Всего новостей: 2362977, выбрано 1 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Макаркин Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТАрмия, полициявсе
Макаркин Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТАрмия, полициявсе
США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 1 сентября 2015 > № 1475205 Алексей Макаркин

В последние дни можно наблюдать разнонаправленные события международной жизни, касающиеся отношений России и Запада. С одной стороны, после визовых ограничений, которые Госдепартамент США ввел против находящейся в санкционном списке спикера верхней палаты российского парламента Валентины Матвиенко, остальные члены делегации Совета Федерации также отказались от запланированной поездки в Штаты для участия в ассамблее Межпарламентского союза. С другой, президент России активно готовится к визиту в Америку, где собирается выступить на Генассамблее ООН. При этом со стороны недоброжелателей Москвы звучат призывы ограничить российское влияние в главной международной организации. О том, как эти события стыкуются между собой, и сможет ли Владимир Путин преломить ситуацию в пользу России, "Росбалту" рассказал первый вице-президент фонда "Центр политических технологий" Алексей Макаркин.

– На ваш взгляд, отказ делегации Совета Федерации ехать в США после визовых ограничений для спикера СФ, это пример самоизоляции российской элиты, или ее попытка хоть как-то сохранить лицо?

– Думаю, что это попытка сохранить лицо, потому что изолироваться Россия как раз не хочет. Полагаю, что с российской стороны вся эта история была задумана не для того, чтобы Валентина Ивановна могла обязательно поехать в Америку, а ради того, чтобы прощупать американцев — как они, пойдут навстречу, или не пойдут? Особенно если учесть, что Межпарламентский союз не является подразделением ООН. Формально, могли пойти, дав Матвиенко спокойно приехать в Нью-Йорк, а могли и не пойти. Если бы пошли, мы бы праздновали триумф — американцы уступили!

Но в этом случае к США появились бы вопросы у их европейских союзников. Ведь совсем недавно Финляндия отказала спикеру Госдумы Сергею Нарышкину во въезде в страну для участия в заседании Парламентской ассамблеи ОБСЕ. Если бы США дали полноценное разрешение на въезд для Матвиенко, то получилось бы, что Финляндия, имеющая общую границу с Россией и большие бизнес-интересы в РФ, санкции соблюдает, а Америка, активный сторонник этих санкций, нет.

Американцы оказались в непростом положении. Потому что, с одной стороны, они не хотят обострять отношения с РФ — вот и российский президент едет в ООН, и канал Нуланд-Карасин действует, и Керри приезжал, и серьезные обсуждения по Украине и Сирии идут. Но, в то же время, если не обострять, то возмутятся европейцы. Поэтому в Вашингтоне нашли формальный выход. То, что они были обязаны сделать, согласно международным отношениям, они сделали, а то, что сверх, как жест доброй воли, они делать отказались.

– На ваш взгляд, зачем Путин сейчас едет в Нью-Йорк на Генассамблею ООН?

– Я думаю, он едет туда за тем, чтобы показать, что он миротворец и что-то предложить по Сирии и Украине. Не думаю, что речь идет о размене Украины на Сирию, по принципу, вам Сирия, нам — Украина, это слишком конспирологический подход. Это все-таки не Вторая мировая война.

– Пока похоже на повторение пройденного...

– Нет, сегодня слишком велика роль общественного мнения. Сейчас нет такой ситуации, как тогда, когда два-три человека собрались, как Сталин, Рузвельт и Черчилль, и все решили. Вопрос сегодня может стоять по-другому. Например, при каких-то условиях Америка соглашается не педалировать крымскую тему. То есть, с одной стороны, не признавать полуостров российским, но, в то же время, и не возражать, чтобы какие-то зарубежные кампании работали в Крыму.

– Но это предложение прозвучало со стороны США еще год назад...

– Да. Но все, в общем, вокруг этой темы и крутится. Также встает вопрос, что делать с ДНР и ЛНР… Вопросов много, и судя по тому, что российский президент решил возглавить российскую делегацию в ООН (а Путин по своему психотипу отличается от Хрущева, который ездил в Нью-Йорк поскандалить на Генассамблее), он намерен предстать там в максимально позитивной роли. И либо по одному, либо по двум этим конфликтам что-то предложить или заявить о каких-то договоренностях.

– Удастся Путину, на ваш взгляд, убедить международное сообщество в своей правоте?

– В своей правоте, если он будет иметь в виду под этим, что "Крым — исконно российская земля", ему убедить там никого не удастся. Но международное сообщество хотело бы как-то этот вопрос урегулировать. Если будут выдвинуты некие идеи, которые будут способствовать смягчению ситуации (при том, что никто не ожидает никаких уступок по Крыму), то посмотрят, что может быть предложено по Донецку и Луганску.

То же самое по Сирии. Речь может идти о переходном режиме и гарантиях национальным меньшинствам, при условии, что этот переходный режим будет опираться на очень серьезную международную поддержку. Иначе, каким бы замечательным он ни был, исламисты его разнесут.

– Насколько вам кажется реалистичной идея, озвученная недавно министром иностранных дел Украины Павлом Климкиным о создании механизма блокировки права вето в Совете Безопасности ООН?

– Это предложение не пройдет. Теоретически, можно принимать глобальные решения, связанные с судьбами мира на Генассамблее ООН квалифицированным большинством. Правда, такое было возможно только во время Корейской войны, когда за США была почти вся Латинская Америка, а новых африканских государств еще не существовало. Но я не думаю, что сейчас кто-то будет открывать этот ящик Пандоры. Сейчас право вето выгодно России, а в 1970-е годы оно было выгодно США. Кто сегодня окажется на Генассамблее в меньшинстве, сказать трудно...

– А насколько реалистично предложение перенести штаб-квартиру ООН из США в какую-нибудь "нейтральную" страну?

– Тоже нереализуемое предложение. Для этого надо, чтобы все страны-члены СБ ООН проголосовали "за". То есть, мы снова возвращаемся к праву вето.

Беседовал Александр Желенин

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 1 сентября 2015 > № 1475205 Алексей Макаркин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter