Всего новостей: 2184671, выбрано 3324 за 0.159 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Сербия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 14 августа 2017 > № 2274867

Министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич представил план разделения Косово, который, по его мнению, разрешит конфликтную ситуацию вокруг этой бывшей сербской провинции. Северная часть Косово, населенная преимущественно сербами, должна отделиться и перейти в подчинение Сербии, говорится в статье Дачича в правительственной газете Novosti, опубликованной в понедельник, 14 августа.

Вместе с тем оставшимся в Косово сербам следует предоставить значительную автономию, а средневековые сербские монастыри в Косово должны получить особый автономный статус по модели греческого Афона, считает глава МИД Сербии.

В своей статье Дачич отходит от официальной позиции Белграда о том, что Косово - это сербская территория. Прежняя политика Сербии по Косово "потерпела полное поражение", указал политик.

В Косово, вероятно, отклонят идею сербского министра, пишет агентство dpa. США и ЕС ранее высказывались против любых изменений границ на Балканах. К настоящему моменту Республику Косово признали 114 государств.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 14 августа 2017 > № 2274867


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 августа 2017 > № 2273995

Глава Минобороны Сербии Александр Вулин в ходе визита в Москву в субботу передал коллеге Сергею Шойгу и президенту России Владимиру Путину приглашения на мероприятия памяти событий Первой и Второй мировых войн.

Вулин в пятницу и субботу совершил двухдневный визит в Россию, где прошла его встреча с Шойгу. Глава сербского МО присутствовал на церемонии закрытия Армейских международных игр — 2017, в которых команда Сербии участвовала в "Танковом биатлоне".

"Я передал приветствие Верховного главнокомандующего и президента Александра Вучича и приглашение его коллеге Владимиру Путину вместе с нами в следующем году отмечать столетие прорыва Салоникского фронта, когда мы вместе сражались и побеждали. Также от имени Верховного главнокомандующего и президента Александра Вучича я пригласил министра Шойгу присутствовать на годовщине освобождения Белграда 20 октября", — цитирует Минобороны Вулина.

Министр добавил, что уверен в дальнейшем развитии "взаимовыгодного двустороннего военного сотрудничества России и Сербии", которое определяется документом о стратегическом партнерстве двух стран. При этом глава сербского оборонного ведомства в очередной раз подчеркнул, что его страна не планирует вступать "ни в НАТО, ни в ОДКБ, ни в другой военный союз".

Согласно парламентской резолюции 2007 года, Сербия придерживается нейтралитета в отношении военных союзов, однако парламент страны ратифицировал 12 февраля 2016 года документ о дипломатическом иммунитете для представителей НАТО и логистической поддержке на территории республики.

Индивидуальный план партнерства Сербии с НАТО (IPAP) вступил в силу в марте 2015 года, документ определяет образовательно-техническое сотрудничество, совместные учения и создание положительного имиджа альянса в сербском обществе. Вместе с тем в 2013 году парламент Сербии получил статус наблюдателя в Парламентской ассамблее ОДКБ.

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 августа 2017 > № 2273995


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272761

Опасно ли идти против России

Мирослав Лазански, Политика, Сербия

В том, что касается советских или российских разведывательных кругов или вообще всех разведывательных служб и контрразведки России, царит убежденность: военная разведка когда-то советских, а теперь российских вооруженных сил является самой сильной и эффективной в мире. Просто эта служба, когда-то известная под названием ГРУ, а теперь — ГУ, не переживала всего того, что сопровождало распад Советского Союза. Ее не постигла участь других разведслужб в этом регионе.

Даже после распада СССР ГУ продолжило контролировать, как когда-то ГРУ, все российские разведывательные космические спутники.

Недавно бывший глава военной разведывательной службы России генерал-полковник Федор Иванович Ладыгин побывал в Белграде и дал небольшое интервью газете «Политика». Вообще начальники подобных служб, даже выходя в отставку, не любят выступать в СМИ. А особенно они не любят рассказывать о своей работе…

«Политика»: Генерал, вы и генерал Афанасьев написали книгу под названием «Военно-доктринальный базис внешней политики США». В книге опубликована карта всех зон ответственности американских вооруженных сил в мире. Согласно этой американской карте, Россия находится в зоне ответственности Европейского командования вооруженных сил США. Когда два года назад я опубликовал эти данные в «Политике», мне никто не поверил. Ознакомлена ли российская общественность с тем фактом, что Россия находится в зоне ответственности Европейского командования вооруженных сил США?

Федор Иванович Ладыгин: Общественность не только ознакомлена с этими данными, но и прекрасно их знает. Но для нас это особенно важно с исторической точки зрения, потому что на нашу страну и наш народ несколько раз нападали и с запада, и с востока. Запад никак не может смириться, не может воспринимать нас как равноправного партнера. Запад все время выступает против России, тем самым ставя под угрозу и себя самого тоже. Мы — миролюбивый народ, и мы можем жить в дружественных отношениях и с Востоком, и с Западом. Мы терпеливы. Мы можем очень долго терпеть, но тому, кто думает, что может до бесконечности испытывать наше терпение, не поздоровится.

— Тогда сколько же Россия может терпеть американские санкции?

— Лично я думаю, что торопиться с ответом на американские санкции не стоит, хотя терпеть до бесконечности, разумеется, тоже невозможно. Потому что когда терпишь, другая сторона становится все агрессивнее и наглее, растут ее аппетиты. Но я знаю, что президент Владимир Путин и наше правительство примут в этом отношении нужные меры в нужное время.

— Как вы — человек, когда-то возглавлявший ГУ — думаете, удержится ли президент США Дональд Трамп в Белом доме?

— Лично меня судьба Трампа не беспокоит. Его избрал американский народ, и он получил большие полномочия как президент Соединенных Штатов. Это его работа, и как он поведет себя в ситуации, когда у него есть противники не только в Демократической партии, но и в среде своих же республиканцев, найдет ли он в себе силы бороться, нам только предстоит увидеть. Если он победит, то честь ему и хвала. Если нет, то что поделать: на его месте в Белом доме будет кто-то другой. Потому что американская политика не зависит от того, кто занимает кресло президента, демократ или республиканец. Политику США определяет американская политическая элита, в которую входят многие. Я только надеюсь, что больше не будут выдумываться ситуации вроде применения химического оружия в Сирии войсками президента Асада, чтобы американцы могли бомбардировать Сирию. Все это опасные измышления и конструкты.

— Генерал, вы хотите сказать, что России все равно, кто является президентом США?

— Нет. Это лишь мое личное мнение. Президент России может поддерживать хорошие отношения с любым американским президентом, который пожелает иметь дело с Россией как с равноценным партнером.

— Является ли содержание вашей книги на самом деле неким посланием российским неолибералам?

— В определенной степени я ориентировался не на неолибералов России, а на российский народ, в котором 90% — настоящие и честные патриоты. Это шахтеры, рабочие, крестьяне, и мое послание заключается в том, чтобы донести до них, с какими иностранными партнерами сегодня имеет дело наш президент и правительство.

— То есть ваши партнеры вводят против вас санкции?

— Вы хорошо чувствуете русский язык. Я имею в виду «партнеров» в кавычках. В 2014 году я написал книгу «США — Россия. Партнер или противник», и там ясно сказано, как русский человек воспринимает политическую элиту США.

— А политическая элита России?

— Я не комментирую внутренние дела России.

— Существует ли в России пятая или шестая колонна?

— Есть псевдолиберальные русофобы, которые скрываются за русским паспортом, всячески выражая свою ненависть к России. Я не говорю о пятой или шестой колонне, но думаю, что сказал намного больше.

— Прежнее ГРУ было сильнее, чем нынешнее ГУ?

— Современное ГУ, Главное управление, продолжает успешную работу и успешно выполняет свои задачи, которые перед ним ставит политическое руководство страны. Я еще не слышал ни одного замечания в адрес ГУ.

— Направлена ли американская система ПРО в Польше и Румынии непосредственно против России?

— Да, и сегодня это видно даже слепому. Этот мнимый щит повышает риск ядерной войны, а вместе с тем и традиционной войны. Поляки и румыны подвергают свой народ большой опасности, потому что в случае угрозы мы нанесем удар прежде всего по ним.

— Почему польская и румынская общественность спокойно к этому относится?

— Народ там ничего не знает.

— А немцы молчат?

— Система не на их территории. Знаете, закон войны такой: первым делом уничтожаются средства противника в непосредственной близости. И все это должны знать…

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272761


США. Сербия. Хорватия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 10 августа 2017 > № 2271088 Жарко Пуховски

Это Америка дестабилизирует Балканы, а не Россия

У Запада идея-фикс: вырвать Сербию из русских тисков. Хорватия обеспокоена тем, что Меркель поддерживает Белград

Юрица Керблер (Jurica Kerbler), Вечерње новости, Сербия

Вот уже несколько раз, начиная с миграционного кризиса и далее, Ангела Меркель выказала свою поддержку Белграду. Она просто хотела сократить институциональное преимущество Хорватии, которая является членом Евросоюза, перед Сербией, которая членом не является. Желание Меркель — сравнять позиции и вырвать Сербию из русских тисков. Об этом недавно говорил и американский вице-президент Пенс в Подгорице. Вероятно, сейчас это их общая идея-фикс.

Об этом в интервью Вечерње новости говорит Жарко Пуховски, наиболее авторитетный хорватский политический аналитик. На вопрос о том, каким он видит будущее сербско-хорватских отношений, он отвечает: «Происходят неутешительно медленные улучшения. Подчеркну — неутешительно медленные. Эти улучшения по-прежнему отстают от объективных потребностей. Но с обеих сторон все больше людей, которые не заинтересованы в националистических конфликтах».

Пуховски утверждает: то, что хорватско-сербские отношения улучшаются, подтверждает, в частности, отсутствие (до нынешнего лета) серьезных инцидентов на Адриатическом море с участием сербских туристов.

«Десять лет назад, при той риторике, которую мы слышим даже сегодня, у нас было бы с десяток таких инцидентов. Но, по всей видимости, граждане Хорватии и Сербии больше не восприимчивы к резкой риторике».

— Вечерње новости: Это влияет и на то, что в этом году об операции «Буря» вспоминают в мирной атмосфере, да и оценки, звучащие из Хорватии и Сербии, не столь резки, как в прошлые годы.

— Жарко Пуховски: Во-первых, обе стороны получили определенного рода предупреждение из Берлина, и хорватская власть оказалась в ситуации, когда она больше не контролирует Книн и вынуждена вести себя осторожнее, чем прежде. Поэтому, действительно, все ограничилось переговорами на высшем уровне. И нужно помнить, что парламентское большинство нынешней власти очень щепетильно. Партии SDSS и HNS так просто не «проглотят» некоторые вещи, а от них зависит большинство в парламенте.

— А какая ситуация сложилась с сербской стороны?

— Там тоже получили предупреждение из Берлина, да и инаугурационная речь Александра Вучича, а также все, что за ней последовало, подтверждают: новый президент прекрасно справляется с ролью лидера того, что осталось от Югославии (без Хорватии и Словении). Вучич решил действовать как государственник.

— Мы уже видели много примеров того, как сербско-хорватские отношения продвигались на шаг вперед и делали два назад. Есть ли предпосылки к тому, чтобы летопись разногласий закончилась навсегда?

— Есть. Поскольку в ближайшее время ни с одной, ни с другой стороны не планируется проведение выборов, лидеры (Вучич и Пленкович) могут спокойно договориться обо всем, начиная с вопроса о границах и заканчивая судьбами пропавших без вести. Вспомните одну важную вещь, сказанную Вучичем, о том, что нужно дать возможность бывшим узникам лагерей посетить в Сербии те места, где они пребывали, хотя до сих пор сербская сторона в этом отказывала. Этот знак теперь многое означает.

— Кто будет «главным игроком» в нормализации отношений между Сербией и Хорватией: Вучич, Пленкович, Грабар-Китарович или Ана Брнабич?

— Во всем этом дамы будут играть меньшую роль — первые роли будут у Вучича и Пленковича. И плохое, и хорошее будет результатом действий Вучича и Пленковича. Все остальное — только пустые бумажки, потому что у хорватского президента нет никаких возможностей повлиять на реализацию того, что она подписывает.

— Сейчас опять стали актуальны экономические проблемы между Сербией и Хорватией… Как они будут решаться?

— Вот уже тысячу лет между Сербией и Хорватией происходит оживленный товарообмен, который прекращался только из-за ударов тяжелой политической артиллерии. То есть здесь применима либеральная модель «не мешай», и тогда экономическое сотрудничество будет процветать, начиная со сферы туризма и заканчивая сельским хозяйством. Возникают определенные трудности, типа Тодорича, но они вполне мирно разрешаются в рамках сербско-хорватских отношений. Тут важно, чтобы правительства придерживались традиционной либеральной доктрины и не вмешивались в дела, не мешали друг другу.

— Насколько Хорватия способна помочь Сербии войти в ЕС?

— По-моему, в ближайшие десять лет Сербии не войти в Европейский Союз. Сейчас у ЕС нет институциональных возможностей принимать новых членов, и маловероятно, чтобы страны-члены пришли к консенсусу о приеме кого бы то ни было, кроме Черногории. Так что, я думаю, Черногория первой войдет в ЕС менее чем через десять лет. Остальные будут ждать, и будут разные договоренности о том, войдут ли одни с другими «в пакт». Также важно, как будут развиваться сербско-косовские и косовско-сербские отношения, как пойдут дела с Македонией и Боснией и Герцеговиной.

— Какую позицию в этой связи займет Хорватия?

— Хорватии не следует поступать с Сербией так, как поступила Италия в отношении Словении, и Словения — в отношении Хорватии. Не нужно вставлять палки в колеса.

— Насколько в действительности сильно российское влияние на Западных Балканах, о котором в Подгорице говорил Майк Пенс?

— На международной арене проводится совершенно шизофреническая политика. Ее лучше всего иллюстрирует тот факт, что президент Трамп в разговоре с Путиным упрекал его в том, что русские помогли кандидату Трампу стать президентом Америки. Вопрос, решится ли Трамп продолжить обострение отношений с Россией. Сам же Пенс сказал полную ерунду о том, что Россия дестабилизирует наш регион. Это делают США, потому что это Америка меняет лицо региона, и большая часть государств это понимает. Хотя Сербия — не до конца.

— Если международная обстановка ухудшится, то насколько это ощутит юго-восток Европы?

— Проблемы возникнут, если Трамп начнет выполнять свои обещания, и если США и Россия выступят против Китая, а также Евросоюза. Тогда весь наш регион может оказаться в крайне тяжелой ситуации.

— Как будет развиваться диалог Белграда и Приштины?

— Единственный смысл этого диалога — тянуть его как можно дольше, чтобы спала напряженность, реальных же результатов пока не предвидится. Сейчас предпринимаются экстренные меры, однако ни у кого нет концепции, приемлемой для обеих сторон, так что исход ясен. Будут два независимых государства, которые, возможно, вместе войдут в ЕС, и их отношения останутся прежними, то есть не слишком дружественными. Кстати, подобный пример — отношения Хорватии и Словении. Членство в ЕС не положило конец их конфликтам.

США. Сербия. Хорватия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 10 августа 2017 > № 2271088 Жарко Пуховски


Сербия. Канада > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 10 августа 2017 > № 2270452

ЗМТ (г. Майданпек) увеличил поставки медной трубы на рынок Канады

Результатом работы за первое полугодие 2017 года стало увеличение объема поставок на рынок Канады на 26% от прошлогоднего показателя - 545 т, что составило 683 т.

Несмотря на практически 8 000 км морской и сухопутной территории и, как следствие, сложный логистический маршрут, доставка медной трубы от Сербии до Канады занимает от 30 до 40 дней.

С завода контейнер с продукцией отправляется автотранспортом до города Бар (Черногория), перегружается на корабль до Монреаля (Канада), и уже из Монреаля поездом идёт до города Торонто.

ОАО «ЗМТ» успешно сотрудничает с Канадской компанией на протяжении 4-х лет, и рассчитывает и на дальнейший рост объема поставок по итогам года.

Сербия. Канада > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 10 августа 2017 > № 2270452


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 августа 2017 > № 2270174

Специальный представитель президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов принял посла Республики Сербии в Москве Славенко Терзича по его просьбе, сообщил департамент информации и печати МИД.

"В ходе беседы состоялся доверительный обмен мнениями по складывающейся обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке с упором на проблематику сирийского урегулирования, развитие ситуации в Ливии и положение дел на палестино-израильском направлении", — сообщил МИД.

Отмечается, что в ходе беседы "подчеркивалось, что возникшие в регионе кризисные ситуации на волне "арабской весны" привели к резкому усилению глобальной террористической угрозы и появлению масштабной проблемы нелегальной иммиграции в европейских государствах".

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 августа 2017 > № 2270174


Сербия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 августа 2017 > № 2267925

Что бы Сербия о себе ни думала, она — лишь сопутствующий ущерб в большой игре между Вашингтоном и Москвой

Тамара Никчевич (Tamara Nikčević), Avangarda, Босния и Герцеговина

Директор белградского Форума по этническим отношениям Душан Янич рассказывает порталу Avangarda о правлении Александра Вучича, которым руководят сербские криминальные и разведывательные структуры, о провальной поездке Вучича в США, которую он в своих СМИ пытается преподнести иначе. А также о влиянии России в Сербии и о новом правительстве, в котором большинство министров поддерживает РФ. Кроме того, Душан Янич комментирует формирование так называемой мини-Югославии посредством создания единого балканского рынка, и рассказывает о том, как Загреб подрывает работу Триестского саммита и блокирует подписание Боснией и Герцеговиной так называемого Транспортного соглашения.

Несмотря на заявления подконтрольных Белграду СМИ, похоже, что президенту Сербии Александру Вучичу все же не удался первый визит в США в качестве главы государства. Подобное впечатление не помогло сгладить даже выступление Вучича в программе TV Pink, в которой он, находясь еще в Вашингтоне, похвастался перед зрителями тем, что его хозяин, вице-президент США Майк Пенс, «оказал по-настоящему большую честь сербской делегации тем, что после переговоров проводил до ворот Белого дома».

С другой стороны, предполагают, что Александр Вучич мог ожидать в Вашингтоне «холодный душ», поскольку перед поездкой в Америку президента Сербии ознакомили с письмом члена американского Конгресса Эдди Бернис Джонсон. Она предупреждала вице-президента США Майка Пенса о «шести крайне неприятных аспектах, которые препятствуют развитию отношений между двумя странами». В частности, Джонсон привлекла внимание вице-президента США к совместным войсковым учениям Сербии, России и Белоруссии под названием «Славянское братство». Учения проводились на границе с Польшей и именно «в тот день, когда Черногория стала членом НАТО». Кроме того, Джонсон упомянула о по-прежнему нерешенном вопросе со статусом российского гуманитарного центра в Нише, об укреплении дипломатических отношений между Сербией и Ираном, о все еще не расследованном инциденте с поджогом посольства США в Белграде после провозглашения косовской независимости в 2008 году, а также об убийстве американских граждан (братьев Битич), которых сербские силы ликвидировали в 1999 году в Косово.

Особенно интересной деталью в письме госпожи Джонсон, адресованном вице-президенту Пенсу, является ее обеспокоенность новостью о том, что «небольшая группа, в которую входит брат президента Андрей Вучич и четверо его близких друзей (Никола Петрович, Звонко Васелинович, Славиш Кокез и Ненад Ковач), продолжает руководить всей инфраструктурой и государственными проектами. Их связь с Александром Михайловичем Бобаковым, спецпредставителем президента РФ Владимира Путина, также необходимо разъяснить».

В конце своего обращения Эдди Бернис Джонсон выражает надежду на то, что встреча вице-президента США с президентом Вучичем «будет отложена, пока не произойдут ощутимые подвижки и не будут даны четкие обещания». И все-таки в начале этой недели встреча состоялась. Правда, по-прежнему неизвестно, поставил ли Пенс на встрече с Вучичем какие-то из вышеперечисленных вопросов. Также неизвестно, какие ответы вице-президент США на них получил.

«Несмотря на крайне скудную информацию, предоставленную кабинетом вице-президента США средствам массовой информации после встречи с Александром Вучичем, мы предполагаем, что во время этой беседы в Белом доме речь шла об отношениях в регионе, а также, вероятно, о постоянно растущем российском влиянии на Балканах. Хотя я полагаю, что президент Сербии говорил об этом больше с американскими конгрессменами, с которыми также встречался, а не с вице-президентом Пенсом. Почему? Потому что, в отличие от Вучича, вице-президент США знает, что сербский президент — не самый компетентный собеседник, когда речь идет о будущем и перспективах развития Балкан», — говорит директор Форума по этническим отношениям Душан Янич.

— Avangarda: Если не самопровозглашенный «лидер Балкан» Вучич, то кто является для Вашингтона компетентным собеседником на эту тему? Москва?

— Душан Янич: Конечно. Что бы Сербия о себе ни думала, она — лишь сопутствующий ущерб в большой игре между Вашингтоном и Москвой. Поэтому зачем вице-президенту Пенсу тратить время на разговоры с Вучичем о российском влиянии на Балканах, если он поддерживает прямую связь с Кремлем? Так что эта тема не поднималась.

— А какие темы обсуждались?

— Прежде всего, нерасследованное убийство братьев Битич и поджог американского посольства в Белграде в 2008 году. Разумеется, также говорили об отношениях Сербии и НАТО. Похоже, русские — я даже понимаю зачем — распространяли ложь о том, что в ЕС можно войти без предварительного вступления в НАТО. Европа долго это терпела, но, по-видимому, подошло время нулевой толерантности в отношении этого «аргумента».

— Президент Вучич говорит, что во время разговора об убийстве братьев Битич вице-президент Пенс был «конкретен» и не хотел поставить президента Сербии в «трудное положение».

— О какой мере конкретности идет речь, мы поймем по официальному заявлению Министерства юстиции США, которое в октябре или ноябре сообщит результаты.

— Недавно группа республиканских конгрессменов обвинила президента Вучича в том, что он «не выполняет свои обещания». Они имеют в виду, что с момента, когда бывшему высокопоставленному сербскому политическому функционеру Горану Радосавлевичу Гури было предъявлено обвинение в причастности к убийству трех братьев Битич, Вучич «не предпринял ничего, чтобы довести до конца расследование этого преступления». При этом известно, что Радосавлевич — член Главного комитета Сербской прогрессивной партии Вучича.

— Об убийстве братьев Битич в Косово все известно: и роль Гури, и роль Белграда, который дал добро, и имена местных исполнителей. Будь у них хоть немного совести и мозгов, это преступление можно было бы раскрыть еще при премьере Зоране Джинджиче. К сожалению, этого не произошло, хотя речь идет о деле, с помощью которого — осуди Сербия виновных — она могла бы объяснить некоторые вещи. Братья Битич пытались спасти цыганскую семью и перевезти ее в Сербию. Однако они не остановились на контрольно-пропускном пункте, и сербские силы сначала их задержали, а потом, расстреляв в затылок, сбросили в братскую могилу. Об этом сохранились документы и даже видеозаписи. Сейчас проще всего арестовать Гури, который в то время командовал войсками в Косово. Однако я уверен, что западные спецслужбы не заинтересованы в том, чтобы Радосавлевич сидел в тюрьме.

— Почему?

— Потому что им гораздо полезнее следить за его деятельностью в Ливии, России и так далее, чтобы таким образом держать Сербию в кулаке. Ведь Гури — неиссякаемый и полезный источник информации, поэтому спецслужбам Запада выгоднее, когда он на свободе. С другой стороны, убийство братьев Битич и поджог американского посольства в Белграде — это своеобразная проверка для того, кто правит Сербией.

— А кто правит Сербией?

— Незаметные сотрудники служб безопасности, среди которых сегодня видные адвокаты, политики, отцы политиков, советники… Некоторые дипломатические советники в министерстве Ивицы Дачича во времена Слободана Милошевича были членами движения «Сопротивление». То есть спецслужбы внедрили их в студенческую среду, а теперь опять перевели в сербский МИД.

Эти люди правят Сербией и определенным образом связаны с преступниками и криминалом. Эти структуры убеждены в том, что обманули историю, и что теперь пришло самое время для воплощения в жизнь их желаний времен 90-х. Начиная с 2012 года, а в особенности в 2014 году, спецслужбы именно этим и занимаются.

Кстати, обратите внимание: до середины 2015 года Вучич проводил самостоятельную политику. Он поехал в Сребреницу и тем или иным образом поднимал неприятные темы прошлого. И вдруг, в середине 2015 года, все переменилось: уже нет Сребреницы, в 90-е не было никаких преступлений, совершенных сербами, сербы — самые несчастные жертвы югославских войн, не было Седьмого батальона в Черногории… В общем, все вернулось на круги своя. Почему? Потому что власть предержащие богатеют. Если случится так, что Сербия откажется от третьей договоренности с МВФ, которая касается государственных предприятий, значит, это решение принято под огромным давлением тех самых структур, которые через госпредприятия, через государственное управление неустанно грабят Сербию.

— Вы хотите сказать, что эта система сильнее президента Вучича, что это она им руководит, а не наоборот?

— Конечно, сильнее. Вучич — это только видимая власть, и его влияние ослаблено. Кстати, как можно говорить о «всесилии», если Вучичу приходится даже собственную партию и партнеров по коалиции убеждать поддержать кандидатуру Аны Брнабич на пост премьера?! Или он не может сформировать правящую коалицию по своему усмотрению?! Вот уже много лет ведется жестокая медиа-кампания против Ивицы Дачича, но в итоге правительство Вучича все равно зависит от того же самого Дачича. Что это за всесилие, скажите мне, пожалуйста?

— Говорят, министр Дачич — фаворит Москвы.

— Не только Дачич, но и остальные составляющие системы, о которой мы говорим — это школа Москвы. Посмотрите, кто сегодня у власти! В 90-е годы Слободан Милошевич говорил о так называемом беспартийном плюрализме. Вот он! Что все эти люди сейчас делают? Они разрушают организованные юридические субъекты: партии, институты. Эти люди управляют, руководят, отнимают. Они дискредитируют противников и критиков, чернят их с помощью своих таблоидов, и у них есть внешне сильный лидер, с помощью которого они правят из тени.

— Как это правят?

— В их руках сконцентрированы огромные деньги, которые они черпают, например, из государственных предприятий. Помимо лидера, у них масса помощников, которые инсценируют демократию. Наконец, они освоили IT-технологии, с помощью которых успешно манипулируют обществом. Объясните мне, пожалуйста, феномен недавних выступлений под лозунгом «Вучич — диктатор!», которые волшебным образом «рассосались» за семь дней. С самого начала этот протест настолько хорошо координировался, что любому разумному человеку было ясно — дело кончится ничем.

Нет сомнений в том, что Запад все это прекрасно видит, и я уверен, что Вучичу дадут еще несколько месяцев, а потом начнут направлять ему так называемые тестовые вопросы. Первый из них будет о поджоге посольства США.

Вместе с тем я ожидаю, что Россия еще больше надавит на Сербию. Тем более что в последние месяцы для этого сформировались условия. Таким образом, ясно, что в новом правительстве Аны Брнабич «российское течение» доминирует. Кроме того, такая дезориентированная в политическом, экономическом и социальном отношении Сербия, не привлекающая ЕС — легкая добыча для Москвы. Интересно здесь то, что Москва по-прежнему не доверяет Вучичу.

— Разве не доверяет? Но ведь президент Владимир Путин всего за несколько дней до президентских выборов в Сербии пригласил Александра Вучича в Москву.

— Это правда. Однако Кремль пристально следит за каждым шагом Вучича, наблюдает за его метаморфозами. Главное, что русским не нравится — это направление, в котором происходят изменения. Вспомните, какой шум поднялся вокруг интервью премьера Аны Брнабич агентству Bloomberg! Уже неважно, кто что опубликовал, и кто что сделал главной новостью — важно, что премьер одной страны поставил себя в ситуацию, когда вынужден представлять стенограмму целого интервью послу другой страны. Этот жест характеризует не столько премьера, сколько его страну. Вообще у меня не раз была возможность присутствовать на встречах, где русские прямо и жестко заявляли о том, что думают по поводу нового премьера Сербии.

— Что они говорили?

— «Если вы хотите, чтобы Ана Брнабич была премьером, то забудьте о российских МиГах», — так они сказали, откровенно подчеркнув, что Брнабич не соответствует линии Москвы. Предлагая ее в качестве премьера, Вучич сделал то, что в гимнастике называют двойным сальто. То есть Вучич подал сигнал Западу о том, что хочет быть с ним, а внимание русских он попытался отвлечь составом правительства, в котором преобладают «русские кадры». Я имею в виду, в частности, Ненада Поповича, Александра Вулина и Социалистическую партию Сербии Дачича. Конечно, этот маневр оказался провальным и не возымел никакого особенного действия (за исключением сиюминутного). То есть все понимают, что в сущности ничего не изменилось, и что Вучич пытается сохранить свою прежнюю позицию и хочет выиграть время, пока зрители анализируют его действия.

— Говоря о «прежней позиции», Вы подразумеваете так называемый политический и военный нейтралитет Сербии, на котором настаивает президент Вучич?

— И Запад, и Москва постоянно давят на Вучича, буквально требуют от него определиться и ясно заявить, куда он ведет Сербию: в ЕС или в Евразийский союз.

Вучич действительно настаивает на военном и политическом нейтралитете, но не понимает, что больше это никого не устраивает, и что сохранить его невозможно. Поскольку по сути военный и политический нейтралитет превращает Сербию в вассала, пешку российских интересов на Балканах. Мы помним, что происходило 17 июля этого года во время визита Вучича в США: посол России в Белграде Александр Чепурин позволил себе публично сформулировать «сербские интересы».

Это неслыханный скандал, и так делать нельзя. Не секрет, что заявление Чепурина еще больше осложнило и без того трудный разговор Вучича с американским руководством. Поэтому даже удивительно, что президент Сербии проигнорировал скандальное заявление российского дипломата и не поручил Ивице Дачичу, как главе МИДа, пригласить посла Чепурина и потребовать от него объяснений… Завтра, когда придет время отстранять Вучича, будьте уверены, того потребует не Вашингтон, а Москва, поскольку, я повторюсь, она им недовольна. Конечно, Вучича отстранит парламент Сербии, в котором сегодня 90% депутатов поддерживают вступление Сербии в Евразийский Союз, хотя для виду они рассуждают о Сербии в Европе.

— Почему на этой неделе президент Вучич потребовал от Брюсселя точной даты вступления Сербии в ЕС?

— Во-первых, никто, даже Вучич, не может делить шкуру неубитого медведя.

— Что это значит?

— То, чем сейчас реально обладает Вучич — нравится это кому-то или нет — это как раз те люди, которые в день его инаугурации присутствовали на торжестве в здании бывшего Союзного исполнительного совета. То есть речь о Сербии! И эта Сербия не может позволить Вучичу стать региональным лидером.

— Почему?

— Потому что Сербия — разрушенная страна с потерянной идентичностью. У нас теперь все меньше употребляется экавский тип произношения. Те, кто призывает поддерживать кириллицу, употребляют в основном икавский. Да посмотрите, кто сейчас в лидерах национализма, кто определяет национальную политику, кто раздувает самые большие скандалы, где максимальная концентрация капитала…

— Что Вы хотите этим сказать?

— Я хочу сказать, что Сербией правит Босния. Мы заменили черногорцев боснийцами, и они теперь всем управляют.

Вы спросили меня, почему Вучич требует от Брюсселя точной даты вступления Сербии в ЕС. Я боюсь, что президент Сербии делает ошибку, которую до него совершил Слободан Милошевич. А он и себя, и Сербию всячески пытался сделать лидером в регионе. Крах Вучича начался в тот момент, когда он вообразил, что он — лидер Западных Балкан. Не секрет, что Запад (из-за собственных интересов) постоянно утверждает его в этом мнении. Однако никто не принимает во внимание на тот факт, что в регионе, где 20 лет назад шла война, вряд ли стоит навязываться таким образом.

Историки и социологи говорят, что для улучшения отношений между странами нужно в четыре раза больше времени, чем то, которое было потрачено на конфронтацию. А мы воевали на протяжении десяти долгих лет. То есть мы прошли только половину пути к обновлению. В этом смысле носиться с благородной идеей типа Балканского союза — значит совершенно не понимать исторические и социальные процессы.

С другой стороны, как только Вучич понял, что идея «мини-Югославии», в которой он и Сербия были бы лидерами, не находит поддержки, он поставил перед Брюсселем вопрос ребром. Мол, когда же вы нас примете, мы так усердно стараемся. Вучич сделал это потому, что понял, что должен хоть что-то предложить своим гражданам. Как будто дата вступления Сербии в Европейский Союз зависит от Брюсселя, а не от Белграда. Вопрос Вучича получил тот ответ, которого заслуживал: мы никому не сообщали дату — не скажем и тебе. Но даже этого ответа Вучичу достаточно, чтобы продолжать манипулировать простыми сербскими гражданами — теми, кто присутствовал на его инаугурации.

— В СМИ высказывались предположения, что за идеей о Балканском (таможенном) союзе стоит канцлер Ангела Меркель?

— Это неправда. Канцлер Меркель поддерживает так называемый берлинский процесс — точнее, идею создания проектов, направленных на сближение стран региона. И она готова направить сюда определенные средства, предназначенные, прежде всего, для инфраструктурных проектов. Наиболее важным документом, который был в этой связи подписан, является Меморандум о сотрудничестве министров энергетики. Западные Балканы занимают пятое место в мире по обширности водных ресурсов и, используя свой энергетический потенциал, способны обеспечить себе стабильность и заложить основу для развития.

— Как только публично заговорили о таможенном союзе, против этой идеи, называемой мини-Югославией, выступили Черногория, Албания, Македония и Косово. Босния и Герцеговина по-прежнему молчит. Почему эти страны против этой идеи, как Вы думаете?

— Во-первых, зачем вам таможенный союз, если уже есть ЦЕССТ? Зачем вам нужна мини-Югославия, если вы идете в Европейский Союз? Несомненно, эта идея о таможенном союзе на самом деле является российской. Мол, мы создадим союз государств, которые как можно дольше останутся за пределами ЕС и будут находиться под нашим (российским) влиянием. Интересно, как именно означенные государства отреагировали на идею таможенного союза. У них три рода аргументов. Во-первых, между странами региона все еще нет доверия из-за памяти о недавнем прошлом, когда было пролито много крови. Во-вторых, все засомневались, нужны ли они в действительности ЕС в качестве членов, или Евросоюз отдаст нас в руки русских. И в-третьих, как кого-то, кто стремится к большому рынку, удержать или заставить остаться в малом? Вообще некоторые страны региона явно восприняли эту идею как намерение ЕС удержать Западные Балканы на так называемом запасном поле. Впервые этот вопрос поднял в своей изощренной и ироничной манере премьер Албании Эди Рама, который даже стал соответственно одеваться.

— Недавно на встрече лидеров стран Западных Балкан премьер Рама действительно появился в странной одежде: в спортивном костюме и кроссовках.

— Если уж нас отправили на запасное поле, позвольте тогда нам соответственно себя вести. Таким было послание Эди Рама. Вы спросили, почему Босния и Герцеговина молчит. А что может сказать государство, которое на протяжении десятилетий не может сдвинуться с мертвой точки? Если Республика Сербская чего-то хочет, то Федерация — нет, и наоборот… Во время последней встречи лидеров стран Западных Балкан, которая состоялась в Триесте, Хорватия помешала включению Боснии и Герцеговины в Транспортный договор. Таким образом, Загреб подорвал работу Триестского саммита, который и без того с самого начала был обречен на провал. На самом деле его самое слабое место — в идее Ангелы Меркель о неком «балканском море с необозначенными границами». Большой вопрос, будет ли немецкий канцлер по-прежнему продвигать эту идею после выборов в Германии. Особенно если допустить, что из провала в Триесте она извлекла определенные уроки.

Сербия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 августа 2017 > № 2267925


Россия. Сербия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mchs.gov.ru, 7 августа 2017 > № 2267704

Вертолет Ми-8 МЧС России, оборудованный водосливным устройством, принимает активное участие в тушении природных пожаров в Сербии. Выполняя эту задачу, за минувшие сутки вертолет сбросил на очаги возгораний 8 тонн воды. От выгорания сохранена лесная площадь в десятки гектаров, спасено от уничтожения имущество, постройки и жилые дома в районе с населением более тысячи жителей. Несмотря на то, что дневные температуры превышали +40, опыт российского экипажа и помощь сербских коллег позволили оперативно локализовать очаги пожаров.

По возвращению в г. Ниш командир экипажа Ми-8 МЧС России Владимир Серышев отметил, что местность горная, труднодоступная.

«Работать приходится с небольшой высоты. Ми-8 МЧС России наиболее удобен на подобной местности. Использование нашего вертолета поможет снизить риск возникновения новых возгораний и будет эффективным инструментом в борьбе с пожарами. Сегодня нам удалось это реализовать на практике», - сказал он.

Напомним, что накануне, в соответствии с запросом Правительства Республики Сербия и поручением Правительства Российской Федерации из г. Москвы в г. Ниш вылетел вертолёт Ми-8 МЧС России, оборудованный водосливным устройством.

Необходимость проведения гуманитарной операции по оказанию помощи Сербии вызвана тем, что с наступлением жаркой погоды в регионе возрастают угрозы возникновения пожароопасных ситуаций.

Воздушное судно чрезвычайного ведомства с опытным экипажем Жуковского авиационно-спасательного центра МЧС России будет базироваться и осуществлять круглосуточное дежурство на аэродроме г. Ниш. Ми-8 МЧС России, оборудованный водосливным устройством, будет обеспечивать оперативное реагирование в случае возникновения крупных пожаров на территории Сербии и балканского региона.

Ми-8 МЧС России – это многоцелевой вертолёт, оснащенный не только водосливным устройством, но и выносной стрелой с лебёдкой для спуска и подъёма спасателей или пострадавших. На счету экипажа этого воздушного судна сотни успешных спасательных операций в разных климатических условиях на территории Российской Федерации и за ее пределами.

Россия. Сербия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mchs.gov.ru, 7 августа 2017 > № 2267704


Россия. Сербия > Армия, полиция > mchs.gov.ru, 3 августа 2017 > № 2267720

Сегодня в г. Ниш Республики Сербия прибыл вертолёт Ми-8 МЧС России. Необходимость проведения гуманитарной операции по оказанию помощи Сербии вызвана тем, что с наступлением жаркой погоды в регионе возрастают угрозы возникновения пожароопасных ситуаций. Вертолет чрезвычайного ведомства, оснащенный водосливным устройством, будет обеспечивать оперативное реагирование в случае возникновения крупных пожаров на территории Сербии и всего балканского региона.

Экипаж воздушного судна – опытные специалисты Жуковского авиационно-спасательного центра МЧС России. Командир экипажа - летчик первого класса Владимир Серышев. Он неоднократно участвовал в гуманитарных и спасательных операциях, таких как тушение лесных пожаров в Нижегородской и Кировской областях, ликвидировал крупный пожар на артиллерийских складах в Саратовской области, осуществлял поиск пропавших туристов и др. На счету экипажа сотни успешных спасательных операций в разных климатических условиях на территории Российской Федерации и за ее пределами.

Ми-8 МЧС России – это многоцелевой вертолёт, оснащенный водосливным устройством и выносной стрелой с лебёдкой для спуска и подъёма спасателей или пострадавших.

Напомним, что вертолет Ми-8 МЧС России прибыл в Сербию в соответствии с запросом Правительства республики и поручением Правительства Российской Федерации.

Данная гуманитарная операция проводится в рамках соглашения между Правительством РФ и Правительством Республики Сербия о создании Российско-Сербского гуманитарного центра, подписанного в апреле 2012 года. Центр призван обеспечить повышение оперативности реагирования на чрезвычайные ситуации на территории Сербии и других стран региона, в частности, нацелен на проведение поисково-спасательных операций, оказание гуманитарной помощи, а также на организацию тушения пожаров, как одну из важнейших задач защиты населения и территорий.

Россия. Сербия > Армия, полиция > mchs.gov.ru, 3 августа 2017 > № 2267720


Сербия. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 августа 2017 > № 2263165

Сербия между НАТО и Россией

Драган Янич (Dragan Janjić), Danas, Сербия

Мы любим Россию, но большинство из нас хотели бы жить в странах, которые являются членами Евросоюза и НАТО. Это подтверждают опросы, которые проводились в Сербии в последние несколько лет.

Возможно, такое противоречие между чувствами и желаниями сбивает с толку, но оно закономерно для страны, в которой общество практически не обсуждает вопросы, связанные с положением на международной арене, и в которой при принятии решений руководствуются преимущественно эмоциями.

На самом деле Сербия еще никогда не была так близка к НАТО, как сейчас. За прошедшие пять лет было проведено 44 учения с США, а с Российской Федерацией — всего шесть. В рамках «Партнерства ради мира» Сербия приняла участие в общей сложности в 23 учениях. Все они проводились на территории стран-членов НАТО, а на следующий год планируется проведение подобных учений уже на территории Сербии. С 2014 года Сербия получила от стран-членов НАТО 12 миллионов евро помощи, а Россия в последний раз оказывала финансовую поддержку в 2014 году и направила всего 52 тысячи евро.

На протяжении последних десяти лет сербское руководство явно избегало откровенных высказываний об истинном уровне отношений с НАТО, с одной стороны, и с Россией, с другой. Сербское руководство боится, что, четко обозначив свою позицию, испортит себе рейтинг и упадет в глазах значительной части избирателей, которые испытывают позитивные эмоции по отношению к России. Застряв между эмоциями и желанием сохранить военный нейтралитет, сербское общество по-прежнему не может четко ответить даже на базовые вопросы. К примеру: хочет ли НАТО на самом деле сделать Сербию своим членом?

Вышеприведенные данные о субсидиях и количестве военных учений свидетельствуют, по крайней мере, о том, что НАТО нуждается в Сербии больше, чем Россия. Однако это еще не означает, что Сербия необходима этому альянсу. Главная причина, которая может заставить НАТО принять Сербию, заключается не в ней самой, а в желании устранить влияние России в регионе. В общем, даже если НАТО не очень заинтересовано в Сербии как таковой, альянсу важно привлечь ее в свой лагерь и тем самым помешать распространению российского влияния.

Да и зачем военному союзу позволять некоему государству, которое уже в принципе окружено его членами, оставаться военным союзником страны, которую данный союз считает одним из самых серьезных потенциальных военных противников? Не логично ли было бы включить эту страну в союз, который ее уже окружил, и таким образом выстроить мощный барьер на пути распространения влияния потенциально вражеской державы? Разумеется, это было бы логично, и любой, кто серьезно занимается международными отношениями и вопросами безопасности, принимает во внимание подобный аспект.

В международных отношениях, если перефразировать одного богатого торговца недвижимостью, важнее всего три вещи. Первая — выгода, вторая — выгода, и третья — выгода (в случае недвижимости говорят «расположение, расположение и расположение»). У Сербии такое «расположение», которое крайне привлекательно для всех, однако ей не хватает сил, чтобы начать дискуссию о своих подлинных интересах, а также о целесообразности стратегии военного и политического нейтралитета, на который делается ставка. На протяжении многих лет политические элиты занимают удобную позицию, заявляя, что «народ ничего не хочет», тем самым снимая с себя (пусть только на первый взгляд) всю ответственность за решения.

Позиция страны, окруженной членами некоего военного союза, но, прямо или опосредованно, склоняющейся к другому военному блоку, крайне опасна, и ее с трудом можно сохранить. Поскольку в случае вероятного конфликта данная страна будет для этих двух потенциальных противников первой мишенью и может быть полностью уничтожена. Этого не произойдет только в том случае, если еще в самом начале конфликта ее союзники не разгромят окружающих ее членов НАТО. Однако подобные ожидания нереальны. Сербия окружена членами НАТО и географически удалена от России, что делает практически невозможным военный союз между Москвой и Белградом.

Сербия заявляет о своем военном нейтралитете, и в случае возможного полномасштабного конфликта на нее никто не должен напасть. Это в теории. Но на практике события зачастую развиваются совершенно по-другому. Сербия — бедная страна, и у нее нет ни экономической базы, ни политической (союзников), которые могли бы гарантировать ее военный нейтралитет. Необходимо внимательно и серьезно оценить, с учетом ее географического положения, все потенциальные сценарии и задуматься, как долго Сербия еще сможет «солировать» не только в военном, но и в политическом смысле.

Нужно также напомнить, что в недавнем прошлом Сербия уже стала жертвой конфликта интересов крупнейших государств мира. В 1999 году страна подверглась бомбардировкам, несмотря на громкие протесты России и Китая. Сербию бомбардировали до конца — точнее, до тех пор, пока Белград не согласился на условия, которые ему поставили. Российские ракеты и самолеты были только в сообщениях СМИ, с помощью которых поддерживался боевой дух нации. Но на самом деле их не было. Бомбардировки считаются основной причиной негативного отношения к НАТО, но все это эмоции. Потому что в Европе мало стран, которые когда-нибудь не бомбили бы друг друга, а теперь их интересы совпадают.

В современном мире военные и политические вопросы формально не равны, но на самом деле они — стороны одной медали. То есть если вы приняли стратегическое решение стать членом крупного политического союза (Европейского Союза), члены которого уже в НАТО, то вряд ли вам удастся избежать решения о своем военном статусе. Военный нейтралитет подразумевает мощную экономическую базу, а у Сербии нет ни нефти, как у Норвегии, ни сейфов и банков, как у Швейцарии. То есть Сербии нужны политические и экономические союзники, а они — в ЕС.

Задача политических элит — обдумать международную позицию страны и оценить все потенциальные угрозы, которым она может подвергнуться. Важно проводить политику так, чтобы страна не оказалась в безвыходной ситуации, без весомых союзников, под давлением и ударами, которые она просто не может вынести, не сломавшись. В общем, вместо того, чтобы предаваться распрям и эмоциям, а также наживать внешних и внутренних врагов, мы должны искать союзников. А вместо пустой болтовни мы должны открыть серьезную общественную дискуссию об окружающей нас реальности и поставить реально достижимые цели.

Популисты скажут, что Сербия дважды героически противостояла намного более сильному противнику. В первый раз — во время Первой мировой, а во второй — во время Второй мировой войны. Но тогда Сербия и Югославия были частью союза-победителя, и тогда существовали две стороны, из которых можно было выбирать. Сегодня все иначе, и это стало очевидно еще во время бомбардировок, точнее конфликта с НАТО. Просто уже созданы и окрепли некоторые новые политические, а значит потенциально и военные, союзы, и перераспределена власть. Сербия больше не является «перемычкой» между двумя потенциальными мировыми противниками. Эту роль теперь играет Украина, а Сербия находится далеко в глубине территории одного из потенциальных противников.

Так что принципиальный вопрос звучит так: нужен ли НАТО Сербии? (А не нужна ли Сербия НАТО.) К примеру, Черногория недавно вошла в НАТО, что дает ей возможность вести переговоры о пограничье со своими соседями (Албанией, Косово, Хорватией) уже в качестве члена крупнейшего военного альянса в мире. Черногория теперь не одна — у нее есть союзники. Известно, что большой процент черногорского населения не хотел вступления в НАТО, однако в нем была и остается выгода. В этом смысле черногорская ситуация полностью сопоставима с сербской и в том, что касается вопросов пограничья, и в других вопросах, для решения которых Сербии необходимы влиятельные союзники.

Разумеется, последнее слово должно остаться за народом, но он также заслуживает того, чтобы ему привели ясные и откровенные аргументы, а также объяснили возможные последствия того или иного решения. Народ заслуживает уважения, а не манипулирования национальными эмоциями, личными трагедиями, которые пережили множество людей, и всеобщим ощущением бессилия, которое тогда царило в обществе. Народ заслуживает того, чтобы стать частью истории, и он не должен быть предметом манипуляций эмоциями со стороны тех, кто хочет заполучить больше голосов.

Сербия. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 августа 2017 > № 2263165


Россия. Сербия > Армия, полиция > mchs.gov.ru, 2 августа 2017 > № 2267723

В соответствии с запросом Правительства Республики Сербия и поручением Правительства Российской Федерации из г. Москвы в г. Ниш вылетел вертолёт Ми-8 МЧС России, оборудованный водосливным устройством.

Необходимость проведения гуманитарной операции по оказанию помощи Сербии вызвана тем, что с наступлением жаркой погоды в регионе возрастают угрозы возникновения пожароопасных ситуаций.

Воздушное судно чрезвычайного ведомства с опытным экипажем Жуковского авиационно-спасательного центра МЧС России будет базироваться и осуществлять круглосуточное дежурство на аэродроме г. Ниш. Ми-8 МЧС России, оборудованный водосливным устройством, будет обеспечивать оперативное реагирование в случае возникновения крупных пожаров на территории Сербии и балканского региона.

Ми-8 МЧС России – это многоцелевой вертолёт, оснащенный не только водосливным устройством, но и выносной стрелой с лебёдкой для спуска и подъёма спасателей или пострадавших. На счету экипажа этого воздушного судна сотни успешных спасательных операций в разных климатических условиях на территории Российской Федерации и за ее пределами.

Напомним, что в апреле 2012 года между Правительством РФ и Правительством Республики Сербия подписано соглашение о создании Российско-Сербского гуманитарного центра. Он призван обеспечить повышение оперативности реагирования на чрезвычайные ситуации на территории Сербии и других стран региона, в частности, нацелен на проведение поисково-спасательных операций, оказание гуманитарной помощи, а также на организацию тушения пожаров, как одну из важнейших задач защиты населения и территорий.

Россия. Сербия > Армия, полиция > mchs.gov.ru, 2 августа 2017 > № 2267723


Сербия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261263

МиГи в долгом полете

Боян Билбия (Бојан Билбија), Печат, Сербия

Пересекаются ли интересы Сербии и России? Или все же стоит следовать тому пути, который нам наметил Запад, где нас ожидают дилеммы из-за статуса Косово, членства в НАТО и отказа от сотрудничества с Россией?

Многочисленные, но так ни к чему и не приведшие заявления о том, что Сербия должна получить от России шесть самолетов МиГ-29, а также 30 танков Т-72, стали поводом для спекуляций о том, каковы в действительности отношения, связывающие сегодня Москву и Белград. Преобладает ли в них искренность, дружественность? Какими интересами руководствуется Россия, заявляя о желании выстраивать с Сербией отношения «стратегического партнерства», о котором представители Кремля заявляют всякий раз, когда посещают нашу страну? Позволяют ли эти отношения вообще в полной мере развивать потенциал нашего сотрудничества, который обусловлен геополитическим положением Сербии, зажатой между первой и второй линией обороны «евроатлантической империи»? Ведь она уже не столь монолитна и крепка, как когда-то была? Стоит учесть, что за последние 17 лет Сербия взяла на себя ряд обязательств по отношению к Западу, следуя по европейскому пути, и это связывает ей руки во многих областях сотрудничества с другими центрами мировой власти. Разумеется, ответить однозначно и совершенно определенно на эти вопросы невозможно, тем более что многие из них глубоко затрагивают сферу тайной дипломатии, а также ближайшего и отдаленного будущего, где ни один из факторов не зависит исключительно от Сербии или России. Ничто не зависит исключительно даже от Запада, потому что его тоже уже нельзя считать целостным субъектом.

Огромный взрывной потенциал

На фоне всего этого поведение официального Белграда — точнее, президента Александра Вучича, которого многие как на Западе, так и на Востоке подозревают в тяготении к одной из сторон — загадочно. В меньшинстве — те (с обеих сторон), кто поддерживает его в политике неприсоединения ни к одному из противоборствующих мировых лагерей. Сербское положение отягощает конфронтация Москвы и Вашингтона, которая усложняет жизнь всем в Европе, а особенно Сербии. США все настойчивее требуют от Сербии, чтобы она «определилась», то есть вступила в НАТО, признала независимость Косово и присоединилась к политике наказания России. Эти вопросы обладают огромным взрывным потенциалом, если учесть, что большинство граждан совершенно не поддерживают эти требования. Ответственная политика, которая направлена на мир и стабильность, просто не может учитывать эти требования. Особенно это касается той политики, с которой хотят оставаться у власти.

Сценарий дестабилизации, известный по Черногории и Македонии — странам, которые пошли наперекор требованиям Америки — это предостережение для властей в Белграде, которые как раз благодаря комбинации балансирования и укрепления сил страны добиваются в целом позитивных результатов. Нельзя забывать о том, что выбор евроатлантического вектора небольшими игроками вроде Скопье и Подгорицы имеет ощутимое геополитическое значение только в отношении центрального государства региона, то есть Сербии. Их используют для того, чтобы призвать Сербию к дисциплине и заставить изменить внешнеполитическую ориентацию. Нужно быть реалистами и констатировать, что геополитический контекст и окружение Сербии дают немало оснований для беспокойства и заставляют задуматься, что делать дальше.

Военная и экономическо-политическая перспектива

В подобных обстоятельствах нам поступает предложение от России, которое сейчас можно разделить на два наиболее явных сегмента. Первый касается повышения обороноспособности Сербии с помощью поставок современной военной авиации, бронетехники и, как недавно заявила официальная Москва, мощных зенитно-ракетных комплексов дальнего действия С-300, а также чрезвычайно впечатляющих «Буков». Кроме того, Россия готова поставить ряд других малых и больших оборонных систем и технологий, которых нет у нашей страны и у наших соседей-членов НАТО. Вторую часть предложения можно охарактеризовать как экономико-политическую. Речь — о том, что Россия не только продолжит защищать Сербию в ключевых вопросах, в которых наша позиция существенно отличается от западной, но и будет способствовать укреплению сербской экономики и инфраструктуры. В этой связи прямая российская финансовая помощь, которая при определенных условиях может быть большой, будет зависеть от степени политического и военного сближения Москвы и Белграда. Таким же образом координированный приход России и Китая в Сербию может открыть — и уже открывает — новые и весьма большие экономические перспективы.

Конечно, на Западе все это прекрасно понимают и пытаются всеми силами предотвратить. Каждый доллар, рубль и юань, который поступает в Сербию с Востока, на Западе считают «токсичным», в особенности если деньги идут из России. Именно поэтому при Борисе Тадиче Белград не осмеливался принять подобный пакет поддержки от Москвы. В те времена отношения России и Запада еще не обострились настолько, как сегодня. Но даже в таких условиях Сербия не решалась пойти по пути большей внешнеполитической независимости, которая вне всяких сомнений обеспечила бы превосходные экономические результаты. Этим, в частности, можно объяснить и крах политики Тадича. На Западе его не воспринимали как серьезный политический фактор, а с Востоком ему почти не о чем было разговаривать.

Сейчас обстоятельства изменились. Александр Вучич проявляет большую готовность найти варианты решения вопросов, интересующих Запад, но при этом требует большего для Сербии — в частности, формирования более глубоких и доверительных отношений с партнерами из других регионов мира. Эта политика может раздражать Вашингтон и Брюссель и демонстрирует их недовольство. Но и они осознают, что эта политика — реальность, которую им не так легко изменить. Доказательством тому является заметный прогресс в отношениях между Белградом и Берлином, нашедший выражение в обоюдном уважении президента Вучича и канцлера Ангелы Меркель. В пользу вышесказанного говорит и приглашение Вучича в Белый дом, где с ним встретился вице-президент Майк Пенс, и где у сербской стороны была возможность отстоять свою позицию. Однако все это также значит, что борьба за сербское политическое пространство продолжится и Вучич не станет той стороной, которая будет пользоваться всесторонней американской поддержкой.

С-300

Сейчас Москва опять активизировалась. Убедительные заверения в готовности отправить Белграду С-300, разумеется, следует воспринимать больше как политическое, нежели военное послание. Оно говорит о том, что Россия готова включиться в борьбу за Сербию. Поэтому мы продолжим балансировать во внешней политике, однако, по всей видимости, в еще более тяжелых условиях, чем сейчас. Американцы противятся тому, чтобы Сербы предоставили дипломатический статус российским сотрудникам гуманитарного центра в Нише, и надеются тем самым внести разлад в отношения Белграда и Москвы и помешать активизации военно-технического и экономического сотрудничества. Отчасти американцы правы, поскольку модель сотрудничества с Россией предполагает, что такие вопросы, как центр в Нише, не будут самыми важными на повестке дня. Если Белград не готов к подобным прорывам, то разговоры о сотрудничестве не станет форсировать и Россия. Тем временем давление со стороны США несколько ослабнет. И тем не менее это не даст Сербии гарантий на будущее, потому что в отношениях с Западом по-прежнему остается ряд нерешенных проблем. И их перечень часто может показаться бесконечным, потому что проблемы часто меняются.

Поэтому было бы ошибкой воспринимать поставку российских МиГов как преимущественно военный вопрос или измерять цену самолетов только экономическими параметрами. Часто злонамеренно акцентируют, что российские самолеты испорчены, что они буквально разваливаются и им необходим ремонт стоимостью 180 миллионов долларов. На самом деле им нужна серьезная и полномасштабная модернизация, которая также предполагает ремонт, а не «латание дыр», потому что самолеты не испорчены. Таким образом, речь идет о мощных и очень современных машинах, которые сегодня есть на вооружении лишь у некоторых стран мира. Экспертам хорошо известно, что Россия, как и США, не только продает важным союзникам современную технику на выгодных условиях, но даже готова передать ее безвозмездно. Если говорить о российских интересах в Европе и на Балканах, то независимая и сильная Сербия вне НАТО имеет для Москвы огромное значение. Поэтому Россия готова на большие вложения, и не только денежные.

Таким образом, мы подходим к весьма парадоксальному вопросу: соответствует ли такая Сербия сербским интересам? Иными словами, пересекаются ли интересы Сербии и России, или все же стоит следовать тому пути, который нам наметил Запад, где нас ожидают дилеммы из-за статуса Косово, членства в НАТО и отказа от сотрудничества с Москвой. Ответы на этот вопрос не однозначны и не одноплановы, и в этом суть сербского балансирования. Не стоит его сравнивать с сидением на двух стульях, потому что на чужих стульях сидят вассалы и колонии. Сербия лишь прилагает усилия для возрождения собственной позиции, которая за последние десятилетия очень пострадала. Речь о позиции суверенной и сильной Сербии, которая встретит много противников как внутри себя, так и за границами. Поэтому призывы о том, что «мы должны выбрать сторону» и «не можем сидеть на двух стульях», не помогут нам сохранить стабильность и суверенитет. А МиГи помогут, и их появление будет означать, что Сербия переходит на более высокий уровень игры.

Сербия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261263


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 31 июля 2017 > № 2260635

Жители бывшего сербского хутора Аджинци решили отказаться от старого названия и недавно направили в местное самоуправление запрос на переименование населенного пункта в Путиново в честь президента России Владимир Путина. О жизни "путиновцев" рассказывает Sputnik Сербия.

Небольшая деревня, прежде носившая название в честь одного из турецких завоевателей, находится в 17 километрах от сербского города Медведжа.

Местные жители, как правило, собираются у своего односельчанина Малиши Петрушича, — в гостиной, оформленной в российско-сербском духе. На одной стене — фотографии российского лидера, напротив — внушительный бочонок с ракией "Путиновка". На другой стене — изображения знаменитых сербов 19 века.

На днях Петрушич принял в своем доме гостей из "Российской гуманитарной миссии", включая Евгения Примакова, внука российского премьер-министра. Организация, которую возглавляет Примаков, собрала средства на покупку автомобиля скорой помощи для больницы в Медведже.

По словам Петрушича, противников идеи переименования деревни не нашлось. "Мы все русофилы, так что мы легко договорились. Учитывая, какая политическая ситуация в мире, это для нас было идеальным решением", — рассказал он.

"Может быть, кого-то удивит, что в нашем маленьком селе, затерянном в горах, люди столько знают о политике, но это действительно так. В Путиново около 20 домов, в десяти люди живут круглый год. Не понимаю, почему все так удивились нашему решению", — отметил другой житель хутора Драган Делибашич.

"Наш Путин просто отличный! Я сразу согласился на то, чтобы поменять название. Это большая разница — жить в Путиново или в деревне, названной в честь человека, который был завоевателем. Мы под Турками мучились 500 лет", — заявил 79-летний Сава Петрушич.

"Почему наше местечко должно называться в честь турка, который жил пятьсот лет назад? В общем, мы быстро договорились, а русских и Путина мы действительно любим. Природа здесь прекрасная, нетронутая, а в приселке у нас всегда царит единодушие, разве что ревность соседей его портит", — сказала она.

Ранее известный сербский режиссер Эмир Кустурица заявил, что с приходом Владимира Путина к власти в России сербы стали чувствовать к себе уважение. Он также отмечал, что поддерживает российского лидера, поскольку Путин совершил "нечто важное для всего мира".

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 31 июля 2017 > № 2260635


Сербия. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 28 июля 2017 > № 2259140

В 4 раза выросла чистая прибыль сербской «дочки» «Газпром нефти» в первом полугодии.

EBITDA компании выросла на 71%.

Чистая прибыль сербской NIS, дочерней структуры «Газпром нефти», выросла по международным стандартам финансовой отчетности по итогам первого полугодия 2017 года в четыре раза по сравнению с показателем за аналогичный период прошлого года – до 12,4 млрд динаров ($138 млн по курсу на 27 июля 2017 года), сообщила компания. Показатель EBITDA составил 22,5 млрд динаров (220 млн долларов), что на 71% больше, чем годом ранее.

«Финансовые результаты НИС в первом полугодии этого года демонстрируют уверенную положительную динамику. В отчетном периоде в развитие НИС мы инвестировали 10 млрд динаров, что на 9% выше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Мы продолжим наращивать инвестиции: компания входит в активную фазу второго этапа модернизации нефтеперерабатывающего завода в Панчево. Уверен, что новые проекты развития и дальнейшее повышение эффективности бизнеса обеспечат укрепление позиций НИС на энергетическом рынке Балканского региона», – отметил гендиректор сербской компании Кирилл Тюрденев.

Основные направления деятельности принадлежащей «Газпром нефти» сербской NIS – разведка, добыча и переработка нефти и газа, а также реализация широкого спектра нефтепродуктов.

«Газпром нефть» владеет 56% акций NIS.

Сербия. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 28 июля 2017 > № 2259140


Сербия. Австралия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 26 июля 2017 > № 2265612

Rio Tinto продвигает литиевый проект в Сербии

Австралийская корпорация Rio Tinto подписала меморандум о взаимопонимании с правительством Сербии по разработке месторождения литиевой руды в бассейне реки Ядар на северо-западе страны.

По оценкам специалистов Rio Tinto, обнаруживших месторождение Jadar в 2004 г., его резервы составляют около 200 млн. т руды с высоким содержанием открытого там минерала ядарита — боросиликата лития и натрия.

Как считают в австралийской компании, Jadar может стать одним из крупнейших источников лития в мире и покрывать более 10% глобальных потребностей в этом сверхлегком металле, основным источником спроса на который стали сегодня литийионные аккумуляторы. Кроме того, ядарит содержит бор, который используется, в частности, при производстве стекла, керамики, покрытий жидкокристаллических экранов и многих других продуктов.

Предполагается, что подписание меморандума о взаимопонимании ускорит реализацию проекта. Rio Tinto, уже вложившая в его разработку порядка $90 млн., рассчитывает принять окончательное инвестиционное решение и начать строительство в 2020 г. Первая продукция ожидается в 2023 г.

Сербия. Австралия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 26 июля 2017 > № 2265612


Сербия. Македония. Черногория > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 25 июля 2017 > № 2255717

Следующий европейский кризис - балканский

Уолтер Расселл Мид | The Wall Street Journal

"На недавней закрытой встрече одного исследовательского центра хорошо информированного немецкого чиновника спросили, какая проблема в Европе волнует его больше всего. Он дал ответ без промедления: Западные Балканы, где назревает новый кризис, на фоне того как Турция и Россия подливают масла в огонь", - пишет профессор Бард-колледжа (США), редактор издания American Interest Уолтер Расселл Мид в статье для The Wall Street Journal.

"При худшем сценарии Россия и Турция поддержат проводников своего влияния на Балканах - соответственно Сербию и Албанию - в их попытках перекроить границы региона. Сербское правительство при поддержке России может аннексировать значительную часть территории Боснии, населенную этническими сербами. Поддержка Турции может помочь Албании провести аналогичный маневр, не только в преимущественно албанском Косово, но и в Македонии, где большая часть значительного албанского меньшинства пожелала бы воссоединиться с родиной", - говорится в статье.

"Перспектива членства в ЕС таких государств, как Сербия, Македония, Черногория, Косово и Босния, главным образом поддерживала хрупкий мир на Западных Балканах. Каждая балканская страна присоединилась бы скорее к ЕС, чем к России или Турции", - считает Мид.

"Однако надежды на членство в ЕС в ближайшем будущем угасают", - отмечает он. Страны-члены ЕС, которых скоро станет не 28, а 27, не горят желанием принять к себе пять беспокойных новых балканских государств, которые сделают Евросоюз еще менее управляемым и будут ожидать финансовой помощи, в то время как бюджет ЕС после "Брекзита" будет нести дополнительную нагрузку, рассуждает эксперт.

"Европейцы утверждают, что относительно небольшое краткосрочное американское участие - активная дипломатия и укрепление сил США в Косово - могут принести большой результат", - говорится в статье. Европейцы, которых беспокоит мир на Балканах, должны подумать о том, как бы убедить скептически настроенный Белый дом занять активную позицию. "Прежних доводов - о солидарности НАТО, защите свободы, боязни России - возможно, недостаточно. Трамп рассуждает в категориях сделок, и Берлину стоит задуматься о том, как вовлечь его в это", - считает Мид.

Сербия. Македония. Черногория > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 25 июля 2017 > № 2255717


США. Сербия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 июля 2017 > № 2250402

Город, славящий Путина, Трампа и печально знаменитого военного преступника

Анна Немцова | The Daily Beast

"Столица Сербии Белград часто выглядит как "Путинград" с периодическими вспышками страсти к Трампу, - пишет Анна Немцова в американском издании Daily Beast. - В эти жаркие июльские дни прогулка по парку Калемегдан или по главной торговой улице Белграда, улице Князя Михаила, позволяет увидеть портреты обоих мужчин на первых страницах газет и журналов, на футболках, чашках, флаерах и постерах".

"Миры президента Дональда Трампа и президента Владимира Путина причудливо смешиваются среди сувениров, - продолжает журналистка. - Популярный рисунок на футболке, который бы озадачил Трампа (и взбесил бы Сару Пэйлин), изображает Путина в форме пилота с подписью: "Крым - это Россия, Аляска - это Россия, все - Россия, кроме Косово".

Воспоминания об ужасных балканских войнах, которые разорвали Югославию на части в 1990-х годах, по-прежнему свежи и горьки, свидетельствует Немцова. "Те, кто совершил неописуемые зверства, чтобы утвердить власть Сербии, вспоминаются некоторыми как герои, - говорится в статье. - Кампания бомбардировок НАТО 1999 года, которая в итоге заставила Сербию перестать удерживать провинцию Косово (ныне независимое государство, которое Белград не хочет признавать), остается неослабевающим воспоминанием".

"Таким образом, лица Трампа и Путина оказываются здесь рядом с лицами печально известных диктаторов и военных преступников, - повествует журналистка. - Один из стендов с сувенирами продает футболки с лицом Ратко Младича - серба, которого обвиняют в приказе убить около 8 тыс. мужчин и мальчиков из числа боснийских мусульман рядом с городом Сребреница в июле 1995 года". Немцова напоминает, что Младича судит Гаагский трибунал и, как ожидается, его ждет пожизненное заключение.

"Мир, увиденный из Сербии, страны, разрываемой между Востоком и Западом, полон заговоров, антинатовских разговоров и любви к Путину, у которой свои оттенки, - отмечает автор. - Здесь, в Белграде, больше, чем в любой другой европейской столице, люди являются сторонникам образа Путина как всезнающего истинного христианина и сильного лидера".

"Москва вкладывает деньги и усилия в сербские неправительственные организации, СМИ, армию и политиков, видя в Белграде рычаг воздействия Путина на Европу", - пишет Немцова. Владимир Джуканович, сербский парламентарий, разъезжает по Белграду в машине с портретом Путина, приклеенным на бардачок. "НАТО нас бомбило, они никогда не будут воспринимать нас как друзей. Россия Путина - наш единственный подлинный союзник и партнер", - говорит Джуканович.

"Русские делают для нас величайшие вещи, - заявил парламентарий: - они блокируют резолюцию по независимости Косово в ООН, Россия блокирует резолюцию, признающую Сребреницу геноцидом, и к тому же они нас никогда не бомбили, что очень хорошо для наших отношений". Однако за все эти услуги, пишет Немцова, Белграду приходится платить лояльностью. Во время недавней поездки в Сербию российский вице-премьер Дмитрий Рогозин высказал идею, что неплохо бы Сербии отказаться от своего политического курса на ЕС, сообщает журналистка.

Москва и Белград вместе культивируют страх по поводу "Великой Албании" - воображаемого государства, объединяющего в основном территории с преобладанием албанцев-мусульман, которое, по их словам, может разрушить Балканы. "Вместе с Россией мы остановим создание этого так называемого государства "Великой Албании", которое поддерживают американцы и НАТО", - заявил в беседе с изданием Милица Джурджевич из движения "Заветницы".

Немцова пишет, что в прошлом году, по словам Драгана Шормаза, парламентария из сербской правящей партии, Сербия депортировала группу черногорцев, которые, предположительно, связаны с попыткой переворота в Черногории. Николай Патрушев, бывший глава ФСБ, ныне секретарь Совета безопасности РФ, приехал в Белград, чтобы говорить от имени арестованных российских граждан.

"Патрушев приехал сюда, чтобы уладить ситуацию после того, как эта группа не смогла избавиться от пронатовского лидера Мило Джукановича и предотвратить вступление Черногории в НАТО, - сказал журналистке Шормаз, который возглавляет сербскую парламентскую делегацию в НАТО. - Прокуроры в то время рассказали нам о возможной российской вовлеченности в переворот". По убеждению Шормаза, поскольку Сербия окружена странами НАТО, "самым безопасным для нас шагом было бы однажды вступить в альянс". Немцова комментирует: "Но найдется не много футболок с подобным слоганом".

США. Сербия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 июля 2017 > № 2250402


Китай. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 19 июля 2017 > № 2249793

По приглашению спикера Народной скупщины /парламент/ Сербии Маи Гойкович председатель Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей /ПК ВСНП/ Чжан Дэцзян 16-19 июля посетил Сербию с официальным дружественным визитом. В Белграде он встретился с президентом Сербии Александром Вучичем, спикером парламента М. Гойкович и премьер-министром Аной Брнабич, а также выступил с речью в Народной скупщине.

В ходе встречи с А. Вучичем Чжан Дэцзян передал ему сердечный привет от председателя КНР Си Цзиньпина и отметил, что китайско-сербская дружба уходит своими корнями в далекое прошлое. В 2016 году председатель Си Цзиньпин совершил успешный визит в Сербию, между двумя странами были установлены отношения всестороннего стратегического партнерства. В мае текущего года президент А. Вучич посетил Китай и принял участие в Форуме высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках "Пояса и пути", лидеры обеих стран достигли важного консенсуса по продвижению развития двусторонних отношений и налаживанию взаимовыгодного сотрудничества. Как подчеркнул Чжан Дэцзян, в настоящее время китайско-сербские отношения находятся на новом историческом этапе всестороннего и высокоуровневого развития. По его словам,китайская сторона рассматривает Сербию как друга, на которого можно положиться, и готова приложить совместные с сербской стороной усилия по дальнейшему укреплению политического взаимодоверия, углублению взаимовыгодного сотрудничества, укреплению дружбы между народами двух стран и активизации контактов и координации по важным международным и региональным вопросам.

А. Вучич, в свою очередь, попросил Чжан Дэцзяна передать наилучшие пожелания председателю Си Цзиньпину. Он заявил, что между народами Сербии и Китая установилась искренняя и прочная дружба, две страны являются надежными друзьями и партнерами друг для друга. Сербская сторона искренне благодарна Китаю за твердую поддержку и готова всеми силами поддерживать дружественные отношения между странами, а также содействовать двустороннему дружественному сотрудничеству, добавил А. Вучич.

В ходе переговоров с М. Гойкович Чжан Дэцзян заявил, что контакты между законодательными органами -- это важная составная часть двусторонних дружественных связей. По его словам, ВСНП готово совместно с Народной скупщиной Сербии в полной мере реализовывать особые преимущества законодательных органов, вести обмен опытом, усиливать взаимопонимание и вносить важный вклад в укрепление и развитие китайско-сербской дружбы.

М. Гойкович, в свою очередь, подчеркнула, что парламент Сербии уделяет повышенное внимание отношениям с КНР, в преимущественном порядке рассматривает и одобряет вносимые правительством законопроекты, направленные на развитие сотрудничества с Китаем, работает над созданием благоприятной законодательной среды для обоюдовыгодного двустороннего взаимодействия.

После переговоров Чжан Дэцзян и М. Гойкович подписали меморандум о взаимопонимании по вопросу сотрудничества между ВСНП и Народной скупщиной.

В ходе встречи с А. Брнабич председатель ПК ВСНП заявил, что экономики Китая и Сербии отличаются большой взаимодополняемостью, уже есть примеры успешного сотрудничества между двумя странами, необходимо, исходя из существующих условий, устремлять взор в будущее, непрерывно раскрывать потенциал взаимодействия и использовать его реальные результаты на благо обоих государств и их народов. Он отметил, что Китай готов обеспечивать общее развитие и углублять взаимовыгодное сотрудничество с Сербией и другими государствами Центральной и Восточной Европы /ЦВЕ/ в рамках "Пояса и пути" и формата "16+1".

А. Брнабич, в свою очередь, сказала, что КНР и Сербия достигли воодушевляющих успехов во взаимовыгодном сотрудничестве, которые имеют большое значение для экономического развития европейской страны и повышения благосостояния ее народа. Она заявила, что сербское правительство будет реализовывать начатые проекты взаимодействия, активно осваивать новые области сотрудничества, а также намерено полнее раскрыть роль Сербии в качестве "моста" между Китаем и странами ЦВЕ.

Чжан Дэцзян на специальном заседании парламента Сербии выступил с речью на тему "Глубокая дружба, преодолевающая время и пространство. Стратегическое партнерство, устремленное в будущее".

В соответствующих мероприятиях также принимали участие супруга Чжан Дэцзяна Синь Шусэнь и заместитель председателя и ответственный секретарь ПК ВСНП Ван Чэнь.

Китай. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 19 июля 2017 > № 2249793


Россия. Сербия > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 18 июля 2017 > № 2253025

По приглашению организаторов, делегация РЦНК «Русский Дом» в Белграде во главе с его директором Н.В.Кущенковой и в этом году приняла участие в Международном музыкальном фестивале «Большой», проходившем в этно-селе Мечавник (национальный парк «Мокра гора», Сербия).

Фестиваль учрежден режиссером Эмиром Кустурицей в 2013 году и с момента основания проводится при поддержке Компании «Газпром нефть». «Большой» содействует творческому развитию молодых музыкальных талантов Сербии, Республики Сербской и России. Одна из главных тем фестиваля – преемственность и взаимосвязь музыкальных традиций.

За главные призы фестиваля – Золотую, Серебряную и Бронзовую матрешки, состязалось более 60 участников. Отрадно отметить, что с каждым годом российское представительство на фестивале растет – на пятый фестиваль приехал 21 участник из семи городов: Санкт-Петербурга, Тюмени, Омска, Оренбурга, Томска, Ханты-Мансийска и Муравленко. C сербской стороны выступило около 40 молодых талантов из Сербии и Республики Сербской.

Победителей в этом году определило авторитетное жюри, в работе которого, наряду с сербскими коллегами, принял участие и известный пианист, народный артист России Юрий Розум.

Специальным гостем Фестиваля стал выдающийся российский дирижер, художественный руководитель и генеральный директор Мариинского театра, Народный артист России Валерий Гергиев. Великий маэстро провел мастер-класс для членов оркестра “Большой“, а в заключительный фестивальный день торжественно вручил победителям конкурса заслуженные награды.

Гостями фестиваля также стали виолончелист Юстус Гримм, скрипачка Татьяна Самуил, меццо-сопрано Милияна Николич. Скрипач-виртуоз Роман Симович подготовил мировую премьеру – выступление фортепианного квинтета, который создан специально для участия в фестивале.

«Фестиваль русской музыки «Большой» – заметное событие культурной жизни Сербии. Оригинальный формат и участие звезд классической музыки способствуют развитию музыкальных и духовных ценностей между Сербией и Россией, формирует единое социокультурное пространство двух братских стран», – отметил присутствующий на Фестивале член правления «Газпром нефти» Александр Дыбаль.

Россия. Сербия > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 18 июля 2017 > № 2253025


Россия. Сербия > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 18 июля 2017 > № 2253024

Представитель Россотрудничества в Сербии Надежда Кущенкова приняла сегодня в «Русском Доме» известного британского режиссера и актера Ральфа Файнса, который в эти дни находится в Белграде в поиске потенциальных съемочных площадок для своего нового фильма.

Из разговора с Ральфом Файнсом и его «командой» стало известно, что фильм - о легендарном артисте балета Рудольфе Нуриеве и часть его, возможно, будет снята в Сербии, в воссозданных здесь «русских» интерьерах. Большой интерес у актера вызвало здание «Русского Дома», о чем сообщил Р. Файнс лично, на прекрасном русском языке.

Вполне возможно, что Русский Дом станет партнером в предстоящих съемках фильма!

Россия. Сербия > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 18 июля 2017 > № 2253024


Евросоюз. Сербия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 18 июля 2017 > № 2249268

Еврокомиссия исключила Сербию из расследования по горячекатаному прокату

Как сообщает Metal Bulletin, Европейская комиссия исключила Сербию из антидемпингового расследования по горячекатаным рулонам, объектами которого являются также Бразилия, Иран, Россия и Украина.

По данным Европейской комиссии, все пять стран проводили демпинговую политику при поставках данной продукции в ЕС. Но против единственного сербского поставщика Zelezara Smederevo, находящегося в собственности китайской группы Hebei Iron & Steel, не будет вводиться никаких санкций. Причина этого заключается, как заявляет Еврокомиссия, в незначительных объемах поставок.

В то же время, на горячекатаные рулоны из оставшихся четырех стран, скорее всего, будут введены антидемпинговые пошлины. По некоторым данным, не исключено и введение минимальных импортных цен на эту продукцию.

По данным европейской металлургической ассоциации Eurofer, за первые пять месяцев 2017 г. сербский меткомбинат экспортировал в страны Евросоюза 137 тыс. т горячекатаных рулонов, что составляет немногим более 4% от европейского импорта данной продукции за этот период. Правда, по сравнению с тем же периодом прошлого года объем поставок возрос на 33%.

Интересно, что четыре страны, против которых расследование продолжается, в этом году значительно сократили экспорт горячекатаных рулонов в ЕС. По итогам января-мая текущего года Бразилия уменьшила его на 20,6%, Украина — на 25,5%, Россия — на 78,7%, до 143 тыс. т, а Иран — и вовсе более чем на 95%, до 22 тыс. т.

Евросоюз. Сербия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 18 июля 2017 > № 2249268


Россия. Сербия > Транспорт > gudok.ru, 17 июля 2017 > № 2246825

ООО «РЖД Интернешнл» (дочерняя компания ОАО «РЖД») завершило в Сербии работы по реконструкции железнодорожного 35-километрового участка Ресник – Вреоци, сообщает пресс-центр «Российских железных дорог». Железнодорожный участок стал первым этапом реконструкции линии Ресник – Валево.

В ходе работ была выполнена модернизация железной дороги Сербии выполнена укладка пути с применением технологии подбалластного мата. Полностью реконструирован тоннель Бела Река. Также реконструированы пути на станциях Бела Река, Бараево, Степоевац и 8-путной станции Вреоци. В результате замены рельсошпальной решетки, устройств СЦБ и контактной сети скорость поездов на этом участке увеличена с 50 до 90 км/ч.

Завершение реконструкции данного участка позволило возобновить железнодорожное сообщение между Белградом (Сербия) и Баром (Черногория), которое было открыто сегодня. Возобновление движения на данной линии позволит обеспечить транспортную доступность курортов Адриатического моря для жителей Сербии, а также открывает возможность регулярных поставок угля из горнодобывающего бассейна Колубара на теплоэлектростанции Сербии.

С марта 2014 года холдинг «РЖД» реализует контракт на производство работ по строительству и реконструкции объектов железнодорожной инфраструктуры в Сербии. Контракт был заключен в рамках соглашения между правительством России и правительством Сербии о предоставлении Сербии государственного экспортного кредита в размере $800 млн. Общая сумма контракта – $941 млн.

Бэлла Ломанова

Россия. Сербия > Транспорт > gudok.ru, 17 июля 2017 > № 2246825


Сербия > Армия, полиция > ria.ru, 16 июля 2017 > № 2245581

Сербские полицейские провели крупнейшую спецоперацию, в ходе которой задержаны 360 человек по подозрению в совершении различных преступлений, изъято значительное количество оружия и наркотиков, сообщил в воскресенье на пресс-конференции в Белграде глава МВД Сербии Небойша Стефанович.

Операция под названием "Арес" (Арес — бог войны в древнегреческой мифологии) была проведена в 27 городах и муниципалитетах страны. На данный момент возбуждены уголовные дела в отношении 202 лиц.

Задержанным вменяются незаконное производство и оборот наркотиков, покушения на убийство, изнасилования и запрещенные сексуальные действия, насилие, вымогательства, пытки, похищения, грабежи и другие преступления.

"Полиция продолжит эту акцию для защиты безопасности граждан", — заявил Стефанович.

Он уточнил, что было конфисковано 167 кг наркотиков — кокаина, героина, гашиша, марихуаны и экстази, а также обнаружены три лаборатории по производству марихуаны. Найдено четыре автомата, 29 ружей, 30 пистолетов, один килограмм взрывчатки, шесть гранат и более трех тысяч единиц боеприпасов.

Также, как указал Стефанович, была изъята большая сумма денег, 19 автомобилей, множество компьютеров и 150 гигабайт порнографических материалов с участием детей.

Сербия > Армия, полиция > ria.ru, 16 июля 2017 > № 2245581


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июля 2017 > № 2244968

Баланс — гибель или спасение?

Драгомир Анджелкович (Драгомир Анђелковић), Печат, Сербия

Уже много лет мы говорим о сбалансированности нашей внешней политики как о стратегическом устремлении. Поэтому большую часть граждан шокировала новость о том, что недавно назначенный премьер-министр заявил: если бы пришлось выбирать между Европейским Союзом и Россией, Сербия однозначно выбрала бы ЕС. Подобное высказывание заставило большинство сербов — я полагаю, обоснованно — выразить свое недовольство (активно или пассивно). Многие посчитали, что эти слова предвещают геополитический разворот в сторону Запада уже в ближайшее время, а большая часть сербов по праву воспринимают дистанцирование от России как предательство национальных интересов. Понимая это, власть (после короткого замешательства) постаралась объяснить народу и Москве слова, которые были опубликованы в СМИ как цитата из интервью с Аной Брнабич. В связи с этим российскому послу в Сербии были предоставлены стенограммы ее интервью с американскими журналистами. Это тоже подняло волну возмущения, а также вызвало возражения у представителей наших общественно-политических кругов, подчеркивающих свою прозападную позицию. Кстати, слова Брнибич по какой-то причине не вызвали подобной реакции у противоположной стороны, пророссийски и патриотично настроенной, даже у националистически настроенных представителей власти. Эта история — удобный случай для того, чтобы снова обратиться к уже избитой теме «балансирования» Сербии.

(Не)удачная смесь

Сбалансированность означает уравновешенность. Это слово, которое в последние годы часто используется в нашем политическом дискурсе, происходит от латинского выражения bilanx libra, что означает весы с двумя чашами. В геополитике, как и на рынке, идет измерение выгод и убытков, оценка того, что даст и чего нас лишит тот или иной вариант, и того, какая комбинация факторов наиболее продуктивна. В основе нашей внешнеполитической сбалансированности — стремление отстоять как можно больше национальных интересов. Речь идет о защите территориальной целостности Сербии (и сербских регионов вне нее) и нашей национальной идентичности. Кроме того, мы стремимся избежать разрушительных военных конфликтов и региональных трений, а также создать условия для экономического и демографического роста.

На фоне этого существует ряд внешних факторов, которые, как правило, усложняют нам жизнь (и способны усложнить ее еще больше) в том, что касается защиты наших национальных интересов. Есть и такие факторы, которые помогают нам худо-бедно отстоять свои национальные интересы. Существуют, наконец, и такие факторы, от которых во многом зависит наше экономическое настоящее и будущее и которые несомненно являются — в этом марксисты не преувеличивали — базой почти для всего остального. Если перейти от абстрактных рассуждений к конкретике и суммировать многочисленные факторы, то можно сказать, что наше балансирование сводится к метаниям между США, лидерами Евросоюза — ведь мы находимся в зоне их доминантного военно-политического влияния и ориентируемся на них в экономике — и Россией. Она является нашей главной опорой во всем, что касается защиты на мировой арене немногих из оставшихся позиций в Косово и Метохии и других наших регионов (речь о сохранении Республики Сербской в том формате, который обладает многими государственными элементами и закреплен в Дейтонском соглашении).

Большая часть нашего экспорта отправляется в Евросоюз, а оттуда к нам идут крупнейшие инвестиции. Силы НАТО окружают нас и даже уже присутствуют на нашей территории, ведь они взяли под свой контроль Косово и Метохию. Жизнь сербов южнее Ибара зависит почти исключительно от альянса, замаскированного под КФОР. В Боснии и Герцеговине НАТО/ЕУФОР тоже присутствует, и это сложное государственное образование находится под международным протекторатом (Аппарат Верховного представителя), в котором Запад играет ключевую роль. И все же Россия способна влиять на судьбу Косово и Боснии и Герцеговины, поскольку она может хотя бы защитить их. В Совете Безопасности Россия может предотвратить вступление Приштины в ООН и вмешаться иным образом, воспользовавшись своим правом вето в этой международной организации. В Боснии и Герцеговине Россия присутствует в том числе посредством влиятельного Совета по выполнению мирного соглашения.

Коллаборационизм и балансирование

Запад причинил нам много вреда и может продолжить нам вредить, если станет стальным обручем, сковывающим нас и поддерживающим наших региональных оппонентов, или если будет провоцировать цветные мятежи в Сербии и Республике Сербской. Россия обладает пусть ограниченными, но достаточными средствами, чтобы противодействовать антисербскому порядку, который навязывают Балканам. Россия может помочь нам и, несомненно, сделает это. В экономической сфере Москва в состоянии предложить нам определенные перспективы. Однако чтобы они могли хотя бы потенциально конкурировать с западной альтернативой, нужно время и отсутствие сопротивления с другой стороны. Но было бы иллюзией ожидать, что так и будет. Также вряд ли стоит ожидать, что Россия, от которой мы отрезаны, может помочь нам военно-политическими средствами и действительно защитит нас, изменив ситуацию в нашу пользу. С другой стороны, за любым нашим значительным шагом на Восток гарантированно последует удар ниже пояса от Запада. Он стремится сделать нас как можно более зависимыми и не допустить, чтобы мы наладили плодотворные для нас связи или вырвались из его лап.

Учитывая все это, ясно, что мы просто вынуждены балансировать. Хотим мы того или нет. Россия — наша опора, но из-за переплетения геополитических и экономических обстоятельств одной России недостаточно. Запад — опасный рэкетир, которому мы еще не в состоянии противостоять. Хуже того, многие наши желания зависят именно от него. Альтернатива нашему балансированию — море проблем. Поскольку пятого октября (2000 года — прим. перев.) мы спалили корабль, при помощи которого еще хоть как-то держались на плаву, с грузом этих проблем нам вряд ли удастся выплыть на той лодке, которая у нас осталась. Ее хватит только на то, чтобы плыть по реке трудностей, которые у нас уже есть. В подобной ситуации без балансирования — я повторюсь — не обойтись, но, возможно, уместнее было бы воспользоваться термином «коллаборационизм», хотя ни влиятельные иностранные, ни наши собственные политики не любят это слово. Первым кажется, что оно отражает правду о том, что они насильники и оккупанты, а вторые считают его унизительным, ведь когда спадает пелена, становится ясно, что они — слуги, а не друзья тех, кто вершит нашу судьбу на Западе.

Слово коллаборационизм происходит от латинского collaborare, то есть «действовать сообща». В большинстве языков слово, о котором мы говорим, по-прежнему имеет именно это значение и используется в разных областях — от бизнеса до спорта. Однако в некоторых языках, к которым относится и сербский, на первый план вышло переносное значение, касающееся сотрудничества с врагом собственного народа и государства. Неопасными коллаборационистами у нас были, например, члены администрации Недича в оккупированной Сербии. Они сотрудничали с иностранными правителями, потому что считали, что только так смогут облегчить страдания собственного народа. Вредные же коллаборационисты (назовем их квислингами) сотрудничают с классическими или постмодернистскими оккупантами по идеологическим соображениям или для собственной наживы. Эти коллаборационисты оказывают помощь тем, кто попирает интересы их собственного народа. Для примера скажу, что сегодня, как и во времена агрессии НАТО, такими коллаборационистами в Сербии являются сторонники «Антисербии».

Темная сторона вопроса

С этой точки зрения сегодня сербские власти являются коллаборационистскими и сотрудничают с западными центрами власти, чтобы избавить нас от тех бед, которыми нам угрожают евроатлантические «гуманисты», и от всего того, что они могут с нами сделать. Также Белград продолжает выстраивать партнерские и обоюдовыгодные отношения с Россией, поскольку осознает, что без этого не отстоять даже минимум наших национальных интересов. Но вместе с тем власти не переступают границу, выход за которую навлек бы на нас гром и молнии с Запада. В общем, Сербия исполняет некий магический танец на краю пропасти, пытаясь задобрить демонов, чтобы те не причинили нам слишком много зла, и при этом призвать с Востока «тучные» годы.

Осознав все это, понимаешь разумность подобных действий, хотя они отвратительны, потому что наши руководители притворяются «наивными» и врагов называют друзьями, а с настоящими друзьями пытаются поддерживать хорошие отношения таким образом, чтобы это было как можно менее заметно. Однако у всего есть свои границы, которые нельзя переступать. Так и у нынешнего унижения самих себя и своего народа, пусть даже оно мотивировано жизненно важными интересами, есть пределы. Если власти выйдут за эти пределы, тогда коллаборационизм изменит свой характер и превратится из вынужденного — возможно, даже спасительного — в «канцерогенный». На границе между адом и раем лежат вопросы о защите севера Косово и Республики Сербской, о хороших отношениях с Москвой и о существовании сербов в странах региона (в особенности тех, где они являются коренным населением).

Суммировав все вышесказанное, понимаешь, что наш коллаборационизм, который с теоретической точки зрения можно оценить позитивно, уже находится под большой угрозой даже без изменения отношения к России, а, значит, и к самим себе. Не будем забывать, что отречься от России значит совершить в большей степени артисербский, чем антироссийский шаг. Россия без нас легко обойдется, а вот мы без нее не сможем защитить ни Косово, ни Республику Сербскую. Но оставим это в стороне. Что касается упомянутого расчета, то Сербия уже совершила большую ошибку в Черногории. Там сербам угрожает местный режим, который намеренно ставит их в тяжелое финансовое положение, ограничивая тем, кто считает себя сербом, возможности построить карьеру, и разными методами осуществляет геноцид.

Холопская уравновешенность

Цель всего этого — истребить сербов в Черногории, стране с неоспоримыми сербскими корнями, физически вместе с их наследием. Пока это происходит, официальный Белград молчит! И он не смеет подать голоса, какими бы ни были его личные и партийные интересы и давление западных сил. Точно так же сербские власти были и по-прежнему обязаны громче и откровеннее разоблачать те манипуляции, на которые пошли американские СМИ из-за нашего отношения — нынешнего и будущего — к России и собственным национальным интересам. Но вместо того чтобы расставить все точки над i, о чем говорилось еще в начале статьи, наши власти пытаются действовать опосредованно, втихаря, не проронив ни слова. Ведя эту игру, они предоставили стенограммы россиянам.

Белград не осмелился упрекнуть Белый дом в явном искажении сербской позиции, но хотел все-таки оправдаться перед Кремлем. Вот и попал, как кур во щи. Причем в глазах обеих сторон. Несмотря на заявленную пророссийскую позицию, я не предлагал бы российской стороне, как испуганный ребенок учительнице, почитать стенограмму. Этот материал нужно было представить общественности или, не унижаясь и не прячась за бумажкой, решительно опровергнуть американскую ложь. И не нужно было пытаться по-тихому избежать проблемы, поддерживая снисходительное отношение у одной стороны и вызывая точно такое же у другой. Сербия должна выкручиваться и приспосабливаться, но не должна чрезмерно унижаться. Тем не менее, судя по всему, к сожалению, мы поняли сбалансированность именно так. Мы перед всеми заискиваем и делаем на это все большую ставку, стараясь таким образом сохранить баланс.

Уерживать баланс — пусть даже с большой долей коллаборационизма — необходимо, учитывая геополитические и другие обстоятельства, в которых мы оказались. Но тот способ, который мы для этого выбрали, порой поражает и в перспективе до добра нас не доведет. Цель коллаборационизма — выиграть время в надежде, что найдется спасительный выход, а не помочь врагам без труда нас одолеть по принципу лягушки в кипятке или вообще без всякой концепции загонять нас по кругу, пока мы не рухнем в изнеможении. На коллаборационизм идут во имя нации, а не для того, чтобы получить и удержать власть. В последнем случае уже не коллаборационизм, а нечто похуже. Так что в принципе (и в конкретном случае, который послужил поводом для написания этой статьи и который имеет отношение к более широкой проблеме) я надеюсь, что все дело — в политической неопытности председателя нашего правительства, а не в чьей-то попытке использовать Брнабич для того, чтобы поднять вопрос о пересмотре нашей политики «сбалансированности», и без того обремененной множеством недостатков…

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июля 2017 > № 2244968


Китай. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 15 июля 2017 > № 2244013

Эксклюзив: Сотрудничество между законодательными органами Сербии и Китая будет содействовать всеобъемлющему развитию двусторонних отношений -- спикер парламента Сербии Мая Гойкович

По приглашению спикера Народной скупщины /парламента/ Сербии Маи Гойкович председатель Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей /ПК ВСНП/ Чжан Дэцзян в ближайшее время начнет официальный дружественный визит в Сербию. Накануне визита М. Гойкович в интервью корр. Синьхуа заявила, что сотрудничество между парламентами Сербии и КНР будет содействовать всеобъемлющему развитию отношений двух стран.

"Взаимные визиты на высоком уровне между законодательными органами двух стран имеют важное значение для установления долговременных и стабильных сербско-китайских отношений", -- отметила она, добавив, что "межпарламентское сотрудничество -- это контакты и обмены между представителями народов двух стран".

М. Гойкович заявила, что сербский парламент активно поддерживает проекты двустороннего сотрудничества, имеющие важное значение, в особенности проекты стратегического взаимодействия в рамках "Пояса и пути" /"Экономический пояс Шелкового пути" и "Морской Шелковый путь 21-го века"/ и в рамках сотрудничества между Китаем и странами Центральной и Восточной Европы /ЦВЕ/, а также соответствующие важные политические решения, контракты и иные документы.

Говоря о двусторонних отношениях, М. Гойкович отметила, что Сербия и КНР постоянно прилагают усилия по содействию двустороннему сотрудничеству в политической, дипломатической и экономической областях, установили всеобъемлющие и прочные двусторонние отношения, народы двух стран связывает глубокая дружба. "Мы благодарим Китай за поддержку суверенитета и территориальной целостности Сербии. Сербия уважает политику и позиции КНР, придерживается принципа одного Китая, полностью понимает внешнюю и внутреннюю политику КНР", -- сказала спикер парламента.

По ее словам, особенно заметны достижения в экономическом сотрудничестве. Сербия является одной из стран, лидирующих по числу совместных с Китаем проектов в рамках "Пояса и пути" и сотрудничества между Китаем и ЦВЕ.

Стоит напомнить, что парламентская группа сербско-китайской дружбы состоит из 89 членов разных партий Сербии и является крупнейшей по численности группой в Народной скупщине. "Хотя они расходятся по многим политическим вопросам, однако занимают одинаковую позицию в отношении Китая. Парламент был избран народом и является представителем народа. Дружественный подход депутатов к КНР отражает надежду сербского народа на установление самой прочной дружбы с Китаем и всеобъемлющее развитие сотрудничества с КНР во всех областях", -- заявила М. Гойкович. "Сербский парламент, включая группу сербско-китайской дружбы, с помощью практических действий и активных взаимных визитов будет содействовать двустороннему сотрудничеству", -- подчеркнула она.

М. Гойкович назвала предстоящий визит Чжан Дэцзяна очень важным и отметила, что он продемонстрирует большое внимание Китая к развитию отношений с Сербией и непременно придаст дополнительный импульс двустороннему сотрудничеству. По ее словам, в ходе визита стороны обсудят, главным образом, сотрудничество между законодательными органами двух государств.

"Сербский парламент будет активно играть свою роль во всех сферах, на международной и внутренней политических аренах, содействовать развитию всеобъемлющего стратегического партнерства между двумя странами", -- подытожила М. Гойкович.

Китай. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 15 июля 2017 > № 2244013


Россия. Сербия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > mchs.gov.ru, 13 июля 2017 > № 2244093

Российско-сербский гуманитарный центр в г. Ниш (РСГЦ) посетил представитель Посольства США в Сербии – помощник военного атташе Хайрум Гарвин.

Содиректор РСГЦ Вячеслав Власенко и сербские сотрудники Центра рассказали гостю об истории создания, структуре и правовых основах функционирования РСГЦ как межправительственной организации.

Они рассказали о существенном вкладе РСГЦ в предупреждение и ликвидацию последствий стихийных бедствий в Сербии и других странах балканского региона на протяжении последних лет, об оказании экстренной гуманитарной помощи, повышении эффективности сербской национальной системы реагирования на чрезвычайные ситуации, в том числе путем обучения сербских специалистов в учебных заведениях МЧС России и на учебных площадках Центра, о проведении разнообразных учений и тренингов, а также о поставленной в Сербию современной пожарной и спасательной технике.

Представителю США ответили на все интересовавшие его вопросы, в том числе, касающиеся проекта российско-сербского межправительственного соглашения об условиях пребывания, привилегиях и иммунитетах РСГЦ. Также гостю была предоставлена возможность изучить имеющееся в распоряжении Центра материально-технические ресурсы. Особый интерес вызвал ЦУКС Центра, электронное оборудование которого позволяет оперативно получать профильную информацию по климатической и техногенной ситуации в регионе и делать прогнозы по ее развитию, что помогает властям принимать необходимые эффективные меры.

Посещение РСГЦ представителем Посольства США стало очередным свидетельством абсолютной прозрачности деятельности Центра, нацеленного исключительно на решение задач реагирования на чрезвычайные ситуации и оказания гуманитарной помощи в Сербии и других странах балканского региона.

Американский гость был также проинформирован о том, что в июле подразделение РСГЦ по гуманитарному разминированию начнет очистку сербских земель, а из России прибудет первая партия оборудования и техники, предназначенная для восполнения резервов Центра и для развития учебно-тренировочной базы.

Ожидается, что на предстоящей неделе Центр посетят делегации ряда других посольств иностранных государств, расположенных в Белграде - представители посольств Австрии, Швейцарии и Польши.

Россия. Сербия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > mchs.gov.ru, 13 июля 2017 > № 2244093


Сербия. Босния и Герцеговина. Черногория > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 11 июля 2017 > № 2241111

Сергей Гуриев: "Балканы должны найти новую модель экономического роста"

Мари Шаррель | Le Monde

По мнению главного экономиста Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Сергея Гуриева, создание общего рынка на Западных Балканах ускорит экономический рост в регионе. Гуриев дал интервью журналистке Le Monde Мари Шаррель.

Целесообразность проекта общего рынка на Западных Балканах далеко не очевидна, настолько сильны религиозные и политические разногласия между шестью государствами, которых это касается (Албания, Босния и Герцеговина, Сербия, Черногория, Косово, Македония). Этот вопрос будет рассматриваться на четвертом саммите по Западным Балканам, который пройдет в среду, 12 июля, в итальянском городе Триест, говорится в статье.

"Балканские страны размышляют о строительстве общего рынка. Что это им принесет?" - спросила журналистка.

"Это необходимый этап в их развитии. Чтобы внедрять инновации и инвестировать, важно позиционировать себя на достаточно большом рынке, чтобы обеспечить экономию за счет масштаба. В таких маленьких странах, как балканские, сегодня это весьма сложно", - ответил Гуриев.

"Скандинавская модель и ее знаменитая гибкая система экономической безопасности демонстрирует, что вполне возможно комбинировать открытость к глобализации, высокий уровень социальной защищенности и справедливый доступ к государственной службе", - уверен экономист.

"По поводу популизма важно различать краткосрочную и долгосрочную перспективу. На данный момент, популистские страны Центральной Европы извлекают пользу из улучшения мировой экономической ситуации, - считает Гуриев. - Зато в долгосрочной перспективе популизм может отпугнуть иностранных инвесторов, необходимых для обеспечения экономического роста в этих странах."

"Мы часто задумываемся над тем, что экономисты называют "ловушкой среднего дохода": пройдя фазу наверстывания, страны наблюдают, как их экономический рост замедляется, в пропорциях, препятствующих достижению уровня жизни в экономически развитых странах, - сказал Гуриев. - После падения коммунизма регион сначала быстро окреп, держась на иностранных инвестициях и привлекательной стоимости своей рабочей силы".

"Однако с 2008 года темп роста замедлился, и есть основания опасаться, что отдельные страны попали в "ловушку среднего дохода". Теперь им надо найти новую модель экономического роста, которая сводится не столько к капиталовложениям из-за границы и низкой стоимости рабочей силы, сколько к инновациям и человеческому капиталу", - пояснил эксперт.

"России тоже угрожает "ловушка среднего дохода?" - поинтересовалась журналистка.

"Да, - ответил Гуриев. - После запуска реформ и многообещающей экономики переходного периода Россия начала поворот в сторону государственного капитализма, где экономику контролируют госпредприятия".

"В последние годы эта модель экономического роста отчетливо показала свои пределы, на это наложились европейские санкции и снижение цен на нефть. Сейчас, когда нефтяные цены снова поднялись, экономика стагнирует. И стагнация будет до тех пор, пока Россия отказывается осуществить реформы, позволяющие ей врасти в мировую экономику, приватизировать отдельные сектора, улучшить деловую среду и справиться с коррупцией", - сказал собеседник издания.

Сербия. Босния и Герцеговина. Черногория > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 11 июля 2017 > № 2241111


Сербия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 июля 2017 > № 2238488

Центр в Нише — это большое испытание для нас, и нам нелегко!

Любинка Милинчич (Љубинка Милинчић), Sputnik

Скоро к нам в Сербию прибудут российские МиГи, но прежде мы получим российские танки и разведывательно-дозорные машины. Обсуждается также предложение провести «Турецкий поток» через Болгарию в Сербию, а это огромная возможность для развития нашей страны.

Диалог с Приштиной выходит на президентский уровень, и мы инициируем обсуждение изменений в конституции. Одна из основных стратегических целей Сербии и ее правительства, которое является не проамериканским и не пророссийским, а сербским, заключается в увеличении рождаемости в стране.

Обо всем этом президент Сербии Александр Вучич рассказал «Спутнику» в эксклюзивном интервью, которое стало первым после торжественной инаугурации во дворце «Сербия».

— Спутник: Для начала прокомментируйте нам последнюю новость: будет ли в Сербию проведен какой-нибудь газопровод с востока? Какие у нас в этом смысле есть шансы, учитывая, что из-за Европейского Союза был закрыт проект «Южный поток»?

— Александр Вучич: Для нас ключевое значение имеет новый договор, о котором мы беседовали с Алексеем Миллером. На эту тему я также разговаривал с Бойко Борисовым. Россияне строят «Турецкий поток», который у турецко-болгарской границы повернет к Стамбулу и крупнейшим турецким городам. Раньше была идея проложить трубопровод дальше через Турцию, Грецию, Македонию и Сербию. Сегодня существует еще более реалистичная идея превратить Болгарию в европейский центр по приему газа с разных направлений. Речь идет преимущественно о российском газе. Болгары нашли очень мудрое решение и, как я думаю, заручились поддержкой Германии. Когда будет создан этот центр (где-то межу Бургасом и Варной), газ из него будет направляться в Софию и далее в Сербию.

— Какие у нас в таком случае перспективы?

— От границы с Болгарией мы должны построить продолжение газопровода и сделать это самостоятельно либо, например, с помощью России, что было бы проще. То есть на границе мы будем принимать 9,8 миллиардов кубометров газа. Мы транзитная страна, и от нас пойдут ветки в Республику Сербскую, Боснию и Герцеговину, Приштину, Хорватию. Мы будем взимать транзитный сбор. Любой газопровод через территорию Сербии нам выгоден, но этот вариант — лучший. Он открывает большие возможности для развития нашей страны, экономики и промышленности. Мы бы создали целую сеть газопроводов.

— А что если под давлением Запада проект остановится?

— Мы готовы получать самый дешевый и самый качественный газ от кого угодно. На протяжении пяти лет нам говорили о дешевом газе из Крка и из других мест, но он обошелся бы нам в два раза дороже. Будь он из Александруполиса или Латвии, он, вероятно, был бы дешевле, но получать оттуда мы его не можем. И, таким образом, по прошествии пяти лет мы вернулись на исходную. Мы не будем покупать газ в два раза дороже. А новый проект — достаточно только капли удачи — позволит нам зарабатывать от 100 до 150 миллионов евро в год.

Что нового в президентской резиденции Андричев Венац

— Хорошо. А что изменилось в Вашей жизни с тех пор, как Вы стали президентом Сербии?

— Посмотрите, сегодня воскресенье, а мы работаем. В понедельник я лечу в Брюссель на неформальные переговоры с албанской стороной и сегодня буду к ним готовиться. Это всегда непростой диалог, но во всех вопросах и всех мелких аспектах мы должны продвинуться вперед. Подобный подход необходим для того, чтобы мы всегда знали, чего хотят в Приштине, и как нам отстаивать наши интересы.

— Когда Вы были премьером, все было так же, а что появилось нового?

— У меня намного меньше рутинных проблем и встреч, касающихся забастовок и разного рода требований. Нынешняя должность позволяет мне заниматься стратегическими вопросами, важными для будущего Сербии. К сожалению, из-за разного рода пожеланий и факторов я по-прежнему являюсь председателем крупнейшей партии, поэтому ко мне ежедневно обращаются люди. Некоторых встреч можно избежать, других — нет.

— Значит ли это, что Вы хотите как можно меньше быть на публике?

— Я бы не хотел угождать соперникам разговорами о том, что буду работать меньше, буду лениться, и тем самым осчастливлю их. Я буду работать усердно, буду работоспособным, буду брать на себя тяжелую работу и принимать ответственные решения. Так что оппонентам придется придумать другой способ, чтобы меня одолеть. Надеяться на мою леность или бездеятельность не стоит.

— Разве кто-то критикует Ваше усердие?

— Вспомните, как нас критиковали из-за одного только Брюссельского соглашения, и теперь мы требуем его выполнения, а албанская сторона его не выполняет. Меня резко критиковали за Трудовое право и меры фискальной консолидации, хотя они сделали возможными наши успехи в прошлом и текущем году. Всего у четырех стран ЕС соотношение доходов и расходов в бюджете лучше, чем у Сербии. Государственные финансы находятся под контролем, однако для этого были необходимы суровые меры и трудные решения.

Кто хуже Харадиная

— Вернемся к очередным переговорам в Брюсселе. О чем Вы будете разговаривать с Тачи, если Приштина отказывается создавать Объединение сербских общин?

— Мне всегда трудно даже думать об этих переговорах, но я не жалуюсь. Уверен, что и Тачи неприятно со мной встречаться. На этот раз у нас не будет четко обозначенных тем, и мы поговорим о том, какими видим Косово и Метохию через год, пять, десять или пятнадцать лет. Важно продолжить диалог, потому что так снижается напряженность. Ничто не должно угрожать Северному Косово, но диалог необходим, прежде всего, для нашего народа в Центральном Косово — для его существования и безопасности. Сербы там, в общем-то, брошены на произвол судьбы, потому что у нас нет ни полицейской, ни военной, ни какой-либо другой защиты для них.

— Но на что нам надеяться на этих переговорах, если Приштина не выполняет договоренностей?

— Мы, как всегда, занимаем ясную, открытую и честную позицию, вписывающуюся в те границы, которые обусловлены нашими государственными интересами. В последнее время албанцы стали вести себя по-другому. Теперь они называют все своими внутренними проблемами и навязывают тезис о том, что переговоры с Белградом им не нужны. Они заявляют: «Это дело Косово, и мы независимое государство». Мы ответили: «Хорошо, если так, то не вступайте в переговоры», — чтобы посмотреть, как они сами справятся. И тогда они поняли, что так у них ничего не получится.

— Перейдут ли переговоры между Белградом и Приштиной на президентский уровень официально, как о том сообщается?

— Думаю, так и будет. Ведь если сербы из Косово и Метохии вынуждены сотрудничать и вести переговоры со всеми, даже с Харадинаем, то вряд ли кто-то может заставить Белград с восторгом сесть за стол переговоров с тем, кого мы преследуем, чтобы арестовать за самые тяжкие преступления.

— А что если Харадинай станет премьером Косово? Примет ли его Запад?

— От представителей Запада я несколько раз слышал, что для них это была бы неприятная ситуация, но, тем не менее, они будут работать со всеми, кого выберут албанцы. Сербам придется смириться с этим фактом, но Белград просто не может позитивно воспринимать ни Харадиная, ни Курти. Я не вижу разницы между ними, кроме той, что один уже отличился в борьбе против сербов, а второй еще нет, но, возможно, когда-нибудь он превзойдет самого Харадиная. В любом случае, это сложный процесс, но лучше разговаривать, чем отказаться от диалога.

— Не кажется ли Вам, что сербы в Косово — заложники, и чтобы их защитить, мы соглашаемся даже на то, чего не хотим, но еще хуже было бы, если бы мы не согласились на предложенное?

— Как ни трактуй, это так. Дело в том, что этими фактами легко манипулировать. Но что бы ты ни сделал, появится кто-нибудь из центра Белграда и скажет, что так поступать неразумно. А когда спрашиваешь его, не хочет ли он побывать в Доне Гуштерице, Углярах, Велике-Хоче, то он туда ни ногой. Они не знают, где эти места, но знают, как поучать нас каждый день.

— О чем Вы думали, когда заявили о начале диалога о Косово внутри Сербии? Премьер-министр Брнабич упомянула в разговоре со «Спутником» диалог о НАТО…

— Что касается НАТО, то тут все ясно: Сербия останется нейтральной. С другой стороны, я считаю, что важен внутренний диалог обо всех стратегических вопросах, и к ним, разумеется, относится Косово. На консультациях перед формированием правительства меня спрашивали представители партии ДСС и радикалы, с одной стороны, и Чанак и Чедомир Йованович, с другой, что я подразумеваю под этим диалогом. Я сказал им, что для общества важно, чтобы мы ничего не утаивали и не оперировали заранее подготовленными ответами. Важно знать, что нужно делать, осознавать всю тяжесть ситуации в Косово и Метохии, знать, сколько там сербов, и что мы можем сделать для них. Важно понимать, что реально, а что нет. А если кто-то будет на каждое мое слово отвечать, что оно противоречит его представлениям об идеальной Сербии, то пусть лучше молчит. Потому что только в монастыри и церкви в Косово и Метохии Сербия вложила больше, чем все остальные за последние 30-40 лет. Это знают и в Сербской церкви.

— Когда Вы говорите о «реальной ситуации в Косово», многие могут подумать, что Вы готовы принять, что де-факто Косово не Сербия?

— Я не говорил этого. Я, будучи президентом республики, принес присягу, положив правую руку на Конституцию Сербии и произнеся слова о Косово и Метохии. Однако это не значит, что я не готов увидеть, что на самом деле происходит в Косово. Я спрашиваю всех политических героев, которые меня упрекают, почему в 2008 году они не вмешались, когда Косово незаконно провозгласило независимость. Почему тогда они не решили проблему по-своему, если они такие храбрецы. Почему они никчемны? Потому что требуют этого сейчас.

— Оппозиция существует для того, чтобы власть была лучше…

— Да, было бы хорошо, если бы они на самом деле делали так, чтобы власть, а с ней и Сербия становилась лучше. Но я боюсь, что кое-кто не радуется успехам страны, а с восторгом ждет, когда станет хуже, чтобы воспользоваться случаем. Я не понимаю иррациональных позиций в политике. Или мы хотим, чтобы наши дети жили в стране, где рост достигает трех, четырех или пяти процентов, или мы хотим врать себе, что в Штимле все поют песни Боре Чорбе и ходят в сербскую церковь. Только в Штимле сербов нет.

Что будет с преамбулой

— Вы анонсировали обсуждение изменений в конституции, а новый министр Бранко Ружич упомянул о возможных изменениях в преамбуле… Они запланированы в той части преамбулы, где речь идет о Косово и Метохии?

— Когда я говорил о диалоге по поводу изменений в конституции, я не имел в виду преамбулу. Сейчас я могу вам сказать, что нам будет трудно достичь консенсуса в вопросе о конституционных изменениях, но я хочу начать обсуждение. У нас две трети в парламенте, так что дело не в голосах. Но я, как президент, не хочу менять конституцию без согласия широких масс. Конституцию не принимают силой, чтобы она просуществовала всего год, два или пять лет. Этот документ должен действовать в течение 50 или ста лет. Крайне важно, чтобы мы все к этому именно так и подходили. То есть я предложил открыть в Сербии диалог и понял, что мало кто хочет по-настоящему что-то обсуждать. Некоторые думают, что за одну ночь им удастся прийти к власти без раздумий о Сербии, а только благодаря кличу: «Против Вучича-диктатора!» — который все подхватят.

— Насколько я поняла, диалога о вступлении в НАТО не ведется?

— Здесь все определенно: Сербия сохранит военный нейтралитет. Мы поддерживаем корректные отношения и с НАТО, и с ОДКБ. Так будет и впредь, и никто не будет нам диктовать, у кого нам покупать оружие. Я заявил об этом откровенно и публично.

— Почему соседи не поддержали Вашу идею о создании регионального экономического союза?

— В Дубровнике я сказал: «Не хотите — не надо». Но у Сербии есть около двух миллиардов прямых иностранных инвестиций, а у остальных стран региона они не превышают 400 миллионов. Это касается и Черногории, и Македонии, и Албании. Если мы объединимся, сравняем налоговые ставки, отменим пошлины, привлечем субсидии, то получится рынок с 20 миллионами человек.

— Нечто вроде Югославии?

— Да, но речи о политическом союзе, как в Югославии, не идет. Каждая страна независима и суверенна.

— Как Содружество Независимых Государств…

— Мы сразу стали бы чрезвычайно привлекательны, в том числе, для инвесторов. Нам было бы проще экспортировать продукцию, и нас воспринимали бы как более сильную и крепкую единицу.

— Что же тогда не нравится нашим соседям?

— Я не услышал ни одного аргумента против, и эта идея даже в ЕС понравилась. Поэтому я понял, что против выступает какая-то третья сторона, в связи с чем и воспротивились представители соседних стран. Поэтому я предложил все забыть, как будто я ничего не предлагал.

Если все объясняется ожиданием, что через три-четыре года мы все войдем в Европейский Союз и нам не нужны никакие подмены, то, думаю, вряд ли за этот срок мы войдем в ЕС. Ему тоже нужно больше времени для решения своих внутренних проблем, а нам нужно как-то жить в ближайшие пять, шесть, десять лет, пока мы не войдем в ЕС.

— То есть на первом месте стоят не экономические аргументы. Ваши беседы в Дубровнике — это хорошо, но после них Сараево не расследует, кто хотел убить Вас в Сребренице, а Черногория заявляет, что может вступить в войну против Сербии. С дипломатической точки зрения, возможно, разумно, что Вы промолчали, но все это страшные вещи…

— Точнее сказать, я не ответил на все это оскорблениями, но я сказал самое важное. И я повторю. Ни НАТО, ни черногорцы не нападут на Сербию ни в Косово и Метохии, ни где бы то ни было еще. Это ясное и честное заявление. По-моему, официальный представитель Черногории Бошкович пригласил Вулина, чтобы пояснить: эта фраза была вырвана из контекста, или что-то в этом роде. Разумеется, то, что произошло с сербами в 90-х, не повторится, и я заявил об этом в Ясеноваце и повторяю везде. Я заявляю об этом как верховный главнокомандующий. Мы ни на кого не будем нападать, но также не позволим изгонять и убивать наш народ.

С чем приедет Шойгу

— Рогозин нам сказал, что Вы сообщите, когда прибудут МиГи из России.

— Я думаю, очень скоро. Я также полагаю, что через несколько дней и недель Сербия будет в большей безопасности, чем сейчас. Если оценивать оборонную промышленность, мы отстали в развитии на 20-30 лет и от Запада, и от российской механики и электроники. Мы пытаемся восполнить этот пробел, и завод, который я открыл в субботу в Узичах — это первое предприятие с высоким технологическим уровнем. Мы еще не можем выпускать военные автомобили с независимой подвеской и приводом на четыре колеса. А это важно для маневренности военной техники. Речь об автомобилях вроде КамАЗа. Если бы их производители захотели открыть завод здесь, мы бы предоставили такую возможность и оплатили бы все необходимое.

— Предпринимаете ли Вы попытки их привлечь?

— Предпринимаем. Я делал это уже несколько раз.

— Планируется ли открыть предприятие по ремонту вертолетов?

— Да, мы над этим работаем.

— Сергей Шойгу, как сообщается, вскоре посетит Белград…

— Мы ожидаем приезд министра Шойгу в ближайшее время, как и доставку танков и разведывательных машин. Для нас они имеют большое значение. Хотя некоторые профаны вопрошали: «Зачем они нам?» Они нам нужны, ведь это огромная защита. Они в значительной мере меняют положение нашей страны. Мгновенно возрастает наша обороноспособность.

— Значит, в 1999 году нашу оборонную систему разрушали целенаправленно…

— Именно так. Сегодня у нас есть три или четыре истребителя МиГ-29, а в ближнем бою лучше самолета нет. Когда мы добавим ко всему радиолокационные системы и средства ПВО, граждане смогут чувствовать себя в безопасности. Что касается оборонной промышленности, то, к сожалению, война идет повсюду, и в ближайшие 20 лет мы сможем продать все, что произведем.

— Как Вы оцениваете международную турбулентность, и где в этом мире место Сербии?

— Сейчас сложился многополярный мир. Есть четыре мощные силы: США, Китай, Россия и ЕС с Германией во главе. Мы ищем возможности обеспечить самые разные интересы в разных частях мира. На самом деле державы сталкиваются в политической, военной и экономической плоскости, и опосредованные конфликты случаются каждый день. В подобных условиях мы должны проводить мудрую политику и беречь себя. Идущие слоны приминают траву.

— Мы собираемся обезопасить себя так же, как Тито, который выбрал политику неприсоединения?

— Мы будем сохранять военный нейтралитет и независимость. Это непросто. Борьба ведется каждый день. Но правительства до нас направляли повестку дня на согласование в посольства, а потом по телефону ее утверждали. Теперь послы в Сербии не правят.

— Хотите ли Вы, как президент, всегда быть в курсе принятых правительством решений?

— Из соображений стратегической безопасности я буду осведомляться об этом, но не каждый день. Вдруг кто-то решит положить конец демократии в Сербии. Я председатель крупнейшей партии в Скупщине, которая утвердила правительство. Надеюсь, никто не думает, что может отнять у нас, как у партии, которая победила на выборах, право принимать важные для страны решения.

Разница между Скоттом и Чепуриным

— Некоторые с осуждением утверждают, что из-за премьера правительство является проамериканским. Другие говорят, что из-за некоторых министров оно пророссийское. Так какое же оно?

— У нас сербское правительство. У граждан есть президент, который по национальности серб (хотя это не самое важное) и который действует в интересах Сербии. Сначала возмутились одни из-за состава правительства, потом другие — из-за определенных министров. Это доказывает, что у нас сербское правительство, которое будет работать в интересах Сербии.

— Не ощущаете ли Вы прямого давления извне, когда посол Скотт заявляет, что Россия в Сербии оказывает «негативное влияние»? Он и Вам это говорит, или речь идет только об «игре на публику»? Слышали ли Вы от кого-нибудь из России нечто вроде: «Дадич должен стать премьером»?

— Выслушивать подобные требования мне не случалось. Скотт такого тоже не говорил. Мы ему ясно сказали, что не видим никакого негативного влияния России. Мы всем говорим, что поддерживаем корректные отношения с российскими, американскими и европейскими партнерами. Начни я рассказывать, какое давление на меня оказывается, мне пришлось бы уйти на пенсию, а я еще молод для нее. Правда, у меня остались заметки о брюссельских переговорах, и в будущем, возможно, я их опубликую. Успех у читателей обеспечен: трудно поверить, какими были переговоры о Косово, Сребренице и других вопросах.

— Говорил ли Вам посол России Чепурин, что Америка пользуется в Сербии огромным влиянием?

— Нет, Чепурин мне этого не говорил.

— Мне приятно это слышать. Я бы хотела поговорить о России. Во-первых, недавно в одной газете прошла кампания против НИСа. Авторы доказывали, основываясь на словах анонимных собеседников, что природная рента низкая и постоянно сокращается, а Вы, как и правительство, не реагируете на это.

— В Сербии свободная печать, и я не хотел бы комментировать газетные статьи. Мы и Газпром — партнеры, и большое значение имеет новый договор о хранилище. Природная рента низкая, но мы уже подписали договор, и жаловаться нам некому.

— Мы также подписали договор об ускоренной разработке нефтяных месторождений, что, якобы, наносит нам ущерб?

— Значительная часть нефти уже добыта, и именно этим объясняются прибыли первых лет. Однако теперь НИС и Газпром переориентируются, предстоит глубокая трансформация, и это хорошо.

— Создается впечатление, что НИС опустошил наши месторождения…

— Как будто мы этого не сделали бы… Не все было абсолютно идеально, но сейчас ситуация меняется к лучшему. Я разговаривал с Кириллом Тюрденевым, и он понимает, как развивать НИС. Он отличный профессионал, а результаты его работы превзойдут ожидания. НИС — одна из компаний, обеспечивающих бюджету крупные поступления. Газпром тоже имеет для нас большое значение, как и хранилище для 750 миллионов кубометров газа. Строительство скоро начнется. Полгода мы сумеем продержаться без газа.

Сходство между Трампом и мной

— Как будет решаться проблема со статусом Гуманитарного центра в Нише? Этот вопрос долго затягивался, но премьер заявила «Спутнику», что теперь это один из приоритетов…

— Мы в непростой ситуации.

— Что это значит?

— Трудно говорить об этом. Но всем известно, что мы в непростой ситуации. Правительство примет решение по этому вопросу.

— Неужели это действительно настолько тяжелое бремя?

— Вы серьезно меня спрашиваете?!

— Да. Я знаю, но я хочу, чтобы и люди это услышали.

— Да, это тяжелое бремя. Что бы правительство ни предприняло, его или сочтут нечестным и непорядочным, или будут последствия иного рода.

— Как Вы оцениваете результаты соцопросов, согласно которым молодые сербы против ЕС?

— Это очевидная тенденция, которая меня не удивляет. Сербия хочет в ЕС, но не хочет вводить санкции против России и вонзать ей нож в спину. Мой сын Данило говорит мне: «Ну тебя и твой ЕС». Я отвечаю, что пусть подождет лет 15, и тогда он поймет и эту политику, и отношение к России. Вступление в ЕС в большей степени не зависит от нас самих. От нас зависит лишь небольшая часть. От нас требовали назначить омбудсмена, хотя у многих в ЕС его нет, и было известно, что в Сербии эту должность занимает политическая фигура. Многие члены ЕС вообще не признают национальные меньшинства, а нас при этом за отношение к нацменьшинствам критикуют… Нас упрекают из-за ситуации в медиа-сфере. А ведь СМИ одной страны ежедневно ведут кампанию против президента!

— В Америке?

— Именно. Трамп и я находимся в одинаковом положении. СМИ целыми днями нас обсуждают. The New York Times и CNN делают с ним то же, что и со мной.

— The New York Times и CNN делают такое с Вами?

— Нет, но принцип тот же.

— Каковы вкратце Ваши стратегические цели?

— В политике необходима стабильность и безопасность региона. В экономике необходимо продолжать укреплять экономику и расти. В-третьих, мы сократим отрицательный естественный прирост, поскольку это необходимо для будущего. В первом квартале текущего года родилось почти на полторы тысячи больше детей, чем в 2016 году. В 2011 и 2012 годах мы ежегодно теряли около 47 тысяч граждан. Сейчас мы держимся на уровне около 31 тысячи в год и хотим сократить этот показатель до 18-22 тысяч человек в год.

— Вы планируете какое-то финансовое стимулирование?

— Сейчас проблема не в этом: демографическая политика связана не только с финансовыми вопросами. В районах, где проживают самые бедные граждане, мы отмечаем самую высокую рождаемость. А в Белграде самые богатые районы еще и самые «старые»: Стари град, Врачар и Савски венац — там рождаемость минимальная. То есть мы должны стратегически повлиять на некоторые другие вещи. Мы привлечем специалистов из разных стран и предпримем те меры, которые они практикуют, чтобы добиться не одноразового улучшения, а долгосрочной позитивной тенденции. Самое простое — прибегнуть к деньгам, но я боюсь, что дело в факторе эгоизма, в том, что люди все меньше думают о будущем, а все больше — о себе.

— Это общемировая тенденция, но важно, чтобы родители были уверены, что их дети останутся здесь, а не уедут куда-нибудь за тридевять земель…

— Конечно. Я думаю, что наш отрицательный естественный прирост сокращается как раз потому, что растет эта уверенность.

— Как дела у Вашего малыша — сына Вукана?

— У Вукана все хорошо. Он развивается. У него случаются колики, и я обычно говорю, что он успокаивается, когда я беру его на руки, но делаю это не так часто. Я горжусь своими детьми (и Милицей, и Данилой). Милица ходит в русскую школу. Дочерью я горжусь особенно: у нее не бывает четверок. Она многого добьется, ведь она во всем успешнее меня.

Сербия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 июля 2017 > № 2238488


Сербия. Хорватия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 июля 2017 > № 2238438

Общее наследие: безымянный балканский язык

Жан-Арно Деран (Jean-Arnault Dérens), Симон Рико (Simon Rico), Le Monde diplomatique, Франция

Распад Югославии и обострение национальных различий повлекло за собой и лингвистические последствия: теперь нужно было говорить на боснийском в Сараево, на хорватском в Загребе, на сербском в Белграде и на черногорском в Подгорице. Лингвисты признают наличие региональных вариантов, однако признают, что все эти народы говорят на одном языке, к которому некоторым хотелось бы вернуться.

30 марта множество балканских интеллектуалов представили в Сараево Декларацию об общем языке. Они стремятся покончить с лингвистическими ссорами, которые разделяют четыре бывшие югославские республики с 1990-х годов. «Используют ли в Боснии и Герцеговине, Хорватии, Черногории и Сербии общий язык? Ответ — да», — говорится в преамбуле к этому документу, где в частности уточняется: «Речь идет об общем языке полицентрического типа, то есть языке, на котором говорят несколько народов в нескольких государствах с существованием признанных вариантов, как обстоят дела с немецким, английским, арабским, французским, испанским, португальским и многими другими языками». Как отмечает лингвист Ранко Бугарский, «разница в том, что у нас названия есть у вариантов, тогда как общий язык больше не имеет статуса и лишился официального названия».

Реакция не заставила себя ждать. Наиболее остро она проявилась в Хорватии. В ходе пасхальной службы архиепископ Загребский Йосип Бозанич назвал это «агрессией против хорватского языка», тогда как президент Колинда Грабар-Китарович посчитала, что «этот так называемый общий язык — политический проект, который умер вместе с Югославией». «У этого языка нет названия, потому что все и так знают, что речь идет о сербском», — заявил в свою очередь сербский лингвист Милош Ковачевич. Этот ярый националист считает сербский язык «сокровищем», которое хотят «украсть» соседние народы.

В югославскую эпоху ни у кого не было сомнений по поводу существования общего языка, на котором говорят 15 миллионов человек на Балканах, не считая крупных диаспор. Язык назывался сербско-хорватским или хорватско-сербским, а писать на нем можно было с использованием как кириллического, так и латинского алфавитов (обучение проводилось сразу двум формам письма). Этот язык был в ходу в федеральных институтах и командовании югославской армии. Кроме того, он соседствовал со множеством других языков, которые использовались и преподавались в федерации: словенский, македонский, албанский, итальянский, венгерский, цыганский, рутенский, чешский, турецкий, словацкий и т.д.

БХЧС в Сорбонне

После кровопролитного распада федерации в 1990-х годах больше не осталось консенсусного понятия для описания бывшего сербско-хорватского языка. В Международном трибунале по бывшей Югославии его называли БХС (боснийско-хорватско-сербский), тогда как в Сорбонне предложили обозначением БХЧС (Ч — черногорский). По словам писателя и переводчика Владимира Арсенижевича, который был одним из инициаторов Декларации об общем языке, «вопрос обозначения вызвал бурные споры. Использовать такие понятия как «сербско-хорватский» или «югославский» невозможно, так как с ними слишком многое связано. Мы, южные славяне, обычно называем его «наш язык». Словно в стремлении к общей идентичности, несмотря на политический конфликт…

В Хорватии с 1990-х годов были приложены большие усилия, чтобы подчеркнуть отличия «хорватского» от общей нормы. Так, хорватам свойственно придумывать неологизмы или использовать лингвистическую кальку для иностранных понятий: у них в ходу, например, zračna luka («воздушный порт»), тогда как боснийцы и сербы называют его aerodrom, или понятие pasolstvo (существует и в русском) при том, что соседи пользуются словом ambasada… Эту тенденцию еще больше обостряют поборники чистоты языка, создавая зачастую малопонятные слова. Каждый год в стране проходит привлекающий большое внимание СМИ конкурс на «лучшее новое хорватское слово». В Сербии все крутится вокруг кириллицы, которую рьяно защищает влиятельная православная церковь. Она представляется символом «сербскости», которой грозят средства связи вроде интернета, где доминирует также используемая в стране латиница.

Напряженность вокруг языка приводит в некоторых случаях к смешным ситуациям. Так, хорваты подобно белорусам и украинцам используют старославянские обозначения месяцев: travanj (буквально «месяц трав») против april у соседей. В зонах со смешанным населением люди зачастую используют перифразы вроде «четвертого месяца». Ситуация еще больше осложняется с утверждением «боснийского» (в нем признается ряд тюркизмов, которые практически не используются в разговорном языке) и «черногорского». В последнем используется как кириллица, так и латиница, а после провозглашения независимости в 2006 году в него были добавлены две согласных для отображения особых для страны звуков. Сербские националисты не признают существования черногорской идентичности, и лингвистический вопрос регулярно выходит на первый план в этой маленькой стране, которая недавно вступила в НАТО. Еще несколько лет назад в банкоматах на севере Черногории (там живут православные, причем одни считают себя сербами, а другие — черногорцами, и крупные боснийские общины) предлагались варианты «родного языка»…

Расцвет региональных СМИ

Как бы то ни было, все это никогда не мешало людям из разных стран понять друг друга. По словам хорватского лингвиста из Боснии и Герцеговины Йосипа Баотича, различия между вариантами сербско-хорватского не превышают 10% лексики. На самом деле, идущие с начала 1990-х годов споры носят в первую очередь не научный, а политический характер. Доказательством этого «взаимопонимания, которое обеспечивает практически беспроблемное общение» носителей разных вариантов языка, служит появление целого ряда региональных СМИ: Radio Slobodna Evropa, балканская «Аль-Джазира», входящий в группу CNN информационный канал N1. Несмотря на ряд проблем экономического характера (книги в Хорватии стоят дороже, чем в Сербии или Боснии и Герцеговине), издательским проектам удалось преодолеть транснациональные трудности.

В 2009 году Владимир Арсенижевич создал ассоциацию Krokodil для «продвижения культуры диалога, примирения и восстановления разрушенных связей в Западных Балканах». Он стремится вернуть былой блеск южнославянской литературе. «Я вырос в Хорватии, но живу в Сербии и сочетаю слова двух вариантов языка, — объясняет он. — Когда я начал писать, у меня возникли проблемы с издателями, которые хотели изменить слова». То же самое говорит и социолог Игорь Штикс, который родился в Сараево, учился в Загребе и Париже, а сейчас живет в Белграде. «Я всегда спрашиваю у переводчиков, на каком языке пишу, но никто не в силах мне ответить», — шутит он.

«Во имя так называемых языковых отличий у нас укрепляют существующие границы и создают новые. Языковая политика четырех государств делает упор на различиях и, как следствие, формирует вредоносные и опасные практики, а также ведет к недопустимой и прискорбной сегрегации в школе по «родному языку». Все это создает поколения молодых националистов», — негодует Ранко Бугарский. Авторы Декларации об общем языке утверждают, что не преследуют какой-либо политический проект (националисты из их стран сразу же обвинили бы их в ностальгии по старому общему государству). Как бы то ни было, полученный их инициативой отклик явно говорит о стремлении жителей Балкан перешагнуть через возведенные за четверть века барьеры.

Сербия. Хорватия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 июля 2017 > № 2238438


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2234245

Является ли Александр Вулин истинным лицом Александра Вучича, и какое европейское будущее нам предвещает недавний доклад премьера Аны Брнабич, сделанный на праздник Видовдан?

Никола Врзич (Никола Врзић), Печат, Сербия

В эту среду Ана Брнабич, которая уже станет премьер-министром Сербии, когда этот номер «Печати» поступит в продажу, планировала в начале своего доклада перед Скупщиной Сербии обратиться к патриарху Сербскому Иринею. «Дамы и господа, уважаемые депутаты, Ваше святейшество, Ваше превосходительство, дорогие друзья, гости, уважаемые граждане и гражданки Сербии…» — таким должно было быть начало. Остальное уже изложено на сайте Скупщины Сербии в обширном документе (104 страницы) под названием «Программа Правительства Республики Сербии кандидата на пост премьер-министра Аны Брнабич». Однако в итоге Брнабич все-таки пришлось отказаться от обращения к Его святейшеству, потому что в среду на Видовдан патриарх Сербский был в Грачанице и на Газиместане, а не в Скупщине Сербии…

Несмотря на обоснованное отсутствие патриарха «сегодня в великий сербский праздник Видовдан», как сказала Ана Брнабич, в своей программе она отметила развитие отношений со всеми «традиционными церквями и религиозными объединениями» и добавила то, чего, вероятно, никто от первого сербского гей-премьера не ожидал. Тем не менее, ее замечание стоит отметить, пусть даже оно лишь призвано удовлетворить скептически настроенную часть сербской общественности. «И все же позвольте мне особо отметить Сербскую Православную церковь, которая внесла неизмеримый вклад в создание и сохранение нашего государства и культуры в прошлом», — сказала Брнабич.

Косово и Метохия

В соответствии с духом времени, в котором мы живем, доклад Аны Брнабич на Видовдан больше касался будущего (модернизации и дигитализации), чем исторического прошлого. Премьер не разочаровала всех тех, кто предполагал, что, представляя планы своего (и нашего) будущего правительства, Брнабич не скажет ничего, чего не говорил бы ее предшественник. Новый сербский премьер презентовала себя (ничего другого и не ожидалось) как лояльная наследница кресла, которое оставил после себя в здании под номером 11 на Неманиной улице новый президент Сербии Александр Вучич. Однако это не означает, что нам не стоит проанализировать заявления, сделанные в ходе доклада Брнабич, а также буквально вопиющие послания, которые заключены в самом составе ее кабинета.

Первая часть ее программы посвящена «налаживанию связей Сербии с Европой и остальным миром». Особо, и это настораживает, выделен пункт «Косово и Метохия», но еще больше беспокоит то, что ему отведено последнее место, в отличие от «продолжения пути к Европейскому Союзу». Этот пункт стоит на первом месте.

Что касается Косово и Метохии, Ана Брнабич неопределенно заявила о «достижении исторического компромисса и примирении сербского и албанского народов», назвав это своей основной целью. Резолюцию 1244 Совета безопасности Организации Объединенных Наций она вообще не вспомнила, как и нашу бескомпромиссную позицию в вопросе признания независимости самопровозглашенного Косово и в борьбе против его принятия в ООН. Брнабич сказала, что мы будем настаивать на повторном решении «всех спорных вопросов в рамках (брюссельского) диалога». Однако премьер не уточнила, что это за вопросы. По ее словам, мы будем «особенно настаивать на том, чтобы как можно скорее были предприняты шаги для создания Объединения сербских общин таким образом, который предусмотрен Первым соглашением и Общими принципами от 2015 года».

Однако за этими словами последовала ключевая фраза, которая подтверждает: в целом не так важно, что по этому вопросу говорит сама Ана Брнабич. «Учитывая участие президента Вучича в достижении этих договоренностей, а также его большой опыт в международных делах и те конституционные полномочия, которыми он наделен как президент Республики, я вместе со всем правительством буду в максимальной степени опираться в этом вопросе на него».

Европейская пропаганда

Но обратимся теперь к тому, что Брнабич сказала о Европейском Союзе, который, кстати, поставила на первое место в списке своих приоритетов. «Главная стратегическая цель Сербии — вступить в Европейский Союз», — таким было первое предложение в программе ее правительства, которая в этой части больше похожа на агитационный листок, чем на серьезный анализ той ситуации, в которой сегодня находится Сербия.

Повторяются фразы, которые были придуманы еще до того, как ЕС начал распадаться. Прежде они, вероятно, звучали убедительно. «Процесс вступления в ЕС — не самоцель, а лучшая из возможностей для всеобъемлющих реформ, модернизации и развития Сербии… Важно, чтобы мы все понимали, что мы стремимся к членству в ЕС ради нашего общего будущего, ради будущих поколений — чтобы сделать общество лучше, равноправнее, богаче, чтобы использовать лучшие европейские модели и идеи на этом пути…» — сказала премьер.

Однако она проигнорировала реальные факты, сказав, например, что «сегодня Европейский Союз (…) является образцом демократии». А ведь мы все еще помним, как недавно была нарушена демократическая воля греков в вопросе жесткой экономии, а прежде — французов и голландцев, которые на референдуме проголосовали против конституции Европейского Союза. Однако впоследствии она была принята под другим названием без всяких референдумов.

Не стоит даже напоминать о том, что говорят и сами руководители ЕС. Например, председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер («Демократического выбора, противоречащего европейским нормам, быть не может») и немецкий министр финансов Вольфганг Шойбле («Выборы ничего не меняют. Существуют правила») откровенно признали, что демократия в Европейском Союзе только мешает.

А что, если нас так никогда и не примут в Европейский Союз (и это наиболее вероятный вариант будущего)? Пропагандист ЕС во главе сербского правительства говорит: «Чтобы заручиться стабильной поддержкой для европейской интеграции, мы как правительство будем открыто и прозрачно общаться с гражданами, поскольку обязаны разъяснить им, что означает наш общий путь к ЕС, чего им стоит ожидать, и что они могут сделать, чтобы ускорить прохождение этого пути». То есть решений на случай не-вступления в ЕС нет.

Более того, новый сербский премьер, ослепленный Европейским Союзом — как будто мы по-прежнему живем во времена той прославленной ручки Божидара Джелича — и погруженный в прошлое, а не в будущее, заявила о дальнейшем расширении той роли, которую самовольно взяли на себя неправительственные организации.

Никто никогда не голосовал за них, но зато их щедро финансируют Джордж Сорос и аналогичные ему благотворители, и, вероятно, на этом НПО основывают свою легитимность. «Опорой в этом диалоге (о вступлении Сербии в ЕС) является Национальный конвент по Европейскому Союзу — платформа, которая объединяет более 700 организаций гражданского общества в рабочие группы, посредством которых неправительственный сектор следит за переговорами Сербии с ЕС и участвует в них… В предстоящий период мы начнем еще более интенсивный и еще более содержательный диалог по этому вопросу».

Кстати сказать, учитывая вышеизложенное, нас несколько удивляет определенное недовольство, которое заметно в неправительственных кругах, в связи с формированием Министерства по европейской интеграции. Оно возьмет под свое крыло те органы, которые занимаются текущей интеграцией. Если мы все правильно поняли, то некоторые боятся, что подобное решение поможет политикам взять верх над технократами, которые прежде координировали сербскую интеграцию с ЕС. Однако есть надежда, что их недовольство вызвано не столько страхом утратить свои позиции, сколько страхом, что политики могут нарушить бесперебойный ход этой интеграции…

Чтобы завершить анализ заявлений премьера, которые тревожат и заставляют возразить прежде, чем станет слишком поздно, отметим такие слова: «Я хочу напомнить, что подходят к концу приготовления к вступлению во Всемирную торговую организацию (ВТО), а это одно из условий для вступления в Европейский Союз». Почему это заявление вызывает опасения? Потому что ключевым условием для вступления в ВТО является открытие нашего рынка для ГМО-продуктов. Еще больше беспокоит то, что Ана Брнабич забыла упомянуть эту незначительную деталь, рассуждая как настоящий иностранный пропагандист, а не как представитель правительства, который должен защищать интересы граждан своей страны.

Пересмотр закона

И все же — не будем кривить душой — не все так плохо. Правда, мы не имеем в виду оптимистичные экономические прогнозы и планы, которые заняли большую часть программы будущего правительства Сербии. Этот оптимизм и эти прожекты мы сможем оценить, не анализируя написанное в программе, а заглянув в собственные кошельки, изрядно потрепанные в переходные годы и пострадавшие от обязательных мер экономии. Несомненно, они спасли нас от банкротства, но иного утешения, кроме того, что мы избежали худшего, у нас нет.

К конкретным позитивным заявлениям, которые мы отметили, относятся слова о том, что иностранцам не позволят приобретать сельхоз-угодья в Сербии, на что в свое время Джелич, не задумываясь (или намеренно?), согласился, когда подписывал Соглашение о стабилизации и ассоциации с ЕС. Совершенно непостижимо, как это решение до сих пор еще не было принято: «В первые 100 дней правительства мы изменим Закон о сельскохозяйственных угодьях и тем самым сделаем невозможной полную либерализацию продажи сельскохозяйственных земель иностранцам. Мы введем продолжительные сроки, обязательные и для физических лиц (иностранцев), и для иностранных юридических лиц и поставим условие в виде продолжительного пребывания в Сербии или в Регистре предпринимателей. Тем самым мы предотвратим вступление в силу неправильных решений, закрепленных в Соглашении о стабилизации и ассоциации с ЕС. Все эти изменения будут соответствовать тем решениям, которые приняты в странах, вступивших в ЕС за последние 20 лет».

Укрепление связей с Россией

Позитивным кажется и заявление о том, что мы продолжим «работать над развитием сотрудничества с Российской Федерацией, с народом которой нас связывают исторические крепкие связи, а также с Китайской Народной Республикой. Мы будем поддерживать дружественные отношения с Объединенными Арабскими Эмиратами, начнем сотрудничество с Индией и будем всячески укреплять наши связи с Соединенными Штатами и другими народами и государствами по всему миру».

Напомним, что в таком порядке (ЕС, Россия, потом Китай и все остальные, включая США) были перечислены наши внешнеполитические приоритеты и в речи, которую произнес новый президент Вучич, когда приносил присягу. Поэтому не удивительно, что в своей программе Ана Брнабич заявила, как и в случае Косово и Метохии, что последнее слово во внешней политике останется за Александром Вучичем. «Здесь я жду большой поддержки от президента Республики и подразумеваю его полномочия, но, прежде всего, его большой государственный опыт, а также то уважение и авторитет, которыми он пользуется в мире».

Так мы подошли к ключевому политическому посланию, которое транслирует новое правительство Сербии. Это послание, как мы уже сказали, заключается не в том, что сказала Ана Брнабич, а в самом составе ее кабинета. Так, в него вошел Ненад Попович, а министром обороны стал Александр Вулин. Если выбор Аны Брнабич в качестве премьера (из-за ее многолетней работы в Агентстве США по международному развитию) вызывает беспокойство, то решение назначить Поповича и Вулина вселяет надежды. И совсем не удивляет заявление американского агентства Associated press о том, что, сделав такой выбор, Ана Брнабич «разрушила надежды Запада на охлаждение отношений с Москвой».

Почему? Это очевидно. Еще в 2008 году в депешах американских дипломатов о Ненаде Поповиче отзывались как о «главном связующем звене между партией ДСС и Москвой». В депеше 08BELGRADE913 описывается, как Попович отверг американское предложение участвовать в свержении Воислава Коштуницы с места главы Демократической партии Сербии (ДСС). В Вашингтоне это решение Поповича оценили отнюдь не позитивно. Что касается Вулина, то лучше всего его характеризует недовольство Елены Милич, которая в свое время была одной из самых ярых поборниц НАТО. Из передачи «Свободной Европы» («Вулин как провокация против Запада»): «Мы продолжаем провоцировать Запад… Это большая ошибка в военной и внешней политике, которая ставит под угрозу политику нейтралитета… Александр Вулин на посту министра обороны — откровенное послание Александра Вучича западному международному сообществу: „Вы помогли мне закрепить мою автократическую власть, а я затуманил вам взгляд Аной Брнабич. Теперь я показываю вам свое истинное лицо"».

И Александр Вучич, и американский посол в Белграде Кайл Скот, и заместитель пресс-секретаря НАТО Пьер Казалет позаботились о том, чтобы объяснить: никто на Западе и в НАТО не против назначения Вулина. Тем не менее, нет сомнений в том, что этот выбор не приветствовался. И все потому, что Вулин как-то заявил: «Сербия, ее народ и ее политика не были виноваты и не провоцировали НАТО на агрессию, поэтому через 18 лет мы можем сказать, что тогда мы тоже были на правильной стороне мира». Более того, Вулин сказал: «Однажды, когда вас, молодежь, спросят, будем ли мы частью НАТО, будем ли мы делать с другими то, что сделали с нами, не объясняйте ничего, не пишите книги, не снимайте фильмы, а просто назовите имя Бояна Тошовича (шестимесячного младенца, которого был убит осколком натовской бомбы на руках у отца) и скажите: „Его убило НАТО, и НАТО это зло"».

По крайней мере, назначение Вулина и Поповича должно гарантировать, что сербское сотрудничество с НАТО не будет углубляться, и что, напротив, будет делаться все для укрепления наших отношений с Россией. В действительности именно они все больше отражают степень нашей независимости. В этом и заключается значение условного русского крыла проевропейского правительства Сербии. И укрепление этого крыла особенно важно в свете продолжающегося американского наступления на Балканах, нацеленного на ограничение якобы вредного российского присутствия. (Для американцев любое российское присутствие вредно уже потому, что оно вообще существует.)

Если наши отношения с Россией отражают нашу самостоятельность, то насколько мы самостоятельны? Это мы сможем понять довольно скоро, потому что новому правительству Сербии, если верить первому зампреду Ивице Дачичу, предстоит принять решение, будет ли оно действовать согласно закону, принятому Скупщиной Сербии 24 декабря 2012 года. Речь о ратификации Соглашения между Правительством Республики Сербии и Правительством Российской Федерации о создании сербско-российского гуманитарного центра. В 20 пункте этого соглашения ясно говорится: «Стороны предоставляют Центру льготы, привилегии и иммунитеты, необходимые для обеспечения деятельности Центра». Но, возможно, новое правительство будет действовать сообразно желаниям США и ЕС и откажется предоставить россиянам, работающим в центре в Нише, обещанный дипломатический статус.

Выбор такой: соблюсти собственный закон или его нарушить. Когда решение будет, наконец, принято, станет ясно, что значит это российское рыло в проевропейском правительстве. Появилось ли оно только для украшения, или оно способно унести нас дальше — на свободу…

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2234245


Россия. Сербия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 июля 2017 > № 2231812

Политика Белграда заключается в том, чтобы не оказаться перед выбором — Россия или Евросоюз, и это ей удается, заявил первый вице-премьер и глава МИД республики Ивица Дачич.

"Мы смогли в последние пять лет выдержать всевозможное давление, остаться на европейском пути и не испортить отношения с нашими друзьями – Россией и Китаем. Суть мудрой политики заключается в том, чтобы руководствуясь интересами Сербии не оказаться перед дилеммой: ЕС или Россия", — цитирует пресс-служба министерства Дачича.

Глава МИД республики добавил, что Белград идет европейским путем, но "также ясны наши отношения с Россией, чья поддержка является ключевой для территориальной целостности Сербии".

Во вторник посол РФ в Сербии Александр Чепурин вручил Дачичу поздравление от министра иностранных дел России Сергея Лаврова в связи с повторным назначением на должность первого зампредседателя правительства и главы внешнеполитического ведомства страны.

С декабря 2015 года Сербия и ЕС открыли десять из 35 глав переговорного досье о вступлении страны в ЕС. Первыми были открыты глава 32 о финансовом контроле и глава 35, которая озаглавлена "другие вопросы" и, в частности, касается нормализации отношений с самопровозглашенной республикой Косово. В июле 2015 года Брюссель и Белград открыли 23-ю (судебная власть и основополагающие права человека) и 24-ю (правосудие, свобода и безопасность) главы, а в декабре 2016 года — 5-ю (государственные закупки) и 25-ю (наука и исследования) главы. Затем в ходе межправительственной конференции ЕС и Сербия открыли главу 20 (предприятия и промышленная политика) и главу 26 (образование и культура). Двадцатого июня были открыты глава 7 по праву интеллектуальной собственности и глава 39 по таможенному союзу.

Россия. Сербия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 июля 2017 > № 2231812


Сербия. Болгария. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 3 июля 2017 > № 2232739

Сербия надеется на транзит.

Россия может оказать помощь Сербии в строительстве нового транзитного газопровода от границы с Болгарией.

Газопровод позволил бы Белграду зарабатывать от 100 до 150 млн евро в год, заявил президент страны Александр Вучич.

«На границе с Болгарией мы должны будем построить принимающий газопровод сами или при помощи России. Таким образом, на границе получаем 9,8 миллиарда кубометров газа. От нас пойдут ответвления к Республике Сербской, Боснии и Герцеговине, Приштине, Хорватии. И получаем транзитную таксу», — сказал Вучич.

По его словам, этот план может быть реализован в случае успешного строительства газового хаба в Болгарии. «Когда они создадут этот узел где-то на пути к Варне, газ пойдет к Софии и оттуда в Сербию», — пояснил президент Сербии.

Он отметил, что с новым проектом и «при небольшом везении» Сербия может зарабатывать от 100 до 150 млн евро в год.

Сербия. Болгария. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 3 июля 2017 > № 2232739


Сербия. Евросоюз. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 июля 2017 > № 2230443

Президент Сербии Александр Вучич в ходе встречи с верховным представителем ЕС по внешней политике Федерикой Могерини в понедельник в Брюсселе попросил обозначить сроки возможного вступления страны в Евросоюз и ускорить процесс интеграции.

После встречи с главой европейской дипломатии он сообщил журналистам, что впервые просил об ускорении евроинтеграции так конкретно.

"Думаю, что мы заслужим понимание Могерини, чтобы точно знать, когда можем стать членом, не будем как гуси в тумане, которые найдут правильный путь, но не знают, когда он закончится", — цитирует Вучича национальное телевидение РТС.

Он добавил, что в данном контексте будет особенно важна его предстоящая встреча с председателем Евросовета Дональдом Туском ориентировочно в середине июля. По словам президента Сербии, "граждане должны иметь четкую перспективу и цель", к которым стремится страна.

С декабря 2015 года Сербия и ЕС открыли десять из 35 глав переговорного досье о вступлении страны в ЕС. Первыми были открыты глава 32 о финансовом контроле и глава 35, которая озаглавлена "другие вопросы" и, в частности, касается нормализации отношений с самопровозглашенной республикой Косово.

В июле 2015 года Брюссель и Белград открыли 23-ю (судебная власть и основополагающие права человека) и 24-ю (правосудие, свобода и безопасность) главы, а в декабре 2016 года — 5-ю (государственные закупки) и 25-ю (наука и исследования) главы.

Затем в ходе межправительственной конференции ЕС и Сербия открыли главу 20 (предприятия и промышленная политика) и главу 26 (образование и культура). 20 июня были открыты глава 7 по праву интеллектуальной собственности и глава 39 по таможенному союзу.

Сербия. Евросоюз. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 июля 2017 > № 2230443


Россия. Сербия > Армия, полиция > ria.ru, 2 июля 2017 > № 2228939

Поставки российского оружия Сербии необходимы, чтобы резко повысить обороноспособность страны, заявил сербский лидер Александр Вучич.

"Ожидаем скорый визит министра Шойгу, а также прибытие танков и разведывательных машин. Это имеет большое значение для нас, хотя некоторые невежды и говорили, мол, зачем нам это", — сказал Вучич в интервью РИА Новости.

По его словам, вооружения нужны, чтобы обеспечить защиту и не допустить сценария 1999 года, когда страна подверглась бомбардировкам НАТО. "Наши оборонные способности серьезно вырастут буквально за один день", — подчеркнул Вучич.

"Сегодня у нас есть три или четыре самолета МиГ-29, а в ближнем бою лучше самолета нет. Когда мы еще укомплектуем армию радарами и ПВО, граждане будут ощущать себя в безопасности. Что касается ВПК, к сожалению, войны идут везде, и мы можем в ближайшие 20 лет продать все, что сделаем", — сказал президент Сербии.

Как сообщали ранее официальные лица, в 2017 году Россия намерена поставить в Сербию шесть истребителей МиГ-29, а также партии тяжелой бронетанковой техники, в том числе танки. Точные сроки поставок на данный момент не обнародованы.

Россия. Сербия > Армия, полиция > ria.ru, 2 июля 2017 > № 2228939


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 июля 2017 > № 2228816

Россия может оказать помощь Сербии в строительстве нового транзитного газопровода от границы с Болгарией, который позволил бы Белграду зарабатывать от 100 до 150 миллионов евро в год, заявил в интервью РИА Новости президент страны Александр Вучич.

"На границе с Болгарией мы должны будем построить принимающий газопровод сами или при помощи России. Таким образом, на границе получаем 9,8 миллиарда кубометров газа. От нас пойдут ответвления к Республике Сербской, Боснии и Герцеговине, Приштине, Хорватии. И получаем транзитную таксу", — сказал Вучич.

По его словам, этот план может быть реализован в случае успешного строительства газового хаба в Болгарии. "Когда они создадут этот узел где-то на пути к Варне, газ пойдет к Софии и оттуда в Сербию", — пояснил Вучич.

По его словам, "с новым проектом и при небольшом везении Сербия могла бы зарабатывать от 100 до 150 миллионов евро в год".

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 июля 2017 > № 2228816


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 1 июля 2017 > № 2229156

Делегация Союза граждан и организаций по сохранению историко-культурного наследия «Международный Союз наследники Победы» и народный артист России Александр Михайлов посетили «Русский Дом» в Белграде.

Участники Международной конференции «Основные методы современной борьбы за мир без фашизма», которая прошла с 25-27 июня 2017 года в Национальном парке «Сутьска», Республика Сербская, Босния и Герцеговина подвели итоги работы конференции в «Русском Доме» в Белграде.

В мероприятии приняли участие: Директор «Русского Дома» в Белграде Надежда Кущенкова, Атташе по вопросам обороны Посольства Российской Федерации в Сербии, полковник Андрей Киндяков, народный артист России Александр Михайлов, председатель Исполнительного комитета Союза граждан и организаций по сохранению историко-культурного наследия «Международный Союз наследники Победы» Татьяна Любченко, Герой России, заслуженный летчик РФ Владимир Алимов, Народный художник РФ Салават Щербаков, представители клуба «Генералов и Адмиралов» Сербии, а также ветеранских движений из Республики Абхазия, Азербайджана, Латвии, Южной Осетии, Чеченской Республики и др.

Участники в своих выступлениях высказали необходимость общей работы, направленной на сохранение российского историко-мемориального наследия, а также наметили совместные планы на этом направлении.

Директор «Русского Дома» в Белграде Надежда Кущенкова в приветственном слове участникам и гостям конференции отметила, что «сохранение общей исторической памяти о борьбе с фашизмом во Второй мировой войне и противодействие попыткам фальсификации истории является нашей общей задачей».

Особым подарком для гостей вечера стал творческий вечер народного артиста России Александра Михайлова, который исполнил всеми известные песни военных лет и любимые композиции из своих кинофильмов.

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 1 июля 2017 > № 2229156


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 30 июня 2017 > № 2229150

29 июня в мэрии столицы Сербии состоялся Белградский стратегический форум. Мероприятие открывал И.Дачич, и.о. премьер-министра Республики Сербия и министр иностранных дел.

В своём вступительном слове Дачич заявил о приверженности страны и в дальнейшем, несмотря на процесс евроинтеграции, политике военного нейтралитета и поддержания дружеских отношений с традиционными партнёрами Сербии: Россией, КНР, Индией и др. Российская сторона была представлена высокой делегацией во главе с заместителем секретаря генерального совета партии "Единая Россия", депутатом Государственной думы Федерального Собрания Российской Федерации С.Железняком.

"Русский Дом" на конференции представляла руководитель представительства Россотрудничества в Республике Сербии Н.Кущенкова. На полях Белградского стратегического форума директор "Русского Дома" обсудила возможное сотрудничество с главой российской делегации С.Железняком, сенатором Верхней палаты российского парламента А.Климовым, главой Международного научно-образовательного центра им.А.А.Зиновьева при МГУ О.Зиновьевой.

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 30 июня 2017 > № 2229150


Сербия. Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 29 июня 2017 > № 2255835

Сербия модернизирует МиГ-29.

В течение ближайших лет будет инвестировано не менее 185 млн евро (208 млн долл США) на капитальный ремонт, продление жизненного цикла и модернизацию 10 истребителей МиГ-29 ВВС Сербии, сообщает "Военный Паритет" со ссылкой на janes.com (28 июня).

Работы будут вестись при техническом содействии России. В число 10 самолетов ходят четыре существующих в составе ВВС страны (три одноместных МиГ-29Б и один двухместный МиГ-29УБ) и шесть, которые поступят из России в качестве военной помощи (один МиГ-29А, три МиГ-29С и два МиГ-29УБ).

Ожидается, что самолеты будут доставлены транспортными самолетами в течение лета. Цель программы состоит в том, чтобы продлить эксплуатацию этих 10 истребителей до 2030 года.

Сербия. Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 29 июня 2017 > № 2255835


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 29 июня 2017 > № 2226961

Депутаты Скупщины (парламента) Сербии большинством в 157 из 250 парламентариев в четверг утвердили новый состав правительства во главе с Аной Брнабич.

Голосование прошло после двухдневных дебатов. В 20.00 (21.00 мск) состоится торжественная присяга членов нового кабинета министров республики. Среди его приоритетов Брнабич назвала укрепление экономики страны, модернизацию госуправления и системы образования и привлечение инвестиций.

На внешнеполитическом поле премьер обещала продолжить стратегическую линию на вступление в ЕС при сохранении дружественных отношений с Москвой и Пекином. Она также заявила о том, что Сербия не будет вступать в НАТО и не признает самопровозглашенной независимости Косово.

Кабинет министров увеличился на два министерских места, дойдя до 18, а также претерпел незначительные изменения в своем составе. Согласно предложению Брнабич, первым вице-премьером и главой МИД остался Ивица Дачич, вице-премьером и главой МВД Небойша Стефанович, вице-премьером и министром строительства, транспорта и инфраструктуры — Зорана Михайлович. Вице-премьером и министром торговли и туризма остается Расим Ляйич.

Состоялся обмен портфелями между министром обороны Зораном Джорджевичем и министром труда, соцзащиты и по делам ветеранов Александром Вулина. На посту министра финансов остался Душан Вуйовича. Предприниматель и политик Ненад Попович стал министром без портфеля, ответственным за инновации и технологии.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 29 июня 2017 > № 2226961


Сербия. СФО > Внешэкономсвязи, политика. Агропром. Миграция, виза, туризм > tpprf.ru, 28 июня 2017 > № 2242831

Рафаэль Шагеев обсудил перспективы сотрудничества с экс-президентом Сербии и руководством ТПП Белграда.

23 июня президент Союза "ЦС ТПП" прибыл с рабочим визитом в Сербию. В сопровождении официального представителя Союза "ЦС ТПП" в Сербии и Черногории Надежды Щербаневой, Рафаэль Шагеев посетил несколько предприятий и туристических объектов центральной части Балканского полуострова

26 июня состоялся визит президента Союза "ЦС ТПП" в Торгово-промышленную палату г. Белград. Советник директора ТПП Белграда Светозар Крстич и представитель Торгово-промышленной палаты Сербии Свето Василевич обсудили с коллегой из Красноярского края возможности сотрудничества палат. Большие перспективы виднеются в инвестировании в сельское хозяйство и санаторно-курортный бизнес Сербии. Также представителей торгово-промышленных палат заинтересовала идея создания совместных производств по переработке плодовоовощной продукции на территории Красноярского края, а также возможности организации торгового дома Сербии в сибирском регионе. В результате обсуждения было принято решение о проведении комплексных переговоров предпринимателей Сербии и Красноярского края в рамках выставки "WorldFood", которая состоится 11-14 сентября 2017 года в Москве.

Еще одна ключевая встреча, прошедшая в рамках визита Рафаэля Шагеева, - с Томиславом Николичем - экс-президентом республики Сербия, директором Совета по сотрудничеству с Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой. Участники переговоров отметили перспективность развития трехстороннего сотрудничества между Сербией, Россией и Китаем для организации постоянных взаимных поставок различных групп товаров - плодовоовощной и мясной продукции, древесины и пр.

Сербия. СФО > Внешэкономсвязи, политика. Агропром. Миграция, виза, туризм > tpprf.ru, 28 июня 2017 > № 2242831


Россия. Сербия > Армия, полиция > ria.ru, 27 июня 2017 > № 2224676

Москва и Белград готовятся к подписанию договора о ремонте в Сербии вертолетов из третьих стран, сообщил РИА Новости во вторник помощник министра обороны Сербии Ненад Милорадович.

"Мы находимся перед подписанием договора между российскими и сербскими компаниями о ремонте вертолетов из третьих стран. Это соглашение касается нашего совместного проекта, открытия в Сербии центра, который будет заниматься ремонтом вертолетов Ми-17 и Ми-8 ", — сказал Милорадович.

Создание этого центра обсуждалось 28 марта в Москве в ходе переговоров премьера Сербии Александра Вучича и президента РФ Владимира Путина.

Россия. Сербия > Армия, полиция > ria.ru, 27 июня 2017 > № 2224676


Россия. Сербия > Армия, полиция > ria.ru, 27 июня 2017 > № 2224528

Сербия надеется, что поставки пороха для российских производителей боеприпасов будут еще более интенсивными, сообщил РИА Новости во вторник помощник министра обороны Сербии Ненад Милорадович.

В Белграде стартовала 8-ая международная выставка вооружений и военного снаряжения "Партнер-2017".

"Мы постоянно говорим нашим друзьям, что это сотрудничество должно быть двусторонним. Есть хорошие показатели, подписанные соглашения. Например, из Сербии поставляется порох для российских производителей боеприпасов, и полагаю, что эти поставки будут еще более интенсивными", — сказал Милорадович.

Россия. Сербия > Армия, полиция > ria.ru, 27 июня 2017 > № 2224528


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 июня 2017 > № 2224179

Прогресс в области прав ЛГБТ в Сербии - с подвохом

Редакция | The New York Times

"Едва ли можно сказать, что у Сербии прогрессивный опыт в сфере защиты прав ЛГБТ. Поэтому, когда президент Александр Вучич объявил в этом месяце, что номинирует 41-летнюю открытую лесбиянку Ану Брнабич в премьер-министры, он поразил и сербов, и сторонних наблюдателей", - сообщает редакция The New York Times.

Брнабич вошла в политику в прошлом году, когда Вучич назначил ее министром государственного управления и местного самоуправления. Если парламент одобрит ее кандидатуру на пост премьер-министра, она станет дважды первопроходцем: первой женщиной и первым открытым представителем ЛГБТ-сообщества во главе правительства Сербии.

"Вообще-то есть все основания полагать, что сделанный Вучичем выбор - отвлекающий маневр. Возможно, Вучич пытается успокоить опасения европейцев, вызванные тем, что он продолжает подлизываться к России и укреплять сербскую армию, хотя Сербия движется к членству в Европейском союзе", - говорится в статье.

100 членов парламента, относящихся к "Сербской прогрессивной партии", которую возглавляет Вучич, уже готовы поддержать кандидатуру Брнабич, но нужно еще 26 голосов. Оппозиционные депутаты "страны, в которой почти половина населения считает гомосексуальность болезнью" не хотят голосовать за лесбиянку.

После выдвижения Брнабич сказала: "Если меня изберут в парламенте, я буду управлять правительством самоотверженно и ответственно".

"Действительно, если бы Брнабич позволили исполнять полномочия, которые по праву дает [предложенный ей] пост, и управлять сербским правительством, это мощно сигнализировало бы о том, что для Сербии - и остального мира - настало время отойти от старых предрассудков. Но эта цель будет прискорбно скомпрометирована, если Брнабич утвердят, только чтобы сделать ее инструментом автократа, или отбросят, чтобы способствовать реализации размашистых политических амбиций Вучича", - резюмирует редакция.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 июня 2017 > № 2224179


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 июня 2017 > № 2224176

Новым премьер-министром Сербии стала лесбиянка. Было ли ее назначение исключительно показным?

Валери Хопкинс | The Washington Post

"Представьте себе, что вы - прочно обосновавшийся лидер балканской страны, твердо контролирующий правящую партию, и вы решили, что для того, чтобы остаться у власти, вам нужно постепенно подрывать демократические институты, построенные за годы после падения коммунизма поколение назад. Вы уже начали усиливать давление на СМИ, запугивая ваших политических оппонентов и постепенно разрушая сдержки и противовесы", - пишет журналистка, член Балканской организации журналистских расследований (Balkan Investigative Reporting Network) Валери Хопкинс в статье для The Washington Post.

"Но есть проблема - вы также пытаетесь вступить в ЕС, что, как вы знаете, увеличит вашу популярность среди избирателей. И это не будет работать, если вы не сможете убедить Брюссель, что вы - достойный доверия либеральный демократ, уважающий различия и ценящий толерантность. Что делать?" - задается вопросом автор статьи.

"В случае Сербии, вы назначаете молодую, получившую образование на Западе лесбиянку премьер-министром. Так или иначе, именно это сделал президент Александр Вучич. Сейчас вопрос состоит в том, воспримет ли кто-нибудь это назначение всерьез", - пишет Хопкинс.

Эксперт по Сербии Кун Слотмакерс из Университета королевы Марии (Лондон) называет это "тактической европеизацией", в рамках которой Вучич только на словах уважает западные ценности, разрушая демократические нормы.

Учитывая слабость оппозиции, еврократы считают Вучича самым важным политиком в Сербии и предполагают, что он играет ключевую роль в поддержании мира в беспокойном регионе. Флориан Бибер, директор Центра изучения Юго-Восточной Европы (Университет Граца, Австрия), называет этот подход "стабильнократией".

Европейские лидеры отдают приоритет осторожным переговорам с Косово, независимость которого Сербия не признает, и вовлечению Белграда в попытки сдержать растущее влияние России в регионе. Но эта стратегия расчета на одного человека несет в себе риск ущерба демократии в долгосрочном периоде, говорится в статье.

В пятницу Вучича прославляли на инаугурации, которую члены его партии сравнили с похоронами маршала Иосипа Броза Тито в 1980 году. На них тогда присутствовали лидеры 38 стран, отдавшие должное его руководящей роли в Движении неприсоединения. Эта традиция балансирования между Востоком и Западом популярна среди сербской общественности, и ей с готовностью подражает Вучич, пишет Хопкинс.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 июня 2017 > № 2224176


Босния и Герцеговина. Сербия > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 июня 2017 > № 2224171

Министр обороны Австрии: "Мы наблюдаем постепенную исламизацию Балкан"

Кристоф Б.Шильц | Die Welt

Глава австрийского оборонного ведомства Ганс-Петер Доскозил предупреждает в интервью Die Welt о снижении значимости ЕС на Балканах и усилении роли ислама на юго-востоке Европы.

"Мы наблюдаем постепенную исламизацию Балкан", - заявил влиятельный австрийский социал-демократ в беседе с корреспондентом издания Кристофом Б.Шильцем. Он выразил озабоченность в связи с ростом влияния Турции и Саудовской Аравии в регионе.

На этом фоне, подчеркивает министр, "с моей точки зрения неприемлемо, что Турция в рамках натовских операций, возможно, будет наращивать военное присутствие на Балканах". Подобный перевес, скорее всего, будет не в интересах европейцев. "Германия и другие государства не должны сокращать свое присутствие на Балканах, чтобы не нарушать равновесие сил и не вредить стабильности демократии в регионе", - уверен Доскозил.

"В течение многих десятилетий Балканы представляют собой традиционную зону влияния ЕС, однако эта система все больше уходит в прошлое", - замечает автор публикации. К примеру, "Турция взялась за масштабную реконструкцию частично разрушенных в ходе войны мечетей в таких городах, как Баня-Лука и Сараево (Босния), а также Призрен и Приштина (Косово), а также делает крупные инвестиции в обнищавших районах Боснии и южной Сербии, чтобы завоевать сердца жителей", - передает издание.

ЕС хоть и обещал государствам Западных Балкан в 2003 году, что рано или поздно они станут частью Евросоюза, однако многие страны разочарованы вялым ходом переговоров о вступлении. "При этом в регион уже несколько лет стекается миллиардная финансовая помощь от ЕС. Однако активность европейцев, по всей видимости, не находит большого отклика в умах жителей Балкан, - говорится в статье. - Самыми важными помощниками здесь считают Турцию и Россию".

Свое влияние на Балканах, наряду с Турцией, расширяет и Россия. Ее государственное агентство Sputnik заявило в марте: "Балканы больше на слушают Брюссель". "Москва поставила Сербии 6 истребителей МиГ-29, а российские олигархи скупили львиную долю побережья Черногории. Боснийские сербы передали свои НПЗ в городах Босански-Брод и Мордрича российским компаниям", - сообщает Die Welt.

Босния и Герцеговина. Сербия > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 июня 2017 > № 2224171


Россия. Сербия. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 26 июня 2017 > № 2223566

Вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин сообщил в интервью РИА Новости, что на инаугурации нового президента Сербии Александра Вучича долго разговаривал с заместителем генсека НАТО Роуз Гетемюллер, несмотря на введенные в отношении Рогозина санкции.

"Был достаточно хороший уровень представительства других стран (на инаугурации). Несмотря на то, что эти люди объявили мне санкции, я долго разговаривал с заместителем генсека НАТО Роуз Гетемюллер", — сказал Рогозин, не уточнив тему разговора с Гетемюллер.

17 марта 2014 года США, не согласные с действиями России в ходе украинского кризиса, ввели санкции в отношении высокопоставленных российских политиков. Ограничения предполагают, в частности, запрет на въезд на территорию США и блокировку активов и собственности. В список попали 11 человек, в том числе спикер СФ Валентина Матвиенко, вице-премьер Дмитрий Рогозин, помощник президента РФ Владислав Сурков, советник главы государства Сергей Глазьев, депутаты Госдумы Елена Мизулина и Леонид Слуцкий, сенатор Андрей Клишас.

В этот же день министры иностранных дел стран Евросоюза договорились о введении санкций в отношении российских и украинских официальных лиц, которых они считают виновными в "подрыве территориальной целостности Украины". 21 марта лидеры ЕС приняли решение перейти на второй уровень санкций против России "ввиду тяжести ситуации на Украине". В расширенный список вошли еще 12 граждан России и Украины, в том числе Рогозин.

Россия. Сербия. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 26 июня 2017 > № 2223566


Сербия. Весь мир. СФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 26 июня 2017 > № 2223350

Президент Союза «ЦС ТПП» Рафаэль Шагеев прибыл в Сербию с рабочим визитом.

За три дня пребывания в центральной части Балканского полуострова, в сопровождении Надежды Щербаневой – официального представителя Союза «ЦС ТПП» в Сербии и Черногории, руководитель региональной палаты посетил несколько предприятий и туристических объектов.

По приезду в город Приеполе, президент Союза «ЦС ТПП» встретился с Джемко Юсовичем – директором компании "Инекс Соколице". Данное предприятие является самым современным и самым крупным холодным заводом в Сербии по производству и продаже малины.

Еще одна компания, принявшая у себя в гостях Рафаэля Шагеева – фабрика мебели «Гинко». Являясь крупнейшим сербским предприятием по производству мебели, «Гинко» поставляет свою продукцию в ОАЭ, Англию, Германию, Францию, Грецию, Австрию, Грузию, Молдавию, Россию и страны бывшей Югославии. Недавно компания выиграла конкурс на оснащение объектов Сколково.

Рафаэль Шагеев обсудил с руководством данного предприятия возможности взаимных поставок пиломатериалов, а также реализации мебельной продукции на территории Красноярского края.

Также президент Союза «ЦС ТПП» посетил фабрику по производству воды и сока "Jana", завод по производству консервированной продукции и птицефабрику.

Накануне в администрации г. Мионица состоялась одна из ключевых рабочих встреч, где обсуждались перспективы взаимного сотрудничества сербских коллег с предпринимателями Красняорского края. Подробная информация об итогах будет размещена по возвращению президента Союза «ЦС ТПП».

По традиции, Рафаэль Шагеев посещает торгово-промышленные палаты городов, регионов и стран, где пребывает. На этот раз ему предстоит визит в ТПП Белграда, где пройдут переговоры с и.о. директора ТПП Белграда Миливое Милетичем, экс-президентом Республики Сербия, директором Совета по сотрудничеству с Российской Федерацией и Китайской Республикой Томиславом Николичем и советником сербского Центра экономических отношений за рубежом Еленой Маркович.

Сербия. Весь мир. СФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 26 июня 2017 > № 2223350


Сербия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 июня 2017 > № 2222622

Даже с «новым планом Маршалла» Россия будет сербам ближе, чем ЕС

О вовлечении сербско-российских отношений в процесс вступления Сербии в Евросоюз

Душан Пророкович (Душан Пророковић), Нови Стандард, Сербия

Начну сразу с вывода о том, что в ближайшие годы российское влияние в Сербии не уменьшится. Продолжит ли оно расти, будет зависеть от нескольких факторов. ЕС должен смириться с этим и найти способ действовать в новых обстоятельствах. Правильнее всего было бы достигнуть стратегических договоренностей с Россией. В геополитическом контексте цели Европы не противоречат целям России — как на Балканах, так и на Ближнем Востоке, в Сахарско-Сахельской зоне и Средней Азии. В Брюсселе это должны осознать как можно скорее. В противном случае у Евросоюза будет только два варианта. Первый вариант — допустить рост нестабильности в Юго-Восточной Европе. ЕС работает с элитами, а среди широкой общественности его популярность постоянно снижается. Пример Советского Союза не дает нам забыть, чем завершается подобный затяжной процесс. Второй вариант предполагает, что ЕС будет полностью выброшен из игры и никак не сможет влиять на судьбу Балкан. Если в этом будет заключаться новая позиция США, то Брюссель окажется в крайне тяжелом положении.

Разумеется, о подобных крайних вариантах мы не говорили бы, если бы анализировали влияние сербско-российских отношений на евроинтеграцию Сербии, однако речь о том, какое влияние процесс евроинтеграции Сербии оказывает на сербско-российские отношения. Почему я так ставлю вопрос? С 2008 года Сербия прочно стоит на «еврорельсах» — настолько, что один лозунг («У нас нет альтернативы Европе!») страна даже включила в свою внешнеполитическую доктрину. Однако в то же время, параллельно с активизацией нашей евроинтеграции, углубляется и расширяется сербско-российское сотрудничество. Это происходит такими темпами, которые можно сравнить только с одним периодом истории — Первым сербским восстанием. Кому-то это может показаться парадоксальным, однако факты таковы: чем больше Сербия ориентируется на ЕС, тем активнее присутствие России в Сербии. Недавно даже Зигмар Габриэль в одном крайне эмоциональном выступлении сказал: «Я не понимаю, например, почему на пути из аэропорта в центр Белграда всех приветствует большой щит с надписью о российско-сербской дружбе, а желтого и голубого цвета Европы совершенно не видно».

Почему?

Почему мы должны любить спонсоров косовской независимости?

Ответ на этот вопрос нужно искать на трех уровнях: узко национальном, который охватывает государство Сербию и сербское этническое пространство, широком региональном, который охватывает Европу как континент, и на самом широком — на международном.

Во-первых, что касается самого узкого контекста, нужно сказать, что с 2008 года Европейский Союз руководит процессом создания второго албанского государства на Балканах, а с 2012 года ЕС также координирует процесс, благодаря которому псевдогосударственное образование под названием Республика Косово будет узаконено на международном уровне. Точнее, этот процесс должен завершиться вступлением так называемого Косово в ООН. Отсюда и проблемы с распространением влияния ЕС на сербское общественное мнение. Вплоть до одностороннего шага албанцев в нашем общественном создании существовала явная граница между НАТО и ЕС. Североатлантический альянс совершил агрессию против нашей страны, а ЕС был мирным проектом, благодаря интеграции с которым мы могли бы найти решения наших проблем и повысить благосостояние. В тот момент, когда ЕС стал спонсором албанской независимости, он стал отождествляться с НАТО. И теперь вряд ли что-то может это изменить даже в долгосрочной перспективе. Без новых политических решений, основанных на единых для всех пост-югославских стран принципах, не стоит ожидать, что влияние ЕС на общественность будет расти. Принцип Бадинтера нужно было сделать политической основой для создания относительно безопасных Балкан. Однако в 2008 году ЕС изменил этому принципу, и теперь нужно искать новые решения. К Бадинтеру мы вернуться не можем.

Если говорить о региональных континентальных условиях, то нужно учитывать, что с 2008 года, когда разразился мировой экономический кризис, евроинтеграция стала терять свою привлекательность. Это общая тенденция, которая в некоторых обществах проявляется ярче, а в других — менее заметна. Но она есть везде. На протяжении целого десятилетия мы слушали разговоры о евроинтеграции и объяснения, какое благосостояние она нам принесет, как улучшит нашу жизнь и поможет переустроить государство. В этом было зерно правды, но оно становится все меньше и меньше, так что подобные тезисы все труднее аргументировать. Поэтому мы все чаще размышляем над альтернативами. Особенно когда мы видим, что сегодня европейские страны столкнулись с многочисленными проблемами и угрозами, которых десять лет назад просто не существовало.

Пример — миграционный кризис и бессмысленная война на Украине. Идеалистические теории пытались поставить в центр международных отношений такие понятия, как свобода, развитие, права человека и мир. Однако текущие события доказывают нам, что правы реалисты, считающие центральным понятием безопасность. Подобные кризисы ставят вопрос об угрозах и безопасности. Европейские народы и государства все больше размышляют над тем, как защитить себя от новых угроз любой ценой. В связи с этим европейская интеграция больше не представляется однозначным решением и скорее похожа на дилемму. А это многое меняет.

Ожидается смена политики ЕС

В конце, говоря о международном контексте, отмечу, что, учитывая многочисленные показатели военной, экономической и политической мощи ключевых участников международных отношений, можно с большой долей вероятности констатировать: мы являемся свидетелями трансформации структуры мировой политической системы. Мир больше не однополярный, и западные центры власти потеряли монополию в мировой политике. Как иначе толковать все крепнущую решимость стран Восточной Европы тесно сотрудничать с Китаем? Значение этой страны в восточноевропейской политике постоянно растет. Вместе с тем ЕС не оказывает никакого влияния на восточноазиатскую политику, или, по крайней мере, это влияние ограничивается поиском решений северокорейской проблемы и инициативами Германии и Франции (до недавнего времени еще и Великобритании как части ЕС) в Совете безопасности ООН.

Вследствие этого последние восемь лет на Балканах постоянно уменьшается влияние ключевых западных стран и, что логично, растет влияние других игроков. Поэтому проблема Евросоюза на Балканах носит системный и структурный характер. Так и будет продолжаться. Без политических решений, как показывает история, эти тенденции необратимы. Речь о политических решениях, которые касаются нашего региона и безопасности в нем, и которые, как стало ясно, больше не могут основываться на навязанном западно-балканском конструкте. Речь также о тех решениях, которые важны для дальнейшей судьбы ЕС и его положения на международной арене.

Для подкрепления моих тезисов в конце добавлю пример из Боснии и Герцеговины. В мусульманской среде там распространяется влияние Турции. Согласно опросу сараевского аналитического центра «Популари» от 2014 года, 72,5% мусульман в Боснии и Герцеговине из всех стран мира больше всего симпатизируют Турции. А ведь Сербия инвестировала в БиГ в шесть раз больше, чем Турция, и объем торгового обмена между Сараево и Белградом в шесть больше, чем с Анкарой. Сами турки в два раза больше инвестировали в Сербию, чем в Боснию и Герцеговину, а почти все турецкие эмигранты оказываются в ЕС, США или Канаде. Так что Сербия и сербы не исключительны. Стремительные изменения условий, в которых мы живем, и соотношения сил в международной политике накладывают глубокий отпечаток на наше общественное сознание и, как следствие, на политическую ориентацию. Поэтому, учитывая прошлые события, «Берлин плюс» и «новый план Маршалла», каких-то коренных поворотов ждать не приходится.

Ситуация не изменится, пока в самом Брюсселе не будет выбран новый политический курс и не будут даны четкие стратегические установки для новой организации Евросоюза и для сохранения его роли в мировой политике.

Сербия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 июня 2017 > № 2222622


Китай. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 24 июня 2017 > № 2220423

Зампредседатель Постоянного комитета ВСНП, специальный представитель председателя КНР Си Цзиньпина Цзи Бинсюань в пятницу присутствовал на церемонии инаугурации президента Сербии Александра Вучича. Между ними также состоялась отдельная встреча.

Цзи Бинсюань заявил, что Китай и Сербия -- хорошие друзья на все времена, и их межгосударственные отношения находятся в наилучшем историческом периоде. Пекин намерен объединить с Белградом усилия для укрепления политического взаимодоверия и всестороннего углубления делового сотрудничества в рамках инициативы "Экономический пояс Шелкового пути" и "Морской Шелковый путь 21-го века" /"Пояс и путь"/, в частности в реализации больших проектов сотрудничества в инфраструктуре и энергетике, что будет способствовать еще большему развитию китайско-сербских отношений всестороннего стратегического партнерства.

Александр Вучич в свою очередь указал, что сербско-китайская дружба имеет прочную основу и приносит большие плоды. Белград рассматривает отношения с Пекином в качестве одного из приоритетных направлений внешней политики и будет активно участвовать в строительстве "Пояса и пути", что выведет межгосударственные отношения на новый уровень.

Китай. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 24 июня 2017 > № 2220423


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter