Всего новостей: 2230327, выбрано 274 за 0.262 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Тунис. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 августа 2017 > № 2263199

Закон о криминализации насилия в отношении женщин: между народом и элитой

Нур Ад-Дин Аль-Алави (Noor Ad-Din Al-Alawi), NoonPost, Египет

Пропасть, отделяющая арабские элиты от их народов, возвращает нас к мучительному для исследователей и политиков вопросу: почему чаяния народов отличны от мышления элит? Как можно преодолеть данный разрыв? Что, если народ отвергнет свою элиту и создаст другую? В таком случае вопросов становится еще больше: как можно создать новую элиту, не подрывая влияния нынешней элиты (далекой от своего народа)? Достаточно ли просто переждать время, чтобы сделать это спокойно, определяя направление движения новой элиты и нового общества?

Такие вопросы были подняты при обсуждении и принятии закона о криминализации насилия в отношении женщин, который был одобрен парламентом Туниса в конце июля, превратив его и инициаторов принятия закона в объект насмешек в социальных сетях. Представители неакадемического среднего класса в соцсетях активно раскритиковали тех, кто монополизировал право называть себя элитой лишь на том основании, что обладают научной степенью или принадлежат к аристократии.

Законопроект как повод для смеха

«О криминализации насилия в отношении женщин» — так звучит название закона, но если прочесть его текст, мы найдем в нем довольно смешную часть, в которой написано, что любое слово в адрес женщины, сказанное на публике и задевающее ее достоинство, является преступлением, которое влечет за собой телесное наказание, а также денежный штраф до тысячи динаров (один тунисский динар равен 25,28 российского рубля по состоянию на 3 августа — прим. ред.). Фантазии законодателей вышли за пределы разумного, ведь получается, что если в общественном транспорте полной даме уступят место, и это каким-то образом заденет его достоинство, поскольку напомнит о ее избыточном весе, то данная ситуация уже может рассматриваться как преступление по отношению к ней.

В рамках настоящей статьи мы не будем вступать в правовые дискуссии об определении общественного пространства, где могут встретиться женщина и мужчина, однако, очевидно, что именно женщины решают, какие слова ее оскорбляют, а какие могут быть произнесены в разговоре: она является доминирующей стороной в ситуации, когда мужчина выражает восхищение ее красотой или свое намерение заключить с ней брак. Законодатель сохранил за ней право толковать ситуацию и приводить доказательства в пользу преступления, что является еще одним поводом для смеха. Кто будет свидетельствовать о совершении преступления, которое повлечет наказание? Неужели государство приставит полицейского к каждой женщине, или ей будет достаточно сказать, что она говорит правду, а мужчина лжет? И снова закон будет на стороне женщин, и все, что может сделать судья, так это прибегнуть к Корану, чтобы отделить правду ото лжи.

Было очевидно, что текст закона был подготовлен женщиной и для женщин, и он выражает лишь одну точку зрению, хотя дискуссия была мужской. Казалось, что члены парламента боялись тех, кто выдвинул законопроект, но на самом деле он был принят по политическим причинам. Это сделала элита, которая господствует в сфере финансов, политики и культуры и способна навязать свое видение государству и обществу без малейшего понимания, каково настоящее положение женщин в этом обществе и чего они действительно хотят.

Насилие является преступлением, но еще большим преступлением является бедность

Левое крыло элиты уже обменялось поздравлениями в связи с принятием закона, считая это большим успехом, за который женщины Туниса боролись долгое время, как вдруг появились те, кто начал критиковать аморальное поведение женщин, утверждая, что именно оно является причиной того, что они подвергаются преследованиям.

Позиции сторон не выходят за рамки идеологического конфликта, который существует в стране между левыми и их врагами — исламистами. Последние были против законопроекта, в то время как левые праздновали победу (левый блок выступал за принятие такого закона еще в 80-е, но им не удалось представить его на рассмотрение парламента при Бен Али, хотя исламисты тогда были за решеткой). Однако, несмотря на все споры, законопроект был принят парламентом, в котором доминируют исламисты.

Да, насилие — это преступление, но еще большим преступлением являются нищета и нужда, которые порождают множество других. Понимание этого отсутствует как у левых, так и правых, равно как и во всех элитных кругах, которые обеспечили себя средствами к существованию. У них нет причин совершать насилие в отношении своих жен и детей, зато есть много времени для того, чтобы размышлять об обществе, свободном от насилия, не рассматривая бедность в качестве одной из главных причин.

Это подводит нас к тому, что мы должны осознать в полной мере — обнаружение связи между бедностью и насилием не является изобретением велосипеда. Это урок для нашего общества, и в частности для сотрудников социальных служб, которые должны выучить этот урок и понять, что решение проблемы бедности — главный ключ к решению всех других проблем. В том числе тех, что связаны с любыми видами насилия, не только в отношении женщин.

Элита верит в обратное. Она полагает, что если ввести в действие закон против совершения насилия дома или за его пределами, то оно прекратится автоматически, что под угрозой со стороны закона общество станет лучше. Так, Мухаммед Шарафи, крупнейший теоретик левого толка и преподаватель, написал закон, который был радостно принят всеми кругами и изучение которого входит в образовательную программу на всех юридических факультетах.

Закон сделает общество лучше, если в его основе будет лежать идея о том, что если ликвидировать бедность, насилие прекратится, однако этот аргумент не служит интересам элит, которые думают, что живут в платоновской республике, в которой нет ничего, кроме наслаждений.

Между арабскими элитами и их народами существует пропасть. Так, образованные люди думают, что их образование позволяет им руководить неграмотным и невежественным народом, у которого нет выбора, кроме как подчиниться. А народы живут повседневными заботами, в своем собственном мире.

С ног на голову — образ мира в сознании элиты

По этой причине я объясняю разницу между теми, кто борется с социальной преступностью при помощи законов, и теми, кто занимается устранением ее причин. Парламент одобрил криминализацию насилия в отношении женщин, но забыл о политическом насилии, а также о насилии элиты против общества, потому что он — часть этой элиты, задачи которой он призван выполнять (здесь неважно, что парламент включает исламистов, либералов и левых, ведь они все — представители элиты). Тунисская элита видит мир перевернутым с ног на голову, она является учеником элиты французской, которая убила бога и заняла его место.

Бургиба (выпускник французского университета) сделал то же самое, нынешняя элита видит в нем маленького бога, который первым придумал вносить изменения с помощью текстов и заложил эту идею в сознание элиты, по-прежнему видящей мир сквозь призму текстов, а не то, каким он является на самом деле.

Насилие в отношении женщин является частью социального насилия, и криминализация «части» этого насилия без приложения усилий со стороны элиты не произведет реформ в государстве, потому что государство строится не на основе текстов, а долгим трудом. В этом тунисская элита ничем не отличается от элит других арабских государств, которые являются копиями того, что создал Бургиба.

Пропасть будет расширяться, потому что правовые инициативы вроде криминализации насилия в отношении женщин не покончат с насилием. Сегодня мы видим, что насилие растет (посмотрите, сколько разводов в Тунисе), потому что закон не может помочь супругам, которые ссорятся из-за снижения доходов семьи.

Страна беднеет, волны насилия продолжаются, и женщины становятся жертвами не потому, что они женщины, а потому что они являются частью бедного общества. А пока нам остается ждать, когда левое крыло элиты, оправдывая свою заработную плату, разработает еще один законопроект, который сорок лет спустя будет принят парламентом, состоящим из исламистов.

Тунис. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 августа 2017 > № 2263199


Тунис > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 июня 2017 > № 2210515

Акции протеста проходят в столице Туниса – граждане требуют от правительства разрешить не соблюдать пост в священный для мусульман месяц Рамадан, пишет The Independent.

В начале июня полиция арестовала четверых мужчин за то, что они ели в дневное время в одном из городских парков. Прокуратура обвиняет их в "публичном проявлении непристойности". Помимо этого, правоохранители арестовали мужчину, выкурившего сигарету.

"Протестующие утверждают, что конституция страны также предназначена для защиты "свободы убеждений и совести" и что эти ценности подрываются правительственным контролем над соблюдением поста в Рамадан", — говорится в статье.

Месяц Рамадан является одним из самых почитаемых у мусульман и требует строгого соблюдения поста. Во время Рамадана в течение всего светлого времени суток верующие воздерживаются от еды, питья и развлечений. Принимать пищу разрешается до восхода или после заката солнца. В этом году Рамадан длится с 27 мая по 25 июня.

Тунис > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 июня 2017 > № 2210515


Швейцария. Тунис > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > offshore.su, 8 июня 2017 > № 2201991

Швейцарское правительство сообщило, что в ответ на запрос о взаимной правовой помощи оно перевело в Тунис около 3,5 млн. евро (3,9 млн. долл. США) как компенсацию за незаконно выведенные из страны активы.

Средства были переданы 26 мая 2017 года. Федеральный совет сказал, что активы были заморожены в Швейцарии в связи с расследованием, связанным с близкими родственниками бывшего президента Туниса. Он добавил, что решение о том, что делать с активами, теперь принадлежит тунисским властям и будет зависеть от расследования, которое в настоящее время проводится в Тунисе.

Федеральный совет сказал, что реституция «является ощутимым проявлением тесного сотрудничества между Швейцарией и Тунисом. Это успех для процессов взаимной правовой помощи и знаменует собой важный шаг в длительном и сложном процессе восстановления незаконных активов политически заангажированных лиц - процесс, к которому Швейцария имеет самое прямое отношение ».

В 2011 году Федеральный совет заморозил активы, зарегистрированные в Швейцарии свергнутым президентом Туниса Бен Али и его окружением, с целью предотвращения возможного вывода капитала, подозреваемого в незаконном приобретении. Впоследствии были открыты уголовные расследования в Швейцарии и Тунисе, а также требования о взаимной правовой помощи. В мае 2016 года Швейцария осуществила первую реституцию правительству Туниса в размере около 250 000 шв. франков (256 515 долларов США).

Швейцария. Тунис > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > offshore.su, 8 июня 2017 > № 2201991


Тунис > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 30 апреля 2017 > № 2158799

Премьер-министр Туниса Юсеф Шахед уволил министров финансов и образования, передает агентство Франс Пресс со ссылкой на источник в правительстве.

"Шахед снял с должностей министра финансов Ламию Зриби (Lamia Zribi) и министра образования Неджи Джаллула (Neji Jalloul)", — сообщил источник.

По данным агентства, Зриби оказалась в центре полемики по вопросу обесценивания национальной валюты, а отставки Джаллула в течение нескольких месяцев добивался профсоюз.

Тунис > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 30 апреля 2017 > № 2158799


Иран. Тунис. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 3 апреля 2017 > № 2134228

Президент Туниса: Иран - единственная надежда для тех, кто против Израиля

Президент Туниса Беджи Каид Эс-Себси выразил надежду на то, что другие арабские и исламские государства встанут вместе с Ираном против израильского режима, сообщает Mehr News.

Президент Туниса заявил об этом на встрече с министром культуры Ирана Резой Салехи Амири в Тунисе. В ходе встречи президент североафриканской страны выразил сожаление по поводу попыток израильского режима и его союзников изолировать Исламскую Республику Иран, добавив, что Ирану, к счастью, удалось вернуться в политическую сферу региона, несмотря на противодействие сионистов.

Он высоко оценил ядерную сделку Ирана, добавив, что "Иран должен продолжать свое успешное присутствие в регионе, и Тунис, как независимая страна, не будет находиться под влиянием других стран в своих двусторонних отношениях с Исламской Республикой".

Он также сослался на продолжающийся кризис в Сирии, заявив, что "с начала конфликта в Сирии, мы были против военной агрессии, и считаем, что проблемы стран должны быть решены только путем политического диалога".

Иранский министр культуры, в свою очередь, подчеркнул заинтересованность Ирана в расширении культурных обменов между Тегераном и Тунисом, а также в сферах экономики, торговли и инвестиций.

В ходе обсуждения региональных событий, он подчеркнул, что если бы Иран не вступил в борьбу против терроризма в регионе, террористы уже взяли бы Багдад и Дамаск. Он также призвал к культурному движению против терроризма в сотрудничестве с Министерством культуры Туниса.

Иран. Тунис. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 3 апреля 2017 > № 2134228


США. Тунис. Греция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 марта 2017 > № 2103941

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон в понедельник провел ряд встреч с министрами иностранных дел Туниса, Греции и Саудовской Аравии, сообщил в рамках регулярного брифинга для журналистов представитель госдепартамента Марк Тонер.

"С Саудовским министром Адель аль-Джубейром сегодня они обсудили важнейшие вопросы в регионе, включая текущий конфликт в Йемене и усилия по борьбе с терроризмом. Госсекретарь так же обсудил укрепление экономических связей с Саудовской Аравией", — заявил Тонер.

"В беседе с министром иностранных дел Туниса Хмайесом Жинауи госсекретарь отметил прогресс Туниса в части реформ в области безопасности и демократии. Они так же обсудили важность поиска и нахождения решения конфликта в Ливии в контексте привнесения стабильности в регион", — добавил он.

Тиллерсон так же встретился сегодня с греческим министром иностранных дел Никосом Котзиасом. Во время встречи Тиллерсон "подтвердил важность взаимных отношений между Грецией и США", — подытожил он.

США. Тунис. Греция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 марта 2017 > № 2103941


Германия. Марокко. Тунис. Африка > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 10 марта 2017 > № 2101456

"Зеленые" сделали подсечку Ангеле Меркель

Орхан Саттаров

Федеральный совет Германии (Бундесрат) отклонил законопроект о признании государств Магриба "защищенными странами", что позволило бы немецкому государству в ускоренном порядке выдавать отказ на заявки граждан этих стран на получение статуса беженца. Таким образом, попытка правящих партий ХДС/ХСС разрядить миграционный кризис за счет достижения договоренностей с правительствами Марокко, Туниса и Алжира, потерпела крах из-за противодействия собственной же оппозиции - в первую очередь, партии "Зеленые".

Теперь же "избавиться" от североафриканских гостей у Германии так просто не получится, что ставит правительство Меркель в довольно сложное положение. Напомним, что широкие дебаты о поведении выходцев из стран Северной Африки в Германии развернулись после новогодней ночи на 2016 год, когда сотни немецких женщин в Кельне и других крупных городах страны были атакованы организованными группами мигрантов из стран Магриба. Массовые случаи воровства и сексуальных домогательств со стороны криминальных элементов, а также неэффективная работа полиции возмутили тогда немецкую общественность, заметно усилив антимигрантские настроения в стране и укрепив, тем самым, позиции правых популистов. Дело дошло до того, что в новогоднюю ночь на 2017 год полиция приняла беспрецедентные меры безопасности, фактически оцепив площадь вокруг Кельнского собора - опасения перед повторением прошлогодних событий были крайне высокими.

Провал законопроекта в Бундесрате в этом отношении в очередной раз поставил ребром вопрос о способности правительства Меркель выполнить свое обещание о более скором рассмотрении заявок на получение статуса беженца, что является одним из ключевых элементов стратегии Меркель по долгосрочному разрешению миграционного кризиса. С другой стороны, это событие ухудшает позиции немецкого канцлера на "турецком фронте", где в данный момент развернулась жесткая конфронтация с правительством Эрдогана. После неоднократных сравнений современной Германии с Третьим рейхом ведущими турецкими политиками (включая президента Эрдогана), Ангеле Меркель становится все сложнее сохранять лицо в отношениях с турецкими партнерами, в то время как немецкая общественность все жестче начинает ее критиковать за "отчаянное цепляние" за сделку по мигрантам с турецкими властями.

Если добавить к этому выборы в Бундестаг в октябре, а также неуклонно растущую популярность ее главного конкурента на пост канцлера Мартина Шульца, не обремененного, в отличие от действующего канцлера, необходимостью взвешивать каждое слово, чтобы не подорвать внешнеполитические позиции страны, то ситуация для Меркель складывается непростая. Единственным обстоятельством, несколько облегчившим положение ХДС в последние недели, стало ослабление правых популистов AfD, которые перетягивали на себя часть электората христианских демократов. Однако как долго продержится тренд на падение популярности AfD, сказать сложно. Самое позднее, после вчерашнего громкого преступления на вокзале в Дюссельдорфе, когда мужчина тяжело ранил топором несколько человек, ультраправые могут рассчитывать на дополнительный электоральный стимул. Дело в том, что преступником оказался состоявший на психиатрическом учете выходец из Косово. Уже сейчас по соцсетям правыми активистами активно распространяются слухи о том, что причиной нападения мигранта явилось не психическое расстройство, а его вероятная принадлежность к исповедуемой в Косово мусульманской религии.

Германия. Марокко. Тунис. Африка > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 10 марта 2017 > № 2101456


Германия. Тунис > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > dw.de, 14 февраля 2017 > № 2073004

Правительство ФРГ намерено ускорить возвращение на родину нелегальных мигрантов из Северной Африки. Во вторник, 14 февраля, в Берлине канцлер ФРГ Ангела Меркель (Angela Merkel) и премьер-министр Туниса Юсеф Шахед договорились о создании новой программы, направленной на решение этой проблемы.

Стороны намерены сделать более привлекательным добровольное возвращение мигрантов, заявила Меркель по окончании встречи. В частности, по ее словам, речь идет о финансовой поддержке для создания предприятий и образовательных программах. При этом создавать специальные лагеря для возвращающихся на родину беженцев, обсуждавшиеся ранее, Меркель и Шахед не планируют, пишет epd.

Вместе с тем Германия и Тунис продолжат переговоры о принудительном возвращении нелегальных мигрантов, сообщила далее глава германского правительства. По словам немецкого канцлера, детали будущей программы возвращения нелегальных мигрантов в ближайшее время будут обсуждаться на встрече Юсефа Шахеда с министром внутренних дел ФРГ Томасом де Мезьером (Thomas de Maizière). В свою очередь Шахед заявил о готовности Туниса к сотрудничеству.

По данным на конец 2016 года, в Германии проживают около 1,5 тысячи граждан Туниса, которым было отказано в предоставлении убежища. Только 116 тунисцев, не получивших права остаться в ФРГ, в прошлом году вернулись на родину, сообщила Меркель.

Германия. Тунис > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > dw.de, 14 февраля 2017 > № 2073004


Тунис > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 января 2017 > № 2042625

Президент Туниса Бежи Каид эс-Себси принял решение продлить еще на месяц режим ЧП в стране, сообщается в четверг на официальной странице администрации президента в Facebook.

Тунис в 2015 году столкнулся с рядом резонансных терактов, после которых власти страны приняли решение ввести режим ЧП для поддержки работы сил безопасности.

"Президент решил объявить вновь о режиме ЧП сроком на месяц, начиная с 17 января 2017 года", — говорится в сообщении.

Отмечается, что решение принято после консультаций эс-Себси с главой правительства и спикером парламента по поводу национальной безопасности, ситуации на границах и в регионе.

Тунис > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 января 2017 > № 2042625


Китай. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 7 декабря 2016 > № 1995693

Заместитель председателя Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета КНР /ВК НПКСК/ Ван Цзяжуй во главе делегации КПК встретился во вторник с президентом Туниса Бежи Каидом ас-Себси.

Ван Цзяжуй заявил, что китайская сторона оказывает поддержку народу Туниса в самостоятельном выборе пути развития и намерена освоить потенциал делового партнерства и совместно открыть новые перспективы сотрудничества между двумя странами. КПК намерена укрепить дружественные контакты с партиями Туниса и провести обмен опытом управления партией и государством для продвижения развития отношений между двумя странами.

Президент Туниса заявил, что Тунис уделяет повышенное внимание развитию отношений с Китаем, надеется укрепить двусторонний обмен и сотрудничество в разных сферах и приветствует инвестиции и участие китайских предприятий в строительстве и развитии Туниса во благо народов двух стран. --

Китай. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 7 декабря 2016 > № 1995693


Франция. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 29 ноября 2016 > № 1996987

Франция будет инвестировать в Тунис 250 млн евро ежегодно

Премьер-министр Франции Манюэль Вальс во вторник, 29 ноября, заявил, что Французское агентство по развитию (AFD) намерено инвестировать «минимум 250 млн евро ежегодно» в Тунис, помимо тех обещаний, которые были сделаны раньше для поддержки демократии в стране.

«В прошлом году наша страна представила план помощи в размере 1 млрд евро до 2020 года. Мы хотим пойти еще дальше. В ближайшее годы Агентство по развитию будет ежегодно инвестировать минимум 250 млн евро в Тунис», — заявил глава правительства Франции в ходе открытия экономической конференции «Тунис 2020» в присутствии нескольких международных лидеров. «Кроме того мы начнем операцию по конвертации тунисского долга в проекты по развитию», — добавил Манюэль Вальс.

В январе президент Франции Франсуа Олланд объявил план поддержки Туниса на сумму 1 млрд евро в течение пяти лет. Данные средства должны пойти в том числе и на развитие неблагополучных регионов. Премьер-министр Вальс заявил, что «переход власти» в Тунисе может служить «примером» с начала арабской весны, и подчеркнул, что Париж «обязан» быть рядом с Тунисом и «несет ответственность» за эту страну.

Евросоюз недавно сообщил, что удвоит размер финансовой помощи Тунису до 300 млн евро. Президент Туниса Беджи Каид Эссебси в среду прибудет в Брюссель, где примет участие в саммите ЕС-Тунис.

Франция. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 29 ноября 2016 > № 1996987


Бельгия. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > ved.gov.ru, 6 ноября 2016 > № 2036488

Премьер-министр Бельгии Шарль Мишель находился с рабочим визитом в Тунисе. Визит проходил в рамках турне делегации стран Бенилюкса (наряду с бельгийским премьером в составе делегации находились премьер-министры Нидерландов и Люксембурга), направленного на установление более тесных политических и экономических связей Бенилюкса с Тунисом. Также на повестке переговоров были вопросы безопасности, остро стоящие как в самом Тунисе, так и в ЕС. В ходе пребывания в Тунисе Ш. Мишель встретился и провел переговоры с президентом Б. Каид Эс-Себси и премьер-министром Ю. Шахедом, на которых обсуждались вопросы развития двусторонних бельгийско-тунисских отношений в различных областях. На обратном пути бельгийский премьер посетил соседний Алжир, где был принят президентом А. Бутефликой и премьер-министром А. Селлалем. На переговорах с алжирской стороной затрагивались также вопросы сотрудничества в сфере безопасности и расширения взаимодействия между МВД и службами безопасности двух стран, а также ситуация вокруг мигрантов из стран Северной Африки в Бельгии. Бельгия. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > ved.gov.ru, 6 ноября 2016 > № 2036488


Тунис. Весь мир > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 октября 2016 > № 1947554

Авторитарный захват власти в интернете

Интернет вещей к 2025 году будет стоить триллионы. Китаю нужен централизованный контроль над ним.

Роберт М. Макдауэлл (Robert M. Mcdowell), Гордон Голдстейн (Gordon M. Goldstein), The Wall Street Journal, США

Будущее интернета может быть поставлено на карту на конференции, открывающейся на этой неделе в Тунисе, где дипломаты из 100 с лишним стран будут дискутировать на тему юрисдикции ООН над интернетом. То, что решит Всемирная ассамблея по стандартизации электросвязи, будет влиять на геополитику и мировой экономический рост, а возможно, и на свободу интернета для миллиардов пользователей.

Члены ООН обсудят вопросы киберпреступности, конфиденциальности информации и возможности по регулированию интернет-компаний, заявок и контента. Что самое важное, дипломаты обсудят развивающийся интернет вещей, который скоро свяжет в единую глобальную сеть десятки миллиардов устройств и людей.

Новая технология поиска и адресации под названием Архитектура цифровых объектов (Digital Object Architecture) позволит вести наблюдение в режиме реального времени и следить за каждым устройством и человеком, подключенным к сети. Некоторые страны настаивают на том, что Архитектура цифровых объектов должна стать единственной и обязательной адресной системой для интернета вещей. Они также хотят, чтобы эта система находилась под централизованным управлением Международного союза электросвязи, являющегося специализированным учреждением Организации Объединенных Наций, который обладает договорными правами на основную интеллектуальную собственность.

На встрече в Тунисе Китай хочет войти в состав руководства исследовательской группы по Архитектуре цифровых объектов и интернету вещей, который, согласно прогнозам ООН, к 2025 году будет давать экономическую выгоду в размере шесть триллионов долларов.

Инструменты слежения Архитектуры цифровых объектов можно интегрировать в самые разные отрасли, начиная с авиации и кончая фармацевтикой. Такая система также поможет правительствам устанавливать плату за онлайновые финансовые операции, проводимые, например, через банкоматы, кредитные карты, системы электронных переводов или мобильные банки. Такие налоги с оборота могут нарушить темпы инвестиций и инноваций в интернет-пространстве и деформировать мировую коммерческую деятельность.

Конфликт этот назревает в непростой момент. 1 октября администрация Обамы отказалась от права надзора за Корпорацией по присвоению имен и номеров в интернете (ICANN), которая руководит Службой доменных имен. Борьба за будущее ICANN в США завершилась продолжительным согласием сторон относительно того, как защищать открытый интернет. Теперь американским политикам следует оставить эту борьбу позади и приступить к совместной работе с целью выработки стратегического мышления о формирующейся геополитике интернета и восстановления единства и решимости в раздробленной политике США в сфере высоких технологий. Сегодня в опасности оказалась техническая архитектура интернета и его нормативная база, которую многие страны пытаются поставить под зарубежный государственный и многосторонний контроль.

Последние события — это часть более масштабных перемен во взаимоотношениях между государством и интернетом. Такие страны, как Россия, Иран и Саудовская Аравия, реализуют национальные стратегии по установлению контроля над цифровым будущим при помощи международных организаций, в частности, ООН. Конференция в Тунисе — это очередная попытка расширить сферу полномочий Международного союза электросвязи, выведя их за рамки традиционных задач по координации телекоммуникаций.

Сегодняшняя глобальная борьба за свободу в интернете началась более десяти лет назад. В 2003 году Китай, Россия и другие страны инициировали настойчивую и упорную кампанию, направленную на то, чтобы поставить ICANN под контроль Организации Объединенных Наций. В 2012 году США возглавили коалицию из 55 стран, которая отказалась подписывать согласованный в Дубаи международный договор, дававший ООН расширенные полномочия и возможности в ключевых вопросах работы интернета.

Соединенные Штаты и некоторые их союзники отвергли захват полномочий, оговоренный в Дубаи, однако 89 других стран проголосовали за усиление влияния ООН, в том числе, за повышение ее роли в «международном управлении интернетом, в обеспечении стабильности, безопасности и последовательности существующего интернета и его развития в перспективе». Эту резолюцию протолкнули ночью перед началом конференции, из-за чего американская делегация, в состав которой мы входили, была вынуждена оспорить легитимность конференции и бойкотировать ее результаты.

В 2015 году коалиция в составе Китая и еще 134 стран представила на другой встрече ООН свой программный документ, где говорится, что диктовать правила цифрового будущего должно не гражданское общество, некоммерческие организации, потребители и новаторы бизнеса, а национальные правительства. Этот блок объявил, что «вся полнота власти по вопросам государственной политики в сфере интернета является суверенным правом государств».

В апреле Владимир Путин, лидеры Китая и Индии выступили с совместным заявлением, в котором отметили «необходимость интернационализации управления интернетом» и повышения роли ООН. Момент силы, энергия и численное превосходство на их стороне. А еще бюрократическая власть, поскольку китайский дипломат сегодня занимает должность генерального секретаря Международного союза электросвязи.

Первая версия приватизированного интернета задумывалась и контролировалась негосударственным международным техническим сообществом, гражданским обществом и частным сектором экономики, которые запустили самую мощную волну инноваций в мировой истории. А вот интернет будущего может быть сформирован иностранными государствами и ООН, если такие страны как Россия, Иран, Саудовская Аравия и Китай добьются своих стратегических целей.

Америка должна как можно быстрее отойти от сеющих разногласия споров об ICANN и снова занять прочные позиции в политике интернета. Грядут новые, более серьезные сражения за свободу интернета, и эти конфликты будут определять цифровое будущее. США пора снова сплотиться и совместными усилиями отстоять общую стратегию защиты свобод в интернете завтрашнего дня.

Роберт М. Макдауэл — бывший член Федеральной комиссии связи США от Республиканской партии, ныне работающий старшим научным сотрудником в Хадсоновском институте.

Гордон Голдстейн — демократ, внештатный старший научный сотрудник Совета по международным отношениям.

Тунис. Весь мир > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 октября 2016 > № 1947554


Египет. Тунис. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > gazeta-pravda.ru, 5 октября 2016 > № 1921350

Египет: арабские левые сверяют цели

Автор: Андрей БИРЮКОВ. Заседание Координационного комитета.

В Каире прошло расширенное заседание Координационного комитета Форума левых и прогрессивных сил арабских стран. На этой встрече рассматривался рабочий документ о политической обстановке в регионе и задачах левого движения, предварительно подготовленный руководством трёх партий Египта: национально-прогрессивной юнионистской, социалистической и коммунистической.

С ДОКЛАДОМ от имени этих партий выступил генеральный секретарь Египетской компартии Салах Адли. По итогам обсуждения принят ряд решений, в частности — о проведении в Тунисе в январе будущего года Международной конференции в поддержку палестинского дела под лозунгом «Палестина: 100 лет сопротивления», совмещённой с празднованием 6-й годовщины тунисской революции. Кроме того, решено организовать до конца текущего года Вторую профсоюзную встречу, а в марте 2017-го провести 8-й Форум арабских левых и прогрессивных сил. В совещаниях этого уровня принимают участие делегации 24 партий из 11 арабских стран.

Добавим, что при обсуждении политической ситуации участники Каирской встречи выделили общие опасности, с которыми сталкиваются народы Ближнего Востока, независимо от их социально-политических укладов и степени экономического развития. В частности, одну из основных угроз представляет план США и Израиля, направленный на «решение» палестинского вопроса путём перекройки политической карты региона, а именно: разделения и фрагментации арабских стран методом разжигания на их территориях гражданских войн и межрелигиозных конфликтов. В рамках этого плана авантюрная роль отведена Саудовской Аравии. Она уже проявилась в агрессии против Йемена и в прямой поддержке террористических группировок в Сирии, в подпитке суннитско-шиитского противостояния.

Кроме того, большая опасность для будущего ближневосточного региона исходит от международных исламистских группировок, распространивших своё влияние на значительные территории ряда государств.

Наряду с этим арабские страны испытывают на себе «неолиберальную атаку» международного капитала, которая сопровождается ограблением и истощением их природных и людских ресурсов.

Вместе с тем участники заседания отметили, что империалистический проект «по переделу» региона приостановлен во многом благодаря усилиям России. По их общему мнению, последние события в Сирии указывают на возможность достижения политического решения. Однако дорога к нему предстоит «долгая и трудная». В свете этого перед патриотическими прогрессивными движениями стоит задача мобилизации общественных сил в поддержку мирного урегулирования в Сирии.

Дискуссия также коснулась вопроса о сопоставимом ответе на угрозы, нависшие над большинством арабских стран. Было высказано мнение о необходимости противостоять вызовам путём содействия достижению мирного урегулирования кровопролитных конфликтов в Сирии, Ираке, Йемене и Ливии, а также посредством объединения усилий рабочего класса, крестьянства, студентов и интеллигенции в борьбе за сохранение национальных государств, их укрепления на неконфессиональной основе с соблюдением принципов сосуществования конфессий, демократии, обеспечение условий приоритетного развития производственных отраслей и удовлетворение основных прав граждан, в том числе в сфере труда, жилья, доступа к системе образования и здравоохранения. В этом плане участники встречи выразили уверенность, что предстоящая в Тунисе Общеарабская встреча определит конкретные формы борьбы в политической и экономической сферах, направленной на достижение реальной, а не либерального образца социальной справедливости и построение современного демократического гражданского государства, свободного от конфессиональных конфликтов и пережитков.

Египет. Тунис. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > gazeta-pravda.ru, 5 октября 2016 > № 1921350


Тунис > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 августа 2016 > № 1864092

Тунис единственный, кто выиграл от «арабской весны»

Теперь, когда демократическая звезда Турции стремительно закатывается, все внимание поборников демократии на Западе будет устремлено на Тунис, который при правильном балансе реформ и силовых решений может указать дорогу развития целому региону

Ксения Светлова, Carnegie Moscow Center, Россия

Пять с половиной лет назад мир пристально следил за тем, как в Тунисе с первых беспорядков началось то, что потом перерастет в «арабскую весну». Тунис стал первопроходцем, страной, где случилось невиданное: бескровная смена власти, но не от отца к сыну, как это сделали Асады и планировали сделать Каддафи и Мубараки, а в результате народного недовольства и последующих свободных выборов.

Самосожжение Мухаммада Буазизи, державшего лоток с овощами, волна протестов, затопивших улицы Туниса, неуверенность президента бен Али и его внезапный побег в Саудовскую Аравию, бескровная революция и относительно спокойные и прозрачные выборы, которые состоялись через считаные месяцы, — так на удивление мягко прошла «арабская весна» в Тунисе. Вскоре оказалось, что тунисский эксперимент уникален, такой мирный сценарий больше не повторялся.

Ни в Египте, где на выборах победили исламисты, а еще через год власть захватил фельдмаршал ас-Сиси, которого тогда поддерживали миллионы египтян. Ни в Ливии, где после кровопролитной войны Каддафи был убит, а государство распалось на враждующие регионы. Ни в Сирии, где с помощью Ирана, России и Китая Башар Асад до сих пор держится за власть. В гражданской войне погряз Йемен, а в Бахрейне протесты были подавлены с помощью саудовской военной интервенции. Больше желающих повторить тунисский опыт в арабском мире не нашлось.

А тем временем Тунис шел на выборы, выбирал президента и временную Ассамблею, сторонники laicité — то есть светскости — выясняли отношения с исламистами из партии «Ан-Нахда», чей лидер Рашид аль-Гануши вернулся из многолетнего лондонского изгнания. Ни выборы, ни два громких политических убийства (Мухаммада Брахми и Шукри Бильида), ни последующее противостояние между сторонниками светскости и исламистами в 2013 году не привели к кровопролитию и волнам насилия, подобным тем, что захлестнули Йемен, Ливию и Сирию. Военные не захватили власть, а исламистская партия «Ан-Нахда», которая на первых парламентских выборах набрала большинство голосов, затем пошла на уступки другим партиям, а впоследствии вообще отказалась от политического ислама и объявила о своем новом кредо, — светская политика с религиозными корнями.

Economist объявил Тунис единственной ближневосточной демократией, и, несмотря на непростые экономические условия, исламистский террор и нестабильность на границах, события последних пяти с половиной лет для Туниса скорее можно обозначить знаком плюс, чем минус. Почему Тунис так отличается от остальных стран Ближнего Востока и есть ли у молодой тунисской демократии шанс на выживание?

Безопасность превыше всего

Тунис — страна контрастов, как когда-то любили писать про страны третьего мира в советской прессе. С одной стороны, ориентация на Европу, и прежде всего на Францию. Это единственная страна в арабском мире, где официально запрещена полигамия, а женщины по большей части образованны и работают. С другой — шесть тысяч боевиков тунисского происхождения воюют в рядах ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории России, ред.) в Ливии и Сирии, десятки тысяч других признаются, что поддерживают эту организацию, а салафитские движения открыто действуют в университетах страны.

После двух масштабных терактов весной и летом 2015 года Тунис получил статус основного союзника США вне НАТО, а американская помощь на поддержание безопасности была увеличена до 100 миллионов долларов в 2016 году. Среди прочего эти деньги пошли на возведение заградительных сооружений на границе с Ливией — почти 200 километров стены, оснащенной продвинутыми технологическими средствами наблюдения и предупреждения. Сегодня Тунис получает беспрецедентный доступ к разведданным, которыми располагают в США, а также к новейшему оружию — вертолетам «Апачи», беспилотникам и так далее.

Вопрос в том, сопровождаются ли эти инвестиции в тунисскую безопасность масштабными вложениями в развитие тунисских демократических институтов и экономики? Ведь среди обстоятельств, подталкивающих молодых тунисцев в объятия фундаменталистов, есть не только вера в необходимость активной борьбы с врагами ислама, но и экономические сложности, с которыми сталкивается тунисская молодежь.

Пограничные районы — с Алжиром и Ливией — стали настоящим рассадником для фундаменталистского ислама. В некоторых городах, таких как Бен-Гардан, что в 20 километрах от ливийской границы, нет семьи, которая бы не сталкивалась с этим явлением. Стремительный рост безработицы после революции и медленные темпы социальных и экономических реформ создают благодатную почву для ловцов душ.

Разумеется, на вопрос о том, почему тот или иной человек становится террористом, никогда нет однозначного ответа. В Израиле годами анализировали профили террористов и террористок, в том числе и смертников, и пришли лишь к одному выводу — единого профиля террориста или смертника не существует. Также и в Тунисе — например, сын погибшего в теракте в Стамбуле тунисского военного врача Фатхи Баюда принадлежал к вполне привилегированной социальной прослойке, что не помешало ему быть завербованным пропагандистами ИГИЛ и присоединиться к ИГИЛ в Сирии.

Вслед за Марокко тунисские власти также начали разъяснительную работу с молодежью, особенно в школах и университетах, чтобы предостеречь юношей и девушек от совершения фатальной ошибки, которая может стоить им жизни. По мере того как ИГИЛ стал терять территорию в Сирии, поток начинающих джихадистов из Туниса уменьшился, однако многим до сих пор удается, несмотря на все стены и прочие преграды, добраться до соседней Ливии.

Тунисские власти также должны выработать единую стратегию в отношении тех, кто возвращается «с фронта». В Саудовской Аравии создали специальные реабилитационные центры строгого режима для бывших террористов, однако в небогатом Тунисе о таком можно только мечтать. Пока все силы сконцентрированы на том, чтобы обеспечить безопасность на протяженных рубежах Туниса, в крупных городах и на курортах, которые изрядно опустели после страшной резни в Сусе в 2015 году.

Региональный масштаб

Борьба с терроризмом — это обоюдоострый меч для тунисской демократии, потому что средства, предназначенные на образование, улучшение инфраструктуры, развитие периферии и создание рабочих мест для молодых людей, уходят на борьбу с террором. Реформы откладываются, а свобода слова ограничивается. Таким образом, весь положительный эффект от революции сводится на нет из-за постоянной террористической угрозы.

Тунис добился немалого — особенно на фоне своих проблемных соседей по региону, но шансы потерять достигнутое по-прежнему велики. Сохранить единство страны, победить коррупцию, провести необходимые реформы, остановить крах среднего класса и помочь самым бедным, пресечь растущую популярность салафитско-джихадистского ислама — для всего этого Тунису сегодня необходима не только политическая воля, — страна уже не раз доказывала, что она есть, — но и немалые инвестиции, причем не только в оборонную, но и в гражданскую сферу.

Единственная рожденная «арабской весной» демократия еще не вышла из опасного младенческого возраста, но при правильном распределении иностранной помощи, решительной борьбе с фундаментализмом, проведении необходимых реформ в экономике Тунис может одержать победу. Теперь, когда демократическая звезда Турции стремительно закатывается после провалившегося военного переворота, все внимание поборников демократии на Западе будет устремлено на Тунис.

При правильном балансе силовых решений, повышения уровня жизни, развития экономики и поддержки демократических институтов Тунис также может позитивно повлиять на ситуацию в соседних странах. И в тех, которые уже были затронуты «арабской весной», и в тех, где время как будто застыло — например, в Алжире. Поражение же лишь укрепит слепую веру (как на Востоке, так и на Западе) в то, что Ближний Восток и Северная Африка к демократии не готовы и что единственное, что может предотвратить хаос, — это сильная рука. Зато успех может указать дорогу развития целому региону.

Тунис > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 августа 2016 > № 1864092


Тунис. Киргизия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kyrtag.kg, 12 августа 2016 > № 1858645

Тунис заинтересован во вступлении в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), заявил посол Туниса в РФ Али Гутали. Об этом сообщают российские СМИ.

«Кроме этого, мы с интересом смотрим на создание экономической зоны и хотим сотрудничать с ЕАЭС. Мы хотели бы также вступить в ЕАЭС для того, чтобы создать подобные экономические зоны между этим объединением и Тунисом, что позволило бы нам экспортировать нашу продукцию и, соответственно, импортировать российскую продукцию. Мы достигли договоренности по этому вопросу в последнее время, и это было очень важно, так как Россия, как вы знаете, прибегла к контрсанкциям и запретила ввоз сельскохозяйственной и другой продукции», - заявил посол.

По его словам, «таким образом, мы могли бы восполнить некоторый вакуум, который существовал в этой области». «Тунис, действительно, может обеспечить и удовлетворить потребности России в сельскохозяйственной продукции, особенно, если мы договоримся о создании свободной экономической зоны», - сказал Гутали.

ЕЭАС - международное интеграционное экономическое объединение, созданное на базе Таможенного союза и Единого экономического пространства, функционирующее с 1 января 2015 года. Сейчас членами ЕАЭС являются Россия, Армения, Белоруссия, Казахстан и Кыргызстан.

Тунис. Киргизия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kyrtag.kg, 12 августа 2016 > № 1858645


Тунис. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 августа 2016 > № 1853852

Может ли Тунис стать единственным, кто выиграл от «арабской весны»

Ксения Светлова

Теперь, когда демократическая звезда Турции стремительно закатывается, все внимание поборников демократии на Западе будет устремлено на Тунис, который при правильном балансе реформ и силовых решений может указать дорогу развития целому региону

Пять с половиной лет назад мир пристально следил за тем, как в Тунисе с первых беспорядков началось то, что потом перерастет в «арабскую весну». Тунис стал первопроходцем, страной, где случилось невиданное: бескровная смена власти, но не от отца к сыну, как это сделали Асады и планировали сделать Каддафи и Мубараки, а в результате народного недовольства и последующих свободных выборов.

Самосожжение Мухаммада Буазизи, державшего лоток с овощами, волна протестов, затопивших улицы Туниса, неуверенность президента бен Али и его внезапный побег в Саудовскую Аравию, бескровная революция и относительно спокойные и прозрачные выборы, которые состоялись через считаные месяцы, – так на удивление мягко прошла «арабская весна» в Тунисе. Вскоре оказалось, что тунисский эксперимент уникален, такой мирный сценарий больше не повторялся.

Ни в Египте, где на выборах победили исламисты, а еще через год власть захватил фельдмаршал ас-Сиси, которого тогда поддерживали миллионы египтян. Ни в Ливии, где после кровопролитной войны Каддафи был убит, а государство распалось на враждующие регионы. Ни в Сирии, где с помощью Ирана, России и Китая Башар Асад до сих пор держится за власть. В гражданской войне погряз Йемен, а в Бахрейне протесты были подавлены с помощью саудовской военной интервенции. Больше желающих повторить тунисский опыт в арабском мире не нашлось.

А тем временем Тунис шел на выборы, выбирал президента и временную Ассамблею, сторонники laicité – то есть светскости – выясняли отношения с исламистами из партии «Ан-Нахда», чей лидер Рашид аль-Гануши вернулся из многолетнего лондонского изгнания. Ни выборы, ни два громких политических убийства (Мухаммада Брахми и Шукри Бильида), ни последующее противостояние между сторонниками светскости и исламистами в 2013 году не привели к кровопролитию и волнам насилия, подобным тем, что захлестнули Йемен, Ливию и Сирию. Военные не захватили власть, а исламистская партия «Ан-Нахда», которая на первых парламентских выборах набрала большинство голосов, затем пошла на уступки другим партиям, а впоследствии вообще отказалась от политического ислама и объявила о своем новом кредо, – светская политика с религиозными корнями.

Economist объявил Тунис единственной ближневосточной демократией, и, несмотря на непростые экономические условия, исламистский террор и нестабильность на границах, события последних пяти с половиной лет для Туниса скорее можно обозначить знаком плюс, чем минус. Почему Тунис так отличается от остальных стран Ближнего Востока и есть ли у молодой тунисской демократии шанс на выживание?

Безопасность превыше всего

Тунис – страна контрастов, как когда-то любили писать про страны третьего мира в советской прессе. С одной стороны, ориентация на Европу, и прежде всего на Францию. Это единственная страна в арабском мире, где официально запрещена полигамия, а женщины по большей части образованны и работают. С другой – шесть тысяч боевиков тунисского происхождения воюют в рядах ИГИЛ (запрещено в РФ) в Ливии и Сирии, десятки тысяч других признаются, что поддерживают эту организацию, а салафитские движения открыто действуют в университетах страны.

После двух масштабных терактов весной и летом 2015 года Тунис получил статус основного союзника США вне НАТО, а американская помощь на поддержание безопасности была увеличена до $100 млн в 2016 году. Среди прочего эти деньги пошли на возведение заградительных сооружений на границе с Ливией – почти 200 километров стены, оснащенной продвинутыми технологическими средствами наблюдения и предупреждения. Сегодня Тунис получает беспрецедентный доступ к разведданным, которыми располагают в США, а также к новейшему оружию – вертолетам «Апачи», беспилотникам и так далее.

Вопрос в том, сопровождаются ли эти инвестиции в тунисскую безопасность масштабными вложениями в развитие тунисских демократических институтов и экономики? Ведь среди обстоятельств, подталкивающих молодых тунисцев в объятия фундаменталистов, есть не только вера в необходимость активной борьбы с врагами ислама, но и экономические сложности, с которыми сталкивается тунисская молодежь.

Пограничные районы – с Алжиром и Ливией – стали настоящим рассадником для фундаменталистского ислама. В некоторых городах, таких как Бен-Гардан, расположенный в 20 километрах от ливийской границы, нет семьи, которая бы не сталкивалась с этим явлением. Стремительный рост безработицы после революции и медленные темпы социальных и экономических реформ создают благодатную почву для ловцов душ.

Разумеется, на вопрос о том, почему тот или иной человек становится террористом, никогда нет однозначного ответа. В Израиле годами анализировали профили террористов и террористок, в том числе и смертников, и пришли лишь к одному выводу – единого профиля террориста или смертника не существует. Также и в Тунисе – например, сын погибшего в теракте в Стамбуле тунисского военного врача Фатхи Баюда принадлежал к вполне привилегированной социальной прослойке, что не помешало ему быть завербованным пропагандистами ИГИЛ и присоединиться к ИГИЛ в Сирии.

Вслед за Марокко тунисские власти также начали разъяснительную работу с молодежью, особенно в школах и университетах, чтобы предостеречь юношей и девушек от совершения фатальной ошибки, которая может стоить им жизни. По мере того как ИГИЛ стал терять территорию в Сирии, поток начинающих джихадистов из Туниса уменьшился, однако многим до сих пор удается, несмотря на все стены и прочие преграды, добраться до соседней Ливии.

Тунисские власти также должны выработать единую стратегию в отношении тех, кто возвращается «с фронта». В Саудовской Аравии создали специальные реабилитационные центры строгого режима для бывших террористов, однако в небогатом Тунисе о таком можно только мечтать. Пока все силы сконцентрированы на том, чтобы обеспечить безопасность на протяженных рубежах Туниса, в крупных городах и на курортах, которые изрядно опустели после страшной резни в Сусе в 2015 году.

Региональный масштаб

Борьба с терроризмом – это обоюдоострый меч для тунисской демократии, потому что средства, предназначенные на образование, улучшение инфраструктуры, развитие периферии и создание рабочих мест для молодых людей, уходят на борьбу с террором. Реформы откладываются, а свобода слова ограничивается. Таким образом, весь положительный эффект от революции сводится на нет из-за постоянной террористической угрозы.

Тунис добился немалого – особенно на фоне своих проблемных соседей по региону, но шансы потерять достигнутое по-прежнему велики. Сохранить единство страны, победить коррупцию, провести необходимые реформы, остановить крах среднего класса и помочь самым бедным, пресечь растущую популярность салафитско-джихадистского ислама – для всего этого Тунису сегодня необходима не только политическая воля, – страна уже не раз доказывала, что она есть, – но и немалые инвестиции, причем не только в оборонную, но и в гражданскую сферу.

Единственная рожденная «арабской весной» демократия еще не вышла из опасного младенческого возраста, но при правильном распределении иностранной помощи, решительной борьбе с фундаментализмом, проведении необходимых реформ в экономике Тунис может одержать победу. Теперь, когда демократическая звезда Турции стремительно закатывается после провалившегося военного переворота, все внимание поборников демократии на Западе будет устремлено на Тунис.

При правильном балансе силовых решений, повышения уровня жизни, развития экономики и поддержки демократических институтов Тунис также может позитивно повлиять на ситуацию в соседних странах. И в тех, которые уже были затронуты «арабской весной», и в тех, где время как будто застыло – например, в Алжире. Поражение же лишь укрепит слепую веру (как на Востоке, так и на Западе) в то, что Ближний Восток и Северная Африка к демократии не готовы и что единственное, что может предотвратить хаос, – это сильная рука. Зато успех может указать дорогу развития целому региону.

Тунис. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 августа 2016 > № 1853852


Тунис > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 31 июля 2016 > № 1843379

Ассамблея народных представителей /парламент/ Туниса в субботу вынесла вотум недоверия действующему правительству республики во главе с премьер-министром Хабибом эс-Сидом.

Из 191 депутата, присутствующего на заседании, за вотум недоверия правительству проголосовали 118, трое высказались против, 70 воздержались. Еще 27 не приняли участие в голосовании.

Согласно Конституции Туниса, президент страны в течение 10 дней назначит ответственного за формирование нового кабинета министров, который должен в течение месяца с даты получения назначения предоставить на одобрение Ассамблее народных представителей список состава нового кабинета министров.

До вступления в должность нового правительства на правительство во главе с Хабибом эс-Сидом временно возложены обязанности переходного правительства.

Отметим, что Хабиб эс-Сид в феврале 2015 года занял пост премьер-министра Туниса. Президент Бежи Каид эс-Себси в июне этого года предложил создать правительство национального единства. По мнению некоторых политических аналитиков, Хабиб эс-Сид находится под давлением возможной отставки, хотя он и многократно заявлял, что если его уход соответствует государственным интересам, он не будет держаться за власть.

Ранее в июле политические силы Туниса подписали "Карфагенское соглашение" и достигли единства мнений по формированию правительства национального единства. 20 июля Хабиб эс-Сид обратился к Ассамблее народных представителей страны с заявкой, в которой запросил провести голосование по вынесению правительству страны вотума доверия. --0

Тунис > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 31 июля 2016 > № 1843379


Россия. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 5 июня 2016 > № 1787871

Православная община Туниса отметила престольный праздник единственного в стране православного храма

5 июня в столице Туниса в православном храме Воскресения Христова прошла Божественная литургия и крестный ход в честь престольного праздника храма – 60-летия со дня его освящения.

Появление на тунисской земле русской православной церкви в значительной степени сформировало здесь русское историко-мемориальное наследие и служит консолидации русскоговорящей диаспоры. Чрезвычайный и Полномочный посол Российской Федерации в Тунисе Сергей Николаев, присутствовавший на торжественных мероприятиях, поздравил местную православную общину и пожелал благополучия храму.

Россия. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 5 июня 2016 > № 1787871


Тунис > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta-pravda.ru, 17 мая 2016 > № 1756038

Голос тунисских площадей

Автор: Андрей БИРЮКОВ.

Что происходит в Тунисе спустя пять лет после «арабской весны»? Почему не спадает накал политической и социальной напряжённости? Каковы особенности общественных процессов в стране и по какому сценарию будет развиваться внутриполитическая ситуация? Ответы на эти, как и на другие актуальные вопросы можно найти на страницах хорошо информированной газеты «Саут аш-Шааб» («Голос народа»). Это популярное издание является печатным органом Компартии рабочих Туниса (КРТ) и одновременно трибуной для оппозиционного парламентского блока «Народный фронт», включающего, наряду с КРТ, целую группу партий левой ориентации.

ПУБЛИКАЦИИ издания показывают, что Тунис вступил в крайне сложный период. Он характеризуется тем, что в стране вновь происходят массовые антиправительственные демонстрации. В столице и других городах безработная молодёжь заявляет о своих правах и добивается от властей реального трудоустройства, выступает против коррупции и кумовства. Однако правительство не идёт на переговоры с демонстрантами. Вместо этого в «диалог» вступают полицейские силы. Они, с очевидного указания властей, стараются всё жёстче пресекать демонстрации. Причём чрезмерное применение силы иногда доходит до беспрецедентной степени жестокости. К примеру, в одном из городов на островах Керкенна у восточного побережья Туниса полиция применила для разгона людей настолько концентрированный слезоточивый газ, что от удушья в больницу попали не только многие демонстранты, но и жители, находившиеся в домах. Более того, протестовавших избивали, преследовали с собаками и арестовывали.

Инциденты столкновений демонстрантов с полицией учащаются. Кроме того, имеются даже факты нападений полицейских на депутатов «Народного фронта», находившихся в первых рядах. Но, как отмечает издание, полицейскими мерами невозможно решить социальные проблемы. Наоборот, насилие в отношении протестующих людей вызывает новые волны негодования среди широкого круга демократических партий, организаций и объединений, общественных деятелей в Тунисе и за рубежом. Для них стало очевидным, что в стране происходит опасный поворот: правительство сделало выбор в пользу применения силы для противодействия акциям протеста молодёжи и других представителей тунисского общества. Однако в итоге правительство терпит провал в попытке навязать обществу логику произвола и полицейской дубинки под предлогом «восстановления престижа государства».

Тревожным моментом является также попытка судебных властей Туниса положить под сукно дела по расследованию громких политических убийств в 2013 году принципиальных борцов за демократические реформы и видных членов «Народного фронта» Шукри Белаида и Мухаммеда Брахими. С резким протестом и осуждением по этому поводу выступили руководители КРТ и «Народного фронта». Они требуют доведения законного расследования до конца.

Как отмечает издание, власти проявляют себя как слабые, неспособные не только решить основные проблемы социально-экономического характера, но и обеспечить единство действий коалиционного правительства. Именно поэтому в тунисском обществе с новой силой разворачивается дискуссия о необходимости поиска альтернативы. Эта тема находится в центре не только приватных бесед в коридорах официальных учреждений, но уже и широких обсуждений на улицах и площадях. И всё громче звучат голоса тех, кто считает необходимым изменить не только нынешнее правительство, но и правящую коалицию в целом. В этом контексте идёт поиск формулы, позволяющей, с одной стороны, наделить президента государства более широкими полномочиями за счёт правительства, а с другой — сформировать кабинет министров на основе «Республиканского блока».

«Саут аш-Шааб» указывает на одну из основных причин того, почему коалиционное правительство более чем за год своей деятельности не продвинулось ни на йоту в решении экономического кризиса и социальной напряжённости, как и в ликвидации угрозы терроризма. Это правительство, подчёркивает газета, было сформировано механически по квотам партий, вошедших в коалицию, а не на основе единой программы развития. В результате, в отсутствие чёткого видения целей и стратегии развития, в стране усугубилось кризисное экономическое положение. Увеличился дисбаланс во всех секторах: в производстве, экспорте, инвестиций и сбережений, потребления и финансирования. Особенно тяжёлое положение сложилось в наименее развитых субъектах. По всей стране наблюдаются рост безработицы, нищеты и ухудшение качества услуг и в целом условий жизни.

Всё это происходит наряду с тем, что над страной нависает террористическая угроза. Подтверждение этому — кровавые вооружённые вылазки боевиков террористической организации «Исламское государство» на территорию Туниса со стороны Ливии. В стране практически еженедельно вскрываются террористические ячейки, производятся задержания вербовщиков ИГ.

Кроме того, на политическом уровне все государственные учреждения продолжают функционировать в соответствии с логикой старой системы госуправления. А новая Конституция, в подавляющем большинстве аспектов, остаётся всего лишь чернилами на бумаге, поскольку её положения не были воплощены в соответствующих законах и реформе системы управления и организации общественной жизни.

Издание «Саут аш-Шааб», подводя итог, отмечает, что политика тунисских властей потерпела фиаско дважды. В первый раз, когда они оказались не в состоянии удовлетворить чаяния народа, а в другой — когда был взят курс на подавление протестов силой. В перспективе неудачи станут следовать до тех пор, пока властные функции будут находиться у нынешнего, неспособного к серьёзным решениям коалиционного правительства, а партии коалиции — продолжать цепляться за бразды государственного правления.

Тунис > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta-pravda.ru, 17 мая 2016 > № 1756038


Китай. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 14 мая 2016 > № 1752528

Президент Туниса Бежи Каид ас-Себси в своей резиденции провел встречу с министром иностранных дел Китая Ван И.

Бежи Каид ас-Себси выразил надежду, что стороны будут укреплять контакты на различных уровнях, изучать расширение масштабов двустороннего сотрудничества. Он приветствовал рост числа китайских компаний, желающих инвестировать в Тунисе, и играть важную роль в строительстве инфраструктуры в стране.

Ван И заявил, что Китай намерен совместно с Тунисом исследовать и расширять пути и сферы межгосударственного дружественного сотрудничества, прикладывать усилия для увеличения двусторонней торговли и инвестиций, укрепления сотрудничества в строительстве инфраструктуры и сфере производственных мощностей. -- 0

Китай. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 14 мая 2016 > № 1752528


Китай. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 14 мая 2016 > № 1752512

Министр иностранных дел Китая Ван И в пятницу провел переговоры со своим тунисским коллегой Хмайисом аль-Джинауи.

Ван И отметил, что Китай и Тунис поддерживают традиционную дружбу, характеризующуюся взаимоуважением и равенством. Две страны понимают и поддерживают друг друга в вопросах, касающихся коренных озабоченностей и представляющих взаимный интерес. Китайская сторона признательна тунисской стороне за поддержку и помощь в эвакуации китайских граждан из Ливии и готова укреплять двусторонние контакты на разных уровнях, а также предоставлять посильную помощь в содействии экономическому развитию и улучшении жизни народа Туниса. Китай поощряет крупные компании инвестировать в экономику Туниса и форсировать двустороннее сотрудничество в инфраструктурной сфере.

Ван И призвал две страны активизировать консультации по сопряжению стратегий развития и сотрудничества в сфере производстводственных мощностей, а также расширять взаимодействие в таких отраслях, как торговля сельскохозяйственной продукцией, туризм, инфраструктура, здравоохранение, подготовка кадров и борьба с терроризмом.

"Тунисская сторона должна в полной мере использовать такие платформы сотрудничества, как Форум по китайско-африканскому сотрудничеству и Форум по китайско-арабскому сотрудничеству, расширять пространство двустороннего взаимодействия. КНР намерена укрепить координацию с Тунисом и сыграть конструктивную роль в мирном решении ключевых вопросов в регионе", -- подчеркнул Ван И.

Х. аль-Джинауи отметил, что тунисско-китайские отношения развиваются в позитивном ключе. Тунис признателен китайской стороне за помощь и поддержку в различных сферах. По его мнению, два государства должны использовать нынешний визит для укрепления контактов и сотрудничества на разных уровнях. Он приветствовал участие китайского правительства и компаний в программе развития Туниса, в особенности в крупных проектах сотрудничества. Х. аль-Джинауи призвал и далее расширять взаимодействие в различных отраслях и укреплять координацию между дипломатическими ведомствами двух стран, чтобы извлечь больше пользы из Форума по китайско-африканскому сотрудничеству и Форума по китайско-арабскому сотрудничеству. --

Китай. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 14 мая 2016 > № 1752512


Китай. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 14 мая 2016 > № 1752509

Президент Туниса Бежи Каид Эс-Себси и премьер-министр Хабиб Эсид в пятницу по отдельности встретились с министром иностранных дел Китая Ван И.

К. Эс-Себси отметил, что народы Туниса и Китая скрепляет добрая дружба, а нынешний визит придаст новый импульс развитию тунисско-китайских отношений. Он призвал обе стороны укреплять контакты на разных уровнях и обмениваться мнениями по расширению масштаба межгосударственного сотрудничества. Президент приветствовал инвестиции китайских компаний в экономику Туниса и проявление важной роли в строительстве инфраструктуры страны.

Х. Эсид отметил, что Тунис и Китай связывают прочные отношения. Тунис придает важное значение КНР и надеется воспользоваться шансами, открывающимися при развитии китайской экономики. Он призвал китайскую сторону содействовать Тунису в противодействии вызовам в сфере безопасности, общества и экономики, а также укрепить двустороннее сотрудничество в отраслях торговли, инвестиции, туризма и инфраструктуры.

Ван И отметил, что Китай и Тунис хранят традиционную дружбу, а двусторонние отношения развиваются в позитивном ключе. Китай поддерживает выбранный Тунисом путь развития, отвечающий реалиям страны и чаяниям народа. Китайско-тунисское сотрудничество обладает большим потенциалом и пространством возможностей. Китайская сторона намерена в соответствии с потребностями развития Туниса расширить сферы и пути двустороннего сотрудничества, как можно скорее превратить традиционную дружбу в импульс прагматичного сотрудничества, чтобы совместно открыть новые перспективы китайско-тунисских отношений. "КНР готова поощрять компании страны участвовать в крупных инфраструктурных проектах Туниса и призывает тунисскую сторону совершенствовать инвестиционную сферу и обеспечение безопасности", -- заявил Ван И.

В тот день также состоялись переговоры Ван И и министра иностранных дел Туниса Хмайиса аль-Джинауи. --

Китай. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 14 мая 2016 > № 1752509


Тунис. Египет. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > pukmedia.com, 4 мая 2016 > № 1786103

Арабский мир и проблемы курдов

Когда в 2011 году в арабских странах начались потрясения, многие сравнивали эти события с развалом коммунистических режимов в 1989 году и даже с «Весной народов» 1848 года. Сейчас уже ясно, что картина намного сложнее. В основном, надежды не оправдались, хотя кое-где был успех, особенно в курдских областях.

Среди арабских стран наибольшего успеха добился Тунис, но он не может считаться моделью для других государств региона. Это относительно небольшая страна, ее население практически однородно с религиозной и этнической точек зрения, ее границы не служат предметом международных споров, и она больше других испытывала влияние французской культуры. В Тунисе есть сильное исламское движение, но оно отличается умеренностью и продемонстрировало готовность идти на компромиссы и создавать коалиции.

Египет тем временем пережил потрясение, которое мало кто предвидел во время всеобщего воодушевления по поводу событий на площади Тахрир в Каире. После недолгого правления «Братьев-мусульман», пришедших к власти в результате демократических выборов, армия снова захватила власть путем переворота, получившего широкое одобрение в обществе, боявшегося тоталитарного контроля со стороны исламистов.

Ливия развалилась на исторические и географические составляющие. Несмотря на все попытки создать единую власть, в ней все еще есть три правительства, два парламента, не поддающееся счету количество военизированных формирований и один популярный генерал, называющий себя последним гарантом хоть какого-то восстановления единой Ливии. Но трудно поверить, что Ливия снова станет единым целым с политической точки зрения.

Подробнее http://dumsk.com/novosti/blizhnij-vostok/1711-arabskij-mir-i-problemyi-kurdov.html

Тунис. Египет. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > pukmedia.com, 4 мая 2016 > № 1786103


Тунис. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 5 апреля 2016 > № 1711052

Крым и ТПП Тунис-Россия договорились расширять деловые связи.

По итогам визита делегации итальянских и тунисских бизнесменов состоялось подписание протокола о намерениях между Советом министров Республики Крым и Торгово-промышленной палатой Тунис-Россия. Со стороны крымского правительства документ подписал заместитель Председателя Совета министров Республики Крым Руслан Бальбек, сообщило управление информационной политики РК.

По словам вице-премьера, правительство Крыма готово оказывать всестороннюю поддержку по установлению партнерских отношений с представителями бизнеса из Италии и Туниса. «Самое главное, это открытость крымской власти и желание идти инвесторам навстречу. Уверен, что подписание протокола принесет пользу обеим сторонам», – отметил Руслан Бальбек.

В свою очередь, представители итальянской стороны поблагодарили правительство Крыма за оказанную помощь и высказали мнение о благоприятном инвестиционном потенциале Крыма.

«Мы очень благодарны за содействие в организации этой встречи, особенно за проведенную экскурсию по Крыму. Для нас было очень полезно узнать каким большим потенциалом обладает республика. Наш эксперт вынес положительное заключение по качеству земельной почвы. Мы видим много общего в нашем дальнейшем сотрудничестве между Тунисом (Тунисская Республика) и Крымом», – отметил вице-президент, учредитель Торгово-промышленной палаты Тунис-Россия Франческо Ло Иудиче.

Тунис. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 5 апреля 2016 > № 1711052


Тунис. Россия > Внешэкономсвязи, политика > minsport.gov.ru, 1 апреля 2016 > № 1726775

С 30 марта по 1 апреля в Москве состоялось шестое заседание Российско-Тунисской межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. В качестве сопредседателя Комиссии с российской стороны выступил министр спорта Российской Федерации Виталий Мутко, тунисскую делегацию также в качестве сопредседателя Комиссии возглавил министр торговли Тунисской Республики Мохсен Хасан.

Переговоры прошли в атмосфере дружбы и взаимопонимания. Обе стороны высказались за необходимость осуществления мероприятий, направленных на повышение качества и эффективности решения вопросов торговли, инвестиций, экономического и научно-технического сотрудничества между Россией и Тунисом.

Сопредседатели Комиссии в своих выступлениях отметили важную роль, которую играет этот орган в деле укрепления отношений между двумя странами, в том числе в вопросах диверсификации двустороннего взаимодействия.

В ходе заседания стороны также обсудили выполнение решений и рекомендаций пятого заседании Комиссии, состоявшегося в Тунисе 19–20 мая 2014 года, а также рассмотрели состояние и перспективы сотрудничества между Россией и Тунисом.

Руководители российской и тунисской делегаций подтвердили намерение способствовать выполнению решений и рекомендаций шестого заседания Комиссии.

По завершении мероприятия 1 апреля был подписан Протокол шестого заседания Российско-Тунисской межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству.

Тунис. Россия > Внешэкономсвязи, политика > minsport.gov.ru, 1 апреля 2016 > № 1726775


Тунис. Россия > Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 1 апреля 2016 > № 1710169

Денис Мантуров и министр торговли Туниса Мохсен Хасан обсудили перспективы укрепления российско-тунисского сотрудничества.

31 марта 2016 года министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров встретился с министром торговли Туниса Мохсеном Хасаном. Стороны обсудили актуальные вопросы торгово-экономического сотрудничества и повышения товарооборота между Россией и Тунисом.

На переговорах было отмечено, что по итогам января 2016 года в сравнении с аналогичным периодом прошлого года товарооборот между странами вырос на 42% и составил 36,5 млн долларов. При этом экспорт российской продукции в Тунис увеличился на 53%, до 29,8 млн долларов, за счет увеличения поставок нефтепродуктов в 22 раза, серы – в 2 раза и начала поставок азотных удобрений.

На встрече Денис Мантуров подчеркнул, что Минпромторг поддерживает инициативу тунисской стороны в создании зоны свободной торговли между государствами – членами Евразийского экономического союза и Тунисской Республикой.

Также стороны затронули темы развития договорной правовой базы по двустороннему сотрудничеству в сфере таможенного регулирования и использования национальных валют для расчетов между российскими и тунисскими компаниями. Указанные вопросы рассматриваются в ФТС России и Банке России.

Кроме того, на встрече обсуждался вопрос о проведении в Москве в 2016 году шестого заседания российско-тунисской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству.

Тунис. Россия > Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 1 апреля 2016 > № 1710169


Тунис. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rusarabbc.com, 30 марта 2016 > № 1713551

Российско-Тунисский деловой форум

30 марта с.г. в Торгово-промышленной палате РФ прошел Российско-Тунисский деловой форум под председательством Министра торговли Туниса Мохсена Хассана и Директора Департамента внешних связей и работы с деловыми советами ТПП РФ Владимира Ивановича Падалко. В мероприятии приняли участие посол Туниса в РФ и посол России в Тунисе, российских и тунисские бизнесмены. Форум был организован при поддержке ТПП РФ, Российско-Арабского и Российско-Тунисского Деловых Советов и государственной компании Туниса по поддержке экспорта (СИПЕКС).

На форуме было отмечено, что среди политической элиты России отмечается особый интерес к Тунису. Так, только в 2015 году Тунис посетили Министр иностранных дел России Сергей Лавров и Председатель Государственной Думы Сергей Нарышкин. Об этом в своём вступительном слове напомнил Владимир Падалко.

Вместе с тем, по его оценке, состояние двусторонней торговли не соответствует уровню сотрудничества в политической сфере. Общее состояние взаимной торговли в 2015 году оставляло желать лучшего, но уже в 2016 потенциал начал раскрываться. По итогам января 2016 года в сравнении с аналогичным периодом 2015 года российско-тунисский товарооборот вырос на 42% и составил 36,5 млн. долларов. Владимир Падалко выразил надежду, что Тунис сможет заполнить освободившиеся ниши в туристической отрасли и заменить для россиян такие направления, как Египет и Турция.

В свою очередь Министр торговли Туниса Мохсен Хассан подробно остановился на потенциале российско-тунисского торгово-экономического сотрудничества. Он отметил, что правительство Туниса сделало всё, чтобы восстановить туристическую привлекательность страны, на которой отрицательно сказались недавние теракты. Приняты меры по обеспечению безопасности пребывающих туристов и поддержанию высочайшего качества услуг. Он также рассказал о реформах в экономике: планируются изменения в банковской системе, ведётся работа по улучшению инвестклимата и др.

На форуме выступили Посол России в Тунисе Сергей Николаев и Посол Туниса в России Али Гутали. Дипломаты отметили, что российско-тунисские дипотношения носят традиционно тёплый характер, что способствует развитию деловых связей, которые зависят во многом от самих бизнесменов. Бизнес-форум – отличный способ собраться за одним столом и обсудить конкретные проблемы. Али Гутали напомнил, что сотрудничество с Россией является одним из важных стратегических направлений для Туниса. Нынешний год знаменателен еще и тем, что 11 июля с.г. наши страны будут отмечать 60 лет установления дипломатических отношений.

Во время своего выступления Руководитель государственной компании Туниса по поддержке экспорта (СИПЕКС) Хтира Фитури Азиза заявила, что 35 процентов ВВП Туниса направляется на экспорт. Основные товары, которые поставляются в другие страны - керамика, продукты АПК, фармацевтические товары и т.п. Тунис входит в арабскую зону свободной торговли, что делает его плацдармом для выстраивания торговых отношений с другими арабскими и африканскими странами.

Председатель Российско-Тунисского Делового совета Татьяна Садофьева информировала участников форума о деятельности Делового Совета, подчеркнула активный характер сотрудничества с государственными органами России и Туниса, в адрес которых были направлены предложения по развитию торгово-экономических отношений, в том числе затронуты вопросы визового режима.

Представители ФТС рассказали о специфике таможенной работы по направлению Россия-Тунис, а также о преференциях, предоставляемых предпринимателям, сотрудничающим с Тунисом.

В ходе мероприятия предприниматели презентовали свои проекты. В кулуарах состоялся обмен контактами и деловой информацией между российскими и тунисскими бизнесменами.

По итогам форума В.Падалко и М.Хассан обменялись сувенирами в память о данном мероприятии и призвали бизнесменов двух стран и дальше развивать сотрудничество во всех отраслях.

Тунис. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rusarabbc.com, 30 марта 2016 > № 1713551


Тунис > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 марта 2016 > № 1691468

Суд Туниса заочно приговорил экс-президента страны Зина аль-Абидина Бен Али к десяти годам лишения свободы по обвинению в злоупотреблении властью, сообщает тунисское радио "Мозаик ФМ".

Как заявил представитель прокуратуры Камель Барбуш (Kamel Barbouche), Бен Али обвиняется в "использовании своего положения для получения выгоды" в рекламном агентстве Bienvu. Другие подробности дела не сообщаются.

Это уже не первое обвинение, выдвинутое против экс-главы Туниса. Бен Али в 2011 году бежал из страны в Саудовскую Аравию после "жасминовой революции", которая была вызвана недовольством населения социальными условиями, разгулом коррупции и безработицей. Тогда в результате массовых беспорядков погибли более 80 человек.

Тунис > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 марта 2016 > № 1691468


Россия. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 марта 2016 > № 1691169 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Тунисской Республики Х.Жинауи, Москва

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели с моим тунисским коллегой Министром иностранных дел Туниса Х.Жинауи конструктивные, доверительные и содержательные переговоры.

В этом году мы отмечаем шестидесятилетие установления дипломатических отношений между нашими странами. Договорились приурочить к этой дате целый ряд мероприятий в том числе гуманитарно-культурного характера в Москве и Тунисе.

Мы сегодня подтвердили, что в России приветствуют успешное продвижение преобразований в Тунисе, поддерживают тунисское руководство в борьбе с террористической угрозой. Мы были едины в том, что взаимодействие на антитеррористическом треке должно развиваться с опорой на международное право, центральную координирующую роль ООН, без двойных стандартов, без вмешательства во внутренние дела государств.

Мы признательны нашим тунисским друзьям за поддержку инициативы, которую выдвинул Президент Российской Федерации В.В.Путин, по формированию широкого антитеррористического фронта. Наше общее неприятие международного терроризма и взаимное стремление совместными усилиями способствовать решительному противостоянию этому глобальному злу – все это зафиксировано в принятом по итогам наших переговоров совместном заявлении, которое будет распространено.

К сожалению, усиление террористической угрозы сказалось на одной из ключевых сфер практического взаимодействия между Россией и Тунисом – туризме. Число посетивших Тунис в прошлом году россиян существенно сократилось. В этой связи мы выразили признательность нашим тунисским партнерам, что они предпринимают необходимые дополнительные меры по обеспечению безопасности в курортных зонах.

Наша торговля развивается неплохо, хотя в прошлом году негативные тенденции в мировой экономике отразились на некотором снижении товарооборота. Но у нас есть уверенность, что это дело временное. Договорились предпринять соответствующие шаги в целях выправления ситуации в рамках Российско-Тунисской межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, шестое заседание которой пройдет в Москве 29 марта – 1 апреля.

Обменялись мнениями по ключевым вопросам международной и региональной повестки дня. Здесь у нас совпадение или очень глубокая близость подходов. Россия и Тунис последовательно выступают за урегулирование кризисов и конфликтов политико-дипломатическими средствами при соблюдении основополагающих принципов международного права, уважении самобытности народов и культурно-цивилизационного многообразия современного мира.

Мы подробно рассмотрели положение дел в Сирии, Ливии, Йемене, Ираке, Сахеле, в других кризисных точках. Обсудили ситуацию в ближневосточном урегулировании в контексте палестино-израильского и арабо-израильского конфликтов.

По Сирии мы были едины в том, что необходимо выполнять резолюции 2254, 2258 СБ ООН, в которых одобрены решения Международной группы поддержки Сирии, разработанные сопредседателями этого механизма – Россией и США. Сегодня в Женеве должен начаться межсирийский диалог. Мы следим, как формируются участники этого диалога со стороны Правительства и оппозиции. Ясно, что он должен включать в себя весь спектр сирийских политических сил, иначе он не сможет претендовать на то, чтобы быть представительным форумом, на котором обсуждаются ключевые вопросы будущего САР. У нас обоюдное удовлетворение тем, что прекращение боевых действий действует, несмотря на определенные нарушения. Одновременно продолжается бескомпромиссная борьба с т.н. «Исламским государством», «Джабхат ан-Нусрой» и другими террористическими группировками в соответствии со списком, одобренным в СБ ООН.

По Ливии мы высоко оцениваем позицию Туниса как соседней с ней страны, которая испытывает на себе разразившейся в этом государстве кризис, включая террористические проявления. Поддерживаем роль Туниса по мобилизации стран-соседей на продвижение политического процесса, который, как и в случае с Сирией, должен включать в себя все без исключения политические силы этой страны, иначе будет очень трудно обеспечить сохранение ливийского государства.

В отношении всех конфликтов, которые я перечислил, в том числе и по Ливии, у нас единая позиция. Мы знаем об открыто и не очень открыто обсуждаемых планах военного вмешательства, в том числе и в ситуацию в Ливии. Наша общая позиция заключается в том, что это можно делать исключительно с разрешения СБ ООН. Памятуя о том, как развивались события в 2011 г., когда СБ ООН тоже рассматривал этот вопрос, возможный мандат на операцию против террористов в Ливии должен быть абсолютно недвусмысленно определен, чтобы не допускать каких-либо искаженных, извращенных толкований.

Я упомянул палестино-израильское урегулирование. Мы очень озабочены тем, что в результате т.н. «арабской весны» палестинская проблематика оказалась задвинутой с первой линии приоритетов многих государств в регионе и далеко за его пределами. Мы считаем это неправильным. Полагаем необходимым наращивать усилия, чтобы вернуть эту проблему в центр международной повестки дня. Она во многом влияет на общую ситуацию в регионе. Здесь нашим последовательным подходом является мобилизация усилий «квартета» международных посредников стран региона и стран Организации исламского сотрудничества на выполнение тех решений, которые уже были приняты в ООН и в ходе прямых переговоров между сторонами на предыдущих этапах.

Весьма удовлетворен итогами переговоров. Благодарю моего коллегу Министром иностранных дел Туниса Х.Жинауи за приглашение посетить Тунис. Уверен, что сегодняшняя беседа позволит нам продвигать по всем направлениям повестку дня наших отношений в год их шестидесятилетия.

Вопрос: Может ли сценарий федерализации в Сирии стать вариантом послевоенного урегулирования, если с такой инициативой выступят сами представители Сирии? Какая модель послевоенного устройства Сирии (если речь будет идти не о федерализации) кажется Вам оптимальной?

С.В.Лавров: На эту тему уже были спекуляции, которые искаженно подавали происходящее. Вы сами оговорили свой вопрос фразой «если с такой инициативой выступят представители Сирии». Какая договоренность о будущем устройстве Сирии между Правительством САР и всем спектром оппозиции будет достигнута, такую договоренность мы и поддержим. Это прямо вытекает из решений МГПС, которые были одобрены Советом Безопасности ООН и которые гласят, что только сирийский народ будет решать судьбу Сирии. Это означает, что любая форма – как бы она ни называлась: федерализация, децентрализация, унитарное государство – должна быть предметом согласия всех сирийцев. В резолюциях Совета Безопасности ООН, в тех документах, которые приняло международное сообщество и с которыми согласились все сирийские стороны, записано, что необходимо учитывать интересы всего спектра сирийского общества. Это означает, что нужно искать баланс интересов всех без исключения этно-конфессиональных групп, что необходимо найти такие формы и достичь таких договоренностей, которые будут уважать и, немаловажно, защищать национальные, культурные, религиозные и прочие особенности каждой из этих групп.

Мы никогда не пытались решать что-то за сирийский народ. Это пытались делать другие наши коллеги, но не мы.

Вопрос (адресован Министру иностранных дел Тунисской Республики Х.Жинауи): Вы заявляли о поддержке идеи создания международной коалиции по борьбе с терроризмом. Как Вы в этой связи можете прокомментировать недавние террористические атаки против Вашей страны? Планируете ли Вы использовать опыт России в сфере борьбы с терроризмом?

С.В.Лавров (дополняет после Х.Жинауи): Я хочу поддержать то, что сейчас было сказано моим коллегой. Мы ценим наше двустороннее взаимодействие по борьбе с терроризмом. В частности, представители Туниса регулярно принимают участие в ежегодных встречах, которые ФСБ России проводит для высоких представителей, участвующих в борьбе с террором. Кроме того между нашими странами по линии соответствующих структур обсуждаются возможности оснащения российским оборудованием подразделений, которые вовлечены в борьбу с терроризмом в Тунисе.

Мы сегодня также обсудили наше сотрудничество по каналам международных организаций, прежде всего, ООН. Эта Организация является главным, центральным координатором международного сотрудничества в борьбе с террором. Мы подтвердили очень важную позицию, заключающуюся в том, что именно государства должны быть главными участниками антитетеррористического сотрудничества, и что попытки «обойти» государства и межгосударственные структуры ни к чему хорошему не приведут. К сожалению, такие попытки делаются в последнее время. Мы убеждены (и в этом находим понимание и поддержку наших тунисских друзей), что действия «через головы» государств могут содержать в себе очень серьезные риски, которые не помогут, а навредят общим усилиям на фронте антитеррора.

Вопрос: Сформированная в Эр-Рияде делегация сирийской оппозиции заявила в Женеве, что она намерена создать переходный управляющий орган без участия Б.Асада. Как это повлияет на ход переговоров?

С.В.Лавров: Различные участники межсирийских переговоров делают определенные заявления. Эти переговоры должны начаться сегодня в Женеве. Я бы не стал сейчас слишком драматизировать подходы той или иной стороны. Накануне большего события – начала межсирийского диалога, и, наверное, будет немало желающих обозначить крайние запросные позиции с тем, чтобы потом в ходе переговоров рассчитывать получить больше выгод. Мы считаем необходимым философски относиться к таким заявлениям, хотя, конечно, любые радикальные подходы, ультиматумы и попытки предрешить исход межсирийского диалога не помогают создать атмосферу, необходимую для достижения согласия. Такая атмосфера необходима, чтобы выполнить требования резолюции Совета Безопасности ООН, где говорится о том, что политическое урегулирование должно осуществляться с учетом интересов всего спектра политических сил Сирии, и конечные результаты такого процесса должны опираться на взаимное согласие Правительства САР и всех оппозиционеров. Это главный критерий.

Я уже цитировал еще один постулат, закрепленный в решениях Совета Безопасности ООН, а именно, что только сирийский народ может определять судьбу Сирии. Ясно, что заявления о том, что кто-то будет исключен из политического процесса, противоречат этой позиции Совета Безопасности ООН. В этом процессе представлена далеко не только одна группа, которая собиралась в Эр-Рияде, там есть еще, естественно, и делегация Правительства Сирии, делегации других оппозиционных блоков. Мы призываем всех избегать нагнетания напряженности и конфронтации в медийном пространстве, по-честному садиться за стол и искать договоренности, как того требуют решения Совета Безопасности ООН, которые все участники переговоров от различных сирийских сторон на словах приняли и обязались выполнять все, что там записано.

Россия. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 марта 2016 > № 1691169 Сергей Лавров


Тунис. Сирия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 февраля 2016 > № 1662678 Григорий Меламедов

'Арабская весна': как реформы взорвали старый мир

Григорий Меламедов

политолог, востоковед

Пять лет назад на Ближнем Востоке произошли события, получившие название «арабская весна». Их началом принято считать массовые волнения в Тунисе, которые привели к отставке президента Зин эль-Абидина Бен Али в январе 2011 года. Затем восстания, как по цепочке, прошли во многих других арабских странах.

В России оценка тех событий эволюционировала, поэтому у отечественных экспертов до сих пор нет единого мнения, когда закончилась «арабская весна», закончилась ли она вообще, и чем была по своей сути.

Во время революций в Тунисе и Египте Владимир Путин акцентировал внимание на внутренних причинах восстаний. Прежде всего — на отсутствии социальных лифтов. С момента начала войны в Ливии российские СМИ перенесли фокус на внешние факторы: свержение Каддафи и гражданскую войну в Сирии принято объяснять иностранным вмешательством, а внутриполитические предпосылки — считать всего лишь поводом к интервенции.

Сейчас российские эксперты все чаще расценивают «арабскую весну» как совместный масштабный проект «коллективного Запада» и международного джихадизма по дестабилизации Ближнего Востока, уничтожению государственности и превращению региона в территорию управляемого хаоса.

При таком подходе, во-первых, расширяются временные рамки событий. Получается, «весна» началась не пять лет назад, а в 2003 году — с разрушения иракской государственности. Во-вторых, четко обозначилась позиция России — поддерживать суверенитет национальных государств по принципу: любая диктатура все-таки лучше, чем хаос.

На самом деле, невозможно сравнивать значимость внутри- и внешнеполитических предпосылок «арабской весны», если видеть в ней только свержение правительств. Ее первой частью были попытки лидеров ряда арабских стран провести модернизацию экономики. А началом было бы правильно считать дискуссию, которая началась в арабском обществе на рубеже ХХ-XXI веков.

Это был спор, как относиться к принципиально новому явлению — глобализации.

Многие арабские экономисты предупреждали, что этот процесс может быть очень болезненным, хотя в то же время он открывает большие возможности для модернизации. Другая точка зрения состояла в том, что глобализация в целом является деструктивной, но к ней надо приспособиться.

Светская интеллектуальная элита понимала, что модернизация так или иначе необходима, иначе на многие десятилетия, если не на века возникнет пропасть в уровне развития между ведущими державами и арабским миром. Интеллектуалы-исламисты, естественно, видело в глобализации только зло, но не могли предложить ничего, кроме популистских утопий.

Власти Туниса и Египта, — первые жертвы будущих революций, — провели умеренные реформы еще в 1990-е годы, создав условия для дальнейшей модернизации. И если ориентироваться на показатели, которыми обычно оперируют международные финансово-экономические организации, то реформы нулевых годов в обеих странах можно признать очень успешными. Во всяком случае, не было никаких причин подталкивать их извне.

В Египте начавшаяся в 2004 году реформа привела к оздоровлению банковской системы, реструктуризации большей части «плохих долгов». Удельный вес частных банков, включая иностранные, в совокупных активах банковской системы к 2006 году вырос до 50%. Годовые темпы прироста ВВП составили порядка 7%. Среднегодовой приток иностранных капиталов за 2004-2008 годы вырос с $4 млрд до $10 млрд. В два раза снизилась ставка подоходного налога, безработица сократилась с 11% до 8,5%. В общей сложности, реформа позволила создать 4,5 млн новых рабочих мест.

В Тунисе за 2004-2009 годы доход на душу населения вырос с $2,7 тыс. до $3,9 тыс. На социальные нужды государство направляло 20% ВВП. Доля среднего класса в общей численности населения достигла 60%. При этом, разрыв в потреблении между бедными и богатыми слоями общества был чрезвычайно низок.

Башару Асаду пришлось труднее. Его отец экономических реформ не проводил, и новому сирийскому лидеру пришлось преодолевать сопротивление старой партийной гвардии. Тем не менее, по степени успешности экономическая модернизация в Сирии не уступала показателям Египта и Туниса.

Была проведена приватизация, принят закон о демонополизации и конкуренции.

В стране появился частный банковский сектор, начал работу фондовый рынок, а валюта стала свободно конвертируемой. За период с 2003 по 2006 год прямые иностранные инвестиции в процентах от ВВП выросли более, чем в 3 раза. Более чем вдвое сократились налоги в частном секторе, ВВП ежегодно рос на 5-6%, и эта тенденция продолжалась до 2010 года.

Асад, в отличие от Мубарака и Бен Али, попытался провести политическую либерализацию: от демократизации внутри правящей партии, до обещаний ввести многопартийность и выборы на альтернативной основе.

В Иордании экономический подъем начался чуть позже. Его сдерживала интифада на соседних палестинских территориях. Тем не менее, в 2005-2008 годах рост ВВП достиг 8% в год. Реформа включала приватизацию, поддержку частного предпринимательства, облегчение условий экспорта, привлечение инвестиций, развитие образования и здравоохранения. Успехам способствовал приток состоятельных эмигрантов из Ирака, а также солидные денежные переводы от граждан, работавших за границей.

Чем же был недоволен народ? Все станет ясно, если посмотреть на индекс восприятия коррупции Transparency International. Тунис за время реформ опустился с 39-го места на 73-е (в 2011 году). Египет опустился примерно на тридцать пунктов, Иордания — на двадцать. В Сирии снижение было просто катастрофическим — с 71-го места в 2004 году до 127-го в 2010 году. Применяемый Всемирным Банком критерий «контроля коррупции» в Сирии ухудшился от -0,65 до -1,05 (это очень много).

Оказалось, что увеличение экономического пирога не снимает социальных проблем.

Коррупция и бюрократия не позволяли среднему классу реализовать себя. В Тунисе особенно страдала образованная молодежь, подавляющая часть которой не могла найти работу соответствующей квалификации. Разумеется, были недовольны и семьи, которые вложили большие деньги в образование детей и теперь не могли получить отдачу. В Египте эта проблема стояла еще острее.

В Сирии реформы привели к массовому недовольству: магнаты из правящей религиозно-клановой группы алавитов присвоили львиную долю иностранных инвестиций, а сельское суннитское население осталось ни с чем. Недовольство бедноты парадоксальным образом сомкнулось с сопротивлением консервативной верхушки политическим послаблениям. В итоге, самая многообещающая из всех арабских реформ породила самую кровопролитную войну.

Кстати, Муамар Каддафи в Ливии также попытался провести реформы. В 2003 году он объявил о приватизации нефтяной промышленности, провозгласил курс «народного капитализма», открыл доступ в экономику страны иностранным компаниям. Но родоплеменное устройство общества воспрепятствовало модернизации. Часть племен не поддержала Каддафи. Для борьбы с ними ливийский лидер привлек в свою армию иностранных наемников, что вызвало недовольство у многих коренных жителей страны. Кроме того, часть наемников была связана с джихадистами, и эти факторы спровоцировали раскол общества.

Везде, за исключением Сирии, реформаторы действовали по принципу: «сначала хлеб, потом демократия».

Ставка делалась на политическую волю монарха или диктатора, который должен был своей властью «продавить» реформу. В таком подходе была заложена бомба замедленного действия: часть духовенства, лидеры племен и кланов, некоторые этнические и религиозные группы изначально считали реформу нелегитимной, поскольку ее с ними не согласовывали.

Когда попытки экономической модернизации с опорой на диктатуры наткнулись на сопротивление нереформируемых, архаичных, пронизанных коррупцией политических институтов, следующим шагом, логически, стало требование ввести парламентские системы и провести реформы с одобрения всех групп общества. Хотя возникает законный вопрос, что такое парламентаризм применительно к странам, где сохраняется клановая структура, где слово «партия» имеет совсем иной смысл, чем на Западе, а наиболее сильные политические группировки — исламисты, различающиеся лишь степенью радикальности.

Пожалуй, наиболее удачливыми в плане реформ оказались монархи: короли Марокко, Саудовской Аравии, главы ОАЭ, Катара, Кувейта. Правда, модернизация там была проведена ровно настолько, чтобы хватило для успокоения начинавшихся волнений. Зато рейтинги Transparency International в этих странах либо не менялись, либо росли.

Особый случай представляет собой Йемен — самая бедная из арабских стран. Здесь стабильность нарушили не внутренние факторы, а превращение страны в поле битвы просаудовских, прокатарских и проиранских сил. Сказались и давние противоречия между Севером и Югом, а также превращение страны в перевалочную базу «Аль-Каиды» для поставок оружия в страны Африканского Рога.

Но во всех остальных странах восстания стали следствием недовольства народа оборотной стороной модернизации. Интернационализация произошла лишь тогда, когда в ходе беспорядков в борьбу вступили международные террористические группы.

Поскольку джихадисты в большой степени являются проводниками интересов Саудовской Аравии, Катара, Турции, а в случае шиитов — Ирана, то восстания быстро перестали быть внутренним делом каждой отдельной страны. Деньги и дипломатические усилия аравийских монархий сформировали соответствующее общественное мнение в мире.

Какими же оказались результаты?

Везде, где произошло свержение прежних правителей, государственность либо исчезла, либо ослабла. Возросла внутренняя напряженность даже там, где власть не менялась, например, в Иордании, Алжире и той же Саудовской Аравии. Ослабление традиционной государственной власти привело к усилению тех кланов, религиозных и этнических группировок, которые находятся в состоянии конфликта с правительством.

Все это, на первый взгляд, доказывает, что глобализация, ставшая причиной реформ, является чем-то чуждым и внешним для арабского мира. Тогда и Россия, и исламисты правы, рассматривая глобализацию как новую форму подчинения «не-Запада» Западу. И хотя восстания в арабских странах никто не инспирировал, они стали косвенным результатом глобализации.

Но возможен и иной взгляд на вещи.

Глобализация — процесс, свойственный всему миру, так же, как, например, технический прогресс. Просто одни страны готовы к переменам лучше, нежели другие. Возможно, есть государства, которые к нему вообще не готовы из-за неспособности правящих групп к самореформированию. И тогда происходит инверсия: законы глобализации продолжают работать, но в извращенных формах. Вместо легитимных международных структур, берущих у каждого национального государства часть его функций, появляются феномены, типа «Исламского государства» (террористической организации, запрещенной в России). А быстрое взаимное влияние событий, происходящих в разных частях планеты, проявляется — в частности — в общеевропейском кризисе из-за волны беженцев.

«Арабская весна» не дала однозначного ответа насчет соотношения в ней самой внешних и внутренних факторов. Но она показала множество сценариев, которые могут реализоваться при наложении глобализации на устаревшие общественные системы. Скорее всего, это был только первый опыт такого рода, и надо быть готовыми к новым вызовам.

Тунис. Сирия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 февраля 2016 > № 1662678 Григорий Меламедов


Тунис. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 февраля 2016 > № 1647841

Тунис и Украина: ключевые элементы интересов США

Кристин Лорд (Kristin M. Lord), Уильям Тейлор (William B. Taylor), The Hill, США

На этой неделе администрация Обамы заявила, что она планирует в четыре раза увеличить бюджетные ассигнования на размещение вооружений и военной техники в Европе с целью сдерживания России, что в очередной раз показало, насколько серьезно лидеры США и НАТО относятся к угрозе, которую представляет собой Россия. Украинское правительство пытается спасти свою молодую демократию и не допустить роста недовольства общественности своими смелыми, но медленными реформами, которые проводятся, несмотря на военное и экономическое давление России.

К югу, через Черное и Средиземное море, Тунис сейчас переживает одни из самых серьезных социальных волнений с момента революций арабской весны 2011 года, что свидетельствует об уязвимости единственной страны, которая преодолела период политического перехода без гражданской войны и не вернулась в диктатуре. Лидеры США очень обеспокоены угрозой, исходящей от экстремистов ИГИЛ в Тунисе и по всему региону в целом. Как и в Европе, они, по слухам, разрабатывают новые военные варианты действий, которые помогут справиться с этой угрозой в Сирии и Ливии.

С точки зрения многих американцев и, возможно, некоторых американских политиков, Украина и Тунис — с численностью населения всего в 45 и 10 миллионов соответственно — представляют собой всего лишь очередные проблемы в шокирующе длинном списке внешнеполитических вызовов. Такая оценка является грубой — и, возможно, неисправимой — ошибкой, последствия которой могут прокатиться эхом по всему региону и напоминать о себе многие десятилетия. Для США и их союзников Украина и Тунис — это удобные возможности продвигать свои стратегические интересы и потенциально трансформировать сложившуюся опасную ситуацию в тот момент, когда политика США в области национальной безопасности напоминает бесконечную и опасную геополитическую игру «Ударь крота».

Эти две страны являются стратегически ключевыми элементами внешней политики США. Обе эти страны заслуживают помощи США, которая должна включать в себя — хотя и не ограничиваться — военную поддержку.

Украина сейчас может похвастаться правительством, избранным демократическим путем в регионе, где в настоящее время демократия сдает свои позиции. Народная революция, одним из трагических эпизодов которой стало кровавое столкновение на центральной площади Киева, обернулась приходом к власти нового правительства реформаторов, которое изо всех сил пытается провести демократические реформы, восстановить разрушенную экономику и отразить атаки российских и сепаратистских сил, которые оккупировали восточную часть страны.

Тунис — это единственная арабская демократия на Ближнем Востоке. Там также действует избранное демократическим путем правительство, которое борется с радикальными экстремистами, стремящимися ее свергнуть. В Тунисе также были созданы четыре гражданских организации, которые в 2015 году получили Нобелевскую премию мира за свои успехи в продвижении мирного политического перехода.

Успех этих двух стран может сделать гораздо больше для противодействия попыткам России дестабилизировать крупные участки Евразии и для борьбы с угрозами со стороны таких экстремистских организаций, как ИГИЛ, чем любая пропагандистская инициатива или бомбовая кампания в Сирии. А ее стоимость может оказаться гораздо более приемлемой для американских налогоплательщиков, чем те миллиарды долларов, которые тратятся на тактические операции. Это поможет Америке подтвердить значимость тех универсальных ценностей, которые нам так дороги и важны не только для нас самих, но и для всех тех, кто готов за них бороться.

В период холодной войны американские стратеги понимали, что поддержка союзников и гарантия жизнеспособности рыночных демократий были так же важны, как и защита США от военных провокаций со стороны противника. Американские президенты, от Трумэна до Рейгана, работали над тем, чтобы объединить Европу и привести деколонизированные государства Европы, Азии, Африки и Латинской Америки к демократическому правлению и рыночной экономике, наглядно продемонстрировав им их преимущества. Успехи этих стран внесли такой же вклад в падение Железного занавеса, как и военная мощь США, и в отрыве друг от друга они не привели бы к такому результату.

Такой подход необходим и сейчас, когда успех на Украине и в Тунисе все еще возможен, но уже не гарантирован. Стратегические и нравственные последствия их неудачи могут быть огромными.

Неудача Украины не только осквернит жертвы тех, кто погиб на Майдане, и усилия реформаторов, борющихся с коррупцией. Она станет четким сигналом для стран Восточной Европы, Кавказа и Средней Азии о том, что вмешательство России невозможно сдержать, и что все попытки укрепить демократию и интегрироваться в международную экономику, вероятнее всего, ни к чему не приведут.

Неудача Туниса станет не только трагедией для тунисцев, которые возглавили арабскую весну и объединились, чтобы провести мирные реформы в обществе. Это станет величайшей победой ИГИЛ и других экстремистских движений, которые уже активно вербуют боевиков в Тунисе, и ударом для всех тех, кто хотел создать справедливое, представительное правительство.

Обеим странам срочно требуется поддержка США и Европы, чтобы закрепить свои достижения и выполнить законные требования своих граждан. Эта поддержка должна включать в себя:

• Финансовую помощь для укрепления ослабевших экономик;

• Поддержку в области обеспечения безопасности, чтобы помочь легитимным вооруженным силам отразить дестабилизирующие атаки внутри своих границ;

• Помощь в сфере управления, особенно в вопросе борьбы с коррупцией и в обеспечении поддержки реформ со стороны населения этих двух стран;

• Поддержку программ по обмену в сферах образования, предпринимательства и науки с целью привлечения молодежи этих стран.

Стоит отметить, что у правительств обеих стран есть свои слабости, включая коррупцию, внутриполитические конфликты и отсутствие прозрачности. Внезапный уход еще одного украинского министра-реформатора является поводом для особо сильного беспокойства. Однако оба правительства решительно настроены на реформы и отстаивание ценностей коллективного управления, гражданских свобод и диктатуры закона в регионах, в которых все страны находятся на осадном положении. Их вдохновленные граждане требуют перемен и основанного на реформах роста.

Внешняя политика США, приоритетами которой являются Украина и Тунис, представляет собой такую стратегию, которая потенциально способна трансформировать систему глобальной безопасности. Это такая стратегия, которую должны поддержать как демократы, так и республиканцы.

Тунис. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 февраля 2016 > № 1647841


Россия. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > rosinvest.com, 18 января 2016 > № 1614633

Звёздный шанс для Туниса

В целях развития торговых и туристических отношений с Россией Тунис планирует запустить прямой авиарейс в Москву, заявил посол Туниса в РФ Али Гутали.

«Сейчас в Москве представитель авиакомпании Tunisair работает над установлением прямого авиасообщения между Москвой и Тунисом», - сказал Гутали, объяснив, что раньше в расписании уже был прямой рейс, отмененный два года назад, и что «теперь он будет возобновлен с возможностью дополнить его грузовыми авиаперевозками».

По мнению Гутали, у тунисских предпринимателей появилась масса возможностей для экспорта своей продукции в Россию, особенно в условиях продуктового эмбарго, наложенного Кремлем на ряд стран, однако, проведению полноценных сделок мешает отсутствие прямой морской связи с Россией. Посол рассказал агентству, что Тунис попытается «как можно скорее» запустить прямые авиарейсы в Москву не только для развития торговли, но и для увеличения туристических потоков.

«Мы должны предоставить туристам регулярные рейсы в дополнение к чартерным», - сказал он. «Я полагаю, 2016 год станет многообещающим для туристической отрасли Туниса с точки зрения туристического потока из России. Сейчас у нас (у Туниса) появился огромный шанс, особенно в свете происходящего с другими странами, - я имею в виду Египет и Турцию».

После авиакатастрофы 31 октября рейса А321 из египетского курортного города Шарм-эль-Шейх в Санкт-Петербург, унесшей жизни 224 человека, Россия ввела запрет на все авиасообщения с Египтом. Кремль также запретил все полеты в Турцию в ответ на сбитый над территорией Сирии в ноябре 2015 года турецким истребителем российский бомбардировщик Су-24.

Шанс для экономики Туниса

По мнению Гутали, сейчас у Туниса появилась огромная возможность поучить все преимущества от более близких торговых и туристических связей с Россией.

«Нам хотелось бы развивать экспорт с Россией. В этой связи в ближайшую пятницу пройдет ряд презентаций и семинаров, организованных Федеральной таможенной службой РФ, представители которой посетили Тунис вместе с председателем Российско-Тунисского делового совета и некоторыми предпринимателями, которые уже экспортируют свою продукцию в Россию, где участники смогут поделиться своим опытом», - сообщил посол.

По его словам, на мероприятии будет обсужден ряд важнейших вопросов, в том числе и вопросы логистики.

«Министерство торговли Туниса и Национальное агентство по экспорту организовали для тунисских экспортеров серию мероприятий, на которых предпринимателям подробно расскажут о возможностях экспорта в Россию, особенно сельскохозяйственной продукции в свете продуктового эмбарго в отношении ряда стран ЕС и, с недавнего времени, Турции», - рассказал Гутали.

Александрова Светлана @Sputnik Int

Россия. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > rosinvest.com, 18 января 2016 > № 1614633


Тунис. Египет. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 декабря 2015 > № 1589212

Пять лет назад началось то, что сперва торжественно называли "арабской весной", а потом перестали так называть, предпочитая вообще подвергать благоумолчанию установившуюся с тех пор крайнюю нестабильность арабского мира.

Невеликая охота анализировать и подводить итоги (хотя пятилетие весны — это дата, когда сам Бог велел как-то суммировать, что же получилось) объясняется просто. Не получилось ничего хорошего.

Самый хороший итог "арабской весны", случившийся в Тунисе и Египте, заключался в том, что с грехом пополам удалось стабилизировать ситуацию, вернувшись на более или менее ухудшенный дореволюционный уровень. Не без потерь, конечно, но, к счастью, и без большой крови.

Если бы в том же Египте удалось реализовать операцию "Наследник", было бы примерно то же, что и сейчас, но без неприятного интермеццо с правлением "Братьев-мусульман" и без проистекающих отсюда потерь для общества и экономики. При том, что, конечно, светская деспотия по арабскому образцу — не масло сливочное. Но проблема в том, что, перефразируя афоризм Черчилля, "в арабском мире светская деспотия — наихудший способ правления, за исключением всех остальных".

Ибо "арабская весна" расцвела также в Ливии и Сирии, где отделаться переменой декораций и относительно умеренными издержками не удалось.

Ливии, как государства, т. е. структуры, обеспечивающей на своей территории какой-то порядок и не дающей жить полностью по обычаям первобытного леса, более не существует. Гибель Каддафи оказалась прелюдией к войне всех против всех.

Сирия пока не достигла ливийского уровня. На части территории сохранился прежний режим, возглавляемый прежним лидером Башаром Асадом. На остальной же части царит ливийское разнообразие, но неожиданное, и так раздражающее США, упорство Асада привело к тому, что еще не вся Сирия провалилась в черную дыру. Есть некоторые оазисы порядка, то есть, как сказано выше, "наихудшего способа правления, за исключением всех остальных".

Про появление "Исламского государства" (ИГ, запрещена в РФ) поток беженцев в Европу, террористические акты в Париже и Калифорнии уже умолчим, хотя их причинно-следственная связь с "арабской весной" очевидна. Тогдашний госсекретарь США Хиллари Клинтон (и теперешний претендент на место президента США) при виде весеннего пробуждения радостно восклицала: "Вау!". Спустя пять лет более уместно было бы русское междометие "Увы!".

Тогдашний оптимизм при виде несокрушимой поступи демократии был тем более глуп, что к тому времени не прошло и десяти лет, как произошло низвержение тирании в Ираке, а последствия низвержения оказались по меньшей мере спорными. Было время оценить итоги иракского 2003 г. и по крайней мере задуматься над тем, не повторится ли иракское освобождение в других странах. Тем более что суть событий была сходной: низвержение (при внешней поддержке) светского деспота и раскрепощение не сдерживаемых более деспотической волей правителя прямой анархии и религиозного фундаментализма.

Положим, можно понять недальновидность самих бунтующих народов. Давно замечено, что злоупотребления (которых в светских деспотических режимах более чем хватало) порождают революцию, а последствия революции хуже всяких злоупотреблений. Но пока народы не испытают на собственном опыте справедливость этой печальной истины, революционеры будут пользоваться успехом.

Но одно дело — воодушевленный идеалами борьбы ливиец или египтянин, который в силу своего горячечного состояния может не воспринимать ту циническую мудрость, что несправедливость лучше беспорядка. Другое дело — внешний наблюдатель, лично которого далекий восточный деспот ничем не обидел. Тут можно было бы ожидать большей охлажденности мышления и большей способности задумываться о последствиях.

Между тем эти качества в равной степени отсутствовали как у феллаха с площади Тахрир, так и у либерального профессора из лучших западных университетов, а равно и у тех, кто по должности руководит крупнейшими и богатейшими державами Запада — взять хоть ту же Клинтон. Если феллаху оно как-то еще извинительно, то властной и интеллектуальной элите свободного мира извинительно менее. Тут речь идет о полном должностном несоответствии.

Самое печальное, что урок, преподанный "арабской весной", не усвоен никак. Профессора на прежних кафедрах занимаются прежним благопотребным многоглаголанием, политики, ввергнувшие огромный регион в кровавый хаос, как ни в чем не бывало, учат весь мир нормам правильного поведения и по-прежнему занимают высшие должности (или готовятся их занять). Уровень ответственности за содеянное нулевой.

При таком нулевом уровне стоит ли удивляться тому, что вера во всеблагий и велемудрый Запад тает на глазах. Когда западные элиты искренно не понимают, что они натворили и почему на них обижаются, — другого результата даже трудно и ожидать.

Максим Соколов, для МИА "Россия сегодня"

Тунис. Египет. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 декабря 2015 > № 1589212


Тунис. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 декабря 2015 > № 1585413

Ровно пять лет назад, 17 декабря 2010 года, продавец овощей в Тунисе, которому нечем было платить взятку подошедшим к нему полицейским за торговлю на улице без лицензии, поджег себя возле здания местных властей в городке Сиди-Бузид. Это произошло в тот же день, когда у него отобрали лоток с товаром и, главное, весы, которые, как рассказывали потом, были ему больше всего нужны и дороги.

Отчаявшись получить их обратно и добиться аудиенции мэра этого маленького города в центре страны, 26-летний Мухаммад Буазизи, так звали торговца, решил поджечь себя в знак протеста прямо напротив местной администрации.

Случай не первый и не последний, но на этот раз, хотя поначалу он прошел почти незамеченным, акт самосожжения вызвал такой резонанс, которого никто не предвидел и который по своим последствиям оказался событием поистине исторического масштаба.

"Черный лебедь" из Туниса

В современной политологии такие неожиданные события с подачи одного из ученых называют "черными лебедями", этакими редкими птицами на фоне привычно белых. Появляется вот такой "черный лебедь" — и картина резко меняется, не обязательно сразу, но всегда необратимо, и все этому удивляются. Хотя когда эксперты начинают анализировать произошедшее, то, словно отматывая пленку назад, они обнаруживают лежавшие, казалось бы, на поверхности причины, которые вполне объясняют случившееся.

Вот и когда 17 декабря 2010 года молодой тунисец поджег себя, это не всколыхнуло ни Тунис, ни тем более соседние страны. Парня срочно доставили в больницу, где он, почти целиком обгоревший, провел в полубреду больше двух недель.

Никто в течение этого времени ничего про него особо не писал и репортажи не делал. Тунис вообще заканчивал 2010 год без повышенного внимания мировых СМИ.

Из событий на Ближнем Востоке тогда больше всего обсуждали планы президента Барака Обамы вывести ровно через год американские войска из Ирака, где они бесславно завязли. Россияне радовались полученному тогда праву провести в 2018 году чемпионат мира по футболу и вспоминали пережитый летом кошмар невероятной жары и густого смога, окутавшего центральную Россию. Кто-то потом скажет, что меньшие урожаи зерна и снизившийся его экспорт привели к подорожанию хлебных лепешек в том же Египте, что стало еще одной причиной массовых волнений.

Но это будет потом. А тогда, ровно пять лет назад, мир проводил 2010 и встретил 2011 год, не обратив ровным счетом никакого внимания на Тунис и его маленький городок Сиди-Бузид, и уж тем более на страдания его нового, на тот момент еще никому неизвестного, героя — Мухаммада Буазизи.

МВФ хвалил, а Запад поддерживал

Не знали тогда еще и президент Туниса Зейн аль-Абидин бен Али и его жена Лейла Трабелси, родственники которой мощно развернули по стране разнообразный бизнес, что в маленькой захолустной больнице подвластного им государства лежит парень, судьба которого уже тесно связана с их собственной.

И уж, конечно же, об этом не догадывались ни сильно постаревший президент Египта Хосни Мубарак, ни уверенный в себе ливийский полковник Муамар Каддафи, ни решительный президент Йемена Али Абдалла Салех, ни их спецслужбы.

Все эти лидеры, как и их тунисский коллега, были люди военные, властные, много десятилетий подряд управляющие, вроде как не без успеха, своими непростыми странами. Некоторые из них называли себя союзниками США, как Мубарак или Салех, или Франции, как бен Али. Или же, как Каддафи, постепенно налаживали отношения с Западом, жирно задабривая его политиков нефтедолларами.

Со временем многие руководители готовились передать бразды правления людям доверенным, из ближнего круга, например, сыновьям. Международный валютный фонд хвалил многие правительства Ближнего Востока и Северной Африки за либеральные реформы, обещая экономический рост.

Словом, все шло своим чередом, хотя свержение иракского лидера Саддама Хусейна в 2003 году военной силой США и их союзников все же внесло смятение во дворцы восточных правителей и положило начало долгосрочной нестабильности в пока еще отдельно взятой стране — Ираке.

Роковая ошибка президента или заговор элит?

Однако 4 января 2011 года Мухаммад Буазизи умер в больнице. И началось. Даже не началось, а понеслось! Самосожжение очередного бедняка на этот раз не обошлось без последствий. Начались митинги. Сначала в Сиди-Бузиди, потом по всей стране.

Против президента Туниса к тому же, похоже, сыграли его же спецслужбы, руководители которых на волне протестов сами, не исключено, вознамерились дорваться до абсолютной власти, но просчитались. Зейн аль-Абидин бен Али, его супруга Лейла, дети и некоторые родственники поначалу рассчитывали, что уезжают 14 января из страны на время, пока военные успокоят ситуацию. Президент обманулся. Или был обманут.

Это, в любом случае, стало роковой ошибкой, воспринятой массами как слабость и признание поражения. Бывший президент Туниса сейчас живет в Саудовской Аравии, где нашел убежище, а вот некоторые его родственники поплатились жизнью. Виллы и офисы были разграблены.

Переворот в Тунисе был назван Жасминовой революцией. А события конца 2010 и начала 2011 годов, хотя и произошли зимой, стали именоваться "Арабской весной", что должно было символизировать освобождение арабских народов от авторитарных режимов на пути к социальной справедливости и всеобщему благоденствию.

Революция весны и жасмина запахла кровью

Люди вышли на улицы во многих государствах Ближнего Востока, включая монархии Персидского залива. В Тунисе и Египте волнения привели к падению прежних режимов. В том же Тунисе до войны дело не дошло, но теракты гремят постоянно. В Йемене, помимо этого, началась гражданская война, к которой в текущем 2015 году добавилось военное вторжение соседних государств во главе с Саудовской Аравией.

Весной 2011 года страны НАТО начали операцию в Ливии, где, обрушив оригинальную систему Каддафи, они тем самым сорвали его полицейский заслон в Европу перед мощным потоком беженцев из Африки. Внутреннее противостояние в Сирии, начавшееся в том же 2011 году, продолжается до сих пор, а операцию против терроризма там проводят уже не только США и их союзники, но и Россия.

Можно было бы сказать, что "Арабская весна" обернулась зимой. Однако сравнение с холодом вряд ли подходит, когда так горячо в смысле напряженности ситуации и льющейся крови.

И еще было бы слишком просто свести всю подоплеку случившегося к теории внешнего заговора с целью создания "управляемого хаоса" в регионе. Конечно, внешние силы здесь постарались на сомнительную славу, но были и внутренние причины. Такие, например, как миллионы полуобразованных и при этом малокультурных молодых людей, изнывающих от безделья в отсутствии работы и материальной возможности завести семью.

Мне часто вспоминается, как президент Хосни Мубарак во время долгой и на редкость откровенной беседы со мной однажды посетовал: "Руководить страной — процесс нелегкий. А тем более Египтом, где ежегодно прирост населения — около 1 млн. 300 тысяч человек". В Тунисе прирост населения был не такой быстрый, но безработица среди молодежи столь же высокая.

Осенью 2011 года Мухаммад Буазизи стал посмертно (в группе из пяти человек, остальные из которых живы) лауреатом премии Европарламента имени Сахарова. Денежную составляющую получили родственники.

В конце 2011 года в городке Сиди-Бузид ему установили памятник в виде тележки, на которой торговцы развозят овощи и фрукты. Его портрет часто можно встретить на арабских плакатах и марках, особенно в Тунисе. Это похоже на предзнаменование: парень, лицо которого стало символом "Арабской весны", погиб в огне, который зажег сам.

Елена Супонина, политический аналитик, востоковед — специально для РИА Новости

Тунис. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 декабря 2015 > № 1585413


США. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 ноября 2015 > № 1544952

Госсекретарь США Джон Керри посетит 13 ноября Тунис и обсудит сотрудничество с этой страной, заявил журналистам в понедельник представитель госдепартамента Джон Кирби.

"В Тунисе госсекретарь Керри примет участие во втором заседании стратегического диалога США-Тунис и встретится с рядом представителей правительства и лидерами гражданского общества", — сказал Кирби, не уточнив более подробно программу визита.

Затем Керри направится в Вену на переговоры по Сирии, после чего присоединится к президенту США Бараку Обаме на саммите "большой двадцатки" в турецкой Анталии.

Алексей Богдановский.

США. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 ноября 2015 > № 1544952


Китай. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 7 сентября 2015 > № 1480983

Китай и Тунис откроют культурные центры на взаимной основе. Их создание предусматривает меморандум о взаимопонимании, который подписали сегодня министр культуры КНР Ло Шуган и его тунисский коллега Латифа Лахдар.

Подписание документа состоялось в Сиане /провинция Шэньси, Северо-Западный Китай/ на открывшемся во второй раз Международном фестивале искусств "Великий Шелковый путь".

"Исторически Тунис являлся одной из важнейших точек встречи морской и сухопутной частей Шелкового пути, а культура -- это самый лучший способ наладить взаимопонимание и контакты", -- заметил китайский министр. В виде создаваемых культурных центров Китай и Тунис обретут платформу для более углубленного культурного обмена и сотрудничества, убежден Ло Шуган.

Для Китая культурный центр в Тунисе будет вторым в Северной Африке.

В свою очередь Латифа Лахдар заявил, что в Тунисе о китайской культуре неизменно хорошие отзывы, и открытие культурного центра будет способствовать созданию в Тунисе культурной атмосферы взаимодействия и дружбы.

62 страны и региона представлены на II Международном фестивале искусств "Великий Шелковый путь", который продлится 15 дней. -0

Китай. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 7 сентября 2015 > № 1480983


Евросоюз. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > arafnews.ru, 22 июля 2015 > № 1438368

Верховный представитель ЕС по иностранным делам и безопасности Федерика Могерини заявила накануне, 20 июля о многопрофильных мерах по поддержке Туниса. Заявление было сделано в рамках совместной пресс-конференции европейского политика и премьер-министра Туниса Хабиба Эссида, сообщают тунисские СМИ.

В первую очередь, ЕС обещает помочь стране обеспечить безопасность и тем самым хотя бы частично восстановить туристический имидж страны после серии терактов, совершённых в марте и июне текущего года. Предполагается, что в ближайшие месяцы будет запущена специальная совместная программа.

Кстати, неделей раньше правительство Туниса выпустило официальное заявление, касающееся теракта, совершенного 26 июня и мер, принятых страной для предотвращения дальнейших нападений.

В частности, власти страны сообщают, что с 1 июля вооруженные сотрудники туристической полиции дежурят внутри и снаружи отелей и туристических комплексов Туниса. В высотных зданиях «засели» снайперы, предприняты особые меры для обеспечения безопасности аэропортов и пограничных контрольно-пропускных пунктов, а на пляжах и в окрестностях курортов начали работать спецподразделения. Кроме того, усилены меры безопасности вокруг и внутри культурных и археологических памятников, обеспечена охрана в рамках экскурсий, укреплено наблюдение на парковочных местах для туристических автобусов в нескольких районах, а также запущены учебные курсы для охранников отелей и выделены средства на установку систем наблюдения на курортах.

Напомним, после нападения на музей Бардо в марте этого года сектор туризма Туниса испытывает серьезные проблемы. Так, падение турпотока в страну за истекший период 2015 года составило более 30%, доходы от туризма снизились примерно в такой же пропорции. Поскольку туризм является одной из главных статей дохода страны, экономика государства за последние 3-4 месяца серьезно пострадала.

Как предполагается, ЕС будет помогать и в этом вопросе. Так, Союз намерен увеличить ежегодную квоту на экспорт оливкового масла из Туниса.

Кроме того, Тунис, станет первой арабской страной, которая присоединится к глобальной исследовательской программе «Горизонт 2020». Это восьмая рамочная программа Европейского Союза по развитию научных исследований и технологий, бюджет которой составляет 80 миллиардов евро.

Алина Хорошева

Евросоюз. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > arafnews.ru, 22 июля 2015 > № 1438368


Тунис. Норвегия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 июня 2015 > № 1400870

Тревожный звонок для неправительственных организаций ("Foreign Policy", США)

На полях Форума свободы в Осло активистка из Туниса Амира Яхьяуи резко критикует профессиональные правозащитные организации

Илья Лозовский (ILYA LOZOVSKY)

Я только что вернулся из поездки в Осло на Форум свободы. Этот форум, носящий название «Давос для революционеров», является, пожалуй, самой известной в мире правозащитной конференцией. Форум особенно известен своими знаменитыми ораторами, и в этом году он тоже не подкачал. Ведущая рубрики Charlie Hebdo Зинеб эль-Разуи (Zineb el-Rhazoui) произнесла трогательную речь в память о своих убитых коллегах; бывший член «Хизб ут-Тахрир» Шираз Махер (Shiraz Maher) пролил свет на привлекательность экстремизма, а беглец из Северной Кореи по имени Чи Сеонг Хо (Ji Seong Ho) в своей презентации поведал столь невероятную историю своего побега, что под конец заплакала даже его переводчица.

Но мой любимый момент наступил, когда у меня появилась возможность поговорить один на один с тунисской активисткой Амирой Яхьяуи (Amira Yahyaoui), бежавшей в 2004 году в Париж в возрасте 20 лет, потому что тайная полиция преследовала ее за выступления против режима президента Бен Али. Когда арабская весна смела его диктатуру, Яхьяуи вернулась на родину и стала одной из самых известных активисток-правозащитниц. Она всегда говорила смело и откровенно, что думает. Выйдя на сцену в Осло, она устроила жесткий выговор всему международному правозащитному сообществу, предупредив об опасностях благодушия и разобщенности. Понимая, что Амире есть что сказать и после выступления, я поймал ее в перерыве между заседаниями и услышал волнующую одобрительную оценку демократической революции в Тунисе, а также острую критику в адрес неправительственных организаций всего мира.

Данное интервью было отредактировано в интересах краткости и ясности.

FP: В своем выступлении вы говорили об отсутствии политической активности у молодежи. Почему вы решили сосредоточиться именно на этой проблеме?

Яхьяуи: Мы очень сильно зациклились на таких правах человека, как свобода самовыражения, право на веру, право нападать на священные вещи, но забыли о жизни обычных людей. В Тунисе у нас сегодня есть свобода слова, но ею пользуется крохотное меньшинство, которое всегда боролось за такую свободу. Конечно, это очень важное право. Но есть другие проблемы, которые недостаточно привлекательны для защитников прав человека. Это социальная справедливость, политическое участие. Мы, активисты, уже пользуемся правом политического участия, мы добились его, но для других людей это не так легко и просто.

Приведу вам очень простой пример из Туниса. У нас есть серьезная проблема с занятостью и социальными правами сельских женщин. Мы половину времени проводим в разговорах о правах женщин, но для нас права женщин — это право работать в парламенте или быть президентом. А вот права 99% населения мы вообще не обсуждаем и даже не боремся за них.

Мы совершаем революции, начинающиеся с социальных требований, потом мы меняем и реформируем все, кроме этого. Можете вы себе представить разочарование и недовольство людей? Это реальная кража завоеваний.

Но есть еще одно, над чем я работаю. Это создание аналитического центра по вопросам безопасности и обороны. Это новое начинание, и центр будет создан через несколько недель. А я буду много работать с молодежью по вопросам радикализации.

— Безопасность для вас — приоритет?

— Безусловно, безопасность — это высший приоритет. У нас очень маленькая страна, которой угрожает «Аль-Каида» из Алжира и [«Исламское государство»] из Ливии. Огромная мешанина, не правда ли? И еще одно. Один из ключевых моментов для обеспечения успеха в Тунисе — создание армии, подобной египетской. Бен Али был диктатором, и он решил ослабить армию, дабы избежать военных переворотов. Но теперь это становится огромной проблемой. Сегодня армия Туниса очень слабо вооружена и оснащена. Террористы сегодня высоко организованы, они пользуются социальными сетями, и это одна из причин, почему я занимаюсь данным вопросом.

Но вторая причина состоит в том, что для правозащитников безопасность — это табу. Безопасность значит, что ты против прав человека. Но в таком случае дело в свои руки берут те, кому права человека в общем-то безразличны. Мне кажется, люди из правозащитного сообщества должны активнее заниматься вопросами безопасности, должны прекратить думать, что безопасность является табу. Если мы хотим защищать права людей, первое, что нам надо защищать, это право на жизнь, а не на смерть. Это первый шаг.

— Похоже, вы в своей работе сосредоточились на том, что считаете слабыми сторонами правозащитного движения — что оно обращает недостаточно внимания на права простых людей, на безопасность. А более общие критические замечания у вас есть?

— Конечно. Проблема в том, что я все чаще и чаще вижу, как тема прав человека превращается в «буржуазную болтовню». Безусловно, я люблю Форум свободы в Осло, но мы же здесь находимся в «Гранд-отеле», правильно? Когда мы говорим о Раифе Бадауи (Раифе Бадауи) (активист из Саудовской Аравии, приговоренный к 10 годам тюрьмы и тысяче ударам плетью за создание сайта для общественных дебатов — прим. пер.), я бы предпочла находиться не в таком дорогом отеле, а сэкономленные деньги отдать его жене. Да, для меня это проблема, и я в Тунисе остро критикую такие моменты, потому что не верю в активистов из пятизвездных отелей. Поэтому я выступаю и критикую. Я знаю, многим людям такая критика не по нраву, но это серьезная проблема.

— Ваша критика распространяется и на активистов Туниса?

— Да. Мы проводим конференции, на которые всегда приезжают одни и те же люди. И, конечно, они соглашаются со всем, что мы говорим. Зачем же тогда собираться? Зачем это делать?

— В своей работе вы стараетесь чаще обращаться к новым людям?

— Мы не очень много говорим с людьми, с которыми согласны. Это напрасная трата времени. Мы — единственная неправительственная организация, которая ведет активную работу в каждом муниципалитете Туниса. Мы помогаем местным гражданам получать доступ к муниципалитету, к составлению бюджета, к принятию решений. Мы привлекаем к этому местное население. Мы — не те люди из города, которые помогают «беднякам».

Я хочу особо это отметить. Такое происходит не только в Тунисе. Это есть везде, абсолютно везде. Вы можете это увидеть, куда бы ни поехали. Поезжайте в США, поезжайте в Осло, поезжайте в Южную Африку. Вот так сегодня организована работа у неправительственных организаций.

Куда бы вы ни поехали, вам станет ясно, что доверие между властью и народом подорвано. Но ослабевает также и доверие между гражданским обществом и народом. Это одна из причин, по которой все эти революции — арабские революции, но не только они, но и акции в Фергюсоне, например — организуют не неправительственные организации и не организованное гражданское общество. Их организуют сами люди. И мне кажется, что по этой причине люди не очень-то верят во все эти маскарадные и элитные организованные мероприятия.

— Вам трудно налаживать контакты с людьми в своей работе?

— Конечно, ведь всегда бывает первый шаг, когда тебе говорят: «Ты — не наша».

— И как вы с этим справляетесь?

— Я ненавижу этих «спасателей жизней». Я ненавижу саму идею о том, что придет неправительственная организация и всех спасет. Я ненавижу это мировоззрение. Мы поступаем иначе. Мы встаем рядом с ними. Мы помогаем, если они обращаются за помощью. Но искать решения люди должны сами.

— Поэтому вы в своей работе сосредоточились на вопросах государственной подотчетности? Чтобы местное население могло контролировать своих представителей власти?

— Конечно. Очень заманчиво вызвать у людей привычку к тебе, некую зависимость. Это такая «потребность быть необходимым». Это вполне естественно для человеческого поведения, но такая привычка имеет очень плохие последствия для людей, так как ты даешь им надежду, что будешь поддерживать их вечно. Но это не так, вечно мы не можем поддерживать никого.

— А как насчет переходного периода в Тунисе в целом? Довольны ли вы тем, как он идет?

— Это невероятно. Серьезно, в нашей стране никогда не было демократии. Прошло всего три или четыре года, и такое впечатление, что демократия была у нас всегда. Я очень активно выступала против старого режима, и я не узнаю свою страну спустя несколько лет. Перемены — колоссальные. Это не просто перемены в городах или где-то еще. Это перемены в сознании людей. Они невероятные.

А еще есть воздействие нашего примера в мире, особенно в арабских странах, где диктаторы объясняют своему народу, что вот придет «Исламское государство» и съест их заживо, что арабы не готовы к демократии. Тунис — это невероятный пример. Мы стали лабораторией для остального мира, мы объясняем ему, что ислам, арабы, необразованные, бедные люди — все могут вступить в этот клуб демократий. Мы впервые можем утвердительно ответить на вопрос о том, являются ли права человека универсальными. Демократии существуют в Азии, в Африке, в Латинской Америке, в Америке — везде, кроме Ближнего Востока, кроме арабского мира. И наконец, мы можем сказать да, потому что теперь демократия действительно везде.

Но это очень и очень трудная работа. Наша проблема в том, что мы очень бедны. У нас почти ничего нет. Единственное, что у нас есть, — это море и наши мозги. Когда говоришь с другими арабами, они заявляют, что тунисцы — другие, потому что они умнее. Нет, мы не умнее. Просто мы не можем ни от кого зависеть. На самом деле, Тунис приговорен быть открытой страной, обречен учиться и работать. Может быть, именно поэтому он добивается успеха. Потому что мы не можем сказать: ладно, можно побездельничать, деньги сами пойдут из-под земли.

Так что, отвечая на ваш вопрос, я могу сказать, что каждый день живу в гуще истории. Каждый день. Конечно, это очень трудно. Но я уверена, что через 10-15 лет нам будет что рассказать, и это будет невероятная история.

Тунис. Норвегия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 июня 2015 > № 1400870


США. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 мая 2015 > № 1377564

США готовы выделить Тунису дополнительную помощь в размере 500 млн долларов, сообщил в четверг Белый дом в связи со встречей в Вашингтоне президентов двух стран Барака Обамы и Беджи Каида эс-Себси.

"Если Тунис и США выявят необходимость дополнительного финансирования для поддержки развития и реформ, Соединенные Штаты готовы рассмотреть возможность выделения займа в размере до 500 миллионов долларов для поддержки продолжающейся программы преобразований, проводимой правительством Туниса", — говорится в сообщении. Там подчеркивается, что Вашингтон уже "предоставил два займа, которые помогли властям Туниса получить доступ к финансированию в размере 485 миллион долларов в 2012 году и 500 миллионов долларов в 2014-м". Как указывается, эти средства помогли Тунису "расширить доступ на международные рынки капиталов".

Кроме того, согласно сообщению Белого дома, США и Тунис "создадут новый Совместный экономический совет в соответствии со стратегическим диалогом". Его задачей является "поддержка экономических реформ в Тунисе и укрепление связей между бизнесом двух стран". "Мы рассчитываем, что первое заседание совета пройдет предстоящей осенью", — говорится в сообщении.

США. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 мая 2015 > № 1377564


Тунис > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 28 марта 2015 > № 1326708

Десятки тысяч людей в субботу, 28 марта, вышли на улицы тунисской столицы, чтобы поддержать проходящий в стране Всемирный социальный форум - ежегодную международную встречу, проводимую в противовес Всемирному экономическому форуму в Давосе и объединяющую представителей антиглобалистского движения по всему миру.

Демонстрация против глобализации и социальной несправедливости проходила под лозунгом "Другой мир возможен”, передает агентство dpa. Участники акции показали, что "глобальные экономические отношения, миграционная политика и политика по защите климата должны соответствовать принципам демократии и правам человека", - в ходе форума заявил представитель немецкой благотворительной организации Brot für die Welt ("Хлеб для мира") Франциско Мари (Francisco Mari).

Открытие форума состоялось спустя неделю после теракта, совершенного 18 марта в тунисском национальном музее Бардо. Жертвами стрельбы, открытой террористами по посетителям музея, стали более 20 человек, в основном туристы. Власти Туниса считают, что организаторы теракта связаны с джихадистской группировкой "Окба ибн Нафа". Ранее ответственность за нападение на музей взяла на себя группировка "Исламское государство".

Тунис > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 28 марта 2015 > № 1326708


Тунис. Казахстан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > arafnews.ru, 27 марта 2015 > № 1418080

Тунис – не единственная страна, представители которой заявляли о присоединении к Таможенному и Евразийскому экономическому союзам. Это нормальная реакция на изменения геополитического и геоэкономического плана. Я считаю, что создание Евразийского экономического и Таможенного союзов стало серьезным событием на постсоветском пространстве и вообще в мире.

В данном случае, Тунис - страна, которая оказалась в центре событий так называемой «арабской весны». Именно там начинались беспорядки 2011 года, которые перекинулись на другие страны. В конце концов, в Тунисе все успокоилось - президент Али сбежал, оставив после себя много проблем. Ситуация более-менее стабилизировалась, но там до сих пор происходят радикальные выходки и террористические акты.

Опасность рецидива всплеска активности радикально настроенных групп постоянна, и Тунис сегодня находится в очень сложном положении. Рядом находится Ливия, а со стороны Саудовской Аравии и Катара ждут крупные силы террористических организаций, радикалов самого крайнего толка - не только Аль-Каида, но и Ан-Нусры. В стране понимают, что рано или поздно события могут повториться - соседи просто собираются с силами, чтобы повлиять на Тунис. В планах Саудовской Аравии и Катара охват своей радикальной политикой всей Северной Африки - что, в принципе, в Ливии сейчас и происходит.

Ливия не может прийти в себя, там творится полный хаос, анархия, никто никому не подчиняется. С одной стороны, это понятная политика радикалов. А с другой стороны, зачем это нужно таким странам, как Саудовская Аравия? По всей видимости, принцип всё тот же - в мутной воде рыба лучше ловится. Теория управляемого хаоса существует и действует. Она нужна, с другой стороны, и Западу – США и Евросоюзу, чтобы легче добывать нефть. В Тунисе, конечно, не так много нефти по сравнению с Алжиром, но он находится на участке, где проходят крупные морские пути.

Поэтому заявление Туниса и других стран о вступлении в союз является реакцией на происходящие события в мире. Это желание присоединиться к какому-то образованию, по сути, является желанием выжить и не оказаться под мечом радикалов. Таможенный и Евразийский союзы всегда будет за усиление состава. Тунис в итоге вряд ли окажется в составе Таможенного союза, но может получить зону свободной торговли, а это значит - снятие определенных торговых барьеров.

Вьетнам также заявляет о желании присоединиться к Таможенному союзу в форме зоны свободной торговли. Вьетнам – это давний и известный партнер Советского Союза, поэтому Вьетнам был всегда интересен Евразийскому пространству, в том числе, и Казахстану. Рядом с Вьетнамом находятся мощные запасы углеводородов, за которые у него идет спор с Китаем и на которые также посматривают американцы.

Присоединение Вьетнама к экономическому пространству в форме зоны свободной торговли имеет политический аспект. Надо признать, что официальной Москве немаловажно иметь с Вьетнамом свои точки соприкосновения, которые со временем могут превратиться в мощные военные позиции. На юге Вьетнама находится бывшая американская военно-морская база, корпуса которой сохранились до сих пор. Вьетнамцы до последнего не передавали ее Советскому Союзу. Так что, я думаю, возвращение военно-морских сил для дислокации будет очень важным для России.

Страны, заявляющие о присоединении к Таможенному союзу – это, конечно, большой плюс для Евразийского союза, реальная альтернатива в поиске новых партнеров, особенно в случае столкновения с не самым справедливым отношением, допустим, на европейском пространстве или со стороны других мировых держав. Здесь Евразийский и Таможенный союзы являются, повторюсь, хорошей альтернативой. Они с надеждой смотрят в сторону востока и постсоветского пространства.

Мурат Абулгазин

Тунис. Казахстан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > arafnews.ru, 27 марта 2015 > № 1418080


Тунис > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 марта 2015 > № 1326088

Опыт Туниса: прямая демократия как безусловная ценность ("SwissInfo", Швейцария)

Бруно Кауфман (Bruno Kaufman)

После так называемой «жасминовой революции» прошло четыре года. Тунис уже имеет современную Конституцию, свободно избранный парламент, президента, а недавно страна получила новое коалиционное правительство. Жестокий террористический акт в Национальном Музее страны стал ударом по самому фундаменту тунисской демократии. И тем не менее, Тунис не намерен опускать руки. Следующим шагом к построению «первой современной демократии арабского мира» станет децентрализация страны с опорой на структуры прямой демократии и потенциал гражданской активности.

Это произошло 18 марта 2015 года. Вооруженные террористы атаковали Национальный Музей Бардо, находящийся рядом с парламентом в столице Туниса, и захватили заложников. В итоге погибли 23 человека, среди которых 18 иностранных туристов, три гражданина Туниса и двое террористов. В тот же день Национальный парламент Туниса начал разрабатывать новое, более совершенное антитеррористическое законодательство. Все представленные в парламенте партии согласились с тем, что переходу к системе современной демократии альтернативы нет и быть не может. Несмотря на атаку террористов в конце марта шансы на успешный «демократический транзит» Туниса остаются весьма высокими.

Один из первых и самых важных шагов в этом направлении был сделан еще в феврале этого года: по итогам прошедшего 5-го февраля 2015 года голосования 166 депутатов из 217 высказались за утверждение состава нового коалиционного правительства, что стало небывалым событием для арабского мира. Напомним, что это была уже третья попытка нового премьер-министра страны Хабиба Эссида найти выход из правительственного кризиса, ведь без стабильного руководства страна не могла бы двигаться вперед и развиваться дальше.

Несколько недель назад я имел возможность наблюдать, как в этой стране с населением всего-то в 11 миллионов человек самые разные группы, фракции и политические движения отмечали четвертую годовщину «жасминовой революции». Я находился тогда на центральной улице тунисской столицы, проспекте Хабиба Бургибы, названном так в честь первого президента Туниса. Я видел, как тысячи людей мирно шли по проспекту, превратившемуся в одну большую пешеходную зону, в колоннах, группах, и даже совершенно самостоятельно, и каждого были свои лозунги и призывы.

Кто-то протестовал против полицейского насилия, имевшего место во время революции, кто-то призывал к толерантности по отношению к сексуальным меньшинствам, кто-то был из Комитета солидарности с Палестиной, кто-то представлял профсоюзы... Я видел левых и правых, исламистов и салафитов. И я смотрел на эту демонстрацию, пеструю, шумную, пыльную, но исполненную такой огромной надеждой на лучшее будущее, и видел народ страны, которая еще недавно считалась одной из самых коррумпированных в мире. И теперь этот народ вышел на улицу с целью сказать свое слово!

Сплоченное общество

Демонстрация в Тунисе, посвященная 59-й годовщине независимости страны

То, чего тунисцы смогли добиться за четыре года, прошедшие с момента падения диктатуры Бен Али, можно расценивать в качестве очень многообещающего начала процесса построения в Тунисе современной партиципаторной демократии. Напомним, что партиципаторная демократия (от «participate» — принимать участие) исходит из необходимости обеспечивать непосредственное участие самых широких слоев населения в политических процессах, в подготовке, принятии и осуществлении решений, а также в процессе контроля их выполнения.

Конечно, революции не всегда выполняют свои обещания! Чем же в этом плане отличается Тунис? Ответ прост и сложен одновременно — залогом успешной реализации целей «жасминовой революции» стало сплоченное гражданское общество страны, основу которого составляют такие организации, как «Федерация профсоюзов Туниса» («Union Générale Tunisienne du Travail» — «UGTT»), «Лига в защиту прав человека» («Human Rights League»), многочисленные женские лоббистские группы, и т. д.

В Тунисе тоже происходила жесткая борьба за власть, здесь тоже имели место безобразные акты насилия, но ответ туниссцев на все эти события был совершенно другим. Когда дело дошло до определения новых правил игры в стране, тунисское общество смогло встать на путь поиска компромиссов, закрепив затем соответствующие политические механизмы в одной из самых современных и «продвинутых» конституций в мире.

Текст Основного закона страны был утвержден большинством в 93% на Конституционной ассамблее более года назад, 26-го января 2014 г. Депутаты Ассамблеи были избраны напрямую тунисским народом тремя годами ранее. Понятно, что многие туниссцы, а особенно молодежь, которая ждала решительных перемен, были разочарованы довольно умеренными политическими достижениями, которые стали возможны на почве взаимного компромисса.

Поэтому одни предпочли потом эмигрировать в соседнюю Европу, а другие, особенно представители сельских регионов, влились в ряды террористической группировки «Исламское государство». Многие из них уже, правда, вернулись обратно, став реальной угрозой для нового демократического уклада — мартовский теракт стал печальным подтверждением реальности такой угрозы.

Конституционный императив

Впрочем, для сегодняшнего Туниса политическое насилие является вовсе не единственной головной болью. Куда острее в стране стоят сейчас проблемы экономики, серьезно пострадавшей в результате политических потрясений последних лет. Не завершена еще и всеобъемлющая реформа управленческого аппарата, включая правоохранительные органы и систему юстиции. Но если бы мне пришлось назвать самую главную проблему, с которой сейчас сталкивается страна, то я бы непременно назвал отсутствие в Тунисе развитой системы федерализма, в рамках которой происходило бы рациональное распределение полномочий и предметов ведения между центром, субъектами федерации и низовым, общинным, уровнем.

В условиях диктатуры именно низовой уровень был полностью лишен даже малейших прав автономии, в стране все решал центр, который потом диктовал свою волю провинции. В результате мы имеем вопиющую неэффективность государственного управления, не менее чудовищную коррупцию и вообще полное отсутствие какого-либо участия людей в общественно-политической жизни страны. Однако теперь у нее есть шанс кардинальным образом изменить ситуацию. Новая конституция Туниса предусматривает не только широкую передачу политических полномочий непосредственно гражданам, но и активное участие всего общества в процессе законотворчества.

Так, в соответствии со Ст. 139 нового Основного закона, «местные органы власти должны разработать механизмы партиципаторной демократии и реализовать на их основе принципа „открытого правительства“ с тем, чтобы обеспечить широкое участие граждан и представителей гражданского общества в политической жизни страны». Поэтому одной из первых крупных задач станет разработка механизма федерализации и децентрализации страны, включая обеспечение непосредственного вовлечения граждан в политические процессы на основе современных форм прямой демократии.

Для того, чтобы все эти грандиозные задачи увенчались успехом, Тунис должен снова вспомнить все, чего требовала страна в период революции, ведь прямая демократия и местное самоуправление — это не только и не столько обустройство урн для голосования, это еще и осознание прямой демократии в качестве безусловной ценности, это переход к новому стилю принятия политических решений, взвешенному, спокойному и ориентированному на компромисс.

Главная задача Туниса

У коалиционного правительства Хабиба Эссида времени на раскачку нет. Его оппоненты требуют уже в конце этого года провести первые региональные выборы. Но прежде, чем проводить выборы, необходимо решить и согласовать все вопросы, остающиеся пока открытыми. Каковы, например, административные границы муниципалитетов и провинций? Их только еще предстоит определить. Какой будет правовая база, полномочия и сама природа новых местных органов власти?

Тунис сейчас, наверное, является самым молодым демократическим государством в мире, и вполне понятно, что он сталкивается с большим количеством сложных вопросов и проблем. Но именно поэтому главное национальное образовательное учреждение страны — «Карфагенский Университет» («L’Université de Carthage») — и примет у себя с 14 по 17 мая 2015 года «Глобальный форум современной прямой демократии», который будет организован при участии, в том числе, портала swissinfo. ch, запустившего недавно долговременный спец-проект, посвященный прямой демократии, и сайта people2power. info.

Ожидается, что участие в этой представительной международной конференции, уже пятой по счету, примут более чем 300 гражданских активистов, чиновников, политиков и журналистов из 30-ти стран мира. Надеюсь, что эта конференция станет истинным воплощением духа демократических перемен в Тунисе, символом единения народа Туниса в борьбе против терроризма. Этот путь будет сложен и тернист, но альтернативы ему нет и быть не может.

Тунис > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 марта 2015 > № 1326088


Тунис. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 марта 2015 > № 1315705

На днях в Ашхабаде завершились переговоры между президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым и президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани, прибывшим в Туркменистан с государственным визитом. Как и ожидалось, они оказались плодотворными. Такая характеристика вполне адекватно отражает состояние ирано-туркменских отношений, заложенных еще в 2003 году Туркменбаши. «У нас братские отношения с иранским народом, — говорил он тогда, — Мы не вмешиваемся в их дела, а они не вмешиваются в наши. У нас сложились доверительные отношения, лишенные взаимной подозрительности». Именно благодаря этим доверительным отношениям руководители двух стран подписали 17 документов в области транспорта, сельского хозяйства, электроэнергии, соглашения о выдаче заключенных, противодействии отмыванию денег, сотрудничестве в области энергетики и железнодорожного сообщения, а также соглашение о сотрудничестве между приграничными регионами Туркменистана и Ирана. Они договорились в течение десяти лет увеличить объем товарооборота между двумя странами до 60 млрд долларов в год, что, конечно же, более чем весомо.

По словам иранского лидера, достигнутые в Ашхабаде договоренности будут не только способствовать дальнейшему развитию отношений между двумя странами, но и принесут пользу всему региону. Среди обсуждавшихся в Ашхабаде проблем был и вопрос о туркменском природном газе. Эта страна, как известно, является резервуаром «голубого топлива» мирового значения. По запасам энергоносителей она занимает третье место в мире. Это обстоятельство выдвигает Туркменистан в число ведущих экспортеров энергоносителей на мировые рынки. «Наши страны входят в число государств — крупнейших производителей нефти и газа, и партнерство в этом направлении в будущем будет значительно расширяться», — отметил президент Хасан Рухани. И добавил: «…Иран готов к сотрудничеству в сфере обеспечения транспортировки туркменского природного газа и нефти в другие страны транзитом через Иран. Или другими словами Тегеран заявил о готовности вступить в „войну трубопроводов“ в Центральной Азии.

Как известно, на юго-востоке Туркменистана, на расстоянии примерно 200 км от афганской границы расположено второе по величине в мире газовое месторождение, от которого проложены два крупных газопровода. Один из них — „Восток-Запад“ — должен выйти к Каспийскому побережью. Именно оттуда труба может пойти на север, по маршруту Туркменистан-Казахстан-Россия, или через Каспий на запад. Напомним, что ЕС давно рассматривает Туркмению, а также Азербайджан в орбите своих интересов, связанных со строительством так называемого Транскаспийского газопровода, или Южного коридора, который позволил бы экспортировать углеводороды с туркменских месторождений в Европу в обход России. Однако эксперты признают, что до сих пор подобные проекты, анонсированные Брюсселем, носили политический характер и не имели под собой реальной ресурсной базы.

Второе направление трубопровода — Туркменистан — Китай, мощностью 30 и 40 миллиардов кубометров в год. И здесь возникает вопрос о маршрутной интриге. В ней принимают участие Россия, Иран, Китай с его проектом „Центральная Азия-Китай“ и Европейский союз, который лоббирует Транскаспийский газопровод. США лоббируют маршрут Туркменистан — Афганистан — Пакистан — Индия (ТАПИ). Возникает особый вопрос, а именно — расклад сил и угрозы. Если придерживаться версии, согласно которой США рассматривают дестабилизацию Центральной Азии как один из способов ослабления влияния Ирана, России и Китая в этом регионе, то нельзя не признать, что за стремительной радикализацией исламистов, активизацией деятельности международных террористических группировок и их эмиссаров, которые привлекают жителей Туркмении для переправки в Афганистан для обучения и последующего участия в боевых действиях, стоят именно американцы. Если под их влиянием боевикам удастся взять под контроль эти месторождения, то будет дестабилизирована ситуация не только в Туркменистане, но и будет нанесен серьезный удар по экономическим интересам стран-потребителей туркменского газа, в первую очередь — Китая. Другими словами изменится „газовый расклад“ и для Запада, и для Востока.

Конечно, в ирано-туркменских отношениях существуют и другие острые проблемы, без обсуждения которых Хасан Рухани и Гурбангулы Бердымухамедов не обошлись. Помимо отмеченной нами растущей напряженности на афганско-туркменской границе существует и слабость силовых структур Туркмении. Это означает, что если вылазки боевиков на афгано-туркменской границе примут больший масштаб, то политически нейтральному Туркменистану придется просить о помощи извне. И не у кого либо, а у соседнего Ирана. Обе страны объединяют наличие протяженной общей границы 992 км, по обе ее стороны проживают родственные народы, которых связывает многовековая историческая, конфессиональная и цивилизационная близость. Правда, проживающие на территории Ирана около полутора миллионов туркмен исповедуют суннизм, что позволяет заинтересованным внешним силам противопоставлять их шиитскому большинству и руководству Ирана. Но от этого, как говорится, никуда не денешься.

Иран и Туркменистан выразили заинтересованность в установлении стабильности и мира в регионе. Для Ирана это важно еще и потому, что через ее территорию идет основной поток наркотиков в Европу — так называемый западный маршрут. На этом направлении иранцы тратят немалые средства, перехватывая примерно 30% наркотиков. Это говорит об эффективности их работы в направлении борьбы с незаконным оборотом наркотиков, превышая результаты деятельности в странах СНГ. Исходя из этого можно сделать вывод о том, что Иран и Туркменистан могут сотрудничать в операциях по пресечению незаконного оборота наркотиков, эффективно работать в области стабилизации обстановки на своих границах, обмениваться оперативной информацией по экстремистской деятельности в регионе и многом другом, так как Иран — эффективный игрок с точки зрения безопасности в регионе. С проблемой противодействия контрабанде наркотиков тесно связаны вопросы усилении работы таможенных служб Ирана и Туркменистана. Это упрощение прохождения грузов через общую границу, осуществление усиленного контроля в пограничных районах двух республик во время праздника Ноуруз, повышение пропускной способности грузовых автомобилей на таможенных постах, увеличение рабочего времени таможенных служб, а также создание совместных ирано-туркменских таможенных постов вдоль границы двух стран».

В установлении стабильности и мира в регионе заинтересован и Афганистан, который сделал свой шаг к Каспию. В канун своего визита в Туркменистан в январе текущего года президент Афганистана Ашраф Гани, выступая в Кабуле перед депутатами нижней палаты парламента сделал важное заявление: «Помощь США и ЕС не решит наши фундаментальные проблемы. Только последовательное экономическое сотрудничество со странами региона может поднять уровень благосостояния населения». Вскоре после этого выступления в парламенте, президент Афганистана сделал первый шаг на обозначенном им пути, и отправился с официальным визитом в Ашхабад, где получил подтверждение того, что Туркменистан по-прежнему привержен содействию народу Афганистана в восстановлении мира и стабильности, в том числе посредством проектов в социально-экономической сфере. «Мы и впредь будем принимать самое непосредственное участие в усилиях международного сообщества на данном направлении», — пообещал президент Туркменистана Гурбангул Бердымухамедов, добавив, что его страна поддерживает исключительно мирный подход к урегулированию ситуации в Афганистане.

На днях в Алматы завершил свою работу Региональный диалог Экономической и социальной комиссии для Азии и Тихого Океана (ЭСКАТО). На повестке дня стояли вопросы расширения сотрудничества стран Центральной Азии с Афганистаном и Россией. В мероприятии приняли участие представители различных международных организаций, включая ООН, делегации от финансовых институтов, главы торгово-промышленных палат стран-участниц, представители бизнеса и научно-исследовательских учреждений. Они обсуждали вопросы, связанные с региональными экономическими проектами, которые могут быть реализованы странами Центральной Азии при участии Афганистана. Думается, что этот финансированный правительством России форум поможет укреплению и без того широких экономических связей между Афганистаном, Туркменистаном и Ираном.

Что же касается России, то, как заявил на днях глава российского МИД Сергей Лаврова во время рабочего визита в Ашхабад, в Москве не скрывают обеспокоенности в связи с положением дел на туркмено-афганской границе, где заметно активизировались талибы, и в прошлом году боевики из Афганистана совершили несколько попыток прорыва на туркменскую территорию. Если в другом граничащем с Афганистаном государстве — Таджикистане, который состоит в ОДКБ, находится российская военная база, то туркменский участок границы республика, сохраняющая нейтралитет от участия в военно-политических блоках, охраняет своими силами. Беспокойство вызывает и растущая угроза со стороны группировки «Исламское государство», чья активность при самом неблагоприятном сценарии может, по мнению экспертов, выйти за пределы ближневосточного региона. Также Сергей Лавров рассказал, что обсудил с Гурбангулы Бердымухамедовым договоренности, которые были достигнуты президентами России и Туркмении, которые встретились в сентябре прошлого года на полях саммита глав государств прикаспийской «пятерки» (Россия, Азербайджан, Казахстан, Туркмения, Иран) в Астрахани. Следующий каспийский саммит состоится в Казахстане в 2016 году. В Москве полагают, что к этому времени удастся, наконец, оформить правовой статус Каспийского моря, переговоры о котором продолжаются уже 18 лет. С готовящимся соглашением, основные параметры которого удалось согласовать в Астрахани, связано несколько спорных моментов. Один из них, принципиальный для Москвы, связан с условиями прокладки трубопровода по дну Каспия, который не подпадает под классическое определение Конвенции ООН по международному морскому праву. В Ашхабаде настаивают, что реализация инфраструктурных проектов в водах Каспийского моря — суверенное право государств, в них участвующих. Москва же постоянно подчеркивает, что любые проекты возможны только с одобрения всех прикаспийских государств. Пока же основными импортерами туркменского газа остаются Китай, Россия и Иран.

Тунис. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 марта 2015 > № 1315705


Тунис > Внешэкономсвязи, политика > arafnews.ru, 6 февраля 2015 > № 1432633

Ассамблея народных представителей (парламент) Туниса вынесла в четверг вотум доверия новому правительству страны во главе с премьер-министром Хабибом эс-Сидом.

Из 217 депутатов законодательного органа 166 проголосовали "за" , 30 - "против", 8 воздержались. В голосовании приняли участие 204 народных избранника. Согласно конституции, для получения вотума доверия будущему правительству требуется одобрение 109 из 217 членов парламента.

Министром иностранных дел стал генеральный секретарь победившей на парламентских выборах светской партии "Нидаа Тунис" ("Призыв Туниса") Таеб Баккуш. Пост главы оборонного ведомства достался Фархату Хоршани, а министра внутренних дел - Нажему Гарсали.

В новый кабинет министров вошли представители победившей на последних парламентских выборах светской партии "Нидаа Тунис", занявшей второе место исламистской "Ан-Нахда" ("Возрождение"), а также парламентских фракций "Патриотический свободный союз" и Афек Тунис" ("Горизонты Туниса"). Треть министерских портфелей достались внепартийным политикам и представителям гражданского общества.

Олег Садовский

Тунис > Внешэкономсвязи, политика > arafnews.ru, 6 февраля 2015 > № 1432633


Тунис > Внешэкономсвязи, политика > arafnews.ru, 5 февраля 2015 > № 1432658

Голосование по вотуму доверия новому правительству Туниса состоится в четверг. Ассамблея народных представителей (парламент) накануне в ходе пленарного заседания перенесла голосование на 5 февраля. Решение было принято в связи с тем, что желание высказаться относительно представленного Хабибом эс-Сидом состава правительства и программы будущего кабинета в среду изъявили 136 депутатов 217-местного парламента. Отведенного на это рабочего дня не хватило.

Согласно конституции, для получения вотума доверия будущему правительству требуется одобрение 109 из 217 членов парламента.

В новый кабинет министров вошли представители победившей на последних парламентских выборах светской партии "Нидаа Тунис" ("Призыв Туниса"), занявшей второе место исламистской "Ан-Нахда" ("Возрождение"), а также парламентских фракций "Патриотический свободный союз" и Афек Тунис" ("Горизонты Туниса"). Треть министерских портфелей достались внепартийным политикам и представителям гражданского общества.

Предполагается, что "за" новый кабинет министров проголосуют не менее 170 народных избранников.

Олег Садовский

Тунис > Внешэкономсвязи, политика > arafnews.ru, 5 февраля 2015 > № 1432658


Тунис > Внешэкономсвязи, политика > arafnews.ru, 27 января 2015 > № 1408605

Действующее правительство Туниса во главе с премьер-министром Мехди Джомаа ушло в отставку. Соответствующее прошение главы кабинета министров одобрил 26 января президент страны Бежи Каид эс-Себси, передает ТАСС.

Глава государства поблагодарил Джомаа и его команду за проделанную работу и попросил исполнять свои обязанности до создания нового правительства. Теперь уже бывший премьер, в свою очередь, поблагодарил тунисский народ за оказанное ему доверие. "Это честь для меня - служить Тунису", - заявил он.

Правительство Мехди Джомаа исполняло свои обязанности с 29 января 2014 года. Его состав стал следствием компромисса между основными политическими силами, пытавшимися найти выход из затянувшегося политического кризиса.

Тем временем намеченное на 27 января голосование Ассамблеи народных представителей (АНП; парламент) Туниса по вотуму доверия новому правительству страны во главе с Хабибом эс-Сидом было перенесено 26 января на неопределенный срок. Официально о причинах такого решения не сообщалось, однако эксперты связывают это с тем, что новый кабинет министров может не набрать необходимого количества голосов депутатов. Согласно конституции, для получения вотума доверия будущему правительству требуется одобрение 109 из 217 членов парламента.

26 октября прошлого года в Тунисе состоялись выборы в парламент страны, на которых победила светская партия "Нидаа Тунис" ("Призыв Туниса"), получив 86 мест. Исламистская "Ан-Нахда" ("Возрождение") стала второй (69 мест).

5 января этого года президент Бежи Каид эс-Себси (лидер "Нидаа Тунис") поручил эс-Сиду сформировать кабинет министров. Его состав был представлен 23 января. В него помимо независимых членов вошли представители всего двух представленных в АНП партий - "Нидаа Тунис" и Патриотического свободного союза. Остальные в новый кабинет не попали. В связи с этим многие из парламентских партий, включая "Ан-Нахду", объявили, что будут голосовать против предложенного эс-Сидом кабинета.

Тунис > Внешэкономсвязи, политика > arafnews.ru, 27 января 2015 > № 1408605


Тунис. Россия > Внешэкономсвязи, политика > arafnews.ru, 15 января 2015 > № 1275857

Тунисский посол в России Али Гутали заявил, что Тунис готов в ближайшее время присоединиться к Таможенному союзу Евразийского экономического союза, сообщает РИА Новости.

«Таможенный союз — это очень важная структура, и мы хотим присоединиться к этому союзу путем создания зоны свободной торговли. Мы выступаем за создание такой зоны с евразийским сообществом, мы предприняли определенные меры, но это требует времени», — отметил дипломат.

По словам посла, тунисская сторона договорилась о направлении запроса на вхождение в объединение.

Как сообщает ТАСС, в ноябре 2014 года спикер Госдумы Сергей Нарышкин заявил, что около 40 государств намерены создать зону свободной торговли с ТС.

Договор о создании Таможенного союза был подписан Россией, Белоруссией и Казахстаном в 1995 году. Позже к нему присоединилась Армения и Киргизия. Сирия и Таджикистан выразили желание вступить в ТС.

Тунис. Россия > Внешэкономсвязи, политика > arafnews.ru, 15 января 2015 > № 1275857


Казахстан. Тунис. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 14 января 2015 > № 1274417

Тунис рассчитывает в ближайшее время присоединиться к Таможенному союзу, заявил в среду посол Туниса в РФ Али Гутали на пресс-конференции в МИА «Россия сегодня».

«Таможенный союз — это очень важная структура, и мы хотим присоединиться к этому союзу путем создания зоны свободной торговли. Мы выступаем за создание такой зоны с евразийским сообществом, мы предприняли определенные меры, но это требует времени», — цитирует РИА Новости слова посла.

По словам посла, тунисцы договорились направить запрос на вхождение в союз. «Мы смотрим с оптимизмом на это, рассчитывает стать стороной в этом союзе в ближайшее время», — добавил Гутали.

«Пользуясь случаем, обращаюсь к российским бизнесменам, чтобы не только выходили на тунисский рынок, но и через Тунис на рынок региона, в частности, путем создания совместных предприятий. Тунис может стать своеобразными воротами для России в Северную Африку», — сказал посол.

Ранее министр иностранных дел Египта Самех Шукри заявил, что эта страна в будущем не исключает своего присоединения к Таможенному союзу. Многие страны ранее высказались за создание зон свободной торговли с ТС.

Решение о создании Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана было принято в августе 2006 года на неформальном саммите Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС). Позднее в ТС вступила Армения, ожидается присоединение Киргизии.

Таможенный союз предусматривает создание единой таможенной территории, в пределах которой не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического характера, за исключением специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер. В рамках Таможенного союза применяется единый таможенный тариф и другие единые меры регулирования торговли товарами с третьими странами.

Казахстан. Тунис. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 14 января 2015 > № 1274417


Тунис > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 1 января 2015 > № 1265510

В первой половине дня в среду президент Туниса Бежи Каид ас-Себси принес присягу перед депутатами Национальной ассамблеи Туниса, начав тем самым пятилетний срок своего президентства.

Ас-Себси на церемонии инаугурации заявил: "Я стану президентом для всех граждан Туниса. Благодарю всех тех, кто оказал мне доверие, а также тех, кто отдал свои голоса за Монсефа Марзуки... Вслед за завершением голосования мы вышли из состояния страха и сомнений и отправились на встречу надежде и вере". Ас-Себси обязался соблюдать Конституцию Туниса и гарантировать прозрачное государственное управление.

Позднее в тот день ас-Себси в президентской резиденции принял полномочия от прежнего главы государства Монсефа Марзуки.

Напомним, что по результатам второго тура голосования на президентских выборах, состоявшегося 21 декабря минувшего года, лидер партии "Нидаа Тунис" /"призыв Туниса"/ Бежи Каид ас-Себси одержал победу над тогдашним президентом страны Монсефом Марзукой и был избран новым главой государства. На октябрьских парламентских выборах "Нидаа Тунис" получила 86 мест, став крупнейшей партией в парламенте.

88-летний ас-Себси стал пятым президентом Тунисской Республики с момента ее образования, а также первым после политических преобразований 2011 года главой государства, избранным на всеобщих демократических выборах. Согласно общественному мнению, после вступления ас-Себси в должность президента Тунис столкнется с такими вызовами, как выведение экономики из упадочного состояния, стабилизация ситуации с безопасностью и устранение межпартийных разногласий. --

Тунис > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 1 января 2015 > № 1265510


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter