Всего новостей: 2529137, выбрано 18 за 0.265 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Маджумдар Дейв в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТАвиапром, автопромАрмия, полициявсе
Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 июня 2018 > № 2630521 Дейв Маджумдар

В случае начала войны Россия уничтожит американские А-10, но их место могут занять F-35В

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

ВВС США недавно опубликовали тактико-техническое задание в рамках программы ATTACK по модернизации почтенного самолета непосредственной авиационной поддержки А-10, которая предусматривает создание для него новых крыльев.

Когда ВВС выберут разработчика, он получит подряд и твердый заказ на пять лет, а в качестве возможного варианта — еще два года производства. Военно-воздушные силы намерены подписать контракт на неопределенное количество. Максимально может быть заказано 112 комплектов крыльев. Первые комплекты победитель конкурса должен будет поставить только в 2029 году.

Их будет достаточно для того, чтобы переоборудовать все А-10 с «тонким крылом», но времени и объема заказа хватит для того, чтобы А-10 летали в составе шести крупных эскадрилий еще и в 2040-е годы. Это значит, что из 280 штурмовиков А-10, состоящих в данный момент на вооружении, около 80 со временем будут списаны. Но ВВС сохраняют «Бородавочник» в своем составе только из-за давления со стороны американского конгресса, который отказывается снимать его с вооружения. Вместо него под пресс, скорее всего, пойдет F-15С «Игл» компании «Боинг».

Оставив А-10 в своем составе, ВВС сохранят обретенные с большим трудом навыки и опыт непосредственной авиационной поддержки. Однако А-10 способен выжить только при низком или среднем уровне угроз, и поэтому наиболее ценен он при проведении противопартизанских и противоповстанческих действий. Такие войны будут идти еще много лет, поскольку при нынешней политике Соединенные Штаты останутся в Афганистане как минимум на одно поколение. А-10 станет важным дополнением для самолета, создаваемого в рамках программы OA-X (программа по созданию легкого штурмовика — прим. перев.), но лишь в том случае, если начнутся закупки новой машины.

Тем не менее, А-10 не очень подходит для ведения современного боя против равного по силам противника, такого как Россия или Китай. В случае военной конфронтации с Кремлем на европейском театре А-10 даже близко не сможет подобраться к российской мотострелковой бригаде, которая является самой распространенной механизированной частью в составе сухопутных войск. Все дело в том, что у нее имеются мощные силы и средства ПВО. По сути дела, такие мотострелковые бригады создают мобильные зоны воспрещения доступа.

В российской мотострелковой бригаде примерно 4 500 человек личного состава. Каждая бригада состоит из трех мотострелковых батальонов численностью 510 человек и имеет 43 бронетранспортера МТ-ЛБВ, боевых машин пехоты БМП-2 или БМП-3, а также восемь 120-мм буксируемых минометов 2С12. В ее составе также имеется танковый батальон из 41 танка и два дивизиона самоходной артиллерии, каждый из которых включает 18 самоходных орудий типа 2С19 «Мста-С». Бригада также имеет серьезные средства ПВО в виде дивизиона «Тор-М2», «Бук-М2» или «Бук-М3», и еще один дивизион объектовой ПВО, оснащенный зенитным ракетно-пушечным комплексом «Тунгуска-М1». Еще там есть подразделения поддержки и обеспечения, обладающие мощными средствами радиоэлектронной борьбы, имеющие реактивные системы залпового огня БМ-21, а также еще один дивизион буксируемой артиллерии. По сути дела, каждая МСБ является самодостаточной боевой группой, способной действовать самостоятельно без авиационной поддержки.

При столкновении с российской мотострелковой или танковой бригадой главную угрозу для обычных самолетов (без характеристик малозаметности) будут представлять мобильные зенитно-ракетные комплексы «Бук-М2» и «Бук-М3». Новый «Бук-М3», имеющий дальность стрельбы более 70 километров, может поражать цели на высоте от 15 до 35 тысяч метров. Более того, русские утверждают, что у этого ЗРК вероятность поражения цели составляет свыше 0,95. Конечно, «Бук-М3» вступит в бой лишь тогда, когда самолеты противника преодолеют ПВО района, которую обеспечивают комплексы С-300В4, имеющие дальность поражения 400 км и прикрывающие эти подразделения с расстояния. Освещающий военные вопросы редактор российской газеты «Известия» Алексей Рамм говорит, что «Бук-М3» (и предположительно С-300В4) способны вести борьбу даже с самолетами-невидимками, такими как F-22 и F-35. Однако к таким утверждениям надо относиться с изрядной долей скептицизма.

Но факт остается фактом: если обычные самолеты типа А-10 приблизятся к российской мотострелковой бригаде сухопутных войск, они наверняка понесут очень большие потери. Более того, поскольку у России появились высокоточные ударные средства большой дальности, такие как крылатые ракеты морского базирования «Калибр» и крылатые ракеты воздушного базирования Х-101, Кремль сможет вести стрельбу по тем базам, с которых будут взлетать самолеты А-10. Таким образом, использовать обычные военные аэродромы НАТО во время полномасштабного конфликта будет невозможно.

Возможным решением проблемы может стать вариант единого ударного истребителя F-35В укороченного взлета и вертикальной посадки, который в настоящее время состоит на вооружении корпуса морской пехоты. ВВС США могут вернуться к идее закупки нескольких крыльев F-35В, приспособленных под особые задачи, и они в этом случае заменят некоторые эскадрильи А-10, обеспечивая непосредственную авиационную поддержку в боях на европейском театре. F-35В укороченного взлета и вертикальной посадки может взлетать с частично разрушенных ВПП (взлетно-посадочная полоса) и даже с автомагистралей, превращенных в летные полосы, что НАТО намеревалась делать на завершающем этапе холодной войны в середине 1980-х годов. Далее, F-35В может преодолевать мобильные зоны воспрещения доступа, создаваемые комплексами «Бук-М3» (и С-300В4), что не под силу А-10.

Базируясь на небольшом расстоянии от линии фронта на рассредоточенных импровизированных базах (как во время операций морской пехоты), F-35B смогут быстро совершать боевые вылеты со 100-килограммовыми малогабаритными корректируемыми бомбами, нанося удары по наступающим механизированным колоннам русских. За один вылет четыре F-35B с восемью бомбами каждый (по расчетам, такое будет возможно к 2022 году) смогут уничтожить 32 бронированных цели противника. Один из главных целевых показателей для F-35B — это способность совершать четыре боевых вылета в день. Таким образом, если исходить из того, что F-35B сумеет преодолеть российскую ПВО, четыре самолета за четыре вылета в день смогут нанести сокрушительный удар по российской танковой бригаде. Если же количество самолетов увеличить до восьми, то эффект усилится кратно. Таким образом, с учетом российской угрозы ВВС США должны задуматься о том, чтобы разместить на европейском театре несколько крыльев F-35B.

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 июня 2018 > № 2630521 Дейв Маджумдар


Сирия. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 апреля 2018 > № 2565430 Дейв Маджумдар

В Сирии может разразиться война между Россией и США

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

В ближайшие 48 часов администрация Трампа собирается принять решение, каким образом ей отреагировать на предполагаемую химическую атаку в сирийском городе Дума.

Президент Дональд Трамп (Donald Trump) заявил, что США изучают улики, подчеркнув, что рассматривается применение силы. Трамп также пообещал принять меры даже в том случае, если его администрация решит, что ответственность лежит на России.

В ответ на прямой вопрос о причастности России к предполагаемой химической атаке, Трамп заявил, что ответственности Кремля все еще под вопросом. «Возможно, он [президент России Владимир Путин] и причастен. И если так, ответ будет жестким. Очень жестким», — подчеркнул Трамп на встрече с кабинетом министров 9 апреля — «Все заплатят за это. Причем дорого. Все без исключения».

По словам Трампа, на то, чтобы установить, какая из сторон причастна к предполагаемой химической атаке, у США уйдет примерно 24 часа. «Будь то Россия, Сирия, Иран или все они вместе взятые, в скором времени мы узнаем это наверняка», — заявил Трамп. «Мы внимательно наблюдаем и настроены решительно», — добавил он. Трамп подчеркнул, что и российская, и сирийская стороны отрицают сам факт применения химического оружия. «Они говорят, что ничего такого не было, но, как по мне, здесь и сомнений особых быть не может. В любом случае, наши генералы установят истину в ближайшие 24 часа», — заявил Трамп.

На прямой вопрос, рассматривается ли силовое решение, Трамп ответил, что рассматриваются любые. «Мы не отмели ни одно из них», — заявил он.

Кто виноват?

В своих комментариях Трамп несколько смягчился по сравнению с более ранними «твитами» от 8 апреля, когда он напрямую обвинял в предполагаемой химической атаке Россию, Сирию и Иран. «Бессмысленная ХИМИЧЕСКАЯ атака в Сирии, много погибших, включая женщин и детей. Район зверства заблокирован Сирийской армией, у окружающего мира нет доступа», — написал Трамп в своем «Твиттере». «Президент Путин, Россия и Иран несут ответственность за поддержку этого Зверя Асада. Они заплатят… сполна. Немедленно откройте доступ для оказания медицинской помощи и выяснения обстоятельств. Еще одна беспричинная гуманитарная катастрофа. МРАК!» — написал Трамп.

Кроме того, Трамп сообщил, что начни президент Барак Обама (Barack Obama) кампанию против сирийского режима еще в августе 2012 года — когда Дамаск подверг химической атаке сирийских повстанцев — нынешний кризис в Сирии был бы предотвращен. «Если бы президент Обама пересек свою же «красную линию в песках», сирийская катастрофа бы давно закончилась. И Зверь Асад был бы свергнут», «твитнул» Трамп.

По состоянию на настоящий момент под вопросом не только виновная сторона, но и сам факт химической атаки. Сирийско-американское медицинское общество (SAMS/САМО) сообщило, что Дума предположительно подверглась химическому нападению в субботу 7 апреля в 19:45 по местному времени. «Местные госпитали приняли свыше 500 человек, в основном женщин и детей, с симптомами химического отравления», — заявило общество. «У пациентов было затруднено дыхание, наблюдалось посинение кожных покровов, пена изо рта, ожоги роговицы и запах, напоминающий хлорный», — говорится в его заявлении.

Возлагать на кого бы то ни было ответственность за проведение химической атаки в обществе не стали, однако призвали расследовать события и потребовали международного вмешательства. «САМО и Сирийская гражданская оборона требуют незамедлительного перемирия в городе Дума, чтобы обеспечить доступ международным инспекторам из Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) для расследования этого жестокого нападения. САМО и Сирийская гражданская оборона призывают международное сообщество вмешаться в ситуацию, чтобы добиться выполнения международных законов, запрещающих применение химического оружия, а также обеспечить защиту медицинских и гуманитарных учреждений и их работу по спасению жизней» — говорится в заявлении.

Несмотря на то, что в госдепартаменте назвали отчет САМО «достоверным», его не подтвердил ни один независимый источник. Кремль же отвергает саму мысль о том, что Думе могла произойти химическая атака. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что ни российские вооруженные силы, ни персонал «Красного полумесяца» не нашли никаких следов химической атаки. «Наши военные специалисты обследовали этого место вместе с представителями сирийского «Красного полумесяца» и не нашли следов применения хлора или другого химического вещества против мирных граждан», — сообщил Лавров.

Российская сторона уверяет, что доказательства были сфальсифицированы для того, чтобы свалить вину на сирийское правительство. «Информация о применении сирийскими войсками хлора и других отравляющих веществ является вбросом», — говорится в сообщении российского МИДа. «Очередная такая сфабрикованная информация о якобы имевшей место химатаке на Думу появилась вчера. При этом звучат ссылки на пресловутую НПО «Белые каски», которую не раз уличали в смычке с террористами, и другие так называемые гуманитарные организации, базирующиеся в Великобритании и США», — отметили в ведомстве.

Российская сторона утверждает, что предполагаемая химическая атака — это провокация со стороны тех, кто «не заинтересован в уничтожении одного из последних очагов терроризма в Сирии и полноценного политического урегулирования», задуманная с целью подорвать позиции режима Асада. «Мы недавно предупреждали о возможных провокациях такого рода», заявили в российском МИДе. «Цель этих лживых домыслов, не имеющих под собой каких-либо оснований, выгородить террористов и непримиримую радикальную оппозицию, отказывающуюся от политического урегулирования, одновременно попытавшись оправдать возможные силовые удары извне», — отметили в МИДе.

Что делать?

Наиболее воинственные из американских политиков — такие как сенаторы-республиканцы Линдси Грэм (Lindsey Graham), Джон Маккейн (John McCain) и Сьюзан Коллинз (Susan Collins) — уже призвали к военному вторжению в Сирию. Это лишь немногие из хора голосов, призывающих Трампа отложить запланированный вывод американских войск из раздираемой войной страны в связи с разгромом ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.). Трамп пообещал взвесить все за и против и принять окончательное решение и в скором времени. «Мы должны принять решение по этим вопросам, особенно Сирии. Решать надо быстро, возможно, уже к концу дня. Подобных зверств мы допускать не можем. Попросту не имеем права», — заявил Трамп.

Однако какими военными возможностями Вашингтон располагает в Сирии? «В настоящий момент я ничего не могу исключить», — заявил министр обороны Джеймс Мэттис (James Mattis) из Пентагона. «Перво-наперво следует установить, откуда вообще могло взяться химическое оружие, если Россия выступала гарантом их полной ликвидации. Над этим вопросом мы работаем вместе с партнерами по всему миру, от НАТО до Катара», — сообщил Мэттис.

Основная проблема США — это то, что в регионе присутствуют вооруженные силы ряда стран, включая российские, нагнетая обстановку хаоса и неразберихи. Если Вашингтон не намерен открыто конфликтовать с Москвой и идти на риск полноценной войны, американским войскам следует быть предельно осторожными, чтобы ни в коем случае не задеть российских военнослужащих.

Москва неоднократно подчеркивала, что предпримет военные действия, в случае нападения на российские войска. «Необходимо еще раз предупредить, что военное вмешательство под надуманными и сфабрикованными предлогами в Сирию, где по просьбе законного правительства находятся российские военнослужащие, абсолютно недопустимо и может привести к самым тяжелым последствиям», — говорится в заявлении российского МИДа.

Своим недавним заявлением МИД подтвердил сообщение начальника Генерального штаба генерала Валерия Герасимова от 13 марта. «В случае возникновения угрозы жизни нашим военнослужащим Вооруженные силы Российской Федерации примут ответные меры воздействия как по ракетам, так и носителям, которые их будут применять» — сообщил Герасимов.

Как единодушно отмечают американские и российские эксперты, Герасимов не склонен блефовать и строго выполняет директивы лично Путина. «Когда глава российского генштаба делает заявление, приходится внимательно слушать, потому что он говорит не от себя», отметил Майкл Кофман (Michael Kofman), аналитик корпорации «Си-эн-эй» (CNA), научный сотрудник Института Кеннана.

Военные варианты США

Мэттис не дал прямого ответа на вопросы репортеров о том, как именно США намереваются нанести удары по сирийским складам с химическим оружием. В любом случае, определяющий фактор — это особая точность, чтобы ни в коем случае не пострадали российские войска. Дабы Россия не могла заранее оповестить своих сирийских союзников, от прямой линии, к чьей помощи сверхдержавы прибегают во избежание непредумышленных военных конфликтов, возможно, придется отказаться.

«Я убежден, что для ликвидации вероятных целей понадобится предельная точность. Существует ряд возможностей нанесения точечных ударов, включая крылатые ракеты. Запускать их можно как с воздуха, так и с воды — возможно, даже в обход авиации», сообщил Марк Ганцингер (Mark Gunzinger), бывший пилот Б-52, а ныне эксперт Центра стратегического и бюджетного анализа». «Помимо близости стратегически важных объектов, сочетание оружия и его носителя, подходящего для удара (или даже нескольких) будет зависеть от таких факторов, как вид цели, ее защищенность, мобильность, и так далее», — высказался Ганцингер.

Это значит, что для удара по целям внутри Сирии США может прибегнуть к управляемым системам дальнего действия, как, например, «Томагавки» морского базирования или авиационные крылатые ракеты AGM-86C — что значительно снизило бы угрозу жизни пилотов со стороны зенитных ракет противника. Поскольку крылатые ракеты полетят на предельно малой высоте, благодаря топографическим особенностям местности даже доказавшие свою эффективность и дислоцированные в Сирии системы ПВО С-400 и С-300В4 не смогут их засечь, если только сами не окажутся под ударом. Российские системы ПВО предохраняют от угроз средней и большой высоты, но при защите от крылатых ракет являются оружием точечным.

Для ударов по целям в Сирии США также могут пустить в ход самолеты-невидимки, такие как B-2 (компании «Нортроп-Грумман») и F-22 (компании «Локхид-Мартин»). Хотя российская сторона, вероятно, и сможет их засечь, у Москвы вряд ли окажутся под руками радары «оружейного качества», чтобы сбить их при помощи С-300В4 или даже С-400. Преимущество самолета-невидимки заключается в том, что на его борту имеются датчики высокого разрешения и ряд вооружений, что позволяет подобрать к каждой цели оптимальное оружие, используя данные, поступающие в реальном времени.

«Набор вооружений для того или иного удара зависит от целого комплекса факторов и желаемого результата», — заявил генерал-лейтенат Дэвид Дептула (David Deptula), бывший начальник разведывательной службы ВВС, участвовавший в разработке нескольких воздушных кампаний. «Важно то, какие угрозы имеются по пути туда и внутри самой зоны конфликта. Кроме того, важно, насколько быстрой реакции потребует президент, поскольку исходить придется из сил, имеющихся в наличии. При разработке атаки следует также принимать во внимание близость гражданских объектов и лиц и возможность сопутствующего ущерба», — добавил Дептула.

Ответ России

Если российские войска попадут под удар американцев или их союзников, Москва применит силу в ответ. Кремль не блефует, говорят аналитики. «Если будут атакованы российские войска, быть войне», — сообщил Василий Кашин, старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики.

Российские войска способны нанести ответный удар по базам американцев и их союзников не только на Ближнем Востоке, но и в Европе. Как отметил Герасимов, в случае ответного удара Россия не обязательно ограничится территорией Сирии, а нанесет удар по стартовым площадкам и базам, где бы они ни были. Дальнобойное оружие высокой точности, такое как крылатые ракеты «Калибр» морского и подводного базирования, а также крылатые ракеты Х-101 на борту стратегических бомбардировщиков Ту-95 и Ту-160 позволяют Москве нанести удары по американским базам по всему региону. Это может стать головной болью и для американских союзников, на чьей территории базируются ударные самолеты США, возможные мишени для российских ракет.

Сложность ведения войны с другой ядерной державой заключается в том, что подобные конфликты неизбежно обостряются и выходят из-под контроля. Маловероятно, что конфликт между Россией и США станет исключением. «Скорее всего, он также выйдет из-под контроля», — считает Кашин.

Израиль добавляет неразберихи

В числе прочих неучтенных факторов следует назвать Израиль и другие региональные государства, участвующие в сирийском конфликте. Россия недавно обвинила Израиль в проведении воздушного удара по Т-4, базе ВВС правительственных войск Сирии.

«9 апреля в период с 03:25 по 03:53 по московскому времени два самолета F-15 ВВС Израиля, не заходя в воздушное пространство Сирии, с территории Ливана нанесли удар восемью управляемыми ракетами по аэродрому T-4», — заявило российское министерство обороны по сообщению ТАСС.

По заявлению российской стороны, подразделениями ПВО вооруженных сил Сирии были уничтожены пять управляемых ракет — что вызывает сомнение, учитывая состояние сирийских ПВО. По сообщению ТАСС, российских советников среди пострадавших нет, однако при атаке погибло по меньшей мере 14 представителей проправительственных войск, включая личный состав из Ирана. Таким образом, риск незапланированного столкновения между целым рядом стран крайне высок.

Пентагон оказался вынужден отрицать участие американских сил. «В настоящее время министерство обороны авиаударов в Сирии не проводит. Однако мы продолжаем внимательно следить за ситуацией и поддерживаем текущие дипломатические усилия по привлечению к ответственности за применение химического оружия в Сирии и иных странах», — заявили в министерстве обороны.

Столкновение сверхдержав

В зависимости от того, какое решение Трамп примет в ближайшие день-два, мир может оказаться перед лицом крупнейшего столкновения сверхдержав со времен Карибского кризиса. Итогом его может стать либо беспрецедентная катастрофа — если между Россией и США разразится открытая война — либо бесценный опыт по предотвращению подобных кризисов в будущем.

Вашингтонские спецы по национальной безопасности позабывали концепции ядерного сдерживания времен холодной войны и уроки дипломатии с ядерной державой. За последние двадцать пять лет Вашингтон слишком привык к миру без сверхдержав, где единственная реальная угроза исходит от терроризма.

«У людей очень поверхностные представления о противостоянии сверхдержав», считает Кофман. «Многие не имеют ни малейшего представления о ядерной стратегии и ядерном сдерживании, не говоря уже о механизмах эскалации конфликтов. По одним их разговорам можно понять: игра в борьбу с терроризмом и подавление мятежей затянулась, люди даже на высшем уровне попросту перестали понимать, с чем имеют дело. Все что я слышу, это какие-то шаблоны времен 1950-х и 1960-х», — объяснил он.

Возможно американской дипломатии потребуется Карибский кризис дубль-два, чтобы, наконец, осознать, чем может обернуться конфронтация с ядерной сверхдержавой. «Не хотелось бы так говорить, но, может, оно и к лучшему. Я и правда считаю, что такой кризис не помешает — пусть люди хоть немного повзрослеют», — заключил Кофман.

Сирия. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 апреля 2018 > № 2565430 Дейв Маджумдар


Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 10 апреля 2018 > № 2564125 Дейв Маджумдар

Сражение в воздухе: истребители стелс F-22 и F-35 против российского ЗРК С-400

Кому же в итоге достанется победа?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Русские продолжают работать над решением проблемы, связанной с обнаружением самолетов с пониженной радиолокационной заметностью, однако маловероятно, что Москва уже решила этот вопрос. Значительные инвестиции России в создание многоуровневой противовоздушной обороны свидетельствует о том, что, по мнению Кремля, главной угрозой для его наземных сил являются американские военно-воздушные силы. В таком случае победа над технологией пониженной заметности является одним из главных приоритетов Москвы, и Кремль направляет значительные ресурсы на выполнение этой задачи, подчеркивает Кофман.

Российская противовоздушная оборона может показаться весьма грозной, и она является составной частью все более совершенной системы ограничения и воспрещения доступа и маневра (A2/AD), однако защищаемые ей зоны далеки от того, чтобы их можно было бы считать накрытыми непроницаемыми пузырями или «Железным куполом» (Iron Domes), как их называют некоторые аналитики.

Многоуровневая и интегрированная система противоракетной обороны, судя по всему, делает проникновение в обширные зоны воздушного пространства слишком затратными — с точки зрения персонала и материалов, — для проведения атаки с использованием таких обычных боевых самолетов четвертого поколения как «Супер Хорнет» F/A-18/F компании «Боинг» или F-16 «Файтинг Фалкон» компании Локхид Мартин, однако эти системы, тем не менее, имеют свою ахиллесову пяту. Создатели российских систем все еще пытаются найти способы эффективной борьбы против таких самолетов пятого поколения как F-35 «Раптор» (компания Локхид Мартин) или семейства ударных истребителей F-35.

«Что касается создания эффективной системы противовоздушной обороны, способной бороться с истребителями пятого поколения, то совершенно очевидно, что Россия пытается решить проблему стелс, проблему малозаметности, — сказал Майк Кофман (Mike Kofman), специалист по российским вооруженным силам из исследовательского центра CNA в беседе с корреспондентом журнала „Нэшнл Интерест". — Современные российские радары, целый ряд эффективных ракет и систем, в которых накапливаются значительные объемы информации для повышения возможностей противовоздушной обороны — все это будет приводить к разделению западных военно-воздушных сил на две части. В будущем, когда такого рода системы появятся в распоряжении Китая, Ирана и других региональных держав, будут существовать те самолеты, которые смогут преодолеть, оставшись невредимыми, продвинутую систему противовоздушной обороны в ходе боевых действий с использованием самых современных технологий, и те летательные аппараты, в задачу которых будет входить борьба против „Исламского государства" (запрещенная в России организация — прим. ред.) или его преемников».

По мнению Кофмана, современные российские противовоздушные системы — такие как С-300, С-400, а также и разрабатываемая в настоящее время С-500 — действуют вместе с комплексами, в задачу которых входит обнаружение и сопровождение таких малозаметных самолетов как F-22 и F-35. Это просто та часть, которая имеет непосредственное отношение к физике, как я уже отмечал ранее. Проблема для Москвы состоит в том, что российские радары раннего предупреждения и обнаружения работают в диапазонах ОВЧ, УВЧ, длинных и коротких волн, и они способны обнаружить и даже взять на сопровождение тактический боевой самолет с пониженной заметностью, размеры которого соответствуют тактическому истребителю и который оставляет характерный для систем вооружений след на кранах радаров.

«Россия вложила средства в разработку низкочастотных радаров раннего обнаружения, и были созданы несколько вариантов таких радаров. Но способны ли существующие системы свести все это в одно целое, обработать поступающие данные, обнаружить и сопровождать малозаметный самолет?» Кофман считает этот вопрос риторическим.

Физические законы требуют, чтобы самолет с технологией стелс размером с тактический истребитель был оптимизирован для отражения таких высокочастотных волн как С-волны, X-волны и Ku-волны, которые используются радиолокационными станциями управления огнем для получения следа с высоким разрешением. Представители промышленности, военно-воздушных и военно-морских сил согласны с тем, что происходят «пошаговые изменения» в сигнатуре самолета с малой заметностью в тот момент, когда частотность волн превышает определенный порог и вызывает резонансный эффект, которые обычно возникает в верхнем диапазоне S-волн.

Обычно подобный резонансный эффект появляется в тот момент, когда какая-то часть самолета — например, его хвостовое оперение — оказывается менее чем в восемь раз больше конкретной частоты волны. На самом деле, при производстве небольших самолетов стелс, имеющих допуски по размеру или весу 60 сантиметров и более, когда речь идет о способном поглощать электронные лучи покрытии на всех плоскостях, возникает необходимость решить вопрос о том, под какие частотные волны они будут оптимизированы.

Это означает, что тактические истребители с технологией стелс появятся на экранах радаров, работающих на более низких частотах, на таких как часть S-диапазона и L-диапазон или даже более низких. Более крупные самолеты с пониженной заметностью, такие как Б-2 «Спирит» компании Нортон Грумман (Northrop Grumman) или новейший Б-21, не имеют большого количества таких показателей у планера, которые вызывают резонансный эффект, и поэтому они являются значительно более эффективными в борьбе против работающих на низких частотах радаров.

Русские продолжают работать над решением проблемы, связанной с обнаружением самолетов с пониженной радиолокационной заметностью, однако маловероятно, что Москва уже решила этот вопрос. Значительные инвестиции России в создание многоуровневой противовоздушной обороны свидетельствует о том, что, по мнению Кремля, главной угрозой для его наземных сил являются американские военно-воздушные силы. В таком случае победа над технологией пониженной заметности является одним из главных приоритетов Москвы, и Кремль направляет значительные ресурсы на выполнение этой задачи, подчеркивает Кофман.

Россия использовала различные способы борьбы с технологией стелс. В том числе были предприняты попытки разработать плотную интегрированную сеть противовоздушной обороны с использованием различных радаров, ведущих поиск одного самолета с разных направлений, однако эффективность такого рода приемов пока остается под вопросом. «Это здорово, когда можно увидеть самолет или его часть, однако получение той точности, которая необходима для уверенного направления ракеты к цели, является основным вызовом», — отметил Кофман.

Пока еще русские — и китайцы — не смогли решить эту проблему, однако очевидно, что технологии стелс со временем будут терять свое преимущество, однако расходы на них будут оставаться высокими. В конечном итоге Москва найдет решение проблемы малозаметности, поскольку цикличная борьба между нападением и обороной будет продолжаться ad infinitum, до бесконечности, и это всего лишь вопрос времени.

Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 10 апреля 2018 > № 2564125 Дейв Маджумдар


Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 марта 2018 > № 2553164 Дейв Маджумдар

Мы скатываемся к войне с Россией

Группа экспертов обсуждала сегодня американо-российские отношения в Центре национальных интересов.

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

С учетом отравленных отношений между Вашингтоном и Москвой, увеличивается вероятность того, что эти две великие державы могут стать участниками военной конфронтации.

Несколько дней назад Соединенные Штаты выслали из страны несколько десятков российских дипломатов — предположительно они являются работающими под прикрытием сотрудниками разведки, — и сделано это было в наказание за предполагаемую попытку отравления на территории Соединенного Королевства беглого бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. Кремль обещал принять ответные меры, и это означает, что отношения межу Россией и Соединенными Штатами опустились до самого низкого уровня со времени окончания холодной войны.

«Я не думаю, что многие из нас будут сомневаться в том, что мы на самом деле имеем дело с новой холодной войной, — отметил Дмитрий Саймс (Dimitri Simes), президент и главный исполнительный директор Центра национальных интересов в ходе организованной во время ленча утром 26 марта панельной дискуссии. — В настоящее время холодная война может во многих аспектах отличаться от прежней холодной войны.

Во-первых, существует совершенно другой баланс сил. Во-вторых, отсутствует привлекательная идеология с российской стороны. В-третьих, Москва в значительно большей степени открыта по отношению к Западу, чем это было во время изначальной холодной войны. Кроме того, имеется меньше правил, и, возможно, больше, как мне кажется, эмоций с обеих сторон, а также все более враждебных эмоций с обеих сторон».

Возможность возникновения конфликта

По мнению Саймса, который недавно побывал в России, Кремль не пользуется большим уважением в Вашингтоне, однако подобные чувства находят в Москве свое зеркальное отражение. На самом деле, напряженность между двумя ядерными великими державами настолько велика, что аналитики открыто говорят о возможности вооруженного столкновения между Москвой и Вашингтоном. Отвечая на вопрос Саймса о степени вероятности любого рода потенциального военного столкновения (хотя и не обязательно ядерного) в Сирии или в другом месте по шкале от одного до десяти, где десять будет означать высокую вероятность конфликта, группа экспертов по России пришла к выводу о реальной возможности военной конфронтации между Вашингтоном и Москвой.

«Моя оценка шесть, — сказал, обращаясь к собравшимся за ленчем специалистам, Джордж Биб (George Beebe), руководитель исследований по вопросам разведки и национальной безопасности Центра национальных интересов. — На мой взгляд, такая вероятность, скорее, существует, однако это далеко не неизбежный вариант. Поэтому моя оценка шесть — если говорить о военном столкновении между двумя странами, имеющими наиболее дееспособные ядерные силы, и это неприемлемо высокий уровень риска».

Майкл Кофман (Michael Kofman), научный сотрудник Центра военно-морского анализа (Center for Naval Analyses), который также принял участие в панельной дискуссии, проходившей в Центре национальных интересов, согласился с тем, что риск военного столкновения между Россией и Соединенными Штатами, на самом деле, существует. Оценка Кофмана по шкале риска составляет шесть или семь. «В течение определенного срока мы к этому придем», — отметил Кофман.

Если возникает какой-то кризис, в который вовлечены как Соединенные Штаты, так и Россия, то опасность конфронтации становится очень высокой. «Во время кризиса или противостояния такой вариант, на мой взгляд, весьма вероятен, — сказал Кофман. — Эта конфронтация не появляется как гром среди ясного неба. Сначала должен возникнуть кризис, а затем люди делают выбор, и их выбор может привести к тому, что они начнут стрелять друг в друга».

Пол Сондерс (Paul Saunders), исполнительный директор Центра национальных интересов, выступавший вместе с Бибом и Кофманом, не считает, что военная конфронтация с Россией является неизбежной. Сондерс оценивать степень риска примерно в пять баллов, однако, если учитывать ставки потенциальной ядерной конфронтации, то, по его мнению, ситуация крайне опасная. «Я не считаю подобный вариант весьма вероятным, однако, на мой взгляд, речь все еще идет о неприемлемом риске», — подчеркнул Сондерс.

У Путина сильные позиции

Хотя многие в Вашингтоне считают, что Россия сбросит карты, если Соединенные Штаты будут активно противодействовать Кремлю, прошедшие 18 марта президентские выборы в России, похоже, показывают, что российский президент Путин имеет значительно более сильный мандат, чем ожидали многие западные наблюдатели. Как отметил Биб — в прошлом он возглавлял российский отдел Центрального разведывательного управления (ЦРУ), — Путин получил на выборах значительно более высокий результат, чем предполагали аналитики.

«Что касается политической власти, то это на самом деле хорошая новость для Путина, — сказал Биб. — Он, по сути, добился прекрасного результата 70/70, который Кремль назвал перед выборами своей целью — 70% явка, и 70% полученных Путиным голосов. В действительности, явка составила немногим более 67%, и немногим более 76% избирателей проголосовали за Путина».

По мнению Саймса, полученный Путиным результат оказался лучше, чем ожидалось, в тех местах, где традиционно у него были не очень хорошие результаты, в том числе в Москве, а также среди проживающих за границей россиян. Частично столь хороший результат Путина связан с предполагаемой российской атакой на Скрипаля, поскольку россияне, в основном, не верят в то, что в этом было замешано их правительство.

Российские либералы на самом деле показали крайне слабый результат на президентских выборах, и частично это объясняется тем, что россияне «сплотились вокруг флага», отметил Биб. По его мнению, частично это объясняется тем, что ни Соединенные Штаты, ни Британия не предоставили конкретных доказательства того, что Россия совершила это нападение. Доступная для общества информации является основанием для весьма серьезных подозрений относительно того, что Россия может стоять за этими событиями, отметил Биб. Однако само по себе это не является доказательством, добавил он.

Идея о том, что Россия находится в организованной враждебными иностранными державами осаде, во многом способствовала высокой явке избирателей на президентских выборах, что и обеспечило значительно большую поддержку самому Путину. «На проходившем уже после выборов специальном мероприятии для журналистов присутствовали многие представители оппозиции, кандидаты и их доверенные лица, и все они говорили: «В последние дни перед выборами мы потеряли много голосов избирателей из-за британского инцидента», — отметил Саймс.

Более того, попытки Запада оказать влияние на российскую молодежь закончились полным провалом. Сондерс, работавший ранее в госдепартаменте, отметил, что одной из целей Америки в России в 1990-е годы было привлечение на свою сторону молодежи и создание привлекательного образа Запада. Однако этого не произошло. Российская молодежь выросла в период относительного благосостояния, и это происходило в то время, когда Путин начал восстанавливать позиции России за границей.

«Они сегодня находятся среди тех людей, который больше всего поддерживают Путина, — подчеркнул Сондерс. — Это в значительной мере объясняется тем, что они сформировались в период относительного процветания, и в это же время Россия все больше усиливает свою роль в международных делах».

По мнению Биба, в ходе президентских выборов в России речь не шла о выборах нового президента — победа Путина была заранее предопределена. Они должны были измерить уровень политической власти российского президента. Хотя российские выборы не являются ни свободными, ни честными, уровень фальсификации на них является свидетельством того, насколько популярным является руководство страны среди населения. «По российским стандартам, это были относительно свободные выборы, и, возможно, даже честными, — сказал Биб. — Всем понятно, что это правильные результаты. Это хороший знак для Путина с точки зрения его политической власти».

Мелосский диалог России

Обеспечив сохранность своей политической власти, Путин может обратить внимание на восстановление России в качестве великой державы. Тот вывод, которые Путин и представители кремлевской элиты сделали из развала Советского Союза и хаоса 1990 годов в период слабости Москвы, состоит в том, что Россия должна быть сильной. «(Путин) говорит, что России нужно быть сильной, — отметил Биб. — Если свести все это к одному предложению, то оно будет таким: «Сильные делают то, что хотят, а слабые получают те страдания, которые они заслуживают».

По мнению Биба, проблема России состоит в том, что существует напряженность между ее различными целями. Чтобы иметь сильную экономику, Кремль должен ослабить свой контроль над обществом, что приведет к ослаблению власти государства, сказал Биб. Однако сильная армия требует сильной экономики, и это означает, что Россия будет вынуждена провести такого рода реформы. А сильная армия — часть собственного имиджа России как великой державы. «Ему нужно будет найти баланс, и легкой эту задачу назвать нельзя», — подчеркнул Биб.

С учетом ситуации в России, эти соперничающие между собой факторы толкают Путина в сторону более националистической позиции, подчеркивающей военную мощь, сказал Биб. А это, в свою очередь, заставляет Россию проводить более конфронтационную политику. Поэтому, как считает Кофман, в случае возникновения кризиса, в ходе которого Вашингтон и Москва столкнуться друг с другом, россияне не будут робко отходить в сторону и подчиняться требованиям Соединенных Штатов. Россия была слабой после развала Советского Союза, однако этот период уже давно закончился. Сегодня Россия со своей модернизированной армией намного более самоуверенна, чем это было в 1990-е годы, и она хочет и готова дать отпор Соединенным Штатам.

Решимость Кремля

По мнению Кофмана, в последние недели глава российского Генштаба генерал (армии) Валерий Герасимов предупредил Соединенные Штаты и том, что Москва ответит в том случае, если ее силы будут атакованы американскими военными в Сирии. Как отметил Кофман, Герасимов, в отличие от большинства российских политических фигур, не делает пустых угроз и строго следует тем указанием, которые ему дает российский президент Владимир Путин. «Если глава российского Генерального штаба что-то говорит, но его нужно слушать, потому что кто-то сказал ему то, что он должен говорить», — подчеркнул Кофман.

Поэтому было бы ошибкой предположить, что Кремль просто уступит Соединенным Штатам в критический момент, как многие в Вашингтоне склонны считать, опираясь на свой опыт ведения дел со слабой Россией в начале 1990-х годов. «Русские довольно уверены в своих силах, они готовы дать отпор и они должны предпринимать все больше усилий для того, чтобы выдержать конфронтацию, — отметил Кофман. — Люди в Соединенных Штатах настроены очень агрессивно — они ходят оказывать давление на Россию и оттеснять ее различными способами, и это большая и стремящаяся лишь к собственному воспроизводству система, находящаяся на месте контура обратной связи».

Забытые уроки холодной войны

И в этом кроется опасность возникновения конфликта с обладающей ядерным оружием Россией. По мнению Кофмана, представители вашингтонского сообщества, занимающиеся вопросами национальной безопасности, в значительной мере забыли о концепции времен холодной войны относительно ядерного сдерживания и управления конфронтацией с соперником, обладающим ядерным оружием.

В течение последних 25 лет Вашингтон привык к миру, лишенному вызовов со стороны других великих держав, к миру, где главная опасность исходит от терроризма. «Люди здесь имеют незрелое, поверхностное представление о конфронтации великих держав, — отметил Кофман. — На самом деле многие люди сегодня даже не понимают то, что собой представляет ядерная стратегия сдерживания и эскалационная динамика. Часто можно услышать такие разговоры — мы слишком долго находились в игре против терроризма/повстанцев, и люди не понимают, с кем они имеют дело, играя теперь на более высоком уровне. Я постоянно слышу подобные разговоры. Все это рецепты для того типа взаимодействия с другой великой державой, который существовал в период 1950 — 1960 годов».

Возможно, американскому внешнеполитическому истеблишменту, действительно, потребуется новая версия кубинского кризиса 1962 года для того, чтобы полностью осознать, насколько опасной может быть конфронтация с соперничающей ядерной великой державой. «Мне неприятно это говорить, но, возможно, это была бы хорошая вещь, — отметил Кофман. — На самом деле, я считаю, что было бы полезно получить такого рода кризис, чтобы все повзрослели».

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 марта 2018 > № 2553164 Дейв Маджумдар


Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 марта 2018 > № 2553140 Дейв Маджумдар

Мэттис: Россия предпочитает быть «стратегическим соперником»

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Соединенные Штаты обвиняют Россию в том, что она разорвала отношения между НАТО и Москвой. По мнению американского министра обороны Джима Мэттиса, Россия решила стать стратегическим соперником США и НАТО.

«Альянс НАТО пытался наладить партнерство, для чего был создан Совет Россия-НАТО, — заявил Мэттис репортерам 27 марта. — Есть механизм, позволяющий нам работать вместе. Я думаю, многие люди моего возраста помнят, как российские морские пехотинцы вместе с американскими морскими пехотинцами готовились в Северной Каролине к совместной работе в составе миротворческих и гуманитарных миссий ООН».

Но эта попытка наладить партнерство с Россией не увенчалась успехом.

«К сожалению, из-за решения России это дело прошлого, — заявил Мэттис. — Сегодня это не стоит в планах, так как Россия решила быть стратегическим соперником, даже позволяя себе безрассудные поступки. Это единственное, что можно сказать ни в чем не повинным людям из Солсбери, которые могли подвергнуться воздействию этого вещества и даже умереть от него».

Мэттис не стал подробно останавливаться на том, в чем причины российской антипатии к НАТО, скажем, на продолжающейся экспансии альянса, придвинувшегося вплотную к усеченным постсоветским границам. Мэттис не стал останавливаться и на тех гарантиях, которые западные лидеры давали бывшему советскому руководителю Михаилу Горбачеву, обещая ему, что НАТО ни на шаг не продвинется на восток от границ Западной Германии. Этот факт подтверждается обнаруженными недавно документами.

Не упомянул Мэттис и о том, что недовольство России альянсом частично вызвано обещаниями администрации Клинтона бывшему российскому президенту Борису Ельцину о том, что так называемое «Партнерство во имя мира» является альтернативой расширению НАТО. Это тоже подтверждается документами того времени. Во многом враждебное отношение России к Западу объясняется тем, что Североатлантический альянс дошел до ее границ и даже осуществил экспансию на постсоветском пространстве.

Тем не менее, Мэттис заявил, что у России еще есть возможности для того, чтобы стать партнером Европы, и что будущее Москвы прочно связано с Европой.

«Россия имеет возможность стать партнером Европы. Ее будущее привязано к Европе, если она смотрит в это будущее. Я думаю, сейчас мы должны признать, что они стремятся к иным отношениям со странами НАТО, — сказал Мэттис. — Что есть, то есть. А выдворение многих российских дипломатов из самых разных стран, включая Австралию, Европу, Северную Америку — оно показывает, что те страны, которые медлили, желая оставить возможность для сотрудничества с Россией, сейчас принимают меры в ответ на действия Путина».

По мнению Мэттиса, скоординированная высылка российских дипломатов является примером того, как либеральный мировой порядок противостоит ревизионистским целям и устремлениям Москвы. «Я думаю, мы должны показать, где все эти демократии стоят вместе, — сказал министр. — Заметьте, символично то, что у всех тех стран, которые высылают российских дипломатов, есть одна общая черта. Где-то правит королева, где-то руководит президент, но все они демократии. Я думаю, именно это их объединяет».

Дейв Маджумдар — редактор «Нешнл Интерест», освещающий военные вопросы

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 марта 2018 > № 2553140 Дейв Маджумдар


США > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 марта 2018 > № 2544767 Дейв Маджумдар

Более продвинутые ракеты противников вызывают глубокую озабоченность у США

Может ли Америка предотвратить нападение с использованием крылатых ракет или гиперзвукового оружия со стороны России или Китая?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

В то время как Россия и Китай разрабатывают перспективные крылатые ракеты, а также гиперзвуковые планирующие боевые блоки с ракетным ускорителем (boost-glide vehicles), Соединенные Штаты пытаются найти способ защиты от угроз, отличающихся от межконтинентальных баллистических ракет. Более того, Пентагон признает, что он, вероятно, не сможет остановить атакующую ракету до ее запуска, и поэтому Министерство обороны в первую очередь изучает способы, с помощью которых можно было бы лишить противника возможности запускать ракеты.

«Министерство обороны готовит Доклад 2018 года по противоракетной обороне (2018 Missile Defense Review), — сообщил генерал Джон Хайтен (John E. Hyten), глава Стратегического командования США, выступая 4 апреля перед членами сенатского Комитета по вооруженным силам. — Новый доклад по противоракетной обороне будет большим по своему объему, чем Доклад 2010 года по противоракетной обороне (2010 Ballistic Missile Defense Review), в нем будут затронуты не только угрозы со стороны баллистических ракет, но также гиперзвукового оружия и крылатых ракет».

По мнению Хайтена, противники разрабатывают все больше образцов новейших вооружений для противодействия существующим американским системам противоракетной обороны.

«Распространение ракет продолжается, как и увеличение их поражающей способности, и в настоящее время все больше стран получают в свое распоряжение все большее количество ракет. Кроме того, повышаются технические возможности этих ракет, в частности в том, что касается преодоления американских систем противоракетной обороны, — подчеркнул Хайтен. — В прошлом году мы стали свидетелями новых ракетных испытаний, проведенных Северной Кореей и Ираном, а также другими странами, которые получают все более современные ракеты — все это вызывает глубокую озабоченность у Соединенных Штатов и наших союзников».

Хайтен назвал разработку противниками ракетной техники вызовом американскому господству, на которое после развала Советского Союза никто не посягал.

«Их усилия по разработке новых ракетных технологий угрожают глобальной стабильности, и эти страны пытаются снизить нашу способность проецировать силу», — подчеркнул Хайтен.

По мнению Хайтена, опасность, исходящая от более современных ракет, настолько велика, что активных попыток перехвата уже недостаточно. «Мы не можем успешно выполнить эту задачу, вкладывая средства только в активные системы противоракетной обороны — мы должны усиливать и интегрировать все составные части противоракетной обороны, включая средства поражения ракет противника до их старта, — сказал Хайтен. — Мы испытываем возможности соединения некинетических, кибернетических, электромагнитных и кинетических систем, направленных на то, чтобы не допустить возникновения угроз, обеспечить защиту от них и ликвидировать угрозы со стороны противника».

Но уничтожение вражеских ракетоносителей — это одно дело, а Пентагону необходимо в первую очередь улучшить свои возможности по обнаружению вражеских ракет.

«Помимо этого, нам нужно предпринять дополнительные усилия, направленные на увеличение способности Министерства обороны обнаруживать, засекать, отслеживать, поражать и оценивать (F2T2EA) угрозы, а также принять соответствующую политику и организационные меры, — отметил Хайтен. — Мы продолжаем получать синергетический эффект в результате интегрированного планирования в области противоракетной обороны, управления войсками и поддержки операций, обеспечивающих глобальную координацию работы в области региональной противоракетной обороны — и поэтому мы к лучшим перехватчикам добавляем лучшие сенсоры».

Пентагон также надеется работать вместе с союзниками Соединенных Штатов в борьбе против баллистических ракет. Некоторые планы Пентагона включают в себя проведение в стране военных игр.

«Мы должна усиливать наше сотрудничество с нашими союзниками, а также изучать возможности дальнейшей интеграции наших коллективных возможностей, направленных на создание эффективной общей обороны, — подчеркнул Хайтен. — Мы инвестируем средства в рамках сотрудничества с нашими союзниками по многим каналам, в том числе в рамках организованной Стратегическим командованием США военной игры Nimble Titan. Раз в два года мы проводит эту военную игру с ключевыми союзниками, а также в партнерстве с Госдепартаментом и другими боевыми командованиями. Мы постоянно изучаем потенциальные возможности сотрудничества, интеграционные подходы и проводим эксперименты вместе с нашими союзниками, чтобы проинформировать их о разработке вариантов операций, политики и инвестирования».

Время покажет, насколько эффективными окажутся усилия Стратегического командования и Агентства по противоракетной обороне. Большая часть усилий Пентагона по борьбе с межконтинентальными баллистическими ракетами и близко не показали тех результатов, которые предварительно были объявлены.

США > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 марта 2018 > № 2544767 Дейв Маджумдар


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 марта 2018 > № 2536518 Дейв Маджумдар

Верховный главнокомандующий НАТО: Россия не сможет победить Альянс в войне

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

По мнению высокопоставленного американского военного, Соединенные Штаты и НАТО уступают в военном отношении в Восточной Европе, но только с точки зрения концентрации наземных сил. Однако генерал Кертис Скапаротти (Curtis M. Scaparrotti), командующий Европейским командованием вооруженных сил Соединенных Штатов и Верховный главнокомандующий Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе не согласен с последним докладом исследовательской корпорации RAND, в котором говорится о том, что вооруженные силы Альянса будут разгромлены в результате российского наступления.

«Я не согласен с этим, — сказал Скапаротти, выступая 8 марта перед членами сенатского Комитета по делам вооруженных сил. — Если объективно посмотреть на НАТО, то эта организация обладает силой 29 наций. Усилия, которые предпринимаются в рамках НАТО, а также те усилия, которые предпринимаются здесь, в Соединенных Штатах, направлены на увеличение возможностей сдерживания, а в случае необходимости и возможностей обороны».

«На мой взгляд, часть их стратегии, прежде всего, если посмотреть на их доктрину, состоит в том, что они намерены действовать ниже уровня конфликта, пытаясь ослабить своего противника, — отметил Скапаротти. — И если в этом отношении все пойдет хорошо, то они будут способны ослабить позиции своего противника без единого выстрела. И я хотел бы сделать следующее заявление: по моему мнению, они имеют преимущество, даже в области обычных вооружений, и это обусловлено внутренними линиями, близостью расположения и размером вооруженных сил, что и было отмечено председателем, однако в долгосрочной перспективе НАТО обладает значительным преимуществом, которое признается оппонентами и которого они, на самом деле, опасаются».

В действительности, такие российские учения как «Запад» лишь подтверждают точку зрения Скапаротти.

«Что касается учений "Запад", то там было усилено то, что мы считаем их основным направлением с точки зрения доктрины, их подготовки, их модернизации, — отметил Скапаротти. — Они сосредоточили свое внимание на управлении и контроле как на стратегическом, так и на тактическом уровне, и мы видели это в ходе учений. Они сфокусировали свое внимание как на обычных, так и на ядерных вооружениях, как мы и ожидали. Они сфокусировали свое внимание как на наступательных, так и на оборонительных операциях, и они использовали такой подход, который, на мой взгляд, охватывает все общество. Они мобилизовали свой народ и так далее, в некоторых аспектах. И таким образом, с нашей точки зрения, это было усилением доктрины, за разработкой которой мы наблюдали в последние, я бы сказал, 10 лет. То есть, мы сделали подобные выводы в результате наблюдений. И это помогает нам размещать наши силы и готовить наши силы и, так сказать, разрабатывать наши планы, безусловно».

Однако Соединенные Штаты должны продолжить модернизацию своих вооруженных сил — в противном случае американские вооруженные силы в период до 2025 года будут сталкиваться со все большим вызовом со стороны России.

«Я бы сказал — с учетом их модернизации и скорости этого процесса, а также с учетом того, что нам известно, — я бы сказал, что нам нужно поддерживать нашу модернизацию, которой мы уже начали заниматься, для того, чтобы сохранять наше превосходство в тех областях, в которых мы имеем это превосходство сегодня. Если мы этого не сделаем, то, с учетом темпов их модернизации нам, несомненно, будет брошен вызов почти во всех областях в военном отношении, скажем, в 2025 году».

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 марта 2018 > № 2536518 Дейв Маджумдар


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 марта 2018 > № 2522208 Дейв Маджумдар

Россия наращивает военную силу — почему Америка так шокирована?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Чиновники американского оборонного ведомства не удивлены тем, что российский президент 1 марта рассказал о целом ряде новых образцов стратегического ядерного оружия, которые Кремль разрабатывает для преодоления американской системы противоракетной обороны. Российские официальные лица на самом деле в течение многих лет открыто говорили в русскоязычных средствах массовой информации о большинстве из тех образцов оружия, о которых упомянул в своем выступлении Путин.

«Разумеется, вчерашнее выступление Путина заслуживает очень внимательного отношения, — подчеркнул Джон Руд (John C. Rood), заместитель министра обороны США по политическим вопросам, в своем выступлении 1 марта в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies). — Однако это не единственное заявление, сделанное российскими официальными лицами в публичном пространстве в последние годы».

Как отметил Руд, большинство представителей вашингтонской (округ Колумбия) внешнеполитической интеллигенции не читают русскоязычную прессу — и у них нет необходимых знаний русского языка для того, чтобы это делать. Однако для тех людей, которые читают российскую прессу, выступление Путина не было неожиданным.

«Большая часть наших комментаторов все еще не используют иностранную прессу в качестве источника информации, но если посмотреть некоторые средства массовой информации на русском языке, то вы действительно увидите более значительное преобладание такого рода комментариев», — сказал Руд.

«Хотя президент Путин, несомненно, сделал весьма громкие заявления, я считаю, что некоторые элементы его выступления уже в течение некоторого времени упоминались в других местах, и еще раньше были сделаны различные комментарии как им самим, так и другими людьми. Поэтому большая часть его выступления не явилась для меня сюрпризом».

Следует отметить, что двусторонние отношения между Россией и Соединенными Штатами находятся, несомненно, на нисходящей траектории. «Речь идет, конечно же, о направлении всего происходящего в России, о векторе страны, и многие из нас в течение многих лет занимались поисками вариантов для установления более тесных отношений между Соединенными Штатами и Россией, — сказал Руд. — Но, как мне самому кажется и как говорят наши стратеги в области национальной безопасности и национальной обороны, мы вновь вступили в период соперничества великих держав, и Россия однозначно выбрала именно этот подход. Особого внимания заслуживает то, что целый ряд образцов вооружений, о которых говорил президент Путин, а также та открытость, с которой он о них говорил, — все это нацелено на Соединенные Штаты и на наших союзников».

Руд обращает внимание на то, что при проведении российских военных учений — особенно в области ядерных вооружений — Соединенные Штаты и альянс НАТО открыто обозначаются как враги.

«Еще одним вызывающим озабоченность обстоятельством является то, что при проведении некоторых крупномасштабных военных учений в России НАТО и Соединенные Штаты определяются как противники, и эти учения направлены против них, — подчеркнул Руд. — А затем мы видим новые образцы вооружений, которые разрабатываются и используются в вооруженных силах России, и это нас тоже беспокоит. И поэтому, как мне кажется, при разработке нашей доктрины мы просто обязаны учитывать это с точки зрения ориентации этой страны, демонстрации возможностей, наблюдения за разрабатываемыми и принимаемыми образцами вооружений.

В российской ядерной доктрине по-прежнему делается акцент на использовании ядерного оружия таким образом, как это не было предусмотрено в американской доктрине в прошлом, и кроме того, мы предприняли некоторые шаги, тогда как Россия пошла в другом направлении, — например, в том, что касается размера их так называемых нестратегических ядерных сил».

Как считает Руд, Соединенные Штаты стали проявлять озабоченность по поводу российской ядерной доктрины еще до недавней речи Путина.

«На мой взгляд, наша озабоченность по поводу возможностей России, наша озабоченность по поводу направления России и некоторых заявлений, сделанных в прошлом по поводу роли ядерного оружия, возникла еще до вчерашней речи Путина, — отметил Руд. — Лично я не был удивлен количеством его комментариев в этом выступлении. На мой взгляд, его речь в целом соответствует тем вещам, которые мы слышали раньше от российских официальных лиц. Это не означает, что я это приветствую, и это не было именно тем посланием, которое мы хотели бы получить. Но, как мне кажется, в целом оно соответствует всему тому, что представители российского руководства говорили в прошлом».

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 марта 2018 > № 2522208 Дейв Маджумдар


США. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 февраля 2018 > № 2517125 Дейв Маджумдар

Специальный представитель Курт Волкер: как достичь мира на Украине

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Администрация Трампа стремится принять активные меры в вопросе Минских соглашений 2014 года, рассчитывая положить конец военному конфликту на Украине. Чтобы достигнуть этой цели, Вашингтон хочет добиться выполнения соглашений, предлагая поэтапный подход, который позволил бы миротворцам Организации Объединенных Наций патрулировать Донбасс, в то время как Киев проведет ряд реформ для решения проблем местного населения.

«Мы предложили, чтобы миротворческие силы ООН зашли на территорию страны, заменив российские и сепаратистские образования, и создали безопасное пространство на период времени, когда можно будет провести местные выборы, после чего региону будет предоставлена амнистия и присвоен особый статус, — заявил Курт Волкер (Kurt Volker), специальный представитель США по переговорам на Украине, во время встречи за ланчем в Центре национальных интересов 26 февраля. — По окончании этого процесса территория будет возвращена Украине».

Волкер сказал, что доволен позицией Соединенных Штатов по этому предложению, но подчеркнул, что до сих пор было мало ощутимых результатов. «Мы занимаемся этим около семи месяцев, и я должен сказать, что я очень доволен позицией США, но не доволен результатами, потому что никаких результатов нет», — сказал он. Волкер подчеркнул, что происходящее на Украине является вовсе не замороженным конфликтом, скорее, можно сказать, что борьба продолжается. Киев теряет по одному военному примерно раз в три дня, отметил Волкер.

Основная проблема состоит в том, что Москва скептически относится к Вашингтону и его намерениям, как признает Волкер, особенно в отношении смягчения санкций. Однако Администрация Трампа надеется предложить России смягчение режима санкций, связанных непосредственно с Минскими соглашениями. «Россия очень скептически отнесется к ослаблению американских санкций», — сказал Волкер.

Более того, у России нет никакой явной выгоды, если она решит покинуть территорию Украины — отменены будут лишь некоторые санкции, в то время как Украина продолжит движение в сторону Запада. А Соединенные Штаты, в свою очередь, не желают исключать вероятность будущего членства Украины в НАТО. Волкер заявил, что Вашингтон не может оказывать давление в этих вопросах на суверенные государства.

Таким образом, неясно, какой подход может избрать Москва после переизбрания президента России Владимира Путина. Но никаких действий со стороны России не предвидится до тех пор, пока не пройдут выборы. Существуют признаки того, что Москва может пойти на обострение конфликта, а не на его деэскалацию, отметил президент Центра национальных интересов Дмитрий К. Саймс (Dimitri K. Simes). В России есть влиятельные фигуры, которые вовсе не настроены идти на уступки Западу, предпочитая двигаться в совершенно ином направлении.

На вопрос о том, возможна ли тотальная российская эскалация, Волкер сказал, что не считает, что у Кремля есть военный потенциал для начала полномасштабного вторжения на Украину. «Перспектива расширения конфликта обойдется России слишком дорого, даже если мы говорим об асимметричной войне, — говорит Волкер. — Я просто не представляю себе этого. Украина оказалась гораздо более выносливой страной, чем кто-либо мог ожидать».

Цели США

Волкер считает, что Соединенные Штаты могут достичь своих целей путем переговоров, в которых у Вашингтона есть две главные цели. Во-первых, Вашингтон рассчитывает восстановить суверенитет и территориальную целостность Украины. Во-вторых, он хочет обеспечить безопасность и защиту всех граждан Украины независимо от их этнической принадлежности, гражданства и вероисповедания.

Чтобы достичь своих политических целей, Соединенные Штаты уточнили язык, которым они пользуются в разговоре о конфликте на Украине. Вместо того чтобы косвенно говорить об этом конфликте без упоминания Кремля, Вашингтон теперь прямо называет территории, находящиеся под контролем сепаратистов, оккупированными Россией, говорит Волкер.

Кроме того, Соединенные Штаты работают со своими партнерами из Европейского Союза над вопросом ужесточения режима санкций против России. Волкер сказал, что Соединенные Штаты работали с Европой, чтобы скоординировать эти санкции и иметь самое непосредственное влияние на Москву и ближайшее окружение Кремля. Более того, администрация Трампа одобрила продажу летального оружия Украине, чего не произошло при администрации Обамы.

Но изменения в политике не будут столь резки, как многие ожидают, говорит Волкер. «Есть то, что я расцениваю как искусственное разграничение между летальной и нелетальной военной техникой, — говорит Волкер. — Приведу пример: РЛС контрбатарейной борьбы, предоставленная администрацией Обамы, позволяет вам определить, откуда ведется минометный огонь, и лучше целиться, атакуя и убивая тех (кто бы это ни был), кто стреляет в вас, что значительно все упрощает. Эта нелетальная противотанковая ракета, которая находится в коробке и не используется, пока на вас не наступает танк, летальна. И то, и другое — это совершенно очевидное оборонительное оружие».

Причина изменения политики со стороны США заключается в том, чтобы продемонстрировать Москве, что она не осуществит дальнейших территориальных завоеваний на Украине без значительных затрат. «Россия не завоюет больше никаких территорий на Украине, — сказал Волкер. — Все останутся на своих местах».

Наступило время заключить соглашение

Это означает, что Россия попадет в тупик из-за затрат, связанных с оккупацией Донбасского региона, а дополнительные расходы при этом возникнут из-за ужесточения американских и европейских санкций. «И непонятно, ради чего все это, — говорит Волкер. — Потому что, на мой взгляд, Россия своими действиями хотела добиться смены киевского правительства или восстановления пророссийских настроений на Украине».

Однако при вторжении сил, получающих поддержку со стороны России, некоторые регионы Украины стали как никогда более сплоченными, а националистические идеи получили здесь самое широкое распространение за всю историю, отмечает Волкер. В самом деле, украинская молодежь, не жившая ни при Российской империи, ни при Советском Союзе, особенно враждебно и подозрительно относится к России. «Эти психологические перемены на Украине очень важны, они оказались гораздо глубже, чем Россия могла предполагать», — говорит Волкер.

Таким образом, у России, с точки зрения Волкера, нет никакой выгоды в конфликте на Украине — сплошные побочные расходы. Он считает, что Россия надеется выйти из бесплодного, на его взгляд, конфликта на Украине. Ключевыми шагами для Вашингтона в таком случае будет уговорить украинское правительство предоставить особый статус русскоязычным территориям Донбасса, разместив при этом здесь миротворцев ООН, которые возьмут контроль над регионом в период его реинтеграции в состав страны. Взамен на это Россия получит некоторое смягчение санкций за предпринятые действия.

Если учесть, что ослабление санкций будет относительно небольшим, по словам Волкера, оно будет ценным, так как это территория, где можно достигнуть соглашения между США и Россией. «Это может быть территория нашего соглашения, — говорит Волкер. — Будет приятно, если у нас появятся и положительные сдвиги в этом деле».

США. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 февраля 2018 > № 2517125 Дейв Маджумдар


Украина. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 февраля 2018 > № 2507487 Дейв Маджумдар

Как разрешить украинский кризис? С помощью миротворцев?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

По мнению высокопоставленных сотрудников Североатлантического альянса, украинский кризис продолжает оставаться главным источником напряженности в отношениях НАТО-Россия. Западный альянс надеется уменьшить напряженность за счет работы с Россией по выполнению Минских соглашений, а также по вопросу о возможном размещении миротворцев в раздираемом войной Донбассе.

«Во время встречи сегодня (с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым) мы обсудили Украину, и я подчеркнул важность выполнения Минских соглашений», — сказал генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг 17 февраля в беседе с журналистами во время Мюнхенской конференции по безопасности. — Я также отметил, что ситуация на Украине является главной причиной ухудшения отношений между НАТО и Россией, а также главной причиной того, что НАТО одобрила свою оборонительную доктрину относительно восточной части Альянса«.

Вопрос о миротворцах ООН внутри Донбасса на Украине является спорным.

«На мой взгляд, еще слишком рано говорить о том, какое решении может быть согласовано или заключено по поводу присутствия ООН на Украине, — отметил Столтенберг. — С того времени, как я начал обсуждать этот вопрос, и с того момента, когда он оказался на столе много месяцев назад, достигнут не очень большой прогресс; поэтому лишь будущее покажет, является ли возможным подобный вариант. Но я думаю, что важно продолжить работу над различными предложениями, и нужно быть уверенным в том в том, что мы пытаемся достичь определенного прогресса в имплементации Минских соглашений».

Один из возможных подходов — он был предложен специальным представителем США по Украине Куртом Волкером — состоит в том, что миротворцы будут размещаться поэтапно, тогда как Украина будет выполнять некоторые меры, с которыми она согласилась в рамках Минских договоренностей.

«Я встречался с Волкером несколько недель назад, и мы, конечно же, обсудили его усилия, направленные на достижение прогресса в выполнении Минских соглашений, а также различные предложения, включая предложение о силах ООН, — подчеркнул Столтенберг. — Поэтапный подход — один из способов достижения соглашения. Я готов выслушать любые предложения, и, как мне представляется, мы должны быть открытыми в отношении любых предложений, направленных на преодоление препятствий, а затем начать добиваться прогресса».

Одним из камней преткновения в отношениях между Россией и НАТО является масштаб любой миссии ООН, а также состав этих сил.

«Я уже давно направил свое послание, суть которого состоит в том, что миротворцы должны нести ответственность не только в отношении наблюдателей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), но и взять на себя ответственность за весь регион, и они должны также сделать границу между Россией и Украиной доступной, а затем и она должна стать частью их ответственности, — отметил Столтенберг. — Мы не обсуждали вопрос о том, какие государства будут участвовать в составе сил ООН, однако в каком-то смысле можно считать само собой разумеющимся то, что силы ООН, конечно же, могут включать в себя представителей многих других государств, а не только стран НАТО. И поэтому, по моему мнению, привлечение сил ООН может стать способом для достижения определенного прогресса в том, что касается выполнения имеющихся соглашений».

Еще один камень преткновения состоит в том, что Россия, вероятно, не согласится с участием войск НАТО, которые могли бы войти в состав миротворческих сил на ее границе«.

«НАТО — это альянс, в который входят 29 государств, в ООН представляет весь мир, и, разумеется, состав сил ООН может быть более широким, чем только страны НАТО, — сказал Столтенберг. — Но сначала, как я думаю, мы должны добиться большего прогресса по поводу концепции сил ООН в целом, а затем уже начать обсуждение вопроса о том, какие конкретно нации могут войти в состав сил ООН».

Однако любое соглашение — по крайней мере, в том, что касается позиции Госдепартамента — потребует, чтобы Россия первой сделала шаги, направленные на снижение напряженности. Однако остается неясным, говорит ли, на самом деле, госсекретарь Рекс Тиллерсон или любой другой сотрудник его министерства от лица администрации Трампа.

«Важно иметь ясное представление о позиции Соединенных Штатов в отношении этого конфликта: Крым — это Украина. Донбасс — это Украина. Мы никогда не согласимся с обменом одного региона Украины на другой. Мы никогда не пойдем на сделку по поводу Украины без Украины, — подчеркнул Джон Салливан (John J. Sullivan), заместитель госсекретаря США во время своего выступления в Киеве 21 февраля в Дипломатической академии Министерства иностранных дел. — Для достижения этих фундаментальных целей госсекретарь Тиллерсон в июле прошлого года назначил посла Курта Волкера специальным представителем на переговорах по Украине.

Его задача состоит в том, чтобы выйти из тупика, образовавшегося в отношениях с Россией по поводу Украины. Госсекретарь Тиллерсон достаточно ясно дал понять, что Россия должна первой предпринять шаги для деэскалации насилия и разрешения этого конфликта за счет полного выполнения Минских соглашений».

Время покажет, будет ли достигнут какой-либо прогресс в разрешении ситуации на Донбассе.

Украина. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 февраля 2018 > № 2507487 Дейв Маджумдар


США. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 февраля 2018 > № 2502235 Дейв Маджумдар

Это американские ВВС (F-15 и B-52) уничтожили российских наемников в Сирии?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Замешательство возникло по поводу недавней серии американских авиаударов в Сирии, в результате которых якобы были убиты несколько российских наемников. У американской стороны, судя по всему, нет соответствующей информации, тогда как Кремль отвергает и называет «дезинформацией» предположения о гибели российских наемников. С учетом возникшей по этому вопросу путаницы, трудно сказать, какова на самом деле истинная ситуация. С точки зрения Америки, события, произошедшие 7 февраля, представляются довольно простыми.

«Можно вкратце сказать, что вечером 7 февраля коалиция действовала в интересах самообороны в том месте, где советники коалиции присутствовали для защиты Демократических сил Сирии от враждебной силы, начавшей неспровоцированное, скоординированное наступление через реку Евфрат, направленное против установленных позиций Демократических сил Сирии, — сообщил журналистам генерал-лейтенант Джефф Харригиан (Jeff Harrigian), глава Центрального командования Военно-воздушных сил США. — Эта враждебная сила начала атаку с артиллерийского удара и залпов из танковых орудий по позициям Демократических сил Сирии, после чего пехотное формирование в составе батальона пыталось напасть на силы партнеров под прикрытием поддерживающего огня артиллерии, танков, систем залпового огня и гранатометов».

Ответ американских сил был осуществлен с использованием авиации для защиты самих себя, и, кроме того, был установлен контакт с русскими по телефонной линии для предотвращения инцидентов. «В начале этой атаки авиация коалиции, включая истребители F-22 и ударно-разведывательные беспилотники MQ-9, были использованы для обеспечения прикрывающего наблюдения, а также для оборонительной противовоздушной поддержки и поддержки в области разведки, наблюдения и рекогносцировки, как мы делаем это ежедневно в борьбе против „Исламского государства" (запрещенная в России организация — прим. ред.), — сказал Харригиан. — Мы немедленно связались с российскими официальными лицами по телефонной линии для предотвращения инцидентов и предупредили их о неспровоцированной атаке на установленные позиции Демократических сил Сирии и коалиции. После этого звонка коалиция дала разрешение на нанесение ударов с целью уничтожения вражеских сил».

С помощью наземных операторов американские ВВС стали делать то, что они делают лучше всего — уничтожать с воздуха вражеские наземные силы. «Работавшие на земле и приданные подразделениям Демократических сил Сирии операторы наведения ВВС США в течение более трех часов сообщали координаты целей для самолетов и наземной артиллерии, направляя удары истребителей-бомбардировщиков F-15E, ударных беспилотников MQ-9, бомбардировщиков B-52, самолетов поддержки AC-130 и вертолетов AH-64 Apache, которые нанесли многочисленные удары с использованием высокоточного оружия, а также провели атаки с бреющего полета против наступавших сил агрессора.

В результате их продвижение было остановлено, и были уничтожены многочисленные артиллерийские установки и танки, — сказал Харригиан. — После того как враждебные силы повернули на запад и стали отступать, мы прекратили огонь».

Сирийское наступление не стало неожиданностью для американцев. «Несмотря на то, что это наступление было неспровоцированным, нельзя сказать, что оно было совершенно неожиданным, — отметил Харригиан. — Коалиция наблюдала за постепенным наращиванием сил и техники в течение предыдущей недели, и мы напомнили российским официальным лицам по телефонной линии для предотвращения инцидентов о присутствии в том районе Демократических сил Сирии и коалиции. Это было сделано задолго до начала атаки вражеских сил».

Хотя Соединенные Штаты все еще не имеют полного представления о точном составе этих вражеских формирований, Харригиан подчеркнул, что американские силы будут наносить ответные удары независимо от этого. «В первую очередь мы будем защищать себя надлежащим образом, — сказал Харригиан. — А затем, как вы сказали, мы будем выяснять, кто это, на самом деле был, чтобы разобраться в ситуации. И, вы знаете, в тот момент, когда у нас будет ясность на этот счет, мы сделаем так, чтобы более высокие инстанции решали вопрос о том, насколько это соответствует такого рода временным рамкам. Но, на мой взгляд, важно признать, что не так просто понять, с кем мы имеем дело там внизу, и поэтому нам нужно разрешить постоянно проводить такую работу».

Тем временем Москва — несмотря на многочисленные сообщения в прессе — отвергает версию о том, что российские наемники участвовали в этих боевых действиях. «Распространяемые сообщения о сотнях, десятках убитых россиянах являются классической дезинформацией» — эти слова неназванного источника в российском Министерстве иностранных дел приводит российское агентство «Интерфакс».

США. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 февраля 2018 > № 2502235 Дейв Маджумдар


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 января 2018 > № 2458413 Дейв Маджумдар

Что ждет российско-американские отношения

Андраник Мигранян обсуждает эту тему в Центре национальных интересов.

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Есть ли какой-то выход из патовой ситуации на Украине? С точки зрения Москвы, сила — это единственно возможное средство, при помощи которого можно пробить стену в сегодняшнем украинском тупике. Об этом говорит Андраник Мигранян, преподающий мировую политику в Московском государственном институте международных отношений, который находится в ведении российского Министерства иностранных дел. Мигранян подчеркнул, что это его личная точка зрения. Он отметил, что такое развитие событий вполне возможно при администрации Трампа, которая, в отличие от администрации Обамы, решила снабдить Украину летальным оружием.

«Решить эту проблему можно только применением силы и ничем больше», — сказал Мигранян, выступая 11 января на семинаре в Центре национальных интересов.

По словам Миграняна, у которого хорошие связи в высших эшелонах российской государственной власти, в рядах московской элиты преобладает мнение о том, что Минские соглашения не действуют. Киев не намерен выполнять свою часть соглашения, а проблема еще больше усугубляется из-за решения Вашингтона поставить оружие украинским властям. Поэтому эскалация конфликта может стать для России единственным реальным вариантом.

Как отметил Мигранян, у России на Украине ставки намного выше, чем у США. Украина в силу своего географического положения жизненно важна для Москвы с точки зрения стратегии. Более того, между Россией и Украиной существуют многовековые культурные, этнические, экономические, языковые и религиозные связи. Далее Мигранян заметил, что сама русская цивилизация возникла в Киевской Руси, центр которой находился на независимой ныне Украине. «Украина является жизненно важной проблемой для России, и Россия никогда не допустит, чтобы она вошла в состав НАТО или еще какого-нибудь блока, — сказал Мигранян. — Украина у России в сердце».

По его мнению, есть три предварительных условия, которые необходимо выполнить, чтобы восстановить мир на Украине. Первое условие состоит в том, что Украина не должна входить ни в один враждебный по отношению к России альянс. Второе — что Киев должен предоставить больше автономии своим регионам. Третье — что русскоязычному населению Украины необходимо разрешить учиться и говорить на русском языке, а также изучать свою культуру, несмотря на протесты украинских националистов.

Россия, по словам Миграняна, выступает за сохранение территориальной целостности Украины — за исключением Крыма. Именно поэтому она целенаправленно сдерживала сепаратистские силы, действующие в Донбассе. Если бы Россия позволила, эти повстанческие силы захватили бы гораздо больше территории на юге, где в больших количествах проживает русскоязычное население.

Надо сказать, что в Донбассе уже существовали готовые структуры власти, которыми могли воспользоваться пророссийские повстанцы, однако Россия не использовала их в 2014 году. Теперь Россия может снова пойти на эскалацию конфликта, поскольку Соединенные Штаты начинают поставлять оружие на Украину. «Украина не является жизненно важной проблемой для США, Украина является жизненно важной проблемой для России, — отметил Мигранян. — Соединенные Штаты проиграют в любом конфликте на любом уровне, потому что Россия, действуя в своем заднем дворе, готова использовать любую возможность для защиты своих позиций и интересов».

Если положение Москвы на Украине окажется под серьезной угрозой, Россия может пойти на открытую интервенцию. «Поставки летального оружия, ведущие к эскалации конфликта, могут подтолкнуть Москву к открытому вмешательству с целью решения этой проблемы, которая существует уже давно, и не была решена радикально в 2014 году», — сказал Мигранян.

Это неизбежно приведет к еще большей напряженности с Соединенными Штатами, которые будут усиливать давление на Москву. Когда Вашингтон станет усиливать давление на Россию, она будет непременно сопротивляться. Более того, такой шаг вынудит Москву пойти на дальнейшее сближение с Китаем в целях противодействия Вашингтону. По мнению Миграняна, Москва приближается к «точке невозврата», когда она начнет стремиться к созданию полномасштабного военного альянса с КНР.

Он утверждает, что в условиях конфликта между США и Китаем Россия будет становиться более влиятельной. Как считает Мигранян, китайцы понимают, что Россия нужна им, дабы у них был шанс бросить вызов США как господствующей державе. По этой причине Пекин, скорее всего, будет поддерживать Россию, так как он не может допустить краха своего стратегического союзника под давлением Америки, ибо в одиночку Китай не выстоит перед США.

«Если это давление будет усиливаться, я не могу исключить, что Китай поймет: Россия не ведет борьбу за собственное выживание, — сказал Мигранян. — Это вопрос жизни и смерти для Китая. Если Россия будет сломлена и отодвинута в сторону, Пекин останется один на один с США. Вот почему для китайцев жизненно важно поддерживать Россию».

По мнению Миграняна, российско-китайский альянс будет намного сильнее Соединенных Штатов, действующих в одиночку. Но за союз с Китаем России придется заплатить свою цену, ибо в таком альянсе Москва окажется в положении младшего партнера. «Китай — не благотворитель, — сказал Мигранян. — Все имеет свою цену».

Если Соединенные Штаты будут упорствовать, продолжая оказывать нарастающее военное и экономическое давление на Россию, в будущем они столкнутся с серьезными последствиями в виде нового евразийского блока, который бросит вызов американскому превосходству, отметил Мигранян. Следовательно, Вашингтону надо тщательно просчитывать свои действия в отношении России, чтобы не допустить такого исхода. «Это будет настоящая трагедия, если Россию подтолкнут к военно-политическому альянсу с Китаем на финальной стадии конфронтации, — сказал Мигранян. — Это закончится катастрофически для всех».

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 января 2018 > № 2458413 Дейв Маджумдар


Китай. Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2427340 Дейв Маджумдар

Вопрос по третьей мировой войне: смогут ли Россия и Китай одержать победу в бою над F-22 Raptor?0

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Конечно, очень важно иметь нужные средства ведения войны, но человеческий фактор еще важнее. Летчиков и техников необходимо обучать и готовить к преодолению самых современных угроз в условиях боевых действий. Недавно я побывал в элитном 1-м истребительном крыле ВВС США. Это передовая часть, летающая на машинах F-22 Raptor. Дело было во время учений по проверке боевой готовности. В отличие от крупных учений типа Red Flag или тех, что проводит Школа вооружений ВВС США на этапе обучения выполнению боевой задачи, когда главным образом отрабатываются навыки пилотирования, учения по проверке боевой готовности имеют целью выяснить, насколько то или иное подразделение готово к выполнению боевой задачи. По сути дела, это генеральная репетиция и проверка готовности к войне.

Поскольку Россия и Китай принимают на вооружение современные истребители и зенитно-ракетные комплексы, маленькой элитной группе летчиков ВВС США, летающих на самолетах F-22 Raptor компании Lockheed Martin, все чаще приходится думать о том, как выполнять боевые задачи и удерживать превосходство в воздухе в условиях усиливающихся военных рисков.

Концепция «Раптора» была разработана в последние годы холодной войны. Этот современный сверхзвуковой самолет-невидимка предназначался для уничтожения самого грозного оружия, которое Советский Союз мог применить против США и НАТО в случае начала третьей мировой войны в Европе. Но когда закончилась холодная война, а в 1991 году распался Советский Союз, F-22 остался без дела (по крайней мере, так тогда казалось). Надо сказать, что второй Буш и Обама в 2008 году отменили программу строительства F-22, сделав это в момент, когда было заказано всего 195 самолетов (из них 187 серийных). Причина такой отмены проста: им казалось, что межгосударственные конфликты с применением самого современного оружия стали уделом истории. Однако сегодня становится все более очевидно, что они ошибались.

В этом году министр обороны Эштон Картер (Ashton Carter) заявил, что соперничество великих держав возобновилось. «Мы будем готовы противостоять современному противнику. Мы называем это полным спектром. Своим бюджетом, планами, военным потенциалом и действиями мы должны продемонстрировать вероятному противнику, что если он развяжет войну, мы сможем его победить. Та сторона, которая способна предотвратить конфликт, должна демонстрировать, что она в состоянии доминировать в таком конфликте, — сказал Картер, выступая в феврале в Вашингтонском экономическом клубе. — В этом плане Россия и Китай являются самыми сильными нашими противниками. Они разработали и продолжают разрабатывать современные системы вооружений, стремясь ликвидировать наши преимущества в некоторых областях. Иногда они создают такое оружие и такие методы ведения войны, которые позволяют им очень быстро достигать своих целей, до того, как мы сможем нанести ответный удар (по крайней мере, они надеются на это)».

Надо сказать, что даже после распада Советского Союза Россия, сохранила самые лучшие предприятия военно-промышленного комплекса, несмотря на экономические и социальные невзгоды девяностых годов. Вопреки серьезным проблемам, Россия сумела создать и принять на вооружение самые совершенные виды оружия и боевой техники, такие как самолет Су-35С, зенитно-ракетные комплексы С-300В4 и С-400, а также другие системы. Тем временем усиливающийся Китай всерьез взялся за модернизацию своей армии, разрабатывая новые истребители и новые системы ПВО, такие как J-16 и HQ-9. Таким образом, пока Вашингтон игнорировал своих вероятных противников, сосредоточившись на войнах в Ираке и Афганистане, китайские и российские руководители продолжали модернизацию своих вооруженных сил, чтобы сдержать американцев в случае возникновения конфликта.

Почему F-22 Raptor нужен Америке (причем больше, чем когда бы то ни было)

Сегодня, когда голоса с левого и правого фланга требуют активных действий в Сирии, где Кремль поддерживает своего давнего союзника Асада, Пентагон пришел к выводу что ему придется делать ставку на свой крошечный парк из 186 самолетов F-22, если возникнет необходимость в создании бесполетных зон или зон безопасности в этой истерзанной войной стране. Raptor — это единственный боевой самолет, способный бороться с современными средствами противовоздушной обороны, такими как «Панцирь-С1» С-300В4 и С-440, которые сегодня развернуты в Сирии. Более того, это единственный самолет в составе ВВС США, обладающий существенными преимуществами над последним поколением российских истребителей, к которому относятся машины Су-30СМ и Су-35С, также направленные в этот регион.

«Наша задача заключается в том, чтобы выбить дверь, — рассказал мне во время моей поездки на базу ВВС в Лэнгли, штат Виргиния, командир 1-го истребительного крыла полковник Пит Феслер (Pete Fesler), долгие годы летающий на F-22. — Несомненно, мы всегда будем в первом эшелоне, какова бы ни была группировка наступающих сил, потому что наш самолет обладает такими возможностями, каких нет ни у кого больше».

Важна подготовка

Конечно, очень важно иметь нужные средства ведения войны, но человеческий фактор еще важнее. Летчиков и техников необходимо обучать и готовить к преодолению самых современных угроз в условиях боевых действий. Недавно я побывал в элитном 1-м истребительном крыле ВВС США. Это передовая часть, летающая на машинах F-22 Raptor. Дело было во время учений по проверке боевой готовности. В отличие от крупных учений типа Red Flag или тех, что проводит Школа вооружений ВВС США на этапе обучения выполнению боевой задачи, когда главным образом отрабатываются навыки пилотирования, учения по проверке боевой готовности имеют целью выяснить, насколько то или иное подразделение готово к выполнению боевой задачи. По сути дела, это генеральная репетиция и проверка готовности к войне.

«Летчики „Рапторов" являются важнейшим компонентом, но они все равно входят в состав команды. Они ничего не смогут сделать, если техники не подготовят машины к вылету. Техники, обеспечивающие малозаметность самолета, должны подготовить его поверхность. Парни, занимающиеся вооружением, устанавливают бомбы и ракеты. Авиадиспетчер выпускает машину в полет. Разведчики готовят летчиков к выполнению задачи. Все это надо делать комплексно, поскольку если будет какой-нибудь сбой, вылет не состоится, — рассказал мне Феслер, показывая район стоянки и обслуживания самолетов. — На таких учениях мы должны выйти из состояния статики, быстро мобилизоваться, запустить двигатели, а затем без промедлений вступить в бой. Другого способа подготовки просто не существует».

Как объяснил мне Феслер, замысел учений состоит в том, чтобы взять шесть эскадрилий, составляющих крыло, а также личный состав 192-го истребительного крыла Национальной гвардии вместе со вспомогательными подразделениями, и развернуть все это в разных частях авиабазы в условиях, приближенных к боевым. В рамках учений крыло получило приказ подготовиться к выполнению боевой задачи на конкретном театре военных действий и к убытию на него в кратчайшие сроки. Получив такой приказ, личный состав крыла пакует все необходимое вспомогательное оборудование, готовит свои самолеты к действиям на указанном театре, а спустя несколько часов вылетает на него. Во время моего пребывания на базе две эскадрильи F-22 были переброшены в разные ее части и работали в районе стоянки и обслуживания в палатках. «Это требует очень тщательной организации», — сказал Феслер.

Абсолютная страховка

Во многих отношениях «Раптор» является страховым полисом ВВС США. Если остальные самолеты ВВС готовятся и ведут боевые действия в условиях конфликтов низкой интенсивности, то F-22, будучи авангардом и элитой авиации, сосредоточен почти исключительно на противодействии самым современным и высокотехнологичным угрозам. «Мы постоянно готовимся к боевым действиям с самым высококлассным противником, — сказал Феслер. — На самом деле, исключения из этого правила бывают тогда, когда мы участвуем в операции „Непоколебимая решимость" (это кампания против ИГИЛ) и оказываем там непосредственную авиационную поддержку. Конфликт низкой интенсивности — это не главная наша задача».

С самого начала, когда в 2002 году начались эксплуатационные испытания F-22, он очень хорошо зарекомендовал себя в имитированной боевой обстановке, одержав несоразмерно большое количество побед в воздухе по сравнению с другими машинами. Даже когда «Раптор» действовал против самых грозных вражеских машин, таких как Су-35, а также против ЗРК С-300В4 и С-400, «сбивали» его крайне редко. «Потери среди F-22 — это исключительная редкость, против каких бы машин он ни воевал в имитированной боевой обстановке», — сказал Феслер.

Почему «Раптор» сильнее других

На самом деле, главная проблема в ходе подготовки летчиков F-22 состоит в том, чтобы создать достаточное количество целей для поражения и по-настоящему серьезные угрозы, потому что в противном случае пользы от таких тренировок будет мало. Еще одна проблема заключается в том, что этот самолет обладает просто блестящими характеристиками в плане скорости, разгона, малозаметности, приборов обнаружения и маневренности, что компенсирует тактические ошибки летчика.

«Летчик может допустить массу ошибок, показать множество недостатков, день может выдаться очень неудачный, но самолет все равно покажет себя с самой лучшей стороны, — сказал один из наиболее опытных пилотов F-22 с позывным Crash. — То, что ты одерживаешь победу в бою, вовсе не означает, что ты показал хороший результат. А если ты проиграл, это не значит, что именно ты все испортил. Бывают случаи, когда наши парни погибают во время учебных полетов, хотя все делают правильно. А бывает и так, что какой-нибудь болван портит все направо и налево, но в итоге все равно добивается успеха. Но в этом самолете выжить намного легче».

Чтобы подготовить летчиков к учениям, в 1-м истребительном крыле используют сочетание учебных самолетов Т-38 и F-22, играющих роль условного противника. В этих случаях они создают угрозы на уровне Су-35. А бортовые компьютеры и линии передачи данных F-22 имитируют работу вражеских средств ПВО, таких как С-300В4 и С-400. Во время одного из вылетов «Раптор» столкнулся с несколькими современными «сушками» и серьезнейшей угрозой с земли, рассказал мне молодой офицер по системам вооружений F-22 из 1-го истребительного крыла с позывным Bullet. Bullet — выпускник элитной Школы вооружений ВВС США, и он принимал самое активное участие в подготовке этих учений.

«Обычно мы готовимся к борьбе с самыми серьезными и самыми современными угрозами, так как хотим быть готовы ко всему и поддерживать высокий уровень, — рассказал мне Bullet. — Все дело в том, что когда мы действуем в условиях самых худших сценариев, мы используем максимум своих возможностей. А когда подготовка проходит не на таком высоком уровне, то получается, что мы не полной мере подготовлены к выполнению боевых задач».

Поскольку самолет обладает превосходными характеристиками, а летчики являются элитой высшей пробы, противник может одержать верх над «Рапторами» только в том случае, когда имеет большое численное превосходство. Летчик с позывным Crash рассказал мне об одном случае, когда четыре F-22 одновременно вели бой с 10 самолетами противника четвертого поколения, похожими на Су-35. «Ну, они были даже немного лучше, чем типичные машины четвертого поколения, — сказал Crash. Мы обычно не выполняем учебные задачи против машин, которые еще не приняты на вооружение. Но мы стараемся бороться с самыми современными из существующих угроз».

Обычно F-22 уничтожает противника с большого расстояния. Как отмечает Феслер, если «Раптору» не удалось поразить самолет противника издалека, и он вступает в воздушный бой в условиях визуального контакта, значит, произошло нечто ужасное. Обычно тут же начинается разбор полетов в попытке понять, в чем заключается ошибка. Надо сказать, что все летчики, с которыми я беседовал, в один голос говорили мне, что такой разбор является самой важной частью учебного вылета. Тем не менее, летчики F-22 очень серьезно готовятся и к воздушному бою в условиях визуального контакта. «Обычно мы проходим весь комплекс тренировок от А до Z, — сказал Crash. При этом мы исходим из того, что летчик F-22, прошедший подготовку на Западе, является самой серьезной угрозой из числа тех, с которыми мы можем столкнуться».

Большая (и необходимая) модернизация

Одним из последних усовершенствований «Рапторов» в Лэнгли является программное обеспечение Block 3.2A/Update 5. А еще этот самолет наконец-то получил ракету AIM-9X Sidewinder компании Raytheon, которая способна поражать цели с большими бортовыми углами. Летчики F-22 давно уже мечтали о такой ракете. Это серьезный плюс для «Раптора», о чем мне говорили буквально все летчики 1-го крыла, с которыми я беседовал. Новое оружие существенно повышает и без того грозные боевые возможности F-22. И это несмотря на то, что обновление Block 3.2A/Update 5 является промежуточным. Ракеты AIM-9X и AIM-120D AMRAAM будут полностью совместимы с «Раптором», когда появится обновление Increment 3.2B, которое пока не принято на вооружение.

Чего до сих пор не хватает F-22, так это нашлемного дисплея. Такие дисплеи давно уже применяются в большинстве американских и иностранных истребителей. Из-за его отсутствия «Раптор» в ближнем воздушном бою оказывается в очень невыгодном положении, если он не в состоянии в полной мере проявить все свои боевые качества.

В ВВС собираются включить такие шлемы в экипировку F-22, однако летчики из 1-го истребительного крыла говорят, что он не так уж и необходим. «Раптор» обычно имеет превосходство в бою и без такой системы. Как отметил Феслер, летчики F-22 даже без ракет AIM-9X и нашлемных дисплеев часто подлетают к противнику на прицельную дальность бортового оружия или нападают на его самолеты из засады в пределах прямой видимости. «Я могу незаметно подобраться к противнику, — сказал Феслер. — На F-22 я облетаю его, а он меня даже не видит. Я пристраиваюсь ему в хвост и говорю: „Зачем тратить ракету, если есть пушка"».

В конечном итоге, поскольку F-22 является в ВВС США единственным истребителем пятого поколения, предназначенным для завоевания превосходства в воздухе, и действует во все более враждебном мире, где угроз становится с каждым днем все больше, командование этого вида вооруженных сил должно быть заинтересовано в постоянном наращивании боевых возможностей «Раптора». Сейчас в планах ВВС оснастить F-22 к 2020 году нашлемным прицелом, однако в прошлом это сделать не удавалось из-за бюджетных сокращений.

«Было бы здорово получить такой шлем, но для нас он ничего кардинально не меняет, — сказал Crash. — А вот нашлемный прицел очень бы нам пригодился».

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

Китай. Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2427340 Дейв Маджумдар


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 ноября 2017 > № 2440707 Дейв Маджумдар

Готовься, Америка: российская бомбардировочная авиация может вскоре стать самой грозной силой

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Модернизированный парк российских стратегических бомбардировщиков, включая новые производственные версии Ту-160М2, даст Кремлю больше возможностей для нанесения ударов обычными видами оружия по всему миру. В настоящее время Россия при нанесении высокоточных ударов большой дальности использует в основном крылатые ракеты «Калибр», пуск которых производится с подводных лодок. Однако с принятием на вооружение модернизированных бомбардировщиков, оснащенных малозаметными обычными ракетами большой дальности Х-101 и ракетами Х-102 в ядерном оснащении КБ «Радуга», Кремль получил более грозное оружие. А поскольку Россия все больше полагалась на ядерное оружие, видя в нем гарантию своей безопасности, теперь эта ее зависимость пошла на убыль.

«На плановой основе осуществляется модернизация стратегических ракетоносцев Ту-160м и Ту-95мс», — заявил начальник Генерального штаба генерал Валерий Герасимов, выступая 7 ноября на коллегии Министерства обороны.

«На них устанавливаются более мощные двигатели, бортовое радиоэлектронное оборудование переводится на отечественную элементную базу, расширяется спектр применяемых средств поражения. Начата разработка перспективного авиационного комплекса дальней авиации».

Модернизация российской бомбардировочной авиации приведет к тому, что в России появится гораздо больше самолетов, способных нести крылатые ракеты. «Количество самолетов, способных применять новые крылатые ракеты, увеличилось более чем в 11 раз, доля современных стратегических ракетоносцев возросла по сравнению с 2012 годом на 53% и составила 75,7%», — сообщил Герасимов.

Модернизация самолетов очень важна, поскольку она снижает зависимость постсоветской России от ядерного оружия. «Неядерные силы сдерживания получили дальнейшее развитие, — заявил начальник Генштаба. — В оснащении вооруженных сил России был совершен настоящий прорыв в области высокоточного оружия большой дальности. Проводится модернизация дальней авиации, чтобы эти самолеты можно было оснастить новыми крылатыми ракетами Х-101».

Надо сказать, что по некоторым меркам русские в настоящее время находятся на переломном этапе.

«Мы уже достигли переломного момента даже без гиперзвукового оружия, потому что у нас есть „Калибр". Более того, у нас есть крылатая ракета воздушного базирования Х-101, обладающая колоссальной и непревзойденной дальностью в 4 500 километров», — рассказал The National Interest старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований при Высшей школе экономики Василий Кашин.

«Сочетание Х-101 плюс стратегический бомбардировщик дает в определенном смысле глобальные ударные возможности, хотя сам самолет весьма медленный», — отметил он.

Получив ракету Х-101, российская бомбардировочная авиация сможет дополнить и даже заменить собой российский подводный флот, став главным ударным средством большой дальности. «В некоторой степени эта авиация сможет заменить военно-морской флот», — сказал Кашин.

«Я думаю, именно по этой причине вкладываются большие деньги в программу Ту-160М2. Они смогут одновременно наносить мощнейшие ракетные удары по всему миру».

Между тем, Россия продолжает разработку гиперзвукового оружия, которое еще больше снизит зависимость Москвы от ядерного арсенала.

«Развитие высокоточного оружия и ведущиеся разработки гиперзвуковых ракет позволят перенести основную часть задач стратегического сдерживания из ядерной в неядерную сферу», — отметил Герасимов.

Россия добивается немалых успехов в создании гиперзвуковой противокорабельной ракеты «Циркон», которая обладает относительно небольшой дальностью. В ближайшее время Россия вряд ли станет создавать новое неядерное стратегическое оружие большой дальности.

«Я думаю, что до создания неядерного гиперзвукового стратегического оружия пока еще далеко», — отметил Кашин.

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 ноября 2017 > № 2440707 Дейв Маджумдар


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 ноября 2017 > № 2443614 Дейв Маджумдар

Россия и Америка приближаются к ракетному противоборству?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

США и их союзники по НАТО обсуждают в Брюсселе вопрос о том, как добиться от Кремля соблюдения условий Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД).

«В ходе обсуждения рассматривался вопрос о российских нарушениях условий Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и о наших коллективных действиях, направленных на то, чтобы вернуть Россию к выполнению условий этого договора», — заявил на пресс-конференции в штаб-квартире НАТО американский министр обороны Джим Мэттис.

«Это абсолютно необходимо, чтобы сохранить доверие к соглашениям о контроле вооружений. И мы делаем это содержательно, открыто и достоверно».

Согласно положениям этого заключенного в 1987 году договора, США и России запрещается иметь на вооружении ракеты наземного базирования с дальностью пуска от 500 до 5 500 километров. Многие люди, в том числе, бывший американский посол в Советском Союзе Джек Мэтлок (Jack Matlock), назвали его началом конца холодной войны. Этот исторический договор, которому 8 декабря исполнится 30 лет, может попросту развалиться, поскольку Россия предположительно нарушает его, а конгресс вставил в Закон о национальной обороне США на 2018 финансовый год новые формулировки.

Пока сенат и палата представителей еще ведут работу по устранению разночтений между своими версиями этого закона, однако в разделе 1635 данного законодательного акта отмечается, что Пентагон должен начать разработку новой ракеты, попадающей в лимиты договорного запрета, если Россия будет и дальше нарушать данное соглашение. На разработку такого оружия в законопроекте выделяется 58 миллионов долларов.

Этот законопроект в его нынешнем виде требует от Пентагона подготовить для конгресса доклад с изложением разных вариантов создания такой ракеты меньшей/средней дальности. Среди них — модифицированная версия крылатой ракеты «Томагавк», Standard Missile-3, Standard Missile-6, крылатая ракета большой дальности LRSO и армейский тактический ракетный комплекс АТАCМ. Кроме того, законопроект требует «подсчитать затраты и время на разработку совершенно новой ракеты наземного базирования примерно той же дальности с использованием новых технологий, а затем провести сравнение».

Непонятно, станут ли США из-за решения конгресса нарушителем договора РСМД. По всей видимости, договор не запрещает разрабатывать ракеты средней и меньшей дальности до момента создания и испытания опытных образцов.

В статье VI этого договора говорится:

1. По вступлении в силу настоящего Договора и в дальнейшем ни одна из Сторон:

а) не производит никаких ракет средней дальности, не проводит летные испытания таких ракет и не производит никаких ступеней таких ракет и никаких пусковых установок таких ракет; и

b) не производит никаких ракет меньшей дальности, не проводит летные испытания и не осуществляет пуски таких ракет и не производит никаких ступеней таких ракет и никаких пусковых установок таких ракет.

Однако любая деятельность в сфере исследований и разработок будет как минимум нарушением духа данного соглашения, даже если технических нарушений формулировок договора Соединенные Штаты не допустят. 16 экспертов по контролю вооружений от обеих партий написали в письме в сенат 13 сентября 2017 года: «Это создает условия для нарушения соглашения Вашингтоном и отвлечет внимание от российских нарушений договора РСМД. Россия сможет в ответ публично отвергнуть и аннулировать данный договор и без каких-либо ограничений развернуть большое количество запрещенных ракет».

Не совсем понятно, какие преимущества новое оружие средней и меньшей дальности даст США и России. Считается, что Россия испытала и развернула небольшое количество крылатых ракет наземного базирования 9M729 (американское разведывательное сообщество дало им обозначение SSC-X-8) в нарушение договора РСМД, однако Пентагон ни разу не заявил об этом однозначно и открыто. Непонятно и то, зачем русским вообще создавать такую ракету.

Договор РСМД не запрещает создавать обычные и ядерные ракеты воздушного и морского базирования дальностью от 500 до 5 500 километров. И США, и Россия могут развертывать такое оружие на европейском театре, однако неясно, какие преимущества 9M729 даст российским вооруженным силам по сравнению с ядерным «Калибром», запускаемым с подводной лодки. Российские субмарины и корветы с «Калибрами» на борту уже базируются в Крыму и Калининградской области.

Да и США новый класс ракет средней / меньшей дальности тоже как будто не нужен, поскольку у Вашингтона имеется достаточное количество ядерных крылатых ракет воздушного базирования, способных выполнять те же самые задачи. Более того, как отмечает посол Стивен Пайфер (Stephen Pifer), на создание новой американской ракеты средней / меньшей дальности уйдут многие годы и миллиарды долларов, а европейские члены НАТО вряд ли позволят США разместить такое оружие на своей территории.

На самом деле, разработка новой американской ракеты средней / меньшей дальности может сыграть на руку России. Русские своими действиями пытаются хитростью принудить США к выходу из этого договора, поскольку сами его периодически нарушают. Поступив таким образом, конгресс отдаст Кремлю пропагандистскую победу.

«Как это ни парадоксально, из-за официальных обвинений в нарушениях выход России из этого договора становится маловероятнее. Одно дело — расторгать договор, который, по твоему мнению, уже не соответствует твоим национальным интересам, и совсем другое — выходить из договора, который ты якобы нарушил, — рассказал The National Interest Николай Соков, участвовавший в советских и российских переговорах о контроле вооружений, а ныне работающий старшим научным сотрудником в Центре изучения проблем нераспространения им. Джеймса Мартина при Миддлберийском институте международных исследований в Монтере. — Некоторые российские контр-обвинения вполне разумны, но в любом случае, они гораздо слабее. Я подозреваю, что сейчас они пытаются хитростью заставить США первыми выйти из договора, так как это решит их проблему. И похоже, они добиваются в этом успеха».

НАТО надо приступить к обсуждению этих вопросов прямо сейчас, поскольку крах или расторжение договора РСМД окажет существенное дестабилизирующее воздействие, даст толчок дорогостоящей и опасной новой гонке вооружений в Европе, которая может иметь непредвиденные последствия. «Мы обсуждали наши стратегические ядерные вопросы, по которым я получил полезную информацию от союзников для составления „Обзора по составу и количеству ядерного оружия" в Вашингтоне, — сказал Мэттис. — НАТО это ядерный альянс, и вполне естественно, что мы проводим такие дискуссии с нашими надежными союзниками, поскольку они просто необходимы».

Как отметил Мэттис, НАТО является ядерным альянсом со дня своего основания 4 апреля 1949 года, когда был подписан Вашингтонский договор. Поэтому состоящему из 29 членов альянсу крайне важно обсуждать ядерные вопросы, хотя собственным ядерным оружием, кроме США, обладают только Британия и Франция.

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 ноября 2017 > № 2443614 Дейв Маджумдар


Россия. США > Авиапром, автопром. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2017 > № 2337097 Дейв Маджумдар

Смертельно опасный российский Су-35 против американского F-16: кто окажется победителем?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Истребитель F-16 Fighting Falcon («Атакующий сокол»), выпускаемый компанией Lockheed Martin в течение уже нескольких десятилетий, остается основой американских и союзнических военно-воздушных сил. С годами этот самолет из легковесного бойца ближнего боя превратился в мощный многоцелевой истребитель, способный выполнять многочисленные задачи — от подавления вражеской противовоздушной обороны до завоевания превосходства в воздухе.

Хотя этот истребитель стоит на вооружении с 1980 года, F-16 с индексом «Viper» (Гадюка) продолжает совершенствоваться и еще в течение десятилетий будет оставаться на службе в военно-воздушных силах Соединенных Штатов и других стран. F-16 продолжает оставаться мощным истребителем, однако потенциальные противники ликвидировали отставание, и новейший российский истребитель «Сухой» Су-35 уже не уступает F-16, а по многим параметрам даже его превосходит.

Хотя Су-35 в большей степени является аналогом F-15 Eagle (Орел) компании Boeing, Россия продает по всему миру больше своих «Фланкеров», чем различных модификаций истребителя МиГ-29. На самом деле, Военно-воздушные силы США обычно на таких своих крупных учениях как «Red Flag» (Красный флаг) или «Red Flag Alaska» (Красный флаг Аляска) используют на стороне «красных» агрессоров «Фланкеры» (обычно «Фланкер»-G), а не МиГ-29 или производных от него. Это происходит потому, что различные модели тяжелого российского истребителя со спаренными двигателями являются наиболее вероятными воздушными противниками, с которыми могут встретиться американские пилоты.

Су-35 не является наиболее распространенной версией «Фланкера», однако это наиболее продвинутая его модификация на сегодняшний день. В умелых руках — при наличии хорошо подготовленных пилотов и поддержки с наземного пункта управления или с помощью самолетов дальнего обнаружения AWACS — Су-35 представляет собой исключительную угрозу для любого западного истребителя, за исключением F-22 Raptor. Вероятно, с ним сможет потягаться и F-35 — если пилот сможет правильно использовать малозаметность, сенсоры и сетевые возможности, однако все будет зависеть от тактики и подготовки.

А что можно сказать о флоте рабочих лошадок, то есть об истребителе F-16? Он не получил самую последнюю модернизацию и не имеет радара с активной фазированной антенной решеткой (AESA), как у F-15C. Кроме того, он не может запускать ракету AIM-120 на тех скоростях и с тех высот, что F-15. Но это и понятно — истребитель F-15 был создан для завоевания превосходства в воздухе. Большая часть используемых в настоящее время самолетов F-16 вообще не имеют радара с активной фазированной антенной решеткой.

Находящиеся на вооружение Объединенных Арабских Эмиратов истребители F-16E/F оснащены радарами с активной фазированной антенной решеткой APG-80 — они обладают прекрасными характеристиками, — но речь в данном случае идет о небольшом количестве самолетов. Тогда как истребители F-16 Военно-воздушных сил США в настоящее время не имеют на своем борту радара с активной фазированной антенной решеткой, и в этом отношении они сильно уступают Су-35 и другим современным модификациям «Фланкера».

Руководство Военно-воздушных сил США прекрасно понимает, что подобная проблема существует. Раньше предлагалось провести модернизацию около 300 истребителей F-16 по программе CAPES (Combat Avionics Programmed Extension Suite), однако она была отменена в результате бюджетного сокращения, известного как секвестирование. Тем не менее, руководство Военно-воздушных сил исходит из того, что рано или поздно флот истребителей F-16 придется оснастить новыми радарами.

Ранее в этом году Военно-воздушные силы Национальной гвардии США заявили о необходимости установки радаров с активной фазированной антенной решеткой на самолеты F-16, участвующие в операциях по защите территории страны. Эти радары необходимы для обнаружения крылатых ракет, а также других небольших по размеру и малозаметных объектов. Сами военно-воздушные силы тоже осознают наличие этой проблемы, и их руководство в марте запросило информацию о новом радаре для флота истребителей F-16. В том же месяце начальник штаба Военно-воздушных сил генерал Марк Уэлш (Mark Welsh), выступая перед членами Комитета по вооруженным силам Палаты представителей, сказал: «Мы должны разработать план модернизации и установки радара с активной фазированной антенной решеткой для всего флота».

Военно-воздушные силы США не используют F-16 как истребитель для достижения превосходства в воздухе — поражение воздушных целей является для них второстепенной задачей, однако радар с активной фазированной антенной решеткой необходим для того, чтобы этот заслуженный истребитель оставался в строю. С таким радаром F-16, возможно, будет в состоянии противостоять Су-35 на большой дистанции, однако в любом случае это будет для него вызовом.

На ближней дистанции все будет зависеть от навыков пилота, а также от характеристик ракет каждого самолета, управляемых с помощью системы обстрела целей с ненулевыми бортовыми углами. Появление таких ракет как Р-73 и AIM-9X превратили ближний бой в пределах прямой видимости в сценарий взаимного гарантированного уничтожения. Случаи взаимного уничтожения нередко происходят в ходе тренировочных полетов. Управление вектором тяги обеспечивает Су-35 преимущество на очень низких скоростях (следует учитывать, что низкая скорость означает низкое энергетическое состояние), однако это не является непреодолимой проблемой для опытного пилота F-16, если он (или она) хорошо знает, как полностью использовать возможности своего самолета.

В итоге следует сказать, что Су-35 и другие современные модификации «Фланкера» обладают исключительными возможностями. Флот Пентагона, составленный из истребителей четвертого поколения, сегодня уже не имеет того значительного технологического преимущества, которым он обладал в прошлые годы. Поэтому Соединенные Штаты должны как можно скорее инвестировать средства в производство истребителей следующего поколения для замены существующего флота.

Россия. США > Авиапром, автопром. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2017 > № 2337097 Дейв Маджумдар


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 августа 2017 > № 2341588 Дейв Маджумдар

Новые санкции спровоцируют новый виток эскалации в отношениях между США и Россией

Россия вряд ли сможет ответить на санкции США экономически, но в геополитическом плане она вполне способна навредить американским интересам.

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Реакция Кремля на новые санкции, которые США недавно ввели против России, вероятнее всего, будет ассиметричной.

С точки зрения России, эти новые санкции, которые были закреплены законодательно, будут действовать на протяжении длительного периода времени, поэтому у Москвы нет никаких стимулов прислушиваться к требованиям Америки. Стоит напомнить, что более ранние одобренные конгрессом пакеты санкций, такие как поправка Джексона-Вэника 1974 года, продолжали действовать даже после того, как желаемый эффект был достигнут. Поправка Джексона-Вэника формально продолжала действовать еще долгое время после распада Советского Союза, вплоть до 2012 года, когда ее место занял закон Магнитского.

Россия вряд ли сможет ответить на санкции США в экономическом смысле, но в геополитическом плане она вполне способна помешать реализации американских интересов. Более того, если США начнут поставлять оружие Украине или проведут кибератаку против российской инфраструктуры, Россия тоже сможет прибегнуть к средствам, которые сделают жизнь Вашингтона гораздо более сложной.

«В экономической сфере мы, возможно, увидим некие ограниченные контрсанкции, — сказал Джордж Биб (George Beebe), директор программ в области разведки Центра национальных интересов во время панельной дискуссии 14 августа. — Но в области разведки, я думаю, мы столкнемся с эскалацией. Мы столкнемся с эскалацией противостояния, которое идет между нашими разведывательными службами».

Такая война между разведывательными службами может поставить под удар офицеров американской разведки, действующих в России и по всему миру, как отметил Биб, который прежде был старшим аналитиком в Центральном разведывательном управлении. «Мы столкнемся не только с высылкой офицеров разведки, — сказал Биб. — Вероятнее всего, усилятся преследования. Это может быть очень серьезно, поскольку мы физически подвергаем угрозе наших людей».

Более того, если сообщения о том, что администрация Обамы распорядилась внедрить кибероружие в российскую инфраструктуру, верны, русские, скорее всего, ответят на такие действия сходными атаками против американской инфраструктуры. «Вряд ли русские будут пассивно наблюдать за происходящим со стороны, — отметил Биб. — Я считаю, что, вероятнее всего, они нанесут некий ответный удар против нашей инфраструктуры, которая, с моей точки зрения, более уязвима по сравнению с российской».

За последние несколько лет США совершили несколько серьезных дипломатических ошибок, в первую очередь на Украине. Дэниэл Расселл (Daniel Russell), президент Российско-Американского Совета делового сотрудничества и бывший высокопоставленный чиновник Госдепартамента при администрации Обамы, тоже выступил на упомянутой выше панельной дискуссии. По его словам, США не стоило уступать инициативу в украинском вопросе Франции и Германии, а необходимо было взять на себя более активную дипломатическую роль. Более того, Вашингтону следует наладить контакты с Москвой, чтобы урегулировать украинский кризис.

«Отчасти речь должна идти о более активной дипломатии, — отметил Расселл. — Некоторые из нас говорили о том, что США должны были вести себя более агрессивно и взять на себя более значимую роль в урегулировании украинского конфликта, а не соглашаться на нормандский формат, который был европейской инициативой».

Даже в нынешней тупиковой ситуации можно найти способы наладить взаимодействие с Кремлем в украинском вопросе. «Если вы посмотрите на Украину, вы увидите, что нам нужна более активная, адресная дипломатия — дипломатия высшего уровня — если мы хотим решить эту проблему», — добавил Расселл.

Но если США продолжат поднимать ставки, принимая такие решения, как решение предоставить оружие украинскому правительству, тогда Россия, вероятнее всего, постарается существенно усложнить жизнь США в других частях мира. К примеру, Россия может предоставить оружие Ирану, Северной Корее или другим режимам. «Я думаю, что с точки зрения русских, такие ответные действия будут оправданными», — сказал Биб.

В некотором смысле тупиковая ситуация с Россией превращается в «спираль эскалации», поскольку обе стороны продолжают принимать меры и контрмеры. «Я не думаю, что мы уже достигли точки невозврата, но мы уже близки к ней, — подчеркнул Биб. — Я считаю, что риски очень велики, настолько велики, что мы можем оказаться в порочном кругу, когда внутриполитические факторы в Москве и Вашингтоне заставят их принимать ответные меры, в результате чего разовьется кризис, который будет крайне сложно контролировать».

Во многих отношениях в нынешней ситуации способов наладить сотрудничество между Россией и США не так много — даже с учетом тех сфер, где их интересы совпадают. По словам Расселла, Белый дом почти полностью прекратил межправительственное взаимодействие в 2014 году, что стало мощным ударом по дипломатическому сотрудничеству между странами.

«Я думаю, что одним из негативных изменений, произошедших после 2014 года и оказавших существенное влияние на межправительственное сотрудничество, стало решение администрации Обамы прекратить работу всех групп на уровне Президентской комиссии и ежедневное взаимодействие между правительственными агентствами на политическом уровне, — сказал Расселл. — Не думаю, что восстановить эту работу будет легко».

Тем не менее, есть ряд областей, в которых Москва и Вашингтон все еще могут сотрудничать. «Существует несколько сфер, в которых интересы России и СЩА совпадают и в которых они смогут сотрудничать, — отметил Биб. — Сложность заключается в том, что политическая обстановка в обеих столицах может сделать это сотрудничество крайне проблематичным».

Таким образом, сотрудничество между Вашингтоном и Москвой все еще возможно, однако в обозримом будущем им будет крайне сложно выбраться из сложившейся тупиковой ситуации.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 августа 2017 > № 2341588 Дейв Маджумдар


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 мая 2017 > № 2175879 Дейв Маджумдар

Ядерное оружие, подлодки и ракеты: как Россия намерена оспорить военное превосходство США

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия модернизирует свои тактические ядерные силы, в состав которых входят баллистические ракеты малой дальности, атомные бомбы свободного падения, крылатые ракеты и даже зенитные ракеты с ядерными боеголовками. «Короче говоря, российские программы, нацеленные на перевооружение ядерных сил, находятся на продвинутом этапе, — пишут авторы. — Россия уже имеет значительное преимущество над Соединенными Штатами в плане качества и разнообразия систем доставки, и способна надежно обеспечить стратегическую эффективность своих ядерных сил в ближайшем будущем».

Вместе с тем, Россия не отказалась от обычных вооружений и ведет исследования примерно по тем же направлениям, что и США, формируя свой ответ на американскую Третью компенсационную стратегию. Но масштабы такой деятельности ограничены из-за недостатка ресурсов. «Российские технологии в некоторых областях находятся на раннем этапе развития, — пишут авторы. — Но по другим направлениям, таким как энергетическое оружие направленного действия, рельсотроны, гиперзвуковые летательные аппараты, подводные необитаемые аппараты, она продвигается вперед весьма успешно».

В ответ на Третью компенсационную стратегию Пентагона Россия поставила перед собой приоритетную задачу по разработке тактического и стратегического ядерного оружия. Об этом говорится в новом докладе Института оборонных и стратегических исследований (Institute of Defence and Strategic Studies) при сингапурской Школе международных исследований им. С. Раджаратнама. Но хотя Кремль основное внимание уделяет созданию новых образцов ядерного оружия в условиях усиления гонки обычных вооружений, Москва также внедряет военные инновации, хотя и с меньшим размахом.

«Российский ответ на эти инициативы состоит из двух основных элементов. Первый элемент — это противодействие Третьей компенсационной стратегии при помощи Первой компенсационной стратегии, что означает приоритетную разработку разнообразных систем стратегического и тактического ядерного оружия, — пишут профессор Института оборонных и стратегических исследований Майкл Раска (Michael Raska) и ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока Российской академии наук Василий Кашин. — Россия, имеющая современный арсенал ядерного оружия, может эффективно противостоять инновациям США, НАТО и Китая в области обычных вооружений. Второй элемент данной стратегии более амбициозен и сопряжен с более значительными техническими рисками. Россия начала создавать противовес многим техническим инициативам США, осуществляя аналогичные отечественные программы, которые, однако, менее масштабны и имеют узкую специализацию».

Россия проводит обширную модернизацию своего ядерного арсенала, реализуя целую серию программ, призванных создать противовес американской системе противоракетной обороны, которая появляется в Европе. «Россия разворачивает новые МБР РС-24 „Ярс" и вводит в строй подводные лодки проекта 955 „Борей" с ракетами РСМ-56 „Булава", — пишут авторы. — Но одновременно она разрабатывает как минимум два новых семейства межконтинентальных баллистических ракет: тяжелую твердотопливную МБР „Сармат" (РС-28) и мобильный твердотопливный ракетный комплекс „Рубеж" (РС-26), которые предназначены конкретно для уничтожения перспективного американского противоракетного щита в Европе. Также начата разработка рельсовой системы МБР на базе одной из состоящих на вооружении межконтинентальных баллистических ракет (скорее всего, это РС-24). Далее, Россия создает для своих МБР гиперзвуковые головные части. А еще она осуществляет масштабную программу по созданию модернизированной версии стратегического бомбардировщика Ту-160, который будут строить в Казани. Москва очень серьезно относится к любым потенциальным угрозам, снижающим эффективность российских ядерных сил, и незамедлительно начинает принимать контрмеры».

В дополнение к этому Россия модернизирует свои тактические ядерные силы, в состав которых входят баллистические ракеты малой дальности, атомные бомбы свободного падения, крылатые ракеты и даже зенитные ракеты с ядерными боеголовками. «Короче говоря, российские программы, нацеленные на перевооружение ядерных сил, находятся на продвинутом этапе, — пишут авторы. — Россия уже имеет значительное преимущество над Соединенными Штатами в плане качества и разнообразия систем доставки, и способна надежно обеспечить стратегическую эффективность своих ядерных сил в ближайшем будущем».

Вместе с тем, Россия не отказалась от обычных вооружений и ведет исследования примерно по тем же направлениям, что и США, формируя свой ответ на американскую Третью компенсационную стратегию. Но масштабы такой деятельности ограничены из-за недостатка ресурсов. «Российские технологии в некоторых областях находятся на раннем этапе развития, — пишут авторы. — Но по другим направлениям, таким как энергетическое оружие направленного действия, рельсотроны, гиперзвуковые летательные аппараты, подводные необитаемые аппараты, она продвигается вперед весьма успешно».

В долгосрочной перспективе русские, скорее всего, сосредоточатся на создании следующей техники:

— Роботизированные системы и системы с дистанционным управлением, включая БПЛА, а также машины для сухопутных войск, которые в настоящее время проходят серьезные испытания. Это боевые и разведывательные машины, а также транспортные средства тылового обеспечения и поддержки.

— Новое поколение систем радиоэлектронной борьбы, а также средства ведения кибервойны с улучшенными характеристиками.

— Внедрение передовых систем управления, включая интернет на поле боя.

— Современные комплексы противовоздушной и противоракетной обороны большой и сверхбольшой дальности с возможностями противоспутниковой борьбы, которые будут использоваться не только в ПВО, но и для завоевания превосходства в воздухе. Тем самым, Россия сможет лишить преимуществ своих западных противников.

— Хорошо защищенные бронированные машины нового поколения, которые существенно снизят потери в локальных конфликтах.

— Современные истребители, способные противостоять западным самолетам пятого поколения.

— Гиперзвуковое оружие как главное средство поражения противовоздушных и противоракетных систем будущего.

— Программы по созданию энергетического оружия направленного действия, призванные заложить основу для разработки перспективных систем вооружений.

Что примечательно, в этот список не вошли такие проекты, как гигантский эсминец с ядерной силовой установкой типа «Лидер» и новые авианосцы. Дело здесь вот в чем. Хотя кремлевские государственные СМИ очень часто ведут весьма странную и нелепую пропаганду, в российских профессиональных журналах приводится точная информация о стратегии Москвы. Между тем, западные аналитики и СМИ в целом игнорируют такую информацию — возможно, по причине языкового барьера.

«Важно понять различия между российской оборонной политикой, рисуемой ведущими СМИ этой страны, ее оборонной политикой в представлениях Запада и реальной оборонной политикой России, — пишут авторы. — Три этих явления существуют в основном в трех разных вселенных и практически не соприкасаются. Военные технологии и программы военного строительства, которые в действительности определят облик будущей российской армии и характер стратегического баланса в российском географическом окружении, почти никогда не бывают секретными. Они подробно и хорошо описаны в заявлениях военного командования России и в профессиональных изданиях, где выступают российские военные эксперты. Однако ведущие российские средства массовой информации редко уделяют внимание и придают значение таким программам, и вместо этого имеют привычку писать о громких, но нереалистичных концепциях по созданию вооружений. Запад их тоже чаще всего игнорирует, предпочитая изображать Россию этакой усиливающейся мировой державой, которая на всех фронтах и по всему миру бросает вызов США и Западу».

В конечном итоге Кремль, похоже, осуществляет весьма разумную стратегию, принимая во внимание технические и материальные возможности России.

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 мая 2017 > № 2175879 Дейв Маджумдар


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter