Всего новостей: 2293533, выбрано 1635 за 0.259 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
США. Сербия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 ноября 2017 > № 2388146

Объект «Украина»: будущее Донбасса решают без Киева

«Донбасские» встречи Суркова с Волкером стали регулярными, и никому не приходит в голову звать на них Киев

Спецпредставители президентов России и США Владислав Сурков и Курт Волкер провели в понедельник, 13 ноября, в Белграде очередную встречу, посвященную Донбассу. Такие мероприятия стали регулярными: Сурков и Волкер встречаются в третий раз за три месяца. И встречи будут продолжены, поскольку окончательных решений принято не было.

Сурков и Волкер общались за закрытыми дверями, а после встречи были довольно скупы на комментарии. За основу будущей договоренности взята российская, а не украинская резолюция, теперь американская сторона пытается внести в нее собственные поправки, но уступки ей могут быть сделаны только в весьма ограниченном масштабе.

Москва предлагает решать вопросы согласно минским договоренностям. Сначала Киев должен решить политические вопросы, то есть предоставить Донбассу автономию и объявить об амнистии. В течение этого времени миротворцы находятся на линии разграничения. Только после выполнения Киевом всех политических условий можно будет говорить о возвращении Украине контроля за границей между Донбассом и Россией.

В Киеве выполнять обещанное не хотят. Донбасс столько раз обещали завоевать, и вдруг автономия? Любой начальник, который примет такое решение, даст повод своим оппонентам поиграть в «патриотизм» и обвинить в «измене Родине». Оппоненты таким шансом непременно воспользуются. До выборов президента и Рады уже не так далеко, а после выполнения минских договоренностей поддержавшие и подписавшие такой закон, в понятиях националистов, не жильцы. Националистов не так много, но именно они обладают не отягощенной избыточным интеллектом физической силой и готовностью драться — в отличие от правоохранителей, которые, скорее всего, самоустранятся, памятуя о том, как во времена майдана их предали сразу обе власти, и старая и новая.

Исходя из всего этого Киев требует сначала отдать ему контроль за границей, а уже потом якобы проведет обещанные реформы. Понятно, что это ложь, которой ни в Донецке, ни в Луганске, ни в Москве не верят и не поверят. Таким образом ситуация затягивается, и вряд ли стоит ждать ее разрешения в ближайший год. Донбасс продолжит развивать кооперацию с Россией, а Киев продолжит в свои критические дни лечиться обстрелами Донбасса и новыми смелыми словами о скором его завоевании.

За этот год или полтора украинская политика непременно претерпит значительные изменения. Рейтинг власти все ниже, воруют они все быстрее. Растет очередь из желающих их сменить, а состоит эта очередь из людей с оружием и привычкой к безнаказанности. Обычные же граждане недовольны почти всеми действиями власти, от экономики до образования и здравоохранения, но пока помалкивают. Все труднее сшивать бюджет, а ведь основные выплаты по кредитам еще впереди.

Трудно сказать, как именно за год-полтора изменится конфигурация сил, многое зависит от ошибок власти и активности каждого из ее оппонентов. Ясно только, что Украина точно не превратится за это время в преуспевающее демократическое государство, если вообще сохранится как единое целое. Впрочем, уже сегодня те вопросы, которые теоретически являются ее «внутренним делом», решаются без нее. Встречи Суркова и Волкера — один из ярких примеров.

Присутствие с «восточной» стороны Владислава Суркова объяснимо хотя бы тем, что ДНР и ЛНР не имеют мирового признания и воспринимают Россию центром своего притяжения (формат отношений обсуждается). Труднее объяснить, почему «западную» сторону представляет Курт Волкер. Украина ведь как будто не собирается интегрироваться в США. Но из субъекта переговоров она превратилась в объект.

В течение пары лет использовался полузабытый теперь четырехсторонний формат: Украина плюс Россия, Франция и Германия в роли наблюдателей. Потом Берлин и Париж устранились от донбасской работы, потому что потеряли всякую веру в способность Киева о чем-нибудь договариваться. Ныне Ангела Меркель и не правящий более Франсуа Олланд уже не выступают с громкими планами. Потворствовать госперевороту и гражданской войне на своем континенте им удалось, решить созданную проблему — нет.

Одновременно с Парижем и Берлином право голоса утратил и Киев. Конечно, Курт Волкер заезжает в гости к Порошенко, но, судя по всему, только для того, чтобы проинструктировать. Не забудем, что когда-то украинским вопросом занимался аж целый вице-президент США, теперь же это лишь спецпредставитель. Характерный пример: Киев написал собственный план по введению миротворцев, потом Волкер приехал в Киев и сказал, что работать будут с российским проектом.

Украина теперь — это просто территория. Убийственные для страны экономические «реформы» пишут в МВФ. Донбасский вопрос решают Москва и Вашингтон. Ключевые кадровые вопросы решаются в Вашингтоне же. Внутри договариваться не с кем и не о чем. Допустив госпереворот, Украина получила иллюзию независимости, зато полностью потеряла реальную независимость. Киевский балаган может действовать только на нервы, никакого другого влияния на принятие важнейших решений на своей собственной территории он не оказывает.

Это не означает, что не надо работать с теми, кто внутри. Как раз наоборот. Если у Украины и есть еще шанс сохранить целостность и вернуть независимость, то шанс этот в появлении у власти адекватных и конструктивных людей вместо нынешних вороватых истериков. Но для решения сегодняшних вопросов, по состоянию на сию секунду на киевских номерах, образно говоря, стоит автоматическая переадресация в Вашингтон.

Сергей Гуркин

США. Сербия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 ноября 2017 > № 2388146


США. Украина. Сербия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 ноября 2017 > № 2388045

Итоги встречи помощника президента РФ Владислава Суркова и спецпредставителя США по Украине Курта Волкера говорят о том, что страны имеют консенсусный взгляд на порядок выполнения минских соглашений по Донбассу — политическая часть и меры по безопасности должны выполняться одновременно, считает представитель Киева в гуманитарной подгруппе по Донбассу Виктор Медведчук.

Встреча Волкера и Суркова состоялась 13 ноября в Белграде, где они обсудили урегулирование ситуации в Донбассе.

Медведчук пришел к выводу о консолидированности позиций РФ и США по минским соглашениям на основании анализа официальных заявлений РФ и США по встрече Суркова и Волкера. По мнению Медведчука, они свидетельствуют, что стороны "подтвердили общее видение выполнения минских соглашений".

"Все четко и однозначно: есть минские соглашения, есть прописанные в них политические меры и меры безопасности. И эти меры должны выполняться одновременно. Надеюсь, для украинских политиков, которые воспринимают все, сказанное представителями Госдепа, как истину в последней инстанции, это станет руководством к действию. Никаких торгов, никаких дискуссий о том, что является первичным, а что вторичным", — приводит слова Медведчука его пресс-служба на странице в Facebook.

Минские соглашения должны выполняться неукоснительно и в полном объеме, добавил Медведчук.

США. Украина. Сербия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 ноября 2017 > № 2388045


Украина. Польша. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 ноября 2017 > № 2384548

Помирится ли Украина с Польшей, и зачем нам ссора с Сербией

Тарас Козуб, Вести.ua, Украина

Отношения между Украиной и Польшей накалились добела. Киев пошел на крайние меры, инициировав чрезвычайное заседание Консультационного комитета двух президентов. Правда, экстренное тушение пожара вряд ли будет успешным, если обе стороны продолжат спекуляции на теме истории и национализма.

«Львов — польский город»

Памятные фразы главы МИД Польши Витольда Ващиковского «Украина не попадет в ЕС с Бандерой» и лидера правящей партии «Право и справедливость» Ярослава Качиньского «Киев не войдет в Европу» прозвучали еще летом. Но обострение началось в начале ноября, когда глава МИД Польши Витольд Ващиковский пообещал, что люди, которые «демонстративно носят мундиры СС «Галичина», в Польшу не въедут (накануне польский вице-премьер Петр Глинский провел неудачные переговоры с Институтом нацпамяти о перезахоронении могил поляков в Украине).

А 6 ноября Ващиковский, прибыв с визитом во Львов, отказался посещать музей-мемориал жертв оккупационных режимов «Тюрьма на Лонцкого» из-за позиции его директора (тот считает, что в 1918-м Польша оккупировала Западную Украину). Вернувшись в Польшу, глава МИД дал интервью, в котором пообещал отговорить президента Анджея Дуду от посещения Украины (визит в Харьков запланирован на конец года). Украинский МИД реагировал заявлениями: высказывания Ващиковского «приняли во внимание», а антипольских настроений в Украине нет, несмотря на расхождения в оценках общего прошлого.

В свое время мы с Польшей достигли понимания, что примирение возможно по принципу «прощаем и просим прощения». Этот принцип было предложено воплотить польской стороне, подписав дорожную карту, но мы все еще ждем ответ.

Масла в огонь подлил вице-консул Польши в Луцке Марек Запур, заявив на круглом столе, что Львов — польский город. «Вице-консул встал и заявил, что украинского государства в то время (1919-1920 гг.) не существовало, Львов — польский город, и в современности можно утверждать, что Украина так же оккупировала Крым и Донбасс», — написал в «Фейсбуке» местный историк Игорь Марчук. Сам вице-консул дал «Вестям» опровержение: он считает, слова вырваны из контекста.

«Я не говорил, что Львов — польский город, а сказал, что он был таковым в 1918 году, когда большинство жителей было поляками. Вопрос Крыма и Донбасса я привел как пример, что обвинение в польской оккупации настолько же абсурдно, как обвинение Украины в оккупации Крыма. Очевидно, не все меня поняли», — заявил нам дипломат.

Гашение пожаров

Киев предложил механизм нормализации — комитет при президентах Украины и Польши. «Это совещательный орган, призванный содействовать реализации договоренностей между главами обеих стран», — пояснил пресс-секретарь президента Украины Святослав Цеголко. «Инициатива правильна, но, увы, она свидетельствует, что по обычным каналам выполнить задание МИД не удалось — теперь вопрос пришлось взять в руки президенту, чтобы решать его на наивысшем уровне», — сказал «Вестям» экс-глава МИД Константин Грищенко.

Показательно, что, по словам бывшего министра, предыдущий посол Украины в Варшаве Маркиян Мальский был на постоянной связи с президентом Польши из-за возможных провокаций. «И в целом работа МИД была более последовательной», — заключил дипломат. Нынешний посол, Андрей Дещица, в июле заявил, что Польша «пытается навязать Украине свое видение чувствительных исторических событий».

Сам он, кстати, также входит в Консультационный комитет при президенте (кроме него там замглавы АП Константин Елисеев, замглавы МИД Елена Зеркаль, замсекретаря СНБО Александр Литвиненко). «Комитет будет гасить пожар, который уже невозможно погасить на уровне МИДов стран, чтобы хоть как-то вырулить из ситуации. Будет двусторонняя договоренность президентов, хотя я не исключаю, что найти консенсус не удастся: в Украине на носу выборы, а власть приняла позицию национализма и может затягивать достижение компромисса, — сказал «Вестям» эксперт-международник Антон Кучухидзе. — В идеале необходимо вернуться к практике работы комиссии «Кучма — Квасьневский», когда действовал меморандум по взаимоуважению и взаимопочитанию жертв трагических событий».

Дальнейшие шаги, по мнению эксперта, могут выглядеть так: Киев и Варшава решают на государственном уровне в течение пяти-семи лет не поднимать вопрос сомнительных исторических субъектов, назначая совместную историческую комиссию. «Она должна провести изыскания и после этого дать рекомендации лидерам государств по нахождению консенсуса, ведь неправыми были обе стороны», — считает Кучухидзе. Впрочем, и сама Польша может быть не заинтересована в решении проблемы.

Часть элит, считая правящие, перестала считать Украину стратегическим партнером, обвиняя в фальсификации истории. Речь как о крайне правых силах, части «Права и солидарности» (даже там есть симпатики Киева), так и о социал-демократах и левых партиях: бывшие «товарищи» неожиданно применяют такую же антиукраинскую риторику, как их правые коллеги

«В диалоге о примирении оба президента должны быть предельно осторожными, принимая аргументы второй стороны, ведь всегда есть опасность начала «разборок»: кто попросил прощения больше раз, и кто повинился честно, а кто — слукавил», — сказал «Вестям» польский политолог и журналист Марек Серант.

Посол в Сербии едва не стал нон-грата

Обострился и конфликт с Сербией. Наш посол Александр Александрович в интервью раскритиковал действия Белграда, обвинив власти Сербии в нежелании видеть сербских наемников в Украине, а также — в сотрудничестве с РФ. В ответ его пригрозили объявить персоной нон-грата (на неделе посла отзывали в Киев, но вернули, дав понять: интервью не самодеятельность). Вчера Белград также вызвал своего посла для консультаций. «Киев уже растерял всех друзей — от Турции, Молдовы, Румынии и до Венгрии и Словакии. Это уже не стратегическое партнерство, а стратегическая конфронтация», — считает экс-глава МИД Леонид Кожара.

Украина. Польша. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 ноября 2017 > № 2384548


Сербия. Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 ноября 2017 > № 2381883

Появится ли европейский фронт против «украинского Франкенштейна»?

Сербия и Польша, как и ряд других европейских стран, уже воюют против отдельных проявлений майдана, но пока не могут увидеть картину в целом и объединить усилия

Конфликт между Сербией и Украиной набирает обороты. Белград вызвал из Киева своего посла для консультаций, а глава сербского МИД Ивица Дачич выступил с официальным заявлением. Он отметил, что Белград подумает, как вести себя с Украиной дальше, и между делом напомнил, что Украина так и не принесла извинений за участие своих граждан и совершенные ими преступления в войне против Сербии на стороне хорватов, а также не применила против этих граждан никаких мер.

Напомним, конфликт начался на прошлой неделе, когда украинский посол в Сербии Александр Александрович внезапно обвинил Белград в том, что тот в интересах России провоцирует напряженность в ряде европейских стран (включая Македонию и Боснию), и что Москва фактически использует Белград для дестабилизации и разрушения Европы. Сербские власти ответили резко, по сути потребовав от Киева отозвать своего посла.

На новый виток вышел и конфликт с Польшей. Западноукраинские «историки» — националисты зачем-то продолжают провоцировать польских дипломатов, приглашая их в свои музеи выдуманной истории и вынуждая их говорить прямым текстом, что никакой «оккупации Львова Польшей» в 1918 году быть не могло, потому что Львов — польский город. Как минимум, был им.

И вот президент страны Анджей Дуда вслед за своим министром иностранных дел призывает Киев убрать из власти чиновников с антипольскими взглядами. Варшава составляет список майданных чиновников, которым закрыт въезд в Польшу за симпатии к Бандере и прочим нацистам. Петр Порошенко экстренно созывает «совет президентов» для нормализации отношений с Польшей, но это ему уже не поможет. Визит Дуды в Киев, намеченный на декабрь, вероятно, не состоится.

Ранее был отменен и визит в Киев президента Румынии. Повод — майданный закон об образовании, запретивший школьникам учиться на родных языках и повелевший учиться на государственном. По той же причине произошел и конфликт с Венгрией. Будапешт, как и обещал, начал блокировать все инициативы Киева по линиям НАТО и ЕС. Менее выраженные, но не менее серьезные вопросы к майданным властям Украины есть также у Болгарии, Греции, Чехии.

Четыре года назад европейские страны как минимум не стали выступать против госпереворота на Украине, как максимум — поддержали его. Во-первых, так их просили в Брюсселе и Вашингтоне, во-вторых, им казалось, что никакого вреда им этот переворот не принесет. Теперь эти страны сталкиваются с реальными последствиями майдана, с такими последствиями, которые их касаются уже напрямую. И выступают против Киева, подчас прямым текстом, но все равно — поодиночке и не до конца. Несколько причин мешают им объединить усилия.

Прежде всего, они не осознают, как все те реальные проблемы, которые создал им майдан, связаны между собой. Они не понимают, что общего у таких вещей, как:

— героизация пособников нацистов;

— участие их последователей в новых войнах в качестве добровольной нацистской дубинки «либералов»;

— запрет учиться и говорить на родном языке;

— внешнеполитические провокации против «недостаточно сдавшихся».

Все эти вещи объединяет то, что Украина (в версии майдана) — это, в отличие от Сербии, Польши и т.д., не реальная страна со сложной историей, а выдуманное новообразование, с изобретенной историей, культом врага и навязываемым государственным языком. Украина, в версии майдана — это Франкенштейн, которому меняют реальную память, историю, культуру и язык на выдуманные, чтобы лучше контролировать ходящих строем, запугать несогласных, а под шумок истерии с поисками врагов всё здесь разграбить.

Альянс олигархов, нацистов и западных дипломатов и не мог построить ничего другого. Построенный ими недорежим не может не запрещать говорить на родном языке, не может не героизировать нацистов. Чтобы грабить, нужен «враг». Чтобы бороться с «врагом», нужно выращивать в пробирке «нового украинского человека» ценой прямого вмешательства в головы, души, сердца. Теперь от этого страдают не только русские на востоке Украины, но и поляки, венгры, румыны, евреи и т.д. — на западе.

Вторая причина того, почему борьба европейских стран против майдана не приобретает единого и системного характера, состоит в том, что многочисленные западные объединения в своей основе имеют не почву, не реальность и не свои собственные интересы, а всякого рода абстрактные ценности. Эти ценности можно трактовать так или эдак, особенно если центр объединений находится существенно западнее, и если восточноевропейские страны общаются не напрямую, а транзитом через этот центр. Именно это — раздробленность и манипуляции — мы и наблюдаем.

Встреча лидеров стран, граничащих с Украиной, обсуждение ими не пропагандистских мифов, а реальности майдана, и принятие ими, как выразились в Белграде, «дальнейших решений» — это самый страшный сон майдана.

Сергей Гуркин

Сербия. Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 ноября 2017 > № 2381883


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 ноября 2017 > № 2384509

Россия «рассчитывает» на Николича?!

Томислав Кресович (Томислав Кресовић), Видовдан, Сербия

Председатель Национального совета по координации сотрудничества с Российской Федерацией и Китаем, бывший президент Сербии Томислав Николич удостоился высокой награды из рук Владимира Путина — ордена Дружбы. Кроме того, Путин и Николич беседовали на протяжении трех часов. Так президент Российской Федерации не только выразил признательность за укрепление связей между Сербией и Россией, но и отправил политическое «послание» Сербии: она может рассчитывать на продолжение дружбы и сотрудничества двух стран и народов благодаря усилиям бывшего президента Сербии Томислава Николича. Тем самым российский президент выделил Томислава Николича как своего политического и государственного союзника в деле поддержания хороших отношений между нашими государствами, а также как своего политического «друга», которого Путин не оставит не у дел, пока правит в России.

Томислав Николич является фактором влияния России и Китая в Сербии не только на экономическом, но и на политическом уровне. Если Запад, прежде всего США и ЕС, будут оказывать на Сербию, то есть на правящую коалицию, большое политическое давление, настаивая, чтобы она сменила курс в отношении России, то бывший президент Сербии, основатель и первый председатель Сербской прогрессивной партии (СНС), может сыграть важную роль в защите интересов Сербии, которая хочет поддерживать полноценные дружественные отношения и с Россией, и с Китаем. Так что Томислав Николич получил политическую «защиту» от России и Китая, чтобы в случае критической ситуации он объединил сербские политические силы, симпатизирующие России и Китаю. Эти силы могли бы выступить против нападок Запада на Сербию и требований, чтобы она отказалась от своей нейтральной и самостоятельной политики, от связей с Россией и выполнила условия ЕС.

Бывший президент Сербии Томислав Николич заявил: «Мы сидели друг напротив друга два с половиной или три часа и обсуждали множество тем. Мы беседовали на те же темы, которые обсуждали еще тогда, когда я был президентом Сербии. Мы говорили о ситуации, когда Россия защищается от одной части мира, а также о положении Сербии, которой не позволяют проводить собственную мирную политику». У Путина есть основания, чтобы сделать Николича своим «козырем» для защиты российских интересов в Сербии. Тем самым Путин также дал понять нынешнему сербскому правительству и партии СНС, а также президенту Александру Вучичу, что Томислав Николич «не списан со счетов», а считается российским другом в Сербии. Николич может популяризировать в Сербии идею об ориентации на Россию и разными методами противопоставить эту идею прозападной ориентации во власти. Сегодня на нее оказывается большое давление, и, стремясь выполнить 31 главу о внешней политике и политике в сфере безопасности, сербская власть все больше отдаляется от России, чтобы войти в ЕС.

Для Путина бывший президент Сербии Томислав Николич — совсем не бывший. Наоборот, российский лидер видит в нем «игрока» и лоббиста российского влияния в Сербии. Николич не ушел на «политическую пенсию», как думали некоторые во власти и оппозиции. Путин отправил сербскому руководству «послание» о том, что нельзя ставить под сомнение личный и политический авторитет Томислава Николича и его семьи, которые стали предметом обсуждения в желтой прессе.

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 ноября 2017 > № 2384509


Украина. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 ноября 2017 > № 2380307

Глава МИД Сербии Ивица Дачич вызвал в среду посла на Украине Раде Булатовича для консультаций в связи с "актуальными вопросами взаимодействия с данным государством" и указал на "участие украинских наемников" в преступлениях хорватских сил против сербов в 1990-х годах.

Ранее глава МИД Украины Павел Климкин вызвал в Киев посла в Сербии Александра Александровича, и как сообщается, обсудил с ним вопрос участия "сербских наемников" в конфликте в Донбассе. Перед тем госсекретарь (замминистра) иностранных дел Сербии Ивица Тончев заявлял, что Александрович безуспешно пытается испортить отношения Сербии и РФ и позволяет себе недопустимые высказывания в адрес официального Белграда. По его словам, посол "в ряде скандальных интервью заявил, что Сербия не проводит самостоятельную внешнюю политику, а является инструментом в руках России".

"Сербия с начала кризиса на Украине многократно указывала, что уважает территориальную целостность Украины, что и доказала за время своего председательствования в ОБСЕ", — цитирует кабинет главу МИД Ивицу Дачича.

"Также Сербия предприняла ряд конкретных шагов в расследовании дел сербских граждан, которые сражаются в зонах боевых действий за границей, включая Украину, чем показала приверженность соблюдению своих международно-правовых обязательств", — говорится в заявлении министра.

Дачич также отметил, что Белграду "известно об участии украинских наемников в преступлениях, которые совершали хорватские силы по отношению к сербскому народу в Хорватии", и подчеркнул, что "Украина их, в отличие от Сербии, так никогда и не осудила".

Украина. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 ноября 2017 > № 2380307


Казахстан. Сербия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 7 ноября 2017 > № 2381327

Вице-спикер Мажилиса и спикер Парламента Сербии высказались за укрепление межпарламентского сотрудничества

Сегодня в Мажилисе состоялась встреча вице-спикера палаты Гульмиры Исимбаевой с председателем Народной Скупщины Сербии Майей Гойкович, прибывшей в Казахстан с первым официальным визитом. Об этом сообщает пресс-служба Мажилиса Парламента РК.

Отмечен активный характер двустороннего политического взаимодействия между двумя странами. При этом собеседницы подчеркнули важность визитов глав двух государств Нурсултана Назарбаева и Александра Вучича, а также достигнутых в их ходе договоренностей.

Г. Исимбаева и М. Гойкович выразили уверенность и в развитии межпарламентского диалога как важной составляющей казахстанско-сербских отношений.

Как отметила Г. Исимбаева, Казахстан заинтересован в дальнейшем расширении торгово-экономического взаимодействия с Сербией. Со стороны двух государств созданы благоприятные условия: необходимая законодательная база, безвизовый режим, свободная торговля, отсутствие двойного налогообложения. Среди перспективных направлений названы сельское хозяйство, транспортно-логистическая сфера, фармацевтическая отрасль, туризм.

По словам вице-спикера Мажилиса, Казахстан приветствует начало переговоров о создании зоны свободной торговли между ЕАЭС и Сербией.

Отдельное внимание парламентарии уделили вопросам международной повестки дня.

Как подчеркнула спикер Народной Скупщины Сербии, именно благодаря своей активной миротворческой деятельности и уважительной по отношению к другим странам международной политике, Казахстан стал непостоянным членом СБ ООН в 2017-2018 гг., а также местом проведения переговоров по урегулированию Сирийского конфликта.

В продолжение парламентской тематики Г. Исимбаева и М. Гойкович подтвердили намерение казахстанских и сербских народных избранников активизировать партнерство в целях укрепления законодательной основы выполнения договоренностей глав двух государств. Парламентарии также договорились укреплять взаимодействие групп по сотрудничеству, координировать усилия в различных международных структурах для взаимной поддержки инициатив и усилий.

Казахстан. Сербия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 7 ноября 2017 > № 2381327


Казахстан. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 7 ноября 2017 > № 2381317

Касым-Жомарт Токаев провел переговоры с председателем Народной Скупщины Сербии

Председатель Сената Парламента Касым-Жомарт Токаев провел переговоры с председателем Народной Скупщины Сербии Майей Гойкович. Об этом сообщает пресс-служба Сената Парламента РК.

Стороны обсудили вопросы межпарламентского взаимодействия на двусторонней основе и в международных организациях, сотрудничества в политической, торгово-экономической, транспортной и индустриально-инновационной сферах. К. Токаев отметил решающее значение встреч и переговоров глав государств в развитии сотрудничества между Казахстаном и Сербией.

Кроме того, собеседники выразили общее мнение относительно исключительной важности межпарламентского взаимодействия для укрепления всего комплекса двусторонних связей. Была достигнута договоренность о развитии парламентских контактов по линии депутатских групп дружбы.

К. Токаев проинформировал М. Гойкович, впервые посетившую Астану, о ходе экономических и политических реформ, осуществляемых в Казахстане по инициативе Главы государства.

«Кредо нашего Президента Н.Назарбаева - реформы, поэтому его по праву считают выдающимся реформатором мирового масштаба», - сказал спикер Сената.

Ознакомив собеседницу с инвестиционным законодательством и экономическими планами страны, К. Токаев пригласил сербский бизнес к совместной работе по реализации проектов в Казахстане. По мнению спикера Сената, взаимный интерес представляет сотрудничество в области сельского хозяйства, строительства, туризма и транспортно-логистической сфере.

В заключение стороны констатировали общность подходов к обсуждаемым вопросам, а также высказались за продолжение взаимной поддержки на международной арене.

Казахстан. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 7 ноября 2017 > № 2381317


Казахстан. Сербия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Недвижимость, строительство > inform.kz, 7 ноября 2017 > № 2381261

Казахстанско-сербское сотрудничество обсудили Бакытжан Сагинтаев и Майя Гойкович

Сегодня в Үкімет үйі Премьер-Министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев провел встречу с председателем Народной Скупщины Сербии.

Об этом сообщает primeminister.kz.

В ходе встречи обсуждены вопросы двустороннего сотрудничества в различных сферах социально-экономического развития двух государств и реализации конкретных инвестиционных проектов в области сельского хозяйства, промышленности, электроэнергетики, строительства, туризма, транспортной и фармацевтической отраслях, технологической модернизации, урбанизации, водных ресурсов и других направлений.

Справочно: Товарооборот между странами за январь-август 2017 года составил $33,3 млн, превысив показатели аналогичного периода 2016 года в 2,4 раза. Объем взаимной торговли за 2016 год составил $26,3 млн. Структура экспорта в основном состоит из продукции сельского хозяйства.

В Казахстане зарегистрировано 24 сербских предприятия, представленных, в основном, в сферах оптовой и розничной торговли, а также строительства жилых и нежилых зданий. В рамках визита Премьер-Министра Сербии в РК 16 ноября 2016 года была подписана Дорожная карта по развитию сотрудничества между Казахстаном и Сербией на 2017-2018 годы.

Казахстан. Сербия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Недвижимость, строительство > inform.kz, 7 ноября 2017 > № 2381261


Украина. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 4 ноября 2017 > № 2377898

Климкин отреагировал на скандал с подчиненным

Посол Украины в Сербии Александр Александрович временно отозван в Киев после скандальных высказываний в интервью балканским СМИ. Об этом сообщил министр иностранных дел Павел Климкин на своей странице в соцсети.

"Вызвал посла в Сербии Александра Александровича на консультации по соблюдению международного права и избежанию использования граждан Сербии в качестве наемников", – отметил глава украинского МИД.

Как сообщалось, государственный секретарь МИД Сербии Ивица Тончев заявил о возможной высылке из страны украинского посла А.Александровича, обвинив его в попытках рассорить Сербию с Россией.

В интервью балканским СМИ посол Украины заявил, что Россия использует Сербию для дестабилизации Западных Балкан, эта страна является инструментом для уничтожения Европы.

Украина. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 4 ноября 2017 > № 2377898


Украина. Сербия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 ноября 2017 > № 2374999

«Вперёд, в неандертальство»: Украина теряет друзей в ЕС

В Европе остается все меньше стран, с которыми Киев еще не успел поссориться

На этой неделе список «друзей» Украины в Европе пополнился еще одной страной. Майданная дипломатия умудрилась на ровном месте поссориться с Сербией. Посол Украины в Белграде Александр Александрович дал большое интервью местным СМИ, в котором заявил, что Россия «использует Сербию в своих интересах» и что интересом этим является «уничтожение Европы». В частности, Сербия в интересах России якобы пыталась дестабилизировать ситуацию в Македонии, Боснии и Герцеговине и Черногории.

Госсекретарь сербского МИД Ивица Тончев ответил украинскому послу сначала шуткой, а потом серьезно. В порядке шутки он сказал, что если бы интервью посла продлилось чуть дольше, тот бы успел обвинить Сербию еще и в развязывании Второй мировой войны. Всерьез же — заявил, что посол нарушил Венскую конвенцию. Это означает, что если Киев не отзовет его сам, то это предложит сделать Сербия.

Зачем украинский посол вообще дал такое интервью? Сказался, с одной стороны, прискорбный уровень профессионализма, с другой — в Киеве по-прежнему уверены, что все в Европе им что-то должны. Но в Белграде, в отличие от самого Киева, не считают, что послы иностранных государств имеют право учить страну жить, тем более таким лживо-хамским способом.

В тот же день, в четверг, 2 ноября, на новый уровень вышла и «дружба» Украины с Польшей. Камнем преткновения остается «бандеровский вопрос». Неделю назад Украина приостановила процесс легализации уже установленных памятников польским воинам. Вчера, 2 ноября, глава польского МИД Витольд Ващиковский назвал украинскую политику по этому вопросу «варварской» и предупредил, что Польша запретит въезд в страну всем сторонникам дивизии СС «Галичина» и всем, кто мешает установке польских памятников. Кроме того, глава МИД заявил, что визит на Украину президента Польши Анджея Дуды, намеченный на декабрь, теперь под вопросом. Если же президент не приедет, значит, роль Польши как «адвоката Украины в ЕС» похоронена окончательно.

В случае с Сербией майданную демократию подвела недооценка того факта, что некоторые страны, в отличие от нынешней Украины, дорожат своей независимостью и самостоятельностью. В случае с Польшей подвела историческая неразборчивость. Украина занимается героизацией нацистских приспешников, чтобы воодушевить своих радикалов и чтобы обосновать таким образом «антирусскость» Украины. Только вот у Польши есть свои счета к Бандере и ему подобным. Киев предлагает забыть все эти подробности и решать вопросы с памятниками по принципу «баш на баш». Но в Польше не считают, что памятник польскому воину и памятник украинскому нацизму — это одного поля ягоды.

С каждым месяцем у Украины становится все больше европейских «друзей». В сентябре-октябре в этом списке оказались Венгрия и Румыния. Президент Украины подписал закон об образовании, который предусматривает принудительную украинизацию всех школ в стране — хотя на Украине не только русскоязычное большинство, но и значительные общины поляков, венгров, румын и т.д. Закон был написан для борьбы с русским языком, но это надо было «закамуфлировать», поэтому румынам, венграм и всем остальным тоже досталось. Ответ был весьма ясным. Румыния отменила визит своего президента в Киев, а Венгрия пообещала блокировать все инициативы Украины на уровнях ЕС и НАТО. И уже, кстати, начала это делать.

В Киеве, очевидно, не ждали такой острой реакции. Подумаешь, запретили детям учиться на родном языке! Сколько там этих румын и венгров — и полумиллиона на будет. Майдан никогда не интересовался жизнью отдельных, конкретных, реальных людей, ему бы все больше про геополитику, да «врагов», да «исторические битвы». Вот и забыли, что власти некоторых стран (в отличие от самой Украины) работают не ради войн и откатов, а ради защиты интересов соотечественников.

Список европейских стран-«друзей» Украины можно продолжить. Болгарам и грекам тоже не нравится закон об образовании. Памятен недавний конфликт с чехами. Тамошний президент Земан предложил признать реальность, согласиться с тем, что Крым — российский, и обсудить вопрос о компенсации в пользу Украины. В Киеве ответили так грубо (депутаты Рады публично обвинили Земана в продажности, алкоголизме и идиотизме), что пресс-секретарь чешского президента в своем комментарии назвал это «криком неандертальцев из пещеры».

Майданные власти надеются, что в крымском вопросе все продолжат верить им на слово и за свой счет бороться с Россией. На самом деле в Европе этот вопрос уже для всех решен, вопрос только в формулировках. Неандертальское поведение киевских руководителей только добавляет желания видеть их пореже и решить все связанные с ними вопросы побыстрее.

Четыре года назад Евросоюз — вслух или молча — поддержал государственный переворот на Украине, потому что полагал: эта затеянная старшим вашингтонским братом история и им что-нибудь принесет. Майдану прощались и националисты, и нацисты, и неандертальцы. В Киеве ждали, что так будет и дальше. Что майдану будут платить за то, что он против России, возьмут в ЕС и дадут каждому по тысяче евро. Вместо этого европейские страны требуют прекратить украинизацию, назвать Бандеру преступником, забыть про Крым и вообще сидеть тихо и даже не мечтать про ЕС.

Роль уже сыграна, дальнейшее пребывание на сцене в этом образе неуместно, и аляповато раскрашенного неандертальца вежливо, но очень твердо подталкивают к выходу. Роль сыграна, спектакль завершен, и теперь от артиста требуют вести себя прилично. Но майдан не умеет вести себя прилично. Потому что неандертальство — это не его роль. Это его суть.

Сергей Гуркин

Украина. Сербия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 ноября 2017 > № 2374999


Украина. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 2 ноября 2017 > № 2373475

Посла Украины пригрозили выслать из Сербии

Деятельность украинского посольства в Белграде все больше сводится к попыткам ухудшить отношения Сербии и России. Об этом заявил государственный секретарь МИД Сербии Ивица Тончев в эфире местного телеканала РТС.

По его словам, неоднократные замечания, сделанные МИД Сербии с советами послу Украины Александру Александровичу направить свою энергию на обязанности, указанные в Венской конвенции о дипломатических отношениях, – не имели никакого эффекта.

"Я бы хотел обратиться к МИД и правительству Украины с просьбой указать своему послу на недопустимость подобного поведения. Иначе мы будем вынуждены применить обычные в таких случаях меры", – подчеркнул И.Тончев.

Он не уточнил, какие именно шаги может предпринять Сербия относительно А.Александровича. Однако, согласно Венской конвенции, на которую сослался представитель МИД Сербии, речь может идти об отзыве правительством Сербии аккредитации посла и объявление его персоной нон грата.

И.Тончев напомнил, что роль послов заключается в улучшении двусторонних отношений, главным образом политических и экономических.

"А украинский посол в Сербии, похоже, об этом забыл. Он заявил, без каких-либо обоснованных утверждений, о сербском факторе дестабилизации Македонии, создании напряженности в отношениях с Хорватией, участии сербских экстремистов в попытке государственного переворота в Черногории... К счастью, интервью не было дольше, потому что Сербия, вероятно, была бы обвинена в провокации Второй мировой войны, конечно, в сотрудничестве с Москвой", – отметил он.

Отметим, в последнем интервью балканским СМИ посол Украины в Белграде А.Александрович заявил, что Россия использует Сербию для дестабилизации Западных Балкан, эта страна является инструментом уничтожения Европы.

Украина. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 2 ноября 2017 > № 2373475


Сербия. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 1 ноября 2017 > № 2375790

Запад усилил давление на Сербию, испугавшись сближения Анкары и Москвы – сербский политолог

Pаместитель помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Хойт Брайан Йи призвал Сербию перестать балансировать между Россией и Западом и окончательно определиться, кто друг, а кто враг. Эксперт расположенного в Белграде Института Европейских исследований Стеван Гайич объясняет в интервью «Евразия.Эксперт» резко усилившееся давление на Сербию. По его мнению, ЕС и США опасаются, что потеплевшие российско-турецкие отношения и меняющееся общественное мнение в Сербии станут причиной разворота Белграда на восток.

- Господин Гайич, заместитель помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Хойт Брайан Йи в ходе визита в Сербию выразил обеспокоенность из-за того, что страна «одной ногой находится на пути в ЕС, а другой – на пути к союзу с Россией». Затем на днях глава делегации ЕС в Белграде Сем Фабрици заявил, что ЕС ожидает от Сербии дополнительных усилий по согласованию внешней политики страны и политики безопасности с позицией Евросоюза. Как в Сербии воспринимают давление Запада и что за ним стоит?

- Во-первых, нужно сказать, что это давление началось не вчера. Заявление заместителя помощника госсекретаря США о том, что «страна «одной ногой находится на пути в ЕС, а другой – на пути к союзу с Россией» на самом деле выражает антисербскую политику НАТО, ЕС и США. Эта нервозность чувствуется в выступлениях западных дипломатов, когда разговор заходит о Сербии и Балканах. Они видят, что чаша весов склоняется не в их пользу, что в мире меняется геополитическая обстановка. Россия становится все сильнее. Китай, в свою очередь, заинтересован в крупномасштабных проектах в нашем регионе. Все эти факторы, естественно, раздражают западных игроков.

Давление ЕС на Сербию также вызвано и тем, что США и ЕС, которые начали поддерживать президента Сербии Александра Вучича еще с 2012 г., считают, что сербский лидер может сделать то, то они считают нужным – прежде всего, помочь с вступлением Косова в ООН.

Так называемые брюссельские переговоры Сербия вела с 2013 г., и это привело к тому, что наша страна утратила очень много своих государственных прерогатив. То, что было в собственности Сербии, даже после бомбардировки Югославии, отошло Косову. И сейчас Косово насильственно пытается интегрировать сербов на своей территории в албанскую сепаратистскую систему.

- Почему США именно сейчас выступили с ультиматумом?

- События в Иракском Курдистане и Каталонии показали, что волна сепаратизма, которая началась в Югославии в 1991 г. с отделением Словении и Хорватии, а потом в непризнанном Косове, может докатиться куда угодно на планете. Пример Каталонии – это четкий ответ Испании для Сербии, и это выгодно Косову. И сейчас Запад хочет, чтобы Сербия подписала с Косовом документ, согласно которому наша страна не будет предъявлять претензии Косову в случае его желания участвовать в международных организациях. Все это делается для того, чтобы Косово вступило в ООН.

Сейчас Запад оказывает на президента Сербии сильное давление, чтобы этот процесс ускорился, так как мировые процессы идут в пользу сербского народа. Одним из таких процессов является сближение Москвы и Анкары, которое произошло после провала военного переворота в Турции. Фактор российско-турецкого сближения положительно отражается на отношениях православных сербов и боснийцев-мусульман. Подобное наблюдалось всегда, когда между странами были теплые отношения.

В США понимают, что, если ось Москва – Анкара станет еще крепче, тогда их возможности для раздувания конфликтов будут ограничены. Вот почему Евросоюз именно сейчас начал давить на Сербию.

- На ваш взгляд, какова роль России в регионе, и возможен ли сценарий переориентации Сербии на Запад под давлением США и ЕС?

- Трудно сказать, что возможна переориентация Сербии на Запад, скорее уж на Восток. Сербия объективно находится под давлением Запада, но большая часть населения выступает за сотрудничество с Россией, за свободу. Сербский народ является одним из первых народов, который поднял революцию в 1804-1813 гг. против Османской империи. В нас есть дух свободы, но мы находимся в системе «мягкой» оккупации. Сербская власть опасается Запада, который поддержал нынешнее правительство.

Сербия – это официально нейтральная страна, подписавшая соглашение с НАТО. При этом в НАТО хорошо понимают, что Сербия не хочет быть в рядах НАТО и никогда не сражалась бы за их интересы. Они хотят ослабить Сербию, оккупировать, держать на контроле, чтобы Сербия им не мешала.

Я считаю этот договор антиконституционным. Согласно ему, НАТО имеет право действовать на нашей территории. Если солдат НАТО совершит какое-то уголовное дело на территории Сербии, он не будет подлежать уголовному преследованию.

С другой стороны, в сербском городе Ниш действует российско-сербский гуманитарный центр для реагирования на чрезвычайные ситуации в Сербии, который был создан в 2012 г.

Наша армия сотрудничает с российской армией, вооруженные силы Сербии оснащены советской и российской военной техникой. А на днях Министр обороны России Сергей Шойгу передал Сербии шесть истребителей МиГ-29. Очевидно, что роль России увеличивается, и это очень беспокоит Запад.

- Как вообще в Сербии оценивают сотрудничество с Европейским союзом?

- Мнение общества менялось с течением времени. После 2000 г., когда пал режим Милошевича, значительная часть сербского населения – 70-80% – очень хотели вступить в ЕС. Но сербский народ практически не увидел никаких выгод от сотрудничества с Евросоюзом.

Что самое главное – народ понял, что нас бомбили не из-за Милошевича, а из-за того, где находится наша страна, как и говорил сам Милошевич. Важнейшим фактором здесь оказалась геополитика. Сербию рассматривают как сферу российского влияния, которая ближе к Ватикану и Средиземному бассейну.

Согласно проведенным опросам, уже 5-6 лет, как менее 50% сербского населения поддерживает вступление в ЕС. Причем из года в год этот процент становится все меньше. Окончательный перелом в сознании нашего общества произошел в 2008 г., когда большинство стран ЕС признали Косово.

Вот тогда и ЕС утратил для сербов свое доверие. Даже на последних выборах кандидаты от партий, которые поддерживают курс европейской интеграции, не настаивали в своих предвыборных кампаниях на тесном сотрудничестве с ЕС.

- Как вы знаете, Министр обороны Сербии Александр Вулин в ходе визита в Афины подписал вербальную ноту о присоединении к боевой тактической группе (БТГ) Евросоюза «Хелброк», фактически завершив ее укомплектование. Таким образом сербские военные окончательно присоединились к коллегам из Греции, Болгарии, Румынии, Кипра и с Украины, принимающим участие в БТГ. На ваш взгляд, приблизит ли подобное решение Белград к вступлению в НАТО?

- Я думаю, что нет. Сербия реализует разные формы сотрудничества с западными армиями, но мы сотрудничаем и с армиями России и Беларуси.

То, что Сербия присоединилась к натовской группе – это «танец» наших властей, которые пытаются платить Западу за поддержку, которую они получают. Ведь Запад же закрывает глаза на нарушение прав человека и на состояние СМИ в Сербии.

Сербская армия активно участвует в военных учениях с российскими и белорусскими военнослужащими. Причем эти учения были гораздо масштабнее, чем учения с участием западных стран. Недавно в Беларуси прошли военные игры, сербские военнослужащие тоже в них участвовали. Из-за этого на нас оказывают давление.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия.Эксперт

Сербия. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 1 ноября 2017 > № 2375790


Косово. Сербия. Суринам > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 31 октября 2017 > № 2371611

МИД самопровозглашенной республики Косово во вторник попытался опровергнуть сообщение МИД Сербии о том, что власти Суринама отозвали признание независимости Приштины от Белграда.

Днем первый вице-премьер и глава МИД Сербии Ивица Дачич сообщил, что Суринам официально отозвала принятое в июле 2016 года решение о признании косовской независимости. По словам Дачича руководство южноамериканского государства приняло решение 27 октября, а дипломатическую ноту направило МИД Косово 30 октября.

"Отзыв признания не существует как концепция в международном праве. Таким образом, это клевета", — цитирует Радио и телевидение Косово (РТК) заявление, которое сделал от имени главы косовского МИД советник министра Етлир Зиберай.

Косово. Сербия. Суринам > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 31 октября 2017 > № 2371611


Украина. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 31 октября 2017 > № 2371571

Украинский посол в Сербии ссорит Киев с Белградом

Дипломатия – штука не менее тонкая, чем Восток. В мирное время умелый дипломат способен принести ничуть не меньше пользы, чем целая армия на войне. Вред же от действий дипломата неумелого вообще трудно оценить

Украинская дипломатия скатилась до рекордно низкого уровня. Деквалификация в системе министерства иностранных дел оказалась еще более обвальной, чем в других органах системы госуправления и чем деградация национальной государственности в целом. Если в свои лучшие времена украинская дипломатическая служба по качеству и результатам ее деятельности могла бы, пожалуй, претендовать на твердое место во второй европейской «профессиональной лиге», то сегодня ее вряд ли пустили бы даже туда, где обретаются «любители». Работать в ведомстве некому. На одного грамотного сотрудника приходится десяток дилетантов, из которых, как минимум, двое-трое — воинствующие. Дело дошло до того, что, по сведениям из источника, заслуживающего доверия, Служба безопасности Украины официально, хоть и не публично, обвинила министра иностранных дел П. Климкина и группу сотрудников МИД из центрального аппарата и из зарубежных диппредставительств в нанесении ущерба интересам государства в виде серии очевидных провалов на дипломатическом фронте. Министру «шьют» бездеятельность и слишком частые, подозрительно регулярные контакты с отставным дипломатом-разведчиком В. Наливайченко, никак не соглашающимся, смирив гордыню и умерив карьерный пыл, принять удел сбитого летчика. Мидовским ребятам и девчатам — непрофессионализм, повлекший тяжкие последствия. Не для них самих, конечно, а для страны.

Пока на Банковой, куда руководство СБУ решило просигнализировать о своих наблюдениях за деятельностью МИД и П. Климкина, думают, что с этим сигналом делать, украинские дипломаты не унимаются, продолжая заниматься любимым делом. Иначе говоря, доламывают то, что еще можно доломать в отношениях Киева с рядом зарубежных стран. Среди тех, кто стабильно пребывает в авангарде этой, с позволения сказать, работы, видное место занимает посол Украины в Сербии А. Александрович. Этот мидовский кадр доказал свою полную и абсолютную профессиональную непригодность. И тем не менее остается на посту. Потому как — патриот.

27 октября сербские СМИ сообщили, что министр иностранных дел Сербии И. Дачич принял посла России в Сербии А. Чепурина и обсудил с ним перспективы двустороннего сотрудничества. Рядовая вроде бы, самая что ни на есть обычная новость. Министр принял посла — дипломатическая рутина, ничего особенного. Встречи послов с министрами стран пребывания происходят по всему миру ежедневно, если не ежечасно. Так-то оно так, да вот с точки зрения Киева новость о том, что И. Дачич принял посла РФ — едва ли не сенсация. По той простой причине, что посла Украины в Сербии ни И. Дачич, ни кто-либо из его заместителей давно не принимают, и вряд ли примут в обозримом будущем. Чиновники в Белграде избегают контактов с А. Александровичем, при упоминании же о нём только иронично усмехаются. В белградских околодипломатических кругах и в журналистской среде над ним откровенно потешаются, особенно за страсть к публикации статей на исторические и культурологические темы, в которых украинский посол пишет такие вещи, над которыми сербам хочется не смеяться, а рыдать горючими слезами. О Киевской Руси, о Крыме, о России и о многом другом. За время работы в Белграде он успел наговорить таких слов, наделать таких делов, что остается диву даваться, как Киев и Белград до сих пор еще не объявили друг другу войну, по крайней мере, «холодную».

Новый украинско-сербский инцидент «имени Его превосходительства» случился на днях. Очередная словесная «канонада» от А. Александровича так достала сербов, что реагировать на нее пришлось лично президенту Сербии А. Вучичу. Комментируя по просьбе журналистов слова украинского посла о том, что в Донбассе вроде бы воюет триста сербских граждан, а спецслужбы Сербии никак не реагируют на это, А. Вучич был необычно прям и резок. И эти прямота и резкость ударили не столько по незадачливому горе-дипломату, сколько по Украине. А еще — по общей атмосфере в сербско-украинских отношениях. И, наконец, по репутации Украины в той части Европы, где находится Сербия, и, к сожалению, в Европе в целом.

А. Вучич начал с того, что сказал, что ему не хотелось бы, чтобы сербам «читали нотации подобным образом, особенно не читали нотации те, кто лишает национальные меньшинства права использовать свой язык». Добавив, что вряд ли стоит читать подобного рода нотации Сербии, в которой «принят закон об уголовном преследовании лиц, участвующих в чужих войнах». Далее сербский президент заявил, что для него «удивительно, каким образом этот вопрос поставил Александрович».

«Сербия, — сказал он, — всегда была дружественна к Украине, Сербия рассматривает Украину как дружественную страну».

На таком фоне поведение украинского посла, по мнению А. Вучича, выглядит еще более странно. «Мне интересно, что стоит за этим, — отметил президент. — Слышал, что за этим может стоять пропагандистская активность Киева, но не вникал в детали… Думаю, украинский посол сам знает, зачем он это сделал. Может, что-то получил за это, может, понравился кому-то на Украине». И завершил свой короткий спич откровенной издевкой, попросив журналистов: «Я этого не понял, если узнаете, скажите, пожалуйста, мне».

Когда некоторое время тому назад информация о трехстах сербах, якобы воевавших в Донбассе на стороне ДНР-ЛНР, была обнародована Службой безопасности Украины, один из ее руководителей сказал прессе, что ее запуск в публичное пространство преследует цель «посмотреть на ответную реакцию руководства Сербии». Ну, вот, реакция последовала. С самого высокого уровня. Посмотрели на нее, и что теперь с этим делать? Реагировать? Или делать вид, что не заметили? А что делать с послом, от которого в стране пребывания все шарахаются, как черт от ладана?

Посол — пропагандист, посол — провокатор. В общем, по украинским сегодняшним меркам, — настоящий герой дипломатического времени.

Яков Рудь

Украина. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 31 октября 2017 > № 2371571


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 октября 2017 > № 2370289

Сербия: время принимать решение

Никола Врзич (Никола Врзић), Печат, Сербия

Если от имени Сербии ответил Александр Вулин, то кто ответит Хойту Брайану Йи от имени правительства Сербии — Вулин или Зорана Михайлович?

Когда 20 мая 2009 года вице-президент США Джозеф Байден приехал с визитом в Белград, он специально встретился с бывшим тогда министром обороны Драганом Шутановацем, чтобы тем самым публично продемонстрировать американскую поддержку «реформатора, который упорно работает над изменением общественного мнения в пользу НАТО и США». «Решение вице-президента отдельно встретиться с министром обороны Драганом Шутановацем, — говорится в американской дипломатической депеше 09BELGRADE765, — добавило этому стороннику сотрудничества с НАТО, ориентированному на реформы, еще больше веса и упрочило доверие к формулируемой им политике».

Ту же цель (добавить веса процессу формирования политики, соответствующей интересам США) преследовала встреча, состоявшаяся на этой неделе между — здесь глубоко вдохните перед длинным титулом — заместителем помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Хойтом Брайаном Йи и министром строительства Зораной Михайлович. Она поблагодарила Хойта Йи за уделенное ей внимание, с трепетом вручив ему «шитую золотом монограмму ручной работы, которая представляет сербскую культуру, и которую выполнили сельские женщины». Хойт Йи пообещал повесить монограмму на стену в своем офисе — так ему понравилась ручная работа министра Зораны Михайлович.

Два стула

Вообще-то, о вкусах не спорят. И этот обмен любезностями был бы почти не достоин нашего внимания, если бы у встречи заместителя Госсекретаря США с сербским министром не было политического контекста.

Речь идет, разумеется, о том, что менее чем за 24 часа до встречи с министром Михайлович заместитель помощника Хойт Йи настоятельно порекомендовал Сербии, точнее приказал, занять такую же позицию в отношении России, как и у Европейского Союза. То есть Сербия должна ввести санкции против России так же, как это пришлось сделать Евросоюзу, когда Соединенные Штаты дали ему такую команду. «Страны, которые хотят войти в ЕС, должны ясно продемонстрировать свою решимость. Вы не можете сидеть на двух стульях, тем более, если зашли так далеко», — заявил Хойт Йи. Он добавил, что «государство должно выбрать ту или иную сторону, как бы трудно это ни было», и мимоходом распорядился, чтобы мы не предоставляли Российско-сербскому гуманитарному центру в Нише дипломатический иммунитет. А ведь мы обязались это сделать, подписав межгосударственное соглашение о создании этого центра и приняв закон о ратификации этого соглашения Скупщиной Сербии. «Я предлагаю нашим партнерам в Сербии спросить Россию, что она делает, чтобы помочь на пути в ЕС. Нам не кажется, что предоставление дипломатического иммунитета персоналу центра поможет Сербии достичь цели — войти в ЕС».

Тот же посыл считывается в сообщении о встрече американского дипломата с президентом Сербии Александром Вучичем, но об этом сообщении и встрече подробнее — чуть позже. Итак, подобные рекомендации Хойта Йи повторил и за закрытыми дверями: «Йи выразил озабоченность в связи с тем, что одной ногой Сербия стоит на пути к Европейскому Союзу, а другой — к союзу с Россией. Он также выразил обеспокоенность российским влиянием в регионе».

Послание официального Вашингтона

Прежде всего, разъясним одну важную, хотя и не имеющую непосредственного отношения к делу, деталь. Дело в том, что Хойт Брайан Йи в американском Госдепартаменте остался со времен предыдущей администрации. На нынешний пост его назначили в сентябре 2013. Прежде он был заместителем главы американской дипломатической миссии в Загребе, а до того он служил и в Подгорице накануне отделения Черногории. Также Хойт Брайан Йи занимал важный пост директора по европейским делам в Совете национальной безопасности во времена натовской агрессии против нашей страны. Непосредственно до этого Хойт Брайан Йи был заместителем директора личной канцелярии Генерального секретаря НАТО Хавьера Солана. Его нынешняя должность (заместитель помощника и так далее) звучит не очень впечатляюще, но правда в том — и только это на самом деле важно — что его нынешняя должность означает: именно он отвечает за нас перед официальным Вашингтоном. Таким образом, слова Хойта Брайана Йи являются ничем иным, как посланием официального Вашингтона, то есть отражают официальную политику Соединенных Штатов. Это делает заявления Хойта Брайана Йи заметно весомее.

И еще кое-что. На протяжении определенного периода мы очень внимательно следили за процессом формулирования американской политики на Балканах разными субъектами, начиная с влиятельных аналитических центров и связанных с ними корпоративных СМИ и заканчивая Госдепартаментом. Так мы пришли к заключению, что, во-первых, вопросы о наших отношениях с Россией и Косово и Метохией неразрывно связаны друг с другом, а во-вторых, американский натиск на Сербию неминуем. Поводом может стать как вопрос отношений с Россией, так и проблема Косово. Но цель одна — полностью подчинить Сербию американским интересам. После того, как американский сенатор Рон Джонсон впервые публично, стоя рядом с Александром Вучичем на пресс-конференции, потребовал не предоставлять россиянам из Центра в Нише дипломатический статус, и после того, как сразу вслед за этим Хойт Йи порекомендовал «одному государственному деятелю региона» (тогда он намеренно не упомянул Сербию) оставить «все яйца в корзине ЕС», мы пришли к выводу, что натиск на Сербию начался. Это было в конце августа и начале сентября. Поэтому нынешние действия Хойта Йи не вызывают удивления, а, наоборот, являются кульминацией давно текущего процесса, в который мы вовлечены.

Иными словами, давление на Сербию постепенно растет, поэтому мы и оказались в нынешнем положении. По правде говоря, в том нет нашей вины, если только не усмотреть ее в нашем желании поддержать и развить отношения с Россией, то есть в желании преследовать собственные интересы. Можно сказать, что этой американской атаки на Сербию мы могли бы избежать только в том случае, если бы, следуя черногорскому рецепту, мы поддержали санкции против России и одновременно признали независимость Косово, а также полностью положились бы на НАТО.

Ответ(ы) Сербии

Как Сербия отвечает на шантаж Вашингтона? Нет сомнений в том, что министр обороны Александр Вулин выразил мнение большинства сербов, заявив, что слова Хойта Йи — «это самое сильное неприкрытое и очень недипломатичное давление на нашу страну…» Вулин также отметил: «Могу сказать, что его слова — не слова друга, не слова человека, который уважает Сербию, который уважает нашу политику и наше право на принятие решений».

Но если так действительно считает большая часть сербов, то входит ли в это большинство правительство Сербии, членом которого Вулин является? То есть действительно ли «Сербия будет принимать решения сама, вне зависимости от того, насколько влиятельны те, кто полагает, что может решать вместо нас», как о том говорил Вулин? Или же позицию правительства Сербии все же выразил другой человек — Зорана Михайлович, которая вручила описанную выше ручную работу Хойту Йи и заверила его в своей приверженности проектам, в которых трудно усмотреть пользу для Сербии (речь, к примеру, о строительстве автобана из Ниша через Приштину в Тирану и Драч)? Или же позицию правительства Сербии в отношении американских требований выразил премьер-министр Ана Брнабич: После ее встречи с Хойтом Йи было заявлено: «В разговоре прозвучало, что Сербия должна проявить твердость в осуществлении реформ, чтобы в скором будущем стать членом Европейского Союза». При этом ни слова не было сказано о том, что премьер упомянул о поддержании отношений с Россией. Все, что было и не было сказано, приобретает особенное значение после неприкрытого американского приказа отказаться от России ради Европейского Союза.

Так кто же из двух министров и премьера наиболее четко выразил позицию правительства Сербии? Вернее — будем точны — позицию Александра Вучича. Кстати сказать, здесь мы заметили одну интересную деталь. В сообщении министерства Михайлович американский посол в Белграде именуется Кайлом Скаттом, как американское посольство и рекомендовало его называть, когда посол только прибыл в Белград. Однако в сообщениях президиума партии президента Вучича посла называют Скоттом, как того требуют правила сербского языка, которым президиум отдал предпочтение, забыв об инструкциях американского посольства. Нам бы очень хотелось, чтобы выяснилось: это различие имеет более глубокое значение, чем просто грамматическое, поскольку в Сербии Вучич значит все же больше, чем Зорана Михайлович — вне зависимости от того, какой вес ей придала встреча с Хойтом Йи.

Необычное сообщение

Итак, на встрече президента Сербии и американского посланника состоялся «очень откровенный» разговор, что в переводе с дипломатического языка означает: прозвучали совершенно противоположные мнения. Это также подтверждает и следующая фраза из официального сообщения: «Президент Вучич внимательно выслушал американского представителя и очень прямолинейно ответил на его замечания». Тем не менее (это очень необычно) общественность лишили официальной интерпретации прямолинейных ответов Вучича, поскольку сторонам так и не удалось договориться по поводу содержания данной части сообщения. Мы такой ситуации не припомним, и сама по себе она свидетельствует о серьезных разногласиях, которые не могут не радовать всех тех, кому дорога Сербия, и кто понимает: согласие между Сербией и США по ключевым вопросам (а сейчас на повестке дня только такие) возможно исключительно во вред Сербии.

В прошедшую среду газета «Вечерње новости», сославшись на собственные источники, обнародовала детали: «Глубокие противоречия по вопросу Косово и Метохии и не прекращающиеся требования к Сербии разорвать отношения с Россией — вот две основные темы, которые поднимались в ходе откровенного и напряженного разговора между американским представителем Хойтом Йи и главой нашего государства Александром Вучичем».

Таким образом, судя по всему, в прошедший вторник Вучич отверг требования Хойта Йи, что, по сравнению с другими вариантами, несомненно, хорошо. Однако это не означает, что опасность миновала, по той простой причине, что совершенно ясно: американцы не отступятся от своих планов на Балканах. А это, в свою очередь, означает, что нынешняя тенденция, по всей вероятности, сохранится, и что американское давление на Сербию, от которой требуют отказаться от Косово и Метохии, а также от России, продолжит усиливаться. Подходит время для принятия решений.

Два сценария

У Александра Вучича — а его решение будет окончательным — остается все меньше времени, и есть всего два основных варианта: он может или уступить американскому давлению, или воспротивиться ему.

В первом случае, как отметил член президиума Сербской прогрессивной партии и депутат Владимир Джуканович (и добавить тут без ругательств нечего), Сербия поступила бы хуже, чем какая-нибудь банановая республика, и «мы превратились бы в колонию». Печальный опыт учит нас тому, что нет недостатка в политиках, которые готовы пойти на это ради удержания власти в своих руках. Но пойди Вучич на такие уступки, он не гарантировал бы себе даже президентское кресло. Наоборот, таким образом Вучич подписал бы сам себе (политический) смертный приговор. И не потому, что заслуженно пострадал бы от недовольной патриотической оппозиции (она сегодня, к сожалению, крайне слаба, чтобы являться весомым политическим фактором, хотя, будем надеяться, в будущем эта ситуация изменится). Нет, просто сам Хойт Йи уже подыскал Вучичу замену. Во вторник Йи собрал всех кандидатов в Белграде: Саша Янкович, Вук Еремич, Драган Шутановац, Борис Тадич, Чедомир Йованович, Ненад Чанак, Саша Радулович. Любой из них готов и хочет при американской поддержке заменить Вучича (поэтому Хойт Йи и собрал их всех), но никто из них не может дать американцам то, что может (только) Вучич. Однако когда (если) он это сделает, он перестанет быть полезным для них, поэтому ему уже готова замена…

Во втором случае, то есть если Вучич решит дать Америке отпор, он будет крайне нуждаться в серьезной поддержке России. «Собеседники подчеркнули важность традиционных отношений и необходимость принятия конкретных мер для углубления сотрудничества», — говорится в сообщении о встрече Вучича, состоявшейся на прошлой неделе, с министром обороны РФ Сергеем Шойгу. Такие заявления дают надежду на то, что события не будут развиваться по задуманному американцами сценарию. В официальном ответе российского Министерства иностранных дел Хойту Брайану Йи мы также видим подтверждение того, что Россия не отдаст нас молча американцам. В заявлении его критикуют за «провокационные высказывания», «грубые требования» и навязывание «недружественных идеологических стереотипов».

Два таких разных варианта (а ситуация на самом деле развивается так, что нюансов становится все меньше) ставит большую, патриотически настроенную, часть Сербии в парадоксальное положение. Ведь если Вучич намеревается уступить американцам, то лучше, чтобы его положение было максимально шатким. Тогда это автоматически делает его менее способным предпринимать те смелые действия, которых ждет от него Вашингтон. С другой стороны, если Вучич собирается противиться американцам до конца по очевидным всем причинам, то лучше, чтобы положение Вучича было как можно более стабильным. Разумеется, американцы заинтересованы в прямо противоположном, и с этим, в частности, связано укрепление прозападной оппозиции, которая готова изнутри подорвать власть Вучича в случае, если он проявит чрезмерное упрямство и не захочет пойти на уступки.

Как мы справимся с этой квадратурой круга? Если у кого и есть точный ответ на данный вопрос, так это Александр Вучич. Но и это до конца неясно. Поэтому нам не остается ничего другого, как внимательно отслеживать те переломные моменты, которые мы переживаем. И в соответствии с ситуацией реагировать, постоянно и упорно напоминая о наших государственных и национальных интересах. Так мы хотя бы сохраним собственную совесть и здравый смысл.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 октября 2017 > № 2370289


США. Сербия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newizv.ru, 30 октября 2017 > № 2370181

Либо мы, либо - Россия: США предъявляют ультиматум Сербии

Госдепартамент США призвал Сербию сделать выбор между Россией и Западом. Американский ультиматум, предъявленный сербскому президенту Александру Вучичу помощником госсекретаря США Хойтом Брайаном Йи, поставил Белград в непростое положение: любой его выбор сулит проблемы — либо с Западом, либо с Россией.

Как сообщает «Коммерсантъ», ранее на Белград оказывали давление непублично, с подобными заявлениями выступали американские конгрессмены, а не представители администрации. США недовольны активизацией сербско-российского военного сотрудничества. Поддерживают американцы и требование ЕС к Сербии присоединиться к антироссийским санкциям.

Главное требование США к Белграду — не давать российским представителям в гуманитарном центре в Нише дипломатического статуса, поскольку это станет шагом к превращению центра в российскую военную базу. И президент Сербии, и министр обороны признают давление, а эксперты указывают на экономическую зависимость Сербии от Запада, куда более значительную, чем от связей с Россией.

США. Сербия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newizv.ru, 30 октября 2017 > № 2370181


Сербия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 24 октября 2017 > № 2375965

Из Сербии в Москву экстрадирована бывшая сотрудница администрации президента РФ Татьяна Барышникова. Она обвиняется в хищении 25 млн рублей бюджетных денег. Барышникова находилась в розыске больше четырех лет.

Как рассказал «Росбалту» источник в правоохранительных органах, еще в 2012 году УВД САО возбудило уголовное дело по факту мошенничества (статья 159 УК РФ) на 25 млн рублей. С Татьяны Барышниковой была взята подписка о невыезде. Когда дело дошло до предъявления обвинений, она скрылась. После этого Барышникову объявили сначала в федеральный, а потом и в международный розыск по линии Интерпола. Задержать ее удалось почти случайно. Как выяснилось, Барышникова скрылась в Сербии. В начале 2017 года, несколько расслабившись, она предъявила в одном месте свои документы. Быстро «высветилось», что женщина разыскивается Интерполом, ее арестовали. Суд принял решение, что она подлежит выдаче России. В результате бывшую сотрудницу администрации президента экстрадировали в Москву.

По версии следствия, семья Барышниковой, а ее зять в то время занимал должность помощника коменданта Кремля, имела две квартиры в Одинцово. Поэтому никак не могла претендовать на улучшение жилищных условий. Тогда, как полагают в УВД САО, Барышникова решилась на аферу. Одна квартира была переписана на подставных лиц, а вся семья прописалась во второй. Туда же зарегистрировали еще четверых родственников (в ходе следствия было установлено, что все они давно умерли и являлись «мертвыми душами»). Таким образом, в небольшой квартирке «набилось» восемь человек, что давало Барышниковой повод просить об улучшение жилищных условий. Соответствующую бумагу она подала своему руководству по администрации президента РФ (АП). Женщине была выделена госсубсидия в 25 миллионов рублей, на которую она купила квартиру в 94 кв. метра в высотке на Ходынском бульваре.

Вскрылась афера в 2009 году в ходе проверки жилищной комиссии АП РФ, членом которой являлась сейчас уже бывший лидер профсоюза администрации президента и правительства РФ Людмила Попкова. Она же выявила еще множество нарушений при постановке на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий, выделении жилплощадей и денежных компенсаций высокопоставленным чиновникам. В результате у Попковой возник конфликт с руководством, ее сместили с должности, а потом на нее возбудили уголовное дело.

По версии следствия, во время кремлевских корпоративов, устраиваемых профсоюзом, артисты выступали бесплатно, а по бумагам значились произведенные им выплаты. Сама Попкова и свидетели по делу заявляли, что выплаты были, но неофициально, в «конвертах».

Уголовное дело в отношении Людмилы Попковой вызвало проверку ФСБ в отношении скандального замглавы ДЭБ МВД Андрея Хорева. В 2010 году в Департамент экономической безопасности МВД из АП поступили документы под грифом «секретно» за подписью Сергея Дубика, занимавшего тогда должность руководителя управления президента по вопросам госслужбы и кадров. Замначальника ДЭБ Андрей Хорев передал документы, содержащие гостайну, подчиненным, дав указание начать проверку по изложенным в них фактам. Дальше все материалы ушли в Следственный департамент МВД, где на Попкову возбудили дело по статье 160 УК РФ (растрата).

Бывшая глава профсоюза захотела ознакомиться с таинственными документами, которые легли в основу расследования. Она отправила ряд запросов в МВД, на которые пришли ответы, что в ведомство они не поступали. Между тем в ДЭБ значилось, что материалы с «гостайной» направлены в Следственный департамент. В результате ФСБ даже проводила проверку по факту пропажи документов с грифом «секретно». Найти их, кстати, так и не удалось.

Расследование в отношении Попковой длилось почти четыре года, оно все время сопровождалось подобными скандалами. Только летом 2017 года Мещанский суд приговорил ее к шести годам условно.

Теперь суда ожидает Барышникова, которую в свое время разоблачила Попкова.

Михаил Черняк

Сербия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 24 октября 2017 > № 2375965


США. Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 октября 2017 > № 2361951

Помощник госсекретаря США Брайан Хойт Йи на встрече с президентом Сербии Александром Вучичем выразил обеспокоенность влиянием России в Балканском регионе и сотрудничеством Белграда и Москвы, сообщил кабинет Вучича.

Ранее министр обороны Сербии Александр Вулин категорически осудил заявление помощника госсекретаря США, который в понедельник на 17-м Сербском экономическом форуме призвал официальный Белград "перестать сидеть на двух стульях" и балансировать между Россией и Западом. Глава оборонного ведомства назвал заявление "самым недипломатичным за последнее время актом давления" на Сербию.

"Йи выразил обеспокоенность от ощущения, что Сербия одной ногой стоит на пути в Европейский союз, а другой – к союзу с Россией. Он также выразил обеспокоенность российским влиянием в регионе", — сообщила по итогам встречи за закрытыми дверями пресс-служба сербского президента.

Отмечается, что американский гость также похвалил экономические реформы руководства республики и прогресс в приближении к членству в ЕС. Хойт Йи, как сообщается, выразил заинтересованность в расследовании поджога посольства США в Белграде в 2008 году.

"Президент Вучич внимательно выслушал американского представителя и весьма прямым образом ответил на его замечания. Содержание разговора президент сообщит в ближайшие дни", — подчеркнул кабинет главы государства.

В ходе двухдневного визита представитель госдепа США также провел встречи с премьером Сербии Аной Брнабич и вице-премьером Зораной Михайлович.

США. Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 октября 2017 > № 2361951


США. Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 октября 2017 > № 2361821

США не должны мешать сотрудничеству Сербии с Россией, высказывания заместителя госсекретаря США по делам Европы и Евразии Хойта Брайана Йи направлены на подрыв отношений между странами, говорится в заявлении российского МИД.

Дипломат во время визита в Белград в грубой форме потребовал пересмотреть взаимодействие с Россией и сосредоточиться исключительно на сближении с Евросоюзом. Он также высказался против оформления иммунитетов и привилегий Российско-сербского гуманитарного центра (РСГЦ) в городе Ниш, рассказали в ведомстве.

"Хотели бы напомнить, что США не являются страной-членом Евросоюза и, вероятно, поэтому не в курсе, что многие государства, входящие в ЕС, масштабно и плодотворно сотрудничают с Россией на взаимовыгодной основе. Никто не должен мешать Сербии придерживаться таких же подходов, исходя из ее национальных интересов", — говорится в документе.

В МИД также напомнили, что Российско-сербский гуманитарный центр на протяжении долгого времени оказывает Сербии и другим странам региона, в том числе членам ЕС и НАТО, помощь в преодолении последствий стихийных бедствий и техногенных катастроф, обучении соответствующих специалистов.

"Призываем американских коллег не навязывать другим свои враждебные идеологизированные стереотипы, подрывающие основы международной стабильности и сотрудничества на Балканах и в Европе в целом", — заявили во внешнеполитическом ведомстве.

С критикой высказывания американского дипломата, призвавшего Белград "перестать сидеть на двух стульях" и балансировать между Россией и Западом, выступил также Министр обороны Сербии Александр Вулин. Он назвал заявление Йи "самым тяжелым актом публичного и недипломатичного давления" на страну.

США. Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 октября 2017 > № 2361821


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 октября 2017 > № 2360367

Доктор Срджан Перишич: «Кто контролирует Балканы?»

Воислав Гаврилович (Војислав Гавриловић), Печат, Сербия

Доктор Срджан Перишич — представитель нового поколения сербских геополитиков, которые стремятся упрочить в сербской научной мысли специфический геополитический образ мышления. Перишич получил диплом магистра, а затем и доктора на факультете политических наук и завершил свое образование в Военной академии. Это своеобразным образом повлияло на его мировоззрение, особенно если вспомнить, что Дугин утверждает: военным свойственен особенный тип «пространственного мышления». То есть они в большей степени, чем все другие категории населения, смотрят на мир как на пространство. Перишич — доцент, специализирующийся на международных отношениях, геополитике и внешней политике. Особенно его интересует геополитика России и российское евразийство. Свои исследования на эту тему Перишич суммировал в книге «Новая геополитика России».

— Печат: Во введении к «Новой геополитике России» говорится, что мир в последние годы уже не базируется на тех основах, которые существовали после распада СССР. Что это за основы? Сегодня мы живем в условиях столь желанного мультиполярного или все-таки относительного униполярного мира?

— Срджан Перишич: Мы являемся свидетелями формирования многополярного устройства. С одной стороны, глобализации не удается завершить унификацию человечества по стандарту западной идеологии либерализма. Люди сопротивляются тому, чтобы человек превращался в индивида, который живет только инстинктами, освободившись от ценностей и идентичности. С другой стороны, ведется борьба — и на теоретическом, и на практическом уровне — между реалистами и глобалистами.

Реалисты отстаивают примат национального суверенитета в международных отношениях. Для них не существует ничего, кроме национального суверенитета, никаких транснациональных организаций. Глобалисты и либералы отвергают национальный суверенитет, считая его устаревшим принципом регулирования международных отношений. То есть они просто выступают за формирование мировой транснациональной власти. Для них государства излишни, и их нужно ослабить. Глобализация и американское военное превосходство являются главной методологией, применяемой для достижения этой цели. То есть борьба между глобалистами, которые выступают за однополярное устройство, и реалистами, которые поддерживают многополярное, дает нам возможность выбрать полицентричность, не существовавшую после распада Советского Союза.

— Многие надеялись, что Дональд Трамп привнесет в американскую внешнюю политику долю изоляционизма, тем самым освежив ее, и свергнет глобалистскую элиту с трона. Сейчас, после постоянных угроз из уст Трампа начать военную интервенцию в самых разных частях мира, все эти надежды кажутся безосновательными. Способны ли США вообще на миролюбивую изоляцию после 1989 года?

— Трамп ведет борьбу с глобалистами. Он тоже реалист. Он противник глобализации и видит в ней вред для американских граждан. Однако в этой борьбе Трамп терпит поражения. Он не может реализовать свои предвыборные обещания и удаляет от себя ключевых людей. Чтобы остаться на посту президента, он, к сожалению, перенимает политику глобалистов. Это понятно по угрозам в адрес Северной Кореи, Ирана, Сирии. За это время не прекратилась американская поддержка «Аль-Каиды» (запрещенной в России — прим. ред.).

Однако сумеет ли Трамп оправиться от этих поражений, не столь важно. Факт в том, что избрание его президентом пробудило ту часть американского общества, которая выступает против глобализации. И это важно само по себе. До сих пор подобное было невозможно. Американское общество расколото и находится почти на грани столкновения. Некоторые полагают, что не за горами гражданская война. Появление Трампа ясно свидетельствует о том, что США и Запад пребывают в кризисе. Сила их власти ослабевает. И сербские политические элиты должны это, наконец, понять.

— Говоря о перераспределении мировой власти, я хочу уделить особое внимание тому, что Германия стремится примириться с Россией. Существует ли вероятность того, что Германия, а с ней и весь ЕС, постепенно освободится от статуса американского сателлита и станет относительно самостоятельным полюсом мирового порядка? Что это будет означать для Сербии?

— Немецкая общественность считает, что санкции против России надо снять, и что Украина входит в российскую сферу влияния. Того же мнения придерживается немецкая бизнес-элита. Новое немецкое правительство пойдет по пути потепления отношений с Москвой. В последнее время позиция Берлина по проблеме Северной Кореи и Ирана сближается с московской и отдаляется от вашингтонской. Но есть отягчающее обстоятельство: на территории Германии все еще размещены американские вооруженные силы. Это очень тяжелое бремя, которое мешает Германии принимать независимые решения в своей внешней политике. То есть потепление отношений с Москвой будет зависеть, в том числе, от отношений с Вашингтоном.

С другой стороны, ЕС переживает различные кризисы, находится в состоянии полураспада, и у него нет сил на то, чтобы сделать решительный шаг в сторону от геополитики в духе атлантизма. К тому же Европейский Союз, который является продуктом глобализма и атлантизма, все еще видит в НАТО гаранта своего существования. Пока европейские элиты не пересмотрят свою позицию, ЕС не станет отдельным геополитическим полюсом. К сожалению, большая часть сербской элиты этого не понимает.

— Тогда что будет с Украиной? Означает ли отказ от военных решений и от территориального расширения Новороссии, что Россия сдалась, или все же речь идет о продуманной стратегии, которая даст долгосрочные результаты?

— США превратил Украину в ловушку для России. Запад надеялся, что Россия начнет военную интервенцию. Если бы она это сделала, то на нее ополчился бы весь мир. Вероятно, даже Китай выступил бы против России. Владимир Путин понял это и не позволил реализоваться подобному сценарию. Конечно, это не означает, что Россия отказалась от возвращения Украины под крыло российской геополитики. Москве ясно, что без Украины Россия не может упрочить свою позицию в мире. В связи с этим Кремль решился на долгосрочную стратегию. К такому решению его склонила и ситуация на самой Украине. Дело в украинизации этнических русских. Западная идентичность Украины навязывается всей Украине. Особенную активность в этом проявляет украинская элита. В ней есть национал-фашистская часть, наиболее многочисленная на западе, и либерально-западная часть в Киеве и центральных регионах страны. В либеральную часть входят сторонники ЕС, а к России они относятся как к чужой стране.

Идеология, которую навязывает украинизация, является для них гарантией прозападной ориентации страны. Собственно говоря, прозападная элита наиболее опасна, опаснее украинского националистического фашизма как такового, и вместе с ним она образует идейную основу современной украинской русофобии. В связи с этим долгосрочная стратегия России заключается именно в помощи Донбассу, в восстановлении его русской идентичности и в его экономическом оздоровлении. Все это должно указать остальной части Украины, то есть украинизированным русским, которые сейчас живут очень бедно, путь, по которому Украина должна идти.

— Какую роль в формировании многополярного мира играет Китай? В одной ранней работе Дугин отмечает осторожность этой страны и называет ее «Францией Востока», намекая на ее одинаковую склонность и к теллурократии, и к талассократии. Тем не менее кажется, что сегодня ось Москва-Пекин стабильнее, чем когда-либо прежде.

— 20 лет назад стоял вопрос о том, куда будет направлен вектор китайской геополитической экспансии: на юг, на юго-запад или на север. Одним казалось, что этот вектор будет направлен на север — к сибирским богатствам. Но Пекин правильно спрогнозировал, что Россия восстанавливается и не хочет никаких конфликтов с Китаем. Вместо этого РФ хочет сотрудничать в борьбе с терроризмом и сепаратизмом в Средней Азии. Решиться на экспансию в Сибирь означало бы для Китая самоубийство. Пекин остался бы без газа, нефти и энергии, и США в этой ситуации ничем бы не помогли. Китай по-прежнему оставался бы стесненным своими морями. А ведь через них, благодаря стабильным российским поставкам нефти и газа, Китай может осуществлять свою геополитическую экспансию, налаживая экономические связи с остальным миром. Поэтому Китай и продвигает свой геополитический проект «Один пояс и один путь», как Новый шелковый путь. Этот проект совместим с российской геополитикой.

С другой стороны, Новый Шелковый путь упрочивает модель развития, в которой главенствует государство. Большинством крупных инфраструктурных проектов управляет государство. Кроме того, и большинство кредитов гарантирует государство. Новый шелковый путь — прекрасный пример реализма в международных отношениях. В рамках подобной концепции связи между государствами имеют преимущество перед отношениями между корпорациями и субъектами гражданского общества.

— Недавно Китай принял новую военную доктрину, согласно которой основной акцент будет сделан на развитие военно-морских сил для облегчения проецирования китайской силы. Это предвещает новые интервенции или, наоборот, обуздает американский интервенционизм благодаря наращиванию сил морского десанта?

— Чтобы успешно реализовать проект Нового шелкового пути, Китаю необходимо иметь развитой флот. Однако военное развитие Китая не ориентировано на интервенции, как в случае с США. Китай реализует свои геополитические амбиции, которые и в плане ценностей, и в плане отношения к другим государствам и обществам отличаются от западных, американских. Американская глобализация подразумевает навязывание либеральных ценностей и норм, чего Запад ультимативно требует от других стран. Китайцы не навязывают остальному миру свои ценности и идеи. И в этом существенная разница, которая отражается и на разнице в применении военных сил. Вооруженные силы Китая, как и России, предназначены не для агрессивной экспансии, а для ее обуздания.

— С момента прихода Дональда Трампа в Белый дом стало заметным значительное ускорение региональной интеграции НАТО, от чего создается неприятное ощущение, как будто Сербия окружена этим альянсом. Каковы геополитические перспективы Сербии в подобных обстоятельствах?

— Приняв Черногорию и планируя принять Македонию, НАТО хочет запугать Сербию и поставить перед свершившимся фактом. Цель — в том, чтобы сербская общественность, 80% которой выступает против членства в НАТО, изменила свое мнение. Если исходить из определения политики как умения отличить друга от врага, то очевиден вывод о том, что НАТО проявил себя в отношении Сербии и сербов не как друг. Наоборот, альянс участвовал в расчленении сербского этнического пространства. Но если бы у Сербии была четко выстроенная геополитика, и в ее рамках — четко выбранные стратеги национальной безопасности, внешней политики и так далее, то НАТО никогда не удалось бы запугать Сербию.

С другой стороны, сегодня международный порядок уже не тот, каким был 18 лет назад, когда НАТО, США и вообще Запад были на пике своей силы. Теперь все изменилось. Мощь Запада ослабевает, и в экономическом, и в военном, и в ценностном отношении, а сила других игроков растет, формируя многополярность. В подобных обстоятельствах тот факт, что некая страна окружена членами НАТО, не играет решающей роли. То есть задача Сербии — сформировать свою геополитику в соответствии со своей геополитической идентичностью и в соответствии с тем фактом, что мир становится полицентричным. Сербия должна выбрать линию своего внешнеполитического поведения, исходя из этого.

— Если вспомнить, что Сербия получила новые МиГи, да и Хорватия приобретает наступательное вооружение у США и Германии и не скрывает, что целью модернизации хорватской авиации является «достижение доминирующей позиции в регионе», то что же нас ожидает в ближайшем будущем?

— В международных отношениях сила — это категория, влияющая на политику. В связи с этим, помимо приобретения оружия, необходимо изменить и организацию армии Сербии. Она не соответствует современным тенденциям. Во время так называемой реформы армии с 2001 по 2012 год было упразднено большинство боевых подразделений. Все было сделано для того, чтобы армия лишилась способности защищать Сербию, но приобрела новую функцию — помогать американским вооруженным силам в их интервенции по всему миру, а также участвовать в боевых операциях ЕС. То есть сербская армия в ее современном виде подготовлена к членству Сербии в НАТО. Это факт. Сегодня вооруженные силы образуют всего шесть бригад, которые располагают символической боевой техникой. Эти бригады состоят из разрозненных батальонов. Армия утратила боевой компонент. И это проблема. Также на западном направлении, от Суботицы до Ужице, территория Сербии плохо защищена. Кроме того, в Белграде нет ни одного боевого подразделения, которое потенциально выступило бы против десанта агрессора.

Учитывая рост напряженности на международной арене и применение там силы, ясно, что организация и модель устройства сербской армии ни по количеству военнослужащих, ни по характеру ее формирований не соответствует современным требованиям. Скорейшие изменения необходимы. Также мы должны понимать, что Хорватию всегда будут подталкивать к некоему возможному конфликту с Сербией и Республикой Сербской. Сторонниками атлантизма на Балканах всегда будут Хорватия и Албания. Геополитике Запада нужно, чтобы сербское этническое пространство на Балканах было неоднородным и податливым для контроля. Хорватия и Албания — средства для достижения этой цели. Кто из представителей сербской элиты не видит этого, тот или наивен, или коварен.

— Произошел ли в Сербии, по-Вашему, некий сдвиг в упрочнении геополитической науки, необходимой для правильных государственных решений, или мы по-прежнему одержимы так называемой «геополитической шизофренией»?

— В сербской геополитической науке есть видные фигуры. К сожалению, их научные знания не востребованы политическими элитами. И это главная проблема. Любой специалист по геополитике знает, что эта наука обеспечивает власть общим пониманием того, что нужно учитывать при принятии судьбоносных решений. Управлять, руководить своим государством и нацией необходимо в соответствии с геополитикой. Нет ни одной нации в Европе, обладающей обеими геополитическими идентичностями, то есть нет наций, сформированных под влиянием двух пространств — суши и моря. Сербию ошибочно преподносят как страну с двумя идентичностями, на которую влияет и Запад и Восток, то есть море и суша. В связи с этим делается ничем научным не подкрепленный вывод о том, что Сербия должна одинаково ориентироваться как на Запад, так и на Россию. Как форма сотрудничества такая ориентация страны желательна, но в сфере геополитики она недостижима.

Наука подтверждает, что геополитические полюса исключают друг друга. Поэтому незнание или непонимание геополитики приводит к бедствиям для государства и народа. 20 век нам это убедительно доказал. На протяжении всего 20 века ни одна из сербских элит, чье положение позволяло принимать решения, не действовала в соответствии с геополитикой. В результате сербы — единственный народ в Европе, который потерял все свои государства. Не стало Королевства Сербии, в крови геноцида сербов захлебнулось Королевство Югославия, распалась социалистическая Югославия, а сербское этническое пространство раздробилось. Фактически не стало и Союзной Республики Югославии в 1999 году, а в 2006 году распался и Государственный союз Сербии и Черногории. Все они разрушились, потому что не было четкой сербской геополитики. И вот теперь есть Республика Сербия. Но есть ли у нее ясно определенная геополитика?

— Несколько раз Вы упомянули о «геополитической идентичности» Сербии. Можете ли Вы пояснить, какая она на самом деле?

— Сербы, как и другие народы в Сербии, по своей культуре, традициям, территории проживания относятся к континентальной Европе. На это пространство влияет номос Земли. Номос — это возвышение пространства, которое населяет один народ в «поле силы порядка». Номос — это явление, формирующее общественный и политический порядок. То есть в самой основе политического порядка лежит не закон, как ошибочно стараются доказать некоторые юристы, а пространство. Законы — это части порядка, который сформирован пространством. Немецкий юрист Карл Шмитт открыл номос в 50-е годы 20 века. Он открыл эту неразрывную связь между пространством и государством, пространством и правом. Влияние моря на Сербию и сербскую территорию незначительно, так что номос моря нас никогда не формировал. Наше пространство дало нам традиционный и консервативный импульс в социальной и культурной сфере, а также коллективную идентичность. В этом пространстве сербы начали формироваться как часть византийской цивилизации. Все это неоспоримые факты, которые нельзя опровергнуть. Любая попытка представить Сербию и сербов частью западной цивилизации ошибочна и вредна. То есть у Сербии есть определенная континентальная, материковая идентичность. Это означает, что сербская геополитическая идентичность может быть основой для государственных геополитических амбиций и практики, а значит, и разных нормативных стратегий безопасности, внешней политики, культурной и экономической политики.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 октября 2017 > № 2360367


Казахстан. Сербия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 21 октября 2017 > № 2357838

Посол РК в Венгрии встретился с Премьер-министром Сербии

В Белграде состоялась встреча Чрезвычайного и Полномочного Посла Нурбаха Рустемова с Премьер-министром Сербии Аной Брнабич.

«В ходе переговоров обсуждены состояние и перспективы двустороннего сотрудничества, в том числе ход реализации договоренностей, достигнутых в рамках визитов на высшем уровне в 2015-2017 гг. Особый акцент сделан на необходимости расширения торгово-экономического сотрудничества, поиска новых возможностей для углубления бизнес-отношений между предпринимателями двух стран»,- говорится в сообщении Посольства РК в Венгрии.

Как отметил посол Нурбах Рустемов, благоприятный политический фон отношений Казахстана и Сербии должен положительным образом отражаться на сотрудничестве сторон в торгово-экономической сфере. При этом хорошие перспективы для дальнейшего расширения двустороннего взаимодействия имеются в области сельского хозяйства, строительства инфраструктурных проектов, военно-промышленной сфере, пищевой промышленности и туризма.

Глава казахстанской дипмиссии выразил уверенность, что предстоящий 7-8 ноября текущего года первый официальный визит председателя Парламента Сербии Маи Гойкович в Казахстан станет продолжением контактов на высоком уровне между двумя государствами, а также внесет свой вклад в содержательное наполнение межпарламентского диалога Казахстана и Сербии.

Ана Брнабич выразила удовлетворение динамикой развития двустороннего сотрудничества за последние годы. Премьер Сербии отметила, что Казахстан является одним из важных партнером Сербии, с которым Белград намерен активно углублять сотрудничество по всему спектру двусторонних вопросов. Сербский премьер призвала казахстанский бизнес активно выходить на местный рынок посредством приватизации хозяйствующих объектов, в том числе открытия совместных предприятий. По словам Аны Брнабич, в контексте предстоящего вступления Сербии в Европейский Союз это даст возможность казахстанским бизнесменам в последующем реализовывать свою продукцию на общем европейском рынке.

Казахстан. Сербия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 21 октября 2017 > № 2357838


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 октября 2017 > № 2353561

Вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин и глава МИД РФ Сергей Лавров в ближайшие месяцы посетят с визитом Сербию, сообщил РИА Новости посол России в Белграде Александр Чепурин.

"В феврале мы отмечаем 180 лет дипломатических отношений между Россией и Сербией, в Белград приедет министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. Это возможность обсудить весь спектр двусторонних отношений и проблем, которые интересуют каждую из сторон", — сказал Чепурин.

По словам дипломата, перед Сербией и Россией стоит задача наращивания товарооборота и промышленного сотрудничества.

"Сейчас создались условия, когда мы можем сделать это. В этом году, я думаю, товарооборот будет на 15-20% больше, чем в прошлом году. Мы можем и должны перейти на качественно новый уровень экономического взаимодействия", — отметил Чепурин.

В этой связи, по его словам, "важен намеченный на декабрь приезд в Сербию российской части межправительственной комиссии во главе с Дмитрием Рогозиным".

"Это большая делегация, которая рассмотрит перспективы развития двусторонних отношений на год вперед, и не только торговых. Поэтому мы ожидаем, что это тоже будет результативный визит", — сообщил посол.

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 октября 2017 > № 2353561


Сербия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 16 октября 2017 > № 2363720

Новочеркасск – Нови-Бечей: сотрудничество крепнет.

Торгово-промышленная палата г. Новочеркасска получила отзыв о результатах бизнес-диалога от сербских партнеров, посетивших столицу Донского казачества в мае текущего года.

В сообщении на имя президента ТПП г. Новочеркасска Марины Носковой координатор сотрудничества от Сербии в частности отмечает: «Я хочу поблагодарить Вас за вашу помощь в организации сотрудничества с Ветеринарной Палатой РФ. В период с 18 по 21 октября наша делегация прибывает в Москву на 5-й Конгресс Ветеринарной палаты. Почти год мы не могли найти контакт с Москвой. Еще раз благодарим Вас за оказанную помощь».

Напомним, что в рамках визита делегации бизнес-кругов сербского города Нови-Бечей 19 мая нынешнего года в Новочеркасске состоялась масштабная биржа контактов между предпринимателями Сербии и России, организованная Торгово-промышленной палатой Новочеркасска. Визит был направлен на расширение двустороннего делового сотрудничества малых и средних предприятий с бизнес-сообществом Сербии.

Общение за «круглым столом», обмен презентациями показали, что экономическое и культурное сотрудничество двух наших городов представляет взаимный интерес и приобретает статус постоянного и тесного взаимодействия.

ТПП г. Новочеркасска

Сербия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 16 октября 2017 > № 2363720


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 октября 2017 > № 2358844

Америка далеко

Диверсифицирует ли сегодня Сербия свои внешнеполитические возможности, по-прежнему при этом заверяя, что движется по пути в Европейский Союз?

Никола Врзич (Никола Врзић), Печат, Сербия

В прошедшую среду посол США в Белграде Кайл Скотт опубликовал в «Твиттере», тем самым следуя примеру своего президента, открытый призыв к устранению сербского министра обороны Александра Вулина. «К сожалению, месяцы работы над улучшением имиджа Сербии в США могут пропасть даром из-за одного единственного заявления», — так американский посол обвинил сербского министра в том, что тот разрушает сербско-американские отношения. Посол приложил к этому обвинению (его стоит воспринимать как угрозу, и в этом нет никаких сомнений) статью из Washington Post о «сербском министре обороны, который расхваливает осужденного военного преступника», генерала Владимира Лазаревича, на встрече начальников Третьей армии времен вторжения НАТО, проходившей под лозунгом «Нельзя забывать!».

Время тихой гордости

Итак, свою роль сыграла встреча, на которой Вулин похвалил Лазаревича и приверженцев Третьей армии, назвав их «самыми храбрыми из храбрых». Эта встреча важна еще и потому, что на ней же министр обороны заявил: «Прошли те времена, когда нас заставляли стыдиться — теперь настало время тихой гордости… Мы гордимся этими людьми. Они доказывают, что Сербия вернула себе саму себя».

Всего через несколько часов после угрожающей записи Скотта в «Твиттере» последовал ответ от Вулина, который высказался непривычно для нас прямолинейно и резко и поэтому заслуживает быть процитированным: «Сербия не провоцировала войну, и Сербия не должна стыдиться тех, кто защищался. Мне странно, что посол не усматривает вреда для имиджа и опасности для отношений в том, что гаагский подсудимый Анте Готовина является советником в правительстве Хорватии, или в освобождении (Насера) Орича. Лазаревич — свободный человек, и я вправе оценить и его борьбу, и борьбу моего народа. Я что, должен расхваливать бомбардировки и требовать оправдать отторжение Косово и Метохии? Я не знаю армии, которая бы отреклась и постыдилась генерала Лазаревича, и я сам точно не сделаю этого. Вот уже несколько недель не прекращаются нападки СМИ на меня, но я готов платить за свою позицию любую цену».

Конечно, совершенно ясно: Скотт набросился на Вулина не только потому, что прочитал статью в Washington Post и «почувствовал себя глубоко оскорбленным и обязанным отреагировать таким образом». Нет, Скотт только воспользовался этой статьей (при содействии Госдепа), поскольку, как в прошедшую среду заявила пресс-секретарь Госдепа Хизер Нойерт, «наши послы не привыкли действовать своенравно». Так что Скотт использовал статью только как повод для нападок на министра обороны, который не учился в Гармиш-Партенкирхен, в отличие от Драгана Шутановаца. Скотт явно надеется заменить Вулина на его нынешнем посту (опять) кем-нибудь, кто учился в Гармиш-Партенкирхене или каком-нибудь похожем натовском центре. Также совершенно ясно, что ответ Вулина Скотту — открытый протест против американского диктата, нежелание продолжать стыдиться и возлагать на себя все последствия, которые влечет за собой этот стыд. А это значит, что дальнейшая судьба Вулина будет знаковой и покажет всем нам, на каком же пути на самом деле находится Сербия. Либо это путь, который безальтернативно ведет в Европейский Союз, и следовать по которому от нас требуют США — потому что это соответствует их интересам, а не потому, что они заботятся о нашем благополучии. Либо нам уже как-то удалось свернуть на путь к собственным интересам…

Слова и дела

Удалось ли нам медленно сойти с пути к Европейскому Союзу на путь к собственным интересам так, что мы сами того не заметили? Нет, если верить тому, что говорит Александр Вучич и его правительство, которое и нам, и всем остальным постоянно напоминает, что Сербия упорно приближается к вступлению в Евросоюз.

И все же — если верить делам, а не словам, как советовали древние римляне — некоторые конкретные действия нынешней власти наводят на, признаемся, эксцентричную мысль о том, что официальный Белград все же не верит в Европейский Союз настолько, насколько о том заявляет.

Эрдоган в Белграде

На этой неделе турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган посетил Белград, и его принимали настолько радушно, что глава дипломатии Ивица Дачич, выступая с микрофоном в руке, даже вышел за рамки просто хорошего тона. В свете изложенного выше этот визит оказался более чем красноречив — и из-за того, что было сказано, и из-за того, что подразумевалось.

Для примера достаточно вспомнить слова Вучича о том, что «в тот вечер, когда в Турции была совершена попытка путча, Сербия встала на сторону избранных институтов и поддержала демократические ценности», и что «в Сербии никогда не будет тех, кто стал бы заключать пакты с противниками законно избранных органов в Турции». «Мы не имеем ничего общего с Гюленом или с кем-либо другим». Конечно, Вучич, как и Эрдоган, прекрасно понимает общий контекст: именно такую позицию в отношении путча и путчистов заняла и Россия Владимира Путина. И эта позиция, что также важно, настолько отличалась от реакции Брюсселя и Вашингтона, что именно из-за нее Эрдоган начал отдаляться от Запада и сближаться с Россией. Сегодня этот процесс достиг кульминации в виде поставки Турции российских систем С-400, осуждения журналиста Wall Street Journal на два года заключения, задержания сотрудников американского консульства в Турции и в приостановке выдачи виз обеими сторонами. А ведь мы говорим о союзниках НАТО, которые обязались защищать друг друга…

Роль России в укреплении сербско-турецких отношений дала о себе знать и в словах самого Эрдогана: «Мы хотим как можно скорее доставить газ в Сербию. „Турецкий поток" — проект газопровода, который проходит через Черноморский регион и по турецкой территории выходит в Европу. Проект реализуется вместе с Россией, и мы продолжаем переговоры с президентом Путиным, который, как я думаю, не отнесется негативно к подобному предложению».

Кстати сказать, какие бы неудобства ни вызвало сербско-турецкое сближение (а они неизбежны) в подобных обстоятельствах, даже включая все выражения нежности, от которых хочется зажать нос, это сближение стоит приветствовать, поскольку оно рационально. Однако стоит также отметить, что мы не извлечем из него максимум пользы, если и впредь будем замалчивать наши собственные государственные и национальные интересы (вроде Косово и Метохии), которые президент Вучич, по крайней мере, публично, ни разу перед Эрдоганом не подчеркнул.

Путин и китайцы

Так случилось, что всего за несколько дней до встречи с Эрдоганом сербский президент говорил по телефону со своим российским коллегой Владимиром Путиным, которого поздравил с днем рождения. Личные контакты государственных деятелей имеют определенное значение для развития государственных отношений, однако еще важнее то, что Вучич и Путин «договорились встретиться в скором времени и продолжить работу над расширением сотрудничества между Сербией и Россией во всех областях». Внимание также стоит обратить на новость этой недели о том, что Федеральная служба безопасности (ФСБ) России «проведет переговоры с Министерством обороны Сербии о подписании соглашения о сотрудничестве в сфере военной разведки». Все это явно свидетельствует о тенденции к дальнейшему укреплению отношений между Сербией и Россией.

То же касается Китая. Белград, как недавно написал американский портал Politico, «находится в центре прорыва Пекина в Европу… В мае вместе с большой делегацией Вучич посетил Пекин, где встретился с китайским премьером Ли Кэцяном в Большом зале народа. Ли подчеркнул приверженность Китая глубокому сотрудничеству с Сербией, которая уже является ближайшим партнером китайцев в регионе. „Александр Вучич заявил, что Сербия — друг и партнер Китая, достойный доверия", — говорится в официальном китайском сообщении о встрече… В прошлом году китайский президент Си Цзиньпин нанес официальный визит в Сербию. Приезд китайского лидера в одну из беднейших европейских стран подтвердил стратегическое значение Белграда для Пекина».

Итак, несмотря на то, что Сербия идет (пусть даже только на словах) по пути в Европейский Союз, она все больше развивает сотрудничество с двумя мировыми державами и одной региональной державой, которые все теснее сотрудничают и между собой, но при этом никогда не станут членами Европейского Союза. Излишние отмечать, что ни один из нынешних членов ЕС не шел по такому пути.

Между Украиной и Исландией

Чем бы ни было сближение Сербии с Россией и Китаем, а теперь еще и с Турцией: стихийным стечением благоприятных обстоятельств или стихийным результатом незаявленного стратегического плана, это сотрудничество представляет собой альтернативу вступлению в Европейский Союз. Таким образом, наш путь в ЕС перестает быть жизненно необходимым и неизбежным, как смена дня и ночи. Вступление в ЕС становится одним из нескольких возможных для нас вариантов. А это, в свою очередь, означает, что мы можем отказаться от этого пути, если посчитаем его противоречащим нашим интересам. И мы уверены, что так оно и есть.

Теперь украинский пример. Запад организовал на Украине кровавый путч, когда Виктор Янукович попытался приостановить евросоюзную интеграцию этой страны. Украинский пример предупреждает нас о том, что от интеграции с ЕС нельзя отказываться без серьезной предварительной подготовки. А значит, в ближайшие годы мы по-прежнему будем слушать наших руководителей, рассуждающих о том, что вступление Сербии в Европейский Союз — это наша стратегическая цель. И неважно, действительно они так считают или нет.

И все-таки Сербия — не Украина, да и мир тем временем изменился и продолжает все быстрее меняться, что благоприятно для наших друзей с Востока, а не для навязанных правителей с Запада. Так что при наличии достаточной государственной мудрости и сил Сербия повторит, скорее, не украинскую модель, а исландскую. Исландия добровольно отказалась от интеграции с ЕС, поскольку посчитала ее несоответствующей собственным интересам. Кстати, Исландия стала также первой европейской страной, которая подписала с Китаем соглашение о свободной торговле. Часто в качестве контраргумента отмечают, что Сербия — не Исландия, и она не может позволить себе прервать интеграцию с ЕС, поскольку более 60% сербского экспорта отправляется в Европейский Союз. Однако официальные данные подтверждают, что более 78% исландского экспорта отправляется в страны Европейского Союза, и тем не менее исландцы сделали то, что сделали. И, по меньшей мере, не пожалели об этом…

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 октября 2017 > № 2358844


Сербия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2017 > № 2358933

Зоран Джинджич завещал нам бороться за современную, европейскую Сербию, за общество, в котором будут царить разум и правда

Тамара Никчевич (Tamara Nikčević), Avangarda, Босния и Герцеговина

Бывший председатель Демократической оппозиции, ныне заместитель главы депутатского клуба Демократической партии в Скупщине Сербии Балша Божович рассказывает порталу Avangarda о том, стало ли пятое октября 2000 года упущенным шансом для Сербии, и о политике Сербской прогрессивной партии. «С 2012 года, с тех пор как он вернулся к власти, Вучич осуществляет верховенство закона в буквальном смысле, а парламент превратил в цирк», — говорит Божович.

Также он говорит о политике ЕС по отношению к Балканам. «Вспомните, как долго Германия поддерживала Николу Груевского в Македонии, Томислава Карамарка в Хорватии, Виктора Орбана в Венгрии, который в 21 веке создает гетто для цыган, как долго она прислушивалась к Эрдогану в Турции, а в последнее время ставит под сомнения санкции против России… Все, что я перечислил, не смущает Германию: ее основной принцип — „стабильность в ущерб демократии". Просто Германия защищает свои интересы», — говорит сербский политик. И добавляет: «Никогда наша часть Европы не стояла в списке приоритетов Запада. Особенно в том, что касается прав человека и ценностей, которых те же страны строго придерживаются сами. Кто-то скажет, мол, хорошо, что нас не трогают, а остальное…»

Также Балша Божович комментирует гарантии, которые правительство Сербии дало Ратко Младичу. «Человек, который даже не за всю войну, а только во время одной операции убил семь-восемь тысяч человек, югославов, потому что они были другой веры и национальности, получает гарантии от моей страны, что он сможет пройти лечение в России? Как мое правительство вообще дает гарантии чего бы то ни было самому страшному преступнику со времен Второй мировой войны? Вместо того, чтобы во имя единой политики стыдиться содеянного Младичем, правительство вот таким образом себя с ним идентифицирует! Извините, но это страшно!»

Ровно 17 лет назад союзу 90 оппозиционных партий, названному «Демократической оппозицией Сербии» (ДОС), удалось отстоять победу своего кандидата Воислава Коштуницы на выборах в президенты Югославии. Говорили, что Коштуница победил прежнего главу «усеченной» Югославии Слободана Милошевича еще в первом туре выборов, который, случайно или нет, состоялся 24 сентября 2000 года. Это была 13-я годовщина знаменитой Восьмой сессии Центрального комитета Союза коммунистов Сербии, когда Милошевич пошел наперекор своему политическому наставнику Ивану Стамболичу и начал так называемое перерождение. Поскольку Милошевич не признавал победу Воислава Коштуницы, ДОС под предводительством лидера Демократической партии Зорана Джинджича организовала пятого октября 2000 года в Белграде масштабные демонстрации. В результате режим Милошевича, который за годы упомянутого «перерождения» уничтожил СФРЮ и залил кровью ее народы, был окончательно повержен.

Тогда, пятого октября 2000 года, мало кто мог поверить, что 12 годами позже к власти в Сербии может вернуться так называемая красно-черная коалиция Социалистической партии Сербии и Сербской радикальной партии. Правда, на этот раз вместо Милошевича и Воислава Шешеля власть заполучили их лучшие ученики: Ивица Дачич и Александр Вучич. Точнее, всю власть в 2012 году присвоил Вучич, который, по мнению некоторых аналитиков, сегодня правит страной более сурово и репрессивно, чем управлял сам Милошевич.

Тогда, пятого октября 2000 года, бывшему председателю Демократической оппозиции, а ныне заместителю главы депутатского клуба Демократической партии в Скупщине Сербии Балше Божовичу было 16 лет. Он учился во втором классе гимназии и участвовал в тех событиях, которые некоторые называют сербской октябрьской революцией.

«Тот день пятого октября, как я помню, был довольно хмурым. На Площади республики, несмотря на облако слезоточивого газа и наступление на демонстрантов, которые бросились к Скупщине, я успел заметить директора и вице-президента Демократической партии Виду Огненович. Она пробежала мимо меня. Я хотел с ней поздороваться, но… Началась давка, неразбериха. Я не знаю точно, сколько все это продолжалось. Следующее, что я помню, — это солнечная вторая половина дня: вдруг погода прояснилась, как в фильме. В памяти у меня осталась эта картина, — говорит Балша Божович. — На следующий день я с отцом, матерью и братом пошел пообедать в кафе „Душанов град" на улице Теразия. Мы вчетвером праздновали победу, уверенные в том, что по прошествии более десяти лет наконец-то свергнуто зло, которое уничтожало Сербию и окружающие страны и народы».

— Avangarda: Говорят, что вопреки всему в Сербии так и не началось шестое октября. Так ли это?

— Балша Божович: Да, в последние годы можно часто услышать, что пятое октября 2000 года было лишь одним из множества упущенных шансов. Несмотря на все оговорки, я должен сказать, что события, в которых я участвовал лично, все же имели большое историческое значение. Ведь в Сербии впервые ненасильственным образом был свергнут диктатор, которого несколькими годами позже судили в Гааге за тягчайшие военные преступления. В этой связи, вероятно, не стоит удивляться тому, что сегодня наследники Милошевича всячески пытаются преуменьшить важность и оклеветать пятое октября и те последствия, которые повлекла за собой революция. Если вы спрашиваете меня, сумели ли мы в тот день существенно изменить общество, то я отвечу вам откровенно: не совсем. Однако это, повторюсь, не значит, что определенный успех не был достигнут.

— А что было достигнуто?

— Из-за военной политики 90-х Сербию выгнали из международных институтов. Она даже в союз пинг-понга не входила. После пятого октября мы вернулись в ООН и в остальные международные организации и институты. Мы наладили связи с окружением. Общество в известной степени вернулось к тем ценностям, которые прежде подавлял национализм, разрушавший людям жизнь, карьеру, судьбу…

— Стало ли убийство Зорана Джинджича 12 марта 2003 года шагом назад?

— Конечно. Даже понимая, что партия, которую он возглавляет, никогда не сможет получить поддержку большинства избирателей для проведения необходимых реформ, Зоран Джинджич, как и Демократическая партия, смело вступил в борьбу с накопившимися проблемами и был готов менять общество, несмотря на последствия.

— С Зораном Джинджичем Вы познакомились еще в детстве: он был другом Ваших родителей. Каким Вы его помните?

— Зоран был, конечно, неповторимым человеком. Он умел, скажем, выслушать и прислушаться к собеседнику, выразить ему свое уважение, несмотря на то, насколько этот человек напротив него моложе его самого. По крайней мере, тогда мне так казалось. Конечно, я был ребенком, малышом… Больше всего времени мы провели вместе в тяжелые дни бомбардировок Югославии в 1999 году. Вскоре после начала интервенции НАТО Джинджича предупредили, что режим Слободана Милошевича, который давно видел в Зоране своего главного врага, готов его убрать. Поэтому по приглашению тогдашнего президента Черногории Мило Джукановича Джинджич вместе с семьей нашел убежище в Черногории. Моя семья в то время остановилась в Херцег-Нови. Так по стечению обстоятельств мы проводили много времени вместе.

После интервенции НАТО мы все вернулись в Белград. Вскоре Зоран создал Союз перемен — политическую организацию, которая объединяла несколько оппозиционных партий, и целью которой было свержение Слободана Милошевича. В те месяцы в Белграде ежедневно проходили демонстрации против Милошевича, на которые порой выходили по несколько тысяч человек, а порой — всего несколько сотен. Я помню, что часто убегал с уроков, чтобы успеть к завершению на Площадь республики, где лидеры Союза перемен выступали с заключительными речами. Мне было важно послушать Зорана. Однажды перед импровизированной трибуной нас было так мало, что Джинджич даже сумел встретиться со мной глазами. Он помахал мне рукой и пригласил подойти и присоединиться. Я был горд.

Зоран Джинджич завещал всем нам в Демократической партии бороться за современную, европейскую Сербию, за общество, в котором будут царить разум и правда.

— Предполагаю, что пятого октября 2000 года Вы и представить себе не могли, что с 2012 года по настоящее время Сербией опять будет править так называемая красно-черная коалиция Социалистической партии Сербии и Сербской радикальной партии?

— Как такое можно было себе представить?! Хотя речь идет об определенных политиках из 90-х, я должен отметить, что эти люди не осмелились отказаться от внешней политики, которая изменилась после пятого октября 2000 года, и которую инициировали мы в ДОС. Я хочу сказать, что не было попыток изолировать Сербию на международном уровне, как в 90-е годы, или вступить в открытый вооруженный конфликт с соседями. Правда, министры Вучича, при всяком удобном случае делая необдуманные и воинственные заявления, пытаются свести на нет упомянутые достижения пятого октября.

С другой стороны, правительство Вучича, продолжая вести общество каким-никаким европейским курсом, на внутриполитической арене сохраняет ценностную систему 90-х. Я говорю о главенстве одного мнения, о все сгущающемся медиа-сумраке, о ежедневных угрозах, о репрессиях, о провоцировании страха и опасений среди граждан и так далее. С 2012 года, с тех пор как он вернулся к власти, Вучич осуществляет верховенство закона в буквальном смысле, а парламент превратил в цирк. Конечно, до всего этого мы дошли не сразу. Страшные вещи творятся в Сербии на протяжении почти двух десятилетий, которые прошли с пятого октября: был убит Зоран Джинджич, власть перешла к Воиславу Коштунице, распалась Югославия, Косово провозгласило независимость, а Демократическая партия совершила множество ошибок… Так мы и получили Вучича — человека, который изображает из себя образцового европейца, хотя всем ясно, что в нем нет ни на йоту ни Европы, ни европейских ценностей. Мир это видит…

— Видит ли?

— Конечно, видит, хотя все еще закрывает глаза на вопиющее попирание всех демократических и цивилизационных достижений. Так, в планы Германии, ставшей после Брексита главной страной Евросоюза, явно не входит экспорт демократии в страны Европы. Кстати, вспомните, как долго Германия поддерживала Николу Груевского в Македонии, Томислава Карамарка в Хорватии, Виктора Орбана в Венгрии, который в 21 веке создает гетто для цыган, как долго она прислушивалась к Эрдогану в Турции, а в последнее время ставит под сомнения санкции против России… Все, что я перечислил, не смущает Германию: ее основной принцип — «стабильность в ущерб демократии», так она, по собственным ее заявлениям, отстаивает свои интересы.

— Не угнетает ли и не обескураживает Вас, как молодого человека, этот «прагматичный» подход, это игнорирование несправедливости, насилия и недостатка демократии?

— С тех пор, как я себя помню, я был рьяным борцом с режимом Слободана Милошевича, с последствиями его политики как на внутриполитическом, так и на региональном уровне. Еще в детстве я слушал дома рассказы о том, что происходит с нашими соседями, да и другими нашими людьми. И эти рассказы меня ужасали. И все-таки я верил, что большой демократический западный мир поможет Сербии освободиться от Милошевича, а после мы создадим здесь нормальное, демократическое и цивилизованное общество. Эти иллюзии, эта вера в справедливый мир рухнули в тот момент, когда было принято решение о бомбардировках Югославии. Мне было 14-15 лет, и я не мог понять, почему Запад бомбардирует меня, мою семью, наших друзей — всех нас, кто с первого дня ходил на демонстрации против военной и любой другой политики Милошевича. Тогда я впервые разочаровался в Западе, в который до того верил. Особенно тяжелым разочарование было тогда, когда я понял, что именно интервенция НАТО удержит Милошевича у власти. В связи с этим я хочу прямо ответить на ваш вопрос: нет, у меня нет иллюзий. Никогда наша часть Европы не значилась в списке приоритетов Запада. Особенно в том, что касается прав человека и ценностей, которых те же страны строго придерживаются сами. Кто-то скажет, мол, хорошо, что нас не трогают, а остальное…

— Как Вы с этим боретесь?

— «Если идет дождь, то злиться на него бесполезно! Возьмите зонтик и постарайтесь как можно меньше промокнуть; попробуйте завершить дело, которое начали», — так говорил Зоран Джинжич. То есть никто из нас не может повлиять на политику Запада, но это не значит, что стоит опускать руки и сдаваться. Наоборот! Вместо того чтобы предаваться бессильной злобе, мы должны поставить себе ясную цель. Чего мы на самом деле хотим? Куда мы идем — на Восток или на Запад?

Сербское общество давно делает для кого-то что-то во благо или во вред. Пришло время что-то сделать в собственных интересах. Никто не придет нам на помощь, никто нас не освободит. Мы решаем, каким будет наше общество. Я думаю, что первейшая задача Демократической партии — помочь в понимании этих вещей. При этом не секрет, что за последние десятилетия мы как партия пережили и успешный, и менее успешный этапы…

— Что Вы относите к менее успешному периоду?

— Мы легко смирились с предложенными ценностями, которые сами никогда не отстаивали, и все это в ущерб европейскому пути. Но не забывайте, что с 2012 года, с момента прихода Вучича к власти, Демократической партии причинили много вреда: за последние пять лет более сотни наших членов и функционеров были задержаны, их преследовали, хотя до сих пор мы не получили ни одного окончательного судебного решения в отношении этих людей. Нас преследуют не только из-за инакомыслия, но и из-за страха Вучича, который боится повторения уже произошедшего с ним и его соратниками пятого октября 2000 года. Тогда их устранили с политической арены. И Вучич, и члены Сербской прогрессивной партии понимают, что только у демократов есть политические силы, чтобы после всех взлетов и падений убедить избирателей вновь поддержать те ценности, за которые велась борьба в 90-е годы. Благодаря политике своих председателей, профессора Драголюба Мичуновича и доктора Зорана Джинджича, пятого октября 2000 года Демократическая партия разрушила националистические мечты тех, кто сегодня находится у власти…

— Разрушила?! Постойте, разве на этой неделе правительство Сербии официально не предоставило гарантии того, что Ратко Младич из Гааги отправится на лечение?

— Во-первых, национализм — это синоним зла, коррупции, лжи, демагогии… В начале 90-х годов националисты растолковали нам, что жить вместе, в одной стране с другими югославскими народами, мы не можем. Почему? Потому что остальные нас ненавидят. Почему они нас ненавидят, с чего вообще? На этот вопрос мы так и не узнали ответа. Вместо него мы получили войну, в которой те, кто ее начал, кто к ней подстрекал, кто своих детей оберегал, а чужих — отправлял на поле боя, невероятно обогатились. Теперь же человек, который даже не за всю войну, а только за время одной операции убил семь-восемь тысяч человек, югославов, потому что они были другой веры и национальности, получает гарантии от моей страны, что может пройти лечение в России? Как мое правительство вообще дает какие-то гарантии самому страшному преступнику после Второй мировой войны? Вместо того чтобы во имя единой политики стыдиться содеянного Младичем, правительство вот таким образом себя с ним идентифицирует! Извините, но это страшно!

— Председатель Движения свободных граждан Саша Янкович заявил, что было бы символично организовать шестого октября в Белграде акцию, с которой началась бы кампания в поддержку честных выборов, выборов «без фантома» в столице. Собирается ли Демократическая партия присоединиться?

— Да. Отмечу, что Демократическая партия поддержала Янковича на недавних президентских выборах, и оказалось, что в Белграде мы, то есть оппозиция, получили больше голосов, чем Вучич и даже его 11 партий. Сейчас оппозиция должна добиться успеха и на предстоящих белградских выборах, а также в политическом смысле воспользоваться теми 56% голосов, которые были заработаны в апреле текущего года. Думаю, что Белград — это огромный шанс, который нельзя упускать. Кстати, власть Милошевича в 1996 году впервые пошатнулась как раз после проигрыша в муниципальных выборах в Белграде. Я уверен, что то же произойдет и с Вучичем, вне зависимости от того, когда будут объявлены выборы в Белграде — в декабре или в марте.

— Говоря о провале Милошевича на выборах в Белграде в ноябре 1996 года, помните ли Вы, что в то время оппозиция была единой и объединилась в коалицию «Вместе». А что сегодня?

— Я несколько раз призывал оппозиционные партии образумиться, сесть за стол переговоров и все обсудить. Сегодня у нас только неформальные контакты. Если первой формальной встречей будет акция шестого октября в Белграде, то, на мой взгляд, это хорошая новость и для нас, и для граждан, которых мы обязаны защитить от вредной власти Вучича. Белградцы заинтересованы в том, чтобы мы договорились, и они ждут этого от нас.

— Как Вы договоритесь, если Саша Янкович обвиняет Демократическую партию в том, что она готова к сотрудничеству с президентом Вучичем?

— Нет, нет… Янкович лишь возразил против того, как Демократическая партия отреагировала на заявление Вучича об изменении Конституции, и более ничего.

— То есть Демократическая партия не будет сотрудничать с президентом Вучичем?

— Никогда! Этого нам не позволит ни история, ни прошлое, ни настоящее… Когда вы сказали о подозрениях Движения Саши Янковича, я вспомнил, что общественность часто задается вопросом, действительно ли Демократическая партия повлияла на формирование Сербской прогрессивной партии Вучича. Мой ответ — нет.

— Но, постойте, как же нет? Бывший глава сербской службы безопасности и близкий соратник президента Сербии и главы Демократической партии Бориса Тадича Мики Ракич все же сыграл большую роль в отдалении Александра Вучича и Томислава Николича от Воислава Шешеля. После и была создана Сербская прогрессивная партия.

— В то время я был членом Главного комитета Демократической партии и утверждаю, что никогда ни одно решение о формировании Сербской прогрессивной партии не было на повестке дня. Мы вообще внутри партии это не обсуждали. Знал ли глава кабинета Бориса Тадича об этом нечто большее, я сказать не могу. Он недавно умер, и я не знаю… Так или иначе, я никогда не задумывался, превосходит ли или отличается ли Сербская прогрессивная партия от Сербской радикальной партии Шешеля, из которой вышли члены прогрессивной партии. То есть речь идет о двух политических образованиях, которые объединены одной идеологией, политикой, ценностями. Разница только в том, что сторонники Вучича примерили на себя европейскую личину, а соратники Шешеля сохранили старую — национальную и истрепанную. Все остальное осталось прежним.

— Если Вы утверждаете, что Демократическая партия не будет сотрудничать с Вучичем…

— Не будет! В нынешнем виде Демократическая партия является весьма неудобным свидетелем сербской истории последних 30 лет. В этой связи прежде всего Александр Вучич заинтересован в том, чтобы эта партия, этот неприятный свидетель его политической деятельности, перестала существовать. Кстати, вспомните, что к настоящему моменту предпринял Вучич для достижения этой цели. И — все равно не добился ее. Я уверен, что Демократическая партия перестала бы существовать, если бы пошла на любого рода сотрудничество с Вучичем и Сербской прогрессивной партией. Вучич перенял нашу европейскую политику, которую мы декларативно проводили. Почему декларативно? Потому что Сербия снова испытывает огромные трудности в отношениях со странами нашего региона. В газетах-рупорах Сербской прогрессивной партии снова объявляют войну соседям, власть возвращается к риторике и политике 90-х годов. С одной стороны, она бьет себя в патриотическую грудь, а с другой — попирает достоинство, честь и, если хотите, суверенитет своей страны, обещая дипломатический статус Гуманитарному центру в Нише и реализуя, таким образом, не собственные интересы, а интересы Владимира Путина. Это унизительно.

— СМИ пишут о том, что на предстоящих выборах в Белграде единым кандидатом от оппозиции может стать Драган Джилас, бывший демократический мэр Белграда. Правда ли это?

— Мы открыты для переговоров с Джиласом, как и с остальными партиями гражданской оппозиции. Цель Демократической партии — не просто вернуться к власти, чтобы править, а помочь нашей стране раз и навсегда установить верховенство права, укрепить институты, которые помешают тому, чтобы в центре Белграда сносились районы (как был разрушен Савамала). Эти институты должны не допустить, чтобы убийцы невинных людей вместо того, чтобы сидеть в тюрьме, веселились в белградских клубах, а ведь это надругательство над жертвами, их семьями и всеми гражданами. Эти институты должны настаивать на праве общественности знать, откуда у министра обороны квартира за 200 тысяч евро, и не должны довольствоваться враньем о том, что эти деньги он одолжил у несуществующей тетушки из Канады. Мы должны укрепить те институты, которые объяснят, почему Белград — единственный город в мире, в котором новогодняя иллюминация начинается первого октября, а заканчивается в конце марта, и это только для того, чтобы какая-то фирма, близкая к Вучичу заработала… Наглость и бессовестность этой власти перешла все границы, и выборы в Белграде — большой шанс все изменить.

Сербия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2017 > № 2358933


Турция. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 октября 2017 > № 2347010

Славяне-мусульмане юго-западной Сербии массово и воодушевленно встретили в городе Нови-Пазар президента Турции Тайипа Эрдогана и главу Сербии Александра Вучича, причем сербский президент отметил, что турецкого лидера ждали с большей радостью, чем его самого, передает информагентство Танюг.

Город Нови-Пазар на юго-западе Сербии вблизи административной линии с Косово и Метохией и границы с Черногорией является неформальным центром региона, который местные бошняки (славяне-мусульмане) называют Санджак. Компактно населяющее его и соседние муниципалитеты Сьеница, Тутин, Приеполе, Нова-Варош мусульмане уклонились от последних переписей населения, их число примерно оценивается в 250-300 тысяч человек.

Накануне визита Нови-Пазар был украшен многочисленными красными транспарантами с изображением Эрдогана и приветствиями на турецком языке, а также флагами Турции, Сербии и символикой Санджака. Ночью триста местных таксистов устроили проезд по городу с флагами. В среду президентов Турции и Сербии встречала воодушевленная праздничная толпа. Многие были одеты в шарфы и шапки с турецкой символикой, держали турецкие флажки и скандировали приветствия.

"Знаю, что и наполовину не буду встречен так, как президент Турции, но у меня достаточно храбрости и чистой совести, чтобы сказать вам, что работал и работаю в ваших интересах и в интересах всех граждан Сербии", — цитирует агентство обращение Вучича к местным жителям.

"Наше дело – строить дороги, больницы, детсады и школы, что мы и продолжим делать, и нет ничего важнее этого", — отметил сербский президент.

В рамках визита в Нови-Пазар главы государств проводят совещание по вопросам сотрудничества и инфраструктуры с главами муниципалитетов округа, также запланировано подписание документа о сотрудничестве между ново-пазарскими властями и Турецким агентством по сотрудничеству и координации (TIKA).

Турция. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 октября 2017 > № 2347010


Сербия. Польша. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2017 > № 2345156

Почему разворот Сербии в сторону Москвы должен обеспокоить Польшу

Янек Роевский (Janek Rojewski), Polityka, Польша

Россия передаст Сербии в рамках программы военно-технической помощи шесть истребителей Миг-29, 30 танков Т-72 и 30 бронированных разведывательно-дозорных машин. Это элемент двойной игры, которую ведет сербское руководство, лавируя между Москвой и Брюсселем.

Техника, которую получат сербы, уже находилась в эксплуатации. Белграду придется заплатить только за сборку разобранных самолетов. Плюсами всей операции официально называются использование известной технологии, защита воздушного пространства, которая необходима в переговорах о вступлении в НАТО, и, разумеется, цена.

Укреплением воздушной обороны занят не только Белград. Та же задача стоит перед Болгарией и Хорватией. Но если болгары не могут справиться с исполнением своих обязательств перед НАТО и продолжают откладывать покупку самолетов, то хорваты стараются не отставать от своего восточного соседа.

Сербский разворот к ЕС?

Военное сотрудничество Белграда и Москвы перечеркивает перспективы на интеграцию Сербии с НАТО. Правовых норм о том, у каких стран государства-члены Альянса могут покупать вооружения, нет, однако, существуют определенные стандарты.

Когда пост премьер-министра заняла 41-летняя Ана Брнабич, открыто заявившая о своей гомосексуальности (что довольно необычно для страны, в которой 60% населения считают гомосексуализм болезнью), появились предположения, что одной из основных задач ее правительства станет сближение с Евросоюзом.

Брнабич говорила, что примером для подражания она считает Германию. Мало того, она заявляла, что если ей придется выбирать между Евросоюзом и Россией, она выберет первый. Для сербской внешней политики это был резкий разворот. Сам статус кандидата на членство в ЕС не дает особенных преимуществ, зато в последние годы Сербия могла (хотя бы на примере Хорватии) наблюдать, насколько может выиграть страна от присоединения к Евросоюзу. Шанс получить европейские блага изменил традиционные векторы сербской внешней политики. Одновременно вернулась классическая российская «страшилка», с которой не может справиться раздираемая противоречиями Европа: энергетическая безопасность.

Российская мечта об империи

Когда в марте 1999 года войска НАТО начали бомбардировки Сербии, Россия почувствовала себя оскорбленной. Ее руководство долго не могло занять четкую позицию по этому вопросу, а в итоге Москва лишилась большой сферы влияния. Однако от слабости ельцинского государства сейчас не осталось и следа.

В своей внешней политике Российская Федерация отказалась от существовавшей в эпоху холодной войны дихотомии Восток-Запад и сконцентрировалась на оси Юг-Север, стремясь играть роль представительницы эксплуатируемой части земного шара. Она также вернулась к идее византизма — особой миссии России в отношении православных народов.

То, что Москва может реально предложить Сербии, — это стабильные поставки газа. Он пойдет по дну Черного моря, а затем через территорию Болгарии, Сербии и Венгрии на север Европы. Глава сербского МИД (и бывший премьер) Ивица Дачич осознает, какую выгоду его стране может принести российско-сербское военно-энергетическое сотрудничество. Несколько дней назад он заявил, что Запад охватила «антироссийская истерия».

Ключевая для польских государственных интересов перспектива включения стран народной демократии в орбиту влияния Евросоюза вновь начала от нас отдаляться.

Сербия. Польша. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2017 > № 2345156


Украина. США. Сербия. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 7 октября 2017 > № 2352284

Сидя в отеле прошлись по Донбассу

Сурков и Волкер обсудили в Белграде перемирие на Украине

Отдел «Политика»

Помощник президента России Владислав Сурков и спецпредставитель Госдепа США по Украине Курт Волкер встретились снова – на этот раз в Белграде. Спецсоветник Путина и экс-посол США при НАТО обсуждали на встрече в одном из фешенебельных отелей сербской столицы перемирие в Донбассе. Ранее пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что эта встреча станет «сверкой часов».

Специальный представитель Госдепартамента США по Украине Курт Волкер встретился с помощником президента России Владиславом Сурковым в субботу, 7 октября, в столице Сербии Белграде. О переговорах между эмиссарами рассказал национальной телерадиокомпании Сербии глава МИД страны Ивица Дачич.

«Специальный советник российского президента Владислав Сурков и бывший посол США при НАТО Курт Волкер провели встречу в Белграде о перемирии на востоке Украины», — заявил Дачич.

Он также добавил, что встреча в столице Сербии – показатель «изменения и увеличения внешнеполитической позиции» страны.

Встреча Суркова и Волкера была закрыта для представителей прессы, место переговоров также осталось неизвестным – местные СМИ лишь сообщили, что представители РФ и США встретились в одном из фешенебельных отелей Белграда.

Накануне встречи пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков призвал не ждать от этой встречи конкретных итогов.

«В данном случае переговоры не нацелены на какой-то конкретный результат, это процесс синхронизации позиций с сверки часов, обмена информацией, что называется, из первых рук», — подчеркнул официальный представитель Кремля.

Песков отметил, что США не являются «страной нормандского формата», как Россия, Германия, Франция и Украина, и не гарантируют соблюдение минских соглашений.

«Тем не менее Вашингтону важно получать информацию, что называется, из первых рук от стран, которые принимают участие в нормандском формате», – добавил Песков.

Одной из тем переговоров с Сурковым с высокой долей вероятности стала тема миротворцев ООН в Донбассе. Вашингтон разделяет позицию Киева – по их мнению, миротворческий контингент ООН должен контролировать всю территорию Донбасса вдоль границы с Россией. Напротив, Москва считает, что «голубые каски» должны защищать ОБСЕ по линии соприкосновения противоборствующих сторон.

В своем интервью «Газете.Ru» спецпредставитель Госдепа Волкер напомнил, что «цель Минских соглашений, которые поддерживают и Россия, и США, и на условия которых согласилась Украина, — это восстановление территориальной целостности и суверенитета Украины над востоком страны».

«И один из вопросов, который Россия постоянно поднимает в ходе дискуссий, — это необходимость обеспечить безопасность русскоязычного населения в зоне конфликта. С этим мы тоже согласны», – подчеркнул Волкер.

По его словам, основная идея международной миротворческой миссии заключается в том, чтобы обеспечить безопасность в зоне конфликта и гарантировать таким образом защищенность русскоязычного населения.

«Кроме того, миссия миротворцев станет основой для выполнения Минских соглашений», – добавил спецпредставитель Госдепа.

Также он подставил под сомнение эффективность выполнения Минских соглашений.

«Позиция США заключается в том, чтобы Минские соглашения были выполнены, а не отвергнуты, – отметил Курт Волкер. – Но, по правде говоря, прошло уже три года с тех пор, как начался этот конфликт, и минский процесс до сих пор не остановил боев. Люди гибнут там каждую неделю».

«Прекращение огня, перемирие и дальнейшие политические шаги, включая выборы в Донбассе, — ни по одному из этих направлений не удается достичь прогресса. Так что нельзя сказать, что Минские соглашения работают эффективно» – сказал эмиссар Вашингтона.

Перед встречей с Владиславом Сурковым Волкер написал в своем твиттере о цели переговоров.

«Встречусь с российским коллегой 7 октября, чтобы обсудить, как стимулировать применение Минских соглашений и восстановить территориальную целостность Украины», — написал он.

По итогам августовской встречи с Волкером, Сурков заявил об их продуктивности и прагматичности.

«Мы согласились, что текущая ситуация на юго-востоке Украины не может устраивать ни конфликтующие стороны, ни внешние силы, содействующие урегулированию. Дискуссия велась в тоне взаимного уважения и заинтересованности, честно, серьезно, без иллюзий и предвзятости», — заявил Сурков по результатам встречи с Волкером.

«Приверженность минским соглашениям под сомнение не ставилась: обе стороны предложили свежие идеи и новаторские подходы по их реализации», — добавил политик.

Украина. США. Сербия. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 7 октября 2017 > № 2352284


Турция. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 октября 2017 > № 2340747

Президент Турции Тайип Эрдоган нанесет официальный визит в Сербию 9-11 октября, сообщила пресс-служба турецкого лидера в субботу.

"Президент Тайип Эрдоган по окончанию визита на Украину посетит 9-11 октября с официальным визитом Сербию по приглашению ее президента Александра Вучича. Во время визита будут подписаны различные соглашения с целью углубления двухсторонних отношений, пройдет турецко-сербский деловой форум", — говорится в сообщении пресс-службы Эрдогана.

Отмечается, что турецкий лидер проведет переговоры с Вучичем и председателем парламента Сербии Майей Гойкович, а также посетит город Нови-Пазар.

Турция. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 октября 2017 > № 2340747


Сербия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 5 октября 2017 > № 2338863

В Липецкой ТПП состоялась встреча с сербскими предпринимателями.

3 октября в Липецкой торгово-промышленной палате состоялась деловая встреча предпринимателей Липецкой области и Расинского округа. Делегация сербских предпринимателей во главе с президентом ТПП Крушеваца Предрагом Вукичевичем прибыла в Липецк с целью укрепления торгово-экономического сотрудничества между городами-побратимами Липецком и Крушевацем, соглашение о котором было подписано 28 июня 2016 года. В деловой встрече приняли участие представители отраслевых управлений, заинтересованных в расширении контактов, деловых объединений, промышленных предприятий и торговых организаций Липецкой области.

Приветствуя собравшихся президент Липецкой ТПП Анатолий Гольцов отметил особые отношения со средневековой столицей Сербии и Расинского округа – городом Крушевацем, которые активно начали развиваться три года назад по инициативе Виктора Ситникова, председателя Совета директоров АО «Елецгидроагрегат». В декабре 2014 года было подписано соглашение о сотрудничестве между ТПП Липецка и Крушеваца, в рамках которого ежегодно проходят деловые миссии, биржи контактов, встречи и переговоры между предпринимателями двух регионов Сербии и России. В результате было заключено свыше 10 контрактов, реализация которых обеспечила в 2016 году рост импорта из Липецкой области почти на 70%, а экспорта – на 84%. Развитию отношений способствует и благоприятный таможенный режим между нашими странами, что особенно важно для начинающих участников внешнеэкономической деятельности из среды малого и среднего предпринимательства. Большой потенциал для развития туризма и совместных проектов в сельском хозяйстве, ЖКХ, строительстве и других отраслях представил в ходе своего выступления Предраг Вукичевич, президент ТПП Крушеваца.

Генеральный директор компании «ФАМ Крушевац» Йелица Джурович Петрониевич рассказала об успешном развитии сотрудничества с липецкой компанией «Шинторг» и новых предложениях по его расширению. Липецкие участники встречи интересовались также оборудованием для производства стройматериалов, технологиями водоочистки, коммунальной техникой и другими возможностями для развития взаимодействия с братским Крушевацем.

Пресс-служба Липецкой ТПП

Сербия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 5 октября 2017 > № 2338863


Россия. Босния и Герцеговина. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 октября 2017 > № 2337143

Россия постарается упрочить свое деструктивное влияние в Прибалтике и на Балканах

Тамара Никчевич (Tamara Nikčević), Avangarda, Босния и Герцеговина

Профессор философского факультета из Белграда Никола Самарджич рассказывает в интервью порталу Avangarda о радикалистской политике, которая возродилась в Сербии в самом начале распада Югославии. Также профессор говорит о политике Александра Вучича, который окружил себя «людьми самого низкого этического и интеллектуального уровня» и через них делает провокационные заявления. «Эти высказывания вскоре становятся темами для обсуждения и в среде оппозиции, и среди соседей. И тогда у Вучича появляется возможность решать текущие проблемы, демонстрируя, что он умеет это делать и вообще является единственным, кого они беспокоят».

Никола Самарджич говорит о проблемах Боснии и Герцеговины, которая «сегодня разделена не только линиями разграничения народов. Для достижения своих нелегитимных интересов Боснию и Герцеговину поделили как минимум две крупные антилиберальные и антидемократические державы — Россия и Турция. Что касается отношения Сербии к Боснии и Герцеговине, то реальной проблемой Белграда является так называемый косовский вопрос, который Александр Вучич старается закрыть, время от времени прячась за Милорадом Додиком».

Профессор комментирует давление со стороны России и роль Москвы на Балканах. Кремль дает понять, что именно политик вроде Додика — идеальный лидер для всех сербов в регионе. И «по этой логике сербским лидером в Боснии и Герцеговине должен быть какой-нибудь болван, медведь с огромной головой, неуч, примитивный и агрессивный. Кроме того, Москву устраивает любой, кто погряз в коррупции».

Никола Самарджич комментирует политику ЕС, подчеркивая, что «многие годы высокопоставленный представитель ЕС Федерика Могерини проводила исключительно миролюбивую политику в отношении Москвы, из-за чего в какой-то момент работа Могерини в должности ставилась под сомнение. Могерини слаба и неубедительна. Она не подает примера и неуспешна. Кроме того, нельзя забывать, что российские и китайские нелегитимные интересы постепенно реализуют коррумпированные шовинистические правительства, в том числе в Греции и Венгрии. Схожие тенденции, которые мы необдуманно называем всего лишь авторитарным популизмом, прослеживаются в Чехии, Словакии, Польше, в восточной части Германии. В связи с этим России и Китаю не составляет большого труда глубоко проникнуть в экономику и политику Западных Балкан».

Об отношениях Германии и России белградский профессор говорит следующее: «Недавние выборы в Германии подтвердили, что Die Linke („Левые") и „Альтернатива для Германии" (AfD) являются троянскими конями путинской гибридной войны. Эти партии, используя „Зеленых" и их антиамериканские настроения, а также с помощью социал-демократов отрицают не только постулаты европейской либеральной демократии, но и зверства, творимые на Украине, и насильственное отторжение Крыма. Эти люди также применяют основные имплицитные средства путинской гибридной войны, вещая о коррумпированности европейских чиновников, распространяя лживую информацию и нелегитимные мнения посредством марионеточных СМИ».

Ровно через десять лет после того, как учебник истории для третьего класса гимназии, автором которого стал профессор белградского философского факультета, историк Радош Люшич, был написан и утвержден, в сербском обществе разгорелся скандал. Выяснилось, что в спорном учебнике, по которому на протяжении целых десяти прошедших лет учились сербские школьники, «нет ни одного положительного утверждения о соседних народах и этнических и религиозных меньшинствах». Учебник профессора Люшича, как сообщили на прошлой неделе, «изобилует стереотипами и оскорблениями в адрес народов, которые проживают по соседству, и национальных и религиозных меньшинств в самой Сербии». Сообщается, что в учебнике Радоша Люшича, к примеру, написано, что черногорцы являются «частью сербского народа и у них сербское этническое происхождение».

«Православие, Россия и Сербия — вот три важнейших фактора в истории Черногории. Черногорцы присягали всем трем, но не искренне, а по необходимости», — пишет автор.

Он приводит мнение русского слависта Александра Ф. Гильфердинга о том, что «боснийские славяне приняли ислам из материальных соображений и позднее стали гипертрофированно ревностными поборниками своей веры». Сам профессор Люшич, когда пишет о боснийцах, заключает, что «ренегат невольно превращается в фанатика своей новой религии только чтобы перед самим собой оправдать собственное отступничество».

Что же в приведенных мнениях спорно? Какая именно часть? Почему сербскую общественность вдруг настолько возмутили высказывания профессора Люшича, если понятно, что огромная доля этого самого общества придерживается такого же мнения о соседних народах и этнических и религиозных меньшинствах? А быть может, думает еще хуже.

То, что через десять лет после написания учебника в Сербии вдруг увидели проблему во мнении его автора, по словам профессора философского факультета университета Белграда Николы Самарджича, подтверждает «всю духовную и интеллектуальную бедность сербских интеллектуальных кругов».

«Все ожидали удобного случая. Ведь, несмотря на то, что в учебнике Люшича действительно много примеров явных, буквально комичных стереотипов о наших соседях, они безобидны как послание. Учебник все-таки используется в Сербии, хотя он коварно и менее очевидным образом подстрекает к этнической и религиозной ненависти и нетерпимости. Вместе с тем по-прежнему является вопросом, не развиваются ли этнические и религиозные стереотипы именно благодаря официальной школьной программе, учитывая, что учебники, прежде всего, пишутся не для учеников, а для учителей. Наконец, судя по социальным сетям и отдельным манифестациям, мне кажется, что наше прошлое и этнические взаимоотношения с соседями во многом связаны с нашим собственным разочарованием, — говорит профессор Самарджич. — Факт в том, что национальная ненависть и межнациональная толерантность быстро сменяют друг друга. В середине 80-х годов этническая дистанция между нациями, которые образовывали стержень и югославской интеграции, и югославской дезинтеграции, была практически незаметна. Я, разумеется, имею в виду сербско-хорватские отношения, которые изменились всего за несколько лет. Некая новая политика тоже способна за короткое время нормализировать эти отношения, точнее, свести существующий этнический разрыв до приемлемых размеров».

— AVANGARDA: Предвещает ли какие-то желаемые изменения в политике характер тех заявлений, которые время от времени делают министры Александр Вулин, Ивица Дачич и Небойша Стефанович, говоря о соседних государствах?

— Никола Самарджич: На Балканах так называемая большая политика зачастую обусловлена предположением, что проще всего популярность можно завоевать, увеличивая этническую дистанцию и проявляя собственную агрессию. И власть, и оппозиция делают в основном ставку на единственный стереотип: о том, что сербы как народ выше других, что у них особая роль, что они — «лидеры» региона и в прошлом подвергались организованному и целенаправленному насилию и прочее.

Чтобы подчеркнуть свое личное лидерство, Александр Вучич окружил себя людьми самого низкого этического и интеллектуального уровня, которым делегирует возможность делать провокационные заявления. Эти высказывания вскоре становятся темами для обсуждения и в среде оппозиции, и среди соседей, и тогда у Вучича появляется возможность решать возникшие проблемы, демонстрируя, что он умеет это делать и вообще является единственным, кого они беспокоят. И раз уж мы говорим об этом роде политики и риторики, нельзя забывать, что свою роль играет вековая традиция радикальной партии.

— О чем конкретно речь?

— В конце 80-х годов, после восстановления многопартийной системы, в Сербии, больше, чем где-либо, создавались радикальные и радикалистские партии. Новые политические лидеры того времени явно рассчитывали на радикалистскую традицию, как Социалистическая партия Сербии Слободана Милошевича делала ставку на традицию коммунизма. И это неслучайно. Радикализм в Сербии всегда опирался на необразованное, неграмотное и крайне бедное сельское крестьянское население, которое было восприимчиво к социальной демагогии и выпячиванию особых этнических качеств. Внешняя политика радикалов опиралась на Россию, иногда — на Францию, потому что в ней царили антигерманские настроения. Россия и Франция втянули Сербию в Первую мировую войну, а клерофашисты и коммунисты — во Вторую.

Радикалистская политика, как я уже говорил, была возрождена в начале распада Югославии. Как только федерации не стало, радикализм в Сербии вернул себе позиции в обществе. Ведь югославский союз позволял Сербии дышать, меняться, сбрасывать с себя оковы небольшого сельско-провинциального общества.

— Вы хотите сказать, что решение Вучича окружить себя именно радикалистскими кадрами закономерно?

— Вучич окружил себя радикалами и коммунистами, и это закономерно, поскольку Сербия, будучи неуспешным, неполноценным государством с неуспешным, неполноценным и несчастным обществом, сама по себе радикальная и коммунистическая. Кроме этнического радикализма и социального утопизма у Сербии нет убедительной либеральной и демократической альтернативы.

Совсем недавно исполнилось 30 лет со времени проведения Восьмой сессии Центрального комитета Союза коммунистов Сербии. Тогда сербское руководство разделилось на этнических и социальных утопистов. Так появилась «первая» и «вторая» Сербии, которые объединяет нетерпимость к любому инакомыслию, к частной собственности и личной инициативе, а также к праву человека на собственное мнение, особенности и на то, чтобы не быть частью стада, и так далее.

— Когда либеральные течения в Сербии были сильны?

— Когда-то симулировалась политика, которая на самом деле не была либеральной, но все же была более проевропейской, поскольку учитывала реальную международную и экономическую ситуацию и направляла Сербию к рациональным союзам. В середине 30-х годов 20 века обстоятельства сложились для нас плохо, поскольку главные югославские и сербские партнеры как в экономике, так и в политике, то есть Италия и Германия, пошли по пути, который привел ко Второй мировой войне и холокосту.

После 2000 года налаживание европейского и регионального партнерства было доверено правительству Зорана Джинджича, которого убили именно за попытку приблизить Сербию к западному либерально-демократическому консенсусу. По тому же пути в 2012 году пошел и Вучич, но на него набросились и левые, и правые. Первые — из-за ориентирования экономики на реальный сектор, частную инициативу и финансовую дисциплину и возрождение капиталистического общества, а вторые — из-за опоры на Германию и периодических рациональных посланий соседям.

— Извините, но о каком возрождении капиталистического общества Вы говорите? Сербская партия прогресса президента Вучича пришла к власти, борясь с «желтыми магнатами» Демократической партии. И что? Вместо «желтых» теперь у Сербии толпа новых магнатов, новых примитивов, выскочек и темных личностей, которые за последние пять лет невероятно разбогатели благодаря близости к власти. Сегодня эти люди хвастают в желтой прессе тем, что белки у них — домашние питомцы.

— Вы правы. Вместо глубинной капитализации нас накрыло второе похожее цунами, и мы получили новых скороспелых магнатов. Сегодня от 2012 года Сербию отделяют пять лет, и за это время только подтвердилась неспособность институтов и политических лидеров поддерживать формирование инновативного и предпринимательского сообщества, дружественные отношения с соседями, терпимо относиться к отдельным мнениям и позициям. Сербские институты и политики не способны уважать тяжелый труд и капитал, привлекать отечественные и региональные инвестиции, поддержать расширение биржи и перейти к новым формам приватизации государственных предприятий. А ведь все это сегодня — по-прежнему важные и неотложные задачи, какими они были еще в 2012 году.

— Мы заговорили о дружественных отношениях с соседями. Вам известно, что недавно президент Вучич побывал в Боснии и Герцеговине и во время визита в Сараево сделал примирительное, но, по сути, пустое заявление. Что Вы думаете об этом?

— Трудно поддерживать ровные отношения с государством, которым руководит Милорад Додик и Бакир Изетбегович. Межгосударственные отношения Сербии и Боснии и Герцеговины отягощены некоторыми их слабыми сторонами, прежде всего — коррупцией и шовинизмом. В отличие от Боснии и Герцеговины, Хорватия под европейским давлением постепенно исправляется, и в этом ей помогает ее благоприятное геостратегическое и политическое положение, ведь часть суверенитета она делегировала НАТО и ЕС.

Вторая большая проблема Боснии и Герцеговины — ее внутреннее разделение. Сегодня страна разделена не только линиями разграничения своих народов. Для достижения своих нелегитимных интересов Боснию и Герцеговину также поделили как минимум две крупные антилиберальные и антидемократические державы — Россия и Турция. К России примкнули самые отвратительные политические круги Сербии, Черногории, Болгарии, Македонии и Греции, а к Турции — Саудовской Аравии и так далее. Что касается отношения Сербии к Боснии и Герцеговине, то реальной проблемой Белграда является так называемый косовский вопрос, который Александр Вучич старается закрыть, время от времени прячась за Милорадом Додиком.

— В свое время президент Борис Тадич, в патриотизме которого часть националистической общественности всегда сомневалась, тоже подтверждал свой национальный статус встречами и демонстративной близостью с Додиком. Точно так же ведет себя президент Вучич. Почему?

— Причина в инертности и огромном давлении отечественного истеблишмента и России, а также в ошибочных политических оценках и решениях. Милование с Додиком, быть может, усыпит бдительность тех избирателей Вучича, которые не понимают его отстраненности от Шешеля. Однако тем самым сербская политика подталкивает вторую половину Боснии и Герцеговины в руки Турции, а Республика Сербская, следуя этой логике, уже перешла России. Короче говоря, вместо передачи суверенитета сербской половины Боснии и Герцеговины центральной власти в Москве, на мой взгляд, Сербия должна быть заинтересована в установлении центральной власти в Сараево и демократизации местного самоуправления.

— Москва дает понять, что именно политик вроде Додика является идеальным лидером для всех сербов в регионе, идеальным главой всех «сербских земель». Почему Додик годится на роль «общесербского» лидера, как Вы думаете?

— Я предполагаю, что по этой логике сербским лидером в Боснии и Герцеговине должен быть какой-нибудь болван, медведь с огромной головой, неуч, примитивный и агрессивный. Кроме того, Москву устраивает любой, кто погряз в коррупции. Немцы называют это «шредеризацией». В течение многих лет Сербия пыталась покрыть часть бюджетного дефицита, виной которому были этот стереотипный лидер и коррупция, клиентелизм, кумовство, криминал, нелегитимные связи с Россией и прочее.

То есть раздел Боснии и Герцеговины между Россией и Турцией, о котором я говорил, является следствием слабости Брюсселя и Вашингтона. Столкнувшись с высокой степенью коррумпированности своих чиновников и лидеров, которые зачастую избираются не прямо, Европейский Союз оказался беспомощен в отношениях с Россией и Турцией. Вместе с тем Вашингтон не всегда может присутствовать на той территории, которая не является для него стратегически приоритетной. С другой стороны, Россия пытается упрочить свое деструктивное влияние в Прибалтике и на Балканах, где, в первую очередь, подрывает власть закона, ставит под сомнение рациональные приоритеты граждан и легитимные постулаты либеральной демократии: индивидуализм, секуляризм, парламентаризм, гражданские свободы.

— Так Вы утверждаете, что сегодня Европейский Союз беспомощен в отношениях с Россией…

— Вспомните, что на протяжении нескольких лет высокопоставленный представитель ЕС Федерика Могерини проводила исключительно миролюбивую политику в отношении Москвы, из-за чего в какой-то момент работа Могерини в должности ставилась под сомнение. Вероятно, будучи потомственной коммунисткой, она уверена, что с советской системой или с режимом Владимира Путина в принципе все в порядке. Могерини слаба и неубедительна. Она не подает примера и неуспешна. Кроме того, нельзя забывать, что российские и китайские нелегитимные интересы постепенно реализуют коррумпированные шовинистические правительства, в том числе в Греции и Венгрии. Схожие тенденции, которые мы необдуманно называем всего лишь авторитарным популизмом, прослеживаются в Чехии, Словакии, Польше, в восточной части Германии. В связи с этим России и Китаю не составляет большого труда глубоко проникнуть в экономику и политику Западных Балкан.

— Как Вы оцениваете отношения Германии и России?

— Немецкая политика тоже скрывает в себе нелегитимные отношения с Россией, сложившиеся не вчера. Вспомните, скажем, скандал с Гийомом, который в 1974 году стоил поста канцлеру Вилли Брандту. Тогда в кабинете немецкого канцлера обнаружился советский шпион. Через несколько лет после ухода Брандта советская агентура поддержала создание в Германии партии «Зеленых». Недавние выборы в Германии подтвердили, что Die Linke («Левые») и «Альтернатива для Германии» (AfD) являются троянскими конями путинской гибридной войны. Эти партии, используя «Зеленых» и их антиамериканские настроения, а также с помощью социал-демократов отрицают не только постулаты европейской либеральной демократии, но и зверства, творимые на Украине, и насильственное отторжение Крыма. Эти люди также применяют основные имплицитные средства путинской гибридной войны, вещая о коррумпированности европейских чиновников, распространяя лживую информацию и нелегитимные мнения посредством марионеточных СМИ. В конце концов, даже бывший немецкий канцлер социал-демократ Герхард Шредер отзывается о своем начальнике Владимире Путине как об «образцовом демократе». Несмотря ни на что, канцлеру Ангеле Меркель до сих пор удавалось сдерживать нелегитимные отношения с Москвой и не выходить за рамки разумного. Не знаю, захочет ли она делать это и впредь. В любом случае, именно Германия как бесспорный европейский лидер будет определять взаимоотношения всего ЕС и России.

— Хорошая ли это новость для Балкан?

— Ясно, что ЕС не обладает институциональными механизмами управления внешней политикой, с помощью которых из Боснии и Герцеговины удалось бы вытеснить Россию и Турцию с их нелегитимными интересами.

— Как Россия поведет себя в Сербии? Попытается ли Москва через Белград дестабилизировать регион?

— В сербском обществе нет политического и интеллектуального консенсуса о том, к какому миру Сербии следует себя относить. Если Вучич действительно мечется, если он не может выбрать между Россией и ЕС, то его в этом состоянии успешно поддерживают все видные общественно-политические деятели. Повторю, что с момента прихода к власти в 2012 году Вучич не получил ясной поддержки от общества (за исключением нескольких отдельных фигур) в вопросе движения Сербии к ЕС и НАТО. Почему? Возможно, медиа-пропаганда Тадича и Вучича, а также теории заговоров и вакханалии в социальных сетях, полностью уничтожили, раскололи демократический или проевропейский блок избирателей. Из-за этого и у оппозиции нет единого мнения по данному вопросу. По описанным причинам, уже не говоря о магнатах, полиции и коррупции, больше не существуют как легитимные политические организации две единственные проевропейские партии («Либерально-демократическая партия» Чедомира Йовановича и «Лига социал-демократов Войводино» Ненада Чанка).

Говоря о дестабилизации региона, вы, как я предполагаю, имели в виду Македонию и Черногорию. Факт в том, что во время апрельского мятежа в македонском Собрании был замечен сотрудник посольства Сербии, который одновременно является агентом государственной безопасности. В Подгорице на бюджетные сербские деньги вскоре будет открыт Сербский дом. Целенаправленные удары, наносимые из Сербии и России, не достигли цели, однако в связи с ними в Черногории задают некие интересные вопросы.

— Какие?

— Как получилось, к примеру, что человек, который многие годы возглавлял спецслужбу, был зампредом правительства Черногории и отвечал за «политическую систему, внутреннюю и внешнюю политику», но который чуть не проворонил госпереворот 16 октября 2016 года, после этого инцидента стал премьером?

— Вы имеете в виду премьера Душко Марковича?

— Да, пожалуй, именно так его зовут… Как глава службы безопасности после того, как в Черногории едва не удалась попытка насильственной смены власти, стал премьером? Кто, с какими намерениями и на чьи деньги последние десять лет находился в Черногории? Напомню, что кресло под Мило Джукановичем расшатывал еще Борис Тадич, чей агент, мрачный провинциал Младжан Джорджевич, сегодня снова выполняет важные государственные миссии. Тадичу в Черногории все это простили, а Сербии — нет! Далее. В чем проблема Сербского дома в Подгорице? Для чего тогда нужно сербское посольство? Не идет ли в случае Сербского дома речь об отмывании денег, необходимых для поддержания той же самой черногорской оппозиции, которая в 2008 году участвовала в беспорядках в Белграде и поджогах американского и хорватского посольства? Боюсь, что ответов на этот вопрос ожидают именно от премьера Черногории Марковича. Иными словами, мы, сербы, все-таки не всегда во всем виноваты.

— Да, но именно на территории Сербии планировалось террористическое нападение на Черногорию, и несколько странно, что начальник всех сербских разведывательных служб, которым известно, кто и что в Сербии думает, оказался не в курсе, что на территории страны ее же премьер готовит кровопролитие в соседнем и якобы дружественном государстве. Я имею в виду президента Вучича, конечно, который лично гарантировал, что правительство Сербии выделит 3,4 миллиона евро на Сербский дом в Подгорице.

— Да, вы правы. Россия дестабилизирует Сербию, а Сербия с помощью «колеблющихся черногорцев», которых Белград обеспечивает деньгами, пенсиями, виллами в Дедине, должностями, автомобилями и квартирами, дестабилизирует Черногорию. Пусть черногорцы договорятся: у них прошел референдум, и в Сербии им живется лучше, чем нам в Черногории.

— О том, насколько лучше в Сербии живется черногорцам, которые не относятся к магнатам, и насколько трудно приходится сербам в Черногории, мы могли бы поспорить, но…

— Но, вернемся в Сербию… Повторю, что Вучич мечется, и единственную надежду на то, что он развернет Сербию в сторону Европейского Союза, дает только разумность президента. Все остальное говорит против того, что Сербия когда-нибудь войдет в Евросоюз и станет демократической и свободной.

— А что это «все остальное»?

— Другая сторона личности Вучича — радикальная, та, которая, учитывая предпочтения его избирателей, тоже рациональна. При этом оппозиция тоже мечется. А без европейского консенсуса у Сербии нет европейского будущего. Вучич оказался слаб и нерешителен для того, чтобы продолжить политику Тадича, «опирающуюся на четыре столпа», два из которых (Россия и Китай) ведут необъявленную скрытую войну против США и Запада вообще.

— Нет, президент Вучич не только ее продолжил, но и, как мне кажется, еще больше русифицировал сербское общество.

— Вы как будто забыли, что в 2012 году именно «Сербская радикальная партия», правда, без Воислава Шешеля и Верицы Радеты, вернулась к власти. И произошло это по воле радикальной части избирателей. От этой политической партии мы получили все, что могли ожидать: началось обсуждение нескольких условий Сербии в ЕС, больше не случается кровопролитий, не ведется открытая война с соседями, и все еще не убивают политических противников. Конечно, журналистов, как и весь электорат, унижают беспорядками и вербальным насилием в парламенте. Но я повторю, что ни в 2012 году, ни после Вучич не получил уверенной поддержки своей европейской программы, хотя он искренне остается ей верен, пока европейский процесс не мешает его политической популярности. Однако сегодня он все-таки несет потери из-за собственных советников, которых сам же и выбирал: Александра Вулина, Желько Митровича, Ивицы Дачича, Милорада Вучелича… Плюс левые, которые есть и во власти, и в оппозиции. Похоже, что я зачитываю какой-то позорный список из 90-х, не так ли?

Россия. Босния и Герцеговина. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 октября 2017 > № 2337143


Сербия. Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 2 октября 2017 > № 2333165

Эксперт предсказал рост экспорта сербской сельхозпродукции в РФ до $1 млрд.

Сербия за семь месяцев этого года заработала на поставках сельхозпродукции в Россию $567,8 миллиона, а к концу года эта цифра может приблизиться к миллиарду долларов, заявил Sputnik Сербия директор российского представительства сербской Торгово-промышленной палаты Деян Делич.

С января по август этого года экспорт сербских овощей в Россию вырос на 22% по сравнению с тем же периодом в прошлом году. Растут показатели и по экспорту фруктов — на 10%, отметил собеседник агентства.

В перспективе Сербия может вернуться к рекордным показателям, достигнутым до введения европейских санкций против Москвы: по данным ТПП, в 2013 году сербские поставщики отправили в Россию товары на $1,62 миллиарда. Белград не присоединился к санкциям, несмотря на давление со стороны Брюсселя, поэтому российское продэмбарго его не коснулось.

«Думаю, мы должны продолжать наращивать темпы поставок, учитывая показатели, которые говорят о том, что у наших товаров есть свой покупатель, они пользуются спросом и отличаются высоким качеством», — подчеркнул Делич.

Россия является третьим по значимости торговым партнером Сербии. Среди самых востребованных товарных позиций — фрукты и овощи, молочные продукты, мясо. Поставки мяса в 2017 году выросли на 186%, в некоторых категориях наблюдается небольшое снижение показателей — например, сократился объем поставок яблок, с которыми Сербия традиционно ассоциируется на российском рынке.

Известны и случаи «реэкспорта», когда у сербских овощей и фруктов, предназначенных для российского рынка, обнаруживается то польский, то белорусский «привкус». В августе этого года российская сторона посчитала подозрительными 12 из 1200 партий сербских фруктов и потребовала до 2 октября передать данные о том, какие площади засажены культурами, в наибольшем объеме экспортируемыми в России. В Белграде подчеркнули, что могут в любой момент помочь инспекторам Россельхознадзора разобраться в любой спорной ситуации.

По словам Деяна Делича, подобные спорные ситуации никак не повлияют на развитие торговых отношений Москвы и Белграда.

Сербия. Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 2 октября 2017 > № 2333165


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 29 сентября 2017 > № 2332630

Вступительное слово Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе переговоров с Министром иностранных дел Сербии И.Дачичем, Москва, 29 сентября 2017 года

Уважаемый г-н Министр,

Дорогой Ивица,

Очень рады очередной возможности провести с Вами встречу. Удовлетворены нашими отношениями, они развиваются по восходящей на всех направлениях. Наши президенты находятся в регулярном контакте, и доверительный диалог, который между ними установился, помогает развивать сотрудничество во всех областях.

Несколько дней назад я встретился в Нью-Йорке с Президентом Сербии А.Вучичем. Он подтвердил все договоренности, которые были достигнуты на высшем уровне, мы также констатировали, что они воплощаются в жизнь.

Сегодня Вам предстоит проведение заседания Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, сопредседателем которой с сербской стороны Вы являетесь. Ее работа весьма результативна, торговый оборот устойчиво растет. На следующей неделе предстоит заседание Межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству в Туле. В начале октября мы ждем главу сербского Парламента в Санкт-Петербурге на очередное заседание Межпарламентского совета.

Наши сотрудники, сотрудники двух внешнеполитических ведомств, находятся в регулярном контакте. Мы тесно сотрудничаем в ООН и солидарно голосуем за важнейшие резолюции Генеральной Ассамблеи. Так что у нас все, по-моему, развивается правильно, но мы сегодня посмотрим, что еще можно сделать.

Добро пожаловать!

***

У нас в будущем году еще будут юбилейные даты, связанные с событиями, со сражениями Второй Мировой войны, которые мы тоже будем вместе отмечать.

Спасибо!

?

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 29 сентября 2017 > № 2332630


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > rs.gov.ru, 21 сентября 2017 > № 2326220

Впервые в Сербии, в Русском Доме для русскоязычной аудитории проведена презентация программы раннего развития детей Центра Николы Теслы из Белграда «IQ ребёнка — забота родителей» д-ра Ранка Райовича.

Уникальная авторская методика обучения Центра позволяет: повысить уровень интеллектуальных способностей детей, предотвратить расстройства концентрации и внимания, появление которых возможно у детей в начальных классах, развить координацию движений и моторики, а также повысить скорость мышления и рассуждения. Методика доктора Райовича применяется в 17-ти странах Европы и в семи из них получила аккредитацию национальных министерств образования.

Центром Николы Теслы планируется проведение занятий по данной методике на русском языке в своих центрах в Белграде.

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > rs.gov.ru, 21 сентября 2017 > № 2326220


Сербия. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 21 сентября 2017 > № 2319040

Орден Флага Республики Сербской вручен «Зарубежнефти».

Орден вручен за особые заслуги в послевоенном развитии Республики Сербской и вклад в улучшение дружеских отношений между Россией и Сербией.

Президент Республики Сербской Милорад Додик в честь 50-летия «Зарубежнефть» вручил генеральному директору компании Сергею Кудряшову почетную государственную награду – Орден Флага Республики Сербской за особые заслуги в послевоенном развитии Республики Сербской и вклад в улучшение дружеских отношений между Российской Федерацией и Республикой Сербской.

В ходе официальной церемонии вручения, сообщает пресс-служба компании, президент отметил высокую эффективность работы «Зарубежнефти» по реализации проекта реконструкции и модернизации нефтеперерабатывающих предприятий Республики Сербской, которая ведется с 2007 года. Полностью восстановлены и модернизированы нефтеперерабатывающий завод НПЗ «Брод», маслоперерабатывающий завод МПЗ «Модрича», сеть автозаправочных станций. Общие инвестиции в реализацию проекта превысили 266 млн евро. Предприятия Группы являются крупнейшими налогоплательщиками страны. Общий объем отчислений Группы в бюджет и внебюджетные фонды Боснии и Герцеговины превысил 2,2 млрд евро.

Активы Зарубежнефти в Республике Сербской обеспечивают более 2 тыс. рабочих мест для местного населения со средней заработной платой существенно выше локального рынка труда.

Реализация комплексной программы мероприятий по снижению операционных затрат и повышению эффективности производственной деятельности позволила впервые за всю историю проекта вывести операционную прибыль сегмента в 2016 году в положительное значение.

Внимание первых лиц Республики Сербской подтверждает высокую эффективность работы «Зарубежнефти» в рамках ее нефтеперерабатывающих активов, осуществляющих деятельность на территории Боснии и Герцеговины.

Сербия. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 21 сентября 2017 > № 2319040


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > minpromtorg.gov.ru, 20 сентября 2017 > № 2323769

Состоялась бизнес-миссия российских компаний в Республику Сербия.

14-15 сентября состоялась бизнес-миссия российских компаний в Сербию (Белград, Зреньянин, Апатин, Лозница) с целью рассмотрения перспектив возможной локализации российских производств в особых экономических зонах Республики Сербии.

Миссия прошла под руководством заместителя директора Департамента Министерства промышленности и торговли Российской Федерации Залины Кобесовой, с участием представителей АО «РЭЦ» и при организационном содействии Торгового представительства Российской Федерации в Сербии. В мероприятиях поездке также приняли представители ряда российских компаний, в том числе ГК «Ростех», АО «РЖД-интернейшнл», ООО «ЗААБ Менеджмент», ООО «ДИАС», ООО «Компания Хома», ООО «РостовКомпозит», компании «СОГАЗ» и др.

В рамках визита российская делегация детально ознакомилась с деятельностью двух экономических зон Апатин и Зреньянин, технопарка в городе Лозница. Были проведены переговоры с руководством особых экономических зон и главами администраций городов. В ходе мероприятия была получена подробная информация о финансовых преимуществах, льготах и преференциях, распространяющихся на деятельность экономических операторов на территории ОЭЗ.

Также в г. Белграде состоялась встреча с руководством Хозяйственной палаты Сербии, организованы B2B-встречи российского и сербского бизнеса с обсуждением перспектив взаимовыгодного сотрудничества.

Стороны высказали заинтересованность в расширении промышленного сотрудничества по уже имеющимся направлениям, а также в создании и реализации двусторонних проектов в новых сферах.

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > minpromtorg.gov.ru, 20 сентября 2017 > № 2323769


Евросоюз. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 сентября 2017 > № 2311348

Все подготовительные переговоры и формальные процедуры по вступлению в ЕС Сербия должна завершить к 2023 году, если намеревается присоединиться к союзу в 2025 году. Об этом в пятницу заявил еврокомиссар по вопросам расширения и политики соседства Йоханнес Хан после встречи с премьер-министром страны Аной Брнабич.

"Сербия вместе с Черногорией идентифицируется в планах как лидер по вступлению в ЕС, учитывая, что Сербия может присоединиться к ЕС до 2025 года или как только будет готова, в зависимости от выполнения необходимых критериев", - заявил Хан. На вопрос, следует ли всерьез надеяться на заявленную несколько дней назад главой Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером возможность вступить в ЕС в 2025 году, Хан ответил: "Срок до 2025 года, если планируется тогда осуществить членство в ЕС, означает, что подготовительные переговоры должны быть окончены до 2023 года, так как необходимы два года для завершения процесса ратификации и проведения референдума в Сербии о вступлении".

В то же время еврокомиссар указал, что в процессе вступления "качество важнее скорости". "Не существует ограничений скорости на автомагистрали к членству в ЕС, но качество идет впереди скорости, темп и скорость переговоров зависят от реформ, особенно в области верховенства права", - подчеркнул он.

Ранее в пятницу президент Сербии Александар Вучич на встрече с Ханом в очередной раз заявил, что полноправное членство в Европейском союзе является внешнеполитическим приоритетом Белграда. Накануне глава МИД Сербии Ивица Дачич, говоря о вступлении в европейское сообщество, назвал расширение Евросоюза лечебным для организации и заявил, что в случае отказа от политики расширения ЕС начнет медленно умирать.

Официальный внешнеполитический курс Сербии предусматривает вступление в ЕС при сохранении дружеских отношений с Россией и Китаем и развитии отношений с США. Белград намерен сохранять нейтралитет в военном отношении, отказываясь от вступления в НАТО и другие военные блоки. Такая позиция вызывает возражения в Брюсселе. В частности, Сербии неоднократно давали понять, что евроинтеграция возможна лишь при выполнении двух условий - признания независимости Косово и прекращения дружеских отношений с РФ, в том числе закрытия Российско-сербского гуманитарного центра в Нише.

Евросоюз. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 сентября 2017 > № 2311348


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 15 сентября 2017 > № 2310612

Что русские значат для нас, а мы — для них

Бранко Радун, Видовдан, Сербия

Последний опрос агентства Демостата дал ожидаемые результаты: Россию считают самым большим другом Сербии (41%). Большинство граждан выступает против военных баз, но если они «необходимы», то больше всего людей (20%) поддерживает создание российской военной базы. С другой стороны, больше всего сербы хотели бы проживать и работать в странах Евросоюза, где уже давно живет много сербских эмигрантов. Сречко Михайлович, главный социолог Демостата, сделал следующий вывод: «Сердце сербов — на Востоке, а кошелек — на Западе».

Попытаемся объяснить и проиллюстрировать эти результаты, похожие на те, которые в последние годы получили другие агентства по исследованию общественного мнения. Во-первых, хочу сказать, что результаты отнюдь не «нелогичны», потому что у нас есть как минимум двухвековой опыт европеизации, а также многочисленная диаспора в западноевропейских странах. Кроме того, как минимум три века со времен Петра Великого политически мы ориентируемся еще и на Россию. В особенности, когда мы порабощены. Подобные общественные настроения в Сербии не сиюминутны. Они — следствие продолжительных исторических и культурных процессов.

Помимо «великих русских царей» вроде Петра, Сталина и Путина, у которых есть свои поклонники в Сербии, языковая и религиозно-церковная близость двух народов сделала возможными продолжительные и крепкие связи. Особенно это касается сферы идей, идеологии и вообще культуры. С другой стороны, физическая близость к странам западноевропейской культуры (не стоит забывать, что до 1918 года Воеводина была частью Австро-Венгрии, явившейся «предтечей» ЕС), а также миллионная сербская диаспора на Западе естественным образом разворачивали нашу страну, ее экономику и финансы, в сторону Запада. (Российская элита тоже хранит деньги на Западе и туда же отправляет учиться детей и покупает там недвижимость). Однако Запад под предводительством Америки контролирует Балканы, поэтому процесс евроинтеграции нашего региона не назовешь свободным и спонтанным.

Наша общественность симпатизирует и тяготеет к русским, но наша элита настроена иначе. Там царят преимущественно прозападные и проамериканские настроения, что заметно и по СМИ, и по университетам. Это подтверждает и внутренний сербский раскол на пронатовскую политическую, экономическую и медиа-элиту и антинатовскую (или поддерживающую нейтралитет) общественность. Каким будет исход этих идеологических и политических шизоидных противоречий? Удастся ли элите убедить общественность, что для нас было бы полезно вступление в НАТО (хотя это не так), или под давлением общественности элита примет нейтралитет как данность? Автор данной статьи является сторонником прагматичного подхода без исключений: если США дадут нам гарантии на север Косово и Республику Сербскую мы могли бы подумать о вступлении в НАТО. Но поскольку подобных предложений не поступает, нет нужды в том, чтобы «продолжать процесс атлантической интеграции», который мы, если быть честными, почти довели до конца.

Что значит Россия для Сербии сегодня? В ряде ситуаций, разумеется, когда это соответствовало ее интересам, Россия проявила себя как союзник Сербии (в вопросе Косово, его членства в ЮНЕСКО и резолюции о Сребренице), как стратегический поставщик энергоносителей и посредственный экономический партнер. Позиция наивных русофилов однобока и вредна. Они видят в Кремле своего рода идеальную славянскую и православную власть, которая «любит сербов», и поэтому добиваются ориентации исключительно на Восток. Но и западники «идеализируют» Россию, видя в ней один негатив (диктатуру, коррупцию…), поэтому отстаивают отказ от отношений с Москвой. Обе крайности, возьми та или другая верх, очень опасны, поскольку основаны на эмоциях и однобоких идеологических предпосылках.

Наивные русофилы не видят или не хотят видеть, что Россия — далеко, что мы окружены странами ЕС и НАТО (как та небольшая галльская деревня в истории об Астериксе), и что Россией правят прагматики, а ее политику, как и в других странах, определяют интересы олигархии и энергетического лобби. С другой стороны, западники не видят, что давно, да и недавно тоже, Россия оказывала помощь и поддержку, которая имела для Сербии значение, и что «отречься от России» означало бы выстрелить себе в ногу. Тем самым мы ничего не добились бы.

Что такое Сербия для России? Небольшая экзотическая страна, которая воскресла после десятилетий «спячки» во времена двух Югославий. Русские плохо знают Сербию: некоторые узнали о ней только в 1999 году. Сербии симпатизируют православные и консервативно настроенные русские, которых не так много и которые не пользуются влиянием в среде элит. Сербия мало сделала, чтобы в России ее знали (кстати, как и в США и в Евросоюзе).

Опросы общественного мнения, проведенные в России Левада-Центром, говорят о том, что в списке друзей РФ Сербия стоит на 12 месте. Кто-то может подумать, что это очень плохой результат. Но если убрать из списка страны, которые веками входили в состав России, и где проживает многочисленное российское меньшинство и пророссийски настроенное население, а также вычеркнуть такие державы, как Китай и Индия, с которыми Москва поддерживает партнерские отношения, то в списке «перед нами» останется не так много стран. Среди них — Сирия, где Россия воюет, а также традиционные союзники вроде Кубы. Сербия опережает те балканские и восточноевропейские страны, которые намного больше нас делают для того, чтобы в России их знали. Колебания «популярности» Сербии подтверждают, что СМИ и официальная политика вносят большой вклад в (не)популярность той или иной страны. Интересно было бы узнать, на каком месте мы стоим в Италии, Австрии и Германии, в которых проживает наша многочисленная диаспора, и с которыми мы ведем более активное экономическое сотрудничество, чем с Россией.

Вывод напрашивается сам собой. То, что для кого-то Швейцария или Швеция — хорошее место для проживания, не слишком много значит в политическом «смысле», поскольку эти страны одинаково хороши и для итальянцев, и для испанцев, и для русских, а значит, и для сербов. Опрос Демостата отражает не только мнение общественности, но и реальное положение дел: экономическую ориентацию на западноевропейские страны и политические симпатии к России. Где-то в этой области и проходит та внешнеполитическая линия, которую проводит Вучич, пытаясь балансировать не только между большими державами, но и между радикальными позициями русофилов и западников. В настоящее время это единственно возможная и осуществимая политика.

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 15 сентября 2017 > № 2310612


Сербия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 12 сентября 2017 > № 2306309

Сербский вопрос и (не)стабильность Балкан

В продолжении уничтожения Балкан заинтересован лишь кремлевский режим

Миливой Бешлин (Milivoj Bešlin), Avangarda, Босния и Герцеговина

После прихода радикалов к власти в Сербии ситуация на Балканах серьезно дестабилизировалась. Уровень напряженности сейчас — гораздо выше, чем до 2012 года. Официальная Сербия постоянно вступает в ограниченные и краткосрочные конфликты почти со всеми странами региона, делая это циклично и последовательно. Белградский режим — это воплощение оруэлловской «двухминутки ненависти». И пока все остальные страны региона, несмотря на временные разногласия, все же поддерживают добрососедские отношения, Сербия в последние годы постоянно и упорно конфликтует с соседями. В поддерживающих режим изданиях и официальных источниках названия объектов ненависти только и успевают сменяться: македонцы, албанцы, черногорцы, косовары, боснийцы, хорваты и опять все снова по кругу.

В прошлый раз это закончилось плохо. Вне зависимости от намерений его авторов Меморандум Сербской академии наук и искусств (САНУ) стал предвестником конфликта и тлеющим фитилем бомбы, подложенной под Югославией. Фактически он поднял сербский вопрос в Югославии, а ведь сербские националисты добивались этого еще с конца 60-х годов XX века. Помимо этого был затронут территориальный вопрос. Границы внутри югославских республик хоть и не были признаны на международном уровне, но считались в стране государственными, потому что республики были федеральными государствами внутри федеративной Югославии в соответствии с «эмансипированным» характером югославского социализма.

Развал Югославии

В 1991 году комиссия Бадинтера однозначно подтвердила основные принципы югославского федерализма: распад Югославии можно осуществить, основываясь на принципе самоопределения, однако соблюдая при этом границы между республиками-государствами. Именно поэтому еще со второй половины 60-х годов и со времен радикальной реформы федерации и конституционных изменений сербские националисты пытались поставить под сомнение республиканские границы, называя их административными, приблизительными, несправедливыми, неисторическими, неестественными и даже ненужными.

Таким образом искусственно обострялся национальный вопрос. Сомнения в законности федеральных границ влекли за собой изменения республиканских. А когда они меняются, кто-то так или иначе остается в проигрыше, а кто-то выигрывает. Именно поэтому данный процесс никогда не протекает мирно. Продолжение известно. Сербия «из трех частей», которая с приходом к власти Милошевича, «стала целой» и неделимой, попыталась поделить все остальные республики. Стремясь разрушить границы, определенные еще комиссией АВНОЮ (Антифашистским вече народного освобождения Югославии), после всех провалов и поражений Сербия свела все свои усилия к тому, чтобы сохранить собственную (еще установленную АВНОЮ) южную границу в Косово. Так история вернулась бумерангом.

Современная Сербия не смирилась со своими поражениями. Веря в то, что все поражения — результат международного заговора и неблагоприятных геостратегических обстоятельств, сербский национализм по-прежнему надеется на реванш. А он станет возможен, когда ситуация на международной арене изменится. Мировой экономический кризис, дефицит европейских идей и делегитимация Европейского Союза, Брексит в Великобритании, победа Трампа в США и агрессивное и непредсказуемое поведение путинской России на постсоветском пространстве — все это создало в умах сербских националистов иллюзию того, что международная ситуация меняется и что приближается тот самый шанс. Поэтому к жизни возвращаются многочисленные реваншистские идеи и планы.

После прихода радикалов к власти в Сербии ситуация на Балканах серьезно дестабилизировалась. Уровень напряженности сейчас — гораздо выше, чем до 2012 года. Официальная Сербия постоянно вступает в ограниченные и краткосрочные конфликты почти со всеми странами региона, делая это циклично и последовательно. Белградский режим — это воплощение оруэлловской «двухминутки ненависти». И пока все остальные страны региона, несмотря на временные разногласия, все же поддерживают добрососедские отношения, Сербия в последние годы постоянно и упорно конфликтует с соседями. В поддерживающих режим изданиях и официальных источниках названия объектов ненависти только и успевают сменяться: македонцы, албанцы, черногорцы, косовары, боснийцы, хорваты — и снова все по кругу. Балканские сербы снова используются для того, чтобы дестабилизировать страны, в которых они проживают. Похожая политика — сопровождаемая, правда, вооруженными мятежами — завершилась в последнем десятилетии прошлого века очень трагично.

Националистические правительства

Какова реакция стран региона на реваншистские и провокационные действия официального Белграда?

У националистических правительств в Загребе и Приштине появился повод, чтобы преподнести себя как незаменимых защитников и спасителей нации и государства. Однако некоторые реагируют и по-другому. Когда в Македонии произошла попытка государственного переворота с применением насилия над демократически избранным большинством в Собрании, а Зоран Заев с окровавленной головой едва скрылся от полувоенного отряда насильников, ворвавшихся в здание парламента, там был замечен один сербский агент. Знающие люди утверждают, что это только верхушка айсберга: официальный Белград намного серьезнее замешан в провоцировании хаоса в Македонии. Несмотря на все это премьер Заев говорит о братских отношениях и игнорирует кампанию, которую, следуя образцам Геббельса, вот уже много месяцев против премьера ведут националистические и русофильские СМИ, близкие к белградскому режиму.

Черногории этого тоже не удалось избежать. Сербские проправительственные СМИ сделали своей мишенью лидера Демократической партии социалистов Мило Джукановича. Государственная газета «Политика» в одной из статей задается вопросом, почему Пуканич (который был убит рядом с собственным издательством Nacional) мертв, а Джуканович все еще жив. А премьер Душко Маркович делает заявления, в которых, игнорируя реальность, говорит об отношениях Черногории и Сербии как о почти идеальных и самых лучших за последние 20 лет. В то же время режимное издание «Политика», многочисленные аналитики и озабоченные судьбой нации интеллектуалы, приближенные к власти, систематически вещают о необходимости поднять сербский вопрос в Черногории и спасти черногорских сербов, которые едва выживают в условиях «террора», устроенного самым младшим членом НАТО.

Если добавить, что правительство Вучича выделило 3,4 миллиона евро на строительство так называемого сербского дома в Подгорице, который передадут лидерам Демократического фронта (этой партии предъявлены обвинения в связи с попыткой государственного переворота и убийства премьера в 2015 году в день выборов), то встает вопрос о том, что происходило бы, если бы отношения были «не самыми лучшими».

Нельзя не упомянуть и ту поддержку, которую официальный Белград оказывает криминальному и сепаратистскому режиму Додика, ежедневно и систематично добивающегося развала Боснии и Герцеговины, а также намеренно усложняющего жизнь всем ее гражданам. Излишне говорить о незрелой и заторможенной реакции правящих сараевских политиков на эти вызовы.

Декларация, анонсированная с помпой

В такой обстановке после тех памятных мероприятий, прошедших в Сербии в годовщину операции «Буря», Александр Вучич собрал в Новом Саде региональных сербских руководителей. На встрече четвертого августа была анонсирована Декларация о совместных действиях и выявлении принципов, необходимых для существования сербской нации и сербского народа. Эту декларацию, как заявил Вучич, «в качестве своеобразного программного документа подготовят Сербия и Республика Сербская». Было сказано, что в документе речь пойдет о культуре, кириллице, истории, идентичности и подобных вещах.

Неизбежно встает вопрос о том, с какой целью верховный представитель власти столь помпезно анонсирует эту декларацию, если она касается исключительно вопросов культуры. Правды ради надо сказать, что ни сербская культура, ни кириллический алфавит нигде на Балканах притеснениям не повергаются. Похоже, истинные цели кроются в чем-то другом, о чем не было сказано. Определенная часть общества видит в этой декларации еще не оформленное продолжение великосербской политики. Декларация снова спровоцирует разногласия и страх на Балканах, поднимет градус напряженности и недоверия, подчеркнет, что границы на юго-востоке Европы не окончательные, а значит, и войны закончились не навсегда. Что касается внутренней политики, то декларация еще больше сплотит общество на националистической основе.

Нельзя забывать о неспособности правящих сербских элит отвечать на реальные вызовы общества. У Сербии — минимальный в регионе экономический рост и самая низкая средняя заработная плата. Но при этом Сербия наряду с Хорватией и Боснией и Герцеговиной — один из европейских лидеров по количеству молодых людей, покидающих страну или готовящихся ее покинуть. Как и всегда, когда реформы заканчиваются провалом, когда иссякают все пропагандистские лозунги и обесцениваются все предвыборные обещания, правящие круги Сербии возвращаются к тому, что им ближе всего — к национализму как единственной традиции и универсальному ответу на все проблемы.

Российские коллаборационисты-добровольцы

Мировая общественность — прежде всего, гетерогенный и незаинтересованный Запад — пока не сформулировал четкий ответ на описанные тенденции на Балканах. Однако, вне всяких сомнений, нестабильность Западу ни к чему. Сербия продолжает добиваться раздела Косово, получения независимости меньшей части Боснии и Герцеговины, дестабилизации Македонии, дискуссии о сербском вопросе в Черногории с помощью радикализации антигосударственной оппозиции и усугубления напряженности в Хорватии. И каждая новая попытка белградской власти добиться этого серьезно угрожает хрупкой стабильности Балкан и подрывает влияние Европейского Союза и западные интересы в регионе.

В связи с этим легко предположить, что в продолжении уничтожения Балкан заинтересован лишь кремлевский режим. Добровольные российские коллаборационисты в Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговине и Македонии этого и не скрывают.

Третьеразрядные российские эмиссары и пропагандисты, как и их хорошо оплачиваемые пешки в СМИ, всем прекрасно известны. Мира не будет, пока соотношение сил на Балканах не изменится в пользу тех, кому отдает предпочтение Россия. Доказательств и цитат, подтверждающих вышеизложенное, множество, и их часто можно найти в СМИ, которые, пользуясь пропагандой (ее они освоили во времена советского имперского тоталитаризма), продвигают так называемую мягкую силу постмодернистского сталинизма из Москвы.

Забегая чуть вперед, можно сказать, что Сербия под покровительством России готовится к новому переделу Балкан. И было бы неправильно игнорировать ясные сигналы о том, какой будет архитектура региона и политика, когда эти намерения власти будут реализованы. Кстати, открыть сербский вопрос и отказаться от границ, установленных АВНОЮ, определенные силы готовились еще в конце 60-х и начале 70-х годов, однако эти планы ожидали своего часа и были реализованы только в конце 80-х. В ожидании благоприятной ситуации националисты вели систематическую работу по внутренней гомогенизации общества и готовились к реализации масштабного проекта. Методы того времени не слишком отличаются от современных, а подготовка общества, у которого на этот раз уже не осталось резервов и потенциала для конфликта, продолжается. Поэтому в преддверии визита Вучича в Сараево, где речь все-таки пойдет о добрососедских отношениях, не стоит забывать: «Бойтесь данайцев, дары приносящих».

Сербия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 12 сентября 2017 > № 2306309


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 сентября 2017 > № 2305168

Сербии предстоит жаркая политическая осень

Даниэл Игрец (Данијел Игрец), Видовдан, Сербия

Сезон отпусков постепенно подходит к концу. Многие возвращаются с летнего отдыха, в том числе и руководители страны, проводившие жаркие деньки на побережьях Адриатического, Ионического, Черного и некоторых других морей. Лето уходит, и наступает осень. Судя по информации, которую нам транслируют наши западные «партнеры», и которая недавно заполонила все первые полосы печатных и электронных изданий, Сербии предстоит довольно жаркая осень.

Помимо всем известного «условия всех условий», то есть признания Косово в обмен на членство в ЕС, перед государственным руководством будет поставлен вопрос сербско-российских отношений. Запад подготовил для нас пакет экстренных мер, которые мы должны предпринять, если хотим продолжать свой «европейский путь». Конец этого пути, кстати сказать, теряется в необозримом будущем (если в случае Сербии он вообще существует). Ведь как однажды Холбрук сказал Милошевичу: «У нас всегда будут требования к Сербии». Западный список условий, которые Сербия должна выполнить, бесконечен.

Но, что важно, теперь наши европейские партнеры хотят, чтобы Белград пошел на обострение отношений с Москвой и Пекином, а сербско-российскому и сербско-китайскому сотрудничеству был положен конец. Раз и навсегда.

Сербия уже давно на прицеле у западных критиков из-за того, что за последние несколько лет она углубила сотрудничество с Москвой и Пекином в области экономики, безопасности и энергетики. Соглашение о свободной торговле с Россией, расширение торгово-экономического сотрудничества с Китаем, статус наблюдателя в ОДКБ, участие в капитальных инфраструктурных проектах Пекина, поступление российских и китайских инвестиций в энергетический, транспортный, индустриальный и аграрный сектор, войсковые учения с Москвой, развитие корректных экономических и финансовых отношений с Индией — все это заставляет западных «евроатлантистов» волноваться, поскольку они бояться утратить свои позиции на Балканах и лишиться стратегического контроля над Сербией, ключевой страной региона.

Китайские инвестиции в сербскую экономику и открытие в Белграде крупнейшего регионального филиала Народного банка Китая брюссельская бюрократия восприняла в штыки. Вскоре Брюссель поспешил обвинить Пекин в стимулировании коррупции в Сербии, с которой Европейский Союз так «решительно» борется. Плоды этой «решительной» борьбы мы можем видеть на каждом шагу. Я имею в виду и подозрительные субсидии «Фиату», и непрозрачные налоговые льготы, которые этот европейский автопроизводитель получил в Сербии, и грабительскую приватизацию, которая ведется по «европейским стандартам», и за которой тянется шлейф из обездоленных рабочих. Не стоит забывать и гибельной таможенной либерализации. Ее нам навязывает Договор о стабилизации и ассоциации, и из-за нее нам пришлось закрыть более 150 тысяч фермерских хозяйств.

Европейские функционеры едва успокоились после новости о том, что прибытие российских МИГов в Сербию — только вопрос времени, а в брюссельских кулуарах — снова паника. Там боятся, что Белград и Москва начнут официальные переговоры о поставках современного зенитно-ракетного комплекса С-300.

Из-за углубления сербско-российского сотрудничества в области безопасности в ЕС забили тревогу и решили в начале осени перейти в полномасштабное наступление на Сербию, чтобы защитить «европейскую безопасность» от «разрушительного российского влияния». Интересно, что Брюссель нисколько не смущает ни наращивание военного и логистического присутствия НАТО на территории стран-членов, ни негативное влияние насильственной милитаризации Европы на безопасность старого континента. Можно размещать объекты противоракетного щита НАТО в Польше и Румынии, можно расширять контингент сил НАТО в Прибалтике, можно милитаризировать Черногорию, потому что все это, как нам говорят из ЕС, делается на основании «суверенного государственного решения». Тогда почему сотрудничество с Россией в области безопасности не может быть тем же самым — легитимным и суверенным решением государства Сербии?

В рядах «евроатлантистов» на Западе растет напряженность. Зверь американского «глубинного государства» наиболее агрессивен тогда, когда знает: конец близок. Поэтому он делает все, чтобы сохранить свое влияние на Балканах и «усмирить» Сербию, загнав ее в антироссийскую парадигму. Наша страна опять оказалась в фокусе агрессивной западной риторики и требований к Белграду привести свою внешнюю политику в соответствие с «принципами ЕС».

Чтобы как можно больше отдалить Белград от Москвы, в ближайшее время вашингтонско-брюссельская машина усилит давление на Сербию, используя переговорный процесс, а также метод кнута и пряника. Послания, которые в эти дни поступают к нам с Запада, это явная увертюра к очередному брюссельскому ультиматуму. Даже трудно сказать, кто был в последние дни убедительнее. Например, бывший посол США Камерон Мантер предостерег от «опасности растущего российско-китайского влияния в Сербии» и призвал Белый дом расширить свое присутствие на Балканах. А американский сенатор Рон Джонсон потребовал от Белграда отказать сотрудникам Российско-сербского гуманитарного центра в дипломатическом иммунитете, потому что подобный «привилегированный» статус якобы негативно повлияет на сербскую экономику и ограничит поступление иностранных инвестиций. Свою лепту им в помощь внес антисербский Институт социологических исследований ИФИМЕС (его штаб-квартира находится в Любляне), который обвинил «националистическую и автократическую сербскую власть в дестабилизации региона».

В связи с 35 пунктом Брюссель уже давно требует, чтобы Белград как можно скорее достиг полной нормализации отношений с Приштиной, то есть не мешал Косово войти в ООН. Любая новая уступка албанцам в том, что касается признания косовской независимости на международном уровне, станет очередным гвоздем в крышку гроба Резолюции 12 44 и угрожает тем, что не только опасно сузит пространство для дипломатического маневра России в Совете Безопасности, но и поставит под вопрос принципиальную российскую поддержку территориальной целостности Сербии.

На заседании Европейского парламента на прошлой неделе звучали заявления американских вассалов: Литвы, Латвии и Эстонии — о том, что их правительства не будут поддерживать европейскую интеграцию тех стран, которые «ведут активное военное сотрудничество с Россией». Эти карликовые государства косвенно дали Сербии понять, что ей нет места в ЕС, пока она полностью не прекратит сотрудничество с Россией во всех сферах. А это, в частности, подразумевает отказ от статуса государства-наблюдателя в ОДКБ. Нельзя не упомянуть и заявления польских руководителей о том, что страны-кандидаты на членство в ЕС обязаны привести свою внешнюю и оборонную политику, а также политику в области безопасности в соответствии с политикой Брюсселя. Это еще одно ясное послание в адрес Сербии о том, чего ей ожидать от переговоров по поводу 31 пункта, в котором речь идет как раз об этой сфере. Недалеко до ультиматума ЕС, который может пойти даже на то, чтобы потребовать от Белграда не только отказать в дипломатическом статусе центру в Нише, но и полностью его закрыть.

Что касается экономических отношений, то Брюссель уже подготовил инструментарий для шантажа. На переговорах о 29 пункте, касающемся таможенного союза, ЕС потребует от Белграда четко определиться и поддержать свободный рынок и единый таможенный тариф. Иными словами, от нас потребуют выйти из Соглашения о свободной торговле с Россией, Белоруссией и Казахстаном. Также под угрозой окажутся перспективы развития наших торговых отношений с Индией и Китаем.

Совершенно очевидно, что Запад готовится продолжить скоординированную и слаженную антироссийскую кампанию в нашем регионе. В дело пущена агрессивная пропаганда, направленная на дискредитацию Москвы и устранение ее влияния на Балканах. Помимо Черногории и Хорватии, эта кампания полным ходом идет в Македонии, стране, которая значится следующей в списке жертв машины НАТО. В заявлениях проалбанской власти в Скопье сквозит русофобия и сербофобия, слышны обвинения в адрес Москвы, политику которой преподносят как самую большую угрозу для безопасности Балкан. Однако обвинения слышны и в адрес Белграда, который в глазах западных марионеток является «рассадником российских шпионов» на Балканах.

Со всем этим связана и активизация разведывательной и подрывной деятельности западных спецслужб в Македонии. Недавно именно поэтому из Скопье пришлось отзывать сербских дипломатов. Об истинной сути этой деятельности многое говорит тот факт, что за ее организацией стоит никто иной как американский посол Джес Бейли. Тот самый, который был активным участником прошлогоднего путча против турецкого президента Эрдогана.

Сербия попала под огонь иностранных центров власти, которые стремятся закрепить в ней свою колониальную власть. В такой ситуации Сербия не имеет права предпринимать действия, легитимизирующие эти посягательства. Если Брюссель и Соединенные Штаты требуют от нас отказаться от выполнения договоренностей о статусе и привилегиях Российско-сербского гуманитарного центра в Нише, мы не должны подчиняться им. Наоборот, мы должны продемонстрировать свою самостоятельность в принятии решений, свою заботу о национальных интересах и, в конце концов, свою приверженность международным принципам и обязательствам. Почему сотрудникам Агентства Европейского Союза по безопасности внешних границ («Фронтекс») мы смогли предоставить дипломатический статус, но вот уже пять лет не делаем это в случае с центом в Нише?

Иммунитет помог бы российскому персоналу и самому центру стать в высшей степени оперативными и сделал бы их работу более эффективной. При этом, согласитесь, что дальнейшее существование подобного центра, который значительно повышает безопасность граждан и предоставляет им помощь в случае стихийных бедствий, вполне соответствует государственным и национальным интересам Сербии. И когда какой-нибудь американский сенатор, посол или третьеразрядный сотрудник Госдепартамента снова будет требовать от нас закрыть Российско-сербский гуманитарный центр в Нише, мы ответим ему: «А когда вы, уважаемый, собираетесь закрыть Бондстил? Время еще есть».

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 сентября 2017 > № 2305168


Вьетнам. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 9 сентября 2017 > № 2305844

8 сентября во второй половине дня в здании вьетнамского правительства Премьер-министр Вьетнама Нгуен Суан Фук принял Первого заместителя премьер-министра, Министра иностранных дел Сербии Ивицу Дачича.

В ходе приема Глава вьетнамского правительства подчеркнул, что обе страны должны продолжать развивать ценные традиционные отношения между двумя странами. Он предложил, чтобы Вьетнам и Сербия создавали предприятиям двух стран больше возможностей для обмена и сотрудничества, с помощью чего можно понять рынок и приоритеты каждой страны.

Проинформировав Премьер-министра Нгуен Суан Фука о результатах переговоров с Вице-премьером, Министром иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минем, Первый заместитель премьер-министра, Министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич сообщил, что стороны договорились содействовать экономическому и торговому сотрудничеству. Он выразил желание, чтобы Вьетнам и Сербия укрепили сотрудничество в области обороны.

* В первой половине того же дня Вице-премьер, Министр иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минь провел переговоры с Первым заместителем премьер-министра, Министром иностранных дел Сербии Ивицей Дачичем.

В ходе встречи стороны обсудили конкретные меры по развитию двусторонних отношений, подтвердили необходимость усиления политических консультаций и координации действий между Министерствами иностранных дел двух стран, а также создания конкретной структуры сотрудничества в целях развития сотрудничества во всех сферах, особенно в областях экономики, торговли, инвестиций. Наряду с этим, руководители дипломатических ведомств Вьетнама и Сербии пришли к единогласному мнению об укреплении и расширении сотрудничества в областях, которые обладают большим потенциалом, в первую очередь это области культуры, туризма, транспорта, безопасности и национальной обороны и др.

Министры двух стран высоко оценили эффективное сотрудничество на форумах и в международных организациях, согласились продолжать тесно сотрудничать с различными структурами многостороннего сотрудничества, особенно в рамках Организации Объединенных Наций.

Стороны обменялись мнениями по международным и региональным вопросами, представляющим взаимный интерес, подтвердили важность сохранения мира и стабильности, обеспечения безопасности и свободы морского и авиационного сообщения в районе Восточного моря. Вьетнам и Сербия подчеркнули необходимость разрешения споров мирным путем в соответствии с нормами международного права, в том числе с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года, в полной мере осуществлять Декларацию о правилах поведения сторон в Восточном море (DOC) и скорейшего завершения разработки Кодекса поведения в Восточном море (СОС).

Вьетнам. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 9 сентября 2017 > № 2305844


Вьетнам. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 9 сентября 2017 > № 2305840

По приглашению вице-премьера, министра иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Миня, с 7 по 11 сентября во Вьетнаме с официальным визитом находится первый вице-премьер, глава МИД Сербии Ивица Дачич. В пятницу Фам Бинь Минь провёл переговоры с Ивицей Дачичем. На переговорах стороны обсудили конкретные меры по развитию двусторонних отношений; подтвердили необходимость проведения политических консультаций и взаимодействия между МИДами двух стран, разработки чёткой программы по дальнейшей активизации сотрудничества во всех областях, в частности в торгово-экономической и инвестиционной. Оба руководителя сошлись во мнении о необходимости расширения сотрудничества в потенциальных сферах, таких как культура и туризм, транспорт, безопасность и оборона. Стороны высоко оценили эффективное взаимодействие в рамках международных форумов и организаций, договорились о продолжении тесной координации действий в рамках многосторонних механизмов, особенно в ООН. Стороны также обсудили международные и региональные вопросы, представляющие взаимный интерес. Вьетнам. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 9 сентября 2017 > № 2305840


Люксембург. Сербия. Таиланд. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 8 сентября 2017 > № 2300927

Лучшие люди города: зачем миллиардеры становятся консулами

Анастасия Ляликова

Руководитель отдела новостей Forbes.ru

Почетные консулы не получают зарплату, а их дипломатический статус носит весьма условный характер. Тем не менее, ряд российских миллиардеров носят это звание. Зачем — разбирался Forbes

Среди членов российского списка Forbes немало обладателей дипломатического статуса. Первопроходцем стал Юрий Ковальчук F 93, с 1996 года занимающий пост почетного консула Королевства Таиланд, чей флаг развевается на здании офиса миллиардера на Большом проспекте Васильевского острова. Однако он далеко не единственный миллиардер-консул.

Партнер Paragon Advice Group Александр Захаров рассказал Forbes, что бизнесмены, которые становятся консулами, всегда лично заинтересованы в контактах с государством, которое они представляют. «Я полагаю, что это больше работа на имидж, связанная с возможностями использовать эту юрисдикцию и заручиться поддержкой истеблишмента», — добавил он. Юрист пояснил, что за определенные заслуги государство может выдать гражданство.

Захаров отметил, что многие бизнесмены пытаются заручиться поддержкой чиновничьего аппарата еще и для того, что иметь возможность контролировать иностранных контрагентов и управляющих их активами за границей. «И, думаю, статус консула создает определенный вес с точки зрения доверия банковской системы этих стран, где они, скорее всего, держат личные активы», — добавил собеседник Forbes.

В то же время партнер TertychnyAgabalyan Марат Агабалян не считает, что назначение крупных предпринимателей связано с их бизнес-интересами. «Я думаю, что они вряд ли преследуют свои личные цели, скорее наоборот, здесь какие-то цели преследует российское государство», — пояснил он.

Юрист отметил, что, возможно, назначение бизнесменов консулами также является попыткой показать, что в России благоприятный экономический фон. «Я думаю, что это связано с некой политикой государства», — подчеркнул он.

Агабалян отметил, что многие российские олигархи владеют активами в России через люксембургские компании, так как там благоприятные налоговые условия. Тем не менее прямой связи между налоговым резидентством и статусом почетного консула нет, заключил собеседник Forbes.

У Великого Герцогства Люксембург в России сразу три почетных консула-миллиардера — это владелец АФК «Система» Владимир Евтушенков (с 2010 года), мажоритарный акционер Магнитогорского металлургического комбината Виктор Рашников (с 2011 года) и главный бенефициар «Северстали» Алексей Мордашов (с 2006 года).

Их пример наглядно иллюстрирует ту мысль, что бизнесмены предпочитают становиться консулами в тех регионах, где сосредоточены их основные активы. Рашников является почетным консулом Люксембурга в Магнитогорске и Челябинской области, где расположен его металлургический комбинат, Мордашов — в Вологодской области, где расположен принадлежащий «Северстали» Череповецкий металлургический комбинат.

Представитель Рашникова рассказал Forbes, что Люксембург исторически был одним из центров металлургической промышленности Европы. Он пояснил, что именно этим объясняется назначение миллиардера консулом герцогства.

«Звание почетного консула Люксембурга открывает дополнительные возможности для деловых контактов, способствует повышению качества бизнес-экспертизы и углублению международного сотрудничества», — подчеркнул представитель бизнесмена. Он отметил, что в настоящее время ММК успешно сотрудничает с люксембургской инжиниринговой компанией Paul Wurth в рамках проектов по модернизации производства и повышению энергоэффективности. В частности, ранее в рамках подписанного с Paul Wurth соглашения, была произведена установка бесконусных загрузочных устройств на доменных печах ММК.

В пресс-службе АФК «Система» Forbes заявили, что главная задача Евтушенкова на посту консула — привлечение инвестиций из Люксембурга в российскую экономику. «Институт Почетного консула широко используется и для доведения российской точки зрения до руководства Люксембурга», — добавили в компании, отметив, что в прошлом году 2016 году Евтушенков встречался с руководством Люксембурга для обсуждения перспектив расширения инвестиционного и другого сотрудничества между двумя странами. В «Системе» отметили, что в Люксембурге работает East-West United Bank, входящий в АФК.

Совладелец «Новатэка» Геннадий Тимченко в конце 2016 года стал почетным консулом Сербии в Санкт-Петербурге. Президент Сербии Томислав Николич, комментируя это решение, объяснил свое решение тем, что назначение Тимченко почетным генеральным консулом является продолжением традиции российско-сербских дипломатических отношений.

В свою очередь миллиарджер заявил, что взаимовыручка и открытость всегда помогали России и Сербии в развитии двустороннего диалога. «Сегодня наши страны являются стратегическими партнерами, а регулярные встречи наших лидеров Владимира Путина и Томислава Николича свидетельствуют о высоком уровне доверия», — сказал он (цитата по ТАСС).

Юрий Ковальчук F 93 был назначен почетным консулом Таиланда в Санкт-Петербурге в 1996 году. Сам бизнесмен в интервью «Российской газете» рассказывал, что стал консулом совершенно случайно. «Сделали предложение, потом побеседовали. Поначалу даже оторопь взяла: ведь у меня знаний о Таиланде — кот наплакал. Отправился в университет, разыскал специалистов и в ходе общения с ними понял: Таиланд — удивительнейшая страна», — говорил он.

Находясь на этом посту, бизнесмен устраивал выставки товаров из Таиланда, курировал секцию тайского бокса и контролировал выборы в парламент Королевства Таиланд, которые проходили на «питерском» избирательном участке, писала «Новая Газета». В 1998 году Ковальчук был удостоен государственной награды Таиланда — орден Короны III степени

Основной владелец Новолипецкого Металлургического Комбината Владимир Лисин F 3 стал почетным консулом Сан-Марино в Москве в 2000-х годах. Что связывает бизнесмена с республикой, неизвестно, представители миллиардера ответить на запрос Forbes отказались.

Генеральный директор Уральской горно-металлургической компании Андрей Козицын F 28 является почетным консулом Австрии по Уральскому федеральному округу с 2006 года. Именно там расположена штаб-квартира компании и ее основные активы. В 2014 году миллиардер был удостоен высшей государственной награды Австрийской Республики — «Большого Золотого Ордена за заслуги перед Австрийской Республикой».

«Я уверен, что Австрия и Урал стали намного ближе друг к другу», — заявил Forbes сам бизнесмен, комментируя результаты своей работы. Он рассказал, что интерес австрийских бизнесменов на Урале в первую очередь интересует металлургия и поставки оборудования для металлургических комбинатов. «Что касается экономических контактов, то интерес австрийских бизнесменов к Уралу стабильно растет», — подчеркнул он.

Люксембург. Сербия. Таиланд. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 8 сентября 2017 > № 2300927


Казахстан. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 7 сентября 2017 > № 2301661

Казахстан и Сербия развивают региональное сотрудничество

В административном центре Златиборского региона - городе Ужице состоялась встреча посла Казахстана Нурбаха Рустемова с главой региональной администрации Димитрием Пауновичем, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на Посольство РК в Венгрии.

Казахстанский дипломат подробно ознакомил сербскую сторону с социально-экономической ситуацией в нашей стране и приоритетами развития, изложенными в Послании Президента Н.Назарбаева «Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность».

Отдельно были затронуты состояние и перспективы двустороннего сотрудничества в таких приоритетных областях, как сельское хозяйство, пищевая и военная промышленности, строительство и туризм.

Отмечая активный политический диалог, наличие всеобъемлющей договорно-правовой базы и безвизового режима между странами, Н.Рустемов призвал сербский бизнес активнее выходить на казахстанский рынок. В частности, особое внимание было обращено на возможности, открывающиеся перед деловым сообществом при локализации производства на территории Казахстана с последующим выходом продукции на рынки ЕАЭС и КНР.

В целях укрепления региональных связей посол Казахстана и глава региона подписали Соглашение о сотрудничестве между акиматом Восточной-Казахстанской области и администрацией Златиборского региона.

По итогам мероприятия состоялся казахстанско-сербский бизнес-форум, в котором приняли участие представители деловых кругов и ведущие эксперты государственных органов. При этом сербские бизнесмены были представлены такими сферами, как сельское хозяйство, туризм, фармацевтика, машиностроение и торговля.

Казахстан. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 7 сентября 2017 > № 2301661


Черногория. Сербия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 сентября 2017 > № 2300320 Елена Милич

Американские санкции против Додика — одно из лучших решений Запада за последние несколько лет

Тамара Никчевич (Tamara Nikčević), Avangarda, Босния и Герцеговина

Почему черногорский премьер Маркович игнорирует факты и говорит, что сегодня у Белграда и Подгорицы самые лучшие отношения за последние 20 лет? Почему премьер Македонии Заев молчит об «афере Живалевич»? Действительно ли Бакир Изетбегович настолько наивен, чтобы утверждать, что сумеет вместе с президентом Вучичем «усмирить» Додика? Елена Милич, директор белградского Центра евроатлантических исследований, отвечает в интервью порталу Avangardа на эти вопросы и объясняет, почему балканские лидеры боятся Вучича. Также Милич комментирует события в Македонии, после которых стало ясно, что Вучич не ведет Сербию на Запад.

«Недавний конфликт Белграда со Скопье — это, прежде всего, результат усилившегося давления со стороны Москвы, а также общей уверенности российских и сербских властей в том, кто „босс" на Западных Балканах», — считает Милич. Она также отвечает на вопрос, возложила ли Россия на Сербию обязательство дестабилизировать Балканы. Милич говорит о необходимости контролировать «систему безопасности, части которой разрозненны, но между ними установился определенного рода „баланс". Как только он будет каким-то образом нарушен, Сербия спровоцирует политический кризис и дестабилизирует регион». Милич рассказывает о политике международного сообщества и о том, что столь акцентируемая в последнее время дискуссия о так называемой «стабилократии» и коррупции отодвинула на задний план очень важный вопрос о нереформированной системе безопасности в странах региона.

Конечно, ходят слухи о том, что одна служба шпионит за другой, и это, как в случае Сербии, приводит, с одной стороны, к созданию внутренних и внешних врагов, а с другой — к гомогенизации на этой основе общества. В такой обстановке только одна сторона (российско-китайская) остается якобы честным и надежным партнером и другом Белграда. Ситуация осложняется «искусственными скандалами, дестабилизирующими регион, разговорами о референдуме против вступления в НАТО, и о том, что вступление Сербии в ЕС испортит отношения Белграда с Москвой… Однако все это, конечно, делается в интересах „матушки-России". С этой линией во многом согласуется и нынешняя сербская внешняя политика, главный акцент в которой опять делается на Косово».

Через три дня после первых публикаций из сербских СМИ, подконтрольных государству, полностью исчезла вся информация о «скандальном», «постыдном», «подлом» и «отвратительном» плане македонских спецслужб, заручившись поддержкой «внешнего фактора», следить и прослушивать не только сотрудников сербского посольства в Скопье, но и президента Сербии Александра Вучича. Без него ни один подобный фарс в регионе, по-видимому, обойтись не может.

В тот же день, когда до общественности донесли детали упомянутого «скандала», правительство Сербии демонстративно вызвало своих дипломатов из посольства в Скопье в Белград для немедленной консультации. Во всем этом фарсе, который многим напомнил известную пьесу и фильм Душана Ковачевича «Балканский шпион», помимо уже упомянутой главной звезды (президента Вучича) свою роль великолепно исполнил глава МИДа Сербии Ивица Дачич. В исступлении он пригрозил македонцам, что в отмщение за мнимый шпионаж Сербия пересмотрит свое решение признать бывшую югославскую республику под названием Македония. И это было не смешно, а мучительно и постыдно. Ведь мы наблюдаем еще один агрессивный и непродуманный шаг белградской власти. К сожалению, последние несколько лет в нашем регионе было предпринято много подобных шагов.

В конце этого плохого и утомительного кино мало кто поверил, что только «продолжительный и откровенный телефонный разговор между премьером Македонии Зораном Заевым и президентом Сербии Александром Вучичем (а не премьером Аной Брнабич!) разрешил эту явно выдуманную проблему. Точно так же, несмотря на усилия подконтрольных государству СМИ и проправительственных аналитиков, никто не поверил, что за всем этим фарсом стояло желание Белграда «заранее предупредить» Македонцев о том, как им нужно голосовать по вопросу о принятии Косово в ЮНЕСКО.

Министр временного правительства Косово, отвечающий за иностранные дела, Эммануэль Демай предварительно пояснил, что Приштина еще не подала заявку на вступление в ЮНЕСКО, прежде всего потому, что пока не приняты два закона: закон о свободе вероисповедания и закон о культурном наследии. А эти нормы являются условием для того, чтобы вопрос о вступлении Косово в ЮНЕСКО был вынесен на повестку дня заседания. Поскольку косовская Скупщина еще не сформирована, что дополнительно затягивает принятие двух упомянутых законов, вряд ли можно ожидать, что до конца 2017 года у Косово появится возможность подать заявку на участие в этой международной организации. Тогда что же вызвало у президента Вучича такой приступ гнева, который на прошлой неделе обрушился на Скопье?

Елена Милич: Недавний конфликт Белграда со Скопье — это, прежде всего, результат усилившегося давления со стороны Москвы, а также общей уверенности российских и сербских властей в том, кто «босс» на Западных Балканах. Хотя в конфликте между Сербией и Македонией российское влияние было очевидным, сейчас я не могу точно сказать, что стояло за подобной реакцией сербских властей: политический расчет, или просто совпали мнения Москвы и Белграда по поводу политики правительства премьера Зорана Заева.

— Avangarda: О каком расчете вы говорите? Действительно ли Россия «обязала» Сербию дестабилизировать регион?

— Многие годы Центр евроатлантических исследований обращает внимание на то, что в Сербии не существует контроля за системой безопасности, части которой разрозненны, но между ними установился определенного рода «баланс». Как только он будет каким-либо образом нарушен, Сербия спровоцирует в политический кризис и дестабилизирует регион. К сожалению, западная международная общественность не считает реформу системы безопасности приоритетом, хотя знает, что если на переговорах Белграда с ЕС как можно скорее начать обсуждение 31-го пункта (на переговорах о вступлении в ЕС — прим. пер.), то Сербии, которая не хочет в НАТО, это будет только на пользу и поможет осуществить хотя бы часть необходимых реформ в этой сфере. А ведь существующая сербская система безопасности дает возможность внешним субъектам — я имею в виду страны, которые хотят дестабилизировать регион, а не те, которые хотят, чтобы мы стали частью евроатлантической семьи — злоупотреблять системой в погоне за своими интересами.

В этой связи ваш вопрос закономерен и уместен. Весьма вероятно, что с подачи России Сербия взяла на себя роль, о которой мы говорим. В особенности если учесть, что в различных сербских структурах (спецслужбах, политических и экономических кругах) по-прежнему есть люди, подозреваемые в военных преступлениях. Они осознают, что вступление Сербии в ЕС или НАТО будет означать возмездие, которое их не минет. Поэтому они всеми способами стараются блокировать процесс, о котором идет речь.

— А каким образом?

— Они раздувают искусственные скандалы, с помощью которых дестабилизируют регион, поднимают тему референдума против вступления в НАТО, заводят разговоры о том, что вступление Сербии в ЕС испортит отношения Белграда с Москвой… Однако все это, конечно, делается в интересах «матушки-России». С этой линией во многом согласуется нынешняя сербская внешняя политика, главный акцент в которой опять делается на Косово.

— Что это означает?

— Это означает, что Сербия может участвовать в европейской интеграции и региональном сотрудничестве, но только если это не угрожает ее совершенно деструктивной политике по отношению к Косово. После недавнего конфликта с Македонией ясно, что Александр Вучич ведет Сербию не на Запад, как многие долго и наивно полагали…

— А куда?

— Для Вучича самое главное — остаться у власти любой ценой. Агрессивность, которую он при этом демонстрирует, подтверждает его неуверенность в собственном положении. Это может быть связано с тем, что Вучич не уверен в «стабильности» российской поддержки. Конечно, сегодня он ею пользуется, но знает, что Кремль готов пожертвовать любым, кто не выполняет слепо все его деструктивные распоряжения.

Здесь есть еще одно интересное обстоятельство. Правительство Вучича крайне удивилось, узнав, что вскоре Македония может стать 30-м членом НАТО. Белград понял, что после двух с половиной лет посреднической помощи ЕС и беспорядков в Скопье, к власти в Македонии наконец пришло стабильное многонациональное правительство. Кстати, обратите внимание на то, как о сербско-македонских отношениях отзываются, с одной стороны, Александр Вучич и ненастоящий премьер Ана Брнабич, а с другой — премьер Зоран Заев. Последний всегда говорит о государстве Македонии, о его гражданах, а сербские политики и подконтрольные им СМИ пользуются только одной формулировкой, говоря о «дружбе двух народов». Из этого можно сделать вывод о том, что в Македонии и Сербии живут только македонцы и сербы, а албанцев, венгров, боснийцев, черногорцев просто нет… Я хочу сказать, что сербская сторона намеренно избегает разговоров о дружбе двух государств, сознательно упирая на «дружбу двух народов».

— Что под этим подразумевается?

— Что именно Сербия будет определять статус государств, когда-то бывших частью СФРЮ. Кстати, вспомните заявление лидера Демократического фронта Андрию Мандича, который сейчас, поддавшись давлению Белграда и Москвы, требует изменений в Конституции Черногории, чтобы сербы получили статус «составляющего народа». А мы знаем, что Черногория позиционирует себя как гражданское государство. Так или иначе я думаю, что избрание Трампа президентом приободрило Вучича, который поверил, что США перестанут видеть в Балканах «зону своих интересов» и наконец оставят Сербию в покое.

— То есть отдадут России?

— Конечно. Вучич только утвердился в этом мнении, ознакомившись с очень поверхностными статьями и анализами, поступившими с политического Запада. Президент уверился, что новая расстановка сил в мире позволит ему заявить о самом сокровенном желании — о проекте «объединения всех сербов региона». Кроме того, боюсь, что Вучич совершил большую ошибку, которая дорого обойдется. Он уже давно заигрывает с мировой общественностью, допуская возможность подписания договора, который означает не только официальное признание Косово. Если он подпишет документ, то снова воспользуется методом, уже опробованным на переговорах в Брюсселе: Вучич подписывает все, что от него требуют, но не выполняет договоренностей. А это, я повторюсь, очень дорого нам обходится, поскольку вредит демократическим процессам в Сербии, а также во всем регионе.

— Может ли эту ситуацию в регионе улучшить вступление Македонии в НАТО? И насколько оно вообще реально?

— В отличие от некоторых других стран региона, в Македонии давно достигнут внутренний консенсус о вступлении в НАТО. К единому мнению в обществе пришли еще тогда, когда у власти находился Никола Груевский, чья партия «ВМРО-ДПМНЕ» не противилась этому решению. Однако, несмотря на согласие, царящее в македонском обществе в этом вопросе, я боюсь, что вскоре премьер Заев столкнется с «черногорским сценарием», то есть с рядом враждебных действий и операций. С их помощью официальная Москва попытается сбить Македонию с намеченного пути. Но Черногория, несмотря ни на что, достигла своей цели. Удастся ли это Македонии?

— Я вас об этом и спросила.

— Посмотрим, хватит ли у премьера Заева и македонского общества сил, чтобы противостоять давлению Кремля. Конечно, важно, что на Западе пришли к единому мнению о вступлении Македонии в НАТО. Я надеюсь, что премьер Заев понимает: не только в интересах всех граждан Македонии, но и во имя стабильности в регионе он должен как можно скорее пойти на определенные уступки и компромиссы. Разумеется, я имею в виду изменение названия Македонии, а также улучшение отношений между Скопье и Софией.

— Как правительство Сербии оценивает вступление Македонии в НАТО?

— Вучич явно неспособен сделать наконец шаг к НАТО по примеру Черногории и Македонии. И, несомненно, это его разочаровывает. Думаю, что это разочарование усугубляет и тот факт, что премьер Македонии Зоран Заев уже «присвоил» себе титул нового любимчика Запада, точнее стал новой картой, на которую в будущем будет ставить западное международное сообщество. Как вам известно, до сих пор эта роль принадлежала Александру Вучичу.

— Вы упомянули референдум о НАТО, о котором говорит Милорад Додик…

— Я думаю, что американские санкции против Додика — одно из лучших решений Запада за последние несколько лет. Они полностью разоблачили Додика, продемонстрировали Западу, с кем он в действительности имеет дело, кто является партнерами Додика, и на чью помощь он рассчитывает. Кроме того, американские санкции доказали даже тем, кому, вероятно, это еще не было ясно, что политика Додика не соответствует интересам Республики Сербской, то есть Боснии и Герцеговины. В отличие от Вучича, который пока еще балансирует и провоцирует западное международное сообщества относительно легитимными действиями (Сербия проводит учения то с Россией, то с НАТО), Додик явно утратил всякие ориентиры и чувство меры. Подобная дезориентация может привести к нежелательному, как я думаю, для Додика результату.

— О каком результате речь?

— Запад, как я надеюсь, наконец прозреет и поймет, что для Боснии и Герцеговины, как и для Балкан в целом, нет простых решений. Проблемы Боснии и Герцеговины не решить, просто заявив всем сторонам, что ожидаешь от них политической зрелости, или что процесс европейской интеграции приведет к консенсусу по поводу изменений в Дейтонском соглашении. Смена подхода Запада к Балканам подразумевает серьезное отношение к подлинным проблемам. Например, нельзя просто игнорировать тот факт, что в ночь на 28 апреля сотрудник Агентства информационной безопасности Сербии, работающий в посольстве Сербии в Скопье, участвовал в попытке государственного переворота в македонском Собрании.

— Да, но этот факт попыталось замять даже правительство Зорана Заева. В Македонии скрывали эту информацию от общественности.

— Это правда. Вучич утверждает, что Горан Живалевич, агент сербского Агентства информационной безопасности, получил разрешение от высших государственных органов Македонии на то, чтобы той ночью появиться в парламенте. «Когда я иду в парламент соседнего государства, я спокойной вхожу через главный вход, а не врываюсь вместе с насильниками и погромщиками», — заявил министр иностранных дел Македонии Никола Димитров.

— Слова Вучича вскоре опровергли даже члены «ВМРО-ДПМНЕ», партии бывшего премьера Николы Груевского, а также администрация президента Георге Иванова. Все они заявили, что никто не давал Живалевичу разрешения участвовать в апрельском насилии в Собрании.

— Большинство СМИ, подконтрольных Белграду, передает только заявления Вучича, но умалчивает об ответах македонских политиков, которых вы упомянули.

Вы спросили меня, совершил ли премьер Заев ошибку, позволив замять историю с агентом сербских спецслужб, попавшим в Собрание. Да, я думаю, что он совершил ошибку. Такую же ошибку, по-моему, совершает Черногория и ее премьер Душко Маркович, который удивительным образом игнорирует тот факт, что Сербия упорно отказывается выдать двух своих граждан. Их подозревают, как утверждает Прокуратора Подгорицы, в участии в попытке переворота 16 октября 2017 года и покушении на Мило Джукановича, который в то время был председателем правительства. Несмотря на то, что Вучич отказывается выдать этих двух людей Черногории, премьер Маркович утверждает: сегодня у Сербии и Черногории якобы «самые лучшие отношения за последние 20 лет». Такую же оценку дают европейские политики, хотя им очень хорошо известно, что Сербия игнорирует ордер, выданный Черногорией, на арест подозреваемого Неманя Ристича. Он свободно разгуливает по Сербии и фотографируется с главой российского МИДа Сергеем Лавровым.

— Почему премьер Маркович игнорирует эти факты и говорит, что сегодня у Белграда и Подгорицы «самые лучшие отношения за последние 20 лет»? Почему премьер Заев молчит о «деле Живалевича»? Действительно ли Бакир Изетбегович настолько наивен, чтобы утверждать, что сумеет вместе с президентом Вучичем «усмирить» Додика? Милорад Додик, как и министр Дачич или Вулин, не делают ни одного заявления без согласия президента Вучича. Тогда в чем дело? В регионе боятся Вучича?

— Меня не удивило бы, если бы боялись. Этому весьма способствует западное международное сообщество, которое, руководствуясь практическими интересами, льстит Вучичу и называет Сербию фактором мира и стабильности, главной страной в регионе, лидером европейской интеграции и так далее. Объективно Сербия таковой не является. Насколько мне известно, флагманом евроатлантической интеграции в регионе является Черногория.

— Черногория — маленькая страна…

— Да, но степень прогресса страны на пути к ЕС зависит не от численности населения, а от количества пунктов, обсуждаемых на переговорах с Брюсселем. В этом смысле Черногория с ее 28 пунктами и членством в НАТО сегодня является лидером в регионе. Во время недавнего визита в Подгорицу об этом открыто заявил вице-президент США Майк Пенс. Его слова практически повторил уполномоченный по Сербии в Европейском парламенте, высокопоставленный функционер немецкого Христианско-демократического союза Германии и близкий соратник канцлера Ангелы Меркель Дэвид Мекалистер. Общеизвестно, что именно Германия долгое время придавала Вучичу особое значение, приписывая ему многое из того, что ему не свойственно. Если вы помните, еще во время берлинского процесса Вучичу, скажем так, отводилась роль своеобразного старшего товарища, присматривающего за Малорадом Додиком. А премьер Албании Эди Рама выполнял ту же функцию при президенте Хашиме Тачи. По-моему, это было ошибкой.

— Почему?

— Потому что это недемократично, потому что нарушает принцип разделения власти, и потому что таким образом долгосрочных результатов не достичь. В конце концов, Сербия не способна самостоятельно решить собственные проблемы, не говоря уже о том, чтобы быть начальником или кризисным управляющим для Милорада Додика. По-моему, столь акцентируемая в последние годы дискуссия о так называемой «стабилократии» и коррупции отодвинула на задний план очень важную проблему, которую мы уже обсуждали. Речь о нереформированной системе безопасности в странах региона. Конечно, ходят кое-какие слухи о том, что одна служба шпионит за другой, и это, как в случае Сербии, приводит, с одной стороны, к созданию внутренних и внешних врагов, а с другой — к гомогенизации общества на этой основе. В такой обстановке только одна сторона (российско-китайская) остается якобы честным и надежным партнером и другом Белграда.

— Для чего еще нужна гомогенизация, о которой вы говорите? В чем ее цель?

— Цель — укрепить авторитарные структуры внутри общества, помешать разделению власти, не позволить государственным институтам принимать какие-либо решения, сделать невозможными появление и организацию жизнеспособной политической и общественной оппозиции. Также цель в том, чтобы подавить всякую дискуссию в обществе, прекратить всякие обсуждения провалов правительства Вучича… Разумеется, всему этому способствует и нерешенный вопрос Косово, из-за которого западная общественность была готова смотреть на Вучича и Сербию сквозь пальцы.

— На прошлой неделе уполномоченный по Сербии в Европарламенте Дэвид Мекалистер встретился не только с президентом Вучичем и членами его партии, но и с некоторыми оппозиционерами, представителями неправительственного сектора Сербии. Как вы оцениваете эти встречи?

— Во время беседы с делегацией Сербской прогрессивной партии Вучича Мекалистер пригласил нескольких членов партии в качестве гостей Христианско-демократического союза понаблюдать за окончанием предвыборной кампании Ангелы Меркель. Думаю, это попытка «отвадить» Вучича от Шредера. Все потому, что бывший немецкий канцлер от социал-демократов Герхард Шредер занял высокий пост в российской государственной компании. Это слишком даже для весьма лояльной Германии.

В последние годы немецкий канцлер, ее администрация и партия очень помогли Вучичу укрепить его власть. Они его легитимизировали, были довольны его политикой в отношении беженцев, обеспечили ему ведущую роль в регионе… Теперь ситуация явно изменилась, и немецкий канцлер дает понять, что прекрасно видит, как Вучич открыто сближается с Россией и при этом заносчиво ведет себя с ЕС. «Больше мы не будем этого терпеть», — думаю, именно таким было основное послание и ясное предупреждение, переданное Вучичу Дэвидом Мекалистером. Второе и не менее важное сообщение было ответом на вопрос Вучича о том, когда же Сербия, наконец, будет принята в Европейский Союз. Мекалистер сказал, что вопрос о членстве в ЕС зависит, прежде всего, от самой страны-претендента, то есть от ее готовности выполнить все необходимые условия. И не только те, которые касаются Косово.

— А что насчет оппозиции? Что она может получить от встречи с уполномоченным Мекалистером?

— Хорошо, что часть оппозиции встретилась с уполномоченным по Сербии в Европейском парламенте и высказала ему свои оправданные замечания по поводу отношения Брюсселя к режиму Александра Вучича. С другой стороны, решение Саши Янковича не присутствовать на встрече с Мекалистером не только инфантильно, но и доказывает всю политическую бесполезность Янковича. Проигнорировав встречу с европейским уполномоченным, Янкович практически вычеркнул себя из политики. Конечно, Сашу Янковича может возмущать отношение Евросоюза к Вучичу и снисходительность к нему Брюсселя во многих вопросах. Тем не менее серьезный человек и политик должен руководствоваться не гневом, а интересами: всякий раз, когда представляется возможность, он должен воспользоваться ею, чтобы на важной встрече высказать свое мнение. Тем более что подобный случай представляется нечасто, поскольку у международного сообщества есть проблемы и посерьезнее, начиная с России и Брексита и заканчивая «Исламским государством» (запрещенным в России — прим. ред.) и Северной Кореей.

Черногория. Сербия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 сентября 2017 > № 2300320 Елена Милич


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 сентября 2017 > № 2297775

Сербская дилемма

Никола Врзич (Никола Врзић), Печат, Сербия

Почему сенатор Рон Джонсон из Висконсина публично приказал Сербии не предоставлять дипломатический статус россиянам, работающим в нашем совместном гуманитарном центре в Нише, и как это связано с недавними событиями в Скопье?

Не так давно Александр Вершбоу, прозванный Сенди, заместитель Генсека НАТО в 2012 — 2016 годах, кстати, первый американец на этом посту за всю историю НАТО, выразил большую надежду — и это беспокоит — относительного того, что США все-таки начнут поставлять на Украину летальное оружие. Оно поможет ей воевать с русскими и Россией: «Думаю, что у Украины есть реальные шансы… Дискуссия о расширении военной помощи Украине — все серьезнее. Министр обороны США Джеймс Мэттис указал, что предоставление дополнительной помощи, включая оборонительное летальное вооружение, активно обдумывают в Вашингтоне. Как друг Украины, я надеюсь, что США снимут запрет президента Обамы, чтобы предоставить Украине средства для самообороны».

Даже Барак Обама, чья администрация раздула украинский конфликт, тем самым доведя отношения с Россией до температуры замерзания, совсем как во времена холодной войны, воздерживался от того, чтобы поставлять на Украину летальное оружие. Обама понимал, что из-за такой помощи украинцам отношения США и России из точки замерзания мгновенно достигнут точки кипения. Поставки летального оружия были своего рода красной чертой, которую до сих пор Вашингтон не решался переступить. Однако упомянутый оптимизм Александра Вершбоу и намеки Джеймса Мэттиса говорят о том, что позиция Вашингтона меняется. Какая-никакая сдержанность отходит на второй план, когда США вновь начали «наступление» на Россию и на ее интересы, по которым, как считают американцы, можно нанести удар.

Сенатор из Висконсина

А это означает, что теперь и Сербию кто-то там, в Вашингтоне, превратил в мишень. Вот уже какое-то время мы наблюдаем начало американского «наступления» на Сербию. Мы знали, что оно неминуемо, но не знали точно, когда оно начнется. Визит сенатора из Висконсина Рона Джонсона в Белград на этой неделе свидетельствует о том, что время неизвестности прошло, а значит, теперь нам предстоит период неизвестности иного рода.

Сначала несколько слов о сенаторе Роне Джонсоне, чтобы мы лучше понимали, что происходит.

Прежде всего, нужно сказать, что, помимо всего прочего, дипломатические депеши, опубликованные на «WikiLeaks», подтвердили: накануне заграничных визитов даже члены американского Конгресса получают наставления от Госдепа и местных посольств США. Конгрессменов инструктируют, что нужно передать тем официальным лицам, с которыми намечена встреча. Значит, заявления этих визитеров, включая сенатора из Висконсина, недавно нас посетившего, нужно воспринимать как послания самого Вашингтона, а не личное мнение оратора.

Тем более что сенатор Рон Джонсон возглавляет Подкомитет по делам Европы Комитета по международным отношениям в Сенате, то есть занимает весьма высокую позицию в вашингтонской внешнеполитической номенклатуре.

Отсюда и его отношение к России, которое полностью согласуется с желательным и рекомендуемым ходом политических мыслей американского истеблишмента. В конце прошлого года Рон Джонсон, например, заявил, что после завершения холодной войны, когда к власти пришел Владимир Путин, Россия совершила печальный поворот. Сейчас, по его словам, она осмелела из-за слабости и бездействия Штатов, поэтому они должны начать общаться с Россией с позиций силы.

Подобным мнением о России объясняется и мнение Джонсона о Балканах. «Если Соединенные Штаты и Европа не активизируются в регионе, — сказал Джонсон два с половиной месяца назад в интервью «Голосу Америки», — то есть риск того, что регион попадет под влияние России. Ее единственная цель — дестабилизировать Балканы… Представляется исключительный шанс ориентировать страны региона на Запад, западные демократии и интегрировать их в Европейский Союз. Если мы не проявим себя как лидеры, если не уделим должного внимания, то Балканы легко могут подчиниться российскому доминированию».

Пресс-конференция

Вот с каких позиции Рон Джонсон вел диалог с президентом Сербии Александром Вучичем 17 июля, когда он приехал в Вашингтон. После этой встречи Джонсон решил публично прокомментировать только позитивные аспекты сербско-американского сотрудничества, хотя за закрытыми дверями речь шла также о России («Прежде всего, мы говорили о нашем политическом и экономическом будущем и отношениях с Российской Федерацией», — рассказал тогда Вучич). Однако на этой неделе все изменилось.

После недавней встречи с Вучичем в Белграде Джонсон сделал более жесткие заявления, в которых — мы не зря вспомнили «WikiLeaks» — явно просматривалась позиция официального Вашингтона. Он как минимум публично приказал Белграду подчиниться американской воле и отказать России в предоставлении дипломатического иммунитета тем россиянам, которые работают в Российско-сербском гуманитарном центре в Нише.

Выступая на пресс-конференции вместе с Вучичем, сенатор Джонсон заявил следующее: «Что касается гуманитарного центра, то я надеюсь, что президент Вучич и Сербия дадут отпор давлению тех, кто принуждает предоставить иммунитет. Думаю, это стало бы плохим сигналом и точно не отвечало бы интересам граждан Сербии, ограничив поток западного капитала, который помогает вам в построении экономики. Чтобы капитал поступал из Европы, США и западных стран, нужны верховенство закона, минимальная коррупция и подтверждение того, что страна движется к западным демократиям и капитализму свободного рынка. Также нужны доказательства того, что Сербия не приемлет агрессии, которую сейчас Владимир Путин демонстрирует в России».

«У меня нет права на это ответить?» — вмешался здесь Вучич, не позволив задать следующий вопрос, пока он не ответит на вопрос, который ему не задавали. Эта деталь очень важна, поскольку подтверждает: Вучич отвечал не журналистам, а сенатору Джонсону, то есть Вашингтону. «Мы принимаем решения в соответствии со своими интересами. Мы не подвергались какого-либо рода агрессии… Мы принимаем решения с учетом интересов независимой и суверенной Сербии».

О чем нам говорит этот эпизод?

Во-первых, агрессивное — если сравнивать с заявлениями, сделанными сенатором Джонсоном всего полтора месяца назад после предыдущей встречи с Вучичем — выступление подтверждает, что за прошедшее время в Вашингтоне окончательно решили перейти в антироссийское «наступление» на Сербию.

Во-вторых, тот факт, что сенатор Джонсон публично выразил американское требование не предоставлять россиянам в Нише дипломатического статуса, свидетельствует о следующем: за закрытыми дверями сербская сторона пока так и не ответила на это требование утвердительно.

Третий важный момент означенной пресс-конференции — реплика Вучича, обращенная к Джонсону, точнее ответ Сербии на требование США, стремящихся унизить ее (столь откровенными приказаниями) и одновременно отдалить от России. В этой связи (не)предоставление дипломатического статуса российским гуманитарным работникам имеет большее, чем просто практическое значение.

ЕС и 31 глава

Прежде чем узнать, каким будет ответ Сербии Америке, изучим общую картину, обратившись к нескольким взаимосвязанным деталям, которые вписываются в нашу действительность.

Недавно газета «Вечерње новости» сообщила, что «с сентября, когда европейские чиновники вернутся с каникул, Европейский Союз станет более требовательным к Сербии… На данной стадии подготовки нашей страны к вступлению в ЕС Брюссель полон решимости сделать акцент на вопросе Косово, отношениях с Россией и верховенстве закона. Некоторые страны добиваются того, чтобы на повестку дня как можно раньше была вынесена 31 глава, в которой речь идет о внешней политике в области безопасности и обороны. В случае Сербии это особенно важно, когда речь заходит об отношениях с РФ. Особо настойчивы — из-за своих напряженных отношений с Россией — Польша и страны Прибалтики, руководствующиеся собственными интересами… Эстония, Литва, Латвия и Польша форсируют вопрос, чтобы «отдалить Белград от Москвы», создавая препоны в переговорном процессе. В соответствии с неформальной договоренностью Брюссель еще даст Сербии немного времени до конца текущего года, но с января уже начнет оказывать серьезное давление, добиваясь решения «российского вопроса». Что касается Косово, то ЕС требует подвижек на пути к главной цели — нормализации отношений. В этой связи Брюссель многого ожидает от анонсированного внутреннего диалога в сербском обществе, который вскоре предстоит».

Эту информацию газете «Вечерње новости» косвенно подтвердил министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс, сказав: «Сербия должна ясно продемонстрировать свою стратегическую ориентацию на ЕС и готовность привести свою внешнюю политику в соответствие с европейской. Но сейчас происходит обратное: в последние пять лет позиция Сербии все больше расходится с позицией ЕС… Вопросы, имеющие отношение к 31 главе, важны для оценки стратегической ориентации Сербии… От нее требуется прервать свои традиционно близкие отношения с Россией. Столкнувшись с нарушениями международного права, суверенитета и территориальной целостности другого государства, мы должны быть непреклонны и едины. Сербия стремится стать членом ЕС, а Россия совершает военную агрессию против соседней с нами страны, но тем не менее Сербия идет на определенные действия, в том числе налаживая военное сотрудничество с Россией, и делает определенные заявления, которые страны-члены ЕС оценивают двояко».

Если информация издания точна, а слова главы МИДа Литвы действительно отражают суть дела, то в ходе предстоящего «наступления» ЕС на Сербию из-за России в первых рядах будут Польша и три прибалтийских государства. В контексте заявлений, сделанных на пресс-конференции Роном Джонсоном, и заключенных в них посланий все это неслучайно.

Косово и Россия

Точно так же не может быть случайностью то, что на Сербию одновременно с «российским вопросом» оказывается давление из-за Косово и Метохии. Мы уже писали об этом в «Печати» несколько раз, и теперь наш тезис о том, что откажись Сербия от одного, ей пришлось бы отказаться и от другого (неважно в каком порядке), находит подтверждение в недавней статье бывшего Генсека НАТО Хавьера Солана «Балканы между конфликтующими полюсами». «Обратимся к отношениям между Сербией и Россией. Во время визита в Белград в 2014 году российский президент Владимир Путин зашел так далеко, что сказал, что в будущем Россия, как и в прошлом, всегда будет видеть в Сербии своего ближайшего союзника. Сербия поддерживает с Россией давние культурные связи и при этом зависит от поставок российских энергоносителей, а также от права вето, которым обладает Россия как постоянный член Совета Безопасности ООН. Пока Россия относится к Сербии благосклонно, она может блокировать членство Косово в ООН».

После того как в Белграде сенатор Джонсон откровенного потребовал демонстративно отвернуться от России, он отправился в Приштину и прибыл туда за день до того, как в Брюсселе продолжился диалог о нормализации отношений Сербии с Косово…

Ситуация с Македонией

Ко всему прочему на прошлой неделе произошел перелом в дипломатических отношениях с Македонией. Он стал совершенно очевиден после того, как прозвучало признание: сербские дипломаты в Скопье, как и утверждал Белград, стали объектом агрессивных действий спецслужб.

Это признал уполномоченный по Сербии в Европейском парламенте немец Дэвид Мекалистер: «Понятно, что Сербию разочаровали некоторые действия, предпринятые Македонией против сербских дипломатов… Я не могу сказать, что послужило причиной македонских шагов, каким был мотив, потому что у меня нет информации». То же признал и глава МИДа Македонии Никола Димитров, который сказал: «Македонское правительство не связано с разведывательными мероприятиями, из-за которых Сербия отозвала дипломатов. Операции спецслужб — деликатная сфера, однако главное, что правительство Македонии не имеет к ним отношения». В заявлении Димитрова важно, конечно, то, что он признал: действия предпринимались.

Прокомментировать вторую часть его высказывания о том, что македонское правительство не при чем, взялся сербский коллега Димитрова Ивица Дачич. Он подчеркнул, что «данные сербских спецслужб касаются не македонского правительства или какого-то конкретного министерства в Скопье, а служб безопасности».

«Конечно, имел место и внешний фактор. Я мог бы сказать вам, что это за фактор, но не сделаю этого. Сейчас речь о том, чтобы такого не повторилось, чтобы впредь мы не становились косвенными жертвами глобальных международных отношений», — добавил Дачич, тем самым подтвердив, что македонский эпизод был составной частью продолжающегося «наступления» на Сербию. Почему? Потому что упомянутым внешним фактором была не Россия, о чем откровенно и прямо сказал Александр Вучич, а значит, скорее всего, речь идет об Америке.

Сербский ответ

Все это подводит нас к самому важному неизвестному во всем этом уравнении — к сербскому ответу. Ободряет то, что Сербия решилась столь резко ответить на американскую угрозу безопасности в Македонии, и что Александр Вучич посчитал нужным публично ответить сенатору Джонсону. Но означает ли все это, что мы предоставим россиянам тот статус, которым им обещали, да и к тому же обязались предоставить по Закону о ратификации Соглашения между Правительством Республики Сербии и Правительством Российской Федерации о создании сербско-российского гуманитарного центра. Закон был принят Скупщиной Сербии еще 24 декабря 2012 года.

Мы должны были дерзнуть и выполнить это закрепленное законом обязательство намного раньше, пока Запад только мрачно ворчал по этому поводу. Теперь же он открыто выступает против, и нам будет намного сложнее. Но есть ли какие-то альтернативы?

По своей собственной вине (из-за недостатка решимости сделать все вовремя и неправильной оценки происходящих событий) мы оказались перед дилеммой, как в сказке: «Направо пойдешь — коня потеряешь, себя спасешь; налево пойдешь — себя потеряешь, коня спасешь». Сожалений нам не избежать.

Что же произойдет, если мы выполним американское требование? Ничто не будет угрожать дальнейшей работе гуманитарного центра в Нише, а также нашим отношениям с Россией (а это уже немало само по себе). Но, пойдя на поводу у США, мы докажем, что капитулируем в ответ на любое другое требование в будущем, если на нас окажут достаточное давление. И тогда можно будет попрощаться и с Косово и с Метохией, и с Республикой Сербской, да и с самой Сербией, которую мы любим, а ведь другой у нас нет.

Однако есть еще один вариант: мы можем отклонить требование США и предоставить россиянам надлежащий им статус. Да, это означало бы вступить в открытую конфронтацию с Западом, и радоваться тут нечему. Но это единственный способ избежать полной капитуляции. На самом деле выбор перед нами даже не стоит. Хотя, к сожалению, нет никаких гарантий того, что в итоге все же будет принято правильное решение.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 сентября 2017 > № 2297775


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 сентября 2017 > № 2294766

Полиция Сербии пока не нашла свидетельств, что ДТП с машиной президента Александра Вучича было устроено умышленно, сообщил министр внутренних дел Небойша Стефанович.

В кортеж из трех автомобилей, в одном из которых находился Вучич, в субботу утром в Белграде врезался Bentley с испанскими регистрационными знаками. Служба безопасности главы государства задержала водителя и двух пассажиров Bentley и передала их полиции. О пострадавших в ДТП не сообщается.

"В настоящее время нет существенных доказательств того, что президент республики был целью нападения. В любом случае будет проведено детальное расследование и выяснены все обстоятельства данного происшествия", — цитирует информагентство Танюг главу МВД.

По данным местных СМИ, задержанные молодые люди были известны полиции ранее из-за совершения различных уголовных преступлений. Все они работают охранниками на популярной белградской дискотеке, а дорогостоящий Bentley позаимствовали у известного сербского футболиста, который там отдыхал. Теперь они проходят по статье уголовного кодекса об угрозе безопасности, за что предусмотрено наказание от одного до восьми лет.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 сентября 2017 > № 2294766


Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 августа 2017 > № 2332659 Азем Власи

Сербия — единственный дестабилизирующий фактор в регионе. И точка!

Тамара Никчевич (Tamara Nikčević), Avangarda, Босния и Герцеговина

Советник президента Косово адвокат из Приштины Азем Власи комментирует анонсированную Сербией декларацию, конечная цель которой — территориальное расширение Сербии. Из-за нее Босния и Герцеговина может лишиться половины своей территории, потому что в условиях, когда «Сербия вынуждена признать, что потеряла Косово, она будет стремиться компенсировать это присоединением, по крайней мере, половины Боснии и Герцеговины». Также Азем Власи рассказал о двойственной политике Сербии, которая преподносит себя западной дипломатии как фактор стабильности, но при этом играет противоположную роль, поддерживая крайне проблематичные отношения с соседями, прежде всего, с Додиком. А ведь он открыто и последовательно работает над распадом Боснии и Герцеговины как страны. При этом политическая верхушка Сербии во главе с Вучичем никогда официально не возражала против действий Додика в отношении Боснии и Герцеговины.

Косовский адвокат также комментирует попытку государственного переворота в Черногории и говорит о доказанности вмешательства Сербии и России. Сербия была также замешана в событиях в Собрании Македонии, и это тоже доказано. Сербия отрицает государственность Косово, что является константой политики власти и помогает Белграду поддерживать напряженность и нестабильность на Балканах. По словам Азема Власи, если Сербия претендует на часть севернее Митровицы, тогда Косово имеет право потребовать Прешевскую долину, в которой проживает до 90% албанцев. И о каком военном нейтралитете Сербии можно говорить, если она принимает самолеты, танки и ракетные системы от России?

«Пришло время перестать прятать голову в песок и посмотреть правде в глаза. Мы не можем позволить себе потерять или отдать кому-то то, что у нас есть, но нам не стоит ожидать, что в руки к нам само приплывет то, что мы давно потеряли», — эти слова недавно написал президент Сербии Александр Вучич, призывающий сербское общество к «внутреннему диалогу» о Косово. Однако, как обычно, остается неясно, что конкретно означает этот призыв к «диалогу»: о чем президент Вучич готов поговорить, что он готов предложить, и что он подразумевает под фразой «взглянуть правде в глаза».

Советник президента Косово Хашима Тачи адвокат из Приштины Азем Власи напоминает, что заявления президента Вучича часто бывают двусмысленными, и их цель — запутать и сербскую, и международную общественность.

— Азем Власи: Призыв Вучича к «внутреннему диалогу» о Косово заключает в себе два послания. Первое предназначено для сербской общественности: президент сообщает, что пришло время отойти от старой риторики, отказаться от претензий на Косово и признать, что с 1999 года у Сербии нет никакого влияния на Косово. Это практически признание косовской государственной независимости. Второе послание Вучич адресовал Брюсселю и Вашингтону. Им он дает понять, что понимает: без изменения позиции в вопросе Косово рассчитывать на вступление в ЕС нельзя. Президент Сербии демонстрирует, что его страна готова отойти от нынешней позиции по Косово и встать на путь европейской интеграции. Это хорошо. Однако я все равно до конца не понимаю то высказывание Вучича, которое вы процитировали…

— Avangarda: Какую его часть?

— Я не понимаю, что значит «мы не можем позволить себе потерять или отдать кому-то то, что у нас есть»?! Если Вучич хочет таким образом сказать, что после распада Югославии и формирования семи новых государств, включая возвращение государственного суверенитета Черногории и провозглашение независимого Косово, Сербия все-таки не в убытке, потому что сохранила Воеводину, тогда эта позиция приемлема. Но если Вучич имеет в виду, что Сербии удастся отторгнуть часть Косово (на севере), где она пользуется влиянием, тогда речь идет о территориальных претензиях к Косово. А это уже совершенно неприемлемо. Тем более, что геополитическая карта территории бывшей Югославии уже окончательно оформилась.

Сегодня Косово является независимым государством с границами, которые у него, как у федеральной единицы, были еще во времена СФРЮ. Эти границы признаны Резолюцией 1244 Совета Безопасности ООН и учитываются в плане Ахтисаари, на основании которого провозглашена независимость Косово. Эти границы гарантированы Конституцией Косово и признаны Международным судом в 2010 году. Тогда Сербия потребовала от суда вынести заключение о Декларации о независимости Косово, и суд однозначно подтвердил, что провозглашение независимости Косово не противоречит международному праву и Резолюции 1244 СБ ООН. Наконец, в существующих границах Косово признали 110 государств-членов ООН, поэтому Приштина не собирается ни с кем, в том числе с Сербией, обсуждать свои границы, территорию и государственный статус. В этом вопросе уже поставлена точка.

— То есть Приштина отвергнет предложение главы сербского МИДа Ивицы Дачича о переделе Косово?

— Абсурдное и неприемлемое предложение о переделе Косово на самом деле никогда не стояло на повестке дня. Конечно, не исключено, что Белград (в рамках «внутреннего сербского диалога» о Косово) распределил роли для продвижения разных идей, в том числе той, о которой вы упомянули. В этой связи перед Ивицей Дачичем, этим выпускником «политической школы» Милошевича, в рамках которой территориальные и этнические разграничения считались якобы решением всех проблем, явно поставили задачу снова продвигать старую идею. Ее авторство, кстати, приписывают Добрице Чосичу. Я повторю: границы государства Косово закреплены, поэтому на косовской стороне никогда не найдется серьезного собеседника, готового обсуждать «идеи» Дачича. В конце концов, раздел Косово предполагал бы и передел Сербии.

— Что за передел Сербии?

— Если Сербия претендует на регион севернее Митровицы, тогда Косово имеет право потребовать Прешевскую долину, в которой проживает до 90% албанцев. Мы же были в одном государстве — в Югославии… И так можно продолжать долго. Поэтому я и говорю, что вопрос передела и изменения существующих границ поднимать не стоит, потому что это поставит перед нами еще большие проблемы.

Вообще передел Косово, который предлагает Дачич, не принес бы ничего хорошего и косовским сербам. Ведь из общего числа сербов в Косово, которых насчитывается 90-100 тысяч, до 60% проживает в других частях Косово, южнее Митровицы, и только 40% — на севере.

— Кто стоит за новой идеей о переделе Косово? Россия?

— Вообще Москва заинтересована в присутствии в нашем регионе, в соперничестве с западными странами и в нестабильности стран региона, которые поддерживают хорошие отношения с Западом. И все же я не думаю, что Россия вдается в детали, предлагая идеи вроде передела Косово. Лично я полагаю, что, вероятно, Россия тоже хочет, чтобы Сербия признала Косово, и тогда она сама сделает то же самое. Таким образом, России удалось бы заставить Западную Европу и США замолчать о проблеме Крыма, а также Абхазии и Южной Осетии. Тем не менее, сегодня есть много доказательств того, что Россия хочет нестабильного Косово как нефункционирующего и проблемного государства в регионе.

— Да, но, не признавая Косово как государство, кому Россия вредит больше: Сербии или Косово?

— Больше всего она вредит Сербии, потому что таким образом удерживает сербов в прошлом, в заблуждениях о «сербском Косово». Если внимательно присмотреться к позиции и политике Кремля в вопросе сербских претензий к Косово, то ясно видно: на словах официальная Москва поддерживает исключительно риторику официального Белграда, но не конкретные действия Сербии в Косово. И все же, несмотря ни на что, в Сербии по-прежнему много тех, кто верит: однажды Россия вернет Косово Сербии.

— Не только Россия! Многие в Сербии верили, что в случае победы на американских президентских выборах Дональд Трамп «вернет им Косово». Вспомните билборд в Белграде «Трамп, дружище серб!» Подтвердил ли окончательно вице-президент Майк Пенс своими недавними заявлениями в Подгорице, что подобные надежды в условиях, когда Америка возвращается на Балканы, безосновательны?

— Визит вице-президента Пенса доказывает, что Америка не только возвращается на Балканы, но и еще больше утверждается там, где присутствовала после распада СФРЮ, когда США сыграли судьбоносную роль в восстановлении мира и в налаживании связей между новыми государствами. Этим важным американским планам мешают амбиции России, которая хочет расширить свою зону влияния на Балканах. А это, в свою очередь, может нарушить отношения между странами региона и сказаться, прежде всего, на безопасности. Российское доминирование дополнительно подстегнуло бы Белград, и он вел бы себя еще наглее по отношению к соседям, что, разумеется, нарушило бы и без того сложные отношения в регионе.

Нет сомнений в том, что все страны бывшей СФРЮ нацелены на хорошие отношения с Россией. Вместе с тем евроатлантическая интеграция и вступление в ЕС должны быть для нас всех приоритетом.

— Вы имеете в виду, и для Сербии тоже?

— Сербия хочет быть и с ЕС, и с Россией, но не хочет в НАТО. В Белграде рассуждают о военном нейтралитете, наивно полагая, что Сербия — это то же самое, что и Югославия Тито. Но нет! Как можно получать военные самолеты, танки и зенитно-ракетные комплексы от России и придерживаться «военного нейтралитета»? В конце концов, сейчас на сербских границах нет конкретных угроз, тогда почему Сербия сегодня запасается российским оружием?

— Сербский историк Миливой Бешлин утверждает, что Сербия готова ко «второму тайму», но… Определенные белградские оппозиционные круги раскритиковали призыв президента Вучича к диалогу и предложили оставить «проблему Косово» в состоянии «замороженного конфликта». Что все это означает?

— Я думаю, что это те самые круги, которые Вучич призвал «не прятать голову в песок». Вместо того чтобы принять новую историческую реальность и помочь Сербии двигаться вперед, эти люди мечтают о «Косово в составе Сербии». Хотя им очень хорошо известно, что с распадом Югославии были утрачены все шансы на то, чтобы два государства сохранили какие-либо формально-институциональные связи. В особенности после того преступления, которое режим Милошевича совершил против косовских албанцев. Тем не менее, мы видим, что националистические круги в Белграде по-прежнему верят: представится какой-нибудь новый случай, и Косово будет «возвращено». Как? Силой, разумеется. Какое Косово? Косово без албанцев. Но этому не бывать! Эти люди никогда не говорят о примирении с албанцами, о договоре для поддержания каких-то албано-сербских связей, хотя бы ради монастырей, которые для них якобы очень важны.

— Почему так, как Вы думаете? Недавно Вы сказали, что ситуация в Сербии напоминает «времена Милошевича»…

— В Сербии у власти находятся преимущественно те, кто пришел в политику во времена режима Милошевича. Несмотря на то, что они давно занимают ключевые государственные позиции, они никак не проявили желания отойти от политики режима Милошевича, который до сих пор камнем висит на шее сербского общества. В особенности это касается Косово. Когда я оцениваю ситуацию в Сербии, у меня складывается впечатление, что общественная критика эпохи Милошевича и его политики почти забыта. Вместе с тем очевидны усилия, которые предпринимает власть для реабилитации Милошевича и восстановления его доброго имени в обществе. К сожалению, сегодня в Сербии нет настоящей оппозиции режиму, как не было ее и в 90-е.

— Она есть, но такая же, как в 90-е.

— К сожалению, сегодня ее влияние незначительно… От верхушки современной белградской власти поступают предложения вручить государственные награды и дать привилегии всем, кто участвовал в войнах в 90-е годы за пределами Сербии, как «борцам за Сербию и сербскую нацию». Тех, кто совершал массовые убийства в Косово, кто убил около 12 тысяч албанцев, кто весной 1999 года выгнал около миллиона албанцев из их домов, кто уничтожил и разграбил их имущество, теперь официально провозглашают заслуженными борцами, героями и предлагают воздвигать им памятники! Таких «борцов», по официальным данным, насчитывается около полумиллиона. Полмиллиона! Все они, я повторюсь, воевали на территории бывшей СФРЮ, потому что Сербия, как говорил Слободан Милошевич, в те годы «в войне не участвовала».

Кроме того, в Сербии пересматривают результаты антифашистской борьбы времен Второй мировой войны, реабилитируют коллаборационистов и преступников вроде Драго Михайловича и Николы Калабича. Сейчас идет процесс реабилитации председателя коллаборационистского правительства Сербии, антисемита, преследовавшего евреев, Милана Недича. В нашем регионе только в Скупщине Сербии заседают депутаты от ультраправых, профашистских объединений… И вы меня еще спрашиваете, почему я говорю, что ситуация в Сербии напоминает времена Милошевича?! Вспомните хотя бы заявленную Декларацию о совместных национальных действиях и выявлении национальных минимумов и принципов, необходимых для существования сербской нации и сербского народа.

— Некоторые сербские интеллектуалы назвали этот документ Меморандумом-2.

— Во-первых, таким же образом и в похожих обстоятельствах появился пресловутый Меморандум Сербской академии наук и искусств 1986 года. Все последние преступления (по своей политической и идеологической сути) опирались на этот «незавершенный документ». Боюсь, что новая заявленная декларация доказывает, насколько велико стремление большой части сербской политической элиты вернуть состояние, предшествовавшее распаду Югославии, кровавым войнам и страданиям. В этом смысле «документ» Вучича можно рассматривать как продолжение политики Слободана Милошевича. Речь идет о политике в духе «сербы, объединяйтесь», и якобы только эта политика и может спасти Сербию. Того, что не было достигнуто войнами 90-х, теперь продолжают добиваться с помощью политических манипуляций, маскируясь и используя дипломатические средства.

— О каких манипуляциях идет речь?

— Всеми средствами они пытаются скрыть и поставить под сомнение ответственность Сербии и сербов за войны 90-х. Более того, ответственность за конфликты они сваливают на других. Одновременно формируется представление о том, что в то время сербы, как народ, находившийся «под угрозой», только защищались. Действуя по тому же алгоритму, в Белграде сегодня продвигают идею об «опасности», угрожающей сербскому народу во всем регионе. Поэтому сербов, конечно, необходимо защитить какой-то новой общей «декларацией». Режим Милошевича, вспомните, вел эти войны под предлогом того, что сербам угрожают везде: в Косово, в Боснии и Герцеговине — а сам Милошевич, как «новый сербский вождь», тогда преподносился как «защитник всех сербов». К сожалению, сегодня точно так же преподносится Александр Вучич.

— Это понятно. Но неужели заявленная Декларация не соотносится с призывом президента Сербии к «внутреннему диалогу» о Косово?

— Да, конечно. Хотя, может, с помощью этой декларации Вучич рассчитывает смягчить негативное отношение сербов к его «попустительству» в косовском вопросе? Как бы там ни было, смысл этой декларации — в попытке Сербии продолжить вмешательство во внутренние дела государств, где проживает сербское меньшинство.

— «Декларация не имеет отношения к великосербскому национализму. Ее цель — сохранение сербского языка и культуры», — говорит глава администрации президента Сербии Никола Селакович. С другой стороны, Милорад Додик утверждает, что декларация «не будет никому угрожать и не является великосербским проектом», однако она касается не только языка и культуры, но и работы по объединению Сербии и Республики Сербской. Кому Вы верите?

— Я, конечно, больше верю Додику. Повторюсь, что декларация мотивирована великосербским национализмом и попыткой «объединить» всех сербов. Разговоры о «сохранении сербского языка и культуры» — просто фарс, чистое прикрытие.

— Почему?

— Потому что, во-первых, неясно, кто и как угрожает сербскому языку и культуре, чтобы их нужно было защищать «декларацией». Поэтому правда заключается в том, что говорит Додик: дело в расширении Сербии, в ходе которого от Боснии и Герцеговины будет отторгнута половина ее территории. Вот конечная цель!

— «Мы верим, что (Сербия и Республика Сербская) станут одним целым. И в территориальном, и в государственном смысле», — заявил Додик четвертого августа в Белграде.

— Да, это их цель! Сейчас Сербии уже приходится признать, что Косово она потеряла, и она будет стремиться компенсировать это присоединением по крайней мере половины Боснии и Герцеговины. Как когда-то Милошевич, Додик сегодня утверждает, что подобное безумное намерение «никому не угрожает». Следуя логике Додика, только у сербов есть право брать, что они хотят, и сколько они хотят. А остальные обязаны с этим соглашаться. Было бы интересно, я уверен, посмотреть на сербскую реакцию, если бы кто-нибудь из боснийцев, живущих в Сербии, потребовал присоединить Санджак к Боснии или заявил, что Санджак и Босния едины.

Несмотря на все, что я рассказал, некоторые западные дипломаты по-прежнему утверждают, что Сербия — «фактор стабильности на Балканах»…

— Неужели?

— Я повторю, что Сербия ведет двойственную политику в том, что касается стабильности в регионе. С одной стороны, она преподносит себя западной дипломатии как фактор стабильности, но при этом играет противоположную роль, поддерживая крайне проблематичные отношения с соседями. Здесь я, прежде всего, имею в виду Додика, ведь он открыто и последовательно работает над распадом Боснии и Герцеговины как страны. Слышали ли вы, чтобы политическая верхушка Сербии во главе с Вучичем когда-нибудь официально возражала против действий Додика в отношении Боснии и Герцеговины? Никогда! Кроме того, было доказано участие Сербии и России в попытке государственного переворота в Черногории. Также Сербия была замешана в событиях в Собрании Македонии, и это тоже доказано. Сербия отрицает государственность Косово, что является константой политики сербской власти и помогает Белграду поддерживать напряженность и нестабильность на Балканах. В своей Конституции Сербия продолжает именовать Косово частью собственной территории, а это означает неприкрытые территориальные претензии и угрозы.

С другой стороны, интересно, что остальные шесть государств, появившихся после распада СФРЮ, не испытывают междоусобных проблем и не предъявляют друг другу претензий. Они наладили хорошие контакты между собой. Что я этим хочу сказать? Что Сербия — единственный дестабилизирующий фактор в регионе. И точка!

— Недавно президент Вучич заявил, что «историческая договоренность» между сербами и албанцами является ключом к стабильности Балкан. А ведь нечто подобное он говорил об отношениях сербов и боснийцев…

— Албанцы проживают в пяти странах региона: в Албании, в Косово, в Македонии, в Сербии (Прешевская долина), в Черногории, в Греции (Чамерия). Хорошие отношения между этими странами полезны для всех албанцев, в какой бы из названных стран они ни проживали. Поэтому мне не понятно, что такое «историческая договоренность» между сербами и албанцами. Вместо нее, как я думаю, необходим «исторический договор» между Косово и Сербией, который подразумевает признание друг друга и налаживание нормальных межгосударственных отношений. Кроме того, эта договоренность стала бы «историческим примирением» сербов и косовских албанцев. В отношениях этих двух народов давно существуют проблемы, но теперь они должны жить в мире и сотрудничестве, примиренные и в двух уже существующих государствах.

— Часто можно услышать, что отношения Сербии и Косово могут быть похожи на отношения «двух Германий» после Второй мировой войны. Что Вы об этом думаете?

— Думаю, что сравнение с «двумя Германиями» совершенно неуместно. После Второй мировой войны Германия, побежденная и наказанная за нацизм и гитлеровские преступления, была разделена союзниками. Тем не менее, и тогда, и сейчас немецкий народ един. Покаявшись в своих грехах и став нормальным государством, Германия вернулась в естественное состояние: она объединилась как государство одного единого немецкого народа. Албанцы и сербы — это албанцы и сербы, а не немцы, разделенные на два государства. Это большая разница. Кроме того, мне непонятно, кому какая роль в истории о «двух Германиях» отводится. Если бы Сербия, к примеру, согласилась взять на себя роль Восточной Германии, а Косово — Западной Германии, тогда, пожалуй, было бы интересно эту идею обсудить. Однако, боюсь, что и в этом случае проблема не решилась бы до конца, поскольку албанцы, конечно, не согласились бы на присоединение Сербии к Косово. Однако у Косово вообще нет подобных территориальных претензий к Сербии.

— Какая ситуация сложилась с правительством Косово? Десять депутатов партии «Српске листе» потребовали войти в состав нового правительства Косово. Как Вы оцениваете эту новость, учитывая, что за «Српске листе» стоит Белград?

— Сербия, несмотря на желания Белграда, не может контролировать правительство Косово. Сербы составляют пять процентов от населения Косово. Из 120 депутатов в Скупщине Косово у сербов всего десять мест. Но я уверен, что представители «Српске листе» получат два или три министерских портфеля в новом правительстве и (если будут представлять интересы своего объединения) смогут принести пользу. Если же они будут представлять интересы Сербии, то, боюсь, хуже от этого будет только им самим. Иными словами, Косово не будет повторением Республики Сербской, хотя именно на это Белград и надеется. Только хорошие и честные отношения между Косово и Сербией могут принести пользу косовским сербам.

— Когда будет сформировано правительство Косово?

— Для формирования правительства Косово необходимо, чтобы парламентские группы пришли к ясному компромиссу. Сейчас две соперничающие политические группировки упрямо не идут навстречу друг другу, что вредит государственным интересам. Мы все привыкли, что в решающий момент нам помогает кто-то сторонний. Возможно, так случится и на этот раз. В этой связи мы ожидаем, что вскоре у Косово будет новое правительство.

Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 августа 2017 > № 2332659 Азем Власи


Македония. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 августа 2017 > № 2281611

Правительство Македонии не планировало, не организовывало и не вело разведдеятельности в отношении Сербии, заявил во вторник в ответ на отзыв сотрудников сербского диппредставительства из Скопье глава МИД республики Никола Димитров.

Президент Сербии Александр Вучич сообщил накануне, что все сотрудники посольства Сербии в Скопье вызваны в ночь на понедельник в Белград для консультаций, так как получены "доказательства активной деятельности против органов и структур Сербии". Первый вице-премьер и министр иностранных дел Ивица Дачич добавил, что дипломатический шаг предпринят с целью "защиты сербских интересов" и, как и глава государства перед тем, указал на некое "вмешательство внешних сил" без уточнения их происхождения.

"Правительство не имело намерения, не давало указания и не вело разведдеятельности против и в ущерб какого-либо из наших соседних государств, включая Сербию, и не будет никогда размышлять в данном направлении", — заявил на национальном телеканале МРТ глава МИД Македонии.

Димитров добавил, что македонское посольство в Белграде запросило официальную информацию от властей Сербии о возникшей ситуации.

"Республика Македония и нынешнее правительство не имеют тайн подобного типа. Мы были удивлены данным решением (руководства Сербии – ред.) и дипломатической нотой в воскресенье, к тому же мы до сих пор не разговаривали об этом напрямую", — подчеркнул македонский министр иностранных дел.

Президент Сербии отметил в понедельник, что Белград продолжит поддерживать близкие отношения со Скопье, а также косвенно признал, что нынешний сербско-македонский кризис в отношениях связан с новыми попытками самопровозглашенной республики Косово вступить в ЮНЕСКО. В октябре 2015 года Македония поддержала вступление непризнанного государства в международную организацию. В нынешнем августе правительство в Скопье официально сообщило, что при следующем голосовании поступит согласно мнению большинства членов ЕС.

Македония. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 августа 2017 > № 2281611


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter