Всего новостей: 2361394, выбрано 3 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Керри Джон в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
США. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319183 Джон Керри

Экс-госсекретарь США Керри: Крым — это Украина. И только в сознании Путина он является российским. Лекция в Киеве

Гордон, Украина

Государственный секретарь США в 2013-2017 годах Джон Керри выступил в Киеве с публичной лекцией «Может ли дипломатия преодолеть вызовы нового мира?», в которой рассказал об ответственности Соединенных Штатов за невыполнение Будапештского меморандума, о впечатлениях от переговоров с главой МИД РФ Сергеем Лавровым и о том, как справиться с ростом влияния по всему миру популистов, демагогов и экстремистов. «ГОРДОН» приводит основные тезисы из выступления американского политика.

73-летний Джон Форбс Керри — один из самых влиятельных и авторитетных американских демократов в мире. Родился в семье дипломата, по материнской линии принадлежит к одной из богатейших династий мира — Форбсам, получил американское и европейское образование, воевал во Вьетнаме, был несколько раз ранен, ветеран боевых действий, награжден знаками отличия. В начале 1970-х Керри стал активным участником антивоенных протестов, давал показания о военных преступлениях, совершенных американской армией.

Политическая карьера Керри началась в начале 1960-х с участия в избирательной кампании брата президента США Джона Кеннеди Роберта. Пять раз избирался сенатором США, первый раз — в 1985-м. Спустя почти 20 лет Демократическая партия выдвинула Джона Керри кандидатом в президенты США. На выборах 3 ноября 2004 года Керри, набравший 59 миллинов голосов (48%), уступил Джорджу Бушу (62 миллиона голосов, 51%). 1 февраля 2013 года, после избрания Барака Обамы на второй президентский срок, Керри стал государственным секретарем США и работал на этой должности до 20 января 2017 года. Уделял особое внимание отношениям со странами Латинской Америки, участвовал в переговорах по урегулированию ситуации на Ближнем Востоке и по прекращению войны в Украине.

Джон Керри прилетел в Киев на форум «Ялтинская европейская стратегия» и выступил перед украинскими студентами с лекцией «Может ли дипломатия преодолеть вызовы нового мира?». Выступление состоялось в рамках проекта «Публичные лекции» Фонда Виктора Пинчука. Издание «ГОРДОН» приводит основные тезисы из речи американского политика.

Об аннексированном Крыме и оккупированном Донбассе

Де-юре Крым сегодня — это Украина. И только в сознании президента Путина и россиян Крым является российским. Является он таковым и де-факто. Безусловно, мы не поддерживаем аннексию полуострова. И никогда ее не признаем.

Очевидно, что именно Крым стал вызовом в отношениях с Россией так же, как и Донбасс. Верю, что мы можем решить все проблемы и достичь компромисса. Считаю критически важным продолжать нашу политику, возобновлять минские переговоры и работать в нормандском формате. Нужно идти шаг за шагом, вести переговоры.

О главе МИД России Сергее Лаврове

Я считаю дипломатию незаменимой и очень важной. Дипломатия — это искусство политики, которое применяется для налаживания отношений между странами для защиты ценностей и интересов.

Я действительно часто имел дело с Лавровым, мы с ним не раз достигали определенного компромисса. Безусловно, мы с ним не всегда и не во всем соглашались, из-за многих вещей спорили, но подходили к переговорам с профессионализмом и взаимоуважением. Это позволяло сглаживать различия между нами, которые, конечно же, существуют. Но мы находили возможность идти вперед.

Об ответственности США за невыполнение Будапештского меморандума

Вопрос вооружения и разоружения обсуждается очень активно. Но есть вещи, которые я не могу озвучивать публично. Ведутся дискуссии, чтобы поставлять дополнительные объемы оружия (в Украину. — «ГОРДОН»).

Считаю, что США до недавнего времени (до избрания Дональда Трампа президентом. — «ГОРДОН») вели себя очень ответственно в вопросах ядерного оружия. Я, собственно, и вел борьбу за подписание такого документа. Это было очень тяжело, но мы сократили количество боеголовок нашего вооружения с 50 тысяч до полутора тысяч. Президент Обама хотел сделать эту цифру еще меньше. Он вообще хотел достичь цели: мир без ядерного оружия. Все понимают, что это невозможно сделать за один день. Нам нужно разработать новые подходы по разрешению конфликтов, чтобы не сделать мир еще более небезопасным.

Сейчас, к сожалению, сделан шаг назад в этом вопросе из-за ухудшения отношений с Россией. Но я надеюсь, что здравый смысл победит. Нынешний президент США и его администрация немного по-другому относятся к оружию, чем мы. Я ни разу не слышал от них о нераспространении оружия. Не знаю, куда они направляют свою политику, подождем — увидим.

Что касается Будапештского меморандума… Понимаю, что есть некоторые вопросы. Да, мы это подписали. США обязаны придерживаться фундаментального духа этого договора. Сейчас идут дебаты, как именно нам это сделать, как конкретно этого достичь, чтобы не нарваться на еще большую нестабильность или неправильную трактовку наших шагов. А таких шагов может быть много, и они могут привести к углублению конфликта. Но я считаю, что дух Будапештского меморандума — очень важная вещь.

О Киеве, Евромайдане и реформах

Кажется, единственное, в чем сходятся и республиканцы, и демократы: Киев — это чудесный город. Особенный город с особенными днями на Майдане. Не буду описывать, ведь вы сами это пережили. Но те дни были очень трогательными и важными. И у меня осталось впечатление, которое ничем не затмить: впечатление вашей мощи и стойкости.

Бывают дни, когда мы просыпаемся и не хотим вставать с постели, говорим себе: «Господи, еще столько всего нужно сделать за такое короткое время». Безусловно, у вас есть постоянная тревога за Украину: куда мы идем? Сможем ли исполнить миссию, возложенную на нас Евромайданом? Сможем ли достичь того, к чему так стремились люди на Майдане — прозрачности и подотчетности власти? Сможем ли преодолеть коррупцию и внедрить мощные реформы?

Самая большая опасность — это разочарование, неверие в то, что один человек может изменить мир. Каждый из нас может работать над тем, чтобы изменить маленькую вещь. И наши совместные действия создадут энергию, которая преодолеет самые высокие стены сопротивления. Вы уже сделали это на Майдане. Это стало толчком. Теперь начатые изменения нужно довести до конца.

О росте популизма и демагогии

Хочу поделиться с вами собственными впечатлениями от длительной государственной службы. Впечатлениями человека, который боролся, участвовал в демонстрациях, отстаивал права людей и отслужил 28 лет в Сенате США. Также мне посчастливилось четыре года быть государственным секретарем США и пытаться справиться с проблемами в Африке, Йемене и в различных странах Ближнего Востока.

Мы живем во времена, когда мир стремительно меняется. Масштабы этих изменений невероятны. Глобализация отпугивает многих. Стираются не только границы государств, есть нечто большее — экономики стран сливаются.

Мы видим накапливающееся раздражение, нарастание популизма и демагогии. Но политика не должна падать до такого уровня. Нет! Политика должна вдохновлять людей становиться лучше, чем они есть. Это очень важно, потому что задает моральные ориентиры и позволяет бороться за права людей. Нам нужно сделать все, чтобы кто-то не нажал курок только потому, что у другого иное мнение.

Злость и раздражение, которое накапливается у людей, — от этого нет защиты. Правительство слишком долго откладывало эти вопросы на второй план. Делало это самоуверенно, не решало проблему должным образом. В итоге лишь подливало масла в огонь. Следствием подобного поведения стали результаты последних президентских выборов в США.

Люди по горло сыты уровнем коррупции, терроризмом на улицах и загрязнением окружающей среды. Я чувствую, как все выходит из-под контроля, но верю: мы справимся с этим вызовом.

О том, почему стало тяжело управлять миром

Миром, в котором мы живем, стало очень тяжело управлять. Каждому из нас очень трудно осмысленно работать с информацией, которая постоянно поступает отовсюду — из смартфонов, компьютеров, интернета. Все на связи со всеми. Нет в мире уголка, который не был бы виден.

В основе «арабской весны» была не религия, нет. Просто молодые люди хотели иметь будущее, стать полноценными членами гражданского общества своей страны. И что случилось? Их избили. Тогда вместе с детьми на демонстрацию отстаивать будущее вышли родители. Так было в Египте, так было в Сирии. И авторитарный сирийский президент Башар Асад велел расстрелять протестующих. В итоге, шесть лет спустя, мы видим безумное количество убитых, разрушенные дома и миллионы беженцев. С чем остались эти люди? С вопросом: может ли мировое сообщество решить эту проблему и дать надлежащий ответ? Я считаю, что может.

Об экстремистах и схватке цивилизации с нецивилизацией

В основу международной системы безопасности были заложены верховенство права и уважение к суверенитету государств, неприкосновенности их границ. Мы жили с этим чувством уважения, начиная со Второй мировой и до последних нескольких лет.

ХХ столетие во многом определили государства и нации. Сегодняшнее столетие определяют уже не государства, а те, кто исповедует радикальные экстремистские идеи. Они не задумываются о будущем людей. Я никогда не слышал, чтобы экстремистские группы рассуждали о здравоохранении, образовании или правах обычных граждан. Это не схватка цивилизации с чем-то непонятным, это схватка цивилизации и нецивилизации. И это пошатнуло наш мир, изменило его, сделало не новым, а принципиально другим. Мы будто повернули назад в своем развитии, в этом проблема. И мы должны взглянуть на первопричину возникших проблем.

О том, как решить проблему экстремизма по всему миру

Террористами становятся по идеологическим или религиозным причинам, а также из-за бедности. Я был в Африке, спрашивал у своего приятеля, почему им не удалось справиться там с экстремизмом. Он ответил, что это невозможно: экстремисты вербуют даже детей, платят небольшие деньги 13-летним подросткам, забирают их и учат. Через полгода детям уже не надо платить — они стают новобранцами. Приятель сказал: «Джон, у экстремистов планы на 35 лет вперед, а у нас нет плана даже на ближайшие пять лет».

Мы живем в мире, где двум миллиардам людей сейчас 15 лет или меньше. Есть очень-очень много стран, где 70% населения младше 30-35 лет, и минимум 300 миллионов из них никогда не ходили в школу, потому что эти страны заражены экстремизмом.

Нам нужно инвестировать в те страны, где молодежь нуждается в образовании. Считаю, что именно так мы удовлетворим потребности молодежи, которая через свои смартфоны или планшеты видит, что происходит в другом мире и какие возможности есть у их ровесников.

О глобальном потеплении

Сколько из вас всерьез относятся к изменению климата на планете? Очень сложно заставить людей понять важность этой проблемы. Я работаю над этим вопросом с 1990-х. Каждый из вас ощутил жару этим летом. Прошедший июль был самым жарким в истории человечества. Уже 10 лет подряд каждый июль становится жарче предыдущего. Может, стоит всерьез это проанализировать и обратиться к науке?

Мы уже 65 миллиардов долларов потратили на ликвидацию последствий штормов в США, которые были вызваны глобальным потеплением. Если мы надлежащим образом не задумаемся над проблемой глобального потепления, не представляю, с чем еще столкнемся.

В прошлом году, еще в должности госсекретаря, я поехал в Арктику, видел огромные глыбы льда, которые откалывались и падали в море. И это происходит каждый день. Ученые мне сказали, что я не увижу настоящей картины, если не полечу в Антарктику. Я так и сделал. Это было в ноябре 2016-го, в день президентских выборов в США. Я тогда оказался в Новой Зеландии и подумал, что там и останусь, когда узнал о результатах выборов в Америке. Шучу. Но то, что увидел в Антарктике, меня напугало. Ледовой щит действительно разрушается, уровень морей поднимается.

У нас есть решение этой проблемы — эффективная энергополитика. Я считаю, что будущее за «зеленой» энергетикой. Она даст миллионы рабочих мест для инженеров и рабочих, которые будут строить станции нового типа. Она поможет уменьшить негативное влияние глобального потепления. Также «зеленая» экономика позволит странам быть независимыми от экспортеров углеводородов.

США. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319183 Джон Керри


США. Евросоюз. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 февраля 2015 > № 1296155 Джон Керри

ИСПЫТАНИЕ БЕСПОРЯДКОМ (" PROJECT SYNDICATE ", США )

Джон Керри (john F. Kerry)

Мюнхен - Спустя несколько лет после окончания Второй мировой войны, когда в Соединенных Штатах был ратифицирован Североатлантический договор, закрепивший наши отношения с Европой, президент Гарри Трумэн сказал так: "Чем теснее страны Атлантического сообщества будут работать вместе ради мира, тем лучше будет всем людям, повсюду".

Прошедшие десятилетия доказали, что он был прав. Не только наши трансатлантические отношения укреплялись и расширялись, но также и демократия, процветание, стабильность в Европе, в Соединенных Штатах и во всем мире.

Но хотя трансатлантические отношения сегодня точно так же крепки и важны, как и всегда, очевидно, что мы переживаем решающий момент для нашего партнерства. Мы столкнулись с множеством испытаний, два из которых требуют особого внимания, потому что они являются тестом для международного права, механизмов многостороннего сотрудничества и мирового порядка, который мы строили и поддерживали на протяжении последних 70 лет.

Первое испытание - это, конечно, Украина, где Россия поставила под угрозу ландшафт безопасности в Восточной и Центральной Европе сначала своей незаконной оккупацией Крыма, а теперь явными и наглыми попытками дестабилизировать восточную Украину.

Эта проблема недавно заставила меня вновь посетить Киев для встречи с президентом Петром Порошенко, премьер-министром Арсением Яценюком и министром иностранных дел Павлом Климкиным. Одновременно немецкий канцлер Ангела Меркель и французский президент Франсуа Олланд посетили Киев, а затем Москву с целью выработки плана деэскалации ситуации. Мы все согласны, что военная сила не решит данную проблему - это сделает дипломатия.

Но чем больше времени для этого потребуется, тем выше вероятность, что у мира не останется иной возможности, кроме как повысить цену расплаты для России и ее наемников. США, Франция, Германия, наши союзники и партнеры, все вместе будут поддерживать Украину и защищать фундаментальный принцип - международные границы не могут быть изменены силой ни в Европе, ни где-либо еще. Между нами нет никаких разногласий по поводу этого фундаментального убеждения.

Второе важное испытание - рост агрессивного экстремизма. Новое видео ИГИЛ, показывающее жестокую казнь пленного иорданского пилота, стало очередной демонстрацией глубины морального падения этой группы. На прошлой неделе доклад ООН раскрыл информацию, которую многие и так уже знали: эта зловещая группа распинает детей, закапывает их живьем, использует умственно отсталых молодых людей в качестве террористов-смертников.

ИГИЛ не является исключением в среде экстремистов. Недавно пакистанские чиновники показывали мне фотографии военной школы в Пешаваре до и после того, как в декабре талибы убили там 145 человек, включая 132 ребенка. Актовый зал школы, где сидели внимательные студенты, превратился в камеру смерти - кровь, разбитые очки, разбросанные учебники, разорванная одежда, безжизненные молодые тела. Руководитель школы пыталась спасти своих учеников. Столкнувшись с убийцами, она показали на детей и сказала: "Я их мать". Это были ее последние слова.

Мир не может и не будет терять присутствие духа перед лицом подобных экстремистов, где бы они не находились - в Сахале, Нигерии, Ираке или Сирии. На сегодня в состав международной коалиции, борющейся с ИГИЛ, входят уже более 60 активных членов. С сентября мы отвоевали 700 квадратных километров территории. Мы лишили данную группу возможности пользоваться 200 нефтегазовыми установками и получать доходы от их использования. Мы разрушили ее командную структуру, обезоружили ее пропаганду, вывели из строя половину ее руководителей, задушили ее финансирование, подорвали сеть поставок и рассеяли ее личный состав.

Посмотрите, что произошло с городом Кобани на границе Сирии и Турции. Ему грозило уничтожение после того, как ИГИЛ захватил более 300 соседних курдских деревень. Боевики уже контролировали значительную часть города. Они, как и мировые СМИ, ожидали легкой победы. Но благодаря дипломатической кооперации между партнерами по коалиции, точечным авиаударам и наземной поддержке курдских сил Ирака, боевики были изгнаны, потеряв около тысячи бойцов.

Однако разгром ИГИЛ - это только начало. Борьба против агрессивного экстремизма не может вестись только на полях сражений. Ее исход будет решен в школьных классах, на рабочих местах, в помещениях для богослужений, в общественных центрах, на уличных перекрестках, в кабинетах власти. Он будет зависеть от успеха наших усилий против пополнения рядов террористов, против нетерпимости, экономического отчаяния, оторванности от общества, создающей вакуум, который заполняет экстремизм; от успеха усилий по созданию привлекательных, заметных и вдохновляющих альтернатив агрессивному экстремизму в тех странах, где он доминирует.

В последние годы было модно рассматривать подобные вызовы как признаки распада международной системы. Я с этим совершенно не согласен. Я вижу в реальности обратную картину. Я вижу, как государства совместно работают над новыми, далеко идущими торговыми соглашениями, охватывающими 70% мирового ВВП. Я вижу, как мир сотрудничает ради завершения эпидемии Эболы. Я вижу работу над мирным решением проблемы угроз, создаваемых ядерной программой Ирана. Я вижу международную кооперацию с целью подписания амбициозного, глобального соглашения об изменении климата, а также с целью обуздания конфликтов, в частности, в Центральноафриканской республике, в Колумбии, в Демократической республике Конго.

Да, сейчас трудные времена. Но я вижу, как страны по всему миру снижают нищету, повышают заботу о материнстве, улучшают питание детей, расширяют доступ к начальному образованию, увеличивают продолжительность жизни. За всю историю никогда еще столько людей не достигли процветания (или не приблизились к нему). Несмотря на угрозы, создаваемые агрессивным экстремизмом, процент людей, погибших насильственной смертью, находится на самом низком уровне в современной истории. Все это произошло и происходит благодаря силе международного порядка. Нам лишь необходимо принести эту реальность туда, где сегодня она кажется удаленной на миллионы километров.

Нам повезло быть потомками инноваторов, людей дела, людей, которые победили рабство, эпидемии, депрессии, тоталитаризм, выиграли мировые войны, людей, которые совершенно не боялись великих вызовов и были максимально эффективны в период испытаний.

Теперь пришла наша очередь. Испытания, с которыми мы сегодня столкнулись, требуют от нас подготовки, планирования, единства, а также защиты нашего общего будущего от атавистической паранойи террористов и бандитов. Будущее все еще принадлежит универсальным ценностям цивилизованности, разума и верховенства закона.

США. Евросоюз. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 февраля 2015 > № 1296155 Джон Керри


США. Нигерия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июля 2014 > № 1121904 Джон Керри

ДЖОН КЕРРИ: ПОЧЕМУ СЕНАТ МЕШАЕТ РАБОТАТЬ АМЕРИКАНСКОЙ ДИПЛОМАТИИ? (" POLITICO ", США )

Джон Керри (John Kerry)

Ужасающее похищение более 200 школьниц в Нигерии, организованное "Боко Харам", вызвало множество призывов "помочь вернуть домой наших девочек". Президент Барак Обама сразу же на них отреагировал. Однако за кадром остается одно обстоятельство: дипломатические возможности США ограничены из-за отсутствия в соседних с Нигерией Камеруне и Нигере американских послов.

В обоих посольствах нет послов уже больше восьми месяцев. Это означает, что мы потеряли уже восемь месяцев, в течение которых мы могли бы выстраивать полномасштабное региональное сотрудничество на высшем уровне и укреплять доверие к себе. Это, бесспорно, было бы полезно для борьбы с растущей угрозой со стороны жестоких экстремистов. За восемь месяцев США своими советами и помощью могли бы оказать значительную поддержку этим ключевым странам. Мы целых восемь месяцев могли бы активнее помогать им действенно реагировать на общее моральное возмущение.

Это не единичный случай. У Соединенных Штатов нередко не хватает инструментов для осуществления лидерской роли на международной арене и для защиты наших экономических интересов и интересов в сфере безопасности за границей, потому что застопорившийся процесс утверждения кандидатов в послы Сенатом оставил нас без постоянных представителей в 40 странах.

Кандидаты на должности послов - в том числе в Нигере и в Камеруне - оказались жертвами проволочек с утверждением. Растущая с каждым днем очередь оставляет множество лучших кадров - причем, в первую очередь, кадров из числа профессиональных дипломатов - на обочине. Между тем эти люди могли бы находиться на переднем крае, отстаивая и продвигая наши интересы.

О ком идет речь? Сейчас на рассмотрении Сената находятся 53 кандидатуры, предложенные Госдепартаментом. 37 из них уже одобрены Комитетом по международным отношениям и могли бы быть незамедлительно утверждены простым голосованием. 35 из этих 53 человек - кадровые дипломаты, а не политические назначенцы. Сомнительных фигур среди них нет.

Решение этой проблемы очевидно - достаточно посмотреть, как Сенат традиционно обходится с кандидатами на военные должности. Их рассматривают быстро и всех сразу - и это правильно. Однако, чтобы Америка могла играть в мире должную роль, так же необходимо относиться и к дипломатам. Сенат должен выделить их в отдельную категорию и ускорить их утверждение, как он поступает с военными.

Необходимо понимать, что отсутствие послов в таком количестве мировых столиц - это опасный сигнал, многое говорящий и союзникам, и противникам о позиции США. Вдобавок дипломатам из-за него намного сложнее становится заниматься своей работой, которая не имеет отношения к межпартийной борьбе и заключается в укреплении нашей безопасности, продвижении наших ценностей и помощи нашему бизнесу, создающему рабочие места в США.

Наличие такого количества вакансий в течение столь долгого времени ставит под угрозу национальную безопасность США. Возьмем, например, Ближний Восток. Трагический конфликт в Сирии и рост экстремизма угрожают этому региону, в котором у нас есть серьезные интересы - как в сфере экономики, так и в сфере безопасности. К чести Сената следует сказать, что он утвердил в прошлом месяце послов в Египте и в Ираке, однако на этом нельзя останавливаться. Сенат также должен быстро одобрить кандидатуры послов в Алжире, Кувейте и Катаре - еще трех странах, с которыми связаны наши насущные интересы.

В таких стратегически значимых европейских странах, как Венгрия, Турция, Чехия, Молдавия и Албания должности послов также вакантны. Между тем без посольских полномочий наши дипломаты не могут взаимодействовать с официальными лицами наиболее высокого уровня в местах, где наши общие демократические ценности оказываются под угрозой. Еще один пример: нам нужен посол в Гватемале, чтобы разобраться с проблемой наплыва несопровождаемых несовершеннолетних мигрантов на нашей юго-западной границе.

Кроме того, послы находятся на передовой нашей борьбы за интересы американского бизнеса - большого и малого. В прошлом году благодаря усилиям Госдепартамента на высоком уровне американские компании получили от иностранных правительств контракты на сумму, превышающую 5,5 миллиарда долларов. Эти контракты дали работу тысячам людей в Америке.

Ведущие американские компании признают, что деятельность наших послов важную роль крайне важна для успехов бизнеса за рубежом. Только в этом году наши предприниматели неоднократно обращались за содействием в посольства, добиваясь контрактов в странах, где послы до сих пор не утверждены. Общая сумма этих потенциальных контрактов составляет 119 миллиардов долларов. Если у нас не будет послов, способных отстаивать наши интересы, эти возможности отойдут к нашим иностранным конкурентам. Мы просто не сможем быть лидерами, если нас некому будет представлять.

В ходе своих поездок в качестве госсекретаря я видел, что мир сейчас как никогда жаждет американского лидерства. За почти 30 лет в Сенате я также убедился, что большинство сенаторов хотят, чтобы наши законодательные институты работал эффективно. На мой взгляд, и то, и другое - достаточные причины, чтобы принять меры, которые одновременно укрепят мировое лидерство Америки и продемонстрируют, что наша демократия способна работать у себя на родине.

Поправка: В предыдущей версии статьи утверждалось, что Америке нужен посол в Гондурасе. В действительности, речь шла о Гватемале.

Джон Керри - госсекретарь США.

США. Нигерия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июля 2014 > № 1121904 Джон Керри


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter