Всего новостей: 2527559, выбрано 7 за 0.040 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Эпплбаум Энн в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыАрмия, полициявсе
Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 9 апреля 2018 > № 2564058 Энн Эпплбаум

Это уже не только Россия

Энн Эпплбаум | The Washington Post

"Меня тревожит запоздалое рвение при разоблачении российских манипуляций, так как оно преуменьшает масштаб проблемы, которая вовсе не исчерпывается действиями русских", - пишет обозреватель The Washington Post Энн Эпплбаум.

Она описывает "онлайн-тактики россиян": использование подложных сайтов "для повышения доверия к экстремистским взглядам", выдумывание или искажение историй "с целью спровоцировать страх и усугубить социальные раздоры".

"Но все эти тактики, в большом масштабе впервые примененные россиянами, есть и в распоряжении других - и не только других авторитарных правителей. Они открыто и законно применяются и в западных демократиях", - пишет автор. По ее словам, правящая партия Венгрии в ходе недавней избирательной кампании "использовала ряд платформ для распространения целой серии видеозаписей, которые были фальсифицированы, вырваны из контекста или подправлены техническими способами".

"Ровно таким же образом действуют Fox News и те СМИ, которые дружественно относятся к Трампу. Как я уже писала, во время своей избирательной кампании 2016 года Дональд Трамп открыто пользовался российскими слоганами и версиями", - продолжает автор.

"Но в данный момент у него уже нет необходимости что-то у них заимствовать. Недавно The New York Times, проанализировав, как президент зациклился на "караване нелегальных мигрантов", перечислила, как первоначальный сюжет был намеренно приукрашен и искажен СМИ, которые мы в другой стране назвали бы "прорежимными", - говорится в статье. (Подразумевается история с "караваном", организованным, чтобы привлечь внимание к бедственному положению мигрантов и беженцев. Трамп в ответ направил Национальную гвардию для охраны границы США с Мексикой. - Прим. ред.).

Эпплбаум заключает, что "против дезинформационных кампаний недостаточно применять решения, сфокусированные исключительно на России".

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 9 апреля 2018 > № 2564058 Энн Эпплбаум


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 26 февраля 2018 > № 2511430 Энн Эпплбаум

Америке не нужна Россия, чтобы разрушить демократию. Она сама может это сделать

Энн Эпплбаум | The Washington Post

Перечислив основные тактики, которые российское "Агентство интернет-исследований" использовало для насаждения влияния на американцев, обозреватель The Washington Post Энн Эпплбаум указывает, что те же самые тактики использовал Трамп.

"С самого начала штаб Трампа стремился использовать присущие социальным сетям разъединяющие свойства, чтобы добраться до тщательно выбранных групп с разными посланиями. В Южной Флориде кубинцы получили сердитые послания о кубинской политике президента Барака Обамы с предупреждением, что Хиллари Клинтон ее продолжит. Их гаитянские соседи получили истории о том, что Клинтон будто бы не помогла Гаити после землетрясения 2010 года. Это была попытка убедить их не голосовать. Между тем люди, которым не нравятся ни гаитянцы, ни кубинцы, снова и снова слышали, что Трамп отгородится стеной", - говорится в статье.

"Их методы и выражения так похожи, что непросто отделить российские фальшивые истории от американских фальшивых историй. Обе стороны сочиняли дикие сюжеты на основе украденных электронных писем, которые обеим помогали добиться одной и той же цели. Временами эти две стороны подходят еще ближе друг к другу. После года расследований никто не объяснил, почему Трамп в какой-то момент предвыборного лета 2016 года начал систематически использoвать истории и слоганы, зародившиеся на российском вебсайте Sputnik или даже показанные по российскому государственному телевидению, во время своих предвыборных выступлений перед толпами людей", - пишет Эпплбаум.

"Обама создал ИГИЛ*" и "Хиллари приведет к началу Третьей мировой войны". Знал ли Трамп, что использует истории, созданные российской пропагандой? Глядя на то, как часто штаб Трампа контактировал с широким спектром россиян, я нахожу невозможным считать, что он не знал. Но важно в данном случае другое: эти истории стали неразличимы", - говорится в статье.

"С правовой точки зрения, конечно, имеет значение, кто что от кого узнал во время американских выборов - и как. Национальная безопасность также требует, чтобы мы ответили на российское вмешательство в нашу демократию и другие демократии", - указывает журналистка. Тем не менее, "по самой своей природе социальные медиа делают возможными широкие кампании дезинформации: их алгоритмы способствуют глубокой поляризации, а обещания анонимности открывают двери для мошенничества", подчеркивает Эпплбаум.

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая организация, запрещенная в РФ.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 26 февраля 2018 > № 2511430 Энн Эпплбаум


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 31 октября 2017 > № 2372458 Энн Эпплбаум

Россия научила Пола Манафорта всем своим грязным уловкам?

Энн Эпплбаум | The Washington Post

"Не исключено, что спустя много лет историки будут изучать обвинительные документы на Пола Манафорта, чтобы понять, каким способом была достигнута русификация американской общественной жизни", - пишет обозреватель The Washington Post Энн Эпплбаум.

Манафорт обвиняется в отмывании денег, жульничестве с налогами и предоставлении ложных сведений о его клиентуре. Параллельно он учил Трампа вести избирательную кампанию на "антиэлитарной" платформе. "Именно эту тактику Манафорт довел до совершенства в интересах России, действуя на Украине", - пишет журналистка.

Эпплбаум утверждает: в 2006 году Манафорт содействовал "выборам с "этнической нагрузкой", которые сталкивали лбами русскоязычных и украиноязычных при попытке помочь России сохранить влияние в этой стране", в 2008-м помогал проводить кампанию против вступления Украины в НАТО, а в 2010-м способствовал смене имиджа Януковича. "Янукович обвинил действующее правительство в коррупции, объявил, что результаты выборов будут "подтасованы", и, наконец, победил", - говорится в статье.

На взгляд автора, весь этот опыт пригодился Манафорту в 2016 году, поскольку та же тактика применялась Трампом. Эпплбаум находит предостережение для США и в других чертах Януковича: "Он был "антиэлитарным" кандидатом, который оказался намного более коррумпированным, чем существующая элита. Воспользовался служебным положением для личного обогащения. Старался разрушить украинскую конституцию - вначале исподволь, а затем открыто".

Эпплбаум делает вывод: "Часть политического класса и делового сословия США уже долгое время срастается идеологически и эстетически со своими постсоветскими коллегами. Использование компаний-прокладок и счетов в кипрских банках; чрезмерные траты на одежду и дома; глубоко циничная манипуляция межэтническими или межрасовыми раздорами ради победы на выборах - теперь такое поведение стало обычным для специфической группы сомнительных воротил на двух континентах. Если обвинительное заключение соответствует действительности, Манафорт - живое олицетворение этой российско-американской конвергенции. И разумеется, Трамп - ее апофеоз".

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 31 октября 2017 > № 2372458 Энн Эпплбаум


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 сентября 2017 > № 2305188 Энн Эпплбаум

Доказательства сговора Трампа и России будут найдены очень скоро

Энн Эплбаум (Anne Applebaum), The Washington Post, США

Теперь нам известны мотивы. Поддерживая Дональда Трампа, российский олигархический класс стремился не только дестабилизировать американскую политику, но и добиться отмены санкций — как тех, которые были введены после вторжения России на Украину, так и тех, которые связаны с Законом Магнитского и направлены против чиновников, виновных в нарушениях прав человека. Ища поддержки у России, Трамп стремился не только стать президентом, но и заработать: даже после старта своей предвыборной кампании Трамп надеялся заключить соглашение на реализацию очень выгодного проекта по строительству Трамп-тауэр в Москве.

Теперь нам известны не только мотивы, но и методы. Как нам только что продемонстрировало издание New York Times, в период предвыборной кампании профессиональные российские интернет-тролли, вероятнее всего работавшие в Санкт-Петербурге, создавали сотни фальшивых аккаунтов в Фейсбуке и Твиттере. Затем эти тролли публиковали там тысячи фейковых историй, мемов и слоганов, поддерживали антиклинтоновские хештеги и версии, а также размещали ссылки на DCLeaks — сайт, где публиковались электронные письма, украденные российскими хакерами у соратников Клинтон. Электронные письма, публиковавшиеся там, были совершенно банальными. Однако российские тролли утверждали, что в них содержатся «скрытые факты», намекали, что все это было частью тайной операции «Сорос», и убеждали людей переходить по ссылкам. Российские агенты уже пользовались этим методом прежде. Выборы на Украине и в Польше показали, что украденные материалы — любые украденные материалы — можно использовать для раздувания теорий заговора.

Нам известно, что случилось дальше. Фейковые истории, мемы и слоганы переместились из сети спонсируемых Россией «американских» аккаунтов в сети реальных американцев. Некоторые из них, такие как теория «пиццагейт», согласно которой влиятельные сторонники Хиллари Клинтон были связаны с тайной организацией педофилов, которой якобы управляли кампанией из одной вашингтонской пиццерии, привлекли к себе массу внимания. Другие, такие как теории о том, что Барак Обама основал «Исламское государство» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.) или что поисковик Google настроен таким образом, чтобы помогать Клинтон, привлекли меньше внимания, но их стоит отметить по другой причине: их продвигали не только российские тролли, которые использовали рекламу, чтобы их распространять, но и российские новостные агентства, такие как Sputnik. А позже на эти теории открыто ссылался кандидат Трамп.

Но часть этой истории нам не известна. Как россияне, стоявшие за фейковыми «американскими» аккаунтами, узнавали, кто из реальных американцев поверит в теории заговора, распространяемые в Фейсбуке? Как они узнавали, кому нужно рассылать рекламу? Возможно, им просто повезло. Возможно, они по чистой случайности наткнулись на группы людей, которые охотно читали их теории заговора и передавали их дальше. Или же им кто-то в этом помог. Несомненно, у команды Трампа была такая информация: недавно один из членов предвыборного штаба Трампа, отвечавший за кампанию в сети, в интервью BBC похвастался их способностью находить восприимчивую аудиторию в Фейсбуке и других соцсетях.

Есть еще кое-что, чего мы не знаем. Почему Трамп стал использовать те же теории заговора, которые распространялись российскими СМИ и троллями? Возможно, это снова совпадение. Или здесь снова идет речь о координации действий. Сообщения, распространяемые российскими троллями, могли передаваться предвыборному штабу Трампа — или наоборот.

Я все еще считаю — и пишу об этом уже несколько месяцев — что симпатия Трампа к президенту России Владимиру Путину, циничному и жестокому диктатору, должна была сама по себе помешать ему заняться политикой в США. Ничто из того, что мы уже о нем знаем или скоро узнаем, не может сделать его более неподходящим кандидатом на должность президента США.

Но тем, кому нужно нечто большее, я могу сказать: знайте, что косвенные доказательства сговора его команды с Россией уже найдены. И прямые доказательства будут найдены очень и очень скоро.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 сентября 2017 > № 2305188 Энн Эпплбаум


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 мая 2017 > № 2166814 Энн Эпплбаум

Трамп укрепляет позиции диктаторов

Энн Эплбаум (Anne Applebaum), The Washington Post, США

У всех американских президентов в новейшей истории были причины для того, чтобы встречаться с диктаторами. Франклин Рузвельт поделил Европу с Иосифом Сталиным на Ялтинской конференции. Ричард Никсон ездил в Пекин, чтобы встретиться с Мао. Рональд Рейган принимал в Белом доме президента Филиппин Фердинанда Маркоса (Ferdinand Marcos) и его супругу. Многие американские президенты встречались с принцами Саудовской Аравии либо в Вашингтоне, либо в Эр-Рияде.

Контакты неизбежны, как порой и сделки, которые часто позиционируются как досадные, но необходимые жертвы во имя всеобщего блага. В период холодной войны США часто поддерживали жестоких авторитарных лидеров в их борьбе против не менее жестоких коммунистических движений. Причины, по которым это делалось, лучше всего высказала Джин Киркпатрик (Jeane Kirkpatrick), заявившая, что авторитаризм изменить можно, а вот коммунизм — нет, потому что его тоталитарные устремления убивают коммерцию, религию, гражданское общество и многое другое.

Ее точка зрения оказалась ошибочной: спустя 70 лет коммунизм развалился, и в качестве политики он привел к печальным результатам (вспомните Вьетнам). Однако даже те встречи, которые сегодня кажутся наиболее постыдными, в то время были частью более широкой стратегии. Когда, к примеру, Рейган принимал у себя Фердинанда Маркоса в 1982 году, он старался говорить об истории американо-филиппинской дружбы, «основанной на общих истории и идеалах». Рейган также высоко оценил конституцию Филиппин, в которой нашли воплощение «независимость, свобода, демократия, справедливость и равенство».

Но если говорить о президенте Дональде Трампе с его частными и подчеркнуто положительными комментариями в адрес диктаторов, за ними не чувствуется никакого четкого плана. В его восхищении теми, кто пытает и убивает своих оппонентов, не содержится никаких исторических или этических нюансов, никаких отсылок к теоретическим идеалам. К примеру, можно сравнить высказывания Рейгана, сделанные в 1982 году, с заявлениями Трампа, которые он сделал несколько недель назад, когда принимал у себя в Вашингтоне жестокого диктатора Египта Абделя Фаттаха ас-Сиси (Abdel Fatah al-Sissi). «Я хочу, чтобы все знали, на случай если есть какие-либо сомнения: мы поддерживаем Сиси самым активным образом, — заявил Трамп. — Он проделал фантастическую работу в очень сложной ситуации».

Сиси арестовал десятки тысяч людей, многие из которых подверглись пыткам и оказались в тюрьме за совершение «преступления», заключавшегося в работе на независимые благотворительные организации и фонды.

Его жестокость является настолько вопиющей, что, как я слышала, его тюрьмы часто называют «фабриками по производству будущих исламистских фанатиков». Его война против его собственного народа усилит нестабильность в регионе. Тем не менее, риторика Трампа носила не только позитивный, но и личный характер. Трамп заявил, что президент Египта был «очень близок ко мне с нашей первой встречи».

Для Сиси эта встреча была крайне важной, поскольку она поспособствовала консолидации его власти в стране, оправданию его жестокости и укреплению его позиций. Трамп также позвонил президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану (Recep Tayyip Erdogan), чтобы поздравить того с победой (вероятно, не совсем честной) на референдуме, благодаря которому он получает диктаторские полномочия. Трамп также пригласил в Белый дом Родриго Дутерте (Rodrigo Duterte), президента Филиппин, который приказал полиции без суда и следствия расстрелять тысячи людей, подозреваемых в распространении наркотиков. Результат будет один. «Знаете, он пользуется большой популярностью на Филиппинах, — сказал Трамп. — У него очень высокий рейтинг одобрения на Филиппинах».

Ни за одной из этих щедрых похвал не стоит четкая стратегия. (В некоторых случаях подобная риторика может поспособствовать реализации деловых интересов президента. У Трампа есть инвестиции на Филиппинах и в Турции, приносящие ему доход, о котором никто ничего не знает. Дутерте уже назначил делового партнера Трампа в Маниле на пост специального посланника в США.) Более того, нет никаких оснований считать, что подобный курс имеет более глубокие дипломатические цели или является частью умной игры. Наоборот, очевидное восхищение, которое Трамп испытывает перед странными и жестокими лидерами, такими как Ким Чен Ын (Kim Jong Un) — его Трамп назвал «ловкачом», добавив, что он был бы «польщен» встречей с ним — вполне соответствует устоявшейся у него практике. В прошлом он сознательно работал с коррумпированными и нечистыми на руку деловыми партнерами — к примеру, он решил заключить партнерские отношения с союзниками Корпуса стражей Исламской революции Ирана при возведении роскошного и по непонятным причинам пустующего здания в Азербайджане. Сейчас он поступает точно так же.

Поскольку Трамп ежедневно делает огромное множество возмутительных заявлений, легко не заметить, насколько катастрофической будет текущая смена парадигмы и насколько серьезными будут последствия на местах. На протяжении 70 лет США помогали поддерживать мир благодаря системе альянсов, основанной на общей вере в демократию. В течение того же периода президенты США поддерживали эти альянсы как на словах, так и экономически и военным путем. И США получали выгоду от такой поддержки. Теперь, когда президент США больше не видит различий между диктаторами и демократами, можно ожидать, что первые усилят свои позиции и будут проводить более агрессивную политику. При этом демократические альянсы ослабнут, как и мир и процветание.

Стоит ожидать, что люди будут искать морального лидерства в других местах. Во время встречи с российским президентом Владимиром Путиным, состоявшейся на этой неделе, один западный лидер публично призвал его прекратить преследования на религиозной почве и пытки людей нетрадиционной сексуальной ориентации в российских тюрьмах. Именно такую риторику мы привыкли слышать от «лидера свободного мира». Но теперь мы будем слышать ее только от канцлера Германии Ангелы Меркель (Angela Merkel).

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 мая 2017 > № 2166814 Энн Эпплбаум


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 марта 2017 > № 2117261 Энн Эпплбаум

Ключевые вопросы о России

Энн Эпплбаум | The Washington Post

"То, что российское правительство стремится оказывать влияние в западных странах, - вовсе не новость", - пишет обозреватель The Washington Post Энн Эпплбаум, упоминая о советской истории.

Сегодня, считает автор, "Россией руководят не "реформаторы", а очень богатые люди, которые считают, что западные институты и западные демократические идеалы - это угроза их власти и их наворованным деньгам. Они вернулись к своей прежней тактике, но включили в нее ряд нововведений".

Большинство "независимых" российских олигархов "зависимо от государства в плане сохранения своих денег, и, если поступит просьба, они направят эти деньги на выполнение воли государства. Однако многое из того, что они делают в интересах государства, внешне похоже на обычный бизнес: приобретение и продажа компаний, инвестиции в недвижимость, найм консультантов", - говорится в статье.

По утверждениям информагентства Associated Press, российский миллиардер Олег Дерипаска в 2005 году нанял американца Пола Манафорта. Это было сделано, чтобы Манафорт помог его компании, а также "повлиял на политику, деловую активность и журналистские материалы в США, Европе и бывших республиках СССР на благо правительству президента Путина", говорится в статье. Манафорт не отрицает, что работал на Дерипаску, но говорит, что не в интересах российского государства. Автор комментирует: "Формально он прав. На практике разницы нет".

"На практике Манафорт работал на российское государство еще в одной, как минимум, роли", - пишет автор, напоминая, что с 2007 по 2012 год Манафорт был советником Виктора Януковича. "Придя к власти, Янукович постарался сохранить коррупционные связи между российскими и украинскими олигархами", - отмечает Эпплбаум.

"Частный капитал россиян сыграл роль и в карьере Трампа", - считает автор. По данным информагентства Reuters, только во Флориде лица с российскими паспортами вложили не менее 98 млн долларов в семь "объектов недвижимости Трампа", как называет их Эпплбаум.

"Совсем как платежи Дерипаски Манафорту, "диспропорциальные" российские инвестиции в компании Трампа, которыми Трамп все еще владеет, не были взятками. В них не участвовал КГБ, они, вероятно, не предполагали никаких тайных платежей. Теперь встает вопрос, способна ли наша политическая система в принципе противостоять этой конкретной форме современной российской коррупции", - говорится в статье. По мнению обозревателя, Конгресс США или независимый следователь должен задаться вопросом, соответствовали ли эти действия принципам морали и не очевидно ли тут злоупотребление влиянием. На первый вопрос Эпплбаум сама отвечает: "Конечно, нет", а на второй: "Конечно, да".

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 марта 2017 > № 2117261 Энн Эпплбаум


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093526 Энн Эпплбаум

«Путин не является законно избранным президентом»

Андреа Зайбель (Andrea Seibel), Die Welt, Германия

У нее как раз завершился первый день в авторитетной Лондонской школе экономики. На этой территории ведется большое строительство, и идти приходится по зигзагообразной дороге. Наконец я добралась до здания Turm 3. Ее бюро пропитано шармом тюремной камеры, более безрадостным была только каморка Херфрида Мюнклера (Herfried Münkler). Но дух силен. Лондонский свет падает сквозь мутные стекла. На пустых полках одна единственная книга — о Советском Союзе.

Die Welt: Вы публикуете страстные комментарии в газете Washington Post, и вы — историк. Ваша последняя книга посвящена «железному занавесу». А какой будет следующая?

Энн Эпплбаум: Книга об Украине под названием «Red Famine» (Красный голод). В ней описывается, как Сталин использовал голод и репрессии, чтобы уничтожить национальное движение на Украине и «советизировать» эту страну. Я стала работать над ней еще в 2010 году. Однако когда начались протесты на майдане, я занялась ими, а книгу отложила.

— Будет ли эта книга встречена с таким же вниманием, как «ГУЛАГ» и «Железный занавес»?

— Каждый, кто хочет понять европейскую политику, будет заниматься этой темой. Она поможет разобраться в сложных отношениях между Россией и Украиной. И она поможет понять Путина и что он хочет сделать с Россией.

— Тогда Украина переживала жестокие унижения, вспомним лишь «Bloodlands» автора Тимоти Снайдера (Timothy Snyder). Произойдет ли для Украины некоторое продвижение?

— Быть может, Путин порою был бы почти готов отказаться от Украины. Ведь он начал эту войну. Конфликт в Восточной Украине Россия использовала по внутриполитическим соображениям. В конечном счете, Путин не является законно избранным президентом. Он должен постоянно доказывать, что он у власти и почему. По его словам, одна из причин заключается в том, чтобы защитить Украину, а также Россию от фашистских и нацистских сил. Другая история — это борьба против исламизма. Конфликт на Украине перестал между тем быть популярным в России, так что он мог бы захотеть завершить его.

— А как обстоят дела с самой Украиной? Является ли она чем-то другим, чем просто несчастным обществом, которое слишком поздно проявило свою волю к свободе и которая безразлична для европейцев?

— О нет! За последние годы произошли огромные положительные изменения, и в каждом городе живут люди, которые имеют вполне четкое представление о будущем своей страны. Здесь срабатывает полезный либеральный патриотизм. Они хотят добиться перемен со своим собственным правительством. И не забывайте: Украина действительно является практически последней страной, которая настроена настолько проевропейски. Люди должны преодолеть не только советский период, они были также долгое время колониальной страной. Преодолеть это очень трудно. Но несчастной эта страна отнюдь не является.

— Станет ли Украина когда-либо частью Запада?

— Я не думаю, что там стремятся к членству в ЕС или в НАТО, хотят лишь торговых отношений и свободы передвижений. На большее большинство украинцев и не рассчитывает. Но и это уже «Запад» в смысле внутренней позиции и приверженности.

— Существует много спекуляций о дружественном отношении Дональда Трампа к России. Но можно ли действительно представить себе сближение обоих антагонистических моделей общества или даже союз?

— Каждый президент со времени Рональда Рейгана пытался построить особые отношения с Россией. И каждый из них потерпел в этом неудачу. Проблема проста — США и Россия по-разному смотрят на мир и не имеют общих ценностей. Мы, американцы, верим в то, что правительство существует для того, чтобы служить народу, гарантировать свободу и способствовать благосостоянию. А русские думают, что правительство для того, чтобы обогащалось руководство.

— Кто опаснее, Трамп или Путин?

Ну и вопросы у Вас! Мы еще не знаем опасен ли Трамп и насколько. С Путиным дело проще. У него не только имперские замашки, чтобы контролировать другие регионы. Ему нужна для своего собственного восприятия власти миссия разрушения ЕС, а с ним и НАТО. Идеи демократии, правового государства и прав человека являются для него кошмаром, что он и доказал. Для этого он использует методы кибервойны во всех европейских странах. По сравнению с этим воинственное военное обхождение с Украиной является необычным.

— Однако обоих сейчас связывает большее, чем в это отваживались верить.

Что объединяет Трампа и Путина, так это неспособность понять и оценить значение и силу западных ценностей. Трамп не обманывает и не предает Запад, он просто не заинтересован в нем. Его не трогает и не волнует то, какие союзные структуры и альянсы возникли 70 лет тому назад. Он первый президент со времени второй мировой войны, которому Европа действительно безразлична.

— Почему никто не смог представить себе такую фигуру, как он, которого историк Дэн Дайнер (Dan Diner) назвал «искусственной фигурой»?

— Он находится в некотором роде вне возможности представления. Но он избран демократическим путем, и он, это надо признать, еще пока не нанес реального ущерба демократии. Мы должны быть осторожными в слишком быстрых оценках в отношении него. Но ясно также, что в ХХ веке не было ни одного президента с аналогичным коррупционным потенциалом.

— До сих пор структуры реагировали прямо-таки образцово.

— Посмотрим. Америка не так централизована, как Европа. Президент не может контролировать полицию, также и ФБР имеет многие региональные бюро. И юстиция имеет обширную сеть. Она гигантская. Трамп не может также контролировать СМИ или конгресс. Но сможет ли тот сдерживать его? И здесь любой прогноз слишком преждевременен. Его поведение и его стиль еще недостаточны для процесса импичмента, о чем многие левые мечтали уже после четырех недель президентства.

— Итак вы признаете за ним «презумпцию невиновности»?

— Нет. Он будет плохим президентом. Меня сбивает с толку, что он говорит и как он это говорит. У меня нет иллюзий, но ведь было бы ненормально уже теперь утверждать, что в Америке больше нет никакой демократии. Об этом сейчас можно услышать от многих немцев. Это ерунда. Дональд Трамп просто не понимает демократию, а также нашу конституцию. Когда он говорил про судью, который отменил его запрет на въезды в страну, то было заметно, что он, пожалуй, в первый раз вообще подумал об этом. Сейчас он на собственном опыте узнает, что президент не обладает абсолютной властью и он также связан обязательствами и его контролируют. Для него все это целина. Но это хорошие уроки.

— Создается впечатление, что Брексит, который был шоком прошлого лета, сократился между тем до незначительных размеров.

— Его можно было бы просто забыть. Если бы не было разнообразного эхо, которое он вызвал. Трудно будет покинуть не только внутренний рынок, но и таможенный союз. Как вы думаете, что произойдет, если между Северной Ирландией и Республикой Ирландия вновь будут осуществлять пограничный контроль? Тереза Мэй действует не осторожно и не в интересах всех, а поддается влиянию воинственного меньшинства в своем кабинете. Проблема Брексита в том, что большинство его эффектов носят более долгосрочный и более деликатный характер. Не будет никакого краха. Изменения будут происходить постепенно.

— Не осталось ли здесь положительных мыслей, например, о том, что британское «нет» имело смысл, а ЕС необходимо радикальное новое начало?

— Это было бы фантастическим моментом для ЕС. Ведь пограничный вопрос является решающим вопросом в каждом обществе. Мы должны обеспечивать охрану внешних границ и создать морские патрули. «Крепость» для меня слишком жесткое понятие. Но, конечно же, Европа не может принять всех беженцев и дать себя дестабилизировать и разобщить. А охрана границ не является задачей одной единственной страны, а всех стран. Тогда в этих странах не будет недовольства.

— А если изберут Ле Пен, и она выйдет из ЕС?

— Тогда, вероятно, возникнет новое объединение под руководством Германии. Это было бы временем, чтобы все тщательно взвесить и посмотреть, кто с кем вообще может иметь дело.

— В любом случае возникает немецкий вопрос. Вновь.

— Я ненавижу, когда говорят: Германия должна для себя самой стать ведущей страной при новом осмыслении и новой структуризации ЕС.

— Почему вы это ненавидите?

— Я ненавижу, если на Германию возложат такую обузу — именно на страну, которая как раз этого не хочет.

— Что было самой большой ошибкой представительской демократии?

— А она совершила ошибку?

— Откуда тогда недовольство и недоверие населения, отчуждение от правительства? Партии являются устаревшими образованиями.

— Это другой вопрос. Старые структуры больше не работают, потому что они не воплощают истинные разделительные линии. Христианские демократы делали ставку на церковь, социал-демократы на профсоюзы. Обе структуры больше не важны.

— А что же тогда важно?

— Действительно, существует разница между «открытым» и «закрытым». У популизма на самом деле нет никакого большинства. В лучшем случае он достигает 25%. Ле Пен может получить даже 26%, поскольку другие партии слишком расколоты. Партия Качиньского никогда не имела более 25% и представляет 18% населения. Она выиграла, потому что остальные силы были раздроблены.

— «Мы народ, а кто вы?» — спросил Эрдоган.

— В Германии Вы еще не достигли этого кризисного момента. Ограничение популистов возможно лишь через новые альянсы. Но они должны ставить правильные вопросы, не такие, как налоги или справедливость. Каждый хочет справедливости, это прописная истина. Партийная система действительно должна постепенно осознать серьезность положения. Консерватизм центра должен сплотиться и мог бы просто победить. Это было бы легко в Польше и кстати также и в Нидерландах.

— А что мешает партиям центра придерживаться, скажем, ответственной этики?

Меня кое-что ужасно разочаровывает: я еще не так стара, но я помню о крушении коммунизма и почему он проиграл. И я помню о том, как люди поняли, что социализм попросту не функционирует. Все это произошло лишь 28 лет тому назад. Однако сегодня политики уже снова требуют национализации промышленности. Однако это не помогало и не помогает более бедным людям. Почему люди хотят вернуться к этим провалившимся лозунгам? Для меня это загадка. Торговля однозначно создает новые рабочие места, также и открытые границы. Таким образом возникает благосостояние, которое рождает чувство сопричастности. Однако что не удалось западным обществам, так это сокращение коррупции. В Лондоне целые кварталы принадлежат иностранцам, которые тем самым получают налоговые преимущества. А молодые люди не могут найти подходящую недорогую квартиру. Это действительно большая социальная проблема. Каждое правительство устранялось от того, чтобы найти решение. Вместо этого у нас Брексит!

— Также и невероятно высокая безработица среди молодежи во Франции не имеет ничего общего с экономическим либерализмом, а наоборот вызвана безуспешным чрезмерным государственным регулированием.

— Возвратимся к либеральному капитализму. Мы должны залатать дыры. Будем честными, что касается его слабостей. Олигархи должны платить налоги. Международный капитал по всему миру должен быть привлечен к ответственности. Нужно сильное государство, которое бы строило дороги и дома. В Швейцарии накапливают золотые слитки в бывших бункерах. Это абсурд.

— Есть ли партия или политик, которые производят на вас впечатление?

— Да, есть либеральные головы, которые знают, что мы живем в новую эпоху. В Испании, в Польше, а во Франции Макрон. Он создал новую партию, новое движение. Добьется ли он успеха? По крайней мере, он понял, что такое вакуум. В Великобритании намного тяжелее создать что-то новое. Об этом думают многие люди. Потому что в обеих партиях действуют меньшинства как захватчики заложников. А в центре огромное количество людей не чувствуют себя представленными. Отдадим свой голос этим людям.

— Итак, вы — не только пессимист?

— Я невероятно пессимистична! Я уже полтора года назад говорила о возможном конце либерального миропорядка. И Брексит я тоже предсказывала. Почему я не увидела, что придет Трамп? По крайней мере, я не верила в силу Клинтон. Как долго можно сопротивляться пессимизму, спрашиваю я сама себя? В США, в любом случае, произошло самое плохое из того, что могло произойти. А каковы ответы? Поэтому я и сижу здесь, в этом бюро и хочу говорить. Мы займемся дезинформацией и тем, как можно с ней бороться. Над этим я работаю уже несколько лет.

— Составьте быстро программу и помогите нам в предвыборной борьбе в Германии!

— Возможно, мы на самом деле сделаем немецкую программу. Я, конечно, думаю о России. Это что, глубоко прочувствованная вина, которая немцев делает такими русофилами или невосприимчивыми к очевидным опасностям? Нет, немцы боятся России. Ибо Россия причинила кое-что немцам. Особенно восточные немцы хорошо помнят об этом. В Германии находится огромное количество российских денег. Они вложены туда очень осторожно и постепенно, в учреждения, фирмы, вплоть до художественных выставок как несколько лет назад в DHM, которую спонсировал «Газпром». Я не хотела бы быть чрезмерно конспиративной, но Германия два десятилетия находится под прицелом российской дезинформации. В Германии это успешно удалось.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093526 Энн Эпплбаум


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter