Всего новостей: 2167070, выбрано 1580 за 0.245 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Сербия. Македония. Черногория > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 25 июля 2017 > № 2255717

Следующий европейский кризис - балканский

Уолтер Расселл Мид | The Wall Street Journal

"На недавней закрытой встрече одного исследовательского центра хорошо информированного немецкого чиновника спросили, какая проблема в Европе волнует его больше всего. Он дал ответ без промедления: Западные Балканы, где назревает новый кризис, на фоне того как Турция и Россия подливают масла в огонь", - пишет профессор Бард-колледжа (США), редактор издания American Interest Уолтер Расселл Мид в статье для The Wall Street Journal.

"При худшем сценарии Россия и Турция поддержат проводников своего влияния на Балканах - соответственно Сербию и Албанию - в их попытках перекроить границы региона. Сербское правительство при поддержке России может аннексировать значительную часть территории Боснии, населенную этническими сербами. Поддержка Турции может помочь Албании провести аналогичный маневр, не только в преимущественно албанском Косово, но и в Македонии, где большая часть значительного албанского меньшинства пожелала бы воссоединиться с родиной", - говорится в статье.

"Перспектива членства в ЕС таких государств, как Сербия, Македония, Черногория, Косово и Босния, главным образом поддерживала хрупкий мир на Западных Балканах. Каждая балканская страна присоединилась бы скорее к ЕС, чем к России или Турции", - считает Мид.

"Однако надежды на членство в ЕС в ближайшем будущем угасают", - отмечает он. Страны-члены ЕС, которых скоро станет не 28, а 27, не горят желанием принять к себе пять беспокойных новых балканских государств, которые сделают Евросоюз еще менее управляемым и будут ожидать финансовой помощи, в то время как бюджет ЕС после "Брекзита" будет нести дополнительную нагрузку, рассуждает эксперт.

"Европейцы утверждают, что относительно небольшое краткосрочное американское участие - активная дипломатия и укрепление сил США в Косово - могут принести большой результат", - говорится в статье. Европейцы, которых беспокоит мир на Балканах, должны подумать о том, как бы убедить скептически настроенный Белый дом занять активную позицию. "Прежних доводов - о солидарности НАТО, защите свободы, боязни России - возможно, недостаточно. Трамп рассуждает в категориях сделок, и Берлину стоит задуматься о том, как вовлечь его в это", - считает Мид.

Сербия. Македония. Черногория > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 25 июля 2017 > № 2255717


США. Сербия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 июля 2017 > № 2250402

Город, славящий Путина, Трампа и печально знаменитого военного преступника

Анна Немцова | The Daily Beast

"Столица Сербии Белград часто выглядит как "Путинград" с периодическими вспышками страсти к Трампу, - пишет Анна Немцова в американском издании Daily Beast. - В эти жаркие июльские дни прогулка по парку Калемегдан или по главной торговой улице Белграда, улице Князя Михаила, позволяет увидеть портреты обоих мужчин на первых страницах газет и журналов, на футболках, чашках, флаерах и постерах".

"Миры президента Дональда Трампа и президента Владимира Путина причудливо смешиваются среди сувениров, - продолжает журналистка. - Популярный рисунок на футболке, который бы озадачил Трампа (и взбесил бы Сару Пэйлин), изображает Путина в форме пилота с подписью: "Крым - это Россия, Аляска - это Россия, все - Россия, кроме Косово".

Воспоминания об ужасных балканских войнах, которые разорвали Югославию на части в 1990-х годах, по-прежнему свежи и горьки, свидетельствует Немцова. "Те, кто совершил неописуемые зверства, чтобы утвердить власть Сербии, вспоминаются некоторыми как герои, - говорится в статье. - Кампания бомбардировок НАТО 1999 года, которая в итоге заставила Сербию перестать удерживать провинцию Косово (ныне независимое государство, которое Белград не хочет признавать), остается неослабевающим воспоминанием".

"Таким образом, лица Трампа и Путина оказываются здесь рядом с лицами печально известных диктаторов и военных преступников, - повествует журналистка. - Один из стендов с сувенирами продает футболки с лицом Ратко Младича - серба, которого обвиняют в приказе убить около 8 тыс. мужчин и мальчиков из числа боснийских мусульман рядом с городом Сребреница в июле 1995 года". Немцова напоминает, что Младича судит Гаагский трибунал и, как ожидается, его ждет пожизненное заключение.

"Мир, увиденный из Сербии, страны, разрываемой между Востоком и Западом, полон заговоров, антинатовских разговоров и любви к Путину, у которой свои оттенки, - отмечает автор. - Здесь, в Белграде, больше, чем в любой другой европейской столице, люди являются сторонникам образа Путина как всезнающего истинного христианина и сильного лидера".

"Москва вкладывает деньги и усилия в сербские неправительственные организации, СМИ, армию и политиков, видя в Белграде рычаг воздействия Путина на Европу", - пишет Немцова. Владимир Джуканович, сербский парламентарий, разъезжает по Белграду в машине с портретом Путина, приклеенным на бардачок. "НАТО нас бомбило, они никогда не будут воспринимать нас как друзей. Россия Путина - наш единственный подлинный союзник и партнер", - говорит Джуканович.

"Русские делают для нас величайшие вещи, - заявил парламентарий: - они блокируют резолюцию по независимости Косово в ООН, Россия блокирует резолюцию, признающую Сребреницу геноцидом, и к тому же они нас никогда не бомбили, что очень хорошо для наших отношений". Однако за все эти услуги, пишет Немцова, Белграду приходится платить лояльностью. Во время недавней поездки в Сербию российский вице-премьер Дмитрий Рогозин высказал идею, что неплохо бы Сербии отказаться от своего политического курса на ЕС, сообщает журналистка.

Москва и Белград вместе культивируют страх по поводу "Великой Албании" - воображаемого государства, объединяющего в основном территории с преобладанием албанцев-мусульман, которое, по их словам, может разрушить Балканы. "Вместе с Россией мы остановим создание этого так называемого государства "Великой Албании", которое поддерживают американцы и НАТО", - заявил в беседе с изданием Милица Джурджевич из движения "Заветницы".

Немцова пишет, что в прошлом году, по словам Драгана Шормаза, парламентария из сербской правящей партии, Сербия депортировала группу черногорцев, которые, предположительно, связаны с попыткой переворота в Черногории. Николай Патрушев, бывший глава ФСБ, ныне секретарь Совета безопасности РФ, приехал в Белград, чтобы говорить от имени арестованных российских граждан.

"Патрушев приехал сюда, чтобы уладить ситуацию после того, как эта группа не смогла избавиться от пронатовского лидера Мило Джукановича и предотвратить вступление Черногории в НАТО, - сказал журналистке Шормаз, который возглавляет сербскую парламентскую делегацию в НАТО. - Прокуроры в то время рассказали нам о возможной российской вовлеченности в переворот". По убеждению Шормаза, поскольку Сербия окружена странами НАТО, "самым безопасным для нас шагом было бы однажды вступить в альянс". Немцова комментирует: "Но найдется не много футболок с подобным слоганом".

США. Сербия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 июля 2017 > № 2250402


Китай. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 19 июля 2017 > № 2249793

По приглашению спикера Народной скупщины /парламент/ Сербии Маи Гойкович председатель Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей /ПК ВСНП/ Чжан Дэцзян 16-19 июля посетил Сербию с официальным дружественным визитом. В Белграде он встретился с президентом Сербии Александром Вучичем, спикером парламента М. Гойкович и премьер-министром Аной Брнабич, а также выступил с речью в Народной скупщине.

В ходе встречи с А. Вучичем Чжан Дэцзян передал ему сердечный привет от председателя КНР Си Цзиньпина и отметил, что китайско-сербская дружба уходит своими корнями в далекое прошлое. В 2016 году председатель Си Цзиньпин совершил успешный визит в Сербию, между двумя странами были установлены отношения всестороннего стратегического партнерства. В мае текущего года президент А. Вучич посетил Китай и принял участие в Форуме высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках "Пояса и пути", лидеры обеих стран достигли важного консенсуса по продвижению развития двусторонних отношений и налаживанию взаимовыгодного сотрудничества. Как подчеркнул Чжан Дэцзян, в настоящее время китайско-сербские отношения находятся на новом историческом этапе всестороннего и высокоуровневого развития. По его словам,китайская сторона рассматривает Сербию как друга, на которого можно положиться, и готова приложить совместные с сербской стороной усилия по дальнейшему укреплению политического взаимодоверия, углублению взаимовыгодного сотрудничества, укреплению дружбы между народами двух стран и активизации контактов и координации по важным международным и региональным вопросам.

А. Вучич, в свою очередь, попросил Чжан Дэцзяна передать наилучшие пожелания председателю Си Цзиньпину. Он заявил, что между народами Сербии и Китая установилась искренняя и прочная дружба, две страны являются надежными друзьями и партнерами друг для друга. Сербская сторона искренне благодарна Китаю за твердую поддержку и готова всеми силами поддерживать дружественные отношения между странами, а также содействовать двустороннему дружественному сотрудничеству, добавил А. Вучич.

В ходе переговоров с М. Гойкович Чжан Дэцзян заявил, что контакты между законодательными органами -- это важная составная часть двусторонних дружественных связей. По его словам, ВСНП готово совместно с Народной скупщиной Сербии в полной мере реализовывать особые преимущества законодательных органов, вести обмен опытом, усиливать взаимопонимание и вносить важный вклад в укрепление и развитие китайско-сербской дружбы.

М. Гойкович, в свою очередь, подчеркнула, что парламент Сербии уделяет повышенное внимание отношениям с КНР, в преимущественном порядке рассматривает и одобряет вносимые правительством законопроекты, направленные на развитие сотрудничества с Китаем, работает над созданием благоприятной законодательной среды для обоюдовыгодного двустороннего взаимодействия.

После переговоров Чжан Дэцзян и М. Гойкович подписали меморандум о взаимопонимании по вопросу сотрудничества между ВСНП и Народной скупщиной.

В ходе встречи с А. Брнабич председатель ПК ВСНП заявил, что экономики Китая и Сербии отличаются большой взаимодополняемостью, уже есть примеры успешного сотрудничества между двумя странами, необходимо, исходя из существующих условий, устремлять взор в будущее, непрерывно раскрывать потенциал взаимодействия и использовать его реальные результаты на благо обоих государств и их народов. Он отметил, что Китай готов обеспечивать общее развитие и углублять взаимовыгодное сотрудничество с Сербией и другими государствами Центральной и Восточной Европы /ЦВЕ/ в рамках "Пояса и пути" и формата "16+1".

А. Брнабич, в свою очередь, сказала, что КНР и Сербия достигли воодушевляющих успехов во взаимовыгодном сотрудничестве, которые имеют большое значение для экономического развития европейской страны и повышения благосостояния ее народа. Она заявила, что сербское правительство будет реализовывать начатые проекты взаимодействия, активно осваивать новые области сотрудничества, а также намерено полнее раскрыть роль Сербии в качестве "моста" между Китаем и странами ЦВЕ.

Чжан Дэцзян на специальном заседании парламента Сербии выступил с речью на тему "Глубокая дружба, преодолевающая время и пространство. Стратегическое партнерство, устремленное в будущее".

В соответствующих мероприятиях также принимали участие супруга Чжан Дэцзяна Синь Шусэнь и заместитель председателя и ответственный секретарь ПК ВСНП Ван Чэнь.

Китай. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 19 июля 2017 > № 2249793


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июля 2017 > № 2244968

Баланс — гибель или спасение?

Драгомир Анджелкович (Драгомир Анђелковић), Печат, Сербия

Уже много лет мы говорим о сбалансированности нашей внешней политики как о стратегическом устремлении. Поэтому большую часть граждан шокировала новость о том, что недавно назначенный премьер-министр заявил: если бы пришлось выбирать между Европейским Союзом и Россией, Сербия однозначно выбрала бы ЕС. Подобное высказывание заставило большинство сербов — я полагаю, обоснованно — выразить свое недовольство (активно или пассивно). Многие посчитали, что эти слова предвещают геополитический разворот в сторону Запада уже в ближайшее время, а большая часть сербов по праву воспринимают дистанцирование от России как предательство национальных интересов. Понимая это, власть (после короткого замешательства) постаралась объяснить народу и Москве слова, которые были опубликованы в СМИ как цитата из интервью с Аной Брнабич. В связи с этим российскому послу в Сербии были предоставлены стенограммы ее интервью с американскими журналистами. Это тоже подняло волну возмущения, а также вызвало возражения у представителей наших общественно-политических кругов, подчеркивающих свою прозападную позицию. Кстати, слова Брнибич по какой-то причине не вызвали подобной реакции у противоположной стороны, пророссийски и патриотично настроенной, даже у националистически настроенных представителей власти. Эта история — удобный случай для того, чтобы снова обратиться к уже избитой теме «балансирования» Сербии.

(Не)удачная смесь

Сбалансированность означает уравновешенность. Это слово, которое в последние годы часто используется в нашем политическом дискурсе, происходит от латинского выражения bilanx libra, что означает весы с двумя чашами. В геополитике, как и на рынке, идет измерение выгод и убытков, оценка того, что даст и чего нас лишит тот или иной вариант, и того, какая комбинация факторов наиболее продуктивна. В основе нашей внешнеполитической сбалансированности — стремление отстоять как можно больше национальных интересов. Речь идет о защите территориальной целостности Сербии (и сербских регионов вне нее) и нашей национальной идентичности. Кроме того, мы стремимся избежать разрушительных военных конфликтов и региональных трений, а также создать условия для экономического и демографического роста.

На фоне этого существует ряд внешних факторов, которые, как правило, усложняют нам жизнь (и способны усложнить ее еще больше) в том, что касается защиты наших национальных интересов. Есть и такие факторы, которые помогают нам худо-бедно отстоять свои национальные интересы. Существуют, наконец, и такие факторы, от которых во многом зависит наше экономическое настоящее и будущее и которые несомненно являются — в этом марксисты не преувеличивали — базой почти для всего остального. Если перейти от абстрактных рассуждений к конкретике и суммировать многочисленные факторы, то можно сказать, что наше балансирование сводится к метаниям между США, лидерами Евросоюза — ведь мы находимся в зоне их доминантного военно-политического влияния и ориентируемся на них в экономике — и Россией. Она является нашей главной опорой во всем, что касается защиты на мировой арене немногих из оставшихся позиций в Косово и Метохии и других наших регионов (речь о сохранении Республики Сербской в том формате, который обладает многими государственными элементами и закреплен в Дейтонском соглашении).

Большая часть нашего экспорта отправляется в Евросоюз, а оттуда к нам идут крупнейшие инвестиции. Силы НАТО окружают нас и даже уже присутствуют на нашей территории, ведь они взяли под свой контроль Косово и Метохию. Жизнь сербов южнее Ибара зависит почти исключительно от альянса, замаскированного под КФОР. В Боснии и Герцеговине НАТО/ЕУФОР тоже присутствует, и это сложное государственное образование находится под международным протекторатом (Аппарат Верховного представителя), в котором Запад играет ключевую роль. И все же Россия способна влиять на судьбу Косово и Боснии и Герцеговины, поскольку она может хотя бы защитить их. В Совете Безопасности Россия может предотвратить вступление Приштины в ООН и вмешаться иным образом, воспользовавшись своим правом вето в этой международной организации. В Боснии и Герцеговине Россия присутствует в том числе посредством влиятельного Совета по выполнению мирного соглашения.

Коллаборационизм и балансирование

Запад причинил нам много вреда и может продолжить нам вредить, если станет стальным обручем, сковывающим нас и поддерживающим наших региональных оппонентов, или если будет провоцировать цветные мятежи в Сербии и Республике Сербской. Россия обладает пусть ограниченными, но достаточными средствами, чтобы противодействовать антисербскому порядку, который навязывают Балканам. Россия может помочь нам и, несомненно, сделает это. В экономической сфере Москва в состоянии предложить нам определенные перспективы. Однако чтобы они могли хотя бы потенциально конкурировать с западной альтернативой, нужно время и отсутствие сопротивления с другой стороны. Но было бы иллюзией ожидать, что так и будет. Также вряд ли стоит ожидать, что Россия, от которой мы отрезаны, может помочь нам военно-политическими средствами и действительно защитит нас, изменив ситуацию в нашу пользу. С другой стороны, за любым нашим значительным шагом на Восток гарантированно последует удар ниже пояса от Запада. Он стремится сделать нас как можно более зависимыми и не допустить, чтобы мы наладили плодотворные для нас связи или вырвались из его лап.

Учитывая все это, ясно, что мы просто вынуждены балансировать. Хотим мы того или нет. Россия — наша опора, но из-за переплетения геополитических и экономических обстоятельств одной России недостаточно. Запад — опасный рэкетир, которому мы еще не в состоянии противостоять. Хуже того, многие наши желания зависят именно от него. Альтернатива нашему балансированию — море проблем. Поскольку пятого октября (2000 года — прим. перев.) мы спалили корабль, при помощи которого еще хоть как-то держались на плаву, с грузом этих проблем нам вряд ли удастся выплыть на той лодке, которая у нас осталась. Ее хватит только на то, чтобы плыть по реке трудностей, которые у нас уже есть. В подобной ситуации без балансирования — я повторюсь — не обойтись, но, возможно, уместнее было бы воспользоваться термином «коллаборационизм», хотя ни влиятельные иностранные, ни наши собственные политики не любят это слово. Первым кажется, что оно отражает правду о том, что они насильники и оккупанты, а вторые считают его унизительным, ведь когда спадает пелена, становится ясно, что они — слуги, а не друзья тех, кто вершит нашу судьбу на Западе.

Слово коллаборационизм происходит от латинского collaborare, то есть «действовать сообща». В большинстве языков слово, о котором мы говорим, по-прежнему имеет именно это значение и используется в разных областях — от бизнеса до спорта. Однако в некоторых языках, к которым относится и сербский, на первый план вышло переносное значение, касающееся сотрудничества с врагом собственного народа и государства. Неопасными коллаборационистами у нас были, например, члены администрации Недича в оккупированной Сербии. Они сотрудничали с иностранными правителями, потому что считали, что только так смогут облегчить страдания собственного народа. Вредные же коллаборационисты (назовем их квислингами) сотрудничают с классическими или постмодернистскими оккупантами по идеологическим соображениям или для собственной наживы. Эти коллаборационисты оказывают помощь тем, кто попирает интересы их собственного народа. Для примера скажу, что сегодня, как и во времена агрессии НАТО, такими коллаборационистами в Сербии являются сторонники «Антисербии».

Темная сторона вопроса

С этой точки зрения сегодня сербские власти являются коллаборационистскими и сотрудничают с западными центрами власти, чтобы избавить нас от тех бед, которыми нам угрожают евроатлантические «гуманисты», и от всего того, что они могут с нами сделать. Также Белград продолжает выстраивать партнерские и обоюдовыгодные отношения с Россией, поскольку осознает, что без этого не отстоять даже минимум наших национальных интересов. Но вместе с тем власти не переступают границу, выход за которую навлек бы на нас гром и молнии с Запада. В общем, Сербия исполняет некий магический танец на краю пропасти, пытаясь задобрить демонов, чтобы те не причинили нам слишком много зла, и при этом призвать с Востока «тучные» годы.

Осознав все это, понимаешь разумность подобных действий, хотя они отвратительны, потому что наши руководители притворяются «наивными» и врагов называют друзьями, а с настоящими друзьями пытаются поддерживать хорошие отношения таким образом, чтобы это было как можно менее заметно. Однако у всего есть свои границы, которые нельзя переступать. Так и у нынешнего унижения самих себя и своего народа, пусть даже оно мотивировано жизненно важными интересами, есть пределы. Если власти выйдут за эти пределы, тогда коллаборационизм изменит свой характер и превратится из вынужденного — возможно, даже спасительного — в «канцерогенный». На границе между адом и раем лежат вопросы о защите севера Косово и Республики Сербской, о хороших отношениях с Москвой и о существовании сербов в странах региона (в особенности тех, где они являются коренным населением).

Суммировав все вышесказанное, понимаешь, что наш коллаборационизм, который с теоретической точки зрения можно оценить позитивно, уже находится под большой угрозой даже без изменения отношения к России, а, значит, и к самим себе. Не будем забывать, что отречься от России значит совершить в большей степени артисербский, чем антироссийский шаг. Россия без нас легко обойдется, а вот мы без нее не сможем защитить ни Косово, ни Республику Сербскую. Но оставим это в стороне. Что касается упомянутого расчета, то Сербия уже совершила большую ошибку в Черногории. Там сербам угрожает местный режим, который намеренно ставит их в тяжелое финансовое положение, ограничивая тем, кто считает себя сербом, возможности построить карьеру, и разными методами осуществляет геноцид.

Холопская уравновешенность

Цель всего этого — истребить сербов в Черногории, стране с неоспоримыми сербскими корнями, физически вместе с их наследием. Пока это происходит, официальный Белград молчит! И он не смеет подать голоса, какими бы ни были его личные и партийные интересы и давление западных сил. Точно так же сербские власти были и по-прежнему обязаны громче и откровеннее разоблачать те манипуляции, на которые пошли американские СМИ из-за нашего отношения — нынешнего и будущего — к России и собственным национальным интересам. Но вместо того чтобы расставить все точки над i, о чем говорилось еще в начале статьи, наши власти пытаются действовать опосредованно, втихаря, не проронив ни слова. Ведя эту игру, они предоставили стенограммы россиянам.

Белград не осмелился упрекнуть Белый дом в явном искажении сербской позиции, но хотел все-таки оправдаться перед Кремлем. Вот и попал, как кур во щи. Причем в глазах обеих сторон. Несмотря на заявленную пророссийскую позицию, я не предлагал бы российской стороне, как испуганный ребенок учительнице, почитать стенограмму. Этот материал нужно было представить общественности или, не унижаясь и не прячась за бумажкой, решительно опровергнуть американскую ложь. И не нужно было пытаться по-тихому избежать проблемы, поддерживая снисходительное отношение у одной стороны и вызывая точно такое же у другой. Сербия должна выкручиваться и приспосабливаться, но не должна чрезмерно унижаться. Тем не менее, судя по всему, к сожалению, мы поняли сбалансированность именно так. Мы перед всеми заискиваем и делаем на это все большую ставку, стараясь таким образом сохранить баланс.

Уерживать баланс — пусть даже с большой долей коллаборационизма — необходимо, учитывая геополитические и другие обстоятельства, в которых мы оказались. Но тот способ, который мы для этого выбрали, порой поражает и в перспективе до добра нас не доведет. Цель коллаборационизма — выиграть время в надежде, что найдется спасительный выход, а не помочь врагам без труда нас одолеть по принципу лягушки в кипятке или вообще без всякой концепции загонять нас по кругу, пока мы не рухнем в изнеможении. На коллаборационизм идут во имя нации, а не для того, чтобы получить и удержать власть. В последнем случае уже не коллаборационизм, а нечто похуже. Так что в принципе (и в конкретном случае, который послужил поводом для написания этой статьи и который имеет отношение к более широкой проблеме) я надеюсь, что все дело — в политической неопытности председателя нашего правительства, а не в чьей-то попытке использовать Брнабич для того, чтобы поднять вопрос о пересмотре нашей политики «сбалансированности», и без того обремененной множеством недостатков…

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июля 2017 > № 2244968


Китай. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 15 июля 2017 > № 2244013

Эксклюзив: Сотрудничество между законодательными органами Сербии и Китая будет содействовать всеобъемлющему развитию двусторонних отношений -- спикер парламента Сербии Мая Гойкович

По приглашению спикера Народной скупщины /парламента/ Сербии Маи Гойкович председатель Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей /ПК ВСНП/ Чжан Дэцзян в ближайшее время начнет официальный дружественный визит в Сербию. Накануне визита М. Гойкович в интервью корр. Синьхуа заявила, что сотрудничество между парламентами Сербии и КНР будет содействовать всеобъемлющему развитию отношений двух стран.

"Взаимные визиты на высоком уровне между законодательными органами двух стран имеют важное значение для установления долговременных и стабильных сербско-китайских отношений", -- отметила она, добавив, что "межпарламентское сотрудничество -- это контакты и обмены между представителями народов двух стран".

М. Гойкович заявила, что сербский парламент активно поддерживает проекты двустороннего сотрудничества, имеющие важное значение, в особенности проекты стратегического взаимодействия в рамках "Пояса и пути" /"Экономический пояс Шелкового пути" и "Морской Шелковый путь 21-го века"/ и в рамках сотрудничества между Китаем и странами Центральной и Восточной Европы /ЦВЕ/, а также соответствующие важные политические решения, контракты и иные документы.

Говоря о двусторонних отношениях, М. Гойкович отметила, что Сербия и КНР постоянно прилагают усилия по содействию двустороннему сотрудничеству в политической, дипломатической и экономической областях, установили всеобъемлющие и прочные двусторонние отношения, народы двух стран связывает глубокая дружба. "Мы благодарим Китай за поддержку суверенитета и территориальной целостности Сербии. Сербия уважает политику и позиции КНР, придерживается принципа одного Китая, полностью понимает внешнюю и внутреннюю политику КНР", -- сказала спикер парламента.

По ее словам, особенно заметны достижения в экономическом сотрудничестве. Сербия является одной из стран, лидирующих по числу совместных с Китаем проектов в рамках "Пояса и пути" и сотрудничества между Китаем и ЦВЕ.

Стоит напомнить, что парламентская группа сербско-китайской дружбы состоит из 89 членов разных партий Сербии и является крупнейшей по численности группой в Народной скупщине. "Хотя они расходятся по многим политическим вопросам, однако занимают одинаковую позицию в отношении Китая. Парламент был избран народом и является представителем народа. Дружественный подход депутатов к КНР отражает надежду сербского народа на установление самой прочной дружбы с Китаем и всеобъемлющее развитие сотрудничества с КНР во всех областях", -- заявила М. Гойкович. "Сербский парламент, включая группу сербско-китайской дружбы, с помощью практических действий и активных взаимных визитов будет содействовать двустороннему сотрудничеству", -- подчеркнула она.

М. Гойкович назвала предстоящий визит Чжан Дэцзяна очень важным и отметила, что он продемонстрирует большое внимание Китая к развитию отношений с Сербией и непременно придаст дополнительный импульс двустороннему сотрудничеству. По ее словам, в ходе визита стороны обсудят, главным образом, сотрудничество между законодательными органами двух государств.

"Сербский парламент будет активно играть свою роль во всех сферах, на международной и внутренней политических аренах, содействовать развитию всеобъемлющего стратегического партнерства между двумя странами", -- подытожила М. Гойкович.

Китай. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 15 июля 2017 > № 2244013


Россия. Сербия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > mchs.gov.ru, 13 июля 2017 > № 2244093

Российско-сербский гуманитарный центр в г. Ниш (РСГЦ) посетил представитель Посольства США в Сербии – помощник военного атташе Хайрум Гарвин.

Содиректор РСГЦ Вячеслав Власенко и сербские сотрудники Центра рассказали гостю об истории создания, структуре и правовых основах функционирования РСГЦ как межправительственной организации.

Они рассказали о существенном вкладе РСГЦ в предупреждение и ликвидацию последствий стихийных бедствий в Сербии и других странах балканского региона на протяжении последних лет, об оказании экстренной гуманитарной помощи, повышении эффективности сербской национальной системы реагирования на чрезвычайные ситуации, в том числе путем обучения сербских специалистов в учебных заведениях МЧС России и на учебных площадках Центра, о проведении разнообразных учений и тренингов, а также о поставленной в Сербию современной пожарной и спасательной технике.

Представителю США ответили на все интересовавшие его вопросы, в том числе, касающиеся проекта российско-сербского межправительственного соглашения об условиях пребывания, привилегиях и иммунитетах РСГЦ. Также гостю была предоставлена возможность изучить имеющееся в распоряжении Центра материально-технические ресурсы. Особый интерес вызвал ЦУКС Центра, электронное оборудование которого позволяет оперативно получать профильную информацию по климатической и техногенной ситуации в регионе и делать прогнозы по ее развитию, что помогает властям принимать необходимые эффективные меры.

Посещение РСГЦ представителем Посольства США стало очередным свидетельством абсолютной прозрачности деятельности Центра, нацеленного исключительно на решение задач реагирования на чрезвычайные ситуации и оказания гуманитарной помощи в Сербии и других странах балканского региона.

Американский гость был также проинформирован о том, что в июле подразделение РСГЦ по гуманитарному разминированию начнет очистку сербских земель, а из России прибудет первая партия оборудования и техники, предназначенная для восполнения резервов Центра и для развития учебно-тренировочной базы.

Ожидается, что на предстоящей неделе Центр посетят делегации ряда других посольств иностранных государств, расположенных в Белграде - представители посольств Австрии, Швейцарии и Польши.

Россия. Сербия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > mchs.gov.ru, 13 июля 2017 > № 2244093


Сербия. Босния и Герцеговина. Черногория > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 11 июля 2017 > № 2241111

Сергей Гуриев: "Балканы должны найти новую модель экономического роста"

Мари Шаррель | Le Monde

По мнению главного экономиста Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Сергея Гуриева, создание общего рынка на Западных Балканах ускорит экономический рост в регионе. Гуриев дал интервью журналистке Le Monde Мари Шаррель.

Целесообразность проекта общего рынка на Западных Балканах далеко не очевидна, настолько сильны религиозные и политические разногласия между шестью государствами, которых это касается (Албания, Босния и Герцеговина, Сербия, Черногория, Косово, Македония). Этот вопрос будет рассматриваться на четвертом саммите по Западным Балканам, который пройдет в среду, 12 июля, в итальянском городе Триест, говорится в статье.

"Балканские страны размышляют о строительстве общего рынка. Что это им принесет?" - спросила журналистка.

"Это необходимый этап в их развитии. Чтобы внедрять инновации и инвестировать, важно позиционировать себя на достаточно большом рынке, чтобы обеспечить экономию за счет масштаба. В таких маленьких странах, как балканские, сегодня это весьма сложно", - ответил Гуриев.

"Скандинавская модель и ее знаменитая гибкая система экономической безопасности демонстрирует, что вполне возможно комбинировать открытость к глобализации, высокий уровень социальной защищенности и справедливый доступ к государственной службе", - уверен экономист.

"По поводу популизма важно различать краткосрочную и долгосрочную перспективу. На данный момент, популистские страны Центральной Европы извлекают пользу из улучшения мировой экономической ситуации, - считает Гуриев. - Зато в долгосрочной перспективе популизм может отпугнуть иностранных инвесторов, необходимых для обеспечения экономического роста в этих странах."

"Мы часто задумываемся над тем, что экономисты называют "ловушкой среднего дохода": пройдя фазу наверстывания, страны наблюдают, как их экономический рост замедляется, в пропорциях, препятствующих достижению уровня жизни в экономически развитых странах, - сказал Гуриев. - После падения коммунизма регион сначала быстро окреп, держась на иностранных инвестициях и привлекательной стоимости своей рабочей силы".

"Однако с 2008 года темп роста замедлился, и есть основания опасаться, что отдельные страны попали в "ловушку среднего дохода". Теперь им надо найти новую модель экономического роста, которая сводится не столько к капиталовложениям из-за границы и низкой стоимости рабочей силы, сколько к инновациям и человеческому капиталу", - пояснил эксперт.

"России тоже угрожает "ловушка среднего дохода?" - поинтересовалась журналистка.

"Да, - ответил Гуриев. - После запуска реформ и многообещающей экономики переходного периода Россия начала поворот в сторону государственного капитализма, где экономику контролируют госпредприятия".

"В последние годы эта модель экономического роста отчетливо показала свои пределы, на это наложились европейские санкции и снижение цен на нефть. Сейчас, когда нефтяные цены снова поднялись, экономика стагнирует. И стагнация будет до тех пор, пока Россия отказывается осуществить реформы, позволяющие ей врасти в мировую экономику, приватизировать отдельные сектора, улучшить деловую среду и справиться с коррупцией", - сказал собеседник издания.

Сербия. Босния и Герцеговина. Черногория > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 11 июля 2017 > № 2241111


Сербия. Хорватия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 июля 2017 > № 2238438

Общее наследие: безымянный балканский язык

Жан-Арно Деран (Jean-Arnault Dérens), Симон Рико (Simon Rico), Le Monde diplomatique, Франция

Распад Югославии и обострение национальных различий повлекло за собой и лингвистические последствия: теперь нужно было говорить на боснийском в Сараево, на хорватском в Загребе, на сербском в Белграде и на черногорском в Подгорице. Лингвисты признают наличие региональных вариантов, однако признают, что все эти народы говорят на одном языке, к которому некоторым хотелось бы вернуться.

30 марта множество балканских интеллектуалов представили в Сараево Декларацию об общем языке. Они стремятся покончить с лингвистическими ссорами, которые разделяют четыре бывшие югославские республики с 1990-х годов. «Используют ли в Боснии и Герцеговине, Хорватии, Черногории и Сербии общий язык? Ответ — да», — говорится в преамбуле к этому документу, где в частности уточняется: «Речь идет об общем языке полицентрического типа, то есть языке, на котором говорят несколько народов в нескольких государствах с существованием признанных вариантов, как обстоят дела с немецким, английским, арабским, французским, испанским, португальским и многими другими языками». Как отмечает лингвист Ранко Бугарский, «разница в том, что у нас названия есть у вариантов, тогда как общий язык больше не имеет статуса и лишился официального названия».

Реакция не заставила себя ждать. Наиболее остро она проявилась в Хорватии. В ходе пасхальной службы архиепископ Загребский Йосип Бозанич назвал это «агрессией против хорватского языка», тогда как президент Колинда Грабар-Китарович посчитала, что «этот так называемый общий язык — политический проект, который умер вместе с Югославией». «У этого языка нет названия, потому что все и так знают, что речь идет о сербском», — заявил в свою очередь сербский лингвист Милош Ковачевич. Этот ярый националист считает сербский язык «сокровищем», которое хотят «украсть» соседние народы.

В югославскую эпоху ни у кого не было сомнений по поводу существования общего языка, на котором говорят 15 миллионов человек на Балканах, не считая крупных диаспор. Язык назывался сербско-хорватским или хорватско-сербским, а писать на нем можно было с использованием как кириллического, так и латинского алфавитов (обучение проводилось сразу двум формам письма). Этот язык был в ходу в федеральных институтах и командовании югославской армии. Кроме того, он соседствовал со множеством других языков, которые использовались и преподавались в федерации: словенский, македонский, албанский, итальянский, венгерский, цыганский, рутенский, чешский, турецкий, словацкий и т.д.

БХЧС в Сорбонне

После кровопролитного распада федерации в 1990-х годах больше не осталось консенсусного понятия для описания бывшего сербско-хорватского языка. В Международном трибунале по бывшей Югославии его называли БХС (боснийско-хорватско-сербский), тогда как в Сорбонне предложили обозначением БХЧС (Ч — черногорский). По словам писателя и переводчика Владимира Арсенижевича, который был одним из инициаторов Декларации об общем языке, «вопрос обозначения вызвал бурные споры. Использовать такие понятия как «сербско-хорватский» или «югославский» невозможно, так как с ними слишком многое связано. Мы, южные славяне, обычно называем его «наш язык». Словно в стремлении к общей идентичности, несмотря на политический конфликт…

В Хорватии с 1990-х годов были приложены большие усилия, чтобы подчеркнуть отличия «хорватского» от общей нормы. Так, хорватам свойственно придумывать неологизмы или использовать лингвистическую кальку для иностранных понятий: у них в ходу, например, zračna luka («воздушный порт»), тогда как боснийцы и сербы называют его aerodrom, или понятие pasolstvo (существует и в русском) при том, что соседи пользуются словом ambasada… Эту тенденцию еще больше обостряют поборники чистоты языка, создавая зачастую малопонятные слова. Каждый год в стране проходит привлекающий большое внимание СМИ конкурс на «лучшее новое хорватское слово». В Сербии все крутится вокруг кириллицы, которую рьяно защищает влиятельная православная церковь. Она представляется символом «сербскости», которой грозят средства связи вроде интернета, где доминирует также используемая в стране латиница.

Напряженность вокруг языка приводит в некоторых случаях к смешным ситуациям. Так, хорваты подобно белорусам и украинцам используют старославянские обозначения месяцев: travanj (буквально «месяц трав») против april у соседей. В зонах со смешанным населением люди зачастую используют перифразы вроде «четвертого месяца». Ситуация еще больше осложняется с утверждением «боснийского» (в нем признается ряд тюркизмов, которые практически не используются в разговорном языке) и «черногорского». В последнем используется как кириллица, так и латиница, а после провозглашения независимости в 2006 году в него были добавлены две согласных для отображения особых для страны звуков. Сербские националисты не признают существования черногорской идентичности, и лингвистический вопрос регулярно выходит на первый план в этой маленькой стране, которая недавно вступила в НАТО. Еще несколько лет назад в банкоматах на севере Черногории (там живут православные, причем одни считают себя сербами, а другие — черногорцами, и крупные боснийские общины) предлагались варианты «родного языка»…

Расцвет региональных СМИ

Как бы то ни было, все это никогда не мешало людям из разных стран понять друг друга. По словам хорватского лингвиста из Боснии и Герцеговины Йосипа Баотича, различия между вариантами сербско-хорватского не превышают 10% лексики. На самом деле, идущие с начала 1990-х годов споры носят в первую очередь не научный, а политический характер. Доказательством этого «взаимопонимания, которое обеспечивает практически беспроблемное общение» носителей разных вариантов языка, служит появление целого ряда региональных СМИ: Radio Slobodna Evropa, балканская «Аль-Джазира», входящий в группу CNN информационный канал N1. Несмотря на ряд проблем экономического характера (книги в Хорватии стоят дороже, чем в Сербии или Боснии и Герцеговине), издательским проектам удалось преодолеть транснациональные трудности.

В 2009 году Владимир Арсенижевич создал ассоциацию Krokodil для «продвижения культуры диалога, примирения и восстановления разрушенных связей в Западных Балканах». Он стремится вернуть былой блеск южнославянской литературе. «Я вырос в Хорватии, но живу в Сербии и сочетаю слова двух вариантов языка, — объясняет он. — Когда я начал писать, у меня возникли проблемы с издателями, которые хотели изменить слова». То же самое говорит и социолог Игорь Штикс, который родился в Сараево, учился в Загребе и Париже, а сейчас живет в Белграде. «Я всегда спрашиваю у переводчиков, на каком языке пишу, но никто не в силах мне ответить», — шутит он.

«Во имя так называемых языковых отличий у нас укрепляют существующие границы и создают новые. Языковая политика четырех государств делает упор на различиях и, как следствие, формирует вредоносные и опасные практики, а также ведет к недопустимой и прискорбной сегрегации в школе по «родному языку». Все это создает поколения молодых националистов», — негодует Ранко Бугарский. Авторы Декларации об общем языке утверждают, что не преследуют какой-либо политический проект (националисты из их стран сразу же обвинили бы их в ностальгии по старому общему государству). Как бы то ни было, полученный их инициативой отклик явно говорит о стремлении жителей Балкан перешагнуть через возведенные за четверть века барьеры.

Сербия. Хорватия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 июля 2017 > № 2238438


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2234245

Является ли Александр Вулин истинным лицом Александра Вучича, и какое европейское будущее нам предвещает недавний доклад премьера Аны Брнабич, сделанный на праздник Видовдан?

Никола Врзич (Никола Врзић), Печат, Сербия

В эту среду Ана Брнабич, которая уже станет премьер-министром Сербии, когда этот номер «Печати» поступит в продажу, планировала в начале своего доклада перед Скупщиной Сербии обратиться к патриарху Сербскому Иринею. «Дамы и господа, уважаемые депутаты, Ваше святейшество, Ваше превосходительство, дорогие друзья, гости, уважаемые граждане и гражданки Сербии…» — таким должно было быть начало. Остальное уже изложено на сайте Скупщины Сербии в обширном документе (104 страницы) под названием «Программа Правительства Республики Сербии кандидата на пост премьер-министра Аны Брнабич». Однако в итоге Брнабич все-таки пришлось отказаться от обращения к Его святейшеству, потому что в среду на Видовдан патриарх Сербский был в Грачанице и на Газиместане, а не в Скупщине Сербии…

Несмотря на обоснованное отсутствие патриарха «сегодня в великий сербский праздник Видовдан», как сказала Ана Брнабич, в своей программе она отметила развитие отношений со всеми «традиционными церквями и религиозными объединениями» и добавила то, чего, вероятно, никто от первого сербского гей-премьера не ожидал. Тем не менее, ее замечание стоит отметить, пусть даже оно лишь призвано удовлетворить скептически настроенную часть сербской общественности. «И все же позвольте мне особо отметить Сербскую Православную церковь, которая внесла неизмеримый вклад в создание и сохранение нашего государства и культуры в прошлом», — сказала Брнабич.

Косово и Метохия

В соответствии с духом времени, в котором мы живем, доклад Аны Брнабич на Видовдан больше касался будущего (модернизации и дигитализации), чем исторического прошлого. Премьер не разочаровала всех тех, кто предполагал, что, представляя планы своего (и нашего) будущего правительства, Брнабич не скажет ничего, чего не говорил бы ее предшественник. Новый сербский премьер презентовала себя (ничего другого и не ожидалось) как лояльная наследница кресла, которое оставил после себя в здании под номером 11 на Неманиной улице новый президент Сербии Александр Вучич. Однако это не означает, что нам не стоит проанализировать заявления, сделанные в ходе доклада Брнабич, а также буквально вопиющие послания, которые заключены в самом составе ее кабинета.

Первая часть ее программы посвящена «налаживанию связей Сербии с Европой и остальным миром». Особо, и это настораживает, выделен пункт «Косово и Метохия», но еще больше беспокоит то, что ему отведено последнее место, в отличие от «продолжения пути к Европейскому Союзу». Этот пункт стоит на первом месте.

Что касается Косово и Метохии, Ана Брнабич неопределенно заявила о «достижении исторического компромисса и примирении сербского и албанского народов», назвав это своей основной целью. Резолюцию 1244 Совета безопасности Организации Объединенных Наций она вообще не вспомнила, как и нашу бескомпромиссную позицию в вопросе признания независимости самопровозглашенного Косово и в борьбе против его принятия в ООН. Брнабич сказала, что мы будем настаивать на повторном решении «всех спорных вопросов в рамках (брюссельского) диалога». Однако премьер не уточнила, что это за вопросы. По ее словам, мы будем «особенно настаивать на том, чтобы как можно скорее были предприняты шаги для создания Объединения сербских общин таким образом, который предусмотрен Первым соглашением и Общими принципами от 2015 года».

Однако за этими словами последовала ключевая фраза, которая подтверждает: в целом не так важно, что по этому вопросу говорит сама Ана Брнабич. «Учитывая участие президента Вучича в достижении этих договоренностей, а также его большой опыт в международных делах и те конституционные полномочия, которыми он наделен как президент Республики, я вместе со всем правительством буду в максимальной степени опираться в этом вопросе на него».

Европейская пропаганда

Но обратимся теперь к тому, что Брнабич сказала о Европейском Союзе, который, кстати, поставила на первое место в списке своих приоритетов. «Главная стратегическая цель Сербии — вступить в Европейский Союз», — таким было первое предложение в программе ее правительства, которая в этой части больше похожа на агитационный листок, чем на серьезный анализ той ситуации, в которой сегодня находится Сербия.

Повторяются фразы, которые были придуманы еще до того, как ЕС начал распадаться. Прежде они, вероятно, звучали убедительно. «Процесс вступления в ЕС — не самоцель, а лучшая из возможностей для всеобъемлющих реформ, модернизации и развития Сербии… Важно, чтобы мы все понимали, что мы стремимся к членству в ЕС ради нашего общего будущего, ради будущих поколений — чтобы сделать общество лучше, равноправнее, богаче, чтобы использовать лучшие европейские модели и идеи на этом пути…» — сказала премьер.

Однако она проигнорировала реальные факты, сказав, например, что «сегодня Европейский Союз (…) является образцом демократии». А ведь мы все еще помним, как недавно была нарушена демократическая воля греков в вопросе жесткой экономии, а прежде — французов и голландцев, которые на референдуме проголосовали против конституции Европейского Союза. Однако впоследствии она была принята под другим названием без всяких референдумов.

Не стоит даже напоминать о том, что говорят и сами руководители ЕС. Например, председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер («Демократического выбора, противоречащего европейским нормам, быть не может») и немецкий министр финансов Вольфганг Шойбле («Выборы ничего не меняют. Существуют правила») откровенно признали, что демократия в Европейском Союзе только мешает.

А что, если нас так никогда и не примут в Европейский Союз (и это наиболее вероятный вариант будущего)? Пропагандист ЕС во главе сербского правительства говорит: «Чтобы заручиться стабильной поддержкой для европейской интеграции, мы как правительство будем открыто и прозрачно общаться с гражданами, поскольку обязаны разъяснить им, что означает наш общий путь к ЕС, чего им стоит ожидать, и что они могут сделать, чтобы ускорить прохождение этого пути». То есть решений на случай не-вступления в ЕС нет.

Более того, новый сербский премьер, ослепленный Европейским Союзом — как будто мы по-прежнему живем во времена той прославленной ручки Божидара Джелича — и погруженный в прошлое, а не в будущее, заявила о дальнейшем расширении той роли, которую самовольно взяли на себя неправительственные организации.

Никто никогда не голосовал за них, но зато их щедро финансируют Джордж Сорос и аналогичные ему благотворители, и, вероятно, на этом НПО основывают свою легитимность. «Опорой в этом диалоге (о вступлении Сербии в ЕС) является Национальный конвент по Европейскому Союзу — платформа, которая объединяет более 700 организаций гражданского общества в рабочие группы, посредством которых неправительственный сектор следит за переговорами Сербии с ЕС и участвует в них… В предстоящий период мы начнем еще более интенсивный и еще более содержательный диалог по этому вопросу».

Кстати сказать, учитывая вышеизложенное, нас несколько удивляет определенное недовольство, которое заметно в неправительственных кругах, в связи с формированием Министерства по европейской интеграции. Оно возьмет под свое крыло те органы, которые занимаются текущей интеграцией. Если мы все правильно поняли, то некоторые боятся, что подобное решение поможет политикам взять верх над технократами, которые прежде координировали сербскую интеграцию с ЕС. Однако есть надежда, что их недовольство вызвано не столько страхом утратить свои позиции, сколько страхом, что политики могут нарушить бесперебойный ход этой интеграции…

Чтобы завершить анализ заявлений премьера, которые тревожат и заставляют возразить прежде, чем станет слишком поздно, отметим такие слова: «Я хочу напомнить, что подходят к концу приготовления к вступлению во Всемирную торговую организацию (ВТО), а это одно из условий для вступления в Европейский Союз». Почему это заявление вызывает опасения? Потому что ключевым условием для вступления в ВТО является открытие нашего рынка для ГМО-продуктов. Еще больше беспокоит то, что Ана Брнабич забыла упомянуть эту незначительную деталь, рассуждая как настоящий иностранный пропагандист, а не как представитель правительства, который должен защищать интересы граждан своей страны.

Пересмотр закона

И все же — не будем кривить душой — не все так плохо. Правда, мы не имеем в виду оптимистичные экономические прогнозы и планы, которые заняли большую часть программы будущего правительства Сербии. Этот оптимизм и эти прожекты мы сможем оценить, не анализируя написанное в программе, а заглянув в собственные кошельки, изрядно потрепанные в переходные годы и пострадавшие от обязательных мер экономии. Несомненно, они спасли нас от банкротства, но иного утешения, кроме того, что мы избежали худшего, у нас нет.

К конкретным позитивным заявлениям, которые мы отметили, относятся слова о том, что иностранцам не позволят приобретать сельхоз-угодья в Сербии, на что в свое время Джелич, не задумываясь (или намеренно?), согласился, когда подписывал Соглашение о стабилизации и ассоциации с ЕС. Совершенно непостижимо, как это решение до сих пор еще не было принято: «В первые 100 дней правительства мы изменим Закон о сельскохозяйственных угодьях и тем самым сделаем невозможной полную либерализацию продажи сельскохозяйственных земель иностранцам. Мы введем продолжительные сроки, обязательные и для физических лиц (иностранцев), и для иностранных юридических лиц и поставим условие в виде продолжительного пребывания в Сербии или в Регистре предпринимателей. Тем самым мы предотвратим вступление в силу неправильных решений, закрепленных в Соглашении о стабилизации и ассоциации с ЕС. Все эти изменения будут соответствовать тем решениям, которые приняты в странах, вступивших в ЕС за последние 20 лет».

Укрепление связей с Россией

Позитивным кажется и заявление о том, что мы продолжим «работать над развитием сотрудничества с Российской Федерацией, с народом которой нас связывают исторические крепкие связи, а также с Китайской Народной Республикой. Мы будем поддерживать дружественные отношения с Объединенными Арабскими Эмиратами, начнем сотрудничество с Индией и будем всячески укреплять наши связи с Соединенными Штатами и другими народами и государствами по всему миру».

Напомним, что в таком порядке (ЕС, Россия, потом Китай и все остальные, включая США) были перечислены наши внешнеполитические приоритеты и в речи, которую произнес новый президент Вучич, когда приносил присягу. Поэтому не удивительно, что в своей программе Ана Брнабич заявила, как и в случае Косово и Метохии, что последнее слово во внешней политике останется за Александром Вучичем. «Здесь я жду большой поддержки от президента Республики и подразумеваю его полномочия, но, прежде всего, его большой государственный опыт, а также то уважение и авторитет, которыми он пользуется в мире».

Так мы подошли к ключевому политическому посланию, которое транслирует новое правительство Сербии. Это послание, как мы уже сказали, заключается не в том, что сказала Ана Брнабич, а в самом составе ее кабинета. Так, в него вошел Ненад Попович, а министром обороны стал Александр Вулин. Если выбор Аны Брнабич в качестве премьера (из-за ее многолетней работы в Агентстве США по международному развитию) вызывает беспокойство, то решение назначить Поповича и Вулина вселяет надежды. И совсем не удивляет заявление американского агентства Associated press о том, что, сделав такой выбор, Ана Брнабич «разрушила надежды Запада на охлаждение отношений с Москвой».

Почему? Это очевидно. Еще в 2008 году в депешах американских дипломатов о Ненаде Поповиче отзывались как о «главном связующем звене между партией ДСС и Москвой». В депеше 08BELGRADE913 описывается, как Попович отверг американское предложение участвовать в свержении Воислава Коштуницы с места главы Демократической партии Сербии (ДСС). В Вашингтоне это решение Поповича оценили отнюдь не позитивно. Что касается Вулина, то лучше всего его характеризует недовольство Елены Милич, которая в свое время была одной из самых ярых поборниц НАТО. Из передачи «Свободной Европы» («Вулин как провокация против Запада»): «Мы продолжаем провоцировать Запад… Это большая ошибка в военной и внешней политике, которая ставит под угрозу политику нейтралитета… Александр Вулин на посту министра обороны — откровенное послание Александра Вучича западному международному сообществу: „Вы помогли мне закрепить мою автократическую власть, а я затуманил вам взгляд Аной Брнабич. Теперь я показываю вам свое истинное лицо"».

И Александр Вучич, и американский посол в Белграде Кайл Скот, и заместитель пресс-секретаря НАТО Пьер Казалет позаботились о том, чтобы объяснить: никто на Западе и в НАТО не против назначения Вулина. Тем не менее, нет сомнений в том, что этот выбор не приветствовался. И все потому, что Вулин как-то заявил: «Сербия, ее народ и ее политика не были виноваты и не провоцировали НАТО на агрессию, поэтому через 18 лет мы можем сказать, что тогда мы тоже были на правильной стороне мира». Более того, Вулин сказал: «Однажды, когда вас, молодежь, спросят, будем ли мы частью НАТО, будем ли мы делать с другими то, что сделали с нами, не объясняйте ничего, не пишите книги, не снимайте фильмы, а просто назовите имя Бояна Тошовича (шестимесячного младенца, которого был убит осколком натовской бомбы на руках у отца) и скажите: „Его убило НАТО, и НАТО это зло"».

По крайней мере, назначение Вулина и Поповича должно гарантировать, что сербское сотрудничество с НАТО не будет углубляться, и что, напротив, будет делаться все для укрепления наших отношений с Россией. В действительности именно они все больше отражают степень нашей независимости. В этом и заключается значение условного русского крыла проевропейского правительства Сербии. И укрепление этого крыла особенно важно в свете продолжающегося американского наступления на Балканах, нацеленного на ограничение якобы вредного российского присутствия. (Для американцев любое российское присутствие вредно уже потому, что оно вообще существует.)

Если наши отношения с Россией отражают нашу самостоятельность, то насколько мы самостоятельны? Это мы сможем понять довольно скоро, потому что новому правительству Сербии, если верить первому зампреду Ивице Дачичу, предстоит принять решение, будет ли оно действовать согласно закону, принятому Скупщиной Сербии 24 декабря 2012 года. Речь о ратификации Соглашения между Правительством Республики Сербии и Правительством Российской Федерации о создании сербско-российского гуманитарного центра. В 20 пункте этого соглашения ясно говорится: «Стороны предоставляют Центру льготы, привилегии и иммунитеты, необходимые для обеспечения деятельности Центра». Но, возможно, новое правительство будет действовать сообразно желаниям США и ЕС и откажется предоставить россиянам, работающим в центре в Нише, обещанный дипломатический статус.

Выбор такой: соблюсти собственный закон или его нарушить. Когда решение будет, наконец, принято, станет ясно, что значит это российское рыло в проевропейском правительстве. Появилось ли оно только для украшения, или оно способно унести нас дальше — на свободу…

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2234245


Россия. Сербия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 июля 2017 > № 2231812

Политика Белграда заключается в том, чтобы не оказаться перед выбором — Россия или Евросоюз, и это ей удается, заявил первый вице-премьер и глава МИД республики Ивица Дачич.

"Мы смогли в последние пять лет выдержать всевозможное давление, остаться на европейском пути и не испортить отношения с нашими друзьями – Россией и Китаем. Суть мудрой политики заключается в том, чтобы руководствуясь интересами Сербии не оказаться перед дилеммой: ЕС или Россия", — цитирует пресс-служба министерства Дачича.

Глава МИД республики добавил, что Белград идет европейским путем, но "также ясны наши отношения с Россией, чья поддержка является ключевой для территориальной целостности Сербии".

Во вторник посол РФ в Сербии Александр Чепурин вручил Дачичу поздравление от министра иностранных дел России Сергея Лаврова в связи с повторным назначением на должность первого зампредседателя правительства и главы внешнеполитического ведомства страны.

С декабря 2015 года Сербия и ЕС открыли десять из 35 глав переговорного досье о вступлении страны в ЕС. Первыми были открыты глава 32 о финансовом контроле и глава 35, которая озаглавлена "другие вопросы" и, в частности, касается нормализации отношений с самопровозглашенной республикой Косово. В июле 2015 года Брюссель и Белград открыли 23-ю (судебная власть и основополагающие права человека) и 24-ю (правосудие, свобода и безопасность) главы, а в декабре 2016 года — 5-ю (государственные закупки) и 25-ю (наука и исследования) главы. Затем в ходе межправительственной конференции ЕС и Сербия открыли главу 20 (предприятия и промышленная политика) и главу 26 (образование и культура). Двадцатого июня были открыты глава 7 по праву интеллектуальной собственности и глава 39 по таможенному союзу.

Россия. Сербия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 июля 2017 > № 2231812


Сербия. Евросоюз. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 июля 2017 > № 2230443

Президент Сербии Александр Вучич в ходе встречи с верховным представителем ЕС по внешней политике Федерикой Могерини в понедельник в Брюсселе попросил обозначить сроки возможного вступления страны в Евросоюз и ускорить процесс интеграции.

После встречи с главой европейской дипломатии он сообщил журналистам, что впервые просил об ускорении евроинтеграции так конкретно.

"Думаю, что мы заслужим понимание Могерини, чтобы точно знать, когда можем стать членом, не будем как гуси в тумане, которые найдут правильный путь, но не знают, когда он закончится", — цитирует Вучича национальное телевидение РТС.

Он добавил, что в данном контексте будет особенно важна его предстоящая встреча с председателем Евросовета Дональдом Туском ориентировочно в середине июля. По словам президента Сербии, "граждане должны иметь четкую перспективу и цель", к которым стремится страна.

С декабря 2015 года Сербия и ЕС открыли десять из 35 глав переговорного досье о вступлении страны в ЕС. Первыми были открыты глава 32 о финансовом контроле и глава 35, которая озаглавлена "другие вопросы" и, в частности, касается нормализации отношений с самопровозглашенной республикой Косово.

В июле 2015 года Брюссель и Белград открыли 23-ю (судебная власть и основополагающие права человека) и 24-ю (правосудие, свобода и безопасность) главы, а в декабре 2016 года — 5-ю (государственные закупки) и 25-ю (наука и исследования) главы.

Затем в ходе межправительственной конференции ЕС и Сербия открыли главу 20 (предприятия и промышленная политика) и главу 26 (образование и культура). 20 июня были открыты глава 7 по праву интеллектуальной собственности и глава 39 по таможенному союзу.

Сербия. Евросоюз. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 июля 2017 > № 2230443


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 июля 2017 > № 2228816

Россия может оказать помощь Сербии в строительстве нового транзитного газопровода от границы с Болгарией, который позволил бы Белграду зарабатывать от 100 до 150 миллионов евро в год, заявил в интервью РИА Новости президент страны Александр Вучич.

"На границе с Болгарией мы должны будем построить принимающий газопровод сами или при помощи России. Таким образом, на границе получаем 9,8 миллиарда кубометров газа. От нас пойдут ответвления к Республике Сербской, Боснии и Герцеговине, Приштине, Хорватии. И получаем транзитную таксу", — сказал Вучич.

По его словам, этот план может быть реализован в случае успешного строительства газового хаба в Болгарии. "Когда они создадут этот узел где-то на пути к Варне, газ пойдет к Софии и оттуда в Сербию", — пояснил Вучич.

По его словам, "с новым проектом и при небольшом везении Сербия могла бы зарабатывать от 100 до 150 миллионов евро в год".

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 июля 2017 > № 2228816


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 1 июля 2017 > № 2229156

Делегация Союза граждан и организаций по сохранению историко-культурного наследия «Международный Союз наследники Победы» и народный артист России Александр Михайлов посетили «Русский Дом» в Белграде.

Участники Международной конференции «Основные методы современной борьбы за мир без фашизма», которая прошла с 25-27 июня 2017 года в Национальном парке «Сутьска», Республика Сербская, Босния и Герцеговина подвели итоги работы конференции в «Русском Доме» в Белграде.

В мероприятии приняли участие: Директор «Русского Дома» в Белграде Надежда Кущенкова, Атташе по вопросам обороны Посольства Российской Федерации в Сербии, полковник Андрей Киндяков, народный артист России Александр Михайлов, председатель Исполнительного комитета Союза граждан и организаций по сохранению историко-культурного наследия «Международный Союз наследники Победы» Татьяна Любченко, Герой России, заслуженный летчик РФ Владимир Алимов, Народный художник РФ Салават Щербаков, представители клуба «Генералов и Адмиралов» Сербии, а также ветеранских движений из Республики Абхазия, Азербайджана, Латвии, Южной Осетии, Чеченской Республики и др.

Участники в своих выступлениях высказали необходимость общей работы, направленной на сохранение российского историко-мемориального наследия, а также наметили совместные планы на этом направлении.

Директор «Русского Дома» в Белграде Надежда Кущенкова в приветственном слове участникам и гостям конференции отметила, что «сохранение общей исторической памяти о борьбе с фашизмом во Второй мировой войне и противодействие попыткам фальсификации истории является нашей общей задачей».

Особым подарком для гостей вечера стал творческий вечер народного артиста России Александра Михайлова, который исполнил всеми известные песни военных лет и любимые композиции из своих кинофильмов.

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 1 июля 2017 > № 2229156


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 30 июня 2017 > № 2229150

29 июня в мэрии столицы Сербии состоялся Белградский стратегический форум. Мероприятие открывал И.Дачич, и.о. премьер-министра Республики Сербия и министр иностранных дел.

В своём вступительном слове Дачич заявил о приверженности страны и в дальнейшем, несмотря на процесс евроинтеграции, политике военного нейтралитета и поддержания дружеских отношений с традиционными партнёрами Сербии: Россией, КНР, Индией и др. Российская сторона была представлена высокой делегацией во главе с заместителем секретаря генерального совета партии "Единая Россия", депутатом Государственной думы Федерального Собрания Российской Федерации С.Железняком.

"Русский Дом" на конференции представляла руководитель представительства Россотрудничества в Республике Сербии Н.Кущенкова. На полях Белградского стратегического форума директор "Русского Дома" обсудила возможное сотрудничество с главой российской делегации С.Железняком, сенатором Верхней палаты российского парламента А.Климовым, главой Международного научно-образовательного центра им.А.А.Зиновьева при МГУ О.Зиновьевой.

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 30 июня 2017 > № 2229150


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 29 июня 2017 > № 2226961

Депутаты Скупщины (парламента) Сербии большинством в 157 из 250 парламентариев в четверг утвердили новый состав правительства во главе с Аной Брнабич.

Голосование прошло после двухдневных дебатов. В 20.00 (21.00 мск) состоится торжественная присяга членов нового кабинета министров республики. Среди его приоритетов Брнабич назвала укрепление экономики страны, модернизацию госуправления и системы образования и привлечение инвестиций.

На внешнеполитическом поле премьер обещала продолжить стратегическую линию на вступление в ЕС при сохранении дружественных отношений с Москвой и Пекином. Она также заявила о том, что Сербия не будет вступать в НАТО и не признает самопровозглашенной независимости Косово.

Кабинет министров увеличился на два министерских места, дойдя до 18, а также претерпел незначительные изменения в своем составе. Согласно предложению Брнабич, первым вице-премьером и главой МИД остался Ивица Дачич, вице-премьером и главой МВД Небойша Стефанович, вице-премьером и министром строительства, транспорта и инфраструктуры — Зорана Михайлович. Вице-премьером и министром торговли и туризма остается Расим Ляйич.

Состоялся обмен портфелями между министром обороны Зораном Джорджевичем и министром труда, соцзащиты и по делам ветеранов Александром Вулина. На посту министра финансов остался Душан Вуйовича. Предприниматель и политик Ненад Попович стал министром без портфеля, ответственным за инновации и технологии.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 29 июня 2017 > № 2226961


Сербия. СФО > Внешэкономсвязи, политика. Агропром. Миграция, виза, туризм > tpprf.ru, 28 июня 2017 > № 2242831

Рафаэль Шагеев обсудил перспективы сотрудничества с экс-президентом Сербии и руководством ТПП Белграда.

23 июня президент Союза "ЦС ТПП" прибыл с рабочим визитом в Сербию. В сопровождении официального представителя Союза "ЦС ТПП" в Сербии и Черногории Надежды Щербаневой, Рафаэль Шагеев посетил несколько предприятий и туристических объектов центральной части Балканского полуострова

26 июня состоялся визит президента Союза "ЦС ТПП" в Торгово-промышленную палату г. Белград. Советник директора ТПП Белграда Светозар Крстич и представитель Торгово-промышленной палаты Сербии Свето Василевич обсудили с коллегой из Красноярского края возможности сотрудничества палат. Большие перспективы виднеются в инвестировании в сельское хозяйство и санаторно-курортный бизнес Сербии. Также представителей торгово-промышленных палат заинтересовала идея создания совместных производств по переработке плодовоовощной продукции на территории Красноярского края, а также возможности организации торгового дома Сербии в сибирском регионе. В результате обсуждения было принято решение о проведении комплексных переговоров предпринимателей Сербии и Красноярского края в рамках выставки "WorldFood", которая состоится 11-14 сентября 2017 года в Москве.

Еще одна ключевая встреча, прошедшая в рамках визита Рафаэля Шагеева, - с Томиславом Николичем - экс-президентом республики Сербия, директором Совета по сотрудничеству с Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой. Участники переговоров отметили перспективность развития трехстороннего сотрудничества между Сербией, Россией и Китаем для организации постоянных взаимных поставок различных групп товаров - плодовоовощной и мясной продукции, древесины и пр.

Сербия. СФО > Внешэкономсвязи, политика. Агропром. Миграция, виза, туризм > tpprf.ru, 28 июня 2017 > № 2242831


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 июня 2017 > № 2224179

Прогресс в области прав ЛГБТ в Сербии - с подвохом

Редакция | The New York Times

"Едва ли можно сказать, что у Сербии прогрессивный опыт в сфере защиты прав ЛГБТ. Поэтому, когда президент Александр Вучич объявил в этом месяце, что номинирует 41-летнюю открытую лесбиянку Ану Брнабич в премьер-министры, он поразил и сербов, и сторонних наблюдателей", - сообщает редакция The New York Times.

Брнабич вошла в политику в прошлом году, когда Вучич назначил ее министром государственного управления и местного самоуправления. Если парламент одобрит ее кандидатуру на пост премьер-министра, она станет дважды первопроходцем: первой женщиной и первым открытым представителем ЛГБТ-сообщества во главе правительства Сербии.

"Вообще-то есть все основания полагать, что сделанный Вучичем выбор - отвлекающий маневр. Возможно, Вучич пытается успокоить опасения европейцев, вызванные тем, что он продолжает подлизываться к России и укреплять сербскую армию, хотя Сербия движется к членству в Европейском союзе", - говорится в статье.

100 членов парламента, относящихся к "Сербской прогрессивной партии", которую возглавляет Вучич, уже готовы поддержать кандидатуру Брнабич, но нужно еще 26 голосов. Оппозиционные депутаты "страны, в которой почти половина населения считает гомосексуальность болезнью" не хотят голосовать за лесбиянку.

После выдвижения Брнабич сказала: "Если меня изберут в парламенте, я буду управлять правительством самоотверженно и ответственно".

"Действительно, если бы Брнабич позволили исполнять полномочия, которые по праву дает [предложенный ей] пост, и управлять сербским правительством, это мощно сигнализировало бы о том, что для Сербии - и остального мира - настало время отойти от старых предрассудков. Но эта цель будет прискорбно скомпрометирована, если Брнабич утвердят, только чтобы сделать ее инструментом автократа, или отбросят, чтобы способствовать реализации размашистых политических амбиций Вучича", - резюмирует редакция.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 июня 2017 > № 2224179


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 июня 2017 > № 2224176

Новым премьер-министром Сербии стала лесбиянка. Было ли ее назначение исключительно показным?

Валери Хопкинс | The Washington Post

"Представьте себе, что вы - прочно обосновавшийся лидер балканской страны, твердо контролирующий правящую партию, и вы решили, что для того, чтобы остаться у власти, вам нужно постепенно подрывать демократические институты, построенные за годы после падения коммунизма поколение назад. Вы уже начали усиливать давление на СМИ, запугивая ваших политических оппонентов и постепенно разрушая сдержки и противовесы", - пишет журналистка, член Балканской организации журналистских расследований (Balkan Investigative Reporting Network) Валери Хопкинс в статье для The Washington Post.

"Но есть проблема - вы также пытаетесь вступить в ЕС, что, как вы знаете, увеличит вашу популярность среди избирателей. И это не будет работать, если вы не сможете убедить Брюссель, что вы - достойный доверия либеральный демократ, уважающий различия и ценящий толерантность. Что делать?" - задается вопросом автор статьи.

"В случае Сербии, вы назначаете молодую, получившую образование на Западе лесбиянку премьер-министром. Так или иначе, именно это сделал президент Александр Вучич. Сейчас вопрос состоит в том, воспримет ли кто-нибудь это назначение всерьез", - пишет Хопкинс.

Эксперт по Сербии Кун Слотмакерс из Университета королевы Марии (Лондон) называет это "тактической европеизацией", в рамках которой Вучич только на словах уважает западные ценности, разрушая демократические нормы.

Учитывая слабость оппозиции, еврократы считают Вучича самым важным политиком в Сербии и предполагают, что он играет ключевую роль в поддержании мира в беспокойном регионе. Флориан Бибер, директор Центра изучения Юго-Восточной Европы (Университет Граца, Австрия), называет этот подход "стабильнократией".

Европейские лидеры отдают приоритет осторожным переговорам с Косово, независимость которого Сербия не признает, и вовлечению Белграда в попытки сдержать растущее влияние России в регионе. Но эта стратегия расчета на одного человека несет в себе риск ущерба демократии в долгосрочном периоде, говорится в статье.

В пятницу Вучича прославляли на инаугурации, которую члены его партии сравнили с похоронами маршала Иосипа Броза Тито в 1980 году. На них тогда присутствовали лидеры 38 стран, отдавшие должное его руководящей роли в Движении неприсоединения. Эта традиция балансирования между Востоком и Западом популярна среди сербской общественности, и ей с готовностью подражает Вучич, пишет Хопкинс.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 июня 2017 > № 2224176


Россия. Сербия. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 26 июня 2017 > № 2223566

Вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин сообщил в интервью РИА Новости, что на инаугурации нового президента Сербии Александра Вучича долго разговаривал с заместителем генсека НАТО Роуз Гетемюллер, несмотря на введенные в отношении Рогозина санкции.

"Был достаточно хороший уровень представительства других стран (на инаугурации). Несмотря на то, что эти люди объявили мне санкции, я долго разговаривал с заместителем генсека НАТО Роуз Гетемюллер", — сказал Рогозин, не уточнив тему разговора с Гетемюллер.

17 марта 2014 года США, не согласные с действиями России в ходе украинского кризиса, ввели санкции в отношении высокопоставленных российских политиков. Ограничения предполагают, в частности, запрет на въезд на территорию США и блокировку активов и собственности. В список попали 11 человек, в том числе спикер СФ Валентина Матвиенко, вице-премьер Дмитрий Рогозин, помощник президента РФ Владислав Сурков, советник главы государства Сергей Глазьев, депутаты Госдумы Елена Мизулина и Леонид Слуцкий, сенатор Андрей Клишас.

В этот же день министры иностранных дел стран Евросоюза договорились о введении санкций в отношении российских и украинских официальных лиц, которых они считают виновными в "подрыве территориальной целостности Украины". 21 марта лидеры ЕС приняли решение перейти на второй уровень санкций против России "ввиду тяжести ситуации на Украине". В расширенный список вошли еще 12 граждан России и Украины, в том числе Рогозин.

Россия. Сербия. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 26 июня 2017 > № 2223566


Сербия. Весь мир. СФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 26 июня 2017 > № 2223350

Президент Союза «ЦС ТПП» Рафаэль Шагеев прибыл в Сербию с рабочим визитом.

За три дня пребывания в центральной части Балканского полуострова, в сопровождении Надежды Щербаневой – официального представителя Союза «ЦС ТПП» в Сербии и Черногории, руководитель региональной палаты посетил несколько предприятий и туристических объектов.

По приезду в город Приеполе, президент Союза «ЦС ТПП» встретился с Джемко Юсовичем – директором компании "Инекс Соколице". Данное предприятие является самым современным и самым крупным холодным заводом в Сербии по производству и продаже малины.

Еще одна компания, принявшая у себя в гостях Рафаэля Шагеева – фабрика мебели «Гинко». Являясь крупнейшим сербским предприятием по производству мебели, «Гинко» поставляет свою продукцию в ОАЭ, Англию, Германию, Францию, Грецию, Австрию, Грузию, Молдавию, Россию и страны бывшей Югославии. Недавно компания выиграла конкурс на оснащение объектов Сколково.

Рафаэль Шагеев обсудил с руководством данного предприятия возможности взаимных поставок пиломатериалов, а также реализации мебельной продукции на территории Красноярского края.

Также президент Союза «ЦС ТПП» посетил фабрику по производству воды и сока "Jana", завод по производству консервированной продукции и птицефабрику.

Накануне в администрации г. Мионица состоялась одна из ключевых рабочих встреч, где обсуждались перспективы взаимного сотрудничества сербских коллег с предпринимателями Красняорского края. Подробная информация об итогах будет размещена по возвращению президента Союза «ЦС ТПП».

По традиции, Рафаэль Шагеев посещает торгово-промышленные палаты городов, регионов и стран, где пребывает. На этот раз ему предстоит визит в ТПП Белграда, где пройдут переговоры с и.о. директора ТПП Белграда Миливое Милетичем, экс-президентом Республики Сербия, директором Совета по сотрудничеству с Российской Федерацией и Китайской Республикой Томиславом Николичем и советником сербского Центра экономических отношений за рубежом Еленой Маркович.

Сербия. Весь мир. СФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 26 июня 2017 > № 2223350


Сербия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 июня 2017 > № 2222622

Даже с «новым планом Маршалла» Россия будет сербам ближе, чем ЕС

О вовлечении сербско-российских отношений в процесс вступления Сербии в Евросоюз

Душан Пророкович (Душан Пророковић), Нови Стандард, Сербия

Начну сразу с вывода о том, что в ближайшие годы российское влияние в Сербии не уменьшится. Продолжит ли оно расти, будет зависеть от нескольких факторов. ЕС должен смириться с этим и найти способ действовать в новых обстоятельствах. Правильнее всего было бы достигнуть стратегических договоренностей с Россией. В геополитическом контексте цели Европы не противоречат целям России — как на Балканах, так и на Ближнем Востоке, в Сахарско-Сахельской зоне и Средней Азии. В Брюсселе это должны осознать как можно скорее. В противном случае у Евросоюза будет только два варианта. Первый вариант — допустить рост нестабильности в Юго-Восточной Европе. ЕС работает с элитами, а среди широкой общественности его популярность постоянно снижается. Пример Советского Союза не дает нам забыть, чем завершается подобный затяжной процесс. Второй вариант предполагает, что ЕС будет полностью выброшен из игры и никак не сможет влиять на судьбу Балкан. Если в этом будет заключаться новая позиция США, то Брюссель окажется в крайне тяжелом положении.

Разумеется, о подобных крайних вариантах мы не говорили бы, если бы анализировали влияние сербско-российских отношений на евроинтеграцию Сербии, однако речь о том, какое влияние процесс евроинтеграции Сербии оказывает на сербско-российские отношения. Почему я так ставлю вопрос? С 2008 года Сербия прочно стоит на «еврорельсах» — настолько, что один лозунг («У нас нет альтернативы Европе!») страна даже включила в свою внешнеполитическую доктрину. Однако в то же время, параллельно с активизацией нашей евроинтеграции, углубляется и расширяется сербско-российское сотрудничество. Это происходит такими темпами, которые можно сравнить только с одним периодом истории — Первым сербским восстанием. Кому-то это может показаться парадоксальным, однако факты таковы: чем больше Сербия ориентируется на ЕС, тем активнее присутствие России в Сербии. Недавно даже Зигмар Габриэль в одном крайне эмоциональном выступлении сказал: «Я не понимаю, например, почему на пути из аэропорта в центр Белграда всех приветствует большой щит с надписью о российско-сербской дружбе, а желтого и голубого цвета Европы совершенно не видно».

Почему?

Почему мы должны любить спонсоров косовской независимости?

Ответ на этот вопрос нужно искать на трех уровнях: узко национальном, который охватывает государство Сербию и сербское этническое пространство, широком региональном, который охватывает Европу как континент, и на самом широком — на международном.

Во-первых, что касается самого узкого контекста, нужно сказать, что с 2008 года Европейский Союз руководит процессом создания второго албанского государства на Балканах, а с 2012 года ЕС также координирует процесс, благодаря которому псевдогосударственное образование под названием Республика Косово будет узаконено на международном уровне. Точнее, этот процесс должен завершиться вступлением так называемого Косово в ООН. Отсюда и проблемы с распространением влияния ЕС на сербское общественное мнение. Вплоть до одностороннего шага албанцев в нашем общественном создании существовала явная граница между НАТО и ЕС. Североатлантический альянс совершил агрессию против нашей страны, а ЕС был мирным проектом, благодаря интеграции с которым мы могли бы найти решения наших проблем и повысить благосостояние. В тот момент, когда ЕС стал спонсором албанской независимости, он стал отождествляться с НАТО. И теперь вряд ли что-то может это изменить даже в долгосрочной перспективе. Без новых политических решений, основанных на единых для всех пост-югославских стран принципах, не стоит ожидать, что влияние ЕС на общественность будет расти. Принцип Бадинтера нужно было сделать политической основой для создания относительно безопасных Балкан. Однако в 2008 году ЕС изменил этому принципу, и теперь нужно искать новые решения. К Бадинтеру мы вернуться не можем.

Если говорить о региональных континентальных условиях, то нужно учитывать, что с 2008 года, когда разразился мировой экономический кризис, евроинтеграция стала терять свою привлекательность. Это общая тенденция, которая в некоторых обществах проявляется ярче, а в других — менее заметна. Но она есть везде. На протяжении целого десятилетия мы слушали разговоры о евроинтеграции и объяснения, какое благосостояние она нам принесет, как улучшит нашу жизнь и поможет переустроить государство. В этом было зерно правды, но оно становится все меньше и меньше, так что подобные тезисы все труднее аргументировать. Поэтому мы все чаще размышляем над альтернативами. Особенно когда мы видим, что сегодня европейские страны столкнулись с многочисленными проблемами и угрозами, которых десять лет назад просто не существовало.

Пример — миграционный кризис и бессмысленная война на Украине. Идеалистические теории пытались поставить в центр международных отношений такие понятия, как свобода, развитие, права человека и мир. Однако текущие события доказывают нам, что правы реалисты, считающие центральным понятием безопасность. Подобные кризисы ставят вопрос об угрозах и безопасности. Европейские народы и государства все больше размышляют над тем, как защитить себя от новых угроз любой ценой. В связи с этим европейская интеграция больше не представляется однозначным решением и скорее похожа на дилемму. А это многое меняет.

Ожидается смена политики ЕС

В конце, говоря о международном контексте, отмечу, что, учитывая многочисленные показатели военной, экономической и политической мощи ключевых участников международных отношений, можно с большой долей вероятности констатировать: мы являемся свидетелями трансформации структуры мировой политической системы. Мир больше не однополярный, и западные центры власти потеряли монополию в мировой политике. Как иначе толковать все крепнущую решимость стран Восточной Европы тесно сотрудничать с Китаем? Значение этой страны в восточноевропейской политике постоянно растет. Вместе с тем ЕС не оказывает никакого влияния на восточноазиатскую политику, или, по крайней мере, это влияние ограничивается поиском решений северокорейской проблемы и инициативами Германии и Франции (до недавнего времени еще и Великобритании как части ЕС) в Совете безопасности ООН.

Вследствие этого последние восемь лет на Балканах постоянно уменьшается влияние ключевых западных стран и, что логично, растет влияние других игроков. Поэтому проблема Евросоюза на Балканах носит системный и структурный характер. Так и будет продолжаться. Без политических решений, как показывает история, эти тенденции необратимы. Речь о политических решениях, которые касаются нашего региона и безопасности в нем, и которые, как стало ясно, больше не могут основываться на навязанном западно-балканском конструкте. Речь также о тех решениях, которые важны для дальнейшей судьбы ЕС и его положения на международной арене.

Для подкрепления моих тезисов в конце добавлю пример из Боснии и Герцеговины. В мусульманской среде там распространяется влияние Турции. Согласно опросу сараевского аналитического центра «Популари» от 2014 года, 72,5% мусульман в Боснии и Герцеговине из всех стран мира больше всего симпатизируют Турции. А ведь Сербия инвестировала в БиГ в шесть раз больше, чем Турция, и объем торгового обмена между Сараево и Белградом в шесть больше, чем с Анкарой. Сами турки в два раза больше инвестировали в Сербию, чем в Боснию и Герцеговину, а почти все турецкие эмигранты оказываются в ЕС, США или Канаде. Так что Сербия и сербы не исключительны. Стремительные изменения условий, в которых мы живем, и соотношения сил в международной политике накладывают глубокий отпечаток на наше общественное сознание и, как следствие, на политическую ориентацию. Поэтому, учитывая прошлые события, «Берлин плюс» и «новый план Маршалла», каких-то коренных поворотов ждать не приходится.

Ситуация не изменится, пока в самом Брюсселе не будет выбран новый политический курс и не будут даны четкие стратегические установки для новой организации Евросоюза и для сохранения его роли в мировой политике.

Сербия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 июня 2017 > № 2222622


Китай. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 24 июня 2017 > № 2220423

Зампредседатель Постоянного комитета ВСНП, специальный представитель председателя КНР Си Цзиньпина Цзи Бинсюань в пятницу присутствовал на церемонии инаугурации президента Сербии Александра Вучича. Между ними также состоялась отдельная встреча.

Цзи Бинсюань заявил, что Китай и Сербия -- хорошие друзья на все времена, и их межгосударственные отношения находятся в наилучшем историческом периоде. Пекин намерен объединить с Белградом усилия для укрепления политического взаимодоверия и всестороннего углубления делового сотрудничества в рамках инициативы "Экономический пояс Шелкового пути" и "Морской Шелковый путь 21-го века" /"Пояс и путь"/, в частности в реализации больших проектов сотрудничества в инфраструктуре и энергетике, что будет способствовать еще большему развитию китайско-сербских отношений всестороннего стратегического партнерства.

Александр Вучич в свою очередь указал, что сербско-китайская дружба имеет прочную основу и приносит большие плоды. Белград рассматривает отношения с Пекином в качестве одного из приоритетных направлений внешней политики и будет активно участвовать в строительстве "Пояса и пути", что выведет межгосударственные отношения на новый уровень.

Китай. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 24 июня 2017 > № 2220423


Белоруссия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > belta.by, 22 июня 2017 > № 2237084

Дорожная карта по развитию сотрудничества Беларуси и Сербии на 2017-2018 годы, подписанная в январе текущего года, дает результаты, заявил министр антимонопольного регулирования и торговли Владимир Колтович на встрече с министром экономики Сербии Гораном Кнежевичем, которая состоялась сегодня в Белграде, передает корреспондент БЕЛТА.

"Как органы госуправления мы сделали все для того, чтобы торгово-экономическое сотрудничество между двумя странами развивалось: разработали и подписали дорожную карту, провели бизнес-форум, обменялись делегациями. В соответствии с дорожной картой мы должны были поставить в Белград для обкатки электробус. Он уже в городе. Знаю, что Белград будет проводить закупки коммунальной техники. Мы заинтересованы в этом участвовать", - отметил Владимир Колтович.

По его словам, в рамках мероприятий, предусмотренных дорожной картой, в Минск прибыла делегация сербского города Кралево. "Около 30 руководителей частных предприятий из Сербии встречались с руководителями госорганов Беларуси, побывали на белорусских предприятиях. У меня состоялась встреча с мэром города Кралево. Так что составленная нами дорожная карта работает", - констатировал Владимир Колтович.

Также он проинформировал сербскую сторону о нынешней экономической ситуации в Беларуси и перспективах ее развития, о предпринимаемых мерах по развитию конкуренции.

В свою очередь Горан Кнежевич подчеркнул традиционно дружественный характер отношений между Беларусью и Сербией. "Наша с вами важнейшая задача - чтобы высокий уровень политических контактов подкреплялся не менее высоким уровнем экономических взаимоотношений. У нас амбициозная цель - добиться объема товарооборота в 500 млн евро. Пока это далеко впереди. Но надеюсь, что из года в год нам будет удаваться прирастать. По нашим данным, в первом квартале темп роста экспорта из Сербии составил 112%, импорта - 133%. Это хорошие показатели, надеюсь, будут лучше", - сказал он. Министр выразил надежду, что активизации торгово-экономических отношений между двумя странами поспособствуют работа соответствующей межправительственной комиссии, сопредседателями которой являются он и Владимир Колтович, а также прямые контакты деловых кругов.

Дорожная карта включает более 50 мероприятий. Страны договорились организовать очередные заседания межправительственной белорусско-сербской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, проводить деловые советы по сотрудничеству между торгово-промышленными палатами, содействовать организации взаимных поставок востребованной продовольственной продукции. Будет продолжена работа с сербским правительством по созданию международного холдинга автокомпонентов на базе предприятий "Белавтогаз" и "Петар Драпшин". Вместе с правительством и МВД Сербии продолжится реализация проекта совместного производства и поставок пожарных машин для нужд сербской стороны. Помимо этого, Беларусь готова организовать поставки продукции ОАО "Могилевлифтмаш", троллейбусов МАЗ-ЭТОН.

Белоруссия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > belta.by, 22 июня 2017 > № 2237084


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 22 июня 2017 > № 2218737

Премьер-министр Сербии - проевропейка и гомосексуалка

Эмма де Пьерпон | Le Figaro

41-летняя Ана Брнабич, назначенная в четверг президентом Вучичем главой сербского правительства, станет первой в стране женщиной и первой гомосексуалкой, занимающей столь высокий пост. Такое решение переворачивает вверх дном политическую ситуацию в этой консервативной стране, пишет журналистка Le Figaro Эмма де Пьерпон.

Молодая проевропейка, открытая лесбиянка, да еще хорватского происхождения! Будущая премьер-министр Сербии диссонирует с этой традиционалистской страной с православным большинством, где гомофобским проявлениям нет числа. Назначение Аны Брнабич на пост премьер-министра ее "наставником" президентом Александром Вучичем оскорбляет изрядную часть политического класса. Выбором этого молодого премьера лидер Сербии намерен вновь подтвердить свой прогрессистский и проевропейский курс. При этом даже рискуя задеть чувства населения, говорится в статье.

"Ее назначение на высокий пост премьер-министра не замедлило поднять волну возмущения в националистических политических кругах, а также в недрах правящей коалиции, - передает журналистка. - Сербское национальное движение "Наши" объяснило, что Брнабик обязана своим назначением своей сексуальной ориентации и Западу. Драган Маркович, глава небольшой партии "Единая Сербия", которая входит в правящую коалицию, в четверг заявил, что "госпожа Брнабик не станет его премьер-министром". Он предпочел бы видеть вместо нее "семейного человека, у которого есть дети".

"Брнабик быстро отмела эти атаки, заявив, что ей хотелось бы, чтобы о ней судили по ее работе, а не по ее сексуальной ориентации. "Речь идет о неадекватных и безответственных заявлениях, к тому же, несомненно, дискриминационных". Она открыто отстаивает свое право на гомосексуальность и даже принимала участие в гей-параде 2016 года в Белграде, эта демонстрация прошла под усиленной охраной полиции, - отмечает автор статьи. - В Сербии Православная церковь играет важную роль, гомосексуализм еще считается проблемой, и это сексуальное меньшинство нередко подвергается нападкам. Тем более сильным жестом представляется поступок президента Вучича".

"Повышение по службе своего бывшего министра также является для Вучича ответом на критику, касающуюся отношения к ЛГБТ-сообществу в Сербии. Оно позволяет ему подправить имидж его страны перед Западом и символически дистанцироваться от России, где ситуация с гомосексуалами незавидная", - указывает журналистка.

"Перед той, кого президент считает обладательницей "личных и профессиональных качеств, необходимых для исполнения этих обязанностей", поставлена задача по перезапуску переговоров о вступлении Сербии в ЕС, - пишет Пьерпон. - Начиная с 2011 года страна официально является кандидатом на принятие в члены Евросоюза. Позиционируя себя как проевропейку в стране с пророссийским большинством, Брнабик тотчас после назначения заявила о своем намерении "ввести Сербию в семью современных государств".

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 22 июня 2017 > № 2218737


Китай. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 21 июня 2017 > № 2216244

Министерство обороны КНР передало в дар министерству обороны Сербии грузы военной помощи, 20 июня в военном лагере имени Стевицы Йовановича в сербском городе Панчево состоялась их передача.

На церемонии передачи присутствовали президент Сербии Александр Вучич, министр обороны Сербии Зоран Джорджевич, посол КНР в Сербии Ли Маньчан и другие лица. Ли Маньчан и З. Джорджевич подписали документ о передаче оборудования.

В соответствии с подписанным двумя странами в 2015 году соглашением о военной помощи, переданные в этот раз китайской стороной грузы военной помощи включают 16 резиновых лодок и запчастей к ним, 10 портативных детекторов взрывчатых веществ, 5 мотоснегоходов и соответствующих деталей.

А. Вучич в сопровождении Ли Маньчана и других лиц осмотрел представленные грузы помощи. А. Вучич выразил благодарность Китаю за оказываемые Сербии помощь и поддержку.

Китай. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 21 июня 2017 > № 2216244


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 19 июня 2017 > № 2229930

В Российском центре науки и культуры в Белграде состоялся премьерный запуск пилотного проекта Оргкомитета «Россия-2018» и Россотрудничества «Русский Дом Болельщика», посвященный открытию Кубка Конфедераций-2017.

Старт работе «Дома болельщика» дан трансляцией матча сборных России и Новой Зеландии - первой игрой Кубка Конфедераций-2017. За российскую сборную «болели» сербские друзья Русского дома - генеральный секретарь Футбольного союза Сербии Йован Шурбатович, директор маркетинга СО «Црвена Звезда» Зоран Аврамович, директор Агентства «Евразиан Трип» Мирьяна Любинкович. Вместе с ними бурно радовались победе соотечественников торгпред России в Сербии А.Н. Хрипунов, директор средней школы при посольстве России в Сербии Н.М.Сеник, сотрудники посольства Российской Федерации и РЦНК, представители российских и сербских СМИ.

В приветственном обращении, к собравшимся в Русском доме любителям футбола, заместитель директора РЦНК В.В. Галактионов поблагодарил за высокую честь, оказанную РЦНК в Белграде, провести прeзентацию проекта «Русский дом болельщика», посвященную началу матчей Кубка Конфедераций-2017. В «Русском доме болельщика» любители футбола получат консультацию о возможности посещения игр Чемпионата Мира-2018, в режиме он-лайн смогут отслеживать ход предстоящих футбольных встреч, обмениваться впечатлениями со своими товарищами со всего мира.

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 19 июня 2017 > № 2229930


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 19 июня 2017 > № 2229505

Представительство Россотрудничества в Сербии и Университет в Баня-Луке подписали Соглашение о сотрудничестве

19 июля в ректорате Университета в Баня-Луке, Республика Сербская Боснии и Герцеговины, состоялось торжественное подписание Соглашения о сотрудничестве между Университетом и представительством Россотрудничества в Республике Сербии.

По словам ректора Университета, подписание Соглашения – важный шаг в процессе продвижения и популяризации русского языка и культуры в Республике Сербской, стимулированию работы по профессиональному повышению квалификации кадров и реализации совместных проектов России, Сербии и Республики Сербской в области науки, образования и культуры.

“Данное Соглашение является своеобразным импульсом для развития образования, более эффективного обмена студентов и популяризации русского языка и культуры не только в Республике Сербской, но и в регионе. Мы рады, что здесь, как и в Сербии, молодежь проявляет неподдельный интерес к изучению русского языка, интересуется культурным и историческим наследием России“, - отметил начальник управления по вопросам культуры, спорта и молодежи представительства Россотрудничества в Сербии Евгений Демин.

Состоялось также подписание Меморандума о сотрудничестве между представителями этого образовательного учреждения и компанией НИС Газпром Нефть, направленном на продвижение русского языка в Боснии и Герцеговине, участие студентов Университета в образовательных проектах компании, в том числе программе “Энергия знаний“, успешно реализуемой при поддержке Российского центра науки и культуры “Русский Дом“.

Подписание Соглашения прошло в присутствии посла Сербии в Боснии и Герцеговине Станимира Вукичевича, советника посольства России в Боснии и Герцеговине Петра Фролова, руководства Университета и представителей компании НИС.

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 19 июня 2017 > № 2229505


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 июня 2017 > № 2214066

Что делать?

Эмил Влайки (Emil Vlajki), Нова Српска Политичка Мисао, Сербия

Тема звучит по-ленински, да и ситуация в Сербии не лучше, чем та, которая сложилась в России накануне Октябрьской революции. На самом деле, свергнув Милошевича, Сербия уже совершила одну «октябрьскую революцию». По крайней мере, так те события охарактеризовал Коштуница. Та «революция» оказалась фатальной для Сербии. Впоследствии страну разграбили, распродали, разрушили ее банковскую систему. Подскочил уровень безработицы, а к власти пришла раболепная политическая элита, которая с помощью антисербских «неправительственных» и «гуманитарных организаций» отдала страну на откуп неоколониальным эксплуататорам. Кроме того, коллаборационистские политические элиты постепенно отдали Косово и Метохию албанцам. Договор с Брюсселем был подписан четыре года назад и стал последним — вынужденным — шагом на пути предательства страны, по которому мы шли более десятилетия.

Народ дал Вучичу временный императивный мандат

Народ, который устал от «желтых» (сторонников Тадича), проголосовал за бывших радикалов с революционным анамнезом, простил им брюссельский договор, чтобы приободрить их в самом начале правления, и теперь ожидает, что будет дальше.

Из рядов Сербской прогрессивной партии (когда-то Сербской радикальной партии) вышел молодой и самый динамичный политик, который со временем превратился в настоящего лидера не только благодаря своим способностям, но и благодаря тому, что в Сербии не было ни серьезной оппозиции, ни заслуживающего доверия оппозиционного лидера. Так было, и так остается по сей день.

Что бы ни говорили оппозиционеры, нового лидера нельзя упрекнуть в недостатке энергичности, необходимой для решения проблем. С приходом Вучича произошли (хотя бы) некоторые подвижки, прежде всего в экономике, и народ это понял и подтвердил своим голосованием. Кроме того, все понимали, что подлинное экономическое выздоровление — длительный процесс, потому что ограбленную страну восстановить не так-то просто.

Однако так же, как экономика, народу было важно обещание Вучича, что он приведет Сербию в Европу даже ценой потери Косово и Метохии. Но и здесь были и остаются определенные границы: прежде всего сербам в Косово и Метохии нужно обеспечить определенный автономный статус.

По личным и практическим причинам, желая проводить ту политику, на которую он получил мандат от народа, Вучич решил стать президентом страны. Так он получил абсолютную власть, по сути объединив, пусть и неофициально, три основных сегмента власти (законодательную, исполнительную и судебную), в то время как разобщенная оппозиция беспомощно наблюдала за происходящим.

«Миротворчество» Вучича

Честно говоря, сегодня криминализированная, охваченная экономическим хаосом и подчиненная коллаборационисткой политике НПО Сербия нуждается в определенного рода просвещенной автократии, которая решила бы обозначенные проблемы. Также страна нуждается в лидере, который был бы готов принять такую власть и посвятить себя экономическому, социальному и культурному развитию Сербии. Когда такой найдется (или если найдется), святым долгом всех, включая оппозицию, будет всячески поддерживать этого человека во благо Сербии.

У Вучича достаточно энергии, и пока он не дает поводов сомневаться, что хочет сделать для Сербии нечто хорошее. Однако у Вучича нет ясной геостратегической ориентации, а она в нынешние времена холодной войны имеет для прогресса Сербии решающее значение.

Вучич лавирует между Западом и Россией, склоняясь к первому. Он оправдывает это неизбежностью «европейского пути», хотя на самом деле действует, исходя из совершенно иных соображений. Но у этой политики обнаруживается все больше недостатков, которые перечеркивают все то хорошее, чего Вучичу удалось добиться за время своего правления.

Одно из последствий этого лавирования — «миротворчество» Вучича. Оно напоминает поведение князя Мышкина. Этот герой Достоевского был мягким, добрым и проницательным, как Иисус Христос. Но, к сожалению, оказалось, что в балканских условиях «миротворчество» Вучича завлекло Сербию в чреду унижений, которые мало кто мог бы стерпеть. Вучич хорошо это осознает и ясно дает понять в своих интервью. В его заявлениях сквозит пораженчество в духе: «Что поделаешь, они сильнее».

Запад Сербии добра не желает

Наш «миротворец» не хочет или не смеет понимать, что Запад полон решимости уничтожить Сербию, и в этом заключается стратегический план евроатлантизма.

В этой связи только слепой, ментально и физически, не заметил бы следующего. Во-первых, уничтожение Сербии продолжается уже четверть века. Применяются все средства: бомбы, демонизация, отторжение территорий и шантаж разного рода. Во-вторых, под заявления о мнимом прогрессе на пути «сближения с Европой» набирает обороты моральное разрушение Сербии. В-третьих, в рамках проекта Запада по исламизации Балкан активными темпами создается Великая Албания. И делается это в первую очередь в ущерб территориальной целостности Сербии. В-четвертых, систематически разрушается Республика Сербская в интересах шариатской Боснии и Герцеговине.

Само собой, не прекращается и ежедневное унижение Сербии. Албанцы беспрепятственно состязаются в этом, а Запад не только не возражает, но еще и поощряет их. Запад превратил Черногорию, некогда преимущественно сербскую землю, в злейшего врага Сербии. Сейчас Запад взялся за разрушение Македонии в интересах Великой Албании. Никто не понимает — как бы это невероятно ни звучало, — что если Македония исчезнет, с территориальной целостностью Сербии будет покончено.

Путин не наивен

Человеческая психология — интересная штука. Чем сильнее и безжалостнее Запад, одержимый холодной войной, ударяет по Сербии, тем больше ее официальные власти хотят «ради своей безопасности» как можно скорее стать его частью. Единственная загвоздка здесь в том, что Запад никогда не примет Сербию. А если бы и принял, то только очень «усеченную», то есть если Сербия станет такой же, как Черногория, откажется от своей веры и письменности и начнет ненавидеть саму себя.

С другой стороны, Россия, которая после прихода Путина к власти постоянно помогает Сербии и несколько раз спасла ее от нечеловеческих унижений, неудобна для официального Белграда.

Путин не наивен и видит, что Вучич все же больше склоняется к Западу. Однако президент России по-прежнему занимает принципиальную позицию по отношению к Сербии, хотя теряет к ней доверие. К примеру, Россия поставляет оружие, в частности, зенитно-ракетные системы, Сербии, которая уже практически превратилась в часть НАТО и явно собирается двигаться в том же направлении, чтобы ее военный нейтралитет стал, наконец, простой формальностью. Правда, нехорошо, что сейчас, когда Запад концентрирует оружие на границах с Россией, Сербия ведет себя подобным образом.

Что касается экономики, Вучич, как кажется, считает, что Россия обширна и далека, а Сербия экономически зависит от Запада, и что любое другое геостратегическое поведение Сербии поставит ее на край экономической пропасти (западные компании ушли бы, огромными темпами росла бы безработица и тому подобное). Сейчас этот практичный расчет некоторые факты подтверждают, но по сути он ошибочен.

На шантаж ответить шантажом

Россия не так уж далеко, да и у Сербии есть козыри.

Те, кто думает, что Россия обширна и далека, и кто аргументирует тем, что с ней трудно поддерживать серьезные экономические связи («поэтому лучше сотрудничать с Западом»), явно держат людей за идиотов. Америка тоже далеко, и Китай далеко и так далее, однако Сербия с нетерпением ожидает их участия в своем экономическом развитии. Это даже не стоит комментировать.

Намного важнее искоренить пораженческое мнение о том, что Сербия, будучи малой страной, должна делать то, что ей укажут сильные мира сего. Эти «сильные» — Брюссель и Вашингтон, а русские, конечно, слишком далеко, чтобы суметь эффективно защитить Сербию. Однако и это неприкрытая ложь.

Народ дал императивный мандат Вучичу не только для того, чтобы он привел Сербию в Европу, но и чтобы он защитил сербов в самопровозглашенном государстве Республике Косово (РК), а также отстоял достоинство сербов в самой Сербии! В Брюсселе между сербами и албанцами под гарантии Европейского Союза был подписан трудный и унизительный договор, согласно которому сербы в РК получат право на объединение своих общин и автономный статус.

Сербы выполнили все свои обязательства по отношению к албанцам, а те не хотят выполнить одно единственное обещание о формировании Объединения сербских общин.

Конечно, албанцы поступают так, потому что пользуются поддержкой Брюсселя и Вашингтона!

На одном только этом примере (а их существует великое множество) ясно, что Запад беспрестанно врет и продолжает уничтожать Сербию. Понятно, что по прошествии четверти века неустанного разрушения и вранья Сербия не может верить тому, что говорит ей Запад. Он никогда не сделает ничего, что было бы хорошо для Сербии. Наоборот, он лишь все время шантажирует и рвет ее на части.

Поэтому пришло время, чтобы Сербия сказала: «Довольно!»

Албанцы так и не выполнят своих обязательств. Хорошо. Тогда мы прекращаем переговоры с ними и отказываемся от всего, что изложено в брюссельском договоре.

Вы отзовете ваших инвесторов. Хорошо, тогда их заменят инвесторы из Евразийского экономического союза. Кроме того, мы предоставим русским в Сербии такой же статус, как и НАТО.

Мы хотим быть частью Европейского Союза, но одновременно придерживаться военного нейтралитета, сотрудничать со всеми и сохранять наши границы. Однако вы своим высокомерием, шантажом и унижениями заставляете нас действовать иначе, чтобы защитить наш суверенитет.

Вучичу выпал исторический шанс подобным поведением доказать и своему народу, и всему миру, что он настоящий государственник, а не только менеджер «веберовского» типа. Пусть Сербия проявит решимость в защите своего достоинства и укреплении государственности (ведь все пределы терпимых унижений давно превышены), и только так Запад поймет, что имеет дело с серьезным государством. Никакой другой язык, кроме силы, Запад не понимает. Он осознает, что вынужден принять подобные аргументы, если не хочет потерять Сербию. Ему придется, в том числе, заставить албанцев соблюдать подписанный в Брюсселе договор и сделать возможным формирование Объединения сербских общин.

В противном случае, если Сербия не проявит должную решимость, Запад поймет, что она бессильна и с ней можно делать что угодно, поэтому продолжит унижать и расчленять страну.

Любой, кто утверждает, что предложенные шаги рискованны и нереальны, глубоко и лично заинтересован в подобной позиции. А те, кто хочет изображать из себя Тито, забывают, что в решающий момент в 1948 году он выступил против намного превосходящих сил противника, чтобы спасти как свою страну, так и «мир и стабильность в регионе».

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 июня 2017 > № 2214066


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 июня 2017 > № 2211573

Ана Брнабич для Сербии – прецедент в квадрате. У него еще не было премьера-женщины. И тем более, женщины, столь приятной во всех отношениях. Для Вашингтона.

Он и Ана. Белград теперь смотрит сразу на Восток и на Запад

Александр и Ана. Вместе АА. Он не скрывает симпатий к России, ее откровенно тянет на Запад. Значит, плюс и минус. Что получается? АА, разная полярность. Это же пальчиковая батарейка. А поскольку он – мужчина, она – женщина, то и не перепутаешь, какой стороной вставить в систему. Рассматривал ли президент Сербии Александр Вучич свое кадровое решение с точки зрения физики – неизвестно. Но лирики в нем тоже нет. Зато гальваническая метафора не лишена смысла, если исходить из его публичной мотивации. Говорит, для того и назначает экс-министра госуправления Ану Брнабич премьером, чтобы придать стране новый импульс. Мол, эта музыка будет вечной, если я заменю батарейку.

Другое дело, что все догадываются, кто эту музыку будет заказывать. Не зря же Брнабич считают едва ли не самым верным евроинтегратором в Белграде. Когда НАТО бомбило Югославию, она учила бизнес-администрирование в Университете Мичигана. Югославию уже не застала, вернулась в Сербию. Здесь работала в структурах USAID. Небезызвестное американское агентство по международному развитию при Госдепе. Это оно приложилось практически ко всем удачным "цветным переворотам". И неудачным тоже. Собственно, оно и создавалось для демократического вмешательства во внутренние дела неподконтрольных стран.

Сербию при Вучиче в полной мере к таким не отнесешь. Но, возможно, для того ему и понадобилась Брнабич, чтобы в Брюсселе и Вашингтоне оставили последние сомнения в его лояльности. Все-таки к Путину летал. В НАТО не хочет. А у Аны возраст почти как у Эммануэля Макрона. Пол – почти как у Ангелы Меркель. Ориентация – как они любят. В смысле, на Евросоюз. Хотя, и в другом смысле для православной Сербии тоже нетрадиционная. Иными словами, для этого государства – прецедент в квадрате. У него еще не было премьера-женщины. И тем более, женщины приятной во всех отношениях.

Особенно в отношениях с Западом. Вучич демонстрирует ему, что в тренде. И это, конечно, его характеризует, если решить, что он всякими способами старается ублажить партнеров, лишь бы не вводить или отдалить санкции против России. Прежде всего, сербы его тогда не поймут. Хотя они уже в шоке. Но с колокольни Запада Вучич выбрал себе идеального премьера. Вот только он ли выбрал? И себе ли? В Сербии пост председателя правительства гораздо важнее президентской должности. Именно глава кабинета определяет внутреннюю политику. За первым лицом остаются лишь некоторые представительские функции в международных делах.

Сам Вучич, когда был премьером, с мнением президента Николича не особо считался. В конце концов, довольно бесцеремонно лишил того возможности переизбраться. Вучич, впрочем, и теперь надеется, что правительство не применит санкции к России. Но раньше-то он знал это наверняка.

Автор Михаил Шейнкман, радио Sputnik

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 июня 2017 > № 2211573


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 июня 2017 > № 2211625

Правительство Сербии под руководством предложенной президентом Александром Вучичем на пост премьера Аны Брнабич будет еще более прозападным, чем предыдущее, заявил РИА Новости председатель оппозиционной парламентской Сербской радикальной партии (СРП) Воислав Шешель.

Президент страны и лидер правящей Сербской прогрессивной партии (СПП) Вучич в четверг выдвинул кандидатом Брнабич, имеющую репутацию прозападного политика, на пост главы правительства, что должно подтвердить голосование Скупщины (парламента) республики. Заседание Скупщины ожидается на следующей неделе.

"Хочу еще посмотреть, какой состав правительства предложит носитель мандата, но очевидно, оно будет еще более прозападного характера, чем было до сих пор", — сказал Шешель.

По словам оппозиционного лидера, в среду в Белграде "неслучайно оказался" председатель Бундестага Норберт Ламерт, Сербию в последнее время также посетили и другие европейские официальные лица.

"Оказывалось, несомненно, сильное давление, и Вучич проявил податливость. Я лично ожидал, что после победы на президентских выборах он будет более решительно и самостоятельно себя вести, например, предоставит представителям Российско-сербского гуманитарного центра в Нише дипломатический иммунитет, но это еще не сделано, до сих пор ожидается. Боюсь, что Россия в какой-то момент потеряет терпение из-за такого поведения сербских властей", — отметил лидер СРП.

Шешель подчеркнул, что кандидат в премьеры после утверждения парламентом станет лишь "инструментом в руках Вучича", что, по его мнению, является неопровержимым фактом. Оппозиционер предположил, что даже кандидат "ориентированный на Россию", в данных обстоятельствах стал бы "марионеткой Вучича".

"То, что он сделал, — нехорошо для Сербии, и вскоре, думаю, это будет плохо и для него самого, потому что нельзя вечно сидеть на двух стульях… Мы будем голосовать против кандидатуры", — резюмировал лидер сербских радикалов.

Представляя кандидатуру нового премьера в четверг, Вучич заявил, что недоброжелатели всегда найдут повод для критики. Он также поручил кандидату в премьеры республики и его будущему кабмину укреплять отношения с Россией, Китаем и другими государствами на пути к членству в ЕС.

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 июня 2017 > № 2211625


Сербия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 июня 2017 > № 2211232 Максим Саморуков

Первый ЛГБТ-премьер в Восточной Европе: почему именно в Сербии

Максим Саморуков

В Сербии получилось, что авторитарный режим может повысить уровень толерантности в обществе гораздо быстрее и успешнее, чем демократия. По политическим свободам Сербия сейчас на одном из последних мест в Восточной Европе. Но в демократических странах региона такое назначение было бы невозможно – слишком опасно потерять даже пару процентов поддержки. А вот Вучичу, который уверенно контролирует и парламент, и общественное мнение, нечего бояться

Социальный прогресс – удивительно нелинейная штука, а уж его формальные атрибуты вдвойне. Представим, что мы находимся где-то в начале 1970-х и сравниваем состояние общественных нравов в двух соседних странах: Франции и Испании. Во Франции имеем два века революций, традиционный либертинаж, только что прошли студенческие протесты. Кажется, там уже все позволено, а если что-то все-таки еще нет, то и это позволят буквально на днях. Одновременно в соседней Испании царит архиконсервативная военная диктатура Франко – католический Иран, где женщинам запрещено устраиваться на работу без разрешения отца или мужа.

В этой ситуации кажется глупым задавать вопрос, в какой из двух стран раньше легализуют однополые браки. Тем не менее время показало, что правильный ответ тут – в Испании. Причем не просто раньше, а на целых семь лет и при гораздо меньших протестах.

Похожая ситуация с сегодняшней Восточной Европой. Если спросить, какая страна в регионе будет первой, где правительство возглавит открытый представитель ЛГБТ, то самым естественным ответом будет – в ближайшие годы никакая. В наши-то трампистские времена торжества новых правых. Ну а если где-то там, на горизонте столетий, то, возможно, в Чехии, в Словении или в Эстонии. В небольшой, сильно вестернизированной, благополучной и не особо набожной стране.

Предположить, что правильным ответом будет Сербия, и не в 2050 году, а уже сейчас, невозможно. И тем не менее это так. Вчера премьер-министром Сербии стала Анна Брнабич – не просто первая женщина на этом посту, но еще и первая открытая лесбиянка.

Конечно, высокий пост Анны Брнабич – это формальный атрибут социального прогресса, и он совсем не говорит о том, что ситуация с правами ЛГБТ в Сербии лучшая в Восточной Европе. Во-первых, открытая лесбиянка – это не то же самое, что открытый гей. В мачистских балканских обществах однополая женская любовь вызывает куда меньшее возмущение, чем однополая мужская. Хотя все равно вызывает, и немалое.

Во-вторых, по Конституции Сербия – парламентская республика, и премьерский пост там вроде бы важнее президентского, но это только формально. На деле, как и во многих других восточноевропейских странах со слабыми институтами, все решают конкретные личности. В новейшей истории Сербии бывало, что премьер был действительно важнее, а бывало – что президент; и во всех случаях это мало зависело от того, что написано в Конституции.

Сейчас Сербия в очередной раз переходит из фазы, когда главный премьер, в фазу, когда главный президент, потому что этой весной тогдашний премьер Вучич разгромно выиграл президентские выборы. Это он лично решил, что лучшей заменой ему на премьерском посту будет Анна Брнабич, а не сама она возглавила партию и привела ее к победе на парламентских выборах.

Формально предложение президента – только начало, Анне Брнабич нужно еще добиться поддержки парламента. Но на деле Вучич настолько уверенно контролирует парламентское большинство, что мог выдвинуть в премьеры кого угодно – депутаты одобрили бы.

Выбрав именно Брнабич, Вучич, понятное дело, думал не про защиту прав ЛГБТ, а совсем про другие качества нового премьера. Во-первых, она беспартийная – никакой собственной базы ни в правящей партии, ни вне ее. Во-вторых, она женщина-лесбиянка, а значит, успех в сербской публичной политике ей не светит и она не сможет использовать премьерский пост для того, чтобы конкурировать с всемогущим президентом. В-третьих, она выдающийся профессионал: у Брнабич хорошее западное образование, куча международных контактов, большой и успешный опыт работы на руководящих должностях и в Сербии, и на Западе – в техническом отношении она справится с премьерской работой куда лучше, чем политиканствующие функционеры правящей партии.

Важно тут и то, кого Вучич не назначил премьером. Потому что фаворитом считался тертый сербский политик Ивица Дачич – лидер входящей в правящую коалицию Социалистической партии Сербии. Несколько лет назад Дачич уже был премьером, сейчас он министр иностранных дел. Пост главы правительства Дачичу прочили не только за прошлые заслуги, но и как пророссийскому политику с хорошими контактами в Москве. Считалось, что Вучич сейчас очень активен на западном направлении, и, чтобы сбалансировать этот крен, лучше всего во главе правительства подойдет Дачич.

Но президент Вучич решил, что Сербии балансировать ничего не надо, а надо, наоборот, крениться еще сильнее. Потому что Брнабич известна своими проевропейскими взглядами, а назначение премьером женщины, да еще и открытой лесбиянки вызовет восторг в западных столицах.

Вучич, хоть и был в 1990-е в Европе в черных санкционных списках за сотрудничество с Милошевичем, научился гениально манипулировать западными стереотипами. За несколько лет у власти он без особых уступок смог переломить привычное восприятие Сербии как главного bad guy Балкан, став любимым балканским лидером Запада. И назначение Брнабич – это еще один маневр из той же серии. По сути, выбрав Брнабич премьером, Вучич еще больше укрепляет режим своей личной власти, уничтожая остатки институциональных ограничений. А на Западе ему за это рукоплещут как невиданному либералу и прогрессисту, который внес огромный вклад в дело эмансипации женщин и ЛГБТ.

Тем не менее, хотя самого Вучича в этом деле права ЛГБТ заботят в последнюю очередь, побочный эффект от его решения все равно будет для Сербии очень серьезным. Парадоксальным образом получается, что авторитарный режим может повысить уровень толерантности в обществе гораздо быстрее и успешнее, чем демократия.

Если оценивать уровень развития институтов, свободы СМИ, политической конкуренции, разделения властей, то Сербия сейчас окажется на одном из последних мест в Восточной Европе. Но в гораздо более демократических странах региона такое назначение было бы невозможно. Крупная партия не рискнула бы двинуть в премьеры представителя ЛГБТ, потому что потеря даже пары процентов поддержки могла бы стать для нее роковой.

А вот Вучичу нечего бояться. Он уверенно контролирует и парламент, и общественное мнение, и ведущие СМИ. Кого бы он ни назначил премьером, его власти ничто не угрожает.

Анна Брнабич на премьерском посту не будет заниматься защитой прав ЛГБТ – это никогда не было частью ее политической программы. Она просто не скрывает своей ориентации. Но и этого достаточно для того, чтобы сильно изменить сербское общество. Из-за признаний Брнабич крупнейшие сербские госСМИ сейчас вынуждены упоминать эту часть ее биографии, причем в нейтральном контексте. Вучичу задают на эту тему вопросы, и он, национальный лидер и отец родной, отвечает, что сексуальная ориентация – это личное дело каждого, дискриминировать на этом основании недопустимо. Мало того, СМИ показывают и тех сербских политиков, кто выступает против Брнабич из-за ее ориентации, и их показывают уже в негативном свете – они же против решений самого президента.

История нового премьера Сербии еще раз доказывает, что на самом деле Западные Балканы намного более европеизированные и развитые общества, чем принято считать. Это совсем не царство дикости, предрассудков и ненависти, которому еще расти и расти до уровня цивилизованного и толерантного Евросоюза. Конечно, отставание есть, но балканские общества готовы приложить все усилия, чтобы стать полноценной частью Европы, чтобы европейцы воспринимали их как равных. Всего 20 лет назад Александр Вучич в сербской Скупштине требовал убивать по сто боснийских мусульман за каждого убитого НАТО серба. Сегодня он привел в Скупштину открытую лесбиянку и требует избрать ее премьер-министром. Трудно представить более стремительный прогресс.

Сербия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 июня 2017 > № 2211232 Максим Саморуков


Хорватия. Украина. Сербия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 июня 2017 > № 2210777

Хорваты и украинцы едины в своей ненависти к русским и сербам

Даниэл Игрец (Данијел Игрец), Видовдан, Сербия

Редко какому государству «везет» граничить с нацией, которая формировалась за счет жертв его народа и которая создавала свое «государство», отнимая территории у соседа. Так «повезло» сербам и русским с хорватами и украинцами. На протяжении всей истории эти два народа укрепляли свою искусственную государственность за счет дезинтеграции сербской и русской национальной идентичности, делая ставку на насильственную латинизацию сербского и русского языка и письменности, на жестокое обращение сербского и русского православного населения в униатство.

Если сербы и русские протягивали хорватам и украинцам руку для сотрудничества или дружбы, то те, как правило, отвечали враждебно, прогоняли русских и сербов и применяли насилие. На политику мира хорваты и украинцы отвечали политикой войны и конфронтации. Так они поступают до сих пор, только действуют еще вероломнее, прикрываясь идеей «западных ценностей и европейской интеграции».

По прошествии чуть более 20 лет после кровавой хорватской операции «Буря» против сербского народа СМИ облетела новость о том, что Загреб и Киев планируют новую «Бурю», но на этот раз против русского народа.

Андрей Пленкович, который считает приветствие усташей «За дом — готовы!» проявлением «любви к Родине» и «напоминанием о хорватских защитниках», представил украинскому путчистскому премьеру инициативу Загреба о помощи Киеву в процессе «мирной реинтеграции оккупированных регионов: Донецка, Луганска и Крыма».

Пленкович считает, что опыт, который приобрела Хорватия в 90-е годы во время «великосербской агрессии» и при «освобождении» Краины, чрезвычайно поможет Украине и повысит эффективность ее попыток вернуть себе контроль над «регионами, которые подверглись российскому вторжению».

«Хорватия не хочет, чтобы погиб хотя бы еще один украинец», — заявил Пленкович, вероятно, имея в виду, что пусть лучше вместо украинцев гибнут русские, и как можно больше.

Особенный акцент в пресловутой инициативе делается на «мирную реинтеграцию». Таким образом хорваты хотят сформировать представление о том, что Киев использует и будет использовать «ненасильственные средства» для восстановления контроля над Крымом и востоком Украины. Хорваты, несомненно, посоветуют украинским властям действовать так же, как действовали они сами, проводя этнические чистки среди сербов в Краине. В контексте западной политики двойных стандартов подобные действия будут расцениваться как более чем «мирная» реинтеграция территорий.

Такая реинтеграция приведет к новым жертвам среди русского населения, к бегству тысяч русских и к продолжению кровавых вооруженных конфликтов. Ведь мы уже были свидетелями «мирных дипломатических решений Киева», когда несколько десятков мирных жителей были сожжены в Одессе только за то, что были русскими. Является ли «мирная реинтеграция» зловещим предупреждением и предзнаменованием того, что та же судьба постигнет русских в Симферополе и Севастополе?

Как «мирная реинтеграция» может согласовываться с Минскими договоренностями и принципами ООН, как о том с гордостью заявил Пленкович, если именно они де-факто гарантируют автономию и элементы государственности Донецку и Луганску?

Ясно, что Киев и Загреб, при полной логистической и дипломатической поддержке Брюсселя, хотят довершить процесс «евроатлантизации» Украины вопреки воле русского народа, который не хочет быть частью новой колонии ЕС и НАТО и который законным образом заявил об этом.

Высшее руководство Хорватии, эти идеологические последователи усташей, то есть убийц, и преемники Независимого государства Хорватии Павелича, протягивают руку помощи тем, чья политика основана на том же расистском лексиконе и фашистских методах, которые вот уже много лет Загреб применяет по отношению к сербам.

В 2014 году газета Financial Times опубликовала новость о том, что Хорватия предлагает свою помощь в подготовке сотрудников для украинских служб безопасности и воспользуется опытом, полученным при захвате территории Республики Сербской Краины. Впоследствии Загреб также предложил оказать медицинскую помощь бойцам Национальной гвардии Украины, вооруженного формирования, которое, согласно официальному описанию, борется с «пророссийскими террористами и сепаратистами на востоке страны».

Другими словами, хорватские больницы распахнули свои двери для бойцов военизированного антироссийского подразделения, в рядах которого воюет немалое количество членов «Правого сектора», убежденных нацистов и поклонников Адольфа Гитлера. При этом Национальная гвардия ставит себе целью террор и изгнание безоружных русских жителей с исторически русской земли.

Подобному не стоит удивляться. Хорваты не впервые предлагают убежище преступникам. Давайте вспомним хотя бы Вторую мировую войну и годы после ее окончания, когда многие усташи, на руках которых еще не обсохла кровь невинных сербских детей, сменили свои нацистские одежды на новые, коммунистические, и за одну ночь превратились в рьяных поборников «братства и единства южнославянских народов».

В своей истерической политике по отношению к Москве и Белграду украинцы и хорваты похожи как две капли воды. Презрение и нетерпимость ко всему сербскому и русскому — это смысл их политического существования. На презрении и ненависти они сложились как нация, обрели свою коллаборационистско-нацистскую идеологию и выстроили на геноциде свое «государство». Без «чистилищ для сербов и русских»: лагерей Ясеновац, Ядовно, Яновский, Ковель — не было бы ни современной Хорватии, ни современной Украины.

Создав свою «многовековую национальную идентичность» с помощью искажения исторических фактов и присваивания достижений сербской и русской государственности, сегодня Киев и Загреб являются самыми лояльными марионетками Запада, страдающего русофобией и сербофобией.

Неприязнью к сербам и русским пронизаны все сферы их жизни: политическая, культурная и религиозная. Шовинистические заявления, порочащие сербскую и русскую нацию, уже обыденны для хорватских и украинских политиков. Зачастую различные хорватские и украинские культурные мероприятия служат лишь ширмой для излияния ненависти к русской и сербской истории. Почти на каждом спортивном событии в Хорватии и на Украине дело доходит до проявлений фашистской идеологии и выкриков вроде: «Сербов — на вербы, русских — на ножи!»

Всю историческую роль украинцев и хорватов можно описать одним словом — вассалы.

Они вассалы и верные помощники Запада в его попытках поработить сербов и русских, уничтожить их православный менталитет и искоренить их независимое самосознание. Процессы, которые привели к появлению украинской и хорватской нации, являются ничем иным как хорошо продуманным политическим проектом Ватикана, Вены, Берлина и Лондона. Украинцы и хорваты — инструмент агрессии против сербского и русского мира.

Они родные братья, которых объединяет ненависть к русским и сербам. Хорваты и украинцы уже не могут жить иначе. Даже если они попытаются, то тут же перестанут быть теми, кем являются — новообращенными. И хорваты, и украинцы страдают от комплекса неполноценности. В своей фобии по отношению к народу, из которого сами вышли, они находят лекарство от комплексов, связанных с искусственностью их государственности. Однако тем самым они доказывают свою ничтожность. Без России и Сербии хорваты и украинцы лишатся единственного смысла существования и любой возможности удержаться на геополитической арене.

Хорватия. Украина. Сербия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 июня 2017 > № 2210777


Сербия. Евросоюз. Косово. РФ > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 16 июня 2017 > № 2210082

«Ориентация нового премьера шокирует Сербию»

Премьером Сербии стала представитель ЛГБТ-сообщества Ана Брнабич

Владимир Ващенко

Премьер-министром Сербии стала Ана Брнабич. Она — первая женщина на посту главы правительства страны и первый политик, открыто заявляющий о своей гомосексуальности. Эксперты считают, что после ее назначения Белград еще теснее сблизится с Брюсселем и отдалится от Москвы.

Новым премьер-министром Сербии стала бывшая глава министерства государственного и локального самоуправления 41-летняя Ана Брнабич. В четверг поздно вечером на должность главы кабинета министров ее назначил президент страны Александар Вучич.

«Хочу поблагодарить президента за оказанное мне огромное доверие руководить правительством и обязуюсь неукоснительно и неутомимо продолжать реформы», — заявила политик после решения Вучича о ее назначении на пост премьера.

Брнабич стала первой женщиной, которая возглавила кабинет министров Сербии за всю историю этой балканской страны. Но настоящей сенсацией является вовсе не это. Дело в том, что политик — открытая лесбиянка. До этого представителей ЛГБТ-сообщества на столь высоком посту в странах Балканского полуострова еще не было.

Тем более тема гомосексуальности остается крайне болезненной в сербском государстве. В 2010 году попытка провести гей-парад в Белграде обернулась погромом и десятками пострадавших полицейских и жандармов. И хотя с тех пор представителям сексуальных меньшинств все же удалось провести несколько маршей, отношение местного населения к гомосексуалам остается крайне настороженным.

Ручной министр

Высшее образование нынешний премьер-министр получила в США. В 1998 году она окончила Университет Нортвуд в штате Мичиган по специальности «управление бизнесом». Позже Брнабич училась в британском Университете Халла, где получила степень магистра. С 2002 по 2011 год она работала в Агентстве США по международному развитию. А вскоре устроилась в американскую компанию Continental Wind Serbia, которую возглавила с января 2013 года.

При этом Брнабич официально не числится ни в какой партии, что также необычно для сербской политики.

После выборов президента в 2017 году, на которых победил на тот момент премьер Александар Вучич, Ана Брнабич заняла должность исполняющего обязанности главы правительства Сербии. К слову, Брнабич в совершенстве владеет английским и русским языками.

При этом довольно долгое время — с апреля нынешнего года — формально кресло премьера оставалось вакантным, что порождало многочисленные спекуляции, так как в Сербии пост премьера гораздо важнее, чем президентская должность. Именно глава кабинета министров по конституции определяет внутреннюю политику, формально за президентом остаются лишь некоторые представительские функции во внешнеполитических вопросах.

Долгое время большинство экспертов и журналистов в Сербии считали, что правительство возглавит лидер Социалистической партии, бывший глава МВД и МИДа Ивица Дачич. Сам он высказывался на этот счет осторожно.

Руководитель Центра изучения современного балканского кризиса Елена Гуськова отмечает, что для нее назначение Брнабич на премьерский пост не стало большой неожиданностью.

«На самом деле это не сенсация. Она очень устраивает Евросоюз, опять же, является представителем ЛГБТ-сообщества, что очень понятно в Европейском союзе.

Она не очень хорошо образованна, в то же время абсолютно послушна Вучичу, которому теперь будет совершенно легко продавливать свои решения через правительство страны», — сказала эксперт.

По ее словам, появление Брнабич на посту главы кабинета министров Сербии является лучшим подтверждением того, что новый президент страны продолжает курс на сближение с Брюсселем.

«Белград и дальше будет ориентироваться на ЕС, а отношение с Россией для него останутся теперь в лучшем случае на втором плане», — уверена Гуськова.

С Россией врозь

Ориентация нового премьера, продолжает собеседник «Газеты.Ru», конечно, станет шоком для сербов, так как Сербия — страна, где консервативные и традиционные ценности крайне сильны.

«Однако каких-либо массовых акций протеста я не ожидаю. Народ в этом государстве уже давно смирился с происходящим», — отметила руководитель Центра изучения современного балканского кризиса.

Аналогичное мнение высказал источник, близкий к правительственным кругам Сербии. «Брнабич, помимо всего прочего, член корпорации East-West Bridge, с которой так или иначе связаны многие члены нынешнего кабинета министров. Эта организация занимается консультированием в области финансовой и экономической политики. В своей знаменитой книге Джон Перкинс именно их называл экономическими убийцами.

Ну а для России назначение Брнабич означает постепенное свертывание сотрудничества в экономике. Все это будет для отвода глаз сопровождаться пророссийской риторикой», — отметил собеседник «Газеты.Ru».

Сам Вучич неоднократно заявлял, что приоритетной целью его политики является вхождение Сербии в Европейский союз. Однако одним из условий вступления в этот блок были гарантии прав сексуальных меньшинств в стране.

Вторым — куда более важным и сложным для выполнения — стало требование Брюсселя урегулировать вопрос с Косово, которое отделилось от Югославии после военной операции НАТО на Балканах в 1999 году. А в 2008 году Приштина — центральный город Косово — заявила о своей полной независимости от Белграда, которую признали большинство стран мира. Помимо, собственно, Сербии, независимость этой территории не признают Россия, Китай, Индия, Испания, Иран, Греция, Азербайджан, Казахстан, Белоруссия и ряд других государств, которые либо открыто заявили о непризнании, либо объявили о нейтралитете по данному вопросу, но формально отложили рассмотрение вопроса о признании.

«Теперь важной задачей Вучича станет признание независимости Косово, и новый премьер поможет ему ее решить»,— уверена Гуськова.

Сербия. Евросоюз. Косово. РФ > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 16 июня 2017 > № 2210082


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 15 июня 2017 > № 2210686

Президент Сербии Александар Вучич доверил мандат на формирование правительства министру государственного и местного самоуправления Ане Брнабич. Об этом в четверг, 15 июня, сообщило информационное агентство Tanjug.

Официально она не входит в состав ни одного из политических объединений, однако неоднократно заявляла о своих симпатиях к Демократической партии. Александар Вучич подчеркнул, что считает ее кандидатуру подходящей для поста премьера, поскольку министр пользуется поддержкой в Народной скупщине - однопалатном парламенте страны. По словам президента, он убежден, что у 41-летней Аны Брнабич есть необходимые "личные и профессиональные качества", чтобы руководить правительством.

Брнабич станет первой женщиной, которая возглавит правительство Сербии за всю историю этого балканского государства. Еще одно обстоятельство, которое позволяет говорить о создании прецедента, заключается в том, что будущий премьер - лесбиянка и неоднократно открыто признавалась в своей гомосексуальности. Для Сербии, где почти 85 процентов населения - православные христиане, решение Вучича - не рядовое.

Вскоре после президентских выборов 2017 года Брнабич заняла должность исполняющего обязанности премьера Сербии. Она прекрасно образованна, в совершенстве владеет русским и английским языками, обучалась в американском Университете Нортвуд в штате Мичиган и в британском Университете Халла, где получила степень MBA.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 15 июня 2017 > № 2210686


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 июня 2017 > № 2210679

Президент Сербии Александр Вучич выразил уверенность, что правительство республики под руководством нового премьера Аны Брнабич не введет санкции в отношении России.

Ранее он выдвинул Брнабич, имеющую репутацию прозападного политика, кандидатом на пост главы правительства, что должно подтвердить голосование Скупщины (парламента) республики.

"Я надеюсь и уверен в том, что правительство Сербии не поддержит санкции в отношении Российской Федерации, такова была политика правительства, которое я возглавлял. И как президент я посоветую то же самое", — заявил в четверг Вучич.

Перед тем глава Сербии поручил кандидату в премьеры республики и его кабмину укреплять отношения с Россией, Китаем и другими государствами на пути к членству в ЕС.

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 июня 2017 > № 2210679


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 июня 2017 > № 2210601

Президент Сербии Александр Вучич в четверг предложил кандидатуру министра государственного управления и местного самоуправления Ану Брнабич на пост главы правительства.

Теперь эту кандидатуру должен простым большинством голосов одобрить парламент, после того как Брнабич представит на утверждение депутатам программу работы и будущих министров. Ожидается, что заседание пройдет 21 или 22 июня. Интрига в исходе парламентского голосования отсутствует, поскольку подавляющее большинство депутатских мандатов принадлежит Сербской прогрессивной партии Вучича и ее партиям-союзникам.

"Было непросто принять решение, и я принял его в соответствии с интересами Республики Сербии, заявленными целями, с идеей, чтобы работой и энергией продолжать приносить хорошие результаты, как для нашей страны, так и для граждан", — рассказал Вучич о своем выборе нового главы правительства.

Смена премьера, но не курса

Необходимость в новом главе правительства возникла в Сербии после того, как сам Вучич покинул этот в связи с избранием президентом страны на выборах 2 апреля этого года.

Будущий премьер, как заявил Вучич в своем выступлении в четверг, должен обеспечить дальнейшую евроинтеграцию, укрепить репутацию страны и продолжить структурные реформы. По его словам, Брнабич является достойной кандидатурой, обладает необходимыми профессиональными и личными качествами.

"Пришло время после трудных реформ, принесших очень хорошие результаты, чтобы граждане Сербии лучше почувствовали достигнутый нами прогресс, который лучше всего будет ощущаться с повышением зарплат в государственном секторе и пенсий", — заявил Вучич.

Говоря о первоочередной задаче, он заявил о необходимости сокращения безработицы.

"Будущий премьер должен способствовать сокращению безработицы, росту рабочих мест. Пять лет назад безработица составляла 25,9%, сегодня — между 13,5% и 15%. Мы недовольны этими результатами и хотим снизить уровень безработицы на уровень меньше 10%", — заявил Вучич.

В ходе своего выступления президент также сообщил, что поручит будущему премьеру Брнабич вопросы экономики, а нынешнему заместителю главы правительства и руководителю МИД Ивице Дачичу — политические вопросы. Также сербский лидер особенно указал кандидату в премьеры республики и его будущему кабинету министров укреплять отношения с Россией, Китаем, США и арабскими государствами.

Премьер-первопроходец

Сербия, остающаяся традиционно консервативной страной со значительным влиянием православной церкви, впервые получит премьер-министра женщину, которая к тому же открыто заявляет о своей нетрадиционной сексуальной ориентации.

Брнабич имеет репутацию прозападного политика, при этом она не является членом правящей Сербской прогрессивной партии. Будущий премьер родилась 28 сентября 1975 года в Белграде. Имеет диплом MBA университета Халла в Великобритании, свыше 10 лет работала с международными организациями, иностранными инвесторами, органами местного самоуправления и госструктурами Сербии.

Будущая глава правительства много сотрудничала с американскими консалтинговыми фирмами, которые реализовывали в Сербии проекты на средства Агентства США по международному развитию (USAID) и в других международных проектах. Награждена титулом "Бизнес-леди года" в Сербии в 2013 году.

Пост министра государственного управления и местного самоуправления Брнабич заняла в августе 2016 года. О своей нетрадиционной сексуальной ориентации она сообщила тогдашнему премьеру Вучичу при формировании правительства. Как заявил тогда Вучич, "это не представляет проблемы".

Брнабич предстоит возглавить 15-й кабинет министров от перехода Югославии на многопартийную систему в 1990 году.

Сейчас в Сербии в целом поступают позитивные отзывы по поводу кандидатуры нового главы правительства. Одними из немногих с критикой на данный момент выступили лидер сербского оппозиционного парламентского движения "Двери" Бошко Обрадович, заявивший, что кандидатура Брнабич была выдвинута "под диктовку Запада", а также глава Демократической партии и экс-министр обороны Драган Шутановац, утверждающий, что новый премьер не будет принимать самостоятельных решений, а неформальным главой правительства по-прежнему останется Вучич.

Еще одним явно недовольным кандидатурой стал известный своими консервативными взглядами депутат парламента Сербии из правящей коалиции и одновременно председатель городского парламента провинциального города Ягодина Драган Маркович Палма, кратко заявивший, что Брнабич "не его премьер".

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 июня 2017 > № 2210601


Сербия. Евросоюз. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 14 июня 2017 > № 2223264

Сербия ждет российских инвесторов.

Уральская торгово-промышленная палата совместно с правительством автономного края Воеводина провела в городе Нови Сад форум «Регионы России – Регионы Сербии. Бизнес-диалог». В нем приняло участие около 300 предпринимателей и официальных лиц из Сербии, Македонии, Хорватии, Словении, Боснии и Герцеговины, Болгарии и Венгрии.

Это была первая полноценная бизнес-миссия уральцев в Республику Сербия, хотя она давно уже привлекает предпринимателей не только безвизовым режимом, но и экономическими условиями. Крупные компании РФ открывают там офисы и совместные производства, продукция которых поставляется не только в Россию, но и на Запад.

По словам вице-президента Уральской ТПП Светланы Окуловой, в Сербии есть где приложить силы малому и среднему бизнесу. В этой балканской стране отличные фрукты и овощи, мясная и молочная продукция, переработку которых можно наладить на месте и беспошлинно отправлять в Россию при наличии доминирующей доли у сербской стороны в конечном продукте. Сербские партнеры также заинтересованы в создании рекреационных зон на землях с термальными источниками и в реализации совместных строительных проектов. Предприниматель Стево Пантович рассказал, что во времена СССР югославские архитекторы принимали активное участие в застройке Москвы, а советские – Белграда. Соответственно, они имеют представление о возможностях и технологиях друг друга. По мнению Пантовича, единые подходы открывают широкие возможности для сотрудничества. Участвовавшие в бизнес-форуме российские медики посетили частные сербские клиники. Руководитель НПЦ «Бонум» Елена Дугина и главврач специализированного центра медицинской реабилитации Виталий Аретинский отметили высокий уровень местной медицины, что открывает дорогу совместным проектам. Партнер Уральской ТПП Ольга Гаврилова, возглавляющая Урало-Сибирскую ассоциацию оздоровления и гостеприимства, готова отправлять на реабилитацию больных как из России в Сербию, так и наоборот. Начинать свое дело, считает Светлана Окулова, лучше всего при поддержке Торгового представительства РФ в Сербии, у которого внушительная база данных по местным предприятиям. Кроме того, есть особенности в налогообложении и ведении бизнеса в братской республике на Балканах. В Сербии, советуют эксперты, дело не стоит начинать до письменного подтверждения договоренностей.

«Первая полноценная деловая миссия уральских предпринимателей носила ознакомительный характер. Мы оценили риски, выяснили, с кем стоит иметь дело, а с кем нет. Теперь мы знаем, кому можно идти в Сербию, а кому следует подождать. Готовы мы также дать рекомендации бизнесу, как следует заходить на важный для нас рынок», – отметила Светлана Окулова.

По окончании бизнес-форума было подписано Соглашение о взаимодействии между Уральской ТПП и мэрией города Новий Сад, по приглашению которой состоялся визит россиян. Готовится также соглашение о совместной работе с Торгово-промышленной палатой автономного края Воеводина. Визит делегации Уральской ТПП в Сербию состоялся при поддержке Торгового представительства РФ в этой стране и Министерства иностранных дел России.

Сербия. Евросоюз. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 14 июня 2017 > № 2223264


Сербия. Македония. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2017 > № 2208047

Хьюстонский проект для истребления славян

Зоран Милошевич (Зоран Милошевић), Печат, Сербия

Сегодня нет Гитлера, но у балканских сербов отбирают территории, столь необходимые им для развития и подъема (в Хорватии, Боснии и Герцеговине, самой Сербии, лишенной Косово и Метохии, а также в Черногории), и не дают народам объединиться. Мишень — не только южные славяне. Что происходит с лужицкими сербами? А с украинцами? Как живут русские в бывших советских республиках? Конечно, вопросов много, а ответов на них крайне мало. И на самом деле тема взаимоотношений между Западом и славянами лишь изредка стыдливо поднимается на интернет-порталах, но крупные СМИ обходят ее стороной.

Поэтому исследование «Запад против славян» армянского автора Вазгена Л. Авагяна, последователя новосибирской экономико-социальной школы, произвело эффект разорвавшейся бомбы. Это исследование опубликовали многие российские интернет-ресурсы, и в нем говорится, что борьба Запада со славянами очевидна. В этой борьбе применяются методы, уже опробованные во времена истребления индейцев в Америке. При этом Запад, уничтожающий славян, уже примеривается к грекам и армянам как следующим кандидатам на истребление. Разумеется, их очередь настанет после того, как со славянами будет покончено.

Как объяснить тот факт, что 21 мая 2017 года киевское правительство заблокировало транзит грузов в Приднестровье без согласия Молдавии и Румынии? Киев сделал это по требованию Брюсселя. Приднестровье — это славянский анклав, жители которого считают себя в основном украинцами. «Украинский национализм» также делает все, чтобы граждане Украины, то есть славяне, покинули берега Днестра, и чтобы эта территория досталась Румынии, как того опять-таки требует Брюссель.

Отношение Киева к Приднестровью обнажает настоящее лицо киевской хунты, в задачи которой входит не только уничтожение «Российской империи», но и — это становится все очевиднее — всех славян. Поскольку если бы между Украиной и Россией началась настоящая война, то есть конфликт славян между собой, пользу для себя извлек бы снова Запад.

Уничтожение Македонии

Если мы обратимся к Балканам, то увидим, что СМИ Евросоюза всячески подтверждают готовность Брюсселя и европейских столиц уничтожить одно маленькое балканское государство — Македонию. Брюссель готов отдать Македонию албанцам, как прежде сделал с Косово и Метохией, забрав их у сербов, тоже славян. Из заявлений политиков, аналитиков и представителей интеллигенции ясно, что албанцы хотят «албанизировать» всех македонцев и полностью захватить их государство. Это положит конец существованию той Македонии, которую мы знаем, да и вообще славянам в этом регионе. Подобное станет большим ударом для сербов и греков, потому что сообщение между ними будут контролировать неправославные албанцы. Греки окажутся почти в полном окружении, и единственное, что у них останется, это «лазейка» в виде Болгарии. Конечно, желание Запада (США и Европейского Союза), требующего, чтобы «македонский парламент осудил в своей резолюции геноцид албанского народа» в Македонии в период с 1912 по 1956 годы», возмутительно. Но и это еще не все. Как пишет Washington Times, «западное общество будет открыто добиваться передачи власти оппозиции, несмотря на то, что албанская фракция допускает этнические чистки среди славян, которые не захотят „албанизироваться"».

И здесь встает вопрос: если Запад убивал русских и сербов под предлогом, что они — «империалисты и колонизаторы», то почему теперь он хочет истребить македонцев, которые уже давно (в 1945 году, а затем в 1993-м) отреклись от своей сербской идентичности и приняли искусственную македонскую идентичность. Разве македонцы не выполнили полностью все желания Запада? Теперь возникло желание, чтобы они сами себя ликвидировали в самом жутком смысле этого слова. Македонцы должны стать албанцами, или их в Македонии просто не будет.

Похожий метод применялся к сербам в Республике Сербской Краине и в Косово и Метохии. Сербы, которые не пожелали становиться хорватами или албанцами, были изгнаны. (То, что изгоняли их славянские иуды — хорваты — слабое утешение.)

Как покончить с русскими и сербами

Но хорваты, конечно, зря радуются. Они думают, что дружат с Западом, и раз они члены НАТО, их оставят в покое. Когда на Западе встанет вопрос, кого поддерживать — исламистов или хорватов, последних предадут и встанут на сторону ваххабитов. Вспомните республику Герцег-Босну, которую хорваты создали в Боснии и Герцеговине. Во время войны в БиГ, точнее в 1992-1993 годах, исламисты истребляли римско-католических хорватов с тем же рвением, что и православных сербов. Чем все закончилось? Самоликвидацией Герцег-Босны по принуждению Запада и Ватикана, как подчеркивает Авагян.

Сейчас хорваты, проживающие в Боснии и Герцеговине, недовольны своим положением в Федерации, но Запад им уже не поможет. Иуды сделали свое дело и теперь могут исчезнуть, а Запад не проронит по ним ни одной слезы. Не проронит, потому что замалчивает, что во время Второй мировой войны нацисты совершили геноцид славянских народов, прежде всего — русских и сербов. Запад до небес раздувает Холокост (он заключается в уничтожении трети всех евреев, по данным ООН), но в то же время не вспоминает о том, что было убито столько же русских. А мы добавим — и сербов. Так что количество погибших славян превышает число убитых евреев. Однако Запад не признает Холокоста русского и сербского народов. Почему?

Где музеи русского и сербского Холокоста? Как Запад относится к Ясеновацу? Где компенсации за столько страданий и жертв? Вместо того, чтобы выражать почтение к жертвам славян (русских и сербов), Запад занимается фальсификацией истории. В большинстве стран, подконтрольных Западу, молодежь думает, что это американцы освободили Европу от нацизма. Так думают даже в Болгарии. Все это Запад делает для того, чтобы обвинить жертвы в развязывании двух мировых войн и преуменьшить заслуги славян в борьбе с нацизмом (в десять раз). Идея ясна: геноцид был один, и монополия на него принадлежит евреям.

На Западе есть конфликты, связанные с евреями, но нет желания их истребить. Совсем другое дело — славяне. Конфликтов нет, потому что существует консенсус, который без труда читается в политическом отношении к русским, сербам, украинцам. Именно с ним связано отрицание геноцида, совершенного против русских и сербов. Существующий на Западе консенсус в вопросе славян предполагает их истребление. Любое сопротивление с их стороны, борьба за существование и укрепление национальной идентичности и государства того или иного славянского народа Запад осуждает и пресекает на корню. Тут стоит напомнить, что западные «ученые» возвели этимологию слова «славянин» к слову «раб». Но речь не о бесплатном работнике, почти животном, а о безвольном человеке, недочеловеке, рабе по своей сути. Это заставило некоторых российских авторов прийти к выводу, что Запад вновь начал войну против славян. Но ни один политик в славянском мире об этом не говорит — даже в России и Сербии, которой сейчас угрожает самая большая опасность.

От Гарварда до Хьюстона

Евгений Магда пишет, что Запад хочет полностью уничтожить славянский мир, и для этого разжигает в Европе войны. Магда напоминает, что в начале 80-х годов прошлого века советский КГБ узнал о «Гарвардском проекте». Это был план англосаксов по уничтожению славян, прежде всего русских и сербов, посредством развала СССР и социальной системы, созданной Коммунистической партией. В третьем томе «Гарвардского проекта» («Окончании») говорится об уничтожении постсоветской России и разграблении ее богатств. Но и это еще не все. После «Гарвардского проекта» появился «Хьюстонский проект», нацеленный исключительно на Россию. Запад планировал раздробить ее на мелкие государства. При этом там открыто говорится о том, что Сибирь контролировали бы США, северо-запад России — Германия, юг и Поволжье — Турция, а Дальний Восток — Япония.

Особое внимание в «Хьюстонском проекте» уделялось славянам, точнее, их полному истреблению вне зависимости от национальности. Речь шла о буквальном уничтожении 300 миллионов славян с помощью разжигания междоусобных войн, подобных тем, которые шли на территории бывшей Югославии. Цитата из «Хьюстонского проекта»: «Украинцы будут думать, что, воюя с Россией, они борются за свою независимость, что в итоге получат свободу, но на самом деле попадут в полную зависимость от нас. То же будет и с русскими. Все будет делаться под предлогом обретения суверенитета, борьбы за свои интересы и национальные идеалы. Однако мы не позволим ни одной из сторон самоопределения на основе национальных ценностей и традиций. В этой войне славянские дураки будут ослаблять себя и укреплять нас». Далее авторы пишут: «Мы хорошо знаем, что национализм укрепляет нацию, делая ее сильнее. Интернациональные лозунги устарели и не приносят плодов. Мы заменим их на общечеловеческие ценности, что то же самое. Мы не допустим ни национализма, ни развития национальных движений, которые хотели бы освободиться от нашего диктата. Мы разрушим их, как уже сделали это в Югославии, Сербии, Ираке…»

В упомянутых проектах славян называют непокорными и отдельно выделяют русских, белорусов, украинцев и сербов. Помимо войны как средства для уничтожения славян, прежде всего, русских, будет применяться и климатическое оружие. С его помощью славян заставят переселяться и смешиваться с другими народами, а значит, поставить крест на собственном существовании.

Культурная война США с Россией

Споры о культурной войне между США и Россией и ее последствиях разгорелись после того, как исследовательский центр Pew обнародовал результаты опроса, проведенного в период с июня 2015 года по июнь 2016-го. По словам Рода Дрэра, выяснилось, что подавляющее большинство представителей православных народов видят в Западе угрозу не только в экономической сфере и в вопросе собственной идентичности, но и в сфере безопасности и ценностей. Люди также считают, что Запад угрожает их существованию.

Кроме того, опрос показал, что даже среди римско-католических славян есть интеллектуалы, которые разделяют описанные выше взгляды православных. К примеру, Ришард Легутко, польский римско-католический философ, считает, что Запад насаждает «культурный империализм, который не может скрыть даже от собственной общественности, хотя и предпринимает такие попытки». Самое яркое отличие православных от этого философа и западных христиан в том, что православные не считают, что правильный социальный образец — это либеральный индивидуализм.

Неприятие западных либеральных идей и ценностей (прав гомосексуалистов и других прав меньшинств) в православных государствах не означает нетерпимости, как это преподносят на Западе. Дело в другом взгляде на человека, церковь и общество. Православные, что очень интересно, не истребили ни одного меньшинства, в отличие от Запада. А войну Запада с их традициями под знаменем мирового либерализма православные по праву считают агрессией, хотя многие западные представители объясняют свои поступки борьбой с нетолерантностью.

Для западного человека культурный империализм — это состояние души и нормальное социальное явление, которое он оправдывает, хотя совершает при этом стратегическую ошибку. Западный человек не задумывается над тем, как другие воспринимают его империализм, отмечает Дрэр.

Сербия. Македония. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2017 > № 2208047


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 11 июня 2017 > № 2206407

Коалиция, возглавляемая бывшими полевыми командирами, выигрывает досрочные парламентские выборы в Косово. После подсчета 70 процентов голосов лидирует коалиция, возглавляемая Демократической партией Косово (ДПК) нынешнего президента Хашима Тачи, и "Альянсом за будущее Косова" Рамуша Харадиная. Она получает около 35 процентов голосов.

На втором месте - движение "Самоопределение" с 26,3 процента голосов, на третьем - консервативная Демократическая лига Косово экс-премьера Исы Мустафы. Ей отходят 25,8 процента голосов.

Победителей выборов - Хашима Тачи и Рамуша Харадиная, у которого хорошие шансы стать новым премьером, - подозревают в совершении военных преступлений в ходе косовского конфликта в 1998-1999 годах. Впрочем, агентство Reuters отмечает, что главный сюрприз выборов - второе место "Самоопределения", ставшей своеобразной партией протеста. Окончательные результаты выборов будут подведены в течение недели.

Очередные выборы в бывшей провинции Сербии, получившей независимость в 2008 году, должны были состояться в 2018 году. Однако после того, как месяц назад в результате вотума недоверия распалось правительство Косово, президент Хашим Тачи назначил досрочное выборы.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 11 июня 2017 > № 2206407


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 11 июня 2017 > № 2206400

Досрочные выборы в косовский парламент начались утром в воскресенье, 11 июня. В голосовании призваны принять участие около 1,8 миллиона избирателей.

Очередные выборы в бывшей провинции Сербии, получившей независимость в 2008 году, должны были состояться в 2018 году. Однако после того, как месяц назад в результате вотума недоверия распалось правительство Косово, президент Хашим Тачи назначил досрочное выборы.

Опасность победы радикалов и экстремистов

Избирательную кампанию проводят 19 партий. Если победу одержат, как предсказывают опросы общественного мнения, радикальные и экстремистские объединения, и без того напряженная ситуация в регионе обострится еще более. Это значительно затруднит примирение населенного преимущественно албанцами Косово и Сербии, посредником между которыми в течение многих лет выступает Евросоюз.

Работа кабинета в Приштине в последнее время осложнялась конфликтом партнеров по правительственной коалиции - правоцентристской Демократической партией Косово (ДПК) Хашима Тачи и консервативной Демократической лиги Косово экс-премьера Исы Мустафы.

Предполагается, что новое правительство при поддержке ДПК Хашима Тачи может возглавить экс-премьер, лидер партии "Альянс за будущее Косова" Рамуш Харадинай, который в январе этого года был задержан во Франции по запросу Белграда, но затем отпущен на свободу.

Нынешний президент Тачи, один из бывших лидеров в прошлом подпольной организации "Армия освобождения Косово", возможно, должен будет предстать перед новым спецтрибуналом в Гааге за военные преступления в ходе косовского конфликта в 1998-1999 годах.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 11 июня 2017 > № 2206400


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 июня 2017 > № 2206391

Коалиция "Демократической партии Косово" (ДПК), близкой президенту Хашиму Тачи, и "Альянса за будущее Косово" кандидата в премьеры Рамуша Харадиная лидирует на прошедших в воскресенье парламентских выборах, сообщила Центральная избирательная комиссия (ЦИК) самопровозглашенной республики.

Тачи, Харадинай, глава примкнувшей к коалиции "Инициативы за Косово" Фатмир Лимай, "номер один" в партийном списке ДПК экс-спикер парламента Кадри Весели, депутат и брат кандидата в премьеры Даут Харадинай, как и многие другие члены побеждающей коалиции, являются ветеранами вооруженного конфликта с Сербией и считаются в Белграде военными преступниками.

"По результатам обработки данных с 10% участков коалиция ДПК получает 36,6%, коалиция "Демократического союза Косово" (ДСК) – 22,4%, движение "Самоопределение" — 18,1% поддержки избирателей", — сообщил избирком.

Всего за 120 мандатов в законодательном органе Косово борются 26 политических блоков, при этом 20 мест, согласно конституции, зарезервированы для представителей нацменьшинств, таких как сербы, турки, горанцы (славяне-мусульмане), и нескольких этнических групп цыган (египтяне, ашкали, ромы).

Харадинай вечером после оглашения результатов exit poll уже заявил, что его коалиция одержала "убедительную победу". Он поблагодарил избирателей и призвал другие партии присоединиться к работе "для благополучия страны".

Ранее бывший полевой командир Освободительной армии Косово (ОАК) выступил с рядом провокационных заявлений. В конце мая он назвал Сербию "неприятелем Косово", а ранее отказался выполнять достигнутые соглашения с Белградом о формировании в крае Сообщества сербских общин (ССО) с правами автономии и с Черногорией об определении линии госграницы. Он также пообещал, что в случае его прихода к власти ССО не будет сформировано, так как "противоречит конституции Косово".

Президент Сербии Александр Вучич призвал США и ЕС, которые участвовали в заключении Брюссельского соглашения между Белградом и Приштиной, ответить на угрозы косовского политика. В случае если Харадинай станет премьером Косово, Вучичу предстоит вести переговоры с ним.

Белград подозревает Харадиная в военных преступлениях в ходе вооруженного конфликта в Косово и Метохии в 1998–1999 годах. Власти Сербии завели на Харадиная дела по 108 эпизодам, включая терроризм, организацию преступной группировки и убийства десятков мирных сербских жителей. Он дважды проходил по делам о военных преступлениях в Международном трибунале в Гааге, но был оправдан.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 июня 2017 > № 2206391


Румыния. Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 июня 2017 > № 2204442

Румыны в Закарпатье: между Рублевкой и Сицилией

«Нас тут нихто не обижае, а якщо треба ми сами хуч кому дамо в пыку»

Своими историческими предками закарпатские румыны избрали очень крутых ребят. Даков — тех самых, которые почти две тысячи лет назад доставили массу головной боли одному из величайших полководцев древности, римскому императору Траяну. А потом ушли от него в самую труднодоступную часть Карпат — Марамуреш. Римские историки потом называли их «дикими», или «свободными» даками.

«Дикие» там, или «не дикие», но в своих горах они пережили несколько империй, от Римской до Советской. И даже мимоходом создали Молдавию. В Бедевле, селе на границе Закарпатья и Румынии, меня привели на небольшой холм и сказали: «Вот! Вот отсюда началась Молдавия. Отсюда Драгош Водэ, он же Dragos de Bedeu (Драгош из Бедевли) в 1351 году ушел в Молдавию со своими марамурешскими даками».

А еще марамурешцы поставляли телохранителей властителям Центральной Европы. И указом Елизаветы, жены венгерского короля ЛайошаI Великого, за марамурешскими валахами были юридически закреплены земли у городков у Слатино, Нижняя Апша, Средняя Апша и Белая Церковь. Эту историю мне, кстати, рассказал не румын, а вполне украинский экс-председатель районной Рады Михаил Васильевич Данилюк.

Самой Елизавете это не особо помогло — в 1387 году она была казнена (удушили в присутствии дочери). Но издать подобный указ она могла, потому что более четырех лет была регентом Венгерского королевства. Так что имела право, по статусу. Так что, если этот указ и миф, то миф непротиворечивый. Да и что такое «миф», как не исторический факт, дошедший до нас через поэтическую память поколений?

С тех пор марамурешские даки-румыны так и живут на относительно небольшой территории вдоль украинского берега Тисы. «Румынская область» Закарпатья — это «пять с половиной» сел в Тячевском и Раховском районах. «С половиной» — потому что пять сел (Нижняя Апша, Глубокий Поток, Топчино, Белая Церковь и Среднее Водяное) «чисто румынские», а в Солотвино делится румынами, венграми и украинцами. Тячевская районная власть считает, что румын двадцать девять тысяч, сами румыны — что их не менее сорока пяти.

В Закарпатье можно говорить о «румынском чуде» последних десятилетий. Еще в 60-х годах это была, пожалуй, самая бедная группа населения, занимающаяся земледелием и овцеводством. «Над нами издевались, мол — живодеры, мошенники. У нас не было учителей, не было интеллигенции. К нам приезжали учить из Черновцов и Молдавии» — это фраза старого, очень старого румына. И выучили… Потому что в последние десятилетия раскрылся божий дар румын — коммерция.

Все началось с семечек и чеснока. Еще при «советах» румыны выращивали и скупали у соседей эту дефицитную и востребованную продукцию. А потом гнали ее до Новосибирска и дальше. Потом были яблоки. Потом, когда начала умирать советская промышленность Закарпатья, металлолом. А потом… «Румынские районы у нас — это чистая Сицилия. Там не действуют украинские законы. Только внутренние законы общины. Они всегда плевали на местную власть — при Советах шили джинсы, делали кофты, конфеты, сегодня делают коньяки, сигареты. Все это через Тису сплавляют в Румынию. И лазить туда — смерти подобно» — так еще десять лет назад считали в областном центре, в Ужгороде. И действительно, на рубеже тысячелетий в НижнеАпше (тогда она называлась Диброва) образовался мощный центр производства водочного фальсификата, успешно спаивавший всю Центральную Европу.

Оттуда же на запад «контрабасом» гнали львовские и калининградские сигареты. В каждом третьем доме была мастерская, производившая дешевый трикотаж. А еще заробитчанство на Западе и строительные бригады в России… В общем — результат не замедлил сказаться. Сейчас румынские села часто называют «закарпатской Рублевкой»: огромные дома в два, три и выше этажа, ухоженные подворья, по несколько машин в гаражах.

Румыны очень самолюбивые и где-то тщеславные люди. «Понимаешь, мы вообще любим строить. Кроме того, мы до сих пор выхаркиваем комплекс малоценности, который в нас вбивали и венгры, и чехи, и Советы. Ведь тогда как говорили: вот, голота, живут в летних кухнях и шалашах. Обидно было» — рассказывал мне Василий Йовдий, известный в районе врач-трансфузиолог и руководитель румынского культурного общества «Иоанн Михали де Апша».

Кстати, могу быть свидетелем. Доктор Василий Йовдий действительно зимой живет в летней кухне: четыре комнаты, отопительный котел, горячая вода, канализация. И даже вода из собственного источника (кроме водопроводной, естественно). А и правда, зачем ему зимой отапливать основной дом размерами 12×14 метров? Да еще в два этажа? Ведь живут они там вдвоем с женой, домной Марией. У детей уже свои дома. И вот стоял я на этом подворье, облаиваемый огромным алабаем, и слушал, как скромничал Василий Юрьевич: «Яще скромно жиюпо сравнению с другими, але… Жию, пью свои пятьдесят граммив водки…».

Конечно, не все румыны живут даже так, как скромный доминул Василий, но откровенно бедных домов в НижнейАпше нет. Точнее есть, один. Покосившийся, деревянный, крытый рубероидом. Его пока специально сохраняют, что бы показать детям, как жили их предки еще полвека назад.

Проблем с государственной властью у румынских сел практически нет. Когда я задал такой вопрос председателю Тячевской районной Рады Василию Каганцу, тот забарабанил пальцами по дереву, не сглазить бы: «Могу заявить, если хотите, официально. Никаких проблем с румынами в районе нет. У нас здесь живут 28 национальностей, и ни одного инцидента. В районной власти нет квот, но представительство румын в органах власти превышает пропорцию. Даже главой администрации дважды был румын». А потом пан Василий рассказал мне пример, как достигается согласие: в Солотвино, где большинство — румыны и венгры, уже сложилась такая традиция: если головой районной Рады становится венгр, то его первый заместитель — обязательно румын, и наоборот. А секретарь всегда украинец.

И румыны в кофейнях Нижней Апши и Топчино мне это подтвердили: «Район нас не гнобит, а внутренние проблемы мы решаем сами. Из наших сельчан только девятнадцать человек сидят по тюрьмам, да и те в основном — в России. Но что делать, Россия для нас это место, куда мы ездим зарабатывать, ездим много, и там случается всякое».

Нет у румын и конфессиональных противоречий. В первую очередь потому, что там исторически очень сильны позиции «Свидетелей Иеговы». Еще при СССР они помогали местной молодежи «косить» от армии, а народ добро помнит. Поэтому почти половина взрослых румын Закарпатья — иеговисты. Остальным церквям не до свар — выжить бы под напором «свидетелей». Поэтому в НижнейАпше деревянная греко-католическая церковь святого Николая (XVIвек) стоит в двух шагах от каменного православного храма Петра и Павла (XXI век). Но никто не помнит, что бы отец Даниэл с отцом Стефаном (или их паства) брали друг друга за отвороты сутаны.

В целом же румыны не самые дружелюбные люди, и к чужакам относятся насторожено (хотя, если ты гость — считай, на руках носить будут). И отказываться от своих желаний они не будут. А их желание — сохранить ситуацию, когда они смогут не только выживать, но и продолжать строить «закарпатскую Рублевку».

А это означает, что коммерция, контрабанда и строительное заробитчанство будут сохраняться ими всеми силами и способами. Показать зубы, в случае чего, румыны могут. Еще в лихие 90-е «ужгородские» попытались поставить под контроль рынок в Нижней Апше (тогда Диброве), который по своим объемам вполне конкурировал с ужгородским. Приехала «бригада»… Как вспоминал участник тех событий «ужгородских побили, накормили и отправили домой». А совсем недавно, 16 августа прошлого года «мукачевские» приехали с требованием возврата денег за партию сигарет, переданных румынам для контрабанды. Партия тогда была остановлена румынскими пограничниками. Встреча произошла на заправке, на окраине Нижней Апши. Сначала был просто разговор, потом «апшинские» достали «пистолет-пулемет иностранного производства». Результат — четверо раненых «гостей из Мукачево».

В апшинском баре мне «на ушко» шепнули, что это был израильский УЗИ. Я тут же спросил, много ли подобного добра у румын? Ответ был, если коротко, такой: «Посмотри на наши дома. Может ли там НЕ БЫТЬ оружия?». Вопрос, конечно, был риторический: такую недвижимость будут защищать всеми средствами.

Время, проведенное у закарпатских румын, меня убедило — это эталонная ирредента, то есть замкнутая и компактная этническая общность, проживающая в непосредственной близости к государству, где этот этнос составляет большинство.

При этом слиться в объятиях с «материнской платой», да и со всей Европой, жители ирреденты совсем не стремятся. «Какая Европа? Мы всегда были там» — сказал мне Василий Йовдий, посадил в машину и отвез в село Деловое (Раховский район), где я с удовольствием выпил кофе и выкурил сигарету под знаком «Географічний центр Європи». К тому же в самой Румынии своих единокровцев из Закарпатья часто называют «украинцами» и, поверьте, это совсем не комплимент.

А еще это местным румынам просто не нужно: каждый из них имеет карту «малого приграничного движения», позволяющую им без проблем и всяких виз пересекать границу Румынии и, при желании и в меру сил, заниматься мелкой контрабандой. Все, кто хотел, уже давно получили румынское гражданство (Румыния делает это не так откровенно, как венгры, но все-таки делает). Большинство румын Закарпатья так или иначе «зарабатывают на границе». А что до «зова крови»… Как сказал мне один старик в Глубоком Потоке: «Пойми, три поколения мы были оторваны от своих румынских родных. Родственная связь очень ослабла. А молодые совсем ее не чувствуют».

Более того… Сама Румыния тоже не имеет геополитических амбиций в Закарпатье. И это не ощущение, это логика.

Во-первых, Румыния не развернула в Закарпатье цельную государственную программу предоставления румынского гражданства. В отличие от Южной Бессарабии и Буковины, где эти предложения имеют даже назойливый характер. Помню, несколько лет назад в бессарабскомБолграде я «раскручивал на информацию» одного местного «интеллигента из пивной». Очень неглупого, кстати. Так он откровенно сказал: «Здесь уже у всех есть румынский паспорт…». Потом хлебнул пива и задумчиво добавил: «Кроме тех, у кого уже есть паспорт болгарский».

Во-вторых, любая страна, имеющая территориальные претензии или надежды, в том или ином виде концентрирует вооруженную силу вблизи своего «объекта надежд». Основные силы румынской армии «заточены» против Молдовы и украинского Нижнего Подунавья (2-я дивизия) и Венгрии (4-я дивизия). Оно и понятно: Бухарест желает получить Бессарабию и прикрывают оспариваемую венграми Трансильванию. Но только три из 102 батальонов румынской армии подвязаны к закарпатскому кордону: 335-й артиллерийский «Александр Добрый» в Ботушанах и 17 горный «ДрагошВодэ» в Ватра-Дорней. Один на востоке, один на западе, а посредине чуть оттянут вглубь страны 817 артиллерийский «Петру Рареш» в Прунду-Биргеулуй. Осмелюсь сделать вывод: в румынских военно-политических приоритетах Закарпатье явно не значится.

И третье. Страна, имеющая политический интерес на чужой территории всегда будет способствовать повышению значимости своей валюты на этой территории. В Тячеве, в районе румынской ирреденты, в обменниках курс румынского лея был 5,50 (покупка) к 7.00 (продажа). Я спросил, откуда такая маржа (26%!!!)? В ответ — этой валютой никто не интересуется. Для сравнения: в украинском устье Дуная (Измаил, Килия), которым Румынияой, как интересуется, курс лея в этот день был 5,50 к 5,56.

Отсюда вывод: Закарпатье румынскому государству безразлично, у них в отношении украинской территории совсем другая «зона интереса», это Буковина и Нижняя Бессарабия. И подавляющее большинство из тех, с кем я общался в румынском регионе Закарпатья, согласны с таким положением дел и считают, что они рады будут жить в Украине, если только Украина будет уважать их историю, достоинство и язык. И это касается не только этнических румын. Последней фразой, которую я услышал, уже заканчивая интервью в тячевской районной администрации, было: «Нас тут нихто не обижае, а якщо треба ми сами хуч кому дамо в пыку».

Андрей Ганжа

Румыния. Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 июня 2017 > № 2204442


Китай. Сербия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 8 июня 2017 > № 2202731

Сербское правительство в среду объявило о создании Национальной комиссии по сотрудничеству с Россией и Китаем, бывший президент страны Томислав Николич был назначен председателем и будет отвечать за координацию сотрудничества между Сербией и двумя данными странами.

Томислав Николич в заявлении в адрес СМИ подтвердил свое назначение, заявив, что комиссия в первую очередь "обозначит те сферы сотрудничества, в которых Китай проявляет заинтересованность, а также в которых Сербия способна развернуть сотрудничество с Китаем".

В заявлении говорится, что комиссия будет согласовывать стратегическое партнерство с Россией и всеобъемлющее стратегическое партнерство с Китаем, будет содействовать реализации инициативы "Экономический пояс Шелкового пути" и "Морской Шелковый путь 21-го века" /"Пояс и путь"/.

Он также указал, что в ходе пятилетнего пребывания на посту президента Сербии он заметил, что за сотрудничество с Россией и Китаем отвечают разные ведомства страны, что ведет к отсутствию координации в работе.

"Мы не можем упустить шансы сотрудничества с Китаем. Мы надеемся на то, что наша экономика вырастет до уровня некоторых европейских стран, а эти страны уже переключили свое внимание на Китай, поскольку осознали, что КНР является наиболее здоровым и активным инвестором", -- констатировал Томислав Николич.

Китай. Сербия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 8 июня 2017 > № 2202731


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 июня 2017 > № 2202110

«Глубинное государство» объявило «балканскую охоту»

Даниел Игрец (Данијел Игрец), Видовдан, Сербия

Падение Берлинской стены и окончание холодной войны положили начало новой эре в международных отношениях. Распад СССР, а также насильственный развал СФРЮ, которому поспособствовали англо-американские и германские центры власти, очень порадовали западный политический и военный блок во главе с Соединенными Штатами. «Поражение русского красного медведя» дало старт глобальному доминированию неолиберализма, корпоративизма и американизации политических течений.

Наступил «конец истории», описанный Фукуямой. По крайней мере, так думали представители руководящих структур по ту сторону Атлантики и их марионетки в брюссельском Евросоюзе.

Империя становится наиболее агрессивной тогда, когда предчувствует свой скорый конец. Эта банальная истина, вероятно, лучше всего описывает нынешнее поведение отживших политических элит на Западе, прежде всего — англо-американский истеблишмент в Вашингтоне и Лондоне. Идейные вдохновители и стратеги крупнейших на сегодня политических монстров НАТО и «Исламского государства» (запрещенного в России — прим. ред.) чувствуют, что им не удаются изменения на международной арене.

В геостратегической сфере происходит перераспределение сил, трансатлантическое партнерство трещит по швам, укрепляется союз между Россией, Китаем, Ираном, Индией и Бразилией в рамках БРИКС. Благодаря всему этому формируется новый «суверенный» блок, во главе которого стоят Москва и Пекин. Активизация этих стран на международной арене, в первую очередь, в сфере экономики, финансов и безопасности, вызвала большой геополитический переполох, и теперь талассократические центры медленно, но верно теряют почву под ногами.

Оказавшись в такой ситуации, представители американского «глубинного государства» — среды, в которой в 20-м веке была создана и продумана деструктивная внешнеполитическая линия Вашингтона — пытаются всячески удержать свои позиции и сохранить сложившийся однополярный мировой порядок. Клинтоновская клика вновь объявила охоту на Россию, и в последние месяцы мы особенно ясно видим элементы этой охоты в действиях американских законодателей и дипломатов бывшей администрации Обамы, которые сохранили за собой ключевые места в Государственном департаменте.

На самом деле предпринимается попытка реализовать план, который более 20 лет назад в нескольких словах изложила «повелительница войны», бывший Госсекретарь США Мадлен Олбрайт. Она сказала, что Россия несправедливо располагает слишком большой территорией на планете Земля, и что это нужно поправить.

Несколько недель назад республиканско-демократическим «псам войны» удалось провести в Конгрессе США пакет финансовых мер, направленных на активную политическую, экономическую, информационную и логистическую борьбу с растущей «российской угрозой», то есть с усиливающимся влиянием России на международном уровне.

Одна из предполагаемых мер — проведение кибер-диверсий, направленных на ограничение растущего влияния Москвы в области международных электронных коммуникаций. Уже формируется специальный Комитет, который будет следить за реализацией упомянутых мер. Его членами станут представители военно-промышленного комплекса, спецслужб (они по-прежнему смотрят на мир через призму холодной войны) и неолиберальных американских СМИ — в общем, представители глобального истеблишмента.

Американские приверженцы атлантизма (за ними по-прежнему остается главное слово в вопросах внешней политики США) уже давно стремятся покорить своего геополитического противника и взять под контроль его ресурсы с помощью стратегии управляемого хаоса.

Она подразумевает разжигание небольших конфликтов и создание новых очагов напряженности во всех регионах, имеющих для России значение с геополитической точки зрения. Речь идет о географических областях, которые позволяют без труда проникнуть вглубь евразийского континента: Кавказ, Ближний Восток, Средняя Азия, Корейский полуостров, Восточная Европа и, разумеется, Балканы. Их стабильность важна для защиты легитимных геополитических интересов Москвы.

И как раз Балканы стали предметом обсуждения на недавнем заседании Сената США, где было объявлено о принятии закона о создании специального фонда для борьбы с российским присутствием в регионе. В фонд предполагается вложить 250 миллионов долларов.

Часть этих денег будет направлена не только в Сербию, но и в другие государства, которые являются частью евроатлантических интеграционных процессов: в Македонию, Албанию и так называемое Косово, а также на Украину, в Молдавию и Грузию. Автором закона, который проходит процедуру в Конгрессе, является влиятельный демократический сенатор Бенджамин Кардин, ярый поборник американского интервенционизма и сторонник антироссийской политики санкций.

Как говорится в обосновании этого законопроекта, цель очередного американского финансового вливания заключается в поддержке тех политических партий, неправительственных организаций и общественных объединений, которые занимаются укреплением «доверия к демократическим институтам и факторам, пропагандируют открытое общество и иными способами поддерживают европейское единство и популяризируют необходимость дальнейшей евроатлантической интеграции стран региона».

Подобная формулировка — ясное доказательство того, что на Балканах ведется откровенное антироссийское наступление под началом и покровительством американского «глубинного государства». Это наступление нацелено на все сферы общественной жизни, начиная с политической и экономической через безопасность и разведку вплоть до области информации, образования и культуры.

С помощью многочисленных либералистских «институтов цивилизованного общества» и неправительственных организаций, которые работают под крылом «отца балканского хаоса» Джорджа Сороса, Запад распространяет свое влияние в политической и информационной среде Сербии. Этой же цели служат и разные «общественные мероприятия» вроде фестиваля «Мердита», на котором воспевается несуществующее наследие коренных жителей независимого Косово, а сербы выставляются преступниками и фальсификаторами истории. Наши западные «партнеры» хотят навязать сербскому обществу презрение к самому себе, чтобы это чувство превратилось в главную идеологию и определяло все национально-политические поступки.

Примечательно, что всего несколько дней назад поступила новость о том, что Агентство США по международному развитию (АМР США) вдвое увеличило средства, выделяемые на продвижение реформ в сфере сербских СМИ. Официальная цель проекта — «улучшить правовые, нормативные и экономические условия работы в сербской медиа-сфере». Подлинная цель — борьба с российским медиа-влиянием в Сербии и его ограничение с помощью уже хорошо известного метода. Речь идет о создании «правильного» общественного мнения, чтобы вместо симпатии к России преобладала крайняя форма русофобии.

Чтобы ускорить этот процесс, подготавливается благодатная почва для объединения оппозиционных сил. Этому покровительствует — ни много ни мало — верный слуга американского «глубинного государства» Брайан Хойт Йи. Собрав за одним столом всех оппозиционных лидеров Сербии, для которых государственная политика — темный лес, а сербские государственные и национальные интересы — все трын-трава, этот американский дипломат подготовил план для разрушения мостов между Москвой и Белградом. Себе в помощники для подготовки «взрывчатки» Йи выбрал на сербской политической арене проверенных западных наемников и лжепатриотов.

О том, что «балканская охота на Россию», которую открыли клинтоновская клика и ее идеологические союзники из Брюсселя, в самом разгаре, свидетельствует и заявление министра иностранных дел Германии Зигмара Габриэля о необходимости укреплять финансовое присутствие Брюсселя на Балканах. Этот немецкий поборник атлантизма впал в истерику, когда увидел, что в Сербии не спешат поднимать сине-желтые флаги ЕС, а вместо этого прославляют на билбордах сербско-российскую дружбу и стратегические отношения двух государств.

Для Зигмара Габриэля Сербия слишком медленно, словно улитка, включается в процесс использования достижений «евроатлантической интеграции», что он связывает со все более заметным российским влиянием в стране и в регионе в целом. По мнению этого представителя немецкого неолиберализма, «российская угроза» является самым опасным фактором дестабилизации Балкан, а Сербия слишком мало делает для того, чтобы минимизировать эту угрозу. Поэтому немец считает себя вправе читать сербам мораль и заявлять о создании дополнительного фонда инфраструктурных проектов для «западнобалканской шестерки» (шести государств, среди которых, разумеется, и независимое Косово, образованное при поддержке Запада).

«Мы должны удерживать балканские государства на правильном пути, иначе они пойдут в неправильном направлении», — вот так, назидательным тоном и с германской надменностью, немецкий министр иностранных дел говорит о желании удержать Сербию на брюссельском аркане. Он хочет донести до нас, что путь сотрудничества с Москвой — неправильный, правильно идти по пути европейской интеграции.

Давайте вспомним, что это за достижения ЕС, на которые мы должны, пусть даже нехотя, согласиться?

Мы должны превозносить дружбу с союзом государств, которые участвовали в агрессии НАТО и в убийстве сербских мирных жителей. Тех государств, которые в подавляющем большинстве признали мнимое государство Косово и которые оказывают молчаливую поддержку албанскому сепаратизму. Это те государства, лидеры которых с радостью принимают у себя албанских террористов. Это те государства, которые любую экономическую инвестицию в Сербию связывают с собственными политическими желаниями и сопровождают давлением. Это, наконец, те государства, которые заставляют нас отказаться от своей государственности, истории и традиций… И так я могу еще долго перечислять.

Но вместо этого я отвечу Зигмару Габриэлю в нескольких словах. Оставьте, господин Габриэль, Сербию в покое. Ее народ сам решит, кого прославлять и считать своим другом. Но будьте уверены, что нашим другом не будет тот, под чьим знаменем нашу страну рвали на части и уродовали. Сербский народ будет превозносить тех друзей, кто действительно ими является, и кто вместо рабства приносил нам свободу.

Мы прославляем Россию — вам и вашим американским менторам наперекор!

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 июня 2017 > № 2202110


Сербия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 6 июня 2017 > № 2206546

В Белграде вспомнили марш на Приштину

Вячеслав Володин и депутаты Госдумы посетили Сербию

Андрей Винокуров (Белград)

Спикер Госдумы Вячеслав Володин вместе с другими депутатами Госдумы посетил Сербию. Это первый подобный визит в европейскую страну. Хотя Сербия и стремится в ЕС, в общем и целом отношение к России в стране остается позитивным. Сербы уверяли россиян в дружбе, а наши депутаты, в свою очередь, предостерегали их от слишком тесного сотрудничества с Западом, напоминая о Косово.

«Договариваясь с Евросоюзом, будьте осторожны. Это хорошо, что вы стремитесь туда. Но очень внимательно просчитывайте каждый шаг», — убеждал сербских парламентариев зампред комитета Госдумы по обороне Виктор Заварзин. Его речь была одним из самых эмоциональных моментов визита российских парламентариев в Сербию. Выступая в здании Скупщины (сербского парламента), он вспомнил о том, как сам с российскими войсками вступал в Косово. В речи народного избранника мелькали и воспоминания о сливовице, «девчонках, танцующих на бронетранспортерах» и, конечно, о представителях НАТО, которые не вняли его доводам и все-таки вмешались военным путем в проблему Косово. В 1999 году Заварзин был генералом и руководил марш-броском российских десантников на аэропорт Приштины, столицы Косово.

«Я говорил натовцам только одно: объясните политикам, что те удары, которые вы будете наносить, будут безрезультатны», — рассказывал российский депутат о своих переговорах с западными военными. Бывший генерал также пообещал, что представители Североатлантического альянса когда-нибудь ответят за «агрессию» и нарушения международного права.

Его речь в общем и целом нашла отклик как у российской, так и у сербской аудитории и была встречена аплодисментами.

Спикер Госдумы Вячеслав Володин, как, наверное, и полагается по протоколу, был менее эмоционален в заявлениях. На прошедших встречах он рассказывал о том, как многое связывает Россию и Сербию, в частности упомянув Великую Отечественную войну.

«Ваши и наши деды были вместе в 1944 году, освобождая Белград. Это нас объединяет. Мы видим ваше бережное отношение к истории, и, если мы будем дальше нести память через все испытания, наши народы будут вместе», — заявил спикер.

Впрочем, и он бросил небольшой камешек в адрес западных коллег, упомянув, что некоторые страны пытаются сейчас «переписать историю, поступая нечестно перед собственными народами».

Упомянул спикер и модную для российских внешнеполитических заявлений тему общей борьбы с терроризмом.

То, что именно Сербия была выбрана для первой поездки спикера Госдумы Вячеслава Володина и парламентариев в Европу, вряд ли было случайно. Несмотря на то что у страны есть соглашение об ассоциации и стабилизации с ЕС, она в общем и целом остается весьма дружественной России. Так, на недавнем Питерском экономическом форуме глава МИД Сербии Ивица Дадич заявил, что считает невозможным введении санкций против России.

Несмотря на близость стран, разница между зданиями российского и сербского парламентов бросается в глаза. Интерьеры последнего украшают красивые статуи обнаженных девушек. В нашем наверняка бы нашлись ревнители традиционных ценностей, которые потребовали бы статуи прикрыть.

Напомним, что недавно соседствующая с Сербией Черногория официально вступила в НАТО. Россия весьма болезненно отреагировала на это событие. В официальном сообщении МИДа говорилось, что те, кто голосовал за вступление в альянс под предлогом «мнимой российской угрозы, берут на себя «ответственность за последствия реализации планов внешних сил, стремящихся углубить существующие в Европе и на Балканах разделительные линии, вбить клин в основанные на глубоких исторических традициях дружественные отношения черногорцев с сербами и россиянами».

Наверное, поэтому российские парламентарии постоянно напоминали сербским коллегам о Косово. Впрочем, те также благодарили российских политиков за четкую позицию по этому вопросу. Так, спикер сербского парламента Майя Гойкович заявила, что на переговорах с РФ речь шла, в частности, о заявке «так называемого Косово» на членство в ЮНЕСКО и Россия обещала поддержку белградским властям в этом вопросе.

Несмотря на такую дружбу с Россией, Сербия продолжает курс на интеграцию с ЕС. И поэтому идет на определенную нормализацию отношений с тем же Косово. Согласно ряду опросов, сербы не поддержат военный конфликт, направленный на возвращение территории. Большинство опрошенных также поддерживают мирный процесс между Белградом и Приштиной.

Впрочем, во время визита российских парламентариев выступающие больше сосредотачивались на дружбе России и Сербии. Так, одним из пунктов визита стояла встреча российских делегатов с патриархом сербским Иринеем.

«Почему сербы настолько привязаны к русским?» — рассказал святейший о вопросах, которые адресуют ему западные коллеги. По словам Иринея, на такие вопросы он отвечает тоже вопросом: «На кого ориентироваться? На вас, которые принесли нам столько несчастий?»

Резиденция патриарха выглядит довольно скромно. Его официальный трон темного цвета, без лишних украшений. А в списках сетей Wi-Fi скромно значилась: ARHIEPISKOPIJA. Патриарх эмоционально рассказывал, что русских и сербов объединяет не только православная вера, но и славянская кровь. По его словам, если Россия даже оказывается не в состоянии помочь Сербии, то как минимум она не делает ничего плохого.

Впрочем, как оказалось, Россия помогает, причем материально. Ириней упомянул, что в свое время в разговоре с российским президентом Владимиром Путиным он попросил у него помощи для храма Святого Саввы. Тот не отказал. Цифра, в которую обошлась России такая помощь, не оглашалась.

Володин в ответ на речи патриарха отметил, что вера у наших народов действительно одна и надо делать все, чтобы она и дружба между народами жила, как это делали «деды и прадеды» несмотря на испытания.

После встречи Володина повели в храм, где показали процесс реставрации. Остановив спикера перед мозаикой, лежавшей на полу, один из рабочих храма подробно описывал процесс работ. Возможно, они и дальше пройдут не без помощи России.

В ходе визита было сказано еще много хвалебных речей в адрес России. Более того, как положено, хваля Россию, хвалили и ее лидера. Например, президент Сербии Александр Вучич и вовсе заявил, что Путин является «мировым лидером». Впрочем, как рассказал «Газете.Ru» один из проживающих в Сербии русских, Путина сербы действительно любят чуть ли не больше, чем в России. На туристических улицах города, где можно купить сувениры, продаются майки с его изображением.

Российские делегаты, помимо формальных предостережений сербов от слишком близкой кооперации с ЕС, делали это и в других форматах. Так, на встрече с сербскими политологами советник думского спикера Алексей Чадаев прочитал подробную лекцию о парламентаризме в разных странах. Один из его тезисов был посвящен тому, как наднациональные образования рушатся не без помощи парламентских структур. Но ключевым моментом в его выступлении было скорее другое.

Российский политолог заявил о деградации и возможном распаде системы ЕС, в которую так стремятся сербы.

А после думский советник и вовсе перешел к таким заявлениям, которые российские парламентарии вряд ли могли бы себе позволить в ходе официального визита. Чадаев считает, что сейчас Европейский союз и вовсе пытается сохранить себя через институализацию образа «плохого парня» в виде России и ее президента Владимира Путина. Причем западные коллеги, по его словам, воюют не с реальным Путиным, а с медийным образом.

Встреча в Белграде проходила одним днем. Уже вечером уставшие от жары российские парламентарии отправились обратно в Москву. Отвечая на вопрос журналистов о причине посещения именно Сербии, Володин упомянул о друзьях, которые рядом и «готовы подставить плечо». Видимо, имелся в виду все тот же отказ от поддержки антироссийских санкций.

«Да, они стремятся в ЕС, но будущее видят только с Россией», — заключил спикер.

На вопрос о том, в чем заключается реальная опасность дальнейшего движения Сербии в сторону Запада, депутат Заварзин был менее оптимистичен. «Опасность всегда есть, как военный человек вам говорю», — на бегу ответил он.

Сербия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 6 июня 2017 > № 2206546


Босния и Герцеговина. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июня 2017 > № 2205342

Ребалканизация Западных Балкан?

Запад должен бороться за этот ключевой регион — иначе он рискует уступить свое влияние Кремлю и радикальному исламизму.

Пол Маккарти (Paul McCarthy), The American Interest, США

Не так давно было принято считать, что вмешательство НАТО в боснийский конфликт, положившее конец войне в регионе, является одним из главных успехов эпохи, последовавшей за окончанием холодной войны. Слободан Милошевич был свержен и понес наказание за свои военные преступления; косовары обрели независимость; и сегодня три западнобалканских государства являются членами НАТО. Однако почти два десятилетия спустя после того, как Охридское соглашение поставило точку в военных действиях в бывшей Югославии, положение региона, раздираемого межэтническими распрями и переживающего откат от демократии, по-прежнему оставляет желать лучшего.

В чем же дело?

В 1990-е годы и в начале 2000-х западное вмешательство в дела Балкан и последовавшая за этим волна зарубежной помощи уступили место модели благотворного невмешательства, которой последовали как Соединенные Штаты, так и Европейский союз. Полагая, что членство в ЕС составит демократическое будущее Западных Балкан, Соединенные Штаты во многом перепоручили задачу политического, институционального и экономического развития региона Евросоюзу.

К сожалению, Европа не смогла в полной мере оправдать связанные с нею ожидания. Приняв в свои ряды Хорватию и Словению, Евросоюз утратил прежний интерес к расширению границ и оставил другие страны региона (Боснию, Сербию, Черногорию, Косово, Албанию и Македонию) ждать на пороге. Явления, которые мы наблюдаем в последние годы: Брексит, миграционный кризис и усиление недовольства Евросоюзом — поколебали самые основы ЕС и стали очередным препятствием на пути присоединения к союзу новых государств-членов. В то же время неразвитость региона и внутренние разногласия только усугубились, оставив на европейской периферии полосу бедных и нестабильных стран, равно как и вакуум, который не преминули заполнить явно менее созидательные политические силы.

Россия с ее реваншизмом вновь выступила в своей традиционной роли защитницы православных христианских народов, используя Балканы в качестве буфера, чтобы предотвратить дальнейшую европейскую экспансию и восстановить собственную сферу влияния. В Сербии, Черногории и Македонии Россия активно влияет на общественное мнение с целью ослабить энтузиазм в отношении членства в ЕС и НАТО, к тому же она продолжает укрепляет свои позиции посредством военной помощи и дезинформации, которая обостряет межэтническую напряженность. Согласно недавнему опросу Международного республиканского института (IRI), членство в НАТО поддерживает все меньшее число македонцев, сегодня этот показатель самый низкий с 2008 года. В Боснии опрос IRI показывает, что за присоединение к ЕС активно выступают только 18% этнических сербов.

Турция и страны Персидского залива ответили на это усилением поддержки балканских мусульман — но помощь их не всегда можно назвать благоприятной. Саудовская Аравия возводит мечети и приглашает к себе на обучение балканских имамов. Некоторые из них возвращаются на родину проповедниками строго консервативного ваххабитского учения, что резко контрастирует с умеренным исламом, который практикуется на Балканах на протяжении веков. Это приводит к росту исламистского фундаментализма среди местного мусульманского населения.

Неудивительно, что в сложившейся обстановке возрождается политика идентичности, сосредоточенная на этнорелигиозном национализме. Лидер сербской части Боснии Милорад Додик призывает к референдуму о независимости, чтобы отделиться от многонациональной Федерации Боснии и Герцеговины. Додик часто ездит в Москву, чтобы засвидетельствовать свое почтение Путину. В Боснии лидер основной мусульманской политической партии Бакир Изетбегович регулярно наносит визиты в Стамбул и частенько появляется на публике со все более авторитарным правителем Турции Эрдоганом.

Еще одним признаком роста напряженности можно назвать призыв не чуждого националистическим взглядам президента Косово Хашима Тачи к созданию национальной армии, и это несмотря на присутствие пятитысячного контингента НАТО и решительное противодействие со стороны западного альянса, а также таких соседей, как Сербия и Македония. Между тем не так давно сербские националисты попытались отправить через границу поезд, украшенный лозунгом «Косово — это Сербия», что носило явно провокационный характер. Президент Албании Эди Рама часто говорит о необходимости расширения сотрудничества между его страной и албанцами в Косово и Македонии, а критики, в свою очередь, обвиняют его в стремлении создать «большую Албанию».

Когда на Ближнем Востоке складывается взрывоопасная ситуация, а Северная Корея угрожает началом ядерной войны, к чему Западу Балканы? Начнем с того, что ввиду близости региона к Европе дестабилизация на Балканах может быстро стать общеевропейской проблемой. В 2015 году этот регион был основным маршрутом для более чем миллиона мигрантов, бежавших в Германию и Швецию, и кризис мог обернуться гораздо более серьезными последствиями, если бы местному руководству не удалось на время оставить свои разногласия и работать сообща.

Если напряженность в регионе продолжит нарастать, в период следующего кризиса подобного сотрудничества может уже не возникнуть. Поскольку боевики ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России — прим.ред.) по-прежнему пользуются политическим хаосом и слабостью стран для проникновения в Европу, под угрозой оказываются гуманитарная ситуация и безопасность.

Россия долгое время поддерживала раскол в регионе, чтобы укрепить свое стратегическое превосходство над Европой, а усилившееся безразличие и даже антипатия к западным институтам Кремлю только на руку. Без опоры на западные институты нелиберальные демократии и растущий религиозный фундаментализм, вероятно, станут в регионе нормой.

Некоторые наблюдатели утверждают, что решить эти многолетние этнические разногласия можно только путем изменения национальных границ — по-видимому, забывая, каким губительным оказался этот подход в 1990-е годы. Дело в том, что переиначить границы, при этом не затронув интересов какой-либо из этнических групп, не возможно. Несмотря на этнические чистки и перемещения, которые имели место во время войны в Боснии, по-прежнему существует много областей (наиболее показательным примером является Сараево), где сербы, хорваты и мусульмане живут бок о бок.

Более того, простой обмен территориями на основании этнического большинства в таком неоднородном регионе, каким являются Балканы — это прямой путь к хаосу. В Косово сербский анклав в Митровице сопротивляется правлению албанского большинства и хочет присоединиться к Сербии. Поскольку в Прешевской долине на юге Сербии есть албанские общины, формально можно предположить, что две территории должны просто обменяться населением. Тем не менее обмен между Прешево и Митровицей спровоцировал бы опасную борьбу за территорию, поскольку не все анклавы прилегают друг к другу географически. По той же причине маловероятно, что Сербия согласится передать в большинстве своем мусульманский регион Сандзак Боснии.

Более эффективным шагом было бы создание и укрепление региональных институтов для содействия экономическому и политическому сотрудничеству и разрешению конфликтов. Таможенный союз Западных Балкан — проект единой экономической зоны, в последнее время обсуждаемый лидерами Сербии, Боснии и Герцеговины (БиГ), Черногории, Македонии, Косово и Албании — может стать шагом в верном направлении. Однако подобную инициативу нельзя рассматривать как замену существенным гарантиям, которые предоставляет более тесное сотрудничество с НАТО и ЕС.

К сожалению, ЕС по сути отказался от своей стратегии расширения в регионе — сдерживаемый постоянным сопротивлением со стороны правительств стран-членов, которые опасаются наплыва дешевой рабочей силы и волны общественного недовольства. Однако тщательно разработанная «дорожная карта» для вступления в ЕС предоставила бы странам региона конкретные стимулы для политических и экономических реформ. Это могло бы привести к укреплению регионального сотрудничества, а следовательно, к спаду межэтнической напряженности и большей стабильности как в регионе, так и на континенте в целом.

Интеграция Западных Балкан в НАТО одинаково важная и, вероятно, более легко выполнимая задача. Предстоящее вступление в НАТО Черногории открывает двери Сербии, Македонии, Боснии и даже Косово. Присоединение к этому жизненно важному альянсу послужит важным сигналом о том, что Балканы считают себя частью Запада и готовы помогать странам противостоять проискам Москвы.

Гарантии, которые предоставляет членство в НАТО, также могут быть полезны в борьбе с терроризмом. Последний опрос, проведенный IRI среди граждан Боснии, показывает, что, хотя боснийцы в этническом отношении расходятся по ряду вопросов, включая членство в НАТО, они едины в своем неприятии «Исламского государства». Преодолеть отвращение этнических сербов — которые по большей части симпатизируют России — к членству в НАТО было бы легче, если представить это как часть более масштабного проекта по борьбе с транснациональным терроризмом и укреплению стабильности в регионе.

Перед Западом стоит неизбежный выбор: либо он относится к Балканам как к ключевому стратегическому активу, либо рискует потерять регион, который может оказаться под влиянием России и исламского экстремизма. В сентябре прошлого года Босния подала официальное заявление о вступлении в Европейский союз. Брюссель должен серьезно рассмотреть эту просьбу, а НАТО следует довести до конца процесс вступления Черногории в альянс, уделяя при этом пристальное внимание Сербии и Боснии как будущим членам. В условиях кризиса, который переживает ЕС, интеграция со странами, стремящимися вступить на европейский путь роста и стабильности, сегодня, как это ни парадоксально, важнее, чем когда-либо прежде.

Пол Маккарти — заместитель руководителя по делам Европы в Международном республиканском институте.

Босния и Герцеговина. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июня 2017 > № 2205342


Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июня 2017 > № 2205327

Сербия между Востоком и Западом

Радисав Ристич (Радисав Ристић), Видовдан, Сербия

Официальная Америка (устами Хойта Брайана Йи) ясно, громко и недвусмысленно сообщила Сербии, что ни за что не откажется от защиты своих государственных интересов, которые предполагают всеобъемлющее присутствие на Западных Балканах. Если читать заявление заместителя помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Хойта Брайана Йи между строк, то ясно, что речь идет о политическом, военном и экономическом присутствии США в означенном регионе.

Брайан Йи откровенно заявил, что многие действия Российской Федерации в отношениях с балканскими странами неправильны, и особо подчеркнул, что эти действия противоречат интересам тех стран региона, которые хотят войти в Европейский Союз и НАТО. Что касается мнимых интересов этих государств, включая Сербию, то, по мнению Брайана Йи, им не нужно занимать нейтральную позицию в какой бы то ни было сфере, если только это не соответствует интересам США. Иными словами, хотя Йи этого напрямую и не заявил, если Сербия рассчитывает на вступление в ЕС, а потом и в НАТО, она должна, хочешь-не хочешь, отказаться от своего нынешнего военного нейтралитета. А это неизбежно влечет за собой отказ от остатков независимости.

Несмотря на то, что на Сербию постоянно оказывается давление (преимущественно с Запада), она по-прежнему успешно отражает учащающиеся нападки тех, кто считает, что страна должна, наконец, выбрать свой путь — на Запад или на Восток. Вместе с тем при вхождении в ЕС неминуемо встанет вопрос о признании Косово независимым государством, чего, разумеется, сербское руководство не может сделать ни в коем случае. Пока Сербия во главе с бывшим премьером, ставшим президентом Республики, успешно справляется с давлением и влиянием, которое постоянно исходит от так называемого международного сообщества, прежде всего, от Вашингтона и Брюсселя. Однако нельзя забывать и о сигналах, которые поступают из Российской Федерации.

Учитывая современные политические и экономические процессы, Сербия попадает в ситуацию, когда выбор одного из предложенных путей оказывается неминуем. Времени для решения остается мало, особенно если принять во внимание растущее давление с обеих сторон света, а также настроения граждан, от которых тоже во многом зависит будущее страны. В отличие от тех стран, гражданам которых не позволили высказать свое мнение о вступлении в НАТО на референдуме, нынешнее руководство Сербии, судя по всему, даст народу такую возможность. Недавно это подтвердил Александр Вучич, который, в частности, сказал, что более двух третей граждан Сербии выступает против вступления страны в НАТО. Схожее мнение у граждан относительно Евросоюза, что хорошо подтверждает растущий скептицизм по отношению к единой Европе.

Ответ на вопрос, куда пойдет Сербия: в ЕС и НАТО или на Восток в объятия России, остается неизвестен, поскольку современная государственная политика, особенно та ее часть, которая ориентирована на ЕС, и настроения граждан весьма сильно отличаются друг от друга. В данном случае можно сказать, что мы имеем дело с разнонаправленными устремлениями государственных деятелей и простых граждан, которые, несмотря на противоречивые мнения, продолжают оказывать поддержку нынешнему президенту Сербии Александру Вучичу. И хотя он откровенно признает, что в стране усиливается «евроскептицизм», и что в случае референдума нет ни одного шанса на вступление в НАТО, официальная сербская политика по-прежнему настойчиво продвигает сближение с ЕС. А вступление в Евросоюз, как отмечают многие отечественные и иностранные политические и экономические аналитики, практически невозможно без статуса кандидата на вступление в НАТО и, повторюсь, без обязательного признания фантомного государства Косово. И в этом, похоже, заключается причина того, что большая часть граждан поддерживает политическую, экономическую и военную ориентацию на Восток.

Многие внутри страны упрекают Сербию, что она сидит на двух стульях — западном и восточном. Но это, судя по всему, нежизнеспособная политика, и уже довольно скоро сербское политическое руководство будет вынуждено отказаться от одного из стульев. Правда, президент Сербии Александр Вучич так не думает. Сразу после принесения присяги он сделал заявление, адресованное всей сербской и зарубежной общественности, сказав, в частности, что будет продолжать политику военного нейтралитета и одновременно сотрудничать со всеми, кому этот статус не по душе. Вучич также дал ответ тем, кто утверждает, что Сербия не может сохранить дружбу с Россией. Президент заявил, что Сербия «даже в самых тяжелых обстоятельствах сумела справиться с давлением и упорно поддерживает и выстраивает отношения с российским народом».

Таким образом, с выбором Сербией ее направления движения связано много желаний, мечтаний и предположений. Поэтому делать какие-то прогнозы о решении этого вопроса — дело неблагодарное. Будем надеяться, что развязки не придется долго ждать, и что, какой бы она ни была, все произойдет в мирной обстановке и, как говорит президент Вучич, будет сохранена целостность Сербии, мир и экономическое благосостояние.

Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июня 2017 > № 2205327


США. Индия. Сербия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 3 июня 2017 > № 2205104

Война санкций как катализатор сделок. Итоги ПМЭФ-2017

На форуме заключены соглашения на сумму в 2 трлн рублей — в два раза больше, чем годом ранее. По мнению экспертов, на приток западных инвесторов влияет политика президента США, «который не заинтересован в резком усилении давления на Россию»

На Петербургском международном экономическом форуме заключено 386 официальных соглашений на общую сумму 2 трлн рублей.

Об этом сообщил заместитель председателя организационного комитета форума Антон Кобяков. Эта сумма в два раза превышает прошлогодние показатели. Тогда на форуме было заключено 350 сделок на сумму в 1 трлн.

По словам Андрея Кобякова, Петербургский форум в этом году принял более 14 тысяч представителей бизнеса, глав международных организаций, официальных лиц и журналистов, более чем из 143 стран мира. Причем самой многочисленной стала американская делегация. Как сообщил Кобяков в интервью ТАСС, в общей сложности из США приехали 560 человек, 140 компаний. Это самое большое представительство иностранного бизнеса из одной страны. Эксперты уже дают оценки итогам сделок, заключенных в рамках ПМЭФ.На Петербургском международном экономическом форуме заключено 386 официальных соглашений на общую сумму 2 трлн рублей.

Об этом сообщил заместитель председателя организационного комитета форума Антон Кобяков. Эта сумма в два раза превышает прошлогодние показатели. Тогда на форуме было заключено 350 сделок на сумму в 1 трлн.

По словам Андрея Кобякова, Петербургский форум в этом году принял более 14 тысяч представителей бизнеса, глав международных организаций, официальных лиц и журналистов, более чем из 143 стран мира. Причем самой многочисленной стала американская делегация. Как сообщил Кобяков в интервью ТАСС, в общей сложности из США приехали 560 человек, 140 компаний. Это самое большое представительство иностранного бизнеса из одной страны. Эксперты уже дают оценки итогам сделок, заключенных в рамках ПМЭФ.

Василий Колташов

руководитель центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений

«На самом деле, двукратное увеличение объемов сделок на Петербургском экономическом форуме свидетельствует только об одном: об огромном желании властей показать, что ситуация в экономике не только находится под контролем, но и стремительно улучшается. Именно стремительно. В реальности, как это было со сделками, сложно понять. Обычно они заключаются заранее, просто их презентуют на ПМЭФ, иногда это очень громкие крупные сделки, но в данном случае количество не переходит в качество. Наоборот, от нас пытаются скрыть качество. Никакой дискуссии на форуме по экономической ситуации не было. А как можно приехать в отсутствие дискуссии, в отсутствие реальных рецептов? Давайте просто скажем и покажем, что есть огромный поток инвестиций, есть огромный поток деловой активности и есть множество сделок, а значит, все уже и так исправляется, и ждать нечего. Я не думаю, что санкции могут повредить западным инвесторам, которые входят в российскую экономику и заключают контракты, что-то покупают, хотя бы потому, что есть определенные ограничения по санкциям в лице нового американского президента. Он, похоже, не заинтересован в резком усилении давления на Россию, у него другие цели, он прекрасно знает, что там Китай — главная проблема. С другой стороны российское руководство явно старается, чтобы инвесторы к нам приходили, чтобы они могли получать какие-то интересные активы, и в этом смысле санкции подействовали. То, что есть это движение иностранных инвесторов и их желание заключать сделки с российским компаниями — это во многом результат войны санкций. Это не вопреки происходит, а благодаря».

Власти действительно стараются привлекать западные деловые круги. Антон Кобяков рассказал, что пообщался на Форуме со многими американскими бизнесменами. По словам советника президента, они сказали, что «в Америке стало модным говорить с русским акцентом, мальчишки у них во дворах играют в Путина».

Начальник аналитического департамента УК «БК Сбережения» Сергей Суверов считает, что успех нынешнего экономического форума обусловлен не только усилиями властей создать видимость позитивной картины, но и реальными экономическими факторами.

«Есть две причины, почему заключено больше сделок в этом году. Во-первых, есть макроэкономические успехи России, может, они не такие большие, но все-таки весьма уверенные. Это крепкий рубль, выход экономики из рецессии и серьезное снижение инфляции. Второе — нет режима усиления санкций в отношении России, а те соглашения, которые заключены на Петербургском форуме, вписываются в режим фиксации. Конечно, если будет усиление санкций, те соглашения, которые подписаны, могут и не дойти до стадии реализации. Есть также некоторые факторы, которые способствуют успеху форума, в частности, много сделок сырьевых компаний. Российские сырьевые компании имеют одну из самых низких себестоимостей добычи сырья в мире и есть истории успеха у некоторых иностранных партнеров на российском рынке. В частности, доходность инвестиций у партнеров РХПИ — примерно 15% в валюте, что весьма неплохо по нынешним меркам, поэтому, наверное, эта история успеха побуждает инвесторов заключать новые сделки в России».

В этом году также увеличилось количество СМИ, которые посетили форум. Их число составило 3300 человек, что на 600 больше, чем в 2016-м. Пленарное заседание транслировали 83 телеканала, охватывающие всю Европу, США, страны Африки, Индию и Азиатский регион.

Статус страны гостя получили Сербия и Индия, о желании получить такой же статус в будущем году заявил Катар.

Так как в 2018 году Россия примет Чемпионат мира по футболу, форум решено перенести на 24-26 мая.

«На самом деле, двукратное увеличение объемов сделок на Петербургском экономическом форуме свидетельствует только об одном: об огромном желании властей показать, что ситуация в экономике не только находится под контролем, но и стремительно улучшается. Именно стремительно. В реальности, как это было со сделками, сложно понять. Обычно они заключаются заранее, просто их презентуют на ПМЭФ, иногда это очень громкие крупные сделки, но в данном случае количество не переходит в качество. Наоборот, от нас пытаются скрыть качество. Никакой дискуссии на форуме по экономической ситуации не было. А как можно приехать в отсутствие дискуссии, в отсутствие реальных рецептов? Давайте просто скажем и покажем, что есть огромный поток инвестиций, есть огромный поток деловой активности и есть множество сделок, а значит, все уже и так исправляется, и ждать нечего. Я не думаю, что санкции могут повредить западным инвесторам, которые входят в российскую экономику и заключают контракты, что-то покупают, хотя бы потому, что есть определенные ограничения по санкциям в лице нового американского президента. Он, похоже, не заинтересован в резком усилении давления на Россию, у него другие цели, он прекрасно знает, что там Китай — главная проблема. С другой стороны российское руководство явно старается, чтобы инвесторы к нам приходили, чтобы они могли получать какие-то интересные активы, и в этом смысле санкции подействовали. То, что есть это движение иностранных инвесторов и их желание заключать сделки с российским компаниями — это во многом результат войны санкций. Это не вопреки происходит, а благодаря».

Власти действительно стараются привлекать западные деловые круги. Антон Кобяков рассказал, что пообщался на Форуме со многими американскими бизнесменами. По словам советника президента, они сказали, что «в Америке стало модным говорить с русским акцентом, мальчишки у них во дворах играют в Путина».

Начальник аналитического департамента УК «БК Сбережения» Сергей Суверов считает, что успех нынешнего экономического форума обусловлен не только усилиями властей создать видимость позитивной картины, но и реальными экономическими факторами.

«Есть две причины, почему заключено больше сделок в этом году. Во-первых, есть макроэкономические успехи России, может, они не такие большие, но все-таки весьма уверенные. Это крепкий рубль, выход экономики из рецессии и серьезное снижение инфляции. Второе — нет режима усиления санкций в отношении России, а те соглашения, которые заключены на Петербургском форуме, вписываются в режим фиксации. Конечно, если будет усиление санкций, те соглашения, которые подписаны, могут и не дойти до стадии реализации. Есть также некоторые факторы, которые способствуют успеху форума, в частности, много сделок сырьевых компаний. Российские сырьевые компании имеют одну из самых низких себестоимостей добычи сырья в мире и есть истории успеха у некоторых иностранных партнеров на российском рынке. В частности, доходность инвестиций у партнеров РХПИ — примерно 15% в валюте, что весьма неплохо по нынешним меркам, поэтому, наверное, эта история успеха побуждает инвесторов заключать новые сделки в России».

В этом году также увеличилось количество СМИ, которые посетили форум. Их число составило 3300 человек, что на 600 больше, чем в 2016-м. Пленарное заседание транслировали 83 телеканала, охватывающие всю Европу, США, страны Африки, Индию и Азиатский регион.

Статус страны гостя получили Сербия и Индия, о желании получить такой же статус в будущем году заявил Катар.

Так как в 2018 году Россия примет Чемпионат мира по футболу, форум решено перенести на 24-26 мая.

США. Индия. Сербия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 3 июня 2017 > № 2205104


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter