Всего новостей: 2530070, выбрано 4 за 0.038 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Пионтковский Андрей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Пионтковский Андрей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 апреля 2018 > № 2564080 Андрей Пионтковский

США могут уничтожить Россию

Татьяна Гайжевская, Обозреватель, Украина

«Обозреватель» продолжает серию интервью с известными россиянами, посвященных прогнозам на ближайшие 6 лет правления президента России Владимира Путина. Будет ли его новый срок принципиально отличаться от предыдущих? Сработает ли ядерный шантаж? Нужны ли Кремлю новые имперские победы и — главное — позволят ли ему их? Будет ли безмолвствовать российский народ? И, наконец, когда и как решится вопрос с оккупированными украинскими территориями? Своими размышлениями на эту тему с «Обозревателем» поделился российский политолог, журналист, политический деятель Андрей Пионтковский.

«Обозреватель»: Будут ли следующие 6 лет президентства Путина чем-то принципиально отличаться от того, что мы видели в предыдущие 18 лет?

Андрей Пионтковский: Во-первых, я бы возражал против цифры «6». Путин совершенно не думает о шести годах. Он десятки раз совершенно ясно давал понять, что его правление — это правление пожизненного диктатора. Мне кажется, каждый украинец должен посмотреть ту сцену из фильма «Миропорядок-2018», где Путин с вожделением рассуждает о том, как он лично будет применять ядерное оружие. Так же он говорит и такую фразу: «Зачем нам такой мир, если там не будет России?» То есть — зачем мне такой мир, в котором я не будут властвовать?

Когда он говорит о России, надо всегда вспоминать, как наш замечательный Володин (спикер Госдумы РФ Вячеслав Володин — прим. ред.) сказал, что Россия — это Путин, а Путин — это Россия. Поэтому, какие там 6 лет?

Но это с точки зрения Путина. А если говорить об объективных закономерностях развития, то я надеюсь, что мир все-таки уцелеет, и он будет без Путина. И это событие произойдет гораздо раньше, чем через 6 лет.

Что касается того, чем этот срок будет отличаться от предыдущих — ну, вот он и показал. Ядерным шантажом он занимается с 2014 года. Известно, что, задумывая крымскую операцию, аннексию Крыма, он привел в состояние боевой готовности ядерные войска. Но никогда этот шантаж не был столь явным и психологическим, как в последние дни.

Все его послание Федеральному собранию посвящено ядерному шантажу, причем, грубейшему и глупейшему. Все эти мультики, которые он демонстрировал, с одной стороны, не имеют никакого отношения к реальности — это задумки, разработки еще советских конструкторов. А с другой стороны, что нового он сообщил? Он сообщил, что Россия может уничтожить Соединенные Штаты. Да, это известно всему миру и США, но как минимум с 1962 года, когда это поняли Кеннеди и Хрущев и отступили от края ядерной войны.

Просто Путин забывает поставить запятую и продолжить, что и Соединенные Штаты также могут уничтожить Россию. Вопрос лишь в нюансах: Россия может 10 раз уничтожить США, США могут 15. Или наоборот.

Выступление было абсолютно параноидальным, и это говорит о том, что он сознательно идет на повышение уровня конфронтации с Западом и вечное балансирование на грани войны. Но не переходя эту грань. Пока еще он не самоубийца, готовый покончить с собой и миром. Но угрожает: если мной серьезно займутся, мир исчезнет. Потому что это единственный способ удержаться у власти. Какую еще повестку дня он может предложить населению?

— Вы сказали: «Путин пока не готов». А когда будет готов?

— Он сформулировал это условие: «Когда будет угроза моей личной власти». Дескать, мир без Путина во власти существовать не может. Им важно создать атмосферу осажденной крепости.

Но есть нюанс. Очень важно понять, чем Путин-2018 отличается от Путина-2014. Путин и весь российский фашизоидный политический класс в 2014 году, во время так называемой «русской весны», был на пике эйфории. «Русский мир», «воссоединение рассоединенной нации», «Новороссия» из 12 областей, дальше — везде, угроза Прибалтике… Тогда они думали об этом совершенно серьезно. И Путину казалось, что он нашел золотую жилу вечного правления, что на алтарь своей власти он будет приносить восторженному народу все новые и новые славные победы. Сначала Крым, потом — «Новороссия», потом — Нарва.

Но очень быстро он понял, что это невозможно. Прежде всего, провалилась сама идея «русского мира» на Украине — он собирался разжечь этническую войну между русскими и украинцами, но это не удалось: большинство русского населения отвергло эту идею и осталось верным украинскому государству.

И во многом он полез в Сирию для того чтобы отвлечь внимание от этого принципиального и метафизического, как я его называю, поражения и провала на Украине. Но и там тоже он долго хорохорился, три раза торжественно и победоносно, после завершения всех задач, выводил войска. Потом при первом серьезном столкновении с какой-то ротой американцев при попытке захватить какой-то нефтяной заводик вляпался в катастрофу, о которой до сих пор не сообщают россиянам.

— Как, по вашему мнению, на эти ультиматумы будет реагировать Запад? Он действительно позволит Путину оставаться во власти?

— Запад не позволит ему ничего больше. Это понял и Путин: что никаких больше славных побед не будет. Запад всегда медленно собирается — в отношении Гитлера он тоже медленно собирался.

Поэтому Путин будет продавать другую модель — оруэлловскую вечную войну, вечное балансирование на грани войны в осажденной крепости.

Если говорить об украинских делах — не полезет он ни на Мариуполь, ни тем более на Киев, понимая, что реакция Запада — многоплановая, и военная, и экономическая и какая угодно — будет просто сокрушительной для его власти.

Но он будет сидеть в осажденной крепости, с гниющей экономикой, и пугать всех оттуда своей ядерной пиписькой.

Я нахожусь в Вашингтоне, я общаюсь с людьми и ощущаю это ежедневно: здесь совершенно другое отношение к Путину, чем месяц назад. Пройден какой-то рубеж.

— Произошел сдвиг в их сознании?

— По большому счету, им наплевать и на Украину, и на Россию, но они уже почувствовали угрозу себе. Последней каплей было нападение с химическим оружием массового поражения в Солсбери. Они почувствовали, что это угроза серьезная и противостоять ей нужно всерьез.

— А как же российский народ? «Народ безмолвствует», как говорил классик? Он будет безмолвствовать и в ближайшие 6 лет?

— Вы знаете, у российского народа очень парадоксальное сознание. К его чести хочу сказать, что эта безумная имперская агрессивная философия не характерна для большинства народа. Она порождается правящим классом. Это не призыв снизу, на который верхам требовалось бы реагировать, как, скажем, в гитлеровской Германии. Или, например, во время развала Югославии сербы были гораздо более имперским и фашизоидным народом, чем русские. Милошевич развязал 4-5 войн для нарезания «великой Сербии», причем, он пользовался безоговорочной поддержкой сербского народа.

А какова была реакция на Беловежскую пущу в Москве? Я помню прекрасно: некоторые политики призвали к демонстрации протеста, вышло 200 человек.

То есть глубоких имперских инстинктов у русского народа нет. У него есть эта чудовищно агрессивная, разжиревшая на ограблении того же народа элита, захотевшая наслаждать имперскими комплексами.

— Имперских комплексов у народа нет, но и революционных настроений, желания что-то изменить — тоже.

— Есть две центральные идеи в русском сознании: имперский комплекс элиты, но 95% населения совершенно едины в том, что правящая верхушка ограбила страну. Удивительным образом благодаря работе пропаганды большая часть этих людей Путина выносит за скобки. Какие-то плохие олигархи, начиная с Медведева и дальше по списку — но о Путине молчок, хотя в общем-то все понимают, что: а) он во главе этой банды и б) его личное состояние там.

Так вот. Я все время подсказываю Западу, и мне кажется, он начинает понимать: у него есть прекрасная возможность повернуть ситуацию. Буквально в последние дни об этом стали говорить руководители Великобритании — Борис Джонсон и Тереза Мэй. О том, что «мы не боремся с русским народом и с Россией — мы боремся с клептократами, ограбившими Россию».

У Соединенных Штатов есть прекрасная возможность объявить эти 1,2 триллиона — по подсчетам американского Института экономических исследований (National Bureau of Economic Research), — деньгами, добытыми преступным путем.

Есть законодательства обеих стран, не надо ничего придумывать, не надо вводить новые санкции, а просто использовать его. Эти средства должны быть заморожены, конфискованы. Что делает честный американский или британский полицейский, когда конфискует у преступника украденный кошелек? Он возвращает этот кошелек владельцу.

То есть в принципе необходимо политическое заявление о том, что это деньги русского народа. Дескать, мы понимаем, что они должны быть возвращены, но, конечно, мы не можем их возвратить тем же преступникам, которые стоят во главе этого государства. При этом российское правительство, которое проведет люстрацию всех элит, причастных к этим преступлениям, получит в распоряжение русского народа эти громадные средства.

Такой шаг западных правительств, резонирующий с чаяниями 90% российского населения, был бы очень позитивен. Мне кажется, он подорвал бы сами основы антизападной пропаганды, раздуваемой теми же преступниками.

— Вы сказали, что сегодня Путин не может себе позволить активные наступательные действия в отношении Украины. А что будет с Донбассом и Крымом?

— Донбасс будет возвращен Украине после падения путинского режима. Любое новое правительство закроет ситуацию на Донбассе. А с Крымом, наверное, будут пытаться навязывать какие-то варианты. Попытаются договориться с Западом, чтобы он на время закрыл на это глаза — как это было в случае с Прибалтикой и США. Но в конце концов Крым будет возвращен Украине.

— То есть ситуация замораживается до момента ухода Путина из власти?

— Конечно, при Путине никаких подобных шагов не будет. Для него это публичное признание поражения. Вся власть его держится на том, что он «собиратель русский земель». Как же он может отдавать «русские земли»?

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 апреля 2018 > № 2564080 Андрей Пионтковский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272789 Андрей Пионтковский

В Москве — состояние шока и растерянности

Андрей Пионтковский, Обозреватель, Украина

Кроме достаточно серьезных секторальных санкций в финансовой и энергетической сфере, которые ударят по и так стагнирующей российской экономике, центральное место в новых санкциях занимает требование финансовой разведки США в течении 180 дней собрать сведения о всех активах российской верхушки. Вот это наносит сокрушительный удар по самой сердцевине путинского режима.

Практически вся российская политическая верхушка объявлена преступной организацией. Сразу же возникает аналогия с Нюрнбергским процессом, на котором советский обвинитель сформулировал «преступники, овладевшие государством и превратившие само государство в орудие своих преступлений». Это собственно и сказано в законе США о российской политической верхушке.

С принятием закона прошло уже несколько дней, очень много чего из Москвы прозвучало, но нет ни слова по разделу персональных санкций. А он-то самый оскорбительный для российской верхушки. Они, типа честные и благородные люди, а тут их вдруг объявляют преступниками. Прежде всего им надо этим возмущаться. А нет, ни слова не сказали. И вообще первая реакция Путина была даже скорее примирительной, что мы не будем втягиваться в эскалацию, обмены ударами. Жалкую конфискацию дач и подвалов они выдали за жесткую реакцию на этот закон. Хотя скорее это реакция на санкции Обамы, принятые им в декабре.

Во-вторых, это снова фальсификация. Из этих 755 якобы дипломатических сотрудников США, 90% — это русская обслуга: водители, дворники, повара. И вот это оглушительное молчание российского истеблишмента, относительно санкций, которые касаются их лично, оно очень показательно. Это страшный удар для них. Это ж не только потеря больших денег и активов, это изменение всего образа жизни. Они ж уже не мыслят себя без западной медицины, без обучения своих детей в западных вузах, без громадных апартаментов, дворцов на лучших курортах мира. Они привыкли к потреблению на высшем уровне западной буржуазии. И сейчас они всего этого лишаются. Это состояние шока и растерянности, которое сейчас царит в Москве, и естественно задают себе пока молчаливый вопрос — а зачем нам все это нужно? Не лучше ли нам с Западом о чем-то договориться и установить нормальный образ жизни. Может быть, все дело в одном человеке, который своими авантюрами поставил их жизнь под вопрос. Вот такие настроения сейчас царят в Москве, и как они будут развиваться — предсказать очень трудно.

С одной стороны может быть стремление к гибридной капитуляции, договориться с Западом о том, что Запад может воспринимать как капитуляцию. А собственному населению можно продать как победу встающей с колен России. Ну, эта схема была подготовлена еще прошлой осенью в неформальных переговорах российских экспертов в Вашингтоне с людьми Клинтон. Месседж гибридной капитуляции приблизительно такой: да, мы уходим с Донбасса, а вот Крым остается за нами. Конечно, вы это формально не признаете, но закрываете на это глаза.

Не думаю, что сегодняшний Запад в лица Пенса и Волкера, так как они сейчас озвучивают реальную политику Вашингтона, будет готов к такой гибридной капитуляции. Тогда Кремль может предпринять гибридную эскалацию: резко поднять военные ставки или на Донбассе, или в Беларуси во время учений, запугивая Запад криками «я припадочный, держите меня, у меня ядерное оружие». Запугивать для того, чтобы принудить Запад к окончанию конфликта, которое было бы более-менее приемлемое для Москвы.

Вот такое витание и следует ожидать в ближайшие два месяца. Они решать очень многое в мировой истории. Единственное, что ясно по настроению американского политического истеблишмента, что их поведение будет очень жестким. Путин вот этой дерзкой попыткой поставить в Белом доме человека либо скомпрометированного, либо оболваненного, чтобы заключить с ним большую Ялтинскую сделку, вызвал возмущение и вызовет очень жесткую реакцию.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272789 Андрей Пионтковский


США. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 августа 2017 > № 2265058 Андрей Пионтковский

Американцы наконец определились

Андрей Пионтковский, Обозреватель, Украина

Гибридную войну, которую вы в Украине испытали полностью, и террор, и вторжение регулярных воинских частей — вот эту войну не только против Украины, но и против Запада в целом путинская Россия развязала 20 февраля 2014-года. Эта дата выбита на медальках, которые давали за «покорение» Крыма. И российские пропагандисты — не я придумал это выражение — они с удовольствием называли это Четвертой мировой войной, которая должна стать реваншем за поражение Советского Союза в Третьей мировой, холодной.

А Четвертая мировая — это такая гибридная война, и ее цель — установление полного контроля над всем постсоветским пространством, а если удастся — и Центральной Европы. Запугивание НАТО ядерным шантажом было демонстрацией того, что она не способна защищать своих членов, прибалтийские страны. Окончательным итогом этой войны было бы заключение со США некой большой Ялтинской сделки, которая признавала бы власть путинской России почти над половиной мира. Примерно той же сферой, в которой властвовал Советский Союз.

Мне кажется, Запад до последнего времени не понимал истинный характер этого вызова. Какую-то политическую помощь Украине Запад оказал, но прежде всего, как известно, он не выполнил свои юридические обязательства по Будапештскому меморандуму.

А в последнее время произошли некие новые события, которые означают совсем другой этап в отношениях Запада с российской клептократией. Конечно, это закон о санкциях. И второе — 19-22 июля в Аспене прошла ежегодная американская конференция по безопасности, где участвовали все руководители силовых структур обамовской и трамповской администрации. Там очень четко прозвучали два новых посыла. Первое — что Москва ведет гибридную войну против Запада и, прежде всего, против США. И второе — военно-политический истеблишмент твердо намерен в этой войне нанести путинской России поражение.

И вот первым актом реализации этой политики и стал закон, принятый беспрецедентным большинством в обеих палатах американского Конгресса, о санкциях против России. Надо сказать, что этим законом Трамп просто выводится из игры, лишается инициативы во внешней политике на российском направлении. И очень вовремя. Потому что при подписании закона Трамп и Тиллерсон сделали заявления, мол, Трамп-то подписывает, но считает этот закон антиконституционным. Практически он обещал сделать все, что в его силах, используя свою должность для саботажа этого закона.

Но этим он только усугубил свое положение. По формальным и неформальным источникам известно, что и Трамп, и Тиллерсон — уже не только как агенты России — не только на грани провала. Они уже — за гранью провала. Но почему они так отчаянно боятся обидеть Путина, что очень проявилось во вчерашних заявлениях по поводу нового закона? Чем же все-таки Путин так их держит?

Но это уже вопрос личной судьбы Трампа и Тиллерсона. А в целом совершенно новые отношения американского истеблишмента к России и к ее агрессии в Украине определились.

США. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 августа 2017 > № 2265058 Андрей Пионтковский


США. Сирия. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144393 Андрей Пионтковский

В мире животных

Андрей Пионтковский, Радио Свобода, США

Каждый человек намного больше, чем наше представление о нем. Ну, казалось бы, все мы знали о президенте США Трампе. Для многих — довольно неприятный субъект, нарцисс, в бизнесе — делец, подчас лавирующий на грани закона, в политике — демагог, равнодушный к переживаниям и страданиям других людей. Еще в начале апреля Трамп полагал, что президент Сирии Асад, по приказу которого были уничтожены сотни тысяч граждан страны, — это политическая реальность, с которой надо считаться. Тем более каким-то боком Асад вроде бы участвует в борьбе с «Исламским государством» (запрещенная в России организация — прим. ред.) этим главным, по мнению Трампа, врагом США.

Ну кто же мог ожидать, что этот человек окажется до глубины души потрясен телевизионными кадрами гибели от химического отравления десятков мирных жителей, включая маленьких детей. Babies! — как несколько раз восклицал Трамп на своей пресс-конференции. И он совершил нечто, на что способен только абсолютно неопытный политик. В течение пяти минут перевернул американскую внешнюю политику на Ближнем Востоке — и обамовскую, и уже, казалось бы, наметившуюся как продолжение обамовской свою собственную. Проклял Асада, размазал по стенке Барака Обаму за его отказ от «красной линии» в 2013 году, развязавший руки сирийскому диктатору и его российскому патрону. Объявил, что для него, Трампа, Асад перешел все мыслимые и немыслимые красные и любые другие линии и не останется безнаказанным. «Асад — животное», — добавит Трамп к характеристике «нашего всего на Ближнем Востоке» через несколько дней.

И прямо с пресс-конференции глава Соединенных Штатов Америки отправился на ужин с китайским президентом Си, а за десертом разразился «Карибский кризис 2.0», потенциальное военное столкновение с ядерной сверхдержавой. «Карибский 2.0», в отличие от первого, продолжался не две недели, а всего лишь несколько часов ночи с 6 на 7 апреля, и лично для Владимира Путина закончился гораздо большим позором, чем Карибский кризис для Никиты Хрущева. Генсек вышел тогда из ситуации, сохранив, по крайней мере, формально, лицо. В 1962-м в ответ на вывод советских ракет с Кубы американцы согласились вывести свои ракеты из Турции.

Сегодня же мы констатируем полный и унизительный провал России. Американцы издевательски корректно за несколько часов предупредили российских военных об ударе, предложив им вывести с базы свой персонал. Тем самым дав понять, между прочим, что им хорошо известно: Москва знала и, более того, фактически участвовала в химическом нападении. И оказалось, что Путин на деле просто «понтовался» в Сирии два года: он даже и не вздумал попытаться защитить своего дорогого союзника Асада. Несмотря на неоднократные официальные заявления Кремля о том, что С-300 и С-400 развернуты в Сирии именно для «защиты сирийских аэродромов от американских крылатых ракет».

Путин благоразумно отступил. Болтать о радиоактивном пепле можно сколько угодно, но только — до угрозы реального столкновения на конвенциональном уровне, где превосходство американской стороны подавляющее. А на ядерную ничью взаимно гарантированного самоубийства никто не подписывался. И прежде всего кремлевские вожди-гедонисты. Ну и, кроме того, хваленые С-300 и С-400 просто не смогли бы остановить американские «Томагавки». Как замечательно разъяснил на следующий день на российском телевидении один крупный военный специалист, «мы не учли фактор кривизны Земли».

12 апреля Рекс Тиллерсон, заручившись поддержкой коллег по G7, прибыл в Москву оформлять посткарибскую ситуацию. Его предшественника, государственного секретаря Джона Керри, «прописывали» в Москве во время его первого визита тремя с половиной часами ожидания в путинском предбаннике. Тиллерсона держали весь день в неведении, пройдет ли он собеседование с Сергеем Лавровым и удостоен ли будет лицезрения солнцеликого. Однако, судя по поведению Тиллерсона на пресс-конференции по итогам этих встреч, собеседование у него не прошли Путин с Лавровым. Тональность заявлений была совершенно иной, нежели у несчастного Керри, покорно бормотавшего по ходу уничтожения Алеппо: «О, Сэергэй… Мы с Сэергэем…»

И дело было не только в посткарибской ситуации на земле, но и в личности самого Тиллерсона. Многие говорили, что новичку во внешней политике тяжело придется с «выдающимся многоопытным мэтром» советско-российской дипломатии. Ничего подобного: российский орденоносец оказался фактурным мужчиной, прекрасно знающим цену себе и своему слову. Он говорил очень коротко, корректно, прекрасным прозрачным английским и исключительно по делу. И Лавров как-то сразу сдулся — пускался в совершенно неуместные для жанра пресс-конференции длиннющие монологи, то путаясь во взаимоисключающих российских версиях трагедии 4 апреля, то сокрушаясь о судьбе покинувших нас по разным причинах диктаторов, многолетних советских клиентов.

Как это часто практиковалось с Керри, первым же вопросом российской стороны стала заготовка с миссией срезать Тиллерсона. С благородным негодованием в голосе юноша вопросил, доколе американцы (читай: президент Трамп) будут позволять себе недопустимую риторику: называть животным выдающегося государственного деятеля, законно избранного президента суверенного государства. Тиллерсон очень спокойно и убедительно ответил: такой характеристикой президент Асад наградил себя сам.

Центральным, содержащим в себе тот консолидированный месседж Запада Кремлю, с которым Тиллерсон и прибыл в Москву, был его ответ на другой вопрос, заданный американским журналистом, о причастности России к химической атаке на Хан-Шейхун: «У нас нет твердых подтверждений того, что имела место какая бы то ни было вовлеченность России, российских сил, в эту атаку». Я не случайно выделил в цитате одно слово. Оно ключевое. На следующий день президент Трамп практически дословно повторил это высказывание своего госсекретаря, добавив к нему два момента. Во-первых, Пентагон тщательно изучает в настоящее время все данные о причастности русских к химическому нападению на мирных жителей. Во-вторых, он, Трамп, будет очень, ну очень расстроен, если выяснится, что русские действительно были причастны. Россия обвинения о своей причастности к химической атаке на всех официальных уровнях опровергает.

Перевожу все это с языка дипломатического на язык, который дипломаты не используют явно, но прекрасно понимают. Асад — животное. 4 апреля российский самолет его ВВС с российским химическим оружием на борту вылетел с базы, нашпигованной российскими военными советниками, и нанес химический удар по Хан-Шейхуну. Россия является соучастницей этого тяжкого военного преступления. Но мы готовы закрыть на это глаза и предоставить вам окно возможностей. Вы можете, не теряя лица, выйти из мира животных (Асад, Хезболла, Корпус стражей исламской революции), в котором по какому-то странному недоразумению оказались. Но время уже пошло.

США. Сирия. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144393 Андрей Пионтковский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter