Всего новостей: 2529137, выбрано 7 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Каспаров Гарри в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТОбразование, наукавсе
США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 ноября 2017 > № 2437887 Гарри Каспаров

Каспарову не нравится, когда говорят, что Трамп играет в 4-D шахматы

Эдвард-Айзек Довер (Edward-Isaac Dovere), Politico, США

Шахматы? По мнению Гарри Каспарова, игра, в которую играют Трамп или Путин — это уж точно не шахматы. Ни трехмерные, ни какие-то еще. Но если бы они действительно решили разыграть партию, то, безусловно, победил бы российский президент, считает бывший гроссмейстер.

«Оба они терпеть не могут играть по правилам, так что это будет игра по принципу „кто кого первым обманет", — сказал мне Каспаров в интервью для Off Message, подкаста издания POLITICO. — Но в любой интеллектуальной игре я бы поставил на Путина, к сожалению».

На протяжении последних 10-ти месяцев Каспаров наблюдает за тем, как Трамп общается, взаимодействует с российским президентом, и считает, что Трамп играет на руку Кремлю, делая именно то, что тому нужно. Но, судя по всему, при этом не желает понимать, какие цели преследует Путин.

С предыдущими администрациями все обстояло иначе. Каспаров утверждает, что Джордж Буш-младший и Барак Обама неправильно понимали Путина и невольно помогали российскому президенту расширять свою власть. Но в каком-то смысле они также понимали и стратегическую угрозу, которую представлял собой Путин — как раз то, чего, по его мнению, не понимает Трамп. «Можно проиграть войну, даже при наличии явных преимуществ — военных, экономических, технических — если не признавать, что находишься в состоянии войны», — говорит Каспаров.

Трамп, по словам Каспарова, «действует в расчете на ближайшую перспективу, не особенно заглядывая вперед…. То, как он общается с миром, однозначно свидетельствует об отсутствии у него каких-либо стратегических расчетов».

И, прошу вас, не надо называть это шахматами.

«Когда я слышу что-то вроде того, что „Путин играет в шахматы, Обама играет в шашки", или, что еще и „Трамп играет в шахматы", я чувствую, что обязан защитить игру, в которую играю уже не один десяток лет. Игра в шахматы — это стратегическая игра. Разумеется, есть масса возможностей показать свои тактические навыки, но прежде всего — здесь необходима стратегия. Кроме того, шахматы — прозрачная игра, абсолютно прозрачная, — говорит Каспаров. — Ты знаешь, что есть у меня, я знаю, что есть у тебя. Таким образом, мы не знаем намерений соперника, но мы знаем те ресурсы, которые наш соперник может использовать, чтобы причинить нам вред».

В 1980-е годы Каспаров, наполовину еврей и наполовину армянин, завоевал международную известность, став в 22 года самым молодым в истории чемпионом мира по шахматам. Такие достижения на мировой арене сделали его на родине символом советской гордости. Спорт, по словам Каспарова, был «важным инструментом, позволявшим продемонстрировать интеллектуальное превосходство коммунистического режима над загнивающим Западом» — даже когда сам он начал ненавидеть коммунистический строй. Благодаря своей любви к шахматам он стал лучше разбираться в политике: он ездил по всему миру на шахматные турниры с 13 лет, и у него была возможность «увидеть разницу» между СССР и капиталистическими странами. Это политическое пробуждение еще больше укрепило его статус национального героя, и он пользовался своим положением, поддерживая борьбу за реформы и свободу в Советском Союзе в конце 1980-х и начале 1990-х годов.

Каспарова настолько обеспокоил возврат России к авторитаризму, что в 2008 году он попытался баллотироваться на пост президента России против Дмитрия Медведева, временно замещавшего Путина. Но ему было отказано в регистрации по «технической» причине. Он не смог выполнить формальное требование, позволявшее не допускать к участию в выборах оппозиционных лидеров. Официальной причиной отказа в регистрации было то, что он не провел съезд инициативной группы, выдвигавшей его кандидатуру, поскольку не арендовал подходящее для этого помещение. В итоге он бойкотировал выборы.

Сейчас Каспаров наблюдает за действиями Путина из своего дома в Нью-Йорке. Он разочарован тем, что он называет отсутствием у демократических сил геополитической стратегии — вроде той, что используется в шахматах. «Мы пока не видим таких политических лидеров, которые могут думать на перспективу, не ограничиваясь сроками своих полномочий, — говорит он. — В этом и состоит стратегия, поскольку демократия предполагает непрерывность, преемственность [власти]. А диктатору все равно, что будет после того, когда он уйдет, так что все дело просто в выживании».

Каспаров никогда не встречался с Путиным, но с самого начала относился к нему с подозрением. Вскоре после того, как президент Борис Ельцин в канун нового 1999-го года удивил весь мир, выбрав своим преемником своего премьер-министра, Каспаров в своей статье, опубликованной в газете The Wall Street Journal, предупредил, что это за человек. Одно лишь то, что Путин был офицером КГБ, было достаточной причиной для беспокойства, говорит Каспаров. Но это усугублялось еще и тем, что Путин назвал распад СССР катастрофой, а затем еще и «возродил» старый советский гимн.

Как и сейчас, говорит Каспаров, Путину придавало смелости то, что остальные страны почти не реагировали, когда он прибирал к рукам компании, наступал на свободную прессу и организовывал убийства политических оппонентов.

«Лидеры свободного мира делали вид или верили, что Путин может быть хорошим партнером, — говорит Каспаров. — Да, возможно, он и делал в России что-то такое, что они не одобряли, ну и что с того? Им было безразлично, потому что с ним можно было взаимодействовать на международной арене».

По словам Каспарова, Путин «обрабатывал» Джорджа Буша-младшего, действуя в лучших традициях КГБ — он разузнал, что тот является ревностным христианином, и придумал себе историю о том, что его самого крестили тайно, и он якобы тайно носил крест. А для Обамы, по словам Каспарова, он устроил представление, сделав вид, что ему надо заключить сделку по Сирии. Но «взаимопонимания, общей позиции не было, поскольку даже если Путин и делал вид, что хочет помочь в Сирии, он просто пользовался возможностью, а ухватиться за любую возможность у него получалось хорошо. И как только Обама создал вакуум, Путин сразу же этим воспользовался».

То, что Башар Асад удержался и никуда не ушел, мировая общественность, по мнению Каспарова, должна понимать следующим образом: «Путин этим показывает, что если вы будете держаться меня, я буду вас защищать — даже если США, самая могущественная страна на Земле, хочет, чтобы вы ушли».

А теперь — о Трампе. По словам Каспарова, у него самого, в отличие от большинства людей, была возможность наблюдать, как американские и российские СМИ параллельно освещали события во время избирательной кампании и после выборов. Серьезное отношение россиян к Трампу формировалось поэтапно. Сначала говорили, что кандидатура Трампа показывает, что вся политика может быть коррумпирована, затем начали говорить, что он повсюду сеет хаос, а затем заговорили о том, что хотя он и отличный парень, он никогда не победит, потому что система коррумпирована, и все основано на фальсификациях.

«Ну а потом началось массовое ликование, и можно было прочитать — иногда между строк, а иногда почти открыто — слова одобрения, когда Трампа восхваляли, как человека, который в отношениях с Россией все изменит, — говорит Каспаров. — Я не сомневаюсь, что Путин мечтал об очередной большой встрече в Крыму, о большой „Ялтинской встрече", на которой произойдет раздел мира».

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 ноября 2017 > № 2437887 Гарри Каспаров


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272762 Гарри Каспаров

Продолжится ли роман Трампа и Путина?

Гарри Каспаров, The Washington Post, США

На прошлой неделе сенат и палата представителей одобрили новые жесткие санкции в отношении России за ее агрессию на Украине и ее кибервмешательство в президентские выборы США 2016 года. Законодатели включили меры, препятствующие возможному нарушению законодательства президентом Трампом.

Трамп подписал законопроект 2 августа, не скрывая при этом своего недовольства. Здесь компанию ему немедленно составил российский премьер-министр Дмитрий Медведев, который решил раззадорить вспыльчивого Трампа при помощи его же любимого средства информации, написав в Твиттере, что конгресс «унизил» его. Это был идеальный способ польстить будущему диктатору Трампу: «Вот был бы вы у вас полный контроль над Америкой, как у Владимира Путина над Россией!»

Замечания Медведева вторили комментариям Трампа и президентской группы поддержки на канале Fox News. Этот хор представляет Трампа как заложника Конгресса и разнообразных «внутренних врагов», мешающих ему вернуть Америке (и России) былое величие. Однако между строк можно прочитать совершенно отчетливо авторитарное послание: если бы у лидера был тотальный контроль над страной, дела у нее и у ее народа шли бы лучше.

Фразы Медведева, публиковавшиеся как по-английски, так и по-русски, я интерпретирую как мафиозное предупреждение от путинского консильере, это «отрубленная лошадиная голова» в 140 символах в постели президента, напоминающая Трампу о его обязательствах, какими бы они ни были. Трамп, разумеется, ответил. 24 часа спустя он повторял свои тезисы о «клевете о России» на встрече в Западной Вирджинии.

Реакция Путина на санкции — высылка 755 сотрудников американской дипмиссии ищ России — это то, о чем Трамп не упомянул и на что ему предстоит еще обратить внимание. Это огромное количество, в их число входят и многие российские сотрудники посольства, а не только американские дипломаты и штат (не забывайте: президент Барак Обама выслал всего 35 российских дипломатов, когда выбирал ответные меры на вмешательство Москвы в декабре 2016 года). Первым заметным результатом этих мер станут жесткие ограничения при получении россиянами визы в Соединенные Штаты. Как обычно, Путин в своих санкциях первым делом наказывает россиян.

Когда «акт Магнитского» ограничил возможности нарушителей прав человека в России, Путин в ответ запретил усыновление российских сирот американскими семьями. Когда Обама наконец наложил на Россию санкции в связи со вторжением Путина на Украину в 2014 году и аннексией Крыма, Путин ответил, наложив запрет на многочисленные виды импортного продовольствия. Его чиновники даже устроили шоу из уничтожения больших запасов продуктов в стране, где миллионы людей с трудом зарабатывают себе на хлеб. Как говорится в одном российском анекдоте: «Если Америка будет бомбить Сирию, то Россия в ответ будет бомбить Воронеж!»

Кажется странным, что лидер страны собственноручно создает трудности для своего народа, особенно когда Россия после 17 с половиной лет путинской клептократии и почти трех лет низких цен на нефть подошла к краху. Но Путину плевать на благосостояние российских граждан, и так было всегда. Но все равно ему нужно искать предлог, чтобы объяснить, почему все так плохо, несмотря на все годы, которые он был у власти, не имея никакой конкуренции. Его метод — это создание врагов, и чем сильнее они будут, тем лучше, чтобы создать риторику, что Россия ведет войну, а на войне нужны жертвы и, конечно, полная преданность великому лидеру, который изо всех сил старается, защищая родину.

Некоторые сторонники сотрудничества с Москвой утверждают, что санкции против Путина лишь играют ему на руку. Однако это миф. Никакая политика умиротворения не превратит Путина в союзника свободного мира, если только свободный мир останется таковым. Путин не остановится, пока его не остановят, а этого не произойдет, пока его клика не увидит в нем препятствие для своего обогащения и власти, а не свой ресурс. Санкции, наносящие удар по инвестициям банды Путина за рубежом, — прекрасный способ добиться этой цели.

Важно понять, что Путину плевать, победит ли Трамп в своих боях с Конгрессом и судами. Путин хочет, чтобы Трамп продолжал сеять хаос и сумятицу в единственной нации на Земле, которая могла единолично парализовать его власть в России. Это объясняет то, почему кремлевские тролли так стараются поддержать кампанию крайне правых против самого способного человека в Белом доме, советника по национальной безопасности Г. Р. Макмастера (H.R. McMaster).

Макмастер не испытывал никаких иллюзий о том, какую угрозу представляет собой Путин, а Путин знает, что гораздо проще манипулировать людьми, которые заботятся о самих себе, а не о благе для страны. Время для окончания романса Путина и Трампа еще не пришло. Трамп до сих пор — лучшая возможность Кремля создать сумятицу в Вашингтоне и пошатнуть доверие к Америке за границей. Трамп все еще не способен критиковать Путина — эго не позволяет ему признать, что его победа на выборах произошла благодаря хакерской атаке враждебной иностранной державы. Трамп и Путин могут иметь разные темы на повестке дня, но они действительно движутся к одной цели — вложить в руки Трампа всю власть, которую только можно собрать.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272762 Гарри Каспаров


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 10 августа 2017 > № 2271116 Гарри Каспаров

Смогут ли Трамп и Путин уберечь свою братскую дружбу?

Гарри Каспаров | The Washington Post

Президент США Трамп подписал 2 августа постановление Конгресса США о новых санкциях в отношении России, но выразил свое недовольство этим документом, отмечает в своей статье в The Washington Post Гарри Каспаров. Российский премьер-министр Дмитрий Медведев тут же написал в "Твиттере", что Конгресс США "унизил" Трампа. "Это был идеальный способ польстить потенциальному автократу Трампу: "Если бы вы только имели в Америке полный контроль, как Владимир Путин в России!" - комментирует Каспаров.

Каспаров пишет: "Я интерпретирую записи Медведева в "Твиттере", сделанные и на английском, и на русском, как предостережение в стиле мафии со стороны консильери Путина, 140-буквенную "конскую голову" в кровати президента, призванную напомнить Трампу о его обязательствах, в чем бы они ни состояли. Похоже, Трамп определенно среагировал таким образом. Спустя 24 часа, на митинге в Западной Виргинии, он повторил свою сентенцию насчет "мистификации про Россию".

В ответ на санкции США Путин сократил персонал американских диппредставительств в России. По мнению Каспарова, в результате россиянам станет сложнее получать визы: "Как обычно, для Путина идея санкций в том, чтобы наказать россиян".

Каспаров поясняет: чтобы благовидно объяснять, почему в России все плохо, Путин "избрал метод создания врагов, и чем сильнее эти враги, тем лучше, дабы выстроить концепцию, что Россия ступила на тропу войны, которая требует жертв и, естественно, абсолютной преданности великому лидеру, который так энергично старается защитить отечество".

В то же самое время Каспаров полагает: мнение, что санкции только на руку Путину, - это миф. "Путин не остановится, пока его не остановят, а этого не произойдет, пока его шайка не сочтет, что он вместо того, чтобы приносить ей пользу, стал помехой для сохранения ее богатства и могущества. Санкции, которые бьют по зарубежным инвестициям шайки, - отличный способ этого добиться", - пишет он.

"Путину и Трампу пока не время прекращать их "роман". Трамп остается главной надеждой Кремля на провоцирование хаоса в Вашингтоне и ослабление реноме Америки за границей. Трамп по-прежнему не в силах критиковать Путина, отчасти потому, что самолюбие не дает ему признать, что его избранию поспособствовали хакерские атаки враждебной иностранной державы. Возможно, программы Трампа и Путина не совпадают, но, как минимум, одна общая цель у них есть: сосредоточить в руках Трампа максимум власти", - заключает автор.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 10 августа 2017 > № 2271116 Гарри Каспаров


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072766 Гарри Каспаров

Каспаров о противодействии Трампу: очень важно сделать так, чтобы он выглядел проигравшим

Беседа с чемпионом мира по шахматам и ведущим критиком Путина Гарри Каспаровым.

Александр Бисли (Alexander Bisley), Vox, США

Интервью для ясности подвергнуто небольшой редактуре и сокращено.

Гарри Каспаров знает, что значит противостоять самовластному лидеру. На родине в России этого выдающегося чемпиона мира по шахматам дважды арестовывали за выступления против Путина. С 2013 года он живет в Нью-Йорке, куда уехал вместе с семьей, и сегодня возглавляет Фонд прав человека (Human Rights Foundation). Недавно вышла его прозорливая книга «Зима близко» (Winter Is Coming), в которой он пишет о восхождении Путина и о транснациональной угрозе. 2 мая выйдет его новая книга о шахматах и искусственном интеллекте «Глубокие размышления» (Deep Thinking).

Будучи сторонником Рональда Рейгана и Джона Маккейна, Каспаров критикует Трампа и его политику. Во время этого интервью мы обсудили с ним Путина, Трампа, досье Стила и то, чему шахматы могут научить политика.

Александр Бисли: Автор Маша Гессен предостерегает нас: «Допускайте самое худшее».

Гарри Каспаров: Прислушиваться к спокойному голосу рассудка — не самая сильная черта моего характера, хотя я шахматист. Но здесь важно сосредоточиться на том, что имеет наибольшее значение, дабы не потерять след во всем этом шуме и хаосе, который безо всяких усилий создает Трамп. Во время кампании и даже во время первичных выборов Великой старой партии я много писал об этой угрозе и о хорошо знакомом мне характере его риторики. Он пользовался и продолжает пользоваться языком властного лидера. Все ужасно, и только он в состоянии решить проблемы. Нас окружают враги, и только он может нас защитить. И так далее. Это очень похоже на те установки, которыми пользуется Путин и прочие диктаторы в попытке обосновать свою власть.

Американскому президенту нет нужды говорить на языке тирана. Но Трамп по-прежнему одержим мыслями о своей легитимности, а отсюда вся эта постоянная ложь о его победе за явным преимуществом и о количестве сторонников. У вас абсолютно некомпетентный президент с диктаторскими замашками и опасными советниками, и вполне возможно, что он находится под воздействием враждебных внешних сил.

Мы в России дали Путину шанс, и это были для нас последние свободные выборы. Гораздо лучше действовать, а потом признавать, что ты перегнул палку, чем ничего не делать до тех пор, пока уже ничего сделать нельзя. Тем не менее, Соединенные Штаты — это не Россия, потому что здесь институты намного сильнее. Они просто немного атрофировались из-за того, что их не очень активно используют. Это как иммунная система, которая долгое время не подвергалась прямому воздействию и из-за этого не в состоянии реагировать на инфекцию.

— Что могут сделать противники Трампа?

— Надо укреплять институты, действуя настойчиво, размеренно и законным путем. И их надо использовать. Если зайти слишком далеко и начать действовать силовыми методами, это будет лишь на руку администрации Трампа, которая уже обзывает всех оппозиционеров платными агитаторами и дает им прочие нелепые прозвища, взятые прямо из путинского сценария. Когда я пишу об этом в Твиттере или Фейсбуке, я немедленно получают целую кучу ответов «Здесь то же самое!» от людей, живущих в других тоталитарных странах от Венесуэлы до Вьетнама.

Бунты только напугают «умеренную середину», которая рано или поздно понадобится вам в качестве союзницы. Если Трамп убедит этих людей своей ложью о том, что оппозицией управляют опасные бандиты, тогда этот президент останется у вас на восемь лет, а вслед за ним придет такой же. Придерживайтесь фактов, говорите о них постоянно, смело и громко, дабы его сторонники увидели, что король-то голый.

Суды тоже важны, но ситуация на самом деле изменится только тогда, когда значительная часть республиканцев поймет, что Трамп — это помеха для сбора средств на выборы, и что он лишает их партию шансов на переизбрание. Это понимание может прийти довольно быстро, если он не сумеет выполнить свои многочисленные предвыборные обещания. Очень важно сделать так, чтобы он выглядел проигравшим. Либо Республиканская партия выступит против него, либо он исправится и проявит большую готовность к компромиссам. Если демагог ставит себе в заслугу победы, а в своих поражениях винит врагов, превращая их в козлов отпущения, то остановить его очень трудно.

Трамп будет и дальше выходить за пределы допустимого и искать трещины в сдерживающей его системе. Америка на собственной шкуре выясняет, что его власть во многом основана на традиции и системе чести, но не на системе законов. И кризисы у нее будут возникать ежедневно.

Каждый должен делать то, что может, не дожидаясь, пока начнут действовать другие. Если вам нужны перемены, вы должны взять на себя инициативу и начать действовать, пусть даже в индивидуальном порядке, сколь бы незначительными ни казались эти действия. Как гласит лозунг советских диссидентов, «делай, что должен, и будь что будет».

— «Самый крупный со времен Уотергейта предвыборный скандал произошел в прошлом году, и за это время он практически исчез из сферы внимания политических СМИ, — написал на этой неделе на страницах Mother Jones Дэвид Корн (David Corn). — По общему мнению американских разведывательных служб, российские спецслужбы по приказу Владимира Путина провели масштабную операцию по оказанию влияния на выборы 2016 года, чтобы помочь Дональду Трампу».

— Это скандал, и это не самый крупный скандал в Вашингтоне. Он иллюстрирует мой довод о том, как постоянно создаваемое Трампом недовольство и хаос играют ему на руку, отвлекая людей от более серьезных вещей, таких как его конфликт интересов и вмешательство России в американские выборы. Видимо, Трамп не хочет никаких расследований, поскольку даже обсуждение этих вопросов ослабляет его легитимность, которой он так жаждет. Плюс к этому, он публично призывал Россию к новым хакерским взломам!

Эта тема также заставляет нервничать едва ли не каждого избранного политика. Но это вопрос национальной безопасности США, а не просто попытки ворошить прошлое. Должно состояться специальное расследование. Игнорировать этот вопрос — худший из всех возможных вариантов, поскольку это воодушевляет Путина и ему подобных, подталкивая к новым действиям такого рода. И это уже происходит во Франции и в Германии.

— Во время нашего предыдущего разговора вы сказали: «Человек, который непоследователен почти во всем, очень последовательно защищает Путина. И это вызывает у меня подозрения». А теперь Рекс Тиллерсон, являющийся крупным деловым партнером Путина, стал госсекретарем.

— Я по-прежнему хочу узнать, кто предложил кандидатуру Тиллерсона. Не знакомые ли Трампа из России? А может, кто-то из группы Киссинджера, которая работает с обеими сторонами? Тиллерсон серьезный человек, а не какой-то легковес или ставленник Трампа, как многие из его назначенцев. Если Тиллерсон действительно намерен служить США и отстаивать их интересы, он будет сдерживать Трампа, так как не позволит ему помыкать собой. А если он уйдет, получится большой конфуз после столь напряженной борьбы за его утверждение.

Может, я излишне оптимистичен, и он попал туда просто для того, чтобы проталкивать нефтяные сделки, а также снимать санкции в интересах Путина и Exxon Mobil. Если сбудется худшее, косвенные доказательства того, что российские спецслужбы скомпрометировали Трампа, будут очень сильны. И не забывайте Уилбура Росса (Уилбур Росса), чью кандидатуру предлагали на пост министра торговли. У него крупные сделки с путинским олигархом Виктором Вексельбергом.

Политики из Республиканской партии ставят ее превыше принципов, когда столь преданно поддерживают Трампа. Поступая таким образом, они доказывают свою полную беспринципность.

— А что вы думаете о скандальном досье Стила, в котором утверждается, что Россия «обхаживает, поддерживает и помогает Трампу как минимум последние пять лет»? (Согласно сообщениям СМИ, напуганный до смерти британский автор и бывший агент МИ6 Кристофер Стил (Christopher Steele) ударился в бега.)

— Даже если правды во всем этом только половина, это все равно невероятная обличительная улика. Кое-что из написанного уже нашло свое подтверждение, и поэтому к данному досье нельзя относиться как к чистой воды клевете или выдумке. Во-вторых, некоторые моменты скорее всего сфабрикованы, и их легко можно опровергнуть. Защитники Трампа обязательно воспользуются данным обстоятельством, заявляя, что все это фикция. Они переведут весь разговор на то немногое, что было сфальсифицировано, и попытаются дискредитировать весь материал. Это закономерность всех слабо подготовленных журналистских материалов в целом, и поэтому СМИ должны проявлять удвоенную бдительность, проверяя все, что относится к Трампу, а не кидаться на тени в погоне за сенсацией, дискредитируя себя в глазах общественности. Если факты будут низведены до положения пристрастной точки зрения, то мы окажемся в большой беде.

— А еще было это путинское выступление в духе Бората: «Я с трудом могу себе представить, что он побежал в отель общаться с нашими девушками с пониженной социальной ответственностью — хотя и они у нас самые лучшие в мире».

— Путину всегда нравились непристойные выражения, и в этом у него много общего с Трампом. Он делает это намеренно, создавая имидж крутого парня и обычного человека.

— А как насчет «мусульманского запрета» Трампа?

— Президентское распоряжение Трампа может нравиться или не нравиться с самых разных позиций и по самым разным направлениям, но в целом я отношусь к нему критически. Будучи иммигрантом, хотя и не беженцем, приехавшим в США, я в целом сочувствую людям, которые вынуждены покинуть свою родную землю, как это сделала моя семья в 1990 году, когда в Баку были погромы против армян.

Любого американца должно тревожить то, с какой легкостью и поспешностью Трамп принес в жертву безопасность ради быстрого пиара среди избирателей. Даже самые большие сторонники этого запрета должны задуматься о том, насколько некомпетентно и неумело это было сделано.

Иммиграция всегда была одной из самых сильных сторон Америки, как в плане ее репутации в мире, так и с чисто практической точки зрения экономического и культурного богатства. Быть страной, в которую стремятся лучшие и самые талантливые, всегда являлось огромным преимуществом. И все, что умаляет этот «магнит умов», наносит экономический вред США, в том числе, рабочим, которые получают выгоду от создаваемых иммигрантами стартапов и рабочих мест. Распоряжение Трампа имеет огромное символическое значение, делая США менее привлекательным местом для проживания. Многие сторонники Трампа увидят в этом плюс, а не минус, но это невежество и ксенофобия.

Когда я жил в СССР, образ США как сияющего города на холме и светоча надежды для всех угнетенных был для меня вполне реален. Я понимаю, что многие американцы, особенно левого толка, считают это сентиментальной и шаблонной мифологией. Но даже не пытайтесь говорить об этом иммигрантам и беженцам! Даже если вы циник, вы не можете отрицать, что такой образ это очень важный элемент мягкой силы Америки как страны, которой завидуют и подражают, несмотря на все ее изъяны.

— Трамп совершенно бездоказательно заявляет, что от трех до пяти миллионов человек проголосовали незаконно. Он выступает с неслыханными нападками на независимость юстиции и на судей, постановивших, что его запрет на въезд мусульман незаконен. Он назначил генеральным прокурором расиста Джеффа Сешнса (Jeff Sessions), вызвав шквал критики со стороны Коретты Скотт Кинг (Coretta Scott King) (вдова Мартина Лютера Кинга — прим. пер.). Как вы думаете, что Трамп сделает дальше?

— Он хочет, чтобы его любили. Он хочет угодить своим избирателям. Он будет и дальше рекламировать все, что помогло ему победить на выборах, не обращая внимания на то, насколько деструктивны и невыполнимы его обещания. Это нелепая стена, отмена реформы здравоохранения Обамы, нападки на иммигрантов. Важно давать ему отпор более умными и достойными идеями, а не просто осуждать его.

Но если честно, сумятица в Америке — это не самая большая моя тревога. В США даже на президентские полномочия накладываются существенные ограничения. Меня больше беспокоит остальной мир, потому что когда вокруг топчется Трамп, Америка очень быстро может показаться не такой, какая она есть. Если он будет и дальше произносить трескучие фразы типа «Америка прежде всего», то региональные державы, такие как Россия, Китай и Иран, воспользуются шансом и расширят свое влияние, в том числе, военными средствами. Европейский Союз может развалиться, а крайне правые будут добиваться все больших успехов по всей Европе.

— Трамп находит основания, чтобы присвоить чрезвычайные властные полномочия, подвергает гонениям свободную прессу и политическую оппозицию, действуя по вполне реальному диктаторскому сценарию. Это приведет к конституционному кризису.

— «Может, следует обратиться за поддержкой и участием к Кремниевой долине? У нее колоссальная власть. Какое место занимает она в нынешней политической неразберихе?» Эти вопросы вы задали мне в конце ноября. С тех пор самым заметным вкладом Кремниевой долины стало низкопоклонство в Башне Трампа.

— Многие из них просто хотят играть в богов в своей Кремниевой долине, как будто Вашингтон не имеет никакого значения. И вдруг им приходится выбирать, чью сторону занять, делать заявления, действовать. А они не знают, как поступить. Может, им попытаться изнутри давать рекомендации этой невероятно невежественной администрации и влиять на нее, или оставаться снаружи и использовать давление? Трамп президент, и даже если вам не нравится его платформа, вряд ли вы будете мечтать о его полном провале, потому что он увлечет вместе с собой и всех нас. Если этого потребуют покупатели и пользователи, Кремниевая долина отреагирует. Но я сомневаюсь, что там следует искать лидеров.

— Посмотрим на вашу запись в Твиттере. Вы не могли бы прокомментировать свое очень резкое заявление о политической дискриминации?

— Я до сих пор регулярно встречаю упоминания этого твита. Борьба с пропагандой и дезинформацией это нечто новое для большинства американцев, но мне и другим россиянам это знакомо. Мы видим, как антиутопические романы все чаще становятся в США бестселлерами, потому что люди пытаются самообразовываться, и в этом я стараюсь им помочь. Многое из этого я включил в свою книгу «Зима близко»; но даже я не мог предвидеть появление Трампа!

Современные диктатуры стали намного изощреннее в достижении своих целей. Они уяснили, что при постоянной бомбежке ваши чувства испытывают перегрузку. Вы начинаете сомневаться, пожимать плечами, выключать радио и телевизор. Это делает вас более уязвимым. Вместо того, чтобы проталкивать одну ложь, одну подделку, они проталкивают их десятками и сотнями. И у них очень хорошие шансы в борьбе с одинокой правдой. Они одерживают победу, когда вы говорите: «Как можно быть уверенным в том, что случилось на самом деле?»

— Что вы думаете о призывах объявить импичмент Трампу?

— Пока слишком рано. Надо собрать улики, проследить за деньгами, выяснить, где конфликт интересов, какие есть русские связи, семейные сделки и так далее. А кричать об импичменте всякий раз, когда Трамп пишет в Твиттере что-то, что может показаться незаконным или неконституционным, это не стратегия.

— «Шахматы — это самый жестокий из всех видов спорта. Нет спорта более состязательного и более жесткого, чем шахматы. Единственная цель в шахматах — доказать свое превосходство над противником. А самое важное превосходство, самое абсолютное — это превосходство ума». Вы сказали это в 1989 году. Как шахматы подготовили вас к политике?

— Я раньше шутил, что шахматы — это никудышная подготовка к политике в путинской России, так как в шахматах есть твердые правила и неопределенные результаты, а на выборах Путина все как раз наоборот. Но что касается индивидуального развития, то шахматы развили во мне способность планировать, искать связи, находить слабые места, видеть картину в целом.

— Вы по-прежнему играете в шахматы, чтобы расслабиться. Что мы можем почерпнуть из шахмат для борьбы с трампизмом?

— Первый урок состоит в том, что не надо играть отчаянно, если у вас положение хуже, но все равно довольно прочное. Если вы, находясь в более слабом положении, начинаете отчаянно набрасываться на противника, это лишь ускорит ваше поражение. А прочная и упорная оборона может деморализовать нападающего, заставить его утратить уверенность. Когда это происходит, ситуация меняется на противоположную. Продолжайте бороться, держитесь крепче, сохраняйте боевой дух. Общественные протесты полезны во всех трех случаях.

— Быть диссидентом и противником Путина опасно. Ваш коллега-демократ Владимир Кара-Мурза сегодня ведет борьбу за собственную жизнь в России. Есть подозрения, что его отравил кто-то из путинского окружения или из числа его союзников. Как вы отдыхаете и расслабляетесь?

— Я стараюсь следовать чувству долга, а затем принимать последствия по мере их поступления. С таким выбором приходится жить — и никакой защитный механизм не даст выхода из этой ситуации. Некоторые ценности я ставлю превыше личной безопасности, и поэтому приходится жить в такой действительности.

У меня четверо детей, двое из них от предыдущих браков. Мне доставляет огромное удовольствие проводить с ними время. Я чувствую себя прекрасно, когда появляется возможность сосредоточиться на семейных делах. Это большой плюс моей сегодняшней жизни в Нью-Йорке.

Я всегда с огромным удовольствием поглощаю информацию. В мире можно очень многое узнать, многому научиться. Мир меняется. Я всегда ищу возможность узнать что-то новое и поделиться этим с теми, кого я люблю и о ком забочусь.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072766 Гарри Каспаров


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 марта 2016 > № 1687798 Гарри Каспаров

Российский гроссмейстер Гарри Каспаров резко раскритиковал Берни Сандерса и социализм

Питер Холли | The Washington Post

Когда сторонники кандидата в президенты США Берни Сандерса слышат слово "социализм", они думают о повышенном налогообложении богачей, реформе финансирования избирательных кампаний и системе здравоохранения, которые могут соперничать со скандинавскими, отмечает The Washington Post. Но у легендарного гроссмейстера Гарри Каспарова социализм ассоциируется с совершенно другими вещами, пишет журналист Питер Холли.

"Социализм - это звучит красиво в цитатах из речей и в Facebook, но, пожалуйста, пусть он там и остается", - написал Каспаров в Facebook. "На практике социализм разъедает не только экономику, но и дух человека, а также устремления и достижения, которые сделали возможным современный капитализм и вывели миллиарды людей из нищеты. Разговоры о социализме - это колоссальная роскошь, роскошь, оплаченная успехами капитализма", - полагает он.

"Неравенство доходов - безусловно, огромная проблема, - признает Каспаров. - Но идея, что решение - в более активной роли правительства, в более жестком регулировании, в более крупных долгах и в ограничении рисков, - это опасная нелепость".

Автор статьи замечает: сегодня "многие американцы, особенно молодежь, не ассоциируют слово "социализм" с пустыми прилавками в магазинах, разгулом коррупции и бетонными стенами, отделявшими Восток от Запада".

Сандерс стремится, чтобы социализм ассоциировался со справедливостью - ценностью, которую американцы ставят очень высоко.

В ноябре Сандерс заявил, что, употребляя слово "социалист", подразумевает необходимость "создать правительство, которое работает ради всех, а не ради немногих".

"Я не считаю, что средства производства должны быть собственностью правительства, но я уверен, что средний класс и семьи рабочего класса, производящие богатство Америки, заслуживают справедливого обращения", - добавил он.

Со своей стороны, Каспаров опубликовал в Daily Beast статью под названием: "Эй, Берни, не читай мне лекций о социализме: я при нем жил".

По мнению Каспарова, СССР был образцом "неизбежного краха экономики и системы распределения под управлением государства". "Стоит отдать власть правительству, и ее почти невозможно вытребовать обратно, причем она будет применяться способами, которых вы не в силах предвидеть", - написал тогда Каспаров.

Каспаров без стеснения признает, что он - как раз один из немногих, кому ненавистная экономическая система принесла пользу. СССР направлял огромные государственные ресурсы на развитие молодых талантов, отметил Каспаров в интервью Билли Кристолу.

"Если бы он не имел экстраординарных способностей к шахматам либо если бы он родился в США, его дар, возможно, остался бы незамеченным", - говорится в статье.

Сегодня Каспаров ратует за рыночный капитализм, поскольку считает, что неудачи в обстановке конкуренции - один из ключевых компонентов креативности и инноваций. "Невозможно заранее установить, какие два студента-недоучки в гараже создадут новую Apple", - поясняет он.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 марта 2016 > № 1687798 Гарри Каспаров


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 сентября 2013 > № 889302 Гарри Каспаров

КАСПАРОВ: СОБИРАЯСЬ СЕЙЧАС В РОССИЮ, ОБАМА СОВЕРШАЕТ БОЛЬШУЮ ОШИБКУ (" SLATE ", США )

Джошуа Китинг (Joshua Keating)

Гарри Каспаров до сих пор известен в первую очередь своей легендарной шахматной карьерой (он был чемпионом мира по шахматам почти два десятилетия) и своим проигрышем созданному IBM компьютеру Deep Blue, с которым он сразился в 1997 году. Однако самого серьезного противника в своей жизни он нашел лишь после того, как в 2005 году ушел из спорта и стал одним из самых известных критиков российского президента Владимира Путина.

Каспаров, неудачно баллотировавшийся в президенты в 2008 году, покинул этим летом Россию на неопределенный срок, опасаясь преследования за свою оппозиционную деятельность. Ранее его задержали на митинге в поддержку осужденной панк-группы Pussy Riot.

В преддверии предстоящего на этой неделе визита президента Обамы в Москву (так в тексте, - прим. перев.) на саммит "Большой двадцатки" в Санкт-Петербурге, который явно будет напряженным, Каспаров, сейчас возглавляющий нью-йоркский Фонд прав человека (Human Rights Foundation), рассказал Slate о том, почему он считает, что Обаме не следует посещать Россию, и о том, как мир может дать сигнал режиму на Олимпиаде в Сочи.

Джошуа Китинг: На этой неделе президент Обама посетит Москву на фоне крайне напряженных отношений между США и Россией. Как бы вы посоветовали ему вести себя с президентом Путиным?

Гарри Каспаров: Я считаю, что, собираясь сейчас в Россию, Обама делает большую ошибку как с моральной, так и с политической точки зрений. После истории с Эдвардом Сноуденом (Edward Snowden) я не был однозначно против его поездки туда, но сейчас у него есть блестящий предлог. Меня поражает, что он его не использует. Ему нужно добиться поддержки удара по Сирии американским народом. Из России это невозможно. Это режим, который стоит за Асадом, который остается для режима Асада единственной гарантией выживания и который снабдил его этим оружием. Отправиться в Россию - значит продемонстрировать отсутствие политического мастерства и лидерских качеств a.

- Как, по вашему мнению, россияне реагируют на упорную поддержку Путиным правительства Башара Асада?

- Не думаю, что российский народ это серьезно волнует. Публика, которая смотрит антиамериканскую пропаганду, воспринимает события в Сирии как очередной акт агрессии со стороны США. Интеллигенцию и тех, у кого есть доступ в интернет, это тоже, по-моему, не слишком тревожит. Асад им, вероятно, не нравится, но и другая сторона тоже не очень похожа на демократов.

- На фоне нарастающих призывов бойкотировать Олимпиаду в Сочи вы выступаете за то, чтобы "бойкотировать Путина". Что вы имеете в виду?

- Как бывший профессиональный спортсмен я считаю, что заставлять спортсменов играть политическую роль против их воли нечестно. Слишком часто бывает так, что политики, котоыре не готовы принимать решения, просто прячутся за спортсменами. В случае Сочи, на мой взгляд, существует очень простой способ дать сигнал режиму. Для начала на Играх не должно быть ведущих политиков. Затем, разумеется, нужно надавить на спонсоров и на СМИ. Coca-Cola, McDonald's, NBC - все они должны принять в этом участие и продемонстрировать своим российским клиентам и аудитории свою позицию.

Многие на Западе возмущены тем, что происходит в России. Например, Coca-Cola было бы очень просто это продемонстрировать, скажем, разместив радужный флаг на каждой банке. NBC мог бы показать интервью с российскими гей-активистами, с российскими политическими активистами, с сочинцами, вышвырнутыми из своих домов, с экологами, брошенными в тюрьму за протест против варварских действий Путина в охраняемых ЮНЕСКО зонах.

Это не означает бойкота Игр, но это показало бы истинную сущность путинской России.

- Что вы думаете о кампании американских гей-активистов по бойкоту таких российских брендов, как "Столичная"?

- Это бесполезно. Не думаю, что это повредит Путину: в России такие акции не замечают. Не знаю, кому принадлежат эти знаменитые бренды, но вряд ли их бойкот будет экономически значимым. Даже если он осуществится, не думаю, что владельцы подобных фирм могут всерьез влиять на Путина. Дело, конечно, хорошее, но не такое хорошее, как влиять на компании причастные к Олимпиаде в Сочи. Сигнал должен быть подан там, а не в США.

- Как вы считаете, российский режим испытывает настоящую враждебность к ЛГБТ, или это является прикрытием для чего-то другого?

- Не думаю, что Путин раньше вообще об этом задумывался. Но это естественный шаг деградирующего путинского государства, которое все время ищет врагов. Такова участь любой диктатуры - ей нужны враги: евреи, цыгане, геи, кто угодно. Без врагов этот режим просто не может жить. То же самое относится к Гитлеру, Мао, Мугабе, Лукашенко. Они - как наркоманы. Если ты создал атмосферу ненависти, дозу нужно увеличивать.

- Вы планируете вернуться в российскую политику?

- Я не ушел в изоляцию. Я пишу много статей, слежу за происходящим. Я поддерживаю [блоггера и лидера оппозиции] Алексея Навального. Но у меня есть интересы, которые могли бы сильно пострадать, если бы я остался в России. Жаль, что я не могу свободно путешествовать туда и обратно. Я по-прежнему российский гражданин - свой статус я не менял. Но сейчас у меня есть серьезные основания сомневаться в том, что я смогу покинуть Россию, если вернусь в Москву.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 сентября 2013 > № 889302 Гарри Каспаров


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > thedailybeast.com, 2 июля 2013 > № 863221 Гарри Каспаров

Putin Toys With Obama as Syria Burns and Snowden Runs Free

Garry Kasparov on the pathetic kowtowing to Putin—and the terrifying historical echoes of such behavior.

Barack Obama and Vladimir Putin sat across from each other at the G8 meeting last month in Northern Ireland, but their positions on Syria could not be further apart. The G8 statement on Syria that came out from the summit was a triumph for Putin and also a victory for what I would call “consensus through cowardice.” Getting rid of the murderous dictator Bashar al-Assad is not one of the document’s pledges. Incredibly, al-Assad is not even mentioned—no doubt at the insistence of his greatest supporter, Putin. For the sake of a hypocritical display of unity, Obama and the others signed a worthless statement that could have been written in the Kremlin.

President Barack Obama meets with Russian President Vladimir Putin in Enniskillen, Northern Ireland, on June 17, 2013. (Evan Vucci/AP)

Since the Russian connections of the Boston Marathon bombers came to light, the myth of common ground between Putin and the West has received a lot of lip service on both sides. It is useful to Putin both at home and abroad to maintain the illusion that he wants greater integration with Europe and better relations with the United States. In both places there have been recent moves to sanction the Kremlin and Putin’s thugs for human rights violations and criminal activity. Putin needs to show his allies he can still protect them.

This does not mean Putin will cede any ground on anything that matters to him, at least not while Obama and the rest fail to apply real pressure. The latest evidence is the bizarre affair of Edward Snowden, the American NSA employee who leaked classified information about domestic surveillance programs. Then he got on a flight from Hong Kong to Russia and according to reports he’s been sitting in Sheremetyevo airport since Sunday trying to figure out his next move. The U.S. wants Snowden extradited for espionage, and when someone else wants something it’s a chance for Putin to show what “cooperation” really means to him.

First came Putin and Foreign Minister Sergei Lavrov’s statements that Snowden wasn’t technically in Russian territory while in the airport and, therefore, was outside of Russian jurisdiction. Of course Putin feels he has jurisdiction to send tanks into Georgia and military personnel into Syria, and Kremlin critics in London have the odd habit of being murdered. But not the Moscow airport—it’s out of reach! Even that legal loophole expired days ago, however, so now it’s just a matter of Putin wanting to squeeze the most attention and annoyance out of this little accident.

Will Obama and David Cameron pose for more photos with Putin while their dithering guarantees the destruction of the remaining moderate elements among the Syrian rebels?

Reflecting Putin’s opportunism, the Kremlin is now suggesting this situation is an opportunity to create an extradition treaty between Russia and the United States. This would be a grave blow to human rights, and the mere suggestion of such a thing illustrates the dangers of treating an authoritarian state like a democratic nation. An extradition pact assumes that the signatories play by similar rules of justice and have similar values. Imagine an agreement between North and South Korea in which Northerners escaping that colossal gulag were forced to return to misery and death simply because Pyongyang requested it. Putin would use such a treaty to persecute innocent Russians who have escaped his grasp by fleeing the country. Disobedient businessmen, disloyal functionaries, and opposition activists—these are the “criminals” the Kremlin wishes to pursue. An extradition treaty with a country that keeps political prisoners would be a moral outrage.

As for the other direction such an accord would cover, consider the case of Andrei Lugovoi, the former KGB agent wanted by British authorities investigating the 2006 murder by radioactive polonium-210 poisoning of Alexander Litvinenko in London. Lugovoi was the prime suspect, leaving a radioactive trail and accused by the victim on his deathbed. Not only did Putin refuse to extradite Lugovoi to be questioned in the U.K., but he allowed him to become an anti-Western propaganda star who soon won a seat in the Russian Parliament (Duma).

This whole Snowden charade is entirely in keeping with Putin’s technique of having it both ways. He gets to look like a tough guy for standing up to Obama on an issue that matters to Putin not at all while at the same time he pretends he is cooperating as best he can. If Snowden were actually valuable there would be no public show. He’d be in a bunker deep under KGB headquarters, and the Kremlin would be in full denial mode. Or he’d likely never have been let out of China. And as at the G8 meeting, other leaders are too afraid to challenge this flagrant hypocrisy, which further emboldens Putin.

Since Putin’s assault on democracy and human rights began in Russia in 2000, I have used the term “G8” under protest. It remains the G7, or the derisive “G7+1” used by Canadian Prime Minister Stephen Harper prior to Enniskillen. (This was a rare display of backbone that he had to humiliatingly withdraw a few days later.) It is the group of great industrial democracies, and it is difficult to say on which of those two qualifications Putin’s Russia is the greater failure. When Putin hosted the G8 in Saint Petersburg in 2006, he talked about how Russia was becoming more democratic. Seven years of crackdowns later, his government has begun churning out one draconian law after another, many of which contravene the international treaties and human rights accords Russia has signed. The latest is a bill that criminalizes “gay propaganda,” which can be broadly interpreted as anything about homosexuality.

To judge from the G8 Syria statement, one is greater than seven. It is a vague wish list about “diplomatic pressure” and condemning this and supporting that without a commitment to action. And how could there be with Putin there? It is preposterous that the so-called leaders of the free world in Northern Ireland signed a consensus document on Syria with Putin while the Kremlin is supporting al-Assad’s war machine with advanced weapons and Russian military personnel. He got what he wanted, which is to extend the conflict for as long as possible while dragging neighboring powers deeper into the mire. Along with supporting a fellow dictator, this outcome keeps the price of oil high, the only thing Putin and his allies at home really care about.

Cynically referring to the al-Assad regime’s vicious war of oppression against the Syrian people as a civil war is a mendacious trick that invites parallels to the Spanish Civil War. Francisco Franco’s rebellion against the elected government of Spain in 1936 eventually turned the country into the host of a grinding proxy war that could have been avoided by early decisive action. But France and the Great Britain, eager to avoid conflict and even more eager to reach an accord with Hitler’s Germany, immediately promoted a policy of nonintervention regarding the coup by Franco’s forces. Of course, Germany and Italy supplied the Spanish fascists regardless, Hitler providing air power and Mussolini ground forces. Putin’s Russia is happy to take the role of Hitler’s Germany in this bloody reenactment in Syria, while Iran and Hezbollah are playing the Italians.

With no help from Britain and France, by 1938 the Spanish Republican forces were dominated by the only remaining government sponsor, Stalin’s Secret Police, meaning communism and fascism were soon the only options. Although the positions of the rebels and the government are reversed in Syria, the escalating proxy war and the fatal tentativeness of the pro-democracy forces are clearly echoed. Many in the West worry that arming the Syrian rebels will lead to al Qaeda coming to power there. But by withholding support this outcome becomes more likely, not less. If the primary source of support to the Syrian rebels remains the Saudis, it should be no surprise if al Qaeda is the main beneficiary. Will Obama and David Cameron pose for more photos with Putin while their dithering guarantees the destruction of the remaining moderate elements among the Syrian rebels? If yes, the options will soon be limited to al Qaeda and Hezbollah.

The G8 statement refers to bringing all sides of the Syrian conflict to the table. If this conference between a murderer and his victims does take place with G8 oversight, I can suggest a time and place. This September will mark the 75th anniversary of the Munich Agreement, the infamous act of appeasement that permitted the Nazi annexation of Czechoslovakian territory. British Prime Minister Neville Chamberlain hailed the result of the agreement as “peace for our time.” So September 29 in Munich would be the ideal symbolic location for a Syrian “peace conference,” if anyone is left alive to sit across from al-Assad. Perhaps the G7 leaders know the Munich story, but it appears their history books are missing the following chapters. If I am not mistaken, a few important events occurred after Chamberlain’s triumphant declaration, and they were not long in coming.

Garry Kasparov is a former world chess champion and an elected member of the Russian opposition movement’s Coordinating Council.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > thedailybeast.com, 2 июля 2013 > № 863221 Гарри Каспаров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter