Всего новостей: 2524428, выбрано 6 за 0.008 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Костин Андрей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиСМИ, ИТЛеспромвсе
Россия. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 31 мая 2018 > № 2626812 Андрей Костин

«Правда сильнее доллара»

Интервью главы ВТБ Андрея Костина телеканалу CNBC

Чем обернутся введенные против него санкции для банка, как Москва относится к «грязным деньгам» российских бизнесменов, осевших в Лондоне, и почему России не стоит принимать меры «зуб за зуб», в интервью CNBC рассказал глава банка ВТБ Андрей Костин.

О личных санкциях в отношении себя

Сейчас никаких особых проблем я не вижу. Некоторые говорят, что в список я попал, потому что раздавал слишком много интервью ведущим американским телеканалам, таким как ваш. Конечно, это несправедливо. К примеру, в списке меня называют высокопоставленным государственным должностным лицом, каковым я, конечно же, не являюсь. Я председатель правления одного из ведущих коммерческих банков, акции которого торгуются на международных биржах. Разумеется, не имею отношения к упоминаемым «злонамеренным действиям», которые касаются Украины, хакерских атак, Сирии или подрыва американской демократии. Всё мировое банковское сообщество знает меня как банкира и, полагаю, относится ко мне с уважением. Я работаю в этой должности более 20 лет.

Но что произошло, то произошло. С момента введения санкций прошло чуть больше месяца, и это, наверное, недостаточно долгий срок, чтобы судить о том, какие последствия они будут иметь. Возможно, это обернётся ограничениями для американских банкиров или их представителей, желающих вести бизнес со мной. Что касается остальных, то я думаю, что это будут обычные деловые отношения.

О бизнесе ВТБ с санкционными компаниями

Наш бизнес с компаниями, которые недавно попали под санкции, составляет менее 2% наших активов. Конечно, это окажет определённое воздействие, но посмотрим, как вообще будут обстоять дела с санкциями, потому что ведутся дискуссии о том, что с некоторых компаний, включая «РУСАЛ», их могут снять. Поживём — увидим. Но на данный момент большой проблемы для нас это не представляет.

О заявлении Комитета британской Палаты общин по международным делам о том, что в экономике Великобритании циркулируют «грязные российские деньги».

В определённой степени я бы согласился с комитетом, но мне кажется, он выбрал не те объекты для критики. Были упомянуты компании, которые, к примеру, выходят на Лондонскую фондовую биржу и привлекают финансирование путем первичного размещения акций (IPO) или выпуска еврооблигаций. Это, пожалуй, самые чистые деньги, какие можно себе представить, ведь по ним проводится тщательная проверка с указанием всей необходимой информации - это международно-признанная процедура.

Да, «грязные деньги» в Лондоне есть, и должен сказать, некоторые люди, покинув Россию с «грязными деньгами», сейчас наслаждаются жизнью в Лондоне. В этом плане, наверное, необходимо расширять сотрудничество между Лондоном и Москвой с целью выявления этих денег. В России, например, никогда не было офшорных зон. Деньги уходили на Запад, и это было проблемой для российской экономики. Если британское правительство хочет пресекать такую практику, это можно лишь приветствовать. Но речь, конечно, идёт не о той области, о которой говорил комитет.

Об отношении на Западе к российским предпринимателям

Российские предприниматели всегда были своего рода связующим звеном между Россией и Западом, например, я считаю, они сделали много хорошего, как Абрамович, который приобрёл «Челси» и вывел команду на новый уровень. В Англии так много фанатов «Челси». А что будет, если завтра Абрамович скажет: «Визу мне не дают, так что «Челси» я закрываю», — что тогда будет? Британцы были бы очень разочарованы.

Если же Запад начнёт специально чинить препятствия российскому бизнесу, это решение негативно отразится на обеих сторонах. Таково моё личное мнение.

Ситуация такая, какая она есть. Нужно больше фокусироваться на России, как это сделали, к примеру, мы в ВТБ. Когда международная атмосфера стала неблагоприятной, мы начали активнее работать на внутреннем рынке. И, наверное, поэтому наши результаты стали лучше.

Об Олеге Дерипаске

Насколько я понимаю, господину Дерипаске в интересах компании нужно перестать быть основным акционером. Казначейство США заявило, что санкции не направлены против самой компании. Так что будем надеяться, что этот вопрос удастся решить, и «РУСАЛ», всемирно известная международная компания со значительной долей на рынке алюминия, продолжит свою работу. От этого выиграют все. Вы видели, как подорожал алюминий в сложившейся ситуации, а это плохо для потребителя.

Безусловно, мы не выдаём ему новые кредиты и не проводим каких-либо операций с «РУСАЛом» и другими его компаниями. Нам следует дождаться решения Управления Минфина США по контролю за иностранными активами. При этом мы очень надеемся, что проблема будет решена. Наш банк является крупным кредитором его компаний, и мы должны найти способ вернуть наши деньги.

О Трампе и США

Трамп сейчас подвергается большому давлению. Каждый день выясняются какие-то новые обстоятельства, и возникают новые проблемы. Спецпрокурор Роберт Мюллер обещал завершить так называемое «расследование по России» к первому сентября. Если оно действительно закончится к этому сроку, то, возможно, у Трампа возрастёт уверенность в собственных силах, и он сможет вести более конструктивную политику в отношении России. А возможно, и нет. Неизвестно. Мы не знаем, о чем он думает. Я с вами согласен: и Трамп, и посол США в Москве заявляли, что Трамп заинтересован в налаживании более конструктивных отношений с Россией. С другой стороны, в них нарастает напряжённость, и это касается не только экономических санкций, но и вопросов разоружения и других сфер.

Об угрозах миру

Сильнее экономических санкций меня тревожит то, что впервые, наверное, со времён Карибского кризиса люди - по крайней мере, в России, а возможно, и в Америке - начали сильнее ощущать угрозу Третьей мировой войны. По итогам соцопроса, недавно проведённого в России, 55% россиян считают, эта угроза реальна, причём из-за агрессивной политики США. Подобных настроений не было на протяжении нескольких десятилетий. Вопрос очень серьёзный, в чём-то это отражает нынешнее состояние международных отношений. В мире стало гораздо опаснее, и это вызывает большие опасения.

С другой стороны, санкции, может, и ослабили российскую экономику, но определённо укрепили единство и дух россиян — и, к сожалению, способствовали всплеску антиамериканских настроений в российском обществе. Россияне твёрдо убеждены: «Правда на нашей стороне. А правда сильнее доллара».

О правительстве и министрах

Они, на самом деле, продуктивно работают, если посмотреть на таких людей, как министр экономики, министр финансов. Это либерально мыслящие люди. На мой взгляд, за последние годы правительство проделало весьма хорошую работу.

О будущем санкций

Давайте подождём и посмотрим, что будет с санкциями. Я считаю, мы должны остановить санкции, мы должны повернуть этот процесс вспять. Вот почему у меня нет никакого желания мстить. Если быть откровенным, я советую своему правительству не принимать мер по принципу «зуб за зуб». Потому что я считаю, в какой-то момент мы должны остановиться, «зуб за зуб» — это нехорошо. Конечно, я не вижу сейчас развитие ситуации в таком благоприятном ключе, но я верю, что однажды американская элита, американский истеблишмент поймёт, что Россия совсем не враг Америке. И только путём сотрудничества мы можем сделать мир лучше для наших народов. Так что я надеюсь на это.

Россия. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 31 мая 2018 > № 2626812 Андрей Костин


США. Швейцария. Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 26 января 2018 > № 2474690 Андрей Костин

Костин: «Я никогда не давал денег никому из семьи Трампа»

Президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин дал интервью Fox Business. Он, в частности, подчеркнул, что никогда не имел дел с президентом США Дональдом Трампом. Также он назвал мошенником Феликса Сатера, который заявил, что ВТБ собирался одолжить деньги на строительство Tramp Tower в Москве.

Лиз Клемен: Президент Трамп прилетел в Давос и сейчас встречается с мировыми лидерами и представителями крупного бизнеса со всей планеты. Но только не с русскими. Один российский высокопоставленный чиновник пожаловался на то, что американцы в швейцарских Альпах избегают россиян, как только могут, отчасти из-за того, что на российскую элиту собираются наложить санкции, в том числе на самого влиятельного банкира России — Андрея Костина из банка ВТБ. Президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин присоединяется к нам из Давоса. Андрей, американцы в Давосе и правда избегают русских?

Андрей Костин: Не знаю. Я знаю, что член нашего правительства заявил такое, но я сам не встречаюсь с чиновниками. Я встречаюсь только с банкирами, и у нас есть встречи с американскими банкирами. Они все мои коллеги, я знаю их уже более десяти лет, и бизнес обстоит как обычно. Но я никогда не просил никого из американских чиновников встречаться со мной, потому что это не является моей работой, собственно говоря.

Лиз Клемен: Какие банки? С представителями каких американских банков вы встречаетесь?

Андрей Костин: Вы знаете, мы работает со многими банками, в том числе с JPMorgan, Citigroup, Bank of America, Bank of New York. Таким образом, у всех нас есть отношения с ними, у всех нас есть бизнес с этими банками.

Лиз Клемен: Президент Трамп собирается провести обед с группой международных бизнес-лидеров. Вы нет?

Андрей Костин: Россияне не приглашены, нет. Мы понимаем, что господину Трампу было бы опасно встречаться с российскими банкирами. Ваши коллеги всегда меня спрашивают, имел ли я дело с господином Кушнером, с мистером Трампом, давал ли когда-нибудь им деньги. Никогда. Я никогда не видел никого из семьи Трампа или его окружения. Я никогда не давал денег никому из семьи Трампа. Вот почему я, вероятно, не включен, потому что я не партнер. Но я понимаю господина Трампа, который сосредоточился на европейских гендиректорах и бизнесе, в частности, пытаясь пригласить их инвестировать в Америку, и он ведет диалог с европейским бизнесом. Конечно, россияне не приглашены.

Лиз Клемен: Вы должны знать, что выходит санкционный список, и вы можете быть в нем. Этот список направлен против отдельных российских бизнес-магнатов и олигархов. Какова будет ваша реакция — в финансовом отношении, когда вы будете лишены возможности лично совершать сделки за пределами России?

Андрей Костин: Я гораздо меньше обеспокоен персональными санкциями — мы все знаем, что рано или поздно умрем. Вы боитесь этого? Думаю, нет. Санкционный лист не зависит от меня. Мой банк проводит очень хорошую политику прозрачности и открытости, мы ведем хороший бизнес, и у нас нет никаких претензий со стороны OFAC и других американских организаций о том, что мы нарушали какие-либо нормы какого-либо закона. Если я и мой банк, что намного хуже, будут наказаны из-за того, что политическая элита Америки представляет, что господин Путин делает что-то не так, то я не могу особо повлиять на это.

Лиз Клемен: Вы всегда приходите на нашу передачу. Вы никогда не отказывали мне в интервью, но есть ощущение, Андрей, что вы токсичны. Вы слишком близки к президенту России Владимиру Путину, Кремлю принадлежит более 50% вашего банка, и я уверена, что вы слышали про расследование по президенту. Вы только что сказали, что у вас нет контакта с кем-либо, с организацией Трампа, вы никогда не давали никаких денег, но есть парень по имени Феликс Сатер, который работал с организацией Трампа, сотрудничающей с министерством юстиции, и он сказал, что ВТБ собирался одолжить деньги на строительство Tramp Tower в Москве. Что вы на это скажете?

Андрей Костин: Это ложь. Он мошенник, и он лжет.

Лиз Клемен: Так просто?

Андрей Костин: Абсолютно. Так и есть.

Лиз Клемен: Они полагают, что вы шпион из КГБ. Вы когда-нибудь шпионили на КГБ?

Андрей Костин: Никогда. Абсолютно никогда. Клянусь, и вы знаете, что я никогда не вру прессе.

Лиз Клемен: Но, Андрей, я чувствую, что вы в очень трудном положении.

Андрей Костин: Почему?

Лиз Клемен: Потому что вы управляете банком, и теперь этот банк не может совершать сделки с большими возможностями здесь, в Соединенных Штатах. Вы были со мной прямо здесь, на этой телевизионной площадке в 2012 году, у вас были большие надежды. Вы собирались открыть новый филиал, и сейчас этого не произошло. Вы работаете в 20 странах. Кремлю принадлежит большая доля в вашем банке, и что делать всем вашим акционерам, чтобы выйти из-под этих санкций?

Андрей Костин: Лиз, это не моя вина. Мы проводим очень четкую политику. Мы являемся банком, как и любая другая акционерная компания в мире, и мы являемся частью этой геополитической игры. Я думаю, что российская сторона не несет ответственность за это. Полагаю, что американская сторона решила пойти на санкции, которые, я думаю, наносят ущерб мировой экономике и, конечно, России тоже. И я могу сказать вам, что ни один бизнесмен, которого я знаю, по крайней мере, не говорит, что это правильно и хорошо. Правда за нами. Вот почему я так спокоен.

Лиз Клемен: Я знаю, что у вас очень жесткий график, многие люди хотят встретиться с вами. Если вы пройдете мимо президента Трампа на улице в Давосе, вы поприветствуете его?

Андрей Костин: Господин Трамп не узнает меня, потому что мы никогда не встречались, и он меня не знает. Но я могу помахать ему. Мне интересно, как он ведет свою войну одного человека против, как кажется, всего мира».

Ранее в интервью Business FM банкир подчеркнул, что ему безразличны персональные санкции.

США. Швейцария. Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 26 января 2018 > № 2474690 Андрей Костин


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > bfm.ru, 24 января 2018 > № 2471799 Андрей Костин

Костин: «Персональные санкции мне, не постесняюсь этого слова…»

Как чувствует себя российский бизнес, не переоценивает ли степень угрозы от ограничительных мер? Глава ВТБ, присутствующий на Международном форуме в Давосе, прокомментировал текущую экономическую ситуацию для Business FM

Глава ВТБ Андрей Костин, находящийся в Давосе, рассказал о главных, с его точки зрения, темах Международного экономического форума. С ним беседовал главный редактор Business FM Илья Копелевич.

Андрей Леонидович, целая серия ваших заявлений прозвучала в интервью иностранным СМИ и на площадке Давоса. Они связаны с политикой — Трампом, санкциями в политическом аспекте, усилением военной напряженности на европейском континенте и так далее. Вообще говоря, наши бизнесмены стараются эти темы обходить, а вы как раз в основном об этом. Почему вы выбрали эту тему для Давоса?

Андрей Костин: Я не знаю, может быть, у них нервы крепче — раз. Я, честно говоря, устал уже от постоянных вопросов со стороны в основном западных СМИ — кредитовали ли мы Трампа, в каких отношениях с Deutsche Bank? — и прочей чуши. Все-таки создается абсолютно определенная ситуация, когда Россию пытаются обвинить во всех грехах. Ну хорошо, не нравится вам Россия, зачем же из нас тоже дураков делать, заставляя поверить в то, что мы делали? Поэтому, мне кажется, надо отвечать спокойно, вежливо, но говорить о том, что все происходящее в Америке не очень связано с Россией. Но, к сожалению, разыгрывая антироссийскую карту, США начинают создавать большую угрозу. Может, во мне говорит в прошлом дипломат, но, знаете, что мы имеем? Вместо того чтобы развивать сотрудничество, взаимодействовать в решении глобальных проблем, таких, как кибербезопаность, проблема голода, да и тысяч других проблем, которые существуют у человечества, мы опять начинаем гонку вооружений. Это же так происходит — американцы и НАТО принимают решение о наращивании контингента своих вооруженных сил в непосредственной близости у границ России. Американские военные корабли теперь заходят в Черное море и находятся в непосредственной близости от российских берегов. На Балтике то же самое, мы постоянно видимо ситуации, когда два самолета, НАТО и российский, летят бок о бок. Все это создает огромные потенциальные угрозы для стабильности безопасности и причины конфликта — я не говорю, что это перерастет в конфликт на уровне ядерного оружия, но ситуация обостряется, и известно, когда много оружия, вспыхнуть конфликту всегда проще, чем когда мы имели четкие границы, у нас были жесткие соглашения с американцами, с НАТО, когда мы постоянно вели диалог и в военной, и в политической области, конечно, ситуация была другой. Вот сегодня американцы на ровном месте, абсолютно без какой-либо провокации со стороны России создают эту угрозу всему миру. Во мне уже говорит не банкир, а просто человек, у которого есть дети, внуки, который хотел бы, чтобы они жили в спокойном мире, могли заниматься, чем им нравится, вместо того, чтобы постоянно думать о таких угрозах.

Мне кажется, из персон бизнес-круга многие избегают таких тем, просто чтобы, как говорится, не попасть в острую дискуссию. Вы в нее попадаете сейчас, высказываясь таким образом? Или никто тему не поддерживает?

Андрей Костин: Я уже дал, по крайней мере, три интервью западным крупнейшим телеканалам, газетам, встречался с редакторами ряда крупнейших американских газет. На самом деле диалог-то нормальный идет, вот что обидно, с бизнесом вообще отношения отличные, даже с американской прессой у нас нормальный диалог, и никто не допускает бестактности в мой адрес. Все слушают мою позицию, могут разделять ее, могут не разделять. Мне кажется, важен очень диалог, а проблема в том, что диалога-то нет. Трамп по большому счету испугался встречаться с Путиным во Вьетнаме. Сейчас с американцами тоже непонятны перспективы. К сожалению, диалог с руководством Америки сегодня не приведет к позитивным изменениям, потому что во многом политику определяет не президент американский — ее определяют конгресс, пресса, силовые структуры. Вот, к сожалению, ситуация, которую мы имеем.

Теперь, собственно, к теме санкций, все-таки тема вам наверняка близка. В рамках ожидания нового списка и возможных новых мер, например, создается в России военный банк. Известно, что до сих пор обслуживанием предприятий ВПК занимались в основном Сбербанк и ВТБ, то есть в том числе и вы. У вас это большая доля бизнеса. Скажите, пожалуйста, эта мера насколько затрагивает ВТБ как таковой?

Андрей Костин: Я бы в деталях эту тему не обсуждал, но могу сказать, безусловно, здесь из двух зол выбирали меньшее. И российское правительство, и Центральный банк, которые являются главными акционерами Сберегательного банка и ВТБ, искали дополнительные меры защиты в связи с принятием нового американского закона. Конечно, потеря бизнеса всегда плоха, но государство таким образом пытается оградить нас от каких-то более серьезных санкций со стороны Соединенных Штатов возможных. В этом плане что тут обсуждать? Я думаю, что решение правильное и что будем действовать в соответствии с этими решениями. Мы рассчитываем, что компенсируем бизнес в других отраслях. Экономика наша развивается, кредитные портфели будут расти. У нас быстро растет ипотека, у нас быстро растет потребительское кредитование. У нас постепенно возвращается аппетит крупных компаний к заимствованию денег. Мы, я думаю, найдем, куда инвестировать, кого кредитовать. А наиболее сложными проблемами оборонного комплекса, которые затрагиваются санкциями, будет заниматься специальный банк. Я думаю, что это решение обоснованное.

Вообще, в ожидании 29-го числа — я на опыте собственного общения скажу — практически во всех крупных компаниях, где у меня есть знакомые, все к этому готовятся. Даже те, кто вроде бы сам в этот список точно не попадает, но зато, возможно, попадает кто-то из бизнес-партнеров. Люди пересматривают свои контракты, ищут других поставщиков. Скажем, предприятия ВПК, у которых есть не только оборонная, но и гражданская продукция, просто лишаются заказов, потому что боятся с ними контактировать. Как бы вы оценили общее состояние сейчас в ожидании? Может быть, российский бизнес несколько переоценивает степень угрозы? Все боятся вирусного эффекта.

Андрей Костин: Я вам честно скажу: я к этому отношусь спокойно. Я не жду 29-го или 30-го числа. Я не знаю, как это будет. Мы, безусловно, разработали комплекс мер совместно с Центральным банком, значит, совместно с нашими коллегами. У нас есть комплекс мер, который предусматривает разные ситуации, разные меры, которые могут принять Соединенные Штаты в наш адрес. В общем-то, у нас есть поведенческая модель по каждому из этих сценариев. Я бы сказал, что мы, конечно, не пересматриваем взаимоотношений с нашими партнерами, в том числе из частного бизнеса, которые могут тоже оказаться предметом санкций. Мы тоже прорабатывали разные сценарии поведения. Я думаю, что большинство клиентов тоже понимают, что надо делать. Я бы этим ограничивался. Санкций бояться — работать невозможно будет. Мы абсолютно спокойны. Мы уже почти четыре года живем под санкциями, мы к ним приноровились. Значит, если будут новые, будем в новых условиях выстраивать свой бизнес так, чтобы обеспечивать поступательное развитие нашей экономики.

Все-таки еще один вопрос на эту тему. У меня по опыту личного общения ощущение, что как раз этого списка и этого раунда в действительности не то чтобы боятся, а будто готовятся к нему. Он больше вызывает проблемы именно в силу своей неопределенности. Если первые раунды санкций были сначала личные, потом секторальные — понятно, про кого и в какой форме, то сейчас все боятся именно неопределенности, вирусного эффекта. Так сказать, под санкции попал твой дальний родственник, но ты можешь за рукопожатие с ним тоже попасть, поэтому лучше и руку не пожимать в бизнес-смысле, в смысле контракта.

Андрей Костин: Я такого не знаю. Это какие-то очень нервные люди, знаете. Смерти бояться тоже не стоит, так же и санкций. Но, если честно, мне, не постесняюсь этого слова, по фигу на самом деле личные санкции. Я к этому отношусь совершенно спокойно. Будут — значит, будут. Считаю их необоснованными ни в отношении меня, ни в отношении моей организации, потому что мы всегда вели честный, транспарентный, хороший бизнес. Наша практика везде понятна. Мы делаем все раскрытия необходимые, которые есть. И мы никогда ничего не нарушали, и американским властям нечего нам предъявить. Никаких обвинений в адрес нашей банковской практики «неправильной» у них нет. Значит, нас они пытаются наказать за то, что им не нравится, как ведет себя в том числе на международной арене наше правительство, наше руководство, наша страна. Значит, будем вместе со страной нести это бремя. Ничего тут для нас особого нет. Мы являемся частью нашей страны, частью нашего сообщества. И я думаю, что любые санкции, честно, только сплачивают нас.

Вы сказали, что, естественно, существуют разные сценарии возможных санкций и внутри прорабатываются варианты. Маленькая угадайка: есть ли среди этих вариантов сценарий отключения от системы SWIFT, например?

Андрей Костин: Если честно, я не вижу такой ситуации, в которой нас отключили бы от SWIFT, но я бы не хотел [угадывать], на то он и есть специальный план, чтобы не раскрывать его детали, потому что вас слушают, наверное, не только наши друзья.

Тогда последний вопрос из этой серии. Все ожидали некоего ослабления рубля в преддверии 29-го числа, потому что одна из возможных дальнейших мер — ограничение на покупку российского госдолга, который влияет на потоки капитала. Рубль у нас ужасно крепок в последнее время. Как бы вы прокомментировали этот факт? Только ли это связано с нефтью или с некой суммой факторов?

Андрей Костин: Я думаю, это сумма факторов. Это, безусловно, нефть и достаточно оптимистичные прогнозы в отношении цены на нефть на протяжении 2018 года. Но это также, наверное, связано и с тем, что у нас макроэкономические показатели очень неплохие: по инфляции, по нашему бюджету, платежному балансу и так далее. Поэтому я думаю, что эта совокупность факторов влияет на то, что рубль сегодня чувствует себя достаточно прочно. Хотя предсказывать движение валюты, сами знаете, самое неблагодарное дело. Но на сегодня ситуация так выглядит, что она достаточно стабилизирована и находится под контролем наших денежных властей.

Утвержден господин Джером Пауэлл главой Федеральной резервной системы США. В связи с этим событием каких можно ожидать движений на глобальных рынках?

Андрей Костин: Я думаю, рынки все-таки ожидают, что ФРС будет повышать ставку, и это даже, может быть, не связано непосредственно с личностью того или иного руководителя, а просто это связано с определенным периодом финансового цикла. Наверное, эти процессы будут дальше идти. А так мы посмотрим, надеемся, что все-таки какая-то стабильность, в том числе и в руководстве администрации, ну и не только администрации, но и других руководителей в Америке, будет более-менее постоянна. Не будет лихорадить все время, как видим на примере других членов команды Трампа. Я думаю, что назначение — для нас это, конечно, не такая важная новость, может быть, но в целом я бы так сказал: повышающая тенденция будет продолжена, скорее всего. А вообще, будет интересно, все в Давосе тоже хотят послушать Трампа, потому что в прошлом году тут был определенный шок, потому что Трамп — известный антиглобалист, сторонник протекционистской линии пришел к власти. И вот сейчас накануне своего приезда в Давос Трамп объявил о новых протекционистских мерах в отношении группы товаров импортных. Вопрос, конечно, что он привезет сюда, как он будет здесь говорить с европейским бизнесом, который, надо сказать, с большим подозрением относится к Трампу. Достаточно будет интересно, удастся ли ему в какой-то степени убедить в том, что его администрация готова к дальнейшему развитию свободной торговли, взаимоотношениям с Европой, с другими регионами.

Собственно, он ведь приедет с блестящими результатами на данный момент внутри американской экономики, и не только в плане роста фондового рынка...

Андрей Костин: Вы сами сказали — внутри. Американские компании не очень жалуются, если же мы говорим о европейском бизнесе….

Так приедет, можно сказать, победитель и будет диктовать условия. Репатриация капитала начала приобретать совершенно конкретные формы. Apple 1 трлн долларов вернет в Америку и 20 тысяч рабочих мест создаст в Калифорнии.

Андрей Костин: Еще раз: это говорит о том, что, в принципе, он реализует свою политику протекционистскую, и это приводит к позитивным сдвигам. Но мы еще не знаем ответа Китая, допустим, или других стран на те меры, которые он принял. Здесь много говорят о том, что да, Америка завозит солнечные батареи Китая, но Китай потребляет американскую [продукцию] или еще что-то. Если это будут ответные меры такого же плана, целый ряд отраслей промышленности Америки может сильно пострадать, это обоюдоострое оружие. И это еще непонятно, бабушка надвое сказала, что Америка выиграет, что она потеряет от такого рода политики.

Илья Копелевич

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > bfm.ru, 24 января 2018 > № 2471799 Андрей Костин


США. Россия. Весь мир > Финансы, банки > bfm.ru, 20 июня 2017 > № 2226293 Андрей Костин

Костин: «Россия не та страна, которую серьезный инвестор может игнорировать»

Больших колебаний курса рубля до конца года не будет, заявил предприниматель в интервью Business FM. Он также сказал, что международные агентства не имеют оснований снижать России рейтинги, так как экономика вышла из рецессии, но под политическим давлением это может быть сделано

Президент — председатель правления ВТБ в интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу высказался по поводу санкций для банков, озвучил прогноз по курсу рубля, а также прокомментировал опцию, позволяющую Минфину ограничить участие американских компаний в рынке госдолга России. Беседа проходила на инвестиционном форуме компании «ВТБ Капитал» в Лондоне.

Андрей Леонидович, ВТБ в своей серии Russia calling за границей довольно давно не был, Лондон — с трехлетним перерывом. Почему вы решили вернуться на эту площадку и чего, собственно, от нее ждете?

Андрей Костин: Самое главное, на мой взгляд, что в России наступила экономическая стабилизация. Наметился экономический рост. Соответственно, мы видим возросший интерес иностранных инвесторов, в том числе, и в Лондоне — к российским ценным бумагам, к облигациям, к акциям, и поэтому с тем, чтобы как-то дальше подогреть этот интерес, мы, собственно, проводим здесь двухдневную конференцию, с тем, чтобы ознакомить инвесторов с ситуацией в России — каковы перспективы, какова микроэкономика. Какие есть интересные компании или индустрии, куда можно вкладывать. Мы считаем, что время правильное, что несмотря даже на санкционный режим и угрозу каких-то даже новых акций, сегодня есть устойчивый интерес к российским ценным бумагам, поэтому мы решили возобновить эту практику. И наряду с главным нашим форумом, который состоится 24 октября в Москве, мы проводим вот такой выездной форум в Лондоне.

Процесс в американском конгрессе по принятию закона, который надолго закрепит санкции против России, а плюс еще оставляет пространство для их довольно серьезного ужесточения, не изменил в самое последнее время настроение и интерес?

Андрей Костин: Пока этого не почувствовали, хотя, безусловно, если этот процесс будет дальше двигаться, он будет иметь негативный эффект, но в целом, с другой стороны, жизнь показала: за последние три года, которые прошли со времени применения первых санкций, прежде всего, они не принесли никакого результата для их инициаторов, а, во-вторых, в общем-то, не смогли полностью ликвидировать интерес инвесторов к России. Вы знаете, что и в прошлом году, в частности, ВТБ произвел размещение суверенных облигаций, то, что мы сейчас в эти дни делаем, тоже здесь размещаем. И сейчас интерес большой очень, поэтому я думаю, что в любом случае Россия не та страна, которую серьезный инвестор может игнорировать. В той или иной степени, конечно, работа будет продолжена, но повторю, конечно, мы еще не знаем в деталях даже, какие меры будут или не будут приняты. В целом это накладывает определенный отпечаток на атмосферу. Я думаю, что много вопросов будет, в том числе и сегодня, завтра по этой теме тоже.

Собственно, к размещению евробондов — в этот раз оно проходит без всяких информационных конфликтов. Год назад, когда первый раз именно «ВТБ Капитал» как фактически единственный андеррайтер впервые размещал российский суверенный долг на международных финансовых рынках, естественно, возникли подозрения, которые вы потом опровергали: иностранные резиденты были ненастоящие — так сказать, деньги российские прогнаны. Сейчас, кстати, таких разговоров нет и, наверное, быть не может, потому что огромный керри-трейд в самой России. Тем не менее, это короткая преамбула. Действительно, сейчас никто не сомневается, что сейчас-то покупают, но на фоне все-таки снижения ставок в России, 5,5% по тридцатилетним облигациям, не является ли это чрезмерно высокой ценой за российский долг?

Андрей Костин: Вы знаете, я бы сейчас не стал бы комментировать еще эти вопросы. Пока процессы идут. Могу сказать, что уже по первому дню мы имели подписанную книгу, даже переподписку, то есть это говорит о том, что интерес у инвесторов есть, и он, как вы правильно говорите, абсолютно реальный. На фоне нынешних мировых ставок наши ставки выглядят очень неплохо. Я считаю, что для России важно оставаться на мировых финансовых рынках, как суверенный заемщик. На мой взгляд, объемы этих заимствований весьма невелики, на самом деле. Полагаю, России надо продолжать эту практику. Посмотрим по окончательным итогам, но мне кажется, что это будет очень успешное размещение, исходя из той атмосферы и того спроса, который мы имеем.

Я понимаю, что надо будет ждать окончания книги заявок, подведения итогов, но все-таки в какой-то перспективе ставится ли эмитентом, Минфином задача понизить стоимость наших заимствований на международном рынке, привести их к более средним значениям?

Андрей Костин: Я не считаю, что ставки, которые сегодня вкладываются для России, завышенные. Это отражает, в общем-то, определенные реальные ситуации, в том числе, и рынка развивающихся стран. Посмотрим. Я еще раз хотел бы сказать: в общем-то, комментарии в период размещения весьма ограничены юридически. Я бы не хотел тоже этим злоупотреблять. Мы и «ВТБ Капитал», я думаю, обязательно откомментируем по итогам размещения. Да и, полагаю, Минфин сам тоже скажет свое слово на этот счет.

По санкционным инициативам: там есть и такая, в том числе, норма — сокращение фондирования подсанкционных банков. ВТБ, в том числе, соответственно. С 30-ти до 14 дней.

Андрей Костин: Никакого практического применения. Такая, может быть, чисто символическая мера, на мой взгляд, которая показывает, что опыт американский ознакомительный. Я не очень люблю комментировать вещи, которые еще не случились…

Там набор возможностей. Это опции.

Андрей Костин: Что сотрясать воздух, если, допустим, либо конгресс, либо нижняя палата не одобрит, либо президент не подпишет. Всякие варианты возможны, но, наверное, одно из самых негативных возможных последствий — это кодификация, собственно, самих этих мер, которые сейчас находятся в форме распоряжений президента, а будут уже в виде законодательных актов, которые, как мы прекрасно знаем, исторически, могут потом очень долго существовать. Посмотрим. Я все-таки надеюсь, что какой-то разум возобладает, и администрация свое слово тоже скажет. Пока рановато, мне кажется. Пока нет проблемы особой, что ее, собственно обсуждать.

На что финансовый рынок и аналитики обращают самое большое внимание?

Андрей Костин: Очень трудно сейчас прогнозировать, действительно, пока мы не знаем в окончательном варианте, как это все будет выглядеть. Довольно сложно предсказать последствия для российской экономики, российских компаний, на какие компании будут распространяться конкретные меры — тогда это можно попытаться как-то оценить. Но в целом, я еще раз говорю, конечно, атмосферу это портит. В том числе для инвестиционной ситуации вокруг России. Это, я думаю, одна из задумок наших оппонентов в Вашингтоне, чтобы именно так оно и было.

Текст этого законопроекта рынок уже изучил. Там есть опция, которая позволяет Минфину — при определенных политических обстоятельствах требует от него это сделать — опция не запретить, а фактически ограничить участие американских компаний, а косвенно и всех тех, которые ведут расчеты в долларах, в рынке государственного долга. Это и евробонды, и ОФЗ.

Андрей Костин: Мы с этим сталкивались раньше, в период первого размещения. Мы прекрасно знаем, что были и звонки инвесторам, и всякого рода предупреждения. Тогда еще Минфин США предупреждал, что это не входит пока в санкции, но смотрите, а вдруг в дальнейшем это будет, у вас будут проблемы... Неофициальное давление всегда присутствовало в этом плане. Конечно, разница есть между законодательными решениями и неформальными звонками, но повторяю: постоянно такое давление оказывалось и на Euroclear, и на инвесторов. Особо нового здесь тоже ничего нет.

В случае, если этот закон пойдет дальше, даже уже сейчас, понижение кредитных рейтингов со стороны основных агентств, на ваш взгляд, возможно? Если да, то сколько оно нам будет стоить?

Андрей Костин: Мне трудно сказать. Вообще оснований для этого особых нет. Я еще раз скажу, мы с этого начали, что экономическая ситуация и макроэкономические показатели в России все улучшаются. В стране наметился экономический рост. Компании чувствуют себя лучше, банки тоже. Вы знаете, прибыль банков растет, и в этом году она будет еще выше, чем в прошлом. Прогнозы — 1,1-1,3 трлн рублей. Посмотрим, это во многом тоже зависит от того, насколько политизированными будут решения рейтинговых агентств. Они, в общем-то, порой этим тоже злоупотребляли и подвергались определенному, хоть и неформальному давлению. Поэтому посмотрим. Я пока оснований для этого не вижу, честно говоря.

Вы вчера рассказали в интервью Financial Times, группа ВТБ, дочерние банки ВТБ в Европе, будете стремиться выйти из списка 125 значимых для Европы банков. Для нас это обратная ситуация: все стараются в России попасть в число значимых. Вы стараетесь выйти. Объясните, зачем это нужно.

Андрей Костин: Очень просто. На самом деле, речь идет о том, что по неким формальным признакам, не потому, что у нас большой объем операций или большие банки, а в силу того, что при наличии трех банков в рамках Европейского союза применяется подход системно-значимого банка, и это не какая-то престижная карточка, это, к сожалению, оборачивается дополнительными требованиями по капиталу, по ликвидности... Мы, собственно, этого хотим. Когда некоторые комментаторы говорят о том, что мы хотим из-под какого-то контроля выйти — конечно, нет. Но мы хотим избежать избыточных требований в отношении наших банков, которые стоят нам дорого.

Сколько? Эти требования, этот статус сколько стоят?

Андрей Костин: Это сотни миллионов долларов, на самом деле. Сотни миллионов долларов дополнительного капитала и дополнительной ликвидности, понимаете… Поэтому, безусловно, мы на это нацелены. Мы считаем, что надзор, он будет надзором, но именно к такого рода банкам, от которых зависит системная ситуация, связанная с европейскими финансами, (тут) просто несоответствие нашего масштаба и вот тех повышенных требований по капиталу, которые применяют надзорные органы, поэтому мы и хотим привести это в соответствие. У нас не такие большие операции в Европе и, соответственно, мы должны более дешево обеспечивать эти операции за счет меньших требований по основным показателям. Вот, собственно, и все. И вторая, конечно, цель — это сократить реальные расходы, не дублировать функции. Это тоже абсолютно нормальная ситуация, поскольку в рамках Европейского союза сегодня открытый финансовый ранок по существу и есть возможность не дублировать одни и те же операции и проводить эти операции на базе уже единой платформы, что мы собираемся делать. Абсолютно прагматичная цель.

Вообще европейский бизнес для группы ВТБ за последние три года...

Андрей Костин: Он очень несущественен. Мы всегда рассматривали не как самостоятельный бизнес, и не как бизнес для иностранных клиентов. Это, в основном, наш дополнительный инструментарий для работы с российскими клиентами, для заключения сделок по международному праву, иногда для фондирования наших клиентов за рубежом, российских клиентов, которые развивают проекты в Европе, в частности, или в других частях мира. Собственно, это такая франшиза продолжения ВТБ по большому счету для обслуживания наших российских клиентов, их экспансия в другие страны мира. Я бы сказал так.

Я к санкционной теме вернусь. Вы сказали: что было ограничение в 30 дней, что будет 14 — никакой роли это играть не будет. А вообще чем все-таки наши крупнейшие банки, которые оказались под санкциями, кстати, не только они, потому что косвенно условия западного фондирования и для остальных банков тоже изменились; собственно, чем мы заместили этот источник?

Андрей Костин: Вы знаете, ведь санкции касались двух основных аспектов. Первое — это привлечение иностранного финансирования в виде займов, и здесь мы в достаточной степени компенсировали это внутренними источниками. Это средства населения, средства наших компаний Вы, наверное, знаете, что сегодня вообще вопрос ликвидности в российском банковском секторе не стоит. Сегодня банки достаточно ликвидны, сегодня проблема, скорее, со стороны спроса, а не предложения. Кредитный портфель растет последний период — 2016 год, начало 2017-го — не так, как хотелось бы, или даже сокращение имелось. Не потому, что не было денег, а потому, что не было спроса со стороны компаний, у них сократилась инвестиционная деятельность. Поэтому здесь я вообще проблемы на сегодня не вижу, в том числе и по валюте, в том числе и по долларам, по которым нас ограничили, по евро тоже в виде санкций. А что касается вопросов включения капитала, конечно, выход на новые рынки, с новым капиталом — здесь проблема существует, но, я думаю, ее надо решать за счет повышения эффективности своей работы. И если будет большая прибыль, то ее будет достаточно тогда для того, чтобы капитализировать банк и развиваться дальше. Мы сейчас в этом задачу свою видим, не только я. Я сейчас говорил с рядом наших российских промышленных компаний, производства удобрений, металлургических и так далее. Они говорят — слушайте, мы столько возможностей открыли внутри себя. Здесь присутствующие на форуме руководители «ФосАгро» говорили, что они за, по-моему, четыре года в три раза увеличили производительность труда.

Курс им очень помогает.

Андрей Костин: Я все понимаю.

И конъюнктура спроса на удобрения.

Андрей Костин: Возможности, заложенные внутри компании, они у нас большие. Мы иногда очень рачительно расходовали наши силы, средства, возможности. То же самое сейчас происходит в ВТБ. Мы ведь программу приняли повышения прибыльности с 50 млрд в прошлом году до 200 млрд в 2019 году. Это вполне адекватный источник для пополнения капитала. Но, конечно, фактор того, что российские компании, находящиеся под санкциями, не могут выйти на международные рынки заимствования капиталов, в принципе, негативный. Это в определенной степени затрудняет процесс приватизации и так далее. Я думаю, что это не вечно. Повторяю, это абсолютно не смертельные санкции для российских банков. Увидите, что последние годы развитие крупнейших российских банков идет по восходящей в позитиве.

Про курс национальной валюты напоследок. Он потихонечку пошел вверх. Насколько, на ваш взгляд, будет в ближайшие месяцы устойчивый тренд — что все-таки рубль начнет ослабляться?

Андрей Костин: Я уже неоднократно так шутил — лучше погоду предсказывать на любом канале или на радио, хотя тоже ошибаются часто, но не настолько, видимо, больно для населения. Могу только сказать одно: я не работаю предсказателем и не люблю предсказывать курс, но у нас есть аналитики, одни из лучших, я считаю, в стране; аналитики «ВТБ Капитал» предусматривают, что не будет резкого колебания курса. Их прогноз — рубль может к концу года ослабнуть не более чем на 5%, примерно в этих пределах. Поэтому я думаю, что не стоит ожидать резких скачков, и это, конечно, очень хорошо.

США. Россия. Весь мир > Финансы, банки > bfm.ru, 20 июня 2017 > № 2226293 Андрей Костин


США. Украина. РФ > Финансы, банки > forbes.ru, 30 мая 2017 > № 2191785 Андрей Костин

Минус $440 млн: глава ВТБ о цене закрытия бизнеса на Украине и травле Трампа в США

Андрей Злобин

редактор Forbes.ru

Андрей Костин рассказал о снижении базовой ставки «до начала лета», аппетитах западных инвесторов и лучшем ответе на санкции США

Война, объявленная американской элитой президенту США Дональду Трампу, полностью парализует его возможности действовать и не позволяет Белому дому начать диалог с Россией. Об этом заявил в интервью, опубликованном во вторник, 30 мая, газете Financial Times президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин.

Костин рассказал изданию также об ожиданиях Москвы и президента Владимира Путина от прихода Трампа в Белый дом, об ошибках, которые президент США допускает вследствие своей неопытности, о санкциях против России и о том, что банк думает делать с бизнесом на Украине. Forbes приводит самые главные заявления Костина.

Травля Трампа

«Элита в Вашингтоне или бюрократы в Америке, ведут кампанию против Трампа, и это полностью парализует его способность делать что угодно, даже вести диалог с Россией», — заявил Костин. По его словам, борьба американского истеблишмента с Трампом с использованием «русской карты» «близка к абсолютному безумию». «Я ошеломлен», — подчеркнул Костин, которого издание называет крупнейшим российским банкиром и соратником президента Путина.

Костин считает текущее положение дел «очень печальным» и не только из-за антироссийских санкций. Он заявил, что как человек, у которого есть дети, он больше озабочен безопасностью и стабильностью. И назвал «очень опасным» отсутствие контактов между Москвой и Вашингтоном по основным международным вопросам на фоне, когда две страны, обладающие мощным ядерным потенциалом, вступают в новую гонку вооружений. «Винить в этом следует не нас. Откровенно говоря, вина за это лежит на американских элитах», — отметил глава ВТБ.

Костин рассказал, что у Трампа есть слабые стороны, в том числе отсутствие опыта «в коридорах власти» и «ошибки при работе с прессой». Но подчеркнул, что обвинять Трампа в связях с Россией или с банком ВТБ — это «абсолютная чепуха».

Несбывшиеся ожидания Москвы

По словам Костина, «сумасшедший дом» в Вашингтоне не оставляет никаких шансов на улучшение отношений России и США в обозримом будущем. Это заявление отражает разочарование, которое царит в правящих кругах России, которые с оптимизмом ожидали, что избрание Трампа президентом США приведет к снятию напряженности между двумя странами, вызванной воссоединением Крыма с Россией, пишет газета.

Костин при этом отметил, что Путин, как очень опытный политик, никогда не имел завышенных ожиданий на этот счет. «Насколько я понял из собственных наблюдений и бесед с ним, он всегда знал, что это будет нелегко. Он просто терпелив», — подчеркнул глава ВТБ.

Санкции и ВТБ

В своем интервью Костин выразил обеспокоенность, что в результате «охоты на ведьм» в США западные санкции в отношении России, одной из главных мишеней которых является ВТБ, продлятся на неопределенное время.

ВТБ оказался среди российских банков, находящихся под контролем государства, против которых в 2014 году были введены санкции. Эти санкции, а также падение цен на нефть «практически уничтожили» прибыль ВТБ в 2014 и 2015 годах. Издание отмечает, что в 2016 году прибыль банка восстановилась до 50 млрд рублей ($885 млн), а годом позднее — удвоилась. Это придает Костину уверенность, что ВТБ сможет процветать даже при длительных санкциях, подчеркивает газета.

«Когда вам говорят о санкциях в 2003-й раз, вы просто даете вот такой ответ», — заявил Костин. И с усмешкой показал, по свидетельству Financial Times, поднятый средний палец.

Костин заявил, что «очень благодарен» американским банкам, которые продолжили «работать очень оперативно» с ВТБ, понимая, как решать проблемы в сложившейся ситуации. Но признал, что некоторые партнеры банка на Ближнем Востоке и в Азии расценили наложенные санкции как полный запрет на сотрудничество с ВТБ.

Закрытие бизнеса ВТБ на Украине

«Мы готовы закрыть наш бизнес на Украине, но это, возможно, займет еще один год», — сообщил Костин.

В марте 2017 года президент Украины Петр Порошенко ввел на год новые санкции в отношении пяти банков с российским капиталом, в том числе Сбербанка, ВТБ, Проминвестбанка (принадлежит ВЭБ), VS Bank (принадлежит Сбербанку) и БМ Банка (принадлежит ВТБ). По словам Костина, группа ВТБ уже нашла покупателей для своего украинского актива, но сделка были сорвана Нацбанком Украины и теперь он «готов его списать».

«Там так много неприятностей. Они бросают камни, проводят демонстрации, угрожают людям», — пояснил Костин.

Он уточнил, что банк уже зарезервировал 70% портфеля украинских кредитов. Но может потерять от 25 до 27 млрд рублей в случае реализации сценария, при котором дочерние банки ВТБ на Украине будут закрыты.

Экономика России

По словам Костина, экономические перспективы России улучшаются и появляется возможность для снижения базовой ставки до 9,25% уже до начала лета.

Продажа Россией в прошлом году 10-летних облигаций с доходностью в 4,75% на сумму в $3 млрд, говорит, c точки зрения Костина, что интерес инвесторов к российским бумагам растет. Еще одно свидетельство тому, по мнению Костина, — недавняя продажа ВТБ 50% аэропорта Пулково в Санкт-Петербурге консорциуму фондов из Катара и Китая. «Западные инвесторы смотрят... Думаю, ждут сигнала из Америки», — заявил глава Внешторгбанка.

США. Украина. РФ > Финансы, банки > forbes.ru, 30 мая 2017 > № 2191785 Андрей Костин


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 19 февраля 2017 > № 2090664 Андрей Костин

Андрей Костин: банкиры выиграли на победе Трампа, акции Банка Америки выросли на 25%, JP Morgan — на 30%

Глава ВТБ рассказал Business FM, о чем говорят в кулуарах Давосского форума, а также объяснил, почему дал положительную характеристику экс-министру Алексею Улюкаеву

В Давосе проходит четырехдневый экономический форум. О чем говорят на полях мероприятия и в кулурах, как банкиры относятся к Трампу, что ожидает Россию в плане «санкционных шагов»? Эти вопросы главный редактор Business FM Илья Копелевич задал президенту-председателю правления ВТБ Андрею Костину.

Первое всерьез и в целом. Я предполагаю, что все разговоры в кулуарных темах, пусть и не в докладах, в основном об инаугурации. Тем более, по нашу душу тут есть о чем поговорить. Что бы вы, суммируя, могли передать, какие общие ощущения, ожидания? Естественно, даже инвестдома публикуют какие-то прогнозы, дескать, санкции скоро снимут. А как все это суммарно во мнениях отражается?

Андрей Костин: Вы совершенно правы, что тема выборов в США и в этом контексте перспективы российско-американских отношений — одна из самых обсуждаемых тем здесь, в Давосе. Сразу скажу, вторая тема — это выход Великобритании из Европейского союза. Пожалуй, две темы доминируют в этом году. Безусловно, Трамп — это главная новость. Много дискуссий здесь очень интересных. Допустим, я впервые услышал от представителей ведущих американских компаний такое мнение: вывод после победы Трампа состоит, прежде всего, в том, что политическая элита США и, в частности, возглавляемая Обамой администрация просто утратила связь с народом и не смогла ничего предложить избирателям в Соединенных Штатах, кроме очередного пакета компромата на оппонента и доказательства того, что он плохой, а мы хорошие. В то время как Трамп продемонстрировал большие способности, в том плане, что просто-напросто ответил или предложил программу, которая отвечает чаяниям большинства американцев: хорошая работа и хорошая оплата труда людей. И этим он выиграл, победил; многие связывают ожидания, конечно, с неким возрождением США, хотя можно сказать, что Америка — довольно успешная страна, но за последние годы было очевидно: этот успех очень неравномерно распределяется для американского населения. Хотя многие компании работают весьма успешно, растущая безработица в Соединенных Штатах отражается на настроениях людей. Поэтому в целом здесь достаточно много бизнесменов, которые поддерживали Трампа, которые говорят о том, что, несмотря на его резкие заявления, может быть, он человек очень прагматичный, что он, конечно, будет стремиться и наладить отношения с Россией, и не испортить сильно отношения с Китаем, найти какие-то развязки в интересах Америки, но, тем не менее, не доводя ситуацию до торговых войн. Ожиданий много, но для большинства, наверное, присутствующих победа Трампа была неожиданностью, поэтому во многом сегодня они пытаются оценить, какие будут последствия, как это отразится на бизнесе и на всех других вопросах. Но что касается российско-американских отношений, конечно, большинство присутствующих уверены: они будут улучшаться. Заявления Трампа и его представителей, которые здесь, в Давосе, выступали, указывают на то, что Трамп вполне серьезно намерен выстраивать отношения, при этом признавая — Россия имеет право на отстаивание своих собственных интересов, чего администрация Обамы не допускала.

Можно сказать, что Давос не критиковал Трампа? Потому что если посмотреть на публикации самых крупных, уважаемых, особенно, американских, да и британских СМИ, все-таки там Трамп под давлением, ему объясняют, что протекционизм — это плохо, он протекционист и так далее. Давосский форум критиковал Трампа или такой интонации, такого общего мнения нет — нет такого, что Трамп не понимает законы современной экономики, как это можно прочитать в западной печати?

Андрей Костин: Надо сказать, что антитрамповскую, равно как и антироссийскую тональность в Давосе, прежде всего, задавали представители уходящей администрации демократов. Здесь находились две такие «хромые утки» — Байден и Керри. Допустим, Байден на протяжении своего выступления, которое длилось 30 минут, 20 минут в основном говорил против России, а остальное время — против Трампа. То есть они предостерегали, осуждали и так далее, высказывали разного рода предположения негативного плана. Наверное, вот отсюда, очень вели себя, я бы сказал, необычно, никакая этика вообще, по-моему, не допускала, чтобы представители уходящей администрации так плохо всегда говорили.

Это понятно, это мы все видим. А вот все-таки главы компаний в разговорах опасаются Трампа или нет?

Андрей Костин: Я встречался с первыми лицами американских банков. Избрание Трампа привело к 25-процентному росту акций Банка Америки, к 30-процентому росту акций JP Morgan, это сотни миллиардов долларов капитализации. Американские банкиры уже выиграли только на том, что Трамп стал президентом. Поэтому бизнес настроен достаточно позитивно. Если раньше он просто не верил в возможность победы Трампа, то сегодня достаточно подстраивается. Много я видел представителей, которые уже вошли в некий комитет, организации в качестве советников Трампа. Поэтому я думаю, что будет довольно быстро бизнес перестраиваться под нового президента, под новую власть, и ожидания достаточно позитивные. Повторяю: уже преимущества для американского финансового сектора, банков, по крайней мере, очень-очень существенные.

Глобальные политики, экономисты этой всей сложившейся элиты пытаются объяснять Трампу, что протекционизм вреден, что с потеплением климата надо бороться и так далее?

Андрей Костин: Вы знаете, я бы сказал не только это. Давос, который все время проповедовал глобализацию, сегодня очень серьезно задумался: что-то не так с глобализацией. Это показывает, что не все страны, видимо, извлекают преимущества от глобализации, не все люди. Вообще, я здесь слышал выступления очень видных представителей американского бизнеса, которые говорили: послушайте, спросите кого-нибудь где-нибудь в Детройте, что такое глобализация, никто не ответит. Поэтому глобализация и вообще дальнейшие процессы, которые, безусловно, будут идти в любом случае, поскольку мы еще живем и в век новых технологий, которые дальше способствуют продвижению глобальных идей, контактов, тем не менее, я думаю, что сегодня не столько Трампа тут учат, сколько задумались: а что же не так, почему люди не оценили это, и что надо делать для того, чтобы построить такую модель общественного развития и такую модель развития бизнеса, которая действительно в большей степени учитывала бы интересы всех членов общества и всех государств. Я думаю, что это номер один. А учить Трампа бессмысленно, поскольку у него есть определенный набор своих взглядов. Наверное, они могут претерпеть какие-то изменения, это тоже здесь понимают, все-таки человек, который уже обличен полномочиями и принимает решения, может быть, не столь будет свободен в своих высказываниях. Тем не менее, здесь считают: многое из того, что Трамп сказал, он будет пытаться реализовать, хотя допускают и шутки. Допустим, один из видных американских бизнесменов пошутил, что Трамп всю жизнь строил чего-то, поэтому для него построить стену — это тоже такая идея, которая исходит из его бизнес-привычек.

Андрей Леонидович, ваше мнение: все-таки как может происходить политический процесс с санкциями?

Андрей Костин: Я думаю, что санкции — это обязательный вопрос, который должен быть на повестке дня, когда будут обсуждаться вопросы улучшения российско-американских отношений, потому что это абсолютно фактор, который нельзя не учитывать, на мой взгляд, он будет мешать, отравлять отношения. Поэтому, мне кажется, в течение этого года какие-то подвижки могут быть. Я не говорю, что они будут, может быть, всеобъемлющие, я считаю, что санкции обязательно распадутся на санкции в отношении Крыма и санкции, принятые по юго-востоку Украины. Но я считаю, что в отношении финансовых институтов какие-то могут быть подвижки. У меня спрашивают — в этом году? Я считаю, год только начался, впереди еще 11 с половиной месяцев.

Андрей Леонидович, теперь про нас. У нас народ, вы не поверите, в Москве, в России очень интересуется курсом доллара. Он сегодня после слов Игоря Ивановича Шувалова о том, что волатильность пора бы как-то прижать, как раз пошел в обратную сторону. Как вы считаете, не находимся ли мы все-таки сейчас на самых верхних значениях курса? Рубль несколько переоценен сейчас даже при этих ценах на нефть?

Андрей Костин: Вы сами, учитывая ваш опыт журналистской работы, знаете, что предсказание — это очень неблагодарное дело. Тем не менее, мои аналитики в банке считают: есть потенциальная возможность даже для укрепления курса рубля в пределах 10%. Хотя, допустим, весной нефтяники предсказывают некое снижение нефтяных цен, а цены на нефть серьезно влияют на рубль. Мы не видим пока системных проблем, которые привели бы к существенному ослаблению рубля. Поэтому мы достаточно позитивно смотрим на стабильность рубля и считаем, что с теми или иными колебаниями, но каких-то серьезных отклонений не будет. Поэтому мы не очень переживаем по данному вопросу.

Две недели назад, когда в суде рассматривался вопрос о продлении домашнего ареста Улюкаева, была предъявлена ваша положительная характеристика, которую вы дали Алексею Валентиновичу. У меня вопрос: вы сделали это по собственной инициативе, или, может быть, адвокаты к вам обратились, как это произошло?

Андрей Костин: Вы знаете, это было по моей инициативе. Дело в том, что, в общем, это было естественно. Алексей Валентинович был председателем нашего наблюдательного совета. И моя характеристика не выходила за рамки того, что я знал о нем именно в этом качестве. И я, собственно, написал то, что думал, поскольку за период работы в этом качестве он действительно осуществлял свою работу хорошо, эффективно, и каких-либо негативных явлений в ходе этого руководства я не видел. Поэтому я считаю, что он был достаточно эффективным руководителем наблюдательного совета, о чем я и написал.

А вы нас сами слушаете?

Андрей Костин: Слушаю, для меня это в основном машина. Я живу за городом, я каждое утро еду с работы, каждый вечер обратно, новости смотреть плохо, потому что меня укачивает, когда я смотрю телевизор, а вот слушать ваше радио — это прекрасно, лучше всего.

Андрей Леонидович, напоследок: если слушаете нас давно, на ваш взгляд, за десять лет мы как-то изменились или только идем месте со всеми остальными и не более того?

Андрей Костин: Мне кажется, вы серьезная, интересная станция. Конечно, изменились, уровень профессионализма, прежде всего, конечно, изменился, и качество подачи материала, поэтому я повторяю: даже если вы спросите, что вам порекомендовать, я даже не знаю, чего я порекомендовал бы вам на самом деле. Хотя многим другим средствам массовой информации я знаю, что посоветовать.

Спасибо вам огромное!

Илья Копелевич

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 19 февраля 2017 > № 2090664 Андрей Костин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter