Всего новостей: 2002493, выбрано 8372 за 0.236 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. Сирия > Армия, полиция > mil.ru, 21 февраля 2017 > № 2081049

В подмосковном Нахабино встретили военнослужащих Международного противоминного центра ВС РФ, выполнявших задачи в сирийском Алеппо

На территории Международного противоминного центра Вооруженных Сил Российской Федерации (МПЦ ВС РФ) в подмосковном Нахабино прошла встреча военнослужащих, прибывших после выполнения задач по гуманитарному разминированию города Алеппо на территории Сирийской Арабской Республики.

Специалистов сводного отряда разминирования МПЦ ВС РФ с прибытием на родную землю в торжественной обстановке поздравили представители Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, командования инженерных войск ВС РФ, сослуживцы, родные и близкие.

На плацу МПЦ ВС РФ более 30 военнослужащим инженерных войск были вручены государственные и ведомственные награды.

Перед убытием российских военных инженеров на Родину на территории военного аэродрома Хмеймим (Сирия) прошла торжественная церемония проводов специалистов МПЦ ВС РФ, на которой также состоялось награждение наиболее отличившихся военнослужащих государственными и ведомственными наградами.

Справочно:

Военнослужащие МПЦ ВС РФ в течение 2,5 месяцев выполняли задачи по гуманитарному разминированию города Алеппо на территории Сирийской Арабской Республики.

В первую очередь были разминированы социально важные объекты (водозаборные сооружения, электроподстанции, линии электропередач, объекты обеспечения связи, больницы, школы, хлебозаводы и другие).

Всего за этот период российские специалисты очистили в городе 2956 гектаров территории, 945 километров дорог, более 4,5 тыс. зданий и сооружений (из них 90 школ, 4 детских сада и 25 поликлиник), обнаружили и обезвредили около 36 тыс. взрывоопасных предметов, в том числе 20 тыс. самодельных взрывных устройств.

Как и при разминировании Пальмиры, российским саперам пришлось иметь дело со сложными и новыми способами установки террористами взрывных устройств (радиоуправляемые фугасы, фугасы, управляемые по проводам, установленные на неизвлекаемость, а также множество различных минных ловушек).

Отряд разминирования МПЦ ВС РФ укомплектован самыми современными комплектами разминирования и защиты, а также средствами автономного жизнеобеспечения.

В ходе гуманитарного разминирования саперами применялись селективные переносные индукционные миноискатели ИМП-2С, переносные искатели проводных линий управления взрывными устройствами ПИПЛ, переносные искатели неконтактных взрывных устройств ИНВУ-3М, общевойсковые комплекты разминирования ОВР-2.

В состав отряда помимо саперных подразделений были включены расчеты минно-розыскной службы. При разминировании активно применялись современные роботизированные комплексы Уран-6.

Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны РФ

Россия. Сирия > Армия, полиция > mil.ru, 21 февраля 2017 > № 2081049


Сирия. Россия. США. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 20 февраля 2017 > № 2081233

 Путин Вернул Россию на Ближний Восток

Аслан Рубаев

Во времена СССР и холодной войны Ближний Восток был важнейшим направлением советской внешней политики. Это объяснялось не только стратегическим значением данного региона, но и его близостью к границам Советского государства. Любая нестабильность в ближневосточных странах могла негативно отразиться и на внутренней ситуации в СССР, особенно в южных мусульманских районах. Именно поэтому советское руководство всеми силами поддерживало военные, умеренные, лояльные к СССР режимы. И при необходимости, готово было вмешаться в любой конфликт на Ближнем Востоке ради сохранения своих позиций. Такая готовность в 1960-е годы охладила пыл Англии и Франции, намеревавшихся совершить агрессию против Египта из-за Суэцкого канала. И в остальных ближневосточных вопросах СССР занимал жёсткую и однозначную позицию – никаких переворотов, гражданских войн и иностранных интервенций, особенно против режимов, стоящих на умеренных позициях и обеспечивающих, худо-бедно, межнациональное и межконфессиональное согласие в своих государствах.

Распад СССР привёл на время к ситуации, когда Россия, как внешнеполитический игрок на Ближнем Востоке, снизила свою активность и вес в глазах мирового сообщества. Однако, хорошие отношения со странами ближневосточного региона были сохранены. Россия категорически осудила вторжение США в Ирак в 2003 году. На протяжении четверти века выступала мощным сдерживающим фактором в переговорах по ядерной программе Ирана, выступая, практически, посредником между Западом и этой ближневосточной страной. Более того, именно позиция России по этому вопросу удерживала западные страны от ужесточения санкций в отношении Ирана и заставляла последние со скрипом, но всё же двигаться вперёд по пути мирного урегулирования данной проблемы.

Изменение роли России в решении мировых вопросов началось в 2008 году, после проведения военной операции по принуждению Грузии к миру в Южной Осетии. Это событие, вызвавшее резкое осуждение на Западе, странами Ближнего Востока было воспринято как конец однополярного мира с США во главе. В частности, Турция – член НАТО, предложила проект создания тройственного союза: Россия, Турция, Иран, для совместного поддержания порядка и стабильности в Закавказье без участия западных стран. И пусть этот проект тогда не был реализован, но его черты очень ярко проявляются именно сейчас, во время совместной борьбы этих трёх стран с ИГИЛ.

Гражданская война и иностранная интервенция в Сирии, ставшая одним из многочисленных конфликтов, порождённых «арабской весной», запустила механизм трансформации однополярного мира в многополярный. Позиция России, в начале традиционно стороннего наблюдателя, лишь призывающего противоборствующие стороны к переговорам, к 2015 году кардинально изменилась. Россия стала участницей военного конфликта на стороне законно избранного Президента Сирии Башара Асада. И во многом именно её усилия позволили, наконец, переломить ситуацию в борьбе с ИГИЛ, и открыть путь для переговоров между Асадом и оппозицией. Однако, был ещё один немаловажный момент в укреплении Россией своих позиций на Ближнем Востоке, и в Сирии в частности. В 2013 году предложение Президента России В.В. Путина, озвученное в интервью одной из газет США, по сути, остановило вторжение западных стран в Сирию. Это предложение заключалось в вывозе с территории Сирии всего химического оружия. Асад пошёл навстречу такому предложению, и западные страны лишились предлога для интервенции в Сирию. Следует отметить, что данную позицию России поддержал официальный Ватикан и лично Папа Римский, выступающий за мир на Ближнем Востоке и гарантии безопасности там христианских общин.

Последовательная позиция России на Ближнем Востоке, заключающаяся в поддержании законных режимов, межнационального и межконфессионального мира, подкреплённая не только словами, но и конкретными действиями, несомненно, способствует росту её авторитета в регионе. И сейчас мы являемся свидетелями того, как ближневосточные страны всё больше ориентируются в своих действиях на Российскую Федерацию. Иран, Турция, Палестина, Сирия, Египет видят в России государство, не просто заинтересованное в мире и стабильности на Ближнем Востоке, но и готовое действовать ради их достижения.

Сирия. Россия. США. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 20 февраля 2017 > № 2081233


Сирия. Иран > Армия, полиция > iran.ru, 20 февраля 2017 > № 2080532

Будет ли мир в Сирии?

Александр Аксененок,

Чрезвычайный и полномочный посол, кандидат юридических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай»

Два прошедших в этом году раунда переговоров в Астане опирались на договоренности и последующие соглашения о прекращении военных действий, достигнутые между сирийскими сторонами при посредничестве России и Турции, действующими в координации и на параллельных курсах с Ираном. Этот режим перемирия, пусть и с нарушениями, в целом продолжает действовать дольше, чем предыдущие соглашения.

Ближний Восток остается в числе главных проблем международного сообщества. Но продолжительный сирийский кризис, хоть и является частью общей картины болезненного состояния всего региона, особый случай. Именно здесь образовалось сложное и запутанное переплетение большого количества вовлеченных в конфликт игроков разного калибра со своими стратегическими расчетами, амбициями и интересами.

Вместе с тем становится все более понятным, что без достижения политического урегулирования в Сирии трудно представить успешное подавление очага международного терроризма и источника хаотичных процессов, образовавшихся в центральной части арабского мира.

Два прошедших в этом году раунда переговоров в Астане опирались на договоренности и последующие соглашения о прекращении военных действий, достигнутые между сирийскими сторонами при посредничестве России и Турции, действующими в координации и на параллельных курсах с Ираном. Этот режим перемирия, пусть и с нарушениями, в целом продолжает действовать дольше, чем предыдущие соглашения. Трем инициаторам такой переговорной схемы пришлось пойти на определенные уступки.

Вторая международная встреча в Астане, прошедшая 16–17 февраля в преддверии межсирийских переговоров в Женеве под эгидой ООН, завершилась достижением договоренностей о создании рабочей группы по мониторингу соблюдения режима прекращения военных действий, хотя детальный план имплементации соглашений между правительством и вооруженной оппозицией согласовать не удалось. Участники переговоров продекларировали, что военного решения конфликта быть не может, и условились о дальнейших встречах в астанинском формате.

Если выработанный механизм поддержания перемирия заработает согласно плану и будут реализованы меры доверия, на которых не без основания настаивает оппозиция (решение вопросов об оказании гуманитарной помощи, освобождение политических заключенных, снятие осады с ряда населенных пунктов), то это может послужить хорошим фоном для продолжения затормозившегося политического процесса в Женеве. Выработка повестки дня пробуксовывает: в центре международных дискуссий и озабоченностей специального представителя ООН по Сирии Стаффана де Мистуры три крупных вопроса, по которым нет единого понимания между участниками.

Первый – как соотносятся между собой астанинский формат и женевский процесс? Западные партнеры и сама сирийская оппозиция высказывают опасения, не идет ли речь о подмене понятий. Некоторые высказывания в российских СМИ наводят их на мысли о попытке сирийских переговорщиков при негласной поддержке России обойти выполнение основополагающих международно-правовых документов, в первую очередь женевского коммюнике от 30 июня 2012 года и резолюции СБ ООН 2254. В это же время спецпредставитель президента по Сирии, глава российской делегации в Астане Александр Лаврентьев недвусмысленно определил задачу этого переговорного формата как «поиск компромиссных решений в ходе межсирийского диалога» с целью «помочь женевскому процессу».

Второй вопрос – с чего начать сам политический процесс? Дамаск под различными предлогами, по сути, отказывается обсуждать вопрос о создании «переходного управляющего органа», способного «в полном объеме осуществлять полномочия исполнительной власти», как об этом записано в женевском коммюнике. Резолюция СБ ООН также призывает сирийцев к началу политического процесса, обеспечивающего «переход к заслуживающему доверия, инклюзивному правлению на внеконфессиональной основе» с последующим определением графика и процедуры разработки проекта новой Конституции. Вместо этого в качестве отправной точки выдвигаются различные предложения о формировании в Дамаске путем широкого диалога правительства национального единства. Представляется, что время для этого давно ушло. Мышление в духе сохранения однопартийного правления за фасадом «Национального фронта», как это было до 2011 года, способно лишить продлить сирийскую трагедию.

Начать разговор с обсуждения проекта Конституции – в принципе конструктивная идея. Но опять же по аналогии с формированием переходного органа возникает множество вопросов об организации этой работы. Затруднения де Мистуры вполне понятны. Резолюция СБ 2254, заявил он, базируется на трех главных пунктах: установление системы правления, принятие новой Конституции и проведение выборов под надзором ООН. В противном случае мы откроем ящик Пандоры.

Третий момент – состав делегации оппозиции. Имея в виду разрозненность оппозиции и отсутствие четких критериев того, кто в ней террористы, а кто нет, в Дамаске постоянно задаются вопросом, с кем вести переговоры, называют террористами тех, с кем они согласились говорить через посредников. На переговорах с де Мистурой в Москве Сергей Лавров вновь подчеркнул, что межсирийские переговоры должны проводиться строго в рамках параметров, очерченных резолюцией СБ 2254, которые предполагают максимально инклюзивный и равноправный характер участия различных сегментов оппозиции, включая такие ее группы, как московская, каирская, астанинская и хмеймимская, а также курдов. Повторение ошибок прошлого, когда ставка делалась только на одну радикально настроенную группировку внешней оппозиции, недопустимо, указал глава МИД РФ.

Накануне женевских переговоров приходится констатировать, что сами сирийцы пока не готовы в общенациональных интересах умерить свои амбиции и завышенные требования. Помочь им в поиске компромиссов – задача ведущих держав и влиятельных региональных участников, которые должны найти точки сопряжения интересов, чтобы объединить усилия для достижения политического компромисса между противоборствующими сирийскими силами.

******

27–28 февраля ситуация на Ближнем Востоке, в том числе, разумеется, и в Сирии, будет обсуждаться в Москве в рамках ставшего уже традиционным ближневосточного диалога международного дискуссионного клуба «Валдай». Приглашенным на конференцию государственным деятелям, политикам, ученым, дипломатам и экспертам предстоят нелегкие обсуждения того, как развязать сирийский гордиев узел, и поиски ответов на вопросы, которые пока не удается решить ни военным, ни дипломатическим путем.

Сирия. Иран > Армия, полиция > iran.ru, 20 февраля 2017 > № 2080532


Германия. Сирия > Армия, полиция > dw.de, 20 февраля 2017 > № 2080270

В Кельне начался процесс над 16-летним беженцем из Сирии, подозреваемым в подготовке теракта. Начавшиеся в понедельник, 20 февраля, слушания проходят за закрытыми дверями, поскольку подозреваемый не достиг совершеннолетия.

Как предполагает прокуратура, подросток планировал устроить взрыв в общественном месте. По данным следствия, сириец получил от находящегося за границей и связанного с "Исламским государством" лица указание изготовить бомбу.

Подросток был задержан в сентябре 2016 года в одном из кельнских общежитий для беженцев во время спецоперации. Полиция обнаружила у него держатель для аккумулятора с торчащими из него проводами, пакет с 70 иголками и патрон с бутаном. Таким образом, подозреваемый располагал материалом, из которого он в любой момент мог бы сделать бомбу, отмечает агентство dpa.

Германия. Сирия > Армия, полиция > dw.de, 20 февраля 2017 > № 2080270


Россия. Сирия > Армия, полиция > dw.de, 20 февраля 2017 > № 2080256

Четверо российских военных погибли и еще двое получили ранения в результате подрыва их автомобиля на радиоуправляемом фугасе. Об этом в понедельник, 20 февраля, сообщили в министерстве обороны России. За жизнь раненых "борются российские военные медики", отметили в ведомстве.

Как заявили в Минобороны, инцидент произошел еще 16 февраля. Автомобиль с российскими военными советниками находился в автоколонне сирийских войск, следовавшей в направлении Хомса.

По официальным данным, за время военной операции в Сирии ранее погибли 25 российских военных и две медсестры, напоминает "Новая газета".

Россия. Сирия > Армия, полиция > dw.de, 20 февраля 2017 > № 2080256


Россия. Сирия. Турция > Армия, полиция > ria.ru, 19 февраля 2017 > № 2079362

Российские представители в комиссии по перемирию в Сирии за сутки зафиксировали восемь нарушений режима прекращения огня, турецкие представители зафиксировали 13 нарушений, однако российская сторона подтверждает только два случая, говорится в информационном бюллетене российского Центра по примирению в САР.

"Российской частью представительства совместной российско-турецкой комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с нарушениями Единого Соглашения, за сутки зафиксировано восемь нарушений в провинциях Латакия (четыре) и Хама (четыре)", — говорится в бюллетене, размещенном на сайте Минобороны РФ.

При этом турецкая сторона, по данным Центра, зафиксировала 13 нарушений, из них в провинциях Дамаск (три), Деръа (два), Идлиб (одно), Латакия (два),Хама (три), Хомс (два). Отмечается, что российской частью представительства подтверждено два случая нарушения режима прекращения боевых действий, остальные 11 — не подтверждаются.

Количество вооруженных формирований сирийской оппозиции, присоединившихся к режиму прекращения боевых действий, не изменилось — 64.

Россия. Сирия. Турция > Армия, полиция > ria.ru, 19 февраля 2017 > № 2079362


Сирия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 19 февраля 2017 > № 2079361

Правительственные войска Сирии с начала года освободили от террористов группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ) уже 53 населенных пункта, говорится в информационном бюллетене российского Центра по примирению, опубликованном в воскресенье на официальном сайте Минобороны России.

"Количество населенных пунктов, освобожденных с 1 января 2017 г. сирийскими правительственными войсками от вооруженных формирований международной террористической организации "Исламское государство", увеличилось до 53", — говорится в сообщении.

По данным Минобороны РФ, за сутки под контроль правительственных войск Сирии перешло 50,5 квадратных километра территории страны, с января освобождено свыше 1780,1 квадратных километра.

В документе также отмечается, что в течение суток было подписано три соглашения о присоединении к режиму прекращения боевых действий населенных пунктов Куб-Эль-Хат, Умм-Эль-Амад и Эль-Хафия в провинции Хама. Число населенных пунктов, присоединившихся к процессу примирения, увеличилось до 1263.

Также продолжены переговоры о присоединении к режиму прекращения боевых действий с отрядами вооруженной оппозиции в провинциях Алеппо, Дамаск, Хама, Хомс и Эль-Кунейтра. Число вооруженных формирований, заявивших о перемирии, не изменилось и остается на уровне 110.

* Террористическая группировка ИГ ("Исламское государство") запрещена в России.

Сирия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 19 февраля 2017 > № 2079361


США. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 19 февраля 2017 > № 2079351

ВВС международной коалиции во главе с США уничтожили последний мост через реку Евфрат на востоке сирийской провинции Ракка, передает в воскресенье сирийское агентство САНА со ссылкой на местные источники.

Как утверждает САНА, в результате воздушного рейда союзной авиации был уничтожен мост Аль-Магелля, находившийся неподалеку от поселка Маадан в 60 километрах к востоку от Ракки. Этот мост был последним, соединявшим берега Евфрата в этом регионе, и его разрушение полностью изолировало район Аль-Джазира.

Агентство напоминает, что за последние несколько месяцев самолеты коалиции разбомбили большую часть мостов через реки Евфрат и Аль-Хабур.

"Столица" террористической организации ИГ (запрещена в России) город Ракка расположен на севере Сирии (160 километров к востоку от Алеппо) на берегу реки Евфрат. Город был захвачен боевиками в 2013 году. После перехода в руки террористов правительственные войска пытались отбить населенный пункт, в том числе с помощью авиации, но безуспешно. В 2014 году сирийская армия потеряла контроль над всей провинцией Ракка.

В недавнем интервью президент Сирии Башар Асад заявил, что не считает освобождение Ракки приоритетной задачей. Он подчеркнул, что приоритеты зависят от хода ведения боевых действий, а Ракка в данном случае — "не более чем символ ИГ".

Евгений Орел.

США. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 19 февраля 2017 > № 2079351


Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 19 февраля 2017 > № 2079344

Боевики террористической группировки "Джебхат ан-Нусра"* обстреляли ракетами жилые кварталы города Дераа на юге Сирии, сообщает в воскресенье национальное информагентство САНА.

Согласно его данным, наибольший урон понес квартал Эс-Сахари, которые в последние недели систематически подвергается атакам экстремистов. Как отмечает агентство, жертвой последнего обстрела стал малолетний ребенок, еще несколько мирных граждан получили ранения.

Кроме того, значительный ущерб был нанесен инфраструктуре района и личному имуществу горожан. Сколько в общей сложности было выпущено снарядов, остается неизвестным.

Город Дераа, расположенный к югу от Дамаска на границе с Иорданией, контролируется правительственными силами. Незаконные формирования, в свою очередь, удерживают ряд поселений к северу и западу от Дераа, включая пограничный КПП.

Вооруженный конфликт продолжается в Сирии с марта 2011 года. Правительственным войскам противостоят боевики различных вооруженных формирований. Данные о количестве жертв конфликта разнятся. По данным ООН, речь идет о 300 тысячах погибших сирийцах.

*Группировка "Джебхат ан-Нусра" запрещена в России

Евгений Орел.

Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 19 февраля 2017 > № 2079344


Турция. Сирия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 18 февраля 2017 > № 2078029

Анкара не имеет с Москвой разногласий по операции ВС Турции "Щит Евфрата" в Сирии и создании там зоны безопасности, заявил президент Турции Тайип Эрдоган.

Эрдоган на борту самолета по завершении визита в страны Персидского залива ответил на вопросы турецких журналистов, один из которых касался наличия разногласий между Россией и Турцией по операции "Щит Евфрата" и зоне безопасности в Сирии.

"Нет (разногласий). Россия только сказала, что было бы хорошо, если бы мы не продвигались к югу от Эль-Баба и на запад от него", – цитирует Эрдогана газета Akşam.

Армия Турции 24 августа прошлого года начала операцию "Щит Евфрата" против боевиков террористической группировки ИГ, с участием сирийской оппозиции взяла пограничный город Джараблус на севере Сирии и в настоящее время атакует город Эль-Баб. Ранее президент Турции Тайип Эрдоган заявлял, что целью операции является зачистка от террористов территории размером пять тысяч квадратных километров и создание на ней зоны безопасности для размещения беженцев.

Турция. Сирия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 18 февраля 2017 > № 2078029


Иран. Сирия > Армия, полиция > iran.ru, 17 февраля 2017 > № 2077416

Иран положительно оценивает результаты переговоров в Астане по сирийскому урегулированию

В столице Казахстана городе Астана завершился второй раунд переговоров относительно урегулирования в Сирии, с участием делегаций России, Ирана, Турции, правительства Сирии, сирийской оппозиции, а также иных заинтересованных сторон. В связи с этим, Iran.ru публикует мнение иранской стороны, относительно этих переговоров.

Заместитель министра иностранных дел Ирана, возглавлявший делегацию своей страны на переговорах, Джабери Ансари вновь подтвердил незыблемую позицию Ирана относительно сохранения территориальной целостности, национального суверенитета и права на самоопределение для сирийского народа, как принципов решения сирийского кризиса, сообщает Mehr News.

Хоссейн Джабери Ансари также подчеркнул значительный успех на местах в Сирии, в деле восстановления надежды на возрождение страны наряду с привлечением оппозиционных фракций в списки переговорщиков в качестве участников сирийского кризиса.

Он подчеркнул: "Со времени проведения первого Международного совещания по Сирии 23-24 января 2017 года в Астане, мы добились значительных успехов в деле сдерживания сирийского кризиса. (...) Нарушения уменьшились в количестве, тысячи людей вернулись в свои родные города, в том числе Алеппо, и Исламской Республике Иран, наряду с международным сообществом, удалось обеспечить предоставление дальнейшей гуманитарной помощи сирийским гражданам. В некоторых районах, в том числе в Алеппо, началась реконструкция города, и сирийский народ охвачен невиданной надеждой на то, чтобы увидеть конец нынешнего кризиса".

"Усилия, Ирана, России и Турции не являются таковыми и не претендуют на то, чтобы заменить предыдущие международные усилия. Скорее, они являются дополнением с дополнительными значениями. Процесс Астаны, благодаря усилиям трех стран, предпринял первые шаги по разрешению кризиса, но нам необходимо дальнейшее определение и стремиться завершить его", - добавил иранский дипломат.

Как сообщило вчера поздно вечером информагентство РИА Новости, Россия, Иран и Турция договорились о создании объединенной группы по контролю за перемирием в Сирии в рамках механизма по контролю, с целью предотвращения провокаций и размежевания террористических групп, таких как ИГИЛ и "Джебхат-ан-Нуссра", и сил вооруженной оппозиции.

Иран. Сирия > Армия, полиция > iran.ru, 17 февраля 2017 > № 2077416


Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076757

Сирия: только Россия способна найти выход из конфликта

У начатых Россией переговоров есть все шансы на успешное завершение, считает французский географ и дипломат Мишель Фурше.

Ариан Лаврийе (Ariane Lavrilleux), Le Point, Франция

Представители Турции, Ирана и России вновь собираются в Астане на этой неделе. Три участвующих в сирийском конфликте страны намереваются договориться об условиях соблюдения перемирия, соглашение о котором было подписано 30 декабря. Впервые за шесть лет у этих переговоров, начатых по инициативе России, есть шансы на успешное завершение, считает французский географ и дипломат Мишель Фурше (Michel Fourcher).

Le Point: Все попытки посредничества ООН завершились провалом. Почему российская инициатива представляется более перспективной?

Мишель Фурше: После жесткого вмешательства в Алеппо Россия сформировала такое соотношение сил, которое вынуждает неджихадистскую суннитскую оппозицию вести переговоры. Кроме того, только Москва может заставить Дамаск говорить с оппозицией. На первом собрании в конце января два лагеря впервые встретились лицом к лицу. С одной стороны был режим, а с другой — представители вооруженной, но неджихадистской оппозиции. Россия — единственная, кто может найти выход из конфликта, потому что она находится в позиции силы в военном и политическом плане. Доказательством тому служит поворот турецкой дипломатии, которая больше не требует ухода Башара Асада.

— Прошлая встреча в Астане все же не дала конкретных подвижек. Иран тормозит процесс?

— Сходство интересов России и Ирана не безгранично. Помимо исторического недоверия Тегерана к Москве, стоит отметить, что ему не кажется естественным и легитимным стремление России представить себя региональной державой. При этом российское присутствие отдалило Запад от арабского Востока, что играет на руку интересам Ирана. В конце концов, военное вмешательство США в 2003 году позволило Ирану утвердить свое влияние на части Ирака, который перестал быть для него угрозой. Эта операция принесла Тегерану немалые стратегические дивиденды. Рассматривать подобный сценарий в Сирии для Ирана намного рискованнее. В любом случае, главное, что процесс начался, и что соглашение возможно.

— Рассматривает ли Россия другие сценарии, помимо сохранения Башара Асада у власти любой ценой?

— Россия прочно держится за принцип неприятия силовой смены режима из-за ливийского сценария, а также арабской весны и оранжевой революции на Украине. Россию беспокоит, что Сирия может стать направленным против нее очагом терроризма. Кроме того, у Москвы имеется на сирийской территории множество стратегических интересов, которые получают воплощение в военных базах, оружейных контрактах, соглашениях с производителями нефти и дипломатическом влиянии. Эти интересы не предполагают вечной поддержки конкретного лидера, чей ослабленный политический статус на международной арене и нравственная дискредитация в конечном итоге будут играть не на руку Москве. Россия достаточно осведомлена о геополитической ситуации в стране и регионе, чтобы осознавать невозможность достижения даже минимальной стабильности при маргинализации сирийских суннитов (73% населения — прим.ред.), пусть между теми и существует серьезный раскол. В центре текущих переговоров стоит вопрос объединения сил для борьбы с джихадистскими движениями, «Аль-Каидой» и «Исламским государством» (запрещенные в России террористические организации — прим.ред.), в обмен на участие в центральной власти.

Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076757


Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076743

Зачем Россия написала Конституцию для Сирии

Леонид Исаев, Carnegie Moscow Center, Россия

Российский проект сирийской Конституции содержит немало странностей и недостатков, но не стоит переоценивать их значение. Этот проект в планах Москвы выполняет служебную функцию, и для нее не так уж важно, будет он принят или нет. Куда важнее подтолкнуть процесс обсуждения будущего политического устройства Сирии, спровоцировав появление альтернативных проектов Конституций.

Очередной раунд сирийских переговоров, который проходил в январе в Казахстане, не принес прорывных результатов. Сирийские власти и та часть оппозиционных группировок, которая согласилась участвовать, отказались подписывать итоговое совместное заявление. Тем не менее совсем без новых инициатив переговоры в Астане все-таки не остались — Москва там выступила с проектом новой Конституции Сирии.

Зачем ждать

При всей своей неожиданности предложенная новая Конституция вполне вписывается в общую стратегию России в сирийском конфликте. Воспользовавшись переходным периодом в Вашингтоне, Москва решила перехватить инициативу на сирийском направлении и попытаться обозначить свои правила игры в качестве общепринятых. Именно на это была направлена встреча министров Ирана, Турции и России в Москве в декабре прошлого года, а также последовавшая за ней встреча в Астане. С точки зрения российского руководства и двух его ситуативных союзников, логичным продолжением этой локальной инициативы должна стать ее экстраполяция на общесирийский формат, то есть на переговоры в Женеве.

Поэтому Москва сейчас уделяет огромное внимание предстоящей встрече в Швейцарии, ведь именно по ее итогам можно будет оценить успешность совместных посреднических усилий России, Ирана и Турции. Женевские переговоры будут очень важны для Москвы с точки зрения репутации, поскольку в случае их провала у России уже не будет возможности списать все на деструктивную роль США. Москва будет вынуждена сама идти на контакт с теми, кого еще недавно считали террористами, а также создавать условия для того, чтобы придать грядущей встрече хоть сколько-нибудь конструктивный характер.

Именно на решение этой имиджевой и в какой-то степени стратегической для Москвы задачи и направлена российская конституционная инициатива. Ведь в ходе последних женевских переговоров сторонам так и не удалось перейти к обсуждению конституционной реформы в Сирии, как это было предусмотрено резолюцией № 2254.

Самый бесперспективный путь — это ждать, что Конституция будет написана внутрисирийскими силами. Недоверие между сторонниками и противниками режима такое, что стороны до сих пор не готовы участвовать в прямых переговорах. Поэтому нет никакого сомнения, что любой проект Конституции, предложенный сирийскими властями, будет безоговорочно отвергнут оппозицией и наоборот. Не говоря уже о том, что в оппозиционной среде популярно мнение, что Конституцию и вовсе не стоит писать до тех пор, пока не будет решен вопрос о будущем Башара Асада.

Если же написать новую Конституцию за пределами Сирии, то тут неизбежно возникнут как минимум две серьезные проблемы, с которыми уже столкнулась и российская инициатива. Во-первых, сильно мешает неудачный опыт соседнего Ирака, где Конституция писалась при непосредственном участии США. Об этом еще в Астане говорил представитель сирийской оппозиции Яхья аль-Ариди.

Вторая проблема заключается в том, что страны-посредники одновременно являются сторонами сирийского конфликта, что ставит под сомнение их непредвзятость. Для сирийской оппозиции Москва одновременно и судья, и противник, поэтому российский проект Конституции изначально вызывает у повстанцев отторжение, несмотря на его универсальность. Правда, аналогичная инициатива со стороны других внешних сил, скорее всего, вызвала бы схожую негативную реакцию у одной из сторон сирийского конфликта.

Без арабов и ислама

Вероятно, этим объясняется весьма универсальный характер предложенной Конституции, который представляет собой своеобразный российский манифест идеального сценария для Сирии. Это подтверждает и ее объем — российский проект почти вдвое короче ныне действующей Конституции — и весьма общие фразы, которыми изобилуют практически все статьи потенциального Основного закона. Москва явно старалась избежать провокационных формулировок, оставив за скобками самые противоречивые аспекты.

Яркий пример — пятая статья предложенной Конституции, которая описывает будущее политическое устройство Сирии. В ней говорится, что «политическая система основывается на принципе политического плюрализма и формирования органов государственной власти тайным путем». Очевидно, что в таком виде эта статья не добавляет понимания того, какой предстанет будущая политическая система страны, а такую формулировку можно легко предложить любой стране мира.

Однако при всей универсальности в российском варианте Конституции прослеживается несколько трендов, которые, по всей видимости, будут обсуждаться в Женеве.

Первое, что бросается в глаза, — это полный отказ от употребления слова «арабский». Это касается и нового названия — Сирийская Республика (сейчас — Сирийская Арабская Республика), и других статей, откуда исчезли такие термины, как «арабская нация», «арабская цивилизация» и так далее, хотя в Конституции 2012 года их в избытке. Этот шаг, конечно, можно посчитать уступкой баасистского режима, чей лозунг «Арабская нация едина, миссия ее священна» до сих пор остается неизменным, но уступка эта носит очень символический характер.

Еще одно в каком-то смысле революционное для арабского мира новшество заключается в том, что в российском варианте Конституции не упоминается не только арабская нация, но и ислам. Многие связали это с позицией делегации Башара аль-Джафари в Астане, настаивающей на том, что Сирия должна оставаться «светским и гражданским государством».

Сейчас третья статья сирийской Конституции гласит: «Религия президента — ислам, а шариат является основным источником законодательства». Такая запись — визитная карточка большинства арабских режимов, которые активно апеллируют к этой статье, чтобы легитимизировать свое правление в глазах мусульманского населения, а также ограничивать политические права и свободы оппонентов, ссылаясь на нарушение ими норм исламской морали.

Некоторые размытые формулировки российского варианта Конституции потенциально могут играть на руку режиму Асада. Например, уже упомянутая пятая статья, которая обязывает политические партии «уважать конституционный строй, демократические принципы, суверенитет и территориальную целостность». При такой формулировке любая оппозиционная партия может быть объявлена вне закона по обвинению, скажем, в попрании демократических ценностей.

Туманный импульс

Еще один важный аспект предложенного проекта — перераспределение власти между центром и регионами. Никакой конкретики в этом отношении не просматривается: статья 15 лишь деликатно выводит проблему «отношений между местными администрациями и центральной властью» из юрисдикции Конституции в ведение некоего закона, который еще нужно будет принять.

Единственная автономная единица, которая упоминается в Конституции, — Курдская культурная автономия, что, впрочем, сразу вызвало неодобрение со стороны самих курдов. На встрече с Сергеем Лавровым представитель курдской партии Демократический союз Халед Исса заявил, что само определение «курдская культурная автономия» некорректно и должно быть заменено на «автономия северной Сирии». Вопрос этот явно принципиальный: оба термина пока не имеют четкой географической привязки и несут в себе огромный конфликтный потенциал. Курдам, видимо, придется силой подкреплять свои притязания на желаемые территории.

Изменилась и законодательная власть в Сирии, которая по российскому проекту должна быть представлена двухпалатным парламентом. То есть в Сирии появится новый институт — Ассамблея территорий, которая должна «обеспечить участие представителей административных единиц в принятии законодательства и управлении государством». В ее функции входит назначение судей Верховного конституционного суда, а также «одобрение решения президента о введении чрезвычайного положения и об объявлении мобилизации».

Для «многонациональной и многоконфессиональной» Сирии такая идея кажется вполне логичной, но эффективность работы верхней палаты парламента все равно вызывает немало вопросов — российский проект не обозначает административные единицы, от которых будут выбираться представители в Ассамблею территорий.

Наконец, предложенная Конституция хоть и ограничивает полномочия президента по сравнению с действующей, все же сохраняет в Сирии существующую форму правления — президентскую республику. А это еще больше обостряет вопрос о возможном участии Башара Асада в ближайших президентских выборах.

Ответ на него можно найти в разделе «Заключительные и переходные положения». И этот ответ — явно шаг назад даже по сравнению с действующей Конституцией Сирии. Российский проект предоставляет Башару Асаду возможность вновь обнулить счетчик своих президентских сроков. Статья 82 гласит: «Срок полномочий действующего президента республики заканчивается по истечении семи лет с даты его присяги в качестве президента. Он имеет право вновь баллотироваться на пост президента республики. Нормы Конституции о сроке полномочий применяются к нему начиная со следующих президентских выборов». Иными словами, Башар Асад остается легитимным президентом до 2021 года, когда истекает срок его нынешних полномочий, после чего получит возможность продлить свое пребывание во главе государства еще на два семилетних срока.

Сама идея сохранения президентской республики в Сирии выглядит сомнительной. Внешние игроки все больше склоняются к тому, чтобы поделить страну на сферы влияния, а значит, Сирии придется перенимать ливанский опыт, что предполагает транзит в сторону парламентской республики. Правда, в таком сценарии тоже хватает рисков. Зафиксировав существующий сегодня статус-кво, нет никаких гарантий, что баланс сил вскоре не изменится и не спровоцирует очередной виток гражданского конфликта.

Однако переоценивать значимость тех или иных положений российского проекта Конституции тоже не стоит. По всей видимости, он выполняет в планах Москвы служебную функцию, и для нее не так уж важно, будет он принят или нет. Куда важнее подтолкнуть процесс обсуждения будущего политического устройства Сирии, спровоцировав появление альтернативных проектов Конституций.

Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076743


Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076738

Последний раунд переговоров в Женеве... урегулирование гарантировано силами режима Асада и оппозиции?

Джордж Самаан, Al Hayat, Великобритания

Последствия кризиса в Алеппо продолжаются. Падение города повлекло за собой провал для целого этапа в сирийском урегулировании. Встреча в Астане прошла не зря, хотя, по сути, единственным результатом стало установление режима прекращения огня. Это, несомненно, скажется на результатах следующего раунда переговоров в Женеве.

Сирийские военные группировки, участвовавшие во встрече в столице Казахстана, взяли на себя обязательства по прекращению огня, после чего стали призывать к освобождению Сирии от российского и иранского присутствия при попытке согласования этих действий с Москвой. Однако это довольно трудная задача, учитывая, что раньше эти группировки обвинялись в терроризме. Лидеры «Национальной коалиции» изначально были настроены более воинственно и отказывались встречаться с русскими. Но два дня назад состоялась встреча с заместителем министра иностранных дел России Михаилом Богдановым, на которой обсуждалось формирование делегации от оппозиции в следующем раунде переговоров. Наконец было достигнуто соглашение по поводу формирования «Высшего комитета по переговорам», в котором помимо оппозиции будут участвовать Москва и Каир.

Также одним из условий являлось то, что Турция тоже будет иметь свой голос. Угрозы и недовольства со стороны многих представителей умеренной и радикальной оппозиции… И вот сегодня они все — в одной лодке с Россией, которая не просто оказывает давление на группировки, а ходит по плацу и строит их по стойке смирно в вопросе урегулирования кризиса, вовсю готовясь расширить свое присутствие для участия в борьбе за освобождение Ракки.

Количество участников в сирийском вопросе не ограничивается только вышеперечисленными сторонами. Кризис вступил в стадию обсуждения вариантов урегулирования, и все конфликтующие в Сирии стороны ищут новые решения. Иран, который настаивал и продолжает настаивать на своих заслугах в Леванте, мог бы похвастаться тем, что благодаря ему было предотвращено падение режима. Но теперь он опасается потенциальной большой сделки между Кремлем и Белым домом. Самое большее, на что он может рассчитывать по завершении конфликта, это предложенные ему экономические условия, а также некоторые политические гарантии и безопасность.

Большая часть амбиций и стремлений ополченцев будет реализована, если увидит свет сделка по обеспечению безопасности пути Дамаск — Бейрут, ведь он продолжает оставаться связующим мостом в регионе. Их интересует и установление контроля над «Хезболлой» на западе Сирии в районах на границе с Ливаном, особенно это касается региона Каламун, а также обеспечение представительства при новом режиме. Период неопределенности в этой ситуации продлится не более двух- трех месяцев, пока не станут понятны планы Вашингтона в вопросе сотрудничества с этими группировками.

Иордания, в свою очередь, быстро двигается в сторону координации своих действий с российскими войсками, а иорданские самолеты уже начали совершать налеты на позиции ИГИЛ на южном фронте. Руководство страны, как и прежде, продолжает выражать готовность к совместному участию в борьбе против ИГИЛ. Иорданские войска даже участвовали в освобождении Пальмиры после ее первого захвата «Исламским государством». Однако запросы к предыдущей администрацию США об усилении ВВС Иордании о финансировании технологий, необходимых для ночных налетов, оказались бесполезными.

Русские не хотят увеличения числа местных группировок, поддерживаемых Ираном. Американцы со своей стороны не принимают решения о расширении своего присутствия в Дамаске. Эта тенденция знаменует собой начало арабско-турецкого проекта, направленного на то, чтобы блокировать экспансию Ирана, и перекрыть возможность «Силам народной мобилизации» (иракская коалиция, поддерживается Ираном — прим. пер.) пересечь границу, чтобы бороться с ИГИЛ. Правительство Бинали Йылдырыма направило министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу в Саудовскую Аравию, чтобы скоординировать свои действия с Эр-Риядом, где неоднократно подчеркивали заинтересованность в содействии в операции по освобождению Ракки. Также турецкое правительство предложило директору ЦРУ Майку Помпео план по освобождению города без использования курдских сил, с которыми сотрудничала администрация Обамы, предоставлявшая последним необходимую помощь еще со времен боев за Кобани и Манбидж. Эти сдвиги осложняют ситуацию в Дамаске и провоцируют гнев, особенно в отношении России, воспринимающей все происходящее молча.

Ни для кого не секрет, что Москва желает поскорее закрыть эту страницу. Она заинтересована в управлении уже новой фазой конфликта и стремлении возглавить урегулирование любой ценой. Но, безусловно, действовать в одиночку она не может: есть и другие игроки. Однако они не хотят иметь партнеров, которые в тоже время будут для них конкурентами. В этом и заключается суть проблемы между Москвой и Тегераном. Всем известно, что восстановление контроля ИГИЛ над Пальмирой до сих пор осталось без ответа. Российские войска могли бы опираться, как это произошло в первый раз, на силы режима и военные группировки, поддерживаемые Ираном. Но этого больше не происходит. Кремль занял выжидательную позицию, желая знать, какое мнение сформируется в Вашингтоне.

Не стоит ожидать слишком многого от следующего раунда переговоров в Женеве. Заранее известно, что президент Трамп не принимает активного участия в этом туре. Пока Вашингтон находится в процессе изучения своей же политики в отношении сирийского кризиса, он не будет участвовать в заседаниях. А если действия между Америкой и Россией пока не согласованы, то зачем тратить время? Помимо этого, позиция России указывает на явное желание завершить этот затянувшийся процесс и закрыть главу под названием Женева, объявив, что конкурирующим политическим силам не удалось договориться об окончательном политическом решении.

Таким образом, Россия активнейшим образом стремится к поиску альтернативного проекта. Например, примирение руководства режима с лидерами вооруженных группировок, присутствовавших на встрече в Астане, а также обязательство о прекращении огня для обеих сторон. И все это при участии Иордании и Турции, имеющих большие военные силы на севере и юге. Отсутствующие на встрече в Астане группировки вряд ли смогут выразить протест против этих решений. Тем более, что новая администрация США выразила неуверенность во всех присутствующих в регионе политических и военных силах, приняв решение о прекращении поставок вооружения и расширенной материальной помощи. Следует отметить, что предыдущая администрация США поставила этим группировкам внушительное количество оружия в последние месяцы.

Москва руководствуется моделью Египта, где военные получили возможность исправить ситуацию, и аналогичным сценарием в Ливии, когда для армии во главе с генералом Халифом Хафтаром открылись прежде закрытые двери. Кремль рассчитывает на компромисс между двумя противоборствующими сторонами в виде регулярной армии и вооруженных группировок. Эти две стороны, способные сформировать новую армию, возьмут на себя управление в переходный период, чтобы проложить путь к системе, которая удовлетворит и внутренние, и внешние силы. Устройство государства будет основано на разделении власти между президентом и парламентом. Предложенный российским руководством проект Конституции апеллирует к интересам сирийского народа и фактически переворачивает страницу режима Башара Асада. Но в то же время этот документ не предоставил оппозиции всего, что она желала. Кремль не сделал всю систему полностью демократической, как того требовали оппозиционные силы. Несомненно, чтобы перевернуть страницу прежнего режима, Башар Асад должен оставаться президентом, облегчая для Трампа и Путина координацию в борьбе ИГИЛ и внесении необходимых изменений в Сирии.

Что касается Анкары, которая в эти дни настроена агрессивнее, чем обычно, то она рассчитывает на прекрасные отношения с Москвой с одной стороны, и вновь открытые двери в отношениях с Вашингтоном с другой. Если активная дипломатия в этот период принесет свои плоды, то многое, из того, что было потеряно, удастся восстановить. Появится возможность не только уменьшить влияние Ирана в регионе, но и ограничить амбиции курдов. В планах Турции расширить свое влияние на север от Эль-Баба до Манбиджа и в дальнейшем до Ракки. Она также стремиться укрепить отношения с Россией, которая, правда, не собирается разворачивать там силы. Москва в это время торопится отозвать войска в соответствии с правилами, которые сама же установила с самого начала интервенции в сентябре 2015 года. Но каждый из сценариев, к которому стремятся Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган в действительности может не сработать.

Урегулирование не начнется, если Вашингтон начнет настаивать на создании зоны безопасности совместно с Анкарой. Подобное развитие событий повлечет за собой ограничения на передвижение российских сил и уменьшение влияния в регионе в целом. Россия же, использующая Сирию как свой плацдарм, не привыкла к возражениям. Она будет стремиться сохранить свою роль в создании такой региональной системы, из которой она сможет получить максимальную выгоду при реализации своих интересов на Большом Ближнем Востоке.

Сумеют ли Трамп и Эрдоган обеспечить безопасность в регионе, не вызвав на себя гнев Путина? Или же они нарушат планы российского президента и подтолкнут его к мыслям о возвращении к иранскому варианту?

Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076738


Сирия. Казахстан. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 16 февраля 2017 > № 2077359

Глава делегации сирийской оппозиции Мухаммад Аллуш поблагодарил Президента РК Нурсултана Назарбаева за создание условий для переговоров. Об этом корреспонденту МИА «Казинфом» сообщил источник, близкий к организаторам переговоров.

«Глава делегации сирийской оппозиции Мохаммед Аллуш в своем выступлении на пленарной сессии очередной международной встречи по Сирии в рамках Астанинского процесса поблагодарил народ Казахстана и Президента Нурсултана Назарбаева за гостеприимство и создание всех условий для переговоров. Кроме того, он выразил признательность за поддержку оппозиции правительствам Турции, Иордании, Катара, Саудовской Аравии, ОАЭ и отмечает конструктивный подход России с момента подписания соглашений о режиме прекращения боевых действий. Его выступление в целом было заметно более сдержанным в отношении оппонентов, по сравнению с январскими переговорами - делегаций Дамаска и Тегерана", - сообщил источник.

Как ранее сообщалось, в третьем раунде переговоров по сирийскому урегулированию в Астане принимают участие представители 9 группировок от оппозиции. Ее возглавляет Мухаммед Аллуш, это представитель группировки Джейш Аль-Ислам. Одним из главных вопросов переговоров является выполнение режима прекращения огня.

Сирия. Казахстан. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 16 февраля 2017 > № 2077359


Казахстан. Сирия > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > inform.kz, 16 февраля 2017 > № 2077341

Депортация из страны грозит жителю Сирии Ясеру Альезалдину с пятью детьми, который не смог убедить все судебные инстанции Карагандинской области в том, что является беженцем, передает корреспондент МИА «Казинформ».

На его супругу, гражданку Казахстана, депортация не распространяется. Также не будут применены меры принудительного выдворения в отношении четверых несовершеннолетних детей, младшему из которых пять лет, поскольку разлучать с матерью их нельзя. Но в отношении старшего 18-летнего сына и главы семьи Ясера Альезалдина законодательство каких-либо льгот не предусматривает.

«Сыну и мужу не дают статус беженцев. Основания - мы не доказали документально, что в Сирии есть преследование и угроза нашей безопасности. Но ведь там идет война. Наш дом был уничтожен бомбежками», - говорит супруга гражданина Сирии Сандугаш Раисова.

Ранее Карагандинский областной суд отказал в удовлетворении иска жителю Сирии Ясеру Алезалдину к управлению миграционной полиции, просившего не выдворять его из страны и присвоить ему статус беженца.

«Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что гражданину Сирии не угрожает на родине опасность, и что он может вернуться на родину без угрозы здоровью. Суд не может признать его беженцем, в соответствии с законом «О статусе беженцев», поскольку факт какого-либо преследования на родине не установлен», - огласила постановление судья коллегии по гражданским делам областного суда Майра Ибрагимова.

Суд пришел к выводу, что по закону «О статусе беженцев», истец должен доказать, что помимо происходящих военных действий его преследуют на родине по политическим, религиозным, социальным или иным соображениям.

«Семья сирийца объясняет властям, что на территории Сирии фактически от людей требуют сделать выбор: либо встать на сторону правительства, либо на сторону оппозиции. Разве это не признак опасности для этой семьи? - комментирует адвокат Алексей Кочкаров. - Но прокуратура заявила, что эти факты мы не доказали. А как доказать? Показания жены и детей во внимание почему-то не принимаются».

В настоящий момент семья проживает у родственников жены гражданина Сирии Ясера Альезалдина. Семья пребывает в отчаянии, поскольку исполнение решения суда о депортации может быть исполнено в любой момент.

Казахстанка Сандугаш Раисова познакомилась с сирийцем Ясером Альезалдином в Северо-Казахстанской области и вышла за него замуж в 1997 году. Они уехали на его родину, купили дом, завели хозяйство. В 2015 году дом был разрушен в ходе военных действий боевиков. Родная сестра женщины пригласила оставшуюся без крова семью в Казахстан. Супруги и пятеро детей прибыли в Караганду официально в качестве гостей, однако в дальнейшем проживании в Казахстане судами отказано.

Казахстан. Сирия > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > inform.kz, 16 февраля 2017 > № 2077341


Россия. Сирия > Армия, полиция > gazeta.ru, 16 февраля 2017 > № 2077317

Героев Сирии стало меньше

Минобороны отменило заказ наград за освобождение и разминирование Пальмиры

Геннадий Зубов

Российских военнослужащих, отличившихся в Сирии, будут награждать медалями не «за сирийскую операцию», а «за воинскую доблесть» и «боевое содружество». Минобороны РФ отказалось от закупки наград за освобождение и разминирование Пальмиры и в десять раз уменьшило заказ на изготовление медалей для участников военной операции в САР. При этом военное ведомство решило существенно увеличить количество закупаемых наград за военное сотрудничество с дружественными государствами.

Информация о том, что Минобороны дополнительно заказывает медали за разминирование и освобождение Пальмиры, а также 20 тыс. медалей «Участнику военной операции в Сирии», просочилась в СМИ 14 февраля 2017 года. Соответствующий тендер был размещен на сайте госзакупок.

Согласно конкурсной документации, на изготовление «сирийских» медалей военное ведомство было готово потратить 4,445 млн руб.

При этом первую партию медалей за Сирию оборонное ведомство заказывало всего лишь восемь месяцев назад. В мае 2016 года Минобороны подписало контракт с ООО «Атлантик» на изготовление 10,3 тыс. наград на сумму 2,2 млн руб.

Впрочем, сразу после появления первых публикаций в СМИ о новом заказе наград за Сирию Минобороны поспешило опровергнуть эту информацию, заявив, что в конкурсную документацию якобы вкралась ошибка. «Информация о якобы закупке Минобороны России 20 тыс. ведомственных медалей не соответствует действительности. При размещении документации об электронном аукционе на закупку геральдической продукции для нужд Минобороны России была допущена ошибка», — рассказали в Минобороны, уточнив, что планируют закупить только 2 тыс. экземпляров.

Как выяснила «Газета.Ru», соответствующие поправки действительно были внесены в конкурсную документацию. Теперь речь идет о заказе 2 тыс. медалей «Участнику военной операции в Сирии». Также

Минобороны из списка заказываемой геральдической продукции вычеркнуло еще две награды: медали «За освобождение Пальмиры» и медали «За разминирование Пальмиры».

При этом военное ведомство решило существенно увеличить количество закупаемых наград за военное сотрудничество с дружественными государствами. Так, если в предыдущей версии тендерной документации Минобороны планировало заказать изготовление 7 тыс. экземпляров медали «За укрепление боевого содружества», то в исправленной версии речь уже идет о 10 тыс. таких наград.

Медаль «За укрепление боевого содружества» была учреждена в 2009 году. Ей награждаются военнослужащие и гражданские, а также иностранные граждане за заслуги в укреплении боевого содружества и военного сотрудничества с дружественными государствами, содействие в решении задач, возложенных на Вооруженные силы.

Кроме того, в тендерной документации было существенно увеличено количество заказываемых медалей «За воинскую доблесть». Теперь вместо 3,5 тыс. медалей «За воинскую доблесть» первой степени военное ведомство планирует закупить 5 тыс. таких наград, а медалей второй степени будет закуплено еще больше: вместо 7 тыс. — 10 тыс.

Медаль «За воинскую доблесть» была учреждена в 1999 году. Ей награждаются военнослужащие за отличные показатели в боевой подготовке, полевой выучке; особые отличия, проявленные при несении боевого дежурства, за отвагу, самоотверженность и другие заслуги, проявленные при исполнении воинского долга.

Также на 3 тыс. экземпляров был увеличен заказ еще одной медали, «За отличие в военной службе», которая также бывает трех степеней в зависимости от выслуги лет.

Источник «Газеты.Ru» в Минобороны утверждает, что переформатирование заказа было сделано из-за ошибки. «В общей сложности на закупку геральдической продукции было выделено 45 млн руб. В рамках этой суммы был произведен перерасчет, — рассказывает источник. — Количество медалей «за Сирию» было сокращено. А на высвобожденные деньги было принято решение заказать изготовление других медалей, сопоставимых по цене, ведь просто вернуть выделенные из бюджета средства или потратить их на другие цели нельзя».

Однако другой собеседник «Газеты.Ru» в военном ведомстве не исключил, что вместо «соответствующих» наград участникам сирийской операции будут вручать медали «За укрепление боевого содружества» и «За воинскую доблесть».

«В принципе, военная операция в Сирии — это и есть боевое содружество. Ведь военнослужащие помогают дружественному России государству, — рассуждает источник. — И эти награды могут вручаться в том числе и за участие в боевых действиях. Вручение этих наград не противоречит никаким законам. Что касается медалей за Пальмиру, то город сейчас пока снова находится в руках террористов и сам заказ подобной награды выглядит несерьезным».

Между тем урезание заказа на изготовление сирийских медалей может быть связано с тем, что по количеству заказанных Минобороны наград можно косвенно судить о числе военных, которые с учетом ротаций привлекались к участию в военной операции в Сирии. Официально это число считается военной тайной, пишет РБК, однако в сентябре 2016 года Центризбирком опубликовал данные о числе россиян, проголосовавших в ходе выборов депутатов Госдумы на избирательном участке №8269 в Дамаске. Всего на этом участке проголосовал 4571 человек, из которых 4378 человек опустили свои бюллетени в переносной ящик для голосования.

Ранее РИА «Новости» сообщало, что урна для голосования была доставлена на базу Хмеймим, а заместитель министра обороны Николай Панков заявлял, что голоса отдали 100% военнослужащих.

В свою очередь главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский считает, что судить по количеству медалей о том, сколько человек (военнослужащих и гражданских) находится в Сирии, ни в коем случае нельзя. «Надо понимать, что идет постоянная ротация контингента, — говорит он. — Причем ротируется как командный состав, так и рядовой. У нас уже 70% летчиков получили боевой опыт. При этом по количеству выпущенных медалей невозможно рассчитать и тех, кто уже прошел Сирию, так как награждаются ею не только военные, но и гражданские, в том числе и журналисты, побывавшие в Сирии. А заказываются награды, как правило, с запасом».

Россия. Сирия > Армия, полиция > gazeta.ru, 16 февраля 2017 > № 2077317


Россия. Сирия > Армия, полиция > mil.ru, 16 февраля 2017 > № 2076209

В Москве состоялась встреча Министра обороны России генерала армии Сергея Шойгу и спецпредставителя генсека ООН по Сирии Стаффана де Мистуры

Сегодня в Москве состоялась встреча Министра обороны России генерала армии Сергея Шойгу и специального представителя генерального секретаря ООН по Сирии Стаффана де Мистуры.

«Сразу бы хотел поблагодарить вас за участие в переговорах в Астане, вы приняли участие в первой встрече, сегодня там находится ваш представитель. Вопросы, которые там обсуждаются, крайне важны, потому что там обсуждается все то, что нам необходимо сделать для укрепления мира», — подчеркнул в ходе встречи глава российского военного ведомства.

Сергей Шойгу также отметил, что Россия последовательно взаимодействует с ООН по всему спектру проблем сирийского урегулирования.

Он выразил надежду, что «сегодня на переговорах по Сирии в Астане будут приняты решения по составлению единой карты Сирии и ее утверждению. Карты, на которой мы в конце концов закрепим все те данные, которые были переданы нам сирийской оппозицией и сирийским правительством, где мы точно определим расположение умеренной оппозиции, присоединившейся к режиму прекращения огня, и тех, кто к нему не присоединился».

«Но особенно важно определить места, где находятся террористы — ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусра», с которыми мы будем продолжать борьбу вместе и с умеренной оппозицией, и нашими союзниками — Турцией и Ираном», — подчеркнул Сергей Шойгу.

Министр обороны России отметил, что «на порядок сократилось количество обстрелов, полностью ликвидированы прямые боестолкновения».

«Мы надеемся на дальнейшее налаживание конструктивного диалога с оппозицией», — сказал Сергей Шойгу, касаясь перспектив дальнейшего развития ситуации в Сирии.

«В конце концов, то, чего удалось достигнуть после 29 декабря, то, что мы наблюдаем сегодня, — эта картина гораздо лучше, чем была до этого», — заявил глава Минобороны России.

«Естественно, нам сегодня крайне важно продолжать занятие процессом налаживания мирной жизни. И здесь мы очень надеемся на структуры ООН, другие гуманитарные организации в части справедливого и повсеместного распределения гуманитарной помощи, которая поставляется на территорию Сирии», — сказал Сергей Шойгу и пояснил, что речь идет о Восточной Гуте, Дейр-эз-Зоре и других блокированных районах.

«Конечно, мы не можем не говорить о тех трудностях, которые испытывает Сирия повсеместно. Говоря это, я не делю на оппозицию и власти. Я говорю о том, что испытывает сегодня весь народ Сирии в части медикаментов и медицинского оборудования. И здесь мы рассчитываем, что с вашей помощью, с вашей поддержкой будут ликвидированы и убраны те препятствия, которые сегодня есть по поставкам медикаментов и медицинского оборудования», — выразил надежду Министр обороны России.

«Это то, что сегодня крайне необходимо Сирии в борьбе с терроризмом. Тем более, учитывая то, что многие отряды оппозиции, внутрисирийской оппозиции сегодня воюют и с террористическими группировками», — подчеркнул он.

Сергей Шойгу также рассказал, что российский центр разминирования ведет огромную работу по разминированию гражданских объектов и объектов инфраструктуры, вместе с сирийскими властями восстанавливает водозаборы в Дамаске для стабильной подачи воды и разминированию Алеппо.

«Вы знаете, что там уникальные памятники истории и культуры, которые практически все заминированы. Для того, чтобы наш фронт здесь был более широким и охватывал максимальное количество территорий, которые сегодня нуждаются в разминировании, мы создали центр подготовки саперов, и буквально вчера состоялся первый выпуск сирийских саперов с передачей им оборудования для того, чтобы у них была возможность начать разминирование», — пояснил руководитель российского военного ведомства.

Он также заявил, что проект конституции Сирии должен широко обсуждаться всеми слоями общества.

«Мы прекрасно понимаем, что с чего-то надо начинать. На наш взгляд, было бы очень неплохо начать с обсуждения проекта конституции. Проект конституции как таковой не носит какие-то четкие рамки, это предмет для начала диалога и разговора», — сказал Министр обороны России.

По мнению Сергея Шойгу, проект должен обсуждаться с оппозицией, властями, с теми, кто находится и на территории Сирии, и за рубежом.

«Конечно, немаловажный фактор — это процедура принятия этой конституции, но в любом случае с чего-то надо начинать. И здесь у нас большие надежды и на Женеву, где пройдут межсирийские переговоры , мы уверены в том, что там удастся сделать очередные шаги вперед в политическом процессе», — подчеркнул глава российского военного ведомства.

Сергей Шойгу выразил надежду, что там соберутся те люди, которые действительно хотят решить вопросы, а не просто подискутировать.

Он отметил, что «сегодня есть все условия для того, чтобы начать разговор, начать диалог, начать обсуждать пути выхода из того кризиса, который сегодня есть».

«Но самое главное, для того, чтобы начать эту работу, было бы неплохо более тщательно и более внимательно подойти к формированию делегаций. Не должно быть приоритетов одной или другой страны», — подчеркнул глава Минобороны России.

По его мнению, делегация должна быть сформирована таким образом, чтобы вопросы обсуждались всеми заинтересованными сторонами.

«Нам кажется, что должна быть сформирована та делегация, которая позволит сделать соответствующие шаги в мирном урегулировании ситуации в Сирии и начале возвращения беженцев, что, собственно, сегодня уже началось, но пока не в тех масштабах, которые хотелось бы видеть», — заключил Министр обороны России.

В свою очередь специальный представитель генерального секретаря ООН по Сирии Стаффан Де Мистура отметил, что режим прекращения огня должен обеспечить увеличение гуманитарной помощи населению Сирии.

«Сейчас у нас режим прекращения огня, поэтому мы не видим никаких причин, почему ни мы, ни вы не смогли бы доставлять гуманитарную помощь. Мы обсудим это в деталях», — заявил де Мистура.

При этом он подчеркнул важность переговоров в Астане в контексте предстоящей работы по Сирии в Женеве.

«В Женеве мы будем работать очень усердно. Даже в Астане у нас есть возможность предоставить оппозиции и правительству возможность обсудить вопросы относительно будущего. Мы можем сделать больше в Женеве. И поэтому Астана является для нас очень важной точкой», — отметил де Мистура.

Специальный представитель генерального секретаря ООН по Сирии предоставил Министру обороны России Сергею Шойгу «дорожную карту» по оказанию гуманитарной помощи населению Сирии.

«Относительно гуманитарной операции. Это абсолютно правильно. Вот «дорожная карта», которую я бы хотел вам показать: куда мы собираемся доставить гуманитарную помощь сирийским людям», — пояснил де Мистура.

Он также заявил о больших возможностях для урегулирования сирийского конфликта в случае, если Москва, Анкара, Тегеран и Дамаск смогут стабилизировать режим прекращения огня.

По словам де Мистуры, сейчас нужно создать надёжный механизм прекращения огня, о чём, в частности, идёт речь на переговорах в Астане.

«Я уже наблюдал много режимов прекращения огня в Ливане, на Балканах. В таких режимах необходимо принимать во внимание возможные инциденты. Поэтому у нас очень мощная делегация в Астане. У нас есть 70 лет опыта в этой области», — отметил де Мистура.

Де Мистура поблагодарил Россию за усилия, предпринятые в Астане для урегулирования ситуации в Сирии, констатировал уменьшение уровня насилия в республике.

Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны РФ

Россия. Сирия > Армия, полиция > mil.ru, 16 февраля 2017 > № 2076209


Ирак. Сирия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075878

Запад сам виноват в террористической опасности

Эйрик Веюм (Eirik Veum), Петтер Оули-Хауге (Petter Oulie-Hauge), NRK, Норвегия

«Если бы западные страны не вторглись в Ирак, террористическая группировка ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.) и другие исламистские террористические группировки не получили бы такую широкую поддержку. Поэтому мы косвенно ответственны за ту возросшую террористическую угрозу, жертвами которой мы стали», — утверждает Николай Ситтер (Nikolai Sitter).

Эксперт, занимающийся исследованием проблемы террора, утверждает, что западные страны должны взять на себя большую долю ответственности за то, что подвергаются возросшей террористической угрозе.

Ситтер — профессор политэкономии в Торговом институте BI и профессор государственной политики в Центрально-Европейском университете в Будапеште. Ситтер изучает террористические организации и методы борьбы с терроризмом. Недавно исследователь проблем террора выпустил книгу «История терроризма: покушения и борьба с террором от Бакунина до ИГИЛ».

Ожидаемый рост

«Я думаю, в ближайшие годы нам доведется пережить рост числа терактов в Западной Европе. За этими атаками будут стоять вооруженные исламисты. Вероятнее всего, угроза возрастет для таких стран, как Бельгия и Франция, потому что там хорошо организованные группы террористов уже закрепились на местах», — говорит Николай Ситтер.

В качестве других стран, которые могут подвергнуться террористическим атакам, Ситтер называет Германию и Великобританию, и повсюду за подобными терактами будут стоять симпатизирующие террористам одиночки, действующие самостоятельно, не имеющие какой-либо большой поддержки. То же самое можно сказать и о Норвегии.

Преувеличенная угроза

Хотя эксперты и ожидают роста терактов в Европе и США в ближайшие годы, Стефен Дэвид Рейчер (Stephen David Reicher) считает страх террора преувеличенным. Известный ученый — профессор политической психологии в Сент-Эндрюсском университете в Шотландии.

«Если взглянуть на количество погибших в результате терактов в Европе и США, то цифры очень невысоки. На самом деле озабоченность должны испытывать на Ближнем Востоке», — говорит Рейчер.

В последние 16 лет произошел существенный рост числа жертв терактов, но все равно количество террористических атак существенно меньше, чем в 1970-1980-е годы. Только полпроцента терактов приходятся на западные страны, чаще всего теракты осуществляются в районах военных действий, о чем говорят цифры, позаимствованные NRK в Институте исследования проблем мира и Университете Упсалы. Тем не менее, террор — то, чего мы опасаемся больше всего.

«Проблема заключается в том, что у нас культура, которая все время твердит нам, что мы в опасности. Каждый раз, оказавшись в аэропорту, человек проходит контроль безопасности, и это указывает на то, что опасность существует. Государственные здания защищены заборами и камерами слежения. Мы живем в культуре страха, которая видит страх повсюду в нашей повседневной жизни.

Страх как средство политической власти

К тому же, считает Рейчер, политические лидеры также подогревают нашу неуверенность, играя на страхе в ходе политических дискуссий. Страх, утверждает Рейчер, стал мощным политическим оружием, особенно у правопопулистских партий, которые приобретают в Европе все больше сторонников.

«Они пытаются сказать, что нам угрожают как символически, так и конкретно. Символически — потому что под угрозой наш образ жизни, конкретно — потому что под угрозой наша работа и безопасность. Страх объединяет людей, и он создает поддержку такому образу мысли».

Ирак. Сирия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075878


Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2075904

Бои за восток Сирии перед испытанием «осторожными договоренностями» в Эль-Бабе

Сохейб Энджрайни (Sohaib Enjrainy), Al-Akhbar, Ливан

Все, что касается Алеппо, всегда имело большое стратегическое значение. Однако, в течение последнего месяца битва за Эль-Баб приобрела едва ли не большую важность. Город, ставший последним крупным оплотом ИГИЛ в этой мухафазе, проходит своего рода испытание «осторожными договоренностями» между Дамаском и Анкарой, при активнейшем участии России и менее активном, но все же ощутимом влиянии Ирана. Закончится ли битва за Эль-Баб так, что это удовлетворит все вышеупомянутые стороны, а также сдаст ли ИГИЛ свои позиции от Ракки до Дейр- аз-Зора решится в ближайшем будущем, которое может оказаться совершенно непредсказуемым.

В настоящий период события в Эль-Бабе претендуют на то, чтобы стать поворотной точкой в ходе войны против ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. пер.) на востоке Сирии. Борьба с этой экстремистской организацией уже давно стала единственным пунктом, на котором сходились все игроки на сирийской сцене. Несмотря на имеющиеся противоречия по целому ряду других вопросов, стороны собираются за круглым столом под названием «борьба с терроризмом», где условные договоренности начинают превращаться в реальные.

Важно отметить, что одновременно с захватом самого важного укрепленного пункта ИГИЛ в окрестностях Алеппо, идет беспрецедентная реализация соглашений по безопасности, которые активно продвигают наиболее значимые страны-участники сирийского процесса. Несмотря на то, что история сирийско-турецкого взаимодействия при посредничестве Москвы не нова, сценарий, по которому разворачиваются последние события в Эль-Бабе, представляет собой абсолютно новый ход. Ход, при котором Тегеран присоединяется к двустороннему союзу России и Турции. Теперь этот треугольник становится «гарантом» договоренностей, используемых за кулисами военных действий, а Астана представляется как платформа, где эти действия можно одобрить. То, что Иордания спешит присоединиться к этой платформе, является важным моментом. Однако стоит учитывать, что участие Иордании в сирийской проблеме отражает точку зрения этой страны ровно в той степени, в какой отражает точку зрения Лондона и Вашингтона, которые недавно посетил иорданский король. Также нельзя упускать из виду роль Иордании на востоке Сирии, а именно на южном секторе сирийско-иракской границы.

Кажется, успех любых договоренностей (объявленных или тайных) прямо пропорционален признанию их Дамаском. Тем более, что это признание подразумевает молчаливое согласие Тегерана как ближайшего союзника. Присоединение последнего завершает треугольник в Астане и играет важную роль в решении одной из самых очевидных проблем в сирийско-турецких отношениях. Она заключается в отсутствии уверенности в стабильности соглашений между Москвой и Анкарой относительно операции «щит Евфрата». Битва за Эль-Баб —возможность увидеть первые плоды вышеперечисленных изменений. Механизм «осторожной координации» между силами «щита Евфрата» с одной стороны и силами сирийской армии и ее союзников с другой оказался вполне успешным.

Несмотря на то, что во время операции «щит Евфрата» силам союзников не удалось достичь значительных успехов в боях за восточную часть Эль-Баба, активизация боевых действий в этом регионе положительно отразилась на продвижении сирийской армии на южном направлении, лишив ИГИЛ важного ресурса — времени. Дальнейшее развитие событий опять предопределило прогресс армии на этом направлении. Под контроль была взята большая часть территорий на севере города. В результате сирийско-турецкой «осторожной координации» в Эль-Бабе подконтрольные ИГИЛ районы оказались на грани плотной осады. Но обе стороны, несомненно, праздновали успех, несмотря на отсутствие официальных заявлений. Сирийские источники сдержаны в комментариях о подробностях операции: один из них сообщил «Аль-Ахбар», что «прошлые военные операции по всем направлениям проходили в рамках борьбы с терроризмом, и борьба за освобождение Эль-Баба также в первую очередь идет в этом контексте».

Сирийский источник более высокого уровня подтвердил, что «сирийские установки понятны и ясны и на политическом, и на военном уровнях». Он также добавил, что «искоренение терроризма стоит на первом месте. Эта цель стояла как в предыдущих операциях, так и в сражении при Эль-Бабе».

Источник не подтвердил того, что в Эль-Бабе имела место координация действий, но в то же время и не стал категорически отрицать. Он постарался подчеркнуть, что «иногда общие интересы представляют собой опорную точку для начала существенных изменений по многим вопросам». При этом, источник уверенно говорит о позиции Дамаска в отношении «щита Евфрата»: «эта операция является незаконным нападением на сирийскую территорию». Кроме того, «самое важное, что можно извлечь из событий после Алеппо, это то, что отношения между Дамаском и его союзниками доказали свою прочность и эффективность, и естественно, что результатом этого стало наше стремление сохранять наши связи, которые появились не вчера. Было бы глупо делать ставку на что-то иное». Эти слова прозвучали в качестве ответа на вопрос, заданный «Аль-Ахбар» о том, принял ли Дамаск решение отдалиться от Тегерана с целью наладить отношения с новой администрацией США. Ведь это будет способствовать усилению влияния США по всему сирийскому вопросу. При этом стоит отметить, что в течение последних двух месяцев войны в Сирии заметно снизился вклад США в процесс урегулирования. Но Сирия все же остается открытой для влияния Америки и предпринимаемых ею шагов, способных укрепить или подорвать то, что было достигнуто ранее.

Если рассматривать влияние Турции на сирийские вооруженные группировки в качестве компаса, который направляет их действия, то этот компас не может работать без благословения Америки. Позиция Анкары в значительной степени остается зависимой от указаний Вашингтона. Следует отметить, что Эль-Баб не является жизненно важным приоритетом для США, в отличие от двух более сложных и запутанных вопросов, связанных с городами Ракка и Дейр-эз-Зор.

Соединенные Штаты всегда в авангарде во всем, что связано с Раккой, они уверенно возглавляют «международную коалицию», действуя на этих территориях руками «демократических сил Сирии». Тогда становится понятным, почему некоторые зависимые от Америки вооруженные группы в последнее время снова оказались в центре внимания средств массовой информации. Например, «Сирийские элитные силы», возглавляемые бывшим главой «оппозиционной коалиции» Ахмедом Джарба (близком к саудитам).

Несмотря на то, что у этих «элитных сил» нет никаких реальных достижений, некоторые источники стали пропагандировать их роль и потенциал в сражениях за Ракку, рассматривая данные силы в качестве альтернативы или компаньона Сирийским Демократическим Силам (СДС) для своего рода «демографического баланса». В действительности преобладание курдских сил в СДС по-прежнему является проблемой для Анкары, и камнем преткновения Америки и Турции в сирийском вопросе. В последнее время СДС лишь наблюдали за развитием событий в Эль-Бабе со стороны, несмотря на большую заинтересованность в этом районе как территории для создания «курдских автономий». Ситуация изменилась бы коренным образом, если бы договоренности оси «Дамаск — Москва — Анкара» затрагивали Ракку и другие важные для курдов области, расположенные на севере —Манбидж, Африн или Шахба (все эти районы ранее были отвоеваны СДС у ИГИЛ).

В Шахбе продолжаются стычки между силами СДС и их союзниками с одной стороны и вторгшимися на эту территорию турецкими войсками с другой. Курдские источники подтвердили «аль-Ахбар» что «непрекращающиеся турецкие атаки свидетельствуют об эскалации конфликта, проходящего в контексте продолжающегося вторжения на сирийской территории». К опасениям курдов о защите своей территории примешивается и другой страх: они не хотят, чтобы Курдистан превратился в арену сирийско-турецкого конфликта. И любые неосторожные решения в этом деле могут подставить стороны под удар новой администрации США во всех аспектах сирийского вопроса, в том числе и курдского.

Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2075904


Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2075873

Однажды была страна

Из Алеппо в Хомс, репортаж из основной части страны, контролируемой Башаром Асадом

Фриц Шаап (Fritz Schaap), Der Spiegel, Германия

Восточный Алеппо — это сюрреалистический ландшафт руин, где холодным январским вечером в мясной лавке пятеро мужчин стоят вокруг помятой бочки, превращенной в печь.

На них грязные штаны, их лица покрыты копотью — здесь уже давно нет водопроводной воды. Каждый вечер эти люди греются здесь, поддерживая огонь ножками от столов и стульями из развалин, потому что в остатках их жилищ печей нет.

«Наконец-то больше можно не бояться», — говорит Ахмед Тубаль (Ahmed Tubal), владелец мясной лавки, после более четырех лет господства различных группировок мятежников в их районе города. И после того, как сирийские и российские самолеты полностью разбомбили город, чтобы подготовить поражение мятежников.

Мятежники и их сторонники покинули город, и после победы режима остались те, кто поддерживает Башара Асада. «Бомбардировки были нужны, чтобы выгнать исламистов, — говорит Тубаль, невысокий человек с усталыми глазами. — Иначе они никогда не ушли бы». Остальные мужчины громко выражают свое согласие. «Мы так измучены. Все должно было просто прекратиться. Если бы для этого нужно было продолжать разрушение, то такова была бы плата за это».

Те, кто посещает Сирию Асада, эту основную часть страны вокруг самых больших городов на западе, которую диктатор снова контролирует благодаря русской и иранской поддержке, сталкиваются с апокалипсическим миром.

Тяжелые тягачи Mercedes тянут цистерны с водой сквозь развалины Алеппо, улицы патрулируют легкие танки, на которых сидят российские солдаты. На экранах телевизоров часто можно видеть лицо Асада, страх отражается в глазах многих людей.

Мы направляемся в три больших города на севере и западе: Алеппо, Латакия и Хомс. Алеппо, ставший символом жестокой бомбовой войны. Латакия, цитадель режима на Средиземном море, не затронутая войной и по-прежнему излюбленное место летнего отдыха. И Хомс — в свое время центр восстания, теперь он разрушен и должен стать моделью восстановления.

Когда журналисты совершают поездки по Сирии, они не могут передвигаться свободно. Официально они могут посещать только те места, на пребывания в которых есть письменное разрешение из Дамаска. Разрешено встречаться лишь с теми людьми, которые имеют одобрение режима. Все остальные встречи могут происходить только тайно. Главным образом — в отсутствие сопровождающего.

В Алеппо есть только один сопровождающий для иностранных журналистов, здесь почти всегда можно разговаривать с людьми без слежки с его стороны. В Латакии, напротив, существует целый военный эскорт, а в Хомсе — два сопровождающих. Но даже в их отсутствие постоянно возникает вопрос, говорят ли люди то, что существует в действительности, или их словами управляет страх.

По желанию режима посетители должны, видимо, придти к следующему выводу: Башар Асад является единственным, кто может воссоединить страну. Но как же думают люди на самом деле? Какие препятствия стоят на пути примирения и восстановления? И не является ли сам Асад самым большим препятствием?

1. Алеппо

«Это был безопасный квартал, пока они не пришли», — говорит мясник Ахмед Тубаль. Он ломает ногой деревянную плиту и подкладывает дрова в печь. «Это было в начале Рамадана в 2012 году», — говорит он о времени, когда к нему пришла война. Перед его домом боевик с закрытым лицом выстрелил из огнемета по проезжавшей мимо машине. В ней сгорели четыре человека. Тубаль до сих пор помнит их лица, они преследуют его и сегодня.

Он побежал в соседний магазин, купил хлеб, яйца, масло и рис для себя, своей жены и двух детей. После этого они 20 дней не покидали свою квартиру, пока не закончились запасы продуктов, а они не научились жить в условиях войны.

Мятежники, захватившие часть Алеппо, были в основном люди из соседних районов, они состояли в различных группировках: одни были умеренными, другие — экстремистами. Многие группировки с течением времени становились более религиозными.

В его квартале боевики, по словам Тубаля, скоро запретили алкоголь, а потом и сигареты. Поскольку он сам является верующим человеком, ему это не мешало. Но когда пару недель спустя предводитель появился на пятничной молитве с калашниковым, это переполнило чашу его терпения. Тубаль перестал ходить в мечеть. Он забрал своих детей из школы. Как он говорит, промывка мозгов, проведенная исламистами, так и осталась в их головах.

До слуха Тубаля и четырех остальных, греющихся у огня, доносится гром далеких бомбовых разрывов. К огню подходит человек. Небольшого роста, с сухой, как будто дубленой кожей. Сначала он улыбается, потом плачет. Он, запинаясь, произносит какие-то непонятные слова и широко раскрытыми глазами смотрит на пламя. «Это Мохаммед, — говорит один из присутствующих. — Он потерял рассудок во время бомбежек». Мужчина плачет, смеется, плачет, снова смеется, потом исчезает в темных развалинах.

Расположенный на склонах холмов Западный Алеппо, который все время находился в руках режима, поврежден не сильно. Восточный Алеппо, который находился под контролем мятежников, старый город и знаменитый базар стали памятниками, говорящими об ужасах войны. Тем не менее, люди возвращаются назад в разрушенные кварталы, открывают магазинчики, несут матрасы в разбомбленные холодные жилища.

Российские солдаты ведут разминирование домов, заминированных мятежниками, разбирают громадные завалы из автобусов, наваленных друг на друга. На улицах попадаются самодельные мины-ловушки, оставленные мятежниками при отступлении. Дети играют рядом с газовыми баллонами, переделанными в снаряды.

Электричество во всем городе поступает только от генераторов. Улицы представляют собой проходы в грудах мусора, все покрыто слоем золы и пыли. Иногда на улицах можно видеть одиноких людей, потерянных, тихих и печальных — это выжившие, они бродят вокруг развалин своих домов.

Квартал мясника Ахмеда Тубаля до декабря находился под контролем ополчения Джебхат Фатах аль-Шам, экстремистской мятежной группировки (запрещена в России), которая, согласно данным ООН, составляла едва ли 10% боевиков Алеппо. «Вступайте в ряды Армии Фатах», написано крупными буквами на полу квартиры, которая отвесно свесилась вниз после того, как будто обезумевший бог топором ударил по верхним этажам.

«По всякому поводу они кричали Аллах акбар (Аллах велик). Они заходили в магазины, кричали Аллах Акбар, называли владельца неверующим и забирали все. Они говорили: „Ты — женщина полицейского“, кричали Аллах акбар и забирали женщину. Потом все чаще начали приходить иностранцы, все реже боевики были сирийцами. Кто регулярно не ходил в мечеть, попадал на 15 суток в тюрьму. Аллах акбар здесь, Аллах акбар там», — говорит он презрительно.

Одного его знакомого они расстреляли, когда он на спор пошел купить сигарет. Одного молодого продавца в нескольких сотнях метров отсюда на этой улице они казнили, потому что он сказал, что у него даже Пророк не может покупать в кредит: богохульство.

Историю пишут победители. Теперь каждый в этом квартале настроен против мятежников. Те, у которых другое мнение, молчат, или их больше нет здесь, чтобы рассказывать свои истории. У Асада в Алеппо всегда было много сторонников. Об этом свидетельствует чувство облегчения, которое заметно у многих людей. По их мнению, война была принесена в их город извне. «Они украли у нас наш квартал», — говорит Тубаль.

В Сирии буйствует гражданская война, в которой большинство суннитской оппозиции противостоит алавитскому режиму. С самого начала их стратегией было: победить можно, только если идти до конца. Об этом свидетельствуют сотни тысяч мирных жителей, погибших в результате воздушных ударов режима, об этом говорится в недавнем докладе, опубликованном Amnesty International. Согласно этому докладу, с 2011 года до 13 тысяч человек погибло в военной тюрьме Саидтайя под Дамаском, там постоянно происходили массовые казни, пытки и изнасилования.

Режим делает ставку на уничтожение, а не на примирение. С помощью своих мощных союзников Асаду удается добиться военных побед. Но что потом?

На балконе напротив мясной лавки Табаля позвякивают на ветру остатки люстры. Потом, как и каждый день, приходит маленький Хамзи (Hamzi), соседский парнишка. Может кто-нибудь вытащить из его детской ракету, которая лежит там уже несколько недель. Он боится входить в дом. Где его родители, он не знает.

Свет из лавки Тубаля тускло освещает улицу, которая обычно лежит в полной темноте. Дети играют в догонялы, у них в руках не мяч, а гильза от крупнокалиберного патрона. «Целое поколение потеряно», — говорит Тубаль.

2. Латакия

Поездка в Латакию продолжается пять часов, и это при том, что расстояние составляет всего 144 километра. Но это — поездка в другой мир.

Автобусы, машины, танки теснятся на единственной дороге, соединяющей Алеппо с остальной Сирией Асада. Недалеко на востоке закрепился ИГИЛ (организация запрещена в России), на западе господствуют мятежники.

Дорога тянется на юг вдоль разрушенных опустевших деревень мимо озера Джабуль. Сгоревшие танки и автобусы разбросаны по краям дороги. Отдельно как кактусы тянутся вверх из сухой коричневой земли неразорвавшиеся ракеты. На вершинах холмов рядом с дорогой армия соорудила укрепления из мусора и булыжников.

Латакия лежит за прибрежной горной грядой, и здесь есть все, что было здесь всегда. С края горной дороги каждое утро мужчины забрасывают удочки в море, даже когда на берег накатывает зимний прибой. Многочисленные отели покрыты свежей краской, магазины открыты, часы работы даже продлены, потому что очень жарко, и приезжие из Алеппо охотно отправляются за покупками в позднее время.

Самый большой портовый город Сирии известен своими пляжами и роскошными отелями. Их защищают русские, которые с 2015 года держат здесь военно-воздушную базу. Война коснулась Латакии только в самом начале и только на короткое время. Город расположен в главной области алавитов, того религиозного меньшинства, к которому принадлежит и президент Башар Асад. В Латакии можно встретить и большую бедность, и невероятное богатство. Строятся новые рестораны, открываются кафе, проходят вечеринки.

На барном стуле в пятизвездочном отеле сидит Гайт Салман: голубой тренировочный костюм Adidas, короткая стрижка и недовольство. «Чего это весь мир из-за нас разволновался?» — спрашивает он. «Нам что, нельзя жить, потому что в Алеппо люди умирают?» В то время как в прошлом ноябре на Алеппо сыпались бомбы, в то время как там тысячи людей теряли свои жизни и дома, Салман организовал в Латакии вторую сирийскую Неделю моды. Он сам выбирал местных моделей, молодые дизайнеры представляли свои коллекции шортиков, чулок выше колен и жакетов с золотыми аппликациями. Арабские СМИ писали, что это было цинично. Упреки в его адрес все еще идут.

«Какое мне дело до Алеппо?» — говорит он и потягивается. У него на запястье болтается кошелек. В зале отеля показывают видео: заполненные до отказа пляжи, дети, строящие песчаные замки, и пары, танцующие в лучах света. Съемки прошлого лета в Латакии.

За столом позади Салмана сидят двое сопровождающих, выделенных режимом. За соседним столом сопровождающая из министерства информации в Дамаске быстро что-то пишет. Салмана не стоит пугать. «Пресса врет», — говорит он. По его мнению, она врет о нем и Неделе моды и, следуя логике, также и о других вещах.

«Врут, чтобы навредить Асаду!» — говорит он. Страшные репортажи о бомбардировках Алеппо — это лживые новости, распространяемые врагами правительства. Сопровождающие одобрительно кивают. «Солдаты умирают, чтобы мы могли жить, наш долг перед ними — жить дальше».

Когда стемнело, и ветер подул с берега в море, Салман отправляется в кафе «Москва». Там русские не должны платить, потому что владелец благодарен им за «мир», принесенный ими. Он дал своему предприятию такое название после первого вето русских на санкции ООН против Сирии в 2011 году. За это военные подарили ему униформу, которую он хранит в маленькой каморке, где он спит и готовится к своим экзаменам по юриспруденции, которые позволят ему позднее поехать в Россию.

Военные преступления для одних — это героические поступки для других. Салман любит русских. Благодаря им, его модели в этом году смогли пройтись по подиуму. Когда все кончится, сирийцы, по его словам, снова соберутся вместе. Как все это произойдет, он не знает.

3. Хомс

То, как режим представляет себе будущее, можно увидеть в Хомсе. Шоссе ведет на юг вдоль плотно заселенного побережья. Мимо не разрушенных деревень, апельсиновых рощ, оранжерей; на крышах на ветру Средиземного моря полощется белье. Мимо Тартуса, где базируется флот русских и скоро должен быть открыт роскошный отель. Алавиты, живущие здесь, потеряли в армии много сыновей. Но видимых следов война здесь не оставила.

Потом дорога сворачивает на восток к горам с покрытыми снегом сверкающими вершинами. Чем ближе к Хомсу, тем сильнее тебя снова затягивает в пропасть войны.

Примерно две трети расстояния до Хомса — это ландшафт развалин. В свое время здесь был центр сирийского мятежа. Спустя несколько недель после марта 2011 года в Дараа начались мирные протесты, в Хомсе, половина населения которого были сунниты, люди вышли на улицы. Режим ответил жестко и жестоко. Демонстрантов расстреляли, появились танки. В течение трех лет проходили ожесточенные бои за город, пока в мае 2014 года не ушла б?льшая часть мятежников. С тех пор Хомс находится под контролем Асада. Только в одной части города окопались несколько восставших, с ними было заключено перемирие.

Как позднее в Алеппо, так и здесь целые кварталы были разбомблены и покинуты жителями. В районах, которые удерживали мятежники, возвышаются лишь скелеты домов, их можно только сносить. Вспоминается Дрезден 1945 года. И Сталинград.

Теперь необходимо восстанавливать город. ООН разработала для этого программу, это первая программа такого рода для Сирии. Ею руководит Гассан Янзиц, среди советников находится его жена Марва аль-Сабуни (Marwa Al-Sabouni), архитектор, ей 35 лет. В узких кожаных туфлях она бежит через центр города, в котором когда-то толпились жители. Людей нет, царит кладбищенская тишина.

Мощные купола римских бань выдержали бомбардировки. Сабуни осторожно входит, потом задерживается в небольшом соседнем помещении. Везде на полу зола, ее уровень достигает 30 сантиметров: это сгоревшие остатки деревянных скамеек, столов и десятков трупов, останки которых были найдены здесь. Сабуни никак не комментирует это. Она указывает на маленькую обугленную пластинку. «Я думаю, что мы сможем спасти мозаику».

По желанию правительства Хомс должен стать символом нового начала Сирии. На прахе мертвых должна расцвести новая жизнь.

Но удастся ли это? Даже Сабуни настроена скептически. «Финансово город находится на краю катастрофы. Много семей уже давно уехали отсюда, они построили новую жизнь где-то еще». Люди боятся начинать здесь новую жизнь. Все находится под наблюдением. Все недоверчивы. Каждый спрашивает себя, что у другого на уме? Хомс — это символ, но не тот, который представляет себе режим.

Архитектор Сабуни идет из старого города к Халидие, кварталу, который после ожесточенных боев в июле 2013 года был отвоеван правительственными войсками. Она рассказывает об этом.

Когда война почти пять лет назад пришла сюда, она играла со своими детьми в комнате. Они жили, как и сегодня, на маленькой улочке по соседству с улицей Мидан, в одном из немногих наполовину уцелевших кварталов. Напротив располагалась небольшая пекарня, внизу старик продавал пластиковые тарелки и стаканы. Потом у их дома разорвался минометный снаряд. Когда стало тихо, она выглянула из окна. Там, где десять минут назад школьные подруги ее дочери бросали мячик об стену, теперь лежали трупы детей.

Никогда не забуду тот день, говорит она. Люди начали бежать из их квартала. Но Сабуни не захотела бежать. В течение двух с половиной лет линия фронта проходила всего через несколько улиц от них. Они почти не покидали дом. Она объясняла детям, куда летели бомбардировщики, и кто, откуда и в кого стрелял, чтобы успокоить их. Они читали при свечах, в то время как взрывы у двери становились повседневной реальностью. Она писала свою докторскую работу о типизации исламской архитектуры. Она изучала то, что бомбы перед ее окном превращали в груды мусора. «Конечно, там было не так плохо, как здесь», — говорит она и растерянно смотрит на старую площадь Халидии.

Из трещин взорванного асфальта пробиваются кусты. Там, где когда-то стояли дома, лежат груды камней. Царит почти полная тишина.

В нескольких улицах отсюда в свой старый дом вернулся Хиссам Джабур (Hissam Jabour). Он смог отремонтировать два небольших помещения на первом этаже общей площадью 12 квадратных метров. Диваны, четыре узких матраса, одна газовая горелка. В развалинах второго этажа его дети кормят белого кролика. Сопровождающая из министерства информации знает его и его жену, она с удовольствием приходит сюда вместе с журналистами.

Супружеская пара бодро рассказывает, что рады так называемому перемирию, которое привело к тому, что мятежники в мае 2014 года ушли из города. Но Джабур также говорит: «Они разрушили нашу страну. Этого нельзя никогда простить».

В Сирии до войны все были довольны. Не было никакой причины браться за оружие.

«Люди верят так, как хотят верить», — говорит архитектор Сабуни, пройдя еще несколько улиц, чтобы ни один сопровождающий не мог услышать. Ее собственные воспоминания о прежней жизни стали расплывчатыми. «Как будто все, что было до войны, покрыл туман». Конечно, не все было хорошо до войны. Она не хотела говорить подробнее о тех годах. Так сирийцы ведут себя постоянно.

В правлении города есть фракция, выступающая за то, чтобы старый город оставить таким, каков он сейчас. Камни, зола, гильзы патронов, фрагменты костей, руины. Как предупреждение: вы отдали мятежникам ваш город, теперь и живите с последствиями этого. Но Сабуни убеждена, что восстановление — это важный шаг к примирению. Нужно залечивать раны, нанесенные их городу войной, после этого можно вылечить и другие раны. Архитектура должна способствовать тому, говорит она, чтобы убрать разрывы между религиями и слоями общества.

Но сможет ли архитектура примирить общество, которое силой разорвали на куски? Сабуни медлит некоторое время. «В Германии после Второй мировой войны жил дух общности, коллективной воли восстановить страну. Здесь нет такого духа общности. Даже до войны не существовало общей сирийской идентичности», — говорит она.

Хомс всегда был консервативнее Дамаска. Сторонники различных религий часто демонстрировали различные мнения. Но то, что им удавалось, и чем они в Хомсе и во всей Сирии всегда гордились — люди жили друг с другом мирно.

Религиозная напряженность сегодня велика, как никогда ранее. Не каждый осмеливается вернуться в разрушенный город. Суннитам, которые в большинстве поддержали восстание против Асада, будет трудно вернуться в свои старые квартиры. Чиновники режима, верное режиму ополчение, которые в некоторых кварталах представляют власть, хотят держать их на расстоянии.

Те, кто хочет вернуться, должны быть перепроверены. Часто было достаточно всего лишь того, чтобы родственник симпатизировал мятежнику, и тогда человеку отказывали в возвращении. «Многие не решаются даже заявить о возвращении, боятся, что их будут преследовать», — говорит мужчина, не пожелавший назвать своего имени. В повестке дня — упрек в религиозных чистках и переселениях.

В плане восстановления Хомса нет места тем, кто однажды выходил на улицы, чтобы бороться за свои права. Сунниты видят в этом наказание со стороны режима Асада.

Для Талала аль-Барази, губернатора Хомса, все это не является проблемой. Он — верный сторонник Асада, человек с мягкой улыбкой. Он приглашает на аудиенцию в свой кабинет, отделанный деревом. «Люди складывают оружие, их проверяют, и те, кто не совершал преступлений, могут возвращаться», — говорит он.

Но что значит, не совершал преступлений? И боевики, и симпатизирующие оппозиции опасаются тюрьмы, пыток и смерти. В лучшем случае они могут рассчитывать на то, что их насильно заберут в армию Асада.

В то время, когда губернатор рассказывал, как ловко он добился «примирения» в Хомсе, то есть свободного выхода мятежников, он раскрыл военный расчет, стоящий за этим: «Лучше сконцентрировать врага в одном месте и затем эффективно разгромить его». Как на северо-западе страны под городом Идлибом, где собралось большинство мятежников, и где были проведены авианалеты русских.

По логике сирийского режима, примирение и уничтожение тесно переплетены друг с другом. Лишь после того, как враг уничтожен, страна может быть освобождена. Восстание против Асада, согласно этому представлению, вышло не из самого общества, за него несут ответственность «террористы».

Сирийская поговорка гласит: если долго повторять ложь, она становится правдой. Поездка в Сирии в сопровождении надзирателей Башара Асада показывает, что многие сирийцы боятся высказывать свое истинное мнение и поэтому приуменьшают страдания другой стороны. Поездка показывает, что режим Асада выигрывает войну, но создает мало пространства для примирения. Он не предусмотрел места для тех граждан, которые шесть месяцев тому назад вышли на улицы и восстали против правителя, который систематически пытал своих противников и не давал права голоса своим гражданам.

Многие сторонники режима ностальгически мечтают о былом сосуществовании. Но мятежникам правительство предлагает всего лишь покорность.

Десять лет войны, по словам губернатора Хомса Талала аль-Барази, не смогли разъединить народ, все религиозные группы которого мирно жили тысячи лет. Скоро все опять будет так же хорошо, как до войны: мирное сосуществование, где все счастливы.

Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2075873


Иран. Сирия. Казахстан. РФ > Армия, полиция > iran.ru, 15 февраля 2017 > № 2075832

Представители Ирана и России провели переговоры в Астане по урегулированию в Сирии

Заместитель министра иностранных дел Ирана Хосейн Ансари Джабери провел во вторник встречу со специальным представителем Владимира Путина по Сирии, в кулуарах переговоров в Астане по сирийскому урегулированию, сообщает Mehr News.

Делегации Ирана и России участвуют во втором туре международных сирийских переговоров в столице Казахстана Астане. Они встретились во вторник днем. В ходе встречи обе стороны обсудили последние события в Сирии, а также создание механизмов для осуществления нынешнего режима прекращения огня в арабской стране, и последующие меры в отношении процесса переговоров в Астане.

Ансари Джабери также провел переговоры с Башаром Джаафари, послом Сирии в Организации Объединенных Наций и главой сирийской делегации на переговорах в Астане, во вторник вечером.

Во время встречи с представителями обеих делегаций, все стороны обменялись мнениями о последних достижениях в переговорном процессе в Астане и в повестке дня второго раунда международного совещания, направленного на поиск политического решения сирийского кризиса.

Первый раунд переговоров по сирийскому урегулированию состоялся в столице Казахстана Астане 23-24 февраля 2017 года с участием делегаций Ирана, России и Турции, в качестве наблюдателей, и представителей сирийского правительства и ряда вооруженных оппозиционных групп.

Иран. Сирия. Казахстан. РФ > Армия, полиция > iran.ru, 15 февраля 2017 > № 2075832


США. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 15 февраля 2017 > № 2074386

Министерство обороны США может рекомендовать впервые направить регулярные боевые подразделения США в Сирию для борьбы с боевиками террористической группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ), сообщил телеканал CNN в среду.

"Возможно, вы увидите, как обычные вооруженные силы (США – ред.) высадятся на некоторое время в Сирии", — заявил представитель Пентагона телеканалу. Он отметил, что вопрос о принятии соответствующего решения зависит от президента США Дональда Трампа.

Как отмечает телеканал, Пентагон пока не предложил данную меру на рассмотрение Белому дому.

На CNN отметили, что "это будет фундаментальное изменение для США".

США вместе с союзниками с 2014 года проводят операцию против ИГ в Сирии и Ираке. В Сирии эта операция проводится без согласия властей страны. Ранее Вашингтон сообщил об отправке в Сирию бойцов американского спецназа, отправку боевых подразделений администрация предыдущего президента Барака Обамы не утверждала.

США. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 15 февраля 2017 > № 2074386


Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 15 февраля 2017 > № 2074357

Один из полевых командиров террористической организации ИГ (запрещена в РФ) уничтожен в среду в результате удара сирийских ВВС к югу от города Дейр-эз-Зор, сообщает ливанский телеканал "Аль-Манар" со ссылкой на собственные источники.

Согласно этим данным, речь идет о ликвидации боевика по прозвищу Абу Зубейр ат-Туниси. Кроме самого ат-Туниси, в ходе воздушного рейда погиб его помощник, известный как Абу Мухджин, а также ряд других членов местной ячейки ИГ. Как утверждает "Аль-Манар", уничтоженный командир снискал среди соратников славу жестокого головореза после того, как учинил расправу над собственными подчиненными, отступившими в сражении с сирийскими военными.

Накануне бойцы армии САР обрушили тоннель, по которому боевики ИГ намеревались незаметно попасть в Дейр-эз-Зор. Как сообщалось ранее, подземный ход брал начало из предместья Эль-Джуфра, расположенного в южном направлении от города. Общая протяженность тоннеля составляла несколько километров. После того, как он был взорван, большинство из находившихся внутри террористов погибли.

Дейр-эз-Зор, расположенный на северо-востоке Сирии, является одним из последних плацдармов правительственных сил на Евфрате. Этот город с 2014 года фактически находится в осадном положении, а в середине января текущего года число атак со стороны боевиков ИГ на жилые кварталы и близлежащий военный аэродром значительно выросло. Вооруженные силы САР раз за разом отбивают нападения превосходящих сил противника, получая огневую поддержку с воздуха.

Доставка продовольствия и боеприпасов защитникам города осуществляется исключительно авиацией. К настоящему времени все дороги на земле блокированы террористами.

Евгений Орел.

Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 15 февраля 2017 > № 2074357


Сирия. Иордания. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 15 февраля 2017 > № 2074284

Новые вооруженные оппозиционные группировки решили примкнуть к сирийским переговорам после первой встречи в Астане, передает корреспондент МИА «Казинформ» со ссылкой на главу российской делегации, специального представителя Президента России по Сирии Александра Лаврентьева.

«Не могу не сказать о том, что пример «Астаны-1» («Астанинский процесс» 23-24 января - прим. агентства) оказался достаточно привлекательным, потому что, по поступающей информации, достаточно большое количество новых вооруженных группировок сирийской оппозиции изъявляет желание примкнуть к этому процессу, подписать соглашение с российской стороной как гарантом и участвовать в налаживании в стране мирной жизни. Это можно только приветствовать», - заявил Лаврентьев на экспресс-брифинге по итогам сегодняшних переговоров.

По его словам, именно поэтому в качестве наблюдателя на сегодняшней встрече и тех, которые будут завтра, присутствует делегация из Иордании, которая в свою очередь также представляет некоторых членов оппозиции, называющейся «Южным фронтом».

«Я думаю, что это очень хороший сигнал для всех тех, кто в настоящее время держит в руках оружие», - отметил Лаврентьев.

Как ранее сообщал Казинформ, сегодня начались двусторонние переговоры между участниками Астанинского процесса по урегулированию ситуации в Сирии. По информации источника из числа организаторов, главными темами встреч являются укрепление режима прекращения боевых действий, согласование положения о совместной оперативной группе и других документов, касающихся присоединившихся к перемирию районов и зон нарушения режима прекращения боевых действий.

Сирия. Иордания. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 15 февраля 2017 > № 2074284


США. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 14 февраля 2017 > № 2073054

ООН обеспокоена активизацией столкновений в районе города Дераа на юго-западе Сирии, близ иорданской границы, заявил заместитель официального представителя генсека ООН Фархан Хак.

"Мы очень обеспокоены активизацией боев в городе Дераа и вокруг него за последние несколько дней, что привело к переселению, на данный момент, более 9 тысяч мужчин, женщин и детей", — заявил он на брифинге во вторник.

По данным Управления ООН по координации гуманитарных вопросов, многие из тех, кто бежал от боев, находятся в юго-восточных пригородах Дераа. В случае продолжения столкновений в ближайшие дни ожидается новая волна переселенцев.

Близкая к правительству Сирии газета "Аль-Ватан" со ссылкой на источники сообщила во вторник, что вооруженные бандформирования подвергли Дераа минометному обстрелу. Согласно этим данным, мишенью террористов стал квартал Эс-Сахари. К настоящему времени данные о возможных погибших или пострадавших в результате атаки отсутствуют.

Город Дераа, расположенный к югу от Дамаска на границе с Иорданией, контролируется правительственными войсками. Террористы, в свою очередь, удерживают ряд поселений к северу и западу от Дераа, включая приграничный КПП.

Ольга Денисова.

США. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 14 февраля 2017 > № 2073054


Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 14 февраля 2017 > № 2072948

Бойцы сирийской армии обрушили тоннель, по которому боевики террористической группировки ИГ (запрещена в РФ) планировали незаметно проникнуть в подконтрольный властям город Дейр-эз-Зор, сообщает во вторник ливанский телеканал "Аль-Маядин".

Согласно его сведениям, подземный ход брал начало из предместья Эль-Джуфра, находящегося к югу от города. Общая протяженность тоннеля составляла несколько километров. Телеканал отмечает, что после того, как тоннель был взорван, многие из находившихся в это время под землей боевиков были убиты.

Дейр-эз-Зор, расположенный на северо-востоке Сирии, является одним из последних плацдармов правительственных сил на Евфрате. Этот город с 2014 года фактически находится в осадном положении, а в середине января текущего года число атак со стороны боевиков ИГ на жилые кварталы и близлежащий военный аэродром значительно выросло. Вооруженные силы САР раз за разом отбивают нападения превосходящих сил противника, получая огневую поддержку с воздуха.

Доставка продовольствия и боеприпасов защитникам города осуществляется исключительно авиацией. К настоящему времени все дороги на земле блокированы террористами.

Евгений Орел.

Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 14 февраля 2017 > № 2072948


Россия. Турция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072845

Путин извинился или пригрозил?

Джан Атаклы (Can Ataklı), Sözcü, Турция

Операция в Эль-Бабе, ставшая «самой большой ошибкой» нашей ошибочной политики в Сирии, пока что продолжается, сопровождаясь «печальными событиями».

Почти очевидно, что турецким военным придется отступить. Мы словно пытаемся оттянуть этот момент. Тем временем минувшим днем в Бахрейне президент говорил о новых целях. Речь шла о Манбидже, Ракке. Он сказал, что главная цель — очистка этих районов от ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.), установление мира и возвращение местных жителей в свои дома.

В данный момент боевые действия продолжаются, что будет дальше — увидим.

Мы много раз спрашивали: «Что мы делаем в Эль-Бабе?» Раньше ответ всегда начинался со скверных выдумок в духе «предатели, путчисты, агенты, гюленисты». Затем сказали: «Мы должны остановить ИГИЛ, а помимо этого, не допустить создания коридора Партии "Демократический союз" (PYD)».

Что из этого нам удалось сделать?

Мы точно не знаем. Единственное, что нам известно, так это то, что, в то время как миллионы сирийцев живут в Турции, наши доблестные сыны отправились на их землю, 64 человека погибли, многие получили ранения, а также миллиарды лир потрачены на нужды военных, оружие, боеприпасы, амуницию, оборудование.

Наши власти и их последователи рассказывают «небылицы», даже говорят, что мы чуть ли не задаем тон Америке и России, но некоторые поступающие из региона сообщения говорят об обратном.

Например, почему российская авиация сровняла с землей здание, в котором находились турецкие военные?

Генштаб сразу же сделал заявление: «Это был дружественный огонь, произошла ошибка». Затем объявили, что Путин, позвонив Эрдогану, выразил соболезнования и принес извинения.

Тем не менее говорится и о других фактах.

Отмечается, что Россия сказала Турции: «Вы не сдержали своего слова в Эль-Бабе, вы обещали не входить в город, но все-таки зашли».

Более того, также утверждается, что турецкие войска открыли огонь по сирийским и российским военным, которые готовились войти в город. 12 сирийских военных были убиты, восемь человек — взяты в заложники.

Считается, что после этого русские, превратив в руины здание, в котором разместились турецкие военные, пригрозили Турции.

В ходе телефонной беседы с Эрдоганом Путин не только не принес извинения, но и, более того, сказал: «Вы опять не сдержали своего обещания, это мое последнее предупреждение, покиньте регион, не становитесь на сторону Свободной сирийской армии (ССА) против Сирии, в противном случае вы будете иметь дело с нами».

Когда турецкие военные двигались в сторону Эль-Баба, президент Эрдоган заявил: «Мы вошли в Сирию, чтобы свергнуть тирана Асада», — а через день вдруг отказался от этой мысли, сказав: «Мои слова были искажены».

С того дня я не перестаю задаваться вопросом: «Что будет после зачистки Эль-Баба от ИГИЛ? Если придет сирийская армия, мы вместе с ССА будем воевать против Сирии?»

Кажется, пришло время уходить из Эль-Баба.

Но кто ответит за гибель сыновей своей родины?

Разве этот вопрос не приходит на ум тем, кто собирается сказать «да», чтобы сделать Эрдогана единоличным правителем?

Россия. Турция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072845


Турция. Сирия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072811

Почему Ракка и Манбидж?

Бурханеттин Дуран (Burhanettin Duran), Sabah, Турция

На пресс-конференции перед турне по странам Персидского залива президент Эрдоган обозначил цели и рамки своей политики в Сирии. Он отметил, что Эль-Баб вот-вот падет, а новая задача — Ракка и Манбидж.

Ведь «конечная цель — не Эль-Баб, а очистка региона от ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.)». При этом рамки, о которых идет речь, — создание в северной Сирии освобожденной от террористов безопасной зоны площадью четыре-пять тысяч квадратных километров и ее превращение в запретную для полетов зону.

А также размещение в этом регионе коренного населения вместе со специально созданной национальной армией.

Это предложение, которым, как сказал Эрдоган, он поделился с США, Россией и Германией, конечно, «амбициозно». Но другого выхода, кроме как активно действовать на поле боя в гражданской войне в Сирии, просто нет. Ведь этот кризис лежит в основе множества проблем, с которыми Турция сталкивается в течение последних трех-четырех лет.

Этот путь требует определенного согласования между сталкивающимися интересами нескольких игроков.

Прежде всего, разумеется, между США и Россией.

Эрдоган исходит из того, что тема борьбы с ИГИЛ может стать первой площадкой сотрудничества между Трампом и Путиным. И видит, что влияние Турции на поле боя в борьбе против ИГИЛ усилит ее переговорные позиции и даже опровергнет аргумент о том, что «только Отряды народной самообороны (YPG) эффективны в этой войне».

Кроме того, создание «безопасной зоны» площадью четыре-пять тысяч квадратных километров предполагает различные преимущества: в частности, зачистка региона от ИГИЛ, обретение Свободной сирийской армией (ССА) возможности остаться за астанинским и женевским столом в качестве влиятельного игрока, ограничение угрозы YPG и, возможно, даже ее полное устранение, частичное решение проблемы мигрантов и предотвращение попыток режима Асада п прерыванию процесса политического перехода при участии умеренной оппозиции.

Планы в отношении Ракки и Манбиджа показывают, что Турция настаивает на своей политике в Сирии.

При этом поиски согласия и координации между Россией и США будут, как известно, представлять собой сложный процесс. Наглядный тому пример — удар российской авиации по турецким военным в Эль-Бабе и нынешние споры о «координации». Опять же из-за беспокойства по поводу продвижения сил ССА при поддержке Турции режим Асада может пойти на более глубокое сотрудничество с YPG.

В дополнение ко всем этим прогнозам главные изменения могут произойти тогда, когда администрация Трампа сформирует свою ближневосточную политику.

Администрация Трампа, которая в качестве двух целей определяет «борьбу с ИГИЛ» и «сдерживание Ирана», все еще не смогла стать внутренне целостной командой.

Из телефонных переговоров Трампа с руководством стран Персидского залива становится понятно, что свои усилия по сдерживанию Ирана он начнет с Йемена, дабы написать историю успеха и продемонстрировать Персидскому заливу решительный настрой на сотрудничество.

Самая деликатная часть этого уравнения — Сирия и Ирак. В Сирии США должны вести определенный торг с Россией. В Ираке наблюдается открытое неповиновение. С иракским правительством необходимо реализовать «процесс отщепления от Ирана», но пока неясно, как это сделать. Но, в конце концов, уже сейчас становится понятно, что региональная политика Трампа поднимет новую геополитическую волну.

Могу сказать, что извлечь из этого выгоду или, по крайней мере, понести от этого меньший урон смогут те государства, которые способны выстоять на поле боя. И заявление Эрдогана о Ракке и Манбидже, а также его турне по таким странам, как Бахрейн, Катар, Саудовская Аравия, я рассматриваю как «подготовку» к приближающемуся периоду.

Так, в ходе выступление в IPI (International Peace Institute) в Бахрейне Эрдоган призвал Совет сотрудничества стран Персидского залива взять на себя ответственность за региональные проблемы, в том числе сирийский и палестинский вопросы. Формула — «активное сотрудничество стран региона для решения собственных проблем».

Когда ожидается, что Трамп объединит страны Персидского залива против Ирана, этот призыв показывает: Турция возьмет на себя активную инициативу на региональном уровне. А предупреждение Эрдогана о том, что «страны региона должны быть хозяевами своего будущего», обладает историческим значением.

Для стран Персидского залива передать все США — это не решение. Для преодоления регионального хаоса, который принесет период Трампа, необходимы качества сильного игрока и сотрудничество.

Турция. Сирия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072811


Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072804

Сирия и крах мультикультурализма американских левых

Йоав Фромер (Yoav Fromer), Tablet Magazine, США

Шесть лет гражданской войны в Сирии. Почему Асада можно считать ближневосточным Франко, и почему Соединенные Штаты сделали так мало, чтобы помочь его жертвам — 80 лет спустя после того, как либерально настроенные американцы взялись за оружие в гражданской войне в Испании.

Среди бесчисленных душераздирающих снимков, дошедших до нас из поистине земного ада Алеппо, есть один, который особенно врезается в память: убитая горем мать, воздевая глаза к небу, качает на руках безжизненное тело своего ребенка и оглашает разрушенный город криком отчаяния. Человеческая трагедия в разоренном войной сирийском городе, который российские самолеты на службе у Башара Асада подвергают безжалостным бомбардировкам, оказалась настолько будоражащей потому, что была слишком узнаваемой.

Вспоминаются невероятно схожие сцены страдания из «Герники» Пикассо — знаменитой картины, в которой изображен такой же налет на баскский город гитлеровского легиона «Кондор» в 1937 году. Неизбирательное и методическое уничтожение гражданского населения осью Асад — Путин — «Хезболла» оказалось зловещим напоминанием об ужасах, совершенных националистскими силами Франсиско Франко и их фашистскими союзниками во время гражданской войны в Испании.

Сходства между Испанией 80-летней давности и сегодняшней Сирией слишком пугающие, чтобы их можно было не замечать: сдерживаемая историческими факторами, но давно назревавшая этническая и религиозная напряженность вылилась в жестокие гражданские войны, которые разорвали на части ослабленные государства и обернулись невообразимым варварством с обеих сторон. В Сирии алавитско-шиитское меньшинство борется против свободных отрядов суннитских и курдских оппозиционных групп — таких как Сирийская свободная армия, курдские ополченцы и джихадисты вроде ИГИЛ и «Аль-Нусры» (террористические организации, запрещенные в России — прим. ред.) — между которыми существуют глубинные расхождения, нередко доводящие до кровопролитья. Лучше вооруженный, лучше подготовленный и располагающий активной поддержкой иностранных держав, таких как Россия и Иран, диктатор в Дамаске пользуется бездействием западных демократий, которые в свою очередь утверждают, что их неспособность вмешаться в конфликт на стороне жертв на самом деле представляет более высокую форму реализма или результат их принципиального неприятия войны.

Замените Асада — Франко, оппозиционные группы — разношерстной толпой соперничающих друг с другом коммунистических, анархистских и марксистских ополченцев, которые составляли испанский Народный фронт и отличались такими же мрачными и глубокими идеологическими, религиозными, этническими и географическими линиями разломов, и история начинает звучать эхом. Добавьте к этому разрушительное вмешательство Германии и Италии на стороне Франко и последующее, хотя и неохотное, вовлечение в конфликт Советского Союза отчаявшимся республиканским правительством, которое игнорировали нерешительные западные державы, и вы станете свидетелями повторения истории худшим из возможных способом.

Однако книга Адама Хохшилда (Adam Hochschild), представляющая отчет об участии американцев в испанской гражданской войне, «Испания в наших сердцах» (Spain in our hearts), проливает свет на одно важное различие: на Испанию в отличие от Сирии американцы не смотрели сквозь пальцы, даже когда так поступало их правительств. Многие из них — на самом деле тысячи — не только выступали публично, собирали средства, организовывали поддержку и неустанно оказывали давление на Белый дом, чтобы заставить его вмешаться, но сами взяли в руки оружие и отправились в Испанию, чтобы сражаться и даже умереть за дело республики.

«Если говорить о людях моего поколения, то Испания была в наших сердцах», — писал французский писатель Альберт Камю, у которого Хохшилд позаимствовал название для своей книги. Учитывая относительную тишину и упорное бездействие перед лицом сирийских зверств, которое мы наблюдаем при президенте Бараке Обаме и теперь при президенте Дональде Трампе, невольно возникает вопрос: что же тогда — если вообще что-нибудь — носят в своих сердцах сегодняшние американские интеллектуалы?

Для достойной восхищения, хотя по большей части забытой, группы американских мужчин и женщин, которые воевали в Испании, такие места, как Харама, Брунете, Теруэль и река Эбро, где проходили одни из наиболее тяжелых боев в современной истории, были символами чести, солидарности и самопожертвования. Выходя за границы чрезмерно романтизированных портретов международной бригады, созданных знаменитыми писателями, которые в военное время работали корреспондентами, например, Эрнестом Хемингуэем (чей роман «По ком звонит колокол» был беллетризованным отчетом о жизни в Испании), Хохшилд делает очень личный набросок поколения американцев, чья непоколебимая приверженность всеобщей справедливости в современном мире кажется настолько же невообразимой, насколько похвальной.

В гражданской войне в Испании приняло участие около 2800 американцев, из которых, по оценкам, 750 так и не вернулись назад и были убиты или погибли во время боевых действий. Хотя Хохшилд, признанный автор научной литературы и журналист, перу которого принадлежат популярные статьи о наследии сталинизма, Первой мировой войне и хищнической эксплуатации Конго королем Леопольдом, подробно не рассматривает сложные исторические обстоятельства, которые послужили причиной войны и осложнили ее ход (они подробно обсуждаются в более развернутом историческом повествовании Пола Престона (Paul Preston) и Энтони Бивора (Antony Beevor), его внимание сосредоточено на личном опыте людей, которые являют собой целый поток характеров. Каждый из них благодаря удивительному своеобразию и необычному жизненному пути достоин отдельной биографии.

Одним из наиболее видных членов бригады Авраама Линкольна — именно под этим именем были известны американские добровольческие подразделения в Испании — был Боб Мерримен (Bob Merriman). Рослый, плечистый и учтивый аспирант из Калифорнии, он во время Великой депрессии оставил экономический факультет в Беркли и вместе со своей женой Марион отправился в Москву писать докторскую диссертацию. Когда за переворотом Франко против демократически избранного правительства Испании последовали боевые действия, этот добрый великан, которому «не давала покоя» судьба республики, не стал сидеть сложа руки.

Будучи курсантом ROTC (служба вневойсковой подготовки офицеров резерва), который числился офицером армейского резерва, он быстро впрыгнул в поезд и пересек Европу, чтобы присоединиться к республиканской армии, где был назначен заместителем командира американского батальона и в конце концов был повышен в интербригаде до звания майора. Как выразился один из его товарищей, он обладал «физическими данными спортсмена в сочетании со сдержанными манерами ученого и погруженностью в себя, которая говорила о большой внутренней силе».

Журналистка Марта Геллхорн (Martha Gellhorn), которая освещала военные события для журнала Collier’s и позднее стала третьей женой Хемингуэя, вспоминала, как Мерримен описывал борьбу, подобно учителю, объясняющему материал своим студентам в Беркли, и отметила, что «его голос вызывал у людей желание обращаться к нему „профессор“». Накануне боя Мерримен записал в своем дневнике: «Марион, дорогая, я люблю тебя! Я готов умереть за свои идеи — но можно ли мне ради них и ради тебя жить!» Оказалось, что нет: хотя его тело так и не было найдено, предполагается, что он был убит, героически ведя свои осажденные войска в атаку в районе реки Эбро.

Потом был Джозеф Селигман младший (Joseph Seligman Jr.), уроженец Луисвилля, штат Кентукки, отец которого ранее занимал пост председателя Республиканской партии и был весьма известным адвокатом. Он тоже, будучи на последнем курсе, оставил учебу в Свартморском колледже и отказался от планов по изучению философии в Гарварде, чтобы вступить в борьбу за республику. Сначала его не допустили к службе по возрасту, тогда он за 15 долларов купил у случайного ирландца документы, удостоверяющие личность, и был зачислен под его именем в британский батальон.

В письме к своим родителям, которое отправил его друг уже после того, как Джозеф покинул страну, он объяснял: «Я собираюсь в Испанию… Я действительно слишком взволнован и возмущен… чтобы заниматься чем-то иным», потому что «Испания представляется мне решающим испытанием». Он просил у своей семьи: «Пожалуйста, не пытайтесь меня преследовать или поймать». Они предпринимали подобные попытки, но те оказались бесплодными: смертельная пуля в голову сразила Селигмана в первый день битвы за Мадрид.

Немного растерянные и без какой-либо организации, сотни американцев, зачастую в повседневной одежде и легкой спортивной обуви, пробивались на фронт — несмотря на грозные предостережения Госдепартамента, который делал все возможное, чтобы их остановить — на кораблях, поездах, автобусах и пешком, имея за плечами очень незначительную военную подготовку или не имея ее вовсе. Был среди них и Хайман Хаим Кац (Hyman Chaim Katz), раввин из Нью-Йорка; Сэмюэл Левингер (Samuel Levinger), сын раввина из Огайо; Алва Бесси (Alvah Bessie), бывший театральный актер и писатель, у которого в Бруклине остались жена и двое детей; Дэвид Маккелви Уайт (David McKelvy White), сын бывшего губернатора штата Огайо, который учился в Принстонском университете и преподавал английский язык в Городском колледже.

Джеймс Нойгэсс (James Neugass), который после Гарварда, Йеля и Оксфорда успел опубликовать стихи в The Atlantic Monthly, прежде чем оказался за рулем республиканской скорой помощи; Тоби Дженски (Toby Jensky), дочь русских иммигрантов, которая оставила свою медсестринскую работу в Beth Israel Hospital, чтобы заботиться о раненых республиканских солдатах (один из которых страстно в нее влюбился); Джон Куксон (John Cookson), старший преподаватель Университета штата Висконсин, чье надгробие на берегу реки Эбро, по-видимому, единственная оставшаяся из всех могил убитых в войне американцев; и Чарльз Орр (Charles Orr), еще один университетский преподаватель экономики, который в то время проводил со своей новой женой Лоис медовый месяц во Франции, супруги прервали свой отпуск и автостопом добрались до Барселоны, чтобы оказать посильную помощь республике.

Хотя прибывшие в Испанию американцы были представителями самых разных профессий и принадлежали различным слоям общества, многие из них были интеллектуалами, отправившимися защищать конкретные идеи, которые были им дороги. Три четверти составляли члены коммунистической партии, и по меньшей мере треть были жителями Нью-Йорка. Не менее 60 были студентами, преподавателями, сотрудниками или выпускниками Городского колледжа — известного очага радикальных идей, воспитанниками которого также были знаменитые нью-йоркские интеллектуалы: Ирвинг Хоу, Дэниэл Белл и Ирвинг Кристол. Почти половину всех добровольцев, по оценкам Хохшилда, составляли евреи, из одного только еврейского сиротского приюта в Бруклине было десять человек.

В результате, по окопам Ла-Манчи и Каталонии эхом разносилась еврейская речь. Вопреки всем социальным, экономическим, этническим, географическим и даже политическим разногласиям американцы были объединены глубокой приверженностью демократическим ценностям и пророческим страхом, что, как предупреждал еврейский журналист, вскоре ставший республиканским солдатом, Луис Фишер: «Если демократия потерпит поражение в Испании, Рим и Берлин будут убеждены в том, что они могут безнаказанно продолжать свои кампании против малых государств. Очередь крупных государств придет позднее».

Первое, что спросил осенью 1936 года один тяжело больной пациент в больнице Сан-Франциско, пробудившись после дня, проведенного без сознания, было: «Сдался ли Мадрид?» Хотя сегодня идет уже седьмой год гражданской войны в Сирии, трудно представить, чтобы многие американцы проявляли столь живой интерес к судьбе Алеппо. Большинство американцев хранят молчание. И невозможно удержаться от того, чтобы не провести параллели с героями Хохшилда в попытках разобраться, почему.

Этому находится несколько объяснений, на них указывает и сам Хохшилд. По мере того как положение республики постепенно ухудшалось и националисты отвоевывали новые позиции, многих американских добровольцев постигло разочарование. В начале войны молодая, недавно вышедшая замуж Лоис Орр, завороженная недолговечной анархистской революцией, которая разворачивалась перед ней в Барселоне, отметила, что «все было новое и непохожее, все казалось возможным, формировались новое небо и новая земля».

Однако к концу войны даже у самых оптимистически настроенных появились сомнения: показательные процессы в Москве, масштабная чистка Сталина, смертельная борьба между конкурирующими республиканскими ополченцами и в конечном счете Договор о ненападении, подписанный Берлином и Москвой в 1939 году — все это поколебало веру многих, разоблачив ложь и лицемерие, скреплявшие сталинский режим, которые сами они провозглашали спасительным для республики и образцом для подражания.

Подобно Джорджу Оруэллу, который в повести «Памяти Каталонии» отметил собственное разочарование радикальными идеями, которые сам отстаивал, сражаясь в рядах республиканских марксистов (ПОУМ), многие американцы в Испании утратили веру в привлекательность идеологии и жизнеспособность грандиозных политических формул для преобразования общества.

Опыт современного казановы Луи Фишера — который, казалось, в каждом городе заводил себе по ревнивой любовнице, включая младшую дочь Сталина, Светлану — говорит сам за себя: до войны он походил на советского лакея, охотно пишущего благожелательные и радужные рассказы о жизни при Сталине. Однако к концу 1930-х годов, с каждым новым приходящим из Москвы известием об очередном пропавшем друге, чувствуется, как внутри у него что-то обрывается. В конце концов он предлагает собственное интеллектуальное покаяние в книге «Бог, обманувший ожидания» — знаменитом сборнике эссе бывших коммунистов, рассказывающих каждый свою историю крушения иллюзий.

В 2012 году Ребекка Шехтер (Rebecca Schachter), чей дядя Фил был американским добровольцем, пропавшим без вести в битве при Брунете, отправилась туда, чтобы прочесть для него заупокойную молитву каддиш. «Я сказала ему, что мы чтим его доброту и идеализм и что правда мира политически оказалась гораздо сложнее, чем он мог тогда знать», — вспоминает она. Это осознание сложности политики и косвенных пределов ее эффективности стало отрезвляющим уроком для многих интеллектуалов альтруистов, которые в результате отдалились от политики и погрузились в себя.

Тектонический сдвиг в позиции американской интеллигенции, несомненно, также способствовал подготовке условий для нашей нынешней апатии. Независимо от того, откуда они пришли и чем занимались, многие из главных героев Хохшилда воспринимали себя аутсайдерами по духу, если не по форме. Даже будучи относительно состоятельными или успешными писателями и учеными, эти люди все же разделяли чувство отчужденности и серьезного отрыва от своего общества, которое только усиливало их потребность уехать за границу в поисках того места, которому они действительно должны принадлежать.

Но менее чем за два десятилетия это общее чувство отчужденности быстро рассеивается: интеллектуалов не обошла стороной послевоенная эпоха финансового благоденствия, многие из них вдруг обнаружили, что их радикализм все чаще смягчается удобствами жизни среднего класса и особенно обретенной респектабельностью и влиянием, которым они теперь могли пользоваться в университетах, средствах массовой информации, а также на правительственных постах.

Литературный критик Ирвинг Хоу (Irving Howe) был настолько встревожен этим преобразованием, что в ответ на него основывает новый журнал, метко названный Dissent (инакомыслие), и использует его, чтобы сетовать на, с его точки зрения, «эру конформизма». Учитывая продолжающееся общественное признание, безопасность и даже поддержку, которыми большинство интеллектуалов (к счастью) продолжают пользоваться сегодня в Америке, не удивительно, что многие из них потеряли интерес к загранице и попыткам изменить мир, который, с их точки зрения, по крайней мере обращается с ними не так уж плохо. Вместо того чтобы бороться против власти, они привыкли с ней солидаризироваться — по мере того как интеллектуальная жизнь вырождалась в комфорт политической ангажированности.

Однако самым неожиданным является главный фактор, потенциально ответственный за современное молчание многих американских интеллектуалов в отношении Сирии: это мультикультурализм. То, что политологи назвали бы законом непреднамеренных последствий: само множество идей, нацеленных на расширение прав и возможностей бесправных групп, как это ни парадоксально, по крайней мере в Сирии, также содействует их жестокому подавлению.

Во время прощального парада в Барселоне в октябре 1938 года, отмечающего вывод интернациональных бригад, Долорес Ибаррури (Dolores Ibarruri), знаменитая коммунистка, известная своими пламенными проповедями (ее также называли La Pasionaria), поблагодарила иностранных добровольцев за их жертву. «Эти люди прибыли в нашу страну как крестоносцы, борющиеся за свободу. Они оставили все: своих возлюбленных, свою страну, дом и состояние… они пришли и сказали нам: „Мы здесь, ваше дело, дело Испании — и наше тоже. Это дело всего передового и прогрессивного человечества“, — сказала она, прежде чем обратиться к ним напрямую. — Вы — героический пример демократической солидарности и всеобщности».

Между тем мультикультурализму удалось подточить именно это чувство солидарности и универсальности: в процессе устранения несправедливых дискриминационных барьеров и исправления исторических предрассудков мультикультурализм акцентировал новые различия и спровоцировал альтернативные расколы. Как недавно спросила у репортера одна из обескураженных жительниц Алеппо: «Вы молчите, потому что в нашей стране есть мусульмане?»

Ответ: да, но не по тем причинам, которые подразумевает она. Американские интеллектуалы хранят молчание не потому, что им свойственна предвзятость. Но для того, чтобы не показаться таковыми. У кого-то опасения вызывают попытки противостоять внешней политике первого афроамериканского президента США. Для других какая бы то ни было иностранная интервенция Америки автоматически приравнивается к империализму, который в их глазах является первородным грехом Запада. Озабоченные, среди прочего, созданием «безопасных территорий» в университетских городках или бойкотированием Израиля, они, кажется, ради собственного удобства забыли о бедственном положении самих сирийцев.

Хотя Испания была белой и христианской, в то время как сирийцы (в основном) арабы и мусульмане, те, кто отправлялся воевать в Испанию, часто служили бок о бок с афроамериканскими добровольцами — один из которых некоторое время даже командовал батальоном Авраама Линкольна — и воспринимали своих республиканских братьев по оружию, независимо от их происхождения, именно так: как собственных братьев.

Дело Испании могло быть всеобщим делом благодаря вере в возможность общемирового братства, скрепленного демократическими ценностями: свободой, справедливостью и равенством. Однако, раздувая значение ряда характерных черт, таких как раса и этническое происхождение, которые нас только разделяют, политика идентичности невольно подрывает основы основ наших моральных и политических принципов, которые могли бы всех нас объединить.

В своей книге Хохшилд не упоминает Сирию. Но, если читать ее во время выпуска вечерних новостей, невозможно не задуматься, насколько это своевременное предупреждение. Несмотря на отчаянные просьбы о помощи в адрес других демократий, таких как Великобритания, Франция и США, неизбежное сближение республики с Советами было необходимостью — а не выбором — поскольку они единственные были готовы продавать ей оружие. «Вы не должны позволить Америке отделаться пассивностью в этой великой борьбе, — писал Фишер. — Бездействуя, мы тоже встаем на чью-то сторону». Даже президент Франклин Рузвельт в конце концов согласился с этим, когда признал, что эмбарго на поставки оружия было «серьезной ошибкой».

Аналогичный сценарий разыгрывается сегодня в Сирии. Долго не решавшаяся взять инициативу на себя и вооружить умеренные повстанческие группы, Америка подготовила почву для возникновения джихадистских группировок, таких как ИГИЛ и «Аль-Нусра». Подобно тому как советская помощь радикализовала республику изнутри — и во многом обрекла ее на неудачу — распространение исламского фундаментализма сегодня помогает решать печальную судьбу сирийской оппозиции.

Однако еще большую угрозу несет в себе деструктивное вмешательство иностранных держав. Гитлер и Муссолини предоставляли Франко современное оружие, советников и даже боевые части, без которых его силы никогда не смогли бы возобладать. Путин вместе с Ираном и «Хезболлой» теперь делают то же самое для Асада. Но для фашистских диктаторов Испания была полигоном: они уже начинали подумывать о следующей мировой войне и ставили перед собой гораздо более разрушительные цели. Если бы эти силы потерпели поражение в Испании, едва ли они решились бы следовать до конца.

Нет никаких сомнений в том, что Иран Хаменеи и Россия Путина отличаются от гитлеровской Германии, а также в том, что сирийская оппозиция в ее нынешнем виде не слишком проникнута духом Джефферсона. Но этого нельзя было сказать и об Испанской республике. Многие из тех храбрых мужчин и женщин, которые сопротивляются Асаду, тем не менее находятся на правой стороне истории. Следовательно, помогать им любыми доступными способами, чтобы защищать права человека и продвигать дело свободы, не есть проявление империализма, но дело гуманизма. И, как напоминает нам Хохшилд, когда-то американцы считали это своим долгом.

Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072804


США. Россия. Сирия > Армия, полиция. СМИ, ИТ. Медицина > golos-ameriki.ru, 14 февраля 2017 > № 2072563

Россия и Сирия обвиняются в преднамеренных ударах по больницам в Алеппо

Доклад Атлантического совета приводит свидетельства бомбардировок и применения зажигательных боеприпасов российскими войсками

Россия и Сирия сознательно наносили удары по жилым районам Алеппо, в том числе по больницам, во время кампании совместных бомбардировок, направленной на возвращение контроля над городом, который удерживали повстанцы.

Об этом говорится в новом докладе, опубликованном в США.

Доклад опубликован вашингтонским аналитическим центром Атлантический совет. Содержащиеся в нем свидетельства оспаривают позицию сирийских и российских чиновников, которые неоднократно отвергали эти обвинения.

Доклад, в основу которого положены спутниковые снимки, сообщения в социальных сетях, видеозаписи с камер слежения и свидетельства очевидцев, описывает «неизбирательное» применение Россией зажигательных боеприпасов и кластерных бомб. Авторы доклада также утверждают, что сирийские войска широко использовали хлор.

Сирийский режим восстановил контроль над Алеппо в декабре, положив конец четырехлетнему правлению в городе повстанцев. Возвращение контроля над городом стало важным поворотным моментом в гражданской войне в Сирии.

«Главным откровением этого доклада не обязательно является сам факт этих атак, но их масштаб», – заявил телекомпании CNN Элиот Хиггинс – старший научный сотрудник Лаборатории цифровых криминалистических исследований Атлантического совета.

Российское правительство категорически отвергает обвинения, что мишенями для ее ударов становились больницы. Асад ранее заявлял, что преднамеренные бомбовые удары по медицинским учреждениям являются военным преступлением.

Однако Хиггинс, который проделал большую часть аналитической работы для доклада, назвал атаки «неоспоримыми».

«Важно, чтобы эти атаки были признаны, и была какая-то реакция», – заявил британский исследователь.

В докладе подробно описывается ущерб, нанесенный больнице в районе Аль-Сахур в восточной части Алеппо, что противоречит заявлениям представителя российских военных о том, что удары по больнице M10, поддерживаемой Сирийско-американским медицинским обществом, не наносились.

Высокопоставленный представитель министерства обороны России Сергей Рудской отрицал атаки на больницу в Аль-Сахуре.

Однако фотографии, полученные из открытых источников, видеосъемки местных активистов и спутниковые фотографии, изученные Атлантическим советом, дают иную картину. Спутниковые снимки компании DigitalGlobe, сделанные 25 сентября и 13 октября, показывают появление воронки от бомбы у больницы. Таким образом были установлены сроки трех атак, превративших больницу и соседние улицы в руины.

Авторы доклада утверждают, что еще одна больница пострадала от по меньшей мере 12 атак, совершенных в июне-декабре 2016 года. Речь идет о клинике М2 в районе Аль-Маади, в которую входит педиатрическое отделение.

Атлантический совет обратился к исследовательской организации Forensic Architecture в Голдсмитском колледже Лондонского университета с просьбой реконструировать бомбардировку больницы 16 июля, используя видеозаписи и фотографии атаки.

Кроме атак на больницы доклад указывает на неоднократное использование Россией зажигательных боеприпасов и кластерных бомб. В качестве одного из свидетельств в докладе приводятся кадры, показанные поддерживаемым Кремлем телеканалом RT. На видео показано, как министр обороны России посещает авиабазу Хмеймим к юго-востоку от Латакии, в то время как на заднем плане в российский истребитель загружается зажигательное кластерное оружие.

Министерство обороны РФ отрицает любое применение кластерных боеприпасов российскими войсками в Сирии.

Доклад также ссылается на несколько видео на YouTube в качестве свидетельства масштабного использования хлора сирийским правительством. На одном видео, показывающем последствия ноябрьской атаки в районе Эль-Баб, заснят «баллон из-под хлора, на котором остались неповрежденные этикетки».

Сирийское правительство ранее отвергало обвинения в применении хлора.

США. Россия. Сирия > Армия, полиция. СМИ, ИТ. Медицина > golos-ameriki.ru, 14 февраля 2017 > № 2072563


Сирия. Ирак > Армия, полиция > regnum.ru, 14 февраля 2017 > № 2072525

На фоне борьбы с террористической группировкой «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Ираке и Сирии необходимо более глубокое понимание характера этого радикального образования, стремящегося к созданию халифата. Одним из аспектов такого понимания является анализ причин массовых казней, совершаемых боевиками, пишет Патрик Бьюркэ в статье для War is Boring

Эксперты выделяют три типа вооруженных группировок, совершающих подобные преступления. Во-первых, это группировки, уничтожающие население по религиозному, этническому или другому признаку. Примером такого геноцида стал геноцид армян в Османской империи.

Во-вторых, это вооруженные группировки, занимающиеся избирательным уничтожением тех, кто может не дать им осуществить их военные или политические цели. Входящие в состав этих формирований боевики убивают тех, кого они заподозрят в сотрудничестве с противником, или пленных вражеских бойцов.

Наконец, к последнему типу группировок относятся такие, которые убивают без разбора ввиду своей неспособности навести дисциплину в рядах своих бойцов.

Для того чтобы ответить на вопрос, к какому типу относится ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), автор проанализировал доклады ООН о более чем 6 тыс. казней, совершенных боевиками в Ираке в 2014 и 2015 годах. В расчет были взяты такие параметры, как кто убивал, почему, когда и где.

На основе собранных материалов автор пришел к выводу, что ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) совершает целенаправленный геноцид, а также осуществляет избирательное уничтожение тех, кто может угрожать исламистам. Каким бы вопиющим ни были казни мирного населения, они соответствуют цели группировки в постройке халифата.

Так, боевики ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) осуществили геноцид езидов в Ираке, что признали и Государственный департамент США, и ООН. Даже сами боевики признали это. По данным автора, именно езиды, которых погибло 1 тыс. 209 человек, стали самими многочисленными мирными жертвами боевиков.

Если не принимать в расчет езидов, то целями уничтожения для исламистов являются прежде всего те, кого боевики считают угрозой халифату. В частности, 76% казненных радикалами лиц были захваченные бойцы противодействующих ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) сторон или подозреваемые в сотрудничестве с врагами исламистов. Лишь 24% были не военными.

Несмотря на столь массовое уничтожение пленных или подозреваемых в сотрудничестве с врагом, что, без сомнения, является преступлением против человечности, тот факт, что 76% казённых — военные, свидетельствуют о том, что боевики пытаются уничтожить тех лиц, которые могут нарушить процесс формирования их исламистского государства — основной цели боевиков.

Так, 381 мирный житель, казненный боевиками, работал в правительстве Ирака или являлся другим представителем элит. По всей видимости, боевики стремятся ликвидировать любую угрозу собственной легитимности и заменить правящий в Ираке класс собственным.

При этом на территориях, захваченных исламистами, проживали десятки тысяч иракских чиновников, поэтому именно избирательным характером казней объясняется, что лишь 380 представителей власти и элиты были убиты.

Затем жертвами ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) стали 340 сотрудников Высшей избирательной комиссии Ирака, в ответственность которой входит «организация, осуществление и надзор за всеми видами выборов и референдумов». Их казни стали четким сигналом местному населению, что иракского государства больше нет.

Наконец, остальные 41 жертва из этой группы были политиками, журналистами и имамами. Что интересно, они были казнены после процессов, прошедших в одном из судов радикалов. Тем самым боевики в очередной раз пытались создать видимость «легитимности» своей власти.

Второй группой жертв среди мирного населения — 229 человек — стали семьи бойцов племенных формирований. Боевики ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) похитили и казнили более 200 членов племени Альу Нимр в провинции Анбар, по всей видимости, из-за того, что члены этого племени сражались против исламистов в этой провинции.

ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), как и другие мятежные группировки, на протяжении всей истории уничтожает членов семей своих врагов с целью подавления сопротивления и устрашения, чтобы никто не смел примыкать к их противникам.

Таким образом, хотя потребуются годы для успешного изучения причин успехов и неудач группировки в Ираке, уже сейчас можно с уверенностью заявить, что избирательность уничтожения свидетельствует о дисциплинированности их боевых частей. Можно также сделать вывод, что ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) глубоко придерживается своей идеологии, даже в тех случаях, когда эта идеология подталкивает врагов к сопротивлению.

* — организация, деятельность которой запрещена в РФ

Максим Исаев

Сирия. Ирак > Армия, полиция > regnum.ru, 14 февраля 2017 > № 2072525


США. Афганистан. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 14 февраля 2017 > № 2072505

Генералы США, воевавшие и воюющие на Ближнем Востоке, народ особый. С одной стороны, они верны присяге и выполняют приказы главнокомандующего. С другой, нередко выступают с критикой политики действующего политического руководства, но, как правило, перед отставкой или, уже находясь в отставке. Такое случается тогда, когда не срабатывает процесс оказания давления на президента и администрацию с целью внесения изменений в тактику или стратегию ведения боевых действий или каких-то аспектов внешней политики страны. При этом генералы часто апеллируют через СМИ к общественности, что вызывает определенный политический резонанс. Тому есть немало примеров.

Достаточно вспомнить, как в июне 2016 года в прессе появилось открытое письмо с призывом не сокращать американский контингент в Афганистане. Оно было подписано 13 бывшими высокопоставленными представителями дипломатических и военных кругов США, среди которых 5 послов и 5 командующих войсками в Афганистане, а также 3 спецпредставителя в Афганистане и в Пакистане. Напомним, что к тому времени численность американского контингента составляла 9800 человек, из которых около семи тысяч совместно с представителями других государств, входящих в коалицию, занимались обучением и оказанием помощи афганским национальным силам безопасности. Скрытый смысл этого послания заключался в том, что после того, как в 2010 году президент США Барак Обама подписал указ о выводе основных американских сил с территории Ирака (было выведено 200 тысяч человек, а оставшиеся 50 тысяч военных должны были помогать войскам нового иракского правительства контролировать обстановку в стране, в декабре 2011 года с территории страны были выведены оставшиеся 50 тысяч солдат — С.Т.) в Ираке осталось только 200 американских военных консультантов. После этого ситуация в этой стране резко обострилась.

Вскоре о себе заявила ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которая довольно быстро расширила ареал своих действий на территориях сразу двух государств — Ирака и Сирии. В конечном счете это привело к появлению возглавляемой США международной коалиции, более активному вовлечению в процесс Ирана, затем появлению ВКС России в Сирии, вступлению в войну Турции. Так на Ближнем Востоке была создана новая ситуация с новыми геополитическими характеристиками и своим потенциалом. Теперь в США стали серьезно опасаться того, что нечто подобное — в той или иной форме — может произойти и в Афганистане. Тем более что по оценке самих американских генералов оставшиеся американские военные подразделения в этой стране способны только обеспечивать безопасность основного контингента, а не проводить полномасштабные боевые операции. По сути, как в Ираке, США в Афганистане перенесли основную тяжесть ведения войны на афганскую армию. А такой ход событий давно вызывал недовольство у части американского генералитета.

Так, командующий войсками НАТО и американскими войсками в Афганистане генерал Стэнли МакКристал запрашивал у администрации президента Обамы дополнительно около 40 тысяч военнослужащих для направления в Афганистан. Но он вынужден был подать в отставку, поскольку Вашингтон не отказался от намерения перенести иракский опыт на афганскую почву. Не случайно в таких условиях в Афганистане стало расти влияние талибов. Они заметно активизировали действия на так называемом втором уровне: стали надолго удерживать территории после нападения, организовывать наступление уже на уровне армейской роты. В конце 2015 года появилась информация, что ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) активизировало свои действия в Афганистане. Так воссоздавалась в этой стране иракская реальность, демонстрирующая, что дуга джихадизма или халифата из Ирака и Сирии начинает охватывать и Афганистан.

Тогда у США появлялось несколько вариантов действий: либо столкнуть «Талибан» с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), либо сделать упор на борьбу с «Талибаном», ослабляя его и открывая коридоры возможностей для ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Объединить «Талибан» с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не получается. В этой связи американские генералы публично рисовали разные афганские картинки, заявляя, что «ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) терпит поражение и серьезной угрозы не представляет». Однако специальный представитель президента России по Афганистану Замир Кабулов квалифицировал положение дел в Афганистане как «очень мрачное» и отмечал, что «темпы роста там ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) впечатляют». В этой связи некоторые западные эксперты стали высказывать предположения, что «в Афганистане, возможно, готовится плацдарм для эвакуации части боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) из Сирии и обеспечения скрытного сосредоточения значительных сил ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в северных районах Афганистана, обустройства там тренировочных лагерей для боевиков из республик Средней Азии и регионов России».

На этом фоне естественными выглядят появившиеся сообщения о контактах представителей России с некоторыми лидерами «Талибана». Еще в декабре 2015 года специальный представитель президента России по Афганистану Замир Кабулов выступил с сообщением об совпадении интересов с талибами в борьбе против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). По его словам, «в результате массированного американского присутствия мы получили стратегическую угрозу, в том числе и для нас в перспективе, для Китая, для Индии, для Центральной Азии, для Ирана». Кстати, помимо того, Москва давала понять о своей заинтересованности в переводе противостояния талибов с Кабулом в русло сотрудничества. Вот почему с учетом обозначенных афганских изменений вызывает повышенный интерес взгляд американских генералов на нынешнюю ситуацию. Тем более на фоне выступления командующего войсками США в Афганистане Джона Николсона в сенатском Комитете по вооруженным силам и его же специального интервью для «Голоса Америки».

Во-первых, генерал заявил, что «продолжающаяся пятнадцать лет война с талибами в Афганистане зашла в тупик», чтобы выбраться из него «необходимы дополнительные несколько тысяч военнослужащих». Во-вторых, «афганское правительство постепенно утрачивает контроль над территорией — в период с ноября 2015 года по ноябрь 2016 территориальные потери составили 15%». В-третьих, только 20 из 98 выявленных террористических группировок действуют вблизи афганско-пакистанской границы, «создавая самую высокую концентрацию террористических группировок в мире». Ранее Николсон говорил, что «талибы контролирует около 10% населения, в то время как афганское правительство — около двух третей». В-четвертых, по мнению генерала, Россия и Иран пытаются проводить в Афганистане согласованную политику, а «иранское влияние распространяется на западные провинции Афганистана и даже до Герата». Напомним, что Москва и Тегеран такую же политику проводят и на сирийском направлении.

«Тезисы» генерала Николсона рассматриваются как одно из публичных средств давления Пентагона на администрацию президента Трампа в период выработки стратегии на Ближнем Востоке. Американских генералов беспокоит то, что Россия, и не только она, в Афганистане, как в Сирии, стремится расширить круг партнеров из сил оппозиции, не исключая и официальный Кабул, которых можно будет потом пригласить на мирные переговоры по афганскому урегулированию. Но это на перспективу. Сейчас же Россия стремится предотвратить перенос из Сирии плацдарма ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Афганистан, чтобы не допустить расширения экстремизма и нестабильности в сопредельных, граничащих с ней государствах. Теперь остается только дождаться шагов Трампа на сирийском и афганском направлениях, где у Вашингтона пока еще сохраняются возможности влиять на ситуацию в военном и в дипломатическом смыслах. Президенту США предстоит взглянуть в лицо реальности, перед тем как принимать важные решения.

Станислав Тарасов

США. Афганистан. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 14 февраля 2017 > № 2072505


Россия. Сирия > Армия, полиция > gazeta.ru, 14 февраля 2017 > № 2072395

Военные готовятся раздать медали за Сирию

Минобороны заказало дополнительно 20 тыс. медалей за участие в сирийской операции

Герман Петелин

Минобороны заказывает дополнительно 20 тыс. медалей для российских военнослужащих, отличившихся в Сирии. Об этом говорят данные тендера на закупку геральдической продукции для нужд военного ведомства. В прошлом году министерство уже заказывало 10,3 тыс. медалей для участников военной операции в Сирии.

Минобороны РФ объявило тендер на закупку геральдической продукции, в том числе и для участников военной операции в Сирии. Как следует из технической документации, ведомство намерено закупить медалей, знаков отличия, памятных знаков, бланков удостоверений и футляров на 45 млн руб.

Из этой суммы 4,445 млн руб. планируется выделить на изготовление 20 тыс. медалей «Участнику военной операции в Сирии», а также 50 медалей «За освобождение Пальмиры» и еще 50 — «За разминирование Пальмиры» на общую сумму 22 тыс. руб.

Кроме того, в списке необходимых медалей для Минобороны также значатся «За службу в Воздушно-космических силах», «За воинскую доблесть», «За службу в войсках радиоэлектронной борьбы», «За морские заслуги в Арктике», знаки отличия «За дальний поход» с изображением надводного корабля и подводной лодки, единый знак отличия министерств обороны государств – членов ШОС «За укрепление дружбы и сотрудничества» и другие. Исполнитель будет определен 13 марта по итогам аукциона.

Как писала ранее «Газета.Ru», в марте прошлого года Минобороны уже проводило торги на изготовление 10,3 тыс. медалей для участников военной операции в Сирии. Тендер выиграла компания «Атлантик».

Медаль «Участнику военной операции в Сирии» была учреждена в России 30 ноября 2015 года, через два месяца после начала боевых действий ВКС РФ в арабской республике.

Согласно положению, этой медалью могут награждаться как военнослужащие, так и гражданские лица «за отличия, отвагу, а также за самоотверженный труд и большой личный вклад в выполнение задач военной операции в Сирийской Арабской Республике».

Сама медаль представляет собой круг диаметром 32 мм, сделанный из металла золотистого цвета. На лицевой стороне медали рельефное одноцветное изображение военной техники: три истребителя вверху, а внизу — ракетный корабль на контуре границ Сирийской Арабской Республики. На оборотной стороне — эмблема Министерства обороны РФ, а под ней — рельефная надпись в четыре строки — «Участнику военной операции в Сирии». Также к медали прилагается соответствующее удостоверение.

Первые специальные награды за Сирию были вручены в марте прошлого года. 15 марта 2016 года состоялось торжественное награждение личного состава на аэродроме Хмеймим в Сирии. 16 марта медали были вручены пилотам Су-25, которые базируются на авиабазе в Приморско-Ахтарске, а 17 марта награды получили челябинские летчики.

17 марта 2016 года президент России Владимир Путин устроил торжественный прием для военных, участвовавших в антитеррористической операции в Сирии. На мероприятии присутствовало более 700 служащих Воздушно-космических сил, Сухопутных войск и Военно-морского флота, а также представители ВПК. Всем им также были вручены медали за участие в спецоперации в Сирии.

Эксперты отмечали, что судить по количеству медалей о числе российских военных нельзя, потому что эта медаль может вручаться и иностранным гражданам.

Точная численность контингента российских войск в Сирийской Арабской Республике держится в секрете. Однако, как писало РБК, в сентябре прошлого года в Дамаске был открыт избирательный участок для выборов в Госдуму, который был приписан к Славгородскому одномандатному избирательному округу в Алтайском крае. По данным российского ЦИК, на этом участке проголосовало 4571 человек.

4–5 тысяч — это адекватная оценка численности россиян на базе Хмеймим, говорит военный аналитик Антон Лавров. «Это военные и гражданский персонал — повара, буфетчики, представители производителей техники и ремонтные бригады. Но в основном военные», — пояснил Лавров.

Судить по количеству медалей о том, сколько человек (военнослужащих и гражданских) находится в Сирии, ни в коем случае нельзя. «Надо понимать, что идет постоянная ротация контингента, — говорит главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский. —

Причем ротируется как командный состав, так и рядовой. У нас уже 70% летчиков получили боевой опыт.

При этом по количеству выпущенных медалей невозможно рассчитать и тех, кто уже прошел Сирию, так как награждаются ею не только военные, но и гражданские, в том числе и журналисты, побывавшие в Сирии. А заказываются награды, как правило, с запасом».

Тем временем в Минобороны поспешили заявить, что в конкурсную документацию якобы вкралась ошибка.

«Информация о якобы закупке Минобороны России 20 тысяч ведомственных медалей не соответствует действительности. При размещении на официальном сайте Единой информационной системы в сфере государственных закупок документации об электронном аукционе на закупку геральдической продукции для нужд Минобороны России была допущена ошибка», — рассказали в Минобороны.

В ведомстве уточнили, что проводят закупочные процедуры, предусматривающие изготовление медалей в количестве 2 тысяч экземпляров.

Россия. Сирия > Армия, полиция > gazeta.ru, 14 февраля 2017 > № 2072395


Китай. Сирия > Армия, полиция > gazeta.ru, 14 февраля 2017 > № 2072377

Китайские боевики воюют за сирийских исламистов

Посол Сирии в КНР: пять тысяч граждан Китая воюют в рядах ИГ

Инна Сидоркова

Тысячи выходцев из Китая сражаются в Сирии на стороне джихадистов, заявил сирийский посол в Пекине. Он также обратил внимание на то, что КНР участвует в решении сирийского кризиса лишь косвенно, «в качестве смягчающего фактора». Цифра преувеличена, отмечают опрошенные «Газетой.Ru» эксперты, однако жесткие меры, принимаемые Пекином для борьбы с терроризмом, действительно заставляют китайских боевиков двигаться в сторону Сирии и Ирака.

Около 5 тысяч боевиков из Китая сражаются в Сирии на стороне «Исламского государства» и «Джебхат ан-Нусры» (обе организации запрещены в России), рассказал во вторник в интервью РИА «Новости» посол Сирии в КНР Имад Мустафа.

По его словам, террористы — это выходцы из китайского Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) Китая, которые проникли в Сирию через Турцию. Часть из них примкнула к «Исламскому государству», некоторые — к «Джебхат ан-Нусре».

По информации агентства, в 2015 году выходцы из Китая были на первом месте по количеству задержанных иностранных боевиков на турецко-сирийской границе (324 из 913 человек).

При этом в июле 2015 года МИД Турции назвал «смехотворными» обвинения Пекина в том, что турецкие дипломаты в странах Юго-Восточной Азии способствуют отправке уйгуров в Сирию для участия в военном конфликте. Турецкие власти также неоднократно заявляли, что делают все возможное для предотвращения транзита террористов.

Многие боевики переехали в Сирию целыми семьями, настаивает тем не менее сирийский посол.

«Как результат, у нас теперь есть китайские дети в Сирии, которые публикуют свои видео в YouTube с мечами и автоматами Калашникова в руках и говорят о джихаде в Сирии, но они — китайцы», — рассказал дипломат.

На территории Синьцзян-Уйгурского автономного района, где компактно проживают уйгуры, действует террористическая группировка «Исламское движение Восточного Туркестана». Ее также называют «Аль-Каидой в Китае». Боевики этой организации исповедуют ислам суннитского толка, а главной целью считают выход СУАР из состава КНР и образование собственного халифата на территории Южного Казахстана и Северо-Западного Китая.

Основная активность уйгурских исламистов пришлась на 1990-е годы. Правительство Китая жестко пресекало сепаратизм в регионе, но одновременно постоянно инвестировало в него немалые средства, чтобы у местных жителей отпало желание поддерживать подполье, рассказал руководитель Высшей школы востоковедения НИУ ВШЭ профессор Алексей Маслов. Сейчас для проживающих на территории СУАР упрощены правила поступления в вузы и снижены налоги на бизнес.

«Если сравнивать ситуацию с российской, получается, что китайское правительство создало на северо-западе Китая свою Чечню», — отметил Маслов.

По его словам, в целом напряженность в регионе снижается с начала 2000-х годов. Китайские власти утверждают, что в СУАР, где проживают более 11 млн уйгуров, остается всего несколько десятков боевиков.

Тем не менее последний громкий теракт здесь произошел в марте 2014 года. На железнодорожном вокзале в городе Куньмин группа из десяти мужчин, вооруженных ножами, в масках и в одинаковой черной одежде, ворвалась на железнодорожную станцию и напала на пассажиров, находящихся на площади и в зале перед билетными кассами. В результате 29 человек погибли, 143 получили ранения.

По западным оценкам, речь идет о сотнях, но никак не о тысячах террористов, добавляет Маслов.

Заявление о 5 тысячах боевиков из Китая в Сирии — сильное преувеличение.

По мнению Маслова, это утверждение — попытка показать, что война в Сирии имеет международную окраску, так как террористические элементы попадают туда из самых дальних регионов. По данным министерства безопасности Китая на 2015 год, в рядах террористов в Сирии и Ираке находится около 100 уйгуров.

Глава правозащитной организации «Всемирная уйгурская конференция» Рабия Кадир (уйгурка, живущая в эмиграции) также заявляла, что лишь небольшое число уйгуров действительно воюют на стороне исламистов в Сирии. При этом она рассказывала газете «Аль-Айн», что ее соотечественники все же есть и среди погибших в результате авиаударов российских ВВС боевиков.

Уйгуры уезжают в Сирию в том числе из-за того, что власти Китая очень жестко пресекают любую террористическую деятельность, рассказал военный эксперт, ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Василий Кашин.

По его словам, многие радикалы из Китая перебираются в Северный Пакистан, чтобы получить там религиозное образование. Обратно в страну большинство из них возвращаться опасаются.

Сведения о притоке уйгуров из Китая в Сирию появились не сразу, а лишь в 2013–2014 годах, рассказала советник директора Российского института стратегических исследований, арабист Елена Супонина.

«В том же Алеппо среди боевиков не раз были замечены лица, прибывшие из Китая», — рассказала Супонина.

КНР из-за своей географической и геополитической отдаленности не играет активной роли в сирийском процессе, заявил также посол Сирии в КНР Имад Мустафа в интервью РИА «Новости». Пекин в очень большой степени координирует свою политику по Сирии с Москвой и оказывает скорее фоновую поддержку.

От Китая исходит серьезная гуманитарная помощь, добавляет в свою очередь Кашин: «Идут поставки нелетального военного имущества: такого как военные автомобили и обмундирование».

По его словам, на раннем этапе ведения войны китайцы выдавали сирийцам кредиты для закупки жизненно важных товаров типа топлива, продовольствия и медикаментов. Многие китайские компании заинтересованы в послевоенном восстановлении Сирии. В частности, речь идет о газовых и нефтяных проектах.

«Практически ежедневно к нам в посольство приходят представители китайских компаний, которые рассматривают возможность приехать в Сирию и начать бизнес. Мы приветствуем это. Вообще, мы уверены в том, что Китай может сыграть крайне важную роль в послевоенном восстановлении Сирии», — констатировал сирийский посол в Пекине.

Китай. Сирия > Армия, полиция > gazeta.ru, 14 февраля 2017 > № 2072377


США. Ирак. Сирия > Армия, полиция > gazeta.ru, 14 февраля 2017 > № 2071262

«Кузнецова» сменил «Джордж Буш»

Командир «Адмирала Кузнецова» рассказал о сирийском походе авианосца

Михаил Ходаренок

Американский атомный авианосец «Джордж Буш» начал наносить удары по боевикам запрещенной в России организации ИГ в Сирии и Ираке. Опрошенные «Газетой.Ru» российские адмиралы полагают, что действия ВМС США стали в том числе ответом на сирийский поход единственного отечественного авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов».

Палубная авиация атомного авианосца «Джордж Буш» приступила к нанесению ударов по объектам запрещенного в России «Исламского государства» в Сирии и Ираке в восточной части Средиземного моря, говорится в сообщении на официальном сайте военно-морских сил США. Согласно заявлению, действия авианосной ударной группы призваны продемонстрировать мобильность, гибкость и возможности глобального развертывания американских ВМС «в любое время и в любом месте».

«Высокоточные удары, которые наносит авианосная ударная группа «Джорджа Буша» из Восточного Средиземноморья, продолжают демонстрировать огромную боеспособность и гибкость военно-морских сил США.

Громя экстремистов в Ираке и Сирии, мы одновременно поддерживаем два географически отдельных боевых командования. Мы по-прежнему настроены на победу над ИГИЛ, преданы нашим союзникам и партнерам, а также привержены глобальной безопасности», — цитирует сайт командующего 6-м оперативным флотом ВМС США вице-адмирала Кристофера Грейди.

«Джордж Буш» — десятый и последний американский авианосец типа «Нимиц» водоизмещением около 100 тыс. тонн, длиной 333 метра и командой из нескольких тысяч человек. Названный в честь 41-го президента США Джорджа Буша-старшего, он был заложен в 2003 году, спущен на воду три года спустя, а включен в состав флота только 10 января 2009 года. Новейший авианосец получил максимальное количество усовершенствований по сравнению с предыдущими кораблями своего проекта. Его авиакрыло состоит из более 60 летательных аппаратов, включая истребители, самолеты радиоэлектронной борьбы, дальнего радиолокационного обнаружения, военно-транспортные самолеты и вертолеты.

Прибывшей в Средиземное море 2-й авианосной ударной группой командует контр-адмирал Кеннет Витезелл. В ее состав входят также ракетные крейсеры «Филиппин Си» и «Хью Сити» и эсминцы «Лабун» и «Тракстон».

Эти корабли вошли в акваторию Средиземного моря 2 февраля с целью ударов по ИГ и «обеспечения национальных интересов США в Европе, союзников по НАТО, европейских и африканских стран-партнеров», уточняется в сообщении ВМС США.

Ожидается, что после завершения пребывания в Средиземном море группа «Джорджа Буша» направится через Суэцкий канал в Красное море, а затем в Персидский залив, откуда ее авиация продолжит наносить авиаудары по целям в Ираке и Сирии.

Предыдущий раз авианосная ударная группа 6-го флота США заходила в Средиземное море для поддержки коалиции против ИГ в июне-июле и в декабре 2016 года во главе с авианосцем «Дуайт Эйзенхауэр». По данным ВМС США, с этого корабля в общей сложности было совершено 1899 боевых вылетов. Командование 6-го флота США, со штаб-квартирой в итальянском Неаполе, проводит полный спектр операций «с целью продвижения национальных интересов США, безопасности и стабильности в Европе и Африке», подчеркивается в официальном сообщении.

Удары палубной авиации атомного авианосца «Джордж Буш» по объектам террористов в Сирии и Ираке можно рассматривать как некое соревнование с Военно-морским флотом России, считает экс-начальник Главного штаба ВМФ адмирал Виктор Кравченко.

«У американцев ведь достаточно сухопутных авиабаз в этом регионе — в Кувейте, Турции, Катаре, Бахрейне, Саудовской Аравии. Но они решили подкрепить свои действия против ИГИЛ и других формирований террористического толка именно палубной авиацией, — объяснил Кравченко «Газете.Ru» — Мы недавно сравнительно небольшими силами ярко продемонстрировали, что и у нас есть корабли подобного типа и боеспособная палубная авиация, способная наносить эффективные удары по наземным целям. Видимо, хотят превзойти нас и показать мощь своих авианосцев».

Кроме того, новый президент США Дональд Трамп обещал усилить борьбу с ИГ, напомнил военачальник.

«Могу только предположить, но, думаю, необходимое взаимодействие между нашей группировкой в Сирии и американцами все же есть.

И объекты ударов, и маршруты пролета палубной авиации, тем более через зоны поражения наших зенитных ракетных систем дальнего действия, все же согласовываются», — констатировал адмирал.

ВМС США берут с России пример, уверен также экс-начальник направления Главного оперативного управления Генштаба контр-адмирал Аркадий Сыроежко.

«Подобные авиаудары авианосной ударной группы ВМС США следует расценивать как переход от разговоров и отсиживанию в окопах к реальным действиям. Самое главное, чтобы по ошибке не нанесли авиаударов по союзным нам войскам и силам. Такие случаи раньше, к сожалению, были, — напомнил военачальник. — Поэтому вопросы взаимодействия, согласования объектов поражения, целеуказания, безусловно, выходят на первый план. И, наконец, чем сильнее будут удары по вооруженным формированиям террористов, тем ближе мирное урегулирование в регионе».

Скорее позитивно расценивает факт ударов авиации ВМС США по ИГ экс-заместитель начальника Главного оперативного управления Генштаба генерал-лейтенант Валерий Запаренко.

«Весь вопрос заключается только в том, кого они бомбят и с какой эффективностью. Если они поражают жизненно важные объекты боевиков, определяющие потенциал формирований ИГИЛ и исключающие возможность дальнейших боевых действий со стороны этого террористического псевдогосударства, то это можно только приветствовать», — сказал Запаренко «Газете.Ru».

В начале февраля на базу в Североморске вернулась корабельная группа Северного флота ВМФ России, в составе которой удары по боевикам в Сирии наносили самолеты российского авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов». Командир единственного российского авианосца Сергей Артамонов рассказал о походе в интервью газете «Аргументы и факты», опубликованном во вторник.

По его словам, палубная авиация «Кузнецова» за время операции в Сирии совершила 420 боевых вылетов, 117 из них — ночью.

Во время похода из Североморска в Средиземное море за российской авианосной группой следили в общей сложности до 60 кораблей стран НАТО, сообщил Артамонов.

«В определенных местах, например от Норвежского моря до восточной части Средиземного моря, нашу группу одновременно сопровождали по десять-одиннадцать их (кораблей)», — рассказал командир корабля.

Он также подчеркнул, что в дальнем походе экипаж «Кузнецова» впервые был полностью укомплектован контрактниками.

В прошлый четверг в Североморске состоялась торжественная встреча экипажей «Кузнецова» и тяжелого атомного ракетного крейсера «Петр Великий». Корабельная группа покинула базу 15 октября 2016 года, а уже 15 ноября 2016 года Министерство обороны сообщило о первом в истории России боевом применении палубной авиации. В составе авиакрыла «Кузнецова» были палубные истребители МиГ-29 и Су-33, многоцелевые вертолеты Ка-27 и вертолеты радиолокационного дозора Ка-31. Кроме того, во время похода был испытан разведывательно-ударный палубный вертолет нового поколения Ка-52К «Катран» (корабельная версия Ка-52 «Аллигатор»).

За время похода «Кузнецов» потерял в Средиземном море два истребителя — МиГ-29 и Су-33. Как ранее сообщала «Газета.Ru», аварии произошли при заходе на посадку из-за проблем с посадочными тросами.

США. Ирак. Сирия > Армия, полиция > gazeta.ru, 14 февраля 2017 > № 2071262


Турция. Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 13 февраля 2017 > № 2072649

Сближение России и Турции: аналитики настроены скептически

По мнению экспертов, позиция Москвы в курдском вопросе показывает неоднозначность ее намерений

Развитие связей между Москвой и сирийской курдской партией «Демократический союз» вызывает в Турции все больше беспокойства по поводу отношений с Россией. Анкара считает «Демократический союз» террористической организацией.

В Москве в среду пройдет конференция с участием курдов из разных стран, на которую, в числе прочих, приглашены члены «Демократического союза». Анкара называет организацию террористической, считая, что она связана с «Рабочей партией Курдистана» (РПК), которая сейчас ведет вооруженную борьбу с силами турецкого правительства.

Ранее министр иностранных дел РФ Сергей Лавров пригласил членов «Демократического союза» в Москву на брифинг по январской конференции в Казахстане, где обсуждалось урегулирование сирийского конфликта. Анкара не позволила организации принять участие ни в этой встрече, ни в мирных переговорах по Сирии в Женеве, которые проходят под эгидой ООН.

Приглашенный научный сотрудник Европейского центра Карнеги в Брюсселе Синан Ульген полагает, что поведение Москвы обеспокоит Анкару.

«Если Анкара сочтет, что Россия решилась на полноценное сотрудничество с "Демократическим союзом", то это, безусловно, может очень сильно сказаться на ее общей позиции в отношении Москвы», – считает он.

Москва также настаивает на необходимости децентрализации в Сирии после урегулирования конфликта, против чего Анкара решительно возражает, опасаясь, что появление у ее границ автономного курдского региона приведет к аналогичным требованиям со стороны турецких курдов.

В последнее время Москва и Анкара предпринимают попытки сближения после того, как их отношения обострились из-за сбитого турками в Сирии российского истребителя в ноябре 2015 года.

Эксперт по международным отношениям из Университета имени Кадира Хаса – Соли Озель – отмечает, что поведение Москвы демонстрирует, насколько ограничены эти усилия.

«С моей точки зрения, это сближение происходит так: Турция идет на сближение, а Россия это принимает. Пока это отвечает ее интересам, это не отношения равных. Насколько я себе представляю ситуацию в июне-июле этого года, Турция по сути соглашается со всем, что делает Россия», – говорит он.

Турецкие лидеры, в обычное время громогласно выражающие свое недовольство, когда другие страны совершают шаги, в которых они усматривают поддержку «Демократического союза», на этот раз никакой прямой критики в адрес Москвы не высказали.

Россия и Турция сотрудничают в вопросе обеспечения перемирия в Сирии. Анкара считает, что эти усилия укрепляют ее позиции в регионе. По словам экспертов, Анкара также убеждена, что укрепление отношений с Россией дает ей рычаг влияния на западных партнеров.

Москва также предпочла продолжить сближение с Анкарой, несмотря на убийство российского посла Андрея Карлова в турецкой столице в декабре прошлого года.

Политический консультант консалтинговой компании Global Source Partners – Атилла Есилада – предостерегает, что Москва не питает особых иллюзий по поводу своих отношений с Анкарой.

«Россия ничего не забывает. Она никогда не забудет ни потерю своего самолета, ни убийство своего посла в самом центре столицы. Она понимает, что Турция противостоит ее амбициям на Ближнем Востоке», – подчеркивает аналитик.

В четверг российско-турецкие отношения пережили очередное потрясение: в результате российского авиаудара погибли трое турецких военнослужащих. Анкара согласилась считать этот инцидент ошибочным ударом по своим в рамках сражения с боевиками самопровозглашенного «Исламского государства» за контроль над сирийским городом аль-Баб. Турецкие проправительственные СМИ проявили редкую сдержанность, высказав минимальную критику по поводу этого инцидента.

Аналитики предупреждают, что позиция Москвы в отношении сирийских курдов демонстрирует: отношения между Россией и Турцией все меньше похожи на равные.

Турция. Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 13 февраля 2017 > № 2072649


Сирия > Армия, полиция > inopressa.ru, 13 февраля 2017 > № 2071160

Новая цитадель террористов на севере Сирии?

Моника Болигер | Neue Zürcher Zeitung

Когда в прошлый четверг во время российского авианалета "были убиты трое турецких солдат, стало понятно, как все сильно поменялось", пишет обозреватель швейцарской газеты Neue Zuercher Zeitung Моника Болигер.

Если "еще в конце 2015 года инцидент со сбитым Турцией российским бомбардировщиком привел к дипломатическому скандалу, а главным приоритетом Турции было свержение режима Башара Асада, то теперь она всего лишь хочет сохранить влияние в приграничном районе и изгнать оттуда курдов и террористическую организацию "Исламское государство" (запрещена в РФ. - Прим. ред.), и для этого ей необходима поддержка России".

Ради этого "Анкара допустила падение Алеппо и молча наблюдала за тем, как Асад и его союзники готовились к финальному наступлению. Это стало поворотным пунктом для сирийских повстанцев. Все осознавали, что восставших оттесняют в менее стратегически значимые аграрные территории на окраинах Сирии". Тогда гражданских и повстанцев на автобусах эвакуировали из Восточного Алеппо в Идлиб. "Но почему в Идлиб?" - задается вопросом автор.

Дело в том, что сейчас расположенная на севере Сирии провинция Идлиб стала самым большим анклавом противников Асада, а также цитаделью радикальных исламистов. После поражения повстанцев в Алеппо известный журналист и специалист по Сирии Ибрагим Хамиди заявил об опасениях, что "Идлиб станет новым Кандагаром". В 1990-х годах, напоминает Болигер, эта афганская провинция была цитаделью "Талибана" (организация запрещена в РФ. - Прим. ред.).

"В итоге, чем хаотичнее окажется ситуация в Идлибе и чем больше группировок будет вступать там в союзы с "Аль-Каидой" (запрещена в РФ. - Прим. ред.), тем проще потом будет оправдать наступление, - заключает Болигер. - По-видимому, Асад надеется на патронажную помощь других стран". Тем более, в последнее время американцы значительно увеличили количество авиаударов по "Аль-Каиде", а в четверг заявили об уничтожении под Идлибом одного из лидеров организации Абу Хани аль-Масри.

Сирия > Армия, полиция > inopressa.ru, 13 февраля 2017 > № 2071160


Сирия. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 13 февраля 2017 > № 2071106

В докладе опровергаются утверждения России об "умеренных" бомбардировках в Сирии

Майкл Р.Гордон | The New York Times

"Представители российских Вооруженных сил громогласно отрицали, что в результате их авиаударов погибли мирные жители в Сирии, вплоть до заявлений, что свидетельства очевидцев о том, что в прошлом году в ходе жестокого сражения за Алеппо подвергся бомбардировкам крупный госпиталь, были сфабрикованы", - пишет The New York Times.

"Однако новый анализ, который опирается на спутниковые снимки, видеозаписи с камер наблюдения, данные из соцсетей и даже съемки прокремлевского российского телевидения, опровергает утверждения Москвы о том, что ее бомбардировки в поддержку сирийской армии - пример рациональной сдержанности", - сообщает автор статьи Майкл Р.Гордон.

Анализ свидетельствует, что российские ВКС неоднократно бомбили госпиталь и использовали зажигательные боеприпасы и кассетные бомбы, несмотря на опровержения Кремля. Кроме того, аналитики пришли к заключению, что сирийские силы использовали газообразный хлор в гораздо большем масштабе, чем было принято считать, говорится в статье.

Результаты анализа представлены в докладе "Разрушение Алеппо" (Breaking Aleppo), который будет опубликован в понедельник Атлантическим советом (Вашингтон). Доклад появится на фоне проявляемого президентом Трампом интереса к улучшению отношений с президентом России Владимиром Путиным, что может предполагать и более тесное сотрудничество с российскими Вооруженными силами в Сирии, пишет Гордон.

Хотя Атлантический совет признает, что победа Асада в Алеппо укрепила его власть, по крайней мере на данный момент, в докладе утверждается, что безжалостная стратегия и тактика, использованная правительствами Сирии и России, делает сирийского президента "неподходящим, если не опасным партнером" в попытках победить "Исламское государство" (запрещено в РФ. - Прим. ред.) и другие экстремистские группировки.

Большая часть работы по анализу фотографий и данных из соцсетей была проведена Элиотом Хиггинсом, британским исследователем, основавшим сайт bellingcat.com, публикующий журналистские расследования, сообщает автор.

В докладе, в частности, анализируются данные о разрушении в ходе бомбардировок госпиталя M2 в округе Маади и госпиталя "Аль-Шакур", также известного как M10. Последний эпизод генерал-лейтенант Сергей Рудской, начальник главного оперативного управления Генштаба ВС РФ, опровергал, указывает Гордон.

"В докладе делается вывод, что по нескольким причинам можно предполагать, что атаки на медицинские центры были преднамеренными: это огромное число ударов, знание правительством Асада местности и практикуемые сирийским правительством конфискации медикаментов из конвоев с гуманитарной помощью", - говорится в статье.

На фотографиях, которыми Минобороны РФ проиллюстрировало работу российских саперов по разминированию Алеппо, видны остатки кассетных бомб, отмечается в докладе Атлантического совета. Имеются также разнообразные свидетельства того, что сирийские правительственные силы использовали газообразный хлор на заключительном этапе битвы за Алеппо. На одном видео "показан баллон газообразного хлора с неповрежденными этикетками," говорится в докладе.

Сирия. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 13 февраля 2017 > № 2071106


Сирия. Россия. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071072

Во главе с Люаем Хуссейном: Россия создает «Бейрутскую платформу»

Москва торопиться включить новый блок на переговоры в Женеве

Orient.net, Сирия

В столице Ливана Бейруте Москва готовит «новую платформу по Сирии». Она будет состоять из лиц, близких к Асаду, чтобы впоследствии разбавить сирийскую оппозицию. Новое «российское детище» названо «Сирийский национальный блок». Возглавит его знаковая фигура: основатель движения «Строительство сирийского государства» (Building the Syrian State — прим. пер.) Люай Хуссейн. Он успел обозначить основные принципы работы: позиция президента Сирии не должна быть единственной на международных переговорах. Это особенно важно в преддверии Женевских переговоров, которые пройдут 20 февраля.

«Бейрутская платформа» повторяет другой российский проект: платформу «Москва-Астана-Дамаск-Хмеймим». Она также включала в себя 40 лиц близких или принадлежащих режиму Асада, а также тех, кто называет себя «внутренней оппозицией».

Создание нового объединения в Бейруте прошло под девизом «Все, что мы строим — для Сирии». Во встрече приняли участие 15 представителей дипломатического корпуса, в том числе посол России в Ливане Александр Засыпкин, а также дипломатические работники посольств Ирана, Китая, Японии, Дании, Германии, Швеции, Казахстан, Испании, представители Европейского союза. Арабские, американские или турецкие дипломаты отсутствовали.

Позиция Асада не отсекается

Возглавивший это объединение Люай Хуссейн провозгласил 18 принципов работы. В первую очередь это то, что «позиция сирийского Президента не может быть оспорена на международных переговорах ни сейчас, ни когда-либо позже, так как он по-прежнему выражает волю сирийского народа. «Он был избран на свободных и справедливых выборах».

Подчеркиваются также принципы «единства Сирии и конституционной защиты свободы слова», а также и то, что «конституция не может быть изменена никак, кроме как по итогам референдума».

Лоуай Хуссейн: против войны с сирийскими властями!

В своей речи Люай Хуссейн подчеркнул, что «война с сирийским режимом закончилась, а война с террористическим "Исламским государством" (запрещено в России — прим. пер.) и Аль-Каидой продолжается до сих пор».

Хуссейн добавил, что встреча в Астане не смогла остановить стрельбу, и Женевские переговоры 20 февраля призваны положить конец сирийскому кризису. «Мы поддерживаем исполнение резолюции 2254 (принята Советом безопасности ООН на его 7588-ом заседании 18 декабря 2015 года — прим. пер.), чтобы перейти к переходному процессу взаимодействия действующего режима и оппозиции и провести свободные и справедливые выборы».

Муна Ганем, заместитель председателя движения «Строительства Сирийского государства», отметила, что «венские совещания могут работать параллельно с бейрутскими».

Москва торопиться включить новый блок в Женевские переговоры

По словам российского посла в Бейруте Александра Засыпкина, «Россия хочет, чтобы новый блок принял участие в Женевских переговорах, так как он отражает чаяния значительной части сирийцев».

В то же время Люай Хуссейн отметил, что «блок не был приглашен в Женеву, но, несмотря на это, мы будем там присутствовать и сформируем лобби. Мы нуждаемся в помощи международного сообщества».

В настоящее время запуск «Бейрутской платформы» сопровождается увеличением числа митингов сирийской оппозиции в столице Саудовской Аравии Эр-Рияде. Обсуждается подготовка к переговорам в Женеве и формирование единой делегации, представляющей оппозицию.

Сирия. Россия. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071072


Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071063

«Посредник» ЦРУ в Сирии: взлет и падение командира повстанцев

Бывший «посредник» антиасадовских сил и участник тайных сделок вынужден смириться с провальной американской политикой.

Эрика Соломон (Erika Solomon), The Financial Times, Великобритания

Было время, когда Абу Ахмад (Abu Ahmad), грузный и сильно хромающий мужчина, вершил правосудие в заполненном дымом кафе в южной части Турции. Другие сирийские оппозиционные лидеры обращались к нему за помощью; сотрудники иностранных разведок интересовались его мнением. Когда он перемещался в Сирию, он брал с собой сумки, наполненные стодолларовыми банкнотами, — эти деньги предназначались для раздачи боевикам из повстанческих формирований. Его соратники с одобрения Соединенных Штатов получали противотанковые ракеты, которые скрытно доставлялись на границу.

Некоторые повстанцы называли его человеком ЦРУ в Сирии. А сегодня он с трудом пытается добиться ответа на свои телефонные звонки. «У нас в ходу была такая шутка: «Если хочешь что-то получить от Барака Обамы, позвони Абу Ахмаду, — говорит, вспоминая о прошлом, другой поддерживаемый ЦРУ командир повстанцев. — Если кто-то из оппозиции хотел встретиться с американцами, то нужно было обратиться к нему. А сегодня всех нас направили на свалку истории».

После двух лет выполнения роли «посредника» ЦРУ, включавшей в себя распределение оружия и планирование военных операций в Сирии, Абу Ахмад был брошен в тюрьму. После освобождения он временно был вынужден скрываться, а затем утратил уважение в глазах других повстанцев. Из соображений безопасности он попросил изменить его имя, а также имена нескольких других людей, принимавших участие в обсуждении его истории. Кроме того, он попросил не разглашать его местонахождение.

История взлета и падения Абу Ахмада предоставляет собой редкую возможность познакомиться с тем, как действовало ЦРУ в рамках вялой сирийской политики президента Обамы. Она показывает, как соперничество между различными американскими бюрократическими ведомствами, а также — и что еще более важно — расхождения между Вашингтоном и его союзником по НАТО Турцией усугубляли сирийский хаос.

В течение последних шести лет сирийский конфликт развивался по эскалационной спирали — от уличных протестов до гражданской войны, которая изменила ближневосточный регион и весь мир. Четыре из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН участвуют в бомбардировках сирийской территории. Региональные игроки Иран и Саудовская Аравия направили миллиарды долларов в то, что превратилось в опосредованную войну. Джихадистская группировка «Исламское государство» (запрещенная в России организация — прим. ред.) использует образовавшийся хаос для экспорта вооруженного конфликта по всему миру, тогда как сирийские беженцы, заполонившие Европу, стали причиной активизации правых популистов по всему континенту, а также в Соединенных Штатах.

Президент Дональд Трамп, оказавшийся в Белом доме на волне подобного рода популистских настроений, получил в наследство сирийское болото. Он представляет сирийский конфликт как дихотомию между Исламским государством и Асадом.

Реальность намного сложнее, но если она сегодня и оказалась ближе к подобной картине, то это частично произошло в результате выбора, сделанного администрацией Обамы.

Решение относительно того, чтобы не быть втянутым в сирийскую войну, а также признание ее региональной важности поставили Вашингтон в такое положение, когда одна его нога оказалась внутри, а вторая снаружи — и подобная позиция может стать столь же проблематичной, как и полномасштабная интервенция.

Такие сирийцы как Абу Ахмад воплощают собой последствия этой дилеммы. В 2013 году он начал участвовать в секретной программе ЦРУ, цель которой состояла в доставке оружия и наличных денег умеренным повстанцам. Абу Ахмад — вместе с некоторыми другими командирами — сделал ставку на американцев и был уверен в том, что связь с Соединенными Штатами, в конечном итоге, позволит получить такую же поддержку, какую имели ливийские повстанцы, свергнувшие в 2011 году Муаммара Каддафи. Но он серьезно просчитался.

Сегодня Абу Ахмад встает в 7 часов утра — дает себя знать старая привычка бывшего армейского офицера. Он садится в позаимствованную на время изрядно помятую машину и направляется в промышленный район того южного турецкого города, в котором он живет, города, расположенного недалеко от сирийской границы. Он машет рукой мальчишкам из числа сирийских беженцев, поливающим из шланга грузовики, и спрашивает у владельцев гаражей о том, нет ли у них для него какой-нибудь работы по ремонту. Затем Абу Ахмад направляется в центр города, где он выполняет бухгалтерскую работу для нескольких местных бизнесменов — он готов заняться чем угодно, чтобы свести концы с концами.

«Я думал, что Америка является правителем вселенной. Но если вы спросите, прав я был или нет, то я отвечу — я был неправ», — говорит он мне в расположенном рядом с его домом кафе под пронзительные звуки турецкой поп-музыки и урчание кальянов.

«Я очень дорожил хорошими отношениями с американцами. Они давали мне оружие, я привозил его в Сирию. Тот факт, что Турция не любит американцев или американцы не любят турок — все это не имело для меня никакого значения. Меня это совершенно не касалось. К сожалению, события стали развиваться иначе».

Для Вашингтона остается мало хороших опций в Сирии, что было продемонстрировано падением последнего городского оплота оппозиции в Алеппо в конце 2016 года. Победа Асада и его патрона России стала не только человеческой трагедией для мирных жителей, которые были подвергнуты бомбардировкам и которые вынуждены были покинуть свои дома, это был мощный символ ослабления влияния Соединенных Штатов в этом регионе. Дипломатические усилия со стороны Москвы и Анкары, направленные на то, чтобы прекратить войну, оттеснили Вашингтон на второй план.

Обама и его помощники защищали свою позицию в отношении Ближнего Востока и считали ее разрывом с дорогостоящим американским наследием провальных интервенций — особенно вторжения Джорджа Буша-младшего в Ирак. Однако история Абу Ахмада показывает, что даже ограниченные интервенции могут оказаться провальными, и при этом местные союзники часто вынуждены платить самую высокую цену.

Бывшие американские официальные лица, с которыми были проведены беседы частного характера, рассказывали о чувстве разочарование от постоянной игры в догонялки по Сирии, а возникало оно в тот момент, когда они наблюдали за тем, как различные ведомства пререкаются по поводу смутно определенных целей. По мнению некоторых наблюдателей, они в течение многих лет были не в состоянии определить политику Обамы.

Повстанцы и региональные дипломаты разделяют это недовольство. «У людей складывалось впечатление, что американцы не вовлечены в дела (Сирии). Но это было не так — они были вовлечены, но в незначительном масштабе и на короткое время в таких местах как Алеппо в начале осуществления (программы ЦРУ), — отмечает один региональный дипломат. — Проблема американской политики в Сирии в некотором отношении была такой же, как и в других местах — одна лишь тактика, никакой стратегии… Это был хаос».

Несмотря на веселый вид и искренний смех круги вокруг глаз Абу Ахмада такие же темные, как и шрамы от осколков на его ногах. Во время наших встреч на нем два дня подряд была одна и та же футболка, а еще ему нужно около 1600 миллиграммов ибупрофена каждый день для поддержания сил.

Легко понять, почему он привлек к себе внимание американских официальных лиц. В отличие от возрастающей религиозности некоторых разочарованных повстанцев с их глубоко укоренившимся недоверием по отношению к американским интервенциям, Абу Ахмад добродушно подшучивает над своими «иностранными друзьями». Он изображает из себя очень прямого человека, нетерпимого к коррупции и с подозрением относящегося к исламистам — или, как он сам говорит, «ко всему с бородой». Другие повстанцы, с которыми велись беседы для подтверждения его истории, в шутку называли его «секулярным экстремистом».

«Если возникали вопросы относительно вооруженной операции, которую хотели бы провести повстанцы, то Абу Ахмад сразу же говорил о том, сколько потребуется патронов, сколько имеется, на самом деле, бойцов, и как к ним следует подойти, — говорит этот дипломат. — Американцы верили его словам».

В тот момент, когда люди в Сирии вышли на улицы в 2011 году, протестуя против четырех десятков лет правления семьи Асадов, Абу Ахмад имел хорошую работу — он был офицером армии и служил в центральной части страны. Затем сотрудники сил безопасности открыли огонь по демонстрантам. Крестьяне, дезертиры и местные торговцы сформировали вооруженные подразделения для своей защиты, после чего начались полномасштабное вооруженное восстание.

Абу Ахмад сбежал на контролировавшуюся повстанцами территорию в северной части Сирии, имея при себе лишь личное оружие. «Я не знал, что делать — говорит он. — Я почти не знал, как нужно правильно стрелять. Огневая подготовка меня вообще никогда не интересовала».

Однако он хорошо овладел другими навыками, которые впоследствии привлекут к нему внимание американских партнеров, в том числе характерным для начальника по снабжению чувством того, что касается тактики и логистики. «Я мог сказать, какое количество бойцов, на самом деле, находится на земле, какое количество боеприпасов они могут использовать — и, что самое важное, какое количество мужчин, в действительности, готовы воевать», — говорит он.

В то время как другие командиры занимались просто накоплением оружия, Абу Ахмад, по его словам, оптимизировал его использование на основании оценки своих людей, а также возможных направлений наступательных операций сил Асада. «Для меня это было как игра в шахматы. Я люблю шахматы», — говорит он, держа в руках свой телефон, на котором он играл в игру во время нашего интервью.

В 2012 году Абу Ахмад получил ранение в ходе авиаудара, после чего он находился в бессознательном состоянии в течение 10 дней. Он пришел в себя в госпитале, и обнаружил металлический стержень в своей ноге. Его жена Ум Ахмад, великолепная женщина с безупречно наложенным мейкапом, днем и ночью находилась рядом с ним — она помогала ему сидеть в кровати, принимать пищу и говорить. «Через некоторое время, когда его приехали навестить несколько бойцов, он уже мог сидеть прямо, разговаривать и улыбаться, — говорит она. — И тогда я поняла, что теперь в сложившейся ситуации нас будет трое — я, он и революция».

Абу Ахмад вернулся в строй через несколько месяцев, однако ситуация в районе боевых действий изменилась радикальным образом. Разношерстная Свободная сирийская армия (Free Syrian Army) не смогла стать той силой, которая бы соответствовала ее вдохновляющему названию.

Коррупция заразила многие формирования. Исламистские группировки оказались на переднем плане благодаря поддержке таких союзников Соединенных Штатов как Катар и Турция, которые видели в них более организованных и надежных клиентов, чем в их менее идеологически мотивированных соперниках.

Подобный климат, а также отсутствие жесткого контроля на границе со стороны Турции способствовали укреплению позиций джихадистов, в составе которых были иностранные бойцы. Джебхат ан-Нусра, местное отделение «Аль-Каиды» (запрещенные в России организации — прим. ред.), а также отколовшаяся группировка Исламское государство Ирака и Леванта обладали большими военными возможностями, и они разработали идеологическую программу для того, чтобы занять доминирующее положение (Нусра после этого дважды провела ребрендинг, а недавно она стала называться Фронт освобождения Шам (Sham Liberation Front), Ее представители утверждают, что они порвали связи с «Аль-Каидой», однако мало кто считает эти заявления соответствующими действительности).

«Мы были очень глупыми. Я был очень глупым, — говорит Абу Ахмад, качая головой. — Что я думал? Я думал, что режим падет, и мы вернемся к тому, с чего мы начали. Но когда я вернулся, я обнаружил, что Джебхат ан-Нусра и «Исламское государство) расширяют свое влияние, и у них были все эти планы. И тогда я понял, что надо будет проводить контроперацию — в том числе против этих парней».

Некоторые исламистские лидеры стали спрашивать Али Ахмада по поводу слухов о том, что он якобы не молится. Другие командиры повстанцев, обеспокоенные его безопасностью, перебросили его через границу, чтобы он там помогал тем действиям, которые предпринимает Турция. В этом новом взбудораженном приграничном регионе его находившиеся раньше в спячке города Газиантеп, Килис и Антакья теперь были заполнены гуманитарными сотрудниками, беженцами и активистами. Именно там Абу Ахмад встретился с сотрудником разведки Саудовской Аравии, который хотел координировать действия повстанцев против Исламского государства.

В конце 2013 года эта джихадистская группировка стала угрожать находящимся под контролем оппозиции территориям, а также постоянно расширяла область своего контроля в соседнем Ираке. Абу Ахмад занимался координацией действий между саудитами и повстанцами, которым в начале 2014 года удалось выдавить «Исламское государство» из северо-западной провинции Идлиб.

Именно в этот момент ему позвонил люди, участвующие в реализации секретной программы ЦРУ и базирующиеся в турецким прибрежном городе Адана. Три человека встретились с ним в ресторане. «Они были очень любезны, — говорит он. — Они уже все обо мне знали».

Представители ЦРУ отказались прокомментировать историю Абу Ахмада, однако находящийся в Вашингтоне источник подтвердил, что Абу Ахмад работал на разведывательное сообщество. Однако он принизил его значение и сказал, что он «просто был сирийским посредником».

Другие части истории Абу Ахмада и детали его отношений с ЦРУ были подтверждены повстанцами, активистами и дипломатами, однако все они отказались назвать свои имена.

Американцы предложили Абу Ахмаду стать участником группы по проведению тайных операций для поддержки умеренных повстанцев, группы, которую они начали формировать со своими союзниками — с Британией, Францией, Иорданией, Катаром, Саудовской Аравией и Турцией. Эта группа получила название MOM (Müşterek Operasyon Merkezi), и она была сформирована по типу совместного оперативного центра, созданного годом ранее в Иордании.

С самого начала проводимые операции стали наталкиваться на серьезные препятствия. 800-километровую границу Турции с Сирией было сложно контролировать. Кроме того, к 2014 году роль джихадистов и их отношения с иностранными сторонниками и местными клиентами настолько укрепилась, что стало невозможно управлять потоками направляемого оружия.

«В процессе реализации (этой программы) возникли значительные разногласия между различными странами, а также внутри правительств отдельных стран, — говорит Ноа Бонси (Noah Bonsey), из НКО Международная кризисная группа (International Crisis Group). — Можно ли сказать, что повстанцы потерпели сокрушительное поражение? Абсолютно. Были ли поддерживавшие их государства так же расколоты, как повстанцы? Абсолютно».

Многие повстанцы считали оперативный центр MOM чем-то большим, чем просто плацдармом иностранных разведок внутри оппозиции. Однако некоторые из них, в том числе Абу Ахмад, надеялись на то, что эта группа сможет, по крайней мере, укрепить положение повстанцев на севере Сирии и обеспечить таким образом более сильные позиции на мирных переговорах.

Этот оперативный центр располагался в скромной на вид вилле на юге Турции, где командиры повстанцев встречались с сотрудниками разведки за длинным овальным столом, предлагали свои планы ведения боевых действий, а также лоббировали поставку оружия. Те повстанцы, которые успешно проходили проверку на идеологическую «умеренность», получали ежемесячные выплаты в размере 150 долларов для бойца и 300 долларов для командира. «Они никогда не говорили нам, куда мы направляемся, — говорит Абу Ахмад. — Нас сажали в машину с закрытыми окнами. Это было похоже на фильм про шпионов, но немного напоминало и шутку, поскольку со временем мы смогли вычислить этот маршрут».

Первое время атмосфера была благожелательной. Турки разрешали командирам спать в самом здании, где была кухня и свой повар, и поэтому они могли допоздна сидеть, склонившись над своими картами и планами. Однако вскоре бюрократия оперативного центра MOM стала проблемой для повстанцев — вооруженные столкновения могли продолжаться несколько часов, тогда как иностранным представителям требовалось порой несколько недель для одобрения планов поставок оружия, медикаментов и обуви. Повстанцы обратились к средствам массовой информации и рассказали о скупости оперативного центра MOM.

Однако некоторые оппозиционные деятели и дипломаты считают, что проблема состояла как раз в обратном. «Оперативный центр MOM стал средством для коррумпирования Свободной сирийской армии — но не потому, что он давал слишком мало, а потому что он давал слишком много», — говорит один оппозиционный деятель близкий к поддерживаемым центром MOM командирам.

По его словам, командиры постоянно преувеличивали количество своих бойцов для получения дополнительного количества денег, а некоторые из них завышали количество требуемого оружия для его последующего накопления или продажи на черном рынке. В конечном итоге это оружие оказывалось в руках у боевиков «Исламского государства». Другие группировки присоединялись к «Исламскому государству» для того, чтобы не быть атакованными его боевиками. «ЦРУ, конечно же, знало об этом, все в центре MOM об этом знали. Это была цена, которую нужно было платить за это дело».

Абу Ахмад открыто критиковал своих товарищей среди командиров за подобного рода деятельность, и это, как он считает, произвело впечатление на американцев. «Я говорил: этот парень утверждает, что у него 300 бойцов, а у него только 50. А этот занимается… Я многих ставил в неловкое положение, — говорит он. — Сирийцы были недовольны и говорили: „Он американский агент, информатор — как он может так говорить о нас?" Однако я был убежден, что они воруют деньги у нашей революции».

Трудно проверить, был ли Абу Ахмат сам так чист, как он утверждает, однако его нынешний статус контрастирует с позицией многих командиров повстанцев, которые имеют большие квартиры в Турции, разъезжают на новых автомобилях и покупают новейшие айфоны.

Абу Ахмад, его жена и двое их сыновей живут в небольшой квартире вместе с его родителями и семьей его брата. Он иногда предается горькой фантазии и пытается представить себе, как бы он жил, если бы участвовал в сговоре с другими командирами и получал бы свою долю. «Я не был бы „предателем". Люди выставляли бы мои портреты. У меня были бы прекрасные автомобили, — говорит он. — Я мог бы так поступить, но я этого не сделал. Вместо этого меня опозорили».

Однако еще более разрушительным, чем коррупция, стало соперничество между иностранными сторонниками и спонсорами оперативного центра MOM. Когда произошел раскол, каждая сторона попыталась поддержать своих командиров.

«Ребенок мог войти в помещение, где находились представители оперативного центра MOM, и сказать, какого парня поддерживают Соединенным Штаты, кого хотят видеть турки и кого продвигают саудиты, — говорит Абу Омар, друг Абу Ахмада, командир повстанцев, поддерживаемый Соединенными Штатами (это не настоящее его имя). — Центр MOM стал легальным названием, используемым для сокрытия всей дополнительной поддержки, которая оказывалась этим группировкам за спинами каждого из их представителей».

Самый большой раскол произошел между Соединенными Штатами и Турцией. Напряжение возросло после того, как группировка «Исламское государство» в июне 2014 года захватила второй по величине иракский город Мосул, а затем ее боевики стали быстро продвигаться по территории Ирака и Сирии. Вашингтон при помощи Пентагона начал бомбить с воздуха позиции Исламского государства, а поддержка наземных сил предоставлялась курдским ополченцам из Отряда народной самообороны (YPG), а не самим повстанцами. Пентагон увидел в представителях Отрядом народной самообороны привлекательных партнеров, потому что можно было не опасаться инфильтрации исламистов — и, в отличие от повстанцев, они не воевали против Асада.

Однако Анкара было возмущена — она в течение четырех десятилетий вела войну с Рабочей партией Курдистана, с родственной Отрядам народной самообороны организацией, а причиной этого были амбиции курдов относительно самоуправления в юго-восточной части Турции, и поэтому турки воспринимали как угрозу растущий у своих границ курдский анклав.

«Я был поражен тем, насколько искренними казались американские и турецкие официальные лица в своем непонимании друг друга. Иногда американские официальные лица, на самом деле, не понимали, почему поддержка с их стороны Отрядов народной самообороны воспринимается Турцией как большая проблема, — говорит Бонси из Международной кризисной группы. — По той же причине турецкие официальные лица не понимали, насколько разочарованы были американские официальные лица из-за отсутствия попыток ослабить инфраструктуру джихадистских группировок, использующих турецкую границу. Они говорили, не слыша друг от друга».

Поддерживаемые Соединенными Штатами повстанцы оказались посредине, и неожиданно их стали рассматривать как предателей их турецкие хозяева, а также исламистские группировки, которых они поддерживали. Абу Ахмад стал с большим трудом переносить посещение оперативного центра MOM. «Я оказался между поссорившимися родителями», — шутя, говорит он.

Он вспоминает встречу, во время которой один турецкий чиновник специально спросил его в присутствии американских коллег о том, почему американские удары помогают курдам, а не таким повстанцам, как он сам. Сотрудники ЦРУ сначала сидели молча, а затем вскочили со своих мест и стали говорить, что удары наносятся Пентагоном, а это другое ведомство.

Особенности политики Соединенных Штатов становилось все сложнее объяснить возмущенным бойцам, которые уже стали с большей симпатией относиться к исламистам, особенно после того как поддерживаемые американцами Отряды народной самообороны зимой 2016 года захватили несколько городов вблизи его базы на северо-западе Сирии, которые удерживались ранее повстанцами, говорит Абу Омар.

«Я потерял 57 бойцов на линии фронта, и вдвое больше было тех, кто лишился своих конечностей, — говорит он. — Как я могу объяснить им, что Пентагон поддерживает Отряды народной самообороны? Как я могу им объяснить, что ЦРУ поддерживает оперативный центр MOM? Это сирийские деревенские парни — они не разбираются в подобного рода вещах».

Связанные с ЦРУ командиры, в том числе Абу Ахмад и Абу Омар, также сталкивались со сложностями в совместной работе с турками. У Абу Омара возникли трудности с продлением разрешения на пребывание в стране, и, кроме того, ему сообщили, что он внесен в список лиц, находящихся под наблюдением со стороны служб безопасности. Когда он попросил американских официальных лиц поднять этот вопрос в беседе с турецкими официальными лицами, они сказали ему, что этот вопрос не находится под их контролем«.

Дилемма, с которой столкнулся Абу Ахмад, стала походить на фарс. В первые дни существования оперативного центра MOM турецкие официальные лица сопровождали его до границы во время проведения встреч. А после ссоры с американцами они сказали, что больше помогать они не будут. После этого он был вынужден превращаться в контрабандиста для того, чтобы присутствовать в Турции на международных встречах.

Однажды он в назначенное время оказался на границе и увидел, как один из поддерживаемых Турцией командиров сел в автомобиль и поехал на встречу. «Он помахал мне рукой и сказал „Пока!" Я стоял, пораженный увиденным», — говорит Абу Ахмад. Когда он пожаловался американцам, они посмеялись, но опять сказали, что ничего не могут сделать. Именно в это время повстанцы, пытавшиеся организовать свои разрозненные силы, сформировали новый альянс, получивший название Джебхат Шамия (Jabha Shamiya). Они надеялись на то, что это ослабит конфликт между Вашингтоном и Анкарой. Вместо этого разногласия обострились, и этот альянс был вынужден выйти из состава участников проведения тайных операций.

«Америка оказывала на нас давление, использую для этого помощь, предоставлявшуюся центром MOM. Турция пыталась оказывать на нас давление с помощью своего контроля доступа к границе, — говорит еще один лидер повстанцев из Алеппо, который попросил не называть его имя. — Это не союзники, это обманщики. Если у вас такие друзья, как у сирийцев, то вам не нужны враги».

Абу Ахмад предпочел отойти от дел, а не вступать в Джебхат Шамия, однако вскоре американцы попросили его стать их консультантом с оплатой, примерно, 1000 долларов в месяц. Среди сирийцев он стал известен как человек, способный организовать встречу. Критики говорили про него, что он помогал провалившемуся заговору ЦРУ с целью убийства лидеров ан-Нусры и пытался ослабить поддерживаемые Турцией группировки. Абу Ахмад отрицает участие в каких-либо заговорах, но признает, что он пытался заманить некоторые группировки назад в оперативный центр MOM.

Летом 2015 года американцы начали реализовывать программу Пентагона «Подготовь и экипируй» (Train and Equip), которая была предназначена для отобранных бойцов из числа повстанцев. Ее объем составил 500 миллионов долларов, но и она закончилась полным провалом. «Я был в шоке, — говорит Абу Ахмад. — Появились представители Пентагона, они стали встречаться с людьми в Газиантепе и отбирать тех людей, которых и ЦРУ и MOM считали бесполезными».

После того как первая группа программы «Подготовь и экипируй» была похищена представителями ан-Нусры, он стал подозревать, что американские ведомства не обмениваются между собой информацией. Затем вторая группа вместе с недавно назначенным командиром сдалась ан-Нусре.

«В тот момент я понял, что американцы ведут работу в двух разных направлениях», — говорит он. Он обратился к западным дипломатам с просьбой объяснить существующую американскую политическую систему. Они рассказали ему о Конгрессе, о Белом доме, а также о различных разведывательных и военных ведомствах. «Если Обама идет по одному пути, а люди в Конгрессе выбирают другой путь, но люди, работающие на земле, говорят „Нет, первый вариант работает, а второй не работает", то можно ли говорить о принятии какого-то решения?— спрашивает он, улыбаясь. — Возможно, проблема состоит в том, что слишком много демократии».

Тем временем американо-турецкий конфликт углублялся в результате обсуждения возможного введения бесполетной зоны на севере Сирии. Один из многочисленных спорных пунктов этого провалившегося плана был связан с вопросом о том, кто в Сирии будет их уполномоченным человеком. По мнению некоторых командиров, ЦРУ хотело, чтобы им стал Абу Ахмад. Тогда как турки намеревались поставить на это место близкого к себе человека. За день до противоречивой встречи в центре MOM для обсуждения этого вопроса, по словам Абу Ахмада, у его дома останавливается турецкая полицейская машина. Встревоженный происходящим, он запихивает в карманы все наличные деньги, и в этот момент полицейские стучат в его дверь.

В результате союзник по НАТО арестовал одного из местных союзников Вашингтона. Абу Ахмада в течение нескольких часов перевозили из одной штаб-квартиры разведывательного ведомства в другую. «Меня спросили, за что я был арестован, — говорит он. — Я сказал им: «Я сам не знаю. Это вы меня сюда доставили, и, наверное, вы должны предъявить мне обвинение».

В конечном итоге его поместили в близлежащую тюрьму, где он провел несколько дней, а в это время его жена и друзья отчаянно пытались дозвониться до кого-нибудь из американских официальных лиц. ЦРУ оказалось не в состоянии обеспечить его освобождение. «Они, действительно, попытались его освободить, — говорит находящийся в Вашингтоне источник, — но вряд ли это дело дошло до высокого уровня с учетом того, что он принимал участие в предположительно тайной операции ЦРУ».

Абу Ахмад вскоре понял, что единственный способ выбраться из тюрьмы состоит в том, чтобы согласиться на депортацию в Сирию — по сути, это было равносильно смертному приговору с учетом того, как его ненавидели исламисты. Тем не менее он подписал документы, и его высадили из машины на границе. «Я использовал имевшиеся у меня деньги, заплатил контрабандисту и тут же вновь оказался на территории Турции».

Более месяца он скрывался в доме, расположенном рядом с границей. В конечно итоге турки пообещали оставить его в покое — при условии, что он прекратит сотрудничество с американцами и с повстанцами. Скрепя сердце, он согласился на эти условия, и с тех пор он стал частью маргинального сирийского сообщества в Турции, а полагается он теперь на таких друзей как Абу Омар, которые снабжают его деньгами.

В один летний вечер Абу Ахмад отвез нас на машине к дому Абу Омара на турецком побережье для того, чтобы «предаться воспоминаниям о революции». Абу Омар выглядел ухоженным — короткие волосы, спортивная рубашка с короткими рукавами и новенький айфон. Он пригласил нас в рыбный ресторан и сразу же начал жаловаться.

Его группировка уступила ан-Нусре территорию и популярность, и никто, кажется, теперь не думает о сотрудничестве с американцами, говорит он. «Турки относятся ко мне так, как будто я американец. Джебхат ан-Нусра считает меня предателем. Никто не понимает, почему я сижу вместе с американцами — я делаю это, потому что я сириец, который пытается все сделать ради своей цели, — говорит он. — Я хотел бы узнать, как американцы меня воспринимают. Считают ли они меня патриотом? Или думают, что я наемник?»

Турецко-американские отношения продолжают оставаться напряженными, несмотря на возобновление обсуждения президентом Трампом возможности введения бесполетной зоны и молчаливое одобрение Вашингтона интервенции Турции на севере Сирии, предпринятой для того, чтобы отодвинуть «Исламское государство» и Отряды народной самообороны от своих границ. «Эти отношения улучшились на 1000%, однако они продолжают оставаться ужасными», — говорит аналитик Аарон Стейн (Aaron Stein) из вашингтонского Атлантического совета.

Для Абу Ахмада психологическое напряжение переросло в физическое. Его жена звонит по телефону, она встревожена. В течение последних нескольких месяцев он больше трех раз останавливал машину и думал, что у него сердечный приступ. «Но все обошлось, — говорит она. — Доктора говорят, что это были приступы паники».

Иногда Абу Ахмад думает о том, чтобы навсегда уехать из этого региона. Но это не так просто. Германия отказала ему из-за его связей в прошлом с одной повстанческой группировкой, которую теперь обвиняют в военных преступлениях.

В прошлом году он попросил нескольких американских официальных лиц помочь ему перебраться в Соединенные Штаты. Они сказали, что ему надо сначала зарегистрироваться в ООН в качестве беженца. Больше они с ним не связывались, а последнее распоряжение президента делает еще менее вероятным, что он получит разрешение на въезд в Соединенные Штаты.

Он позвонил своим старым контактам из ЦРУ и попросил у них о помощи. И вот что они ему ответили: «Мы сожалеем, но это вопрос Госдепартамента. Это разные ведомства».

Эрика Соломон является корреспондентом Financial Times на Ближнем Востоке.

Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071063


Сирия. Армения > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 февраля 2017 > № 2070315

Сирийский конфликт и решение Армении не покидать Сирию

Арпине Овсепян, Аравот, Армения

Сирийский конфликт один из основных вопросов ближневосточной повестки внешней политики Армении. Переросший в настоящую войну международный кризис поставил официальный Ереван перед сложной задачей выбора наиболее сбалансированного подхода. Сегодня, уже спустя шесть лет после начала конфликта, можно с уверенностью сказать, что принципиальная позиция Армении была прагматичной и оправдала себя.

Учитывая необходимость сохранения высокого уровня политического сотрудничества с Дамаском, защиты армянской общины Сирии и оказания помощи дружественному арабскому народу, президент Армении изначально принял волевое решение сохранить дипломатическое представительство в Сирии. Посольство Армении в Сирии и консульство Армении в Алеппо продолжили свою работу в тяжелых условиях войны, сохраняя постоянную связь с политическим руководством Сирии и общинными организациями армян.

Консульство Армении в условиях многолетней блокады Алеппо стало единственным действующим дипломатическим представительством. В то время как весь дипломатический корпус покидал Алеппо, консульство Армении продолжало работать в чрезвычайном режиме. При этом, по словам Верховного консула Армении в Алеппо Тиграна Геворгяня, с целью оказания необходимой помощи нашим соотечественникам консульство Армении было перенесено, чтобы физически быть ближе к кварталам, населенным армянами. Более того, консульство оказывало внештатные консульские услуги в Латакии, Тартусе, Кесабе и в других регионах Сирии, освобождая армян от сложностей переезда в Алеппо по опасным дорогам. Кроме того, по решению правительства Армении необходимые документы сдаются армянам Сирии, Ливии и Ирака сразу на месте.

Кроме сохранения дипломатических представительств в Сирии, Армения пытается иметь свой вклад в международных усилиях по оказанию гуманитарной помощи страдающему населению Сирии. В частности, по указу президента РА из Армении в Сирию направились два самолета с гуманитарной помощью, предназначенной не только для армян Сирии, но и для оказания помощи дружественному народу Сирии.

Прошедшие годы также доказали правильность той позиции, которую Армения заняла в отношении сирийского конфликта. Стороны, вовлеченные в конфликт в конце концов пришли к тому, что сирийский кризис удастся решить только в результате немедленного прекращения военных действий, диалога между всеми политическими силами Сирии и совместной борьбы против терроризма. Тем временем, Армения изначально всеми возможными способами сохранила высокий уровень отношений с Дамаском. Министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян в 2015-ому году, а еще ранее и парламентская делегация Армении в 2014-ому году посетили Сирию, что служило определенным жестом демонстрации позиции Армении и желания сохранить уровень сотрудничества с Сирией.

2017-ый год для Сирии начался с положительными ожиданиями. Освобождение города Алеппо, установление перемирия и усилия по началу политического диалога в конце года внушили надежду, что удастся остановить кровопролитие, ослабить гуманитарную катастрофу и достичь политического урегулирования конфликта. Армяне Сирии уже объявили 2017-ый год годом реконструкции и намерены восстановить страну, сотрудничая с сирийскими властями.

Сирийский конфликт был особым испытанием с одной стороны для многовековой дружбы армянского и сирийского народов, а с другой стороны для способности Республики Армения разрабатывать и осуществлять гибкую и принципиальную политику в то же время направленную на защиту наших соотечественников в разных углах света. Прошедшие годы доказали, что решение Армении не покидать Сирию и сирийский народ, и в первую очередь армян Сирии, было лучшим выходом из этих испытаний.

Сирия. Армения > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 февраля 2017 > № 2070315


Сирия. Турция > Армия, полиция > dw.de, 12 февраля 2017 > № 2070230

Отряды оппозиционной Свободной сирийской армии при поддержке турецких военнослужащих ведут наступление на позиции боевиков террористической группировки "Исламское государство" (ИГ) в пригородах сирийского города Эль-Баб к северо-востоку от Алеппо. Об этом в субботу, 11 февраля, сообщил базирующийся в Лондоне Сирийский наблюдательный совет по правам человека (SOHR).

Благодаря поддержке ВВС Турции, повстанцам удалось взять под контроль западные окраины города. Турецкие военные также пытаются продвинуться вперед на юго-западном направлении, близ дорожной развязки между Тадефом и Эль-Бабом.

Как, в свою очередь, передало в субботу, 11 февраля, агентство Anadolu, в ходе боев с ИГ на севере Эль-Баба погиб один военнослужащий вооруженных сил Турции. Генштаб также сообщил о ранении одного турецкого военного.

За минувшую неделю около 223 боевиков ИГ были захвачены или убиты на севере Сирии в рамках операции "Щит Евфрата", уточнили в Генштабе ВС Турции.

Сирия. Турция > Армия, полиция > dw.de, 12 февраля 2017 > № 2070230


Россия. Сирия. Турция > Армия, полиция > ria.ru, 12 февраля 2017 > № 2070163

Российские представители в комиссии по перемирию в Сирии зафиксировали за сутки четыре нарушения режима прекращения огня, турецкие — четыре, но РФ их не подтверждает, говорится в информационном бюллетене российского Центра по примирению в САР.

"Российской частью представительства совместной российско-турецкой комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с нарушениями единого соглашения, за сутки зафиксировано четыре нарушения в провинции Латакия. Турецкой частью представительства зафиксировано четыре нарушения в провинциях Дамаск (2), Идлиб (1), и Хомс (1)", — говорится в сообщении, размещенном на сайте Минобороны РФ.

Отмечается, что в ходе разбирательства по данным фактам установлено, что четыре случая нарушений режима прекращения боевых действий российской частью представительства не подтверждаются.

Россия. Сирия. Турция > Армия, полиция > ria.ru, 12 февраля 2017 > № 2070163


Турция. Сирия > Армия, полиция > bbc.com, 12 февраля 2017 > № 2069603

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил в воскресенье, что турецкие войска и союзные с ними повстанцы заняли центр сирийского города Эль-Баб, который считается оплотом группировки "Исламское государство".

По словам Эрдогана, полное взятие города - это лишь вопрос времени.

Турция просит международную коалицию помочь в борьбе с ИГ

"Эль-Баб окружен теперь со всех сторон… Наши силы вступили в центр города вместе с сирийскими повстанцами", - заявил Эрдоган в Стамбуле преждче чем отправиться в поездку по странам Персидского залива.

По его словам, силы исламистов из группировки, называющей себя "Исламское государство" (ИГ), отходят из города.

Бои за город, который находится всего в 30 км от границы с Турцией, начались 24 августа прошлого года, когда Турция начала операцию под кодовым обозначением "Евфратский щит" с целью вытеснения как джихадистов, так и воюющих с ними курдских формирования из приграничных районов.

Однако эта задача оказалась более сложной, чем ожидалось, из-за упорного сопротивления боевиков ИГ (признана террористической и запрещена во многих странах, включая Россию) и больших потерь турецкой армии.

Общее число убитых турецких военнослужащих с августа достигло 67 человек.

Город Эль-Баб служит последним оплотом ИГ в провинции Алеппо на севере Сирии. Наступление на него с юго-западного направления ведет также сирийская армия.

Турция. Сирия > Армия, полиция > bbc.com, 12 февраля 2017 > № 2069603


Иран. Россия. Сирия > Армия, полиция > dw.de, 11 февраля 2017 > № 2069405

Иран продолжит предоставлять свое воздушное пространство для российских истребителей, участвующих в военной операции в Сирии. "Мы поддерживаем в этом отношении тесное сотрудничество с Россией, открывая воздушное пространство Ирана", - заявил в субботу, 11 февраля, секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани

В последнее время, по словам Шамхани, самолеты ВВС России, хотя и пролетали над Ираном, но не использовали авиабазу Хамадан на западе страны, указал Шамхани. По его словам, Россия имеет также принципиальное разрешение использовать этот аэродром в первую очередь для дозаправки своих бомбардировщиков.

Секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана уточнил, что выдача разрешения на пролет российской боевой авиации через иранское воздушное пространства для поддержки наземных операций в Сирии отличается сложной процедуры и требует экспертного изучения всех аспектов, согласования точного графика и маршрута полетов.

Тегеран и Москва участвуют в гражданской войне в Сирии на стороне президента страны Башара Асада.

Иран. Россия. Сирия > Армия, полиция > dw.de, 11 февраля 2017 > № 2069405


Сирия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 11 февраля 2017 > № 2069364

Число освобожденных с начала года от террористов группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в России) населенных пунктов в Сирии увеличилось до 45, сообщается в информационном бюллетене российского Центра по примирению в САР.

"За сутки под контроль правительственных войск перешло 24,5 квадратных километра территории. В общей сложности с 1 января 2017 года освобождено 1 тысяча 381,7 квадратных километра. Количество населенных пунктов, освобожденных с 1 января 2017 года сирийскими правительственными войсками от вооруженных формирований международной террористической организации "Исламское государство", увеличилось до 45", — говорится в бюллетене.

Также за сутки подписано шесть соглашений о присоединении к режиму прекращения боевых действий населенных пунктов Бсейрин, Зор-Джидит, Хайялин в провинции Хама, населенных пунктов Эль-Мохаммадия, Аль-Аббади (Гурайфа) в провинции Дамаск, а также населенного пункта Дахр-Мардж-аль-Ката в провинции Хомс.

Число населенных пунктов, присоединившихся к процессу примирения, увеличилось до 1 тысячи 228. Кроме этого, продолжены переговоры о присоединении к режиму прекращения боевых действий с отрядами вооруженной оппозиции в провинциях Алеппо, Дамаск, Хама, Хомс и Эль-Кунейтра.

Число вооруженных формирований, заявивших о приверженности перемирию в соответствии с соглашением от 27 февраля 2016 года, не изменилось и остается на уровне 110 отмечается в бюллетене.

Сирия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 11 февраля 2017 > № 2069364


Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 11 февраля 2017 > № 2069359

Отряды "Демократических сил Сирии" (SDF) приблизились к сирийской столице "Исламского государства" (террористическая группировка, запрещена в России) Ракке на расстояние в 5 километров с северо-востока, сообщили РИА Новости в штабе SDF.

Основу отрядов составляют курдские бойцы самообороны.

"Наши отряды в течение двух последних дней взяли деревни Абу-Таляль, Джиср-Шанина и Таль-Махляс, а также элеваторы деревни Шанина к северо-востоку от Ракки. Теперь мы находимся в пяти километрах от городской черты Ракки", — рассказали агентству в штабе "Демократических сил Сирии".

Город Ракка с 2014 года считается сирийской "столицей" запрещенной ИГ.

С осени 2016 года "Демократические силы Сирии" (SDF), основу которого составляют курдские, а также арабские отряды самообороны, ведут операцию по освобождению Ракки. Наступление на город ведется одновременно с северо-западного и северо-восточного направлений.

Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 11 февраля 2017 > № 2069359


Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 11 февраля 2017 > № 2069353

Боевики террористической группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в России) казнили 40 жителей сирийского города Эль-Баб, сообщает телеканал Аль-Маядин.

По данным телеканала, мирных граждан казнили сразу после взятия в плен.

Ранее источник, приближенный к сирийском народному ополчению, сообщил РИА Новости, что правительственная армия и союзные ей силы отрезали последний путь к отступлению боевиков в Эль-Баб, подойдя к городу на расстояние около километра.

Сирийская армия наступает на город Эль-Баб с запада и юга. В то же время турецкие войска и союзные ей радикальные группировки в коалиции "Щит Ефрата" ведут бои в северных и восточных пригородах города.

Террористы ИГ находятся практически в окружении, однако протурецкие силы и сирийская армия не координируют свои действия, Дамаск официально считает присутствие турецкой армии на территории Сирии нарушением суверенитета страны и агрессией.

Михаил Алаеддин.

Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 11 февраля 2017 > № 2069353


Сирия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 11 февраля 2017 > № 2069340

Сирийские войска при поддержке российских ВКС освободили населенный пункт Тадеф — наиболее укрепленный форпорт боевиков "Исламского государства" (группировка запрещена в России) на подступах к городу Эль-Баб, сообщает российское Минобороны.

В ходе боевых действий сирийская армия уничтожила более 650 террористов, два танка, четыре БМП, 18 автомобилей с тяжелым вооружением, семь минометов, шесть "джихадмобилей" и полностью взяла под контроль дорогу на Ракку, по которой снабжались оружием боевики в Эль-Бабе.

В результате наступления правительственные войска вышли на согласованную с Турцией линию разграничения со Свободной сирийской армией, отмечает Минобороны.

Сирия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 11 февраля 2017 > № 2069340


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter