Всего новостей: 2190484, выбрано 402 за 0.255 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Таджикистан. Туркмения. Китай > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 3 августа 2017 > № 2277530

CNPC начинает строительство таджикского участка газопровода Туркмения-Китай.

Межправительственное соглашение о прокладке газопровода из Туркмении в Китай через территорию Таджикистана было подписано в сентябре 2013 года.

Таджикско-китайское СП Trans-Tajik Gas Pipeline Company Ltd приступает к прокладке таджикского участка газопровода Туркмения-Китай. «Реализация проекта откладывалась в связи с некоторыми нерешенными вопросами. Разработка проекта и организация работ по его реализации осуществлялись китайской стороной. На сегодня все вопросы решены. Уверен, что проект будет реализован», – заявил журналистам министр энергетики и водных ресурсов Таджикистана Усмонали Усмонзада.

Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) и «Таджиктрансгаз» в марте 2014 года договорились создать на паритетных началах СП Trans-Tajik Gas Pipeline Company Ltd. В задачу СП входит управление таджикским участком четвертой ветки газопровода Туркмения-Китай протяженностью более 400 км. Таджикистан в проекте выступает как страна-транзитер и не может импортировать туркменский газ для собственных нужд.

По предварительной оценке, с началом транзита газа из Туркмении в Китай по этой ветке Таджикистан получит в течение 35 лет свыше $3,7 млрд.

Церемония начала строительства таджикского участка состоялась в сентябре 2014 года, однако реализация проекта так и не началась. Четвертая ветка газопровода проектной мощностью 30 млрд кубометров газа в год должна пройти по маршруту Туркмения-Узбекистан-Таджикистан-Киргизия-Китай. Стоимость таджикского участка газопровода оценивалась в $3,2 млрд. CNPC и таджикское правительство уже вложили в проект по $300 млн. Таджикистану для этого пришлось взять кредит в Гонконге сроком на 26 лет под 2,7% годовых.

Газ из Туркмении поставляется в Китай по трем веткам газопроводов, проходящих через Казахстан и Узбекистан, суммарной пропускной способностью 55 млрд кубометров газа в год.

Таджикистан. Туркмения. Китай > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 3 августа 2017 > № 2277530


Таджикистан > Транспорт. Нефть, газ, уголь > news.tj, 27 июля 2017 > № 2265530

Антимонопольщиков устраивает стоимость авиатоплива в таджикских аэропортах

Пайрав Чоршанбиев

Антимонопольное ведомство Таджикистана проанализировало рынок авиационного топлива страны, и выявило, что реальная стоимость каждой тонны переваливает за 1 тысячу долларов. Авиакомпании сегодня в таджикских аэропортах покупают каждую тонну топлива за 1 тыс. 120 долларов. А раньше было ведь дороже.

«Рынок реактивного топлива находится под нашим постоянным анализом», - заявил глава Антимонопольной службы при правительстве РТ Саъди Кодирзода в четверг на пресс-конференции в Душанбе.

Он отметил, что с начала 2016 года до настоящего момента стоимость каждой тонны реактивного топлива снизилась с 1 тысячи 883 долларов до 1 тысячи 120 долларов.

Начальник управления регулирования естественных монополий Антимонопольной службы при правительстве РТ Сайидали Зарипов подчеркнул, что на стоимость авиационного топлива существенно влияет отдаленность Таджикистана от стран-экспортеров.

«Если оценить реально, то стоимость тонны реактивного топлива у нас в республике переваливает за одну тысячу долларов», - сказал он.

Первый заместитель главы Антимонопольной службы Назхар Одиназода, в свою очередь, отметил, что доминирующее положение на рынке реактивного топлива в Таджикистане занимает Топливозаправочная компания (ТЗК).

Он сравнил таджикского и кыргызского поставщика реактивного топлива, и отметил, что последнему, с учетом того, что Таджикистан не является членом Евразийского экономического союза, каждая тонна импортируемого топлива обходится на 100 долларов дешевле.

Кроме того, продолжил Одиназода, налог на добавленную стоимость в Кыргызстане составляет 12%, а в Таджикистане – 18%.

«Более того, таджикский поставщик реактивного топлива, в отличие от кыргызского, платит акциз. Все эти факторы непосредственно влияют на стоимость реактивного топлива в Таджикистане», - заключил он.

Между тем, сам глава антимонопольного ведомства республики отметил, что многие авиакомпании связывают дороговизну авиабилетов в Таджикистане с высокой стоимостью реактивного топлива.

«Однако, не стоит забывать также о внутриведомственных расходах, расходах на аэропортовские услуги, которые существенно влияют на стоимость авиабилетов», - добавил Саъди Кодирзода.

Напомним, эксклюзивное право на поставку авиационного топлива таджикским аэропортам и на заправку воздушных судов принадлежит Топливозаправочной компании. Данная компания была создана в 2010 году при реструктуризации ГУП «Таджик Эйр». Вначале ТЗК занималась только заправкой в аэропортах. Уже в 2015 году, согласно статистическим данным, на ТЗК приходилось 75% от общего объема поставленного в Таджикистан авиатоплива. Начиная же с 2016 года, импорт реактивного топлива осуществляется исключительно одной этой компанией.

Таджикистан > Транспорт. Нефть, газ, уголь > news.tj, 27 июля 2017 > № 2265530


Таджикистан. Туркмения. Китай > Нефть, газ, уголь > news.tj, 26 июля 2017 > № 2256357

В Таджикистане начинают прокладку участка газопровода Туркменистан-Китай

Пайрав Чоршанбиев

Но газа у нас все равно не будет. Только китайские инвестиции.

Работы по поставкам оборудования и техники для прокладки таджикского участка газопровода Туркменистан-Китай начались. Прокладку данного участка планируется завершить в течение ближайших двух лет.

Дочернее предприятие CNPC (Китайская национальная нефтегазовая корпорация), которая занимается вопросами реализации проекта на территории Таджикистана, уже начала свою деятельность, - сообщил министр энергетики и водных ресурсов Таджикистана Усмонали Усмонзода в среду на пресс-конференции в Душанбе.

«Они полностью завершили дизайн трубопровода, на данный момент занимаются подготовительными работами, начался завоз оборудования и техники для строительства тоннелей», - сказал он.

По словам министра, в рамках проекта должно быть построено большое количество тоннелей, что усложняет его осуществление.

Он отметил, что межправительственное о прокладке газопровода из Туркменистана в Китай по территории Таджикистана было подписано в сентябре 2013 года. Проект должны были реализовать в течение двух лет.

Однако, подчеркнул он, реализация проекта откладывалась в связи с некоторыми нерешенными вопросами. «Разработка проекта и организация работ по его реализации осуществлялось не нами, а китайской стороной. На сегодня все вопросы решены. Уверен, что проект будет реализован», - сказал министр.

Напомним, в марте 2014 года было подписано соглашение между China National Petroleum Corporation (CNPC) и ОАО «Таджиктрансгаз» о создании совместного предприятия по строительству и эксплуатации газопровода Trans-Tajik Gas Pipeline Company Ltd.

Церемония начала строительства таджикского участка состоялась в сентябре 2014 года. Однако реализация проекта так и не началась.

На территории Таджикистана трасса будет идти из Узбекистана, и проходить от Турсунзадевского района, Гиссара, Шахринава, через Рудаки, Вахдат, Файзабад, Нурабад, Раштский район, Таджикабад и Джиргаталь – до границы Кыргызстана.

Протяженность данного газопровода по территории Таджикистана составит более 400 км, его намерены сдать в эксплуатацию в конце будущего года.

Ожидается, что по данному газопроводу ежегодно из Туркменистана в Китай будет поставляться 25-30 млрд. куб. метров природного газа. Реализация этого проекта позволит привлечь более $3 млрд. прямых инвестиций Китая в экономику Таджикистана.

Таджикистан. Туркмения. Китай > Нефть, газ, уголь > news.tj, 26 июля 2017 > № 2256357


Узбекистан. Китай. Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 15 июня 2017 > № 2212219

Узбекистан намерен нарастить поставки газа в Китай. Таджикистану пока не светит

Несмотря на потепление отношений между Таджикистаном и Узбекистаном, вопрос о возобновлении поставок газа в Таджикистан пока официально не поднимался.

Узбекистан намерен довести в ближайшие три года ежегодный объем поставок газа в Китай до 10 миллиардов кубометров, сообщил председатель правления НХК "Узбекнефтегаз" Алишер Султанов сайту Подробно.uz.

По его словам, это предусмотрено среднесрочным соглашением, подписанным в ходе майского визита президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Поднебесную.

"Соглашение, которое было подписано во время визита, — это среднесрочный документ на три года по утверждению объемов газа в рамках имеющегося большого контракта. То есть мы договорились с китайской стороной, что в 2018, 2019 и 2020 годах будем наращивать объемы экспорта до 10 млрд кубометров в год", — отметил Султанов.

При этом глава узбекского нефтегазового холдинга подчеркнул, что стороны не обсуждали во время визита строительство четвертой ветки газопровода Узбекистан — Китай, отмечает издание.

"Тем не менее этот вопрос до сих пор актуальный. На сегодняшний день существует три нитки этого газопровода. Сейчас нашим китайским партнерам тоже, наверное, не выгодно строить четвертую нитку, когда остальные мощности еще не загружены. Мы уверены, что, когда экспорт узбекского газа и транзит туркменского газа будет полностью соответствовать техническим параметрам трех ниток, а это в совокупности 50 миллиардов кубометров в год, китайские коллеги выйдут на нас с вопросом о возобновлении строительства четвертой нитки", — сказал он.

По данным статистики китайских таможенных органов, Узбекистан в прошлом году поставил в Поднебесную 2,73 миллиона тонн газа.

Напомним, Узбекистан прекратил поставки природного газа в Таджикистан в конце 2012 года. 26 декабря 2012 года ОАО "Узтрансгаз" предупредило таджикских коллег о прекращении поставок природного газа с 00:00 часов 1 января 2013 года.

Тогдашний премьер-министр Таджикистана Акил Акилов обратился с письмом к своему узбекскому коллеге Шавкату Мирзияву с просьбой рассмотреть вопрос о подписании нового газового контракта, но ответ из Ташкента на это письмо так и не поступил.

На тот момент весь закупаемый в Узбекистане газ шел на нужды завода "Таджикцемент" и Talco. Жители республики перестали получать "голубое топливо" намного раньше.

В настоящее время, после потепления отношений между двумя странами, вопрос о возобновлении поставок газа в Таджикистан официально не поднимался. Во всяком случае официально об этом госструктуры обоих стран не сообщали.

Кстати, Узбекистан занимает третье место среди государств СНГ по добыче природного газа и входит в десятку крупнейших газодобывающих стран мира – ежегодная добыча «голубого топлива» составляет 63-65 миллиарда кубометров.

Узбекистан. Китай. Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 15 июня 2017 > № 2212219


Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 12 июня 2017 > № 2212178

Да будет газ! Почему все попытки найти углеводороды в Таджикистане не приводят к успеху?

Лилия Гайсина

С 50-х годов в Таджикистане ищут нефть и газ; эксперты уверены, что запасы углеводородов в республике имеются, но их поиск результатов пока не дал. Музафар Ишанов, таджикский геолог-нефтяник, предполагает, что все дело в методике, и предлагает новую.

Геология – это наука аналогий. То есть если на одной общей площади нашли углеводороды, то на другой с такой же структурой - нефть и газ тоже имеются. По словам Ишанова, в Таджикистане есть площади, структуры которых идентичны структурам в Западном Узбекистане и Юго-Восточном Туркменистане, где были открыты крупнейшие на всем постсоветском пространстве месторождения углеводородов.

«Поисковые работы в Таджикистане ведутся примерно с 50-х годов, - говорит он. - За это время было проработано около 80 площадей, на них выявили 13 небольших месторождений нефти и газа. Но все крупные ученые на постсоветском пространстве считали и считают до сих пор, что на территории Юго-Западного Таджикистана можно открыть месторождения гораздо большего размера. Например, такие, которые были получены в Западном Узбекистане (Газли) или на юго-востоке Туркменистана (Шатлык), а это около триллиона кубометров природного газа - крупнейшие месторождения на территории всего бывшего СССР».

По словам Ишанова, свои исследования он начал много лет назад и пришел к мнению, что отсутствие результата при поиске углеводородов в нашей стране, возможно, связано с неподходящей методикой работ, которые ведут геологи.

Если объяснять на пальцах, то углеводороды, как правило, располагаются в юрских отложениях. Определяется площадь, в структуре которой специалисты предполагают наличие полезных ископаемых, производится поисковое бурение, и углеводороды мигрируют в более высокие структурные отложения – меловые и палеогеновые. Если наличие углеводородов достигает промышленных масштабов, то начинается процесс добычи. Поисковое бурение в Таджикистане до сегодняшнего дня не дало результатов, хотя бы близких к тем, что получают те же Узбекистан и Туркменистан.

«Я начал исследования по проведению аналогий в процессе нефтегазонакоплений и залежей углеводородов между структурами и пришел к выводу, что причиной непроникновения природного газа из юрских отложений в меловые являются мощные толщи соли гаурдакской свиты верхней юры, через которые должна проходить миграция углеводородов. Например, в Туркменистане толщи соли составляют около 2 тысяч метров, а у нас - до 4 км. Доказательством этому служат восемь структур, разработанные в СССР и в годы независимости, которые я детально исследовал. Все они не дали положительных результатов или при поисково-разведывательных работах на них не были выявлены промышленные запасы углеводородов. При этом я уверен, что на юго-западе есть залежи полезных ископаемых, которые могли бы обеспечить страну на десятилетия вперед», - объясняет Ишанов.

«Всю нашу промышленность можно обеспечить топливом»

Методика геолога заключается в том, что поисковые работы необходимо проводить только на площадях, в структурах которых присутствуют глубинные разломы, проникающие из нижнего структурного этажа (юрские отложения) через соли в верхние этажи (меловые, палеогеновые). При обнаружении месторасположения углеводородов проводить дальнейшее изучение структуры с помощью поисково-разведывательных работ.

«Бурение других структур, в которых такие разломы отсутствуют, результатов не принесет», - говорит он.

Ишанов объясняет, что если в структуре есть разлом, то необходимо проследить, куда он ведет, и по направлению этого разлома определять место для бурения скважины.

«Все структуры, в которых есть разломы, на юго-востоке Туркменистана и на западе Узбекистана являются газоносными, с большим содержанием углеводородов. Если в Таджикистане будут открыты такие месторождения, то всю нашу промышленность можно будет обеспечить топливом», - говорит он.

В качестве подтверждения своей методике Ишанов называет работу ленинградских ученых – Рыжкова и Соколова, в которой они, исследуя территорию Юго-Восточного Туркменистана, приходят к мнению, что если бы эти структуры не были бы связаны с разломами, то не было бы и месторождений.

«По моему мнению, то, что до сегодняшнего дня было обнаружено в Таджикистане, составляет около 2 процентов от всех запасов наших углеводородов», - говорит Ишанов.

Специалист опубликовал результаты своих исследований в научном журнале Академии наук Таджикистана и теперь готов к обсуждению этой темы со всеми заинтересованными лицами.

Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 12 июня 2017 > № 2212178


Таджикистан > Нефть, газ, уголь. Экология > news.tj, 8 июня 2017 > № 2212082

Загнанные в уголь: Таджикистан увеличивает объемы «грязного» топлива

Более 200 крупных предприятий Таджикистана «сидят» на угле, используя его в качестве топлива. В стране нехватка других энергоресурсов, поэтому власти развивают добычу угля.

Местные экологи предупреждают: это грозит необратимыми последствиями для окружающей среды. Но об экологической стороне проблемы в Таджикистане пока предпочитают не говорить, пишет экологический портал «Ливень».

Как уголь стал необходимым?

Несколько лет назад Таджикистан пользовался в основном привозным газом из Узбекистана. Но в 2012 году соседи сильно сократили поставку топлива, которое в Таджикистане в основном использовали в промышленности. Тогда «Узтрансгаз» объяснил сокращение подачи газа «отсутствием достаточных ресурсов». Работа многих таджикских предприятий оказалась под угрозой остановки. Страна решила перейти на собственные энергоресурсы – теперь Таджикистан синтезирует газ из угля.

Сначала власти республики утверждали, что использование каменного угля в промышленности — это вынужденная и временная мера. Но с каждым годом об этом говорят все реже. Собственного газа в стране нет: еще в 2006 году российский «Газпром» начал разведку газа, эти поиски сих пор не увенчались успехом. А Узбекистан так и не увеличил объем экспорта газа для Таджикистана.

Все больше предприятий стало отказываться от дефицитной электроэнергии и природного газа в пользу угля. Его добыча растет – сейчас в Таджикистане разработками угольных месторождений занимаются 19 частных и государственных компаний. На рынок потянулись китайские инвесторы, российские компании тоже выражают заинтересованность.

Уголь или окружающая среда?

Душанбинцы уже увидели, как использование угля может повлиять на экологию. В январе 2014 года на окраине столицы Таджикистана заработала ТЭЦ-2, построенная китайской компанией ТВЕА. По проекту суточная потребность этой ТЭЦ в угле достигает 6 тысяч тонн. Буквально через пару дней после запуска станции на домах, автомобилях и аттракционах в парке, расположенном неподалеку, появилась темная копоть.

Позже в Комитете по охране окружающей среды заявили, что это штатная ситуация и ТЭЦ-2 не превышает предельно допустимые нормы выбросов. Минэнерго попыталось успокоить горожан тем, что на новой станции установлены сразу две системы фильтрации: тканная и электрическая. По данным министерства, специальные газоочистители должны перерабатывать до 99,8% выбросов ТЭЦ. Твердые отходы будут использоваться при производстве строительных материалов.

Сейчас копоти на домах душанбинцев, которые живут в районе ТЭЦ-2, не видно. Станция работает в штатном режиме. Она потребляет до 50% всего добытого в Таджикистане угля.

Но негативные последствия использования угля не всегда видны невооруженным глазом, напоминает руководитель Фонда поддержки гражданских инициатив Таджикистана Муаззама Бурханова. Использование этого топлива загрязняет почву и источники воды шлаками и золой. А атмосферу - канцерогенами.

В Таджикистане добычу и использование угля в качестве топлива поддерживают китайские и отечественные предприниматели, а также китайские банки развития. Китай, улучшая политику в области охраны природы [у себя], выносит грязные сырьевые производства в другие страны, включая Таджикистан, - говорит Муаззама Бурханова, директор ФПГИ.

Кстати

В Китае уровень загрязнения воздуха значительно превышает нормы. Причина — в том числе в использовании угля в качестве топлива. В 258 из 488 исследованных китайских городов выпадают кислотные осадки. Страна страдает от угольных бурь, которые разносят по всей стране ртуть, мышьяк, свинец и другие опасные вещества.

Несколько лет назад международная организация Гринпис совместно со Всемирным фондом дикой природы (WWF) провели исследования влияния китайской угольной промышленности на окружающую среду. Их результатом стал отчет под названием «Настоящая цена угля». В нем подробно описывается колоссальный ущерб от открытой добычи угля и токсичных отходов, которые оставляет после себя использованное топливо. Экологи посчитали, что одна тонна использованного угля наносит ежегодный ущерб окружающей среде на сумму чуть больше 21 доллара США.

Обратная сторона угля

В Таджикистане не хватает не только природного газа, но и электроэнергии, которую вырабатывают в основном гидроэлектростанции. Они могут работать на полную мощность только летом, когда реки полноводные, поэтому осенью и зимой в регионах постоянно отключают свет. Для сельских жителей уголь в это время становится единственным источником тепла. Использовать альтернативные источники электроэнергии, например, солнечные батареи или ветряные мельницы, слишком дорого для местного населения.

Электричество дают только на три часа утром и на такое же время вечером. Зимы у нас долгие и морозные, мы запасаемся углем до весны. Обогреваем с его помощью свои дома, готовим еду. Другого выхода у нас нет, - говорит Мулломаин Хабибов, житель высокогорного кишлака Гувинд на севере Таджикистана.

Так живут сёла по всему Таджикистану — осенью люди закупают уголь тоннами.

Независимый эксперт в области окружающей среды Тимур Идрисов считает точечное использование угля населением допустимым. А вот масштабный переход экономики страны на этот вид топлива — нет. По словам Идрисова, поддержка развития угольного сектора затормозит формирование «зеленой» экономики и «подсадит» Таджикистан на грязное топливо на следующие 30-40 лет.

Неэффективная экологическая политика, отсутствие жесткого экологического контроля, наличие высокого уровня коррупции и отсутствие прозрачности в совокупности могут стать благодатной почвой для «экспорта» загрязнения (переноса грязных технологий и предприятий) в нашу республику отдельными корпорациями или государствами, - говорит Тимур Идрисов, эксперт в области окружающей среды .

Тем временем таджикские экономисты надеются, что развитие добычи угля приведет к росту ВВП в Таджикистане. Долгое время в структуре ВВП значительную долю занимало сельское хозяйство, но за последние два года на смену пришли строительный сектор – производство цемента — и добывающая промышленность, прежде всего угольная.

До 2020 года правительство Таджикистана планирует увеличить добычу угля более чем в 80 раз – чтобы обеспечить не только все внутренние потребности, но и экспортировать уголь за рубеж.

Таджикистан > Нефть, газ, уголь. Экология > news.tj, 8 июня 2017 > № 2212082


Таджикистан > Транспорт. Нефть, газ, уголь > news.tj, 15 мая 2017 > № 2183866

Три загадочные буквы – ТЗК. Или почему таджикские самолеты вынуждены садиться на дозаправку?

Пайрав Чоршанбиев

Таджикские авиаперевозчики все чаще совершают непредвиденные посадки для дозаправки в аэропортах соседних стран. Пассажиры опаздывают на стыковочные рейсы и возмущаются, авиакомпании пытаются оправдываться. Кто виноват и что делать? Корреспондент «АП» попытался изучить эту проблему.

Пассажиры жалуются на участившиеся в последнее время случаи посадки самолетов «Таджик Эйр» и «Сомон Эйр» в аэропортах соседних стран для дозаправки. Причем далеко не всегда их предварительно предупреждают о предстоящей посадке. В результате на час-два увеличивается время перелета, люди испытывают дискомфорт, опаздывают на стыковочные рейсы в аэропортах назначения. И делают логичный вывод: к черту патриотизм, теперь будем летать иностранными авиакомпаниями!

Таджикские авиаперевозчики теряют пассажиров и, соответственно, доход, но утверждают, что сделать ничего не могут. А эксперты отрасли называют три загадочные буквы – ТЗК.

Загадочная ТЗК

Как оказалось, аббревиатура ТЗК расшифровывается просто: Топливозаправочная компания. Открытое акционерное общество под таким названием было создано в 2010 году при реструктуризации государственного унитарного авиационного предприятия «Таджик Эйр». Сегодня именно этой компании принадлежит эксклюзивное право на поставку авиационного топлива таджикским аэропортам и на заправку воздушных судов.

Интересно, что монополистом на рынке ТЗК стала не сразу. Вначале Топливозаправочная компания входила в состав государственного авиаперевозчика «Таджик Эйр» и занималась только заправкой в аэропортах. Топливо же в республику поставлялось другими отечественными и зарубежными компаниями. После реструктуризации «Таджик Эйр» была создана независимая от госавиаперевозчика структура - ОАО «Топливозаправочная компания» (ТЗК), - которая занималась уже не только заправкой, но и поставками топлива.

Кто является владельцем контрольного пакета акций этого акционерного общества – государство или частные лица, – нам неизвестно, но оно быстро росло и агрессивно захватывало рынок. Уже в 2015 году, согласно статистическим данным, на ТЗК приходилось 75% от общего объема поставленного в Таджикистан авиатоплива. А начиная с прошлого года импорт данного вида горючего осуществляется исключительно одной этой компанией.

Недетский аппетит

Монополия почти всегда вредит рынку. Так случилось, похоже, и в случае с ТЗК. Последние годы топливо в таджикских аэропортах стало самым дорогим в регионе. Таджикская топливозаправочная компания сегодня приобретает каждую тонну топлива у российских нефтеперерабатывающих заводов в среднем за 600-700 долларов. Импорт топлива в рамках индикативного баланса России для Таджикистана осуществляется по нулевой ставке. Доставляя керосин в Таджикистан, ТЗК продает его авиакомпаниям почти в два раза дороже – за 1100-1200 долларов за тонну. При этом в соседних странах тонна авиатоплива стоит 700-800 долларов. Тот же Кыргызстан, который тоже не имеет собственного топлива и импортирует его из России на тех же условиях, что и мы, продает керосин авиакомпаниям за 800 долларов.

Почему же у нас так дорого?

Наши неоднократные попытки встретиться с ответственными лицами ТЗК, чтобы получить ответ на этот вопрос, закончились безуспешно.

Тогда мы обратились в Антимонопольную службу.

«Все в норме, мы начеку!»

Как ни странно, в Антимонопольной службе Таджикистана считают цены ТЗК на авиатопливо справедливыми. В ведомстве говорят, что республика импортирует реактивное топливо из других стран и с учетом всех расходов горючее, естественно, будет стоить намного дороже, чем в странах-экспортерах. «Компания-поставщик несет определенные расходы по доставке авиационного керосина и уплате акцизов в Таджикистане», - обосновывают свое мнение в антимонопольном органе.

Более того, в этом ведомстве подчеркивают, что за последние годы цены на авиатопливо в Таджикистане существенно снизились. «В прошлом году поступили обращения от авиакомпаний относительно пересмотра цен на авиационный керосин в отечественных аэропортах. В результате, цены были снижены с 1350 долларов до 1120 долларов за тонну. В предыдущие же годы каждая тонна топлива в таджикских аэропортах обходилась авиакомпаниям до 1,4 тыс. долларов и даже больше», - отмечают в Антимонопольной службе.

В Службе уверяют, что рынок ГСМ находится под ее постоянным наблюдением и по мере необходимости цены будут пересматриваться.

Сектор нуждается в реформах

По большому счету, нам все равно, сколько зарабатывает ТЗК на тонне авиакеросина – 100 долларов или 300. Мы бы вообще не поднимали эту тему, если бы не одно обстоятельство. Дело в том, что высокие цены на авиационное топливо в первую очередь бьют по таджикским авиакомпаниям – государственной «Таджик Эйр» и частной «Сомон Эйр».

Иностранные перевозчики уже придумали, как смягчить проблему высоких цен на топливо в таджикских аэропортах. Отправляясь в Таджикистан, они просто стараются заливать в аэропортах своей прописки запас топлива на обратную дорогу. И таким образом значительно экономят на топливе. Таджикские же перевозчики такой возможности лишены – большинство лайнеров авиапарка обеих авиакомпаний не позволяет заливать топливо с запасом. А если учесть, что расходы любого рейса почти на 60% зависят от цены на топливо, становится понятно, что наши национальные перевозчики оказываются в заведомо проигрышном положении. Отсюда высокие цены на билеты, дополнительные посадки на дозаправку в соседних с Таджикистаном аэропортах, недовольство пассажиров. И плачевное финансовое состояние наших авиакомпаний.

Специалисты убеждены, что ситуация на отечественном рынке авиатоплива не изменится, пока на нем будет сохраняться монополия ТЗК. По их мнению, Таджикистану следует вернуть право заправлять самолеты аэропортам, которые, в свою очередь, могли бы выбирать поставщика авиакеросина на конкурсной основе, благо сегодня поставками нефтепродуктов в Таджикистан занимаются около 100 различных субъектов. При такой конкуренции каждый субъект будет стараться предлагать заправщику более низкие цены.

Проблема существует уже не первый год, но правительство почему-то не решает ее. Почему-то не видит явную монополию со стороны ТЗК и сама Антимонопольная служба, просто не замечает…

Кто-то заинтересован в банкротстве таджикских авиакомпаний?

Таджикистан > Транспорт. Нефть, газ, уголь > news.tj, 15 мая 2017 > № 2183866


Таджикистан > Транспорт. Нефть, газ, уголь > news.tj, 11 мая 2017 > № 2169106

Топливная монополия убивает авиакомпании Таджикистана

Таджикские авиаперевозчики все чаще совершают непредвиденные посадки для дозаправки в аэропортах соседних стран. Пассажиры возмущаются, а отечественные авиаперевозчики теряют пассажиров и, соответственно, доход.

Но кто виноват?

Последние годы топливо в таджикских аэропортах стало самым дорогим в регионе. Таджикская топливозаправочная компания – ей принадлежит эксклюзивное право на поставку авиационного топлива таджикским аэропортам и на заправку воздушных судов - сегодня приобретает каждую тонну топлива у российских нефтеперерабатывающих заводов в среднем за 600-700 долларов. Импорт топлива в рамках индикативного баланса России для Таджикистана осуществляется по нулевой ставке. Доставляя керосин в Таджикистан, ТЗК продает его авиакомпаниям почти в два раза дороже – за 1100-1200 долларов за тонну. При этом в соседних странах тонна авиатоплива стоит 700-800 долларов…

Что говорит о деятельности монополиста Антимонопольная служба Таджикистана и считает ли она цены ТЗК на авиатопливо справедливыми?

Таджикистан > Транспорт. Нефть, газ, уголь > news.tj, 11 мая 2017 > № 2169106


Таджикистан > Нефть, газ, уголь. Транспорт > news.tj, 5 мая 2017 > № 2163999

Объем импортируемых Таджикистаном нефтепродуктов продолжает падать

Пайрав Чоршанбиев

Таджикистан продолжает снижать объем импорта нефтепродуктов, параллельно увеличивая ввоз сжиженного газа. Объем импорта нефтепродуктов в первом квартале этого года упал примерно на 12 процентов, а сжиженного газа – вырос почти на 3 процента.

Согласно данным Таможенной службы при правительстве РТ, за первые три месяца нынешнего года Таджикистаном импортировано 122 тысяч тонн нефтепродуктов на сумму около 75 миллионов долларов. Средняя цена 1 тонны топлива за этот период составила 574 доллара. В аналогичном периоде прошлого года в республику было ввезено около 139 тысяч тонн нефтепродуктов на тех же 75 миллионов долларов. Таким образом, стоимость поставляемых в Таджикистан ГСМ за год в среднем выросла на 37 долларов.

В структуре импортированных в первом квартале этого года нефтепродуктов преобладают моторные бензины (около 58 тыс. тонн) и дизельное топливо (более 43 тыс. тонн). Объем поставленного в республику реактивного топлива за этот период составил более 10 тысяч тонн, мазута – 7 тысяч тонн, а смазочных масел – свыше 3 тысяч тонн.

Основным поставщиком нефтепродуктов в Таджикистан остается российская компания «Газпромнефть-Таджикистан» (около 40 тыс. тонн). В целом поставками ГСМ на таджикский рынок занимаются 73 хозяйствующих субъектов.

Нефтепродукты в Таджикистан в первом квартале нынешнего года импортированы из 11 стран ближнего и дальнего зарубежья. Однако подавляющий объем приходится на Россию – 111 тысяч тонн.

В январе-марте этого года в Таджикистан поступило более 86 тысяч тонн сжиженного газа на сумму около 39 млн долларов. Импорт данного вида топлива по объему увеличился на 2,9%, а по стоимости – на 2,1%. Более 90 процентов сжиженного газа в Таджикистан поставляется из Казахстана. Несмотря на то, что российские нефтепродукты с 2014 года отпускаются в Таджикистан по нулевой экспортной таможенной ставке, розничная стоимость топлива на таджикских АЗС остается высокой.

В связи с этим за последние годы таджикские автомобилисты перешли на сравнительно дешевый сжиженный газ, на котором ездят около 60 процентов автотранспорта.

Таджикистан > Нефть, газ, уголь. Транспорт > news.tj, 5 мая 2017 > № 2163999


Таджикистан. Молдавия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > newskaz.ru, 8 апреля 2017 > № 2132829

Что тормозит развитие ЕАЭС - мнение

За последние месяцы в ЕАЭС проявились проблемы, которые серьезно тормозят работу организации. Прежде всего, неготовность стран-участниц признавать приоритет решений исполнительного органа ЕАЭС - Евразийской экономической комиссии. Все склонны развивать двусторонние отношения с РФ, а не отдавать даже часть своего суверенитета наднациональным органам

Иннокентий Адясов, политэксперт — для Sputnik

Нефтегазовый барьер на пути интеграции

Нефтегазовый спор между Москвой и Минском периодически вспыхивает с давних времен, он возник еще до формирования Евразийского экономического союза.

Казалось, что с созданием этого интеграционного объединения спорные вопросы о цене на газ и объемах российских поставок нефти в Беларусь будут решаться быстрее и эффективнее. Но выяснилось, что относительно определения цен на нефть у каждого свое видение.

Так, Беларусь предложила установить цену нефти для поставок между странами-членами ЕАЭС не выше стоимости, рассчитанной на основе котировок международных ценовых агентств минус затраты на поставки нефти вне ЕАЭС и на экспортные пошлины.

Российское Минэнерго сразу выступило против, так как это означало бы регулирование цен. Тогда как в договоре ЕАЭС заложено, что цены на углеводороды должны быть основаны на рыночных принципах.

Казахстан также считает, что цены на нефть должны формироваться на основании рыночных механизмов и добросовестной конкуренции. Противоречия объяснимы — Россия и Казахстан нефть продают, а Беларусь покупает.

С самого начала Россия отказалась от возврата вывозной пошлины на нефть, из которой Беларусь на двух своих НПЗ производит нефтепродукты. И экспорт нефтепродуктов стал одной из крупнейших статей экспорта РБ.

Последние месяцы российско-белорусские отношения были серьезно осложнены спором о долге Минска за полученный российский газ (хотя формально долг образовался не перед российским "Газпромом", а перед его белорусской дочерней компанией "Газпром трансгаз Беларусь").

Российская сторона считала, что Минск должен ориентироваться на двусторонние межправительственные соглашения между Россией и Беларусью (они не предусматривали автоматическую привязку цен на газ к сильно упавшим ценам на нефть).

Белорусская сторона настаивала на закрепленном в том числе и в документах ЕАЭС принципе равнодоходности цен на газ.

После встречи президентов РФ и РБ Владимира Путина и Александра Лукашенко было официально заявлено, что разногласия между сторонами преодолены.

РБ погасит долг в размере 720 миллионов долларов перед "Газпром трансгаз Беларусь" из тех средств, которые будут выделены ей в долг Россией, а российская сторона возобновит в полном объеме поставки нефти в РБ. В 2018 году цены на газ (точнее, формула их определения) должны быть пересмотрены.

Важно, что стороны подтвердили свое намерение запустить в рамках ЕАЭС в 2024 году единый рынок газа.

Хотя 31 мая 2016 года члены Высшего Евразийского экономического совета утвердили концепцию формирования общего рынка газа ЕАЭС к 2025 году. То есть Москва и Минск хотят ускорить формирование единого рынка газа ЕАЭС на год. Удастся ли это сделать? Пока четкого ответа нет.

Среди препятствий самое существенное, пожалуй, следующее: в настоящий момент цены на газ устанавливаются в соответствии с положениями межправительственных соглашений. Возникает вопрос: можно ли сохранить предусмотренный в этих соглашениях механизм ценообразования?

Этот вопрос касается не только российско-белорусских отношений, но и отношений с Казахстаном, Арменией и Кыргызстаном.

Если общий рынок газа к 2024 году будет создан, контроль над ценообразованием на нем полностью будет функцией ЕЭК, а не национальных правительств стран-участниц.

Будет ли расширяться ЕАЭС?

Давно известно, что любые интеграционные объединения устойчивы, если число потребителей внутри такого объединения составляет не менее 300 миллионов человек.

Пока ЕАЭС не дотягивает до этой цифры.

Непонятны перспективы присоединения к ЕАЭС Таджикистана, хотя Душанбе был членом ЕврАзЭС — предтечи нынешнего экономического союза.

Официальный Душанбе называет целый ряд проблем, которые мешают присоединению: компенсация неизбежных краткосрочных потерь в части таможенных пошлин; оказание поддержки в сфере технического регулирования; реорганизация таможенного ведомства; реализация транзитного потенциала Таджикистана в отношениях с Китаем и Афганистаном в рамках ЕАЭС; решение вопроса правового статуса пограничья и таможенного администрирования совместной границы Таджикистана и Кыргызстана и т.д.

Заинтересованность в этом присоединении со стороны ЕАЭС также неоднозначна.

Так что вряд ли стоит говорить о скором вступлении в ЕАЭС Душанбе.

Было много разговоров о возможном придании Молдове некого статуса наблюдателя при ЕАЭС (хотя непонятно, в чем этот статус заключается).

Как следствие, председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян и президент Молдовы Игорь Додон подписали 3 апреля меморандум о сотрудничестве.

Додон подчеркнул, что меморандум не противоречит подписанным ранее Кишиневом соглашениям с ЕС и позволит обеспечить баланс в отношениях с западными партнерами.

Но сразу же последовала реакция молдавского премьера Павла Филипа: без ратификации парламентом РМ подписанный меморандум — "просто бумага, не имеющая юридической ценности".

Так что говорить о возможном активном сотрудничестве между ЕАЭС и Молдовой пока тоже не приходится.

Есть ли возможность активизировать интеграционные процессы в ЕАЭС?

Безусловно, есть, но при одном крайне важном условии — все страны-участницы ЕАЭС должны реально отнести вопросы интеграции внутри этого объединения к своим экономическим и политическим приоритетам.

Иначе, к сожалению, ЕАЭС окажется в перманентом кризисе.

Таджикистан. Молдавия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > newskaz.ru, 8 апреля 2017 > № 2132829


Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 16 марта 2017 > № 2169096

Тепло в следующем году должны получить более 1,5 тысяч высотных домов столицы

Аваз Юлдашев

Вице-премьер Таджикистана Азим Иброхим подверг критике работу угледобывающей отрасли республики, отметив, что потребности в угле растут.

На совещании, которое Азим Иброхим провел 15 марта, подчеркивалось, что в отопительный сезон 2017-2018 годов по поручению президента только в столице к центральным отопительным сетям должны дополнительно подключить более 1,5 тыс. высотных домов, сообщил «АП» источник в правительстве Таджикистана.

Согласно прогнозам специалистов в этом году для нормального функционирования промышленных предприятий страны, ТЭЦ-2 необходимо добыть более 1,8 миллиона тонн угля.

Было отмечено, что с начала года в Таджикистане добыто 201 тыс. тонн угля, что на 40 тыс. больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В то же время вице-премьер подчеркнул, что сравнительный рост добычи угля не должен успокаивать ответственных лиц отрасли, так как потребность республики опережает рост добычи.

Иброхим поставил перед руководителями соответствующих структур задачи по увеличению объемов добычи угля, их доставки в Душанбе и другие регионы Таджикистана.

Он подчеркнул, что в угледобывающих шахтах Таджикистана необходимо строго соблюдать технику безопасности.

Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 16 марта 2017 > № 2169096


Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 23 февраля 2017 > № 2086631

В столице Таджикистана заканчивается автомобильное топливо

Автор: Пайрав Чоршанбиев

На автозаправочных станциях уже фактически нет сжиженного газа, а бензин хватит на сутки.

Проблемы с функционированием автодороги Душанбе-Худжанд привели к дефициту топлива на автозаправочных станциях столицы Таджикистана. В настоящее время на большинстве столичных АЗС отсутствует сжиженный газ, который используют порядка 60% автомобилистов страны.

«За последнюю неделю подскочили цены на сниженный газ, а сегодня уже негде заправиться», - говорят водители. Цены на литр газа в среднем поднялись за последнюю неделю на 40 дирамов.

Также выросли цены на «народную марку» бензина - АИ-92 - с 5,4 сомони за литр до 5,9 сомони.

Поставщики топлива связывают сложившуюся ситуацию с периодическим закрытием автодороги Душанбе-Худжанда, посредством которой доставляется топливо в столицу.

«У нас заканчиваются запасы в связи с закрытием дороги Душанбе-Худжанд», - сообщил «АП» один из поставщиков топлива в Таджикистан.

Данная компания доставляет топливо в центральную часть Таджикистана автотранспортом из Худжанда, куда оно ввозится из Казахстана и России железной дорогой.

В компании отметили, что запасы сжиженного газа фактически исчерпаны, на некоторых заправках его уже нет. По данным нескольких компаний-поставщиков, запасов бензина хватит минимум на два дня.

Также практически закончились запасы других поставщиков сжиженного газа, в частности компании «Фароз», там также ссылаются на возникшие сложности на автодороге Душанбе-Худжанд.

Между тем, по данным поставщиков, в Душанбе они не могут поставлять топливо железной дорогой, потому что это не выгодно. «В Душанбе нет больших нефтехранилищ, где можно было бы хранить большие запасы. Все большие хранилища только в Согдийской области», - отметили в компаниях-поставщиках.

Согласно данным энергетических ведомств, ежемесячные потребности Таджикистана в сжиженном газе составляют около 30 тысяч тонн, а бензина – чуть более 15 тысяч тонн.

Проблемы с функционированием трассы Душанбе-Худжанд начались в конце января после обильных снегопадов и схода около сотни лавин. Движение автотранспорта на участках дороги в Варзобском ущелье периодически закрывается из-за новых лавин.

Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 23 февраля 2017 > № 2086631


Таджикистан. Киргизия. Узбекистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 20 февраля 2017 > № 2086619

Кыргызский уголь потеснили с таджикского рынка

Кыргызстан сокращает добычу угля из-за резкого снижения объемов его экспорта в Таджикистан и Узбекистан.

В 2016 году добыча угля в Кыргызстане по сравнению с предыдущим годом сократилось на 136 тысяч тонн, сообщают кыргызские СМИ со ссылкой на данные Государственного комитета промышленности, энергетики и недропользования КР.

Одной из основных причин называется отсутствие рынка сбыта угля - резкое сокращение экспорта в Узбекистан и Таджикистан.

Экономика Таджикистана в настоящее время фактически полностью обеспечивается за счет собственной добычи угля. Экспортировать его за пределами республики запрещено.

Ежегодно с 2014 года Таджикистан обновляет собственный рекорд по добычи угля: 870 тысяч тонн в 2014 году, свыше 1 миллион тонн в 2015 году, более 1,3 миллиона тонн по итогам 2016 года. До 2010 года в республике добывалось всего 200 тысяч тонн.

Запрет на экспорт угля из страны введен в марте 2013 года. Соответствующим постановлением правительство планировало снизить зависимость от импорта углеводородов, увеличивая добычу угля и эффективность его использования.

Добычей угля в Таджикистане занимаются 19 предприятий на 14 месторождениях страны. Среди них наиболее крупными являются ПП «Ш.Фон-Ягноб», ООО «Талко-Ресурс», ПП «Зидди», АООТ «Ангишт». Однако, в настоящее время не все предприятия работают: некоторые из них осуществляют только сезонную деятельность.

В настоящее время в республике более 200 предприятий используют в качестве топлива уголь.

Таджикистан. Киргизия. Узбекистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 20 февраля 2017 > № 2086619


Таджикистан. Россия > Нефть, газ, уголь > news.tj, 13 февраля 2017 > № 2086664

«Газпром» приостановил поиск углеводородов в Таджикистане

Пайрав Чоршанбиев

Компания Gazprom International (зарубежная дочка Газпрома) сдала две последние лицензии на поиск углеводородов в Таджикистане.

«Промышленный приток углеводородов на «Шахринаве» получен не был, в результате чего Центральная комиссия по недропользованию и управлению движением лицензий «Газпрома» (ЦКН) всё-таки приняла решение о сдаче лицензии на Сарикамыш», - отмечается на сайте Gazprom International.

Также говорится о сдаче лицензии на участок Западный Шохамбары «ввиду чрезвычайно сложных горно-геологических условий».

В компании подчеркивают, что на данный момент прорабатывает вопрос о возможности получения лицензий на нефтегазоперспективные участки на юго-западе и севере Таджикистана.

«На большинстве рассматриваемых перспективных участков в советское время были обнаружены промышленные залежи углеводородов и сделана оценка запасов. В случае принятия решения об участии в проектах по их освоению, в задачи Gazprom International будет входить: подготовка технико-экономических обоснований, проведение комплекса геологоразведочных и промысловых исследований, переинтерпретация полученных ранее материалов, оценка ресурсного потенциала, капитальный ремонт скважин, доразведка и доразработка месторождений. Перспективные площади привязаны к существующей в республике газотранспортной системе. Предполагается, что для освоения месторождений, в случае их открытия, будет создано совместное российско-таджикское предприятие или же заключено Соглашение о разделе продукции», - отмечают в Gazprom International.

Напомним, в 2006 году «Газпром» получил лицензии на геологическое изучение перспективных площадей Саргазон (в 70 км юго-восточнее Душанбе), Ренган (в 20 км южнее). Но к активной фазе деятельности в регионе Gazprom International смог приступить только в 2008 году, после получения еще двух поисково-разведочных лицензий - на площади Сарикамыш и Западный Шохамбары.

Лицензии на право пользования недрами площади Саргазон и Ренган были сданы в 2011 году.

Таджикистан. Россия > Нефть, газ, уголь > news.tj, 13 февраля 2017 > № 2086664


Таджикистан > Нефть, газ, уголь > ved.gov.ru, 31 января 2017 > № 2060060

По данным Агентства по статистике при Президенте Республики Таджикистан, в 2016 году поставки нефтепродуктов в республику сократились по сравнению с годом ранее на 11% и составили 472 тыс. тонн нефтепродуктов. При этом, около 45% в общем объеме импортированных нефтепродуктов составило дизельное топливо, более 40% - бензин, почти 8% - реактивное топливо, 3,3% - смазочные материалы, 3,5% - другие ГСМ. В то же время объем импорта сжиженного газа увеличился почти на 3% и составил 350 тыс. тонн.

ca-news.org

Таджикистан > Нефть, газ, уголь > ved.gov.ru, 31 января 2017 > № 2060060


Таджикистан. Туркмения. Казахстан. РФ > Нефть, газ, уголь > news.tj, 30 января 2017 > № 2055757

Таджикистан все больше импортирует сжиженный газ

Пайрав Чоршанбиев

Таджикистан продолжает сокращать импорт нефтепродуктов, увеличивая ввоз сжиженного газа. В 2016 году поставки нефтепродуктов в республику сократились по сравнению с годом ранее на 11%. В то же время импорт сжиженного газа увеличился почти на 3%.

В 2016 году Таджикистан импортировал чуть более 472 тыс. тонн нефтепродуктов, что на 59 тыс. тонн меньше по сравнению с 2015 годом, сообщили «АП» в Антимонопольной службе при правительстве РТ.

Около 45% в общем объеме импортированных нефтепродуктов составило дизельное топливо, более 40% - бензин, почти 8% - реактивное топливо, 3,3% - смазочные материалы, 3,5% - другие ГСМ.

Главным поставщиком нефтепродуктов на таджикский рынок остается Россия, на которую приходится более 88% от общего объема. Оставшаяся часть нефтепродуктов ввезена в республику из Туркменистана, Казахстана, Беларуси, Кыргызстана.

Сжиженный газ в прошлом году в Таджикистан был ввезен в объеме 350 тыс. тонн, что почти на 10 тыс. тонн больше показателя 2015 года. Более 70% этого топлива было импортировано из Казахстана. Также в сравнительно небольших объемах сжиженный газ импортировался из России, Туркменистана и Кыргызстана.

Стоит отметить, что объем импорта сжиженного газа Таджикистаном за последние четыре года вырос почти в 3,3 раза – с 82 тыс. тонн в 2012 году до 350 тыс. тонн в 2016 году. Объем импорта нефтепродуктов за этот период снизился примерно на 30%.

Доля автотранспортных средств, потребляющих в виде топлива сжиженный газ, за последний год увеличился с 40% до 60%.

Таджикистан. Туркмения. Казахстан. РФ > Нефть, газ, уголь > news.tj, 30 января 2017 > № 2055757


Таджикистан. СНГ. Весь мир > Нефть, газ, уголь > news.tj, 6 января 2017 > № 2032319

У кого самый дешевый бензин в СНГ?

Наиболее дешевым бензином в мире пользуются жители Венесуэлы, Саудовской Аравии и Туркменистана. Средняя же цена бензина по миру на начало этого года составляет 0,99 доллара США за литр.

Литр бензина в Венесуэле в среднем стоит всего $0,01. Жителям Саудовской Аравии и Туркменистана каждый литр данного вида топлива обходится в $0,24 и $0,29, соответственно.

Между тем, сравнительно дорого обходится бензин жителям Гонконга ($1,93), Норвегии ($1,83), Исландии ($1,78).

Средние цены на бензин в странах мира по состоянию на 2 января этого года приводятся на сайте Global Petrol Prices, данные которого широко используют Международный валютный фонд, а также ведущие мировые СМИ.

Самый дешевый бензин среди стран СНГ продается в Казахстане ($0,43 за 1 литр). В Азербайджане средняя цена литра бензина составляет $0,46, в Беларуси – $0,60, Кыргызстане - $0,61, в России - $0,63, в Армении - $0,77, в Украине – $0,90, а в Узбекистане - $1,03.

Данные по Таджикистану на этом сайте отсутствуют.

Однако, исходя из того, что один литр «народной марки» бензина (АИ-92) в Таджикистане сегодня продается за $0,66, а самой дорогой марка (АИ-98) – за $0,73, можно сделать вывод, что средняя цена литра бензина в нашей стране составляет $0,69.

Таджикистан. СНГ. Весь мир > Нефть, газ, уголь > news.tj, 6 января 2017 > № 2032319


Таджикистан. Азербайджан > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > news.tj, 21 декабря 2016 > № 2011969 Ингилаб Ахмедов

Ингилаб Ахмедов: ИПДО может решить проблему занятости в Таджикистане

Инициатива прозрачности добывающих отраслей (ИПДО) за последние годы начала трансформацию и уже до 2020 года может стать достаточно влиятельной и востребованной во многих странах. О том, как и для чего инициатива стала меняться, рассказывает в интервью «АП» доктор экономических наук и директор Евразийского Тренингового Центра в Баку (Азербайджан) Ингилаб Ахмедов.

Наш собеседник как никто другой знает ИПДО, её слабые и сильные стороны, так как знаком с ней с тех пор, когда экс-премьер Великобритании Тони Блэр в 2003 году инициировал создание ИПДО для повышения прозрачности и открытости в платежах компаний и доходов государств от добывающей отрасли.

- Ингилаб Агаджан оглу вы с ИПДО с самого начала, и наверно на наш первый вопрос ответите лучше всех. Скептики вообще не верят в развитие инициативы в нашей стране. У многих возникает вопрос о том, зачем нужен ИПДО Таджикистану? Как бы вы им ответили?

- Да, не первый год я с ИПДО, и, причем, я бы сказал с первых дней зарождения ИПДО. Начиная с первого официального анонсирования этой инициативы с 2003 года и по сей день, я так или иначе в инициативе и поэтому могу говорить о том, как это все развивалось и для чего нужна инициатива. Вопрос, который вы задали возникает чуть ли ни в каждой стране, где внедряли ИПДО: Зачем? Почему? Кому? Для чего? и что это нам даст? и т.д. По сей день во многих странах приходится объяснять, потому что сама инициатива, её название и специфика не очень популярны. Поэтому не совсем традиционно и стандартно приходится объяснять.

ИПДО, особенно сейчас, находится на таком этапе развития, что возможно будет легче объяснять в будущем, так как эффективность работы и результат в ИПДО хотят видеть не через бумажные отчеты и возможно, мнимые цифры, а через то, как будет меняться управление в добывающем секторе в целом в странах. Вот если мы сможем перевести эту стрелку на реальное развитие и улучшение управления этой отрасли, то уже таких вопросов будет возникать меньше.

Люди будут видеть, что реально меняется управление, к примеру, золотодобывающей отрасли Таджикистана, всё потому что в процессе подготовки разработки отчетности выявили те недостатки, которые были устранены благодаря рекомендациям ИПДО, благодаря совершенствованию работы и соблюдения стандартов.

Раньше результат работы ИПДО мы видели в отчетах, кто больше выпустит отчетов и выложит больше цифр, тот и соблюдает стандарты. А как эти цифры связаны с действительностью и как конъюгируются с реальной жизнью, как они могут помочь улучшить что-то – этого было мало или по-прежнему мало, но есть надежда, что скоро все изменится.

- И всё же какие изменения мы, таджикистанцы, должны увидеть в первую очередь?

- Реально надо учитывать специфику страны. В случае с Таджикистаном – первое что бросается в глаза, особенно мне как человеку, который довольно хорошо знает вашу страну, это недостаток инвестиций, особенно в горнорудную отрасль.

В Таджикистане колоссальные запасы минералов, страна в целом бедная, и я думаю, эта отрасль реально даст развитие – может прийти в страну много качественных инвесторов, которые реально могут вкладывать в страну больше инвестиций, соответственно больше можно получить отдачу в виде налогов, решить проблему занятости и социальные проблемы. Так что Таджикистан одна из тех стран, которая развиваясь с ИПДО, может расширить каналы инвестиций и в конечном итоге использовать горнодобывающую отрасль как рычаг в экономике.

В добывающий сектор Таджикистана придут компании преимущественно из западных стран со своими новыми технологиями и стандартами управления, менеджмента и будут предъявлять более качественные и высокие требования к занятости, и соответственно снимется напряженность в вопросе кадров. У вас сейчас я повсеместно слышу о том, что люди, обучившиеся за рубежом, не могут найти в Таджикистане достойный заработок. В итоге если даже проблема полностью не решится, но хотя бы будет сглажена и не будет такой напряженной как сейчас. В случае развития ИПДО Таджикистан в считанные годы может увидеть большую разницу и расширение каналов притока инвестиций/денег в страну.

- Получается для того, чтобы гиганты пришли в страну, необходима прозрачность?

- На счет прозрачности много кривотолков. Я не вижу в прозрачности панацею. Прозрачность может быть одним из условий, но этого недостаточно и более того, как говорят - «Если есть прозрачность, и нет других необходимых компонентов, то это приводит к девальвации прозрачности и к анархии». Прозрачность лишь один из компонентов в целом хорошего управления, за прозрачностью должна следовать хорошая подотчетность. Но она необходима, так как этот сектор, впрочем как и все остальные, очень чувствителен, там большие средства и долгосрочный бизнес.

На минуту представьте компанию, которая хочет приехать в Таджикистан, и которая не знает страну, он же не приезжает строить мебельную фабрику и уже через полгода продавать эту мебель. Он приезжает вкладывать в золотодобычу и может получить первый продукт в лучшем случае через 5-7 лет, а до этого надо только вкладывать и вкладывать большие деньги.

- Раз уж мы заговорили об инвесторах. За последние годы в некоторые страны Центральной Азии активно вкладывает КНР, и часто можно услышать мнение о том, что «к нам и так приходят китайские инвестиции, зачем нам делать страну привлекательной и вводить ИПДО, если у нас есть китайские инвестиции?». Что вы можете сказать в ответ такому утверждению?

- Это интересный вопрос. Ну, во-первых, любые инвестиции, в том числе и китайские, это неплохо, пусть приходят, значит им выгодно это. Но китайские, иранские и российские инвесторы скептически относятся к ИПДО, и у них свой подход к прозрачности.

Я не согласен с мнением о том, что не нужно внедрять ИПДО, лишь потому что китайские инвестиции и так есть, и объясню почему. Китайские инвестиции они не такого масштаба, не такие предсказуемые и прозрачные и не настолько хорошо могут работать на страну, чем инвестиции, пришедшие благодаря реализации ИПДО.

Мы знаем, китайские компании работают менее прозрачно, как правило страны получают от них меньше доходов, чем от деятельности скажем западных стран. Элементарно можно привести пример Туркменистана, который поставлял колоссальные газовые ресурсы в Россию и через неё в западные страны, и после того как появились проблемы в 2008 году, после пожара на газопроводе, эта страна развернулась в сторону Китая. И мы знаем, несмотря на то, что их проект с Китаем продолжается, всё же есть недовольство и доходы несопоставимы с теми, что были раньше. Поэтому, по-прежнему, Туркменистан настроен решить геополитические вопросы и прокладывать газопровод через Каспий и Азербайджан на запад. Это не спроста.

Та же Россия, которая имеет большие проблемы по газовым вопросам с Западом, повернулась в сторону Китая, и мы знаем насколько это все неэффективно, так как ожидания были совсем другие.

Но я не против Китая, в Азербайджане тоже есть китайские компании. ИПДО расширяет эти каналы. Всегда нужно иметь диверсификацию, в ней выгода потому, что вы не зависимы от одного поставщика или инвестора. Инвестор, когда видит, что в вашу страну никто не придет, он диктует свои условия и цены, в данном случае Китай. Когда у вас есть альтернатива, к примеру, такая как ИПДО, то вы независимы от одного инвестора, к вам придут из Нидерландов, Великобритании или Швейцарии, от куда угодно, лишь бы были хорошие условия. В этом случае пусть тот же Китай будет одним из инвесторов, но в этом случае Таджикистан будет уже на совсем другом языке говорить с ним.

- Тогда в таком контексте, когда речь идет о влиянии ИПДО и о его значимости для страны и ее развитии, то можете ли вы сказать, как за все эти годы трансформировалась организация? Мы видим, что она постепенно видоизменяется…

- Я бы сказал, что это не организация, а инициатива, которой управляют разные заинтересованные стороны со всего света, в том числе из нашего региона.

Да, я могу ответить на этот вопрос, кстати может мне это легче всего сделать, так как я с ИПДО с самого начала и вижу эту динамику.

Инициатива действительно сильно изменилась, она стала более зубастой, если можно одним словом это выразить. Но до 2013 года она была совершенно беззубой. Потому что весь результат ИПДО виделся в количестве отчетов, и в том сколько отчетов страна наштамповала, и мы радовались тому, что есть статистические данные и не надо их искать. Они ведь где-то есть всегда, но их невозможно увидеть в одном отчете. Вот в этом и был весь успех ИПДО, он кстати небольшой. Я думаю, серьезно изменилась философия ИПДО после того, как первые 10 лет международное правление ИПДО увидело, что она не имеет шансов на продолжение, если фундаментально не перетрясти политику ИПДО.

Если оставить как есть, то таких инициатив много, и ИПДО затеряется и станет рядовой. Чтобы стать живучей и реально интересной, и мировое сообщество, компании и государства были заинтересованы в ее реализации, то было решено принять меры.

Выяснилось, что подавляющее большинство стран, внедряющих ИПДО, это развивающиеся страны, которые, давайте будем откровенны, в общем-то закрытые страны. Эти страны не только из нашего региона, но и из Африки и других сторон света. И ИПДО увидела, что эти страны вроде бы в ИПДО, но в то же время в самой стране ничего не меняется. Были отличные отчеты, по которым было видно, в отчетности эта страна передовая в ИПДО, а на деле в стране коррупции стало еще больше. И вот тогда выяснили, что необходимо строить мостики между развитием деятельности ИПДО и реальным развитием управления в стране в целом.

Еще важнее стало узнать о том, как инвестор пришел в страну, как он получил лицензию, как и на каких условиях заключал контракт. Этого всего не было в стандартах ИПДО, они были введены недавно.

И наконец новый вызов для ИПДО – это не оставлять конечный результат на бумаге, а попытаться внедрить стандарты в управленческий сектор страны, как мы его называем mainstreaming, который интегрируется в реальное управление страны. Вот тогда уже корреляция видна – когда у тебя есть развитие, то ты с легкостью можешь реформировать несовершенные административные структуры, делаешь их более совершенными.

К примеру, видит правительство, что лицензии выдают пять структур и это длится месяцами, так надо убрать эти препятствия и сделать процедуру более мобильной, прозрачной и эффективной. Если это произойдет вслед за ИПДО, вот это считается главным результатом, и это оценивается мировым сообществом. Может быть не сразу, но у меня есть уверенность, что в скором времени мы увидим плоды этой работы, и тогда ваш первый вопрос о том, зачем нужен ИПДО отпадет автоматически.

Таджикистан. Азербайджан > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > news.tj, 21 декабря 2016 > № 2011969 Ингилаб Ахмедов


Таджикистан. Россия > Транспорт. Нефть, газ, уголь > news.tj, 12 декабря 2016 > № 2011921

Монополия на топливо душит авиарынок

Пока на рынке будет действовать только одна заправочная компания, ни низких цен, ни адекватного обслуживания мы не дождемся.

Иностранным авиакомпаниям, летающим в Таджикистан, жестко ограничили продажу авиатоплива в аэропортах республики. В результате это отразилось не только на самих авиакомпаниях, но и, что важнее, на пассажирах, которые с середины ноября не могут получить свой багаж. Авиакомпании сгружают его, предпочитая залить полные баки керосина, чтобы не остаться без топлива.

Рейс U6 2953 Екатеринбург - Душанбе. «Уральские авиалинии». Половина пассажиров – порядка 115 мест - не получили свой багаж по прилете.

- На самом деле нашим рейсом, как потом выяснилось, прилетел багаж тех людей, кто прилетел в Душанбе днем раньше, - рассказывает Ольга – пассажир указанного рейса. – При взлете была задержка на час с лишним, пилот объявил нам, что какая-то проблема с багажом. Оказалось, что они сначала загрузили багаж, а потом половину выгрузили обратно. Как потом мне сказал представитель «Уральских авиалиний» в РТ, самолет был вынужден взять с собой дополнительно топливо (в Душанбе с этим дефицит), чтобы потом на нем же вернуться. Самолет был перегружен, поэтому решили снимать багаж.

Пассажирка возмущается, почему проблема между топливозаправочной компанией, которая не может обеспечить авиатопливом компании, совершающие рейсы в Таджикистан, и самими этими компаниями отражается на пассажирах.

- Почему мы должны из-за этого страдать?! Был бы один случай или два, но с середины ноября, как я потом узнала, это происходит постоянно. Чтобы получить свой багаж, пассажирам приходится ждать сутками. Некоторые не живут в Душанбе, они едут дальше, иногда транзитом в Согд, на Памир и так далее. Кто должен привозить им их задержавшийся багаж? Кроме этого, многие перевозят необходимые лекарства, скоропортящиеся продукты. По таджикской традиции никаких выплат не бывает, даже не считают нужным предупредить людей о том, что они не получат свой багаж по прилете. Нас, во всяком случае, не предупредили. И даже по прилете говорили с нами в аэропорту с большим одолжением, типа «не возмущайтесь, приходите завтра ночью и забирайте свои вещи», - говорит Ольга.

Что говорят в самих компаниях?

В представительствах иностранных авиакомпаний заявляют, что в последнюю декаду минувшего месяца получили уведомление от ОАО «Топливозаправочная компания» об ограничениях в обеспечении авиационным керосином.

Топливом полностью обеспечиваются только самолеты таджикских авиакомпаний. Причины ввода таких ограничений авиакомпаниям не объяснили.

«В настоящее время во всех таджикских аэропортах в лучшем случае получаем две трети запрашиваемого топлива. Бывает так, что потребности наших самолетов удовлетворяются всего лишь на 25%», - сказали «АП» в представительстве одной иностранной авиакомпании.

В связи с этими ограничениями во время полетов в Таджикистан самолеты иностранных авиакомпаний вынуждены брать с собой часть топлива на обратный путь. Соответственно, по их словам, они не могут позволить себе стопроцентную загрузку багажа пассажиров. Часть багажа просто снимают и отправляют следующими рейсами. Иногда багаж и грузы накапливаются, и тогда авиакомпании с ущербом для себя ограничивают продажу билетов пассажирам, чтобы доставить багаж ожидающим владельцам.

Как выяснилось, с такими проблемами сталкиваются в первую очередь пассажиры авиарейсов из сравнительно отдаленных от Таджикистана российских городов - Санкт-Петербурга, Москвы, Екатеринбурга и т.п. Полеты же из близлежащих зарубежных городов в республику осуществляются без подобных «жертвоприношений»: грузоподъемность авиалайнеров позволяет загружаться пассажирами, грузом, багажом и топливом на путь в оба конца, если время полета не превышает 5 часов (в обе стороны).

Монополия растет, объемы сокращаются

Обеспечение керосином самолетов в таджикских аэропортах осуществляется государственной Топливозаправочной компанией. Ранее данная компания, находясь в составе государственного авиаперевозчика «Таджик Эйр», занималась исключительно заправкой воздушных судов в аэропортах. Топливо же в республику доставлялось другими отечественными и зарубежными компаниями. После реструктуризации «Таджик Эйр» была создана независимая от госавиаперевозчика структура - ОАО «Топливозаправочная компания» (ТЗК). За последние годы ТЗК прибрала к своим рукам также и поставку авиатоплива в республику, то есть отрасль полностью была монополизирована.

Так, согласно статистическим данным, в прошлом году на ТЗК приходилось около 75% от общего объема поставленного в республику реактивного топлива. В нынешнем же году импорт данного вида топлива осуществляется одной лишь этой компанией.

Стоимость тонны авиатоплива в аэропорту Душанбе в настоящее время составляет $1150, в то время как средняя цена по российским аэропортам не достигает $800.

ТЗК отмалчивается…

Причин сокращения поставок, как и введения ограничений на заправку самолетов, у руководства ТЗК выяснить не удалось. Многочисленные обращения «АП» относительно встречи остались без ответа: то руководство компании находится в командировках, то оно на встречах или просто занято.

В Министерстве транспорта подтвердили, что «действительно, в последнее время ощущается нехватка топлива для заправки самолетов». «Однако думаю, что данная проблема будет решена в самые ближайшие дни», - сказал «АП» начальник управления гражданской авиации Минтранса Махмадюсуф Рахмон.

Он подчеркнул, что в этом направлении ведется соответствующая работа и недостающие объемы топлива уже начали завозить в республику.

Нехватку топлива представитель Минтранса связывает с изменениями цен на топливо в конце года, отметив, что обычно в этот период года возникают подобные трудности.

В представительствах иностранных авиакомпаний говорят, что практически в конце каждого года сталкиваются с нехваткой топлива в таджикских аэропортах. Однако проблема из года в год не устраняется, а, наоборот, усугубляется…

Пока нет конкуренции, нет выхода

Эксперты считают, что проблемы с заправкой самолетов в таджикских аэропортах будут повторяться и в будущем, пока на данном рынке не будет конкуренции. Они отмечают, что отсутствие конкурентов всегда выгодно монополисту, а покупатель при таких условиях вынужден смириться с возникновением различного рода лишений.

«"Достойные люди" получили у нас монополию на заправку самолетов. Других туда и близко не подпускают. Вот и работают себе в одиночестве и с удовольствием, как им заблагорассудится», - сказал таджикский авиатор на условиях анонимности.

Он отметил, что нормальное обслуживание, низкие цены, различные скидки и т.п. возможны только при появлении на рынке конкурентов.

«Если заправщик один, хочешь не хочешь будешь терпеть его прихоти. А если будет кто-то еще, можешь ему сказать: "Ты, парень, что-то не так работаешь, пойду-ка я к твоему соседу". Пока же авиакомпании могут только мириться с этими ограничениями, так как другого выбора у них просто нет», - отметил авиатор.

Экономист, также пожелавший остаться неназванным, сомневается, что ТЗК де-факто является подконтрольной государству компанией.

«Об этой компании почему-то очень мало информации. Поэтому точно определить, кому принадлежит контрольный пакет акций, затруднительно. Если же это все-таки государственная компания, то правительство вполне могло бы решить вопрос одним своим распоряжением», - сказал он.

Экономист уверен, что ТЗК приватизирована.

«На рынке создали единого монополиста. При этом отдали весь рынок в частные руки, лишив, таким образом, правительство механизмов воздействия на него», - считает он.

По мнению экспертов, нынешняя ситуация естественная: заправщик один - он может позволить себе высокие цены, старые бензовозы, которые не так быстро могут подъехать к самолету. Будут в порядке вещей также задержки рейсов из-за того, что заправщик не смог вовремя заправить самолет. Приход же конкурента подтолкнет бывшего монополиста и новую компанию предоставлять более качественные услуги. Это и снижение цены на топливо, и гарантия бесперебойной заправки воздушных судов, так как у конкурентов обычно независимые цепочки поставки керосина.

Таджикистан. Россия > Транспорт. Нефть, газ, уголь > news.tj, 12 декабря 2016 > № 2011921


Таджикистан > Агропром. Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > news.tj, 7 декабря 2016 > № 2013265

Торговцы лепешками обещают не поднимать цены

Хайдар Шодиев, Парвиз Турсунов

Мэрия Душанбе решила закрыть лепешечные, работающие на электричестве, предложив пекарям временно перейти на уголь. Забот у последних прибавилось, но они обещают: цены останутся прежними и проблем с обеспечением лепешками не будет.

Председатель города Душанбе Махмадсаид Убайдуллоев на прошлой неделе поручил в зимний сезон приостановить деятельность лепешечных, работающих на электроэнергии. Им предложено временно перейти на использование угля.

Столичная мэрия объясняет, что данная мера предпринята для улучшения ситуации с энергоснабжением в городе и снятия напряжения с линий электропередачи и трансформаторов.

Махбуба Расулова, жительница улицы Дехи Боло, рассказывает, что после временного запрета на использование электричества почти все пекари перешли на уголь или газ.

- Я занимаюсь торговлей лепешками уже несколько лет. Знаю, кто и на каком рынке продает свою продукцию. Ни на ценах, ни на весе лепешек запрет не отразился. Как вы видите, наши прилавки заполнены горячими, красивыми лепешками. Торговля не прекращается допоздна. Мы готовы и дальше предоставлять на дастархан душанбинцев свои лепешки.

По словам продавцов, то, что некоторые цеха, работающие на электричестве, закрылись, сыграло на руку другим пекарням, где пекут лепешки на угле или газе. Они стали выпускать продукции больше, а следовательно, и больше зарабатывать.

Таджикистан > Агропром. Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > news.tj, 7 декабря 2016 > № 2013265


Туркмения. Афганистан. Таджикистан > Нефть, газ, уголь. Транспорт > energyland.infо, 29 ноября 2016 > № 1986466

В Туркменистане открылся терминал по приёму, хранению и отгрузке нефтепродуктов «Ымамназар»

Сдача в эксплуатацию терминала состоялась посредством телемоста с места торжеств по случаю ввода строй первой очереди Азиатского железнодорожного коридора. Мощность терминала 540 тысяч тонн, нефтепродукты будут доставляться на терминал по железной дороге, затем для экспортных поставок отгружаться в спецавтомобили.

Стальная магистраль Туркменистан–Афганистан–Таджикистан - ключевое звено международной сети транспортных коммуникаций между Европой и Азией. Завершён первый этап проекта строительства международного железнодорожного коридора. Общая протяжённость железной дороги составит более 400 км и соединит Атамырат-Ымамназар (Туркменистан) через Акина-Андхой (Афганистан) с Таджикистаном. Стальной Шёлковый путь предоставляет трём странам, а также государствам региона доступ к мировым рынкам, и в то же время эта магистраль будет способствовать росту торгово-экономических отношений между Азией и Европой.

Страны Азиатско-Тихоокеанского региона, такие, как Китай и Индия развиваются динамично, и Туркменистан стремится к установлению транспортных связей с этими и другими странами на Дальнем Востоке, в Южной и Юго-Восточной Азии.

В рамках первой очереди этого проекта силами туркменских железнодорожников уже завершено строительство 88-километровой линии транснациональной трассы, 85 из них пролегают по туркменской территории, а еще три - между приграничными пунктами Ымамназар и Акина. На пути железнодорожной магистрали Атамырат-Ымамназар параллельно велись работы по прокладке линии электропередачи, строительству инфраструктурных сооружений на станциях Гулистан и Ымамназар, возведению на этой трассе двух крупных железнодорожных мостов. Одновременно на таможенном пункте «Ымамназар» построен также терминал по приёму, хранению и отгрузке нефтепродуктов.

Туркмения. Афганистан. Таджикистан > Нефть, газ, уголь. Транспорт > energyland.infо, 29 ноября 2016 > № 1986466


Россия. Таджикистан > Нефть, газ, уголь > energyland.infо, 24 октября 2016 > № 1946268

Инвестиции «Газпрома» в геологоразведку в Таджикистане с 2009 года составили более 5,5 млрд рублей

Среди возможных перспективных объектов, которые рассматриваются для дальнейшего изучения, - нефтегазовые месторождения на юго-западе и на севере Таджикистана. На всех предлагаемых участках в советское время были обнаружены промышленные залежи углеводородов и сделана оценка запасов.

Компания Gazprom International намерена приступить к реализации целого ряда новых энергетических проектов на территории Таджикистана. С этой целью создана рабочая группа, которая занимается изучением геолого-геофизических материалов для выбора новых нефтегазоперспективных участков. В Душанбе состоялось совещание, в ходе которого российская и таджикистанская стороны обсудили предварительные итоги ее работы и планы по организации совместной деятельности.

В совещании приняли участие заместитель министра энергетики и водных ресурсов Таджикистана Эмомиддин Аслзода, генеральный директор ОАО «Нафтугаз» (отраслевое предприятие нефти и газа при Минэнерго республики) Саиджон Саидрахмонов и глава «Сугднафтугаза» (согдийское подразделение компании) Гайбулло Бобобеков.

Российскую сторону представляли: глава представительства Gazprom International в Таджикистане Игорь Шаталов, главный геолог Евгений Кузьмин, совместная делегация специалистов Gazprom International и АО «Газпром зарубежнефтегаз».

В задачи Gazprom International, в случае принятия решения по участию в этих проектах, будет входить: подготовка технико-экономических обоснований, проведение комплекса геологоразведочных и промысловых исследований, переинтерпретация полученных ранее материалов, оценка ресурсного потенциала, капитальный ремонт скважин, доразведка и доразработка месторождений.

Согласно достигнутым в ходе совещания договоренностям, Министерство энергетики и водных ресурсов РТ намерено передать Gazprom International для анализа более детальную геолого-геофизическую информацию по предлагаемым участкам, а также пакет необходимых правоустанавливающих документов.

«Мы высоко ценим доверие и поддержку, которые оказывает руководство Таджикистана проектам «Газпрома», - сказал по итогам совещания управляющий директор и CEO Gazprom International Андрей Фик, – и со своей стороны готовы и открыты к дальнейшему полномасштабному сотрудничеству с республикой в энергетической сфере».

Взаимодействие ПАО «Газпром» и Республики Таджикистан развивается на основе долгосрочного (до 2028 года) соглашения о стратегическом сотрудничестве в газовой отрасли от 15 мая 2003 года и соглашения об общих принципах проведения геологического изучения недр Таджикистана от 10 июня 2008 года.

Соглашение, в частности, предусматривало реализацию на территории Таджикистана четырех геологоразведочных проектов на участках Сарикамыш, Западный Шохамбары, Ренган и Саргазон. После проведения необходимого объема исследований на двух последних площадях в 2011 году в российском концерне было принято решение о нецелесообразности их дальнейшего освоения, ввиду чрезвычайного сложных горно-геологических условий.

На участке Сарикамыш компания пробурила поисковую скважину №1-п Шахринав глубиной 6450 метров, ставшую самой глубокой за всю историю бурения на нефть и газ в Центральной Азии. По результатам бурения и проведения комплекса геолого-геофизических работ было выявлено восемь потенциально газо- и нефтеносных объектов. Впервые вскрыты глубокозалегающие поднадвиговые отложения, собраны уникальные геолого-геофизические данные. Однако промышленного притока углеводородов оператор не получил, в результате чего в мае текущего года Центральная комиссия по недропользованию и управлению движением лицензий «Газпрома» приняла решение о сдаче лицензии. Аналогичное решение было принято в отношении площади Западный Шохамбары.

Вместе с тем Gazprom International в качестве оператора российского «Газпрома» в рамках ранее взятых на себя обязательств рассматривает ряд других проектов в области поиска и разработки месторождений нефти и газа в республике.

Инвестиции «Газпрома» в геологоразведку в Таджикистане с 2009 г. составили более 5,5 млрд руб.

Россия. Таджикистан > Нефть, газ, уголь > energyland.infо, 24 октября 2016 > № 1946268


Таджикистан. Казахстан. РФ > Нефть, газ, уголь > news.tj, 22 октября 2016 > № 1941928

Таджикистан наращивает импорт сжиженного газа

Пайрав Чоршанбиев

Объем импорта сжиженного газа Таджикистаном вырос, несмотря на повышение его стоимости в Казахстане, который является основным поставщиком этого вида топлива на таджикский рынок.

В сентябре этого года поставщики увеличили объем импорта сжиженного газа до 31,5 тысяч тонн. По сравнению с августом, ввоз данного вида топлива вырос почти на 8,8 тысяч тонн, сообщает министерство экономического развития и торговли РТ.

В министерстве отмечают, что с начала года на таджикский рынок поставлено около 253 тысяч тонн сжиженного газа, который считается основным видом автомобильным топлива в стране.

Основным поставщиком этого топлива остается Казахстан, на который приходится более 70% от общего объема.

Также в сравнительно небольших объемах сжиженный газ импортирован из России, Туркменистана и Кыргызстана.

Согласно данным Минэкономразвития и торговли, в настоящее время более 60% автотранспорта страны используют сжиженный газ в качестве топлива.

Между тем, на автозаправочных станциях Таджикистана стоимость сжиженного газа в течение года выросла на 42% - с 2,40 сомони за один литр в начале года до нынешних 3,40 сомони.

Сравнительно высоко цены взлетели во втором полугодии этого года, когда Казахстан повысил экспортную стоимость своего топлива в два раза.

Казахстан повысил цены на сжиженный нефтяной газ с 1 июля этого года. Минэнерго этой страны тогда пояснило, что увеличение оптовых цен на сжиженный нефтяной газ связано с возросшим вывозом его за пределы страны.

Сообщалось, что в ряде регионов Казахстана сложился дефицит сжиженного газа, поэтому «в целях обеспечения стабильных поставок на внутренний рынок страны» его оптовая стоимость была увеличена с 11033 тенге ($32) за тонну до 23106 тенге ($67) за тонну.

Таджикистан. Казахстан. РФ > Нефть, газ, уголь > news.tj, 22 октября 2016 > № 1941928


Таджикистан. Россия > Нефть, газ, уголь > news.tj, 21 октября 2016 > № 1941929

"Газпром" будет искать газ в Согде

Пайрав Чоршанбиев

Новые энергетические проекты российской компании в Таджикистане.

Компания Gazprom International (зарубежная дочка Газпрома) намерена приступить к реализации целого ряда новых энергетических проектов на территории Таджикистана. С этой целью создана рабочая группа, которая занимается изучением геолого-геофизических материалов для выбора новых нефтегазоперспективных участков.

Как сообщает пресс-служба Gazprom International, среди возможных перспективных объектов, которые рассматриваются для дальнейшего изучения, находится нефтегазовые месторождения на юго-западе и на севере Таджикистана.

Отмечается, что на всех предлагаемых участках в советское время были обнаружены промышленные залежи углеводородов и сделана оценка запасов.

«В задачи Gazprom International, в случае принятия решения по участию в этих проектах, будет входить: подготовка технико-экономических обоснований, проведение комплекса геологоразведочных и промысловых исследований, переинтерпретация полученных ранее материалов, оценка ресурсного потенциала, капитальный ремонт скважин, доразведка и доразработка месторождений», - подчеркивается в сообщении.

Согласно достигнутым в ходе совещания договоренностям, министерство энергетики и водных ресурсов Таджикистана намерено передать Gazprom International для анализа более детальную геолого-геофизическую информацию по предлагаемым участкам, а также пакет необходимых правоустанавливающих документов.

Ранее сообщалось, что российская компания «Газпром» сдает две оставшиеся у нее лицензии на геологоразведку в Таджикистане - на участках Сарыкамыш и Западный Шохамбары.

В квартальном отчете ПАО «Газпром» говорилось, что 18 мая этого года Центральной комиссией по недропользованию и управлению движением лицензий «Газпром» принято решение о сдаче лицензии «в связи с нецелесообразностью дальнейшего проведения геологического изучения недр» на площади Сарикамыш и площади Западный Шохамбары.

Однако позже глава Gazprom international в Таджикистане Игорь Шаталов заявил, что российская компания не будет полностью сворачивать деятельность в Таджикистане.

«Сдача двух лицензий (площадей Сарикамыш и Западный Шохамбары) не означает, что компания полностью завершает работу в Таджикистане и сворачивает свою деятельность в республике. Мы будем рассматривать другие варианты работы в Таджикистане», - сказал «АП» Игорь Шаталов.

Напомним, соглашение между правительством Таджикистана и ОАО «Газпром» об общих принципах проведения геологического изучения недр республики было подписано в 2008 году.

Таджикистан. Россия > Нефть, газ, уголь > news.tj, 21 октября 2016 > № 1941929


Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 20 октября 2016 > № 1941923

Таджикистан побил свой собственный рекорд по добыче угля

Пайрав Чоршанбиев

До конца года в Таджикистане планируется добыть примерно 1,8 миллиона тонн угля.

Угледобывающие предприятия Таджикистана установили очередной рекорд: с начала года таджикскими горняками добыто 1 млн. 114 тыс. тонн угля. Этот показатель на 72 тыс. тонн больше показателя 2015 года, когда был добыт рекордный для независимого Таджикистана объем угля.

По данным министерства промышленности и новых технологий РТ, добычей угля в Таджикистане занимаются 19 предприятий. Среди них наиболее крупными являются ПП «Ш.Фон-Ягноб», ООО «Талко-Ресурс», ПП «Зидди», АООТ «Ангишт». Однако, в настоящее время не все предприятия работают: некоторые из них осуществляют только сезонную деятельность.

Объем остатков топлива в настоящее время в хранилищах предприятий и точках реализации угля составляет примерно 188 тыс. тонн.

По данным Минпрома, в настоящее время в республике более 200 предприятий используют в качестве топлива уголь.

Основным покупателем добываемого в стране угля является Душанбинская ТЭЦ-2, на которую приходится почти 50% от общего объема.

В настоящее время около 88% потребностей Таджикистана в углях обеспечивается за счет внутренней добычи.

До конца года в Таджикистане планируется добыть примерно 1,8 млн. тонн угля. «Объем добычи угля в стране увеличился с 200 тысяч тонн в 2010 году до более 1 миллиона в 2015 году. По итогам нынешнего года планируется уже добывать 1,8 млн. тонн угля», - сказал премьер-министр страны Кохир Расулзода 14 октября на встрече с предпринимателями.

Отметим, что за последние два года в Таджикистане производится рекордный объем угля - 870 тыс. тонн в 2014 году и свыше 1 млн. тонн в 2015 году. До обретения же Таджикистаном независимости добыча угля в республике доходила всего до 309 тыс. тонн.

Начиная с 1 марта 2013 года, в Таджикистане введен запрет на экспорт угля из страны. Правительство республики намерено таким образом снизить зависимость от импорта углеводородов, увеличивая добычу угля и эффективность его использования.

Весной 2012 года был принят закон «Об угле», призванный привлечь в данную отрасль новые инвестиции.

Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 20 октября 2016 > № 1941923


Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 6 октября 2016 > № 1929160

Сколько мы потребляем топлива, и кто нам его поставляет

Цены на самое ходовое топливо в Таджикистане - сжиженный газ к концу года еще вырастут.

Минэнерго Казахстана объявило о двукратном увеличении оптовой стоимости своего сжиженного нефтяного газа, а более 70% этого топлива уже много лет мы покупаем именно у них.

Таджикские предприниматели, которые занимаются поставкой и реализацией сниженного газа в республике, связывают повышение цен напрямую с ростом топлива у соседей. Но отказываться от казахстанского импорта они не собираются. По крайней мере, пока.

Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 6 октября 2016 > № 1929160


Таджикистан. Франция. РФ > Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 3 октября 2016 > № 1918913

Таджикистан: газ, застрявший в горах

Таджикистан – горная страна, почти 93% территории которой приходится на хребты Памира и Тянь-Шаня. Не имея доступа к основным транспортным путям Евразии, не имея регулярного снабжения электроэнергией и каких-либо существенных запасов углеводородов для покрытия нужд страны, с 32-33% населения, живущими ниже уровня бедности, обреченный существовать благодаря переводам денег трудовых мигрантов (в основном из России) Таджикистан, казалось бы, обладает не самыми внушительными перспективами экономического развития.

Однако на фоне активизации разведочной деятельности в течение последних десяти лет и в Таджикистане появились надежды на возможность самообеспечения собственными углеводородными ресурсами. Сможет ли Душанбе повторить путь ведущих среднеазиатских государств?

Газовое истощение

В отличие от соседнего Узбекистана, в Ферганской долине которого нефтеразведочная деятельность велась еще в XIX в., Таджикистан никогда не был приоритетным направлением деятельности советских энергетиков. Благодаря своеобразному возведению газопроводов в советскую эпоху, через территорию Таджикистана пролегают трубопроводы. Например, через таджикистанскую часть Ферганской долины поступает узбекский газ из одного конца страны в другую. Запасы большинства разрабатываемых сейчас газовых месторождений в Таджикистане довольно небольшие, а сами залежи близки к истощению.

Первое месторождение газа в Таджикистане, Кызыл-Тумшук с объемом извлекаемых запасов в чуть менее 2 млрд м3 было открыто в 1964 г. Затем неподалеку от Душанбе, в 1960-1970-х гг. были открыты месторождения Андыген, Шохамбары, Бештентякское, Комсомольское в Сурхан-Вахшской нефтегазоносной области, позволившие вывести уровень добычи до 340-350 млн м3 в год к началу 1970-х гг.

Однако Таджикистану не удалось сохранить такие объемы добычи более 10-15 лет и после распада Советского Союза, когда к естественному истощению месторождений присовокупились и экономические факторы, газовая промышленность страны пришла в упадок.

Начало 2010-х гг. пока что ознаменовало лишь достижение самых низких показателей за последние 50 лет – в 2013 г. после 46 лет добычи полностью исчерпались запасы Кызыл-Тумшукского месторождения. Таким образом, в 2015 г. добыча газа составляла лишь 4 млн м3, примерно в десять раз меньше, чем десятью годами ранее.

Таджикистан рассчитывает в ближайшем времени повторить достижения 1960-1970-х гг. Руководство страны надеется, что разработка месторождений в Афгано-Таджикском нефтегазоносном бассейне (АТНБ) может повлечь за собой возрождение углеводородной энергетики в стране.

По предположениям таджикских властей, недра страны скрывают в себе неразведанные 113 млн тонн нефти и 863 млрд м3 газа, и подавляющая часть этих ресурсов находится в АТНБ.

Некоторые зарубежные инвесторы заговорили о «новом Кувейте», крупные нефтегазовые концерны Газпром, Total, CNODC) закрепили свое участие в проектах на территории Таджикистана. Хотя по своей структуре осадочных пород Афгано-Таджикский нефтегазоносный бассейн похож на нефтегазоносные формации вдоль Амударьи, имеется ряд различий, которые усложнят превращение страны в новый Туркменистан.

Наибольшую проблему представляет собой аномально высокое пластовое давление, причем коллекторные слои совсем не однородны. Если учесть, что вся геологоразведочная деятельность проходит в непосредственной близости от высокогорной местности – например, для достижения продуктивных отложений на месторождении Саргазон «Газпрому» следовало бы пробурить скважину глубиной в 8,5-9 км, что оказалось бы экономически крайне невыгодным.

К тому же основная часть добытого в Таджикистане газа принадлежит к категории высокосернистых, что в еще большей степени снижает экономическую привлекательность проектов.

Это, однако, вовсе не означает что Таджикистан не обладает масштабными газовыми ресурсами – просто они залегают слишком глубоко, под множеством неравномерно расположившихся пластов.

Предполагается, что подсолевые слои недр Таджикистана содержат наибольшие объемы углеводородов, однако дороговизна и технологическая сложность добычи в таких условиях на данный момент делают разработку этих залежей фактически невозможными.

«Газпром» уходит

В этом отношении примечательно, что в середине августа 2016 г. Gazprom International заявил об отказе от лицензий на разработку месторождений Сарыкамыш и Шохамбары, сославшись на высокую стоимость добычи и неблагоприятный налоговый режим в стране. Это решение «Газпрома» закрепляет полный уход компании из Таджикистана, после того как в 2014 г. российский концерн сдал полученные лицензии на разработку месторождений Ренган и Саргазон (работы велись с 2006 г.).

Геологоразведочные работы «Газпрома» проходили в весьма затруднительных условиях – буровая скважина «Шахринав-1» на месторождении Сарыкамыш была пробурена до глубины 6,5 км и стала, таким образом, самой глубокой за всю историю добычи газа в Центральной Азии. Хотя предполагаемые запасы на том же месторождении Сарыкамыш составляли 18,5 млрд м3, «Газпром» так и не нашел промышленных объемов газа.

Тяжелые геологические условия

После ухода «Газпрома» из страны единственный проект, в котором задействованы международные «мейджоры» – Бохтар. Лицензия на Бохтар покрывает четверть территории Таджикистана, в том числе и столицу Душанбе, и акционеры проекта – Tethys Petroleum, Total и CNODC – намереваются открыть новые месторождения для покрытия небольшого домашнего спроса и экспорта газа в соседний Китай.

Хотя блок Бохтар разрабатывается с 2008 г., никаких существенных успехов геологическая разведка не принесла, несмотря на уверения акционера, что Бохтар – «бассейн мирового класса», обладающий перспективными ресурсами газа в объеме 3,2 трлн м3.

По всей видимости, рано или поздно Total и CNODC выйдут из проекта ввиду бесперспективности добычи газа в столь тяжелых геологических условиях (или пытавшаяся ранее продать свою долю Tethys Petroleum сама откажется ввиду тяжелого финансового положения), лишив таким образом Таджикистан возможности нарастить добычу нефти и газа хотя бы до уровня 1960-1970-х гг. Тем не менее находящийся на глубине 7-8 км таджикистанский газ будет и впредь будоражить воображение газовиков всего мира.

avesta.tj

Таджикистан. Франция. РФ > Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 3 октября 2016 > № 1918913


Таджикистан. Канада > Нефть, газ, уголь > news.tj, 29 сентября 2016 > № 1916025

Битва за «Бохтар»: Нефтегазовые компании согласуют назначение независимого арбитра

Пайрав Чоршанбиев

Международное арбитражное разбирательство, где канадская компания Tethys Petroleum будет противостоять своим партнерам по Бохтарскому проекту (Bokhtar Operating Company), начнется после назначения независимого арбитра.

Стороны уже определились с выдвигаемыми ими арбитрами. В настоящее время сторонами согласуется третий независимый арбитр, который должен быть назначен до начала арбитражного разбирательства, сообщает пресс-служба Tethys Petroleum.

В сообщении напоминается, что партнеры Tethys Petroleum в Таджикистане - французская компания Total и Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) - инициировали в отношении Tethys арбитражное разбирательство в Международном арбитражном суде.

В своем иске эти компании требовали взыскать с таджикской «дочки» Tethys $9 млн. (плюс расходы в ходе разбирательства) в связи с невыполнением своих финансовых обязательств.

В связи с этим, отмечается в сообщении, Tethys обратилась с встречным иском против своих партнеров, требуя взыскать с них в свою пользу $10,1 млн.

Отметим, что 19 мая этого года компании Total и CNPC обратились с иском в Международный арбитражный суд на компанию «Куляб Петролеум Лимитед» (дочернее предприятие Tethys Petroleum). Встречный иск Tethys Petroleum последовал в начале сентября.

Компания Tethys пришла в Таджикистан в 2008 году, получив лицензию на крупную площадь (примерно 36 тыс. квадратных километров) на юго-западе Таджикистана.

Лицензия, как отмечали в Tethys, представилась правительством Таджикистана на хороших условиях сроком на 25 лет.

В конце июля 2012 года руководство компании заявило, что в результате проведенной геологической разведки на площади Бохтар найдены поистине «супергигантские» запасы нефти и газа. Специалисты компании оценили эти ресурсы без учета фактора риска в 27,5 млрд. баррелей нефтяного эквивалента, 69% из которых приходится на газ, а 31% - нефть и газовый конденсат. После этих заявлений интерес к таджикским запасам нефти и газа стали проявлять такие крупные мировые компании как Total и CNPC.

В июле 2013 года Tethys, Total и CNPC подписали Договор о предоставлении доли участия. В результате каждая сторона приобрела одну третью долю участия (33,335%) в Бохтарском Соглашении о разделе продукции.

В сентябре прошлого года CNPC и Total потребовали от Tethys Petroleum выйти из этого проекта. Данный ультиматум по отношению к Tethys Petroleum был поставлен партнерами по причине не выполнения компанией своих обязательств и задолженности по проекту.

В октябре прошлого года компания Tethys заявила, что может выйти из проекта по поиску углеводородов в Таджикистане. В сообщении на официальном сайте Tethys говорилось, что компания не смогла выполнить свои финансовые обязательства по проекту разработки месторождения Бохтар.

В связи с этим партнеры Tethys по данному проекту потребовали выхода канадской компании из Бохтарского соглашения.

Tethys в своем последнем сообщении подчеркивала, что будет использовать все коммерчески разумные усилия, чтобы защитить свои интересы в проекте по разработке месторождения Бохтар.

Ранее начальник Главного управления геологии при правительстве РТ Мурод Хол заявил на пресс-конференции, что за семь лет работы по Бохтарскому проекту не было достигнуто каких-либо определенных результатов.

Таджикистан. Канада > Нефть, газ, уголь > news.tj, 29 сентября 2016 > № 1916025


Киргизия. Таджикистан > Нефть, газ, уголь > kyrtag.kg, 29 сентября 2016 > № 1915731

Депутат Жогорку Кенеша Таабалды Тиллаев от фракции «Республика –Ата Журт» потребовал от правительства Кыргызстана немедленно разобраться с вопросом утечки отечественного газа в соседний Таджикистан. С таким требованием народный избранник выступил на заседании парламента в четверг.

«На юге Кыргызстана есть месторождение газа, с которого голубое топливо уходит в соседний Таджикистан. Однако власть на это совсем не реагирует, я не знаю чьи интересы здесь кроются»,- заявил депутат.

По имеющейся у него информации, из данного месторождения в соседнюю страну было направлено 7 млрд кубов газа.

«Это ведь немалые деньги около 1 млрд сомов, куда смотрит кабмин? Ашырбек Мойдунович, немедленно разберитесь с этим вопросом»,- обратился депутат к полпреду правительства в парламенте Ашырбеку Темирбаеву.

Киргизия. Таджикистан > Нефть, газ, уголь > kyrtag.kg, 29 сентября 2016 > № 1915731


Таджикистан > Нефть, газ, уголь > ved.gov.ru, 27 сентября 2016 > № 1944919

По данным Минэнерго Таджикистана, республика располагает разведанными запасами каменного угля, оцениваемыми на уровне 4,3 млрд. тонн. Активная разведка и разработка угольных месторождений активизировалась на фоне сворачивания поставок природного газа из Узбекистана в 2012 г. Вместе с тем, привлекательность угля в качестве источника энергии для Таджикистана может снизиться в случае улучшения условий импорта нефти и газа из-за рубежа, например в случае восстановления импорта из Узбекистана, подключения к международным нефте - газопроводам, или обнаружения новых собственных месторождений нефти и газа в стране. Кроме того, по данным отчета, подготовленного Управлением стратегического и отраслевого анализа Евразийского банка развития (ЕАБР) «Угольная промышленность в странах ЕАБР», сложный инвестиционный климат, а также наличие рисков социального и политического характера могут стать преградой на пути развития угольной промышленности Таджикистана.

Азия-плюс

Таджикистан > Нефть, газ, уголь > ved.gov.ru, 27 сентября 2016 > № 1944919


Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 27 сентября 2016 > № 1916015

ЕАБР: Сложный инвестклимат может помешать развитию угольной промышленности Таджикистана

Пайрав Чоршанбиев

Сложный инвестиционный климат, а также наличие рисков социального и политического характера могут стать преградой на пути развития угольной промышленности Таджикистана, считают эксперты Евразийского банка развития.

«Привлекательность угля в качестве источника энергии для Таджикистана может снизиться в случае улучшения условий импорта нефти и газа из-за рубежа. Например, в случае восстановления импорта из Узбекистана или подключения к международным нефте- и газопроводам, либо в случае обнаружения новых собственных месторождений нефти и газа в стране», - говорится в обзоре «Угольная промышленность в странах ЕАБР», подготовленном Управлением стратегического и отраслевого анализа ЕАБР.

Аналитики банка подчеркивают, что Таджикистан располагает запасами каменного угля, оцениваемыми на уровне как минимум 4,3 млрд. тонн. Их разработка существенным образом активизировалась, начиная с 2012 года, на фоне сворачивания поставок природного газа из Узбекистана.

«Угледобывающая отрасль экономики Таджикистана имеет обширные перспективы для дальнейшего развития: уголь является единственным, помимо импортных, источником энергии для страны, предложение которого может быть увеличено быстро и с умеренными затратами», - заключают аналитики ЕАБР.

Отметим, что за последние два года в Таджикистане производится рекордный объем угля - 870 тыс. тонн в 2014 году и свыше 1 млн. тонн в 2015 году.

До конца нынешнего года угледобывающие предприятия республики обязуются произвести порядка 1,7 млн. тонн угля, установив, таким образом, очередной рекорд по добыче этого вида твердого топлива.

Как сообщили «АП» в министерстве промышленности и новых технологий РТ, по состоянию на конец августа этого года объем добычи угля составил 770 тыс. тонн, что на 245 тыс. тонн больше показателя аналогичного периода прошлого года.

Добычей угля в республике занимаются 18 предприятий. Среди них наиболее крупными являются ПП «Ш.Фон-Ягноб», ООО «Талко-Ресурс», ПП «Зидди», АООТ «Ангишт», которые обязуются в целом произвести до конца года 1,5 млн. тонн угля. Еще порядка 200 тыс. тонн этого вида топлива планируют произвести оставшиеся 12 предприятий.

По данным Минпрома, в настоящее время в республике более 200 предприятий используют в качестве топлива уголь.

Начиная с 1 марта 2013 года, в Таджикистане введен запрет на экспорт угля из страны. Правительство республики намерено таким образом снизить зависимость от импорта углеводородов, увеличивая добычу угля и эффективность его использования.

Весной 2012 года был принят закон «Об угле», призванный привлечь в данную отрасль новые инвестиции.

Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 27 сентября 2016 > № 1916015


Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 20 сентября 2016 > № 1906680

В Таджикистане сжиженный газ подорожал на 30%

Пайрав Чоршанбиев

Примерно на 30% подорожал сжиженный газ на автозаправочных станциях Душанбе после повышения Казахстаном цен на этот вид топлива с начала июля этого года.

Один литр сжиженного газа на душанбинских АЗС сегодня продается по цене 3,6 сомони, в то время как еще в начале июля литр этого вида топлива стоил 2,8 сомони.

Сжиженный газ в Таджикистаном в основном поставляется из Казахстана. Согласно данным министерства энергетики и водных ресурсов РТ, за восемь месяцев этого года республикой импортировано свыше 221,1 тыс. тонн сжиженного газа, и примерно 70% от общего объема приходится на Казахстан.

При этом, согласно данным министерства экономического развития и торговли РТ, в республике сжиженный газ в качестве топлива используют более 60% автотранспорта.

Казахстан повысил цены на сжиженный нефтяной газ с 1 июля этого года. Минэнерго этой страны тогда пояснило, что увеличение оптовых цен на сжиженный нефтяной газ связано с возросшим вывозом его за пределы страны.

«В последнее время на внутреннем рынке сжиженного нефтяного газа образовалась неоднозначная ситуация. В отдельных регионах Республики Казахстан образовался так называемый дефицит этого вида топлива», - говорилось в сообщении Минэнерго РК.

«Установлено, что из-за высокой оптовой цены в соседних странах (Россия - 59019 тенге ($170) за тонну, Таджикистан - 104864 тенге ($302) за тонну) наблюдается переток топлива на эти рынки - поставщикам выгоднее реализовать продукцию там», - отмечали в министерстве.

В сообщении уточнялось, что в ряде регионов Казахстана сложился дефицит сжиженного газа, поэтому «в целях обеспечения стабильных поставок на внутренний рынок страны» его оптовая стоимость была увеличена с 11033 тенге ($32) за тонну до 23106 тенге ($67) за тонну.

Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 20 сентября 2016 > № 1906680


Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 2 сентября 2016 > № 1916008

По данным Минпрома Таджикистана, по состоянию на 28 августа 2016 г. объем добычи угля составил 770 тыс. тонн, что на 245 тыс. тонн больше аналогичного показателя прошлого года. Добычей угля в республике занимаются 18 предприятий, в том числе, ПП «Ш.Фон-Ягноб», ООО «Талко-Ресурс», ПП «Зидди», АООТ «Ангишт». Напомним, что в соответствии с планами Минэнерго Таджикистана, до конца 2016 г. должно быть произведено около 1,7 млн. тонн угля. Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 2 сентября 2016 > № 1916008


Таджикистан. Россия > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 24 августа 2016 > № 1876016

Почему Газпром решил досрочно закончить геологоразведку в Таджикистане? Давит ли Кремль на Душанбе? Почему российские СМИ остро реагируют на переименование улиц в республике? Ответы на некоторые из острых для Таджикистана вопросов в обзоре публикаций ведущих местных и региональных СМИ.

Не щедрые недра

«Газпром», не дожидаясь окончания срока действия, сдает лицензию на разработку двух газовых месторождений Сарыкамыш и Западный Шохамбары в Таджикистане, назвав дальнейшую их разработку нецелесообразной.

По словам главы представительства Gazprom international в Таджикистане Игоря Шаталова, за годы работы в этой стране (с 2003 года — ИА REGNUM ) компания потратила 6 млрд рублей, из которых около 1,5 млрд ушли на налоги.

«Если бы все же нашли и газ, и нефть в Таджикистане, добыли и продали, то чисто дисконтированный доход компании был бы минус $371 млн после всех продаж, а при этом Таджикистан в виде налогов получил бы чисто $500 млн, при этом не вложив ни единого цента», — пишет «Азия-Плюс».

Будет ли свернута деятельность компании в Таджикистане полностью, пока неизвестно, все будет зависеть от решения высшего руководства «Газпрома», которое уведомлено об экономической невыгодности работы в стране из-за «неприемлемой налоговой политикой страны».

Пикантности ситуации придает заявление начальника Главного управления геологии Мурода Джумазоды, сделанное буквально месяц назад, в середине июля, о том, что Gazprom International запросила у таджикского правительства разрешение на начало работ по бурению второй скважины на площади Сарыкамыш.

«Геологические изучения подошли к концу, но госкомиссия по запасам пока не получила данные компании, и мы не знаем, есть там промышленные запасы газа и нефти или нет. Но компания намерена продолжить работу в Таджикистане», — заверил журналистов Джумазода.

Шаталов это заявление опроверг, но отметил, что не исключает теоретической возможности продолжения работы в стране: «Мы не запрашивали вторую скважину у правительства Таджикистана и не собираемся этого делать, так как считаем, что разработка с учетом нынешней налоговой системы экономически неэффективна. Мы теряем больше, чем вкладываем».

«Что касается запроса на работу на других площадях, в частности на севере Таджикистана, то, прежде чем запросить у правительства разрешение, в Таджикистан приедет группа специалистов, будет всё тщательно изучаться, в том числе налоговый и таможенный режим. Будем смотреть, есть ли возможности и перспективы. Это долгий процесс, и решение принимается не за один-два дня», — подчеркивает глава представительства.

С нецелесообразностью работы «Газпрома» в Таджикистане соглашаются и эксперты.

По словам сотрудника Российского института стратегических исследований Аждара Куртова, для сворачивания деятельности в стране у компании есть как минимум три причины. Во-первых, в условиях высокогорья пласты углеводородов залегают на гораздо большей глубине, и себестоимость бурения в горной местности значительно превышает аналогичные затраты на разработку месторождений в равнинных зонах. Другим странам невыгодно разрабатывать природные ресурсы в Таджикистане, так как «любая хозяйственная деятельность в горах в несколько раз дороже, чем исследования на равнине».

Во-вторых, он отмечает, что на близлежащих территориях нет потенциальных потребителей таджикского газа, и добытое голубое топливо может пойти только на внутреннее пользование, «а пример соседней Киргизии показывает, что население предпочитает не платить за электроэнергию и природный газ».

Третьим фактором эксперт выделяет и вопрос безопасности, который не может не волновать любого инвестора.

«Таджикистан — прифронтовое государство на границе с Афганистаном. Постоянная угроза военного вторжения — один из тех политических рисков, который обязаны оценивать все инвесторы. «Исламское государство» (террористическая группировка, деятельность которой запрещена в десятках стран, в том числе в РФ — ИА REGNUM ), в отличие от талибов, имеет планы по распространению на территории бывшего СССР, и, прежде всего, в Центральной Азии. Вести разведку в таких условиях небезопасно», — заключает Куртов.

Тем временем радио «Озоди» обращает внимание на тот факт, что Таджикистан нуждается в собственном природном газе, так как ранее импортировал от 1 до 1,5 млрд кубометров в год из Узбекистана, однако тот год за годом снижал объемы поставок природного газа в Таджикистан, и с 2012 года эти поставки прекратил вовсе.

Сегодня же приходится переводить производство на уголь, параллельно разыскивая иностранных инвесторов для добычи газа на таджикской территории.

«Независимая газета» пишет, что в сворачивании работ «Газпромом» некоторые эксперты видят давление Москвы на Душанбе в принятии решения по вопросу вступления в ЕАЭС.

«Вступление Таджикистана в ЕАЭС дает определенные гарантии российскому бизнесу. Москва заинтересована в этом и с военно-политической точки зрения: в республике расквартирована 201-я военная база, находится оптико-электронный узел системы контроля космического пространства «Окно». Однако возможное вступление Таджикистана в ЕАЭС не устраивает Ташкент и Пекин, так как ведет к усилению организации в регионе. Не исключено, что Китай именно по этой причине может приостановить сотрудничество с Таджикистаном», — говорит завсектором экономического развития постсоветских стран Института экономики РАН Елена Кузьмина.

Несколько иного мнения придерживается независимый таджикский экономист Бехруз Химо:

«Не думаю, что это давление Кремля на Таджикистан. Дело именно во все более неподъемной для Москвы цене для сохранения своего влияния. Но поиск углеводородов «Газпромом» выгоден Таджикистану, потому что кроме России может прийти только Китай, но попросит льготные условия. Таджикистану необходимо пойти на уступки и предоставить «Газпрому» налоговые льготы», — говорит аналитик.

Он также отмечает, что при любом раскладе инвестиции «Газпрома» в Таджикистан — почти благотворительность. «Для России и «Газпрома» тоже будет символично оставаться в Таджикистане даже при экономической невыгодности, поскольку влияние Москвы в соседних с ним странах уже ослабло», — заключает «НГ».

Улицы носят имена великих людей

19 августа «Известия» со ссылкой на собственный источник в мэрии сообщили о том, что власти Душанбе намерены переименовать ряд столичных улиц, которые названы в честь советских героев, деятелей науки и культуры.

«Власти опираются на мнение комиссии по переименованию. Но кто там сидит? Они трогают святое — имена героев Великой Отечественной. Понимаю, если это имена революционеров, людей, которые довольно опосредованно относятся к истории Таджикистана, но советские герои! Улицы переименовываются в честь очень достойных людей, но так не сохраняется история. Мы уничтожаем памятники прошлого. Но накопление ценностей происходит не за счет уничтожения старых памятников, а за счет сохранения прошлых и накопления новых. Тогда и новые памятники будут иметь какую-то ценность. Надо бороться за то, чтобы вернуть эту память», — прокомментировал ситуацию таджикский историк Гафур Шерматов.

В российских СМИ такая новость была встречена с большой настороженностью и даже возмущением.

«КоммерсантЪ», пытаясь предположить, как размышляют таджикские чиновники, приходит к выводу о том, что Таджикистану не стоило бы оскорблять патриотических чувств народа страны, которая регулярно оказывает финансовую и военную помощь и трудоустраивает таджикских безработных.

«Я бы, наверное, принял во внимание тот факт, что в России, от которой моя страна так сильно зависит, к памяти о Великой Отечественной войне особое отношение. И что переименование улиц, названных в честь героев той войны, в соседней стране могут воспринять болезненно, как некую демонстрацию. А что демонстрировать Душанбе в отношении Москвы? С Украиной все понятно: там целенаправленно проводят курс на максимальное дистанцирование от России, поэтому и улицы переименовывают, и памятники сносят. Но Таджикистан такого курса не провозглашал. Напротив, он входит в региональные объединения с Москвой, получает от нее кредиты, военную помощь. Наконец, в России работают сотни тысяч таджиков, пересылая домой огромные, по меркам местного бюджета, деньги», — рассуждает автор.

Дни.Ру и вовсе отмечают, что «с советским прошлым активно борются во всех республиках Центральной Азии и на Украине», подчеркивая, что в стране сносят памятники Ленину и «аналогичные процессы происходят в Узбекистане и Казахстане».

Вопрос о переименовании ряда улиц в таджикской столице был задан и официальному представителю МИД РФ на брифинге 18 августа. Мария Захарова несколько обтекаемо, но высказалась в поддержку противников переименования.

«Ряд авторитетных историков, представители ветеранских организаций и даже студенческие коллективы Таджикистана высказались за сохранение названий улиц, с которыми связаны славные страницы истории наших народов. Хотелось бы выразить надежду, что к этому мнению авторитетных людей и особенно к мнению ветеранов местные власти прислушаются», — прокомментировала вопрос Захарова.

По словам начальника управления Комитета по языку и терминологии Таджикистана Абдурахими Зулфониёна, «переименование улиц и проспектов проводится на основе законодательства страны. Это не имеет отношения к национализму, а является признаком восстановления национальных ценностей таджикского народа», а об обращении ветеранов и студентов «честно говоря, ничего не слышал, к нам такие документы не поступали».

«Этот шум-гам в российских СМИ удивляет многих в Душанбе, мол, почему Россия так реагирует на переименование улиц в таджикской столице?» — пишет радио «Озоди» (Радио Свободная Европа/Радио Свобода) и приводит слова опрошенных экспертов, которые не видят в переименовании некоторых душанбинских улиц ничего возмутительного.

«Вызывает удивление тот факт, что власти страны, которая тоже давно не коммунистическая, ждут от других стран сохранения коммунистического наследия. В самой России активно идет процесс переименования географических названий. Например, город, в котором я живу, раньше назывался Ленинград, сейчас Санкт-Петербург», — говорит профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Сергей Абашин.

А по мнению таджикского аналитика Парвиза Муллоджонова, «Россия воспринимает как антироссийский шаг любые проявления отдельных стран по возврату к своим историческим и культурным истокам», — пишет издание.

Отметим, что в Таджикистане в 2016 году был переименован ряд географических объектов, в числе которых последний город с русским названием — Чкаловск, который теперь называется Бустон.

Тогда госинформагентство Таджикистана подчеркнуло, что переименования произведены для «осуществления патриотических предложений и чаяний народа о восстановлении их исторических названий, пропаганды национальных ценностей, принятия во внимание мест их расположения, содействия повышению чувства национального достоинства, особенно пробуждение исторической памяти молодого и подрастающего поколений о богатой культуре предков и современной государственности созидательного таджикского народа». К слову, сами жители, несмотря на переименование, как и прежде называют город Чкаловском.

Маргарита Князева

Таджикистан. Россия > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 24 августа 2016 > № 1876016


Таджикистан. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 22 августа 2016 > № 1877134

За 7 месяцев 2016 г Таджикистан заметно увеличил производство нефтепродуктов.

Таджикистан в январе-июле 2016 г существенно увеличил производство нефтепродуктов - на 30,3% по сравнению с январем-июлем 2015 г, до 70 тыс т.

Такие данные 17 августа 2016 г представило Агентство по статистике при президенте Таджикистана.

За 7 месяцев 2016 г в Таджикистане было произведено более 2,2 тыс т дизельного топлива, что в 1,6 раза больше показателя за 7 месяцев 2015 г.

Производство бензина выросло почти на 14%, до 396 т, мазута - на 30%, до 3,7 тыс т.

Таджикистан стремится повысить самообеспеченность нефтепродуктами, что позволит сократить импорт топлива, в 1ю очередь, из России.

С мая 2010 г Таджикистан ввозил нефтепродукты из России с учетом экспортных таможенных пошлин, что привело к серьезному росту цен на нефтепродукты в стране.

Это произошло после того, как Россия ввела пошлины на экспорт своих нефтепродуктов для всех стран СНГ, не входящих в Таможенный союз.

В феврале 2013 г было заключено соглашение о сотрудничестве между Россией и Таджикистаном, предусматривающее в т.ч поставки нефтепродуктов, в июле 2016 г В. Путин подписал федеральный закон, ратифицирующий это соглашение.

Соглашение предусматривает организацию беспошлинных поставок нефтепродуктов из РФ в Таджикистан в объемах внутреннего потребления Таджикистана без права реэкспорта.

В срок до 1 октября каждого года Минэнерго РФ и профильное министерство Таджикистана согласовывают объемы внутреннего потребления нефтепродуктов в Таджикистане на следующий год.

Ориентировочно, это будет не более 1 млн т, так, на 2016 г индикативный баланс согласован в объеме 830 тыс т нефтепродуктов.

Соглашение временно применяется с 12 ноября 2013 г, за это время, по данным Федеральной таможенной службы РФ, объем поставок нефтепродуктов составлял от 200 тыс до 600 тыс т.

Таджикистан ведет строительство нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) при участии китайской Dong Ying Рeli Investment and Development.

НПЗ расположится в свободной экономической зоне Дангара в Хатлонской области Таджикистана.

Мощность нефтепереработки 1й очереди НПЗ составит 1,5 млн т/год, ввести ее в эксплуатацию планируется в сентябре 2016 г.

НПЗ будет производить бензин марок Евро-3 и Евро-4, дизтопливо, битум строительный, дорожный парафин и сжиженный газ.

Анонсирован и таджикско-украинский НПЗ в районе Душанбе, планируемый к запуску в 2017 г.

Таджикистан. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 22 августа 2016 > № 1877134


Таджикистан. Россия. Азия > Нефть, газ, уголь > oilru.com, 18 августа 2016 > № 1875459

"Газпром" уходит из Таджикистана: Москва теряет позиции в Центральной Азии.

 Российская компания Gazprom International сообщила о завершении работ на перспективных месторождениях нефти и газа Сарыкамыш и Западный Шохамбары в Таджикистане. Причина в "нецелесообразности проведения работ". Большинство экспертов в уходе "Газпрома" видят давление Москвы, желающей видеть Таджикистан в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Медлительность же Душанбе в этом вопросе они связывают с недовольством Узбекистана и Китая, не заинтересованных в усиленииЕАЭС в Центральной Азии.

Приход "Газпрома" в 2003 году в Таджикистан расценивался в свое время едва ли не как панацея на пути к энергетической независимости республики. О том, что в Таджикистане есть запасы нефти и газа, было известно еще с советских времен.

Тогда установили, что в недрах республики находится более 113 млн т нефти и 863 млрд куб. м газа. Кое-что даже выкачивалось. Однако после распада СССР практически все скважины были законсервированы, и к приходу "Газпрома" Таджикистан добывал всего лишь 2% нефти и газа от общей потребности страны, удовлетворяя ее импортом из России и Узбекистана.

Но эксперты характеризовали вхождение "Газпрома" в Таджикистан и как выполнение "стратегической задачи". Для российской компании таджикские газовые месторождения особой ценности чисто в энергетическом плане не представляли. Тем не менее в 2008 году "Газпром" и правительство Таджикистана подписали соглашение о сотрудничестве на 25 лет. Российский монополист получил лицензию на разработку четырех месторождений: "Сарыкамыш", "Саргазон", "Западный Шохамбары" и "Рангон". Однако позже компания от двух месторождений отказалась, оставив себе более перспективные - "Сарыкамыш" и "Западный Шохамбары". В Душанбе тогда прикинули, что запасов газа только с месторождения Сарыкамыш хватит на ближайшие 50 лет. Это могло бы облегчить тяжелую социально-экономическую ситуацию в республике.

Тем не менее время шло, а струи нефти и газа в Таджикистане так и не забили. Российские специалисты пробурили одну скважину и результатами остались недовольны. Нужно было продолжить работы, а следовательно, и траты. Российская компания уже вложила в разработку месторождений более 170 млн долл., и встал вопрос о вдвое большей сумме для продолжения деятельности. В "Газпроме" решили, что в нынешних условиях дальнейшее бурение скважин нецелесообразно. Представитель Gazprom International в Таджикистане Игорь Шаталов пояснил, что "разработка месторождений с учетом нынешней налоговой системы республики экономически неэффективна".

"Мы теряем больше, чем вкладываем, то есть государство, не вкладывая ни копейки, получает с нас огромные налоги. Конечно, работать в таких условиях мы не будем", - сказал Шаталов изданию "Азия плюс". Ранее "Газпром" неоднократно просил власти Таджикистана ввести налоговые льготы на этапе геолого-разведочных работ. Но просьба осталась неуслышанной, так как Душанбе считает налоговое законодательство страны достаточно либеральным. Власти, конечно, вправе так считать, но то, что и другие энергетические компании, ведущие разведку перспективных месторождений, недовольны фискальным режимом, говорит о другом. Не исключено, что уже осенью Таджикистан покинут французская Total, британская Tethys Petroleum и китайская CNPC.

"Для всех крупных энергетических компаний Таджикистан был интересен не как потенциальный источник газа или нефти, а как рыночное пространство, то есть речь об интересах в рамках расширяющихся стратегий. Но из-за кризиса компании ужимают деятельность. Мировой рынок нефти и газа меняется, поэтому какие-либо инвестиции в этой сфере в малоперспективном с точки зрения энергетики Таджикистане становятся нецелесообразными. Это относится ко всем - и к "Газпрому", и к Total, и к BP. Налоговая политика правительства Таджикистана является лишь дополнением к общему изменению ситуации. Допускаю, что еще одним фактором ухода нефтегазовых компаний из Таджикистана может быть политика Душанбе по созданию особого льготного режима для Китая, что выводит Поднебесную из конкурентной среды", - сказал "НГ" эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев.

Другой причиной ухода "Газпрома" из Таджикистана, по мнению ряда экспертов, стала медлительность Таджикистана в вопросе присоединения к ЕАЭС. Завсектором экономического развития постсоветских стран Института экономики РАН Елена Кузьмина напомнила, что "Россия занимает второе место по инвестициям в Таджикистане, а больше только у Китая - 1,5 млрд долл.". "Более того, как сказал российский посол в Душанбе Игорь Лякин-Фролов, Россия не будет снижать инвестиции в Таджикистан, несмотря на мировой экономический кризис", - сказала "НГ" Елена Кузьмина. По ее мнению, отказ "Газпрома" от работ в Таджикистане, конечно, скажется на объеме российских инвестиций. Но надо с пониманием относиться и к тому, что российский бизнес опасается непростого инвестиционного климата в этой стране. "Вступление Таджикистана в ЕАЭС дает определенные гарантии российскому бизнесу. Москва заинтересована в этом и с военно-политической точки зрения: в республике расквартирована 201-я военная база, находится оптико-электронный узел системы контроля космического пространства "Окно". Однако возможное вступление Таджикистана в ЕАЭС не устраивает Ташкент и Пекин, так как ведет к усилению организации в регионе. Не исключено, что Китай именно по этой причине может приостановить сотрудничество с Таджикистаном", - считает Кузьмина.

Независимый экономист Бехруз Химо считает, что инвестиции "Газпрома" в Таджикистан даже при лучшем раскладе с экономической точки зрения были бы благотворительностью. Также как инвестиции другой российской госкомпании, РАО ЕЭС (и правопреемников - Интер РАО и РусГидро). "Нужно учитывать и политические дивиденды от российских инвестиций и от смежных инвестиций, например, практическая монополизация рынка нефтепродуктов Таджикистана "дочкой" "Газпрома", "Газпромнефтью". Инвестиции "Газпрома" в Таджикистане в лучшем случае приносили доход от продажи газа на внутреннем рынке Таджикистана. А это низкие цены на газ и неплатежи. Так же как с Сангтудинской ГЭС-1", - сказал "НГ" Бехруз Химо. По его словам, с падением цен на нефть и газ у "Газпрома" сужаются возможности на продвижение политических интересов Москвы в регионе. "Не думаю, что это давление Кремля на Таджикистан. Дело именно во все более неподъемной для Москвы цене для сохранения своего влияния. Но поиск углеводородов "Газпромом" выгоден Таджикистану, потому что кроме России может прийти только Китай, но попросит льготные условия. Таджикистану необходимо пойти на уступки и предоставить "Газпрому" налоговые льготы", - считает экономист.

Из Киргизии Москва тоже, видимо, окончательно уходит из гидроэнергетических проектов. Из Туркменистана ушла еще раньше. В этом смысле Таджикистану повезло "успеть" вовлечь Россию и Иран в проекты двух достаточно больших ГЭС. "Нужно и "Газпром" удержать", - сказал "НГ" Бехруз Химо, отметив, что для России и "Газпрома" тоже будет символично оставаться в Таджикистане даже при экономической невыгодности, поскольку влияние Москвы в соседних с ним странах уже ослабло.

Таджикистан. Россия. Азия > Нефть, газ, уголь > oilru.com, 18 августа 2016 > № 1875459


Таджикистан. Россия > Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 18 августа 2016 > № 1862712

Пять причин: почему «Газпром» уходит из Таджикистана

Российская транснациональная корпорация "Газпром" приняла решение прекратить геологическую разведку на нефть и газ в Таджикистане, хотя лицензия компании истекает только в сентябре 2018 года.

Решение "Газпрома" свернуть геологическую разведку в Таджикистане связано с тем, что пробное бурение не дало никаких результатов, заявил Sputnik Таджикистан эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов.

В 2008 году российский "Газпром" получил разрешение на геологическое изучение участков "Сарикамыш" и "Западный Шохамбары". Бурение скважины "Шахринав 1-п" началось в декабре 2010 году. Это самая глубокая скважина в Центральной Азии за всю историю проводившегося здесь бурения на нефть и газ.

Эксперт заявил, что разрабатывать природные ресурсы в Таджикистане другим странам экономически нецелесообразно.

"Изначально "Газпром" возлагал надежды, но они не оправдались. Таджикистан — страна высокогорная, а это значит, что пласты углеводорода залегают на очень большой глубине. Чтобы пробурить скважину до этих пластов, нужно сначала пробурить горные породы. Любая хозяйственная деятельность в горах в несколько раз дороже, чем исследования на равнине", — объяснил Куртов.

Несмотря на то, что в недрах республики содержится "чуть ли не вся таблица Менделеева", себестоимость добытой в Таджикистане продукции в разы больше, чем в соседних странах. Кроме того, эксперт подчеркнул, что в географическом отношении это "замкнутая страна".

"Потребителей природного раза на близлежащих территориях просто не существует. Добытый в Таджикистане природный газ может быть использован только для внутренних нужд, а пример соседнего Кыргызстана показывает, что население предпочитает не платить за электроэнергию и природный газ", — считает Куртов.

Политический аспект, по мнению эксперта, также повлиял на решение российского "Газпрома". В последние месяцы соседний Афганистан вошел в очередной виток нестабильности, так как появилась новая сила — "Исламское государство", которое активно переманивает и перекупает сторонников движения "Талибан".

"Таджикистан — прифронтовое государство на границе с Афганистаном. Постоянная угроза военного вторжения — один из тех политических рисков, который обязаны оценивать все инвесторы. "Исламское государство", в отличие от талибов, имеет планы по распространению на территории бывшего СССР, и, прежде всего, в Центральной Азии. Вести разведку в таких условиях небезопасно", — сказал Куртов.

Российский "Газпром" работает в Таджикистане с мая 2003 года в рамках 25-летнего соглашения о стратегическом сотрудничестве в газовой отрасли между российской компанией и правительством республики.

ru.sputnik-tj.com

Таджикистан. Россия > Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 18 августа 2016 > № 1862712


Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 17 августа 2016 > № 1862737

Около 70 тыс. тонн нефтепродуктов произведено в Таджикистане за семь месяце этого года, что на 30,3% больше по сравнению с этим же периодом прошлого года, сообщили «АП» в Агентстве по статистике при президенте РТ.

Увеличение объема выпуска нефтепродуктов в Агентстве связывают с ростом производства бензина, дизельного топлива, мазута и асфальта.

Так, за семь месяцев этого года произведено более 2,2 тыс. тонн дизельного топлива, что в 1,6 раза больше показателя аналогичного периода 2015 года. Производство же бензина (396 тонн) выросло почти на 14%, мазута (около 3,7 тыс. тонн) – на 30%, а асфальта (62 тыс. тонн) – на 44%.

В целом же, согласно данным Агентства по статистике, за семь месяцев этого года промышленными предприятиями Таджикистана произведено продукции на сумму около 7,5 млрд. сомони, что на 13,5% больше объема января-июля прошлого года.

Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 17 августа 2016 > № 1862737


Россия. Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 16 августа 2016 > № 1860570

«Газпром» может пойти на север

Сдача двух лицензий (площадей Сарикамыш и Западный Шохамбары) не означает, что компания полностью завершает работу в Таджикистане и сворачивает свою деятельность в республике. Мы будем рассматривать другие варианты работы в Таджикистане, заявил сегодня «АП» глава представительства Gazprom international в Таджикистане Игорь Шаталов.

По его словам, решение о сдаче двух лицензий досрочно обусловлено вполне объективными причинами и в основном это касается неприемлемой налоговой политикой страны.

«О том, что мы намереваемся сдавать лицензии, мы уведомили Министерство энергетики и Главное управление геологии Таджикистана два месяца назад. Речь идет о сдаче лицензий и при нынешних экономических условиях, в том числе, при нынешнем налоговом режиме и нынешних ценах на нефть, не выгодно работать в данном направлении, что в сумме ухудшило экономику проекта. Мы будем рассматривать другие проекты, в том числе - это северный регион страны, если нам дадут такую возможность. Это будут площади или старые месторождения, разные варианты»,- сказал он.

Шаталов отметил, что при нынешних экономически невыгодных условиях, Gazprom international не выгодно запрашивать разрешение на бурение второй скважины на лицензионной площади «Сарикамыш».

«Что касается запроса на работу на других площадях, в частности на севере Таджикистана, то, прежде чем запросить у правительства разрешение, в Таджикистан приедет группа специалистов, будет всё тщательно изучаться, в том числе налоговый и таможенный режим. Будем смотреть, есть ли возможности и перспективы. Это долгий процесс и решение принимается не за один два дня», - уточнил Шаталов.

Отметим, что за все годы работы в Таджикистане компания Gazprom international потратил 6 млрд. российских рублей, из которых порядка 1,5 млрд. российских рублей было направлено на налоги.

Если бы все же нашли и газ и нефть в Таджикистане, добыли и продали, то чисто дисконтированный доход компании был бы минус $371 млн. после всех продаж, а при этом Таджикистан в виде налогов получил бы чисто $500 млн. при этом не вложив ни единого цента.

О том, что «Газпрому» необходимо отказаться от имеющихся в Таджикистане лицензий на геологоразведку отмечается в отчете компании по итогам деятельности за первое полугодие 2016 года. Отчет был обнародован на сайте "Газпрома" 12 августа.

«На заседании 18.05.2016 года Центральной комиссии по недропользованию и управлению движением лицензий принято решение о сдаче лицензии в связи с нецелесообразностью дальнейшего проведения геологического изучения недр на площади Сарикамыш», - отмечается в отчете.

Напомним, что на пресс-конференции в Главном управлении геологии 12 июля 2016 года, глава этого ведомства Мурод Джумазода заявил о том, что компания Gazprom International запросила у правительства Таджикистана разрешение на бурение второй скважины на лицензионной площади Сарикамыш в Шахринавском районе.

Он отметил, что по итогам бурения первой и пока единственной скважины «Шахринав 1-п» в Главгеологию не поступали данные о промышленных запасах нефти и газа.

«Геологические изучения подошли к концу, но госкомиссия по запасам пока не получила данные компании и мы не знаем есть там промышленные запасы газа и нефти или нет. Но компания намерена продолжить работу в Таджикистане», - отметил он.

Однако, глава представительства Gazprom International в Таджикистане Игорь Шаталов опроверг эти слова главного геолога страны.

«Мы не запрашивали вторую скважину у правительства Таджикистана и не собираемся этого делать, так как считаем, что разработка с учетом нынешней налоговой системе экономически не эффективна. Мы теряем больше, чем вкладываем, то есть государство, не вкладывая ни копейки, получает огромные налоги, конечно, работать в таких условиях мы не будем», - заявил Шаталов.

Он уточняет, что компания вынуждена платить на разведочном этапе, ведь на этом этапе лишь тратятся деньги, не добывая углеводороды.

«И за право побороться за газовую независимость Таджикистана мы тратим огромные деньги. Траты не маленькие – в целом за все годы это 6 млрд. российских рублей, из них как минимум 1,5 млрд. рублей потрачено на выплату налогов. Конечно, мы часть мировой экономики и естественно кризис сказывается на компанию, однако если бы было выгодно, то продолжили бы работу, но если не выгодно – Газпром коммерческая организация, она взвешивает все за и против», - сообщил глава представительства Gazprom International в Таджикистане.

Срок лицензии компании Газпром в Таджикистане на геологоразведку истекает в 2018 году и компания не намерена ждать окончания этого срока и по рекомендации экономического блока компании «Газпром», сдать лицензию обратно правительству РТ.

«Мы считаем, что мы обнаружили месторождение, мы попали в край его. По идее надо бурить вторую скважину. Мы уже уточнили наши данные на основании пробуренной скважины и знаем, что структура существует и об этом мы доложили и продукция непромышленная получена и надо просто сдвигать, скважину и бурить в центре структуры, но экономически это не выгодно», - сказал он.

О том, что нет больше смысла работать в Сарикамыше, было доложено руководству Газпрома, однако пока не известно, какое решение примет высшее руководство этой крупной нефтегазодобывающей компании России.

Действительно ли «Газпром» свернет свою деятельность, либо будет искать другие проекты, пока точно не известно.

Площадь «Сарикамыш» расположена в Шахринавском районе в 36 км к западу от столицы Таджикистана г. Душанбе. Лицензия на право пользования недрами этого участка площадью 17150 га «Газпром» получил в сентябре 2008 года.

В 2009 - 2010 годах Gazprom International выполнил на площади полевые сейсморазведочные работы 3D в объеме 125 кв. км, гравиразведочные изыскания в объеме 175 кв. км.

После комплексного изучения результатов исследований, была выработана геологическая модель строения площади, которая позволила определить точку заложения первой поисковой скважины «Шахринав 1-п».

Затем на ней была проведена мобилизация бурового оборудования и монтаж буровой установки. Бурение скважины «Шахринав 1-п» началось в декабре 2010 году.

Проектная глубина этой скважины составляла 6300 м, однако, в процессе ее строительства для более полного изучения потенциально перспективного разреза, она была увеличена до 6450 м. На сегодня это самая глубокая скважина в Центральной Азии за всю историю проводившегося здесь бурения на нефть и газ.

В конце 2014 года испытания выявленных в процессе бурения перспективных объектов были завершены. Были получены уникальные данные, однако промышленные запасы газа и нефти не были подтверждены.

Россия. Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 16 августа 2016 > № 1860570


Таджикистан. Россия > Нефть, газ, уголь > news.tj, 16 августа 2016 > № 1860544

«Газпром» окончательно покидает Таджикистан?

Пайрав Чоршанбиев

Российская компания «Газпром» сдает две оставшиеся у нее лицензии на геологоразведку в Таджикистане - на участках Сарыкамыш и Западный Шохамбары. Об этом говорится в опубликованном на днях квартальном отчете ПАО «Газпром».

В отчете говорится, что 18 мая этого года Центральной комиссией по недропользованию и управлению движением лицензий «Газпром» принято решение о сдаче лицензии «в связи с нецелесообразностью дальнейшего проведения геологического изучения недр» на площади Сарикамыш и площади Западный Шохамбары. Проекты соответствующих протоколов в настоящее время находятся на подписании.

Отмечается, что лицензии на геологическое изучение нефтегазоперспективных площадей Сарикамыш и Западный Шохамбары были получены «Gazprom International» в Таджикистане 15 сентября 2009 года. Эти лицензии действует до 15 сентября 2018 года.

Между тем, всего месяц назад начальник Главного управления геологии Мурод Джумазода сказал журналистам, что «Газпром» запросил у правительства Таджикистана разрешение на начало работ по бурению второй скважины на перспективной площади Сарикамыш.

Однако это заявление ранее «АП» опроверг глава представительства Gazprom International в Таджикистане Игорь Шаталов. «Мы не запрашивали вторую скважину у Таджикистана и не собираемся этого делать, так как считаем, что разработка с учетом нынешней налоговой системы экономически неэффективна. Мы теряем больше, чем вкладываем, то есть государство, не вкладывая ни копейки, получает огромные налоги. Конечно, работать в таких условиях мы не будем», - заявил И. Шаталов.

Он уточняет, что на нынешнем – разведочном этапе компания вынуждена только тратить и пока не получает никаких доходов.

«За право бороться за газовую независимость Таджикистана мы тратим огромные деньги. В целом за все годы - это 6 млрд. российских рублей, из них как минимум 1,5 млрд. рублей потрачено на выплату налогов. Конечно, мы - часть мировой экономики, и, естественно, кризис сказывается на компании, однако, если бы было выгодно, то мы бы продолжили работу. Но если это не выгодно, то «Газпром», как коммерческая организация, взвешивает все за и против», - отметил И. Шаталов.

«Мы считаем, что обнаружили месторождение, попали в край его. По идее, надо бурить вторую скважину. Мы уже уточнили наши данные на основании пробуренной скважины и знаем, что структура существует, и об этом мы доложили. Продукция непромышленная получена, значит, надо сдвигать скважину и бурить в центре, однако экономически все это делать невыгодно», - сказал он.

Отметим, что в 2014 году компания «Gazprom International» отказалась от геологоразведочных проектов на участках Саргазон (в Дангаринском районе) и Ренган (в 20 км к югу от Душанбе).

Поисково-разведочные лицензии на площадки Саргазон и Ренган «Газпром» получил в 2006 году.

Отказ «Газпрома» от этих проектов тогда в соответствующих структурах Таджикистана объяснили тем, что российская компания решила сконцентрировать все свои усилия на поиск, разведку и разработку углеводородов на западе республики, на нефтегазоносных участках Сарикамыш и Западный Шохамбары.

Напомним, соглашение между правительством Таджикистана и ОАО «Газпром» об общих принципах проведения геологического изучения недр республики было подписано в 2008 году.

Отметим, что в Таджикистане продолжает работать другая «дочка» компании «Газпром» - ООО «Газпромнефть - Таджикистан», которая занимается поставками и сбытом нефтепродуктов в республике.

Таджикистан. Россия > Нефть, газ, уголь > news.tj, 16 августа 2016 > № 1860544


Таджикистан. Франция. РФ > Нефть, газ, уголь > news.tj, 15 августа 2016 > № 1860569

Нефтегазовая революция отменяется?

Крупные инвесторы в сфере поиска углеводородов в Таджикистане - компании Total (Франция), CNPC (Китай) и Tethys Petroleum, могут уже этой осенью покинуть нашу страну. Об уходе из нашей республики решает и российский «Gazprom International».

Почему?

ПОКА информация о возможном уходе нефтегазовых гигантов из Таджикистана неофициальная: ее мы получили от лиц, близких к компаниям. В самих представительствах эту информацию не подтвердили, но и не опровергли.

«Всё руководство сейчас в отъезде, а головные офисы воздержались от комментариев», - сказал в ответ на устный запрос «АП» сотрудник операционной компании Bokhtar Operating Company B.V. (BOC), созданной Total, CNPC и Tethys petroleum в 2012 году после подписания соглашения о совместной деятельности.

В 2013 году все эти три компании вошли в соглашение о разделе продукции (СРП) и подписали этот документ с правительством Таджикистана. В июне 2013 года в Душанбе было подписано дополнение к Соглашению (Бохтарский контракт о разделе продукции) между правительством Таджикистана, компанией Kulob petroleum (дочка Tethys petroleum. – Прим. «АП».), французской Total и китайской CNPC. В соответствии с этим документом зарубежным инвесторам для проведения геологоразведочных работ было передано 56 площадей общим объемом 37 тыс. кв. км.

Отметим важный момент – в соответствии с соглашением правительство Таджикистана не является соучастником в разработке и добыче и не вкладывает в эту работу средства. Но в случае обнаружения месторождений и добычи нефти и газа оно может забирать себе 30% от продукции в товарном или суммарном виде.

При этом в соответствии с подписанным документом государство гарантирует стабильность подписанного контракта. Однако на деле эта гарантия выполняется далеко не всегда.

Получил доход? Плати!

ТАК как представители компании BOC отказались комментировать сложившуюся ситуацию, мы можем лишь предполагать о реальной причине возможного закрытия компаний в Таджикистане.

Может ли это быть связано с налогами? Ведь судебное разбирательство Total с Налоговым комитетом Таджикистана завершилось весной этого года не в пользу компании.

Тогда Налоговый комитет на основе решения суда о взыскании задолженности арестовал счета компании и изъял налоговые долги в пользу бюджета.

Изначально сумма иска составляла 67,3 млн. сомони; небольшую часть из нее – 1,8 млн. сомони, удовлетворили в пользу компании Total. Остальные 65,2 млн. сомони (общая сумма, вместе с финансовыми санкциями) компанию обязали выплатить.

В суд обратилась сама компания Total, которую Налоговый комитет обязал выплатить некоторые виды налогов после проведения ревизии.

«Ревизия в Total была плановой. В соответствии со статьей 29 Налогового кодекса РТ плановые документальные проверки налогоплательщиков, валовый доход которых (за исключением налога на добавленную стоимость, акцизов, налога с продаж хлопко-волокна и алюминия первичного) за предшествующий календарный год превышает 15 миллионов сомони, проводятся не чаще одного раза в год», - уточняют в Налоговом комитете.

Тут же нам объясняют, что все дело в неверном понимании налогового законодательства Таджикистана. Несмотря на то, что все эти компании на основе СРП освобождены почти от всех видов налогов (кроме социального и дорожного), в некоторых случаях, при заключении дополнительных контрактов, они были обязаны выплачивать налоги от доходов.

При этом компании вели лишь геологоразведку на территории Хатлонской области, а о получении доходов не может быть и речи, так как пока нет продукции.

«Здесь речь идет о другом. Дело в том, что ВОС и Total заключали контракты о найме сотрудников, иностранных консультантов и предоставлении услуг. В рамках этих соглашений Total перечислял средства на счет Bokhtar Operating. BOC оплачивала услуги и зарплату нанятым сотрудникам, и это считается доходом, от которого и необходимо выплачивать налоги», - объясняют в комитете.

Однако основная сумма спора связана не с этим видом налога. Большая часть долга – порядка 60 млн. сомони, это сумма НДС от продажи акций и от дохода нерезидента.

Речь идет о продаже доли в размере 33,33%, которые Tethys (в лице «Kulob petroleum») продала Total в 2012 году, когда и было подписано соглашение между тремя компаниями.

Как объясняют в налоговом органе, от этой сделки не было выплачено налога от продажи акций, и есть свидетельство того, что Tethys, который был представлен своей дочерней структурой «Kulob Petroleum», получил доход от продажи части актива, находящегося в Таджикистане.

Долю в 33,33% Tethys также продала и китайской компании CNPC и также не выплатила налоги в казну Таджикистана от полученного дохода. В CNPC ревизия продолжается, и там найдены нарушения. Утверждается, что компания тоже получила на территории Таджикистана доход и обязана выплачивать налоги в рамках законодательства страны, наряду со всеми.

Не впервые

ВООБЩЕ, подобная ситуация вокруг владельцев Bokhtar Operating складывается не впервые. Еще летом 2014 года Счётная палата Таджикистана опубликовала отчёт о своей деятельности за первое полугодие, подготовленный отделом планирования, анализа, методологии аудита и международных связей.

Кроме государственных учреждений, проверке были подвергнуты представительства АООТ «Кулоб Петролеум» и ООО Tethys Services Tajikistan Limited (представительство Tethys Petroleum Limited) за период 2007-2013 годы. Проверка была инициирована на основании письма Генеральной прокуратуры Таджикистана от 5 февраля 2014 года.

«В результате проверок был установлен финансовый ущерб за счет сокрытия налогов в деятельности «Кулоб Петролеум» на сумму 1 млн. 502,8 тыс. сомони и в деятельности Tethys Services Tajikistan Limited на сумму 263,2 тыс. сомони, из которых в ходе ревизии за счет компаний было восстановлено 1 млн. 578,7 тысяч сомони», - отмечается в отчёте.

Специальный налоговый режим

В ТАДЖИКИСТАНЕ действует льготный или специальный налоговый режим на основе Закона РТ «О соглашениях о разделе продукции».

В соответствии с главой 48 Налогового кодекса Таджикистана, инвестор, заключивший соглашение о разделе продукции (СРП) с правительством Таджикистана, получает право на льготный режим налогообложения.

Формально, действие подобного режима выгодно как инвестору, так и государству: первый имеет благоприятные условия для инвестиций в поиск, разведку, а также добычу полезных ископаемых; государство, в свою очередь, приобретает гарантии получения части прибыли от этой деятельности. Льготный режим применяется в течение всего срока действия СРП.

В рамках СРП предоставляются следующие налоговые льготы:

освобождение от налога на добавленную стоимость и акциза при поставке произведенной продукции;

освобождение от налога на прибыль;

освобождение от налога на добавленную стоимость при ввозе товаров для выполнения работ по СРП. В рамках СРП другие налоги и обязательные платежи инвестором уплачиваются.

Судя по отчету ИПДО, компании Total, CNPC, Kulob petroleum и ВОС в 2014 году (доступны данные по 2014 году) выплатили в общем налогов на сумму в 15,4 млн. сомони.

Из этой суммы больше всего выплатила компания Total – 9,8 млн. сомони, BOC выплатил 3,6 млн. сомони, Kulob petroleum - 1,8 млн. и CNPC – 157 тыс. сомони.

Неужели уйдут?

ПО некоторым данным, до того как в соглашение были привлечены Total и CNPC, компания Tethys на разведывательные работы на юге Таджикистана с 2008 года до 2013 года протралила свыше $100 млн. Когда в 2013 году пакет акций был разделен между тремя компаниями, сумма инвестиций составила еще не менее $200 млн.

Сумма, конечно, небольшая для компаний такого уровня, но все же значительная для Таджикистана.

Что будет, если компании действительно решатся уйти из страны? Причём, уйдут не просто банально со словами: «Кризис во всем виноват или просто не подтвердились запасы», а по другим причинам, например, из-за несогласия с нашим налоговым законодательством.

Пока речь, прежде всего, идет о возможном уходе Total, и при этом, высока вероятность того, что у компании есть намерение подать иск против правительства РТ в Стокгольмский международный арбитражный суд, чтобы взыскать вложенные инвестиции.

Исходя из международной практики, отметим, что в подобных случаях инвестор требует вернуть ему вложенные средства и плюс компенсировать упущенную выгоду. В случае с Total - это одна треть выложенных инвестиций в Бохтарский проект и сумма упущенной выгоды от разработки территории.

По неподтвержденным данным, с 2013 года в рамках этого проекта в общем было затрачено свыше $250 млн. Одна треть, с учетом этого, составит порядка $84 млн.

Конечно, подобное развитие событий грозит международным скандалом. В этом случае мировые компании, работающие в нефтегазовой отрасли, начнут обходить стороной Таджикистан. Объясняется это просто: когда инвестор рассматривает какую-либо страну в качестве вложения, он всегда смотрит на опыт работы других компаний-инвесторов в этой стране.

К тому же, если Total подаст в суд, то территория Бохтар, являясь предметом судебных разбирательств, будет непригодной для инвестирования.

«Газпром» сдаст лицензию?

ОДНИМ из крупных инвесторов в Таджикистане является и компания Gazprom International. Эта единая специализированная компания по реализации проектов ПАО «Газпром» в области поиска, разведки и разработки месторождений углеводородов за пределами России.

На пресс-конференции в Главном управлении геологии 12 июля 2016 года глава этого ведомства Мурод Джумазода заявил о том, что компания Gazprom International запросила у правительства Таджикистана разрешение на бурение второй скважины на лицензионной площади Сарикамыш в Шахринавском районе.

Однако это заявление опровергает глава представительства Gazprom International в Таджикистане Игорь Шаталов. «Мы не запрашивали вторую скважину у Таджикистана и не собираемся этого делать, так как считаем, что разработка с учетом нынешней налоговой системы экономически неэффективна. Мы теряем больше, чем вкладываем, то есть государство, не вкладывая ни копейки, получает огромные налоги. Конечно, работать в таких условиях мы не будем», - заявил И. Шаталов.

Он уточняет, что на нынешнем – разведочном этапе компания вынуждена только тратить и пока не получает никаких доходов.

«За право бороться за газовую независимость Таджикистана мы тратим огромные деньги. В целом за все годы - это 6 млрд. российских рублей, из них как минимум 1,5 млрд. рублей потрачено на выплату налогов. Конечно, мы - часть мировой экономики, и, естественно, кризис сказывается на компании, однако, если бы было выгодно, то мы бы продолжили работу. Но если это не выгодно, то «Газпром», как коммерческая организация, взвешивает все за и против», - отметил И. Шаталов.

Срок лицензии компании в Таджикистане на геологоразведку истекает в 2018 году. Не дожидаясь окончания этого срока, по рекомендации головной компании «Газпром» намерен сдать лицензию правительству Таджикистана.

«Мы считаем, что обнаружили месторождение, попали в край его. По идее, надо бурить вторую скважину. Мы уже уточнили наши данные на основании пробуренной скважины и знаем, что структура существует, и об этом мы доложили. Продукция непромышленная получена, значит, надо сдвигать скважину и бурить в центре, однако экономически все это делать невыгодно», - сказал он.

Таджикистан. Франция. РФ > Нефть, газ, уголь > news.tj, 15 августа 2016 > № 1860569


Таджикистан > Нефть, газ, уголь. Транспорт > news.tj, 11 августа 2016 > № 1858600

Сжиженный газ в Душанбе подорожал на 16%

Пайрав Чоршанбиев

Стоимость сжиженного газа на автозаправочных станциях столицы Таджикистана выросла на 16% после повышения Казахстаном цен на этот вид топлива с начала июля этого года.

В настоящее время один литр сжиженного газа на душанбинских «заправках» стоит 3,2 сомони. В начале второго полугодия аналогичный объем данного вида топлива продавался за 2,8 сомони.

Казахстан является основным поставщиком сжиженного газа на таджикский рынок. Так, по данным Антимонопольной службы при правительстве РТ, в первой половине этого года республикой импортировано свыше 163,3 тыс. тонн сжиженного газа. Примерно 70% от общего объема приходится на Казахстан.

При этом, согласно данным министерства экономического развития и торговли РТ, в республике более 60% автомобильного транспорта сегодня использует в качестве топлива сжиженный газ.

Между тем, в Антимонопольной службе РТ не исключили рост стоимости сжиженного газа на АЗС Таджикистана в связи с повышением цен на него в Казахстане. В то же время в ведомстве не ожидали резких изменений цен, так как «таджикские поставщики уже начали переориентироваться на аналогичное российское топливо».

«В первой половине этого года стоимость сжиженного газа в Казахстане была дешевле, чем в России. В связи с этим данный вид топлива в Таджикистан в основном поставлялся из Казахстана. После повышения с 1 июля цен на казахский сжиженный газ таджикские поставщики стали ориентироваться на российский рынок», - сказал «АП» в антимонопольном ведомстве.

Напомним, с 1 июля этого года Казахстан повысил цены на сжиженный нефтяной газ. Минэнерго РК тогда пояснило, что увеличение оптовых цен на сжиженный нефтяной газ в Казахстане связано с возросшим вывозом его за пределы страны.

«В последнее время на внутреннем рынке сжиженного нефтяного газа образовалась неоднозначная ситуация. В отдельных регионах Республики Казахстан образовался так называемый дефицит этого вида топлива», - говорилось в сообщении Минэнерго РК.

«Установлено, что из-за высокой оптовой цены в соседних странах (Россия - 59019 тенге ($170) за тонну, Таджикистан - 104864 тенге ($302) за тонну) наблюдается переток топлива на эти рынки - поставщикам выгоднее реализовать продукцию там», - отмечали в министерстве.

В сообщении уточнялось, что в ряде регионов Казахстана сложился дефицит сжиженного нефтяного газа, поэтому «в целях обеспечения стабильных поставок на внутренний рынок страны» его оптовая стоимость была увеличена с 11033 тенге ($32) за тонну до 23106 тенге ($67) за тонну.

Таджикистан > Нефть, газ, уголь. Транспорт > news.tj, 11 августа 2016 > № 1858600


Китай. Таджикистан > Нефть, газ, уголь > chinapro.ru, 9 августа 2016 > № 1852621

На юге Таджикистана в сентябре 2016 г. начнет работу крупное нефтеперерабатывающее предприятие, которое построили китайские специалисты. Оно находится на территории Свободной экономической зоны (СЭЗ) "Дангара".

Проект реализовали специалисты китайской компании "Хэли". Предприятие планируется сдать в эксплуатацию к 25-летию государственной независимости Таджикистана.

Проектная мощность нефтеперерабатывающего завода составляет 1,2 млн т в год. На первом этапе предприятие будет ежегодно перерабатывать 500 000 т нефти.

Соглашение о строительстве и вводе в эксплуатацию предприятия по переработке нефти в Свободной экономической зоне "Дангара" между правительством Таджикистана и китайской компанией "Хэли" было подписано в апреле 2014 г. Общий объем инвестиций на реализацию первого этапа проекта превысил $80 млн. На втором этапе капиталовложения запланированы на уровне $300-500 млн.

Ранее сообщалось, что к 2030 г. объем потребления нефти в Китае может достичь 680 млн т ежегодно. По данным CNPC, среднегодовой прирост данного показателя за 2015-2030 гг. составит примерно 2%. При этом к 2020 г. Поднебесная будет активно использовать альтернативные источники энергии. Они дадут мощность, равную 80 млн т нефтяного эквивалента, а в 2030 г. – не менее 100 млн.

Китай. Таджикистан > Нефть, газ, уголь > chinapro.ru, 9 августа 2016 > № 1852621


Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 8 августа 2016 > № 1858596

Таджикистан идет на очередной рекорд по добыче угля

Пайрав Чоршанбиев

Свыше 600 тыс. тонн угля добыто в Таджикистане за семь месяцев нынешнего года, сообщает министерство промышленности и новых технологий страны. Данный объем примерно на 210 тыс. тонн превышает показатель аналогичного периода прошлого года.

В министерстве отмечают, что в настоящее время ежесуточно в республике добывается до 8 тыс. тонн угля.

Запасы угля в хранилищах угледобывающих предприятий и на точках реализации с учетом остатков прошлых лет составляют 200 тыс. тонн.

Добычей данного вида топлива в республике занимаются 19 предприятий. Наиболее крупные месторождения угля, которые на данный момент разрабатываются, это «Фон-Ягноб», «Зидди», «Назар-Айлок», «Шуроб», «Сайёд».

По данным Минпрома, в настоящее время в республике более 200 предприятий используют в качестве топлива уголь.

Отметим, что за последние два года в Таджикистане производится рекордный объем угля - 870 тыс. тонн в 2014 году и свыше 1 млн. тонн в 2015 году. До этого в стране добывалось до 520 тыс. тонн данного топлива. До обретения же Таджикистаном независимости добыча угля в республике доходила всего до 309 тыс. тонн.

Начиная с 1 марта 2013 года, в Таджикистане введен запрет на экспорт угля из страны. Правительство республики намерено таким образом снизить зависимость от импорта углеводородов, увеличивая добычу угля и эффективность его использования.

Весной 2012 года был принят закон «Об угле», призванный привлечь в данную отрасль новые инвестиции.

Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 8 августа 2016 > № 1858596


Китай. Таджикистан > Нефть, газ, уголь > russian.china.org.cn, 8 августа 2016 > № 1852765

Крупное нефтеперерабатывающее предприятие заработает на территории Свободной экономической зоны /СЭЗ/ "Дангара" на юге Таджикистана в сентябре этого года. Данное предприятие возводится китайской компанией "Хэли".

Как сообщили представители китайской компании в ходе конференции на тему "Роль лидера нации в формировании инвестиционного климата и развития предпринимательства" в Душанбе, строительные работы в настоящее время находятся на завершающей стадии. Предприятие планируется сдать в эксплуатацию во время празднования 25-летия государственной независимости Таджикистана в сентябре этого года. Было отмечено, что проектная мощность нефтеперерабатывающего завода в СЭЗ "Дангара" составляет 1,2 млн тонн в год. На первом этапе предприятие будет ежегодно перерабатывать 500 тыс. тонн нефти.

Соглашение о строительстве и вводе в эксплуатацию предприятия по переработке нефти в Свободной экономической зоне "Дангара" между правительством Таджикистана и китайской компанией "Хэли" было подписано в апреле 2014 года. Общий объем инвестиций на реализацию первого этапа проекта составит свыше 80 млн долл, а для реализации второго этапа потребуется еще 300-500 млн долл. --

Китай. Таджикистан > Нефть, газ, уголь > russian.china.org.cn, 8 августа 2016 > № 1852765


Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 28 июля 2016 > № 1847735

Антимонопольная служба при правительстве Таджикистана не исключает рост стоимости сжиженного газа на автозаправочных пунктах страны в связи с повышением цен на этот вид топлива в Казахстане. В то же время в ведомстве не ожидают резких изменений цен, так как таджикские поставщики уже начали переориентироваться на российское топливо. Начальник Управления регулирования естественных монополий Антимонопольной службы Саидали Зарифзода отметил, что стоимость сжиженного газа на таджикском рынке в первую очередь связана с его ценообразованием в странах-поставщиках.

Он подчеркнул, что с начала года розничная цена одного литра сжиженного газа в Таджикистане выросла на 0,40 сомони (16%), с 2,4 сомони в начале года до нынешних 2,8 сомони. «Данному повышению способствовали именно внешние факторы, цены и объемы поставок», - сказал «АП» Зарифзода в четверг, 28 июля.

Однако он не ожидает резкого роста стоимости сжиженного газа в Таджикистане в ближайшее время. «В первой половине этого года стоимость сжиженного газа в Казахстане была дешевле, чем в России. В связи с этим данный вид топлива в Таджикистан в основном поставлялся из Казахстана. После повышения с 1 июля цен на казахский сжиженный газ таджикские поставщики начали переориентироваться на российский рынок», - сказал Зарифзода.

Он выразил уверенность, что «цены останутся стабильными, если поставки будут в основном осуществляться из России.

По данным Антимонопольной службы, около 70% от общего объема импортированного в первом полугодии этого года Таджикистаном сжиженного газа приходился на Казахстан. Чуть более 25% ввезено из России, а также в сравнительно небольших объемах – из Туркменистана и Кыргызстана.

Между тем, Зарифзода отметил, что антимонопольное ведомство не имеет право вмешиваться в процесс ценообразования на сжиженный газ, так как доминирующих на этом рынке хозяйствующих субъектов не зарегистрировано. Согласно антимонопольному законодательству Таджикистана, в реестр доминирующих хозяйствующих субъектов могут вводиться только те субъекты, доля которых на рынке равняется или переваливает за 35%.

«Основными же поставщиками сжиженного газа в Таджикистане являются ООО «Темуройл» и ООО «Гули сурх», которые занимают 14,5% и 10,4% рынка соответственно», - добавил он.

Напомним, с 1 июля этого года Казахстан повысил цены на сжиженный нефтяной газ в связи с возросшим вывозом его за пределы страны.

Как сообщает пресс-служба министерства энергетики РК, увеличение оптовых цен на сжиженный нефтяной газ в Казахстане связано с возросшим вывозом его за пределы страны.

«В последнее время на внутреннем рынке сжиженного нефтяного газа образовалась неоднозначная ситуация. В отдельных регионах Республики Казахстан образовался так называемый дефицит этого вида топлива», - говорится в сообщении Минэнерго РТ.

«Установлено, что из-за высокой оптовой цены в соседних странах (Россия - 59019 тенге ($170) за тонну, Таджикистан - 104864 тенге ($302) за тонну) наблюдается переток топлива на эти рынки - поставщикам выгоднее реализовать продукцию там», - отмечают в министерстве.

В сообщении уточняется, что в ряде регионов Казахстана сложился дефицит сжиженного нефтяного газа, поэтому «в целях обеспечения стабильных поставок на внутренний рынок страны» его оптовая стоимость была увеличена с 11033 тенге ($32) за тонну до 23106 тенге ($67) за тонну.

Согласно данным Агентства по статистике при президенте РТ, в первой половине этого года Таджикистаном импортировано свыше 163,3 тыс. тонн сжиженного газа, что на 6,1% больше показателя аналогичного периода 2015 года.

Между тем, согласно данным министерства экономического развития и торговли РТ, сегодня более 60% автотранспорта в Таджикистане работает на сжиженном газе.

Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 28 июля 2016 > № 1847735


Таджикистан. ЦФО > Нефть, газ, уголь. Недвижимость, строительство > newizv.ru, 21 июля 2016 > № 1833532

Зона конфликта

Суд продолжает рассматривать иски Газпрома к дачникам, дома которых требуют снести

Анастасия Иванова

В подмосковном городе Хотьково 22 владельца садовых участка рискуют остаться без своих домов. Люди судятся с дочерней структурой «Газпрома», которая требует снести все постройки, а также оплатить компании судебные издержки. Дело в том, что дома оказались в опасной зоне вокруг газораспределительной станции «Хотьково». Местные жители утверждают, что зона расширилась недавно и без их ведома, газовики - что она была такой всегда, а значит, дома возведены незаконно.

В пятницу 22 июля Сергиево-Посадский суд в Подмосковье вновь будет рассматривать спор между хотьковскими дачниками и ООО «Газпром трансгаз Москва». «Дочка» газового гиганта предложила владельцам садовых участков добровольно снести свои постройки, поскольку их дома находятся в опасной зоне вокруг ГСР «Хотьково».

Люди отказались сносить дачи, тем более за свой счет. А на сайте Change.org появилась петиция в поддержку местных жителей. У дачников есть кадастровые паспорта и свидетельства о собственности, подтверждающие, что все постройки законны. Кроме того, садоводы утверждают, что дачи строились здесь с 1960-х годов, и это было абсолютно законно, поскольку раньше зона безопасности составляла только 40 метров. Лишь несколько лет назад ГРС модернизировали, без ведома дачников увеличив ее мощность, поэтому опасная зона расширилась до 150 метров.

В ООО «Газпром трансгаз Москва» заявляли, что требуют только соблюдения закона и не более. «Специальная зона вокруг ГРС «Хотьково» всегда составляла 150 метров. Эти параметры не менялись, - утверждал в беседе с радиостанцией «ВестиFM» начальник службы по связям с общественностью компании «Газпром-Трансгаз-Москва» Константин Мисяутов. - Никакой реконструкции ГРС «Хотьково» не производилось. В 2010 году был проведен капитальный ремонт. Никакого расширения территории ГРС в ходе капремонта не проводилось. Соответственно, никакого согласования с собственниками о проведении капитального ремонта ГРС не требовалось».

О конфликте стало известно в начале июля. Тогда местная жительница Татьяна Тихонова рассказала в Facebook, что получила бумагу такого содержания: «Вы, физическое лицо, обязаны снести все строения на своем дачном участке и заплатить 6000 за судебные издержки. Ваши дома, заборы, деревья, огороды находятся на данном участке незаконно». При этом она отметила, что дача «любимая столько лет, дети здесь выросли».

В Кремле уже в курсе ситуации. «Мы видели сообщения СМИ на этот счет. Вместе с тем обстоятельства везде разные в каждом конкретном случае. Пока, наверное, не стоит говорить о каком-то массовом характере», - сказал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, отметив, что в любом случае существуют законные пути защиты интересов домовладельцев.

Обе стороны ждут решения суда. Главный вопрос - удастся ли дачникам сохранить свои постройки. Однако кроме сноса от людей требуют за свой счет вырубить деревья, разломать заборы и выплатить «Газпром трансгаз Москва» шесть тысяч рублей судебных издержек за каждый иск. «Владельцы домов в основном - пенсионеры, инвалиды, многодетные. Если и сейчас суд признает победу сильного, то нам придется собственноручно снести то, что мы сами и строили: дома где растили детей, где собирались провести старость», - говорится в петиции.

Впрочем, надежды на решение в свою пользу у людей немного: если верить сведениям из петиции, то только в Сергиево-Посадском районе газовики подали около 500 исков к дачникам, практически все были выиграны.

Это не единственный подобный конфликт в Подмосковье. На станции Львовская в Подольском районе дачники СНТ «Отдых» оказались втянуты в похожий судебный процесс. ООО «Газпром трансгаз Москва» настаивает на сносе поселка из-за магистрального газопровода, проведенного еще в 1969 году.

«Все прошедшие десятилетия ни администрацию района, ни самих газовщиков этот вопрос не волновал. Даже схем газопровода на картах района не было, - рассказывает в петиции владелица садового участка Марина Шинкарук. - Теперь же именно дачники оказываются «лицами, совершившими нарушения» и должны снести дома за свой счет, а также оплатить судебные издержки. Сейчас, когда Москва расширилась и подошла к поселку, а земля, соответственно, подорожала, нашлись причины начать судебное разбирательство».

В Чеховском районе Подмосковья недалеко от деревни Слепушкино садоводов дачного некоммерческого партнерства (ДНП) «Лесная Поляна» тоже обязали снести дома: в ООО «Газпром трансгаз Москва» сочли, что постройки возведены слишком близко к оси магистрального газопровода «Но мы делали запрос в кадастровую палату Чехова, где получили информацию, что обременение было зарегистрировано от 18 апреля 2016 года. А все наши постройки были возведены до этого момента», - рассказал «НИ» дачник Сергей С.

Подобных историй в Подмосковье много. Министр энергетики Московской области Леонид Неганов предложил найти компромиссное решение, чтобы можно было его распространить на все подобные случаи в регионе. «Те СНиПы и стандарты, которые существуют сегодня, не должны портить жизнь людям. Когда речь идет о сносе имущества – это неправильно, но в то же время нельзя забывать о безопасности людей, - заявил г-н Неганов.

Таджикистан. ЦФО > Нефть, газ, уголь. Недвижимость, строительство > newizv.ru, 21 июля 2016 > № 1833532


Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 14 июля 2016 > № 1828637

Таджикские горняки увеличили объемы добычи угля

Пайрав Чоршанбиев

Свыше 500 тыс. тонн угля добыто в Таджикистане с началом нынешнего года, сообщили «АП» в министерстве промышленности и новых технологий.

По словам источника, данный объем примерно на 177 тыс. тонн превышает показатель аналогичного периода прошлого года.

В министерстве отметили, что на данный момент ежесуточно в республике добывается до 7 тыс. тонн угля.

Запасы угля в хранилищах угледобывающих предприятий и на точках реализации с учетом остатков прошлых лет составляют 170 тыс. тонн.

Добычей данного вида топлива в республике занимаются 19 предприятий. Наиболее крупные месторождения угля, которые на данный момент разрабатываются, являются «Фон-Ягноб», «Зидди», «Назар-Айлок», «Шуроб», «Сайёд».

По данным Минпрома, в настоящее время в республике более 200 предприятий используют в качестве топлива уголь.

Напомним, в прошлом году в Таджикистане было добыто свыше 1 млн. тонн угля, что на 167 тыс. тонн больше показателя 2014 года.

Таджикистан > Нефть, газ, уголь > news.tj, 14 июля 2016 > № 1828637


Таджикистан. Россия > Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 14 июля 2016 > № 1823764

«Газпром» продолжит искать газ и нефть в Таджикистане

Хотя первая попытка поиска газа и нефти на площадке "Сарикамыш" не увенчалась успехом, несмотря на полученные уникальные геологические данные со скважины Шахринав 1-п, Gazprom International намерен начать работу по бурению второй скважины.

Отметим, что в ходе процесса работы по бурению первой скважины "Газпромом" было затрачено 2 миллиарда российских рублей.

Компания не озвучивает данные, сколько понадобиться инвестиций для этого и какой глубины будет скважина, так как не разработан проект. Однако, возможно, это будет не последняя скважина пробуренная на этой площади.

Глава Главного управления геологии Таджикистана Джумазода Мурод Хол сообщив о том, что российская компания продолжит работу в Таджикистане, отметил, что пока от этой компании не поступали данные по первой скважине, и Главгеология не знает были там обнаружены промышленные запасы газа и нефти или нет.

"Геологические изучения подошли к концу, но госкомиссия по запасам пока не получила данные компании относительно запасов. Однако компания намерена продолжить работу в Таджикистане. Эта скважина за счет своей глубины дала возможность изучить геологию этого места и получить бесценные данные, которые помогут компании в дальнейшей работе", — отметил он.

Начальник Главгеологии объяснил, что пока правительство Таджикистана не ответило на запрос Газпрома, однако от начала процесса и до начала бурения может пройти не менее 4 лет, так как процесс работы довольно трудоёмкий и будет проходить в несколько этапов.

Первый заместитель главы Главгеологии Рахмонбек Бахтдавлатов не советует ожидать природного газа в Таджикистане в ближайшие годы и объясняет это сложностью геологии страны, обусловленной труднодоступным горным рельефом.

"В Сибири чтобы найти газ пробурили более 600 скважин, а у нас пока одну пробурили, хоть и самую глубокую в Центральной Азии, и столько сразу разговоров об этом. Не стоит ожидать, что с бурением одной скважины Таджикистан будет обеспечен газом и нефтью", — сказал он.

Глава Главгеологии также сообщил, что Gazprom International продолжает работу по геофизическим исследованиям в "Западном Шохамбары", где потенциально так же могут залегать запасы углеводородов.

Лицензию на право пользования недрами участка в Саикамыше площадью 17150 га "Газпром" получил в сентябре 2008 года. Площадка расположена в Шахринавском районе в 36 км к западу от столицы Таджикистана.

В 2009 — 2010 годах Gazprom International выполнил на площади полевые сейсморазведочные работы 3D в объеме 125 кв. км, гравиразведочные изыскания в объеме 175 кв. км.

По данным компании, после комплексного изучения результатов исследований была выработана геологическая модель строения площади, которая позволила определить точку заложения первой поисковой скважины "Шахринав 1-п".

Бурение скважины "Шахринав 1-п" началось в декабре 2010 году. Проектная глубина этой скважины составляла 6300 м, однако в процессе ее строительства для более полного изучения потенциально перспективного разреза она была увеличена до 6450 м.

На сегодня это самая глубокая скважина в Центральной Азии за всю историю проводившегося здесь бурения на нефть и газ. В конце 2014 года испытания выявленных в процессе бурения перспективных объектов были завершены.

"Помимо глубины, уникальность "Шахринав 1-п" обусловлена тем, что эта скважина впервые в Таджикистане вскрыла глубокозалегающие поднадвиговые отложения, о перспективах нефтегазоносности которых ранее было ничего неизвестно. В результате бурения была получена уникальная геологическая информация. Главный вывод по итогам бурения таков: прогнозы ученых о нефтегазоперспективности глубокозалегающих поднадвиговых отложений подтвердились", — отмечают в Gazprom International.

Прогнозные ресурсы газа на лицензионной площади "Сарикамыш" предварительно оцениваются в 18 миллиардов куб. м, ожидаемые запасы нефти — 17 миллионов тонн, растворенного газа — 2 миллиарда куб. м.

ru.sputnik-tj.com

Таджикистан. Россия > Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 14 июля 2016 > № 1823764


Таджикистан. Россия > Нефть, газ, уголь > news.tj, 4 июля 2016 > № 1827930

Президент России Владимир Путин подписал в минувшее воскресенье федеральный закон РФ «О ратификации Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Таджикистан о сотрудничестве в сфере поставок нефтепродуктов в Республику Таджикистан».

Документ опубликован на официальном интернет-портале правовой информации.

Подписанное еще в феврале 2013 года между Таджикистаном и Россией соглашение «О сотрудничестве в сфере поставок нефтепродуктов в РТ» было принято Государственной думой и одобрено Советом федерации в конце июня этого года.

Соглашение направлено на урегулирование взаимного сотрудничества в сфере поставок нефтепродуктов в Таджикистан, что послужит развитию двусторонних торгово-экономических отношений, исходя из долгосрочных интересов двух государств в развитии стратегического сотрудничества.

Поставляемые нефтепродукты не подлежат реэкспорту в третьи страны. Этот запрет также распространяется и на нефтепродукты, страной происхождения которых является РФ, ввозимые в Таджикистан из других государств-участников Таможенного союза. В случае нарушения запрета российская сторона оставляет за собой право приостановить беспошлинные поставки нефтепродуктов.

Напомним, начиная с мая 2010 года, поставки российских нефтепродуктов в Таджикистан осуществлялись на условиях оплаты экспортных таможенных пошлин.

После почти трехлетних переговоров стороны в феврале 2013 года достигли договоренности об отмене экспортных пошлин на экспорт нефтепродуктов в Таджикистан.

Таджикистан. Россия > Нефть, газ, уголь > news.tj, 4 июля 2016 > № 1827930


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter