Всего новостей: 2527943, выбрано 2 за 0.022 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Воронцов Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Воронцов Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 18 января 2017 > № 2046676 Александр Воронцов

Недавнее обещание руководителя Северной Кореи Ким Чен Ына провести испытания межконтинентальной баллистической ракеты, которая способна долететь до территории США, вызвало мгновенную, но при этом неоднозначную реакцию избранного президента Соединенных Штатов Дональда Трампа. Его слова о том, что «этого не случится» можно интерпретировать, в том числе, как угрозу провести силовую акцию против режима в Пхеньяне. О том, насколько высока угроза обострения ситуации на Корейском полуострове, в интервью «Росбалту» рассказал руководитель отдела Кореи и Монголии Института Востоковедения РАН Александр Воронцов.

— Действительно ли Северная Корея насколько продвинулась в своей ядерной программе, что может всерьез угрожать Америке?

— Специалисты в разных странах, в частности в США и в России, не говоря уже о Южной Корее, где это все вообще воспринимается очень эмоционально, считают, что да, КНДР серьезно продвинулась в этом вопросе за последнее время. Северокорейская ядерная программа последовательно развивается — в 2016 году она вышла на такой этап, когда ее результаты стали очевиднее. Пять ядерных испытаний, запуски ракет разного типа, в том числе, и из подводного положения. Также в прошлом году они испытали ракету на твердом топливе, что открывает принципиально новые возможности. Так что прогресс очевиден, тут двух мнений быть не может.

Цена ядерной дубинки

— Насколько возможен сценарий нанесения Соединенными Штатами превентивного удара по ядерным объектам КНДР при новом американском президенте?

— По этому вопросу сейчас идет довольно большая полемика. В своем новогоднем обращении Ким Чен Ын сказал, что мы, дескать, добились больших успехов и близки к тому, чтобы создать ракету, которая долетит до американского континента. На что избранный президент США Дональд Трамп в своем «твиттере» пообещал, что «этого не произойдет». Трактовать эти слова можно кому как больше нравится. Можно представить это как угрозу разбомбить Северную Корею, а можно и как-то, что он обещает не допустить этого с помощью переговоров. Во всяком случае, попытается вовлечь северокорейцев в переговорный процесс.

Возможно, эти слова Трампа говорят о том, что он и его команда готовы к серьезным переговорам с целью достичь какого-то соглашения с северянами. Что касается нанесения удара по Северной Корее, то военные специалисты уже давно пришли к мысли, что это не решение проблемы. Любой превентивный удар по КНДР — это начало большой корейской войны на уничтожение не только Северной Кореи, но и всего Корейского полуострова.

Еще президент США Билл Клинтон в начале своего правления принял решение о нанесении удара по КНДР по иракскому сценарию 2003 года. В Южную Корею реально начали перебрасывать американские войска, все пришло в движение, но затем в Пентагоне провели компьютерное моделирование предстоящей войны и подсчитали возможные потери. Да, КНДР была бы уничтожена и американцы победили бы, но потери со стороны Южной Кореи могли составить 1 млн человек, а со стороны американских военных — от 50 до 100 тысяч человек.

Такой уровень потерь посчитали неприемлемым, и США перешли к переговорному сценарию. И, как известно, Билл Клинтон к концу уже своего второго срока был близок к установлению дипломатических отношений с Северной Кореей, но для этого ему не хватило времени.

Надо понимать, что превентивный удар по КНДР — это война. Причем тогда (во времена Клинтона) у северян не было ядерного оружия, а сейчас есть. Для всего Корейского полуострова такая война стала бы катастрофой. Кроме того, в этом случае неизбежно произошла бы интернационализация конфликта. Как отреагировал бы на эту войну Китай, который считает Корею зоной своих жизненных интересов, тоже сложно сказать.

— Насколько реально, что КНДР в ответ на удар американцев по своим ядерным объектам может нанести удар по Сеулу, находящемуся недалеко от границы?

— Это давно известно, и именно это является главным сдерживающим фактором, объясняющим, почему на КНДР до сих пор не напали. Еще 20-30 лет назад, когда у них не было ракет и ядерного оружия, Северная Корея обладала артиллерией, которая насчитывала 8-10 тыс. стволов, сконцентрированных напротив Сеула. Одним превентивным ударом их не уничтожить. Подсчитано сколько снарядов за минуту, за десять минут, за час они могут выпустить.

Понятно, что 12-миллионный Сеул и сеульская агломерация, которые вместе насчитывают больше 23 миллионов человек, уничтожаются. Это примерно треть населения Южной Кореи, и больше половины ее экономического и административного ресурса.

— А что в ситуации возможной новой войны между Севером и Югом Кореи будут делать США?

— Ни в Пхеньяне, ни в Сеуле сумасшедших нет. Если же удар нанесут американцы, то делать нечего — им придется воевать. В Южной Корее американские войска, которые в этом случае мгновенно автоматически будут вовлечены в эти события.

— То есть, насколько я понимаю, это все-таки очень маловероятный сценарий развития событий на Корейском полуострове?

— Безусловно. Конечно, сейчас, пока политика Трампа еще не сформулирована, можно предполагать что угодно, но то, что более или менее понятно, это то, что он считает, что Америке надо сосредоточиться на внутренних делах. Все эти Ирак, Афганистан, Ливия, Сирия стали чрезмерным грузом для США, и теперь еще один новый крупномасштабный конфликт — это, на мой взгляд, противоречит устремлениям избранного президента Америки.

— Но есть мнение, что при Трампе заместителем Госсекретаря может стать Ричард Хаас, который в январском выпуске Foreign Affairs опубликовал статью, где прямо говорится о возможности упреждающего удара по северокорейским ядерным объектам.

— Республиканцы вообще считаются жесткими ребятами, но демократы нередко оказываются менее гибкими, чем республиканцы. При президенте Джордже Буше-младшем в администрацию США пришли очень крутые ястребы, на фоне которых Хаас отдыхает. Но потом их уволили и на их место пришли другие ребята, которые начали проводить очень гибкую дипломатическую политику в отношении Пхеньяна.

И, наоборот, при Бараке Обаме была совершенно негибкая политика ожидания краха КНДР. Никаких переговоров, ставка на дожимание Пхеньяна, базирующаяся на необоснованной уверенности, что в Северной Корее скоро будет экономический коллапс.

Хотя реальная картина в этой стране говорит об обратном — в ее экономической жизни все больше позитива. ВНП растет на 3-4% в год. Нам такой рост еще и не снится. Строительный бум — в Пхеньяне растут целые улицы небоскребов, улучшается снабжение населения продовольствием, есть успехи в энергетической сфере. Это, конечно, не экономическое чудо, но позитив совершенно очевидный.

Беседовал Александр Желенин

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 18 января 2017 > № 2046676 Александр Воронцов


США. КНДР. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 14 марта 2016 > № 1685593 Александр Воронцов

После очередного испытания ядерного оружия Северной Кореей и запуска ею на орбиту искусственного спутника Совет Безопасности ООН в начале марта принял беспрецедентно жесткую резолюцию, вводящую крайне болезненные для этой страны экономические санкции. Причем, если в прошлые времена Китай и Россия относились к подобным мерам без особого восторга, то на этот раз санкции поддержали и они. Явным ответом на это стало очередная громкая угроза КНДР «уничтожить Манхэттен ударом водородной бомбы». О том, почему Москва и Пекин решили поддержать экономическое наступление на Пхеньян, в интервью «Росбалту» рассказал руководитель отдела Кореи и Монголии Института Востоковедения РАН, кандидат исторических наук Александр Воронцов.

— В чем причина столь жесткой резолюции Совбеза ООН в отношении Северной Кореи, учитывая, что космические и ядерные испытания в КНДР проводятся далеко не в первый раз?

— Вы правильно заметили, что нынешние санкции действительно жестче, чем это было раньше. С одной стороны, для северных корейцев это стало прогнозируемым действием — примерно раз в три года мы видим такие, уже технологические, моменты их программы. На этот раз они запустили на орбиту реальный спутник, однако реакция международного сообщества на это событие оказалась куда более жесткой, чем обычно, а резолюция СБ ООН гораздо более болезненной для экономики КНДР. В целом она направленна не столько против сдерживания ракетно-ядерного потенциала Пхеньяна, сколько, фактически, против гражданской экономики. Эти санкции направлены на то, чтобы если не подорвать, то серьезным образом нанести ущерб экономике этой страны, подорвать жизненный уровень ее населения.

— Почему это произошло?

— У этого есть причины. Прежде всего, до сих пор не удается остановить реализацию ядерной программы КНДР. Прежние санкции не работают. Логика авторов резолюции Совбеза состоит в том, что санкции не работают, потому что их недостаточно. Новые ограничительные меры призваны закрыть доступ Северной Кореи к валюте, а для этого они перекрыли почти весь ее экспорт. Это, прежде всего, уголь, железная руда, руды цветных металлов. Плюс целый ряд других жестких мер.

Почему это произошло? С одной стороны, все понимают, что надо что-то делать. С другой, резолюция согласовывалась рекордно долго — почти два месяца. Уже сложилась традиция, что основными сторонами, которые согласовывают текст таких резолюций, выступают Соединенные Штаты и Китай, а Россия присоединялась уже потом, поскольку у нее и Пекина весьма близкие позиции по этой проблеме.

При этом США всегда выступали за максимально жесткий вариант санкций, в том числе, и таких которые затрагивают гражданскую экономику Северной Кореи, а КНР и РФ — за то, чтобы санкции были направлены именно против ракетно-ядерных программ и военно-промышленного комплекса, но не затрагивали бы гражданский сектор. Так было до этого года.

Когда был представлен проект нынешней резолюции, то многие увидели, что в нем под санкции попало много объектов гражданской экономики, в том числе, и российских бизнес-проектов. Россия взяла дополнительное время для согласования этого документа и уже самостоятельно провела его обсуждение с Соединенными Штатами. Кое-что ей удалось вывести из-под этих санкций. Прежде всего, это самый крупный и успешный наш проект по развитию северокорейского порта Раджин. Российские железные дороги (РЖД) реконструировали железную дорогу от нашей границы в этот порт длиной 54 км и взяли ее в аренду. В этом незамерзающем порту мы проводим отгрузку наших товаров в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Главным образом, это уголь, который идет в Китай, Южную Корею и другие страны.

— Экспортирует ли Россия в Северную Корею какие-либо другие энергоносители?

— Это было во времена Советского Союза — почти весь объем нефтепродуктов, потребляемый КНДР, поставлялся тогда из СССР. Но последние десятилетия такими поставками Пхеньяну в основном занимается Китай, хотя и мы им кое-что из этого тоже отгружаем.

— Насколько я понимаю, честь санкций как раз и сводится к тому, чтобы перекрыть экспорт энергоносителей в КНДР?

— Туда конкретно запрещены поставки авиационного топлива, а не всего объема нефтепродуктов.

— К чему могут привести эти санкции? Не получится ли, что в ответ Ким Чен Ын, что называется, «закусит удила»?

— Действительно, ситуация тревожная. КНДР, как всегда, отвергла эту резолюцию как несправедливую. У них на этот счет своя логика и своя система аргументов. Правда, мир не очень хочет их слышать.

— А что это за аргументы?

— Они считают, что на запуск спутника, на мирное освоение космоса, имеет право каждое суверенное государство, что записано в международных законах. Запрет КНДР этой резолюцией запускать свои спутники — это ущемление ее суверенитета. Резолюции СБ ООН не дают Северной Корее проводить любые действия с использованием баллистических ракетных технологий. Спутники запрещены тоже, поскольку они, естественно, выводятся на орбиту ракетами дальнего действия. Северокорейцев обвиняют в том, что мирное освоение космоса — это только предлог, а на самом деле они таким образом продолжают испытывать боевые баллистические ракеты.

Правда, технические специалисты, ракетчики, уверяют, что есть разница между запуском спутника и испытанием стратегической ракеты. При выводе спутника на Землю ничего не возвращается. А испытание боевой ракеты — это перевоз определенного груза с одной точки поверхности Земли на другую. Для этого тот же ракетоноситель должен быть оснащен многими дополнительными технологиями, в частности, деталями для отделения боевой части, наведения ее на цель и так далее. То есть, для реального испытания баллистических ракет все эти сложные и дорогостоящие технологии туда еще надо добавить.

— Какова дипломатическая ситуация на сегодняшний день вокруг Северной Кореи?

— Ситуация тревожная, потому что санкции СБ ООН совпали с проведением регулярных крупномасштабных американо-южнокорейских маневров, которые длятся уже почти два месяца. Причем участвуют в них и американские носители ядерного оружия — авианосцы, подводные лодки, стратегические бомбардировщики. Все это в совокупности не может не беспокоить. Более того, в парламенте Южной Кореи прозвучали призывы к физической ликвидации Ким Чен Ына, что провоцирует северян на более эмоциональный и жесткий ответ. Так что, повторю, ситуация тревожная, хотя я считаю, никто, в том числе, и Пхеньян, сознательно начало боевых действий не планирует.

Северокорейцы, конечно, делают очень жесткие заявления, в том числе, и вызвавшее громкий международный резонанс обещание нанести превентивный ядерный удар, но в этих грозных словах всегда есть ссылка, что такой удар будет нанесен, если против них будет совершена агрессия. То есть, речь все-таки идет об ответной мере. При этом одной из задач проводимых сейчас американо-южнокорейских маневров является отработка нанесения превентивных ударов, в том числе, и по северокорейским ядерным объектам.

— А к чему введенные сейчас санкции могут привести внутри Северной Кореи? Не станет ли сам режим там еще жестче?

— То, что он станет жестче, это однозначно. Санкции могут привести только к усилению мобилизационных механизмов внутри страны. Все это грустно, потому что в последние годы там развивались элементы рыночных реформ, были позитивные тенденции, шел реальный экономический рост, начиналась реальная внутренняя экономическая либерализация. Все это в рамках политики усиления внешнего давления может пострадать.

Беседовал Александр Желенин

США. КНДР. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 14 марта 2016 > № 1685593 Александр Воронцов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter