Всего новостей: 2499667, выбрано 1371 за 0.310 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

США. Иран. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > inopressa.ru, 23 мая 2018 > № 2617027

Кристоф Б. Шильц | Die Welt

Австрия предостерегает США от нарушения международного права

В споре вокруг ядерного соглашения с Ираном Австрия предостерегает правительство Дональда Трампа от нарушения международного права, передает немецкое издание Die Welt. "Если вновь введенные США санкции в будущем станут действовать за пределами американского государства, это будет явное нарушение международного права со стороны США", - заявила в разговоре с изданием министр иностранных дел Австрии Карин Кнайсль.

По мнению министра, нельзя "просто смириться" с угрозами Америки ввести санкции против европейских компаний, которые после выхода США из ядерного соглашения по-прежнему хотят продолжать сотрудничество с Ираном.

Кнайсль, будучи экспертом по Ближнему Востоку, предупредила о том, что после возможного ухода европейских компаний из Ирана "бизнес европейцев в Иране возьмут на себя китайцы", передает издание.

При этом Кнайсль выступает против нового ядерного соглашения с дополнительными договоренностями. По мнению министра, создание нового соглашения может привести к правовой нестабильности, говорится в статье.

США. Иран. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > inopressa.ru, 23 мая 2018 > № 2617027


США. Иран > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2018 > № 2617003

Иран под санкциями: пан или пропал

Светлана Зискин, РеЛевант, Израиль

В общем и целом, список условий для новой ядерной сделки свидетельствует лишь об одном — соглашение с Ираном Белому дому не нужно в принципе, поскольку все претензии Белого дома касаются не качества ядерной сделки и ее выполнения, а самого Ирана и в принципе факта его существования. Но разговаривать с позиции ультиматумов с Тегераном бессмысленно.

Госсекретарь США Майкл Помпео официально озвучил перечень условий, при которых Вашингтон пойдет на новое соглашение с Ираном по ядерной программе. Список состоит из 12 пунктов и включает все возможные претензии, которые можно предъявить Тегерану. «Некоторым этот список может показаться длинным, но это просто отражение огромных масштабов пагубного поведения Ирана», — заявил Помпео. Однако, если абстрагироваться от геополитических интересов, очевидно, что этот список — отражение совсем другого явления.

Тегеран, по мнению Белого дома, должен прекратить поддержку хуситов в Йемене, «Хезболлы», ХАМАС и «Талибана» (запрещенная в России организация — прим. ред.), вывести своих стражей революции из Сирии и «перестать угрожать Израилю», освободить всех граждан США, пропавших без вести или «удерживаемых по ложным обвинениям», а также обеспечить безоговорочный доступ ко всем ядерным объектам в стране. В общем и целом, этот список свидетельствует лишь об одном — соглашение с Ираном Белому дому не нужно в принципе, поскольку все претензии Белого дома касаются не качества ядерной сделки и ее выполнения, а самого Ирана и в принципе факта его существования.

Но разговаривать с позиции ультиматумов с Тегераном бессмысленно. Делать это может лишь тот, кто либо вообще не имеет ни малейшего представления об этом государстве и его истории, либо преследует иные цели, отличные от дипломатического урегулирования ситуации. Иран живет под санкциями с 1979 года, уже выросло целое поколение, которое не знает другой жизни, так что возвращением санкций его не запугать. Добиться всех перечисленных в списке Помпео целей можно только двумя способами — путем оккупации или полного уничтожения Ирана.

Глава европейской дипломатии Федерика Могерини также считает, что требования Белого дома не имеют никакого отношения к ядерной сделке: «Выступление госсекретаря Помпео не показало, как выход из СВПД сделал или сделает регион более безопасным от угрозы ядерного распространения, или как это ставит нас в более выгодное положение, чтобы повлиять на поведение Ирана в областях, выходящих за рамки соглашения. Альтернативы ему нет», — заявила она.

А потому Евросоюз всеми силами пытается сохранить ядерную сделку в существующем виде, хотя бы и без США. Но чтобы европейским партнерам лучше думалось, Белый дом вместе с антииранскими санкциями возобновляет и действие так называемых вторичных санкции против тех компаний, которые рискнут, вопреки его воле, продолжить бизнес с Ираном. На то, чтобы завершить торговые операции, у них есть четыре месяца.

Евросоюз официально заявил о своем несогласии с взятой на себя США функцией «всемирного экономического полицейского» и запустил процедуру обновления закона 1996 года, принятого в ответ на экстерриториальные экономические санкции США против Кубы (впоследствии он был распространен на санкции Вашингтона против Ирана и Ливии). Эта мера призвана блокировать последствия новых ограничительных мер для европейских компаний, работающих в Иране.

Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер также заявил, что Еврокомиссия разрешит Европейскому инвестиционном банку предоставлять работающим в Иране европейским компаниям кредиты в евро. Меры, которые разрабатывает Евросоюз в ответ на вторичные санкции, должны вступить в силу до 6 августа 2018 года, когда начнет работать первая партия санкций США.

Однако пока политики ищут способ обойти американские санкции, ряд европейских компаний уже объявил о своем уходе из Ирана. Первой стала французская «Тоталь» — 16 мая она уведомила, что если она не получит специального разрешения от США и поддержки от французских и европейских органов власти, обеспечивающих защиту компании от применения в отношении нее вторичных санкций, она будет вынуждена выйти из иранского проекта «Южный Парс 11» и до 4 ноября 2018 года прекратить все операции, которые с этим связаны (объем планируемых «Тоталь» инвестиций должен был составить 4,8 миллиарда долларов).

Вслед за «Тоталь» 17 мая об уходе из Ирана сообщила датская «Маерск», специализирующаяся на контейнерных перевозках. А 18 мая о решении прекратить к ноябрю 2018 г. осуществление всех своих проектов в Иране заявила крупнейшая французская электроэнергетическая корпорация «Энжи». Как пояснила глава «Энжи» Изабель Кошер, компания не располагает собственными инфраструктурами в этой стране, но там работают ее группы технических специалистов.

На первый взгляд, все выглядит вполне так, как того и хотел Трамп — европейцы уходят. Так, да не совсем. И дело даже не в том, что европейский механизм по блокированию вторичных санкций еще не заработал в полной мере и ситуация еще может измениться. Она в любом случае может измениться не совсем в том направлении, в котором хотел Трамп. Китайская Си-Эн-Пи-Си объявила о том, что рассматривает возможность заменить «Тоталь» в иранском газовом проекте. Сейчас доля Си-Эн-Пи-Си в «Южном Парсе» составляет 30%, если «Тоталь» выйдет из проекта, китайцы будут иметь 80,1% в проекте освоения 11-й очереди месторождения (оставшиеся 19,9% у иранской компании «Петропарс»).

Южный Парс — крупнейшее в мире газоконденсатное месторождение, запасы его иранской части оцениваются не менее 14,2 триллиона м³ газа и 2,7 миллиарда тонн нефти (18 миллиардов баррелей). Не вдаваясь здесь в подробности технологии экспорта газа, можно допустить, что Китай в результате такой сделки в перспективе получит возможность импортировать иранский газ в виде СПГ. И санкции его не напугают — у него уже есть опыт импорта иранской нефти во время предыдущих санкций. Однако пока значительную долю сжиженного газа Китай закупает в США — на сегодня он является главным потребителем американского СПГ (по данным «Энерджи информэйшэн администрэйшэн», на Китай приходится 19% экспорта сжиженного газа из США). То есть, выдавливая из Ирана европейские компании, Вашингтон бумерангом бьет по собственным.

Вашингтон искренне полагает, что санкционное давление на Иран усилит недовольство политикой действующей власти внутри страны и приведет к изменению режима. Однако это лишь еще раз подтверждает, что Белый дом далек от понимания происходящего в Иране. Люди, вышедшие на улицы в конце прошлого года, действительно были недовольны экономической ситуацией в стране, но это происходило, в том числе, потому, что ядерная сделка не привела к ожидаемому экономическому росту. Теперь срыв ее по вине США, наоборот, позволит режиму снять с себя вину за отсутствие этого самого роста и сплотить иранцев против общего врага.

Кроме того, не надо забывать, что если смена власти в Иране и произойдет, то преемник Роухани вряд ли пойдет на переговоры с США. Во-первых, потому что Роухани по иранским меркам является практически демократом, и более демократичного преемника вряд ли стоит ожидать. С гораздо большей степенью вероятности в случае смены режима Вашингтону придется иметь дело с жесткими консерваторами. А во-вторых, потому что Трамп своими действиями наглядно продемонстрировал Тегерану: идти на какие бы то ни было сделки с США больше нельзя, поскольку они не выполняют взятых на себя обязательств, а для того, чтобы Иран уважали, ему нужно вернуться к разработке ядерного оружия.

Так что, какие бы цели ни ставил перед собой Трамп, приняв решение о выходе из ядерной сделки, результат, вероятнее всего, будет ровно противоположным.

США. Иран > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2018 > № 2617003


Россия. Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Электроэнергетика > inosmi.ru, 22 мая 2018 > № 2614890 Сергей Лавров

Эксклюзивное интервью министра иностранных дел России: Иран, Трамп, вторая холодная война и Чемпионат мира по футболу в России

Наташа Небескикват (Natasha Niebieskikwiat), Clarin, Аргентина

Сергей Лавров прибыл в Буэнос-Айрес в воскресенье. В интервью «Кларин» (Clarín), Лавров дал комментарии по различным темам: от ситуации с Тегераном до чемпионата по футболу.

Наташа Небескикват: Что предложит и какие заявления сделает Россия в ходе встречи министров иностранных дел стран-участниц «Группы двадцати», которая состоится в понедельник, 21 мая 2018 года? Созвучны ли приоритеты России с тем, что Аргентина продвигает в «двадцатке» в этом году? Посетит ли президент России Владимир Путин Буэнос-Айрес в ноябре 2018 года?

Сергей Лавров: Считаем полезным откровенный диалог между министрами иностранных дел стран «Группы двадцати». В этой связи приветствуем инициативу Аргентины продолжать работу в рамках данного формата.

С удовлетворением констатируем укрепление авторитета «двадцатки» — важной составляющей полицентричной архитектуры мироустройства — на международной арене и, как следствие, — обсуждение в рамках форума все большего количества вопросов.

Безусловно, «Группа двадцати» должна оставаться эффективным механизмом реагирования на финансово-экономические кризисы. При этом объективная взаимосвязь между мировой политикой и экономикой предопределяет увеличение количества рассматриваемых тем, обуславливает долгосрочный характер согласуемых решений. Вполне естественно все более углубленное обсуждение «двадцаткой» таких проблем, как содействие развитию, изменение климата, борьба с терроризмом и коррупцией, миграция и беженцы, международная информационная безопасность.

Полноформатную и, на мой взгляд, весьма плодотворную дискуссию на уровне министров иностранных дел «двадцатки» удалось организовать в прошлом году германскому председательству. В конструктивном ключе обсуждались проблематика мира и безопасности. «Сверили часы» по тематике реализации «Повестки дня ООН в области устойчивого развития на период до 2030 года» и сотрудничества с Африкой. Состоявшийся обмен мнениями по вопросам, находящимся на стыке политики и экономики, подтвердил возрастающую роль «двадцатки» в качестве одного из важнейших механизмов глобального управления.

Предложенную аргентинцами повестку дня для встречи министров иностранных дел в нынешнем году мы также поддержали. Рассчитываем, что ее итоги — наряду с работой на других треках «двадцатки», число которых на сегодня уже достигло 14 — станут важным вкладом в подготовку саммита лидеров. Как представляется, востребованность поиска точек соприкосновения на фоне девальвации международного права, ослабления международных институтов только возрастает.

Убеждены, что во главу угла необходимо ставить приоритеты развития не для избранных, а для всего человечества. Нужны решения глобального масштаба, которые будут вырабатываться с опорой на принцип многосторонности, и учитывать интересы всех без исключения государств.

Продвигаемые аргентинским председательством принципы, включая социальные аспекты глобальной экономической повестки дня, важность международного консенсуса, созвучны нашим подходам к взаимодействию в рамках «двадцатки». Поддерживаем приоритеты Аргентины. Разделяем актуальность проблем занятости, новых навыков и внесенной в этом году в повестку темы образования — в условиях глобального развития цифровой экономики. Уделяем этому первостепенное внимание у себя в стране, энергично взаимодействуем по данному вопросу в рамках «Группы двадцати».

Приветствовали также аргентинский приоритет по инвестициям в инфраструктуру, который перекликается с темой финансирования инвестиций — приоритетом российского председательства в «двадцатке» в 2013 году и нашим особым вниманием к инфраструктурному развитию.

Акцент аргентинцев на теме обеспечения продовольственной безопасности также заслуживает поддержки. Это — один из ключевых аспектов реализации целого спектра задач «Повестки-2030», включая искоренение нищеты и укрепление здравоохранения. Продолжим конструктивно участвовать и в обсуждении вопросов на других отраслевых треках форума в рамках программы работы на этот год.

Понимаем, что перед председательством стоит очень непростая задача по поиску консенсуса в нынешних условиях. Считаем, что команда, обеспечивающая функции председательства, действует весьма профессионально. Настроены помогать аргентинским друзьям на всех уровнях с тем, чтобы на предстоящем саммите лидеры могли опираться на весомый «урожай» годового взаимодействия крупнейших экономик мира.

Президент Маурисио Макри, действительно, пригласил президента Владимира Путина принять участие в саммите «Группы двадцати» и посетить Аргентину с официальным визитом. Исходим из того, что российско-аргентинская встреча на высшем уровне призвана способствовать дальнейшему наращиванию стратегического партнерства между двумя государствами.

— Как вы охарактеризуете российско-аргентинские отношения на современном этапе?

— Российско-аргентинские отношения продолжают развиваться «по восходящей». Особенно важно, что сохраняется преемственность курса на укрепление всеобъемлющего стратегического партнерства. Данная линия, не подверженная сиюминутной конъюнктуре, опирается на широкий консенсус как в России, так и в Аргентине. Можно со всей уверенностью утверждать, что связи между нашими странами — наглядный пример динамичного, взаимовыгодного, деидеологизированного сотрудничества.

Удовлетворены достигнутым высоким уровнем политического взаимодействия — как в двустороннем плане, так и на многосторонних площадках, в том числе в ООН — в интересах обеспечения международной безопасности и стабильности, устойчивости мировой экономики, достижения целей развития.

Отдельная признательность аргентинским партнерам — за совместную работу по противодействию героизации нацизма. Программа моего визита предусматривает открытие документальной выставки в Национальном конгрессе Аргентины «Холокост: уничтожение, освобождение, спасение» о подвиге советских солдат, спасших жизни тысяч узников концлагерей. Отрадно, что память об этом бережно хранят на аргентинской земле.

Вместе с тем востребованы энергичные усилия по более полному раскрытию значительного потенциала двустороннего сотрудничества в таких важных сферах, как торговля, инвестиции, научно-технические связи. Эти направления нуждаются в особом внимании. Радует, что мы с аргентинскими партнерами едины в понимании необходимости наращивания совместных усилий.

Анализируя реализацию договоренностей, достигнутых в результате переговоров на высшем уровне в январе нынешнего года, отмечаем прогресс в торгово-инвестиционной сфере. Продолжается работа по устранению административных барьеров в осуществлении экспортно-импортных операций, конструктивный диалог между профильными ведомствами по урегулированию разногласий.

Высоко оценили присутствие президента Маурисио Макри 11 мая на торжественном открытии железнодорожного сервисно-производственного предприятия «Мечита» в провинции Буэнос-Айрес, создание которого было профинансировано российской компанией ЗАО «Трансмашхолдинг». Уверен, что этот проект, способствующий созданию новых рабочих мест, привлечению инвестиций, может стать основой для масштабного российско-аргентинского сотрудничества в железнодорожной сфере.

«Газпромбанк» готов инвестировать в строительство портово-логистического комплекса в городе Рамальо и в настоящий момент ведет поиск аргентинских партнеров. Есть и другие интересные инициативы.

Особое ударение оправданно делается на высокие технологии и инновации. Намерены использовать наработанный в предыдущие годы богатый опыт совместной работы в областях гидроэнергетики и мирного атома для реализации новых долгосрочных проектов сотрудничества по этим направлениям. Хороший задел создан для налаживания практической кооперации в сфере космоса, биотехнологий, фармацевтики, других областях.

Важной составляющей двусторонних отношений остаются культурно-гуманитарные связи. С 2009 года действует безвизовый режим при взаимных краткосрочных поездках наших граждан. Растет число обучающихся в России аргентинцев по программе государственных стипендий.

В Аргентине проживает самая крупная русскоязычная диаспора в Латинской Америке — 300 тысяч человек. Признательны аргентинскому руководству за поддержку наших соотечественников, их усилий по сохранению национальной самобытности, культурных традиций, языка.

— Как вы можете прокомментировать нынешнее противостояние между Западом во главе с США и Россией? Не считаете ли вы, что старая холодная война началась снова и, если да, то к какой стороне можно отнести Латинскую Америку?

— Отношения между Россией и «историческим Западом» переживают весьма непростые времена. Неоднократно говорили, что такое положение дел — логическое следствие непрекращающихся односторонних действий ряда западных стран во главе с США, объективно утрачивающих свое доминирование в мировых делах и пытающихся обратить вспять процесс формирования справедливой полицентричной системы международных отношений. В целом ряде случаев их односторонние шаги носят откровенно деструктивный характер, ведут к опасной разбалансировке механизмов глобального управления. Последствия такой линии уже ощутили на себе народы Югославии, Ирака, Ливии, Сирии, Украины.

Складывается впечатление, что определенной части политической элиты на Западе не нравится то, что Россия, успешно решающая задачи внутреннего развития и эффективно защищающая суверенитет, проводит самостоятельный, независимый внешнеполитический курс. Отсюда — стремление наказать нас, сдержать наше развитие, в том числе путем односторонних санкций, сформировать в медийном пространстве негативный образ нашего государства.

Вместе с тем не думаю, что уместно говорить о «втором издании» холодной войны, главной отличительной чертой которой было жесткое военно-политическое противостояние двух идеологических систем и социально-экономических моделей государственного устройства. Сегодня о такой борьбе идеологий, когда мир был фактически расколот пополам, речь не идет.

Другое дело, что спустя почти 30 лет после падения Берлинской стены ее пережитки, как я уже отметил, до сих пор сохраняются на Западе. Например, в виде Североатлантического альянса.

Отношения с регионом ЛАКБ (Латинской Америки и Карибского бассейна) остаются самоценным направлением российской внешней политики. Мы работаем с латиноамериканцами по открытой и неидеологизированной повестке. Наше взаимодействие не направлено против кого-либо.

Напомню — Россия никогда не ставит своих партнеров перед необходимостью выбора — «с нами или против нас». Что, к сожалению, нельзя сказать о некоторых западных государствах, прежде всего США.

— Что вы думаете об обвинениях в адрес России в связи с отравлением Сергея Скрипаля? Как вы охарактеризуете конфликт с Великобританией вокруг данного вопроса?

— Об этом уже много нами говорилось. Российская позиция остается без изменений — считаем категорически неприемлемым и недостойным тот факт, что правительство Великобритании в своих неблаговидных политических целях использовало провокацию в Солсбери, к которой мы не имеем никакого отношения.

Мы сразу же предложили провести совместное расследование, запросили факты, задали конкретные вопросы. В ответ столкнулись с обструкцией и грубыми инсинуациями. Вместо предметного диалога и совместной работы в рамках международно-правовых механизмов Лондон взял курс на раскрутку антироссийской кампании и дальнейшее серьезное обострение отношений между нашими странами. Инспирировал целый набор враждебных и провокационных мер, включая высылку российских дипломатов. Разумеется, это не осталось без адекватного ответа.

Полагаю, что подобные действия без каких-либо доказательств на основе пресловутого подхода «highly likely» (весьма вероятно) не делают чести Великобритании, бросают вызов международному праву.

Прошло более двух месяцев с момента инцидента в Солсбери, но признаки того, что нынешнее британское руководство нацелено на цивилизованное урегулирование ситуации, так и не просматриваются. Наши призывы к Лондону пересмотреть свой деструктивный курс, попытаться вместе — честно и открыто — разобраться в произошедшем предпочитают не слышать.

Российскую сторону, прежде всего, беспокоит состояние здоровья и положение наших соотечественников — кстати, речь идет не только о Сергее, но и о его дочери Юлии Скрипаль, — втянутых англичанами в эту провокацию. Отказ властей Великобритании в консульском доступе дает основания рассматривать происходящее как их похищение или преднамеренную изоляцию.

Подчеркну еще раз — мы готовы к предметному взаимодействию, призываем Лондон честно сотрудничать в рамках возбужденного Следственным комитетом России 16 марта уголовного дела по факту покушения на умышленное убийство и направленных британской стороне соответствующих запросов Генпрокуратуры России о правовой помощи. Продолжаем настаивать на предоставлении подробной информации о ходе следственных действий, а также разъяснений по поводу достоверности всплывающих в британских СМИ многочисленных и весьма противоречивых версий случившегося.

Пока же, к сожалению, конфронтационные действия властей Великобритании продолжают наносить ущерб межгосударственному диалогу. Ответственность за последствия этого для наших двусторонних отношений целиком и полностью лежит на британской стороне.

— Считаете ли вы, что после решения Дональда Трампа о выходе из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) возрос риск военной эскалации и нападения на Иран?

— Мы разочарованы решением президента США Дональда Трампа об одностороннем выходе из СВПД по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы и о восстановлении антииранских санкций.

Такой шаг — существенное нарушение как СВПД, так и резолюции Совета Безопасности ООН 2231 от 2015 года, которая его одобрила. Вашингтон в очередной раз действует вопреки мнению большинства государств мира, исключительно в собственных узкокорыстных интересах, грубо попирая нормы международного права.

Сейчас трудно судить, как будут развиваться события. Хотелось бы надеяться, что выход США из соглашения не связан с планами напасть на Тегеран или сменить там режим. Тем не менее, уже сейчас очевидно, что принятое решение наносит серьезный ущерб глобальной и региональной безопасности и стабильности.

Именно поэтому считаем принципиально важным, что Иран не пошел на обострение, а продолжает неукоснительно соблюдать свои обязательства перед международным сообществом. Это еще раз было подтверждено со стороны МАГАТЭ. Сохраняют приверженность сделке и оставшиеся ее участники, включая Россию.

Все это порождает осторожный оптимизм, что СВПД удастся спасти. Значит, остаются шансы на то, что достигнутое огромным многолетним трудом переговорное решение острой международной проблемы не окажется окончательно перечеркнутым.

Открыты к взаимодействию в интересах СВПД, нацелены на развитие взаимовыгодного сотрудничества с Тегераном.

— Как вы оцениваете сближение Северной и Южной Кореи, а также действия Вашингтона в этой связи? Как вы полагаете, каким образом должен проходить процесс денуклеаризации?

— Неизменно призывали Сеул и Пхеньян к нормализации межкорейских отношений, даже когда ситуация на Корейском полуострове оставалась очень напряженной. Убеждены, что решить весь комплекс региональных проблем, включая ядерную, можно лишь политико-дипломатическим путем.

В связи с этим удовлетворены, что переговорный процесс между КНДР и Республикой Корея развивается в последние месяцы поступательно и успешно, а в Пханмунчжомской декларации по итогам встречи корейских лидеров зафиксированы базовые принципы мирного сосуществования двух государств, стремление к развитию отношений и денуклеаризации полуострова общими усилиями. Со своей стороны продолжим оказывать необходимое содействие реализации межкорейских договоренностей.

Что касается роли США в процессе урегулирования, надеемся, что она останется конструктивной. Важное значение будет иметь намеченная на 12 июня в Сингапуре встреча Президента США Дональда Трампа с председателем Госсовета КНДР Ким Чен Ыном. Если стороны воздержатся от выдвижения заведомо неприемлемых требований друг к другу и обозначат готовность к взаимоуважительному диалогу, у денуклеаризации Корейского полуострова появятся хорошие перспективы.

Практические аспекты этого процесса должны согласовываться в ходе многосторонних консультаций по вопросам мира и стабильности в Северо-Восточной Азии. Ясно, что ядерную проблему полуострова не получится решить в отрыве от других вызовов региональной безопасности или в ущерб интересам какой-либо из сторон. Опыт прошлых лет и история допущенных ошибок наглядно это подтверждают. Кроме того, в свете нынешней ситуации вокруг СВПД необходимо будет разработать беспрецедентный механизм взаимных гарантий, а сделать это можно лишь совместными усилиями всех государств региона.

— Как долго Россия планирует оставаться в Сирии?

— Хотел бы прежде всего напомнить, что российские военные находятся на территории Сирии с осени 2015 года по приглашению законного правительства Сирийской Арабской Республики (САР), обратившегося к России за помощью в деле борьбы с терроризмом, стабилизации обстановки в стране и создания условий для политического урегулирования затянувшегося острого кризиса.

Многие поставленные задачи были успешно выполнены, а цели — достигнуты. Наша страна внесла решающий вклад в разгром военно-политического очага терроризма в лице ИГИЛ (организация, запрещенная в России, — прим. ред.). После этого в декабре 2017 года значительная часть российского воинского контингента была выведена с территории САР.

Однако миссия России в Сирии не окончена. В частности, в полном составе функционирует российский Центр по примирению враждующих сторон, продолжают нести службу батальоны военной помощи, работают два пункта базирования Вооруженных Сил Российской Федерации — авиабаза Хмеймим и пункт материально-технического обеспечения ВМФ России в Тартусе. В этой связи было бы логично исходить из того, что присутствие нашей страны в САР будет сохраняться до тех пор, пока в этом нуждается законное руководство Сирии и дружественный сирийский народ.

— Сейчас разрабатывается документ о сотрудничестве между МЕРКОСУР и ЕАЭС, движущей силой которого является Россия. Какими вам видятся перспективы такого межрегионального взаимодействия?

— ЕАЭС активно взаимодействует на международной арене с третьими странами и интеграционными структурами. Форматы такого взаимодействия включают, в том числе, диалоговое сотрудничество, непреференциальные соглашения и соглашения о свободной торговле.

Одним из важных региональных направлений считаем налаживание контактов Союза с государствами Латинской Америки. С 2011 по 2017 годы доля торговли ЕАЭС с латиноамериканскими партнерами (МЕРКОСУР, Тихоокеанский альянс, Эквадор, Никарагуа) в среднем составляла 2,3% от общего объема товарооборота Союза с третьими странами.

В качестве приоритетных партнеров в регионе рассматриваем Южноамериканский общий рынок (МЕРКОСУР). Поддерживаем установление диалогового партнерства между евразийской «пятеркой» и МЕРКОСУР путем подписания меморандума о сотрудничестве, охватывающего такие сферы, как торговля и инвестиции, энергетика, научное и технологическое развитие, финансы, транспорт, связь, сельское хозяйство, туризм, информационно-коммуникационные технологии. Данный формат позволит нашим странам приступить к изучению возможностей и потенциальных преимуществ, связанных с переходом к расширенному и углубленному взаимодействию в торгово-экономической сфере.

Исходим из того, что Меморандум фактически на завершающей стадии подготовки и может быть подписан уже в обозримом будущем.

— Осталось меньше месяца до начала Чемпионата мира по футболу в России. Все ли готово к мундиалю? Ожидаете ли вы гостей на высшем уровне? Не боитесь ли вы бойкота, в том числе со стороны государств Латинской Америки?

— Да, все основное сделано. Об этом говорил президент Владимир Путин на заседании Наблюдательного совета Оргкомитета «Россия-2018» в начале мая.

В настоящее время Оргкомитет и все другие вовлеченные структуры, включая власти регионов, в которых пройдут матчи Чемпионата, продолжают делать все необходимое, чтобы мировое футбольное первенство прошло на самом высоком уровне. Уверен, что турнир станет настоящим спортивным праздником, и наши гости, помимо высококлассного футбола, получат массу приятных впечатлений от качества обслуживания и традиционно теплого российского гостеприимства.

Ожидаем, что Чемпионат мира посетит большое количество высокопоставленных гостей из различных государств, включая президентов, премьеров, вице-премьеров, министров. Помимо матчей открытия и финала, которые пройдут в Москве, они также посетят отдельные состязания с участием их национальных сборных в других российских городах.

Последовательно исходим из того, что спорт должен оставаться вне политики. Бойкоты международных спортивных соревнований — это близорукая линия, которая противоречит духу и ценностям международного спортивного движения, принципу «честной игры», не имеет ничего общего со спортом высших достижений. Как показывает практика, от бойкотов больше страдают те страны, которые их объявляют, нежели те, против которых они применяются. А самым большим проигравшим всегда остаются спортсмены и болельщики.

Ни о каком «бойкоте» со стороны латиноамериканцев говорить, разумеется, не приходится. Отношения России с государствами ЛАКБ традиционно носят уважительный, партнерский, свободный от идеологических ограничителей характер. Поддерживаем интенсивные контакты с национальными футбольными организациями региона. Высоко ценим латиноамериканскую школу футбола, воспитавшую целую плеяду звезд мирового уровня. Рассчитываем, что на Чемпионат в нашу страну приедет большое количество болельщиков из Латинской Америки. Будем искренне рады их видеть, как и других зарубежных гостей.

Россия. Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Электроэнергетика > inosmi.ru, 22 мая 2018 > № 2614890 Сергей Лавров


США. Иран. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > inosmi.ru, 21 мая 2018 > № 2613575

Угроза большой войны: Трамп сделал опасный шаг, России остается только ждать

Разрыв ядерной сделки с Ираном накалит ситуацию на Ближнем Востоке.

Виктор Константинов, Апостроф, Украина

Решение американского президента Дональда Трампа разорвать ядерное соглашение с Ираном, возможно, не самый громкий шаг в его внешней политике. Не меньший международный резонанс вызвали выход из Транстихоокеанского партнерства, бомбардировки Сирии или решение о саммите с лидером КНДР. Но в чем сомнений нет: это решение Трампа — самое опрометчивое, что наверняка приведет к далеко идущим негативным последствиям. Недаром опрос американских экспертов по международной политике сразу после заявления американского президента показал: 94% специалистов считают это решение ошибочным и деструктивным.

Серьезные последствия решения президента США Дональда Трампа расторгнуть соглашение с Ираном обусловливают два фактора. Во-первых, сделка стала результатом очень удачного стечения обстоятельств, повторить которое вряд ли удастся. Ведь сторонами документа являются государства с различными, часто противоположными интересами: США, Россия, Китай, Великобритания и Франция с Германией.

Заключению соглашения предшествовали сложные переговоры — они велись еще с 2005 года — в которых споры были не только с Ираном, но и между самими участниками «шестерки». Соглашение было подписано в 2015 году, но его основные параметры были согласованы еще за два года до того. В том мире 2013 года еще не было конфликта из-за Украины, не было опасности прямого столкновения в Сирии, диалог между Вашингтоном и Пекином имел в целом положительный характер. Стороны были заинтересованы в деэскалации на Ближнем Востоке и готовы на масштабный компромисс ради этого.

Сегодня уровень взаимного доверия между государствами самый низкий со времени завершения Холодной войны, что точно не будет способствовать достижению новой договоренности. Таким образом, оптимистичные слова Трампа о новой, лучшей сделке будет очень сложно воплотить в реальность.

Во-вторых, от сохранения сделки зависят стабильность и, возможно, мир на Ближнем Востоке. Иран — один из активных участников большинства конфликтов в регионе, которому противостоят не менее активные (и агрессивные) акторы: Саудовская Аравия и Израиль. Эти два государства были наиболее ярыми оппонентами «иранской сделки», ее подписание вызвало глубокое недовольство у обоих. Израиль тогда публично «обиделся» на Барака Обаму, Саудовская Аравия начала демонстративно искать себе новых союзников вместо американцев.

Политика Трампа диаметрально противоположна политике его предшественника: именно на сближении с саудитами и израильтянами был сделан акцент. Здесь и договоренности о продаже оружия на рекордную сумму, и перенос американского посольства в Иерусалим — снова вопреки позиции мирового сообщества и европейских союзников. Однако главное в другом. США — снова главный друг Израиля и Саудовской Аравии, оба государства испытывают всестороннюю поддержку Вашингтона, что может подтолкнуть их к открытому конфликту с Ираном. Особенно если Иран в знак протеста против американских действий тоже выйдет из сделки — и оживет призрак «иранской ядерной угрозы». Поэтому решение Трампа увеличивает риск большой войны на Ближнем Востоке — не между США и Ираном, но между Ираном и американскими союзниками.

Участники соглашения на распутье. Все понимают: без соглашения будет хуже, чем сегодня. Но как действовать в этой ситуации? Отношениям Вашингтона и Тегерана уже нанесен значительный ущерб. Иран не давал формального повода для действий Трампа — никаких нарушений соглашения со стороны Тегерана не было зафиксировано, и это признают даже в окружении американского президента. Очевидно, что американцы не вернут иранские деньги — одним из результатов соглашения стало начало возврата около 2 миллиардов долларов, переведенных США на закупку оружия еще шахским правительством; после революции 1979 года американцы не поставили оружие, но и деньги заморозили. Конечно, ни о каком сотрудничестве между двумя государствами речи теперь не идет.

Но чтобы сохранить сделку — пусть даже без американцев — надо решить, как быть с новыми американскими санкциями. Ведь Трамп пообещал не только вернуть старые, которые были отменены в 2015 году, но и ввести новые санкции против Ирана. По традиционному американскому подходу, санкции направлены не только против Ирана, но и против третьих государств — тех, которые будут сотрудничать с Тегераном. Соглашение может выжить, только если Тегеран сможет в дальнейшем чувствовать себя свободно на международных рынках — и без ограничений сотрудничать с абсолютным большинством государств мира. Для Ирана сделка была более мотивирована социально-экономическими соображениями — экономическим кризисом, падением уровня жизни и ростом внутреннего напряжения. Если экономической выгоды сделка не будет приносить, для Тегерана не будет смысла оставаться в ней. Сейчас Тегеран дал европейским участникам сделки до двух месяцев, чтобы предоставить гарантии защиты иранских интересов. Кажется, это предельный срок «выживания» соглашения, если не прибегнуть к решительным действиям для его спасения.

Пока больше всего сомнений относительно готовности к решительным действиям, чтобы обеспечить это, вызывают европейские государства. Очередная демонстрация неготовности европейцев к решительным действиям может стать еще одним крайне опасным следствием решения Трампа. Казалось бы, за более чем год пребывания последнего в Белом доме уже следовало привыкнуть к его безрассудным единоличным решениям, к его деструктивному влиянию на западную солидарность и даже на западные институты. Но Европейский союз остается разделенным, сосредоточенным на собственных проблемах: мигрантах, Brexit, росте влияния популистов. А в одиночку Франция или Германия — не ровня США, да и решимости открыто бросить вызов Вашингтону не демонстрируют. Поэтому за те дни, что прошли с момента обнародования решения США о выходе из соглашения, ЕС ограничился лишь заявлением, что собирается сохранить сделку — но так и не решил, как же это сделает.

Что европейцы будут делать с американскими санкциями, пока непонятно. Но их позиция — ключевая. Технологии и инвестиции, сбыт нефти — все это может обеспечить Тегерану именно Европейский союз. И без этого соглашение неизбежно умрет. Европейский союз сейчас стоит перед своим Рубиконом: игнорировать американские санкции и вводить санкции против Вашингтона в ответ, если американские санкции ударят по европейцам, или ограничиться политическими заявлениями и попытаться договориться с американцами — и отступить, если договоренности не будет.

В Еврокомиссии вспомнили о решении двадцатилетней давности: в 1996 году в ответ на санкции США против Кубы, Ливии и Ирана европейцы приняли решение, согласно которому европейскому бизнесу было запрещено придерживаться американских санкций, были обещаны компенсации за возможные потери и предусмотрены ответные санкции против США. Тогда этот механизм не был использован — с Вашингтоном достигли политической договоренности. Сейчас ситуация повторяется. В ЕС есть готовый механизм — разве что его использование приведет к прямому противостоянию с Вашингтоном. Вот и вопрос: хватит ли европейцам политической воли для такого? Иногда кажется, что они забыли, как выживать в мире без США. Спровоцированная Трампом ситуация дает ЕС шанс утвердить себя как самостоятельного игрока на международной арене — или подтвердить упреки тех, кто утверждает, что ЕС не имеет политической силы.

Сложным станет и решение относительно будущего соглашения для России. Нет, в отличие от европейцев, готовность Москвы противодействовать американцам никаких вопросов не вызывает. Российское руководство также оказывает политическую поддержку Тегерану. Но есть несколько серьезных оговорок.

Фактически для России развал сделки может принести только один потенциальный плюс: без конкуренции со стороны Запада российские компании имеют значительно большие перспективы на иранском рынке. Но использовать эти перспективы могут разве что компании российского ВПК. Ведь угроза американских санкций для российского бизнеса даже более опасна, чем для европейского. Что они могут натворить, продемонстрировали последние американские санкции против самой России, опыт «Русала» и других российских структур. В отличие от компаний из ЕС, для россиян нет даже теоретической защиты от американских санкций: в Вашингтоне с российскими контрсанкциями не считались и не будут считаться, ведь в экономическом плане они для американцев просто незаметны.

Кроме того, в условиях американских санкций против Ирана под вопрос будут поставлены усилия по интеграции Тегерана в евразийские структуры: ШОС (Шанхайская организация сотрудничества), сотрудничество с ЕврАзЭС (с последней Тегеран как раз подписал временное соглашение о свободной торговле). Угроза удара по иранским партнерам отпугнет как российский бизнес, так и их коллег по этим объединениям из других стран. Рисковать ради сотрудничества с Ираном, который часто является не партнером, а конкурентом (например, в Сирии) в Москве могут и не решиться. И спасти сделку сама Россия не может — ее политического веса в мире и влияния на США не хватит для этого. Не зря Тегеран обращается за поддержкой прежде всего к Европе, не к Москве. Поэтому России остается только ждать финала этой истории.

США. Иран. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > inosmi.ru, 21 мая 2018 > № 2613575


США. Евросоюз. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > inosmi.ru, 21 мая 2018 > № 2613533

Трамп берет слабую Европу в заложники

Микаэль Сейделин (Michael Seidelin), Politiken, Дания

Никто не может обвинить Трампа в том, что он играет краплеными картами. Свои предвыборные обещания он выполняет, да и свои методы работы никогда не скрывал.

«Лучшее из того что можно сделать, это вести переговоры с позиции силы», писал Трамп в своей книге «Искусство заключать сделки» (The Art of the Deal) еще в 1987 году.

И он живет в соответствии с собственными представлениями о внешней политике, самый свежий пример — решение вывести США из международного ядерного соглашения с Ираном от 2015 года.

Это решение, которое такое суверенное государство, как США, принять имеет полное право.

Проблема возникает тогда, когда США хотят заставить весь мир, в том числе так называемых друзей и партнеров страны, поступать так же. Именно это мы переживаем в эти дни, когда американцы угрожают санкциями европейским компаниям, которые продают Ирану товары и услуги — от самолетов и автомобилей до мебели.

Начиная с 1945 года, США в одностороннем порядке присвоили себе это «экстерриториальное право». Если сформулировать это попроще, оно означает, что американские суды могут решать, уважают ли европейские, австралийские или другие фирмы американское законодательство, когда они используют доллары в качестве платежного средства.

Европейцы — за редкими исключениями — всегда шли на поводу у США. Но сейчас дело зашло слишком далеко.

«Мы, европейцы, должны защищать наш экономический суверенитет, — сказал недавно министр финансов Франции Бруно Ле Мэрю — Неужели мы, европейцы, хотим быть вассалами, которые послушны и стоят по стойке смирно?»

Для видного европейского политика это была необычная речь, а все в Париже знают, что министр финансов выразил мысли Эммануэля Макрона.

Потому что Бруно Ле Мэр прав. После 1945 года европейцы вели себя как смиренные вассалы Дяди Сэма, а в последние недели все это стало походить на тотальное унижение со стороны США.

Уходить не собирается

Новый советник Дональда Трампа по вопросам национальной безопасности Джон Болтон уходить не собирается. Он — один из тех, кто стоит за одной из крупнейших гуманитарных и политических катастроф последних десятилетий, американским вторжением в Ирак в 2003 году, а сейчас он предостерегает европейцев.

«Европейцы поймут, что поддержать нас — в их собственных интересах», — заявил он недавно.

Это версия лозунга «кто не с нами, тот против нас», который является квинтэссенцией авторитарного и недемократического мышления.

Что могут противопоставить европейцы?

Когда президент Билл Клинтон в 1996 году пригрозил санкциями компаниям, которые нарушили американскую блокаду Кубы, Европа ответила заявлением о том, что европейские суды не будут вмешиваться в дела этих фирм. Фирмам пообещали своего рода экономическую поддержку.

Президент Клинтон компромисс принял. Президент Трамп этого делать не собирается, и американский любимец всех европейцев президент Барак Обама был не менее брутален, чем его преемник.

Министры Барака Обамы хотели, в частности, вмешаться и повлиять на европейские фирмы, которые использовали доллары в торговле с «врагами США», и крупный французский банк BNP Paribas в 2015 году присудили к штрафу в США в размере 8,9 миллиардов долларов. С другой стороны, Белый дом заволновался, когда некоторые европейские политики заговорили о юридических шагах против крупнейших американских банков, ввергнувших мир в пучину финансового кризиса в 2008 году.

Что могут сделать европейцы? Очень сложно обойти доллар как международное платежное средство, хотя французское правительство в эти дни рассматривает возможность введение — пусть и скромной — платежной системы в евро, свои альтернативы оценивают и китайцы.

Большая проблема заключается в том, что европейцы вновь расколоты.

У французов — большие заказы в Иране в виде самолетов Airbus, а немецкая автомобильная промышленность зависит от США, и немцы опасаются объявленных американских таможенных тарифов на сталь.

Поэтому Германия «не высовывается», а без сильного франко-германского фронта в Европе ничего не происходит, в том числе и в отношениях с США, что должно было бы навести противников более тесного европейского сотрудничества на размышления. Потому что без этого французский, немецкий и европейский суверенитет — иллюзия.

А датский суверенитет — просто шутка.

США. Евросоюз. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > inosmi.ru, 21 мая 2018 > № 2613533


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > inosmi.ru, 21 мая 2018 > № 2613530

Мечта Трампа сбылась: разгромить Обаму и Иран в один ход

Томас Фридман (Thomas L. Friedman), The New York Times, США

Моя супруга создает в Вашингтоне музей языка (вице-председателем которого я являюсь), поэтому люди часто присылают ей забавные примеры игры слов, в том числе и смешанные идиомы с сайта Оксфордского словаря английского языка, где перепутаны части различных поговорок. Одна из них идеально описывает подход президента Трампа к элементам политики Барака Обамы, включая ядерную сделку с Ираном: «We'll burn that bridge when we come to it» (смешаны выражение «burn your bridges» — «сжигать мосты» и «we'll cross that bridge when we get to it» — «решать проблемы по мере поступления» — прим. ред.)

Это моя сегодняшняя тема. Заняв жесткую позицию в отношении Ирана, Трамп обратил нужное внимание на плохое поведение этой страны и создал возможность улучшить ядерное соглашение. Однако чтобы сделать это, Трампу пришлось бы признать, что заключенный его предшественником Бараком Обамой договор имел свои достоинства, и быть довольным теми немногими, но ценными поправками, которые, вероятно, смогли бы принять наши европейские союзники.

Вместо этого Трамп сжег мосты, отделяя США от Германии, Франции и Британии и подрывая силы сдерживания в Иране. Теперь ему придется самостоятельно управлять сложной и многомерной конфронтацией с Тегераном.

Трампу тоже нужно было быть проще

Мне кажется сомнительным, что президент, не способный справиться с противостоянием со стриптизершей или предотвратить утечки из Белого дома, справится со стратегией, включающей в себя несколько фронтов вроде Ирана, Северной Кореи, торговой войны с Китаем, Европы и Мексики.

Взгляд на Ближний Восток Обамы заключался в том, что это изолированный регион, где ядовитые испарения религиозного экстремизма, племенной строй, нефть, коррупция, климатические изменения и плохое управление сделали невозможными позитивные изменения извне. Они должны были произойти изнутри. К концу своего восьмилетнего правления Обама скептически относился ко всем лидерам Ближнего Востока — иранским, арабским, израильским — и их намерениям.

Это сделало политику Обамы в отношении региона минималистской: будь проще и сосредоточься на главнейшей угрозе. Это означало объединение с Британией, Францией, Германией, Россией и Китаем, чтобы держать самое опасное оружие — ядерное — подальше от самого опасного игрока, то есть — Ирана. Устанавливая санкции против Ирана в рамках договора, Обама надеялся, что это государство интегрируется с миром и смягчит свой режим.

Последнее так и не произошло, но первое — случилось. Взамен на смягчение санкций Иран согласился на 15 лет ограничить обогащение оружейного плутония. По данным Международного агентства по атомной энергии, в течение двух лет Иран придерживался ограничений.

Роберт Литвак, эксперт по иранским переговорам Международного центра для ученых Вудро Вильсона говорит: «Это был договор, оставлявший скрытые ядерные возможности Ирана скрытыми — не великая сделка, не трансформационный прорыв, охватывающий все нежелательное поведение Ирана». Договор никогда не касался региональной агрессии Ирана или его программы по разработке баллистических ракет.

Но команда Трампа состоит из максималистов. Они хотят ограничить программу создания баллистических ракет Ирана, повернуть вспять его империалистические замашки на мир арабских суннитов, требуют от Ирана принять условия, которые бы гарантировали, что они никогда не смогут обогатить достаточное для создания ядерной бомбы количество урана, и, по возможности, спровоцировать смену режима в Тегеране.

При этом Трамп оставил без ответа множество ключевых вопросов. Кто придет к власти в Тегеране, если нынешний исламский режим рухнет? Один из уроков, который мы вынесли из серии восстаний арабской весны, когда были свержены многие лидеры, заключается в том, что почти во всех странах альтернативой автократии стала не демократия, а беспорядки и военная диктатура. Если Иран, страна с населением в 80 миллионов человек, пойдет по пути Сирии, это дестабилизирует весь Ближний Восток, и в Европу хлынут беженцы.

Иран действительно очень влиятелен в арабском мире. Но причина не в деньгах, которые он получил от ядерной сделки и послабления санкций, как утверждают Трамп и его друзья. Причина — в слабости суннитских государств и их междоусобных военных действиях, создавших вакуум власти, который Иран заполнил сетью своих шиитских ставленников. Таким образом, Ирану удается опосредовано контролировать четыре арабские столицы: Бейрут, Багдад, Дамаск и Сану.

Планирует ли Трамп использовать американские войска, чтобы приструнить Иран? Нет. Есть ли у него для таких целей арабские войска? Нет. Есть ли у него для этого европейские союзники? Нет. Так каким же именно образом он планирует повернуть вспять этот иранский прилив?

Нужно отдать ему должное: Трамп обратил внимание на неправомерное поведение Ирана такими способами, которыми никогда не обладали европейцы. Израиль порицают за внедрение своих поселений на Западном берегу. Саудовскую Аравию и ОАЭ осуждают за вклад в гуманитарный кризис в Йемене. Но иранцам сошли с рук убийства, массовые убийства как внутри страны, так и за рубежом. И их практически никто не осудил.

Духовный режим Ирана задушил одну из великих цивилизаций, не дав огромному количеству иранской молодежи реализовать потенциал и беспощадно арестовывая и убивая оппонентов режима. В Сирии спецслужбы Ирана и его наемники — боевики «Хезболлы» из Ливана и шиитские наемники из Центральной Азии — помогли президенту Башару Асаду совершить жестокий геноцид сирийских суннитов, используя среди прочего ядовитый газ, чтобы сохранить в Дамаске про-шиитскую, про-иранскую диктатуру. Благодаря помощи Ирана миллионы сирийцев стали беженцами.

В прошлом месяце в ливанской ежедневной газете Al-Nahar вышла колонка Ахмада Айяша "Перемещение Хезболлы в Сирии". В ней детально описано, как Иран при помощи «Хезболлы» занимается в Сирии этническими чистками: «Цель — поменять демографию» Сирии, переселив поддержанных Ираном шиитских боевиков «из Афганистана, Ливана и других стран региона, чтобы заполнить демографический вакуум», оставленный сотнями тысяч сирийцев, бежавших от гражданской войны.

Хорошо, что Трамп бросил вызов Ирану, но ему по-прежнему нужна стратегия, чтобы перевести давление на страну в устойчивые достижения. Как отметил Карим Саджапур из Фонда Карнеги: «Стратегия без рычагов — бесполезна. А рычаги без стратегии — безрассудны».

Трампу тоже нужно было быть проще. Вместо того чтобы ломать договор, он должен был сказать европейцам, что хочет остаться в сделке, но внести три поправки:

Расширить запрет на обогащение урана с изначальных 15 лет, о которых договорился Обама, до 25 лет;

Европа и США договариваются наложить санкции, если Иран попытается построить ракету, способную поразить Европу или Америку;

США и Европа используют дипломатию, чтобы осветить и осудить «оккупацию» Ирана в Сирии, Ираке и Ливане.

Европейцы, вероятно, согласились бы на такую сделку. Это сохранило бы объединенную коалицию Запада для сдерживания главной угрозы Ирана и создало бы борьбу между придерживающимися умеренных взглядов чиновниками внутри Ирана, которые были бы склонны принять пересмотренный договор, чтобы избежать повторного введения санкций и избавиться от Трампа, и приверженцами жесткой линии, которые отвергли бы такой договор. Вся ответственность лежала бы на Тегеране, а не на Трампе.

Какой позор. Всего лишь улучшив то, что уже начал делать Обама, можно было существенно продвинуть интересы США — получить 25-летнюю гарантию с тщательными проверками, чтобы Иран не смог внезапно построить бомбу. И это оставило бы нас рука об руку с ближайшими союзниками, а не заставило бы угрожать санкциями их компаниям в случае, если они будут торговать с Ираном.

Но Трампу хотелось разгромить и Обаму, и Иран, поэтому он уничтожил сделку целиком. Что же, как сказал бы ему блог о смешанных идиомах сайта Оксфордского словаря английского языка: Дональд, «ты открыл свой ящик Пандоры, теперь лежи в нем».

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > inosmi.ru, 21 мая 2018 > № 2613530


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > inosmi.ru, 21 мая 2018 > № 2613529

Единственно возможная стратегия Трампа — это фантазия

Фарид Закария (Fareed Zakaria), The Washington Post, США

Во время президентской гонки в США бывший губернатор Флориды Джеб Буш заметил, что Дональд Трамп в случае его избрания станет «президентом хаоса». Что же, на прошлой неделе Трамп оправдал эти слова. Он решил бросить вызов практически всему миру, включая европейских союзников США, повысив градус напряжения в самой нестабильной части земного шара — на Ближнем Востоке.

Трудно понять, почему Трамп решил вый­ти из ядерной сделки с Ираном. Если Иран и вправду так опасен и злонамерен, не лучше ли было круглосуточно контролировать его действия, заморозив ядерную программу? Вряд ли Тегеран согласился бы пойти на более строгие условия. Если применить условия иранской сделки к Северной Корее — Пхеньяну пришлось бы уничтожить свое ядерное оружие (плоды десятилетних усилий) и согласиться на регулярные инспекции. И все это — в стране, закрытой настолько, что она получила прозвище Королевство Отшельников.

Если за действиями Трампа все же стоит стратегия, она, вероятно, заключается в смене режима. Его ближайшие советники давно за смену режима и утверждают, что лучший подход к Ирану — сочетание санкций, поддержка оппозиционных групп и военное вмешательство. Госсекретарь США Майк Помпео еще в качестве конгрессмена критиковал администрацию Обамы за ведение переговоров с Тегераном. Вместо этого он предложил, чтобы США совершили около 2 тысячи бомбардировок Ирана. Советник по национальной безопасности Джон Болтон пошел дальше и выступил за поддержку Организации моджахедов иранского народа (MEK) — воинствующей оппозиционной группы с темным прошлым. Уполномоченный Трампа и Болтона — Рудольф Джулиани — заявлял, что США нужно продолжить смену режима в Иране, чтобы Исламская Республика не отметила свой 40–летний юбилей (что было бы в 2019 году). Таким образом, у трех ближайших советников Трампа взгляды на ситуацию в Иране настолько экстремальны, что трудно представить, кто бы их смог разделить за пределами Саудовской Аравии или Израиля.

В Иране — репрессивный и антиамериканский режим, распространяющий свое влияние на Ближнем Востоке часто в ущерб США. Но это также и древняя цивилизация с многовековой властью в регионе. Считать, что Соединенные Штаты могут решить все свои проблемы с Тегераном, просто свергнув режим, нелепо. Он выдерживал давление и санкции США в течение почти четырех десятилетий. К тому же, оглянитесь: главный урок последних двух десятилетий на Ближнем Востоке — смена режима ведет к хаосу, войне, потокам беженцев. Она открывает ящик Пандоры, уже изобилующий бедами.

Давайте посмотрим за пределы Ближнего Востока в контексте смены режима. Вне зависимости от того, был ли правитель недружественным, как Якобо Арбенц в Гватемале, или, наоборот, дружественным, как Нго Динь Дием в Южном Вьетнаме, смена режима сопровождалась дестабилизацией. Вот пример самого Ирана: британцы и американцы организовали переворот, в результате которого выбранная при их поддержке власть была вытеснена. Это стало одним из факторов, которые привели к созданию и легитимизации Исламской республики. Вспомним также грубое вмешательство Америки в кубинское освободительное движение на рубеже XX века. Наследие антиамериканизма, которое осталось после этого, кубинские коммунисты используют до сих пор. Пренебрежение национализмом может стать главной ошибкой американской внешней политики.

Напротив, когда Соединенные Штаты помогали открыть страны для капитализма, торговли и контактов, модернизация, словно кислота, растворяла самые отвратительные диктатуры. Несмотря на все проблемы, сегодняшний Китай куда ответственнее, чем Китай Мао Цзэдуна. Люди часто говорят, что именно кампания президента Рональда Рейгана против Советского Союза стала причиной, по которой «империя зла» не выдержала натиска и сменила режим. Но это только половина истории. Да, Рейган оказывал давление на Советы. Но как только он нашел реформатора Михаила Горбачева, то поддержал его и пошел на уступки. Такие, которые вызвали яростное сопротивление консерваторов в Штатах, прозвавших Рейгана «полезным идиотом», помогающим Советскому Союзу победить в холодной войне.

Иран — сложная страна с непростым режимом. Но в нем есть и здравые силы, надеявшиеся, что ядерная сделка станет инструментом нормализации отношений с миром. У этих сил нет господствующей руки, но у них есть власть, не в последнюю очередь благодаря поддержке популярного президента Хасана Рухани. В политике Ирана всегда присутствовала явная жесткая линия, согласно которой Америке нельзя доверять, саудовцы — смертельные враги и что самообеспеченность, автаркия и распространение шиитской идеологии являются единственной стратегией самосохранения. И Трамп только что подтвердил их правоту.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > inosmi.ru, 21 мая 2018 > № 2613529


Иран. Великобритания. США > Электроэнергетика > iran.ru, 18 мая 2018 > № 2612310

Подписано первое соглашение между Ираном и Англией после выхода США из ядерной сделки

Первые главы соглашения (HOA) после выхода США из ядерной сделки были подписаны в среду вечером между Ираном и Великобританией по разработке нефтяного месторождения Карандж, расположенного в провинции Хузестан.

HOA было подписано на церемонии, в которой приняли участие министр нефти Ирана Бижан Зангане и старшие должностные лица нефтяной промышленности, а также посол Великобритании в Тегеране Роберт Макар.

Соглашение было подписано директором Национальной иранской южной нефтяной компании (NISOC) Бижаном Алипуром и управляющим директором компании «Pergas Consortium», базирующейся в Лондоне Колином Роули, сообщает Mehr News.

НОА является необязательным документом, который должен быть трансформирован в основной контракт для обеспечения исполнения. Как только контракт будет подписан, на месторождении Карандж, можно будет производить максимум 200 000 баррелей в день и в общей сложности около 655 миллионов баррелей в течение следующих 10 лет.

Прямые капитальные затраты оцениваются в 1,177 млрд. долларов США, а косвенные расходы - 187 млн. долларов США.

Ключевыми частями контракта являются повышение давления скважин путем увеличения впрыска газа в три раза, создание компрессорных станций, строительство объектов для улавливания и транспортировки попутного нефтяного газа (ПНГ) мощностью 280 миллионов кубических метров в день, создание обессоливающей установки для переработки 100 000 баррелей нефти в сутки, бурение 35 новых скважин и модернизация 15 других скважин.

«Мы надеемся, что правительство Великобритании ... одобрит соглашение», - сказал во время церемонии подписания министр нефти Ирана Бижан Зангане.

Зангане добавил, что он ожидал, что европейские страны восполнят американский выход из ядерной сделки с Ираном и поддержат западные компании, которые подписывают соглашения с Тегераном.

Иран. Великобритания. США > Электроэнергетика > iran.ru, 18 мая 2018 > № 2612310


Иран. Евросоюз. США > Электроэнергетика > iran.ru, 18 мая 2018 > № 2612251

ЕС обеспечит присутствие своих компаний в Иране, несмотря на выход США из ядерной сделки

Президент Франции Эммануэль Макрон рассказал, что ядерное соглашение с Ираном должно быть дополнено, и необходимо продолжить переговоры, в том числе по его ракетной программе.

Страны ЕС намерены обеспечить присутствие своих компаний в Иране, несмотря на выход США из Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA), также известного как ядерная сделка с Ираном, заявил президент Франции в четверг, собщает Fars News.

«Мы провели богатую дискуссию по Ирану. Ядерное соглашение 2015 года является важным элементом мира и безопасности в регионе, и мы решили поддержать его, независимо от решения США. Мы обещали принять политические меры, которые позволили бы нашим предприятиям остаться в Иране», - добавил он.

Макрон подчеркнул, что ядерная сделка с Ираном должна быть не только сохранена, но и дополнена и расширена, чтобы включить в нее пути решения ракетной проблемы и вопросы о роли Ирана в регионе.

«Европа будет защищать свой суверенитет в области торговли», - сказал он на саммите ЕС-Западные Балканы в Софии.

«Международные компании с интересами во многих странах делают свой собственный выбор в соответствии со своими собственными интересами. Они должны и впредь иметь эту свободу», - добавил он.

«Но важно то, что компании и особенно средние компании, которые, возможно, менее подвержены воздействию других рынков, американских или других, могут сделать этот выбор свободно», - подчеркнул президент.

Иран. Евросоюз. США > Электроэнергетика > iran.ru, 18 мая 2018 > № 2612251


Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > inosmi.ru, 16 мая 2018 > № 2610675

Между злым и добрым Западом

Как Тегеран попал в политические ножницы.

Арсений Каматозов, Русская Германия, Германия

Щекастый Ын воодушевил президента Трампа на разрыв с Ираном. Неожиданная, безоговорочная и лавинообразная капитуляция Кима в тот момент, когда казалось, что все угрозы и усилия Запада разбиваются о скалу, стала для Трампа джокером в дискуссиях с союзниками по иранскому договору.

А что если и аятоллы давно были на грани капитуляции, и Вена-2015 спасла их? Против этого вопроса, да еще аргументированного последними добычами Моссада, у протегаранской МММM — Макрон, Меркель, Мэй, Могерини — не нашлось возражений.

Теперь аятоллы попали в ножницы, оказавшись, образно говоря, между злым и добрым следователем. Если они начнут беспредельничать с ураном, то из Венского договора выйдет и ЕС: европейские санкции тоже вернутся и еще усилятся. Значит, Тегеран должен соблюдать режим договора, несмотря на то, что США из него вероломно вышли. А Трамп получает полную свободу маневра без риска большой войны в Персидском заливе.

Следует признать, бородатых людей с вафельными полотенцами на головах развели жестоко, цинично и профессионально. Как они того давно заслуживают.

Заодно подбросили отступных Москве, с которой не хотят доводить дело до разрыва: нефть уже в ценах осени 2014-го и еще немного подрастет.

Как пишет известный своими точными прогнозами аналитик Сергей Ляпунов, «то, что Япония, Южная Корея и тем более страны ЕС вынуждены будут по требованию США отказаться от иранской нефти, сомнений не вызывает. Инструментарий принуждения, на который полагается Трамп, довольно прост:

— основными покупателями иранской нефти для ЕС выступают нидерландско-британская Shell, французская Total, итальянская Eni, греческая Hellenic Petroleum и испанская Repsol. Они ни за что не рискнут ради иранских контрактов быть отключенными Америкой от мировой банковской системы;

— то же относится и к танкерным компаниям Frontline, Dynacom, SK Shipping, Minerva Marine, Delta Tankers и Cosco Shipping, которые обеспечивают свыше половины иранских поставок нефти на экспорт;

— по той же причине н

и одна страховая компания в мире, кроме страховщиков из Китая, не согласится страховать танкеры с персидской нефтью.

В апреле Иран экспортировал 2,9 миллиона баррелей в день нефти и газового конденсата. Из них на долю Китая и Индии (которые почти наверняка не присоединятся к американским санкциям против Ирана) приходилось 1,4 миллиона. При полном отказе ЕС, Японии, Южной Кореи и Турции от нефтеимпорта из Ирана, с ежедневного рынка уйдет 1,5 миллиона баррелей нефти и конденсата (1,35 миллиона, если говорить только про нефть).

Это количество с лихвой перекрывает 1,2 миллиона баррелей в день сокращения добычи по действующему соглашению стран ОПЕК. Соответственно, ожидаемого в конце года прекращения данного соглашения, с большой долей вероятности, не будет. Члены картеля просто заполнят квоту Ирана собственными поставками, чем обеспечат себе желанное смягчение бюджетных проблем на национальном уровне».

Вот теперь мы подошли к сердцевине расстановки. Конечно, главный бенефициар американского разрыва с Ираном — саудовская королевская семья. Их основной ресурс — нефтедобывающая компания Saudi Aramco — скоро выходит на биржу, то есть совершает IPO. Газета «Файнэншл таймс» оценивает стоимость Saudi Aramco в сумму от 880 миллиардов до 1,1 триллиона долларов. «Уолл стрит джорнэл» считает, что компания при выходе на IPO будет стоить 1,3-1,5 триллиона долларов.

Чувствуете разницу? Она в немалой степени зависит от текущей цены барреля нефти. И сейчас саудовцы, глядя на графики, могут срывать с голов свои итальянские скатерти и швырять в небо. Вероятно, за этот восторг хитрый торговец твитами получит с саудовского короля по полной.

В любом случае ситуация на мировой шахматной доске отчетливо меняется в пользу белых. И за это спасибо рыжему…

Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > inosmi.ru, 16 мая 2018 > № 2610675


США. Иран. Россия > Электроэнергетика > inosmi.ru, 16 мая 2018 > № 2610664

Взгляд России на выход США из ядерной сделки с Ираном

Андрей Сушенцов, The National Interest, США

На публике Россия открыто демонстрирует свое глубокое разочарование. В ответ на решение Трампа выйти из Совместного всеобъемлющего плана действий Министерство иностранных дел России опубликовало заявление, в котором обвинило США в несговорчивости и в принятии решений на основании «узкокорыстных и конъюнктурных интересов». Кремль выразил «глубокую озабоченность» в связи с этим решением Америки и подчеркнул важность этого соглашения. На прошлой неделе министр иностранных дел России Сергей Лавров провел серию переговоров с лидерами европейских государств, где обсуждались способы сохранить это соглашение после выхода США.

Однако Москва выразила свое разочарование довольно сдержанно по сравнению с другими заинтересованными сторонами, и это объясняется тем, что решение США не затрагивает ключевые интересы Москвы и даже открывает перед ней ряд новых возможностей. Задумайтесь: после внезапного выхода США репутация Ирана неожиданно становится лучше. Неопределенность, возникающая в связи с этой ситуацией, заставляет цены на нефть расти. Европа начинает с еще большим недоверием относиться к Вашингтону, и разногласия между членами НАТО — по крайней мере временные — неизбежны. Ядерная сделка не сулила Ирану никакой экономической выгоды, но в нынешних обстоятельствах Европа может пренебречь угрозами Америки, обещающей ввести вторичные санкции, и продолжить вести дела с Тегераном.

Однако самый важный вопрос заключается в том, может ли выход Америки из соглашения стать предлогом для начала войны или для нанесения военного удара по Ирану. Москва не считает это актуальной угрозой. Трамп вряд ли посмеет развязать еще одну войну на Ближнем Востоке, даже если некоторые представители его администрации видят в Иране легкую мишень. Стратегия «сначала удар, потом твит» является немного более вероятной, однако проблемы с безопасностью регионального и глобального масштабов начнутся после первого же эйфорического новостного цикла. Если загнать Иран в угол, одновременно угодив Израилю и Саудовской Аравии, это не поможет улучшить ситуацию с безопасностью в регионе, однако войны вполне можно будет избежать. Москва считает, что решение Трампа в первую очередь обусловлено внутриполитической ситуацией в США: сейчас президенту крайне необходимо выглядеть сильным и заручиться поддержкой республиканцев.

Если такой взгляд на ситуацию верен, то Москве не нужно комментировать выход США из иранской ядерной сделки. Москве стоит договориться о сохранении этого соглашения с Европой и Китаем и позволить Вашингтону столкнуться с негативными дипломатическими последствиями.

Однако реакция Москвы на решение Трампа выйти из соглашения пронизана удивлением и любопытством. Обозреватели находят это решение сбивающим с толку и задаются вопросом о том, сколько еще международная безопасность будет оставаться жертвой американской внутренней политики. Многие также спрашивают себя, почему лидеру «свободного мира» позволено вести себя как ковбою. С точки зрения России, этот шаг Трампа — очередное подтверждение лицемерного характера западного «основанного на нормах порядка». Москва убеждена, что этот порядок уже давно утратил моральную легитимность. Теперь Кремль просто сидит с попкорном и наблюдает за реакцией Европы, задаваясь вопросом, как Евросоюзу удастся сохранить трансатлантическую солидарность после такого предательства со стороны США. Вероятнее всего, дальше угроз европейцев подвергнуть США остракизму дело не пойдет.

В условиях нынешнего дипломатического кризиса Россия видит перед собой то, о чем она давно предупреждала, а именно формирование многополярного мира, уменьшение степени солидарности западного мира и возвращение политики великих держав. Россияне полагают, что Америка «пришла в норму» и снова обратилась к своим односторонним инстинктам. Если это действительно так, то США становятся ненадежным участником переговоров, но Москва уже давно знала об этом. Список обид Москвы на США гораздо длиннее списка Европы несмотря на то, что европейцы были возмущены выходом США из иранской сделки, Трансатлантического партнерства и Парижского соглашения по климату. Но Россия концентрирует свое внимание на «безответственных шагах» Америки в области контроля над вооружениями (в том числе в космосе и киберпространстве) и в вопросах региональных конфликтов (в первую очередь, в Сирии и на Украине).

Если это является новой нормой для США, тогда чего стоит ждать от политики альянса во главе с США в будущем? С 1953 года, когда были сформулированы основные принципы обеспечения национальной безопасности, ключевым внешнеполитическим интересом Америки было поддержание солидарности и разделение бремени сдерживания Советского Союза с Европой и Японией. В то время нужно было объединить усилия четырех центров силы — Германия, Великобритания, Япония и США — чтобы сдержать СССР. Но за последнее десятилетие односторонние шаги Америки поколебали основы прежней стратегии. Это является хорошей новостью для России, поскольку исчезла та единая угроза, которая требовала бы мобилизации всех союзников США.

Москва долгое время выступала в поддержку принципа многополярности, и этот момент наконец настал. Теперь все сами по себе. Это не значит, что мир стал более безопасным местом. Но это является шагом по направлению к более устойчивому равновесию в глобальной политике, где в моду снова вернулись классические соотношения сил. Россия блестяще владеет навыками ведения такой игры, поэтому она нравится Москве гораздо больше однополярности.

Андрей Сушенцов — программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай», основатель и руководитель аналитического агентства «Внешняя политика».

США. Иран. Россия > Электроэнергетика > inosmi.ru, 16 мая 2018 > № 2610664


Узбекистан. США > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика. Агропром > uzdaily.uz, 16 мая 2018 > № 2606622

Узбекистан и США 15 мая 2018 года подписали ряд двусторонних документов в офисе компании White&Case.

В частности, АО «Узбекэнерго» и компания General Electric Gas Power Services подписали соглашение по выбору технологий генерации электрической энергии на базе парогазовой установки на территории Ташкентской ТЭС.

Компании также подписали соглашения по выбору технологии и строительству генерации электрической энергии за счет сжигания высокозольного угля на территории Ташкентской или Сурхандарьинской областей.

АО «Узбекнефтегаз» и компания General Electric подписали меморандум о взаимопонимании, о сотрудничестве в привлечении финансирования для реализации проекта по техническому перевооружению, модернизации и развитию газотранспортной системы Узбекистан.

Стороны также заключили соглашение о сотрудничестве по изучению возможности локализации работ по регламентному обслуживанию и ремонту турбо - машинного оборудования General Electric в рамках создания единого сервисного центра в Узбекистане».

АО «Узбекнефтегаз» и General Electric подписли соглашение о сотрудничестве по проведению совместного технического аудита газокомпрессорного и газотурбинного оборудования АО «Узнефтегаздобыча».

Между совместным предприятием «Джизак Петролиум» и компанией Honeywell UOP было подписано соглашение по реализации проекта «Строительство НПК Джизакской области» (в качестве лицензиара технологии).

«Узбекнефтегаз» и ExxonMobil подписали меморандум о намерениях по сотрудничеству в организации производства базовых масел на Ферганском НПЗ (в качестве лицензиара и поставщика оборудования).

АО Dori Darmon и United Investment Healthcare Group LLC заключили меморандум о взаимопонимании.

АО «Узбекнефтегаз» и компания Honeywell UOP подписали меморандум о взаимопонимании по организации производства олефинов из метанола и продуктов на их основе по технологии МТО, меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в рамках проекта по модернизации процессов газопереработки с привлечением технологии Separex компании UOP и меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству по SCADA.

Между ООО «ВМВ Trade» и компанией Silverleafe Capital подписано соглашение о создании агро - кластера в Джизакской области.

Торговый дом «Uz – AmericanTrade» и компания Golden Natural Group подписали контракты на экспорт узбекской сушеной плодоовощной продукции и текстильных изделий в США.

«Узбекэнерго» и SkyPower Global подписали протокол о начале реализации проекта «Строительство солнечных электростанций в Узбекистане».

Между Министерством юстиции Республики Узбекистан и компанией Baker&McKenzie заключено соглашение о сотрудничестве и обмене опытом в области юриспруденции и повышения квалификации кадров.

Узбекистан. США > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика. Агропром > uzdaily.uz, 16 мая 2018 > № 2606622


Узбекистан. США > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика. Агропром > podrobno.uz, 16 мая 2018 > № 2606614

В рамках первого визита Президента Узбекистана в США подписан ряд важных документов.

В США состоялась церемония подписания двусторонних документов между компаниями Узбекистана и США. В основном это контракты энергетического и нефтегазового сектора.

1. Между акционерным обществом «Узбекэнерго» и компанией «General Electric Gas Power Services» подписано «Соглашение по выбору технологий генерации электрической энергии на базе парогазовой установки на территории Ташкентской ТЭС - Соглашения по выбору технологии и строительству генерации электрической энергии за счет сжигания высокозольного угля на территории Ташкентской или Сурхандарьинской областей».

Стороны представляли Председатель правления «Узбекэнерго» Улугбек Мустафаев и Главный исполнительный директор «General Electric Gas Power Services » Чак Наттент.

2. Между Акционерным обществом «Узбекнефтегаз» и компанией «General Electric» были подписаны:

- «Меморандум о взаимопонимании, о сотрудничестве в привлечении финансирования для реализации проекта по техническому перевооружению, модернизации и развитию газотранспортной системы Узбекистан»;

- «Соглашение о сотрудничестве по изучению возможности локализации работ по регламентному обслуживанию и ремонту турбо - машинного оборудования «General Electric» в рамках создания единого сервисного центра в Узбекистане»;

- «Соглашение о сотрудничестве по проведению совместного технического аудита газокомпрессорного и газотурбинного оборудования АО « Узнефтегаздобыча».

Стороны представляли: Заместитель председателя Акционерного общества «Узбекнефтегаз» Баходир Сидиков и Исполнительный директор «GeneralElectric» Бела Ференци.

3. Между совместным предприятием «Джизак Петролиум» и компанией «Honeywell UOP» было подписано «Соглашение по реализации проекта «Строительство НПК Джизакской области» (в качестве лицензиара технологии».

Стороны представляли Генеральный директор Совместного предприятия «Джизак Петролиум» Музаффар Камбаров и Главный исполнительный директор «Honeywell UOP» Ребекка Либерт.

4. Между Акционерным обществом «Узбекнефтегаз» и компанией «ExxonMobil» был подписан «Меморандум о намерениях по сотрудничеству е организации производства базовых масел на Ферганском НПЗ (в качестве лицензиара и поставщика оборудования)».

Стороны представляли заместитель председателя Акционерного общества «Узбекнефтегаз» Баходир Сидиков и Вице - президент компании «Exxon Mobil» Шон Смит.

5. Между Акционерным обществом «Узбекнефтегаз» и компанией «Honeywell UOP»:

- «Меморандум о взаимопонимании по организации производства олефинов из метанола и продуктов на их основе по технологии МТО»;

- «Меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в рамках проекта по модернизации процессов газопереработки с привлечением технологии «Separex» компании «UOP»;

- «Меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству по SCADA».

Стороны представляли Заместитель председателя Акционерного общества «Узбекнефтегаз» Баходир Сидиков и Главный исполнительный директор компании «Honeywell UOP» Ребекка Либерт.

6. Между Акционерным обществом «Узбекэнерго» и компанией «SkyPower Global» «Протокол о начале реализации проекта «Строительство солнечных электростанций в Узбекистане».

Стороны представляли Председатель правления Акционерного общества «Узбекэнерго» Улугбек Мустафаев и Президент компанией «SkyPower Global» Керри Адлер.

В агропромышленном секторе:

7. Между ООО «ВМВ Trade» и компанией «Silverleafe Capital» «Соглашение о создании агро - кластера в Джизакской области».

Стороны представляли Директор ООО «ВМВ Trade» Бекзод Маматкулов и Президент компании «Silverleafe Capital» Дэн Петерсон.

8. Между Торговым домом «Uz – AmericanTrade» и компанией «Golden Natural Group» контракты на экспорт узбекской сушеной плодоовощной продукции и текстильных изделий в США.

Стороны представляли: Генеральный директор Торгового дома «Uz – AmericanTrade» Бобур Бекмирзаев и Председатель правления Акционерного общества «Golden Natural Group» Михаил Энтензон.

В области права:

9. Между Министерством юстиции Республики Узбекистан и компанией «Baker&McKenzie» подписано «Соглашение о сотрудничестве и обмене опытом в области юриспруденции и повышения квалификации кадров».

Стороны представляли: Министр юстиции Республики Узбекистан Руслан Давлетов и Президент партнер компании «Baker&McKenzie» Ричард Дин.

В медицинской сфере:

10. Между Акционерным обществом «Dori Darmon» и «United Investment Healthcare Group LLC» «Меморандум о взаимопонимании между АО «Dori Darmon» и компанией «United Investment Health care Group LLC» (США)».

Стороны представляли Председатель Акционерного общества «Dori Darmon» Равшан Азимов и Президент компании «United Investment Health care Group LLC» Георгий Павленишвилли.

Узбекистан. США > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика. Агропром > podrobno.uz, 16 мая 2018 > № 2606614


Иран. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > inopressa.ru, 14 мая 2018 > № 2604865

Решение Трампа покончить с иранской сделкой - это массированный удар по Европе

Карл Бильдт | The Washington Post

"Мало какая из идей, которые президент Дональд Трамп упоминает в своей международной литургии, так же священна для него, как концепция национального суверенитета", - отмечает в The Washington Post бывший премьер-министр Швеции Карл Бильдт.

"Однако решение Трампа попытаться покончить с ядерной сделкой с Ираном - не что иное, как массированный удар по суверенитету других - главным образом Европы. Теперь американский президент отдал распоряжение о наложении максимальных экономических санкций. Однако, за немногими исключениями (одно из существенных - Boeing), эти санкции по-настоящему не повлияют на американский бизнес и деятельность США. Американские компании так или иначе уже отстранены от ведения бизнеса с Ираном", - указывает политик.

"Вместо США основная тяжесть санкционного наступления напрямую влияет на бизнес в Европе. Например, новый посол США в Германии поспешил в твите распорядиться, как должны вести себя немецкие компании. Это не что иное, как массированный удар по суверенитету европейских стран и Европейского союза. Они лишились права принимать решения относительно своей политики и своих действий в связи с грубым диктатом другой - и вроде как дружественной - страны. Это совершенно неприемлемо с европейской точки зрения и противоречит проповедям самого же Трампа. Это обрекает Европу на соблюдение и осуществление политики, с которой она глубоко не согласна", - говорится в статье.

Иран. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > inopressa.ru, 14 мая 2018 > № 2604865


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > inopressa.ru, 14 мая 2018 > № 2604863

США - пироманы

Николя Баверез | Le Figaro

Грубо и преднамеренно унижая Европу своим отказом сначала от Парижского, а затем от Венского соглашения по иранской ядерной программе, Дональд Трамп запускает беспрецедентно тяжелый трансатлантический кризис, поскольку он касается вопроса о ценностях, пишет французский политолог Николя Баверез в Le Figaro.

Иран, часто называемый государством-изгоем, исполнил свои обязательства в ядерной сфере, что подтверждает МАГАТЭ. А США, наоборот, переступили через нормы международного права, нарушив резолюцию ООН, узаконившую Венское соглашение от 14 июля 2015 года, говорится в статье.

Вследствие этого сильно повысился риск перезапуска ядерной программы Ирана с целью заполучить атомное оружие примерно через год, дабы сделать режим неприступным, что может спровоцировать США и Израиль на осуществление превентивных ударов, отмечает автор.

Хаос на Ближнем Востоке интернационализируется, добавляя к динамике религиозной войны прямое столкновение держав: ось, состоящая из Израиля, Саудовской Аравии и Египта, при поддержке США, противостоит Ирану, опирающемуся на Турцию и Россию, комментирует политолог.

Одновременно Дональд Трамп готовится к встрече в Сингапуре 12 июня с Ким Чен Ыном, северокорейским диктатором, который отныне имеет в своем распоряжении от 13 до 20 ядерных боеголовок и потенциал увеличить их число до 50 к 2020 году, и баллистическую мощь, позволяющую ему нанести удар по территории США вкупе с грозной силой киберудара. Это решающая ставка для Корейского полуострова, остающегося разделенным на две части по 38-й параллели, в силу перемирия, подписанного 27 июля 1953 года, напоминает Баверез.

Констатация факта оказывается жестокой. США, которые укрепляли демократии с 1945 года, становятся опасными из-за непоследовательности их стратегии (выход из соглашения о Транс-Тихоокеанском стратегическом экономическом партнерстве, накладывающего ограничения на Китай, и торговые санкции против Пекина, отказ от иранской ядерной сделки и от двусторонних переговоров о псевдоденуклеаризиции Северной Кореи, удары против режима Дамаска и отвод американских войск из Сирии), а также из-за непредсказуемости Дональда Трампа, дискредитирующей политику устрашения. С одной стороны, усиливаются возможности крупного вооруженного конфликта. С другой - дестабилизация социальных институтов и международного права укрепляет опасный характер миропорядка, раскалывает демократии, легитимизирует сильных лидеров и их насильственные действия, наподобие того, как ведет себя Пекин в Китайском море, Москва в Крыму, Анкара против курдов на севере Сирии, анализирует эксперт.

Перед лицом американской администрации, целью которой является довести мир до состояния джунглей, при том, что США поддерживают иллюзию способности к господству, в то время как они лишь служат амбициям демократур, у Европы нет иного выхода, кроме как радикально изменить свою позицию: она должна официально зафиксировать окончание мероприятий по обеспечению безопасности со стороны Америки и взять свою судьбу в собственные руки. И мобилизоваться ради спасения того, что осталось от ЕС и от международного права, в частности, для того, чтобы попытаться продолжить стратегию открытости с Ираном. Утвердить свой торговый, налоговый и информационный суверенитет перед лицом американских санкций. И вновь массированно реинвестировать в свою безопасность, которая яснее, чем когда-либо, вырисовывается в качестве первого условия ее свободы и суверенитета, заключает Баверез.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > inopressa.ru, 14 мая 2018 > № 2604863


США. Иран > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 мая 2018 > № 2604847

Трамп взялся за Иран. На очереди Москва

МАГАТЭ против ядерного оружия Ирана

Сергей Корсунский, Сегодня, Украина

Достоверно неизвестно, читал ли президент Трамп «Дао де цзин», но «глубокая истина» Лао Цзы о том, что «чтобы нечто ослабить необходимо прежде укрепить его; чтобы нечто уничтожить, необходимо прежде дать ему расцвести; чтобы нечто у кого-то отнять, нужно прежде дать ему» явно просматривается во вполне прогнозируемом решении о «выходе» США из соглашения с Ираном. Этот шаг вызвал огромный резонанс по всему миру, хотя, казалось бы, речь идет о весьма последовательной политике — во всех принятых за последний год стратегических документах США Иран назван, как один из главных врагов Вашингтона, наряду с Северной Кореей.

О своем намерении вернуться к режиму санкций против Ирана Трамп открыто сообщил французскому президенту Макрону во время их недавней встречи в Вашингтоне. Следует думать, что об этом знали и в Лондоне, и в Брюсселе, и в Берлине. Лидеры Европы заявили о своем несогласии и сожалении в связи с решением Трампа. Турция подчеркнула, что «односторонние действия США приведут к нестабильности и новым конфликтам». Россия, само собой, осудила Белый дом. Китай официально высказал «сожаление» — Пекин, очевидно, происходящее не приветствует. Группа стран, поддержавших это решение, значительно меньше — это Израиль и несколько монархий Персидского залива во главе с Саудовской Аравией, для которых Иран является постоянной и значительной угрозой. Само собой, крайне негативно и эмоционально новости из Вашингтона были восприняты в Тегеране. В последние недели Иран предпринимал активные дипломатические усилия (поддерживаемые, кстати в европейских столицах и частью американских политиков-демократов) по сохранению соглашения в его первоначальном виде. Теперь же Россия говорит, что готова рассмотреть предложения Франции по заключению дополнительного соглашения, которое могло бы сохранить формат действующих договоренностей, но обойти усложнения, связанные с введением со стороны США анти-иранских санкций. Президент Ирана Рухани в эмоциональном телеобращении заявил, что дал указание подготовиться к возобновлению программы обогащения урана в еще больших масштабах, чем ранее.

Происходящее в какой-то степени напоминает бурную реакцию значительного числа стран на решение Трампа признать Иерусалим столицей Израиля и перенести туда посольство США. Шум вокруг этого решения улегся, посольство переезжает, мировая война по этому поводу не началась, США лишили палестинцев помощи — вот, собственно, и все последствия крайне неоднозначного шага. С Ираном, разумеется, ситуация намного сложнее, но и в этом случае стоит не спешить с оценками (а их в западных СМИ уже высказано немало), а разобраться, что же реально произошло.

Во-первых, из соглашения 6+1 выйти нельзя, в нем это просто не предусмотрено. Суть достигнутых в 2015 году договоренностей была о том, что Тегеран прекращает разработку ядерного оружия (в том числе обогащение урана) в обмен на снятие экономических санкций и возможность нормального экономического взаимодействия как в Востоком, так и с Западом. Теоретически, «выход» США означает, что в течение 90 и 180-ти дневных периодов будут восстановлены различные санкции США против Ирана, что формально не касается действий других участников соглашения. С другой стороны, все понимают, что крайне жесткий режим санкций сведет возможности сотрудничества с Ираном, во всяком случае для европейцев, практически к нулю. Во-вторых, еще предстоит осознать, чего же добивается Белый дом. Если израильская разведка права, и Иран предоставил ложные данные о состоянии своей программы в 2015 году, возникает вполне законный вопрос о правомочности соглашения и режима верификации. До сих пор ни эксперты МАГАТЭ, ни разведывательные органы США не сообщали о каких-либо нарушениях со стороны Ирана. Исламской республике лишь вменялось в вину вооруженное вмешательство в Сирии и Йемене, поддержка террористических организаций типа «Хезболлы», ХАМАС, «Аль-Каиды» (запрещенная в России организация — прим. ред.), «Талибана» (запрещенная в России организация — прим. ред.) и, конечно же, непрекращающиеся публичные угрозы уничтожить Израиль. Суннитские монархии Персидского залива рассматривали Иран как экзистенциальную угрозу и были крайне недовольны его вмешательством в дела региона.

Собственно, в Вашингтоне и при прежней власти никто не утверждал, что «ядерная сделка» решила все проблемы во взаимоотношениях с Ираном, однако, по мнению Обамы, Байдена и Керри, основная угроза — создание ядерного оружия и баллистических ракет, способных угрожать Западу, была устранена. В этом контексте диссонансом с уверенностью демократов в том, что желаемый результат был достигнут, прозвучала нынешняя угроза Рухани немедленно возобновить обогащение урана, поскольку в теории три четверти всех необходимых по технологии центрифуг должны были быть выведены из строя. Выглядит так, что в Тегеране всегда держали порох сухим, невзирая на активное продвижение совместных проектов с западными инвесторами. Таким образом, решение Трампа является не «выходом» из соглашения, а просто не-продлением режима отмены санкций, которое должно было состояться до 12 мая. Все знали, что это произойдет, включая Иран, но это не остановило шиитских боевиков от активного вмешательства в сирийский и другие конфликты региона. Наоборот, позиции Ирана за последние три года на Ближнем Востоке окрепли, что и послужило одной из причин происходящего. Вопрос теперь заключается в том, возможно ли действие соглашения в формате 6-США+1 и при условии, что в течение 6 месяцев Вашингтон восстановит в полной мере санкции против финансового сектора Ирана, покупки и продажи стратегических материалов типа стали, алюминия, угля, золота, программных продуктов, ограничения на нефтяные и нефтехимические трансакции и другие отрасли.

Впрочем, США не отказываются от возобновления переговоров и даже сформулировали свои новые условия. Теперь, наряду с отказом от ядерной программы и проектов разработки средств его доставки, от Ирана требуется прекратить «нарушение прав человека внутри страны», поддержку хуситов в Йемене, «Хезболлы» в Ливане и Сирии, отказаться от угроз ликвидировать Израиль. Госсекретарь Помпео высказал готовность «искать совместное (с союзниками) решение иранской проблемы», и об этом же намеревается договориться с европейскими участниками соглашения руководство Ирана, только без США. Ответом стала атака иранских сил «аль-Кудс» в Сирии по Голанским высотам и ответные операции ВВС Израиля.

Очевидно, что решение Трампа будет иметь серьезные долговременные последствия для мировой политики. Что касается экономики, то последствия уже не заставили себя ждать. Цена на сырую нефть выросла в целом на 1 доллар за баррель (что много, учитывая масштабы производства и потребления) и ожидается дальнейший рост, пока страны ОПЕК, которые в прошлом году заключили соглашение об ограничении добычи, примут или не примут решение о его пересмотре. Дело в в том, что ограничения на поставки иранской нефти могут вызвать серьезные последствия для рынка, который будет вынужден перестраиваться под новую реальность. К примеру, крупнейшими покупателями иранской нефти являются Китай и Индия. И если Китай, скорее всего, не станет обращать внимания на санкции (хотя сегодня Пекин ведет торговые переговоры с Вашингтоном и неясно чем они закончатся), то индийские компании будут вынуждены по крайней мере частично перезаключать свои контракты. Среди крупнейших потребителей нефти также союзники США — Япония и Южная Корея, и рост цен на сырую нефть, как и передел рынков, будут для них непростыми. Ставится под вопрос будущее крупнейшего совместного предприятия компаний Ирана, Франции и Китая по разработке гигантского газового месторождения Южный Парс, в который только «Тоталь» вложила миллиарды долларов. Теперь же, по мнению руководство «Тоталь», компания будет вынуждена «дополнительно изучать» условия своего участия. А ведь Иран рассчитывал экспортировать газ из этого месторождения чуть ли не в ЕС.

Критики Трампа утверждают, что объявив об одностороннем «выходе» из соглашения с Ираном 45-й президент изолировал США от союзников; окончательно запутал ситуацию на Ближнем Востоке (будто до сих пор она была недостаточно запутанной); вновь сделал реальной угрозу разработки Ираном ядерной программы, но теперь после трех лет активного экономического развития, позволившего значительно улучшить внутреннюю ситуацию в стране; дестабилизировал рынки энергоресурсов. Представители же нынешней команды Белого дома считают, что политика Ирана на протяжении трех лет с момента подписания соглашения свидетельствует о его агрессивных намерениях по отношению к национальным интересам США и их союзников, систематических нарушениях прав человека как внутри страны, так и за ее пределами, а разведданные Израиля еще и свидетельствуют о тайных замыслах, противоречащих духу достигнутых договоренностей. По их мнению, в рамках действующего формата соглашения ситуация была непоправима — Иран продавал нефть, получая за нее средства, которые тратились не на развитие экономического потенциала и улучшение уровня жизни, а на поддержку терроризма, в то время, как страны «шестерки» не имели никаких механизмов противодействия. Возобновление санкций позволяет вновь задействовать рычаги влияния на Иран, а решимость администрации Трампа, продемонстрированная в Сирии, в торговом споре с Китаем и в ситуации на Корейском полуострове, должна бы послужить сигналом, что Вашингтон намерен добиваться поставленных целей.

Решение Трампа позволяет ситуации — по Лао-цзы — развиваться в противоположном желаемому направлении до крайнего обострения, что в конечном итоге должно привести к положительному для США результату — возвращению Ирана за стол переговоров со значительно ослабленными позициями. Это, если внимательно присмотреться, классический прием Трампа — выбить соперника из зоны комфорта и сыграть с ним по новым правилам. Северная Корея на правильном пути, делегация Китая находится на торговых переговорах в Вашингтоне, настала очередь Ирана. В случае успеха догадайтесь, кто будет следующим? Москва.

США. Иран > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 мая 2018 > № 2604847


США. Иран > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 мая 2018 > № 2604841

Что пишут иранцы в соцсетях о выходе США из ядерного договора?

Ади Либерман, Israel Hayom, Израиль

Сообщение Трампа о пересмотре соглашения с Тегераном на иранском телевидении сопровождалось обсуждением группы экспертов, которые «элегантно» проигнорировали вступительную часть речи американского лидера. «Мы знаем, что это тяжелый день для иранского народа, иранцы разочарованы, но мы должны понимать: Иран победил, — заявил эксперт по международным вопросам. — Иран доказал, что выполнял все условия, а Америка вновь продемонстрировала, что на нее нельзя полагаться. Мы это предвидели».

Между тем в личной беседе в социальной сети с одним из сторонников высшего лидера Хаменеи выясняется, что далеко не все иранцы думают так: «Иран победил?! Как можно заявлять подобное?!» В социальных сетях многие иранцы выражают недовольство: «Нельзя было полагаться на врага; тот, кто полагается на врага, обязательно — рано или поздно — попадет в его ловушку», — написал один из сторонников Хаменеи.

Другой участник социальной сети написал, что «Иран соблюдал договор, и произошедшее лишний раз доказывает, что США и Запад не заинтересованы в каких-либо договоренностях; они никогда не соблюдали международные законы».

«Выход Трампа из соглашения пойдет на пользу Ирану, это лишь психологическая война, не более», — написал один из пользователей соцсети.

Представители провластных структур, КСИР и их сторонники также высказываются на интернет-площадках. «Трамп ослепнет, когда увидит реакцию Ирана, мы не будем сидеть сложа руки»; «Не время для внутренних распрей, нужно сплотиться. Посмотрим, что сделает Трамп, когда мы сотрем Израиль с лица земли. Россия и Китай помогут нам!»

Сторонники оппозиции внутри Ирана с ностальгией вспомнили правление Обамы. «Мы рады, что Трамп вышел из соглашения. Это лишь усугубило бы ситуацию».

Один из сторонников шаха, живущий где-то в Европе, написал следующее (получив поддержку от многих комментаторов): «Я не понимаю иранцев, живущих вне Ирана, поддерживающих политику Трампа. Как можно ожидать от президента, не уважающего собственный народ, что он будет считаться с потребностями иранцев. Мы падаем в пропасть: дороговизна жизни, нехватка продовольствия, коррупция везде, а теперь еще и выход Америки из соглашения. Что дальше? Где шах, который избавит нас от страданий?»

США. Иран > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 мая 2018 > № 2604841


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604759 Михаил Крутихин

США против Ирана: почему экономический эффект от новых санкций окажется минимальным

Михаил Крутихин

Партнер консалтинговой компании RusEnergy

Нервная реакция игроков на нефтяном рынке оказалась сильно преувеличенной. Иранская нефть формирует всего 3% от мировых запасов, и о полном прекращении добычи речь не пойдет даже в условиях строжайшего соблюдения санкций всеми странами мира

Решение Белого дома выйти из «ядерного соглашения» с Ираном не стало сюрпризом: Дональд Трамп обещал сделать это еще до избрания президентом США. Политик объяснял это желанием исправить ошибку, совершенную его предшественником Бараком Обамой. Вместе с тем помимо политических последствий, таких как новая напряженность в отношениях США с европейскими партнерами и перспектива опасной радикализации иранской политики в регионе, этот шаг будет иметь далеко идущие экономические последствия.

Еще до того, как в Вашингтоне официально подтвердили отказ от выполнения обязательств по подписанному в 2015 году плану действий в отношении ядерной программы Ирана, неподтвержденное сообщение об отказе спровоцировало мгновенный взлет цен на нефтяные фьючерсы, а опровержение в одной из ведущих американских газет вызвало столь же мгновенный возврат этих цен на прежнюю траекторию.

Рынок фьючерсов, в значительной мере управляемый алгоритмами автоматизированных систем покупки и продажи финансовых инструментов, отреагировал на ключевые слова новостей. На рынке нефти не произошло никаких фундаментальных событий: не сократилось предложение и не вырос спрос. Чувствительным алгоритмам хватило намека на то, что американские санкции могут в будущем привести к сокращению иранской нефтяной добычи, чтобы дать сигнал к росту цен на «бумажные» деривативы нефтяных контрактов.

Надо сразу отметить, что нервная реакция игроков на нефтяном рынке была сильно преувеличенной. Иранская нефть составляет всего 3% от мировой, и о полном прекращении ее добычи речь не пойдет даже в условиях строжайшего соблюдения санкций всеми странами мира. Тем более что крупнейшим покупателем нефти в Иране является Китай, который не слишком считается с запретами на торговлю с Тегераном. Сокращение иранских поставок легко компенсирует та же Саудовская Аравия, не говоря уже о прогнозируемом росте добычи на сланцевых проектах в Соединенных Штатах. Причин для рыночной паники нет.

Более того, предположения некоторых СМИ относительно активизации иранского военного контингента в Сирии в качестве ответа на решение Трампа не выдерживают критики. Связь здесь если и прослеживается, то очень слабая и опосредованная. У Ирана не хватит сил противостоять в Сирии таким противникам дамасского режима, как международная коалиция во главе с США, Израиль, а также арабским государствам, собирающимся ввести на сирийскую территорию свои войска. Отказ американцев от ядерного плана действий в Иране к развитию событий на сирийской земле серьезного отношения не имеет.

Тем не менее обещанные Вашингтоном санкции уже сказываются на перспективах иранской экономики. Хотя в европейских столицах выражают открытое недовольство объявленными мерами и не собираются присоединяться к американскому давлению на Тегеран, коммерческие компании в Европе, Азии и прочих регионах будут вынуждены подчиняться санкциям, если хотят сохранить рабочие отношения с американцами и не подвергнуться штрафам и бойкоту со стороны администрации США. Развитие нефтегазового сектора Ирана, да и всей экономики Исламской Республики непременно замедлится.

Как показал опыт предыдущего периода санкций против Ирана, сотрудничество с этой страной прекратят ведущие компании не только Европы и Азии, но и России. Так было, к примеру, с уходом «Лукойла» из проекта разработки иранского месторождения Анаран из-за санкций. Новые крупные проекты, в которых уже договорились участвовать «Роснефть», «Лукойл», «Татнефть» и другие фирмы, придется отложить надолго — не исключено, что навсегда. Повторного «предательства» иранцы могут не простить.

Если не учитывать Иран, на который американские санкции окажут мощное негативное влияние, для остальных мировых экономик ни значительный ущерб, ни серьезная выгода не просматриваются. Гигантам бизнеса сворачивание иранских проектов и аннулирование контрактов перенести не слишком трудно, хотя в некоторых случаях потери могут быть чувствительными (в том числе утрата надежд на уже запланированные прибыли).

Можно ожидать, что нынешний «нервный» рост нефтяных цен окажется относительно краткосрочным, если его не подстегнут непредвиденные события в зонах добычи или транспортировки углеводородного сырья. Нефти на рынке хватит с избытком еще на четверть века — то есть до тех пор, пока под воздействием структурных перемен в энергетике и на транспорте не начнет сокращаться глобальный спрос. Уже к 2030 году, как ожидается, вдвое вырастет добыча в США. Еще раньше президент Трамп, который уже заявлял, что нефть на мировом рынке переоценена, может оказать дополнительное давление на цены такими мерами, как введение импортной нефтяной пошлины — точно так же, как он ввел заградительные сборы против импортных металлов.

Для российской экономики, чересчур зависимой от экспорта сырья, сиюминутный рост нефтяных цен, вызванный ожиданиями спада в иранской нефтегазовой отрасли, становится несомненным благом, но на долгосрочный эффект от нежданного увеличения экспортных поступлений рассчитывать не стоит. В течение ближайших пяти-десяти лет «навес» предложения над спросом должен нарастать, придавливая вниз цены, несмотря на все усилия ОПЕК и ее временных союзников. Без структурных перемен России с ее нефтью-кормилицей придется несладко.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604759 Михаил Крутихин


Иран. США. Евросоюз > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 11 мая 2018 > № 2603406

Выход США из ядерного соглашения с Ираном наносит удар по Европейскому Союзу

8 мая президент США Дональд Трамп объявил о выходе США из ядерной сделки с Ираном и подписал меморандум о возобновлении экономических санкций против ИРИ. Компании, имеющие экономические связи с ИРИ должны прекратить сотрудничество с Исламской Республикой в течение 180 дней или их будут ждать «серьёзные последствия».

Несмотря на то, что выход США из многостороннего соглашения с Ираном был объявлен заранее, он вызвал эффект разорвавшейся бомбы. Европейские союзники США до последнего момента надеялись, что американский президент последует голосу разума. Европейцы понимают, что оттеснение Ирана в разряд «изгоев» развязывает руки Израилю для авиационных рейдов против иранских объектов и масштабной воздушной войны против частей КСИР и «Хизбаллы» в Сирии. Следом – новый виток военной эскалации и неизбежное увеличение потока беженцев в Европу.

Многие американские эксперты задаются вопросом: делает ли выход из соглашения Америку более безопасной и стоит ли это риска вызвать вражду к себе союзников? Агентство NBC пишет: «Эмманюэль Макрон, Ангела Меркель и Тереза Мэй пытались довести до американского президента свои озабоченности и предлагали дополнительные переговоры по ограничению иранских ракетных программ и противодействию «иранской поддержке терроризма». Это было серьезное изменение позиции европейцев. Сделка далась с таким трудом, что до этого они отказывались от каких-либо новых переговоров. Однако Дональд Трамп не пожелал посчитаться с их мнением, заявил о «высшей степени» экономических санкций [против Ирана], нанеся тем самым серьёзный удар по Европе».

Бывший президент США Барак Обама назвал решение Трампа «заводящим в тупик» и отметил, что министр обороны Джеймс Мэттис относится к специалистам, которые считают соглашение работающим. Обама считает, что соглашение, которое он выторговал, остановило иранскую ядерную программу, отличается самой глубокой степенью контроля и не имеет отношения к другим проблемам, в создании которых обвиняют Тегеран.

Однако Трамп следует советам Джона Болтона и Майка Помпео, которые, вероятно, полагают, что экономика Ирана не выдержит санкций «высшей степени» и под влиянием роста социального недовольства иранский режим падёт. Они, видимо, также уверены, что Иран, опасаясь совместного удара США и Израиля, не решится возобновить свою ядерную программу.

Как в европейских столицах, так и в Вашингтоне противники отказа от ядерной сделки заговорили о том, что Трамп компрометирует веру в договороспособность Соединённых Штатов. Администрации, которая сначала заключает договоры, а потом из них выходит, перестанут верить даже те, кто были ей верны. Лидеру Северной Кореи Ким Чен Ыну, наверное, следует хорошо подумать, прежде чем садиться за стол переговоров с Трампом. Некоторые комментаторы сожалеют, что в США нет закона, который бы запрещал подобные манёвры.

Председатель комитета по иностранным делам Сената США, республиканец Эд Ройс заявил, что «полученные Ираном 100 миллиардов долларов в результате снятия санкций уже не вернуть, так же как и не мобилизовать наших союзников на враждебную политику против Тегерана. Зубную пасту не затолкать назад в тюбик, время изменилось». Сенатор-республиканец от штата Аризона Джефф Флейк (на фото) считает, что выход США из соглашения с Ираном делает США ненадёжным партнёром в глазах всего мира. Председатель комитета по вооружённым силам республиканец Мак Торнберри говорит: «Главный вопрос заключается в следующем: что случится, если США из сделки выйдут? Выгонит ли Иран со своей территории инспекторов, которые давали нам понимание происходящего?»

Однако советчики Трампа, которым глава Белого дома последовал, настаивают, что президент принял «хорошее решение». Хотя один из этих советчиков Джон Болтон в своё время стоял у истоков войны в Ираке, которую сложно отнести к успехам американской внешней политики. «Мы делаем глобальное усилие, санкции достигнут полного эффекта, и мы напомним иранскому режиму о дипломатической и экономической изоляции, которая является результатом его безоглядной и подлой активности», – заявил другой советчик Майк Помпео.

В Европе пытаются смягчить последствия принятого Белым домом решения. Глава внешнеполитического ведомства Евросоюза Федерика Могерини говорит, что выходом США из соглашения само соглашение не разрушено и может продолжать действовать. Президент Франции Эмманюэль Макрон считает, что нужно будет договариваться с Ираном о «более масштабном соглашении». Канцлер ФРГ Ангела Меркель не добавляет к ранее сказанному ничего нового, но её отказ присоединиться к Вашингтону говорит о многом.

Что касается Ирана, он занял конструктивную позицию. Как заявил президент Хасан Роухани, Тегеран намерен продолжить выполнять соглашение, готов начать с остальными участниками переговоры о новых условиях реализации достигнутых ранее договорённостей и выйдет из соглашения лишь в том случае, если переговоры провалятся. В случае провала Иран вернётся к программе обогащения урана.

Министры иностранных дел Германии, Франции и Великобритании намерены встретиться с представителями Ирана в ближайший понедельник. Цель встречи – обсуждение созданной ситуации и судьбы соглашения.

Всеобщую обеспокоенность вызывает навязчивое повторение Тель-Авивом и Вашингтоном тезисов о том, что Иран поддерживает терроризм, дестабилизирует Ближний Восток и обманывает весь мир, не отказавшись якобы от планов создания атомной бомбы. Сразу после объявления Трампом о выходе из сделки с Ираном Израиль произвёл новую ракетную атаку на иранские объекты в Сирии. Израильским властям в населённых пунктах на Голанских высотах указано приготовиться к использованию бомбоубежищ. Части израильской армии приведены в повышенную готовность «на случай нападения». Предчувствие войны усиливается.

Дмитрий Седов

Источник: https://www.fondsk.ru/news/2018/05/10/vyhod-ssha-iz-jadernogo-soglashenija-s-iranom-bet-po-evrope-46107.html

Иран. США. Евросоюз > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 11 мая 2018 > № 2603406


Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > iran.ru, 11 мая 2018 > № 2603404

Любые новые санкции США в отношении Ирана нарушают резолюцию СБ ООН 2231

После выхода Трампа из ядерной сделки с Ираном, президент Исламской Республики Хасан Роухани заявил в четверг, что любые новые санкции США против Ирана будут противоречить международным правилам и резолюции 2231 Совета Безопасности ООН.

Президент Ирана Роухани высказал это мнение во время разговора по телефону со своим турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом после того, как Трамп отказался от соблюдения многостороннего соглашения между Ираном и шестью мировыми державами (5 + 1) по ядерной программе Ирана и восстановил санкции, отмененные по этому соглашению, сообщает Mehr News.

Резолюция 2231 была принята СБ ООН в июле 2015 года для одобрения ядерного соглашения JCPOA, которое обязало США в качестве одной из стран, подписавших соглашение, снять санкции, связанные с ядерной программой Ирана в ответ на согласие Тегерана пресечь свою ядерную деятельность.

В ходе телефонного разговора Роухани подчеркнул, что JCPOA является важным международным соглашением относящимся к развитию международной стабильности и безопасности, а также Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), добавив, что "Исламская Республика Иран выполнила все его обязательства по JCPOA, о чем говорится в результатах проверок во всех 11 докладах, выпущенных Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ)".

Он описал JCPOA как международное соглашение, одобренное Организацией Объединенных Наций, добавив, что "к сожалению, правительство США в одностороннем порядке отошло от этого международного соглашения, и мы ожидаем, что все мировые лидеры осудят этот шаг".

Иранский президент заявил, что важным для Ирана сейчас является в полной мере воспользоваться преимуществами ядерной сделки в отсутствие участия США и сказал, что "Европа, и в частности пять стран, подписавших JCPOA, должны четко заявить о своих действиях и позициях в оставшееся короткое время, чтобы компенсировать выход Соединенных Штатов".

"Иран и Турция всегда будут стоять друг с другом, как два близких брата против незаконных действий в международном сообществе, и поддерживать друг друга в разных ситуациях", - сказал Роухани.

Роухани далее подчеркнул необходимость усилий по развитию деловых, экономических и инвестиционных связей между Тегераном и Анкарой, добавив, что "использование национальных валют в деловых сделках, расширение преференциальной торговли и развитие банковских отношений между Ираном и Турцией имеют очень важное значение, поскольку они избавят от необходимости использовать чужую валюту в нашей торговле".

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, со своей стороны, счел JCPOA успешным соглашением и подчеркнул необходимость коллективных усилий по его сохранению. "Турция считает решение США выйти из ядерной сделки с Ираном ошибкой, и официально заявила, что она вообще не примет позицию США".

"Переговоры по поддержанию и продолжению реализации JCPOA очень эффективны и необходимы для безопасности и стабильности в регионе и мире", - сказал турецкий президент, отметив, что США будут фактическими неудачниками из-за своего решения.

Эрдоган также призвал развивать экономические отношения, банковское сотрудничество, использование национальных валют в деловых отношениях и расширять преференциальную торговлю между Ираном и Турцией после выхода США из JCPOA, добавив, что "мы должны приложить все усилия для защиты экономики наших стран от вмешательства других".

Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > iran.ru, 11 мая 2018 > № 2603404


Иран. США > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 11 мая 2018 > № 2603403

США хотят, чтобы иранцы сдались из-за экономического давления

Заместитель командующего Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) Хоссейн Салами заявил, что США хотят, чтобы иранцы сдались из-за экономического давления, и добавил, что Европа до сих пор не может освободиться от политического подчинения США.

Бригадный генерал Салами выступил с речью в юго-восточном городе Захедан в провинции Систан и Белуджистан в четверг в ответ на объявление Дональда Трампа о том, что Соединенные Штаты начали выход из ядерной сделки с Ираном, сообщает Mehr News.

"Сегодня мы состоим в экономической войне. С одной стороны, Соединенные Штаты и Европа, и их союзники стремятся к экономическому эмбарго, а с другой стороны, нищета и экономические проблемы оказывают давление на страну, но мы должны решать эти проблемы как на настоящей войне", - отметил генерал.

"Выход США из JCPOA был просто предлогом. Их настоящая цель - капитуляция иранской нации", - сказал заместитель главы КСИР.

Бригадный генерал Салами добавил, что дипломатия не может изменить данную ситуацию, призвав к осуществлению "Экономики сопротивления", как к единственному решению экономических проблем.

Он подчеркнул, что Европа не может избежать политического подчинения США. Он отметил, сославшись на опыт, что достижения Ирана достигнуты только в ожесточенных боях.

Заместитель главы КСИР пришел к выводу, что "противник никогда не выберет военный вариант против Ирана, но он предпочтет экономические санкции в качестве единственного варианта".

Иран. США > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 11 мая 2018 > № 2603403


Иран. США > Электроэнергетика > iran.ru, 11 мая 2018 > № 2603393

Президент России глубоко обеспокоен решением США выйти из иранской ядерной сделки

Президент России Владимир Путин отреагировал на решение Вашингтона о ядерной сделке между Ираном и крупнейшими мировыми державами, заключенной в 2015 году, на следующий день после того, как президент США Дональд Трамп объявил, что Вашингтон вышел из соглашения и вновь наложил экономические санкции на Тегеран.

Пресс-секретарь Кремля заявил в среду, что президент России глубоко обеспокоен решением Соединенных Штатов выйти из иранской ядерной сделки, сообщает Fars News.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров также заявил в среду, что Москва останется приверженной иранской ядерной сделке.

В связи с решением президента США вывести Вашингтон из ядерной сделки с Ираном, МИД России заявил в своем заявлении во вторник, что Москва "глубоко разочарована" решением Вашингтона выйти из иранской ядерной сделки, добавив, что шаг, предпринятый США, является "вопиющим нарушением международного права".

"США снова действуют вопреки интересам большинства стран, преследуя исключительно свои узкие эгоистические и мгновенные интересы", - говорится в заявлении российского министерства. МИД России отметил, что Вашингтон "грубо нарушает международное право", и обратил на тот факт, что "не имеется причин для нарушения сделки".

То, что действительно показывают действия США, заключается в том, что Вашингтон, по сути, не способен вести переговоры, говорится в заявлении.

Иран. США > Электроэнергетика > iran.ru, 11 мая 2018 > № 2603393


Иран. США > Электроэнергетика > iran.ru, 11 мая 2018 > № 2603389

Иран подготовил свой бюджет на основе вероятности выхода США из ядерной сделки

Пресс-секретарь правительства Ирана Мохаммад Бакер Нобахт подчеркнул, что Исламская Республика ранее ожидала выхода США из ядерной сделки 2015 года и поэтому подготовила свой бюджет на основе этой вероятности.

"Мы запланировали бюджет в соответствии с различными условиями, и мы не будем иметь проблем в новых условиях", - сказал Нобахт журналистам в Тегеране в среду, сообщает Fars News.

Он отметил, что законопроект о бюджете был запланирован на основе возможности выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA).

Ранее Нобахт подчеркнул, что Иран не будет удивлен возможным выходом США из ядерной сделки и готов к любым условиям.

Иран. США > Электроэнергетика > iran.ru, 11 мая 2018 > № 2603389


Иран. США > Электроэнергетика > iran.ru, 11 мая 2018 > № 2603385

Иранские военачальники приветствовали решение президента США выйти из ядерного соглашения

Высокопоставленные иранские военачальники приветствовали решение президента США Дональда Трампа выйти из многостороннего ядерного соглашения, которое официально называется Объединенным всеобъемлющим планом действий (JCPOA).

Выступая на конференции, начальник штаба Вооруженных сил Ирана Мохаммад Хоссейн Багери сказал, что JCPOA был не желателен для иранской нации с самого начала, но народ "принял это с великодушием", сообщает Tehran Times.

"Мы столкнулись с режимом, который даже не соблюдает свою подпись в BARJAM (персидская аббревиатура ядерной сделки)", - заметил Багери.

В своем заявлении во вторник Трамп официально вывел Соединенные Штаты из ядерного договора 2015 года. "Сегодня я объявляю, что Соединенные Штаты выйдут из ядерной сделки с Ираном, - сказал Трамп из Белого дома. Он также отметил, что восстановит экономические санкции против Ирана.

Командующий Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) также приветствовал выход США из ядерного соглашения. "Я лично поздравляю США со "злым выходом" из соглашения BARJAM, которые не имели доверия изначально", - сказал генерал-майор Мохаммад Джафари.

"Это не новый инцидент и он не будет иметь решающего влияния на наши национальные интересы в любой области", - заявил Джафари.

Командующий армией генерал-майор Абдолраххим Мусави также сказал: "Слава Богу, Америка вышла из BARJAM". Он добавил, что наибольший урон, нанесенный JCPOA, состоял в том, чтобы узаконить США, сидя за столом переговоров с ним.

Иран. США > Электроэнергетика > iran.ru, 11 мая 2018 > № 2603385


США. Иран. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > neftegaz.ru, 10 мая 2018 > № 2618824

Д. Трамп принял решение о выходе США из ядерной сделки по Ирану. Ожидаемо, но печально.

США выходят из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной программе Ирана.

Соответствующее решение президент США Д. Трамп принял 8 мая 2018 г.

СВПД - соглашение 2015 г, подписанное Ираном и 6 международными посредниками (Россией, США, Великобританией, Китаем, Францией и Германией).

Документ предусматривает сворачивание ядерных разработок в Иране в обмен на снятие со страны международных санкций.

США изначально подготовили вариант для выхода из СВПД, приняв закон о рассмотрении ядерного соглашения с Ираном (INARA).

По этому закону, президент США обязан каждые 90 дней продлевать или не продлевать режим снятия санкций с Ирана.

Очередные 90 дней истекают 12 мая 2018 г, но Д. Трамп огласил решение раньше - 8 мая 2018 г.

Во время своего выступления в Белом доме Д. Трамп в очередной раз раскритиковал СВПД.

По словам президента США, СВПД был настолько плохо проработан, что, даже если Иран полностью выполнит его, режим остается на пороге ядерного прорыва в короткий период времени.

Д. Трамп обвинил Иран в обогащении урана и разработке запрещенного оружия, а также предупредил Иран, что в случае продолжения ядерных разработок, страну ждут невиданные проблемы.

Список конкретных требований к Ирану Белый дом уже опубликовал, в их числе:

- отказ от разработок ядерного оружия и межконтинентальных баллистических ракет,

- прекращение разработки ракет, способных нести ядерное оружие,

- остановка передачи ракетных технологий другим сторонам,

- прекращение поддержки террористов и экстремистов,

- снятие угрозы для свободы навигации, особенно в Персидском заливе и Красном море,

- прекращение эскалации конфликта в Йемене и дестабилизации региона путем передачи оружия хуситам,

- прекращение кибератак против США и их союзников,

- соблюдение прав человека и гуманное отношение к иностранцам, которые содержатся под стражей.

Параллельно Д. Трамп распорядился немедленно начать процесс по восстановлению санкций.

Эти санкции должны стать наиболее жесткими из тех, которые США когда-либо вводили против Ирана.

По большей части ограничительные меры по отношению к Ирану составлены и подготовлены.

В частности, все санкции, которые были введены до вступления в силу СВПД, возобновляются.

Ограничения, касающиеся экспорта иранской нефти, могут сократить предложение нефти на рынке на 350-500 тыс барр/сутки.

В силу санкции США могут вступить уже на следующей неделе.

Реакция Европы на выход США из СВПД оказалась негативной.

Против шага США выступили власти Италии, Германии, Австрии, Чехии, Британии, Франции и др стран Европы.

Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф. Могерини заявила, что Европа продолжит выполнять условия сделки с Ираном.

Постпред России при ЕС Владимир Чижов также заявил, что международные действия по сохранению СВПД будут продолжены и после решения Трампа.

Также выход США из СВПД подвергся критике в Китае и Японии.

Между тем, решение Д. Трампа поддержали Израиль, Саудовская Аравия и ОАЭ.

При этом саудиты уже заявили, что готовы компенсировать объемы поставок нефти на мировой рынок в связи с повторным вводом санкций в отношении Ирана.

Реакция Ирана оказалась очень противоречивой.

Депутаты парламента Ирана сожгли бумажный американский флаг под лозунги «Смерть Америке!».

Но как только эмоции улеглись, высказывания стали более сдержанными.

Президент Ирана Х. Роухани заявил, что Иран, в отличие от США, всегда выполняли свои обязательства, что подтверждали эксперты МАГАТЭ.

Пока Иран не будет выходить из ядерной сделки и продолжит сотрудничество с остальными участниками соглашения.

При этом высший руководитель Ирана А. Хаменеи не доверяет европейским странам, оставшимся в СВПД.

Также А. Хаменеи обвинил президента США Д. Трампа в многократной лжи.

А угрозы со стороны США Ирану А. Хаменеи обозначил как нереализуемыми.

По его словам, с самого начала претензии США к Ирану не были связаны с ядерными разработками, поэтому с подписанием соглашения враждебность не исчезла.

И если сейчас Иран примет условия США, в частности, по присутствию в регионе и ракетной программе, проблема не будет решена, а США найдут что-то еще.

Истинная цель США, по словам А. Хаменеи - полное подчинение Ирана.

США. Иран. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > neftegaz.ru, 10 мая 2018 > № 2618824


Иран. США > Электроэнергетика > iran.ru, 10 мая 2018 > № 2603379

Для экономики Ирана не будет проблем после выхода США из ядерного соглашения JCPOA

Глава Центрального банка Ирана (CBI) Валиолла Сеиф заверил в среду, что для экономики Ирана не будет проблем после выхода США из ядерного соглашения JCPOA.

"Администрация Трампа делает все возможное, чтобы возложить самую тяжелую нагрузку на Исламскую Республику Иран при самой низкой стоимости для США", - сказал Валиолла Сеиф, сообщает Mehr News.

Официальный представитель правительства Ирана сделал замечания в кулуарах заседания кабинета министров, которое состоялось вчера вечером для обсуждения заявления Трампа о том, что США выйдут из ядерной сделки и восстановят санкции против Исламской Республики.

"В течение последних полутора лет, администрация Трампа ничего не сделала для выполнения своих обязательств в рамках JCPOA и вместо этого целенаправленно создавала препятствия или создавала пропагандистский ажиотаж, чтобы дестабилизировать экономику нашей страны", - добавил он.

"К счастью, Трамп изолирован в своем решении и поддерживается только израильским режимом, а другие страны мира поддержали законные позиции Ирана", - заявил он.

"При нашем планировании, рост экономики Ирана будет продолжаться с одинаковой прогрессивной тенденцией. В настоящее время, валютные отношения стабильны с созданием баланса между ресурсами и издержками, импортом и легкостью экспорта и обеспечением иностранной валюты всех основных потребностей страны", - успокоил чиновник.

Иран. США > Электроэнергетика > iran.ru, 10 мая 2018 > № 2603379


США. Иран > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 10 мая 2018 > № 2600625

Джон Болтон: сделку с Ираном подвело то, как ужасно она себя зарекомендовала

Джон Болтон | The Washington Post

Советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон в статье для The Washington Post пишет, что сам принцип соглашения с Ираном скомпрометирован тем, как ужасно оно зарекомендовало себя в последние два года.

"Замысел Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA) состоял в том, что иранский режим в интересах собственного народа обменивает свои ядерные амбиции на экономические стимулы. Но вместо концентрации на ответственных действиях Тегеран вливал миллиарды долларов в военные авантюры за рубежом, распространяя волну смерти и разрушения по Ближнему Востоку от Йемена до Сирии, - поясняет Болтон. - Между тем иранский народ в своей стране страдал от обвала валюты, повышения инфляции, отсутствия роста зарплат и набирающего обороты экологического кризиса".

"Президент Трамп поступил взвешенно", - утверждает советник. Трамп изучал сделку более года и, придя к выводу, что она подрывает безопасность американского народа, покончил с участием в ней США. "Эти действия переменили ход опрометчивой и опасной политики и вывели нас на новый курс, который направлен против агрессивного и враждебного поведения противников и при этом укрепляет наши связи с партнерами и союзниками", - пишет Болтон.

Иллюстрацией этой политики является решение признать Иерусалим столицей Израиля. Это "физическая демонстрация приверженности США Израилю, что, по сути, является приверженностью нашим национальным интересам", подчеркивает Болтон.

"Недавнее обнародование Израилем множества ценных документов о прошлой программе Ирана по созданию ядерного оружия демонстрирует, что у нас общие враги, которые не делают между нами различий, и для нас безопаснее быть вместе", - добавляет советник.

"Кроме того, Израиль - динамичная экономическая движущая сила, - говорится в статье. - Более тесное экономическое партнерство с Израилем только увеличит благосостояние Америки, что, по замечанию президента Трампа, ведет к укреплению безопасности".

США. Иран > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 10 мая 2018 > № 2600625


США. Иран > Электроэнергетика > inosmi.ru, 10 мая 2018 > № 2600610

Выход США из договора с Ираном грозит катастрофой

Haaretz, Израиль

Резкое заявление президента Дональда Трампа о выходе Соединенных Штатов из ядерного договора с Ираном и возвращении экономических санкций, которые были сняты после подписания соглашения, усиливает вероятность конфликта в регионе.

Хотя на данном этапе рано предполагать, готово ли международное сообщество отказываться от относительного спокойствия, которое было достигнуто благодаря договору, подписанному в 2015 году. Следует дождаться реакций и действий Европы, России и Китая, чьи подписи также стоят под этим соглашением. Выйдут ли они тоже из договора? Присоединятся ли к санкциям? Какова будет реакция Тегерана? Ответы на эти вопросы пока остаются открытыми.

Поскольку европейцы, Россия и Китай не обязаны выходить из договора, можно предположить несколько сценариев дальнейшего развития событий. Если США будут единственным государством, нарушившим соглашение, это может нанести серьезный ущерб их международному статусу, привести к размыванию других международных соглашений, подписанных в прошлом. Согласно отчетам МАГАТЭ, после подписания договора Иран выполнял его условия, не нарушая ни единого пункта. Лидеры Франции, Германии и Великобритании, а также Евросоюз, уже выразили свое разочарованием действиями президента США.

Трамп поблагодарил в своем выступлении премьер-министра Биньямина Нетаньяху, сумевшего «предоставить доказательства иранской лжи». Однако нет никакой уверенности, что другие государства также убеждены в том, что Иран нарушил условия договора. С точки зрения международного сообщества, Тегеран выполнил все условия ядерной сделки. Тот факт, что Нетаньяху действовал открыто против договора, создает представление, будто Израиль подталкивает мир к войне.

Выход США из ядерного соглашения с Ираном — «благодаря доказательствам, предоставленным Нетаньяху» — может нанести удар по отношениям Израиля с западными союзниками. Этот шаг угрожает как всему миру, так и самому Израилю.

США. Иран > Электроэнергетика > inosmi.ru, 10 мая 2018 > № 2600610


США. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > inosmi.ru, 10 мая 2018 > № 2600597

Стратегии России после решения Трампа по Ирану

Миколь Фламмини (Micol Flammini), Il Foglio, Италия

Рим. Вчера, 9 мая, в Москве были глава правительства и глава государства — Биньямин Нетаньяху и Александр Вучич (Alexander Vucic). Израильский премьер прибыл в Россию, чтобы «скоординировать операции в Сирии», как он ранее заявлял, перед тем как сесть в самолет, направлявшийся в российскую столицу. Визит же президента Сербии был связан с тем, что дружба, особенно, дружба на расстоянии и, тем более, с государством, стремящимся стать частью ЕС, всегда нуждается в подпитке. Оба гостя присутствовали на параде в честь 73-го Дня Победы в российской истории. Девятое мая — очень важная дата для России, это повод продемонстрировать мускулы и проанализировать, в каком направлении развиваются международные отношения в зависимости от присутствующих на мероприятии гостей власти. Биньямин Нетаньяху поехал в Москву на следующий день после выхода США из ядерного соглашения с Ираном с одним требованием: он хочет, чтобы Россия стала гарантом безопасности израильских границ. Он хочет, чтобы иранские военные покинули Сирию: утром 9 мая Израиль нанес удар по иранской военной базе недалеко от Дамаска. Россия всегда поддерживала равновесие в своих отношениях с Израилем, несмотря на сотрудничество с иранцами, необходимое для гарантирования победы режима Башара Асада в гражданской войне в Сирии. Ей трудно выполнить просьбу израильского премьера. «Если хочешь вести переговоры с иранцами, поговори с русскими», — заявил в интервью газете «Уолл-Стрит Джорнал» (Wall Street Journal) Цви Маген, бывший посол Израиля в Москве. Но иранцы сражались за сирийскую территорию вместе с Россией, и отказаться от нее теперь было бы все равно, что сдаться.

Вчера, 9 мая, колонны танков, ракеты, улыбающиеся учащиеся военных училищ, дроны, роботизированные военные машины и знаменитая «непобедимая ракета» прошествовали перед российским президентом, который был, как всегда, серьезен, но взволнован.

Эта игра мускулами под чистейшим небом, прозрачность которого нарушали лишь летящие F-22 «Раптор», началась после того, как президент произнес полную добрых намерений и плохо скрываемых предупреждений речь. Владимир Путин говорил о необходимости мира, о беспокойном периоде, который переживает все человечество. Когда за спиной российского президента был мавзолей, а сбоку стоял Нетаньяху, он вспоминал историческую победу и предупреждал нынешних врагов: «Советский Союз определил исход Второй мировой войны, спас миллионы человек, однако сегодня […] пытаются переписать саму историю. Мы не позволим сделать это».

Он не произнес никаких конкретных угроз, но два дня назад Дональд Трамп (Donald Trump) решил вывести США из иранского ядерного соглашения, и для России это представляет угрозу. «Мы помним о трагедии двух мировых войн, об уроках истории. […] Мы понимаем всю серьёзность этих угроз. Всем странам, всему человечеству важно осознать, что мир очень хрупок». Рядом с российским президентом стоял Нетаньяху с оранжево-черной георгиевской ленточкой на груди, символом военной победы России. Чтобы выдвинуть свои требования, израильский премьер избрал самый важный для российских институтов день, давая, таким образом, главе Кремля шанс — особенно после решения Трампа о выходе из соглашения — стать гарантом. Путин хочет сохранить ядерное соглашение, и министр иностранных дел России Сергей Лавров утром сообщил новостному агентству «Риа Новости», что Россия не намерена выходить из него. Сохранение соглашения является одним из главных дипломатических приоритетов Москвы, а сейчас растет ее беспокойство из-за возможной военной эскалации между Израилем и Ираном. Если это произойдет, под угрозой окажется само существование сирийского режима и роль России в регионе. У Москвы установились хорошие отношения с Ираном, ей нужны иранские войска в Сирии, но Иран, имеющий в своем арсенале ядерное оружие, не входит в ее интересы. Ядерное соглашение играет важную роль в том числе и потому, что сохраняет стабильность правительства Хассана Роухани, а это основополагающее условие для российских стратегий на Ближнем Востоке. Путину нужен президент Ирана в качестве партнера в попытке прийти к политическому решению сирийского кризиса, а новые санкции, которые Соединенные Штаты намерены наложить на Иран, ослабляют позиции Роухани на родине. Его недавнее переизбрание во многом было связано с экономическими возможностями, которые давало ядерное соглашение.

Израиль и Россию объединяет интерес к поддержанию хороших отношений, но теперь условия для этого были определены вполне четко: Нетаньяху хочет, чтобы Кремль освободил его от весьма вероятной иранской угрозы в Сирии. Однако Москва не может отказаться ни от своего партнерства с Израилем, ни от стратегического сотрудничества с Тегераном.

США. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > inosmi.ru, 10 мая 2018 > № 2600597


США. Иран > Электроэнергетика > inopressa.ru, 9 мая 2018 > № 2600595

Трамп-разрушитель

Клаус-Дитер Франкенбергер | Frankfurter Allgemeine

Дональда Трампа, похоже, не слишком волнует, что его решение выйти из ядерной сделки с Тегераном может иметь фатальные последствия. Президентом США движет непреодолимое желание разделаться с наследием Обамы, уверен журналист Frankfurter Allgemeine Zeitung Клаус-Дитер Франкенбергер.

"Попытки канцлера ФРГ и президента Франции переубедить президента Трампа ни к чему не привели: глава Белого дома все-таки решил вернуться к санкциям против Ирана и выйти из ядерного соглашения", - сообщает издание. Европейцы, отмечает автор статьи, могут и дальше держаться за соглашение - "после того как американский президент повернулся к достигнутым договоренностям спиной и иранское руководство, скорее всего, перестанет считать себя обязанным придерживаться его условий, сделка не будет стоить и ломаного гроша". Тегеран уже заявил о том, что вернется к обогащению урана, если Вашингтон снова введет санкции.

"Устрашающе реальной сегодня выглядит угроза того, что достигнутые в 2015 году ядерные соглашения будут расторгнуты и Ближний Восток окажется на пороге нового периода потрясений. Несомненно, - замечает Франкенбергер, - соглашение не было идеальным. Оно лишь замораживало на время ядерные амбиции Ирана (...). Конечно, не стоило питать иллюзий относительно заверений Тегерана, что в военном плане не ведется никаких ядерных изысканий. Но также несомненно, что надо всеми силами не допускать, чтобы Иран получил доступ к ядерному оружию".

Автор считает оправданной критику администрации Трампа относительно того, "что Иран продолжает работать над своей ракетной программой и проводит агрессивную политику в регионе - будь то вооружение "Хизбаллы" в Ливане или поддержка повстанцев в Йемене". "Но ядерное соглашение, - пишет журналист, - не должно решать ни ту, ни другую проблему. К тому же, насколько известно, Иран до настоящего момента соблюдал все договоренности, предусмотренные соглашением".

Журналист предполагает, что "Трамп, для которого эта сделка была бельмом на глазу уже во время предвыборной кампании, ожесточенно стремился выйти из нее по той причине, что она была заключена при его предшественнике Обаме".

"Тот факт, что подобное упорство, граничащее с одержимостью, может подтолкнуть регион к войне, похоже, его не особенно волнует", - говорится в статье. Тихоокеанское торговое партнерство, Парижское климатическое соглашение, ядерное соглашение с Ираном - "Трамп нравится себе в роли разрушителя", считает Франкенбергер.

Какие выводы может сделать в этой связи северокорейский диктатор Ким Чен Ын, с которым Трамп хочет договариваться о ядерном разоружении на Корейском полуострове? "Вряд ли Пхеньян можно будет упрекнуть, если он станет сомневаться в надежности американских обещаний", - пишет автор.

США. Иран > Электроэнергетика > inopressa.ru, 9 мая 2018 > № 2600595


Иран. США. Россия > Электроэнергетика > inopressa.ru, 9 мая 2018 > № 2600594

Выход Трампа из сделки с Ираном - это победа для России

Акбар Шахид Ахмед | The Huffington Post

"Решение президента Дональда Трампа выйти из ядерного соглашения с Ираном ослабит отношения США с другими государствами во всем мире и создаст проблемы, которые будут стоять перед американской внешней политикой годами, и это пойдет на пользу сопернику США, который, как утверждает американская разведка, помог Трампу на выборах, - России", - пишет корреспондент The Huffington Post Акбар Шахид Ахмед.

"Шаг Трампа, скорее всего, приведет к продвижению двух главных целей российского президента Владимира Путина: расколоть альянс демократических государств под руководством США, который на данный момент доминирует в международных отношениях, и укрепить альтернативное объединение России, в которое входит Иран и его партнеры на Ближнем Востоке", - говорится в статье.

Соглашение было полезно для России, потому что она не хотела допускать, чтобы новые страны заполучили ядерное оружие и, следовательно, сделали одно из ее собственных преимуществ менее ценным. "Ей никогда на самом деле не нравился потенциал Ирана, который мог обеспечить ему прорыв", - говорит Майкл Стивенс из Королевского института оборонных исследований (Лондон).

"По мере наращивания Соединенными Штатами экономического давления на Иран Исламской республике будет все труднее обзаводиться друзьями. Это оставляет Тегеран в союзе с Москвой", - рассуждает автор. Хотя они неудобны друг для друга как партнеры, они сотрудничали в борьбе против международных инициатив, которые могли встать на пути их собственных интересов, пишет Ахмед, приводя в качестве примера военное сотрудничество России и Ирана в Сирии.

Поборники жесткой линии в Тегеране хотят укрепить эти отношения - и заодно усилить ощущение праведной борьбы с Западом, которое поддерживает агрессивный национализм в среде их сторонников в обществе, пишет автор.

Более изолированный и параноидальный Иран означает, что "русские победили в геостратегическом отношении", говорит Реза Мараши, директор по науке в National Iranian American Council. США, добавляет он, способствуют укреплению представлений, которые стремится поддержать Россия: что сейчас Вашингтон может господствовать в южной части Ближнего Востока, но север - включая ключевые регионы в Сирии, Ираке, Иране и Турции - находится под влиянием Москвы.

"Это именно то, чего так сильно хочет Путин, - сделать так, чтобы Россия через 27 лет после распада Советского Союза снова казалась равной США", - говорится в статье.

Иран. США. Россия > Электроэнергетика > inopressa.ru, 9 мая 2018 > № 2600594


Иран. США > Электроэнергетика > inopressa.ru, 9 мая 2018 > № 2600593

Выход из ядерной сделки с Ираном подрывает мультилатеральную систему

Сильвия Кауфман | Le Monde

По мнению обозревателя Le Monde Сильвии Кауфман, американское решение выйти из ядерной сделки с Ираном запускает кризис трансатлантических отношений.

"Подобно осколочной бомбе, решение Дональда Трампа атакует его европейских союзников и вслед за ними - либеральный международный правопорядок, главнейшими защитниками которого они являются", - считает автор статьи.

Кандидат, избранный под лозунгом "Америка превыше всего", после прихода к власти уже открыл военные действия, выведя США из Парижского соглашения по климату. И продолжил их, когда покинул торговое соглашение Транстихоокеанское партнерство (TPP), а затем установил ввозные пошлины на сталь и алюминий, игнорируя международные торговые правила, говорится в статье.

"Завершением этой грубой сверхдержавной логики стал выход из JCPOA (Совместный всеобъемлющий план действий -техническое название соглашения по иранской ядерной программе), что также подрывает мультилатеральную систему, которая определяет международные отношения после окончания второй мировой войны. Систему, необходимо об этом напомнить, внедренную США", - пишет Кауфман.

Почему расторжение данного соглашения оказывается более серьезным, чем предыдущие? Потому что речь идет о безопасности и о распространении ядерного оружия в особо взрывоопасной зоне. Потому что оно сводит на нет упорные усилия дипломатов Франции, Германии и Великобритании, которые четыре месяца контактировали с их американскими коллегами ради спасения соглашения, пусть несовершенного, но сочтенного теми же дипломатами наилучшим средством помешать Ирану создать свою ядерную бомбу, рассуждает журналистка.

Наконец, потому, что оно стирает в порошок основной принцип международного права: Pacta sunt servanda - "Договоры должны соблюдаться".

"Для европейцев это звонкая пощечина, - продолжает Кауфман. - Будучи европейской инициативой, JCPOA является результатом десятилетия упорных и трудных переговоров, чистым плодом мультилатеральной дипломатии - соглашение было подписано в июле 2015 года уже упомянутыми тремя странами Старого Света, а также Ираном, США, Китаем, Россией и Евросоюзом".

"Усилиям европейцев, призыву генсека ООН Антониу Гутерреша и силе международного права американский президент предпочел медийную манипуляцию израильского лидера Биньямина Нетаньяху и силу как таковую", - считает Кауфман.

"И что теперь? Париж, Берлин и Лондон доблестно докладывают о сохранении своей линии и своих усилий в отношении Ирана: их единство благотворно. Но отныне начинается тяжелый кризис трансатлантический отношений, более тяжелый, чем кризис 2003 года, связанный с войной в Ираке: Европа тогда разделилась на страны, последовавшие за Вашингтоном в его иракской авантюре, и на страны, устоявшие перед ней", - напоминает автор.

"Вдобавок к сильной напряженности по вопросам торговли между Вашингтоном и Брюсселем иранский кризис стравливает США с Европой по столь фундаментальным вопросам, что можно задуматься, существует ли еще трансатлантическое сообщество в принципе", - анализирует обозреватель.

"В момент подготовки других переговоров - о денуклеаризации Корейского полуострова - международная система сильно расшатана, деловая репутация ее установлений поставлена под сомнение, в то время как они должны быть востребованы для процедур верификации и демонтажа. Пекин и Москва в недоумении", - пишет Кауфман.

"Мы оказываемся в том периоде истории, который французский дипломат Янаина Эррера назвала "эрой брутализации дипломатии", - заключает Кауфман.

Иран. США > Электроэнергетика > inopressa.ru, 9 мая 2018 > № 2600593


США. Иран > Электроэнергетика > inosmi.ru, 9 мая 2018 > № 2598754

Выход Трампа из иранской ядерной сделки — большая авантюра

Джеральд Сеиб (Gerald Seib), The Wall Street Journal, США

Решение президента Дональда Трампа выйти из ядерной сделки, которую заключил с Ираном его предшественник, является большой авантюрой, вероятно, пока что самой большой за все время его президентства.

Точнее говоря, этот шаг представляет собой серию авантюр: Трамп делает ставку на то, что лидеры Ирана, иранская экономика и иранцы, а также союзники США и даже лидер Северной Кореи будут реагировать в соответствии с его ожиданиями. Трамп вполне может выиграть, и его надежды оправдаются. Но если он ошибся, то риски, сопряженные с проигрышем, будут довольно высоки.

Главную ставку в своей авантюре президент делает на то, что возобновления полноценных экономических санкций в отношении Ирана будет достаточно, чтобы заставить его лидеров вернуться за стол переговоров о пересмотре ядерной сделки, заключенной при президенте Бараке Обаме. На самом деле, Трамп попросту предугадал, что иранские лидеры именно так и поступят.

В качестве альтернативы он, по-видимому, рассчитывает на то, что возобновление максимального давления США окажет разрушительное воздействие на слабую иранскую экономику, и так уже находящуюся в тяжелом состоянии из-за роста цен, падения курса местной валюты и длительной засухи. И что в результате начнет расти недовольство, и начнутся внутренние беспорядки, что является угрозой для существования режима.

Дональд Трамп не говорил, что хочет, чтобы его решение привело к смене правительства в Тегеране. Но своими словами о «кровавом» режиме Ирана и своим заявлением о том, что «будущее Ирана принадлежит его народу», он почти призвал к этому. Правда, опасность заключается в том, что теперь, когда правительство Ирана столкнулось с новой угрозой со стороны Америки, иранский народ наоборот сплотится вокруг него.

Дальше Трамп делает ставку на то, что союзники США во Франции, Великобритании и Германии, которые призывали президента изменить курс, будут скорее сотрудничать с ним на фоне новой волны экономических санкций, чем оказывать ему сопротивление и двигаться вперед, чтобы построить новые собственные отношения с Ираном. Такое неповиновение стран Европы могло бы привести к снижению давления, которое пытается оказать и в итоге изолировать США, а не Иран.

Обещание президента вводить санкции против любой страны, которая помогает Ирану, ставит под удар союзников США в такой же степени, как и режим в Тегеране, и может привести к конфликту из-за санкций не только с Ираном, но и с союзниками.

Кроме того, Трамп полагается на удачу, рассчитывая, что Иран просто не будет в ответ возобновлять полномасштабную работу по реализации ядерной программы, возвращаясь к сотням центрифуг, которые у него все еще есть. И не будет производить обогащенный уран, который, как опасается Запад, поставит Тегеран на путь к созданию потенциала для производства ядерного оружия. Европейские лидеры призывают иранцев реагировать спокойно, не совершая поспешных действий, но сторонники жесткой линии в Тегеране могут вместо этого воспользоваться моментом, чтобы возобновить действия, которые они вообще никогда не хотели прекращать.

Дональд Трамп делает ставку и на то, что лидер Северной Кореи Ким Чен Ын, с которым он намерен встретиться через несколько недель, сделает из его заявлений вывод, необходимый для президента. Вывод о том, что сделка наподобие иранской, которая означает не закрытие ядерной программы Пхеньяна, а лишь замедляет ее реализацию, не будет считаться достаточной. Есть опасность того, что Северная Корея сделает другой вывод — о том, что в вопросе выполнения условий сделок, заключенных ее лидерами, рассчитывать на США нельзя.

Прежде всего, авантюрой является решение Трампа в расчете на то, что сегодняшнее обострение напряженности отношений с Ираном не перерастет в конфликт с Соединенными Штатами, с Израилем или с Саудовской Аравией.

«В худшем случае Иран возобновит намеченную им деятельность по реализации ядерной программы, и либо Израиль, либо США сочтут это неприемлемым и используют военную силу. А Иран отреагирует на это любыми способами в регионе или во всем мире, применив все имеющиеся у него средства», — говорит Ричард Хаас (Richard Haass), президент Совета по международным отношениям. Он отмечает, что к этим средствам относятся терроризм и кибервойна.

Более того, после шага, предпринятого Дональдом Трампом, «в вопросе, касающемся того, как этот кризис будет развиваться, все теперь зависит от Ирана, теперь его очередь действовать, — отмечает эксперт по Ирану из Брукингского института Сьюзан Мэлони (Suzanne Maloney). —Я думаю, вероятный краткосрочный подход — максимально использовать возможную дипломатическую и экономическую реакцию Европы».

Но, добавляет она, «у Тегерана есть широкий спектр возможностей, позволяющих ему продемонстрировать, что его рычаги влияния на местах в конфликтах в Йемене, Сирии, Ираке и в других странах региона не менее существенны и серьезны, чем экономические рычаги США».

И, наконец, Трамп делает ставку на то, что его жесткая политика в отношении Ирана убедит другие страны региона в том, что США и впредь не намерены уступать и будут придерживаться непреклонной позиции, согласно которой Ирану никогда не будет позволено обладать ядерным оружием. Президент сказал, что это станет гарантией того, что другие страны региона не будут стремиться обзавестись собственным ядерным оружием, и не дадут Ирану сделать это.

Риск здесь, конечно, заключается в том, что может произойти обратное. Иран мог бы сейчас ответить активными действиями по реализации ядерной программы, отмечает Хаас, что побудило бы Саудовскую Аравию и, возможно, другие страны выйти из глобального Договора о нераспространении ядерного оружия и встать на путь создания собственного ядерного оружия.

США. Иран > Электроэнергетика > inosmi.ru, 9 мая 2018 > № 2598754


Иран. США > Электроэнергетика > iran.ru, 8 мая 2018 > № 2603372

Президент США объявит о своем решении по ядерной сделке с Ираном раньше

Президент США Трамп заявил, что он объявит о своем решении по ядерной программе Ирана во вторник, на четыре дня раньше ожидаемого срока.

"Я объявлю свое решение по иранской сделке завтра из Белого дома в 14:00", - написал он в понедельник днем, сообщает Mehr News.

Решение Трампа выйти из ядерной сделки, многостороннего соглашения, подписанного между Ираном и странами 5 + 1 в 2015 году, отменит обязательство США отказаться от санкций в отношении энергетической и банковской системы Ирана.

Несмотря на полное соблюдение Ираном соглашения, подтвержденное МАГАТЭ 11 раз, Трамп критично относится к этой сделке и действует в нарушение духа и текста ядерного соглашения JCPOA.

Иран предупредил, что это соглашение не будет выполнено, если одна из сторон решит выйти из него, и страна рассмотрит вопрос о продвижении своей ядерной программы до того уровня, который существовал до подписания JCPOA.

Иран. США > Электроэнергетика > iran.ru, 8 мая 2018 > № 2603372


Иран. США > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > forbes.ru, 8 мая 2018 > № 2597955

Туз в рукаве. Что будет с ценами на нефть после разрыва ядерной сделки с Ираном

Варвара Перцова

Корреспондент Forbes

Если США разорвут ядерное соглашение с Ираном, то возможные варианты развития событий можно будет разделить на две категории: плохие и катастрофические

Нефтяные рынки находятся в напряженном ожидании 8 мая — в этот день президент США Дональд Трамп объявит свое решение относительно так называемой «ядерной сделки» с Ираном. Об этом американский президент написал в своем Twitter: «Я объявлю свое решение касательно соглашения с Ираном в Белом доме в два часа дня» (22:00 по московскому времени. — Forbes).

Ограничения против Ирана сняли в начале 2016 года. Международная «шестерка» (пять постоянных членов совета безопасности ООН и Германия) заключила сделку в июле 2015 года после десяти лет переговоров. Каждые четыре месяца США продлевают это решение. Трамп еще в декабре заявил, что Америка может выйти из ядерного соглашения.

Потенциальная угроза развала иранского соглашения действительно велика. Цены на нефть уже превысили отметку в $75 за баррель — сигнал того, что многие сделали ставку на разрыв сделки и применение новых санкций в отношении Ирана. В этом случае спрос на иранскую нефть начнет снижаться. Возобновление санкций со стороны США в отношении Ирана — один из существенных факторов наблюдаемого сейчас роста нефтяных цен.

Как Иран восстанавливал влияние

«Ядерная сделка», благодаря которой Иран и основные мировые державы достигли соглашения по ядерной программе в обмен на отмену санкций, позволила Тегерану вернуться на международный рынок нефти. Сейчас ближневосточное государство занимает третье место в мире по объему добычи нефти среди стран ОПЕК, уступая пальму первенства Саудовской Аравии и Ираку и добывая порядка 3,8 млн баррелей в сутки. По разным оценкам, на экспорт идут от 2 млн до 2,5 млн баррелей в сутки.

Если США введут санкции, предложение иранской нефти на международном рынке сократится на 1-3 млн баррелей в сутки. Рынок не может игнорировать возможные ограничения экспорта, поэтому сама по себе угроза Трампа выйти из ядерного соглашения с Тегераном уже отражена в текущих ценах нефтяных фьючерсов. Возможные варианты развития событий теперь можно разделить на две категории: плохие и катастрофические, рассказал Forbes генеральный директор «УК Спутник — Управление капиталом» Александр Лосев.

«Дело в том, что даже если США сохранят ядерное соглашение с Ираном в силе, то пресловутый закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (Countering America’s Adversaries Through Sanctions Act, CAATSA), налагающий дополнительные санкции на Иран, Северную Корею и Россию, останется в силе, — отметил Лосев. — Этот закон предполагает усиление давление на перечисленные в нем страны. В этом недавно убедились Дерипаска и Вексельберг, и многим еще придется столкнуться с действием этого закона CAATSA. Иран по этому закону будут давить санкциями за помощь (президенту Сирии) Башару Асаду и за собственные оборонные программы. Поэтому даже если Трамп оставит ядерную сделку в силе, цены на нефть сначала скорректируются вниз, но через какое-то время снова подрастут на новых антииранских санкциях».

Катастрофический сценарий аналитики видят в развязывании реального военного конфликта в регионе Персидского залива. Даже простое перекрытие Ормузского пролива из-за боевых действий может сократить поставки нефти на международный рынок на 20%, не говоря уже о гуманитарной и экономической составляющих любой войны.

Кто будет в выигрыше

В выигрыше от санкций и возможной эскалации окажутся Соединенные Штаты. Взлет нефтяных цен притормозит экономический рост в Китае и Индии, позволит увеличить инвестиции в сланцевую добычу в США и загрузит заказами американский военно-промышленный комплекс. А сам по себе рост геополитической напряженности вынудит инвесторов и центробанки многих стран искать так называемую спасительную гавань в долларе и в американских ценных бумагах. Это поможет США с решением проблемы финансирования бюджетного дефицита при рекордном уровне долга, признает Лосев: «Всем остальным странам, включая Иран, эта новая игра принесет дополнительные расходы и риски».

Чистыми бенефициарами этой ситуации станут американские сланцевики, убежден Александр Корнилов, старший аналитик по нефтегазовому сектору компании АТОН. Для них наступит очередной ренессанс, который рано или поздно даст знать новым рекордно высоким уровнем добычи, хоть и с временным лагом: это точно не произойдет мгновенно.

Основные покупатели иранской нефти в Европе, французская Total и итальянская Eni, начнут снижать объемы закупки. При этом на азиатском рынке, крупнейшем потребителе иранской нефти, конкуренция постоянно увеличивается, полагает эксперт энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Екатерина Грушевенко: «В подобной ситуации цены нефти продолжат рост. Рост цен может быть ограничен наращиванием объемов добычи сланцевой нефти. Однако даже у сланцевиков это займет определенное время, поэтому в краткосрочном периоде одного-трех месяцев цена нефти может достичь отметки в $80 за баррель».

Александр Корнилов предполагает еще больший скачок цен на нефть, поскольку даже и растянутое во времени сокращение предложения нефти на уровне 2,0-2,5 млн баррелей в сутки станет шоком для рынка. Вероятнее всего рынок ожидает резкий взлет котировок существенно выше $80 за баррель, а в пиковых значениях — выше $90.

Однако в долгосрочной перспективе нет никакой гарантии, что Европа последует за американцами и перестанет импортировать нефть из Ирана, отмечает Корнилов. «Не стоит забывать про Китай и Индию, крупнейших покупателей иранской нефти, — предостерег аналитик. — Какова будет их позиция, особенно в случае, если Иран предложит гибкую ценовую политику для поддержания своих объемов реализации, никто не знает». Кроме того, опыт предыдущего эмбарго показал, что Иран успешно находил способы экспортировать свою нефть в страны третьего мира. Таким государствам невыгодно присоединяться к санкциям Запада. Наличие растущих рынков в Африке и Средней Азии может в значительной степени нивелировать последствия американских санкций в отношении иранского режима.

Иран. США > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > forbes.ru, 8 мая 2018 > № 2597955


Великобритания. Иран. США > Электроэнергетика > inosmi.ru, 8 мая 2018 > № 2597914

Борис Джонсон: Не следует отказываться от ядерной сделки с Ираном

The New York Times, США

Г-н Джонсон, британский министр иностранных дел, посетит на этой неделе Вашингтон для переговоров с членами администрации Трампа.

К 1931 году Уинстон Черчилль принял участие в большем количестве предвыборных баталий, чем любой другой член британского Парламента. Он с сожалением констатировал тогда, что «один из каждых 30 дней» его взрослой жизни был занят «трудной и беспокойной» предвыборной работой.

Известный вывод Черчилля формулировался так: демократия представляет собой «наихудшую форму правления — если не учитывать все остальные испробованные». Однако он не поддавался пессимизму; наоборот, глубокая мудрость состоит в том, чтобы, столкнувшись с необходимостью сделать выбор из набора не слишком аппетитных опций, выбрать вариант с наименьшим количеством недостатков, а затем заняться их исправлением.

Так же обстоит дело и с иранской ядерной сделкой, пересмотром которой сегодня занимается президент Трамп, тогда как 12 мая, то есть суббота на этой неделе, является следующим предельным сроком для выхода Америки из этой сделки. Среди всех опций, которые мы имеем для обеспечения того, чтобы Иран никогда не получил ядерное оружие, этот договор имеет наименьшее количество недостатков.

У него, разумеется, есть свои слабые стороны, однако я убежден в том, что они могут быть исправлены. На самом деле Британия в настоящий момент работает вместе с администрацией Трампа, а также с нашими французскими и немецким коллегами над тем, чтобы избавиться от этих недостатков.

Не следует забывать, что это соглашение помогло предотвратить реальную катастрофу. В своем выступлении в ООН в сентябре 2012 год Биньямин Нетаньяху, премьер-министр Израиля, справедливо предупреждал о той опасности, которую может представлять собой обладающий ядерным оружием Иран. В тот момент на иранских ядерных предприятиях, согласно оценкам, было 11500 центрифуг, а также почти 7 тонн низкообогащенного урана, а через некоторое время у Ирана могло бы быть уже 20 000 центрифуг и 8 тонн урана. Если бы лидеры Исламской Республики приняли решение о создании ядерного арсенала, то им потребовалось бы всего несколько месяцев для производства того количества оружейного урана, которого было бы достаточно для создания первой бомбы.

Ситуация была еще более тревожной, поскольку месяц за месяцем Иран устанавливал все больше центрифуг и увеличивал свои запасы урана. Но в соответствии с условиями заключенной сделки Иран демонтировал и направил на хранение около трети своих центрифуг, а также отказался от 95% своих запасов урана. Таким образом, период времени, необходимый Ирану для производства атомной бомбы, был увеличен, по крайней мере, до одного года, а заключенное соглашение было разработано таким образом, чтобы этот минимальный порог не уменьшался.

Более того, инспекторы из Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) получили дополнительные полномочия по наблюдению за иранскими ядерными установками, что увеличивало вероятность обнаружения ими любых попыток создания ядерного оружия.

Теперь, когда «наручники» установлены, я не вижу никаких возможных преимуществ, которые могут возникнуть в случае отказа от них. Только Иран выиграет в случае отказа от введенных ограничений в отношении его ядерной программы.

Намного лучший вариант — более строгий контроль над соблюдением положений заключенной ядерной сделки. МАГАТЭ подтвердило, что Иран пока выполняет взятые на себя обязательства, — и одновременно нужно проводить совместную работу, направленную на противодействие воинственному поведению Ирана в этом регионе.

Чего же удалось добиться в результате ядерной сделки? Представьте себе все гражданские войны и междоусобные конфликты, происходящие сегодня на Ближнем Востоке. А теперь добавьте к полученному результату возможность гонки ядерных вооружений, спровоцированную рвущимся к обладанию атомной бомбой Ираном. Это именно тот сценарий, который предотвращает заключенное соглашение.

В своем заявлении, сделанном 12 января, президент Трамп справедливо назвал опасные действия Ирана центральной причиной нестабильности на всем Ближнем Востоке. Британия разделяет его озабоченность по поводу поддержки Ираном террористических группировок, по поводу его поведения в киберпространстве и его программы по разработке ракет дальнего радиуса действия. Мы, конечно же, согласны с тем, что Иран никогда не должен получить ядерное оружие, и на самом деле обязательство Ирана «не пытаться разрабатывать или приобретать» подобный арсенал (без каких-либо временных рамок) обозначено в самом начале преамбулы ядерной сделки.

По всем этим вопросам Британия и Америка имеют единую позицию. С момента упомянутой речи президента Трампа дипломаты Соединенных Штатов и Соединенного Королевства работают вместе со своими французскими и немецкими коллегами над разработкой общего подхода к Ирану, и при этом фокус их внимания направлен на противодействие вмешательству Тегерана в региональные дела, на сокращение ракетной угрозы, а также на обеспечение гарантий того, что он никогда не сможет создать ядерное оружие.

Мы все сыграли свою роль, помогая администрации Трампа максимизировать давление на Северную Корею, и эта стратегия, похоже, начинает приносить плоды. Мы разделяем озабоченности по поводу Ирана. На мой взгляд, мы очень близки к достижению той позиции, которая будет учитывать озабоченность президента Трампа, а также укрепит трансатлантическое единство. В нынешней непростой ситуации было бы ошибкой отказаться от ядерной сделки и убрать те ограничения, которые она налагает на Иран. Г-н Нетаньяху недавно показал, как Иран реализовывал секретный проект в период с 1999 года по 2003 годы, разрабатывая технологии для создания ядерного оружия.

Однако сведения об этом проекте на самом деле подчеркивают важность сохранения ограничений в отношении ядерных амбиций Тегерана, включая возможность экспертам МАГАТЭ проводить инспекции ключевых предприятий. Я считаю, что сохранение существующих ограничений в отношении ядерной программы Ирана поможет также противодействовать агрессивному поведению Тегерана в регионе. Я уверен в одном: любая доступная альтернатива хуже существующей сделки. Самым мудрым шагом было бы улучшить наручники, а не ломать их.

Великобритания. Иран. США > Электроэнергетика > inosmi.ru, 8 мая 2018 > № 2597914


США. Иран > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 8 мая 2018 > № 2597871

США вышли из ядерной сделки и вернули санкции против Ирана

Редакция Forbes

Опрошенные Forbes эксперты опасаются не столько влияния этого решения на нефтяные котировки, сколько возможного военного конфликта в Персидском заливе

Президент США Дональд Трамп заявил о расторжении ядерной сделки с Ираном и возвращении ранее замороженных санкций в отношении страны.По его словам, Иран занимается обогащением урана и разработкой ядерного оружия, несмотря на действие «ядерного соглашения» с международным сообществом.

«На самом деле соглашение позволило Ирану продолжать обогащать уран и в конечном итоге достичь ядерного прорыва», — сказал Трамп, выступая с обращением в Белом доме (цитата по РИА Новости).

«Теперь мы имеем убедительное подтверждение, что это заверение Ирана (что он не разрабатывал ядерное оружие) было ложью», — добавил президент.

Иран и «шестерка» международных посредников (Россия, США, Британия, Китай, Франция, Германия) в 2015 году достигли исторического соглашения об урегулировании многолетней проблемы иранского атома: был принят Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), выполнение которого снимает с Ирана экономические и финансовые санкции СБ ООН, США и Евросоюза.

Трамп еще до избрания президентом жестко критиковал соглашение, называя его «худшей сделкой», и не исключал, что выйдет из нее, если соглашение не удастся «исправить».«В теории, так называемое иранское соглашение должно было защищать Соединенные Штаты и наших союзников от безрассудства иранской ядерной бомбы — оружия, которое только поставит под угрозу выживание иранского режима», — отметил Трамп.

Франция планирует вести со своими союзниками разработку более обширного договора с Ираном, заявил президент Франции Эмманюэль Макрон. «Мы будем вести коллективную работу над более широкими рамками (договора с Ираном), охватывающими ядерную деятельность на период после 2025 года. А также охватывающего создание баллистических ракет, вопросы стабильности на Ближнем Востоке, в особенности в Сирии, в Йемене и Ираке», — написал он в Twitter.

Стоимость нефти замедлила снижение после заявления президента США Дональда Трампа о том, что страна выходит из соглашения с Ираном по ядерной программе, свидетельствуют данные торгов. По состоянию на 21:35 по московскому времени стоимость июльских фьючерсов на североморскую нефтяную смесь марки Brent снижалась на 1,5% — до $75,03 за баррель. Цена июньских фьючерсов на нефть марки WTI опускалась на 2,16% — до $69,2 за баррель. До объявления Трампом решения о ядерном соглашении нефть дешевела примерно на 2,3-2,8%.

Опрошенные Forbes эксперты опасаются не столько влияния этого решения на нефтяные котировки, сколько возможного военного конфликта в Персидском заливе: угроза Трампа выйти из ядерного соглашения с Тегераном уже отражена в текущих ценах нефтяных фьючерсов.

США. Иран > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 8 мая 2018 > № 2597871


Иран. Израиль. США > Электроэнергетика > iran.ru, 7 мая 2018 > № 2603326

Израильский генерал: Выход США из ядерной сделки поможет Ирану

Генерал-майор Амос Гилад, бывший научный руководитель военной разведки Израиля, заявил, что выход США из ядерного соглашения 2015 года Ирана с крупными державами, в основном, поможет Ирану.

Гилад, также бывший директор отдела политической безопасности Министерства обороны Израиля, рассказал Haaretz, что, по его мнению, американская приверженность сделке остается наименее плохим вариантом.

Относительно презентации премьер-министра Биньямина Нетаньяху по ядерной программе Ирана в прошлый понедельник, Гилад сказал, что материал, полученный "Моссадом", не доказывает, что иранцы нарушают ядерное соглашение.

Он добавил: "Даже после впечатляющей пресс-конференции Нетаньяху я не вижу, чтобы другие страны, кроме Соединенных Штатов, заняли позицию в пользу отказа от соглашения. Россия является стратегическим партнером Ирана в Сирии. Китай торгует с Ираном, и европейцы не отходят от своей позиции, поддерживая соглашение".

"Американское заявление о выходе из соглашения позволит Ирану вбить клин между мировыми державами и постепенно ослабить международный контроль над своей ядерной программой. Если американцы откажутся от соглашения, им придется готовиться к альтернативам, и я не вижу, что можно было бы в этом случае сделать", - заявил израильский генерал.

Иран. Израиль. США > Электроэнергетика > iran.ru, 7 мая 2018 > № 2603326


США. СЗФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 7 мая 2018 > № 2598571

GE подписала лицензионное соглашение с компанией АО ВО «Электроаппарат», касающееся изготовления высоковольтных элегазовых колонковых выключателей на напряжение 220, 330 и 500 кВ для открытых распределительных устройств.

Производство выключателей начнется в 2018 году на площадке компании «Электроаппарат» в Санкт-Петербурге.

Высоковольтные выключатели входят в состав основного оборудования распределительных устройств подстанций. Они в автоматическом режиме защищают подстанции от межфазных коротких замыканий, а также от коротких замыканий на землю, повышая надежность и безопасность энергосети.

В перспективе GE и «Электроаппарат» рассматривают расширение локализации продуктов классом напряжения до 750 кВ. В частности, речь идет о баковых выключателях, комплектных распределительных устройствах (КРУЭ), а также системах автоматизации подстанций. Локализация широкой линейки высоковольтных продуктов позволит комплексно подходить к решению задач модернизации и автоматизации объектов российской энергетики и систем электроснабжения предприятий, что принесет дополнительные преимущества клиентам за счет снижения затрат на логистику и повышения эффективности производственных процессов.

GE ведет активную работу по повышению надежности передачи электроэнергии в России, участвуя в модернизации региональных энергосистем и внедряя технологии «интеллектуальных сетей».

США. СЗФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 7 мая 2018 > № 2598571


США. СЗФО > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > neftegaz.ru, 4 мая 2018 > № 2615482

Глава Силовых машин снова попросил помощи у правительства.

У Силовых машин А. Мордашова, которые попали под санкции США в январе 2018 г, начались проблемы с ликвидностью.

Об этом 4 мая 2018 г рассказал чиновник знакомый с ситуацией.

Зарубежные банки отказываются проводить платежи компании в долл США, из-за необходимости переводить операции в другие валюты у компании выросли издержки.

В апреле 2018 г А. Мордашов обратился к премьер-министру Д. Медведеву с письмом об оказании компании поддержки.

Часть просьб он перечислил на заседании правительственной комиссии по импортозамещению, которая проходила на площадке Силовых машин в апреле 2018 г, другую - передал письмом.

По некоторой информации среди 1-очередных мер, предлагаемых А. Мордашовым:

- льготное финансирование проектов Силовых машин через Российский экспортный центр - до 85% от суммы проекта;

- рекомендации ЦБ банкам, чтобы те также предоставляли льготные кредиты подсанкционным компаниям;

- кроме того, Мордашов просит запретить госкорпорациям и госкомпаниям (в частности, Росатому, РусГидро, Газпрому, ИнтерРАО и Ростеху) требовать у Силовых машин предоставления госгарантий;

На заседании правительственной комиссии по импортозамещению А. Мордашов также просил правительство:

- оказать Силовым машинам поддержку в доступе на внутренний и внешний рынки - в частности, предоставлять компании госгарантии тогда, когда этого требуют ее заказчики;

- при поддержке государства создать в России собственную технологию газовых турбин. Ростех 17 апреля 2018 г уже предложил компании присоединиться к проекту создания собственной газовой турбины большой мощности вместе с Роснано и Интер РАО;

- также А. Мордашов говорил о необходимости создания совместно с государством центров развития персонала.

Как стало известно позднее, Ростех пригласил участвовать в проекте Силовые машины, потому что испытания газовой турбины большой мощности ГТД-110М провалились из-за поломки ряда механизмов.

Силовые машины попали под санкции после скандала с поставкой в Крым газовых турбин, которые произвело совместное предприятие (СП) компании с Siemens - Сименс технологии газовых турбин (у Siemens в этом СП - 65%, у Силовых машин - 35%).

Siemens в иске к дочкам Ростеха требовал признать незаконной сделку по поставке турбин в Крым и вернуть 4 турбины производителю.

Как А. Мордашов заявлял ранее знаменитая история по газовым турбинам, поставленным в Крым, еще раз подчеркивает, что России необходима своя технология газовых турбин.

И Силовые машины готовы взять на себя обязательство сделать такую технологию, но для этого А. Мордашов попросил у государства преференций.

Он попросил о государственно-частном партнерстве, а также взять на себя половину расходов, добавив, что концерн прото не потянет такой серьезный проект.

В отчете за 2017 г, выпущенном уже после введения санкций, компания указывала, что, по предварительным оценкам, эффект санкций на финансовые результаты группы не является значительным.

В 2017 г при выручке в 1,2 млрд долл США чистый убыток Силовых машин составил 167,4 млн долл США.

Прося помощи у государства при вхождении в проект газовых турбин А. Мордашев напомнил о сотнях миллионов евро, которые немецкое правительство выдает Siemens на освоение прогрессивных видов оборудования.

Однако это было не совсем корректное сравнение.

Напомним, что с 26 июня 2013 г собственник 100% пакета акций Силовых машин является компания Highstat Limited, бенефициаром которой является предприниматель А. Мордашов.

Он же является председателем совета директоров Силовых машин, а компания формально считается российской.

Однако Highstat Limited зарегистрирована как юрлицо на Кипре.

В рамках деофшоризации А. Мордашов даже планировал перевести компанию в Россию.

В 2013 г ФАС разрешила череповецкой компании Алгоритм, которой владеет А. Мордашов, купить 100% акций Силовых машин.

Но тогда этого так и не было сделано.

Как считают некоторые эксперты, формально помощь предприятиям нужна, ведь они дают тысячи рабочих мест и вносят большой вклад в экономику.

Однако если они зарегистрированы в офшорах, значит и господдержка дойдет не до них, а до западных офшорных счетов и стоящих за ними лиц в 1ю очередь.

А. Мордашев гендиректор Севергрупп, председатель совета директоров Силовых машин, член Совета директоров Nord Gold N.V и председатель совета директоров Свеза.

А. Мордашову принадлежит 26% немецкой туристической компании TUI Group.

В рейтинге Форбс 2017 г занял 2е место в России и 51 в мире с капиталом 17,5 млрд долл США.

В последний раз за госгарантиями и другими видами поддержки крупные российские компании массово обращались в кризис 2008-2009 гг.

И правительство щедро им помогало за счет нефтегазовых накоплений прошлых лет.

Но сейчас у государства другие планы - после инаугурации В. Путин собирался объявить о росте расходов на здравоохранение, образование и инфраструктуру на 10 трлн руб.

Пока не понятно, потянет ли российский бюджет такие траты и поддержку компаний попавших под санкции.

США. СЗФО > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > neftegaz.ru, 4 мая 2018 > № 2615482


Иран. США > Электроэнергетика > iran.ru, 4 мая 2018 > № 2595582

Глава СМО осудил Белый дом за неправильную позицию по ядерному соглашению с Ираном

Президент Совета по международным отношениям Ричард Хаасс осудил Белый дом за поддержку утверждений Биньямина Нетаньяху о ядерной программе Ирана, заявив, что администрация Трампа искажает факты, чтобы оправдать свой выход из ядерной сделки 2015 года, официально называемой JCPOA.

"Фактически неверное заявление Белого дома по иранской ядерной программе либо свидетельствует об отсутствии строгого процесса национальной безопасности, либо (и гораздо хуже) о политизации разведки, т. е. о преднамеренном искажении фактов, чтобы оправдать развал JCPOA", - написал Хаасс, сообщает Tehran Times.

Сразу же после телевизионной презентации Нетаньяху по ядерной программе Ирана, в понедельник Белый дом заявил: "Иран имеет надежную, тайную программу ядерного оружия".

Иран. США > Электроэнергетика > iran.ru, 4 мая 2018 > № 2595582


США. Евросоюз. Иран > Электроэнергетика > iran.ru, 4 мая 2018 > № 2595580

Страны ЕС стараются убедить США не выходить из ядерного соглашения с Ираном

Согласно информированным источникам, европейские власти представят свой собственный план по ядерному соглашению с Ираном (JCPOA) Вашингтону на следующей неделе, но в то же время, они приступили к усилиям по поддержанию торговых и деловых отношений с Исламской Республикой Иран, если Соединенные Штаты выйдут из ядерной сделки.

Решение президента США Дональда Трампа выйти из Совместного всеобъемлющего плана действий почти принято, но Германия, Франция и Великобритания пытаются принять более жесткую позицию против Ирана, чтобы сохранить Соединенные Штаты в JCPOA.

Руководство внешней политики ЕС, отмечая, что до принятия окончательного решения Трампа относительно ядерного соглашения с Ираном остается неделя, считает, что вряд ли есть основания быть "слишком оптимистичными", сообщает Mehr News.

ЕС пытается убедить президента США Трампа в том, что Европа сделает все возможное, чтобы контролировать ракетную программу Тегерана, влияние Ирана в Сирии и Йемене и иранские ядерные объекты и т. д.

Германия, Великобритания и Франция подчеркнули, что они останутся в этом соглашении в случае выхода США из JCPOA и попытаются полностью поддерживать свои торговые и деловые отношения с Исламской Республикой Иран.

США. Евросоюз. Иран > Электроэнергетика > iran.ru, 4 мая 2018 > № 2595580


США. Иран > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 4 мая 2018 > № 2593587

Американские и иранские сторонники жесткого курса дожидаются краха ядерного соглашения

Ишаан Тхарур | The Washington Post

"Мы вступаем в финальную стадию процесса, в завершение которого президент Трамп, вероятно, решит выйти из ядерного соглашения между Ираном и мировыми державами", - пишет обозреватель The Washington Post Ишаан Тхарур. Вероятность такого исхода тем более велика, что посты госсекретаря и советника по национальной безопасности в США недавно заняли Майк Помпео и Джон Болтон, - громогласные "ястребы", в свое время упорно возражавшие против этого соглашения.

"На взгляд международных наблюдателей, правительств зарубежных стран и даже Госдепартамента, Иран соблюдает условия соглашения, а среди рассматриваемых вариантов нет более эффективного способа обуздать ядерные амбиции Тегерана", - говорится в статье.

"В то время как Иран и Израиль встают в боевую стойку в Сирии, ситуация может стать еще опаснее. Выступление израильского премьер-министра Нетаньяху в понедельник, на котором были представлены якобы новые откровения о коварстве и недобросовестности Ирана, подогрело смелость Трампа и его помощников, хотя многие эксперты сочли, что документы, о которых говорил Нетаньяху, - свод устаревшей и широко известной информации", - пишет автор.

"Хотя самые громогласные противники соглашения считают, что это безответственный пакт со злокозненной ближневосточной державой, другие аналитики указывают, что внутри Ирана ситуация запутанная. Если Трамп выйдет из соглашения, снизится вероятность того, что иранский президент Роухани, который был ярым сторонником дипломатического взаимодействия с Западом, сможет воспротивиться призывам иранских сторонников жесткого курса, которые потребуют, чтобы Иран тоже снял с себя обязательства", - отмечает Тхарур.

В ситуации, когда иранская экономика входит в пике, противники Роухани критикуют его все активнее.

Правда, западные "ястребы" полагают, что наличие в Иране конкурирующих политических лагерей - иллюзия, а Роухани всегда имел обязательства перед аятоллой Хаменеи и "теократической кликой". Автор статьи возражает: "Но скорый срыв соглашения, с которым Роухани связал свое реноме даже перед лицом пламенного внутриполитического сопротивления, может увести мир на гораздо более мрачный путь".

"Много лет будет почти невозможно вновь завлечь Иран за стол переговоров с США, поскольку его лидеры рассудят, что заключать соглашения с США бессмысленно", - написал Илан Голденберг (Center for New American Security).

"Мы окажемся в мире, где Иран постепенно движется к ядерному оружию, подвергается недостаточному давлению и не питает интереса к переговорам, - полагает Голденберг. - Значит, через несколько лет США встанут перед суровым выбором - применить военную силу или уживаться с Ираном, имеющим ядерное оружие".

США. Иран > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 4 мая 2018 > № 2593587


Иран. Китай. США. РФ > Электроэнергетика > iran.ru, 28 апреля 2018 > № 2585378

Китай призвал сохранить ядерную сделку с Ираном, заключенную в июле 2015 года в Вене

"Китай призывает все связанные стороны укреплять диалог и координацию в отношении этой ситуации, относящейся к ядерной сделке с Ираном, поддерживать эту сделку в неприкосновенности и относиться к ней всерьез", - заявила официальный представитель МИД КНР Хуа Чунинг на регулярной пресс-брифинге при ответе на вопрос об озабоченности России по поводу ситуации, с которой сталкивается ядерная сделка с Ираном, сообщает Синьхуа.

Она добавила, что Китай будет продолжать защищать и осуществлять сделку объективно, справедливо и ответственно.

Пресс-секретарь МИД России Мария Захарова в четверг заявила, что Россия "серьезно обеспокоена" недавними заявлениями американского и французского лидеров по ядерной сделке с Ираном, официально известной как Совместный всеобъемлющий план действий (JCPOA).

По словам Захаровой, сделка является сбалансированным механизмом, учитывающим интересы всех участников. "Уничтожение этого хрупкого баланса интересов приведет к серьезным последствиям для международной безопасности и режима нераспространения", - сказала она.

JCPOA - это многостороннее соглашение, согласованное и подписанное шестью странами (Россия, США, Великобритания, Китай, Франция и Германия) с Ираном.

Соглашение было утверждено резолюцией 2231 Совета Безопасности Организации Объединенных Наций.

Иран. Китай. США. РФ > Электроэнергетика > iran.ru, 28 апреля 2018 > № 2585378


США > Электроэнергетика > ria.ru, 27 апреля 2018 > № 2585439

Сенаторы поддерживают концепцию законопроекта о контрсанкциях в отношении США, документ предоставит правительству право принимать меры экономического характера в ответ на недружественные шаги против России, заявил РИА Новости в пятницу глава комитета Совфеда по экономической политике Дмитрий Мезенцев.

Комитет готовит итоговое заключение верхней палаты парламента на проект закона с учетом позиции профильных комитетов. Мезенцев уточнил, что заключение сенаторов будет направлено в Госдуму 3 мая.

"Сенаторы поддерживают концепцию законопроекта о контрсанкциях России в отношении США и других государств, которые допустили недружественные шаги в отношении нашей страны",- сказал парламентарий.

Он подчеркнул, что в соответствии с документом "национальный парламент готов предоставить правительству право принимать меры экономического характера в отношении США и иных государств".

Сенатор подчеркнул, что закон о контрсанкциях "станет вынужденным и справедливым ответом на неправомерные действия США и других стран по отношению к России, нарушающих все нормы международного права и идущих вразрез с принципами ВТО".

США > Электроэнергетика > ria.ru, 27 апреля 2018 > № 2585439


Иран. США > Электроэнергетика. Армия, полиция > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585357

Министерство обороны Ирана готово к выходу США из ядерного соглашения

Министр обороны Ирана, бригадный генерал Амир Хатами заявил: "Конечно, вся страна приняла комплексное и последовательное планирование. Если США выйдут из Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA), официального названия ядерной сделки с Ираном, министерство обороны запланировало необходимые программы для своевременного решения указанной проблемы".

Обращаясь к мерам, принятым министерством обороны Ирана в случае выхода США из JCPOA, он сказал, что "несоблюдение США обязанностей в отношении JCPOA привело к ухудшению доверия на международной арене и, безусловно, будет иметь международные последствия".

Страны-виновники должны нести ответственность в этом отношении, поскольку это создает неопределенность, и этот вопрос должен быть рассмотрен более серьезно, повторил он, сообщает Mehr News.

В заключение, бригадный генерал Амир Хатами подчеркнул: "Несомненно, вся страна приняла комплексные и единые меры в этом отношении, и со своей стороны программы министерства обороны будут осуществлены своевременно в случае выхода США из JCPOA".

Иран. США > Электроэнергетика. Армия, полиция > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585357


Иран. Россия. США > Электроэнергетика. Армия, полиция > energyland.infо, 26 апреля 2018 > № 2582137

США настаивают на пересмотре ядерной сделки с Ираном

Заместитель генерального директора госкорпорации Росатом Николай Спасский посетил с рабочим визитом Исламскую Республику Иран.

Николай Спасский провел плановые переговоры с заместителем руководителя Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Бехрузом Камальванди и другими ключевыми руководителями организации. Состоялась встреча с вице-президентом Исламской Республики Иран, руководителем ОАЭИ Али Акбаром Салехи. В консультациях принял участие чрезвычайный и полномочный посол России в Иране Леван Джагарян.

Была подробно обсуждена основная повестка дня российско-иранского сотрудничества в ядерной энергетике, включая ход совместных работ по сооружению энергоблоков №2 и №3 АЭС «Бушер» и взаимодействие в рамках совместного всеобъемлющего плана действий* по иранской ядерной программе, утвержденного резолюцией Совета безопасности ООН.

Очередной раунд консультаций стороны договорились провести в июле в Москве.

Напомним, что президент США Дональд Трамп заявил о новой, более жесткой стратегии своей страны по отношению к Ирану. Глава Белого дома отказался подтвердить выполнение Ираном соглашения по ядерной программе в обмен на отмену санкций и пообещал добиваться внесения в него изменений, иначе, по его словам, США выйдут из этого договора.

*Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) — соглашение по ядерной программе Тегерана, заключенное в июле 2015 года между США, Россией, Китаем, Великобританией, Францией, Германией и Ираном.

Иран. Россия. США > Электроэнергетика. Армия, полиция > energyland.infо, 26 апреля 2018 > № 2582137


США. Россия. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Электроэнергетика > regnum.ru, 21 апреля 2018 > № 2577579

The Hill: У России и США есть сфера для сотрудничества на Ближнем Востоке

Прежде всего, строительство большого реактора на Ближнем Востоке фактически означает строительство цели для военного удара

Несмотря на рост числа спорных вопросов в отношениях между Вашингтоном и Москвой, единственное, что президент США Дональд Трамп должен сказать его российскому коллеге Владимиру Путину — это то, что безрассудно было бы терять деньги, создавая дополнительные угрозы в сфере ядерной безопасности на Ближнем Востоке. Обе страны сейчас настаивают на строительстве крупных АЭС в Саудовской Аравии. Если Вашингтон и Москва все же намерены продавать крупные энергетические проекты на Ближнем Востоке, они поступили бы разумно, если бы начали конкурировать в сфере продаж альтернативных неядерных проектов, пишут Генри Сокольски и Александр Савельев в статье для американского издания The Hill.

Прежде всего, строительство большого реактора на Ближнем Востоке фактически означает строительство цели для военного удара. История Ближнего Востока подтверждает данный аргумент. Иран, Израиль и, позднее, Соединенные Штаты, нанесли бомбовые удары по иракскому ядерному реактору «Осирак». Ударам также подверглась иранская АЭС Бушер. Во время операции «Буря в пустыне» бывший президент Ирака Саддам Хусейн ударил ракетой «Скад» по израильскому ядерному реактору в Димоне. В 2007 году Израиль нанес бомбовый удар по сирийскому реактору. Совсем недавно йеменские хуситы направили свои ракеты на ядерные реакторы Объединенных Арабских Эмиратов.

Опасения также вызывает риск возможных террористических атак на ядерные объекты. Шиитское религиозное меньшинство в Саудовской Аравии составляет от 10% до 15% населения. Летом 2017 года вооруженное сопротивление шиитов было жестоко подавлено силами безопасности Саудовской Аравии. Ранее в Саудовской Аравии сообщали о «террористических» нападениях на крупные энергетические объекты.

Обеспечение защиты от таких военных и террористических атак будет не дешевым. Эр-Рияд совсем недавно потратил $15 млрд на покупку американской системы ПРО THAAD. Сообщается, что Эр-Рияд также ведет переговоры с Москвой о покупке российской системы ПРО. Несомненно, система ПРО будет использоваться и для защиты ядерных установок, которые могут построить в Саудовской Аравии. Конечно, данные оборонные расходы не входят в стоимость ядерных реакторов, но они должны быть.

Получается, что любые ядерные проекты на Ближнем Востоке будут дорогостоящими и неэкономичными. Реакторы технически сложны. Впервые они были разработаны более полувека назад, они больше не относятся к передовым энергетическим технологиям. Хуже того, они больше не могут экономически конкурировать с природным газом и, в настоящее время, отстают в конкуренции с возобновляемыми источниками энергии, такими как солнечная энергия и энергия ветра, учитывая, что речь идет о Ближнем Востоке. Ядерные проекты также будут связаны с дорогостоящими системами защиты от всевозможных атак. Дополнительные расходы также связаны с необходимостью утилизации отработавшего ядерного топлива. В итоге, АЭС на Ближнем Востоке не могут конкурировать с альтернативными энергетическими проектами.

Конечно, речь не идет о том, что Садовская Аравия должна пустить в ход дешевую ближневосточную нефть или импортный уголь. Она могла бы использовать природный газ для удовлетворения своих энергетических потребностей. Электроэнергия, произведенная газовыми электростанциями, будет стоить 6 центов за один киловатт-час, т. е. почти в два раза дешевле электроэнергии, выработанной АЭС. Можно рассмотреть вариант с солнечной энергией. В любом случае альтернативные проекты обойдутся дешевле, чем атомная энергетика (11 центов за один киловатт-час). Неудивительно, что Объединенные Арабские Эмираты недавно объявили, что не будут больше строить атомные электростанции.

Учитывая все выше сказанное, возникает вопрос: в чем заключается смысл строительства АЭС на Ближнем Востоке? Существует точка зрения, согласно которой, ядерные реакторы представляют интерес, поскольку они могут послужить основой для создания ядерного оружия. Израиль использовал свои атомные станции для изготовления бомб. Сирии, Ирак и Иран, так или иначе, планировали поступить аналогичным образом. Наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман недавно объявил, что страна получит собственное ядерное оружие, если Иран получит ядерное оружие.

Что тогда должны делать Россия и Соединенные Штаты? Им стоит сделать две вещи. Во-первых, было бы неплохо, если бы Вашингтон и Москва могли координировать свою энергетическую политику на Ближнем Востоке. На данный момент это маловероятно. Однако вполне реально, что два государства могут переориентировать свою нынешнюю энергетическую конкуренцию в регионе на альтернативные энергетические проекты.

Конкуренция в секторе неядерных энергетических технологий будет не только более безопасной для региона, но и поможет американским и российским энергетическим секторам сосредоточиться на перспективных энергетических технологиях для самих себя.

Во-вторых, было бы полезно, чтобы обе страны конкурировали за ограничение наиболее опасных видов ядерной деятельности, которые включают в себя обогащение ядерного топлива и его переработку. Такая деятельность может привести к созданию ядерного оружия.

Россия уже несколько лет отбирает отработавшее топливо, понимая, что государству-клиенту нет необходимости перерабатывать отработанное топливо. Соединенные Штаты используют одноразовые ядерные технологии. Получается, что между двумя странами уже есть здоровая конкуренция. Однако они могут пойти на уступки ближневосточным странам, договорившись о том, что эти страны не будут перерабатывать или обогащать ядерное топливо.

Неясно, насколько вероятна альтернативная конкуренция между Россией и США на Ближнем Востоке. Безусловно, использование альтернативных энергетических проектов более привлекательно с экономической точки зрения и простого здравого смысла в сравнении с продвижением ядерной энергетики на Ближнем Востоке.

 Александр Белов

США. Россия. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Электроэнергетика > regnum.ru, 21 апреля 2018 > № 2577579


Иран. США > Электроэнергетика > iran.ru, 20 апреля 2018 > № 2576733

Иран не позволит США нанести ущерб соглашению по иранской ядерной программе

Заместитель министра иностранных дел Ирана по политическим вопросам Сейед Аббас Аракчи заявил в среду, что министерство иностранных дел Ирана не допустит враждебности американцев по отношению к Ирану, чтобы они смогли нанести ущерб интересам ядерного соглашения (JCPOA) или Ирану.

"Мы не допустим враждебности американцев к Ирану, чтобы нанести ущерб JCPOA или интересам Исламской Республики Иран", - сказал заместитель министра иностранных дел Ирана по политическим вопросам Сейед Аббас Аракчи, сообщает Mehr News.

Иранский дипломат выступил с речью после встречи с итальянским заместителем министра иностранных дел и международного сотрудничества Винченцо Амендолой в Риме.

"Нынешняя чувствительная ситуация в отношении региональных проблем, JCPOA и новых решений, требует, чтобы мы постоянно поддерживали связь с различными странами, особенно с европейцами, которые связаны с проблемой JCPOA и международными проблемами", - повторил иранский дипломат.

"За последние пару дней я был в разных европейских столицах, и сегодня я встречаюсь с моим итальянским коллегой, и после этого я поеду в Брюссель, Осло и, наконец, в Нью-Йорк, чтобы присоединиться к д-ру Зарифу", - сказал Аракчи.

Иран. США > Электроэнергетика > iran.ru, 20 апреля 2018 > № 2576733


США. Россия > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 13 апреля 2018 > № 2582993

ФСК ЕЭС и General Electric провели в г Москва переговоры по развитию производства электрооборудования в России.

Председатель правления ФСК ЕЭС А. Муров и гендиректор GE Grid Solutions, дочка General Electric по Европе, России и СНГ, Г. Сейрлинг провели переговоры о расширении сотрудничества компаний и развитии производства инновационного электротехнического оборудования на территории России.

Об этом ФСК ЕЭС сообщила 12 апреля 2018 г.

В частности, обсуждались перспективы локализации производства отдельных видов оборудования для открытых распределительных устройств подстанций (ПС).

Среди вопросов повестки также был обмен опытом ФСК ЕЭС и GE Grid Solutions в части проектирования, строительства и эксплуатации цифровых ПС с применением решений по МЭК 61850, оптических трансформаторов тока и напряжения, а также инновационных систем диагностики и оценки технического стояния оборудования ПС.

GE Grid Solutions - часть энергетического бизнеса GE (GE Power).

Подразделение разрабатывает и производит оборудование для передачи и распределения электроэнергии, помогая энергокомпаниям и промышленным предприятиям по всему миру эффективно управлять электроэнергией от точки генерации до точки потребления за счет обеспечения максимальной надежности, эффективности и отказоустойчивости энергосетей.

6 апреля 2018 г Еврокомиссия одобрила создание Роснефтью и General Electric СП для развития в России промышленного интернета и внедрения передовых цифровых решений на объектах Роснефти и в российской нефтегазовой отрасли.

США. Россия > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 13 апреля 2018 > № 2582993


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter