Всего новостей: 2524428, выбрано 2 за 0.059 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Журавлева Виктория в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Журавлева Виктория в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 28 февраля 2018 > № 2515120 Виктория Журавлева

Некоторое время назад американский Университет Бойсе опубликовал результаты своего экспертного опроса, согласно которому действующий президент Соединенных Штатов Дональд Трамп был признан худшим президентом за всю историю страны. О том насколько это и другие исследования общественного мнения отражают реальные предпочтения американцев и их отношение к нынешнему главе государства, обозревателю «Росбалта» рассказала старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) Виктория Журавлева.

— Насколько этот рейтинг Трампа соответствует реальным предпочтениям американцев?

— Мне кажется, что очень сложно говорить о реальных предпочтениях американцев. За Трампом нет американцев, за ним стоит лишь одна часть Америки, поэтому результат любого опроса будет зависеть от того, какую ее часть вы будете опрашивать. Если либералов или тех, кто в принципе поддерживает демократов либо умеренных республиканцев, то они скажут, что Трамп это самый ужасный президент в истории Америки, ее стыд и позор. Если же вы спросите правых консерваторов, ту самую среднюю Америку, которая за него голосовала, то они скажут, что Трамп — наш президент.

Дело в том, что сегодня США расколоты по вопросу о том, как развиваться и куда им дальше двигаться. Дело даже не конкретно в Трампе, а в том, что Соединенные Штаты находятся сегодня на поворотном этапе своего развития и стратегические взгляды на то, куда им идти, очень разные. Раскол и на уровне партий, и на уровне общества очень силен, поэтому результаты опросов могут быть радикально противоположны в зависимости от того, кого и где вы опрашиваете.

Трампу надоело уступать

— Но ведь проводятся же какие-то более или менее репрезентабельные опросы, которые стремятся выявить некую среднестатистическую точку зрения?

— На мой взгляд, наиболее нейтральные опросы проводит Институт Гэллапа. Согласно его данным, Трамп получает в среднем около 40% поддержки избирателей. В принципе, популярность действующего президента упала практически сразу же после его вступления в должность. Если в январе 2017 года, согласно опросам Гэллапа, Трампа поддерживало 50% с небольшим, то дальше его поддержка упала до 40% и теперь колеблется в районе 34%-40%. В какой-то момент этот показатель снизился даже до 32%-34%.

Нынешние 38%-40% Трампа устраивают в том смысле, что это примерно те самые проценты, которые он получил во время выборов. Его популярность больше никуда не распространяется. Те группы населения, которые за него не голосовали, по-прежнему его не любят и не поддерживают. Это, конечно же, беспрецедентно низко — как минимум, для нескольких последних десятилетий.

Хотя, если мы возьмем рейтинг последнего года президентства Буша-младшего, то его поддержка была в районе 20 с небольшим процентов. Он ушел со своего поста одним из самых непопулярных президентов. Поэтому на его фоне рейтинг Трампа не так уж и плох. Другое дело, что американские президенты в начале своего правления обычно имеют более высокие показатели поддержки — в среднем обычно где-то в районе 60%. Обама, например, в начале своего правления имел рейтинг больше 80%. Он был очень популярен, когда пришел в Белый дом. Однако в начале второго года популярность президента может упасть. У Обамы она упала вполовину. Было велико разочарование американцев, которые поняли, что он такой же президент, как и все остальные и физически не может сделать того, чего от него ожидали.

Сейчас, в условиях идейного противостояния партий в Америке, второй год президентства для действующего главы государства очень сложен в том смысле, что он должен показать, что он вообще может что-то сделать. Так что если сравнивать Трампа со стандартным президентом, то более низкие показатели на втором году его президентства — это нормально. Другое дело, что Трамп нестандартный президент. С одной стороны, у него невысокая, но стабильная популярность. То есть те 36%-40% поддержки, как были у него в первый год, так и остаются сейчас. С другой, это те же избиратели, которые за него голосовали. По-прежнему больше половины американцев не считают его своим президентом.

Россия и ОПЕК вырастили опасного конкурента

— Если объективно взглянуть на вещи, то в США сейчас началось определенное экономическое оживление, во внешней политике Трамп действует решительно и пока также не совершил серьезных промахов. Чем вы в этом случае объясняете его невысокие рейтинги?

— Тем, о чем я уже сказала — он необычный президент. Если бы он был обычным, у него сейчас были бы очень хорошие рейтинги, потому что он уже, например, провел одну из очень важных реформ — налоговую, которая давно была нужна стране, как бы к ней не относиться. Плюс он провел в жизнь еще ряд небольших изменений. Во внешней политике он также сделал серьезные шаги, меняющие внешнеполитическую стратегию США. Стандартный республиканский президент на его месте мог бы иметь очень хороший рейтинг. Но его не поддерживает половина страны, и какими бы результаты его политики ни были, его противники его не поддержат. Это вопрос идейного противостояния — настолько демократы далеки сейчас от республиканцев. Чем более радикальную позицию занимает представитель одной партии, тем менее он приемлем для другой.

Трамп, по мнению демократов, занимает радикальную позицию по многим вопросам, в основном, социально-экономическим. Он не устраивает их в принципе. Поэтому я думаю, что рейтинг в 40% — его потолок, который будет у него на протяжение всего его президентства.

— Насколько сильно сказываются на Трампе последствия скандала, связывающего его с Россией и ее вмешательством в американские выборы?

— Мне кажется, что эта тема уже набила оскомину американскому обывателю и точно не является определяющей в его отношении к президенту. Да, первое время, когда демократы изо всех сил стремились привязать Трампа к скандалу, связанному с Россией и показать его как ставленника чужого государства, это было существенным фактором. Сейчас эта история идет скорее как фон, пусть и негативный. Но нельзя сказать, чтобы это было доминирующим фактором, вызывающим его неприятие половиной Америки.

Александр Желенин

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 28 февраля 2018 > № 2515120 Виктория Журавлева


США > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 5 мая 2016 > № 1746396 Виктория Журавлева

В четверг стало известно, что губернатор штата Огайо Джон Кейсик объявил о своем выходе из президентской гонки в США. Чуть ранее по итогам праймериз в Индиане аналогичное решение принял сенатор от Техаса Тед Круз. Эти два события сделали строительного магната Дональда Трампа единственным претендентом на Белый дом от Республиканской партии. Значительная часть однопартийцев Трампа отнюдь не в восторге от этого. Смогут ли они все переиграть на июльском съезде в Кливленде и найти возможность выставить более «приличного» кандидата? Удастся ли на выборах в ноябре кандидату от Демократической партии (почти совсем уже ясно, что это будет Хиллари Клинтон) победить эксцентричного правоконсервативного миллиардера? На эти вопросы «Росбалт» попросил ответить старшего научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова (ИМЭМО РАН) Викторию Журавлеву.

- Вас пугает фраза «президент США Дональд Трамп»?

- Меня не особенно. Американцев это пугает. Для современной Америки Трамп - это в каком-то смысле эксперимент. Он стопроцентный популист. Таких кандидатов на пост президента, по крайней мере, в последние десятилетия, на американской политической сцене не было, и как такие кандидаты могут вести себя, став главой государства, никому пока не известно. Опыта такого нет.

Но мне кажется, что американская политическая система это отработанный механизм. Выиграв выборы и попав туда, новый президент становится более или менее управляемым элементом этого механизма. Маловероятно, что взрывная сущность Трампа позволит ему стать взрывным и эмоциональным президентом. Думаю, что система его интегрирует, и он будет лидером, действующим по правилам, в соответствии с идеями своей партии и раскладом сил между Белым домом и Конгрессом. В общем, он окажется ровно в той ситуации, в которой оказывается любой президент.

Возьмем того же Обаму. Он был очень нестандартным кандидатом и до сих пор остается нестандартным политиком, который, тем не менее, оказавшись в Белом доме, вынужден был действовать в соответствующих рамках. Выйти за них он никак не может. Все его достижения за восемь лет президентства говорят о том, что американский президент очень сильно ограничен системой. Каким бы он не был нестандартным, какие бы у него не были планы и амбиции, он может реализовать из них одну десятую, а то и один процент. Для Обамы это оказалась реформа системы здравоохранения, которая на самом деле стала абсолютно революционной для социальной системы США. И это уже очень серьезный скачок и прорыв.

Трамп, если станет президентом, тоже сможет привнести в американскую жизнь только один процент из его нынешних обещаний. Уверена, что это не будет стена на границе с Мексикой или запрет на въезд в Соединенные Штаты мусульманам. Скорее всего, это будет нечто, что вписывается в нынешнюю повестку дня и будет очень сильно скорректировано Конгрессом, его командой, которая будет делать его внешнюю и его социальную политику. Поэтому я не думаю, что приход Трампа в Белый дом будет чем-то страшным.

- Вы сказали, что американцев Трамп пугает. Это просто ощущение или есть замеры общественного мнения на этот счет?

- Согласно последним соцопросам, больше 50% американцев не хотят и боятся того, что Трамп может оказаться в Белом доме. Его резкие радикальные популистские высказывания очень сильно пугают умеренных республиканцев и, тем более, демократов.

- Известно, что в Республиканской партии не в восторге от того, что Трамп возглавил президентскую гонку. Могут ли республиканцы каким-то образом выдвинуть кого-то еще в качестве главного кандидата на президентских выборах?

- Чисто теоретически на Конвенте (съезде) Республиканской партии, который должен пройти в июле, ее члены могут совершенно спокойно выдвинуть новую фигуру. Теоретически для этого нет никаких ограничений. Другое дело, как это реализовать на практике? Эта фигура должна получить поддержку электората. Для этого осталось слишком мало времени. С одной стороны, новый кандидат может стартовать, отталкиваясь от массового недовольства Трампом, но, с другой стороны, избирательная компания в Америке не просто так идет полтора года. Кандидат ведет длительную кампанию, чтобы получить общественную поддержку. А тут получится, что новый кандидат четко окажется ставленником партийной элиты, которая процесс вхождения его в избирательную гонку сделает за него. В него нужно вложить средства и на выходе получить результат.

Пока я не вижу того, кто бы мог стать таким кандидатом, хотя уверена, что на уровне элиты такой сценарий прорабатывается. Но, повторяю, это очень непросто. Ведь человек должен рискнуть своей карьерой, выступить в этой роли с большой вероятностью проиграть.

- А вы могли бы все же назвать такого гипотетического кандидата от республиканцев взамен Трампа?

- Мне казалось, что им мог бы стать Майкл Блумберг, миллиардер и бывший мэр Нью-Йорка, но он решил не рисковать. Думаю, что республиканцы могут попробовать поискать кого-то из фигур предыдущих администраций Белого дома. Например, какого-нибудь популярного в прошлом министра обороны. Но это только мои предположения.

- Каковы шансы Хиллари Клинтон на победу над Трампом в ноябре, учитывая, что ее рейтинги понемногу снижаются?

- Я думаю, что как только она останется один на один с республиканским кандидатом, то есть с Трампом, и у демократического электората не будет возможности проголосовать за кого-то другого, ее рейтинги вырастут. У нее хорошие шансы на победу, потому что те, кто не принимают Трампа, будут стараться, чтобы Хиллари победила.

- Остаются ли шансы у сенатора-социалиста Берни Сандерса стать главным кандидатом от демократов на этих выборах?

- Я думаю, что никаких шансов у него уже нет. Кампания, которую он продолжает, направлена не на победу, а на то, чтобы показать, что в демократическом электорате есть определенные настроения, что людей не устраивает элитный партийный кандидат и политика таких кандидатов, когда они становятся президентами.

Феномен Сандерса — это больше показатель процессов, идущих в партийной системе и американском обществе, чем борьба за номинацию, хотя изначально Сандерс выставлял свою кандидатуру с тем, чтобы победить. У него были шансы, и он рассчитывал на победу, но у Клинтон вероятность победить сейчас выше.

Беседовал Александр Желенин

США > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 5 мая 2016 > № 1746396 Виктория Журавлева


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter