Всего новостей: 2359853, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Маженова Бахыт в отраслях: Финансы, банкивсе
Маженова Бахыт в отраслях: Финансы, банкивсе
Казахстан. США. Евросоюз > Финансы, банки > dknews.kz, 21 сентября 2017 > № 2327935 Бахыт Маженова

Извлеченные уроки

Глобальный финансовый кризис, начавшийся 10 лет тому назад, имел серьезные последствия для банковских систем многих стран мира. Банки Казахстана, как известно, также испытали значительные трудности. Последствия кризиса вызвали необходимость в выработке мер по раннему выявлению проблемных банков и разработке подходов и методов их урегулирования.

Тулеген АСКАРОВ

Об этом и многом другом «ДК» беседует с известным финансистом Бахыт МАЖЕНОВОЙ. Ее более чем 20-летний опыт работы в финансовой сфере базируется на многообразной деятельности в казахстанском банковском секторе, Национальном банке РК, системе высшего образования. Она стояла у истоков формирования национальной системы гарантирования депозитов и 12 лет возглавляла Казахстанский фонд гарантирования депозитов.

– Бахыт Мурсалимовна, какие последствия финансового кризиса испытали банковские системы стран Европы и США, и какие уроки были извлечены?

– Финансовый кризис начался в 2008 году, и до сих пор никто не говорит о его завершении. Одним из главных уроков кризиса является то, что крупные банки также могут обанкротиться. Банкротство крупного банка ведет к неплатежеспобности более мелких банков и разорению компаний, связанных с ним и далее по цепочке к системному кризису. Как известно, в США дефолт крупного инвестиционного банка Lehman Brothers 7 октября 2008 года привел к банкротствам ряда других банков. В целом только за период 2008 – июль 2014 года общее количество американских банков, у которых была отозвана лицензия, составило 504. Из них на момент отзыва 60 банков располагали размером активов лицензии свыше $1 млрд.

За этот же период в Великобритании урегулированию подверглось 7 жилищно-сберегательных кооперативов, из которых два крупных (с размером активов 7 млрд и 4,9 млрд фунтов), а также 6 банков, три из которых – крупные. Многие страны Европы получили горький опыт банкротства крупных банков. Так, например, ABN AMRO в Нидерландах или Dexia в Бельгии. Широко обсуждались банкротства банков Португалии и Кипра, а дефолт исландских банков вообще отдельная история.

Такое значительное количество дефолтов крупных финансовых институтов требовало быстрого принятия решений именно государственными органами и центральными банками этих стран. Зачастую эта помощь оказывалась, когда частные акционеры не находили ресурсов для улучшения состояния проблемного банка, либо, когда объединение с другими финансовыми институтами распространяло «инфекцию» на активы приобретателей. В основном вмешательство государства в Великобритании и Европе проходило по сценарию национализации финансового института с последующей реализацией доли государства частным инвесторам, либо реструктуризацией обязательств и последующим разделением с реализацией бизнеса, как это было с Bank of Cyprus.

– Какие меры были предприняты правительствами этих государств?

– Начнем с выводов, к которым пришли правительства Великобритании и Европы. Большинство европейских стран ранее не сталкивалось с банкротствами банков, а потому не имели отлаженных механизмов и процедур их урегулирования. Решение оказать помощь из средств госбюджета было самым простым, но дорогостоящим. Поэтому первый вывод, к которому пришли западные регуляторы, – необходимо выработать меры для минимизации участия госсредств в спасении частного капитала. Второй вывод – регулятор не всегда способен адекватно оценить размеры рисков проблемного банка и, следовательно, может принять неверное решение по методу его урегулирования.

В этих целях 15 мая 2014 года Евросоюз одобрил директиву «Оздоровления и урегулирования проблемных банков» (Banks Recovery and Resolution Directive– BRRD). BRRD определяет совокупность механизмов, направленных на оздоровление или реорганизацию крупных проблемных финансовых организаций в странах ЕС с целью избежать привлечения средств налогоплательщиков. BRRD также предусматривает обязательства акционеров и кредиторов оплачивать свою долю расходов через механизм «спасения» банков. Согласно этой директиве банки, особенно системообразующие, обязаны формировать планы оздоровления, которые включают меры финансового оздоровления, способы оценки их эффекта, перечень действий по их реализации; показатели, служащие индикаторами необходимости активации плана финансового оздоровления в целом или в какой-то его части.

Великобритания придерживается такого же подхода в отношении формирования планов оздоровления, здесь их еще называют завещание при жизни (living wills). В США, которые и стали инициаторами этого направления еще в 2010 году в рамках акта Додда-Франка, процесс формирования чрезвычайных планов (contingency plan) стандартизирован, так же, как и сама процедура проверки регулятором чрезвычайных планов банков.

Таким образом, в западных странах основной курс в регулировании системообразующих и крупных финансовых институтов взят на повышение ответственности самих банков за то, что их текущая деятельность не приведет к принятию радикальных мер со стороны государства.

– Это большая и интересная тема, но хотелось бы вернуться к ситуации в нашей стране…

– Казахстан не остался в стороне от глобального экономического кризиса – три девальвации, потеря доверия к национальной валюте, дефолты нескольких банков, снижение уровня потребления и многое другое. Но давайте продолжим обсуждение темы о том, как спасали банковскую систему и чему это нас научило.

В целом в период с начала кризиса госпомощь была оказана 5 банкам, из которых три системообразующих и два средних. Хочу напомнить, что три системообразующих банка реализовали различные доли акций ФНБ «Самрук-Казына» в рамках Государственной стабилизационной программы. Альянс и Темир прошли процедуру реструктуризации своих обязательств перед кредиторами (bail-in), и лишь после этого государство вошло в их капитал. Общая сумма финансовой поддержки, оказанной им в 2009 году, составила порядка $12 млрд.

Если оказанная госпомощь усилила позиции Халык банка и Казкоммерцбанка, то БТА она не помогла, хотя ему была оказана самая большая поддержка и ФНБ «Самрук-Казына» выкупил 75% его акций. Поскольку финансовые вливания не улучшили положения этого банка, государство, как основной его владелец, было вынуждено в том же 2009 году начать процесс реструктуризации обязательств БТА перед кредиторами, сократив их на более чем 30%.

Однако и это не дало ожидаемых результатов, после чего в марте 2012 года банк прошел еще одну реструктуризацию своих долгов. В ее результате, согласно аудированной отчетности, обязательства снизились еще на 55%. Это был очень сложный процесс, и кредиторы банка вынуждены были согласиться на предложенные им условия. В ином случае БТА ожидала процедура ликвидации и тогда кредиторы рисковали не получить ничего. Согласно опубликованным данным, общая сумма госвливаний в БТА в виде дополнительных эмиссий, выплат кредиторам, предоставленного займа, выпущенных облигаций и размещенных в банке депозитов составила 1, 495 трлн тенге ($10,26 млр по курсу на тот момент).

– Вы считаете, что спасение БТА было ошибочным шагом?

– Существует много методов урегулирования проблемных банков. В ноябре 2011 году Базельским комитетом были даже приняты стандарты урегулирования проблемных банков под названием «Ключевые атрибуты режимов эффективного урегулирования финансовых институтов». В них описываются основные методы и подходы: реструктуризация долгов (bail-in); передача активов и обязательств проблемного банка здоровому (purchase&assumption); оказание финансовой помощи (bail-out); перевод активов и обязательств в банк-мост и дальнейшая реализация его инвесторам (bridge-bank).

Интересно, что БТА испытал на себе почти все перечисленные методы урегулирования. Но давайте ставить правильные вопросы. Банк спасать было нужно, поскольку БТА в 2008 году контролировал 25% рынка активов Казахстана. Другой вопрос, как это делать, и какова цель спасения? Нужно ли было стремиться сохранить прежние позиции банка? Некоторые экономисты высказывались, что спасать БТА таким образом было необходимо в целях поддержания инвестиционной репутации Казахстана. Я лично не думаю, что две реструктуризации БТА способствовали сохранению инвестиционной привлекательности страны.

И это не конец истории. Как вы знаете, БТА был продан в феврале 2014 года Казкоммерцбанку и Кенесу Ракишеву за 72,1 млрд тенге. Данная сумма была погашена двумя траншами, причем 56,8% от нее, или 41 млрд тенге, были оплачены лишь в июне этого года. Основной задачей сделки являлся обмен активов и обязательств между банками, а именно: плохие активы должны были остаться на балансе БТА, а хорошие активы и обязательства переданы Казкому. Это как раз метод передачи активов с соответствующим размером обязательств (purchase&assumption) проблемного банка другому, здоровому банку. В начале июня 2015 года было официально объявлено о деконсолидации балансов банков, а в начале 2016 года БТА был продан физическим лицам по условной цене. Государство вернуло от общей суммы, потраченной на спасение БТА, лишь 0,02 %, но банк не был спасен… .

– Но и Казкоммерцбанк теперь куплен Халыком…

– Я думаю, одной из основных причин, по которой Казком не смог оставаться на плаву, явилось то, что после деконсолидации балансов с БТА его кредитный портфель существенно ухудшился. Технически разделить активы БТА на плохие и хорошие было сложно, поскольку портфель его активов сильно обесценился после двух реструктуризаций. Кроме того, Казкому были переданы обязательства БТА перед вкладчиками.

Само же объединение Халыка и Казкома имело ряд предварительных условий, одним из основных условий явился выкуп проблемного займа, составлявшего более 50% ссудного портфеля Казкома, Фондом проблемных кредитов. В ином случае качество ссудного портфеля Казкома ухудшило бы ссудный портфель Халыка со всеми вытекающими отсюда последствиями.

– Вы думаете, что ситуация, случившаяся с БТА, может повториться?

– Как я уже сказала, никто не взял на себя ответственность объявить об окончании кризиса. И, да, такая ситуация может повториться, если не извлекать уроки из совершенных ошибок. Очень важно детально проанализировать, что и как произошло в 2008-2014 годах, оценить, где у нас пробелы в законодательстве. Как показывает опыт с БТА, урегулировать проблемные крупные банки сложнее всего. Неверные решения порождают новые проблемы.

И возможно, регулирование крупных банков – это главная задача регулятора на сегодняшний день. Посмотрите, как существенно изменилась структура банковской системы Казахстана. В результате процесса слияний и объединений количество крупных банков уменьшилось с 8 в 2014 году до 5 в 2017 году, но они стали гораздо крупнее. Среди больших банков появился очень крупный Халык-Казком, который контролирует примерно более половины депозитного рынка и рынка активов страны.

– И какие же меры предпринимает регулятор?

– Выкуп плохого займа ФПК у Казкома сам по себе стал определенной мерой по оздоровлению банковской системы страны, которая также обусловила объединение этого банка с Халыком. Применение принудительных мер урегулирования к Казкому могло существенно ухудшить ситуацию на финансовом рынке.

30 июня 2017 года НБ РК утвердил «Программу повышения финансовой устойчивости банковского сектора республики». Это достаточно интересный документ. В качестве меры раннего реагирования на возможные банковские проблемы предлагается применять мотивированное надзорное суждение; будет пересмотрена система мер надзорного реагирования; повысится ответственность акционеров по рекапитализации банков. Внедрение этих мер предполагает усиление надзорных полномочий, а значит, и повышение ответственности самого надзора за правильность, достоверность и профессионализм суждений.

Кроме того, программа предполагает, что господдержка банков будет осуществляться на основе оценки их жизнеспособности, размера возможных потерь по его ссудному портфелю; его системной и социальной значимости и способности акционеров осуществить докапитализацию банка. Программа также определяет перечень инструментов урегулирования. Оператором по осуществлению мер урегулирования проблемных банков пока определен сам Национальный банк, хотя в самой Программе говорится о необходимости разделения функции надзора и процедур урегулирования проблемного банка.

Предполагается, что введение в банковское законодательство требования по обязательному наличию у акционеров банка денег либо имущества в необходимом размере для улучшения его финансового состояния усилит их ответственность.

Внедрение всех указанных мер предполагает, прежде всего, внесение изменений в банковское законодательство. Поэтому реальное их применение возможно в лучшем случае только в следующем году.

– Законотворчество длительный процесс. Но уже сейчас в рамках программы создан Фонд устойчивости, дочерняя организация Нацбанка.

– Основная задача Фонда устойчивости – улучшить собственный капитал крупных банков за счет финансовой помощи центрального банка. Согласно принятой программе схема оказания помощи будет следующей: фонд предоставит денежные средства банку против выпущенных субординированных облигаций сроком на 15 лет, а банк приобретет ГЦБ, таким образом, улучшив свой портфель активов. Эта мера создаст определенную временную подушку, позволив банкам заняться качеством кредитных портфелей, а списание безнадежных займов не приведет к отрицательному значению собственных капиталов. Предполагается также, что акционеры докапитализируют банки в размере не менее 33% от суммы потенциальных убытков в рамках данной схемы. Нацбанк предполагает, что эта мера позволит улучшить качество кредитных портфелей банков в течение 5 лет.

– Будут ли такие меры действенны и повысят ли они устойчивость банковской системы страны?

– Перечень предпринимаемых Нацбанком мер, даже в рамках принятой программы повышения устойчивости, достаточно широк. Мы говорили лишь об отдельных мерах, касающихся урегулирования проблемных банков. Конечно, при условии введения необходимых изменений в банковское законодательство, значительно расширяющих полномочия Нацбанка, а также сохранения общей экономической стабильности в течение ближайших 15 лет, думаю, эти меры дадут положительные результаты.

Казахстан. США. Евросоюз > Финансы, банки > dknews.kz, 21 сентября 2017 > № 2327935 Бахыт Маженова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter