Всего новостей: 2529575, выбрано 2 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Орешкин Дмитрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТАрмия, полициявсе
Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433196 Дмитрий Орешкин

Игры на грани войны: Путин выбрал опасный сценарий, США уже отвечают

О конфликте между Россией и США из-за нарушения договора о РСМД.

Дмитрий Орешкин, Апостроф, Украина

Россия с помощью договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД) пытается шантажировать Запад. А президент РФ Владимир Путин ведет со США игры на грани войны. Об этом «Апострофу» рассказал российский политолог Дмитрий Орешкин, комментируя решение американских властей принять меры в отношении двух предприятий российского военно-промышленного комплекса, нарушающих договор об РСМД.

Начну с того, что договор не соблюдался, во всяком случае, с российской стороны. Россия сформировала и совершенствовала ракеты — эти самые «Искандеры», которые у нас постоянно смеются (так в оригинале, в действительности — над которыми, прим. ред.). Что, в общем, было запрещено договором о РСМД. А объясняли это тем, что США разворачивают комплексы противоракетной обороны. И по существу — это тоже ракеты, которые в любой момент можно переделать на ракеты «земля-земля».

Это довольно искусственная конструкция, но она использовалась для того, чтобы с российской стороны не соблюдать ограничения, налагаемые этим договором. США на это закрывали глаза. Дело в том, что и в Соединенных Штатах, и в России понимают, что обмен даже не ядерными, а просто ракетными ударами между условными Западом и Востоком исключен. Следующий шаг — это уже межконтинентальные ядерные ракеты. Именно поэтому делать этот шаг никто не будет ни с той, ни с другой стороны.

Поэтому договор об РСМД был, скорее, символическим знаком или, с точки зрения России, механизмом шантажа Запада. Современная война — гибридная. Мы как бы ни при чем: воюют не США, а кто-то там еще, но американским оружием; не вооруженные силы России, а какие-то ЧВК, наемники или какие-то вообще совершенно непонятные люди без имени, роду и племени…

Между тем война идет. И именно так оно и будет продолжаться. Потому что страны слишком большие, и у них слишком много серьезного оружия накопилось, чтобы позволять себе войсковые операции. В гибридной войне очень большую роль играет взаимное устрашение. Когда ситуация обостряется, США вспоминают, что Россия нарушала договор об РСМД. Путину это тоже полезно, потому что надо обострять отношения со США, чтобы мобилизовать внутреннее общественное мнение. То есть видим одновременно и гибридную полевую войну (ЧВК «Вагнера»), и гибридную информационную войну.

Логика такова: «Если вы хотите, чтобы мы вернулись к обсуждению мира на Востоке Украины, сделайте то-то и то-то, примите наши условия по поведению в серой зоне и размещайте миротворцев только вдоль границы (имеется в виду линия разграничения между силами АТО и боевиками и россиянами на Донбассе, — прим. ред.)». Эти игры — на грани войны. Они, как предполагают в Кремле, выигрышны для Путина. Потому что мобилизуют свое общественное мнение и пугают Запад. А Запад пугливый. У Запада представления о допустимом уровне потерь сильно отличаются от российских: условно говоря, если погибнет пять морских пехотинцев США, то для Трампа это будет серьезной проблемой. А для Путина — еще пять орденов дадут, еще пять раз по три миллиона родственникам выплатят, и все будет замечательно… В этом смысле Путину гораздо легче манипулировать общественным мнением на грани войны. Он это понимает и эксплуатирует.

Путину понятна ситуация нагнетания конфликта, но непонятны ассиметричные ответы. Вернее, он не знает, что с ними делать. США, на самом деле, знают, что Путин побоится нанести удар этими ракетами. Поэтому и думают: производишь — ну производи, а мы еще на две зарубочки затянем поясок санкций. Вот примерно так выглядит ситуация. Мне кажется, Владимир Владимирович Путин и его команда, которые пытаются реализовывать обычный советский сценарий запугивания и эскалации, недооценивают тот опыт, который накопился в аналитических службах США — они понимают, что их пугают, и пугают тем самым местом, которым обычно пугают ежа.

И это очень опасно, потому что Путину для серьезности намерений, может быть, придет в голову что-нибудь такое учудить. Надеюсь, что это ему в голову не придет, но тогда все его усилия пропадают втуне, потому что их не воспринимают всерьез.

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433196 Дмитрий Орешкин


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 июля 2017 > № 2238477 Дмитрий Орешкин

О чем Трамп говорил с Путиным

На саммите Большой двадцатки прошли переговоры между президентами России Владимиром Путиным и США Дональдом Трампом.

Дмитрий Орешкин, Новое время страны, Украина

Если оставаться в рамке отношений РФ-США, то есть пять тем, которые могут быть озвучены. Первое — это Сирия. Вторая — Северная Корея (и здесь у Трампа должны быть вопросы, потому что он хотел бы поставить на место Ким Чен Ына, но для этого ему договориться с Китаем и Россией). Третья — санкции. Четвертая — Украина. И пятая — вмешательство России в американские выборы. Все пять обсудить не смогут, разве что Сирию. Остальные, если обсуждались, то вскользь, потому что аудитория сейчас разогрета чисто информационными поводами, чисто виртуальным пространством, она ждет слишком много от маленькой, рутинной, плохо подготовленной встречи на полях совершенно другого мероприятия.

Это не двусторонняя встреча, не специальный саммит, а просто формальная встреча в Гамбурге. Ничего серьезного от этого общения я не стал бы ждать. Потому что решения и предложения нужно готовить неделями, а времени на подготовку встречи просто не было.

Полагаю, единственное, что они могли всерьез обсуждать — это Сирия. Потому что у обеих сторон есть некоторый общий интерес, который сводится к тому, чтобы приостановить конфликт. Путинская Россия хорошо понимает: всерьез для Асада она уже ничего не может сделать, тот упускает из-под контроля где-то три четверти территории, там будут продолжаться свои разборки с участием людей, которых РФ не может контролировать, например, турок и исламистов. Сам конфликт, видимо, будет продолжаться, и в интересах как России, так и США немного от этого дистанцироваться, чтобы не тратить так много денег, времени сил и людей, на этом конфликте.

Остальные вопросы даже трогать нет смысла. Говорить за 10 минут об Украине — невозможно, о санкциях — ни тот, ни другой не захотят, потому что эти темы лучше обсуждать в другой, тихой, закулисной обстановке, чем на саммите, к которому прикованы все глаза. О Корее — скорее должны говорить Тиллерсон с Лавровым. От лидеров ничего ждать не приходится, потому что ни у того ни у другого нет хорошо проработанного пакета предложений.

Мы озабочены достаточно узким набором проблем, думая, что ничего важнее Сирии, Украины, Северной Кореи, антиамериканских или антироссийских санкций вроде как нет. На самом же деле проблемы России на саммите точно не на первом месте. Может где-нибудь на пятом. А для Трампа она вообще важна не в контексте проблемы отношений с Путиным, а в контексте проблем отношений, прежде всего, с американской прессой, которая активно использует Россию как трамплин, чтобы нанести ущерб имиджу Трампа. Поэтому Россия сейчас в американских СМИ занимает непропорционально большое место: там считают, что Трампа можно поймать на симпатии к Путину, что он избрался в президенты при поддержке Путина, что у них есть общие интересы. И все это активно обсуждается.

Но для Европы это не так актуально. Там нет большой политики, направленной на то, чтобы кого-то обвинить в дружбе с Путиным. У ЕС серьезные проблемы с Брекситом, у всех серьезные проблемы с Китаем, потому что непонятно, как себя вести, экономические глобальные трудности, выход США из Киотского протокола. Очень много серьезных вещей, которые выходят за пределы того, что кажется важным для российских, американских и, возможно, украинских СМИ. Но нам кажется, что важнее отношений Трампа и Путина ничего нет.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 июля 2017 > № 2238477 Дмитрий Орешкин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter