Всего новостей: 1967807, выбрано 21747 за 0.226 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Япония. США > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 22 января 2017 > № 2045061

Фумио Кисида хочет скорейшего проведения саммита Японии и США

Министр иностранных дел Японии Фумио Кисида сказал, что хочет организовать встречу между японским премьер-министром Синдзо Абэ и президентом США до встречи Дональда Трампа с лидерами других ведущих держав.

В воскресенье Кисида выступил перед журналистами в Токио.

Кисида коснулся обещания Трампа вывести США из соглашения о свободной торговле под эгидой Транс-Тихоокеанского партнерства. Японский министр иностранных дел дал понять, что он объяснит новой администрации США важность этого пакта и попросит проявить понимание.

Как сказал Кисида, на протяжении всего послевоенного периода США выигрывали от экономических систем, базирующихся на свободной и честной торговле. Он сказал, что свободная торговля является движущей силой роста мира и каждой страны.

Кисида также подчеркнул необходимость улучшения связи и отношений доверия с новой администрацией США.

Япония. США > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 22 января 2017 > № 2045061


Франция. США > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 21 января 2017 > № 2044961

Около семи тысяч человек, по данным полиции, вышли на Паперть прав человека в Париже, чтобы выразить свой протест против «всего, что представляет Трамп» и в защиту прав женщин. Об этом в субботу, 21 января, сообщает агентство France-Presse. Митинги феминисток против Трампа прошли также в других городах мира.

Демонстранты, среди которых было много женщин и проживающих в Париже американцев, откликнулись на призыв феминистических организаций, а также движения «SOS-расизм» и движений в защиту ЛГБТ. Участники акции проследовали от Паперти прав человека мимо Эйфелевой башни к Стене мира на Марсовом поле.

Своей акцией французские левые активисты откликнулись на призыв американских феминисток устроить по случаю инаугурации Трампа «марш женщин». Демонстрации против Трампа прошли в субботу в Вашингтоне, Нью-Йорке, Бостоне, Лос-Анджелесе, а также и в других городах мира: Берлине, Лондоне, Сиднее, Будапеште.

Официальный представитель французского Национального коллектива за права женщин Сюзи Ройтман в интервью RFI отметила, что эта акция прошла в знак солидарности с американцами, но также в защиту прав женщин во Франции, которые некоторые политики ставят под сомнение.

«Часто многие хотят копировать то, что делают в США. И когда в США под вопрос ставятся права женщин, мы полагаем, что под вопросом права женщин во всем мире. Мы здесь — в знак солидарности (с американцами), но и ради нас самих. Франсуа Фийон — кандидат в президенты от правых — уже, кажется, не помнит — он за аборты или против. В ходе дебатов с Аленом Жюппе он философски заявил, что, учитывая его веру, он против абортов, но никогда не изменит закон. Однако реализации закона можно помешать, не внося изменений в его текст. Но у нас есть не только Франсуа Фийон, который представляет правых католиков и традиционалистов. (Глава Нацфронта) Марин Ле Пен делает невозможные демагогические высказывания о правах женщин».

Франция. США > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 21 января 2017 > № 2044961


США. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 21 января 2017 > № 2044854

Без участия США невозможно урегулировать сирийскую проблему. Об этом в субботу, 21 января, в интервью программе "Вести в субботу" заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Отвечая на вопрос, возможна ли американо-российская сделка по Сирии, он отметил, что по этому вопросу необходима "не сделка, а сотрудничество".

Пресс-секретарь Владимира Путина призвал не строить иллюзий относительно дальнейших отношений между США и Россией, подчеркнув, что у обеих стран всегда будут оставаться разногласия по самым разнообразным вопросам.

"Трамп - не наш человек"

"Наверное, самая большая ошибка предаваться каким-либо иллюзиям в том плане, что будущее наших двусторонних отношений будет свободно от противоречий и разногласий. Такого быть не может", - убежден Дмитрий Песков. "Мы действительно две самые большие страны в мире, и существовать без трений, столкновений интересов мы не можем", - заверил он, добавив, что успех двусторонних отношений США и РФ зависит от умения решать эти противоречия с помощью диалога.

Комментируя вступление в должность президента США Дональда Трампа, пресс-секретарь Путина подчеркнул, что Трамп "не наш человек, это человек американский", и назвал ошибкой мнение западных аналитиков считать, "что Трамп - это наш человек". Песков также отметил, что Путин в ближайшие дни позвонит Трапу, но в настоящее время договоренностей о встрече президентов США и РФ нет.

США. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 21 января 2017 > № 2044854


Германия. США > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 21 января 2017 > № 2044835

Канцлер ФРГ Ангела Меркель (Angela Merkel) прокомментировала инаугурационную речь нового президента США Дональда Трампа, призвав его к совместным действиям на основе ранее принятых правил. "Я твердо убеждена в том, что у нас все сложится наилучшим образом, если мы будем действовать сообща, основываясь на общих ценностях и правилах", - заявила глава германского правительства в субботу, 21 января, на пресс-конференции после закрытого заседания Христианско-демократического союза (ХДС) в земле Баден-Вюртемберг.

Призыв Ангелы Меркель к действиям на основе совместных договоренностей относился как к сфере международной экономики, так и к соглашениям в рамках НАТО. Дональд Трамп не признает международные договоры о свободной торговле и критически отзывается о сотрудничестве под эгидой Североатлантического альянса.

"В ближайшие годы отношения в рамках трансатлантического партнерства будут не менее важны, чем раньше. Я буду над этим работать", - заверила канцлер ФРГ. Она также добавила, что даже при наличии разных мнений можно всегда найти компромиссы, если относиться друг к другу с должным уважением.

Дональд Трамп официально вступил в должность президента США 20 января. Церемония инаугурации 45-го главы Белого дома сопровождалась массовыми протестами.

Германия. США > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 21 января 2017 > № 2044835


США. Казахстан. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 января 2017 > № 2044820

Посол США в Казахстане Джордж Крол будет представлять Вашингтон на переговорах по Сирии в Астане, передает агентство Рейтер со ссылкой на заявление госдепартамента США.

Соединенные Штаты не будут направлять на переговоры в Астану отдельную делегацию из Вашингтона, отмечается в заявлении.

"Принимая во внимание инаугурацию нашего президента и срочную необходимость провести передачу власти, делегация из Вашингтона не будет присутствовать на конференции в Астане", — цитирует агентство заявление ведомства.

Переговоры с участием единой делегации вооруженной оппозиции Сирии и представителей правительства пройдут в столице Казахстана 23 января. На переговоры приглашен спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура.

США. Казахстан. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 января 2017 > № 2044820


США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 января 2017 > № 2044818

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху сообщил, что собирается в ближайшее время обсудить с новым президентом США Дональдом Трампом, "как противостоять угрозе со стороны иранского режима".

Глава кабинета разместил в социальной сети Facebook видеообращение на английском языке с субтитрами на фарси, адресовав его народу Ирана. Он назвал иранцев друзьями и объяснил, что ведет речь о борьбе с "теократической тиранией", которая угнетает народ Ирана и призывает к уничтожению Израиля.

"Ежедневно призывая к уничтожению Израиля, режим надеется посеять вражду между нами. Это неправильно. Мы ваши друзья, а не враги. Мы всегда делали различие между иранским народом и иранским режимом", — сказал Нетаньяху.

"Наши народы могут совместно строить мирное будущее. Мы обязаны победить террор и тиранию, мы обязаны гарантировать, что придет день, когда свобода и дружба возобладают", — сказал он.

Нетаньяху дал понять, что в борьбе с иранским режимом он рассчитывает на поддержку новой американской администрации.

"Я планирую в ближайшее время обсудить с президентом (Дональдом) Трампом, как противостоять угрозе иранского режима, призывающего к уничтожению Израиля", — сказал он.

Иранский вопрос был одним из основных раздражителей в отношениях Нетаньяху с предыдущим хозяином Белого дома Бараком Обамой. Израильский премьер известен как главный в мире критик договоренностей, которые "шестерка" заключила с Ираном по поводу его атомной программы.

Нетаньяху утверждает, что сделка, считающаяся одним из самых заметных внешнеполитических достижений Обамы, не только легализовала положение Ирана в качестве пороговой ядерной державы, но и позволила ему расширить, благодаря снятию санкций, поддержку сателлитов по всему Ближнему Востоку, включая военизированные группировки в Ливане, Сирии и Йемене. В Тегеране отрицают наличие военной компоненты в своей ядерной программе и настаивают на праве осваивать атом в мирных целях.

США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 января 2017 > № 2044818


Мексика. Канада. США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 января 2017 > № 2044816

Лидеры Мексики и Канады поговорили с президентом США Дональдом Трампом на фоне угрозы Белого дома выйти из связывающего США, Мексику и Канаду торгового договора о Североамериканской зоне свободной торговли (NAFTA), сообщает агентство Рейтер.

Президент Мексики Энрике Пенья Ньето сказал Трампу о "стратегической важности двусторонних отношений" и договорился встретиться в будущем, сообщило агентство со ссылкой на заявление мексиканского правительства. Премьер-министр Канады Джастин Трюдо обсудил с Трампом "ценность торговли и экспорта", сообщает агентство со ссылкой на самого Трюдо.

Накануне Белый дом сообщил, что Трамп намерен пересмотреть NAFTA, а если не получит требуемых условий, то выйдет из договора.

Алексей Богдановский.

Мексика. Канада. США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 января 2017 > № 2044816


США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 января 2017 > № 2044804

Дональд Трамп официально стал 45-м президентом США в пятницу, сменив на этом посту Барака Обаму.

Первый день его президентства отметился новыми протестами, а сам Трамп по сложившейся американской традиции подписал первые указы.

Торжественная церемония инаугурации нового президента США прошла в Вашингтоне 20 января. Для того чтобы увидеть ее собственными глазами, на центральный бульвар американской столицы — Национальную аллею — пришли, по разным оценкам, от 900 тысяч до одного миллиона человек.

В своей речи на инаугурации Трамп призвал к действию, заявив о необходимости восстановления страны. Выступая перед зрителями и гостями церемонии новый президент США пообещал сделать Америку "снова сильной, гордой, богатой и безопасной". По окончании речи Трамп повторил главный девиз своей предвыборной кампании, заявив, что "вместе мы сделаем Америку снова великой".

Многие мировые СМИ окрестили речь Трампа "националистической". В частности, газета Politico, пишет, что речь Трампа была построена по принципу "все, что против нас". Издание также замечает, что в его послании "было мало политики, но много мрачных мотивов", что стало абсолютной противоположностью речи его предшественника Барака Обамы.

США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 января 2017 > № 2044804


США. Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 января 2017 > № 2044794

Избрание Дональда Трампа президентом США стало вторым серьезным ударом по Европе после Brexit, заявила лидер французской партии "Национальный фронт", кандидат в президенты Франции Марин Ле Пен в ходе выступления на конференции Freedom for Europe в немецком городе Кобленц.

"Второй удар (после Brexit — ред.) по старой Европе не заставил себя долго ждать — избрание президентом США господина Трампа", — сказала Ле Пен.

Она отметила, что "его позиция по Европе ясна и понятна". "Он не будет поддерживать систему притеснения людей", — сказала Ле Пен.

В субботу в конференции в Кобленце принимают участие представители крайне правой фракции Европарламента "Европа наций и свобод", в которую, среди прочих, входят французский Нацфронт, бельгийская партия "Фламандский интерес" и итальянская "Лига севера".

Виктория Иванова.

США. Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 января 2017 > № 2044794


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 января 2017 > № 2044779

Россия и США не могут существовать без трений и столкновений интересов, и успешное развитие двусторонних отношений будет зависеть от того, смогут ли обе страны решать эти противоречия с помощью диалога, заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

"Наверное, большая ошибка предаваться каким-то иллюзиям в отношении будущего наших отношений в том плане, что будущее наших двусторонних отношений будет свободно от противоречий, от разногласий. Такого быть не может", — сказал Песков в интервью, размещенном на сайте vesti.ru.

"Мы действительно две самые большие страны в мире. И существовать без трений, столкновений интересов мы не можем. Успех у развития двусторонних отношений будет зависеть от того, насколько мы сможем подходить к решению этих противоречий на основе диалога", — заявил он.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 января 2017 > № 2044779


США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 января 2017 > № 2044347

Трамп в контексте. Почему выигрывают новые правые

Александр Баунов, Carnegie Moscow Center, Россия

После того как общепринятой версией стало, что Трамп родился то ли, наподобие Афины, непосредственно из головы Путина-Зевса, то ли, вроде Афродиты, из пены фальшивых новостей, начали забываться его настоящее происхождение и его настоящий контекст. Больше того, новейшая интерпретация событий меняет понимание того, что уже произошло, хотя прошлое, как закон, не должно бы иметь обратной силы.

Трамп необычен для Америки, но перенесите его в Европу, и он будет смотреться одним из представителей уже длинного ряда новых правых. В последние 15 и особенно 10 лет, когда Трампа не было и в проекте, мы наблюдали в Европе успехи политических сил, которые немногим ранее, во второй половине XX века, считались бы крайними, маргинальными, и их предшественники действительно жались по краям, прятались в дальние углы политического пространства. Главный мотив их успеха — такой же, как у Трампа, — возвращение лучших времен, восстановление местной идентичности, которая подорвана растворением национального политического, культурного и экономического суверенитета в общемировом. Забрали слишком много: верните.

В Северной, Западной и Восточной Европе это именно новые правые. В Южной, средиземноморской Европе — новые левые: греческая «Сириза», испанские Podemos, в Португалии соревнуются левый и еще левее. Видимо, новые времена унаследовали от старой Европы политическую изотерму, которая совпадает с климатической: в кризисные времена на севере Европы начинают подниматься правые, националистические силы, на юге — левые, интернационалистские. Возможно, это связано с тем, что юг сохранил самоощущение стран отъезда, а север ассоциирует себя со странами приезда и донорами.

От малого и смешного

Почему победы бывших маргиналов одна за другой пошли именно сейчас? Отчасти это реакция на экономический кризис 2008 года: до этого обещали, что в новые глобальные времена экономика будет только расти, а она вдруг упала, и веры ей больше нет. Падение совпало с открытием рынка труда в западноевропейских странах для приезжих из Восточной Европы, новых стран — членов ЕС. Именно в последние годы западные европейцы обнаружили, что польские или венгерские работники не просто приезжают к ним на заработки, но пользуются такими же, как они, правами, довольствуясь меньшими зарплатами. «Арабская весна» добавила к ним африканцев и жителей глубин Азии, которые вступили с африканцами в соревнование за захват наперегонки оставшегося в Европе места: одни пошли, потому что война и революция, другие просто за ними.

А если отступить на несколько шагов назад, к этому времени Европа — с некоторой положенной для больших перемен задержкой — адаптировалась к концу холодной войны. Политические силы, которые считались бы во время холодной войны саморазрушительными для Запада, стали восприниматься избирателем более расслабленно: нет того противника, который воспользуется разрушением существующих политических систем. Одна из причин, по которой Россию пытаются вернуть на роль нового общего врага, — попытка восстановить те психологические механизмы, которые удерживали западного избирателя от вольностей и капризов во второй половине ХХ века, но перестали удерживать в начале нынешнего.

С начала двухтысячных мы наблюдаем непрерывную серию побед новых правых в Голландии, Дании, Фландрии, Швеции, Норвегии и Финляндии, в Восточной Европе, за которыми следуют уже более известные — из-за размера стран — их успехи в Великобритании, Франции и США. Во всех этих странах новые правые прошли примерно одинаковый путь: сначала при всеобщем удивлении и негодовании завоевывали муниципалитеты, потом попадали в парламент, потом становились третьими и даже вторыми по размеру фракциями и, наконец, участниками, а кое-где основами правящих коалиций. Истинные финны дают идеальные цифры для соответствующей кривой роста популярности. На выборах 1999 года у них был 1%; в 2003-м — 1,6%; в 2007-м — 4,1%; в 2011 году — 19,1%; в 2015-м — 17,6%. На последних выборах они вошли в правительство, их глава Мимо Сойни — министр иностранных дел. Примерно такой же путь проделали Шведские демократы — от 1,4% в 2000 году до 13% в 2014-м: 47 депутатов, вторая по размеру фракция в Риксдаге.

Первым победителем тут, вероятно, был основатель одной из первых в Европе новых правых партий голландец Пим Фортёйн, убитый во время избирательной кампании радикальным экологом, но за то, что Пим нападал в ходе кампании на слабых членов общества — мигрантов-мусульман. Это было первое политическое убийство в Нидерландах с XVII века, партия Фортёйна посмертно набрала 17% и вошла в правительство; в 2004 году на таком же, как у нас, телеконкурсе, голландцы выбрали Фортёйна «именем Нидерландов».

Реакция на первые успехи новых правых была похожа на то, что происходит сейчас в США: удивление и паника традиционных партий, журналистов и интеллигенции — «фашисты идут». Газеты Швеции объявили коллективный бойкот Шведским демократам: не печатали их рекламу и не освещали деятельность. В 2006 году две из трех крупнейших газет запрет отменили, но таблоид Expressen придерживается его до сих пор.

Поначалу новых правых пытались обходить при создании коалиций, выстраивая самые причудливые кружевные конфигурации из традиционных партий, но они получались хрупкими. Норвежская Партия прогресса на выборах 2005 года стала второй, но осталась в оппозиции («нельзя сотрудничать с фашистами»).

Потом их стали включать в парламентское большинство без портфелей. Есть такой формат сотрудничества: в обмен на голоса фракции в парламенте включить в свою программу часть чужих требований и дать несколько второстепенных постов, вроде заместителей глав парламентских комитетов. Именно таким образом в правящую коалицию с 2001 по 2009 год входила Датская народная партия.

После устроенных Брейвиком терактов многим казалось, что норвежские ультраправые надолго потеряют симпатии избирателей. Но на первых же после терактов выборах 2013 года Партия прогресса стала третьей и вошла в правительство: лидер получившей второе место на выборах консерватор Эрна Сульберг пошла на союз с занявшей третье место Партией прогресса и обошла занявших первое место лейбористов. С тех пор во главе Норвегии две белокурые бестии, блондинки: Эрна Сульберг, премьер, и Сив Йенсен, ультраправый министр финансов. Новым правым принадлежит и профильное в вопросах миграции Министерство юстиции, и еще пять министерских постов. Сотрудничать теперь стало можно.

Новые свои и чужие

Новых правых отличает от старых много чего. Например, у них, как правило, нет старой внутриевропейской вражды. Французские националисты не говорят, что немцы плохи; немецкие — что плохи англичане; для англичан испанцы не враги. Наоборот, пробуждая националистические чувства, они хвалят давних соседей по старой Европе, ведь у них с ними общий враг: мигранты и безродная бюрократия в Брюсселе.

Все они не жалуют даже своих еврокомиссаров, выходцев из собственных стран. Польша обвиняет Дональда Туска, первого поляка на посту главы Европейского совета, в антипольской деятельности. Впрочем, восточноевропейские правые, хотя и разделяют с западными единомышленниками антимигрантское и антибрюссельское негодование, все-таки задержались в прошлом. Они больше похожи на старых, классических правых тем, что не жалеют и соседей: словаки и румыны — венгров, поляки — немцев и литовцев, и так далее.

У новых правых нет антисемитизма, у старых правых, даже послевоенных, он был. Жан-Мари Ле Пен страдал им в традиционной, наследственной форме; Марин Лепен исключила родного отца из основанной им партии за антисемитские высказывания. Она, правда, не стопроцентный союзник Израиля (величие Франции требует особых отношений с арабами), зато другие новые правые видят в нем положительный пример обращения с инокультурными, в частности с арабами и мусульманами, на своей территории и позитивной дискриминации своих в ущерб чужим, и плевать, что напишут в газетах. Шведские демократы начинали как классические белые супрематисты, с факельными шествиями, викингами на эмблемах, «викинг-роком» в качестве партийной музыки и бывшими нацистами в руководстве. Но с каждым полученным процентом избавлялись от самых стыдных черт. Сейчас они одна из самых произраильских партий в Европе и выступили против признания Палестинского государства социал-демократическим правительством Швеции в 2014 году.

Программы ручной сборки

Главная черта новых правых — мозаичность программ, отказ от стройной традиционной правой идеологии второй половины ХХ века. У старых по одному пункту программы можно восстановить следующий, а по нему следующий. Если пожилой консервативный джентльмен сказал «А», ты уж непременно знаешь, каким будет «Бэ» и «Цэ»; если воскликнет «Гром победы, раздавайся», уже заранее знаем, кто веселится.

У старых правых, во всяком случае, послевоенных, националистические элементы были связаны с консервативными социальными и либеральными рыночными. Святыни частной собственности, своего дела, семьи, религии и национальной гордости были обязательными частями любого показательного выступления. Программа, в которой меньше государства, налогов и социальной нагрузки на собственника, традиционные ценности в виде классической семьи, школы, культуры и церкви, ориентация на США во внешней политике и настороженное (враждебное) отношение к СССР (России) были стандартным правым предложением. Это была партия буржуа и самозанятого рабочего класса. Сочетание социализма, революционных методов и национализма из первой половины XX века после Второй мировой войны считалось слишком опасным.

Сейчас все эти элементы и, главное, связь между ними пересмотрены. Новые ультраправые бывают за женскую эмансипацию, за современное искусство, за права ЛГБТ, за социализм: он возможен, если это социализм не для всех, а для своих. Главы французских и норвежских ультраправых — женщины; основатель одной их первых в Европе новых ультраправых партий Пим Фортёйн — националист, открытый гей, практикующий католик, взявший заместителем по партии гражданина Нидерландов африканского происхождения. Борец против зеленых налогов на экономику и за право вести бизнес, связанный с убийством симпатичных зверушек: хотите держать меховую ферму или фабрику — пожалуйста, на то он и экономический либерализм.

Новые правые отличаются повышенной гибкостью в конструировании предложения. Они могут менять многие пункты программы на их полную противоположность. Фортёйна убил радикальный зоозащитник, а его политический наследник Герт Вилдерс сам эколог. В его программе — запрет исламских и кошерных боен: животные страдают от ножа, только электричество.

Конвергенция систем

Повестки и идеологические наборы новых правых гораздо более разнообразны, произвольны и менее прогнозируемы. Зная один пункт, невозможно наверняка назвать другой. Любой элемент традиционного консервативного национализма может быть изъят, расшатан и даже заменен на свою противоположность.

С точки зрения классических партийных доктрин программы европейских новых правых полны таких же неожиданностей, как кампания Дональда Трампа. Голландская Партия свободы Вилдерса за то, чтобы ужесточить наказание за насилие в отношении евреев и ЛГБТ, за то, чтобы убрать кофешопы на километр от школ, но за отмену запрета на курение в барах, за защиту животных и за то, чтобы построить больше АЭС, угольных станций и не зависеть от импорта нефти, вернуться к гульдену, закрыть мусульманские школы, ввести налог на хиджаб, объявлять национальность преступников, поддержать буров в Южной Африке, остаться в НАТО, но убрать оттуда Турцию. Против прав национальных и чужих религиозных меньшинств, но за права сексуальных, в том числе на брак, права женщин, в том числе на аборт, и за любые формы современной культуры. Отечественные геи нам роднее и ближе понаехавших носителей традиционных ценностей. Современное искусство прекрасно, ведь оно отличает нас от мусульманского Востока, где такого нет.

Норвежская Партия прогресса создавалась как либертарианская — против борьбы с отупляющим воздействием нефтяных крон и государства всеобщего благоденствия. Но поскольку выгодоприобретателями благоденствия быстро оказались приезжие, к пунктам о снижении налогов, приватизации отраслей, увеличению конкуренции добавилось требование ограничить миграцию.

Истинные финны — прекрасный пример совмещения социализма в экономике и традиционных правых ценностей в обществе. «Финны» за то, чтобы поднять пенсии и стипендии, за прогрессивную налоговую шкалу с большим шагом по мере роста доходов, за повышенный налог на капитал, восстановление налогов на роскошь и на богатство, государственные инвестиции в промышленность и инфраструктуру, за субсидирование сельхозрегионов (спасти финского крестьянина от конкуренции). Левую экономическую программу они сочетают с консервативными социальными ценностями, изоляционизмом, национализмом и протекционизмом в международных отношениях, где предлагается быть против ЕС, НАТО и глобализации. В школах надо прививать людям здоровую национальную гордость и пропагандировать классическую семью. Зато отменить обязательный шведский (в Финляндии это второй госязык), освободить место для английского, немецкого, французского и русского в восточной части страны. Программа получается такая: своим социализм, остальным закон.

Соседние Шведские демократы завоевали популярность на пересечении двух идей: помощи пожилым людям и борьбы с иммиграцией. Социализм, практически коммунизм для стариков и никаких трат на молодых чужаков. Убедительное сочетание для стареющей страны.

Друзья Путина

Программа новых правых может включать скептическое отношение к единой Европе и США и положительное к России и Путину, а может и не включать. Шведские демократы поссорились между собой по украинскому вопросу. Более старые придерживаются классических правых взглядов об опасности России, более молодые проявили больше понимания к действиям Путина на Украине.

Вилдерс и союзники организовали референдум по украинскому вопросу, а граждане их поддержали не потому, что как-то особенно не любят Украину, а Россию любят больше ее, а потому, что Россия не идет в Европу, не напирает, не настаивает на своих европейских перспективах. Он же основал сайт, куда голландцы могут жаловаться на поведение восточных европейцев или если какой румын или поляк отнял у них работу.

Новые правые кажутся союзниками России просто потому, что без строгой догматики и стройной идеологии им проще признавать чужую политическую субъектность, ведь в их случае речь не идет о распространении единственно верной и единообразно понимаемой системы взглядов на глобус. Их международная позиция скорее оборонительная, чем наступательная: нужно защитить страну, Европу, Запад от чужих, а у себя чужие пусть делают, что хотят, если это не угрожает нам.

Новые правые менее щепетильны в вопросах международной репутации. Они сами были предметом осуждения традиционных политиков, журналистов, интеллектуалов, слыли фашистами и популистами, поэтому меньше прислушиваются к тому, что говорят и пишут о других, будь то Путин, Асад или тот же Трамп.

Новые правые пользуются старым языком. Диктатуру политкорректности они считают стеной, которую интеллигенция и левые искусственно возвели вокруг мигрантов, чтобы получать их голоса, а местных лишить права критиковать их за эту сделку. Это не всегда значит, что новые правые — принципиальные расисты, сексисты и гомофобы, чуждые всяких представлений о терпимости. И здесь они умудряются совмещать то, что их предшественникам казалось несовместимым.

Ксенофобия ради толерантности

Благодаря гибкости и мозаичности программ новые правые — удобные партнеры и союзники по парламентскому большинству. Среди прочего за это их начали ценить и приглашать в коалиции: они могут блокироваться с консерваторами и либералами и со старыми правыми и левыми.

Единственный пункт программы новых правых, который они не готовы обменять или убрать, — это борьба с мигрантами, особенно из мусульманских стран. За 14 лет до того, как Путин придумал Трампа, Фортёйн предложил закрыть границы Голландии, а лучше всей Европы для мигрантов-мусульман. Почему? Потому что, как он уверял, эти люди не хотят интегрироваться. Не хотят интегрироваться они по той причине, что исламский мир сейчас является более убежденным носителем традиционных ценностей, чем самые консервативные европейцы.

В условиях массового приезда еще больших, чем они сами, традиционалистов у европейских правых был неприятный выбор: быть схожими с ними по идеологии и отличаться только внешностью, по сомнительной формуле «мечеть плохая, церковь хорошая; у них много детей — плохо, у нас — хорошо», то есть сохранить классический расовый и этнический национализм. Или, наоборот, оттолкнуться от их традиционности и строить своеобразный вариант ценностного национализма. Новые правые стараются идти по второму пути, потому что таким образом им удается совместить свою программу с тем, чему долгие годы учили послевоенные поколения европейцев — с неприятием нацизма и ксенофобии.

Во время теледебатов с мусульманским клириком Фортёйн дразнил его своей нетрадиционной личной жизнью, а когда тот не выдержал и наговорил гадостей, обернулся и произнес в камеру: вот он, троянский конь ксенофобии, который маскируется лозунгами мультикультурализма.

Новые правые парадоксальным образом совмещают ксенофобию и толерантность. Вернее, их программу можно описать как «ксенофобия во имя толерантности». Логика тут такая. Европа, Запад — это территория свободы личности, поэтому все, что эту свободу утверждает вопреки Востоку, все это может быть частью европейского и, шире, западного культурного национализма. Аргумент новых правых звучит примерно так: мы лучше, потому что мы свободнее и терпимее, и не хотим чужих, потому что это они ксенофобы, вот нам и приходится защищаться. В ход идут примеры действий и проповеди приезжих против приютившего их Запада, которых немало, хотя их простые и менее замысловатые сторонники то и дело заваливаются в классическую колею расового и национального превосходства. Простых членов новых правых регулярно ловят на расистских, сексистских и гомофобных словах и действиях.

Трамп в собственном соку

Но ведь и Трамп знаменит ровно этим: он не классический республиканец, у республиканской партии на уме одно, а у него на языке другое; у тех стройный ряд от субботы до четверга, у него каждый божий день пятница. Если мы посмотрим на программу Трампа — она растет совсем не оттуда, откуда традиционный республиканский консерватизм. В избирательной кампании Трампа очень мало Библии, церкви, бога, семейных ценностей, сдерживания России и невмешательства государства в экономику. У него-то как раз государство еще как вмешивается, чтобы обложить налогами тех, кто выводит производство в Китай или Мексику, а китайские товары пошлиной, с Россией можно договориться, а вот с исламистами — нельзя.

Его назначение людей с противоположными — в том числе его собственным — взглядами смущает самых проницательных толкователей будущего. Дональда Трампа, как и все европейские партии новых правых, отличает повышенная гибкость и отсутствие картины мира, где из одного привычно следует другое.

Он тоже готов вести переговоры и совершать размены по самым разным вопросам, сдвигаться вправо или влево, оставлять или переписывать пункты программы, кроме, пожалуй, одного — как и у его европейских единомышленников — антимигрантского.

К числу этих едномышленников и предшественников, кроме уже упомянутых, можно добавить развивающих свой успех фламандских националистов в Бельгии; Норберта Хофера из австрийской Партии свободы, который чуть не стал президентом; восточноевропейских лидеров, которые теперь могут гордиться тем, что раньше Трампа угадали мировой тренд — были теми флюгерами, что вызвали ветер; Марин Ле Пен с классической мозаичной программой новых правых, отправляющуюся бороться за пост французского президента, и, разумеется, коллективную партию брекзита в единоверной Англии.

Быстрое восхождение новых правых состоялось в старых демократиях с давними либеральными традициями — там, где Россия не обладает авторитетом и влиянием, потому что кажется варварской отсталой страной для представителей всех политических сил. Ровно как в Америке, где никому, в том числе в окружении Трампа, не приходит в голову видеть в России образец. Это и есть истинный контекст прихода Трампа к власти. И он же — настоящий контекст будущих французских и немецких выборов, внутри, а не поверх которого существует Россия. Она, будучи одной из восточноевропейских стран, всего лишь осуществила свой, с местными особенностями, правый поворот чуть раньше США и больших западноевропейских стран, но чуть позже или вместе со странами Северной Европы.

США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 января 2017 > № 2044347 Александр Баунов


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 января 2017 > № 2044333

Киссинджер поддерживает Трампа по России

Стивен Гэндел (Stephen Gandel), Fortune, США

Генри Киссинджера не смущает мужская дружба Дональда Трампа и Владимира Путина. Более того, по его словам, он надеется, что эти два лидера сумеют еще больше сблизиться.

В пятницу, 20 января, выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе, Швейцария, непосредственно перед инаугурацией Трампа, Киссинджер отметил, что он согласен с «общей позицией» Трампа в отношении России. Бывший госсекретарь подчеркнул, что Америке следует уменьшить конфронтацию с Россией и что это должно стать одним из ключевых приоритетов для администрации Трампа.

«Надеюсь, что будут сделаны шаги по направлению к серьезному диалогу, который позволит избежать скатывания к конфронтации и в рамках которого Европа, Америка и Россия придут к некоему соглашению, касающемуся границ применения военной силы», — отметил Киссинджер.

Киссинджер также выступил с критикой в адрес отправившегося в отставку президента Обамы, сказав, что тот ушел из тех регионов, из которых ему не следовало уходить.

Киссинджер также указал на то, что президент России Путин «обеспечивает равновесие в мире».

Ранее в январе правительство обнародовало доклад, в котором говорится, что Путин пытался непосредственным образом повлиять на ход выборов. В этом докладе говорится, что в рамках своей кампании Россия проводила хакерские атаки, публиковала компрометирующую информацию, распространяла фальшивые новости и использовала интернет-троллей. С точки зрения американского разведывательного сообщества, эти шаги были направлены на то, чтобы помочь Трампу одержать победу на выборах.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 января 2017 > № 2044333


США. Япония > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 21 января 2017 > № 2043368

Лидеры деловых кругов Японии ожидают шагов новой американской администрации в области экономики

Лидеры деловых кругов Японии выражают одновременно надежду и обеспокоенность в отношении экономической политики президента США Дональда Трампа.

Председатель Федерации бизнеса Японии (КЭЙДАНРЭН) Садаюки Сакакибара подчеркнул необходимость сохранять и развивать отношения между Японией и США.

Сакакибара сказал, что его федерация стремится к консенсусу с новой американской администрацией по вопросам, которые будут способствовать стабильности и развитию мира.

Глава Японской ассоциации корпоративных руководителей (Кэйдзай Доюкай) Ёсимицу Кобаяси сказал, что существует беспокойство в отношении перспектив развития глобальной экономики, однако его ассоциация будет следить за основами политики, которую будет проводить администрация президента Трампа.

США. Япония > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 21 января 2017 > № 2043368


США > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 21 января 2017 > № 2043367

Президент США Дональд Трамп приступил к работе

В первый день своего пребывания на посту президента Соединенных Штатов Америки Дональд Трамп подписал распоряжение приступить к пересмотру национальной программы здравоохранения своего предшественника Барака Обамы.

Трамп стал 45-м президентом Соединенных Штатов на инаугурационной церемонии, которая состоялась на Капитолийском холме в пятницу. Он призвал к национальному единству и пообещал руководствоваться принципом "Америка прежде всего" в каждом своем решении.

По окончании церемонии Трамп проследовал в лимузине к Белому дому, где он подписал свое первое распоряжение президента, наделив федеральные ведомства широкими полномочиями для пересмотра Акта о доступной медицине, известного как Obamacare.

Белый дом сообщил о том, что в соответствии с политикой Трампа "Америка прежде всего" администрация США выведет страну из соглашения Транс-Тихоокеанского партнерства. Кроме того, Белый дом сообщил о твердом намерении Трампа провести новые переговоры об условиях Соглашения о Североамериканской зоне свободной торговли (NAFTA).

США > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 21 января 2017 > № 2043367


Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 21 января 2017 > № 2043305

Комментируя итоговое решение министерства торговли США по трем антидемпинговым и антидотационным расследованиям США в отношении аморфного волокна двуокиси кремния, графита и сульфата аммония, официальный представитель министерства коммерции КНР сегодня опубликовал заявление о необходимости принятия китайской стороной надлежащих мер для обеспечения справедливых прав предприятий в связи с этими случаями злоупотребления торговой помощью.

Министерство торговли США 18 января приняло решение о введении антидемпинговых тарифов в размере 162,7 проц на аморфное волокно двуокиси кремния, 68,27 проц -- на ввоз графита, 493,46 проц -- на сульфат аммония. Антидотационные тарифы по этим товарам составили, соответственно, 48,94-165,39 проц, 251 проц и 206,72 проц. --0

Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 21 января 2017 > № 2043305


Тайвань. США > Внешэкономсвязи, политика > russian.rti.org.tw, 21 января 2017 > № 2043240

В субботу тайваньское Министерство иностранных дел от имени правительства опубликовало заявление с поздравлениями в адрес президента и вице-президента США Дональда Трампа и Майка Пенса.

Церемония инаугурации Дональда Трампа состоялась в Вашингтоне 20 января.

На церемонии присутствовала тайваньская делегация, которую возглавил бывший премьер-министр Ю Си-кунь, представляющий правящую Демократическую прогрессивную партию. В тайваньскую делегацию также вошли мэр Тайчжуна Линь Цзя-лун, глава уезда Цзяи Чжан Хуа-гуань, советник при Совете национальной безопасности Тун Чжэнь-юань и другие, включая членов главной оппозиционной партии Гоминьдан, партии «Новая сила» и Первой народной партии.

Как отмечается в заявлении МИДа, Тайвань и США разделяют общие ценности свободы, демократии и уважения к правам человека, а также сотрудничают на основе принципов доверия и взаимности.

Обе стороны установили отношения тесного сотрудничества в таких областях, как политика, безопасность, экономика и культура. При этом Тайвань с нетерпением ожидает начала работы с новой администрацией США, с целью укрепления двусторонних отношений и обеспечения мира, стабильности и процветания в Азиатско-Тихоокеанском регионе, отмечается в заявлении.

Виталий Самойлов

Тайвань. США > Внешэкономсвязи, политика > russian.rti.org.tw, 21 января 2017 > № 2043240


Тайвань. США > Внешэкономсвязи, политика > russian.rti.org.tw, 21 января 2017 > № 2043239

Президент Тайваня Цай Ин-вэнь в субботу поздравила президента США Дональда Трампа и вице-президента Майка Пенса с официальным вступлением в должность. От имени народа Тайваня она выразила надежду на ещё более успешное развитие отношений между двумя странами при администрации президента Трампа.

На своём аккаунте в социальной сети Twitter Цай написала, что демократия связывает Тайвань и США друг с другом. Она также выразила надежду на развитие дружбы и партнёрства между двумя странами.

В официальном заявлении Президентской канцелярии также говорится, что президент передала поздравления Трампу и Пенсу от имени народа Тайваня.

Как отмечается, президент Цай Ин-вэнь считает США наиболее важным союзником Тайваня на международной арене, поскольку обе стороны разделяют общие принципы свободы, демократии и уважения к правам человека.

Цай также надеется, что администрация президента Трампа будет и далее развивать отношения и сотрудничество на пользу обеих стран и международного сообщества в целом.

Цай вновь стала использовать свой аккаунт в Twitter неделю назад, после почти двухлетнего перерыва. Поводом для этого стал визит в штаб-квартиру Twitter 14 января, который она совершила во время транзитной остановки в Сан-Франциско, возвращаясь из поездки по странам Центральной Америки.

Виталий Самойлов

Тайвань. США > Внешэкономсвязи, политика > russian.rti.org.tw, 21 января 2017 > № 2043239


США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044424

Что мы сделали правильно

Джон Керри | The New York Times

"Некоторые видят кошмары, куда ни посмотрят, и уверяют, что вся глобальная система разваливается, а положение Америки как мирового лидера стремительно ослабевает", - пишет в статье, опубликованной в The New York Times, действующий госсекретарь США Джон Керри.

Он возражает: "Большинство глобальных тенденций по-прежнему нам благоприятствует, а лидерство Америки и ее взаимодействие с другими странами сейчас все так же существенны и эффективны, как когда-либо". На взгляд Керри, это произошло благодаря тому, что Барак Обама возродил и применил активную дипломатию как первостепенный инструмент внешней политики США.

По словам Керри, прежде всего об этом свидетельствует кампания США против "Исламского государства" (запрещено в РФ. - Прим. ред.). "Вместо тогочтобы поспешно начать одностороннюю войну, мы потихоньку помогли Ираку сформировать новое, более инклюзивное правительство, а затем создали коалицию 68 стран в поддержку возрожденных вооруженных сил Ирака, курдских "пешмерга" и других местных партнеров, дабы освободить территорию, когда-то оккупированную ИГИЛ", - говорится в статье.

"Когда Обама вступил в должность президента, ядерная программа Ирана стремительно продвигалась, и от нашей страны все энергичнее требовали принять военные меры", - продолжает автор. Но в итоге США и их партнеры, не сделав ни одного выстрела, заключили ядерное соглашение с Тегераном.

"Когда в 2014 году Россия вторглась на Украину, США могли бы среагировать, как шесть лет назад, когда российское вмешательство в Грузии встретило по большей части чисто словесное противодействие. Но администрация Обамы, восстановившая дипломатические связи, по которым сильно ударила война в Ираке, смогла, в пику скептикам, наладить сотрудничество с нашими партнерами из ЕС, чтобы ввести санкции, которые изолировали Россию и нанесли большой ущерб ее экономике. Мы также укрепили НАТО, значительно увеличив нашу помощь в сфере безопасности союзникам в странах Балтии и Центральной Европе", - пишет Керри.

"Все это время мы продолжали сотрудничать с Россией, когда это отвечало нашим интересам. Но, поскольку мы держались твердо, Россия теперь, вопреки хвастовству ее лидеров, страдает от истощения финансовых резервов, ослабления рубля до исторического минимума и испорченных международных отношений", - говорится в статье.

По словам автора, "Обама четко объяснил союзникам и потенциальным противникам США в Азии, что США останутся одной из главных опор стабильности и процветания региона".

Керри также упоминает о прорывах в борьбе с изменением климата, о нормализации отношений с Кубой и содействии США прекращению гражданской войны в Колумбии. "В Африке мы приобрели друзей, обучая молодых лидеров, а также возглавили успешные глобальные усилия по сдерживанию лихорадки Эбола", - говорится в статье.

Администрация Трампа придет к власти, обладая колоссальными преимуществами для решения проблем. "Экономика и вооруженные силы Америки - сильнейшие в мире, а дипломатия помогла нам снова поймать попутный ветер, внушить нашим противникам, что мы настроены решительно, и сплотить наших друзей вокруг нас", - заключает Керри.

США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044424


США. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044423

Искусство сделки: как Трампу следует обращаться с Россией и Украиной

Илья Пономарев | Newsweek

"Неминуемые изменения в Вашингтоне вызвали множество дискуссий в мировых столицах. В Восточной Европе - регионе, потрясенном войной между Россией и Украиной, - на подъеме и надежды, и опасения, - пишет в Newsweek предприниматель, инвестор и бывший депутат российской Госдумы Илья Пономарев. - Трамп заявил, что только он может заключить такие коммерческие и политические договоренности, которые принесут наибольшее преимущество [США] и осчастливят все стороны. Но какую сделку он планирует с Путиным? Эта сделка наверняка определит порядок вещей в Европе и может покончить с кровавым и неудобным конфликтом между Западом и Россией. Однако чем пожертвуют все стороны, чтобы ее заключить?".

"Любые сделки должны обеспечивать исполнение Будапештского меморандума 1994 года, согласно которому США, Великобритания и Россия гарантировали Украине территориальную неприкосновенность в обмен на ее неядерный статус. Если не выполняется одна сделка, какие у нас основания ожидать, что устоит другая?" - пишет Пономарев.

"Я глубоко убежден, что главная причина, по которой Путин так популярен в России, - провал либеральных реформ 1990-х. Тогда притворно делали вид, что реформами управляют западные советники, и подавляющее большинство россиян, обнищавших из-за этих изменений, винят в этом Америку. Теперь я наблюдаю тот же процесс на Украине", - сообщает Пономарев, "проводивший много времени в Киеве" с тех пор, как он, единственный из всех депутатов Госдумы, проголосовал против присоединения Крыма.

"Если Запад продолжит свою нынешнюю политику, украинские власть имущие свалят собственную некомпетентность и коррупцию на этих иностранцев, и скорее рано, чем поздно мы увидим какую-нибудь украинскую версию Путина во главе очередной антилиберальной европейской клептократии. Это уже случилось с Молдавией", - говорится в статье.

"Чтобы добиться обратного, Западу следует сделать Украину успешной, доказать преимущество свободного и открытого общества перед государственным капитализмом, и россияне сами уберут Путина из Кремля. Россиянам нужно дать право выбирать и свергать своих президентов и правительства. И если они увидят, что Украине пошли на пользу эти действия, то же самое произойдет и в России, без вмешательства извне, - просто благодаря выбору и убежденности самого российского народа, - считает автор. - Такое же право украинцев должно быть защищено международным сообществом, независимо от того, нравится ли нам их выбор или нет".

"ЕС допустил ошибку, предложив Соглашения об ассоциации Украине, Молдавии и другим странам в качестве замены надлежащей "дорожной карты" к членству, что привело к конфликту с Россией и аннексии Крыма", - говорится в статье.

"Ограниченная международная реакция на этот акт агрессии привела ко вторжению на Донбасс и трагическому уничтожению самолета MH-17. Неспособность Запада принять на себя ответственность за войну на Украине побудила Путина вмешаться в происходящее в Сирии с целью насильно вернуть Америку за стол переговоров, - полагает Пономарев. - Теперь новой администрации в Белом доме нужно осознать необходимость разобраться с причиной этой беды: миру необходимы новые правила игры взамен старых Ялтинских соглашений, заключенных после Второй мировой войны, а не латание дыр на Ближнем Востоке".

"Чтобы добиться такой сделки, Западу нужно пользоваться своими преимуществами и работать над [украинской] экономикой с помощью технологий и инвестиций. Американские коммерческие компании - агенты изменений: их успешное вступление в Восточную Европу - лучший способ прижать Путина и его корешей", - пишет автор.

США. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044423


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044421

Трамп перед лицом Москвы: избегать политического манихейства

Тома Гомар | Le Figaro

Армрестлинг, который противопоставляет Вашингтон и Москву в области киберпространства, может быть понят лишь в свете истории последних двадцати лет, уверен директор Французского института международных отношений (IFRI) Тома Гомар. Его статью публикует Le Figaro.

"Избирательная кампания Трампа, выборы и переходный период отмечены печатью России, то есть бесчестьем для практически всего американского разведывательного сообщества. Для понимания того, что разыгрывается сегодня между российскими и американскими спецслужбами, необходимо вернуться на двадцать лет назад. В 1996 году администрация Клинтона осуществила вмешательство в России, чтобы в последний момент обеспечить переизбрание Бориса Ельцина и избежать возвращения коммунистов к власти", - говорится в статье.

"Тогда же в 1996 году в Москве состоялись первые секретные российско-американские переговоры по киберпространству", - передает автор.

"Двадцать лет спустя США, Китай и Россия ввязались в масштабные оборонительные и наступательные операции в киберпространстве, в которых участвуют, прямо и косвенно, самые разнообразные и разнородные негосударственные участники, промышленные группы и отдельные индивиды, действующие в одиночку или в составе сети. Господство в цифровой сфере и управление данными стали необходимым условием стратегической автономии", - считает Гомар.

"Идеологическая решимость Москвы, подъем ее военной мощи, а также ее инвестиции в цифровой сфере были недооценены и проанализированы по отдельности. Тогда как Россия Владимира Путина сумела извлечь выгоду из американского пренебрежения, чтобы разработать и провести в жизнь интегральную стратегию. Комбинируя различные регистры деятельности, эта стратегия позволила ей достичь психологического влияния на многих западных руководителей, в первом ряду которых отныне фигурирует Дональд Трамп", - продолжает Гомар.

"Было бы абсурдным объяснять победу Дональда Трампа исключительно российскими кибератаками. Доклады всякого рода поддерживают медийную неразбериху, из-за чего теряется из виду главное. Феномен Трампа соответствует глубокой социологической трансформации США и их отношению к миру", - отмечает автор.

"Тем не менее, было бы неосмотрительным освобождать Россию, как и другие державы, от ответственности за операции по дезинформации, направленные на дискредитацию политических режимов противников. В Москве теперь время "управляемого хаоса", то есть фаза сноса западных конструкций и порядка, которая, проходит, в частности, через обесценивание демократических режимов с целью наилучшего оправдания авторитарных режимов", - рассуждает автор.

"Дональд Трамп объявил о курсе на одностороннюю и соглашательскую политику. В ближайшем будущем она может столкнуться с тремя препятствиями. Прежде всего, его первая встреча с Путиным станет объектом всеобъемлющего внимания со стороны СМИ, что вынудит его афишировать результаты, если он хочет выглядеть как президент, исполняющий то, что говорит. Он будет под пристальным надзором со стороны своего собственного разведывательного сообщества, готового интерпретировать всякую уступку как следствие его связей, зависимости, как реальных, так и предполагаемых", - считает Гомар.

Затем Трамп рискует объединить против себя два основных течения, образующих структуру цифровой сферы: это Силиконовая долина, которая бичует продукты реалити-шоу, и военно-цифровой комплекс, который обеспокоен его уязвимостью. И, наконец, Дональду Трампу придется ответить на практике на вопрос Платона: кто следит за следящими? В принципе он сам, только нет уверенности, что это ему удастся надолго, с помощью не всегда уместных твитов", - подытоживает Гомар.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044421


США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044418

В день инаугурации: уважение к должности и надежды на нацию

Редакция | The Washington Post

"Избранный президент Трамп, вы вот-вот принесете самую серьезную присягу из всех, какие можно иметь честь принести. Я выбирала не вас, но я поддерживаю и уважаю эту должность". Таковы были искренние слова 66-летней Кит Кин из Чикаго, одной из многих, откликнувшихся на нашу просьбу к читателям поделиться своими надеждами и советами для будущего президента Дональда Трампа, пишет редакция The Washington Post.

"В этом году, даже больше, чем обычно, многие из побежденных не настроены праздновать. Десятки членов Конгресса от Демократической партии бойкотируют церемонию на Капитолии. Тысячи американцев собираются в Вашингтоне, чтобы приветствовать администрацию Трампа, но и тысячи пойдут протестовать", - отмечает издание.

Тем не менее, после полудня в пятницу он станет законным президентом США. Уважение к этому результату не означает преклонения перед неразумной политикой или назначениями. Признание избрания Трампа не означает, что мы закроем глаза на российское вмешательство, подавление избирателей или другие нарушения на выборах, пишут авторы статьи.

"Лучшим ответом на российское вмешательство будет провести смелое расследование и предотвратить его повторение: продемонстрировать, что демократия в гораздо большей степени, чем клептократия в российском духе, способна к самоисправлению. Правильным ответом Трампу будет выказать уважение к должности, надеясь на то, что занимающий ее постарается завоевать уважение для себя лично", - заключает издание.

США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044418


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044414

Абсурдные противоречия российских антиамериканистов

Юлия Смирнова | Die Welt

После завершения президентских выборов в Америке российские государственные СМИ и "ура-патриоты" сбавляют обороты своей антиамериканской риторики. Как следствие - абсурдные противоречия в высказываниях и действиях. "Трамп точно одного уже добился в России - привнес сумятицу", - констатирует постоянный автор Die Welt Юлия Смирнова.

"В эти дни в России не так просто быть тем, кто ненавидит Америку. Когда в эту пятницу в должность вступит Дональд Трамп, которого российская пропаганда восхваляла в течение последних месяцев, привычный образ врага пойдет трещинами", - пишет автор.

Раньше те, кто придерживался таких же взглядов, как Дмитрий Еньков, не задумываясь, называли врагом России НАТО и США. Активист националистической "Партии Великое Отечество" стоит вместе со своими единомышленниками перед зданием посольства ФРГ в Москве и держит плакат "Русские против войны", протестуя против переброски американской военной техники из США в Восточную Европу. Енькову сегодня непросто сформулировать свое отношение к США, замечает Смирнова. "Антироссийскую политику проводит лишь небольшая кучка людей вокруг уходящего президента Обамы. При Трампе войны не будет", - уверен активист. Еще год назад для Енькова даже американская валюта была символом мирового господства США, и он выступал за то, чтобы Россия отказалась от доллара как международной валюты при торговых операциях.

Свою антиамериканскую риторику вынуждены смягчить или вовсе отказаться от нее даже "ура-патриоты" и государственные СМИ. Мария Катасонова, придерживающаяся националистических взглядов, сегодня организует вечеринки в честь победы Трампа - а еще недавно она стояла с плакатами перед зданием посольства США в Москве.

"Нередко дело доходит и до откровенных противоречий: так, телеведущий Дмитрий Киселев, который однажды пригрозил превратить США в "ядерный пепел", должен корректировать сюжетную линию своей еженедельной телепередачи "Вести недели". В минувшее воскресенье зрители, должно быть, крепко озадачились вопросом о том, что им теперь думать об Америке. С одной стороны, - поясняет Смирнова, - в программе были показаны репортажи, снятые по классическому антиамериканскому сценарию, с другой - Киселев пытался представить, как пройдет первая встреча между Трампом и Путиным". Он выглядит человеком, который держит слово - в отличие от Обамы, считает главный российский пропагандист. Правда, Киселев пытался притушить надежды, связанные с Трампом, - борьба за власть для нового президента США еще не окончена, уверен он. Об этом свидетельствуют критические замечания в адрес России, сделанные в ходе слушаний в Конгрессе членами будущей администрации США.

"Сдержанный оптимизм - лейтмотив официальной позиции Москвы в преддверии инаугурации Дональда Трампа, - замечает автор публикации. - Во вторник Путин встал на сторону своего будущего американского коллеги, защитив его от критиков, утверждающих, будто у Кремля есть компрометирующий Трампа материал. Глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров выразил надежду на улучшение переговорного процесса по Сирии с будущей администрацией США и положительно отозвался о том, что Америка планирует сделать одним из приоритетов своей внешней политики борьбу с терроризмом".

Николай Патрушев, секретарь Совета безопасности РФ, заявил о готовности России к переговорам с новой администрацией США, однако отметил, что Москва не питает иллюзий относительно того, что меры по стратегическому сдерживанию России будут ослаблены. По словам Патрушева, речи о принципиальных изменениях в российско-американских отношениях не идет.

Скептически настроен и внешнеполитический советник Кремля Сергей Караганов. Как он пишет в своей статье в "Российской газете", приход новой администрации "создает окно возможностей для нормализации отношений". Однако, подчеркивает эксперт, это не предусматривает ядерного разоружения, упомянутого Трампом. "Пора, наверное, оставить позади реакционный идеализм мечтаний о ядерном разоружении, понять, что ядерное сдерживание, несмотря на все его опасности, главное, что спасло мир от катастрофы в прошлом и спасает его сейчас", - поэтому ядерное сдерживание следует укреплять и стабилизировать, передает слова Караганова издание.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044414


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044403

Трамп непредсказуем - в том числе для Путина

Беньямин Трибе | Neue Zürcher Zeitung

Сходство между Трампом и Путиным вовсе не означает, что оба найдут общий язык; кроме того, приход Трампа может не повлечь автоматической отмены американских санкций против России. К такому выводу пришел политический обозреватель швейцарской газеты Neue Zuercher Zeitung Беньямин Трибе.

Так, за последнее время, рассказывает журналист, "накопилось немало высказываний российских политиков о том, будто с президентом Трампом в двусторонних отношениях (между США и Россией. - Прим. ред.), разрушенных при Обаме, наконец-то произойдет разрядка, будь то в вопросах конфликта на Донбассе, присоединенного Крыма, санкций, сирийской войны или обвинений в российских кибератаках".

Все это не было совпадением: как подчеркивает журналист Андрей Перцев в своем анализе для Московского центра Карнеги, то, что о персоне Трампа в России говорили столь позитивно, имело несколько причин. Россия считала Трампа своим другом, в том числе, потому, что он был противником заклятого врага России - проигравшей Хиллари Клинтон, которая представлялась Кремлю в качестве продолжения политики "русофобской" администрации Обамы. Кроме того, несмотря на свое миллиардное состояние, Трамп является аутсайдером, а в России, как пишет Перцев, таких любят. Все это серьезно упростило медийную инсценировку в поддержку Трампа, который к тому же "выбирает простые слова, критикует мигрантов и политическую элиту и хочет навести порядок в стране", что, между прочим, россияне хотели бы видеть и в своей стране. Тем более что в самом начале Путин также использовал образ "радетеля за простой народ, который хочет разобраться с коррумпированным госаппаратом и кумовством".

Как бы то ни было, "все эти общие черты вовсе не означают, что бывший кагэбэшник и миллиардер обязательно найдут общий язык", уверен Трибе. И дело тут в том, что Трамп, судя по его нынешнему поведению, "прежде всего заинтересован в так называемых сделках". А потому "проблема для новых американо-российских отношений может заключаться в том, что направленная на заключение таких сделок внешняя политика Вашингтона попросту сводит на нет фактор, который был определяющим для успеха Кремля", подчеркивает автор. Путин, как напоминает издание, "целенаправленно использовал инструментарий, от которого отказывались США и Европа, а именно - свою непредсказуемость для получения преимущества".

"Теперь же именно Трамп станет такой крупной непредсказуемостью", - продолжает автор, напоминая о его недавнем неожиданном призыве "расширить американский ядерный арсенал". (...) Даже несмотря на то, что "Трамп несколько раз благоприятно высказался о России и Путине, его словам не следует придавать особого значения, поскольку он довольно часто противоречил самому себе".

В итоге из-за того, что Трамп "в большей степени является бизнесменом, а не политиком, в каждой "сделке" ему будет интересна собственная выгода, и если в политическом плане Россия и может предложить перестать "затевать беспорядки" и таким образом стать стабильным партнером в деле создания региональной стабильности в Европе и на Ближнем Востоке, то вот экономические связи России с Америкой довольно слабы. И поэтому Трамп и его страна вряд ли сильно выиграют от отмены так называемых "украинских санкций" (которые хотя и бьют по России, но в значительно меньшей степени, нежели европейские санкции). Как результат, Трампу, заинтересованному в сделках, при которых его точно не обделят, куда интереснее будут такие страны, как Китай", заключает Трибе.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044403


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044402

Перехваченные российские переговоры изучаются в рамках расследования действий соратников Трампа

Майкл С. Шмидт, Мэтью Розенберг, Адам Голдман, Мэтт Апуззо | The New York Times

"Американские правоохранительные и разведывательные органы изучают перехваченные переговоры и финансовые транзакции в рамках более широкого расследования возможных связей российских официальных лиц с соратниками избранного президента Дональда Дж. Трампа, в том числе бывшим главой его избирательного штаба Полом Манафортом, как сообщили действующие и отставные американские чиновники, - передают Майкл С. Шмидт, Мэтью Розенберг, Адам Голдман и Мэтт Апуззо в The New York Times. - Раз это расследование продолжается, значит, в пятницу Трамп примет присягу, пока его соратники все еще будут под следствием, - и это после того, как спецслужбы заключили, что российское правительство содействовало его избранию. В качестве президента Трамп будет контролировать эти агентства, и его полномочия позволят ему перенаправить или пресечь хотя бы некоторые из этих усилий".

Пока неясно, имеют ли перехваченные переговоры отношение к Трампу, его штабу или расследованию взлома компьютеров Национального комитета Демократической партии. Расследование хотя бы частично посвящено коммерческим сделкам с Россией некоторых нынешних и бывших советников Трампа. В частности, Манафорт вел бизнес с Украиной и Россией. Некоторые из его контрактов привлекли внимание Агентства национальной безопасности из-за подозрений, что они связаны с ФСБ, по словам одного из источников, говорится в статье.

"Манафорт - один из как минимум трех советников из штаба Трампа, связи которых с Россией расследуются. Двое других - Картер Пейдж (бизнесмен и бывший советник штаба Трампа по внешней политике) и Роджер Стоун (давний республиканский оперативник), - сообщают авторы. - Расследование возглавляет ФБР, ему содействуют Агентство национальной безопасности, ЦРУ и отдел финансовых преступлений министерства финансов. Следователи ускорили работу в последние недели, однако, по словам чиновников, не обнаружили однозначных свидетельств правонарушений. Один из чиновников сказал, что некоторые разведывательные донесения, основанные на перехваченных переговорах, были ранее представлены Белому дому".

"В рамках контрразведывательных расследований изучаются связи американских граждан с зарубежными правительствами. Эти связи могут подразумевать попытки украсть государственные или корпоративные тайны, втереться в доверие к лидерам американского правительства или повлиять на политику. Неясно, в отношении каких именно российских официальных лиц проводится расследование и какие именно переговоры привлекли внимание американских специалистов по прослушке. Правовые стандарты по рассекречиванию таких расследований низки, и к уголовному преследованию они приводят редко", - говорится в статье.

"Мы совершенно ничего не знаем ни о каких расследованиях или даже основаниях для них", - сказала Хоуп Хикс, пресс-секретарь переходной команды Трампа.

Во вторник вечером в разосланном по электронной почте заявлении Манафорт назвал сообщения о его связях с российским правительством "грязным трюком Демократической партии и полной фальшивкой".

"У меня никогда не было никаких отношений с российским правительством или любыми другими российскими официальными лицами. Я никогда ни с кем из них не контактировал и не давал никому распоряжений с кем-то из них контактировать, - заявил Манафорт. - Что касается "российского взлома DNC", все, что я о нем знаю, я прочел в прессе".

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044402


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044373

Инаугурационная речь Дональда Трампа

Аарон Блэйк (Aaron Blake), The Washington Post, США

Президентом Соединенных Штатов Америки теперь является Дональд Трамп, который только что принял присягу и вскоре после этого выступил со своей инаугурационной речью.

Предлагаем стенограмму его выступления.

ТРАМП: Председатель Верховного суда Робертс, президент Картер, президент Клинтон, президент Буш, президент Обама, сограждане и народы мира, спасибо!

(Аплодисменты)

Мы, граждане Америки, теперь объединились в едином национальном порыве, чтобы возродить нашу страну и восстановить ее потенциал для всех наших людей.

(Аплодисменты)

Вместе мы будем определять курс Америки и мира на долгие-долгие годы. Нас ждут серьезные проблемы, мы столкнемся с трудностями, но мы выполним свою задачу.

Каждые четыре года мы собираемся на ступеньках этого здания, чтобы надлежащим образом осуществить мирную передачу власти, и мы благодарны президенту Обаме и первой леди Мишель Обама за их любезную помощь в этот переходный период. Они были великолепны. Спасибо.

(Аплодисменты)

Однако сегодняшняя церемония имеет совершенно особое значение, потому что сегодня мы не просто передаем власть от одной администрации к другой или от одной партии к другой. Мы передаем власть от Вашингтона и возвращаем ее вам, людям.

(Аплодисменты)

Слишком долго небольшая группа людей в столице нашей страны пожинала плоды правления, государственной власти, а расходы ложились на плечи людей. Вашингтон процветал, но люди от его благ и богатств ничего не получали. Политики процветали, но рабочие места исчезали, и заводы закрывались. Истеблишмент защищал себя, а не граждан нашей страны. Их победы не были вашими победами. Их триумфы не были вашими триумфами. И пока они праздновали в столице нашей страны, семьям, находящимся в бедственном положении по всей нашей стране, праздновать было практически нечего.

(Аплодисменты)

Все это изменится, и перемены начинаются прямо здесь и прямо сейчас, потому что этот момент — ваш, он принадлежит вам.

(Аплодисменты)

ТРАМП: Он принадлежит всем, кто собрался сегодня здесь, и всем, кто на нас смотрит по всей Америке. Это ваш день. Это ваш праздник. И Соединенные Штаты Америки — это ваша страна.

(Аплодисменты)

По-настоящему важно не то, какая партия управляет нашим правительством, а то, будет ли народ управлять нашим правительством.

(Аплодисменты)

20 января 2017 года запомнится как день, когда народ вновь стал правителем этой страны.

(Аплодисменты)

Забытые мужчины и женщины нашей страны больше не будут забыты.

(Аплодисменты)

Все сейчас слушают вас. Вы, десятки миллионов, пришли сюда, чтобы стать частью исторического движения, подобных которому мир никогда прежде не видел.

(Аплодисменты)

В центре этого движения — крайне важная убежденность в том, что государство существует для того, чтобы служить своим гражданам. Американцы хотят, чтобы у их детей были прекрасные школы, чтобы их семьи жили в безопасных районах, и чтобы у них самих была хорошая работа. Это справедливые и разумные требования праведных людей и праведного общества.

Но у слишком многих наших граждан существует другая реальность — это матери и дети, оказавшиеся в нищете в бедных кварталах наших городов; это пришедшие в запустение заводы, разбросанные, подобно надгробиям, на просторах нашей страны; это система образования, которая утопает в деньгах, но не дает нашим молодым и красивым учащимся никаких знаний; и преступность, и криминальные группировки, и наркотики, которые отняли слишком много жизней и лишили нашу страну огромного нереализованного потенциала. Эту американскую бойню надо прекратить здесь и сейчас.

(Аплодисменты)

Мы единая нация, и их боль — это наша боль. Их мечты это наши мечты. А их успех это наш успех. У нас одно сердце, один дом, и одна славная судьба. Та присяга, которую я сегодня принимаю, это клятва верности всем американцам.

(Аплодисменты)

На протяжении десятилетий мы обогащали иностранную промышленность в ущерб американской, субсидировали армии других стран, допуская прискорбное ослабление наших собственных вооруженных сил. Мы защищали границы других стран, и при этом отказывались защищать собственные границы.

(Аплодисменты)

Мы тратили триллионы долларов за рубежом, в то время как американская инфраструктура ветшала и приходила в негодность. Мы обогатили другие страны, в то время как богатство, сила и уверенность нашей собственной страны исчезали за горизонтом.

Один за другим закрывались и покидали нашу страну заводы и фабрики, и никто даже не думал о том, что миллионы и миллионы американских рабочих остаются без работы. Богатство нашего среднего класса утекало из его домов, а потом перераспределялось по всему миру.

Но все это в прошлом. А мы теперь будем смотреть только в будущее.

(аплодисменты)

Мы собрались здесь сегодня, чтобы отдать новое распоряжение, которое должны услышать в каждом городе, в каждой зарубежной столице, в каждом кабинете власти. С сегодняшнего дня наша страна будет руководствоваться новой концепцией. С сегодняшнего дня она будет звучать только так: Америка прежде всего.

(Аплодисменты)

Каждое решение по торговле, по налогам, по иммиграции, по иностранным делам будет приниматься в интересах американских рабочих и американских семей. Мы должны защитить наши границы от разрушительного воздействия других стран, которые производят нашу продукцию, крадут наши компании и уничтожают наши рабочие места.

(Аплодисменты)

Америка снова начнет побеждать, побеждать как никогда прежде.

(Аплодисменты)

Мы вернем наши рабочие места. Мы вернем наши границы. Мы вернем наше богатство. И мы вернем наши мечты.

(Аплодисменты)

Мы будем строить новые дороги, шоссе, мосты, тоннели, аэропорты, железные дороги по всей нашей прекрасной стране. Мы освободим наших людей от социальных пособий и вернем им работу. Мы восстановим нашу страну руками и усилиями американцев.

(Аплодисменты)

Мы будем следовать двум простым правилам: покупать американское и давать работу американцам.

(Аплодисменты)

Мы будем стремиться к дружбе и добрым отношениям со странами мира, но мы будем при этом исходить из того, что все страны имеют право ставить собственные интересы превыше всего. Мы не стремимся навязывать свой образ жизни никому, но мы хотим, чтобы он служил всем примером. Мы будем подавать яркий пример всем, чтобы они ему следовали.

(Аплодисменты)

Мы укрепим старые альянсы и сформируем новые; мы сплотим цивилизованный мир против радикального исламского терроризма, и мы сотрем терроризм с лица Земли.

(Аплодисменты)

В основе нашей политики будет лежать абсолютная преданность Соединенным Штатам Америки, и проявляя верность своей стране, мы восстановим верность друг другу. Когда наши сердца открыты патриотизму, в них нет места предрассудкам.

(Аплодисменты)

Библия рассказывает нам, насколько это хорошо и приятно, когда люди божии живут вместе в единстве. Мы должны открыто выражать свои мысли, честно обсуждать наши разногласия, но при этом всегда проявлять солидарность. Когда Америка едина, она непобедима.

(Аплодисменты)

Не должно быть страха. Мы защищены, и мы всегда будем защищены. Нас будут защищать великие мужчины и женщины из наших вооруженных сил и правоохранительных органов. И что самое важное, нас будет защищать Бог.

(Аплодисменты)

И наконец, мы должны масштабно мыслить и еще масштабнее мечтать. Мы в Америке понимаем, что нация жива, пока она к чему-то стремится. Мы больше не будем признавать политиков, которые только говорят, но ничего не делают, постоянно жалуются, но ничего с этим не делают.

(Аплодисменты)

Время пустых разговоров прошло. Наступает время действий.

(Аплодисменты)

Не позволяйте никому говорить вам, что сделать это невозможно. Сердце, боевой дух и духовное начало Америки преодолеют любые вызовы. Мы не проиграем. Наша страна будет снова процветать и преуспевать.

Мы присутствуем при рождении нового тысячелетия, мы готовы раскрывать тайны космоса, освобождать землю от страданий и болезней, осваивать новую энергию, отрасли и технологии завтрашнего дня. Нас будет вдохновлять новая национальная гордость, она будет воодушевлять нас и устранять наши разногласия.

Пора вспомнить старую мудрость, которую никогда не забывают наши солдаты: какими бы мы ни были, черными, смуглыми или белыми, у нас у всех красная кровь патриотов.

(Аплодисменты)

Мы все будем пользоваться нашими славными свободами, и будем салютовать нашему великому американскому флагу.

(Аплодисменты)

Где бы ни родился ребенок, в городских кварталах Детройта или на обдуваемых всеми ветрами равнинах Небраски, он смотрит в одно и то же ночное небо, его сердце наполняют одни и те же мечты, и один наш всемогущий создатель дает ему дыхание жизни.

(Аплодисменты)

Все американцы, во всех городах, малых и больших, от моря до моря, в горах и на равнинах слышат эти слова. Вас никто больше не будет игнорировать.

(Аплодисменты)

Ваш голос, ваши надежды, ваши мечты будут определять нашу американскую судьбу. Ваше мужество, доброта и любовь будут вечно направлять нас на этом пути. Вместе мы снова сделаем Америку сильной. Мы снова сделаем Америку богатой. Мы снова сделаем Америку гордой. Мы снова сделаем Америку безопасной. И да, вместе мы снова сделаем Америку великой.

(Аплодисменты)

Спасибо. Благослови вас Бог. И благослови Бог Америку.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044373


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044371

Дональд Трамп и конец американского порядка

Ален Фрашон (Alain Frachon), Le Monde, Франция

Действие фильма разворачивается в 1959 году в Орлеане. На берегу Луары Америка встречается со старой Францией. Неподалеку от города, НАТО разместила свою базу и открыла свои магазины, которые повсюду сопровождают американскую армию. США предоставляют защиту союзникам и в то же время экспортируют собственную «мягкую силу», американскую поп-культуру. Все идет рука об руку: с одной стороны — истребители-бомбардировщики, с другой — джинсы, футболки Fruit of the Loom, мокасины collegian с монеткой наверху и джаз, музыка, пластинки, инструменты. Революция в галльской провинции.

Общие ценности

Режиссер Ален Корно (Alain Corneau) рассказывает о жизни французских подростков после войны. Вышедший в 1995 году «Новый мир» основывается на романе «Американская оккупация» Паскаля Киньяра (Pascal Quignard). США закрепляются в Европе. Они не хотят повторить ошибку 1920-х годов, когда замкнулись в себе, отдав ее на откуп фашизму и нацизму. Они восстанавливают Западную Европу. Формируют «либеральный порядок» с опорой на общие ценности: правовое государство, политическую демократию, рыночную экономику, свободную торговлю. В общих чертах.

Американские строители (Гарри Труман, Дин Ачесон, Джордж Маршалл, Дуайт Эйзенхауэр) и их европейские коллеги видели глубинное сродство интересов: что хорошо для США, хорошо и для Европы. Холодная война между СССР и «западным лагерем» лишь укрепила американский замысел. С опорой на побежденную осенью 1945 года Японию Вашингтон начал выстраивать схожую сеть альянсов и в Тихоокеанском регионе. Все зиждилось на сети институтов, в которых доминирующая роль принадлежала США. Это касается ООН, Международного валютного фонда и Всемирного банка. В Европе на волне плана Маршалла Вашингтон пошел дальше военного альянса НАТО: Америка поддержала зарождавшийся проект объединения Европы, от общего рынка до ЕС.

Строение все еще держится, хотя ему и 70 лет. Но все это — лишь видимость, как нам говорят: этого мира больше не будет. Зародившийся после Второй мировой либеральный порядок скоро исчезнет. Некоторые даже называют дату его смерти: 8 ноября 2016 года, день избрания Дональда Трампа президентом США. Несколькими месяцами ранее, в июне, в Европе раздался первый тревожный звонок: Великобритания решила выйти из ЕС. Мы оказались на заре нового «нового мира».

Изоляционистская позиция

Почему же Трамп представляется в роли разрушителя империи или врача, который отключает пациента от аппаратуры. В кампании республиканца прослеживалась невиданная ни у кого из его предшественников с 1945 года изоляционистская позиция. Он разрушил двухпартийный консенсус о выгоде Америки от «либерального порядка», который сформировал Вашингтон после Второй мировой войны. Он заявил об «устарелости» НАТО и выразил сомнения насчет военного альянса с Японией и южной Кореей.

Он выражает понимание и симпатию к идее естественной российской зоны влияния в постсоветской Европе и вызывает тем самым шок на обоих берегах Атлантики, тревога на Украине и в Прибалтике, бурные аплодисменты в Москве. Его программа о том, чтобы «вновь сделать Америку великой», предполагает ее освобождение от стратегических обязательств. «Америка прежде всего», — говорит он. В период своеобразного междуцарствия — с выборов до вступления в должность — нью-йоркский миллиардер несколько изменил направление своих заявлений, в частности по НАТО.

В то же время мы не видим ничего подобного по второй опоре его изоляционизма: протекционизму. Тут Дональд Трамп опять идет наперекор всем предшественникам, обрушившись с критикой на Германию, Китай и Мексику. Глава крупнейшей экономики мира выступает против догмы свободной торговли, которую неизменно отстаивали все президенты США с 1945 года. Для этого Вашингтон создал Генеральное соглашение по тарифам и торговле, которое затем стало Всемирной торговой организацией. Трамп грозит выйти из этой структуры.

Трамп не любит Евросоюз и хотел бы, чтобы тот развалился. Беспрецедентный по масштабам поворот с 1950-х годов: объединение Европы стало послевоенным детищем Америки, которая стремилась сделать все для примирения Германии и Франции. В вышедшем 16 января интервью британской The Times и немецкой Bild он критикует стоящую «на службе Германии» Европу и с энтузиазмом говорит о Брексите, который породит подражателей в ЕС и приведет к его развалу. Единая Европа, по его словам, не представляет «никакого интереса для США». Трамп говорит о дружеских связях с главным сторонником Брексита и лидером Партии Независимости Соединенного Королевства Найджелом Фаражем (Nigel Farage). Тот стал первым иностранцем, которого с почетом приняли после выборов в Башне Трампа на 5-й авеню в Нью-Йорке, ставшей своеобразным отделение Белого дома.

Сделки

Но это еще не все. Избранный президент назначил политическим советником Стива Бэннона (Steve Bannon), корсара американских ультраправых, ярого противника Европейского Союза и бывшего сотрудника экстремистского сайта Breitbart News. На этом ресурсе обитают все антиевропейские партии, которые зачастую получают поддержку Владимира Путина (сам Трамп без конца поет дифирамбы российскому лидеру). Таким образом, в первой четверти XXI века складывается парадоксальная ситуация: враждебность к ЕС объединяет президента США с российским коллегой.

Им обоим претит мысль о международном порядке на основании общих правил. Международная арена сводится к нескольким великим державам, которые договариваются (или заключают сделки, как говорит Трамп) между собой. Слабым остается только подчиниться. Отсюда и такое недоверие к союзу европейских государств, которые хотят играть среди грандов и продвигают абсурдное понятие совместного суверенитета.

Наконец, Трамп, белокурый и загоревший в солярии, ведущий реалити-шоу и раздражительный начальник, ни разу не выступал в защиту политических свобод. Во время кампании он ругал американскую демократию. Он верит в эффективность пыток и хотел бы вернуться к ним. Ему жаль, что полиция больше не бьет демонстрантов. Он обещает оставить тюрьму Гуантанамо.

На первый взгляд, он идет против традиции американской внешней политики о продвижении демократии в мире. Появившиеся в 1950-х годах неоконсерваторы являются одними из самых ярых последователей этой школы. Трамп же раньше поддерживал, но теперь критикует самую катастрофическую неоконсерваторскую авантюру последних лет: вторжение в Ирак в 2003 году.

Бывший министр иностранных дел Франции Юбер Ведрин (Hubert Védrine) говорит, что 46-й президент США «рвет с идеей мессианства нации»: «Он не уверен насчет курса войны с диктатурами ради утверждения прав человека». В этой связи «существует бесспорная связь между Трампом и Обамой»: 45-й президент начал отход США с Ближнего Востока и в частности из Сирии, где Россия и Турция больше не интересуются мнением Америки, когда решают судьбу этой несчастной страны.

Бывший немецкий коллега Юбера Ведрина Йошка Фишер (Joschka Fischer) выражает еще большее сожаление на страницах Project Syndicate в статье под названием «Вероятный конец западного мирового порядка»: «Западный порядок опирается на неизменное обязательство американцев содействовать обороне их союзников. Этот порядок не может существовать без ключевой роли США, от которой Америка Дональда Трампа вполне может отказаться». Вывод: «Сегодня на кону стоит само будущее западного порядка».

США, «необходимая миру нация»

Бывший генсек НАТО Хавьер Солана (Javier Solana) и глава The Brookings Institution Строуб Толботт (Strobe Talbott) придерживаются одного мнения. Их беспокоит курс Трампа, и они бьют тревогу в The New York Times: «Мировой порядок, который обеспечивается трансатлантическим партнерством между США и Европой, переживает экзистенциональный кризис». Америка будущего президента откажется играть роль «необходимой миру нации», которую сформировали его предшественники.

Таким образом, Трамп завершит отход от изобретенного США в 1945 году либерального порядка. Он станет символом перехода в другой мир, движения к многополярному горизонту, где Запад как политическая концепция — уже не настолько влиятельный и еще менее миссионерский.

Но на самом деле все сложнее. Прежде всего, сформированная после Второй мировой войны система никуда не делась. А новые державы (Китай, Индия и т.д.) вовсе не обязательно бросают ей вызов: они защищают ООН и ВТО. Далее, после 1945 года международная арена носила глубоко конфликтный характер. Она несла на себе отпечаток холодной войны и не походила на подчиненную Америке зону, о которой говорят сегодня.

Под вопросом оказалась иллюзия, которую поддерживал Запад после падения берлинской стены. Президент Буш-старший верил в наличие предпосылок «нового мирового порядка». Демократия победила и стала безграничным политическим горизонтом. Сопровождающая ее рыночная экономика (и свободная торговля) стали безграничным горизонтом развития. За пределами либеральной демократии и открытого капитализма (на фоне волны технологической революции) не было больше никакой другой современности.

В 1990-е годы «складывалось впечатление, что это был конец эпохи репрессий и автократии», — говорит британский историк Питер Франкопан (Peter Frankopan). Повсюду сметались диктатуры. Мандела вышел из тюрьмы. Горбачев распахнул двери: сателлиты СССР получили свободу

В Вашингтоне Фрэнсис Фукуяма (Francis Fukuyama) выпустил умнейшую книгу «Конец истории». Политолог Майкл Мандельбаум (Michael Mandelbaum) опубликовал «Идеи, которые овладели миром», реверанс в сторону политической демократии, рынка и мира во всем мире. Окончание холодной войны означало конец идеологических споров: Запад победил. Осталась лишь одна политическая модель, либеральная демократия, экономическое будущее и счастливая глобализация.

11 сентября — пробуждение

Но это был лишь сон. Пробуждение наступило 11 сентября 2001 года: нет, не все считают, что будущее за либеральной демократией. В марте 2003 года в ответ на теракты 2001 года США Буша-младшего вторглись в Ирак. Параллельно с этим британский историк Тони Джадт (Tony Judt) обнародовал пророческую статью в The New York Review of Books.

Джадт осознал, что оккупацией Ирака, тюрьмой Абу-Грейб, Гуантанамо, пытками и прочим Америка частично рушит мировой порядок, который сама же намеревается продвигать. Она наносит (быть может, смертельный) удар по доверию к себе как к глашатаю политической свободы. Не скатываясь до уровня радикальных левых, которые винят Запад во всех бедах мира, он указывает на его ответственность в ослаблении его собственных идеалов. Их подрывает вовсе не Трамп: обесценивание либеральных «ценностей» началось гораздо раньше.

Джадт пытается отрезвить умы после падения берлинской стены: «Мы живем в эпоху неопределенности. Невозможно предугадать, каким станет будущее мира, рыночных экономик, всего того, что кажется нам совершенно естественным в нынешний момент монополии англосаксонской либеральной модели». «Представим, что либеральная демократия окажется не в силах выполнить свои обещания (…), тогда мы вновь услышим аргументы в пользу регулирования, защиты и контроля, как людей, так и рынков».

Так и выходит. Пять лет спустя финансовый кризис 2008 года наложился на то, как США отреагировали на теракты 2001 года внутри страны и за ее пределами, и стал очередным ударом по либеральной демократии, которую считали конечной точкой развития еще 1990-х годах. В Америке и Европе экономическая глобализация и технологическая революция дали лишь слабый и неравно распределенный рост. Число либеральных демократий в мире идет на спад. Последняя избирательная кампания в США еще больше очернила образ американской демократии. Модель авторитарного правительства находит своих сторонников.

Гуру англосаксонской экономической журналистики Мартин Вулф (Martin Wolf) пишет сейчас в The Financial Times: «Мы вновь вступаем в эпоху национализма и ксенофобии. Надежда на дивный новый мир, вселенскую гармонию, прогресс и демократию после краха коммунизма и открытия рынков в 1980-х и 1990-х годах пошла прахом». Возможно. Но даже если это и так (что еще не доказано), Трамп — не творец новой эры, а всего лишь ее отражение. И он реалистично подходит к плюсам и минусам своего времени. Ален Корно, без сомнения, захотел бы снять об этом фильм.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044371


Китай. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044370

Отодвигая альянс с Европой на второй план, Трамп может содействовать Китаю и России

Хуссейн Калу (Hussein Kalout), Folha, Бразилия

В эту пятницу (20 января) начинается новая эра в американской внешней политике. Нынешнего президента крупнейшей мировой державы, Дональда Трампа, отличает весьма своеобразный стиль. Контраст с Бараком Обамой заметен не только в форме, но, главным образом, в содержании.

Работая в ритме кампании, Трамп еще не успел в подробностях представить охват и влияние собственных заявлений о политических союзниках, финансовом рынке и стратегических противниках.

На протяжении восьми лет внешняя политика правительства Обамы, убаюканная собственной риторикой, курсировала между отдельными успехами и серьезными неувязками.

Общие черты дипломатии Обамы вырисовываются на основе трех предпосылок: 1) восстановить репутацию Вашингтона, подпорченную при администрации Буша — в период, отмеченный односторонними инициативами США на мировой арене — в рамках многосторонней системы; 2) сблизиться с Китаем, выстраивая сбалансированные и взаимовыгодные отношения для обеих сторон в международной торговле; 3) сократить вес американских обязательств в глобальной архитектуре безопасности и одновременно с этим понизить степень угрозы для национальной безопасности.

С другой стороны, дипломатия Twitter, предлагаемая новым хозяином Белого дома, указывает на то, что международный порядок можно вывернуть наизнанку. Пока что во внешней политике Трамп совершает довольно резкие движения.

Вопрос в том, как долго главнокомандующий сможет продолжать в том же ритме без ущерба для себя.

На самом деле Трампу будет нелегко изменить тональность внешнеполитической риторики ввиду влияния Конгресса, Пентагона и Госдепартамента США. Ему будет трудно претворять свою риторику в жизнь в обход этих учреждений. Речь идет об очень высоких рисках для стабильности его управления и устойчивости мира. Латинская Америка ожидает худшего; пребывающие в замешательстве европейцы и африканцы, по-видимому, вообще не входят в картину мира нового президента.

Между тем островная политика Вашингтона — это все, чего жаждет Китай, чтобы наметить контуры новой торговой географии мира. Ведь Китай, с его весом и потенциалом, еще не подключил все ресурсы своей подлинной власти.

Обама допустил ошибки во внешнеполитической стратегии, и это позволило России заполнить невероятных размеров вакуум власти в международной системе. Если Трамп сделает выбор в пользу безудержной эскалации с Китаем, возможно, появится новый вакуум, который может быть заполнен Пекином.

Трамп повторяет стратегию Никсона, но наизнанку. Никсон сблизился с китайцами в 1970-е годы, пытаясь сыграть на вражде между Москвой и Пекином и дестабилизировать власть СССР.

По крайней мере риторически, Трамп пытается вызвать у Китая враждебную реакцию, при этом сближается с Москвой в попытке парализовать китайскую власть.

Тем не менее Китай и Россия, кажется, уже заключили стратегический альянс с целью подорвать американскую мощь. Москва обязуется заполнить политический вакуум, а Пекин — экономический.

Поскольку альянс между Европой и Америкой, по всей видимости, не входит в круг приоритетов Трампа, этому новому порядку могут быть значительно облегчен путь к успеху. Кажется, Трамп этого еще не понял.

Китай. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044370


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044369

Дональд Трамп официально стал президентом США

Русская служба BBC, Великобритания

Миллиардер Дональд Трамп официально вступил в должность президента США. В ходе церемонии инаугурации председатель Верховного суда США привел победителя президентских выборов к присяге у здания Капитолия.

В честь инаугурации 45-го президента США прозвучал ружейный салют. Теперь Трамп вместе со своим предшественником Бараком Обамой отправится в Белый дом, откуда будет принимать парад в свою честь.

Церемонию проигнорировали десятки конгрессменов, представляющих Демократическую партию США. Кандидат от этой партии Хиллари Клинтон проиграла республиканцу Трампу президентские выборы.

Во время инаугурации в Вашингтоне начались беспорядки на акциях протеста против вступления Трампа в должность. Часть протестующих заблокировала некоторые подходы к местам, где проводится церемония.

Кроме того, около 150 противников Трампа, одетых в черное, под масками, прошлись маршем по городу, разбивая витрины и окна машин и переворачивая мусорные баки. Некоторые из них прятали лица под масками.

В городе усилены меры безопасности. Вокруг места проведения церемонии дежурит полиция в экипировке, предназначенной для подавления массовых беспорядков. Русская служба Би-би-си ведет онлайн-трансляцию.

Трамп был избран 45-м президентом США по итогам голосования, прошедшего в ноябре. Для многих итоги выборов оказались неожиданностью.

Трамп еще в ходе предвыборной кампании критиковался за неоднозначные высказывания, которые многие сочли расистскими и сексистскими. Кроме того, Трампа упрекали в излишних симпатиях к России и ее президенту Владимиру Путину.

После победы на выборах Трамп выступил с речью, риторика которой оказалась значительно мягче предвыборной. Он призвал граждан США сплотиться и вернуть стране величие.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram! Ежедневно вечером вам будет приходить подборка самых ярких и интересных переводов ИноСМИ за день.

Найдите в контактах @inosmichannel и добавьте его к себе в контакты или,

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044369


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044366

Речь Дональда Трампа на приветственном концерте в честь инаугурации

Fox News, США

Спасибо! Большое спасибо! Всем большое спасибо, и тебе, Том, тоже! Я хочу поблагодарить замечательных артистов, которые сегодня выступают! Тоби, Ли Гринвуда и остальных великих людей. Это было чудесно. Хочу также поблагодарить великолепных музыкантов из военного оркестра. Спасибо! Встаньте, пожалуйста. Ребята, это было здорово! Спасибо большое! Спасибо!

Итак, наш путь начался 18 месяцев назад. Я кое-что для этого сделал, но вы сделали намного больше. Я ведь только посланец, всего лишь посланец. Мы все устали, — и я вас люблю. Честное слово! Мы все устали от того, что происходило. Мы хотели перемен — но только настоящих перемен.

Я с нетерпением жду завтрашнего дня. Нас ждет нечто замечательное. В Вашингтон стеклось столько людей. Мы сначала собирались провести небольшой концерт, а затем нам пришло в голову, что можно устроить его перед Мемориалом Линкольна. Не знаю, делалось ли так раньше, но если делалось, то очень редко. И люди приходили тысячами и тысячами, и вот мы здесь, мы все здесь! Да, это движение, это новое движение, многие говорят, что это движение, какого никогда не видел мир. Да, такого движения никогда не видел мир, это — нечто совсем особое. Мы объединим нашу страну. Вы все знаете наш лозунг — у половины из вас он написан на бейсболках — «Вернем Америке величие». Но мы хотим вернуть Америке величие для всего нашего народа, для всех. Для всей страны — и в том числе для бедных городских районов.

Нам предстоит особая задача. Признаюсь, что 18 месяцев назад мы не ожидали такого —очень многие из нас не ожидали, хотя кое-кто подозревал. Многие до конца не верили, что у нас есть шанс, однако мы видели, что происходит. В последний месяц кампании я объехал всю страну, побывал везде, где только можно. Штат за штатом, речь за речью. И к нам приходили по десять, двадцать, тридцать тысяч человек. Свободных мест никогда не было — вот как сейчас. Мы не были уверены, что сегодня хоть кто-то придет — такого ведь никогда раньше не делали, — но посмотрите вокруг! Там было то же самое. И в последний месяц мы все уже понимали — думаю, многие из нас понимали это с первой недели кампании, но в последний месяц поняли все, — что происходит нечто необыкновенное.

Скажу вам только одно. Помните, как рейтинги росли, но в нас все равно не хотели верить? Дело в том, что они забыли о многих из нас. В ходе кампании я говорил об этом, о «забытых людях» — о забытых мужчинах, о забытых женщинах. Так вот: вы больше не забыты! Поверьте, вы не забыты!

Еще я хочу поблагодарить мою замечательную семью и мою чудесную жену Меланию. Семья очень поддерживала меня! Моим близким было непросто, но они меня очень поддерживали. И самое главное — я хочу поблагодарить вас. И я обещаю вам, что буду работать не покладая рук. Мы все изменим. Мы вернем в Америку рабочие места, и другие страны больше не будут отбирать у нас работу. Мы укрепим наши героические вооруженные силы. Мы укрепим границы. Мы сделаем для нашей страны то, что не делалось для нее десятилетиями. Будут перемены. Обещаю вам: перемены будут!

Итак, увидимся завтра. Честно говоря, мне все равно, будет ли завтра хорошая погода или проливной дождь. Какая разница! Впрочем, мне кажется, что все пройдет замечательно. В общем, до завтра — и ребята, я за вас болею. Вы — за меня, а я — за вас. Потому, что мы сделали нечто невероятное. Весь мир сейчас говорит об этом, весь мир! Я люблю вас, ребята, и мы еще поработаем вместе. И мы вместе вернем! Америке! Величие! Добавлю: больше величия, чем когда-либо. Спасибо большое, и, надеюсь, фейерверк вам понравится. Всем спасибо!

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044366


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044364

Что Владимир Путин видит в Дональде Трампе?

Томас Эдсолл (Thomas B. Edsall), The New York Times, США

В полдень в пятницу, 20 января, Дональд Трамп станет 45-м президентом США. Миллионы американцев обрадуются этому событию, миллионы — нет. Как правило, лидеры иностранных государств не получают приглашения на инаугурации американских президентов, однако президент России Владимир Путин все же будет мысленно там присутствовать. Чтобы понять, что и почему произойдет в момент вступления Трампа в должность, нам нужно вернуться на несколько недель назад.

6 января ЦРУ, ФБР и Агентство национальной безопасности заявили с «высокой степенью уверенности», что «попытки России повлиять на президентские выборы 2016 года в США» представляли собой часть более масштабной, глобальной кампании «по подрыву либерально-демократического порядка во главе с США».

Согласно докладу разведывательного сообщества под названием «Оценка действий и намерений России в ходе недавних выборов в США», Владимир Путин

Распорядился провести кампанию по влиянию на президентские выборы 2016 года в США. Задачи России заключались в том, чтобы подорвать веру общественности в демократические процессы в США, очернить бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон и нанести вред ее шансам на избрание и потенциальному образу президента. Мы также полагаем, что Путин и российское правительство со временем стали отдавать очевидное предпочтение избранному президенту Трампу.

Такая оценка разведывательного сообщества ставит перед нами следующий вопрос: что делает Трампа подходящим инструментом, посредством которого можно предпринимать попытки ослабить либерально-демократический порядок? Почему именно он?

Брендан Найен (Brendan Nyhan), профессор Дартмутского колледжа, чьи статьи публикуются в издании The Upshot, дал короткий и точный ответ:

Трамп на каждом шагу пренебрегал нормами американских выборов и управления: он призывал отправить в тюрьму кандидата от противоположной партии, поощрял применение силы в отношении протестующих, поддерживал пытки заключенных, говорил о том, что он может не признать результаты голосования, делал ложные заявления о незаконном вбросе миллионов бюллетеней, отказывался урегулировать беспрецедентные конфликты интересов и даже раскрыть свою налоговую декларацию, а также позволил себе оскорбления в адрес федерального судьи на основании этнической принадлежности последнего (разумеется, это далеко не весь список). Я не могу дать оценку докладу разведывательного сообщества, но будет вполне справедливым сказать, что либерально-демократический порядок разрушается как в мире, так и внутри США.

13 октября в издании National Review была опубликована статья консервативного колумниста Чарльза Краутхаммера (Charles Krauthammer), в которой он отметил, что

подстрекательская риторика Трампа — это оскорбление элементарной демократической порядочности и нарушение границ американского политического дискурса… Для выработки и прочного закрепления норм политической сдержанности и самоконтроля требуются десятки или даже сотни лет. Однако погубить их очень легко — достаточно одного демагога, подпитывающего мстительный популизм.

Я попросил нескольких политических аналитиков поделиться со мной их мыслями по поводу привлекательности личности Трампа для тех, кто стремится дестабилизировать американский политический порядок.

Норман Орнштейн (Norman Ornstein), научный сотрудник Института Американского Предпринимательства, написал мне следующее:

Во-первых, русским давно известно, что Трамп чувствителен к лести, особенно со стороны высокопоставленных чиновников. Во-вторых, поскольку он является мега-знаменитостью, в США у него много последователей. В-третьих, если он взялся за политику, она будет вызывать множество споров и противоречий — одним из первых примеров стало его заявление относительно места рождения Обамы. В-четвертых, он будет ставить в тупик, расстраивать и сеять раздор среди представителей истеблишмента Республиканской партии, большинство из которых было враждебно настроено по отношению к России, а раскол внутри ведущей партии усиливает давление на демократию. Я сомневаюсь, что кто-то действительно верил в то, что он победит, но он будет поощрять и способствовать росту разногласий в обществе, бросать вызов многим основополагающим нормам из-за своего нарциссического, социопатического отношения к самому себе и к своим привилегиям и натворит много бед, ни на секунду не усомнившись в своей правоте. Его победы — в борьбе за выдвижение от Республиканской партии и на президентских выборах — стали неожиданным приятным бонусом.

Хитер Конли (Heather Conley), директор европейской программы Центра стратегических и международных исследований и соавтор вышедшей недавно книги «План игры Кремля» (The Kremlin Playbook), поделилась со мной своими взглядами на привлекательность Трампа для России:

Один из наших выводов заключается в том, что Кремль ищет политические и экономические силы, которые ослабляют «привлекательность, престиж и нравственный авторитет Запада». Он делает это для того, чтобы снизить интерес соседей России к сотрудничеству и интеграции с Европой и США и сделать их более зависимыми от России. Он стремится подорвать единство НАТО в надежде заключить с США новую грандиозную сделку, в рамках которой США признают сферу влияния России и не станут вмешиваться в ее внутренние дела.

Конли продолжила:

В период предвыборной кампании г-н Трамп был единственным кандидатом, который открыто подвергал сомнению обязательства Америки по сохранению НАТО и по защите стран Балтии в частности. Он был единственным кандидатом, который не выступал с критикой действий России на Украине и в Сирии и давал им такую оценку, которая согласовывалась с политикой России. Он предложил наладить новые отношения с Россией. Другими словами, основываясь на заявлениях г-на Трампа, можно сказать, что его взгляды согласуются с интересами России».

Однако некоторые эксперты подвергли сомнению выводы разведывательного сообщества.

Глен Гринвальд (Glenn Greenwald), который не раз критически отзывался о программе слежки американского правительства, утверждает, что «нет никаких доказательств обоснованности ключевых выводов — что Путин руководил ходом хакерских операций и что он делал это, чтобы помочь Дональду Трампу победить на выборах». Мэтт Тайбби (Matt Taibbi), пишущий редактор Rolling Stone, проживший несколько дет в России, считает, что этот доклад оказался слишком длинным и многословным, но при этом лишенным конкретики.

Энн Эпплбаум (Anne Applebaum), колумнист Washington Post, который тоже очень давно пишет о России, выступила с контраргументами: забудьте о докладе разведки, призывает она, поскольку в публичном доступе есть масса материалов, доказывающих факт вмешательства России.

«Вместо того чтобы тратить еще больше времени» на споры о содержании доклада, написала Эпплбаум 13 января, «возможно, нам стоит отказаться от своей одержимости секретами и шпионами и посмотреть на то, что находится у нас перед глазами».

Эпплбаум руководствуется следующими аргументами.

Во-первых, «бизнес-империя Трампа основывается — хотя мы и не знаем, в какой степени — на российских деньгах».

Во-вторых, пишет Эпплбаум,

Бывший глава предвыборного штаба Трампа Пол Манафорт (Paul Manafort) много лет проработал на бандитское правительство пророссийского президента Украины Виктора Януковича, который в конечном итоге бежал из страны. Манафорт поддерживает связи с пророссийскими группировками на Украине. Его имя попало в список людей, получавших от Януковича большие суммы денег. И он никуда не делся: сейчас он живет в Башне Трампа.

В-третьих, продолжает Эпплбаум, «агенты Трампа на конвенции изменили платформу Республиканской партии», чтобы убрать оттуда призыв предоставить оружие украинцам, которые сопротивляются российским захватчикам.

В-четвертых,

На протяжении предвыборной кампании Трамп безапелляционно озвучивал лозунги и теории заговоров — «Обама изобрел ИГИЛ», «Хиллари развяжет третью мировую войну» — почерпнутые им на российском пропагандистском сайте Sputnik.

Наконец, по мнению Эпплбаум, свидетельством пророссийского уклона Трампа является то, что

Трамп готов пойти на риск серьезного конфликта с Китаем, уничтожить отношения США с Мексикой, отвернуться о ближайших союзников США в Европе и преуменьшить значение НАТО — нашего самого важного военного альянса.

На основании всего этого Эпплбаум делает следующий вывод:

Трампу вовсе не обязательно быть маньчжурским кандидатом, которого загипнотизировала или завербовала иностранная разведка. Достаточно того, что он поддерживает прямые и косвенные связи с насквозь коррумпированным и жестоким иностранным диктатором, чьей политикой он восхищается, к чьим советникам он тоже прислушивается и чьи лозунги он активно использует. Лично мне достаточно такого компромата.

В последние девять дней ведутся чрезвычайно горячие споры вокруг точности и достоверности попавшего в сеть, непроверенного 35-страничного досье, собранного бывшим агентом британской разведки. В этом досье, составление которого профинансировали оппоненты Трампа — как демократы, так и республиканцы — говорится, что Россия собрала на Трампа компрометирующие материалы сексуального и финансового характера.

Многие эксперты, с которыми я связался, считают, что России не понадобится шантажировать Трампа, чтобы получить то, чего она хочет: чувствительность Трампа к похвале и лести делает его легким объектом для манипуляций.

Дэвид Лиджи (David Leege), почетный профессор политологии в Нотр-Даме, написал мне:

Трамп оказался усердным, хотя и ничего не подозревающим сообщником, потому что он любит лесть, потому что он воспринял это как очередную бизнес-возможность и настолько плохо разбирался в международных отношениях, что попросту не понял, насколько внутренние дела государства зависят от них.

Политолог Сэнди Мейзел (Sandy Maisel) из колледжа Колби утверждает, что

Самомнение Трампа настолько велико, что он никогда не спрашивал и до сих пор не спрашивает, что значит для нашей системы потакание желаниям и нуждам России. Ни о чем не подозревающий — и руководствующийся своим эгоизмом — инструмент, который Путин использует для подрыва веры в нашу систему и в кандидатуру Клинтон.

Гари Джейкобсон (Gary Jacobson), политолог из Калифорнийского университета в Сан-Диего, довольно прямолинейно ответил на мой вопрос о том, почему русским нравится Трамп:

Его бесстыдное лицемерие, нарциссизм, авторитарные инстинкты, неспособность мириться с оппозицией или критикой, враждебное отношение к официальным институтам и СМИ, полное невежество в вопросах внешней и внутренней политики, безразличие к конституционным ограничениям и готовность разжигать и использовать ксенофобию и расизм. Сюда можно добавить его благосклонное отношение к авторитарным и жестким лидерам. Я ничего не забыл? Все эти качества заставляют его произносить вещи и предлагать меры, противоречащие демократическим нормам и стандартам.

Фред Вертхаймер (Fred Wertheimer), основатель и президент Democracy 21, организации, продвигающей финансовые реформы, согласился с тем, что

Путин видит в Трампе человека, который очень чувствителен к лести, которой Путин охотно будет его осыпать, чтобы достичь своих целей.

По мнению Вертхаймера, главная цель Путина заключается в том, чтобы

расколоть западный альянс, и, по всей видимости, он видит в Трампе отличный инструмент для достижения этой цели.

В своем интервью, которое он дал 16 января британской газете Times и немецкому изданию Bild, Трамп в очередной раз повторил, что НАТО «устарела», и заявил, что санкции против России могут быть сняты в обмен на сокращение ее ядерного потенциала.

1 января Молли Маккью (Molly McKew), которая консультировала таких антипутинских лидеров, как бывший президент Грузии Михаил Саакашвили и бывший премьер-министр Молдавии Влад Филат, опубликовала в журнале Politico статью. В ней она утверждает, что Путин стремится извлечь выгоду из миграционного кризиса в Европе и экономического застоя. Она пишет:

Владимир Путин ухватился за эти события, нанеся серьезный ущерб основам либерального миропорядка в шокирующе короткие сроки.

К этой угрозе, предупреждает Маккью, не стоит относиться легкомысленно:

Запад уже ведет войну, хочет он этого или нет. Возможно, мы не признаем, что это война, но это на самом деле война. Эта война призвана уничтожить наши ценности, нашу демократию, нашу институциональную силу, она призвана лишить нас способности отделять факты от вымысла, добродетель от порока, она призвана убедить нас в необходимости принимать решения, противоречащие нашим главным интересам.

Как компромат и кибератаки могут поколебать веру общественности в объективную правду?

В своей статье от 15 января моя коллега Аманда Тауб (Amanda Taub) пишет:

Конкретные утечки, возможно, направлены против отдельных влиятельных людей, но в долгосрочной перспективе компромат служит интересам тех, кто имеет власть, поэтому он часто становится инструментов автократов. Разрушая саму идею общей реальности и распространяя апатию и смятение в рядах общественности, которая привыкает не доверять своим лидерам и институтам, компромат подрывает способность общества привлекать власть к ответственности и контролировать работу правительства.

Маша Гессен (Masha Gessen) написала в Times 14 января, что в спорах вокруг роли России в президентских выборах

Версия реальности г-на Трампа быстро распространилась: в этих спорах не было такого понятия, как истина, это была борьба мнений различных деятелей, каждый из которых хотел быть громче всех.

В течение следующих нескольких месяцев комитет Сената по делам разведки планирует провести расследование возможного влияния иностранных государств на ход президентских выборов 2016 года — это расследование станет проверкой независимости и единства контролируемого республиканцами Конгресса.

Однако, несмотря на кампанию России, Трамп, демонстрировавший презрение к поведенческим и политическим нормам, одержал победу в соответствии с демократическими правилами. Он получил большинство голосов выборщиков, победил в большем числе округов, чем любой другой республиканский кандидат с 1984 года, и набрал на 2 миллиона больше голосов, чем Митт Ромни в 2012 году.

Это значит, что мы столкнулись с перспективой главнокомандующего-ренегата, вооруженного значительными полномочиями исполнительной власти и на первый взгляд гибким законодательством. Трамп уже нанес сокрушительный удар по политическому процессу в США. Скоро мы узнаем, сколько вреда он может причинить, вступив в должность президента.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044364


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044361

Простая причина, по которой Россия и Америка идут к кризису

Тед Гален Карпентер (Ted Galen Carpenter), The National Interest, США

В последние месяцы правления администрации Обамы произошло резкое усиление напряженности между США и Россией. Символом этой тенденции стало размещение трех тысяч американских военнослужащих с танками и другой военной техникой в восточной части Польши, прямо на границе этой страны с Россией. Это решение вызвало резкий отпор со стороны Москвы.

Давно уже канули в Лету те надежды, которые выражал Обама в начале своего президентства, говоря о «перезагрузке» отношений с Россией. В равной степени устарела критика президента в адрес кандидата от республиканцев Митта Ромни, назвавшего Россию главным врагом Америки. «Звонят 1980-е и просят вернуть их внешнюю политику», — пошутил Обама над своим оппонентом, будучи кандидатом в президенты.

С тех пор двусторонние отношения резко и быстро ухудшились. Соединенные Штаты возглавили наступление, введя экономические санкции против России в ответ на аннексию Крыма и поддержку повстанческих сил на востоке Украины. В последние недели пребывания у власти администрация Обамы ввела новый пакет санкций за предполагаемые хакерские атаки России на Национальный комитет Демократической партии и прочие мнимые факты вмешательства в американские выборы в 2016 году. Вице-президент Джо Байден в кратком виде выразил жесткую линию Вашингтона, назвав Россию самой серьезной угрозой мировому порядку.

Но в действительности напряженность в двусторонних отношениях усиливалась на протяжении двух последних десятилетий. Несмотря на периодически звучавшие примирительные высказывания, американские действия в первое десятилетие после холодной войны указывают на недоверие к России, причем даже при президенте Борисе Ельцине, не говоря уже о том усилении подозрительности, которое произошло, когда Ельцина сменил Владимир Путин. Первое расширение НАТО провели в 1998 году, когда Ельцин был президентом. Было это задолго до того, как американские руководители могли оправдать свою антироссийскую политику агрессивными действиями Путина.

У России и США — диаметрально противоположные взгляды на проводимую ими политику. С точки зрения Вашингтона, Россия при Путине превратилась в неприкрытую диктатуру с экспансионистскими устремлениями. Самыми серьезными прегрешениями России американские руководители считают ее действия в Крыму и на востоке Украины с 2014 года, но есть и другие. Например, администрация Буша была возмущена, когда российские войска вошли на территорию Грузии, чтобы помешать правительству этой страны подавить сепаратистские движения в Абхазии и Южной Осетии. А в последнее время администрация Обамы негодует из-за того, что российские войска вошли в Сирию по просьбе оказавшегося в трудном положении режима Башара аль-Асада.

У России список претензий и недовольств — еще длиннее. Начинается он с натовских интервенций в Боснии и Косове под американским руководством. Балканы были важным регионом для России еще в 19-м веке. Русские восприняли американскую интервенцию на полуострове как своего рода пощечину, как нарочитую демонстрацию победы Запада в холодной войне и как шаг, подчеркивающий слабость России. Новые этапы натовского расширения вызвали новое раздражение. Первый раунд экспансии альянса, когда в его состав вошли Польша, Чехия и Венгрия, был достаточно провокационным. Но в ходе дальнейших этапов расширения членами НАТО стали прибалтийские республики, которые входили в состав Советского Союза, и другие страны, которые Москва по праву считала частью российской сферы влияния. А потом полные энтузиазма американские сторонники натовской экспансии заговорили о том, чтобы принять Украину и Грузию. Военное вторжение России в Грузию в 2008 году было кремлевским предупреждением о том, что он больше не потерпит нарастающее присутствие НАТО на российской границе. Далее, вмешательство США и ЕС во внутриполитические дела Украины в 2014 году вызвало еще большее возмущение в Москве и привело к аннексии Крыма.

Политика по всем этим направлениям отражает резко конфликтующие точки зрения США и России. Американские руководители считают балканские интервенции благородной попыткой предотвратить масштабное кровопролитие в ходе двух гражданских войн. В расширении НАТО эти руководители видят не менее благородную попытку увеличить демократическое сообщество государств и обеспечить Европе мир и безопасность. Соответственно, в военных действиях России в Грузии и на Украине они видят проявление отвратительных экспансионистских замыслов, которые, если им ничего не противопоставить, создадут опасные угрозы даже в Центральной и Западной Европе. Таким образом, в переброске американских/натовских войск в Польшу и Прибалтику они усматривают оборонительную меру, направленную против вероятной российской агрессии.

Россия считает свои военные маневры и другие действия защитной реакцией после многолетних американских провокаций, примером которых стала вашингтонская политика в отношении Балкан и натовской экспансии. Последующие размещения американских войск в Восточной Европе Москва посчитала еще более серьезной провокацией. Правительство Путина видит в таких действиях недопустимое посягательство на вполне легитимную российскую сферу влияния как великой державы. Байден в очередной раз подчеркнул этот момент, когда заявил, что Россия вознамерилась вернуться к системе, в которой международная политика «определяется сферами влияния».

За ухудшение отношений ответственность несут обе страны, но Вашингтон виноват больше, чем Москва. Отвергать идею сфер влияния — это либо наивность, либо высшая степень высокомерия. Россия — далеко не единственная страна, считающая такую идею важной для собственной безопасности. Или американские руководители считают, что действия Пекина в Южно-Китайское море, политика Турции в отношении Ирака и Сирии, а также действия Саудовской Аравии в Бахрейне и Йемене не заслуживают такого же внимания?

У администрации Трампа есть важная возможность исправить отношения с Россией. Сам Трамп неоднократно выражал желание снизить напряженность и наладить сотрудничество с Москвой. Он повторяет эту точку зрения, несмотря на оскорбительные утверждения оппонентов, вознамерившихся разжечь новую холодную войну и заявляющих, что Трамп — путинская марионетка или даже российский «маньчжурский кандидат». Остается надеяться, что он сумеет ослабить напряженность. Альтернативой этому станет все более опасная конфронтация с Россией — страной, обладающей тысячами единиц ядерного оружия.

Тед Гален Карпентер — старший научный сотрудник Института Катона, занимающийся вопросами обороны и внешней политики. Он пишущий редактор National Interest, автор 10 книг и 650 с лишним статей по международным делам.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044361


США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044359

Что сказал Обама на своей последней пресс-конференции в Белом доме

Кэти Рейли (Katie Reilly), Time, США

В среду после обеда президент Обама дал свою последнюю пресс-конференцию, в которой рассказал о планах на будущее и предложил советы вновь избранному президенту Дональду Трампу.

«Наверное, это самый полезный совет, самый конструктивный совет, который я смог ему дать: если вы окажетесь в изоляции в случае срыва процесса, или если вы будете прислушиваться только к тем, кто согласен с вами во всем, то вы начнете делать ошибки».

Обама объяснил свое решение сократить срок тюремного заключения Челси Мэннинг, которая призналась в передаче секретной государственной информации WikiLeaks. Он говорил о российско-американских отношениях, а закончил выступление на оптимистической ноте, рассказав о будущем своей страны.

«Я верю в нашу страну. Я верю в американский народ. Я считаю, что хороших людей больше, чем плохих. Я полагаю, что трагические вещи возможны. Я думаю, что в мире существует зло. Но мне кажется, что в конечном итоге, если мы будем напряженно трудиться, если мы будем верны тому, что считаем истинным и правильным, то мир с каждым разом будет все лучше и лучше. Именно этого я добивался в качестве президента», — сказал он.

«Так что дело вовсе не в том, что „Обама не любит драму". Я в это по-настоящему верю».

Вот расшифровка его выступления в Белом доме.

Обама: Позвольте начать со слов о том, что мне сегодня на последнюю пресс-конференцию ужасно хотелось надеть костюм кремового цвета…

(Смех)

Но Мишель, которая о моде знает немного больше, чем я, сказала, что для января такой костюм не подходит.

На прошлой неделе в своем прощальном обращении я осветил многие из тех вопросов, о которых хотел поговорить. А сейчас я просто очень быстро скажу пару слов, а затем отвечу на вопросы.

Во-первых, мы сегодня связались с семьей Бушей, узнав о том, что утром президента Джорджа Буша и Барбару Буш положили в больницу. Они не только посвятили всю свою жизнь нашей стране….

Они неизменно являются нашими друзьями, и на протяжении многих лет оказывают поддержку и дают советы Мишель и мне. Это прекрасная пара, как мы знаем, поэтому мы молимся за них и выражаем им свою любовь. Действительно хорошие люди.

Во-вторых, я хочу поблагодарить вас всех. Кое-кто из вас освещает мою деятельность долгое время. Такие люди, как Кристи и Линн. Кое с кем из вас я познакомился только что. Мы много поездили по миру. Я давал вам советы, которые мне казались весьма разумными, типа того, что не надо заниматься глупостями.

(Смех)

И даже когда вы жаловались на мои длинные ответы, я просто хотел, чтобы вы знали: они длинные лишь из-за того, что вы задаете вопросы из шести частей.

(Смех)

Но я получал большое удовольствие от работы со всеми вами. Конечно, это не значит, что мне нравились все ваши материалы, но в этом-то и смысл наших взаимоотношений. Вы не должны быть (неразборчиво) фанатами, вы должны быть скептиками, должны задавать мне трудные вопросы. Вы не должны мне льстить, вы должны критически оценивать людей, обладающих колоссальной властью, делая так, чтобы мы отвечали перед избравшими нас людьми. И вы делали это.

В основном вы делали это так, что я должен поблагодарить вас за честность и справедливость, хотя я не всегда соглашался с вашими выводами. Ваше присутствие в этом здании заставляет Белый дом работать лучше. Ваше присутствие делает нас честнее, заставляет нас упорнее трудиться. Вы заставляете нас думать о том, что мы делаем, как мы это делаем, и выполняем ли мы наказы своих избирателей. Например, всякий раз, когда вы спрашивали, почему мы не победили Эболу, и почему до сих пор остается эта дыра в Мексиканском заливе, это давало мне возможность вернуться к данным вопросам и спросить: «Решим ли мы эту проблему до следующей пресс-конференции?»

(Смех)

В своем прощальном послании я много говорил о состоянии нашей демократии. Само собой разумеется, для нее жизненно важна свободная пресса. Именно так должна работать наша страна, наш грандиозный эксперимент с самоуправлением. Система не будет работать без хорошо информированного гражданского общества, и вы — тот канал, через который оно получает информацию о происходящем в коридорах власти.

Поэтому вы нужны Америке и нашей демократии. Вы нужны для того, чтобы устанавливать факты, искать свидетельства, которые мы могли бы использовать в качестве отправной точки тех грамотных и аргументированных дебатов, которые, в конечном счете, ведут к прогрессу. Я надеюсь на то, что вы и дальше будете работать с той же цепкостью, которую демонстрируете нам, что вы будете упорно добираться до сути вещей, правильно освещать события и подталкивать власть предержащих к тому, чтобы мы проявляли лучшие свои черты и делали свою страну лучше.

Я не сомневаюсь, что именно так вы и будете поступать, и я буду активно потреблять ваши материалы, перестав быть темой для них. Я хочу поблагодарить всех вас за ваши выдающиеся заслуги перед демократией.

А теперь я отвечу на некоторые вопросы и начну с Джеффа Мейсона (Jeff Mason), чей срок очевидно не закончился.

(Смех)

Я думал, брат, что мы уйдем вместе, но тебе еще надо здесь поболтаться.

Вопрос: Я остаюсь.

Обама: Джефф Мейсон, агентство Reuters.

Вопрос: Благодарю вас, сэр. Господин президент, не беспокоит ли вас то, что решение сократить срок тюремного заключения Челси Мэннинг будет способствовать все новым утечкам секретных материалов (неразборчиво) и появлению все новых организаций типа WikiLeaks? Как вам видится это в свете того, что WikiLeaks была связана с действиями России (неразборчиво) на выборах?

И в связи с этим. Джулиан Ассанж сегодня заявляет, что может приехать в США. Вы добиваетесь этого? Будет ли он обвинен и арестован в случае приезда?

Обама: Ну, прежде всего, давайте расставим все по местам. Челси Мэннинг отбыла суровое наказание и тюремный срок. Из этого приговора никак нельзя сделать вывод о том, что человек, думающий о разглашении важной секретной информации, может остаться безнаказанным.

Мое мнение таково: она предстала перед судом; правосудие восторжествовало; она ответила за свое преступление. Но вынесенный ей приговор был несоразмерный — несоразмерный по сравнению с тем, что получили другие разоблачители. Она отбыла значительную часть срока, а поэтому имеет смысл сократить ей срок тюремного заключения, но без помилования.

Знаете, я очень доволен тем, как восторжествовала справедливость, как прозвучал сигнал о том, что в вопросах национальной безопасности нам при любой возможности нужны люди, правомерно обеспокоенные действиями властей, своего начальства и ведомств, в которых они работают, как они пытаются действовать через официальные каналы и пользуются мерами защиты, предоставляемыми разоблачителям.

Я признаю, что есть люди, считающие это недостаточным. Знаете, мне кажется, что все те из нас, кто работает в крупных ведомствах, порой вступают в противоречие с их политикой. В вопросах национальной безопасности мы часто имеем дело с людьми, чья жизнь подвергается риску. Это безопасность, это способность наших военных, наших спецслужб и наших посольств работать эффективно.

Это надо иметь в виду. А что касается WikiLeaks, то здесь я не вижу противоречий. Прежде всего, я в общем не комментировал деятельность WikiLeaks. Выводы разведывательного сообщества о российских хакерских атаках были недостаточно полными и убедительными, чтобы говорить о том, сознательно или нет WikiLeaks стала тем каналом, благодаря которому мы услышали о взломе почты Национального комитета Демократической партии. Я не обращаю особого внимания на твиты Ассанжа, и в данном случае я не рассматривал его точку зрения. Хочу отослать вас в Министерство юстиции, проводящее уголовные расследования, выносящее свои заключения, занимающееся вопросами экстрадиции — ведь возможно, что именно ему придется заниматься Ассанжем.

Знаете, я — что я могу сказать в целом? Наступила новая кибернетическая эпоха, и мы должны постоянно поддерживать равновесие и искать баланс между подотчетностью и ответственностью с одной стороны, и открытостью и прозрачностью с другой, потому что это характерные черты нашей демократии. Но мы также должны признать, что есть враги и отъявленные негодяи, которые хотят воспользоваться этой самой открытостью, чтобы навредить нам, будь это попытки совершения финансовых преступлений, террористических актов или вмешательства в наши выборы.

Нам придется постоянно строить и наращивать архитектуру для сохранения всего лучшего, что есть в нашей демократии, чтобы наши органы национальной безопасности и спецслужбы имели возможность проводить свою политику, не сообщая нашим врагам, чем они занимаются, но одновременно держа наших граждан в курсе относительно того, что делает правительство в их интересах.

Что касается Челси Мэннинг, то я смотрю на детали этого дела точно так же, как тогда, когда решаю сократить другие тюремные сроки или кого-то помиловать. У меня сложилось впечатление, что с учетом всех обстоятельств сокращение срока Мэннинг было вполне уместно.

Маргарет Бреннан?

Вопрос: Господин президент.

Обама: Ну вот, опять.

Вопрос: Спасибо. Избранный президент заявил, что подумает о снятии санкций с России, если она существенно сократит свой ядерный арсенал. С учетом ваших собственных усилий по контролю вооружений, считаете ли вы это эффективной стратегией? Зная Белый дом и господина Трампа, что бы вы порекомендовали его советникам, дабы они помогли ему действовать эффективнее в отношениях с Владимиром Путиным? И учитывая ваши последние действия против России, считаете ли вы, что эти санкции должны быть (неразборчиво).

Обама: Пара моментов. Во-первых, я думаю, что в интересах Америки и в интересах мира поддерживать конструктивные отношения с Россией. Так я относился к этому на всем протяжении президентского срока. Когда наши интересы совпадали, мы сотрудничали.

В начале своего срока я делал все возможное, чтобы помочь России стать конструктивным членом мирового сообщества, и пытался работать с президентом и с правительством России, содействуя диверсификации их экономики, совершенствованию их экономики, правильному и более созидательному применению невероятных талантов российского народа.

Думаю, будет справедливо сказать, что когда президент Путин вернулся во власть, усилилась антиамериканская риторика, а в отношении к международным делам возникла посылка о том, что все, что делает Америка, это плохо для русских, что мы пытаемся противодействовать любому их шагу. Это вернуло нас к духу враждебности, который существовал в эпоху холодной войны, и строить отношения стало труднее.

Это стало предельно ясно, когда Россия вторглась в Крым и в некоторые районы Украины. Вспомните, санкции мы ввели не из-за проблем с ядерным оружием, а из-за того, что Россия применила силу, посягнув на независимость и суверенитет Украины. Это не наша оценка, это оценка всего мирового сообщества.

Россия продолжает оккупировать украинскую территорию, вмешивается в дела Украины и поддерживает своих ставленников, которые нарушают основополагающие законы и нормы международного права. Мы сказали русским: как только вы прекратите это делать, санкции будут отменены. Думаю, это не только в американских интересах, но и в интересах защиты норм международного права, чтобы мы не путали причины этих санкций с другими вопросами.

Что касается ядерной проблематики, то в мой первый срок мы заключили договор СНВ-3, существенно сократив ядерные арсеналы, как наш, так и российский. Я был готов идти дальше, и сказал президенту Путину, что готов идти дальше. Но они не захотели вести переговоры.

Если вновь избранный президент Трамп сумеет по-серьезному возобновить эти переговоры, у двух стран появится большой потенциал для дальнейшего сокращения запасов ядерного оружия. Мы добивались успехов в вопросах нераспространения отчасти благодаря тому, что подавали пример другим. Надеюсь, это будет продолжено.

Однако я думаю, важно помнить, что санкции против России были введены из-за ее действий на Украине. Соединенным Штатам крайне важно отстоять основополагающий принцип, состоящий в том, что большие страны не должны нападать на маленькие страны и запугивать их.

Как я уже говорил раньше, у меня есть надежда, что Россия и Украина будут поддерживать тесные взаимоотношения. Они исторически связаны друг с другом всевозможными культурными и общественными узами. Но Украина независимая страна, и это хороший пример той важной роли, которую Америка должна и впредь играть в мире, отстаивая базовые нормы и ценности. Это относится и к защите прав человека, и к защите прав женщин, и к защите свободы прессы.

Знаете, Америка не всегда идеальна в этом отношении. Бывают времена, когда мы по необходимости ведем дела с союзниками, друзьями и партнерами, которые не соответствуют необходимым требованиям, нормам и положениям международного права.

Но я могу вам сказать, что на всех международных форумах, в ООН, в G-20, в G-7 Соединенные Штаты обычно находятся на правильной стороне при решении важных для нас вопросов, и будут находиться на правильной стороне. Дело в том, что если мы, самая крупная, самая сильная страна и демократия в мире, откажемся от защиты этих ценностей, то их точно не станут защищать ни Китай, ни Россия, ни другие страны.

Кевин Корк.

Вопрос: Спасибо, господин президент. Вы активно поддерживаете идею мирной передачи власти, которую мы наблюдаем не очень далеко от Розового сада. Тем не менее, в данный момент более 60-ти демократов намереваются бойкотировать инаугурацию нового президента. Вы поддерживаете их в этом? И какое послание вы хотели бы направить демократам, чтобы лучше продемонстрировать мирную передачу власти?

И еще, я хотел бы спросить вас о ваших недавних беседах с вновь избранным президентом. Не вдаваясь в детали, хотел бы узнать, сумели ли воспользоваться возможностью и убедить его по-новому взглянуть на некоторые важные идеи, которые останутся после вас в Белом доме. Это сохранение некоего подобия Закона о доступном медицинском обслуживании, идея о сохранении в стране иммигрантов, которым не надо бояться депортации. Сумели ли вы убедить его на примере личной истории? Насколько вам удалось добиться успеха?

Обама: Что ж, я не стану вдаваться в подробности своих бесед с избранным президентом Трампом. Как я уже говорил, это были сердечные встречи. Порой они были довольно продолжительными, и они были содержательными.

Не могу сказать, насколько я был убедителен. Думаю, вам надо спросить его, был я убедителен или нет. Я дал ему лучшие советы и рекомендации по некоторым вопросам внешней и внутренней политики. И знаете, я исхожу из того, что победив на выборах, выступив против целого ряда моих инициатив и некоторых моих представлений о том, в каком направлении должна двигаться страна, он должен продвигать свои концепции и свои ценности. Знаете, я не рассчитываю на то, что у нас будет большое совпадение взглядов. Оно может возникнуть по определенным вопросам, когда он придет к власти и увидит сложности в предоставлении медицинских услуг всем американцам, чего он, по его словам, хочет добиться. Или когда он захочет обеспечить увеличение занятости и рост зарплат в стране. Тогда он может прийти к тем же самым заключениям, к которым ранее пришел я на посту президента. Но мы узнаем об этом только тогда, когда он будет приведен к присяге и сядет за этот стол. Я думаю, взгляды нового президента во многом будут формировать его советники, люди из его окружения. Поэтому важно уделить внимание всем этим слушаниям при утверждении в должности.

Я говорил это ему и могу сказать вам: это должность такого колоссального масштаба, что в одиночку справиться с этой работой невозможно. Президент очень сильно зависит от своей команды. От кабинета, от аппарата Белого дома, вплоть до молодежи, которой чуть за 20 или за 30, но которая выполняет важные обязанности. Поэтому крайне важно сколотить команду, которая будет предоставлять президенту информацию в лучшем виде, которая будет готовить варианты действий, чтобы президент на их основе принимал решения.

Наверное, это самый полезный совет, самый конструктивный совет, который я смог ему дать: если вы окажетесь в изоляции в случае срыва процесса, или если вы будете прислушиваться только к тем, кто согласен с вами во всем, то вы начнете делать ошибки.

Как я уже указывал ранее, действительность порой наносит болезненные удары, если вы не обращаете на нее внимания.

Что касается инаугурации, то я не буду комментировать эти вопросы. Я знаю одно: я там буду. И Мишель тоже. Я смотрю на погоду и радуюсь, что будет не так холодно, как во время моей первой инаугурации.

(Смех)

Потому что тогда было очень холодно.

Жанна Родригес?

Вопрос: (неразборчиво), господин президент (неразборчиво). Вы говорили, что будете бороться за иммигрантов. Вы сказали это пару недель назад. Не опасаетесь ли вы за положение этих иммигрантов, за будущее молодых иммигрантов и всех иммигрантов в нашей стране после прихода новой администрации?

И что вы имели в виду, говоря, что вернетесь? Вы займетесь лоббированием в конгрессе? А может, снова захотите попытать счастья на политической арене? И второй вопрос. Почему вы неделю тому назад приняли решение о (неразборчиво)?

Обама: Скажу предельно ясно. В ближайшей и отдаленной перспективе я не собираюсь никуда баллотироваться. Я имел в виду, что мне важно посвятить какое-то время тому, чтобы усвоить весь тот огромный опыт, который я получил, чтобы моя жена, с которой в этом году мы будем отмечать 25 лет совместной жизни, захотела продлить со мной договор и еще потерпела меня.

Я хочу писать, я хочу пожить немного тихой и спокойной жизнью, и не говорить так много, черт возьми. Я хочу провести драгоценное время с моими девочками.

Таковы мои приоритеты на этот год. Но как я уже говорил, я остаюсь гражданином. Я думаю, демократам и прогрессивистам, полагающим, что на этих выборах они оказались не на той стороне, надо видеть обычные колебания, приливы и отливы политики. Что мы будем делать: снижать или повышать налоги? Мы будем расширять эту программу и прекращать ту? Насколько нас беспокоят проблемы загрязнения воздуха и климатических изменений?

Это нормально, это обычная составляющая дебатов. Как я уже говорил, в демократии ты иногда выигрываешь, а иногда проигрываешь. Я уверен в собственной правоте по многим из этих вопросов, но у нас новый президент и конгресс, которые будут принимать собственные решения.

Конечно, в конгрессе будет борьба по всем этим вопросам. И вы ребята, будете это освещать.

Но есть разница между нормальным функционированием политики и определенными вопросами и моментами, когда на кону оказываются наши главные ценности. Сюда я отношу те случаи, когда происходит систематическая дискриминация, утверждаемая в той или иной форме. Сюда я отношу функциональные препятствия, мешающие людям голосовать и пользоваться своим избирательным правом.

Сюда я отношу усилия властей, нацеленные на подавление инакомыслия и прессы. Сюда я отношу аресты и задержания молодежи, которая здесь выросла и во всех отношениях является американской молодежью, а также попытки ее высылки в другие страны, хотя она любит эту страну. Это друзья наших детей и их одноклассники, и сейчас они поступают в муниципальные колледжи, а в некоторых случаях идут служить в армию. И когда возникают идеи о том, что по политическим причинам и без достаточных на то оснований мы должны наказать эту молодежь, я не могу молчать и буду высказываться.

Но это не значит, что я буду баллотироваться.

Что касается нашей политики в отношении Кубы, то здесь налицо колоссальные сдвиги. На мой взгляд, если 50 лет политика не работает, имеет смысл восстановить дипломатические отношения, наладить контакты с кубинским правительством, честно рассказать ему о наших разногласиях, о политическом гнете, об обращении с диссидентами, о свободе прессы и религии. Все это необходимо для прогресса кубинского народа. И лучше всего, если внезапно кубинский народ начнет общаться с американцами, увидит невероятные успехи кубинской диаспоры в Америке, если у нас наладится коммерция, бизнес и торговля, если двусторонние отношения будут носить открытый характер. В этом случае со временем мы увидим серьезные и значительные улучшения.

С учетом таких сдвигов в наших отношениях надо пересмотреть нашу политику в отношении кубинских иммигрантов, к которым мы относимся иначе, нежели к иммигрантам из других стран Латинской Америки типа Сальвадора, Гватемалы или Никарагуа. Мы проводим серьезные различия между ними. Знаете, это анахронизм старого мышления, ставший бессмысленным в наше время и в новую эпоху, особенно в связи с тем, что мы открываем сообщение между нашими странами.

Знаете, мы провели длительные консультации с Министерством внутренней безопасности, мы провели довольно жесткие переговоры с кубинским правительством. И мы согласовали курс, который нам кажется справедливым и соответствующим меняющемуся характеру отношений между двумя странами.

Надя (неразборчиво).

Вопрос: Спасибо, сэр. Я ценю эту возможность, и желаю вам и вашей семье удачи в будущем.

Обама: Спасибо.

Вопрос: Господин президент, вы критиковали и даже выступали с нападками на Совет Безопасности ООН за его резолюцию, в которой израильские поселения названы незаконными и препятствием на пути достижения мира. Трамп пообещал перевести посольство в Иерусалим. Он назначил посла, который не верит в решение на основе создания двух государств.

Беспокоит ли вас то, что американское лидерство в арабском мире и за его пределами (неразборчиво)? Можно ли (неразборчиво) защитить Израиль? И в ретроспективе: считаете ли вы, что Израиль надо привлечь к ответу, как это сделал президент Буш-старший с (неразборчиво)? Спасибо.

Обама: Я — меня по-прежнему серьезно беспокоит израильско-палестинский вопрос. Он вызывает у меня тревогу, потому что существующее положение вещей я считаю неприемлемым, опасным для Израиля, плохим для палестинцев, для региона и для национальной безопасности Америки.

Знаете, когда я стал президентом, мне хотелось сделать все возможное для начала серьезных мирных переговоров между израильтянами и палестинцами. Мы приложили немало усилий, посвятили много времени в мой первый год, во второй год, и продолжали эти усилия до прошлого года. В конечном итоге, всегда было предельно ясно, что мы не можем заставить стороны примириться. Мы можем способствовать делу мира, можем создать платформу для переговоров, подталкивать их, но заставить не можем. В свете изменений в израильской политике и в палестинской политике произошел правый крен в курсе Израиля, у президента Аббаса осталось меньше возможностей идти на риск ради мира на палестинских территориях.

В свете всех этих опасностей, появившихся в регионе, и в связи с понятными опасениями Израиля, боящегося хаоса, усиления группировок типа ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. пер.) и ухудшения ситуации в Сирии — в свете всех этих обстоятельств мы, понимая, что стороны не придут к окончательному соглашению, хотели как минимум сохранить возможность для достижения решения на основе создания двух государств, потому что альтернативы этому решению мы не видим.

Я уже говорил это напрямую премьер-министру Нетаньяху, я говорил об этом в Израиле, и я говорил это палестинцам. Не вижу, как можно разрешить этот вопрос, чтобы Израиль остался и еврейским, и демократическим государством. Если не будет двух государств, значит, в той или иной форме продлевается оккупация, а функционально мы получаем одно государство, где миллионы людей лишены прав и являются жителями второго сорта.

Их даже нельзя назвать гражданами. Поэтому цель урегулирования заключалась просто в том, чтобы сказать: поселения и их разрастание это просто новая реальность, из-за которой решение на основе создания двух государств невозможно. В соответствии с теми позициями, которые на протяжении десятилетий занимали предыдущие администрации, мы считаем, что нам важно подать сигнал, предупредить о том, что мы можем упустить момент.

Израильские избиратели и палестинцы должны понять, что момент может быть упущен. Есть надежда, что в Израиле и в палестинских общинах начнутся дебаты, которые пусть не приведут незамедлительно к миру, но по крайней мере, позволят более трезво оценить имеющиеся альтернативы. Естественно, у избранного президента будет собственный курс. У посла или у кандидата на этот пост точка зрения совершенно очевидно отличается от моей.

Но это их прерогатива, это то, что происходит после выборов, и я думаю, мои взгляды вполне понятны. Теперь мы увидим, к чему приведет их позиция. Не хочу сегодня строить прогнозы о том, что может произойти, но совершенно очевидно, что ситуация весьма неустойчивая. В прошлом мы видели, что когда та или иная сторона внезапно и в одностороннем порядке предпринимает шаги по каким-то важным вопросам, задевающим чувства другой стороны, это может быть взрывоопасно.

В этот переходный период мы просто пытаемся показать контекст, в котором избранному президенту придется принимать некоторые из этих решений.

Вопрос: (микрофон выключен).

Обама: Ну, мы пытались указать на это новой команде в переходный период, чтобы она обратила внимание на происходящее, потому что ситуация неустойчивая и изменчивая. У людей по этому поводу возникают глубокие чувства и страстные эмоции. И как я уже говорил, очень часто наши действия имеют колоссальные последствия. Мы — мы как самый сильный парень в квартале, и мне кажется, новому президенту следует проверить старые предположения и посылки, а также подумать, можно ли нам действовать по-старому.

Но если ты осуществляешь большие изменения в политике, надо быть уверенным в том, что ты все тщательно продумал и понимаешь, что будут последствия, и что действия обычно вызывают ответную реакцию. Нельзя принимать решения с бухты-барахты в таких вопросах, потому что это чревато последствиями.

Вопрос: О правах ЛГБТ —

Обама: Простите, где Крис?

Вопрос: Я здесь, сзади.

Обама: Извините, не заметил вас.

Вопрос: О правах ЛГБТ. За последние восемь лет мы стали свидетелями множества достижений, в том числе (неразборчиво) преступления на почве ненависти (неразборчиво), равенство браков по всей стране, а также обеспечение уважительного отношения и внимания к ЛГБТ.

Какое место права ЛГБТ занимают в ваших жизненных достижениях? И уверены ли вы, что прогресс продолжится и при новом президенте?

Обама: Я неимоверно горжусь теми преобразованиями, которые произошли в нашем обществе за последнее десятилетие. Как я уже говорил, мы внесли в это определенную полезную лепту. Но главные герои на арене нашего развития как демократии и как общества это активисты и дети тех пар, которые смело заявили о том, кто они, и что они этим гордятся.

Это помогло открыть умы и сердца людей. Потом появились соответствующие законы. Но я думаю, это было бы невозможно без деятельности активистов, порой громкой и шумной, но в некоторых случаях тихой, спокойной и очень личной. Мы как администрация помогли обществу пойти в правильном направлении, но сделали это так, чтобы не вызвать мощной негативной реакции. Мы делали это систематически, с пониманием того, что в некоторых случаях эти вопросы могут вызывать противоречия.

Например, мы сделали это результативно в армии, действуя по принципу «не спрашивай, не говори». Мы работали с Объединенным комитетом начальников штабов, показывая, что это не отразится на эффективности величайших вооруженных сил мира. Затем министр обороны Боб Гейтс, председатель ОКНШ Майк Маллен и начальники штабов выслушали свидетелей, и в конечном счете начали взаимодействовать со мной, стараясь поступать правильно.

Я горжусь этим, но опять же, все это было бы невозможно без тех невероятных преобразований, которые произошли в нашем обществе. Знаете, когда я вручал Эллен (Дедженерес, популярная телеведущая, открытая лесбиянка — прим. пер.) президентскую медаль Свободы, я говорил вполне серьезно. Это добрый и приятный человек, которая появляется на экранах во всех гостиных страны. Знаете, это меняет отношение людей. И ей было очень нелегко. Это лишь один небольшой пример того, что происходит в обществе по всей стране.

Итак, я горжусь тем, что в некоторых местах мы содействовали развитию этого движения. Думаю, это необратимый процесс, потому что американское общество изменилось, и особенно изменилось отношение молодежи. Конечно, борьба будет продолжаться, будут возникать важные правовые вопросы, вопросы, связанные с трансгендерными людьми. Будут баталии, которые очень нужны.

Но если поговорить с молодежью из поколения Малии и Саши, даже с республиканцами и консерваторами, многие скажут вам: я не понимаю, как возможна дискриминация против людей из-за их сексуальной ориентации. Эта точка зрения у них укоренилась — прочно и неизменно.

Эйприл Райан.

Вопрос: Спасибо, господин президент.

Еще задолго до сегодняшнего дня вас считали (неразборчиво) президентом. Про вас люди говорили, что вы сжимаете пружину вовлеченности людей в политическую и общественную жизнь. А с избранием новой администрации люди стали говорить, что эта пружина разжалась и даже сломалась.

Я (неразборчиво) вернусь к одному моменту на борту президентского самолета, когда вы летели в Алабаму. Вы тогда сказали, что ваша должность (неразборчиво). При этом недочеты с правами остаются, так? Какую роль вы будете играть в исправлении такого положения после отставки — в новой жизни?

И последнее. Вы первый чернокожий президент. Случится ли такое в нашей стране снова?

Обама: Что ж, сначала я отвечу на последний вопрос. Я думаю, будут появляться достойные люди всех рас и вероисповеданий, со всех уголков страны. Потому что именно в этом сила Америки. Когда каждый получает шанс и каждый участвует, всем в итоге лучше.

Мне кажется, я уже использовал эту аналогию прежде. На Олимпиаде в Бразилии мы всех порвали. Мишель и я — мы всегда следим за нашей олимпийской командой. Это здорово и интересно, потому что, знаете, встречаешь людей, которые в чем-то лучше всех. Это впечатляет.

И в основном это очень молодые люди, полные здоровья, которые просто источают это здоровье и физическую мощь. Мы разговаривали с ними, и это было великолепно. Но это люди всех форм, размеров и цветов кожи. Знаете, то генетическое разнообразие, которое они демонстрируют, оно просто поразительно.

Посмотрите на Симону Байлз, посмотрите на Майкла Фелпса, они очень разные люди. И именно благодаря таким различиям мы преуспеваем во всех видах спорта.

Кстати, более половины медалей нам принесли женщины. Причина в том, что несколько десятилетий назад мы поступили предусмотрительно, начав программу с названием Title IX, которая направлена на то, чтобы женщины получали больше возможностей в спорте. Поэтому наши женщины состязаются лучше, ведь у них больше возможностей, чем у женщин в других странах.

Так что, знаете, я воспользуюсь этой метафорой и скажу, что если мы будет и дальше предоставлять благоприятные возможности всем, то да, у нас будет президент женщина. У нас будет президент латиноамериканец. Президент еврей, президент индус. Кто знает, кого мы выберем.

Подозреваю, у нас когда-нибудь будут очень разные президенты, мы даже название им не сможем подобрать.

(Смех)

И это прекрасно.

О чем я беспокоюсь? Эйприл, я посвятил этому немало времени в своем прощальном обращении во вторник. Так что снова проходить по всему списку не буду.

Меня беспокоит неравенство, так как мне кажется, что мы недостаточно делаем для того, чтобы каждый играл достойную роль в экономике, чтобы экономика быстро развивалась. Я думаю, это приведет к еще большему разделению между нами, американцами, причем не только по расовому признаку. Очень многие люди проголосовали за избранного президента, потому что они чувствуют себя забытыми и бесправными.

Они чувствуют, что ими пренебрегают. Они чувствуют, что у их детей не будет таких возможностей, как у них.

Нам не нужна Америка, в которой крохотная группа людей преуспевает и благоденствует, а все остальные дерутся за объедки. Я уже говорил об этом на прошлой неделе. Все дело в том, что зачастую расовые разногласия усиливаются тогда, когда люди думают: что ж, продвинуться вперед я смогу только в том случае, если кто-то получит меньше — кто-то, кто выглядит не так, как я, кто придерживается не такой веры, как у меня.

Это хороший рецепт нашей демократии. Как я уже говорил, отвечая на предыдущий вопрос, я с тревогой думаю о том, что нам надо улучшить работу основополагающего механизма нашей демократии. Мы единственная страна в развитом мире, где голосовать становится все труднее. И это происходит уже давно. У нас в этом плане отвратительная история, и не надо стесняться говорить об этом.

Вопрос: Право голоса?

Обама: Да, я говорю об избирательных правах.

Почему мы единственная среди передовых демократий страна, где голосовать становится труднее? Это напрямую связано с историей расовой дискриминации, с законами Джима Кроу, с наследием рабства. У нас стало как бы допустимо ограничивать право голоса. Но мы не такие. И не должны быть такими. Америка в своем лучшем виде так не работает. Поэтому я надеюсь, что люди будут обращать на это больше внимания, делая так, чтобы шанс голосовать был у каждого. Голосовать должно быть легче, а не труднее.

Все эти представления о выборах, о подтасовках при голосовании, все это постоянно опровергается. Это — это информационные вбросы, фейк. Представление о том, что есть множество людей, которые хотят голосовать, но не имеют на это права. У нас прямо противоположная проблема. Множество людей, которые имеют право голосовать, но не голосуют. Поэтому идея о том, что мы ставим какие-то препятствия голосующим людям — она не имеет смысла. И знаете, как я уже говорил раньше, есть политические предвыборные махинации, из-за которых ваш голос значит меньше. Ведь есть политики, решившие жить там, где все голосуют одинаково, и тогда у нас получается не состязательная гонка. У нас есть округа, где 90% голосуют за республиканцев, где 90% голосуют за демократов. Это тоже плохо для демократии. И меня это тоже тревожит.

Думаю, нам очень важно сделать так, чтобы американская система уголовной юстиции была честной и справедливой, но мне также кажется, что она не должна быть политизированной, должна сохранять свою целостность и непорочность, и быть вне партийной политики на всех уровнях. Думаю, в какой-то момент (а для этого потребуются определенные действия Верховного суда) нам придется проанализировать тот нескончаемый поток денег, который идет в политику. Это не самая здоровая ситуация.

Так что, да, меня тревожит очень многое. Как я уже говорил во вторник, нам надо больше делать в расовых вопросах. Нет, просто неправда то, что ситуация здесь ухудшается. Это не так. Ситуация улучшается, и я уверен, что следующее поколение будет решать расовые проблемы лучше, чем наше нынешнее или предыдущее. Я думаю, молодежь будет умнее нас. Она более толерантна. Она инстинктивно за большую вовлеченность всех людей, чем мы. Надеюсь, я на посту президента немного помог в этом.

Но знаете, когда у нас бывает стресс, когда мы чувствуем напряжение, когда мы получаем информацию, разжигающую худшие наши инстинкты, мы имеем обыкновение возвращаться к нашим старым расовым страхам, разногласиям и стереотипам. И нам очень трудно вырваться из этой паутины, трудно видеть в людях людей и ставить себя на их место.

Кстати, это уже не вопрос белой и черной расы. У нас есть латиноамериканцы, есть азиаты, у нас настоящая расово-национальная мешанина, которая кипит и булькает. И мы должны сделать так, чтобы в жизни, в семье, на работе относиться к другим лучше, относиться с уважением и пониманием того, что не все начинают в одинаковом положении. Мы должны представлять себе, каково это — родиться в гетто, где в радиусе 30 километров нет никаких шансов получить работу.

Знаете, работы у нас много, но в целом на этом фронте тенденции обнадеживающие.

Кристи Парсонс.

Вопрос: Спасибо.

Обама: Кристи, у вас последний вопрос.

Знаете, я знаю ее со Спрингфилда, штат Иллинойс. Когда я — когда я был сенатором штата, она слушала то, что я говорю. Поэтому минимум, что я могу для нее сделать, это дать ей возможность задать последний вопрос мне как президенту США. Пожалуйста.

Да, пожалуйста.

Вопрос: Спасибо, господин президент. Это большая честь.

Обама: Спасибо.

Вопрос: У меня вопрос личного характера, потому что я знаю, как вы любите такие вопросы.

Первая леди подняла ставки на выборах 2016 года в личностном плане, выступив с речью, вызвавшей резонанс во всей стране. Она выразила тревоги многих женщин, ЛГБТ, цветных людей, многих других. Поэтому интересно, как вы с первой леди рассказываете своим дочерям о значении этих выборов, о том, как вы истолковываете их для себя и для них?

Обама: Знаете, все родители хвастаются своими детьми, сыновьями, дочерьми. Если мама и папа не хвастаются вами, вы знаете, что у вас проблемы.

(Смех)

Но Боже, дочери это нечто. Они растут, и с каждым днем удивляют, впечатляют и очаровывают меня все больше и больше. Сегодня мы разговариваем с ними как родители с детьми, но иногда мы также кое-что узнаем от них. Было интересно посмотреть на реакцию Малии и Саши. Они были разочарованы.

Они обращали внимание на то, что их мама говорила во время кампании, и верили ей, так как это соответствует тому, чему мы пытались научить их в семье, что я пытался показать на личном примере как отец, что мы просили их ждать от своих будущих друзей и супругов. Но мы также пытались научить их твердости духа, научить их надежде, научить тому, что единственный конец света — это реальный конец света, и больше ничто.

Знаете, ты получаешь удар, потом встаешь, отряхиваешься и возвращаешься к работе. Таково было их отношение. Думаю, они не намерены заниматься политикой. Сказывается влияние их матери.

(Смех)

Но они выросли в такой среде, где просто не могли не стать патриотками, не любить глубоко свою страну. Они видят ее недостатки, но также видят свою ответственность в том, чтобы их исправлять. Они должны быть активными гражданами. Они должны иметь возможность разговаривать со своими друзьями, учителями и будущими коллегами информативно, а не просто издавать громкие и недовольные звуки. Думаю, именно так они и будут поступать. Они — они не киснут.

Чем я действительно горжусь, что делает меня самым гордым отцом, так это то, что они не проявляют цинизм. Они не думают, что поскольку их сторона не победила, поскольку дорогие их сердцу ценности не удалось отстоять, то Америка их автоматически отвергла, отвергла их ценности. У них нет таких чувств, как мне кажется.

Я думаю, путем постепенного осознания, во время бесед за обеденным столом они должным образом оценили то, что у нас большая и сложная страна, что демократия беспорядочна, что она не всегда действует так, как нам бы хотелось. Она не гарантирует те или иные результаты. Но если ты, если ты проявляешь заинтересованность и участие, то в стране появляется гораздо больше хороших людей, чем плохих, в ней возникает некая основополагающая порядочность — и наши дочери должны стать частью этого процесса. Я думаю, что так и будет.

В этом смысле они типичные представители своего поколения, и это вызывает у меня оптимизм. Знаете, мне иногда задавали вопросы навскидку, задавали журналисты, спрашивавшие: «Ну ладно, с вами все в порядке, но что вы думаете на самом деле?»

(Смех)

А я отвечал: «Я думаю то, что говорю». Я верю в нашу страну. Я верю в американский народ. Я считаю, что хороших людей больше, чем плохих. Я полагаю, что трагические вещи возможны. Я думаю, что в мире существует зло. Но мне кажется, что в конечном итоге, если мы будем напряженно трудиться, если мы будем верны тому, что считаем истинным и правильным, то мир с каждым разом будет все лучше и лучше. Именно этого я добивался в качестве президента. И я вижу это в молодых людях, с которыми работал. И я очень горжусь ими.

Так что дело вовсе не в том, что «Обама не любит драму». Я в это по-настоящему верю. Но правда и то, что за закрытыми дверями я ругаюсь гораздо больше, чем публично…

(Смех)

… иногда меня расстраивает и бесит то, что делают другие, но в глубине души я думаю, что у нас все будет хорошо. Просто за это надо бороться, это не надо воспринимать как данность. И я знаю, что вы нам в этом поможете. Большое вам спасибо, господа журналисты, и удачи.

США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044359


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044357

Чем Обама обязан Путину, и почему ответственность свалили на Трампа

Ли Смит (Lee Smith), Tablet Magazine, США

Является ли Дональд Трамп российским агентом? Платил ли он проституткам из ФСБ, чтобы они мочились в постель, где спал Обама, в номере отеля «Ритц» напротив Кремля? Сейчас мертвый сезон, так что любой пьянчуга, получающий щедрое вознаграждение за поиск компромата, может написать любую идиотскую глупость, и Buzzfeed оставит вам решать, правда это или нет. Потому что, как торжественно заявил главный редактор Buzzfeed Бен Смит (Ben Smith) в беседе с The New York Times, таково сейчас состояние американской журналистики. Принято к сведению, Buzzfeed. Наслаждайтесь золотыми дождями.

Этот гротеск скрыл истоки и текущее состояние американской внешней политики по отношению к России, которая, в свою очередь, оказывает влияния на жизнь миллионов людей в Сирии, Ираке, Украине и других странах. Сформулируем иначе: будет ли Дональд Трамп продолжать политику своего предшественника, которая подожгла Ближний Восток и унесла жизни 500 тысяч сирийцев и позволила Путину откусывать большие куски от суверенного государства Украина? Или он сменит курс политики? Но может ли он сделать это, даже если захочет?

Упертость, с которой администрация Барака Обамы и остатки избирательной кампании Хиллари Клинтон продвигают идею о том, что Дональд Трамп — марионетка Путина, основана не на идиотских историях о мочившихся проститутках или секретных компьютерных серверах, позволяющих организации Трампа поддерживать прямую связь с Кремлем. Вместо этого здесь — попытка напустить как можно больше дыму и скрыть тот факт, что администрация Обамы охотно сотрудничала с враждебным российским лидером в Сирии и других местах.

Да, конечно, Обама приказал 35-ти российским дипломатам паковать чемоданы и закрыл два дипломатических учреждения в Мэриленде и Нью-Йорке. Но это произошло только через семь лет после того, как администрация смотрела в другую сторону, пока Россия отбирала Крым, а затем и Донбасс, совершала хакерские атаки против прибалтийских республик, предоставляла убежище Эдварду Сноудену, сбивала пассажирский самолет над Украиной и бомбила школы и больницы в Сирии. Однако Обама напыжился только после того, как были совершены хакерские атаки против серверов Демократической национальной конвенции и электронной почты Джона Подесты, руководителя избирательной кампании Клинтон — задолго после того, как это приобрело значение, и практически в тот момент, когда грузчики начали выносить его вещи из Белого дома.

Причина, по которой ведущие журналисты в сфере национальной безопасности, высшие государственные чиновники и большинство вашингтонского истеблишмента не могут вникнуть в суть отношений Обамы с Путиным только частично объясняется партийной принадлежностью. Причина, по которой так трудно оценить, как много места Обама дал Путину за минувшие семь лет, заключается в том, что стремление ввести в заблуждение было главным принципом Обамы все это время.

Президент старался сделать вид, что конфликтует с Путиным на протяжении большей части своих двух сроков. Например, он высмеивал российскую военную интервенцию в Сирии, предупреждая о кошмарах в стиле Вьетнама, и отмахивался от России, называя ее слабой страной, он отправил ЛГБТ-делегацию на Олимпиаду в Сочи, чтобы подчеркнуть несогласие с тем, как в России относятся к ЛГБТ-общине. Все это помогало скрыть тот факт, что, когда речь шла о чем-то по-настоящему серьезном, Обама стремился сигнализировать российскому лидеру, что их интересы совпадают. Причина была не в том, что его сильно влекло к Путину, а в том, что у Обамы была высшая цель — добиться заключения сделки с Ираном.

Дело не в том, что Обама соврал. Да, он врал. Все политики врут без устали, правые и левые, республиканцы и демократы. Все правительства врут, особенно, возможно, либерально-демократические, не имеющие такой же возможности делать все, что хочется, не теряя уровня поддержки, какая есть у авторитарных режимов. Либеральные демократы особенно врут, когда разрабатывают политику, от которой их электорат будет тошнить.

На протяжении двух сроков Обамы Белый дом устраивал внешнеполитическое кукольное представление, тогда как настоящая драма разворачивалась вдали от вспышек фотокамер — этакая мутация двухканальной дипломатии. Политику часто осуществляют по двум каналам, например, по военному и дипломатическому, или жесткой силы и мягкой силы, в частности, путем оказания помощи в развитии или осуществления культурного обмена. Дипломатия практически всегда осуществляется по двум каналам. Дипломатия второго канала — это специальный термин, означающий неофициальные встречи, устраиваемые частными лицами или организациями, что позволяет неофициальным представителям официальных партий отрицать причастность к ним, если и когда факт встреч раскрывается. Мирный процесс Осло начался, как дипломатия второго канала, как и многие другие крупные дипломатические инициативы. Дело в том, что, говорим мы о внешней помощи или о политическом давлении, военной силе или взывании к морали, но оба канала двухканальной дипломатии всегда направлены в одну сторону и ставят своей целью привести к одинаковому результату.

Двухканальная дипломатия администрации Обамы была иной, потому что открытая часть призвана было скрыть реальное шоу, ставившееся за кулисами. Например, если казалось, что Обама враждует с Путиным из-за российской разрушительной эскалации в Сирии и ее роли в разгроме повстанцев и убийствах мирных жителей, то ничего не было дальше от правды. Обама нуждался в Путине, чтобы спасти Иран и обеспечить его региональную позицию. Так что пока Обама публично осуждал Путина, его порученцы встречались с порученцами Путина частным образом, чтобы помочь русским добиться того, что администрация и особенно Госдепартамент бурно осуждали. В самые тяжелые времена казалось, будто есть два американских правительства, и они проводят диаметрально противоположную политику. Но на самом деле правительство было одно — администрация Обамы, и его политика была совершенно последовательной, хотя и не обязательно мудрой.

Потому что Обама думал в первую очередь не о Сирии и даже не об Общем всеобъемлющем плане действий (JCPOA), который принято считать главным символом внешней политики Обамы. Но и этот договор был фиговым листком, призванным прикрыть большую стратегию по переустройству ближневосточных интересов и созданию новой формы внешнеполитического «реализма», позволившего бы вывести американские войска с Ближнего Востока и поместить США на одну сторону с Ираном и его союзниками, включая Владимира Путина.

Да, Обама верил, что американцам надоели проблемы и психозы Ближнего Востока, и они были злы, что Джордж Буш не смог победить в двух своих войнах на Ближнем Востоке. Но ни Конгресс, ни внешнеполитический истеблишмент США не хотели видеть, как демонтируются региональные структуры, строившиеся 70 лет. А Обама считал, что эти структуры принесут в будущем дополнительные трения и потребуют нового военного вмешательства. Эти структуры нужно было разбить молотом.

Так что Белый дом Обамы приступил к сочинительству. Никто не хотел видеть, как США сближаются с Ираном в ущерб традиционным союзникам, например, Израилю, и администрация Обамы заявила, что этого не происходит. А для сокрытия этого был разыгран специальный спектакль с хорошо известными именами в Вашингтоне, и это позволило погрузить детишек Buzzfeed в размышление о сложности американской политики, пока взрослые дяди занимались своим смертельно серьезным делом. То, что выглядело, будто Обама извлекает кролика из шляпы, на самом деле представляло собой распиливание женщины по полам и кровопускание.

Действительно ли это происходило? Некоторые бывшие представители администрации Обамы, например, некогда главный представитель по Сирии Фредерик Хоф (Frederic Hof), говорили, что внешняя политика администрации была настолько запутанной вследствие отсутствия опыта работы с федеральной бюрократией у президента и его людей в Белом доме. С этой точки зрения, команда Обамы и конкретно советник по национальной безопасности Сьюзан Райс не понимали так называемый «межведомственный процесс», то есть то, как разные структуры, в том числе Совет по национальной безопасности, Госдепартамент, Пентагон и спецслужбы формируют политику.

Но на самом деле Обама и его близкое окружение презирали институты вашингтонских бюрократов, которых заместитель Обамы Бен Родс пренебрежительно назвал «пузырем». Как объясняли сам Обама и Родс, достойные презрения посредственности включали членов кабинета Обамы. Причина назначения таких фигур, как Леон Панетта, Роберт Гейтс, Дэвид Петреус, Джон Керри, Хиллари Клинтон и Саманта Пауэрс заключалась в стремлении использовать истеблишмент, как прикрытие, пока настоящие игроки, вроде Обамы и Родса, а также Роба Мэлли и еще нескольких избранных маневрировали в тенях и плели легенды для прикрытия. В 2012 году, как написали в мемуарах Панетта и Гейтс, Мудрецы поняли, что стали марионетками в большой игре президента, и уволились, пока не началось настоящее кровопролитие.

Хиллари Клинтон, держа в уме предстоящую президентскую кампанию, не собиралась публично идти наперекор Обаме, как сделали Панетта, Гейтс, Чак Хейгел и другие. Но она знала, что тоже служит занавеской. Ее Госдепартамент был удивлен, когда Джон Керри, занимавший на тот момент пост главы комитета Сената по внешним делам, получил задание открыть канал связи с Ираном через Оман. Уступки, предложенные Керри Ирану, особенно право обогащать уран, разъярили команду Клинтон. Они дали утечку в надежную прессу и сообщили, что Керри «облажался по-крупному, и они бы так не напортачили».

Действительно ли команда Клинтон была поражена и взбешена? Разумеется, нет. Они просто раскочегаривали свою собственную дымовую машину, чтобы никто не понял: Белый дом сделал с ними самую страшную вещь, которую можно сделать в Вашингтоне, а именно, вывел из игры. Работа Хиллари Клинтон заключалась не в осуществлении политики. От нее требовалось зарабатывать полетные мили и не путаться под ногами, пока Белый дом занимается по-настоящему серьезными вопросами, в том числе, Ираном, Израилем и Китаем, а также прочими темами крупного значения. Клинтон также не хотела принимать на себя ответственность за решения, против которых выступала она и ее ближний круг, и которые наверняка возмутили бы многих из ее ведущих традиционных либеральных сторонников. Как сказал мне один сотрудник вашингтонской произраильской организации, «президент обскакал Госдепартамент».

Джон Керри, преемник Клинтон, был либо менее амбициозным, либо более самонадеянным, чем она, а, возможно, и то, и другое. Он изображал из себя заводного кролика, пока настоящую работу по мироустройству выполняли гораздо более молодые люди, представлявшие волю президента США. Все, что Керри делал публично, все эти марафоны переговорных раундов, все эти пустые речи, было интермедией. Его бесконечная суета убедила его самого в том, что это настоящее дело, но этот факт всего лишь добавил убедительности его представлению. Так проще создавать шумиху для 27-летних репортеров Buzzfeed и их скороспелых экспертов по внешней политике в свежеиспеченных вашингтонских «аналитических центрах» под руководством демократических политических активистов вроде Ниры Танден (Neera Tanden), чей реальный опыт в любом регионе и в любой области человеческой деятельности — войне, дипломатии, ядерной инженерии, да в чем угодно — равнялся нулю.

Так что пока Buzzfeed и New Yorker писали статьи о том, как Джон Керри смело ведет переговоры по перемирию в Сирии со своим российским коллегой Сергеем Лавровым, реальную политику президента осуществлял представитель Обамы по Ближнему Востоку Роберт Мэлли. Почти сразу же после того, как в августе 2011 года Обама призвал Асада уйти в отставку, администрация раскаялась в этой показухе и пошла на попятный. Как сказал мне Тони Бэдрэн (Tony Badran), сотрудник Фонда защиты демократий, «Администрация прошла от „передачи власти от Асада" к „снижению напряженности" и прекращению кровопролития. Белый дом использовал ширму в виде гуманитарной озабоченности, чтобы скрыть тот факт, что смещение Асада больше не является частью уравнения. Теперь целью стало прекращение войны против Асада».

Сотрудники внешнеполитического ведомства довольно быстро сообразили, что Обама проводит два противоположных курса. Вопрос был в том, какой из двух — настоящий. Источник, близкий к турецкому правительству, сказал мне, что бывший премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу понял, что Обама использует Клинтон в качестве куклы. Любые ее обещания по Сирии ничего не стоят. Они также часто вводили в заблуждение, так как не соответствовали реальным действиям американцев. Белый дом заставлял своего главного дипломата лгать, не проинформировав ее, что она лжет.

Никто не видел большего мошенничества со стороны администрации, чем Израиль. Белый дом обещал Иерусалиму, что не собирается заключать сделку с Ираном, ведь Израиль был их союзником, а Иран — врагом. Как сказал мне бывший высокопоставленный американский чиновник, «Администрация Буша и Израиль разработали механизм давления на Иран, в основном, через спецслужбы. Этот механизм выпустил вирус „Стакснет". Но Обама выключил механизм давления, открыв канал переговоров через Оман, так как считал, что нельзя одновременно давить и действовать дипломатическим путем. Но Белый дом Обамы не мог сказать израильтянам, что выключил механизм давления. И он начал морочить им голову, рассказывая о планировании и обещая, например, „Стакснет-2". Так что эмиссары ездили туда и сюда, планируя, планируя, планируя, хотя на самом деле это был застой».

Более того, как сказал бывший чиновник, израильтяне знали, что Обама врет про канал через Оман. По его словам, глава делегации на переговорах с Ираном Уэнди Шерман «открыто встречалась с иранцами в рамках переговоров в формате „пять плюс один", а затем летела в Иерусалим и говорила, что США поддерживают Израиль. Но израильтяне знали, что американцы встречаются с иранцами, так как отследили номера самолетов, летавших в Оман. Они обратились к советнику Обамы по национальной безопасности Томасу Донилону и сказали, что им все известно».

На самом деле израильтяне не поняли. Они, как и другие критики сделки с Ираном, считали, что администрация неумело ведет переговоры и нуждается в помощи. Но Белый дом не интересовался подробностями соглашения, потому что JCPOA служил лишь средством для обеспечения крупной, даже исторической стратегии — Обама хотел вывести США с Ближнего Востока, и восстановление отношений с Ираном должно было позволить США уйти.

Так как Обама считал, что главная проблема с регионом заключалась в вашингтонском «сборнике сценариев», системы правил, которые обычно указывали на применение силы. Эти правила передавали друг другу поколения больших политиков, вроде тех, кого Обама использовал в качестве клоунов. Вопрос был в следующем: как Обама прикроет отступление США и обеспечит сохранение стабильности на Ближнем Востоке? Израиль был слишком мал для роли регионального полицейского, к тому же, его отношения с палестинцами шли к нестабильности. Суннитские арабские страны были раздроблены и не имели способности сотрудничать, а их внутренние проблемы привели к росту экстремизма. Оставался только Иран.

Очевидно, что многие из чиновников администрации Обамы были влюблены в Исламскую республику, будь то из их преклонения перед старинной патиной «движения Третьего мира» или из восхищения классической персидской культурой. Самому Обаме больше всего нравилось, как он сказал на встрече с лидерами арабских стран Персидского залива в 2015 году, что иранцы могли делать дела. Это выражение он использовал в контексте восхищения экспедиционными силами Корпуса стражей исламской революции под командованием Касема Сулеймани. Но он также понимал, что эти взгляды и порожденная ими политика вызовут отторжение у многих, точнее, большинства американцев и их избранных представителей. Поэтому он лгал, запутывал, вводил в заблуждение и говорил, что JCPOA должен лишить Иран ядерного оружия.

Все крупные внешнеполитические вопросы президентства Обамы (развал двусторонних отношений с Израилем, вывод войск из Ирака, Россия и так далее) были частью его политики по переустройству, включая отношение администрации к крупнейшей стратегической, политической и гуманитарной катастрофе XXI века — сирийскому конфликту. Кабинет Обамы придерживался общепринятого мнения, которое разделяли Панетта, Клинтон, Керри, Петреус и Пауэр — вооружить повстанцев, чтобы разгромить Асада или как минимум вынудить его вести переговоры в менее выгодных условиях. Но Обама поступал с точностью до наоборот.

Более ястребиную позицию озвучивал генерал Джеймс Маттис, тогда занимавший пост начальника Центрального командования, а ныне ставший кандидатом на пост министра обороны в администрации Трампа. Он считал, что разгром Асада станет сильнейшим стратегическим ударом по Ирану. Но именно этого боялся Обама, и иранцам было необязательно говорить ему, что переустройство рухнет, если США ударят по Асаду. Переустройство требовало использования сильного Ирана и и способного действовать подразделения «Эль-Кудс» в качестве нового регионального полицейского. Ослабленный Иран с усилившейся внутренней оппозицией не подойдет для целей американской администрации, желавшей отдать другому ключи от Ближнего Востока и уйти. Обаме был нужен большой Иран, «успешная региональная держава», как он сказал.

Победа сирийской оппозиции, которую Белый дом презирал, хотя президент и его помощники чтили память жертв бесчинств Асада, стала бы катастрофой для администрации Обамы. Она не только бы развеяла надежды Обамы на гегемонию Ирана, способного вести американские интересы в регионе, но также потребовала бы от Вашингтона приводить в порядок нередко противоречивые интересы его многочисленных региональных союзников — Израиля, Иордании, Саудовской Аравии, Турции и так далее. Другими словами, победа оппозиции потребовала бы большего вмешательства США в дела региона — больше внимания, времени, денег, энергии и, возможно, крови.

Структурная проблема великого плана Обамы по переустройству заключается в том, что Иран не вынесет этот груз. Обама должен был сообразить это в тот момент, когда ему пришлось вмешиваться ради помощи Ирану. Когда администрация Обамы устроила утечку информации о том, что Израиль уничтожил груз иранского оружия для «Хезболлы», Обама должен был понять, что он подыгрывает Ирану, но этого не достаточно. Касем Сулеймани оказался не таким уж успешным, и его подразделение «Эль-Кудс» не смогло разбить ИГИЛ в Тикрите (запрещенная в РФ террористическая организация) без воздушной поддержки США. Столь шумно рекламировавшаяся операция с целью освобождения Мосула до истечения срока полномочий Обамы обернулась таким провалом, что Белый дом о ней предпочитает не говорить.

Когда в сентябре 2015 года Россия вмешалась в сирийскую войну, Обама должен был сообразить, что это ясное доказательство ошибочности его расчета. Корпус стражей Исламской революции оказался не в состоянии разгромить презираемых Обамой крестьян и плотников. Иранцам понадобилась, чтобы русские сделали это для них.

Белый дом утверждал, что действия Путина застали его врасплох, но это вряд ли так. Русские несколько месяцев перевозили людей и оборудование через Босфор, пролив под контролем состоящей в НАТО Турции. Переброска началась как минимум с июльского посещения Москвы Касемом Сулеймани, который просил о российской интервенции.

В реальности оказалось, что российская кампания в Сирии служит интересам Обамы. Нет смысла восстанавливать отношения с Тегераном, если Иран прекратит быть региональной державой. Путин спас не только Асада, но и политику Обамы по переустройству. Причем российский президент сделал это во второй раз. Впервые он спас политику Обамы, когда предложил сделку по химическому оружию Асада и позволил главнокомандующему уйти обратно за «красную линию».

Обама многим обязан Путину, поэтому он позволял, чтобы русским сходило с рук все, что они делали на протяжении последних семи лет, включая атаки на американские политические организации. Трампу остается либо продолжать политику в отношении России, унаследованную от Обамы, либо перевернуть стол.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044357


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044356

Мечтайте дальше

Йозеф Йоффе (Josef Joffe), Die Zeit, Германия

Еще в 2013 году Дональд Трамп мечтал о своем «новом лучшем друге» Владимире Путине. Спустя два года он заявил: «Я думаю, мы хорошо поладим друг с другом». После американских президентских выборов роман расцвел, последовали подарки в честь помолвки с обеих сторон. Когда Барак Обама выслал из страны 35 российских агентов, Путин сказал, что пока не будет никаких ответных мер. Хотя со времен Сталина действует железное правило — «око за око, зуб за зуб». Трамп ответил взаимностью. Российские хакерские группы оказали влияние на выборы? «Это могли быть другие».

Европейцы не в восторге. Они опасаются как охлаждения, так и братания. Есть такая пословица: «когда слоны занимаются любовью, она вытаптывают траву». Трамп назвал НАТО «устаревшей» организацией и пригрозил европейцам — или вы платите, или мы выходим. Что будет, если Трамп отдаст Украину Кремлю как утренний дар и снимет санкции, которые упорно защищает Ангела Меркель? И если Путин в защиту Трампа, который с пониманием относится к России, направит свои властные притязания на Европу.

Европе нужно оставаться хладнокровной — в уверенности, что два «скорпиона в одной бутылке» не смогут создать пару. Оба — одиночки, которые могут уничтожить друг друга. Поэтому они ревностно следят за тем, чтобы другой не получил стратегических преимуществ. История это подтверждает.

Рузвельт (Roosevelt) в Ялте, на закате своих дней, вообразил, что Сталин насытился своей восточно-европейской добычей. Его преемник Трумэн (Truman) начал вооружаться и основал НАТО — альянс, способный умерить аппетиты. Эйзенхауэр (Eisenhower) верил в «дух Женевы» — саммита 1955 года, который смог бы решить конфликты Европы, три года спустя Хрущев ответил берлинским кризисом. Кеннеди протянул ему руку в 1961 году на саммите в Вене, но вернулся домой разочарованным и приказал наращивать военную мощь. На Кубе оба скорпиона стояли на пороге ядерной войны.

Никсон (Nixon) и Картер (Carter): в период их правления постоянно нарушалась мирная обстановка — будь то война Судного дня в 1973 году, вторжение в Афганистан в 1979 году, хотя Картер хотел отговорить нацию от «чрезмерного страха перед коммунизмом». Дружественная атмосфера появилась только после распада Советского Союза, когда сверхдержава, лишившаяся своего статуса, отступила и допустила воссоединение Германии.

При Путине, который назвал распад Советского Союза крупнейшей катастрофой XX века, «перезагрузка» Обамы не попала в цель. Отход Америки от своей роли в мире стал не взаимным соглашением, а приглашением к наступлению на Крым и экспансии на Ближний Восток. Амбициозные державы постоянно будут использовать вакуум, по крайней мере, такой оппортунист, как Путин.

Влияние Америки на ход событий в мире снизилось, несмотря на значительное экономико-технологическое превосходство над Россией. Невозможно себе представить, что Трамп в этот период заключит со своим «новым лучшим другом» союз на всю жизнь. Здесь кокетничают два отъявленных человека власти, которые даже нежности рассматривают как стратегические ходы.

Майкл Флинн (Michael Flynn), будущий советник Трампа по безопасности, рассматривает Россию в ряду членов «международного союза злых стран», которая «хочет нас уничтожить». Среди республиканцев, которые доминируют в обеих палатах конгресса, зреет мятеж во главе с сенаторами Маккейном и Грэхемом, которые рассматривают Россию не как друга, а как угрозу демократическим ценностям и американским интересам.

Президент определяет внешнюю политику, но в долгосрочной перспективе он не может делать это, действуя против воли конгресса. И тем более, когда рушатся воздушные замки. Трамп мечтает о том, чтобы разбить ИГ (запрещенная в России организация — прим. пер.) вместе с Путиным. Но у Путина более масштабные планы. Он хочет укрепить позиции на Ближнем востоке и оттеснить Америку, и затем при помощи пророссийских правых популистов получить превосходство в европейской политике. Обе арены — с давних пор это два основных пункта американской стратегии. Как Трамп собирается перещеголять сдерживание самих себя, которым занимался Обамой?

На протяжении некоторого времени европейцы могут сохранять спокойствие, чтобы оценить маневры Трампа. Если он действительно будет действовать против исконно американских интересов, они вынуждены будут проглотить горькую пилюлю в виде мер по самообороне. Кто тогда возглавит это беспорядочное войско — Меркель, Мэй, Фийон? Или Юнкер? Но, возможно, Трамп научится так же быстро, как он пишет твиты.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044356


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044355

Пять направлений в политике, которые может наладить Трамп

The Washington Post, США

Начиная с 8 ноября, Трамп вызывал сомнения в отношении своей политики, поскольку, среди прочего, защищал Россию и угрожал пошлинами автопроизводителям, американским и зарубежным. Серией вспышек в Twitter он также усилил обеспокоенность многих американцев из-за его темперамента. Тем не менее, его избрание было законным, а его инаугурация неизбежна.

Все мы обязаны выступать против Трампа, когда он не прав, но мы также должны оставаться открытыми, чтобы поддержать его, когда он и республиканское большинство в Конгрессе выступают с достойными предложениями. Как часто такое возможно? Ну, не то чтобы никогда. Мы можем определить ряд сфер, в которых идеи Трампа и его коллег-республиканцев стоит принимать всерьез. Одной из таких станет налоговая реформа, в частности, в корпоративном праве.

Предложения кампании Трампа для корпораций и частных предпринимателей были неоправданно щедрыми к состоятельным людям и дестабилизирующими для федеральных финансов. Тем не менее, он действительно стремится поощрять корпорации, возвращать миллиарды обратно в Соединенные Штаты и, в первую очередь, препятствовать их выводу в оффшоры. Планы республиканцев в Конгрессе предлагают любопытные возможности для достижения этих целей, однако, они должны быть разработаны надлежащим образом, чтобы не усугубить дефицит или неравенство.

Далее — образование. Выдвижение кандидатуры Бетси ДеВос на пост министра образования сигнализирует о том, что новая администрация будет более благосклонна к тому, чтобы предоставить родителям альтернативу традиционным государственным школам, будь то чартерные школы с государственным финансированием или ваучеры, чтобы помочь оплатить обучение в частной школе. Если реформа нацелена на бедные семьи, у которых сейчас нет каких-либо других вариантов, кроме неэффективной местной школы, то она станет благом. Трамп и республиканцы подчеркивают важность более сильной военной обороны, это особенно необходимо после нескольких лет бюджетной неопределенности, которую усугубляли опрометчивые ограничения сокращений. Опять же, многое зависит от их решения о повышении военных расходов и того, как они предлагают оплатить его, если это произойдет.

Тем не менее, основной принцип кажется разумным, учитывая многочисленные угрозы: терроризм, Китай и, да, Россию. Стремление Трампа к тому, чтобы правительство получило более выгодную сделку от оборонных подрядчиков — а также от производителей лекарств — тоже нельзя назвать сумасшедшим. Трамп выразил заинтересованность в расширении инфраструктуры и дерегуляции бизнеса, и в обоих случаях он прав — с некоторыми оговорками. Если идея Трампа в отношении инфраструктуры совпадает с взглядами его консультанта Стивена Бэннона, то результаты могут быть катастрофическими.

По поводу расходов на строительство, Бэннон сказал: «Мы просто собираемся бросить это на стену и посмотреть, прилипнет ли». Если Трамп хочет финансировать долгосрочную программу по сохранению и модернизации существующих мощностей, то повышение производительности может оправдать оплату за счет заемных средств. Что касается регулирования, то тут должны быть более простые, менее дорогостоящие способы достижения общих целей, таких как эффективность использования топлива и финансовая стабильность. Если Трамп действительно преследует их, он заслуживает, чтобы его выслушали. Президентство Трампа представляет огромный риск для нашей демократии, но было бы глупо игнорировать любые возможности для прогресса, которые он предлагает, если и когда он будет это делать.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044355


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044352

Следователям, изучающим отношения Трампа с Россией, не мешало бы поговорить с Миллианом

Дэвид Корн (David Corn), Mother Jones, США

На прошлой неделе комитет Сената по разведке объявил о начале расследования хакерских атак, предпринятых русскими в ходе избирательной кампании 2016 года, во время которого будут изучены связи между Россией и лагерем Трампа. И судя по завуалированному, но происходившему на публике диалогу между членом комитета сенатором-демократом от штата Орегон Роном Уайденом (Ron Wyden) и директором ФБР Джеймсом Коми (James Comey) во время слушания 10 января, ФБР собирает информацию о возможных связях партнеров Трампа с русскими и, наверное, будут по-прежнему изучать этот вопрос. Поэтому, учитывая, что в этом участвуют следователи, размахивающие повестками в суд, мы хотели бы кое-что предложить. Сыщикам надо поговорить с американцем из Белоруссии по имени Сергей Миллиан, который гордится тесными связями с Трампом и который работает в конторе, являющейся, как подозревает ФБР, «крышей» для российской разведки. Если они уже не поговорили.

Миллиан, которому под сорок и который не сказал, когда он приехал в США и как получил гражданство США — интересный и интригующе загадочный человек, имеющий довольно странные связи с Трампом. Он является президентом Российско-Американской торговой палаты в США (РАТП) и владельцем бюро переводов. РАТП, некоммерческая организация, которую Миллиан создал в Атланте в 2006 году и которая остается на плаву, несмотря на скудный бюджет, выступает за более тесные торговые связи между Россией и США и помогает американским компаниям, желающим вести бизнес в России. В 2009 году группа обратилась к конгрессу США с призывом «способствовать необходимым политическим переменам в целях создания более благоприятной экономической среды» и предоставить России постоянный статус участника торговых отношений. На веб-сайте РАТП указано, что палата «содействует сотрудничеству представителей США с правительством РФ, российскими региональными администрациями, консульствами США в России, российскими торгово-промышленными палатами, а также руководителями предприятий и компаний из стран СНГ (Содружества Независимых Государств)».

Как следует из налоговой декларации РАТП за 2011 год, организация расположена в Астории, Квинс, в квартире, в которой жил Миллиан (хотя на бланке организации в том же году был указан адрес на Уолл-стрит), и ее доход в том году составил всего 23,3 тысячи долларов в виде взносов и грантов и 14,7 тысячи долларов, заработанных в ходе выполнения программы. В налоговой декларации указано, что РАТП «успешно организовала в Нью-Йорке прием представителей четырех университетов из России» и принимала торговую делегацию из Белоруссии. В 2015 году Миллиан получил российскую награду — приз за организацию сотрудничества американских и российских предпринимателей.

На своей странице в LinkedIn Миллиан отмечает, что он также является вице-президентом организации, которая называется «Всемирная китайская торговая федерация» (World Chinese Merchants Union Association). Эта организация в интернете представлена весьма незначительно и, кажется, имеет пекинский адрес. Согласно информации, которую Миллиан опубликовал в LinkedIn в апреле 2016 года, в том месяце он встречался в Пекине с одним китайским чиновником и послом Российской Федерации в Республике Сан-Марино, чтобы обсудить сотрудничество между Китаем и Россией в области промышленности и торговли.

Согласно биографии Миллиана, размещенной в интернете, он окончил Минский государственный лингвистический университет и в 2000 году получил диплом, соответствующий степени магистра. Как написано в его биографии, он является лицензированным брокером по недвижимости и работает в сфере жилой и коммерческой недвижимости в Соединенных Штатах и в других странах. Раньше он был известен как Сяргей Кукуть (именно под этим именем он указан в налоговых декларациях РАТП), и непонятно, почему он сменил имя. Миллиан также неоднократно утверждал, что у него серьезные деловые связи с Трампом.

В апреле 2016 года в своем интервью российскому информационному агентству «РИА Новости» Миллиан рассказал о своих отношениях с Трампом. По его словам, он познакомился со знаменитым владельцем империи в сфере недвижимости в 2007 году, когда Трамп приезжал в Москву на «Ярмарку миллионеров», во время которой он рекламировал водку Trump Vodka. Миллиан отметил, что Трамп впоследствии пригласил его на скачки в Майами. «Позднее мы встречались в его офисе в Нью-Йорке, где он познакомил меня со своей правой рукой — Майклом Коэном. Он — главный юрист Трампа, через которого проходят все контракты. Затем со мной был подписан контракт на продвижение в России и СНГ одного из проектов недвижимости. Можно сказать, я был их эксклюзивным брокером», — рассказал он.

По словам Миллиана, он помогал Трампу «изучать рынок Москвы» для потенциальных инвестиций в недвижимость. В апрельском выпуске информационного бюллетеня Российско-американской торговой палаты за 2009 год Миллиан сообщил, что он работает с российскими инвесторами, желающим приобрести недвижимость в Соединенных Штатах, и сказал: «Мы подписали официальные соглашения с Richard Bowers and Co., организацией Трампа Trump Organization и группой The Related Group для совместного обслуживания недвижимого имущества российских клиентов в коммерческой, жилищной и промышленной сферах». Заявление Миллиана не вяжется с тем, что сказал Дональд Трамп-младший на проходившей в 2008 году в Нью-Йорке конференции по недвижимости. Сын Трампа отметил, что «русские составляют довольно большую часть многих наших активов». И добавил: «Мы видим, что много денег поступает из России».

В интервью 2016 года Миллиан утверждал, что Трамп в случае избрания его президентом будет полезен для России. Трамп, отметил он, улучшил бы отношений США с Россией и отменил бы экономические санкции, введенные Вашингтоном против России. По его словам, Трамп заинтересован в ведении бизнеса в России: «Я не хочу озвучивать его позицию, но он держит Москву в поле зрения и ждет подходящего времени». Миллиан добавил: «В целом же Трамп очень положительно относится к русским, потому что видит в них клиентов для своего бизнеса. Кстати, очень многие проекты он делал с представителями русскоязычной диаспоры. Например, Trump SoHo в Нью-Йорке — с миллиардером Тимуром (или Тамиром) Сапиром. (Сапир, который умер в 2014 году, был американским миллиардером, владельцем строительной компании и выходцем из Грузии, бывшей советской республики).

Миллиан явно гордился своими связями с Трампом. В 2014 году он разместил в Facebook фотографию, на которой он запечатлен рядом с Трампом и Хорхе Пересом (Jorge Perez), миллиардером, застройщиком недвижимости в Майами и владельцем The Related Group.

Миллиан, похоже, был рад попиарить Трампа и создать впечатление, что он является инсайдером Трампа. Во время съезда республиканской партии он рассказал в интервью изданию The Daily Beast, что Трамп — это «сильный, харизматичный и очень умный лидер, имеющий реалистичный подход к России». «Я лично искренне поддерживаю его стремление стать президентом, — добавил он. — Мне было очень приятно представлять проекты г-на Трампа в России». Но через несколько недель — когда начал разгораться скандал из-за хакерских атак России — Миллиан в другом своем интервью The Daily Beast уже преуменьшил свою связь с Трампом. И на сайте The Daily Beast сообщили, что после беседы с журналистом издания Миллиан удалил из своей биографии, выложенной в интернете, упоминания о своих связях с Трампом. Оказалось, что упоминания о сотрудничестве The Trump Organization с Российско-американской торговой палатой в США в какой-то момент были удалены и с сайта РАТП.

Деятельность и связи Миллиана с Трампом вызывают вопросы. В октябре издание The Financial Times начало расследование в отношении его и Российско-американской торговой палаты. Газета написала:

Большинство членов совета директоров являются загадочными, никому не известными лицами и почти половина из их телефонов на звонки журналистов The Financial Times не отвечают. Никаких следов Торговой палаты по адресу на Уолл-Стрит, указанному на сайте РАТП, журналисту издания найти не удалось. При этом палата, судя по всему, поддерживает тесные деловые связи, организует поездки российских губернаторов в США.

В рамках этого расследования в отношении Миллиана газета указала на связь Миллиана с российским федеральным агентством «Россотрудничество», которое пропагандирует русскую культуру за рубежом. В 2013 году издание Mother Jones сообщило, что ФБР ведет в отношении «Россотрудничества» расследование в связи с тем, что агентство использует развлекательные мероприятия для вербовки американских агентов в российскую разведку. В рамках культурных обменов «Россотрудничество», которое работает под юрисдикцией Министерства иностранных дел Российской Федерации, организовывало для молодых американцев — в том числе для политических советников, адвокатов некоммерческих организаций и топ-менеджеров — поездки в Россию. Этой программой руководил Юрий Зайцев — российский дипломат, возглавлявший Российский культурный центр в Вашингтоне.

Американцы, которые участвовали в поездках в рамках культурного обмена и которых впоследствии допрашивали агенты ФБР, рассказали изданию Mother Jones, что, судя по вопросам агентов, ФБР подозревает Зайцева и «Россотрудничество» в использовании полностью оплаченных поездок в Россию для обработки американцев и привлечения их в качестве агентов разведки. (Агентом может быть человек, который непосредственно работает с разведкой и занимается сбором информации, или же просто осведомитель, который предоставляет информацию, сообщает мнения и слухи, не осознавая, что эти сведения собирает сотрудник разведки). После того, как журнал Mother Jones опубликовал материал о расследовании ФБР, посольство России в Вашингтоне выступило с заявлением: «Вся подобная „пугающая информация" очень напоминает времена холодной войны. Предпринимаются грубые попытки исказить и очернить деятельность российского культурного центра в Вашингтоне, которая направлена на укрепление взаимного доверия и сотрудничества между нашими народами и странами». (Через год, в ноябре 2014 года, Зайцев выступил на пресс-конференции в Москве и заявил со ссылкой на предстоящие президентские выборы в США: «Мне представляется, что российская „карта", безусловно, будет разыграна». И добавил: «Мне кажется, что эти президентские выборы, во-первых, очень четко покажут тенденцию дальнейшего развития» американо-российских отношений.

Миллиан взаимодействовал с «Россотрудничеством». В 2011 году он и РАТП сотрудничали с Зайцевым и с этой российской организацией по подготовке 10-дневной программы в рамках обмена. В результате этого (как следует из письма, направленного Миллианом на имя российского президента Дмитрия Медведева после разработки программы) на первый «Российско-американский бизнес-форум» в Москве и Владимирской области приехало 50 предпринимателей. В своем письме Миллиан высоко оценил роль «Россотрудничества» и добавил: «Здесь, в Российско-американской торговой палате в США, все мои сотрудники, коллеги-участники и я всячески рассчитываем на возможность оказать помощь „Россотрудничеству" в подготовке поездки в следующем году». (Теперь же Миллиан говорит: «Мы с [агентством „Россотрудничество"] никак не связаны»).

Ближе к концу президентской кампании Майкл Коэн, адвокат Трампа, сказал в интервью газете The Financial Times, что заявления Миллиана о сотрудничестве с Трампом были «не более чем жалкой попыткой приобщиться, соответствовать уровню чрезвычайно успешного бренда г-на Трампа». Но, как сообщает издание, Коэн «не ответил на вопросы о том, общается ли он с г-ном Миллианом, или почему г-н Миллиан является одним из всего лишь 100 пользователей Twitter, подписчиком которых он является». (Коэн больше не является подписчиком Миллиана в Twitter). Хоуп Хикс (Hope Hicks), пресс-секретарь избирательного штаба Трампа, заявила, что Трамп «встречался и разговаривал» с Миллианом только «один раз почти десять лет назад на открытии отеля».

На просьбу предоставить информацию об отношениях и общении Миллиана с Трампом и его соратниками ни Коэн, ни Хикс, ни Шон Спайсер (Sean Spicer), назначенный Трампом пресс-секретарь Белого дома, ни члены переходной команды Трампа не ответили.

На этой неделе, отвечая на телефонный звонок редакции, Миллиан заявил, что не намерен обсуждать свои отношения с Трампом, и попросил прислать ему вопросы по электронной почте. Издание Mother Jones впоследствии направило ему такой список. В электронном письме Миллиан дал ответы на совершенно другие вопросы и отметил, что не будет отвечать ни на какие вопросы, касающиеся его биографии, или представлять дополнительную информацию к тому, что он уже написал. В том же электронном письме он написал: «У меня солидная репутация в бизнес-кругах во всем мире. Для иммигрантов в порядке вещей менять фамилию и имя после переезда в США. Я являюсь гражданином США и не имею и никогда не имел российского гражданства. Я живу и работаю в Нью-Йорке».

В своем письме, Миллиан заявил: «Я никогда не говорил, что я лично работал на Трампа. Я говорил, что я был брокером в рамках одного из его многочисленных проектов в сфере недвижимости. В таких проектах по строительству недвижимости работают несколько брокеров. Я никогда не представлял господина Трампа лично, и с господином Трампом я не сотрудничаю». Он добавил: «Я подписал официальный контракт (при обсуждении которого шла речь об эксклюзивном праве), позволивший мне представлять проект под брендом Трампа в России и СНГ». Но, по его словам, никакой платы за свою работу он от Трампа никогда не получал. Как он заявил, в последний раз он говорил с Трампом в 2008 году.

Миллиан заявил, что он «никогда не работал на российское правительство, ни на российскую армию в качестве переводчика или в каком-либо другом качестве». Он сказал: «Мы никогда не вели дел с агентством „Россотрудничество"». И он особо подчеркнул следующее: «Я являюсь членом президентского фонда национального комитета республиканской партии и сторонником Дональда Трампа, я вносил средства на проведение его кампании так же, как и многие миллионы американцев. Я горжусь тем, что Дональд Трамп стал нашим президентом. Я уверен, что он восстановит нашу великую страну в соответствии самыми высокими стандартами — так же, как он это делал со своими знаменитыми зданиями. Нам в стране крайне необходимо улучшать инфраструктуру, аэропорты, железные дороги. Кроме того, пора начинать выплачивать национальный долг. Меня очень огорчает то, что пресса, распространяя фальшивую информацию, пытается отвлечь его от цели снова сделать нашу страну великой». (В результате анализа документов о финансировании избирательной кампании никаких сведений о взносах Миллиана на счет избирательного штаба Трампа или национального комитета республиканской партии найти не удалось. Взносы же размером в 200 долларов детализации не подлежат).

В своем электронном ответе Миллиан проигнорировал несколько вопросов, которые ему направило издание Mother Jones. Он не сказал, когда он уехал из Белоруссии, и не объяснил, как он стал гражданином США. Он предпочел не обсуждать подробности сделки, которую, в соответствии с его более ранними заявлениями, он заключил с Trump Organization. Он не захотел сказать, сколько раз он работал над проектами или в рамках программ по культурному обмену с агентством «Россотрудничество». (Судя по его ответу, он не имеет ничего общего с этой российской организацией, хотя в 2011 году в своем письме он указал, что возглавляемая им Российско-американская торговая палата взаимодействует с «Россотрудничеством»). Он не объяснил, почему упоминания о Trump organization были удалены на сайте РАТП и из его онлайн биографии. И еще он не ответил на следующий вопрос: «Были ли у вас в течение последних полутора лет контакты с Дональдом Трампом или с кем-либо из его политических соратников или деловых партнеров?».

Объектами особого внимания различных СМИ, которые занимаются изучением связей Трампа с Россией, стал советник избирательного штаба Трампа по внешней политике, имеющий связи с Москвой, Картер Пейдж (которого, как недавно лживо заявил его пресс-секретарь Шон Спайсер, Трамп не знает). А также Пол Манафорт, который какое-то время был председателем избирательного штаба Трампа и имел деловые связи с русскими и украинцами из числа союзников Путина. Любые официальные следователи, скорее всего, заинтересуются этими двумя персонажами. Им надо бы запланировать еще и беседу с Миллианом.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044352


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044351

Лилия Шевцова: Россия застряла в исторической расщелине и не может из нее выскочить

Владислав Кудрик, Апостроф, Украина

Риторика Дональда Трампа повергает мир в замешательство, не дает понять ни желания, ни намерения нового американского президента.

Российский публицист Лилия Шевцова считает Трампа исключительным феноменом, которого западный мир в своей новой истории не видел. В интервью «Апострофу» Шевцова рассказала, как после смены президента США могут сложиться отношения между Америкой и Россией, стоит ли ожидать, что Трамп и Владимир Путин смогут заключить так называемую большую сделку. Похоже на то, что разрушение либерального миропорядка, к которому стремилась Россия, повергает не только коллективный Запад, но и саму Москву, в замешательство, из которого выйти она пока не способна.

«Апостроф»: Дональд Трамп вот-вот вступит в должность президента США. В России надеются, что санкции будут отменены или минимизированы. В действительности, чего вы ожидаете: быть может, новой «перезагрузки» или уступок по отдельным пунктам, что будет сопровождаться сложнейшими переговорами?

Лилия Шевцова: Мы имеем абсолютно поразительный феномен, который ни Америка, ни Запад не видели, пожалуй, за все время своего нового существования, по крайней мере, на протяжении времени, которое мы помним. В Белый дом сейчас входит человек, совершенно необразованный во внешней и внутренней политике. Человек, который не просто неопытен и необразован, не понимает, с чем он имеет дело, но еще импульсивный, эгоманьяк. Это человек, который будет пытаться полагаться на собственное мнение, которое очень часто не просто импульсивно, а весьма своеобразно. Поэтому даже самые опытные американские эксперты боятся, опасаются и не пробуют прогнозировать Трампа. Тем более по таким важным и серьезным аспектам, как отношение к России, Европе, Китаю. Этот факт мы должны иметь в виду. Это во-первых.

Второе — мы имеем президента, который уже высказался критически в отношении практически всех своих бывших союзников в Европе, за исключением Терезы Мэй, британского премьера. Очень враждебно и критически — в отношении Китая. И единственный лидер, к которому он действительно высказывал какое-то благоволение, дружественность, а, по замечанию некоторых, даже обожание — это Владимир Путин. Не будем вдаваться в мотивы этой дружественной риторики в отношении Путина, но мне кажется, что она может быть исключительно обманчива. Потому что Трамп и его команда не могут не понимать, что дальнейшая эскалация подобной дружеской риторики в отношении Кремля будет делегитимировать, подрывать Трампа как президента. А у него и так накапливается достаточно оснований для будущего импичмента.

Но, что любопытно, в последних интервью Трампа — имею в виду интервью Bild, британским The Guardian, The Times, его разговор с The Wall Street Journal — несмотря на хаос и необузданность его мысли, у него проявился ряд навязчивых лозунгов, либо идей, которые он, видимо, будет пытаться каким-то образом воплощать в своей внешнеполитической деятельности. Во-первых, его понимание угроз, к которым он относит международный терроризм, Иран, а также Китай. Где-то специалисты насчитали около 50 его замечаний враждебного характера в отношении Китая. Ну и, соответственно, его дружеское расположение к Путину. Создается впечатление, что, выстроив скорее на основе собственных ощущений свою систему приоритетов, он пытается увидеть в Путине того агрессивного лидера, мачо, который может позволить Трампу ответить на угрозы, которые он, так сказать, в своем мозгу расположил — прежде всего международный терроризм и Китай. В какой-то степени и Иран. Другое дело, что подобная система приоритетов, особенно конфронтация с Китаем, вовсе не укладывается в схему приоритетов Владимира Путина.

— Так возможна ли вообще пресловутая «большая сделка» Трампа с Путиным? Какие границы она может иметь?

— Думаю, что Путин, во-первых, достаточно откровенно уже положил на стол свои основные требования и аргументы. Именно его требования стали одной из причин столь резкого похолодания между Белым домом и Кремлем при президенте Обаме. Путин не просто хочет сделки с Америкой — именно с Америкой, не просто с Западом, потому что он воспринимает Европу как эдакий довесок к Америке — по поводу сфер влияния и сфер интересов, ведь это слишком узкое понимание амбиций Кремля. Он хотел бы согласия Америки и согласия коллективного Запада на право России по собственному усмотрению интерпретировать основные принципы, стандарты политики и международных отношений, (иметь) свое понимание суверенитета, принципа территориального невмешательства, союзничества и так далее. Что, конечно, создало бы полный хаос в международных отношениях — гораздо больший, чем нынешний.

Более того, есть специфические требования, которые путинский Кремль уже выдвигал на протяжении последних двух лет. Это — требование признать Россию энергетической сверхдержавой. Следовательно, Европа должна отказаться от попыток легитимации Третьего энергопакета ЕС, обеспечив право России продолжать доминировать на европейской энергетической сцене. И, естественно, требование признать Украину сферой влияния России. А также отказаться от санкций по Крыму и в связи с российской войной против Украины.

Есть также ряд других предложений, которые высказывались Кремлем. Скажем, непомерные амбиции и претензии на Арктический бассейн. Давайте к этому добавим амбицию Кремля сесть с Америкой за один стол, как это было в ходе саммита в Рейкьявике между Горбачевым и Рейганом, и обсуждать принципы нового мирового порядка — это любимая идея Кремля.

Но тогда зададимся вопросом: а что Москва может предложить Трампу в обмен на согласие Трампа учитывать интересы Кремля? Не очень много и непонятно, что. Вот сейчас Трамп высказал совершенно сумасбродную идею о том, что санкции в отношении России можно обменять на согласие Кремля на ядерное разоружение. На что Кремль отреагировал молниеносно: это же вздор, это же чепуха — Москва никогда не откажется от ядерного зонтика, который является основной гарантией интересов России, а также источником российской агрессивности на международной сцене.

Так что можно предложить, особенно, учитывая рисунок трамповского лидерства? Трамп не из тех, кто идет на сдачу позиций! Трамп сам хочет подавляющего перевеса во всех сделках, которые он совершает. Трамп сам является ключевым актером в любом шоу и не воспринимает никого другого. Что вряд ли может создать базу для его благоприятных отношений с Путиным. Поэтому вопрос сделки упирается в непомерность амбиций Кремля, от которых он отступить не может. Для Путина любое отступление — это потеря лица. Тем более в преддверии выборов. И непонятно, что конкретно Трамп может обещать в ответ. С учетом того, что Трамп тоже хочет осуществить свою идею Великой Америки вопреки всему. И он тоже, очевидно, будет склонен топать по международной сцене, так сказать, чугунными сапогами. Поэтому сама эта сделка вызывает очень много сомнений. И в силу противоречивости повесток дня, и в силу несовпадения российских и американских отношений, а также самих личностей Путина и Трампа.

Хотя не исключено, что Трамп и Кремль попытаются по крайней мере начать диалог по поводу сделки. Ведь после таких разговоров Трампа о необходимости вовлечения России в свою игру, он, конечно же, попытается по крайней мере определить возможности сделки с Москвой. Но вряд ли эта сделка кончится чем-то существенным.

— Вы упомянули, что США видит в Китае угрозу. Насколько для вас очевидно, что он изберет стратегию агрессивного сдерживания с помощью России? Как Россия будет вести себя в этом трио?

— Идиосинкразия (болезненная реакция на раздражитель, — «Апостроф») Трампа в отношении в отношении Китая мне лично, как и многим другим, непонятна. Может быть, он воспринимает Китай как нечто чуждое для него. Непонятно, кто ему посоветовал столь агрессивную риторику в отношении Китая. Скорее всего, его кухонный кабинет, который теперь формулирует его повестку дня — до того, как сформирована его администрация. Под «кухонным кабинетом» я имею в виду прежде всего двух человек: Джареда Кушнера, его зятя, который официально назначен советником, и Стива Бэннона, одного из основных советников, который, по сути, вел предвыборную кампанию Трампа. Но здесь непонятна противоречивость: сам Кушнер имеет очень серьезные коммерческие отношения с китайскими компаниями, именно он продал известную гостиницу Waldorf Astoria в Нью-Йорке китайской компании. В силу чего даже американская делегация в ООН, которая имела там резиденцию, вынуждена была покинуть гостиницу, потому что, конечно же, китайцы там будут хакерствовать вовсю.

Добавим и другое: антикитайская риторика и даже определенные па в отношении Тайваня и президента Тайваня сочетаются с очень серьезным фактором, что Трамп, по сути дела, закопал Трансатлантическое, а также Транстихоокеанское партнерство, которое давало Америке столь серьезные преимущества в торговле в Азии. Чем сыграл на руку Китаю. Теперь Китай, не имея американской торговой монополии и торгового альянса в своем регионе, будет, естественно, экспансионистом. Поэтому я не знаю, насколько серьезно нужно верить в китайскую страшилку Трампа. Хотя китайцы очень обеспокоены, очень.

Что касается треугольника Америка — Китай — Россия, он существовал долгое время. Только на месте России был Советский Союз. В свое время Никсон при помощи (госсекретаря Генри) Киссинджера создал с Китаем ось против СССР. Сейчас Трамп пытается разыграть китайскую карту, объединившись с Москвой. Но я не думаю, что в интересах Москвы вообще вмешиваться в эти дрязги. Не в интересах Москвы возбуждать агрессивность Китая, великого соседа на своих границах — граница самая протяженная с Китаем. Не в интересах Путина быть инструментом… Поэтому я совершенно уверена, что Путин постарается выскользнуть из объятий Трампа по китайскому вопросу и по крайней мере сохранить некоторую дистанцию. Москва желала бы иметь определенные отношения и с Пекином, и с Вашингтоном. Поэтому я, в общем-то, не верю в какое-либо сотрудничество Москвы и Вашингтона по китайскому вопросу.

— Россия готова к роли младшей сестры Китая?

— (Экс-госсекретарь США) Збигнев Бжезинский действительно в свое время говорил, что отношения России и Китая могут строиться только по одному принципу: Россия может только стать младшим партнером Китая. И Россия этого опасается! Несмотря на так называемый pivot, то есть поворот, в направлении Китая, как бы в отместку за плохие отношения с Америкой, у России особо благоприятных отношений с КНР нет. Есть определенное сотрудничество в области продажи военного снаряжения, но вот надежды на Китай как на финансового спонсора не оправдались. Надежды на Китай как энергетического партнера, который будет покупать российские энергоресурсы и хорошо платить, не оправдались. Китай вытесняет Россию из Центральной Азии. Поэтому в Москве есть понимание того, что тягаться с Китаем опасно. Сотрудничество с Китаем может оказаться выгодным только Китаю. Поэтому эти внешние проявления дружбы тоже фейковые, имитационные. В Москве доминирует подозрительность и враждебность в отношении Китая.

Я смотрела открытие Всемирного экономического форума в Давосе и очень забавлялась. Дело в том, что в ситуации кризиса Запад уходит к протекционизму, и Америка при Трампе тоже, когда Запад становится интровертом, пытается решать свои проблемы в ущерб собственному единству, именно Китай претендует на роль лидера глобализации. Именно Си Цзиньпин в своем выступлении вчера в Давосе («Апостроф» беседовал с Лилией Шевцовой 18 января, — ред.) стал адвокатом глобализации. Именно ему принадлежат такие слова: «Конечно, можно прятаться в комнате от дождя и ветра, но, если ты долго сидишь в этой комнате, нужно открывать окна». Вот вам Китай! Который теперь в ситуации слабости Америки и ее ухода в собственную раковину пытается претендовать на более глобальную и весомую роль. И вряд ли это понравится Америке. И вряд ли это понравится России.

— Это обязательно потребует модернизации самого Китая, отказа от нынешней модели, которая, обладая рыночной экономикой, сохраняет черты коммунизма?

— Здесь сложная ситуация: Китай сам по себе — вместилище самых противоречивых и несовместимых тенденций. С одной стороны, совершенно отчетливо Си Цзиньпин выходит из прежней модели коллективного правления в Китае — он теперь действует скорее, как китайский Путин, беря бразды правления в свои руки. Во-вторых, он также делает, как Путин, решая внутренние проблемы превращения аграрного Китая в индустриальный и постиндустриальный за счет большей агрессивности на внешней сцене, милитаризации. Смотрите, насыпали в Южно-Китайском море девять островов, да еще три военные базы создали — почти путинская тактика. В-третьих, совершенно очевидно, что Китай не справляется с вызовами своего смешанного общества, и индустриального, и постиндустриального.

Китаю еще предстоит решить проблему превращения крестьянской аграрной страны в передовую. Ведь Китай вылезает со своей экономикой за счет индустриальных анклавов, а также дешевой рабочей силы и мелкого предпринимательства. У Китая масса проблем. И вы совершенно правы: политическая система трещит по швам, она не выдерживает, не может решать новые проблемы. Поэтому кризис системы в Китае неизбежен.

Другое дело, что в России началась деградация российской индустриальной системы и политической системы, которая, собственно, возникла при Сталине, а в Китае еще сохраняется потенциал этой индустриальной системы и закоснелой, архаичной системы управления. Но кризис неизбежен. И в течение следующих 20 лет там пойдут трещины по всей китайской чашке, как говорят специалисты по Китаю — тот же Френсис Фукуяма, Минксин Пей, очень известный американский китаист. Поэтому проблемы Китая еще предстоят. А то, что сейчас Си Цзиньпин пытается заполнить вакуум — это тактическая уловка. Но это, может быть, несет и заряд будущего движения, если эта глобализация даст толчок китайскому проникновению на внешние рынки и позволит перейти от индустриальной системы к постиндустриальной. Но это все еще впереди, и мы не знаем, что у Китая является тактикой, а что — стратегией.

— Трамп точно не откажется от озвученного в ходе кампании намерения отказаться от ратификации соглашений о Трансатлантическом и Транстихоокеанском партнерствах?

— Я ни в чем не уверена, также, как и американская элита, американские эксперты и, наверное, команда Трампа: с утра он говорит одно, вечером другое. Еще недавно он говорил, что необходимо наращивать ядерные вооружения и бряцать ядерными боеголовками как средством решения всех проблем. А сейчас он уже готов обменять санкции на ядерное разоружение. Вы видите, как он мечется из стороны в сторону.

Пока что в его психологию такого протекционистского типа эти соглашения не вписываются. Но, опять-таки, дадим ему время на размышления — у Трампа будет новая команда, которая будет его окультуривать. Все же у (номинанта на пост госсекретаря США) Рекса Тиллерсона есть свои взгляды на эту тему, у американского экономического истеблишмента есть интересы, завязанные на глобализацию. Посмотрим, в каком направлении он будет эволюционировать. Пока, скорее, для Трампа гораздо более характерна такая политика уползания в щели, в свою раковину, сокращения ответственности и обязательств. Но не исключено, что под влиянием разных обстоятельств он изменит свою точку зрения. У него же нет взглядов — они в процессе формирования, а, может быть, никогда и не возникнут.

— Вы неоднократно писали, что разрушение мирового либерального порядка, которому способствует Россия, невыгодно Москве: в таком мире роль хищника нужно еще выбороть. Способна ли на это РФ, или придется довольствоваться ролью гиены?

— Мы видим тенденцию постепенного распада мирового либерального порядка — этот порядок возник вокруг лидирующей роли Америки. А Америка сейчас, тем более при Трампе, не готова осуществлять роль этого хребта, гаранта, мирового жандарма и основного носителя ценностей. И возникает очень любопытная ситуация: сначала Советский Союз, потом Россия так долго трещали о необходимости перехода к многополярному миру, к «разноцентрию», что теперь, когда мир действительно оказался перед возможностью этого политического плюрализма на международной сцене, никто не знает, что с этим делать, как себя вести. Европа в растерянности, Германия заламывает руки после заявления Трампа, что он не заинтересован ни в НАТО, ни в ЕС. Тем более Трамп — германофоб. Ангела Меркель сказала: «Теперь судьба Европы в наших руках». Следовательно, Европа вынуждена каким-то образом искать свою судьбу без прикрытия Америки, по крайней мере, эти несколько лет при Трампе.

Россия, несмотря на свои постоянные требования многополярности и амбицию стать одним из центров новой галактики, несмотря на всю риторику, пафос и апломб этой риторики, самоуверенность, тоже неизбежно оказывается в замешательстве. Несмотря на то что и Путин, и Сергей Лавров пытаются это замешательство скрыть под самодовольными масками и многословием. Но Россия, на самом деле, тоже не готова стать центром галактики, центром постсоветского пространства. Следовательно, эта галактика должна основываться не столько на интересах, сколько на лояльности государств-сателлитов и способности России оплачивать эту лояльность.

Резервный фонд истощается, остается Фонд национального благополучия, в котором $71 млрд, а в Резервном фонде $16 млрд, чего едва хватит нам на 2017 год и покупку голосов. Москва не может больше оплачивать лояльность Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана, Армении, Беларуси, Молдовы. Следовательно, собственная галактика России неустойчива. А созвездие галактик, многополярность означает действительно борьбу без правил, которая возвращает нас к началу XX века. Если Китай приспосабливается к этой борьбе, то Россия оглядывается вокруг пока еще без четкой стратегии. Ведь появляются и другие гиены: посмотрите на Иран, который использует ядерную сделку с Америкой, испытывает свои мускулы и силы на Ближнем Востоке, заявляя свои претензии на сирийский (мирный переговорный) формат, решение других ближневосточных проблем; на Турцию, которая и для России является вопросительным знаком. Только что Эрдоган вывел Турцию из ататюрковского периода, из эпохи светского государства, Турция принимает Конституцию, которая делает Эрдогана правителем и в целом — непредсказуемым лидером. И Россия вынуждена будет опасаться не только Китая на своих берегах, но и Турции.

— Как Москва будет отвечать на эти вызовы?

— При нынешних истощенных экономических ресурсах вряд ли Россия будет чувствовать себя комфортно в нынешней, как я это называла, эпохе Юрского периода. Часть российской элиты этого не понимает, но часть уже осознает, потому что эта российская элита привыкла выживать в новом формате, за счет личной интеграции в Запад. Возникает очень интересная дилемма. С одной стороны, Россия не может существовать в традиционной для нее парадигме милитаризации, потому что для последней не хватает ресурсов, и народ не хочет жить в постоянной войне, несмотря на риторические лозунги. Где-то в прошлом году 63% россиян считали, что у России есть враги, сейчас — 52%. 60% россиян хотят дружелюбия и хороших отношений с Америкой. То есть российское население не хочет жить в военизированном лагере. И Кремль вынужден это понимать.

Но, с другой стороны, Россия застряла, как я это называю, в исторической и цивилизационной расщелине. Российская система не имеет сил выскочить из нее: население хочет, а российская политическая элита не готова сменить всю модель государственности — перейти от неправового государства к правовому. И вот мы находимся в этой расщелине. Но в целом, как это ни любопытно, Россия с ее ресурсами и нежеланием ее населения быть военизированным не готова защищать свою собственную галактику. То есть не может жить в милитаризации, но и не может из нее выскочить.

Россия готова жить в постмодернистском мире, где все относительно, где все является эклектикой. Но проблема в том, что Путин в 2014 году уже вывел Россию из этого мира, повернул ее на путь собственного уникального развития. И теперь мы не понимаем, как вернуться обратно. И стоит ли возвращаться.

— Почему невозможна изоляция или самоизоляция России?

— Изоляция и самоизоляция по типу КНДР невозможны. Они, в принципе, никогда не были возможными. По крайней мере, в XX веке, а уж тем более в XXI веке. По следующим обстоятельствам. Во-первых, российская система самодержавия в качестве одного из факторов своего воспроизводства и легитимации рассматривает принцип глобализма и мессианизма, игры на широком международном поле. Без такой игры, без элемента державности эта система не может существовать.

Внутри российская персоналистская власть, единовластие основывается на этом принципе великой державы. А великая держава — это игра на международной сцене. Великая держава может существовать только за счет интеграции России в большой мир и игры с большими мальчиками. Без такой игры Россия не может быть державой. Назовите мне державу, которая была бы в изоляции, в лепрозории! КНДР может — она не рассматривает себя в качестве великой державы. Россия теряет важнейший фактор выживания, если она изолируется.

Во-вторых, российская политическая элита после падения Советского Союза выживает за счет превращения в клас рантье. Она живет вахтовым методом: зарабатывает деньги здесь, в России, вывозит их туда, создает Лондонград, учит детей там, держит семьи там, отдыхает в Куршевеле. Произошла невиданная политическая интеграция российского политического класса и бизнеса в западное общество. Поэтому просто так отказаться и жить в изоляции российская элита не готова.

В-третьих, российская экономика не может существовать и никогда, с петровских времен, не существовала без использование финансовых, экономических, технологических ресурсов Запада. Да и в XX веке Сталин никогда бы не сделал атомную бомбу без кражи западной информации. После Второй мировой войны Советский Союз никогда бы не воссоздал экономику, если бы не вывез все германские стоящие заводы на территорию СССР. И они до сих пор работают! Наконец, российский бюджет не может финансировать себя и свои расходы без поиска источников финансирования на Западе. Вот поэтому эти санкции, которые ограничивают финансирование, очень больно бьют по российской экономике.

Поэтому Россия, будучи уникальной, с негативным знаком, системой, которая выдвигает свою повестку дня, все равно очень тесно-тесно включена в глобализацию и использование западных ресурсов. Поэтому оптимальным — я придумала такую формулу — для нынешней российской системы механизмом существования является триада: быть с Западом (сотрудничать с Западом, пользоваться Западом в своих интересах); быть против Запада, то есть ограничивать приток западных идей и его влияние на гражданское общество; и быть внутри Запада, то есть иметь там свои интересы. Другое дело, что Путин, в силу целого ряда обстоятельств, в течение последних двух лет делал акцент на том, чтобы быть против Запада. Но сейчас, после прихода Трампа, он пытается сменить акценты, найти новый баланс, возвратившись к диалогу с Америкой. Надеясь, что этот диалог Россия будет вести на основе своих правил.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044351 Лилия Шевцова


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044350

Фукуяма: Миссия Трампа — работать «агентом влияния» России

Khorasan, Иран

Фукуяма, директор Центра демократии и развития Стэндфордского университета США, а также бывший преподаватель Университета Джона Хопкинса на своей странице в Твиттере написал: «Действительно, как так получилось, что на пост президента [США] был избран „агент влияния" России?»

Фукуяма задал этот вопрос, реагируя на публикацию американского журналиста-аналитика Джулии Дьюис, в которой она написала: «Государственная телерадиокомпания России настолько впечатлилась предвыборными заявлениями Трампа, что уже начала считать дни до его „заселения" в Белый Дом». До этой публикации сам Фукуяма в одной из своих статей, широко освещавшейся в американской прессе, указывал на лживость множества публикаций 2016 года и назвал этот год временем появления «мира, альтернативного существующему», в котором чуть ли не все информационные источники содержали противоречащие друг другу непоследовательные данные и факты и, следовательно, их все приходилось ставить под сомнение.

Он писал: «Использование непроверенных данных и информации в качестве оружия в руках тех сил, которые привержены авторитаризму, оказалось достаточно плохим опытом, однако именно этот подход во время прошедших американских выборов пустил глубокие корни».

«Все политики либо говорят неправду, либо, в крайнем случае, тасуют достоверную информацию так, как угодно лично им, но как раз Трамп, поступая в целом примерно так же, сделал это весьма новым и беспрецедентным способом» — добавил Фукуяма.

Фукуяма больше прославился благодаря своей знаменитой книге под названием «Конец истории и последний человек», опубликованной в 1992 году, в которой он пытался доказать, что дальнейшее расширение либерального миропорядка и демократии западного типа, капиталистической экономики, основанной на свободном рынке, и, соответственно, распространение западного стиля жизни, могут означать конец социально-культурной эволюции современного человека и, значит, прекращение дальнейшей эволюции форм государственной власти.

Согласно сообщениям информагентства ИРНА, шквал критики и разного рода рассуждений и спекуляций, опубликованных и направленных против Трампа, его позиция в отношении России, освещаемая в американских СМИ, достигли такой степени и приняли такую форму, что на все это в конечном итоге вынужден был реагировать сам президент России Владимир Путин.

К примеру, несколько дней назад Путин заявил: «Оппозиция избранного президента США Дональда Трампа, которая продолжает ему противостоять, преследует несколько целей, важнейшая из которых — это выставить его как фигуру, действующую не по закону и вне общепринятых правил».

В тот же день Путин, выступая в Кремле на совместной с президентом Республики Молдова Игорем Додоном пресс-конференции, заявил: «В Соединенных штатах Америки, несмотря на завершение президентской гонки и победу на выборах Дональда Трампа, мы тем не менее продолжаем быть свидетелями обострения внутреннего политического противостояния».

Пресс-служба президента России, написала, процитировав самого Путина: «Основная цель той борьбы, которая ведется против Трампа — поставить под сомнение его легитимность именно как главы государства. В этой связи хотелось бы напомнить, что те, кто участвуют в этой борьбе и присоединяется к акциям протеста, вольно или невольно наносят серьезный удар по интересам США.

Президент России также заявил: «Все это выглядит так, что эти и подобные люди обкатали подобную тактику в Киеве (акции протеста, прошедшие в украинской столице в 2014 году, и получившие общее название „оранжевая революция — прим. автора статьи)" и теперь хотят устроить нечто подобное в Вашингтоне, чтобы не допустить прихода к власти Дональда Трампа».

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044350


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044345

Как спасти российско-американские отношения: мнение эксперта

Лусиан Ким (Lucian Kim), National Public Radio, США

Томас Грэм (Thomas Graham), управляющий директор консалтинговой фирмы Kissinger Associates, не любит обсуждать слухи о том, что он может стать новым послом избранного президента Дональда Трампа в Москве.

Но бывший дипломат и советник по делам России в администрации Джорджа Буша-младшего любит говорить на другую тему — о том, как спасти отношения России и США после того, как прозвучали обвинения в том, что российский президент Владимир Путин вмешался в ноябрьские президентские выборы.

Несмотря на все похвалы Трампа в адрес Путина, звучавшие в ходе предвыборной кампании, последовательная линия в отношении того, как республиканская администрация планирует вести дела с Россией, до сих пор не выработана.

Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson), которого Трамп выбрал на пост главы госдепартамента, на прошлой неделе заявил, что Россия «является угрозой» для США.

А кандидат Трампа на пост руководителя Пентагона Джеймс Мэттис (James Mattis) пошел еще дальше, назвав Россию первой из «главных угроз для Америки».

Никки Хейли (Nikki Haley), которую Трамп предложил на пост постпреда США в ООН, заявила в ходе слушаний по утверждению ее кандидатуры в среду, что Россия «пытается играть мускулами», и ей нельзя доверять, в то время как сенаторы-республиканцы Джон Маккейн и Линдси Грэм поддерживают введение даже более жестких санкций против России.

«Наказать, наказать, наказать — но с какой целью? Чего мы пытаемся добиться? Похоже, что это делается вместо проведения вдумчивой политики, — сказал Грэм в телефонном интервью NPR. — Речь идет не о ведении дел в привычном режиме, а о том, чтобы открыть дипломатические каналы и снизить риск нежелательной конфронтации».

Грэм не имеет никакого отношения к переходной команде Трампа, но в его позиции в отношении России гармонично сочетаются различные политические настроения, существующие внутри республиканской партии — от откровенного соглашательства до непримиримой воинственности. К тому же 65-летний Грэм является деловым партнером Генри Киссинджера, бывшего госсекретаря, который поддерживает регулярные контакты с Путиным и, по имеющимся данным, встречался с Трампом после его избрания.

«Нормализация означает не сотрудничество, а восстановление нормальных дипломатических каналов. О возвращении к партнерству речь не идет», — говорит Грэм.

Кризис в отношениях

Отношения России с администрацией Обамы испортились после того, как Путин, который пропустил один президентский срок, заняв кресло премьер-министра, и в 2012 году вернулся в Кремль на беспрецедентный третий срок. Ситуация ухудшилась, когда Россия спустя два года аннексировала Крым и спровоцировала вооруженный мятеж на востоке Украины. В ответ на это Белый дом согласовал с Европейским Союзом санкции против России и начал размещать на ротационной основе американские армейские части и подразделения в Восточной Европе на территории стран-членов НАТО.

При отсутствии решительных действий США в гражданской войне в Сирии Путин вмешался, введя туда войска и действуя от имени президента Сирии Башара Асада, тем самым он стремительно вернул Россию на мировую арену в качестве влиятельного посредника в ближневосточном вопросе. Обвинения в том, что Путин приказал осуществить кибератаки с тем, чтобы повлиять на выборы в США, только укрепили позиции российского президента.

«Демонизация Путина отражает снижение нашей уверенности в собственных возможностях. Легче во всем винить Путина, — говорит Грэм. — Он преследует национальные интересы России, но международными делами он не управляет».

Грэм не сомневался в выводах разведывательного сообщества о хакерских атаках русских или попытках Кремля вызвать раскол в отношениях между США и Европой.

«Все, что сеет разлад в Европе, выгодно России из-за неравенства сил между Россией и Западом, — считает Грэм. — На данном этапе русские нами манипулируют, и это им почти ничего не стоит. Неожиданно происходят какие-то события, и мы приходим в бешенство».

Риски изоляции России

Вполне возможно, что западные санкции, введенные против Кремля в 2014 году, помогли предотвратить более агрессивные действия России на Украине, сказал Грэм. Тем не менее, он предостерег от дальнейшей изоляции Москвы.

«Простым усилением санкций кризис в Украине не разрешить. Во-вторых, не в наших стратегических интересах, если российская экономика слишком ослабнет, и Россия повернется в сторону Китая, — отметил он. — Мы должны рассматривать Россию в глобальном контексте».

В этом Грэм отражает точку зрения Киссинджера, который во время своего последнего визита в Москву в феврале заявил, что «Россию следует воспринимать как существенный элемент любого нового глобального равновесия, а не как, в первую очередь, угрозу для Соединенных Штатов».

По словам Грэма, Киссинджер указывал на то, что Россия может помочь нейтрализовать влияние Китая в Средней Азии и на Дальнем Востоке. Хотя без экономического роста возможности России нестабильны, считает Грэм, в ближайшие десятилетия эта страна будет неотъемлемым элементом в международных делах.

«Как мы видим по состоянию дел в киберпространстве, она обладает значительным военным потенциалом, — отметил Грэм. — Это крупная держава, и мы должны с ней вести дела. Это будет частью стабильного мирового порядка».

Как сказал Грэм, настало время менять политику в отношении России.

«Это не холодная война и не стратегическое партнерство, возникающее сразу же после окончания холодной войны. Никакие рамки, никакие схемы здесь не подходят, потому что глобальный контекст совсем другой, — сказал он. — Мировой порядок меняется. Мы должны прийти к новому равновесию».

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044345


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044343

Антироссийская мания или завет Обамы

Эрик Дельбек (Eric Delbecque), Le Figaro, Франция

Окончание второго срока Барака Обамы было отмечено ухудшением российско-американских отношений. Эрик Дельбек считает, что навязчивое стремление Вашингтона дискредитировать Москву говорит о его желании сохранить влияние в международных делах. Антипутинские нападки станут символом заката эпохи Барака Обамы. Президент-демократ завершает второй мандат обострением негативного восприятия катастрофических итогов внешней политики США в начале XXI века. С 2003 года «Дядя Сэм» неизменно представляется державой, которая не в состоянии понять остальной мир и лишь умножает очаги геополитической нестабильности вместо того, чтобы пытаться их погасить. У нас с ходу списывают упорно одностороннюю политику Белого дома на Буша-младшего и неоконсерваторов, однако не стоит забывать о следующем: демократы не проявили ни малейшего желания покончить с плохими привычками гегемонистских помыслов. Меняются стиль и слова, но не намерения и не суть стратегии национальной безопасности.

Что предлагают американцы остальным нациям мира?

Поспособствовать комфортной жизни США… Вместо того, чтобы быть несущим мир лидером, они обостряют разногласия, отказываясь признать легитимными стремления народов сохранить стратегическую независимость и идеологическую автономность. Точно такая же субординационная логика проявляется и в экономической сфере. Что касается Европейского Союза и входящих в него государств, они погрязли в жалком хвостизме и допускают все новые ошибки в геостратегическом анализе, облегчая распространение салафизма и джихадизма (в Ливии и Сирии). Параллельно с этим они приносят собственные экономические интересы в жертву интересам США и Китая под предлогом следования абсурдным догмам конкурентного права. Одна лишь Россия Владимира Путина оказывает упрямое сопротивление американским притязаниям на жесткое управление глобализацией: США владеют главными ее титанами (достаточно взглянуть на список 100 самых влиятельных брендов 2015 года), а также финансовыми, технологическими, культурными и юридическими нормами. В этой связи критика российской кибервойны и вмешательства Кремля в выборы, которые завершились победой Дональда Трампа, отражает стремление дискредитировать любое противодействие американским взглядам на международные проблемы. Россия, без сомнения, реализует собственную стратегию влияния на Украине и в Сирии, однако Владимир Путин не утверждает, что делает все это ради распространения идеалов демократии. Он прозрачно и настойчиво отстаивает интересы российской нации и отказывает Вашингтону в праве колонизировать иностранные культуры и представлять себя Империей Добра в любых обстоятельствах.

Дело в том, что в конечном итоге наиболее вызывающим выглядит стремление администрации Обамы учить всех жизни. Разве можно всерьез обвинять Путина в каких-то манипуляциях после разоблачений о PRISM и разработки договора TAFTA, который навязывает англосаксонское видение бизнеса и играет на руку крупным американским компаниям? С начала холодной войны США без конца лезут в политику союзников и клиентов, от Южной Америки до Европы и Азии. В частности, они неизменно продвигают фигуры на культурной и интеллектуальной доске (вспомним хотя бы Конгресс за свободу культуры в 1950-х годах, антикоммунистическую ассоциацию, которую спонсировало ЦРУ). Речь идет не о том, чтобы систематически ставить Россию выше США или «предпочитать» Путина Обаме или Трампу, а о том, чтобы перестать сидеть на колесе у американцев и покончить с бесконечным морализаторством, раз международная политика требует нюансов и учета долгосрочного баланса (стихийные эмоции делают нас уязвимыми для манипуляций с информацией и стратегий влияния). Роль Франции и Европы заключается в том, чтобы подчеркнуть иную позицию: объединение долгосрочных интересов с верой в основополагающие ценности (их следует называть гуманистическими, а не просто либерально-демократическими), которые мы в действительности вынуждены обговаривать от случая к случаю, поскольку основной мир вовсе не обязательно придерживается западных принципов. Международное сотрудничество и достижение мира выстраиваются не на синдроме Тартюфа, а на глубоком стратегическом анализе с учетом культурной матрицы. Поэтому с Путиным нужно быть бдительным, но в то же время сделать упор на стремлении сформировать мощное и динамичное сотрудничество с Москвой. Неприкрытые оскорбления в адрес русского медведя лишь усиливают хаос в мире и ничего никому не дают.

Личностные нападки на Путина, которые американское правительство сознательно устраивает на протяжение многих лет, говорит не о нравственных обязательствах, а о неспособности американской элиты думать иначе. Раз Вашингтон записывает на свой счет все новые неудачи на международной арене, взгляды властей обращены на старые добрые методы: найти идеального кандидата для мантии козла отпущения и лучшего врага. Склероз дипломатического и оборонного мышления Дяди Сэма отрицательно отражается на всей планете. Барак Обама был прекрасным символом, который породил большие надежды. Тем не менее его политический завет обернулся сплошным разочарованием.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044343


Германия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044339

Джозеф Стиглиц: «Германия должна показать Трампу характер — иначе Запад ждет коллапс»

Свен Пранге (Sven Prange), WirtschaftsWoche Heute, Германия

WirtschaftsWoche: Господин Стиглиц, насколько немецкой экономике нужно бояться Трампа с его курсом, направленным против свободной торговли?

Джозеф Стиглиц: То, что говорит Трамп, нельзя назвать идеей, доказуемой каким-либо реальным опытом. Так что не стоит воспринимать его слова слишком серьезно. Проблема, однако, в том, что он, похоже, верит в то, что говорит.

— Складывается впечатление, что Трамп настроен довольно решительно и собирается любой целой обратить глобализацию вспять.

— Надо смотреть не столько на то, что он говорит, а на то, как он это говорит. Трамп — делец. Когда он принимается за дела, нельзя сказать, что он говорит абсолютно правильные вещи — в первую очередь, надо обращать внимание на тон его высказываний. Хотя это необязательно означает, что за этим последует что-то плохое по своему содержанию. Сначала он проверяет ситуацию и наблюдает, насколько противоположная сторона позволяет на себя давить, и можно ли с ней о чем-то договориться.

— То есть за этой полемикой все еще может последовать реальная политика?

— Ну, если оставить за скобками его резкий тон, то Трамп указывает на вполне правильные вещи: свободная торговля — улица не с односторонним движением, а с двусторонним. И в идеальном случае движение в обе стороны должно иметь одинаковую интенсивность.

— То есть все не так плохо?

— Меня намного больше беспокоит то, как он собирается продвигать свою политику: мы, страны Запада, 60 лет строили международный порядок. Возможно, этот порядок не идеален, но он стабилен и предсказуем. Трамп же, похоже, ставит во главу угла краткосрочные успехи и готов разом отказаться от достижений последних 60-ти лет. В этой связи возникает вопрос: что будут делать республиканцы? Почти все западные институты возникли, в частности, под их сильным влиянием. Останется ли большинство республиканцев в Конгрессе верно этим ценностям или оппортунистично переметнется на сторону Трампа?

— Однако Трамп в своем скепсисе по отношению к международному сотрудничеству и торговле опирается, похоже, на большинство населения. И республиканцам придется учитывать мнение своих избирателей.

— Его отношение к соглашению о взаимной торговле, конечно, спорно. Это просто ханжество — утверждать, что США являются проигравшей стороной в таком режиме торговли. Спросите-ка развивающиеся страны, например, Мексику, сколько составляет экспорт к ним американской сельскохозяйственной продукции.

— Но многие рабочие на Западе видят ситуацию точно так же.

— Когда Трамп говорит, что североамериканское торговое соглашение Nafta является худшим за всю историю, у меня возникает вопрос: чья экономика развивалась лучше с момента его заключения — США или Мексики? Посмотрите на нынешнее состояние Мексики — и при этом ей до вступления в силу соглашения Nafta не приходилось платить 35-процентные таможенные пошлины при ввозе своей продукции на американский рынок. Напротив: тогда таможенные пошлины в среднем были низкими, исчисляясь однозначным числом.

— То есть Трамп лжет?

— То, что он утверждает, просто не соответствует действительности.

— Что может заставить его отказаться от этого курса?

— Очень важно, чтобы Германия проявила характер и силу в отношениях с Трампом. Немцы должны сказать: «Мы поддерживаем нынешний международный порядок и верим в свободную торговлю, прописанную в соответствующих международных договорах».

— Угрозы — это одно дело. Но угрозы надо еще воплотить в жизнь. Как это может быть сделано?

— Есть различные варианты. Можно изолировать США. Но, в первую очередь, надо обратиться в арбитражный суд Всемирной торговой организации (ВТО). И Германии следует это сделать, как только Трамп предпримет первый же шаг, противоречащий нормам ВТО. Кто, если не Германия, обязан сделать это? Немцы же знают из собственного опыта, что может произойти, когда кто-то в одностороннем порядке выходит из многосторонних соглашений, соответствующих международному праву. Именно так начались и Первая, и Вторая мировые войны.

— Германия и Европа, похоже, находятся не в лучшей форме, чтобы решительно противостоять Трампу. Миграционный кризис, еврокризис, усиление правопопулистских настроений — все это ослабило европейцев, в связи с чем Трамп не воспринимает их всерьез.

— Они, однако, достаточно сильны. Если они этого не сделают, то тогда международное право в нынешнем виде и тем самым весь Запад в целом ждет коллапс. Ведь единственный смысл международного права состоит в том, чтобы можно было в случае необходимости привлекать к ответственности великие державы. А малые страны и так следуют за крупными.

— Если Трамп, как вы говорите, делец, то ему нужно что-то предложить, чтобы он изменил свой курс.

— Международное торговое право предоставляет достаточно пространства для маневра и для того, чтобы Трамп предпринял что-то, чтобы приблизиться к своим целям.

— Может ли стать частью сделки то, что страны вроде Германии или Китая, которые уже много лет делают ставку на экспорт своей продукции и поэтому имеют со многими странами мира огромный торговый профицит, займутся поиском новой бизнес-модели?

— Конечно, такие страны, как Китай и Германия, делают ставку на экспорт, и их торговый баланс действительно не сбалансирован. И не надо удивляться, что некоторые страны выражают политический протест против этого. Будь то США, которые имеют торговый дефицит как с Китаем, так и с Германией, или страны юга Европы.

— Должны ли немецкие политические круги проявить готовность к этой дискуссии, чтобы не давать Трампу новых аргументов?

— До сих пор Южная Европа была недостаточно сильна, чтобы заставить Германию вести экономическую политику в интересах всего евро-пространства. Трамп же может себе позволить то, что порадовало бы многих южных европейцев. Проблема лишь в том, что если Трамп добьется успеха, это никак не поможет демократическим силам в Южной Европе — а лишь тем движениям, которые поддерживают Трампа.

— Насколько опасно для мировой экономики распространение «трампизма» на другие страны?

— Если Трампу удастся добиться успехов, пускай даже символических, в первой же фазе своего срока полномочий, то его стиль ведения политики будет распространяться в развитых странах Запада подобно эпидемии. Политические идеи переходят границы, когда у них набирается критическая масса сторонников. Так было в середине 1990-х годов во время так называемой третьей волны социал-демократии. Так же сейчас может произойти и с «лживым популизмом» Трампа. По крайней мере, пока его сторонники небезосновательно указывают на проблемы экономической системы, которые просто невозможно отрицать.

— На какие?

— К примеру, на растущее неравенство во всех западных странах. На разрушительное влияние евро-политики. Или на отсутствие политической воли по обеспечению оцифровки. В этих аспектах капитализм до сих пор не имел успеха.

— Может ли Трамп дать долгосрочные ответы на эти проблемы?

— В долгосрочное перспективе его планы нереализуемы. Но краткосрочно он может добиться символических успехов. Единственное, что может ему помешать — это решительное международное сопротивление, которое лучше всех могла бы организовать Германия.

Германия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044339


США. Мексика > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044336

Мы никогда не были Северной Америкой

Херманн Беллингхаузен (Hermann Bellinghausen), La Jornada, Мексика

Неприкрытая враждебность Дональда Трампа по отношению к мексиканскому народу (не по отношению к правительству или магнатам этой страны, которых он считает отличными парнями) основывается на большой лжи. Именно это и бесит. Никто не отрицает, что на территории США орудуют мексиканские банды, а также то, мексиканские наркокартели имеют влияние на всей территории США. Но этих банд не так уж много, и не столь уж безнаказанно они действуют, как группировки, состоящие из американских граждан.Хорошо известно пагубное влияние американских городов на многие тысячи молодых людей из Мексики и стран Центральной Америки. Зловещая банда Mara Salvatrucha возникла в результате сочетания целого ряда факторов: колониальной нищеты в Сальвадоре, военизированных формирований и войны, эмиграции в Лос-Анжелес и Сан-Диего, контактов с насилием в США, доступности оружия, высоких цен на наркотики и последующей высылки из страны равных возможностей.Любой, кто проживает или посещает американские города, знает, что огромное большинство мексиканцев, находящихся там на законных основаниях или нелегально, а также родившихся в США, являют собой пример образцовых граждан и не имеют никакого отношения к обеспокоенности Трампа. Как правило, это компетентные и прилежные работники. Есть шутка, что мексиканцы в США ведут себя лучше, чем на родине: не нарушают закон, не берут взятки, не воруют. Они вообще не стремятся быть заметными. Работают садовниками и интендантами в вузах, предприятиях и складах, моют фрукты в корейских и китайских лавочках, выполняют подсобные работы в супермаркетах.Они стремятся в США, чтобы заработать денег и переслать их своей семье. На тихоокеанском побережье, на полях Флориды и Северной Каролины мексиканцев с радостью нанимают на работу. Мексиканские мигранты довольно покладисты, хорошо знают, как общаться с американцами (вековое соседство кое-чему научило). Наши земляки бегут в США от эксплуатации, невнимания, насилия и ненависти. Государство в грубой форме лишило их образования, земли и прав. И открыто побудило эмигрировать. Чем не колониальная страна?

Когда Трамп называет нас насильниками, убийцами и разгильдяями, то очевидно, что он лжет. Его аудитории, у которой может быть и не такое восприятие, все равно нужны козлы отпущения. («Пропаганда должна состоять из небольшого количества идей, повторяемых неустанно, иногда под разными углами. И при этом всегда основываться на одном и том же понятии. Без каких-либо сомнений, даже если эти идеи будут ложными». Геббельс).

Если не сработали эти предвыборные измышления, он придумал бы что-то другое. Но у него — звериное чутье, он всегда выбирает самых слабых и беззащитных, которые не могут ему ответить. Вскоре к нему присоединяются остальные дворовые задиры и под свист и улюлюканье пинками выгоняют слабых.

Трамп и его команда знают, что нелегально находящихся в США мексиканцев не сможет защитить их собственное правительство. И не хотят останавливаться, предлагая построить стену на границе с Мексикой, проводя облавы, вводя налоги и просто избивая иммигрантов. Типичный случай злоупотребления властью. И все это дало столь ощутимые результаты в ходе выборов, что, вопреки социально-экономическим реалиям, они и дальше гнут ту же линию. Если называть вещи своими именами, то это объявление войны.Во времена президента Карлоса Салинаса распространилось мнение о том, что Мексика — часть Северной Америки. Лучше быть хвостом гиганта и возомнить себя Пуэрто-Рико. Представители интеллигенции и научных кругов, в частности, Хайме Серра Пуче (Jaime Serra Puche), Хорхе Кастаньеда (Jorge G. Castañeda) и им подобные стремились всячески выразить свое пренебрежение к понятию Латинская Америка, пытались показать, что они к ней отношения не имеют. С 1989 года государство проводило именно такую политику, рисуя колониальное прошлое в самых благоприятных тонах.

Вот что сказал по этому поводу Лоренсо Мейер (Lorenzo Meyer) в своем недавнем интервью: «Мексиканский национализм носит оборонительный характер, это не немецкий национализм 30-х годов и не агрессивный американский национализм. Правящая верхушка уничтожила национализм, являвшийся основой относительного суверенитета нашей страны. Правители решили, что наша судьба — это присоединиться к США и экономически раствориться в них». И с достойной всяческой похвалы рассудительностью задает следующий вопрос: «Интересно, кому это пришло в голову, что нам и в самом деле позволят стать частью Северной Америки?» Как бы там ни было, но правительство разрушило то немногое, что создала Революция: оборонительный национализм, относительную автономию. Оно просто предало Мексику, вот и все.

США. Мексика > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044336


США. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 20 января 2017 > № 2044021

 Санкции в отношении России и их итоги. Изгой возвращается или come back по-русски

О причинах введения санкций против России

Михаил Елисеев

Часть I: Предопределённость и неизбежность

Пролог

Всё это началось в 2014 году, когда украинский кризис обернулся бегством Януковича и насильственным захватом власти в Киеве, когда Крым, не пожелавший принимать замешанную на «коктейлях Молотова», националистических лозунгах и кондитерской продукции от Виктории Нуланд русофобскую идеологию майдана, проголосовал за возвращение домой, на историческую Родину, когда агитировать за европейский выбор в неосознавший его преимуществ Донбасс по приказу, сначала «кровавого пастора», а потом и «шоколадного короля», отправились «Грады», танки, штурмовая авиация и карательные батальоны украинских националистов. Тогда Россия не поддержала курс новой киевской власти, что вряд ли может быть неожиданностью для любого, кто мало-мальски знаком с историей России, традициями и ментальностью её народа. Заняв единственно возможную для себя позицию, Россия спровоцировала тем самым запуск в отношении себя программы санкционного давления. В мире развернулась беспрецедентная по масштабам кампания, целью которой были подрыв экономики и международная изоляция России по всем направлениям политических и гуманитарных связей.

Каким оказался результат этой кампании? В этом мы и попробуем разобраться.

Санкции в отношении России. Преддверие

Присоединение Крыма и объявленная Кремлём позиция защиты интересов жителей Донбасса — шаг, безусловно, отчаянный, а в контексте исторического момента и состояния экономики — он и вовсе кажется авантюрой.

Главными направлениями санкционного удара со стороны США и его сателлитов в существовавших условиях объяснимо были определены:

- дестабилизация финансового рынка и денежно-кредитной системы;

- ограничение доступа к высокотехнологичной продукции, ограничение на поставку продукции двойного назначения.

По замыслу архитекторов санкционной политики, санкции в отношении России должны были разбалансировать бюджет, посадить на голодный паёк банковский и реальный сектор экономики. Предполагалось, что российское руководство прибегнет к расходованию золотовалютных резервов, которых по расчётам аналитиков хватило бы максимум на один год работы. После этого России пришлось бы возникший денежный голод компенсировать за счёт включения печатного станка. Следствием этого неминуемо стало бы обесценение национальной валюты, гиперинфляция, падение реальных доходов населения. Всё это должно было привести к взрыву социальной обстановки внутри страны и смене политического курса.

«Мы блокируем экспорт конкретных товаров и технологий в энергетический сектор России и распространяем наши санкции на большее количество российских банков и оборонных компаний. Мы официально приостанавливаем выдачу кредита, который поощряет экспорт в Россию и финансирование проектов экономического развития в РФ. Санкции, которые мы ввели, сделают экономику России слабее».

«Мы должны заставить Россию заплатить большую цену за то, что она делает».

Согласитесь, всё предельно точно, конкретно и недвусмысленно. Именно такие установки тогда были сделаны хозяином Белого дома, инициатором и одним из главных архитекторов антироссийской санкционной программы — Бараком Обамой.

Конечно, для такой массовой атаки должен быть достойный информационный повод. Искать его уже было не надо. Возвращение в Россию Крыма и усиление воинских контингентов российской армии вблизи украинской территории, где развернулось вооружённое противостояние ополчения с силами АТО, оказалось для этого вполне достаточным основанием. Всё складывалось не в пользу России, и по всем признакам политика экономических санкций и политической изоляции была обречена на успех.

Понимало ли политическое руководство России все те риски и последствия, к которым мог привести объявленный политический курс? Отдавало ли себе отчёт в том, каким может оказаться резонанс в мире? Полагаю, что, в своей основе, да: в чём-чём, а в поверхностности и спонтанности политических решений действующего Президента РФ заподозрить сложно.

Санкции в отношении России. Атака

Что ж, решения приняты, мосты сожжены… И вот, одна за другой волнами покатились санкционные меры, под которые попадали то политики и парламентарии, то журналисты, то служители муз. Вслед за персональными ограничениями на въезд в страны, которые присоединились к санкциям, последовали экономические меры воздействия. Россия отключается от системы международного валютного кредитования. Объявляется запрет на поставку в Россию высокотехнологической продукции и продукции двойного назначения. В отношении предприятий, хоть как-то связанных с задачами обороны и безопасности страны, а также к предприятиям энергетического комплекса и ряда других системообразующих отраслей экономики, вводятся секторальные санкции. Параллельно на мировых рынках происходит стремительное падение цен на энергоносители.

В целом, всё вроде бы шло по намеченному «заокеанским обкомом» сценарию и несгибаемая твердь кремлёвских стен вот-вот должна была дать трещину под прессом принимаемых сторонниками международной санкционной политики мер.

Однако проходили дни, недели, месяцы, а крушение опальной России всё не наступало и постепенно становилось ясным, что апокалиптический сценарий по какой-то причине не срабатывает.

Порванная в клочья «страна-бензоколонка»

Представители всех частей российского политического спектра — от квазилиберальных «всепропальщиков» до шапкозакидательских «ура-патриотов» — хорошо помнят известную речь Обамы, произнесённую им в американском Конгрессе при подведении итогов внутренней и международной политики США за 2014 год:

«Мы демонстрируем влияние американской силы и дипломатии … сегодня Америка сильна и едина с нашими союзниками, в то время как Россия изолирована, а её экономика – в клочьях».

Действительно, экономика страны остро и болезненно отреагировала на санкционное давление. Падение производства, дестабилизация финансово-кредитного рынка и другие атрибуты кризиса тут же дали о себе знать.

Как не пытайся объяснять спад производства и рецессию в России объективными следствиями мирового кризиса, замедлением роста быстро растущих экономик, исчерпанностью ресурсов существующего технологического уклада, это будет полуправдой. Было бы ошибочным рассматривать природу кризиса вне исторического контекста и без учёта качественных особенностей национальной экономики.

В стране давно назрела необходимость структурной реформы. Результатом шока, пережитого страной после гайдаровской реформы, стал упадок не только отдельных отраслей, но и экономики в целом. Удельный вес убыточных предприятий на начало 1999 года был на уровне 50%. Государственный долг составлял $200 млрд. или почти половину ВВП России. Общий объём падения производства в период с 1991 по 1998 годы достиг 48% (для сравнения, за годы Второй мировой войны страной было потеряно 24% ВВП).

Зависимость экономики от углеводородного экспорта близка к фатальным значениям. Курс национальной валюты жёстко привязан к объёмам нефтяного и газового экспорта и уровню мировых цен на них. Удельный вес малого и среднего бизнеса в структуре экономики России ничтожен. Также низок и её технологический уровень. Научно-производственная и опытно-конструкторская база, существовавшая во времена СССР, в 90-е годы была разгромлена и разграблена. Как следствие, такие отрасли, как приборостроение, аппаратостроение, информатика и проч., находятся в глубокой зависимости от импорта и не могут самостоятельно выйти на уровень общей конкурентоспособности с мировыми производителями, доминирующими на мировом рынке.

Остро ощущается нехватка профессиональных инженерных кадров, при этом высшая школа продолжает перенасыщать страну низкопробными маркетологами, сэйл-менеджерами, супервайзерами и прочими специалистами, востребованность в которых неочевидна. Фундаментальная наука, оставшаяся в 90-е годы без ресурсов, находится в глубоком параличе, талантливые, перспективные учёные в поисках самореализации покинули страну.

Уровень развития российского бизнеса, работающего в сфере информатизации, колеблется в значениях, близких к нулевым. В стране только-только начинается работа по созданию собственных дата-центров, способных хранить и обрабатывать большие объёмы информации. При этом значительную часть информационных ресурсов, в том числе имеющих стратегическое значение и содержащих закрытую информацию, российские компании вынуждены хранить на хостингах, находящихся далеко за пределами РФ и вне российской юрисдикции. Операционные системы, обеспечивающие работу серверных мощностей, персональных компьютеров, исключительно приобретаются за рубежом. Индустрия разработки собственного прикладного программного обеспечения находится в зачаточном состоянии.

Транспортно-логистическая инфраструктура устарела и нуждается в расширении и качественной модернизации. Тяжелобольное со времён СССР сельское хозяйство было добито в 90-е годы гайдаровской либерализацией цен, после чего потребительский рынок впал в абсолютную экспортно-продовольственную зависимость. Начавшиеся в последние годы подвижки по поднятию национальной сельскохозяйственной индустрии ещё далеки от завершения и дальнейшая программа её восстановления нуждается в значительных инвестициях.

Одна из тяжелейших проблем – дефицит финансовых и инвестиционных ресурсов. Взлетевший уровень инфляции и, соответственно, высокая учётная ставка ЦБ, практически исключают возможность наполнения реального сектора экономики недорогими длинными кредитами, необходимыми, в том числе, для финансирования программ модернизации и развития производств. Испытывается острый недостаток во внешних источниках заимствований. Существующая налоговая система, ориентированная на приоритет наполнения государственного бюджета, обременённого социальными обязательствами, не позволяет бизнесу находить внутренние источники инвестиций в саморазвитие. Перекрытые источники внешних заимствований, в сочетании с жёсткой монетарной политикой Банка России и федерального Правительства, усугубили денежный голод в реальном секторе. Поддавшись политическому давлению, с российского рынка ушла большая часть американских и европейских инвесторов. Усилился отток капитала.

Особенно остро дали о себе знать секторальные санкции. За обвалом мировых цен на нефть резко подешевел рубль, откатившись на уровень 70 и более рублей за доллар, евро и вовсе подорожал почти до 90 рублей. С удешевлением рубля логично поднялись цены на весь импорт. Рублёвые вклады и реальные доходы населения обесценились, люди стремительно стали беднеть, что отразилось на индексе покупательской активности. Печальный итог санкционной эпопеи, казалось, вот-вот наступит и недобитые на рубеже 80-90-х остатки Советско-Российской империи окончательно исчезнут с политической карты мира. Однако…

Продолжение следует

США. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 20 января 2017 > № 2044021


США. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 20 января 2017 > № 2044019

Итоги санкций против России. Изгой возвращается или come back по-русски. Продолжение

Чего удалось добиться авторам санкционного режима за почти 3 года его действия

В первой части статьи говорилось о причинах введения санкций против России, в чём она «провинилась» перед мировым сообществом, какие именно санкции накладывались и кем, на фоне каких условий и событий они вводились. Теперь самое время поговорить о том, какими оказались их итоги и чего удалось добиться авторам и архитекторам санкционного режима за почти 3 года его действия.

Часть II: Итоги санкций против России

…Однако, архитекторы санкционной политики, как это и раньше бывало в истории, не учли особенности российской ментальности. Россия – та страна, где не принято в выборе решений руководствоваться стандартными, логичными и проверенными схемами. Россия иррациональна и любит парадоксы. Она, как, пожалуй, никто, умеет своим выбором поставить в тупик любого, кто имеет с ней дело. Так вышло и на этот раз: главным итогом санкций стало начало фундаментальных изменений национальной экономики.

Итоги санкций против России. Преодоление денежного голода

Для стабилизации финансового рынка и преодоления волатильности рубля разные «лекари» предлагали разные рецепты. Например, советник президента РФ, академик РАН Сергей Глазьев считал необходимым заморозить курс рубля и изменить политику банковского кредитования, вынудив банки выдавать кредиты по ставкам, существенно ниже уровня инфляции. По мнению сторонников этого подхода, Правительству и Банку России было необходимо остановить на несколько лет валютные торги, опустить размер учётной ставки ЦБ до одного процента, вывести государственные финансовые фонды из сферы спекулятивных операций. Кроме этого звучали предложения провести дедолларизацию экономики и ряд других подобных радикальных мер.

Но руководство страны решило пойти по диаметрально противоположному пути, в котором просматриваются одновременно инструменты и мобилизационной, и либеральной экономики. Вместо консервации Центробанк и федеральное Правительство отпускают курс рубля в свободное плавание, отказавшись от валютных интервенций. Ожидаемо эта мера ускорила падение курса рубля, но плавающий курс дал возможность рынку самостоятельно определить точку баланса.

Кредитную политику и, соответственно, размер учётной ставки Центробанк жёстко привязал к уровню инфляции. В условиях дефицита денег меры ужесточения финансовой политики, безусловно, посадили реальный сектор экономики на «голодный паёк», но, тем не менее, рынок постепенно сбалансировался, что позволило приступить к подстраиванию финансовой системы под новую экономическую реальность. В попытках угадать предельный уровень падения мировых цен на нефть несколько раз менялось так называемое бюджетное правило.

В связи с уходом крупных западных инвесторов с дорогими кредитами единственным реальным источником инвестиционных ресурсов оставался государственный бюджет. В этой связи были приняты меры по сокращению расходной части бюджета за счёт отказа от реализации отдельных программ. Центр тяжести был перенесён на обеспечение практически двух задач: во-первых, определение источников обеспечения бюджетного баланса, во-вторых, переход на целевой метод инвестирования бюджетных проектов по приоритетному списку. Средства стали выдаваться главным образом по отобранным Правительством приоритетным программам. В числе инвестиционных приоритетов оказались проекты строительства и модернизации объектов инфраструктуры, ряд наукоёмких проектов, а также некоторые проекты, имеющие высокую социальную значимость. В том числе, для целей финансирования таких проектов Банк России провёл докапитализацию отдельных, специально отобранных, коммерческих банков с возможностью кредитования участников проектов особой важности на специальных условиях по ставке, ниже уровня учётной ставки ЦБ.

Итог принятого Банком России и федеральным Правительством комплекса мер — восстановление управляемости экономики и финансово-кредитной системы. Плата за это, увы, оказалась высокой: острейший финансовый дефицит усложняет финансирование технологического перевооружения стратегически важных секторов промышленности.

Но удалось главное – после введения санкций против России производственный сектор, финансовые институты, потребительский рынок не остановились. Постепенно жёсткая монетарная политика ослабила инфляционное давление на экономику. Вот данные, приведённые в ежегодном послании Президента России: к завершению 2016 года уровень инфляции вышел на рекордно низкие для новейшей истории России значения: ниже 6% (5,5-5,8%). При этом на 2017 год ставится задача выйти на уровень 4%, который позволит, по мнению федерального Правительства и ЦБ России, включить банковскую систему в кредитование реального сектора экономики на приемлемых по срокам и ставкам условиях.

Стабилизация финансовой и банковской системы отразилась и на экономике России в целом. В своём ежегодном послании Президент РФ отметил, что рецессия в российской экономике практически остановлена. Если падение производства в 2015 году составило 3,7%, то в 2016 году оно практически остановлено (0,2-0,3%). А с 2017 года уже ожидается незначительный рост ВВП и постепенный его выход на восходящую траекторию.

Итоги санкций против России. «Российская «нефтянка» демонстрирует устойчивость»

Общемировые проблемы рынка углеводородов, наблюдающиеся в последние 2 года, безусловно, сказались и на доходности российского нефтяного экспорта. В первом полугодии 2016 года доходы по экспорту упали на 34,3% по отношению к аналогичному уровню 2015 г. В 2016 году за период с января по июнь было экспортировано нефти на сумму $26,139 млрд., что на $13,675 млрд. меньше, чем годом ранее. Но вот что характерно: физический объём добычи и реализации нефти вырос на 4,65% и достиг одного из самых высоких в истории России значений (105,849 млн. тонн). Таким образом, снижение доходности нефтяного экспорта связано не с падением добычи, а со снижением стоимости нефтяных фьючерсов.

Россия не пошла на снижение объёмов добычи нефти, хотя значительное превышение предложения над спросом, сложившееся на мировых площадках, активно тянуло стоимость барреля (а вместе с ним и курс рубля, и доходы от экспорта) вниз. Расчёт был, во-первых, на сохранение каналов сбыта российской нефти и завоёванной доли в рынке, во-вторых, на то, что падение цен остановится, и рынок найдёт точку баланса спроса и предложения.

И эта стратегия дала свои результаты. Нефтегазовый сектор национальной экономики смог выровняться после обвала мировых цен на углеводороды и адаптироваться к работе в новой реальности. На руку российской «нефтянке» сыграло и то, что мировые трейдеры во второй половине 2016 года начали искать возможность договориться о согласовании объёмов добычи нефти. Как известно, в ноябре 2016 года страны ОПЕК приняли решение о снижении уровня добычи нефти. Этот шаг был поддержан Россией, а также большинством стран-экспортёров, не входящих в ОПЕК. На этом фоне стоимость барреля взяла тренд на сдержанный рост и сейчас стабилизировалась на уровне 54-57 долларов. Учитывая то, что российский федеральный бюджет на 2017 год принят из расчёта стоимости нефти в 40 долларов за баррель, сохранение такого ценового коридора может дать наполнение доходной части бюджета выше запланированных на 2017 год значений.

Российские и западные аналитики констатируют, что российская нефтянка демонстрирует устойчивость и признаков экономической или технологической деградации в ней не наблюдается. Вот что пишет специализированное экономическое германское издание «Deutsche Wirtschafts Nachrichten»:

В своей энергетической политике Россия проводит рискованный, но тщательно выверенный курс… В долгосрочной перспективе Россия вернее всего преодолеет негативные последствия падения нефтяного рынка и победит.

Итоги санкций против России. Диверсификация и импортозамещение

Пожалуй, одним из самых неожиданных, если не сказать — несвоевременных, решений для многих оказалось начало структурной реформы экономики, её диверсификации и технологического перевооружения. В условиях рецессии, истерического поведения национальной валюты, подскочившей инфляции и многого другого, о чём говорилось выше, затевать проекты, не обеспеченные необходимыми инвестиционными ресурсами, казалось авантюрой. В теории логичнее было бы сконцентрировать финансовые, административные и прочие ресурсы и усилия на снижении эффекта воздействия детонирующих экономику факторов. Это и предлагалось многими видными экономистами. И тем не менее на этот шаг российское руководство всё-таки решилось, подарив себе надежду и цель, а адептам санкций против России — удивление.

Впрочем, отчасти диверсификация становилась мерой вынужденной, особенно в части тех отраслей, которые попали под основной удар секторальных санкций. Один из примеров: реализация гособоронзаказа связана с использованием отдельных элементов, которые российскими предприятиями не производились. Часть из них поступала в Россию от украинских предприятий. Взятый Киевом курс на разрушение десятилетиями строившейся системы производственных, технологических и экономических связей вынуждал искать замену выпадающим украинским поставщикам. Так, пришлось строить собственный завод по производству вертолётных двигателей, развернуть производство и техническое обслуживание двигателей для дизельных подводных лодок. Сейчас Россия активно занимается формированием опытно-конструкторской и производственной базы для создания собственного широкофюзеляжного грузового лайнера с высокой грузоподъёмностью, необходимого для целей гражданского и военного назначения, который смог бы заменить продукцию ГП «Антонов», не собравшего в 2016 году ни одного самолёта.

Диверсификация перестала быть целесообразностью, но стала необходимостью и даже условием выживания российской экономики. Сложившаяся технологическая зависимость национальной экономики – это данность и представляет не только угрозу замедления, но в некоторых случаях и полной остановки ряда системообразующих отраслей. Так возникла программа импортозамещения.

Между тем, импортозамещение – это главным образом способ минимизации влияния внешних факторов на экономику в её сегодняшнем виде. Однако, задача выведения национальной экономики на уровень передовых развитых экономик мира значительно шире, чем импортозамещение. Эта стратегия требует качественно иной, более глубокой и сложной, постановки, большего времени на реализацию и куда более сложного и мощного ассортимента ресурсов. Практически, в этом контексте уместно говорить о стратегии создания экономики нового технологического уклада, а это, в свою очередь, требует развития новых отраслей науки, промышленности, перестроения логистической инфраструктуры, формирования кадров, обладающих новыми знаниями и навыками, а, следовательно, качественного изменения системы образования и высшей школы и т. д. Те шаги, которые руководство страны предпринимает в последнее время, говорят как раз о том, что Россия и российская экономика берёт курс именно на такую стратегию. Так это или нет, покажет время.

Ну, а сейчас, решая задачу текущего момента (нивелирование эффекта санкций против России), логично поднимать те отрасли, продукция которых, с одной стороны, имела бы высокий уровень востребованности, с другой стороны, в стране была бы в наличии производственная и технологическая база.

Так в России началось возрождение производства атомных ледоколов, основной задачей которых будет обслуживание северного морского пути. Заметим, что организация севморпути объявлена одним из приоритетных проектов и тоже может рассматриваться как направление диверсификации национальной экономики в части развития транспортной инфраструктуры. В 2016 году уже спущены на воду и проходят судовые испытания атомоходы «Илья Муромец» и самый мощный в мире ледокол «Арктика», в котором впервые применена двухосадочная конструкция, позволяющая использовать судно, как в арктических водах, так и в устьях полярных рек.

Одним из источников наполнения валютного трафика доходной части бюджета стали предприятия Росатома. Портфель заказов на строительство АЭС на площадках разных континентов год от года увеличивается. Вслед за строительством АЭС «Бушер» в Иране Росатом получает подряд на строительство атомной электростанции в Турции. География объектов разбросана по всему миру: Бангладеш, Венгрия, Чехия, Египет – всё перечислить сложно. Но, в добавление ко всему, Россия заканчивает согласование формальностей по реализации проекта строительства АЭС для Саудовской Аравии с рекордным инвестиционным пулом.

По мнению экспертов в настоящее время Россия существенно опережает США и другие державы, развивающие атомную энергетику в части технологии реакторов на быстрых нейтронах (бридеров). В настоящее время на Белоярской и Свердловской АЭС уже эксплуатируются 2 энергоблока на быстрых нейтронах (БН-600 и БН-800). Россия первой в мире промышленно реализовала технологию создания урано-плутониевого топлива (МОКС-топлива), что является ещё одним шагом на пути к замыканию ядерного топливного цикла и многими экспертами определяется, как ядерная технология будущего. В Красноярском крае Росатомом построен и сдан в эксплуатацию завод по производству МОКС-топлива. При этом можно отметить, что инвестиционная стоимость строительства составила 240 млн. долларов. Для сравнения, США на строительство аналогичного комбината в Саванна-Ривер потратили 7,7 млрд. долларов и сейчас реализация проекта строительства комбината прекращена из-за чрезмерно высокой стоимости.

Поиск средств для нейтрализации эффекта от санкций усилили активность России в направлении международной кооперации. Особая роль в этом отводится сотрудничеству России и Китая. Совместное строительство объектов инфраструктуры, в том числе в рамках проекта нового «шёлкового пути», сооружение газопроводов и нефтепроводов, сельскохозяйственных комплексов с многомиллиардным бюджетом – это уже реальность. К этому добавляется совместная разработка проекта широкофюзеляжного дальнемагистрального пассажирского лайнера с амбициозными планами: подвинуть на мировом рынке Boing и Airbus.

Одними из главных драйверов раскрутки программы импортозамещения и диверсификации по планам российского руководства должны стать предприятия оборонки. Это было особо подчёркнуто в ежегодном послании президента В.В.Путина Федеральному собранию, с которым он выступил в декабре 2016 года. Потенциал высокотехнологичных предприятий ОПК должен быть в числе прочего направлен на использование его возможностей в гражданском секторе, как для удовлетворения внутренних потребностей, так и для экспорта.

Во время визита Владимира Путина в середине прошлого года на тульское НПО «Сплав» была представлена широкая линейка разработок, подготовленных предприятиями оборонпрома для гражданского сектора. Некоторые из них уникальны уже по заложенным в них техническим идеям. К таким, в частности, относится мобильный лечебно-диагностический комплекс «Ангел», первые модели которого уже работают в промышленном режиме в нескольких тульских клиниках. Кроме этого, были продемонстрированы уникальная установка для лазерной хирургии, ядерно-магнитный резонатор для проведения томограммы с высоким разрешением и ряд других высокотехнологичных разработок. Все изделия имеют характеристики либо сравнимые с лучшими мировыми образцами, либо не имеют аналогов.

Помимо примеров международной кооперации и перепрофилирования предприятий оборонного комплекса, ряд санкций против России выступил катализатором строительства в разных регионах страны множества промышленных объектов гражданского и двойного назначения, ориентированных на потребности строительного комплекса, предприятий жилищно-коммунального хозяйства, сельхозпроизводителей, медицины и т. п. Только в 2015 году было открыто порядка 180 таких новых производств. Не меньше их и в 2016 году. Среди них:

- завод по производству газобетонных блоков в Богородске Нижегородской области;

- завод по производству метизной продукции в Орле;

- завод по производству газгольдеров в Нижегородской области;

- вторая очередь фабрики глубокого обогащения кварца в Кыштыме Челябинской области;

- завод по изготовлению металлоконструкций в Дагестане;

- завод по производству локомотивов в г. Энгельс Саратовской области (совместный проект с Bombardier Transportation);

- завод по производству полипропиленовых труб «Полипром Кузнецк» и т.д.

Информация об открытии новых предприятий в различных отраслях и сферах экономики поступает практически ежемесячно. И, что в особенности важно, это происходит в различных регионах страны.

Ещё один признак диверсификации отечественной промышленности: качественное изменение структуры экспорта. В первую очередь следует отметить рост абсолютных показателей экспортной выручки и доли в нём высокотехнологичной продукции. Россия устойчиво занимает второе место по экспорту вооружений и спрос на него имеет устойчивую тенденцию к росту. Экспорт продукции сельского хозяйства вышел на рекордные значения в истории и об изменениях, происходящих в сельскохозяйственной отрасли, стоит сказать отдельно.

Именно благодаря санкциям и введённым Россией контр-эмбарго на поставку сельхозпродукции из европейских стран, положение дел меняется кардинально. Подешевевший рубль поднял конкурентоспособность собственного производства. Начался отток людских ресурсов в фермерство и сельхозпереработку. Стало всё больше регистрироваться фермерских хозяйств по производству мясной и молочной продукции, работающих по развитию тепличных хозяйств, разводящих рыбу, пушнину, скот и т.п.

В целом сельское хозяйство стало одной из основных доходных позиций в структуре российского экспорта. Достаточно сказать, что доходы по экспорту зерна и сельхозпродукции в 2016 году превысили 20 млрд. долларов, что почти на 5 млрд. долларов больше показателя по экспорту вооружений.

По состоянию на 1 июля 2016 года, по данным Минсельхоза, Россия отправила на экспорт 383 500 тонн пшеницы, 182 200 тонн ячменя, 10 900 тонн кукурузы и 7 200 тонн прочих культур. Это на 34,5% выше показателей 2015 года. В 2016 году Россия обошла США и остальные страны по сбору урожая пшеницы, который составил почти 119 млн. тонн. По итогам 2015 года Россия вышла на первое место в мире по поставкам пшеницы, экспортировав за рубеж 24,5 миллиона тонн зерна, сохранив лидерство и в 2016 году. Кроме этого значительно вырос объём выращиваемого риса и Россия выходит на позиции мировых лидеров по уровню его производства. В Минсельхозе также сообщают и об увеличении производства птицы и скота.

Итоги санкций против России. Стране удаётся сохранить макроэкономическую устойчивость и финансовые резервы

Реализация антикризисных мероприятий существенно уменьшила объёмы Резервного фонда, находящегося в распоряжении Правительства РФ. Это вполне объяснимо: в условиях утраченных возможностей по внешним заимствованиям Резервный фонд не мог не вовлекаться в финансовую подпитку правительственных задач. При этом физический объём Фонда национального благосостояния по состоянию на 1 декабря 2016 года вышел на уровень 4 трлн 628,09 млрд рублей (71,26 млрд. долларов), что составляет 5,6% к уровню ВВП.

Что касается золотовалютных резервов Банка России, то с ними ситуация выглядит следующим образом. В 2014 году они сократились примерно на 25%. ЗВР на 1 января 2014 года составляли $509 млрд. В связи с реализацией стабилизационных задач золотовалютные резервы заметно снизились, весной 2015 года ЗВР вышли на уровень $356 млрд. На этой позиции падение практически остановилось. По состоянию на 9 декабря 2016 года размер золотовалютных резервов России составил 387 млрд. долларов.

Итоги санкций против России. Этап падения экономики России завершается

Ну, и в завершение описания всесокрушаемости произведённого экономического эффекта и подтверждения фактов «порванности в клочья» экономики России приведём данные некоторых авторитетных международных институтов. В частности, международное рейтинговое агентство Moody’s в своём обзоре и прогнозе на 2016 год говорит:

Мы ожидаем, что экономика России во второй половине этого года начнёт выход из рецессии, обусловленной снижением цен на нефть и газ, и, как следствие, падением ВВП и резкой девальвацией рубля.

По мнению аналитиков агентств Moody’s и Fitch, показатели падения производства в экономике России по итогам 2016 года приблизились к нулевым значениям. Что касается прогнозов на 2017 год, то в целом ожидается выход на траекторию роста ВВП, который должен составить примерно 1,7%.

В целом стабилизация финансово-кредитной системы, меры по сдерживанию инфляции, но, главное, взятый ориентир на использование собственных ресурсов национальной экономики в сочетании с политикой импортозамещения, уже улучшили показатели в ряде отраслей промышленности. По итогам года положительные показатели будут в таких отраслях, как судостроение, It-услуги, гражданское и промышленное строительство, химическая промышленность, станкостроение, деревообработка, сельское хозяйство и др. Аналитиками Bloomberg отмечается рост индексов деловой активности, а также и положительная, опережающая динамика таких показателей, как потребление электроэнергии, нагрузка на сети РЖД и физические объёмы грузоперевозок. По мнению агентства, это говорит о том, что «пульс экономики начинает биться чаще». На фоне стабилизации экономики меняется и состояние фондового рынка. В частности, по данным BofA Merrill Lynch и Emerging Portfolio Fund Research (EPFR) на первую декаду декабря 2016 года западными компаниями было инвестировано в российские ценные бумаги почти $500 млн. долларов. Это самый высокий показатель с марта 2011 года. А сделка по продаже 19,5% акций Роснефти (сумма сделки составила 10 млрд. долларов) катарскому инвестору и вовсе произвела взрыв на фондовых рынках.

Рейтинговое агентство Moody’s в прогнозе динамики состояния российской экономики на 2016 год отмечает: «Пересмотр прогнозов отражает то, что перестройка экономики России происходит быстрее, чем мы ожидали ранее». В распространённом обзоре Morgan Stanley в этой же связи говорится: «Восстановление экономики продвинулось, и скорость стабилизации будет устойчивой».

Таким образом, 2016 год можно определить, как год стабилизации национальной экономики и создания предпосылок к выходу на траекторию роста. Что ж, пожелаем стране и себе воплощения позитивных ожиданий в наступившем 2017 году.

США. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 20 января 2017 > № 2044019


США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 января 2017 > № 2043894

Инаугурации американских лидеров не всегда проходили гладко — некоторые забывали текст присяги, кто-то появлялся на церемонии пьяным, а для одного из президентов этот праздник и вовсе закончился гибелью. РИА Новости подготовило подборку курьезов, которые происходили во время инаугураций в Соединенных Штатах.

"Да поможет мне Бог!"

Эти слова так же привычны уху любого американца, как и первые строки гимна — их произносил в конце присяги каждый новый президент США, начиная с Франклина Рузвельта. Эту фразу ввел в обиход Джордж Вашингтон — первый американский президент. Ему принадлежат два рекорда: во-первых, он получил 100% голосов выборщиков, во-вторых, после переизбрания Вашингтон потратил чуть больше минуты на принесение присяги — меньше всех президентов в истории США.

Бегство с инаугурации

Третий президент США Томас Джефферсон разрешил пускать на инаугурацию всех желающих, чтобы они могли поприветствовать главу государства. Эта традиция обернулась бедой для Эндрю Джексона, седьмого президента США, вошедшего в историю под прозвищем "Король толпы". В день его инаугурации на церемонию пришли более 20 тысяч человек, в результате Джексону пришлось спасаться бегством от толпы, которая в своем стремлении повидаться с главой государства разгромила особняк, нанеся ущерб Белому дому в несколько тысяч долларов.

Смертельная церемония

В истории США был случай, когда упрямство, проявленное американским лидером во время инаугурации, имело роковые последствия. Уильям Генри Гаррисон, девятый президент США, категорически отказался надевать во время церемонии пальто, шляпу и перчатки, несмотря на то, что в тот день, 4 марта 1841 года, столбик термометра едва доходил до отметки в 8 градусов по Цельсию. Даже когда мелкий дождь превратился в ледяной ливень, Гаррисон не дал раскрыть над собой зонт и стоически продолжил читать текст речи, потратив на это около двух часов. Через три недели он заболел воспалением легких и скончался 4 апреля 1841 года.

Пьяная присяга

В 1865 году Эндрю Джонсон был выдвинут 16-м главой США Авраамом Линкольном на пост вице-президента. На церемонии инаугурации Джонсон должен был произнести речь. Чтобы побороть волнение, он решил пропустить пару рюмок, но в итоге увлекся и вышел к зрителям мертвецки пьяным. По настоянию Линкольна Джонсону пришлось покинуть церемонию.

Кстати, о России

Первым и пока единственным президентом США, который упомянул в своей инаугурационной речи Россию, остается Дуайт Эйзенхауэр. Он сказал буквально следующее: "Сейчас, когда мир так разделен, и в менее сложные времена мы продолжаем чтить народ России. Мы не боимся, а приветствуем его успехи в образовании и промышленности. Мы желаем ему успехов в его стремлении к большей интеллектуальной свободе, к безопасности перед собственными законами и к вознаграждению за свой тяжкий труд. Как только это случится, наступит тот день, и наши народы свяжут узы дружбы".

Заарканенный президент

Во время инаугурационного парада в 1953 году ковбой Монти Монтана заарканил президента Дуайта Эйзенхауэра. Сделано это было с согласия служб безопасности — чтобы добавить в церемонию "ковбойского шика". Согласно изначальному плану, Эйзенхауэру и вице-президенту Никсону должны были выдать по ковбойской шляпе, но, в конце концов, выбор был сделан в пользу трюка с лассо. По свидетельствам очевидцев, Эйзенхауэр был невозмутим, когда взвившаяся петля плотно затянулась на его шее.

Президентство, как снег на голову

Линдон Джонсон, 36-й президент Америки, принял присягу не в Вашингтоне, а в воздухе — на борту номер один. Это произошло 22 ноября 1963 года. Джонсону пришлось экстренно вступить в должность в связи с убийством 35-го президента Джона Кеннеди.

Плохая память

Несмотря на то, что на английском языке присяга состоит всего из 35 слов, некоторые президенты умудряются забыть ее содержание. Так, 44-й американский лидер Барак Обама должен был произнести: "Я, Барак Хусейн Обама, торжественно клянусь, что буду добросовестно выполнять обязанности президента Соединенных Штатов и в полную меру моих сил буду поддерживать, охранять и защищать Конституцию Соединенных Штатов". Тем не менее, после слов "клянусь, что буду" он неожиданно замолчал на несколько секунд.

Протесты

Инаугурация 37-го президента Ричарда Никсона в 1969 году была по-своему рискованной. Тогда активисты движения Mobe, выступавшие за вывод войск из Вьетнама, забросали президентский кортеж едой, бутылками и дымовыми шашками. В 1973 году в ходе второй инаугурации Никсона около 100 тысяч человек вышли на улицы, протестуя против его переизбрания.

Протесты против Никсона изначально носили антивоенный характер, а вот Джордж Буш-младший вызвал негодование американцев самим фактом своего избрания 43-м президентом США — он получил меньше голосов, чем его проигравший соперник Альберт Гор. Десятки тысяч человек вышли на улицу, протестуя против результатов выборов, а кортеж президента закидали яйцами и теннисными мячами.

США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 января 2017 > № 2043894


США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 января 2017 > № 2043890

Президент США Дональд Трамп покинул Капитолий, где обедал с членами конгресса, и направился в Белый дом, где приступит к своим обязанностям, передает корреспондент РИА Новости.

Трамп едет по перекрытым улицам в лимузине, вокруг идут десятки агентов Секретной службы США, еще около дюжины агентов стоят на подножках сопровождающих Трампа машин. Вскоре по маршруту следования Трампа пройдет инаугурационный парад.

Трамп вступил в должность в ходе инаугурации в пятницу.

Алексей Богдановский.

США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 января 2017 > № 2043890


США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 января 2017 > № 2043889

Президент США Дональд Трамп попросил участников инаугурационного обеда в конгрессе США стоя аплодировать экс-президенту США Биллу Клинтону и его супруге, проигравшей на президентских выборах Хиллари Клинтон.

"Я хочу сказать кое-что, я был очень польщен, когда узнал, что экс-президент Билл Клинтон и экс-госсекретарь Хиллари Клинтон придут сегодня, я бы хотел, чтобы вы все встали (чтобы аплодировать им)", — сказал Трамп, выступая на инаугурационном обеде в конгрессе в свою честь. Овации продолжались около 30 секунд, после чего 45-й президент США сказал: "честно, мне нечего добавить, потому что я очень уважаю этих двух людей".

В своей 16-минутной инаугурационной речи Трамп ни разу не упомянул Хиллари Клинтон.

Мероприятия по случаю инаугурации Дональда Трампа проходят в Вашингтоне в пятницу.

США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 января 2017 > № 2043889


США. Мексика > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 января 2017 > № 2043884

Президент Мексики Энрике Пенья Ньето поздравил в пятницу президента США Дональда Трампа со вступлением в должность и предложил ему диалог при условии разделения ответственности за его результаты.

"Мы будем работать для укрепления наших связей при разделении ответственности, мы наладим уважительный диалог с правительством президента Дональда Трампа для пользы Мексики", — написал Ньето в своем Twitter после инаугурации нового американского президента.

По словам Ньето, отношения с США Мексика будет строить, исходя из принципов суверенитета, национальных интересов и защиты мексиканцев.

В пятницу 70-летний Трамп официально стал 45-м президентом США, сменив на этом посту Барака Обаму. Выступая перед зрителями и гостями церемонии, Трамп пообещал сделать Америку "снова сильной, гордой, богатой и безопасной". По окончании речи Трамп повторил главный девиз своей предвыборной кампании, заявив, что "вместе мы сделаем Америку снова великой".

США. Мексика > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 января 2017 > № 2043884


США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 января 2017 > № 2043877

Уходящий президент США Барак Обама, который в пятницу передаст свои полномочия избранному президенту Дональду Трампу, признался, что уже ностальгирует по работе главой государства.

Обама в пятницу утром появился на пороге Белого дома, куда вскоре должен приехать Трамп. Журналисты спросили его, испытывает ли он ностальгию. "Конечно", — ответил 44-й президент США.

Представители СМИ также попросили сказать "несколько последних слов американскому народу", на что Обама ответил: "Спасибо!".

Обама провел на посту главы государства восемь лет, победив на выборах в 2008 и 2012 годах.

США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 января 2017 > № 2043877


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 января 2017 > № 2043875

На выборах президента США не было никакого пророссийского кандидата, но был кандидат с ярко выраженными русофобскими взглядами, заявила в пятницу официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

"Не было никакого пророссийского кандидата, это, по-моему, очевидно… Но был кандидат с таким ярко выраженным русофобским настроем. Не нравится "русофобским" — давайте скажем "антироссийским" настроем. Здесь была другая история. История того, что один кандидат четко выражал антироссийские взгляды и, возможно, на фоне этого многие посчитали, что второй кандидат будет пророссийским. Такого не было ", — заявила Захарова в эфире радиостанции "Эхо Москвы".

Дипломат отметила, что "нет там пророссийских кандидатов, никогда мы не говорили, что мы поддерживаем Дональда Трампа, или не поддерживаем его, такого не было никогда".

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 января 2017 > № 2043875


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter