне конфиденциальные сведения о немецких агентах в Афганистане, ставил перед собой задачу обезвредить фашистскую агентуру прежде всего в Министерстве общественных работ Афганистана. Англичане в этом вопросе были особо заинтересованы, так как именно это афганское ведомство разрабатывало планы по строительству в Афганистане аэродромов, мостов и дорог на основе рекомендаций немецких советников и специалистов. Не представляло большого труда убедиться, что большая часть транспортной инфраструктуры, созданной в Афганистане  при содействии немцев, была нацелена на Британскую Индию.

Сотрудник британской миссии Флетчер также информировал советское посольство в Кабуле о родственных связях немецкого посла в Афганистане Г.А.Пильгера с представителем внешнеполитической разведки Третьего рейха в Кабуле Вильгельмом Ван Метереном. Этот немецкий разведчик, официально представлявшийся как заместитель руководителя технического бюро «Сименс» в Афганистане, был хорошо известен англичанам по активной шпионской работе в Египте в прошлые годы. Пользуясь своими родственными связями с послом Г.А.Пильгером, в мае 1941 года В.Метерен возглавил местное отделение НСДАП в немецкой колонии в Кабуле.

Все эти факты убедительно свидетельствовали о том, что Флетчер передавал советской резидентуре дозированную информацию в первую очередь о тех немецких агентах в Афганистане, чья деятельность была направлена против англичан. Сведения об агентурной сети фашистов в полосе советско-афганской границы оставались, как говорится, за скобками сообщений британского разведчика. Тем не менее сотрудничество с  британскими спецслужбами продолжалось. Руководитель советской внешней разведки в годы Великой Отечественной войны П.М.Фитин, в частности, отмечал по этому поводу: «Устанавливая контакты с представителями американской и английской разведок, мы не рассчитывали на их искренность, но все же полагали, что такие контакты могут быть полезными»41.

Контакты между дипмиссиями СССР и Великобритании в Афганистане не остались незамеченными кабульскими правителями. Афганская верхушка с большим беспокойством отмечала сближение позиций СССР и Англии как на международной арене, так и на «афганском плацдарме» в годы Великой Отечественной войны. Эта озабоченность была связана с тем, что афганское руководство, всегда стремившееся укрепить независимость своей страны, в своей политике традиционно старалось играть на противоречиях, существовавших между СССР и Великобританией. Особую тревогу афганским лидерам внушали частые визиты в советское посольство пресс-атташе дипмиссии Великобритании Флетчера, чья принадлежность к «деликатной» английской спецслужбе не являлась секретом для афганцев. В  итоге Флетчер был взят «под колпак» афганской контрразведкой, и по ее представлению майор Флетчер, кадровый сотрудник «Интеллидженс Сервис», в середине сентября 1941 года был объявлен афганским правительством персоной нон грата и выслан из Афганистана. Следует отметить, что такого рода меры афганской стороны никак не коснулись советского посольства в Кабуле.

Осенью 1941 года руководство СССР поставило перед советской дипмиссией в Кабуле задачу добиться во что бы то ни стало высылки из Афганистана немецких и итальянских разведчиков, действовавших под личиной гражданских советников и специалистов, а также ликвидации колоний граждан нацистской Германии и фашистской Италии на территории этого восточного государства. По поручению НКИД СССР советское посольство в Кабуле в контактах с англичанами стало уделять первостепенное внимание необходимости подготовить демарш в адрес афганского правительства с требованием удалить «неофициальных» немцев и итальянцев из Афганистана. Советская сторона оперативно подготовила соответствующую информацию, подтверждавшую подрывную деятельность представителей держав «оси» в Афганистане.

Однако советские предложения провести демарш СССР и Великобритании и потребовать от кабульских правителей пресечь происки фашистов в Афганистане были встречены сотрудниками британской миссии в Кабуле неоднозначно. Например, советник Халей в ходе беседы, состоявшейся в советском посольстве в Кабуле 5 сентября 1941 года, заявил следующее: «Вступление англо-советских войск в Иран 25 августа 1941 года  предотвратило профашистский переворот в этом восточном государстве. Таким образом, немецкая угроза не представляет ныне большой опасности, и немцы изолированы сейчас настолько, что нецелесообразно требовать их выдворения из Афганистана»42.

Однако иной ответ прозвучал из уст нового посла Великобритании в Афганистане Ф.Уайли. 9 сентября 1941 года состоялось знакомство советского полпреда К.А.Михайлова с новым английским послом. В ходе первой же беседы Ф.Уайли высказал свое мнение по поводу немецкой опасности в Афганистане. Он сказал буквально следующее: «а) борьба с немцами должна вестись в Афганистане. Немецкая опасность - реальный факт. Халей в этом вопросе не прав; б) борьбу с немцами в Афганистане англичане в последние месяцы не вели. Если что-либо и делалось, так это только Советским Союзом; в) англичане в борьбе с немецкой угрозой в Афганистане не могут пойти на ввод своих войск в Афганистан и на замену нынешнего афганского правительства другим правительством. Эти меры внешнеполитического нажима со стороны Англии могут привести к антианглийским выступлениям афганских племен - пуштунов. В настоящее время Англия перебросила свои войска в большом количестве с северо-западных границ Индии в Ирак и Северную Африку». Подводя итог состоявшейся беседы, советский полпред сделал вывод, что Ф.Уайли еще не определился и занял колеблющуюся позицию в части конкретных мер по выдворению немцев из Афганистана. Английский дипломат также дал понять, что такого рода вопросы находятся вне его компетенции43.

В конце сентября 1941 года министр иностранных дел Великобритании А.Иден заявил советскому послу в Лондоне И.М.Майскому, что настало время оказать давление на афганское правительство с целью избавиться от представителей стран «оси» в Афганистане. В качестве первого шага он говорил о необходимости потребовать удаления всех неофициальных немцев и итальянцев. Когда это будет сделано, он признал возможным поставить вопрос о ликвидации дипмиссий «оси» в Кабуле. Вместе с тем он подчеркнул, что для англичан было бы нежелательным доводить дело до вооруженного конфликта с афганцами44.

29 сентября 1941 года И.М.Майский во время встречи с министром иностранных дел Великобритании сообщил о согласии Советского Союза на совместный с англичанами демарш по выдворению представителей нацистской Германии и фашистской Италии из Афганистана. Однако вскоре выяснилось, что англичане не особенно склонны к совместным действиям с СССР на «афганском плацдарме». Во-первых, настораживал тот факт, что англичане стремились взять все это дело исключительно под свой контроль и лишь информировать советских «товарищей по оружию» о результатах своих действий. Во-вторых, руководство британской миссии в Кабуле всячески пыталось избежать огласки в прессе и на радио по поводу предстоящего совместного демарша СССР и Великобритании в адрес премьер-министра Афганистана М.Хашим-хана.

В ходе встреч 2 и 6 октября 1941 года с советским полпредом К.А.Михайловым Ф.Уайли нарочито подчеркивал значимость именно совместного демарша, а также выражал желание сверить предварительные тексты демаршей. Такая возможность ему была предоставлена. Ф.Уайли попытался наставлять советского посла, как по-дружески просить М.Хашим-хана удалить неофициальных немцев и итальянцев из Афганистана. Он также признался, что всякого рода возбуждения афганцев могут привести к нежелательным последствиям и что афганское правительство может при желании создать большие неприятности англичанам. Он подчеркнул, что на севере от Гиндукуша, на советско-афганской границе, афганское правительство ничего серьезного сделать не может, поскольку там живут не афганцы (пуштуны), а другие народности45.

Спустя несколько дней Ф.Уайли неожиданно отказался от совместного демарша, поставив советскую миссию в Кабуле перед свершившимся фактом. 9 сентября 1941 года английский посол посетил в одиночку премьер-министра Афганистана М.Хашим-хана и, во-первых, заверил главу афганского правительства в дружеских отношениях Англии к Афганистану и в отсутствии у Англии агрессивных намерений в отношении Афганистана, а во-вторых, просил удалить неофициальных представителей Германии и Италии из Афганистана и организовать наблюдение за остающимися в Кабуле германской и итальянской дипмиссиями.

Следует также отметить, что Ф.Уайли имел следующую директиву: если афганский премьер спросит его, не означает ли просьба об удалении немцев и итальянцев, что готовится вторжение английских войск в Афганистан с целью организовать на «афганском плацдарме» переброску военных грузов в СССР, то он должен заверить М.Хашим-хана, что ничего подобного Англия не подготавливает. Однако до этого дело не дошло. Выслушав английского посла, афганский премьер, в свою очередь, заявил, что вопрос об удалении неофициальных немцев и итальянцев из страны должен решаться афганским Народным советом (Лойя-джирга).

Расценив такой ответ М.Хашим-хана как отказ, Ф.Уайли попытался отыграть назад. Английский дипломат смущенно заявил, что он считает врученное им английское заявление необоснованным и напрасным делом. При этом он трижды обратил внимание Хашим-хана  на то, что СССР, так же как и Англия, заинтересован в удалении из Афганистана немцев и итальянцев. Этот одиночный демарш английского посла Ф.Уайли лишь осложнил выполнение задачи руководства СССР и Великобритании способствовать высылке немецких и итальянских специалистов и советников из Афганистана46.

Переломить ситуацию в пользу союзников удалось лишь благодаря усилиям советского постпредства в Кабуле. По согласованию с НКИД СССР и НКГБ СССР советские дипломаты при деятельном участии сотрудников легальной резидентуры в Афганистане подготовили заявление Советского правительства от 11 октября 1941 года. В этом документе, адресованном премьер-министру Афганистана М.Хашим-хану, содержалось обращение с просьбой принять меры к тому, чтобы в ближайшее время все члены немецкой и итальянской колоний покинули Афганистан и чтобы афганское правительство гарантировало соответствующее наблюдение за германской и итальянской миссиями, исключающее возможность проявления каких-либо вражеских действий как по отношению к Афганистану, так и Советскому Союзу.

Советское послание от 11 октября 1941 года и сегодня следует рассматривать как образец дипломатической переписки между двумя суверенными государствами. Этот документ был подготовлен безупречно как по форме, так и по содержанию. Во-первых, в данном заявлении советская сторона особо подчеркнула свое дружеское отношение к политической независимости и территориальной целостности Афганистана, а также заявляла об отсутствии каких-либо агрессивных намерений со стороны СССР в отношении Афганистана. Призывая к тому, что афганским правящим кругам необходимо рассмотреть вопрос о ликвидации немецкой и итальянской колоний в Афганистане, посол К.А.Михайлов вместе с тем не выдвигал каких-либо ультимативных требований в адрес правительства Афганистана. Только рекомендация и совет о выдворении немцев и итальянцев из Афганистана являлись главным посылом советского заявления.

Во-вторых, советская сторона четко аргументировала свою позицию по поводу подрывной деятельности стран «оси» в Афганистане, ссылаясь на статьи 2 и 3 Договора о нейтралитете и взаимном ненападении между СССР и Афганистаном от 24 июня 1931 года. Как известно, в этом двустороннем советско-афганском соглашении отмечалось, что, если линия поведения третьей державы или третьих держав по отношению к одной из договаривающихся сторон будет носить враждебный характер, другая договаривающаяся сторона обязуется не только не поддерживать такую линию поведения, но обязана на своей территории противодействовать ей и вытекающим из нее враждебным действиям и начинаниям (ст. 2). Договаривающиеся стороны также заверяли друг друга в том, что не допустят и будут препятствовать на своей территории организации и деятельности группировок, а также будут препятствовать и деятельности отдельных лиц, которые вредили бы другой договаривающейся стороне (ст. 3).

В беседе с М.Хашим-ханом К.А.Михайлов устно и письменно предоставил афганской стороне конкретные факты вражеской деятельности немецких и итальянских фашистских групп на территории Афганистана. Он передал М.Хашим-хану список кадровых немецких разведчиков в Афганистане, задействованных в подготовке террористических групп и диверсионных банд, нападавших на советские пограничные посты и пытавшихся перебросить своих агентов в советский Туркестан, Узбекистан и Таджикистан. Посол К.А.Михайлов также указал, что все приведенные в советском заявлении факты абсолютно достоверны, что можно было бы значительно увеличить список немцев, занимавшихся подрывной по отношению к СССР и Афганистану работой, так же как можно увеличить и число фактов, разоблачавших вражескую деятельность немцев в Афганистане47.

Факты, свидетельствовавшие о подрывной деятельности немцев и итальянцев в Афганистане и изложенные в советском заявлении от 11 октября 1941 года с позиции общих интересов СССР и Афганистана, не позволили афганским правящим кругам представить демарш советского посла К.А.Михайлова как грубое вмешательство СССР во внутренние дела Афганистана. По сведениям советской стороны, такого рода «домашние заготовки» у афганцев имелись, но пустить их в ход они так и не решились. В итоге премьер-министр Афганистана заверил, что примет все необходимые меры. Однако официального ответа на вопрос о высылке немецких и итальянских специалистов из Афганистана К.А.Михайлов в ходе аудиенции у премьера М.Хашим-хана так и не получил. Ф.Уайли также не был уведомлен афганской стороной о решении по поводу демарша англичан от 9 октября 1941 года. Пауза несколько затягивалась.

В создавшихся условиях британский посол в Кабуле вновь стал «наводить мосты» в отношениях с советским полпредом К.А.Михайловым. 13 октября 1941 года английский дипломат посетил советское посольство, заявив, что несогласованность в демаршах СССР и Великобритании на имя афганского премьера имела место исключительно в силу неурядиц технического порядка. По словам английского дипломата, согласно полученным инструкциям он должен был незамедлительно довести до сведения М.Хашим-хана содержание английского демарша и тотчас доложить в Лондон об исполнении данного поручения. В ходе состоявшейся беседы с полпредом К.А.Михайловым Ф.Уайли всячески подчеркивал, что советское заявление от 11 октября 1941 года не имело принципиальных расхождений с английским, хотя и оказалось более основательным.

16 октября 1941 года министр иностранных дел Афганистана А.Мухаммед-хан проинформировал советского посла, что афганское правительство решило принять совет правительства СССР и удалить из страны немецких и итальянских специалистов. В конце октября 1941 года, как сообщил в Москву К.А.Михайлов, немецкая и итальянская колонии в Афганистане перестали существовать, высылка из Афганистана немцев и итальянцев прошла быстро и безболезненно. Советский посол также подробно информировал Центр о закулисных переговорах на этот счет, состоявшихся между Ф.Уайли и доверенными лицами М.Хашим-хана. В отчете дипмиссии СССР за 1941 год говорилось в этой связи следующее: «Афганское правительство под предлогом якобы господствующих в Афганистане нравов «гостеприимства» добилось от англичан получения официальных писем Ф.Уайли: 1) об отсутствии у англичан претензий ставить перед афганцами какие-либо «новые просьбы». Это заверение было дано устно и письменно; 2) о гарантиях, что выдворяемым немцам и итальянцам не будет причинено какого-либо ущерба в период их передвижения через территории, находящиеся под английским контролем; 3) устно было гарантировано, что выдворяемые поедут только через Индию, Ирак и Турцию; 4) оплату расходов по переезду выдворяемых до границ Турции англичане брали на себя, хотя афганцы и «гостеприимный народ».

Советский посол К.А.Михайлов в доверительной беседе с Ф.Уайли выразил  мнение, что не следовало бы давать афганскому правительству ни устных, ни письменных заявлений, которые могли бы быть впоследствии использованы  против Англии и СССР в случае, если возникнет вопрос о ликвидации немецких и итальянских дипломатических миссий в Афганистане. Ф.Уайли в ответ на это заявил, что он исходит из инструкций, полученных из Лондона и Дели. О ликвидации дипмиссий стран «оси» в Афганистане английский дипломат обещал запросить Лондон отдельно48.

Полпред К.А.Михайлов неслучайно ставил вопрос о возможном закрытии дипмиссий стран «оси» в Кабуле осенью 1941 года. Советский дипломат располагал на этот счет достоверной информацией, поступившей из надежного источника в кругу высшей элиты афганского общества. В шифротелеграмме от 25 ноября 1941 года, направленной в Москву из посольства СССР в Кабуле, в частности, говорилось: «Согласно неофициальной информации, полученной от профессора*, (*Лицо, действовавшее в Кабуле в окружении афганского руководства под псевдонимом «профессор», установить не удалось.) премьер-министр Афганистана М.Хашим-хан считает, что для того, чтобы избежать вовлечения Афганистана в войну, следует пойти на дальнейшие уступки русским и англичанам, в частности принять предложение о выдворении немецкой и итальянской миссий, в случае если такое предложение поступит»49. В конце 1941 года К.А.Михайлов неоднократно направлял в Москву подобные предложения. Например, в телеграмме советского посла от 30 декабря 1941 года говорилось следующее: «Наиболее радикальной мерой пресечения враждебной деятельности дипмиссий стран «оси» в Афганистане могла бы явиться ликвидация этих миссий. В последнее время, однако, Ф.Уайли не поднимает этого вопроса»50.

После высылки немецких и итальянских специалистов из Афганистана в отношениях между советской и британской дипмиссиями в Кабуле наметилась некая пауза, хотя англичане и пытались сохранить видимость «рабочих» контактов между союзниками по антигитлеровской коалиции. Осенью 1941 года от англичан  неоднократно поступало предложение начать политический диалог между СССР и Великобританией на региональном уровне. К.А.Михайлов информировал Центр, что глава британской миссии Ф.Уайли в ходе своих посещений постпредства СССР настойчиво поднимал вопрос о возможном заключении тройственного англо-советско-афганского пакта.

По мнению английского дипломата, Великобритания и Советский Союз могли бы стать гарантами безопасности внутриполитической обстановки в Афганистане, обеспечив тем самым незыблемость границ этого восточного государства. Однако дальше общих рассуждений на этот счет Ф.Уайли никогда не шел и какого-либо проекта о заключении трехстороннего пакта никогда не предлагал. Советскую сторону настораживал сам факт того, что британский представитель так и не проинформировал афганское правительство по поводу своей инициативы. Вскоре и сам Ф.Уайли отказался от своей затеи51.

Вполне возможно, что этот якобы «доверительный» контакт между союзниками на афганской почве должен был обеспечить дымовую завесу для неприглядных действий англичан в соседнем Иране. Однако все тайное в итоге становится явным. Советская разведка информировала Центр, что после ввода советских и британских войск в Иран в августе 1941 года британские спецслужбы с ходу начали реализовывать свой план по созданию в Тегеране английской разведшколы. Вскоре эта школа стала действовать под вывеской любительского молодежного радиоклуба. Этот британский региональный разведцентр был ориентирован на подготовку агентов из числа уроженцев Закавказья и Средней Азии для их последующей заброски на советскую территорию, примыкавшую к полосе границ СССР с Турцией, Ираном и Афганистаном. Достоверная информация по поводу предполагаемых действий выпускников разведцентра была получена от одного из курсантов «этого образовательного учреждения» - советского разведчика и будущего Героя Советского Союза Г.А.Вартаняна52.

Кроме того, в северной части Ирана, то есть в зоне ответственности советского командования, англичанам удалось разместить в полной боевой готовности свой спецотряд. Перед этой группой английских диверсантов была поставлена задача разрушить кавказские нефтепромыслы с тем, чтобы не допустить их перехода в руки немцев в случае, если бы такая опасность оказалась реальной. Руководитель советской разведки П.М.Фитин в своем донесении от 22 сентября 1941 года информировал руководство ГКО СССР о том, что этот британский спецотряд, получивший название «Миссия №16 (Р)», находится в режиме постоянного боевого дежурства и по приказу может быть немедленно переброшен на самолетах на Кавказ. П.М.Фитин сообщал, что в своей внутренней переписке по данному вопросу англичане неоднократно подчеркивали необходимость соблюдения максимальной осторожности с тем, чтобы даже сам факт существования такой миссии не стал известен советскому правительству, так как это могло серьезно скомпрометировать английских представителей на переговорах в Кремле53.

На первоначальном этапе Великой Отечественной войны было также установлено, что уже после подписания Соглашения между правительствами СССР и Великобритании о совместных действиях в войне против Германии от 12 июля 1941 года английская сторона неоднократно нарушала взятые на себя обязательства не вести каких-либо сепаратных переговоров с нацистами. Руководство советской разведки докладывало в Кремль, что только в период с 1941 по 1943 год было зафиксировано 43 эпизода негласных контактов англичан с представителями Третьего рейха54.

Безусловно, такого рода деятельность английских официальных гражданских и военных лиц создавала неблагоприятный фон для развития советско-британских отношений. Однако руководство СССР до поры до времени не стремилось придать огласке эти факты или возвести их в абсолют как непреодолимое препятствие на пути укрепления единства действий стран-союзниц по антигитлеровской коалиции. Тем не менее советская сторона по конфиденциальным каналам доводила, конечно, до У.Черчилля и других официальных лиц сведения о неприглядной стороне деятельности английских коллег. Например, И.В.Сталин в своем послании премьер-министру Великобритании от 8 ноября 1941 года недвусмысленно указывал, что в англо-советских отношениях нет ясности и не обеспечено взаимное доверие55.

Следует особо подчеркнуть, что перемены в развитии советско-британских отношений и перспективы сотрудничества между двумя странами определялись не закулисным противоборством и тайными спецоперациями, а ходом боевых действий на советско-германском фронте. Крах гитлеровского плана молниеносной войны против СССР и контрнаступление советских войск под Москвой, начавшееся 5 декабря 1941 года, заставили англичан в корне изменить свой подход к развитию контактов с Советским Союзом.

Кроме того, в рассматриваемый период ухудшилось положение англичан на восточной периферии Второй мировой войны. 7 декабря 1941 года Япония внезапно напала на военно-морскую базу США в Пёрл-Харборе на Гавайских островах. Одновременно японский флот и авиация нанесли удары по Британской Малайе, Индокитаю, Таиланду, Сингапуру, Гуаму, Гонконгу и Филиппинам. 8 декабря 1941 года США, Великобритания, а также Канада и другие британские доминионы объявили войну Японии. Однако перевес сил был не в пользу Великобритании. Спустя всего лишь несколько дней после своего официального вступления во Вторую мировую войну Япония потопила английские линкоры «Принц Уэльский» и «Рипалс», то есть были ликвидированы крупнейшие корабли союзников.

Как отмечал западный историк С.Морисон, союзники потеряли свою репутацию на всем Востоке и начали терять уверенность в себе56. Напомню также, что всего лишь за месяц до начала войны на Тихом океане У.Черчилль в своем послании от 7 ноября 1941 года на имя Председателя СНК СССР И.В.Сталина самонадеянно утверждал следующее: «С целью удержать Японию в спокойном состоянии мы отправляем в Индийский океан свой новейший линейный корабль «Принц Уэльский», который может настигнуть и уничтожить любой японский корабль, и создаем там мощную эскадру линейных кораблей»57. Однако на поверку все оказалось наоборот.

В создавшихся условиях настоятельная необходимость развития советско-британского сотрудничества на долгосрочной основе становилась все более очевидной. В середине декабря 1941 года руководство СССР вновь предложило заключить советско-британский политический договор. Министр иностранных дел Великобритании А.Иден прибыл в Москву и 16 декабря 1941 года встретился с И.В.Сталиным. Советский руководитель предложил А.Идену для изучения и внесения корректив проекты двух договоров - о взаимной военной помощи и о разрешении послевоенных проблем. Ознакомившись с этими документами, английский министр заявил, что у него нет каких-либо принципиальных возражений против такого рода договоров. Политический союз ведущих стран антигитлеровской коалиции стал обретать зримые контуры (26 мая 1942 г. в Лондоне  В.М.Молотов и А.Иден подписали Договор между СССР и Великобританией о союзе в войне против гитлеровской Германии и ее сообщников в Европе и о сотрудничестве и взаимной помощи после войны).

Перемены в развитии отношений между СССР и Великобританией, наступившие после визита А.Идена в Москву в декабре 1941 года, повлияли и на работу сотрудников британской миссии в Кабуле. Английская сторона прервала паузу в контактах с советской дипмиссией в Афганистане и активизировала работу в данном направлении. Британские дипломаты вновь зачастили с визитами в постпредство СССР. Как  докладывал в Центр советский посол К.А.Михайлов, англичане напрямую вышли на него с предложением организовать регулярный обмен информацией о подрывной деятельности в Афганистане немецкой и итальянской спецслужб, действовавших против СССР и Великобритании. «Афганский» канал связи между Москвой и Лондоном, как и в первые дни Великой Отечественной войны, вновь заработал на полную мощь и сохранил свою значимость в межсоюзнических отношениях вплоть до разгрома фашистской Германии весной 1945 года. Один из руководителей советских органов безопасности (1941-1945 гг.) П.А.Судоплатов впоследствии в своих воспоминаниях отмечал, что наиболее результативным сотрудничество спецслужб союзников в годы Великой Отечественной войны оказалось именно в Афганистане58.

 1Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945. М., 1983. Т. 1. С. 73.

 2Там же. С. 45.

 3Там же. С. 513.

 4Телеграммы советника посольства СССР в Афганистане В.С.Козлова в НКИД СССР 24 и 25 июля 1941 г. АВП РФ. Ф. 059. Оп. 1. П. 349. Д. 2383. Л. 148-149.

 5Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны… С. 56.

 6Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР В.М.Молотова с послом Великобритании в СССР Р.С.Криппсом 27 июня 1941 г. Документы внешней политики СССР (далее - ДВП СССР). М., 2000. Т. 24. С. 47-49.

 7Запись беседы советника посольства СССР в Кабуле В.С.Козлова с Ф.Тайтлером. АВП РФ. Ф. 071, 1941. Оп. 23. П. 196. Д. 5. Л. 118.

 8Телеграмма полпреда СССР в Афганистане К.А.Михайлова в НКИД СССР 3 июля 1941. АВП РФ. Ф. 059. Оп. 1. П. 349. Д. 2383. Л. 165.

 9Доклад Посольства СССР в Афганистане «О внешней политике афганского правительства в 1941 - начале 1942 г.» АВП РФ. Ф. 06. Оп. 4. П. 16. Д. 161. Л. 16.

10Тихонов Ю.Н. Афганская война Сталина. Битва за Центральную Азию. М., 2008. 
С. 331-332.

11Телеграмма полпреда СССР в Афганистане К.А.Михайлова в НКИД СССР 30 июня 1941. Ф. 059. Оп. 1. П. 349. Д. 2383. Л. 162.

12Справка «Английская политика в Афганистане», составленная советником В.С.Козловым 3 июля 1942. АВП РФ Ф. 059. Оп. 24. П. 2. Д. 199. Л. 134.

13Доклад Посольства СССР в Афганистане…

14Там же. Л. 19.

15Агрессия. Рассекреченные документы Службы внешней разведки Российской Федерации. 1939-1941. М., 2011. С. 488-489.

16ДВП СССР М., 2000. Т. 24. С. 122.

17Там же. С. 123.

18Там же. С. 132.

19Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны… С. 68.

20Там же. С. 82-83.

21Там же. С. 11.

22Там же. С. 49.

23Очерки истории российской внешней разведки. М., 1999. Т. 4. С. 277.

24Там же. С. 8, 276.

25Телеграмма посла СССР в Афганистане К.А.Михайлова в НКИД СССР. 17 июля 1941. АВП РФ. Ф. 059. Оп. 1. П. 349. Д. 2383. Л. 176.

26Подробнее см.: Булатов Ю.А. Срыв гитлеровского «блицкрига» в Центральной Азии: противоборство Германии и СССР на «афганском плацдарме» // Военно-исторический журнал. 2013. №7,8.

27Телеграммы посла СССР в Афганистане К.А.Михайлова в НКИД СССР 25 июля и 19 августа 1941. АВП РФ. Ф. 059. Оп. 1. П. 349. Д. 2383. Л. 183, 217.

28Письмо посла Великобритании в СССР Р.С.Криппса заместителю наркома НКИД СССР А.Я.Вышинскому 2 сентября 1941. АВП РФ. Ф. 059. Оп. 23а, п. 1. П. 199. Д. 1. Л. 1.

29Тихонов Ю.Н. Афганская война Третьего рейха. НКВД против абвера. М., 2003. С. 130-131, 156-157.

30ДВП СССР. М., 2000. Т. 24. С. 219.

31Очерки истории российской внешней разведки… С. 386.

32Там же. С. 528.

33Там же. С. 386.

34Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны… С. 131.

35Там же. С. 139.

36Там же. С. 132.

37Очерки  истории российской внешней разведки… С. 663.

38Справка «Немцы в Афганистане», составленная по материалам резидентуры советской разведки в Кабуле 20 мая 1942. Архив СВР России. Д. 28172. Т. 1. Л. 301.

39Там же. Л. 303.

40Там же.

41Очерки истории  российской внешней разведки… С. 23.

42Доклад Посольства СССР в Афганистане... Л. 31.

43Там же.

44Там же. Л. 33.

45Там же. Л. 34.

46Там же. Л. 35.

47АВП РФ. Ф. 06. Оп. 3. П. 9. Д. 105. Л. 22-27.

48Доклад Посольства СССР в Афганистане… Л. 39.

49Телеграмма посла СССР в Афганистане К.А.Михайлова в НКИД СССР 25 ноября 1941. Ф. 059. Оп. 1. П. 349. Д. 2383. Л. 66.

50Телеграмма посла СССР в Афганистане К.А.Михайлова в НКИД СССР 30 декабря 1941. Ф. 059. Оп. 1. П. 349. Д. 2383. Л. 106.

51Доклад Посольства СССР в Афганистане… Л. 39-40.

52Долгополов Н.М. Вартанян. М., 2014. С. 58-59.

53Очерки истории российской внешней разведки... С. 533-535.

54Великая Отечественная война. М., 2013. Т. 6. С. 224-225; Архив СВР России. Д. 138612. Т. 1. Л. 76-103.

55Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны… С. 171.

56Morison S.E. History of U.S. Naval Operations. Boston, 1949. Vol. 4. Р. 190.

57Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны… С. 170.

58Судоплатов П.А. Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930-1950 годы. М., 1997. С. 267.

Афганистан. Великобритания. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 23 февраля 2017 > № 2083707 Юрий Булатов


Иран. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 22 февраля 2017 > № 2083789

Афганистан импортирует товары из Ирана общей стоимостью $ 2,8 млрд. каждый год

По словам афганского посла в Иране Насира Ахмада Нура, Афганистан импортирует товары из Ирана общей стоимостью 2,8 миллиарда долларов каждый год, сообщает Financial Tribune.

"Если экспорт нефти исключить, то Афганистан будет считаться самым большим экспортным направлением Ирана", - заявил афганский чиновник.

Треть внутреннего спроса Афганистана на товары обеспечивается через пограничный терминал Догхарун (Dogharoun), расположенный в пограничном городе Тайбад в иранской провинции Хорасан Резави. Через этот КПП также проходит 50 % годового экспорта иранской провинции.

Иран. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 22 февраля 2017 > № 2083789


Афганистан. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 21 февраля 2017 > № 2110229

На прошлой неделе в Кабуле торжественно открылось представительство Международной торговой палаты (ICC).

Лицензию на деятельность представителю организации торжественно вручил глава исполнительной власти ИРА доктор Абдулла. Он выразил надежду, что ICC поддержит начинания торгово-промышленной палаты Афганистана и поможет Афганистану в привлечении международных инвесторов, сообщает информационное агентство «Пажвок».

Доктор Абдулла сообщил о некотором укреплении частного сектора, однако выразил недовольство скоростью прогресса в этой сфере. Правительство должно предоставить предпринимателям лучшие условия, заключил высокопоставленный чиновник.

Глава афганского отделения ICC Майель Ака Хайрхуа, в свою очередь, подчеркнул, что планирует тесно сотрудничать с афганской торгово-промышленной палатой, а также проводить информационные мероприятия для афганских предпринимателей и помогать им с поиском международных рынков сбыта. Он также выразил озабоченность недавним закрытием 25 афганских фабрик из-за отсутствия электроснабжения и снижением торговой активности.

Отметим, что в связи с сокращением финансирования от международного сообщества перед Афганистаном остро стоит вопрос поиска альтернативных источников средств, в частности, привлечения иностранных инвесторов. В ICC на данный момент входят 92 страны и более 6,5 млн. компаний.

Афганистан. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 21 февраля 2017 > № 2110229


Китай. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 20 февраля 2017 > № 2081012

Церемония встречи первого специального борта с гуманитарной помощью правительства Китая афганскому правительству состоялась сегодня в аэропорту Кабула.

Министр по чрезвычайным ситуациям Афганистана Ваис Ахмад Бермак на церемонии сказал, что китайское правительство всегда своевременно откликается на просьбы Афганистана и сейчас предоставило афганцам, пострадавшим от снегопадов, гуманитарную помощь, а также поможет людям восстановить жилые дома, и народ Афганистана чрезвычайно благодарен Китаю за поддержку.

Посол Китая в Афганистане Яо Цзин выразил правительству и народу Афганистана соболезнования за потери в результате обильных снегопадов. Он сказал, что правительство Китая не понаслышке знает о трудностях, которые пришлось испытать населению Афганистана, и компетентные органы Китая в достаточно короткий срок собрали необходимые вещи и надеются, что они в кратчайшие сроки попадут в руки нуждающихся.

Правительство Китая в два этапа направило гуманитарную помощь, состоящую из палаток, одеял, пуховиков и других необходимых предметов. Второй самолет прилетит 25 февраля. --0

Китай. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 20 февраля 2017 > № 2081012


Китай. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 19 февраля 2017 > № 2080972

Министр иностранных дел КНР Ван И сегодня в ходе участия в Мюнхенской конференции по безопасности встретился с президентом Афганистана Ашрафом Гани Ахмадзаем.

Стороны дали позитивную оценку достигнутым в китайско-афганских отношениях быстрым подвижкам, подтвердили прочность основы отношений двух стран и правильность курса их развития. Ван И сообщил, что китайская сторона одобряет решительный настрой правительства Афганистана на борьбу с "движением Восточного Туркестана", поддерживает продвижение в Афганистане процесса национального примирения, а также намерена постоянно углублять китайско-афганское сотрудничество.

А. Г. Ахмадзай поблагодарил китайскую сторону за поддержку и помощь в деле восстановления Афганистана, одобрил позитивные усилия китайской стороны по продвижению процесса примирения в Афганистане. Он подчеркнул, что афганская сторона решительно выступает против терроризма, борется с террористическими силами "движения Восточного Туркестана", намерена укреплять сотрудничество с китайской стороной в рамках "одного пояса, одного пути" по совершенствованию транспортно-коммуникационной сети и ряду других сфер. --0

Китай. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 19 февраля 2017 > № 2080972


Евросоюз. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 февраля 2017 > № 2077975

Европейский союз и Исламская республика Афганистан подписали договор о сотрудничестве, партнерстве и развитии, говорится в субботнем пресс-релизе ЕС.

"Соглашение, которое мы подписали сегодня, позволит нам развивать области, в которых мы уже участвуем с афганскими властями, в частности, развитие человеческого потенциала, противодействие коррупции, устройство государства и законов, а также сотрудничество по миграции", — говорится в заявлении главы дипломатии ЕС Федерики Могерини.

В свою очередь, участвовавший в подписании договора министр финансов Афганистана Еклиль Хакими подчеркнул, что договоренность является важной новой основой для партнерства между Афганистаном и ЕС, говорится в пресс-релизе.

Договор подразумевает постоянный политический диалог ЕС-Афганистан по вопросам политики, правам человека, в частности, женщин и детей, что является важной составляющей подписанной договоренности, отмечается в заявлении ЕС.

Евросоюз. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 февраля 2017 > № 2077975


Афганистан. Франция > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 15 февраля 2017 > № 2110235

Правительство Франции приняло решение выделить 61,5 млн. евро на развитие сельскохозяйственного и энергетического секторов афганской экономики.

Соответствующее соглашение было подписано министром финансов Эклилем Хакими и послом Франции в Кабуле Франсуа Рише. Афганский министр поблагодарил Францию за поддержку приоритетных направлений развития, намеченных правительством. По его словам, 20,7 млн. евро будет потрачено на электрификацию уездов Ниджраб и Тагаб провинции Каписа, 25,4 млн. — на закупку высококачественного посевного материала и племенного скота, схемы водоснабжения и строительства складов с холодильными установками для сельхозпродукции, а ещё 9,7 млн. — на строительство трёх поликлиник и одной больницы в провинции Каписа. Кроме того, 4 млн. евро будут выделены на развитие здравоохранения, а 3 млн. поступят в бюджет, передает информационное агентство «Пажвок» со ссылкой на афганского министра.

Посол Франции отметил, что его страна планирует увеличить помощь Афганистану, поскольку правительство следует намеченной программе прогрессивных реформ. Напомним, что многие уезды Афганистана, действительно, испытывают сложности с электроснабжением, что существенно осложняет их развитие и борьбу с безработицей.

Афганистан. Франция > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 15 февраля 2017 > № 2110235


ОАЭ. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 15 февраля 2017 > № 2077029

Дубай, ОАЭ. Посол Объединенных Арабских Эмиратов Джума Аль Кааби, получивший тяжелые ранения в террористической атаке в Кандагаре (Афганистан) 10 января, скончался от полученных ран. Об этом сообщили в Министерстве президентских дел ОАЭ.

"С чувством глубокой скорби мы оплакиваем мученика, павшего во имя нации и собственного долга — праведного сына отечества Джумы Мохаммеда Абдуллы Аль Кааби, который отдал свою чистую душу ради всего человечества", говорится в сообщении.

Стоит напомнить, что взрыв, в ходе которого погибли 11 и пострадали 18 человек, прогремел в гостевом доме губернатора провинции Кандагар Гамаюна Азизи. В числе погибших были пять подданных ОАЭ, которые находились в Афганистане с гуманитарной миссией. Посол с тяжелыми ранениями был доставлен в госпиталь в Абу-Даби, где его пытались спасти в течение месяца.

"Русские Эмираты" присоединяются к многочисленным соболезнованиям в адрес семьи погибшего и дипломатического корпуса ОАЭ.

ОАЭ. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 15 февраля 2017 > № 2077029


Афганистан. Иран. Индия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 15 февраля 2017 > № 2072653

В Москве пройдут переговоры по Афганистану

Власти Афганистана и США обеспокоены фактом прямых контактов России и «Талибана»

МОСКВА – В среду в Москве пройдет второй раунд международных переговоров по Афганистану. Впервые в этих переговорах примут участие афганские власти. В то же время, Соединенные Штаты такого приглашения не получили. В Москве говорят, что хотят стабильности и сотрудничества в борьбе против экстремистов в регионе. Но афганские власти обеспокоены прямыми контактами России с талибами. В США считают, что прямые контакты с представителями «Талибана» направлены на подрыв усилий по стабилизации ситуации в регионе.

В нынешних переговорах в Москве кроме Китая и Пакистана теперь также принимают участие Иран, Индия и Афганистан.

Андрей Казанцев, директор аналитического центра Института международных исследований МГИМО, говорит, что не следует переоценивать реальную способность афганского правительства контролировать свою территорию. И это, по мнению аналитика, вероятно, одна из причин, почему российское правительство иногда сотрудничало с другими игроками, а не с афганским правительством.

Россия хочет, чтобы сотрудничество в области безопасности для борьбы с террористической группировкой «Исламское государство» набирало обороты в Центральной Азии.

По мнению Андрея Казанцева, Афганистан является местом, где действует различные группы международных террористов. Многие из боевиков, отмечает эксперт, имеют российские паспорта, или же являются выходцами из Центральной Азии, в том числе – русскоязычными, и могут представлять террористическую угрозу для самой России.

В Афганистане наблюдается активизация деятельности «Исламского государства», несмотря на то, что Талибан несет ответственность за большее количество терактов.

Как считает Дмитрий Верхотуров, эксперт центра изучения современного Афганистана, есть ожидания, что талибы могут принять активное участие в борьбе против «Исламского государства» и способствовать тому, чтобы Афганистан не стал убежищем для лидеров и боевиков ИГ, которые побегут в эту страну, в случае своего поражения в Сирии и Ираке.

В Вашингтоне же считают, что контакты России с талибами нацелены на легитимизацию «Талибана» и подрывают законную деятельность афганского правительства и усилия НАТО в регионе.

Дмитрий Верхотуров, в свою очередь, считает, что с одной стороны нелепо говорить о том, что Россия не стремится к стабилизации ситуации в Афганистане, а с другой – руководство России очень обеспокоено тем, что США имеют в Афганистане несколько крупных военно-воздушных баз, которые могут быть использованы для развертывания ядерных бомбардировщиков.

В свою очередь командующий силами США в Афганистане заявляет о необходимости увеличения американского военного контингента в этой стране с целью обучения афганских силовиков, которые продолжают вести борьбу с боевиками.

Афганистан. Иран. Индия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 15 февраля 2017 > № 2072653


Россия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 14 февраля 2017 > № 2073034

Российская дипломатия демонстрирует на афганском направлении изрядную динамичность. 15 февраля в Москве пройдет конференция по Афганистану, в которой, судя по сообщениям местных СМИ, примут участие Россия, Китай, Пакистан, Иран и Индия. Приглашен и официальный Кабул. А ведь полтора месяца назад, в конце декабря, афганские политики были возмущены тем, что на первую подобную "московскую конференцию" правительство Ашрафа Гани приглашения демонстративно не получило, хотя там центральной темой была борьба с террористической угрозой в Афганистане. Более того, в местных СМИ заговорили о том, что вместо представителей власти в Москву отправились представители "Талибана".

Кучай напугал Кремль?

Этому предшествовали заявления спецпредставителя президента РФ по Афганистану Замира Кабулова о неких контактах Москвы с талибами. В ответ новый посол ИРА в РФ Абдул Каюм Кучай, состоящий в близком родстве с президентом Ашрафом Гани, после Нового года резко высказался в адрес России, фактически обвинив ее вместе с Таджикистаном в стимулировании афганского наркотрафика.

Но уже 7 февраля в Москве с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым встретился глава МИД ИРА Салахуддин Раббани, где гостю было передано официальное приглашение на вторую "московскую конференцию". Наблюдатели заговорили о сближении Москвы с официальным Кабулом.

Андрей Серенко

Что же, в Кремле и в Кабуле испугались заявлений господина Кучая? Сотрудник Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко предлагает иную версию. По его мнению, это в гораздо большей степени связано с переменами, произошедшими в США.

"Декабрьская "московская конференция" проводилась тогда, когда в Белом доме еще была администрация Барака Обамы. Нынешний визит главы МИД ИРА в Москву прошел уже после того, когда Обаму сменил Дональд Трамп, с которым Кремль пока хотел бы сотрудничать, в том числе в Афганистане. А поскольку официальный Вашингтон поддерживает нынешнее правительство Ашрафа Гани, то заигрывания с талибами - противниками этого правительства, прекращены", - рассуждает эксперт ЦИСА.

Москва и Вашингтон: точка соприкосновения

Он подчеркивает, что накануне визита Раббани российская сторона опубликовала заявление о готовности поставлять вооружения для армии ИРА и предоставить две сотни мест в российских военных учебных заведениях для обучения афганских специалистов. "Учитывая, с кем воюет Кабул, такой шаг можно считать недружественным по отношению к талибам, которым еще совсем недавно улыбался Замир Кабулов", - говорит собеседник DW.

Гюнтер Кнабе

Немецкий эксперт по Центральной Азии Гюнтер Кнабе (Günter Knabe) отмечает, что сейчас "очень трудно понять, какие именно планы есть у администрации США в Афганистане". Но у Москвы и Вашингтона можно обнаружить одну точку соприкосновения - это борьба с "Исламским государством" (ИГ) где бы то ни было, в том числе и там, продолжает он.

"Можно констатировать, что в Афганистане ИГ набрало определенную силу, в том числе в восточной провинции Нангархар, а также на севере, например, в Бадахшане. И если США активизируют свои действия по поддержке афганской армии против ИГ, Россия это поддержит", - считает Гюнтер Кнабе. На этом фоне определенный оптимизм в Москве может вызвать следующая информация - согласно сообщению американских СМИ, 12 февраля правительственные силы в координации с военными США начали масштабную операцию против боевиков ИГ в Нангархаре.

От Бадахшана до Фарьяба

В свою очередь источник, связанный с афганскими силовыми структурами, на условиях анонимности сообщил DW, что усиление ИГ идет на всем северном направлении, от Бадахшана до Фарьяба. Численность замеченных боевиков - приблизительно полторы тысячи, однако в любой момент эта организация может там нарастить мускулы минимум до трех тысяч.

Две трети боевиков ИГ в Афганистане - это выходцы из стран Центральной Азии и из России. Многие из боевиков переброшены сюда из Сирии, Ирака и Ливии. По словам источника, на прошлой неделе крупный отряд боевиков ИГ был замечен в провинции Сари-Пуль и в соседнем Фарьябе, граничащем с Туркменией.

Источник рассказал о том, что российские силовики, находящиеся в контакте с афганскими коллегами, работающими "в поле", озабочены возможной попыткой ИГ дестабилизировать ситуацию как на севере Афганистана, так и в самих республиках Центральной Азии.

Джон Николсон

При этом российская сторона обеспокоена там, что действия правительственных войск в Нангархаре приводят не к блокированию и уничтожению ИГ, а к их выдавливанию на север страны. По данным источника, российские военные хотели бы использовать в Афганистане модель наподобие "сирийской" - побудить правительственные войска к примирению с "Талибаном" и направить и тех, и других против ИГ.

В то же время американское военное командование в Афганистане пока скептически относится к этому плану. В конце января в интервью The Wall Street Journal главнокомандующий силами США в Афганистане генерал Джон Николсон дал понять, что создаваемое Россией впечатление, будто "Талибан" борется с ИГ, иллюзорно.

С талибами против ИГ

"Москва артикулирует две задачи - это недопущение распространения ИГ в Афганистане и склонение талибов и официального Кабула к мирному соглашению. Логика такая: до тех пор, пока "Талибан" воюет с Кабулом, благоприятная среда для распространения ИГ в Афганистане сохраняется, и о полноценной борьбе с ИГ речи там быть не может", - говорит Андрей Серенко. При этом стремление склонить к переговорам талибов и Кабул - это тот пункт, по которому можно договориться со всеми внешними операторами нынешнего афганского кризиса.

"Его поддерживает и КНР, и Пакистан, да и США конкретно против этого не выступают", - так интерпретирует ситуацию сотрудник ЦИСА. При этом, отмечает он, заметных собственных возможностей влиять на ситуацию в Афганистане у Москвы пока нет, поэтому политика РФ в отношении Афганистана будет подстраиваться под курс, который изберет администрация Трампа.

С другой стороны, Москва не заинтересована в том, чтобы США посредством операций против ИГ снова начала наращивать свое военное присутствие в Афганистане, подчеркивает Гюнтер Кнабе.

"Декабрьская конференция в Москве с участием РФ, КНР и Пакистана ясно показала, что Россия старается запустить собственную стратегию в Афганистане по возвращению своего если не о военного, то дипломатического и политического влияния. И если эта политика получит сильное сопротивление со стороны США, то общности целей в Афганистане придет конец", - говорит немецкий эксперт.

Россия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 14 февраля 2017 > № 2073034


США. Афганистан. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 14 февраля 2017 > № 2072505

Генералы США, воевавшие и воюющие на Ближнем Востоке, народ особый. С одной стороны, они верны присяге и выполняют приказы главнокомандующего. С другой, нередко выступают с критикой политики действующего политического руководства, но, как правило, перед отставкой или, уже находясь в отставке. Такое случается тогда, когда не срабатывает процесс оказания давления на президента и администрацию с целью внесения изменений в тактику или стратегию ведения боевых действий или каких-то аспектов внешней политики страны. При этом генералы часто апеллируют через СМИ к общественности, что вызывает определенный политический резонанс. Тому есть немало примеров.

Достаточно вспомнить, как в июне 2016 года в прессе появилось открытое письмо с призывом не сокращать американский контингент в Афганистане. Оно было подписано 13 бывшими высокопоставленными представителями дипломатических и военных кругов США, среди которых 5 послов и 5 командующих войсками в Афганистане, а также 3 спецпредставителя в Афганистане и в Пакистане. Напомним, что к тому времени численность американского контингента составляла 9800 человек, из которых около семи тысяч совместно с представителями других государств, входящих в коалицию, занимались обучением и оказанием помощи афганским национальным силам безопасности. Скрытый смысл этого послания заключался в том, что после того, как в 2010 году президент США Барак Обама подписал указ о выводе основных американских сил с территории Ирака (было выведено 200 тысяч человек, а оставшиеся 50 тысяч военных должны были помогать войскам нового иракского правительства контролировать обстановку в стране, в декабре 2011 года с территории страны были выведены оставшиеся 50 тысяч солдат — С.Т.) в Ираке осталось только 200 американских военных консультантов. После этого ситуация в этой стране резко обострилась.

Вскоре о себе заявила ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которая довольно быстро расширила ареал своих действий на территориях сразу двух государств — Ирака и Сирии. В конечном счете это привело к появлению возглавляемой США международной коалиции, более активному вовлечению в процесс Ирана, затем появлению ВКС России в Сирии, вступлению в войну Турции. Так на Ближнем Востоке была создана новая ситуация с новыми геополитическими характеристиками и своим потенциалом. Теперь в США стали серьезно опасаться того, что нечто подобное — в той или иной форме — может произойти и в Афганистане. Тем более что по оценке самих американских генералов оставшиеся американские военные подразделения в этой стране способны только обеспечивать безопасность основного контингента, а не проводить полномасштабные боевые операции. По сути, как в Ираке, США в Афганистане перенесли основную тяжесть ведения войны на афганскую армию. А такой ход событий давно вызывал недовольство у части американского генералитета.

Так, командующий войсками НАТО и американскими войсками в Афганистане генерал Стэнли МакКристал запрашивал у администрации президента Обамы дополнительно около 40 тысяч военнослужащих для направления в Афганистан. Но он вынужден был подать в отставку, поскольку Вашингтон не отказался от намерения перенести иракский опыт на афганскую почву. Не случайно в таких условиях в Афганистане стало расти влияние талибов. Они заметно активизировали действия на так называемом втором уровне: стали надолго удерживать территории после нападения, организовывать наступление уже на уровне армейской роты. В конце 2015 года появилась информация, что ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) активизировало свои действия в Афганистане. Так воссоздавалась в этой стране иракская реальность, демонстрирующая, что дуга джихадизма или халифата из Ирака и Сирии начинает охватывать и Афганистан.

Тогда у США появлялось несколько вариантов действий: либо столкнуть «Талибан» с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), либо сделать упор на борьбу с «Талибаном», ослабляя его и открывая коридоры возможностей для ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Объединить «Талибан» с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не получается. В этой связи американские генералы публично рисовали разные афганские картинки, заявляя, что «ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) терпит поражение и серьезной угрозы не представляет». Однако специальный представитель президента России по Афганистану Замир Кабулов квалифицировал положение дел в Афганистане как «очень мрачное» и отмечал, что «темпы роста там ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) впечатляют». В этой связи некоторые западные эксперты стали высказывать предположения, что «в Афганистане, возможно, готовится плацдарм для эвакуации части боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) из Сирии и обеспечения скрытного сосредоточения значительных сил ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в северных районах Афганистана, обустройства там тренировочных лагерей для боевиков из республик Средней Азии и регионов России».

На этом фоне естественными выглядят появившиеся сообщения о контактах представителей России с некоторыми лидерами «Талибана». Еще в декабре 2015 года специальный представитель президента России по Афганистану Замир Кабулов выступил с сообщением об совпадении интересов с талибами в борьбе против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). По его словам, «в результате массированного американского присутствия мы получили стратегическую угрозу, в том числе и для нас в перспективе, для Китая, для Индии, для Центральной Азии, для Ирана». Кстати, помимо того, Москва давала понять о своей заинтересованности в переводе противостояния талибов с Кабулом в русло сотрудничества. Вот почему с учетом обозначенных афганских изменений вызывает повышенный интерес взгляд американских генералов на нынешнюю ситуацию. Тем более на фоне выступления командующего войсками США в Афганистане Джона Николсона в сенатском Комитете по вооруженным силам и его же специального интервью для «Голоса Америки».

Во-первых, генерал заявил, что «продолжающаяся пятнадцать лет война с талибами в Афганистане зашла в тупик», чтобы выбраться из него «необходимы дополнительные несколько тысяч военнослужащих». Во-вторых, «афганское правительство постепенно утрачивает контроль над территорией — в период с ноября 2015 года по ноябрь 2016 территориальные потери составили 15%». В-третьих, только 20 из 98 выявленных террористических группировок действуют вблизи афганско-пакистанской границы, «создавая самую высокую концентрацию террористических группировок в мире». Ранее Николсон говорил, что «талибы контролирует около 10% населения, в то время как афганское правительство — около двух третей». В-четвертых, по мнению генерала, Россия и Иран пытаются проводить в Афганистане согласованную политику, а «иранское влияние распространяется на западные провинции Афганистана и даже до Герата». Напомним, что Москва и Тегеран такую же политику проводят и на сирийском направлении.

«Тезисы» генерала Николсона рассматриваются как одно из публичных средств давления Пентагона на администрацию президента Трампа в период выработки стратегии на Ближнем Востоке. Американских генералов беспокоит то, что Россия, и не только она, в Афганистане, как в Сирии, стремится расширить круг партнеров из сил оппозиции, не исключая и официальный Кабул, которых можно будет потом пригласить на мирные переговоры по афганскому урегулированию. Но это на перспективу. Сейчас же Россия стремится предотвратить перенос из Сирии плацдарма ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Афганистан, чтобы не допустить расширения экстремизма и нестабильности в сопредельных, граничащих с ней государствах. Теперь остается только дождаться шагов Трампа на сирийском и афганском направлениях, где у Вашингтона пока еще сохраняются возможности влиять на ситуацию в военном и в дипломатическом смыслах. Президенту США предстоит взглянуть в лицо реальности, перед тем как принимать важные решения.

Станислав Тарасов

США. Афганистан. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 14 февраля 2017 > № 2072505


Афганистан. Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 12 февраля 2017 > № 2069688

Казахстан поддерживает заявку Афганистана на полноценное членство в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), заявил посол Казахстана в ИРА Омиртай Битимов.

Заявление казахстанского дипломата было сделано в ходе встречи с главой исполнительной власти ИРА Абдуллой Абдуллой. Кроме того, Омиртай Битимов вручил главе исполнительной власти медаль «25 лет независимости Республики Казахстан», сообщает афганская пресса.

В свою очередь, Абдулла Абдулла отметил, что вступление Афганистана в ШОС позволит не только улучшить ситуацию с безопасностью, но также будет способствовать расширению торговых связей между странами региона.

Он также добавил, что усилия Афганистана и Казахстана по борьбе с терроризмом являются эффективными, и подчеркнул важность развития сотрудничества в этой области.

Афганистан. Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 12 февраля 2017 > № 2069688


Афганистан. Иран > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 10 февраля 2017 > № 2069646

Торгово-промышленные палаты Ирана и Афганистана провели совместную выставку-ярмарку товаров из обеих стран.

Мероприятие прошло во вторник, 7 февраля в Кабуле. Представители ТППА отметили, что по сравнению с прошлыми годами инвестиции в афганскую экономику снизились на 50%, однако Правительство национального единства предпринимает усилия для перелома этой ситуации. Выставка-ярмарка стала одним из мероприятий, направленных на привлечение инвестиций в афганскую экономику, заявил вице-глава ТППА Хан Джан Алокозай в интервью афганскому телеканалу «Ариана-ТВ».

Мохаммад Курбан Хакджо, замминистра торговли и промышленности ИРА, выступая на пресс-конференции, тоже подчеркнул, что правительство реализует программу по привлечению инвестиций в страну. Отметим, что в недавнем исследовании Всемирного банка также сообщается о значительном снижении иностранных инвестиций в экономику Афганистана.

Афганистан. Иран > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 10 февраля 2017 > № 2069646


Индия. Россия. Афганистан > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 8 февраля 2017 > № 2086811

Совбез России отрекается от поддержки талибов

Глава Совбеза РФ Николай Патрушев попытался убедить представителя спецслужб Индии, что Россия признает только официальное правительство Афганистана, а не талибов.

В Москве советник премьер-министра Индии по национальной безопасности Аджит Довал и секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев обсудили ситуацию в Афганистане, говорили о будущем этой страны. «Тема особенно актуальна на фоне ожидающейся встречи с "афганской повесткой" представителей России, Китая и Пакистана», - сообщается на сайте ШОС (Шанхайской организации сотрудничества).

По данным ШОС, Довал высказал опасения индийской стороны по поводу «сообщений в СМИ» о признании Россией движения «Талибан», заявил осведомленный источник. Однако, как сообщается на сайте ШОС, Россия убедила Индию в своей поддержке правительства Ашрафа Гани. Довал и Патрушев обсудили меры по противодействию запрещённой в России организации ИГИЛ и террористическим группам в Пакистане.

По данным агентства «Интерфакс», на встрече было подчеркнуто, что привилегированный уровень стратегического партнерства между Россией и Индией оказывает значительное влияние на обеспечение стабильности в мире.

А. Довал находился в Москве по приглашению Патрушева. «Их встречи являются частью регулярных консультаций на высоком уровне между Россией и Индией. Собеседники согласились признать 2017 год годом истории российско-индийских отношений в связи с отмечаемым 70-летием установления дипломатических отношений между двумя странами», — сказали в пресс-службе Совбеза.

Напомним, большой шум на Западе вызвало высказывание спецпредставителя президента России по Афганистану, директора департамента Азии МИД РФ Замира Кабулова. В прошлом году он заявил, что Россия готова перестать считать «Талибан» террористической организацией, если будет выполнено условие национального примирения, в частности если талибы будут способствовать прекращению войны и порвут с «Аль-Каидой».

По мнению Кабулова, сейчас «программные установки» талибов изменились, поэтому пересмотр их статуса стал возможен.

«Они станут одной из политических сил Афганистана, которая будет иметь право на существование и признание», — пояснил дипломат, заметив, что решение все равно остается за местным правительством.

Индия. Россия. Афганистан > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 8 февраля 2017 > № 2086811


Афганистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 8 февраля 2017 > № 2069689

Сегодня в Москве состоялись переговоры между российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым и его афганским коллегой Салахуддин Раббани, прибывшего с официальным визитом в Россию.

Как сообщил Лавров на последующей пресс-конференции, стороны подтвердили заинтересованность в развитии сотрудничества в политической, военно-технической, социально-экономической и гуманитарной сферах.

В частности, российская сторона подтвердила готовность продолжить содействие Афганистану в поставках и ремонте военной техники, а также в подготовке национальных кадров по военным, а также гражданским специальностям.

Обсуждая перспективы национального примирения в ИРА, стороны проявили солидарность в признании необходимости продвижения процесса. При этом российский министр подтвердил приглашение Афганистану на новую международную встречу по вопросам афганского урегулирования.

Ожидается, что указанное мероприятие состоится в Москве в середине февраля. Помимо представителей России и Афганистана, в консультациях планируется участие Китая, Ирана, Пакистана и Индии, сообщает официальный сайт МИД России.

В ходе встречи были обсуждены вопросы взаимодействия по линии Шанхайской организации сотрудничества, заявка на получение постоянного членства в составе которой была подана Афганистаном в 2015 году. «Мы работаем и продолжим работать в пользу одобрения этой заявки всеми членами ШОС», – отметил Лавров.

При этом были рассмотрены новые шаги по подключению ИРА к практической деятельности структур ШОС, прежде всего Региональной антитеррористической структуры, в рамках противодействия актуальным угрозам безопасности.

Кроме того, стороны обсудили планы совершенствования договорно-правовой базы сотрудничества между странами, а также перспективы участия российских компаний в осуществлении инфраструктурных проектов на территории ИРА.

По итогам мероприятия Сергей Лавров оценил прошедшие переговоры как полезные и содержательные. «Мы договорились продолжать контакты, включая регулярные встречи сотрудников министерств иностранных дел на уровне заместителей министра, директоров департамента, – добавил он. – Наши личные контакты будут продолжены».

Афганистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 8 февраля 2017 > № 2069689


Россия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 февраля 2017 > № 2078095

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Афганистана С.Раббани, Москва, 7 февраля 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Переговоры с моим афганским коллегой Министром иностранных дел Афганистана С.Раббани прошли в деловом ключе, были очень содержательными и дружескими.

Афганистан – давний и близкий партнер России. Сегодня мы подтвердили обоюдную заинтересованность в дальнейшем наращивании взаимодействия в политической, военно-технической, социально-экономической и гуманитарной областях. Особое внимание уделили совершенствованию договорно-правовой базы. У нас в работе несколько соглашений, межправительственных и межведомственных документов. Условились ускорить их согласование.

Российская сторона подтвердила готовность и далее оказывать Афганистану содействие в поставках и ремонте военной техники. У нас есть соответствующие возможности и соглашения. Будем помогать и в подготовке национальных кадров ИРА как по военным, так и гражданским специальностям. Договорились искать дополнительные возможности для расширения участия российских компаний в реализации проектов по восстановлению и развитию афганской инфраструктуры. Ряд таких проектов уже находится в работе, например, восстановление гидроэлектростанции «Наглу».

Достаточно подробно говорили о задачах продвижения процесса национального примирения в Афганистане. Мы едины в понимании необходимости активизации соответствующих усилий. В этом контексте мы подтвердили приглашение нашим афганским коллегам на очередную встречу по афганскому урегулированию, которая планируется на середину февраля в Москве с участием представителей России, Афганистана, Китая, Ирана, Пакистана и Индии. Мы рассчитываем, что все наши партнеры будут представлены на высоком уровне. Большинство из них уже подтвердили свое участие.

Мы подтвердили нашу поддержку развитию сотрудничества по содействию афганскому урегулированию в рамках Шанхайской организации сотрудничества с учетом того, что в этом году состоится полноформатное присоединение к ней Индии и Пакистана, а также с учетом поданной Кабулом в 2015 г. аналогичной заявки на получение полноправного членства, которую поддерживает Российская Федерация. Мы работаем и продолжим работать в пользу одобрения этой заявки всеми членами ШОС.

Обсудили дальнейшие шаги по подключению Афганистана на данном этапе к практической деятельности структур ШОС, в частности Региональной антитеррористической структуры. Это особенно важно в контексте нынешнего беспрецедентного всплеска международного терроризма, попыток талибов вести диалог на условиях, которые не вполне устраивают наших афганских коллег, и в ситуации, когда ИГИЛ пытается осваиваться в Афганистане, в том числе в северных районах.

Подтвердили нашу обоюдную позицию, что Движение талибов должно вовлечься в конструктивный диалог с учетом тех критериев, которые были заложены в резолюциях СБ ООН и которые поддерживаются Правительством Афганистана.

Говоря об антитеррористических усилиях и в целом о задачах содействия мерам Правительства Афганистана по стабилизации обстановки в своей стране, мы также отметили возможность и желательность возобновления работы механизма Контактной группы «ШОС-Афганистан» уже на нынешней стадии, когда Афганистан пока является наблюдателем.

Я думаю, что в целом переговоры были полезными. Мы договорились продолжать контакты, включая регулярные встречи сотрудников министерств иностранных дел на уровне заместителей министра, директоров департамента. Наши личные контакты будут продолжены.

Признателен Министру иностранных дел Афганистана С.Раббани за приглашение посетить Кабул с визитом.

Вопрос: Как Вы оцениваете сотрудничество с Афганистаном в сфере борьбы с международным терроризмом? Какие Вы видите перспективы?

С.В.Лавров: В наших вступительных заявлениях мы уже упоминали с моим коллегой о важности антитеррористического сотрудничества как в целом в качестве главного вопроса международной повестки дня в сфере безопасности, так и очень важной составляющей наших двусторонних отношений. У нас есть межправительственное соглашение об оказании военно-технической помощи Афганистану, которое закрепило практику, существующую уже много лет, на деле помогающую повысить боеспособность сил безопасности Афганистана и афганской национальной армии. Правовая база укреплена, соглашение вступило в силу в ноябре 2016 г. Мы продолжаем поставлять вооружение и боеприпасы для упомянутых мной афганских структур. Налажены тесные контакты по линии специальных служб, разведки, идет обмен информацией, имеющей отношение к выявлению и ликвидации террористических группировок, повышению эффективности борьбы с ними.

Афганистан, если говорить о региональном измерении террористической борьбы, как я уже упоминал, заинтересован в участии в Региональной антитеррористической структуре ШОС уже в статусе наблюдателя. Нет никаких препятствий для полноценного подключения к этому механизму. Мы будем это активно приветствовать.

Вопрос: До кризиса в отношениях Россия и США активно сотрудничали на афганском направлении. Возможно ли возобновление этого сотрудничества с учетом прихода в США новой администрации?

С.В.Лавров: Афганское направление было далеко не единственным, которое пострадало от специфической политики администрации Б.Обамы. У нас существовала рабочая группа по Афганистану – по-моему, одна из 21, которые были сформированы в рамках созданной Президентской комиссии. Они работали достаточно эффективно, помогали на деле налаживать регулярное взаимодействие, которое давало эффект. К сожалению, когда администрация Б.Обамы решила встать в позу по причинам, которые не имеют никакого отношения к задачам борьбы с терроризмом, да и вообще не имеют отношения к тому, как должны взаимодействовать нормальные государства друг с другом, она заморозила Президентскую комиссию и все 20 с лишним рабочих групп. Безусловно, у нас сохранялись какие-то контакты, в том числе по Афганистану, но они уже носили спорадический характер. Им недоставало регулярности и даже доверительности.

Сейчас с учетом того, что Д.Трамп в своей предвыборной кампании и после того, как занял Овальный кабинет в Белом доме, подтвердил, что для него приоритетом в международных делах является борьба с ИГИЛ и в целом с террористической угрозой, я убежден, что мы наладим более партнерское взаимодействие, которое не будет обременено не относящимися к делу обстоятельствами, как это было при предыдущей администрации. Как только в Вашингтоне сформируются структуры (а этот процесс сейчас идет), которые будут заниматься борьбой с терроризмом и афганской проблематикой в более широком плане как в Госдепартаменте, так и в Белом доме и других подразделениях американской администрации, я уверен, что контакты у нас наладятся, и это будет на пользу всем, включая наших афганских друзей.

Вопрос: Планируются ли какие-либо контакты между российской и американской сторонами до встречи в Женеве по сирийскому мирному урегулированию?

С.В.Лавров: Что касается Сирии, то, несмотря на неспособность американской администрации при Б.Обаме выполнять соглашение, с таким трудом достигнутое в сентябре прошлого года, которое открывало путь к реальной координации борьбы с терроризмом в Сирии между Россией и возглавляемой США коалицией, несмотря на то, что это соглашение, повторяю, не вступило в силу из-за отказа американцев и их разногласий внутри Белого дома, контакты на рабочем уровне, в том числе в Женеве, продолжались. Они были связаны с тем, что т.н. Международная группа поддержки Сирии (МГПС), созданная Россией и США под их сопредседательством, хотя давно уже не собиралась на уровне министров, продолжает функционировать в лице своих двух целевых подгрупп – по контролю за прекращением огня и по гуманитарным вопросам. Еженедельно в Женеве на уровне постоянных представительств соответствующих стран при отделении ООН в Женеве проводятся встречи двух групп – по прекращению огня и по гуманитарным вопросам. Контакты по линии этих механизмов между российскими и американскими дипломатами продолжаются до сих пор. Кстати, накануне каждого из этих еженедельных заседаний встречаются дипломаты России и США и представители ООН для того, чтобы скоординировать предстоящую дискуссию.

В Женеве представлены американские коллеги на уровне карьерных дипломатов. Останутся ли они, я не знаю, но как только будут сформированы и укомплектованы структуры администрации, которые будут работать на сирийском направлении, я убежден, что наши контакты возобновятся на политическом уровне как минимум не реже, чем раньше. Я в этом уверен потому, что Администрация Д.Трампа назвала ИГИЛ в качестве важнейшей и главной угрозы, бороться с которой нужно сообща. Это полностью совпадает с нашей позицией.

Россия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 февраля 2017 > № 2078095


США. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 февраля 2017 > № 2065168

США осудили террористическую атаку в столице Афганистана и заверили в поддержке этой страны в борьбе с терроризмом, заявил на брифинге официальный представитель Белого дома Шон Спайсер.

"Мы серьезнейшим образом осуждаем эту чудовищную атаку и отдаем должное силам безопасности Афганистана за их скорую реакцию", — сказал пресс-секретарь президента США.

По его словам, утром во вторник "генерал Флинн (советник президента США) провел переговоры с советником по национальной безопасности Афганистана, чтобы подчеркнуть нашу продолжающуюся поддержку Афганистану и стратегическому партнерству (с этой страной)". Спайсер заверил, что Вашингтон продолжит поддержку Афганистана в борьбе с терроризмом.

Взрыв произошел во вторник рядом со зданием Верховного суда в Кабуле, его жертвами стали в основном гражданские лица, многие из раненых находятся в критическом состоянии. По последним данным, жертвами взрыва стали 20 человек, более 40 получили ранения.

Представитель МВД сообщил, что террорист-смертник подорвался на парковке здания, когда сотрудники ВС садились в автобус после окончания рабочего дня.

США. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 февраля 2017 > № 2065168


США. Афганистан > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 февраля 2017 > № 2065154

В ООН заявили о необходимости привлечения к ответственности организаторов теракта у здания Верховного суда в Кабуле.

"Мы осуждаем атаку, совершенную вблизи здания Верховного суда в Кабуле. Мы выражаем соболезнования семьям погибших и солидарность правительству и народу Афганистана", — говорится в сообщении пресс-службы ООН.

Представитель МВД ранее сообщил, что террорист-смертник подорвался на парковке здания, когда сотрудники ВС садились в автобус после окончания рабочего дня. По последним данным, жертвами взрыва стали 20 человек, более 40 получили ранения.

"Неизбирательные атаки против мирных жителей, включая сотрудников судебных инстанций, нарушают гуманитарное право и международное гуманитарное право, и не имеют оправдания. Те, кто стоит за этой атакой и другими такими актами, должны предстать перед правосудием", — говорится в распространенном заявлении.

Ольга Денисова.

США. Афганистан > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 февраля 2017 > № 2065154


Афганистан. США > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 3 февраля 2017 > № 2069679

Национальная комиссия по снабжению (NPC) во главе с президентом Афганистана Мохаммад Ашрафом Гани и в присутствии специального инспектора по восстановлению Афганистана из США Джона Сопко подписала контракты на 7,4 млрд. афгани (около 11 млн. долларов).

Джон Сопко был приглашён на заседание комиссии в статусе наблюдателя, сообщают афганским СМИ со ссылкой на пресс-релиз президентского дворца.

Были утверждены и подписаны 8 контрактов, которые ранее были пересмотрены и дополнены в соответствии с министерскими рекомендациями. Более конкретно, они касались строительства плотин в провинциях Балх и Саманган, ирригационного канала в Герате, дороги Джабал Сарадж, а также поставки высокотехнологичного оборудования в Кабульский университет и институты провинций Парван и Вардак.

Ещё 11 контрактов были отправлены на проверку и доработку. В ходе церемонии президент поздравил Афганистан с недавним повышением позиций в рейтинге восприятия коррупции “Transparency International”. Он связал этот успех в том числе с усилиями Национальной комиссии по снабжению.

Напомним, что сейчас Афганистан занимает 7 место в списке наиболее коррумпированных стран, после Сирии, Южного Судана, Северной Кореи и Сомали. В последние несколько лет годы страна стабильно оказывалась одним из трёх лидеров списка.

Афганистан. США > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 3 февраля 2017 > № 2069679


Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 1 февраля 2017 > № 2069675

Компания «Палаты и партнёры» (“Chambers and Partners”), составляющая рейтинги компаний и услуг международного значения, оценила афганскую адвокатскую контору «Какар» как высококвалифицированную.

В гиде по азиатско-тихоокеанскому региону указано, что компания тесно сотрудничает с международными организациями, прекрасно осведомлена в законодательстве и предоставляет высококвалифицированные услуги широкого спектра, сообщает радиостанция «Салам Ватандар».

Также в руководстве по региону на 2017 год высоко оценен опыт одного из руководителей, Кавуна Какара, в сфере международного законодательства, консультировании по различным аспектам фондовой деятельности и рыночным вопросам, налогообложению.

Главный офис компании расположен в Кабуле. Специалисты имеют сертификаты и дипломы, выданные как в Афганистане, так и в США, и предоставляют услуги международным организациям, а также компаниям из США, Афганистана и ОАЭ.

Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 1 февраля 2017 > № 2069675


Афганистан. Сирия. Южный Судан. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 27 января 2017 > № 2069674

Афганистан улучшил свое положение в «Индексе восприятия коррупции», опубликованном международной организацией “Transparency International”.

Согласно данным организации, Афганистан занимает 7 место в рейтинге коррумпированных стран, что на 3 позиции ниже по сравнению с прошлым годом.

Всего в список вошли 176 стран. Наиболее коррумпированными странами были признаны Сирия, Южный Судан, Северная Корея и Сомали. Странами с самым низким уровнем коррупции стали Дания, Новая Зеландия, Финляндия, Швеция и Щвейцария, сообщает информационное агентство «Пажвок».

Афганистан. Сирия. Южный Судан. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 27 января 2017 > № 2069674


Афганистан. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика. Таможня > afghanistan.ru, 24 января 2017 > № 2069788

Афганская делегация под руководством советника министерства обороны и гражданской активистки Важмы Фрог встретилась с представителями Объединённой торгово-промышленной палаты Пакистана (ОТППП), чтобы обсудить сложности торговли и транзита между странами.

Представитель Афганистана заявила о недопустимости задержек афганских товаров на пакистанских таможнях и призвала Пакистан предпринять конкретные шаги для решения этой проблемы. Вице-президент ОТППП Мирза Ихтьяр Бег пообещал, что пакистанские таможенники сделают всё возможное для ускорения прохождений таможни афганскими товарами, а также — что будут приняты меры против экспорта в Афганистан из Пакистана товаров низкого качества, сообщают афганские СМИ.

Напомним, что в последние годы свежие фрукты из Афганистана задерживали на таможне неделями, что привело к многомиллионным убыткам среди афганских бизнесменов и переориентации экспорта на иранский торговый порт Чабахар. В результате торговый оборот между Афганистаном и Пакистаном снизился с 2,5 до 1,5 млрд. долларов.

Афганистан. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика. Таможня > afghanistan.ru, 24 января 2017 > № 2069788


Афганистан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 24 января 2017 > № 2069787

Накануне министр иностранных дел Афганистана Салахуддин Раббани встретился со своим узбекским коллегой Абдулазизом Камиловым, прибывшим с визитом в Кабул.

В ходе переговоров, состоявшихся на территории президентского дворца, стороны обсудили перспективы сотрудничества между двумя государствами в сферах политики, безопасности, экономики и торговли, а также культуры.

Салахуддин Раббани отметил, что взаимодействие с Узбекистаном в деле борьбы с наркотиками, противодействия общим угрозам безопасности, а также в области транзита, коммерции и культурных обменов являются приоритетными направлениями регионального сотрудничества в афганской внешней политике.

Также глава МИД ИРА отметил необходимость расширения возможностей экспорта афганских товаров на узбекские рынки, предложив Ташкенту подписать двустороннее соглашение по вопросам торговли и транзита, сообщает телеканал “1TV”.

В свою очередь, Камилов подтвердил приверженность Узбекистана укреплению сотрудничества с Афганистаном по вопросам взаимного интереса, в частности, в деле поддержания мира и стабильности в регионе, осуществления общих инфраструктурных проектов, в том числе в транспортной и энергетической сфере, а также расширения культурных и гуманитарных связей.

По итогам встречи стороны подписали 5 соглашений о сотрудничестве, в том числе меморандум о взаимопонимании между МИД двух стран, соглашение по борьбе с наркоугрозой, протоколы о намерениях учредить совместную комиссию по вопросам безопасности и расширить сотрудничество в сфере транспорта и по другим проектам, а также дорожную карту сотрудничества на 2017 – 2018 годы.

Афганистан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 24 января 2017 > № 2069787


Япония. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 22 января 2017 > № 2045063

Японская НПО рассказала о своей деятельности в Афганистане

Японская неправительственная организация выпустила DVD с видеозаписью, рассказывающей о ее деятельности по оказанию помощи в Афганистане в последнее время.

Пешавар-кай, базирующаяся в городе Фукуока на юго-западе Японии, и доктор Тэцу Накамура уже примерно 30 лет оказывают сельскохозяйственную и медицинскую помощь в Пакистане и Афганистане.

Эта видеозапись рассказывает о завершении в Афганистане прокладки ирригационного канала длиной 25 километров. Его строили на протяжении 7 лет с 2003 года после вторжения США в эту страну.

Япония. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 22 января 2017 > № 2045063


Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 20 января 2017 > № 2069659

Правительство ИРА собирается провести выборы в парламент и советы уездов не раньше наступления следующего года, заявил накануне пресс-секретарь главы исполнительной власти страны Муджиб Рахман Рахими.

Выступая на пресс-конференции в Кабуле, последний пояснил, что глава исполнительной власти Абдулла Абдулла считает необходимым провести реформу избирательной системы до того, как будет проведено голосование.

«Махинации на выборах 2014 года погрузили страну в кризис, в этой связи нет необходимости проводить выборы в кризисной обстановке, – отметил Рахими. – Мы должны не спешить, а действовать осторожно, правительство намерено провести выборы в Волуси Джиргу [нижнюю палату парламента] и советы уездов в следующем году».

Напомним, что в ходе выборов 2014 года Абдулла Абдулла был главным конкурентом будущего главы государства Ашрафа Гани в борьбе за президентское кресло. Несмотря на то, что по итогам голосования именно Гани одержал победу, штаб Абдуллы активно участвовал в протестах против нарушения избирательного права, и впоследствии, в целях преодоления кризиса, Абдулла был назначен главой исполнительной власти.

В своём выступлении Муджиб Рахман Рахими также выразил обеспокоенность в связи с перспективой использования прежних избирательных удостоверений, подчеркнув, что это может послужить причиной очередных фальсификаций. Пресс-секретарь выразил надежду на то, что грядущая избирательная реформа позволит найти решение в том числе и для этой проблемы, передаёт информагентство «Пажвок».

Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 20 января 2017 > № 2069659


Афганистан. Китай > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 19 января 2017 > № 2069790

Как заявил директор Главного управления Афганистана по борьбе с коррупцией Хуссейн Фахри, Афганистан планирует наладить сотрудничество с Китаем в сферах создания неподкупного правительства и борьбы с коррупцией.

Хуссейн Фахри подчеркнул, что меры, принятые Китаем для поддержки честности в обществе и наказания коррупционеров, оказались эффективными и что Афганистан мог бы взять этот опыт на вооружение. Он также отметил, что борьба с коррупцией должна стать частью долговременной стратегии афганского правительства, цитирует его выступление информационное агентство «Синьхуа».

По словам Хуссейна Фахри, Афганистан добился существенных успехов в борьбе с коррупцией: так с 15 ноября прошлого года 8 высокопоставленных чиновников освобождены от занимаемых должностей в связи с предъявлением им обвинений в сфере коррупции.

Напомним, что, согласно оценкам экспертов, ежегодно жители Афганистана дают взятки на общую сумму около 3 млрд. долларов, что позволяет по-прежнему считать Афганистан одной из самых коррумпированных стран в мире.

Афганистан. Китай > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 19 января 2017 > № 2069790


Афганистан. США. Таджикистан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > news.tj, 19 января 2017 > № 2055766

С «Талибаном» нужно договариваться. Другого выхода нет?

Дмитрий ВЕРХОТУРОВ, эксперт Центра изучения современного Афганистана

Переговоры - средство борьбы с терроризмом. В том числе переговоры с талибами. Ну а афганцам и американцам придется смириться…

В конце декабря 2016 года в Москве состоялось совещание представителей России, Китая и Пакистана, посвященное ситуации в Афганистане, на котором была высказана мысль о том, что нужно исключить некоторых лидеров талибов из "черного списка" Совета Безопасности ООН, для того чтобы они могли принимать участие в мирных переговорах.

Это совещание вызвало протест с афганской стороны, который выразили парламент и Министерство иностранных дел, да и вообще, в афганской прессе довольно часто развивается тема, что Россия якобы поддерживает талибов и все контакты с ними - это доказательство такой поддержки. Несмотря на разъяснение посла России в Афганистане Александра Мантыцкого, что контакты поддерживаются для обеспечения безопасности российской дипмиссии, эти разговоры не прекратились.

Россия с талибами пока не задружилась, но может

Позиция России, конечно, меняется, и, на мой взгляд, для этого имеются самые веские основания. Во-первых, если начать с безопасности российского посольства, то надо признать правоту посла. Многочисленные крупные теракты в Кабуле, в том числе и недавний взрыв у здания афганского парламента (38 убитых и 72 раненых), довольно наглядно показывают, что афганские органы не могут обеспечить безопасность даже в столице.

Безопасность российского посольства, по сути дела, зависит от доброй воли талибов или других группировок. Стоит напомнить, что в январе 2014 года террористы расстреляли группу сотрудников ООН в кабульском ресторане, причем погиб россиянин Вадим Назаров, а в январе 2016 года произошел взрыв в 200 метрах от российского посольства в Кабуле.

После убийства российского посла в Турции Андрея Карлова у дипломатической миссии в Афганистане есть все основания для беспокойства за свою безопасность и принятия мер к предотвращению возможных нападений.

Помимо этого, во-вторых, Россия всегда и всеми силами вела и поддерживала борьбу с терроризмом. Однако стоит заметить, что переговоры всегда были в арсенале средств этой борьбы и часто использовались для того, чтобы склонить боевиков к прекращению вооруженной борьбы, к сложению оружия и даже отказу от их политических претензий.

Переговоры широко использовались в борьбе с басмачами в Средней Азии в 1920-х годах, в борьбе с прибалтийскими и западноукраинскими националистами после Великой Отечественной войны, а также в борьбе с чеченскими боевиками в 1990-е и 2000-е годы.

Достаточно часто переговоры достигали больших успехов без излишних жертв и разрушений. Потому иметь контакты и вести переговоры с талибами в целом или с отдельными группировками - это важная часть антитеррористической борьбы. Если переговоры не получатся, то всегда можно снова обратиться к оружию.

У России большой опыт успешной антитеррористической борьбы, и, на мой взгляд, Россия вполне в состоянии избрать средства борьбы с терроризмом без советов из-за границы.

В-третьих, Россия на протяжении многих лет всеми мерами поддерживала борьбу с террористами в Афганистане, поступаясь иной раз собственными интересами. Только нужно отметить и подчеркнуть, что время идет, а никаких заметных успехов в этом деле не происходит. Даже более того, в Афганистане появилась и укрепляет свои позиции куда более опасная и радикальная группировка - ИГ. Встает вопрос об эффективности усилий США, их союзников и правительства Афганистана.

Если посмотреть на текущее положение, когда талибы уже взялись атаковать и окружать крупные провинциальные центры: Кундуз, Баглан, Лашкаргах, Фарах, то придется сделать вывод, что США и афганское правительство с ними справиться не могут.

«Афганистан есть американский протекторат»

Между тем безопасность России, ОДКБ и особенно Таджикистана - члена ОДКБ, непосредственно граничащего с Афганистаном, требует своей защиты, и эта задача никогда не снималась с повестки дня. Потому совершенно закономерно, что Россия начинает искать другие методы решения этих важнейших задач.

В отличие от Сирии, Россия не может оказать Афганистану прямую военную помощь, в том числе и авиаударами, потому единственным доступным средством остаются только контакты и переговоры с талибами. Способ этот не очень надежный, но все же оставляет надежду, что талибы прислушаются к российским аргументам.

В-четвертых, Россия никогда не отказывалась от помощи Афганистану в борьбе с террористами и делала шаги навстречу афганскому правительству. Только становится очевидно, что это самое афганское правительство саботирует сотрудничество с Россией в этой важной сфере.

На мой взгляд, это происходит под давлением Вашингтона, от которого афганское правительство зависит целиком и полностью, и в этом смысле Афганистан не является полностью суверенной страной. Если зависимость от США простирается настолько далеко, что почти весь бюджет армии и полиции зависит от американской финансовой помощи. Если США по двухстороннему соглашению по безопасности берут на себя разрешение проблем безопасности страны, а госсекретарь США Джон Кэрри признается, что он написал соглашение, сформировавшее нынешнее правительство национального единства в Афганистане, то надо уже назвать вещи своими именами. Афганистан есть американский протекторат.

При таком положении надо бы договариваться с протектором, то есть с США, насчет борьбы с терроризмом. Однако нынешние российско-американское отношения настолько охладились, что нет никакой возможности рассчитывать на какие-либо соглашения и сотрудничество подобного рода. По крайней мере относительно обозримого будущего можно сказать, что США будут уклоняться от сотрудничества с Россией, и, разумеется, протекторат, то есть Афганистан, будет уклоняться также.

В такой ситуации, если суммировать все вышеприведенные обстоятельства, у России нет других способов повлиять на ситуацию в Афганистане, защищая свои интересы и интересы своих союзников по безопасности, первейшим образом Таджикистана, кроме как вести переговоры с талибами и попытаться уговорить их отказаться от продолжения войны.

Афганскому правительству придется с этим примириться, по крайней мере до тех пор, пока оно не изберет более самостоятельный политический курс.

Афганистан. США. Таджикистан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > news.tj, 19 января 2017 > № 2055766


Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > afghanistan.ru, 18 января 2017 > № 2069660

Независимая избирательная комиссия Афганистана приняла решение об отказе от использования новых электронных удостоверений личности на проведении грядущих выборов в парламент и советы уездов.

«Мы будем использовать те возможности, которыми располагаем на данный момент», – заявил накануне в ходе пресс-конференции в Кабуле новый глава афганского Избиркома Наджибулла Ахмадзай.

Ранее процесс выдачи электронных удостоверений рассматривался как один из важных шагов в рамках подготовки к проведению выборов. Тем не менее, процесс внедрения системы электронных паспортов растянулся на несколько лет, и многие обозреватели и активисты выражали опасение в связи с тем, что программа обеспечения населения удостоверений не будет осуществлена в срок.

С учётом того, что процедура обеспечения всего населения страны удостоверениями требует продолжительного времени и значительных расходов, руководство НИК приняло решение о регистрации участников избирательного процесса по прежним удостоверениям, передаёт телеканал “1TV”.

При этом Ахмадзай заверил население в том, что деятельность 7 тысяч избирательных центров, существующих на территории страны, будет должным образом контролироваться во избежание возможных нарушений избирательного права.

Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > afghanistan.ru, 18 января 2017 > № 2069660


США. Россия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 января 2017 > № 2039933

"Ничего не получается. Кажется, мы уже почти 17 лет в Афганистане. Но если посмотреть на все провинции там, то, при всем уважении, мы не дали нашим людям сделать то, что они должны были", - такими словами выразил свою неудовлетворенность положением дел в Афганистане избранный президент США Дональд Трамп в опубликованном на днях интервью двум европейским изданиям, в частности, немецкой газете Bild.

К кому может обратиться за помощью новая американская администрация, чтобы улучшить положение на Гиндукуше? Учитывая реверансы в сторону российского лидера Владимира Путина, это может быть руководство в Кремле, считают российские эксперты, опрошенные DW. В конце концов, в Москве не понаслышке знают, что такое - многолетняя военная операция в этой стране.

Короткая фаза сближения

Как известно, начало операции США и НАТО в Афганистане Россия фактически приветствовала, а в первые годы ее проведения Вашингтон и Москва даже достаточно активно сотрудничали на афганском направлении. Ухудшение отношений ближе к концу 2000-х привело к сокращению взаимодействия между Россией и странами Запада и на Гиндукуше. Традиционные темы для взаимной критики стали включать и Афганистан, - Вашингтон, например, с неодобрением высказывался о тайных переговорах российских дипломатов с талибами. В МИДе РФ факты таких переговоров отрицают.

Поворот афганской политики Москвы в сторону налаживанию диалога с талибами на самом деле обозначился еще в конце 2015 года, "когда спецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов заявил о наличии общих интересов с "Талибаном", замечает эксперт по региону Аркадий Дубнов. Связано это с тем, что в последнее время в Кремле произошла переоценка угроз, которые исходят от Афганистана.

Раньше руководство РФ считало, что нестабильность в Афганистане способна перекинуться на соседние государства Центральной Азии и тем самым создать угрозу для самой России. "Но сегодня в Москве признают, что "Талибан" в качестве национальной афганской политической силы, пусть и радикальной по своему характеру, не угрожает внешней экспансией в Среднюю Азию, которую Россия считает зоной своего влияния", - объясняет Дубнов.

С ним согласен и Алексей Малашенко, руководитель исследований в институте "Диалог цивилизаций", эксперт Московского Центра Карнеги: "Думать, что от Афганистана до России доберется какая-то нестабильность, я бы не стал. Угрозы нет, это однозначно". Поэтому в Москве решили, что с умеренной частью "Талибана" имеет смысл сотрудничать, "имея в виду их неизбежное включение в будущие структуры власти в Афганистане", констатирует Дубнов.

"Москва достаточно пассивна"

Вместе с тем Алексей Малашенко предостерегает от того, чтобы переоценивать активность России на афганском направлении. Комментируя встречу дипломатов из России, Китая и Пакистана, состоявшуюся в конце декабря в Москве, Малашенко назвал сделанное на ней заявление с призывом к талибам присоединиться к этим переговорам "дежурным".

Да, в Москве, по его убеждению, отдают отчет в том, что Афганистан - одна из наиболее проблемных стран в регионе. И Кремль не возражает, "если это ничего не стоит, заниматься посреднически-миротворческой деятельностью", но, как считает Малашенко, "существенных национальных интересов у России в Афганистане нет".

Россия по отношению к Афганистану ведет себя достаточно пассивно, полагает эксперт. По его словам, просто невозможно объективно "поспевать такой бедной стране, как Россия, на всех направлениях. За все приходится платить: за Евразийский экономический союз, за Крым, за Донбасс, за Абхазию, сейчас еще за Сирию". К тому же, с экономической точки зрения, ставки не велики, объем торговли всего в районе миллиарда долларов: "Наших инвестиций там кот наплакал", - признает Малашенко.

Игра на противоречиях

И все же стремление заполнить вакуум, появляющийся в результате ухода войск НАТО из Афганистана, есть, уверен Аркадий Дубнов, но это лишь частично объясняет активизацию Москвы на афганском направлении. Эксперт обращает внимание в этой связи на попытки Кремля сыграть на внутренних противоречиях в Афганистане, например, между различными экстремистскими группировками.

"Обнаружилось, что интересы талибов и террористов из "Исламского государства" (ИГ), в рядах которого воюют боевики-выходцы из стран Средней Азии, на севере Афганистана могут быть различными, и есть возможность углубить эти противоречия, оказывая различного рода поддержку талибам, в том числе, вооруженную", - указал Дубнов.

С другой стороны, налаживание диалога с талибами является элементом давления на правительство президента Афганистана Ашрафа Гани, который рассматривается Москвой как креатура Вашингтона, во всяком случае - уходящей администрации Обамы, уверен Дубнов.

В ожидании нового формата

Теперь в Москве ожидают новых акцентов в афганской политике Дональда Трампа, который вскоре займет кресло президента США. Кремль, в частности, интересует готовность Вашингтона вывести остающийся 9-тысячный контингент американских войск из Афганистана и отказаться от безусловной поддержки местного президента.

"Если новая администрация США откажется от безусловной ставки на Гани (а в Москве, исходя из собственного анализа, надеются на подобное развитие событий, а также на то, что администрация Трампа признает особые интересы России в Афганистане), то, возможно, Москва предложит Вашингтону новый формат совместных действий по афганскому урегулированию", - прогнозирует Дубнов.

Афганистан может стать темой российско-американских переговоров, если произойдет смена тактики ИГ в стране, добавляет Малашенко: "Если предположить, что ИГ будет цепляться за Афганистан, то он может стать зоной сотрудничества по борьбе против терроризма. Тем более что это самый хороший повод для взаимного уважения: удобная площадка для взаимодействия и для разговоров о нем".

Однако не стоит сбрасывать со счетов непредсказуемость самой ситуации в Афганистане. Как подчеркивает Аркадий Дубнов, стремление Москвы сделать талибов договороспособной стороной мирных переговоров "может быть дискредитировано событиями типа недавней серии кровавых терактов в Афганистане. Ответственность за ним, напомнил Дубнов, взял на себя "Талибан", "независимо от того, какое это крыло движения - радикальное, то есть сеть Хаккани, либо умеренное - в лице преемников муллы Омара".

США. Россия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 января 2017 > № 2039933


Афганистан. Китай. Пакистан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 14 января 2017 > № 2069783

Любые совещания по афганскому вопросу, проводимые без участия официальных представителей Афганистана, контрпродуктивны и не являются легитимными в глазах афганских властей, заявил накануне постоянный представитель Исламской Республики Афганистан в ООН Махмуд Сайкал, выступая на заседания Совета безопасности ООН.

Хотя афганский дипломат в ходе своего выступления не стал указывать на конкретную встречу, кабульские обозреватели сочли, что он имел в виду прошедшую в Москве 27 декабря встречу представителей России, Китая и Пакистана по афганскому урегулированию. Это мероприятие вызвало возмущение афганских властей, передает афганский телеканал «1TV».

Сайкал назвал одним из факторов афганского кризиса соперничество иностранных государств. Он напомнил участникам заседания о жертвах недавних терактов в Кабуле, Кандагаре и Гельманде, призвав Совет безопасности ООН осудить действия стран, которые, по его мнению, используют терроризм в качестве инструмента в своем геополитическом соперничестве.

Афганистан. Китай. Пакистан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 14 января 2017 > № 2069783


Казахстан. Афганистан. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 14 января 2017 > № 2038997

О том, какие задачи стоят перед Казахстаном в Совете Безопасности ООН, пояснили отечественные политологи, передает МИА «Казинформ».

«Как было сказано в политическом обращении Президента на дебатах в Совбезе ООН — наши приоритетные цели в рамках этой работы следующие: приближение мира без ядерного оружия, предотвращение угрозы глобальной войны, содействие миру в Афганистане и формирование региональной зоны мира в Центральной Азии, разработка Астанинского кодекса поведения при антитеррористических операциях в рамках усилий по созданию Глобальной антитеррористической коалиции (сети) под эгидой ООН, содействие мирному и стабильному развитию Африки, продвижение Целей устойчивого развития ООН и неразрывности связи между миром, безопасностью и развитием, адаптация ООН к требованиям XXI века и согласование механизма регулярных встреч государств-членов СБ на уровне глав государств и правительств с целью укрепления коллективной политической воли для решения глобальных проблем», — перечислил задачи Марат Шибутов.

Отметил эксперт правовые и прикладные аспекты. «На мой взгляд, мы можем представить и может даже внедрить свои наработки по кодексу при антитеррористических операциях, внести свой взгляд в видение будущего ООН до конца года. По прикладным задачам — там слишком большая махина, чтобы за год что-то сделать заметное, но мы постараемся. Думаю, мы нарастим тут свой политический потенциал, а потом это поможет нам усилить и экономический потенциал — влияние дает деньги. Такая деятельность, пусть не сразу, но приносит плоды для простого населения страны и плоды положительные», — резюмировал политолог.

Казахстан. Афганистан. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 14 января 2017 > № 2038997


Китай. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 14 января 2017 > № 2035971

Директор Главного управления Афганистана по борьбе с коррупцией Хуссейн Фахри на днях в интервью корр. Синьхуа заявил, что борьба с коррупцией и создание неподкупного правительства крайне важны для страны. Афганистан надеется наладить сотрудничество с Китаем в этих областях.

Высоко оценив успехи, достигнутые КНР в процессе всестороннего усиления строительства дисциплины и партийного образа, Фахри отметил, что китайское правительство за счет применения правовых средств сдерживает коррупцию, решительно карает по закону коррупционные элементы, чем способствует созданию атмосферы честности в обществе и дальнейшей защите национальных интересов.

По словам директора, после начала послевоенного восстановления в 2001 году ситуация с безопасностью в Афганистане вызывает озабоченность, коррупция также долгое время препятствует работе правительства. Но борьба с коррупцией не может принести немедленные и ощутимые результаты и должна быть частью долгосрочной работы правительства, приоритет которой -- совершенствование механизма контроля и претворение в жизнь соответствующих законов, чтобы направить общество в правильное русло. Афганистан должен заимствовать положительный опыт, накопленный Китаем в борьбе с коррупцией, добавил он.

Фахри подчеркнул, что при помощи и участии Главного управления по борьбе с коррупцией Афганистан в прошлом году добился значительных успехов: с 15 ноября минувшего года 8 высокопоставленных чиновников были сняты с занимаемых должностей, им предъявлены обвинения по подозрению в коррупции. Кроме того, в прошлом году в Кабуле был создан Национальный судебно-правовой центр по борьбе с коррупцией. --0

Китай. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 14 января 2017 > № 2035971


Афганистан. ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 января 2017 > № 2036258

Тела эмиратских дипломатов, погибших при теракте в Афганистане, доставлены на родину, сообщает государственное информационное агентство WAM.

Во вторник, 10 января, при взрыве в афганском Кандагаре погибли 11 человек и 16 получили ранения, погибли пять эмиратских дипломатов, ранения получил посол ОАЭ в Афганистане. Взрыв прогремел в гостевом доме губернатора провинции Кандагар, где эмиратские дипломаты находились с гуманитарной миссией.

Тела четырех погибших доставлены военным самолетом в сопровождении официальных лиц. Идентификация тела пятого дипломата пока не завершена.

Афганистан. ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 января 2017 > № 2036258


Афганистан. Китай. Пакистан. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 12 января 2017 > № 2033546

Finding a Lesser Evil in Afghanistan

Jean Perier

On October 7, 2001, the United States launched an armed invasion of Afghanistan that was allegedly aimed at destroying Al-Qaeda. Fifteen years after this act of aggression, presented as a response to the 9/11 attacks in New York and Washington, Afghanistan remains the toughest security challenge in Central Asia – a strategic region that lies at the crossroads between the Middle East and Asia. Due to this fact, Afghanistan has become a stage for one of the most intense and bloody armed conflicts on Earth, a conflict that remains the longest armed struggle in US history. On top of the massive number of civilian casualties suffered by the Afghan population, NATO forces have lost more than 3,500 thousand men on the field of battle. At the end of the day, Washington has trillions of dollars to achieve nothing.

Despite repeated attempts taken by the international community over recent years to seek political reconciliation, no settlement has been achieved. Therefore, any attempt taken by international players and the countries bordering Afghanistan at bringing the parties to the negotiating table receives a lot of interest and attention.

For instance, last December, Iran took the unprecedented step of inviting Taliban leaders to a conference in Tehran, although it had been consistently denying even the possibility of contacting the Taliban movement on any level. As it’s been noted by an Iranian scholar, cleric and a member of the Assembly of Experts in Iran, Ayatollah Mohsen Araki, only those representative of the Taliban movement who adhered to “moderate” views received the invitation. According to the Ayatollah, there’s a number of political figures deep within the Taliban structure that still believe in the unity of all Muslims.

Almost simultaneously, Moscow hosted a round of the tripartite consultation on the Central Asian issues with the participation of special representatives of Russia, China and Pakistan. The previous two were held in Beijing and Islamabad. Yet, Afghan officials were not invited.

However, the fact that such a meeting was held without the participation of the representatives of the Afghan government angered the Ministry of Foreign Affairs and the Parliament of the Democratic Republic of Afghanistan. The Afghan side pointed out that such consultations may cause problems despite the good intentions of those that took part in it. A number of Afghan members of parliament would go as far as to describe such meetings as an “attack on Afghan sovereignty”, while insisting that the Afghan government should condemn the tripartite consultations. However, Kabul chose not to release any official statements.

Representatives of Moscow, Tehran and Pakistan noted that there’s a visible deterioration of the security situation in Afghanistan during the talks they held, while expressing grave concern over the increasing scope of activities of extremist groups, including ISIS. The parties agreed to carry on their efforts to further promote the advancement of national reconciliation in Afghanistan that is to be led by Afghans themselves, while seeking options to reintegrate those who form armed opposition groups, back in the civilian life.

It is been reported that during the meeting the parties agreed to file a request to the UN Security Council to get a number of Taliban leaders off the “black list” to provide them with a chance of participating in peace talks. A similar request to the international community has been put forward by the Taliban itself, since the movement is convinced that some of its representatives need the freedom of movement for its members to have a say at the negotiation table. And even though the Obama administration was not prepared to take such a step, the decision to support this notion taken by China and Russia has been described by a number of international observers as a step toward the legalization of Taliban at an international level.

As it’s been reported by the Afghan media, the representative of the Taliban movement in Qatar, Suhail Shahin, welcomed the outcomes of the Moscow meeting. According to a number of regional observers, one of the reasons why the Taliban seeks closer ties with Russia is the emergence of a terrorist threat that is new to Afghanistan – ISIS. The so-called Islamic State was created and nurtured by the Obama administration and now the White House sends its militants to Central Asia in a bid to break the Taliban resistance. Therefore, local elites decided they would be better off establishing ties with Russia, which they had previously fought, in order not to be swarmed by fanatical mercenaries. Now Reuters notes that the Pentagon is extremely concerned by the rapidly developing ties between Russia and the Taliban.

As for the Government of National Unity of Afghanistan, it is necessary to recall that it was repeatedly accused of providing support to the Islamic State. Yet, its officials chose to do nothing to dispel those allegations. This resulted in the countries of the region turning their eyes toward the Taliban instead as a lesser evil in this situation.

Therefore, it’s safe to state that the trilateral meeting in Moscow displayed the determination of regional powers to establish peace in Afghanistan through consultations and negotiations.

Афганистан. Китай. Пакистан. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 12 января 2017 > № 2033546


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter