Всего новостей: 2002500, выбрано 2753 за 0.232 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. Сирия. Турция > Армия, полиция > ria.ru, 19 февраля 2017 > № 2079362

Российские представители в комиссии по перемирию в Сирии за сутки зафиксировали восемь нарушений режима прекращения огня, турецкие представители зафиксировали 13 нарушений, однако российская сторона подтверждает только два случая, говорится в информационном бюллетене российского Центра по примирению в САР.

"Российской частью представительства совместной российско-турецкой комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с нарушениями Единого Соглашения, за сутки зафиксировано восемь нарушений в провинциях Латакия (четыре) и Хама (четыре)", — говорится в бюллетене, размещенном на сайте Минобороны РФ.

При этом турецкая сторона, по данным Центра, зафиксировала 13 нарушений, из них в провинциях Дамаск (три), Деръа (два), Идлиб (одно), Латакия (два),Хама (три), Хомс (два). Отмечается, что российской частью представительства подтверждено два случая нарушения режима прекращения боевых действий, остальные 11 — не подтверждаются.

Количество вооруженных формирований сирийской оппозиции, присоединившихся к режиму прекращения боевых действий, не изменилось — 64.

Россия. Сирия. Турция > Армия, полиция > ria.ru, 19 февраля 2017 > № 2079362


Турция. Сирия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 18 февраля 2017 > № 2078029

Анкара не имеет с Москвой разногласий по операции ВС Турции "Щит Евфрата" в Сирии и создании там зоны безопасности, заявил президент Турции Тайип Эрдоган.

Эрдоган на борту самолета по завершении визита в страны Персидского залива ответил на вопросы турецких журналистов, один из которых касался наличия разногласий между Россией и Турцией по операции "Щит Евфрата" и зоне безопасности в Сирии.

"Нет (разногласий). Россия только сказала, что было бы хорошо, если бы мы не продвигались к югу от Эль-Баба и на запад от него", – цитирует Эрдогана газета Akşam.

Армия Турции 24 августа прошлого года начала операцию "Щит Евфрата" против боевиков террористической группировки ИГ, с участием сирийской оппозиции взяла пограничный город Джараблус на севере Сирии и в настоящее время атакует город Эль-Баб. Ранее президент Турции Тайип Эрдоган заявлял, что целью операции является зачистка от террористов территории размером пять тысяч квадратных километров и создание на ней зоны безопасности для размещения беженцев.

Турция. Сирия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 18 февраля 2017 > № 2078029


Сирия. Казахстан. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 16 февраля 2017 > № 2077359

Глава делегации сирийской оппозиции Мухаммад Аллуш поблагодарил Президента РК Нурсултана Назарбаева за создание условий для переговоров. Об этом корреспонденту МИА «Казинфом» сообщил источник, близкий к организаторам переговоров.

«Глава делегации сирийской оппозиции Мохаммед Аллуш в своем выступлении на пленарной сессии очередной международной встречи по Сирии в рамках Астанинского процесса поблагодарил народ Казахстана и Президента Нурсултана Назарбаева за гостеприимство и создание всех условий для переговоров. Кроме того, он выразил признательность за поддержку оппозиции правительствам Турции, Иордании, Катара, Саудовской Аравии, ОАЭ и отмечает конструктивный подход России с момента подписания соглашений о режиме прекращения боевых действий. Его выступление в целом было заметно более сдержанным в отношении оппонентов, по сравнению с январскими переговорами - делегаций Дамаска и Тегерана", - сообщил источник.

Как ранее сообщалось, в третьем раунде переговоров по сирийскому урегулированию в Астане принимают участие представители 9 группировок от оппозиции. Ее возглавляет Мухаммед Аллуш, это представитель группировки Джейш Аль-Ислам. Одним из главных вопросов переговоров является выполнение режима прекращения огня.

Сирия. Казахстан. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 16 февраля 2017 > № 2077359


Россия. Турция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072845

Путин извинился или пригрозил?

Джан Атаклы (Can Ataklı), Sözcü, Турция

Операция в Эль-Бабе, ставшая «самой большой ошибкой» нашей ошибочной политики в Сирии, пока что продолжается, сопровождаясь «печальными событиями».

Почти очевидно, что турецким военным придется отступить. Мы словно пытаемся оттянуть этот момент. Тем временем минувшим днем в Бахрейне президент говорил о новых целях. Речь шла о Манбидже, Ракке. Он сказал, что главная цель — очистка этих районов от ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.), установление мира и возвращение местных жителей в свои дома.

В данный момент боевые действия продолжаются, что будет дальше — увидим.

Мы много раз спрашивали: «Что мы делаем в Эль-Бабе?» Раньше ответ всегда начинался со скверных выдумок в духе «предатели, путчисты, агенты, гюленисты». Затем сказали: «Мы должны остановить ИГИЛ, а помимо этого, не допустить создания коридора Партии "Демократический союз" (PYD)».

Что из этого нам удалось сделать?

Мы точно не знаем. Единственное, что нам известно, так это то, что, в то время как миллионы сирийцев живут в Турции, наши доблестные сыны отправились на их землю, 64 человека погибли, многие получили ранения, а также миллиарды лир потрачены на нужды военных, оружие, боеприпасы, амуницию, оборудование.

Наши власти и их последователи рассказывают «небылицы», даже говорят, что мы чуть ли не задаем тон Америке и России, но некоторые поступающие из региона сообщения говорят об обратном.

Например, почему российская авиация сровняла с землей здание, в котором находились турецкие военные?

Генштаб сразу же сделал заявление: «Это был дружественный огонь, произошла ошибка». Затем объявили, что Путин, позвонив Эрдогану, выразил соболезнования и принес извинения.

Тем не менее говорится и о других фактах.

Отмечается, что Россия сказала Турции: «Вы не сдержали своего слова в Эль-Бабе, вы обещали не входить в город, но все-таки зашли».

Более того, также утверждается, что турецкие войска открыли огонь по сирийским и российским военным, которые готовились войти в город. 12 сирийских военных были убиты, восемь человек — взяты в заложники.

Считается, что после этого русские, превратив в руины здание, в котором разместились турецкие военные, пригрозили Турции.

В ходе телефонной беседы с Эрдоганом Путин не только не принес извинения, но и, более того, сказал: «Вы опять не сдержали своего обещания, это мое последнее предупреждение, покиньте регион, не становитесь на сторону Свободной сирийской армии (ССА) против Сирии, в противном случае вы будете иметь дело с нами».

Когда турецкие военные двигались в сторону Эль-Баба, президент Эрдоган заявил: «Мы вошли в Сирию, чтобы свергнуть тирана Асада», — а через день вдруг отказался от этой мысли, сказав: «Мои слова были искажены».

С того дня я не перестаю задаваться вопросом: «Что будет после зачистки Эль-Баба от ИГИЛ? Если придет сирийская армия, мы вместе с ССА будем воевать против Сирии?»

Кажется, пришло время уходить из Эль-Баба.

Но кто ответит за гибель сыновей своей родины?

Разве этот вопрос не приходит на ум тем, кто собирается сказать «да», чтобы сделать Эрдогана единоличным правителем?

Россия. Турция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072845


Турция. Сирия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072811

Почему Ракка и Манбидж?

Бурханеттин Дуран (Burhanettin Duran), Sabah, Турция

На пресс-конференции перед турне по странам Персидского залива президент Эрдоган обозначил цели и рамки своей политики в Сирии. Он отметил, что Эль-Баб вот-вот падет, а новая задача — Ракка и Манбидж.

Ведь «конечная цель — не Эль-Баб, а очистка региона от ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.)». При этом рамки, о которых идет речь, — создание в северной Сирии освобожденной от террористов безопасной зоны площадью четыре-пять тысяч квадратных километров и ее превращение в запретную для полетов зону.

А также размещение в этом регионе коренного населения вместе со специально созданной национальной армией.

Это предложение, которым, как сказал Эрдоган, он поделился с США, Россией и Германией, конечно, «амбициозно». Но другого выхода, кроме как активно действовать на поле боя в гражданской войне в Сирии, просто нет. Ведь этот кризис лежит в основе множества проблем, с которыми Турция сталкивается в течение последних трех-четырех лет.

Этот путь требует определенного согласования между сталкивающимися интересами нескольких игроков.

Прежде всего, разумеется, между США и Россией.

Эрдоган исходит из того, что тема борьбы с ИГИЛ может стать первой площадкой сотрудничества между Трампом и Путиным. И видит, что влияние Турции на поле боя в борьбе против ИГИЛ усилит ее переговорные позиции и даже опровергнет аргумент о том, что «только Отряды народной самообороны (YPG) эффективны в этой войне».

Кроме того, создание «безопасной зоны» площадью четыре-пять тысяч квадратных километров предполагает различные преимущества: в частности, зачистка региона от ИГИЛ, обретение Свободной сирийской армией (ССА) возможности остаться за астанинским и женевским столом в качестве влиятельного игрока, ограничение угрозы YPG и, возможно, даже ее полное устранение, частичное решение проблемы мигрантов и предотвращение попыток режима Асада п прерыванию процесса политического перехода при участии умеренной оппозиции.

Планы в отношении Ракки и Манбиджа показывают, что Турция настаивает на своей политике в Сирии.

При этом поиски согласия и координации между Россией и США будут, как известно, представлять собой сложный процесс. Наглядный тому пример — удар российской авиации по турецким военным в Эль-Бабе и нынешние споры о «координации». Опять же из-за беспокойства по поводу продвижения сил ССА при поддержке Турции режим Асада может пойти на более глубокое сотрудничество с YPG.

В дополнение ко всем этим прогнозам главные изменения могут произойти тогда, когда администрация Трампа сформирует свою ближневосточную политику.

Администрация Трампа, которая в качестве двух целей определяет «борьбу с ИГИЛ» и «сдерживание Ирана», все еще не смогла стать внутренне целостной командой.

Из телефонных переговоров Трампа с руководством стран Персидского залива становится понятно, что свои усилия по сдерживанию Ирана он начнет с Йемена, дабы написать историю успеха и продемонстрировать Персидскому заливу решительный настрой на сотрудничество.

Самая деликатная часть этого уравнения — Сирия и Ирак. В Сирии США должны вести определенный торг с Россией. В Ираке наблюдается открытое неповиновение. С иракским правительством необходимо реализовать «процесс отщепления от Ирана», но пока неясно, как это сделать. Но, в конце концов, уже сейчас становится понятно, что региональная политика Трампа поднимет новую геополитическую волну.

Могу сказать, что извлечь из этого выгоду или, по крайней мере, понести от этого меньший урон смогут те государства, которые способны выстоять на поле боя. И заявление Эрдогана о Ракке и Манбидже, а также его турне по таким странам, как Бахрейн, Катар, Саудовская Аравия, я рассматриваю как «подготовку» к приближающемуся периоду.

Так, в ходе выступление в IPI (International Peace Institute) в Бахрейне Эрдоган призвал Совет сотрудничества стран Персидского залива взять на себя ответственность за региональные проблемы, в том числе сирийский и палестинский вопросы. Формула — «активное сотрудничество стран региона для решения собственных проблем».

Когда ожидается, что Трамп объединит страны Персидского залива против Ирана, этот призыв показывает: Турция возьмет на себя активную инициативу на региональном уровне. А предупреждение Эрдогана о том, что «страны региона должны быть хозяевами своего будущего», обладает историческим значением.

Для стран Персидского залива передать все США — это не решение. Для преодоления регионального хаоса, который принесет период Трампа, необходимы качества сильного игрока и сотрудничество.

Турция. Сирия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072811


Турция. Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 13 февраля 2017 > № 2072649

Сближение России и Турции: аналитики настроены скептически

По мнению экспертов, позиция Москвы в курдском вопросе показывает неоднозначность ее намерений

Развитие связей между Москвой и сирийской курдской партией «Демократический союз» вызывает в Турции все больше беспокойства по поводу отношений с Россией. Анкара считает «Демократический союз» террористической организацией.

В Москве в среду пройдет конференция с участием курдов из разных стран, на которую, в числе прочих, приглашены члены «Демократического союза». Анкара называет организацию террористической, считая, что она связана с «Рабочей партией Курдистана» (РПК), которая сейчас ведет вооруженную борьбу с силами турецкого правительства.

Ранее министр иностранных дел РФ Сергей Лавров пригласил членов «Демократического союза» в Москву на брифинг по январской конференции в Казахстане, где обсуждалось урегулирование сирийского конфликта. Анкара не позволила организации принять участие ни в этой встрече, ни в мирных переговорах по Сирии в Женеве, которые проходят под эгидой ООН.

Приглашенный научный сотрудник Европейского центра Карнеги в Брюсселе Синан Ульген полагает, что поведение Москвы обеспокоит Анкару.

«Если Анкара сочтет, что Россия решилась на полноценное сотрудничество с "Демократическим союзом", то это, безусловно, может очень сильно сказаться на ее общей позиции в отношении Москвы», – считает он.

Москва также настаивает на необходимости децентрализации в Сирии после урегулирования конфликта, против чего Анкара решительно возражает, опасаясь, что появление у ее границ автономного курдского региона приведет к аналогичным требованиям со стороны турецких курдов.

В последнее время Москва и Анкара предпринимают попытки сближения после того, как их отношения обострились из-за сбитого турками в Сирии российского истребителя в ноябре 2015 года.

Эксперт по международным отношениям из Университета имени Кадира Хаса – Соли Озель – отмечает, что поведение Москвы демонстрирует, насколько ограничены эти усилия.

«С моей точки зрения, это сближение происходит так: Турция идет на сближение, а Россия это принимает. Пока это отвечает ее интересам, это не отношения равных. Насколько я себе представляю ситуацию в июне-июле этого года, Турция по сути соглашается со всем, что делает Россия», – говорит он.

Турецкие лидеры, в обычное время громогласно выражающие свое недовольство, когда другие страны совершают шаги, в которых они усматривают поддержку «Демократического союза», на этот раз никакой прямой критики в адрес Москвы не высказали.

Россия и Турция сотрудничают в вопросе обеспечения перемирия в Сирии. Анкара считает, что эти усилия укрепляют ее позиции в регионе. По словам экспертов, Анкара также убеждена, что укрепление отношений с Россией дает ей рычаг влияния на западных партнеров.

Москва также предпочла продолжить сближение с Анкарой, несмотря на убийство российского посла Андрея Карлова в турецкой столице в декабре прошлого года.

Политический консультант консалтинговой компании Global Source Partners – Атилла Есилада – предостерегает, что Москва не питает особых иллюзий по поводу своих отношений с Анкарой.

«Россия ничего не забывает. Она никогда не забудет ни потерю своего самолета, ни убийство своего посла в самом центре столицы. Она понимает, что Турция противостоит ее амбициям на Ближнем Востоке», – подчеркивает аналитик.

В четверг российско-турецкие отношения пережили очередное потрясение: в результате российского авиаудара погибли трое турецких военнослужащих. Анкара согласилась считать этот инцидент ошибочным ударом по своим в рамках сражения с боевиками самопровозглашенного «Исламского государства» за контроль над сирийским городом аль-Баб. Турецкие проправительственные СМИ проявили редкую сдержанность, высказав минимальную критику по поводу этого инцидента.

Аналитики предупреждают, что позиция Москвы в отношении сирийских курдов демонстрирует: отношения между Россией и Турцией все меньше похожи на равные.

Турция. Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 13 февраля 2017 > № 2072649


Россия. Турция > Армия, полиция > mil.ru, 13 февраля 2017 > № 2070587

Российская группа инспекторов планирует провести инспекцию указанного района на территории Турции

С 13 по 16 февраля в рамках реализации Венского документа 2011 года о мерах укрепления доверия и безопасности российская группа инспекторов планирует провести инспекцию указанного района на территории Турции.

Инспекция проводится в целях определения масштабов осуществляемой в пределах указанного района уведомляемой военной деятельности, или подтверждения отсутствия военной деятельности, подлежащей предварительному уведомлению. Площадь такого района будет охватывать около 18 тысяч квадратных километров.

В ходе данного мероприятия российские инспекторы посетят учебные районы и полигоны, заслушают брифинги с участием командования формирований и воинских частей Турции.

Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны РФ

Россия. Турция > Армия, полиция > mil.ru, 13 февраля 2017 > № 2070587


Сирия. Турция > Армия, полиция > dw.de, 12 февраля 2017 > № 2070230

Отряды оппозиционной Свободной сирийской армии при поддержке турецких военнослужащих ведут наступление на позиции боевиков террористической группировки "Исламское государство" (ИГ) в пригородах сирийского города Эль-Баб к северо-востоку от Алеппо. Об этом в субботу, 11 февраля, сообщил базирующийся в Лондоне Сирийский наблюдательный совет по правам человека (SOHR).

Благодаря поддержке ВВС Турции, повстанцам удалось взять под контроль западные окраины города. Турецкие военные также пытаются продвинуться вперед на юго-западном направлении, близ дорожной развязки между Тадефом и Эль-Бабом.

Как, в свою очередь, передало в субботу, 11 февраля, агентство Anadolu, в ходе боев с ИГ на севере Эль-Баба погиб один военнослужащий вооруженных сил Турции. Генштаб также сообщил о ранении одного турецкого военного.

За минувшую неделю около 223 боевиков ИГ были захвачены или убиты на севере Сирии в рамках операции "Щит Евфрата", уточнили в Генштабе ВС Турции.

Сирия. Турция > Армия, полиция > dw.de, 12 февраля 2017 > № 2070230


Россия. Сирия. Турция > Армия, полиция > ria.ru, 12 февраля 2017 > № 2070163

Российские представители в комиссии по перемирию в Сирии зафиксировали за сутки четыре нарушения режима прекращения огня, турецкие — четыре, но РФ их не подтверждает, говорится в информационном бюллетене российского Центра по примирению в САР.

"Российской частью представительства совместной российско-турецкой комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с нарушениями единого соглашения, за сутки зафиксировано четыре нарушения в провинции Латакия. Турецкой частью представительства зафиксировано четыре нарушения в провинциях Дамаск (2), Идлиб (1), и Хомс (1)", — говорится в сообщении, размещенном на сайте Минобороны РФ.

Отмечается, что в ходе разбирательства по данным фактам установлено, что четыре случая нарушений режима прекращения боевых действий российской частью представительства не подтверждаются.

Россия. Сирия. Турция > Армия, полиция > ria.ru, 12 февраля 2017 > № 2070163


Турция. Сирия > Армия, полиция > bbc.com, 12 февраля 2017 > № 2069603

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил в воскресенье, что турецкие войска и союзные с ними повстанцы заняли центр сирийского города Эль-Баб, который считается оплотом группировки "Исламское государство".

По словам Эрдогана, полное взятие города - это лишь вопрос времени.

Турция просит международную коалицию помочь в борьбе с ИГ

"Эль-Баб окружен теперь со всех сторон… Наши силы вступили в центр города вместе с сирийскими повстанцами", - заявил Эрдоган в Стамбуле преждче чем отправиться в поездку по странам Персидского залива.

По его словам, силы исламистов из группировки, называющей себя "Исламское государство" (ИГ), отходят из города.

Бои за город, который находится всего в 30 км от границы с Турцией, начались 24 августа прошлого года, когда Турция начала операцию под кодовым обозначением "Евфратский щит" с целью вытеснения как джихадистов, так и воюющих с ними курдских формирования из приграничных районов.

Однако эта задача оказалась более сложной, чем ожидалось, из-за упорного сопротивления боевиков ИГ (признана террористической и запрещена во многих странах, включая Россию) и больших потерь турецкой армии.

Общее число убитых турецких военнослужащих с августа достигло 67 человек.

Город Эль-Баб служит последним оплотом ИГ в провинции Алеппо на севере Сирии. Наступление на него с юго-западного направления ведет также сирийская армия.

Турция. Сирия > Армия, полиция > bbc.com, 12 февраля 2017 > № 2069603


Турция > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 февраля 2017 > № 2070346

Что происходит в Эль-Бабе

Нильгюн Текфидан Гюмюш (Nilgün Tekfidan Gümüş), Hürriyet, Турция

Вслед за новым наступлением, начатым вооруженными силами Турции совместно со Свободной сирийской армией (ССА) с целью взятия города Эль-Баб, вслед за отправкой Трампом главы ЦРУ в Анкару после телефонных переговоров с президентом Эрдоганом и на фоне сообщений о гибели турецких военных Эль-Баб снова стал важным пунктом повестки дня.

Если не считать Хатай и территории между Килисом и Каркамышем, районы по ту сторону турецко-сирийской границы во многом перешли под контроль сирийских курдов. Между Азазом, который находится напротив Килиса, и Джераблусом, что напротив Каркамыша, господствовала ИГ (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.). Запад утверждал, что именно благодаря доминированию в этом регионе ИГ могла совершить теракт в любой стране мира. Кроме того, речь шла о том, что отсюда совершались атаки в направлении Килиса. Турция начала операцию «Щит Евфрата» как из соображений безопасности, так и для того, чтобы помешать Партии «Демократический союз» (PYD), связанной с террористической организацией Рабочая партия Курдистана (РПК), объединить районы Африн и Кобани.

Как продвигается операция?

ВС Турции и ССА быстро удалось отбросить ИГ от границы. Но по мере того, как операция стала отдаляться от границ Турции, продвижение вперед несколько замедлилось. Немаловажную роль в этом сыграло давление, которое администрация Обамы оказывала в последние дни на Турцию, запрещая заходить «дальше, чем на 20 километров от границы», а также отсутствие поддержки со стороны авиации коалиции. Когда позади остались 170 дней операции, ВС Турции/ССА подошли к Эль-Бабу. К этому моменту мы, к сожалению, потеряли 64 военных.

Почему Эль-Баб важен?

Эль-Баб, который находится в 30 километрах от Турции, — последнее крупное сосредоточение ИГ в северной Сирии. Коалиция во главе с США считает, что если отнять у ИГ Ракку в Сирии и Мосул в Ираке, квазигосударственная структура этой организации рухнет. Через Эль-Баб проходят дороги, ведущие из Алеппо в Манбидж и Ракку. Турция настаивает на необходимости очистить Эль-Баб от ИГ для обеспечения безопасности региона, который она желает сделать «безопасной зоной».

Какова ситуация в Эль-Бабе в данный момент?

Во вторник вечером поступили сообщения о том, что ВС Турции/ССА снова контролируют высоту Шейх Акил, с которой открывается вид на Эль-Баб с высоты около 500 метров, а также здание больницы. Если посмотреть на карту, эта территория — своего рода вход в Эль-Баб с запада. А район, что находится у подножия этой высоты, изобилует улицами, напоминая лабиринт. Приходят новости об ожесточенных столкновениях в этом регионе.

В результате атаки, которую, как сообщается, случайно совершила Россия, погибли трое наших военных.

Вот уже почти три недели армия сирийского режима и помогающие ей боевики проводят операции в отношении Эль-Баба с юга. Расстояние между ВС Турции и силами режима сократилось до трех километров. На днях премьер-министр Йылдырым отметил, что во избежание возможных неприятных инцидентов турецкая сторона находится в постоянном контакте с Россией. И спустя всего один день после этого заявления в Эль-Бабе в результате атаки российской авиации погибли трое наших военных. Когда глава ЦРУ Майк Помпео (Mike Pompeo) прибыл в Анкару, турецкое правительство пыталось пролить свет на эту атаку.

А если режим Асада возьмет Эль-Баб?

Во вчерашнем номере газеты The New York Times отмечалось, что Эль-Баб стал своего рода геостратегическим испытанием. Россия, которая здесь является сторонником режима и в последнее время сотрудничает и с Турцией, выходит на передний план как принимающий решения игрок. Источник, беседовавший с NYT, предположил, что на переговорах в Астане Россия потребовала, чтобы регион, в котором находятся объекты, обеспечивающие водоснабжение Эль-Баба, взяли под контроль лояльные режиму силы. Согласится ли сирийская оппозиция на такое разделение?

После Эль-Баба цель — Ракка

Это сценарий, на котором настаивает Турция. Ожидается, что после Эль-Баба сирийская оппозиция при поддержке ВС Турции проведет операции в районе Манбиджа и Ракки. Согласно газете The Washington Post, в плане «А», который обсуждался при администрации Обамы, участвовала Турция. Но поскольку его не сочли убедительным, на повестке дня в качестве плана «Б» возникла идея вооружения сирийских курдов. Здесь из-за возражений Турции план администрации Обамы в отношении Ракки был передан администрации Трампа.

Трамп примет план, не принятый Обамой?

Администрация Трампа, которой не нравится план Обамы, дала Пентагону 30 дней для подготовки новых альтернатив. В числе тем, которые должны были обсуждаться с главой ЦРУ Помпео, прибывшим минувшим днем в Анкару, были Эль-Баб и Ракка. Тот факт, что Турция, которая выступает против взятия Ракки Отрядами народной самообороны (YPG), твердо выражает свои опасения по поводу вооружения сирийских курдов и, к тому же, взамен предлагает убедительный план, может обеспечить возможность возвращения к сценарию «А». Но «Демократические силы Сирии» (SDG), главным элементом которых являются YPG, имеют не менее 30 тысяч бойцов. В то же время США, передав SDG бронированные машины, продолжают это сотрудничество.

Срок, который был отведен на операции в Мосуле и Ракке, Пентагон урезал до шести месяцев. Вопрос заключается в следующем: выделит ли Пентагон, рассматривая SDG в качестве организованного партнера на поле боя, время на создание новой военной силы? Может ли быть разработан план по Сирии без участия России? Во всяком случае, идеальной борьба с ИГ была бы в том случае, если бы стороны в Сирии объединили свои силы, не дожидаясь окончательного решения, и спасли свою страну при поддержке коалиции.

Турция > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 февраля 2017 > № 2070346


Турция > Армия, полиция > dw.de, 11 февраля 2017 > № 2069401

Стамбульский суд в субботу, 11 февраля, арестовал обвиняемого в теракте в ночном клубе Reina Абдулгадира Машарипова - вероятного последователя террористической группировки "Исламское государство". По версии обвинения, Машарипов убил 39 человек при нападении на стамбульский клуб в новогоднюю ночь. Прокуратура выдвинула ему обвинение в убийстве, попытке нарушения конституционного строя, членстве в вооруженной террористической организации, а также в незаконных приобретении и владении оружием.

Выходец из Узбекистана Машарипов был задержан спецслужбами Турции 16 января в квартире, находящейся в одном из районов европейской части Стамбула. Одновременно с ним под стражу были взяты три женщины и мужчина, выходец из Киргизии. Сразу после задержания губернатор Стамбула сообщил, что Машарипов сознался в совершении преступления.

Как предполагает следствие, именно Машарипов открыл огонь в ночь на 1 января у входа в популярный ночной клуб Reina в Стамбуле, застрелив полицейского, а затем продолжил беспорядочную стрельбу в помещении. В результате нападения 39 человек погибли и 65 были ранены. Ответственность за теракт взяла на себя террористическая группировка "Исламское государство".

Турция > Армия, полиция > dw.de, 11 февраля 2017 > № 2069401


Турция. Россия. Сирия > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 10 февраля 2017 > № 2072657

Россия – Турция: к чему может привести «дружественный огонь»?

Москва и Анкара разошлись в оценках причин фатального удара российских ВВС по позициям турецких военных

МОСКВА – Военному командованию РФ в Сирии были известны координаты здания в городе Эль-Баб, где находились турецкие солдаты, трое из которых погибли, а еще одиннадцать были ранены в результате произведенной накануне бомбардировки российских ВВС, передает в пятницу, 10 февраля, Рейтер, ссылаясь на турецкие источники.

Анкара также настаивает, что турецкие военнослужащие занимали эти позиции на протяжении достаточно длительное время.

«Подразделения, по которым 9 февраля был нанесен удар, находились в этой точке порядка десяти дней. 8 февраля координаты расположения наших подразделений были переданы на базу (России) "Хмеймим"», – цитирует Интерфакс сообщение генштаба армии Турции.

Это противоречит сделанному ранее в пятницу заявлению пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, утверждавшего, что авиаудар наносился на основе координат, предоставленных турецкими вооруженными силами.

«Наши военные в ходе нанесения ударов по террористам руководствовались теми координатами, которые были нам переданы турецкими партнерами. И в пределах этих координат турецких военных быть не должно было. Поэтому эти непреднамеренные удары имели место», — сказал Песков.

До этого Владимир Путин в телефонном разговоре с президентом Турции Реджепом Эрдоганом выразил соболезнование в связи со случившимся.

Все помнят, к каким последствиям для отношений двух стран привел инцидент со сбитым в ноябре 2015 года турецким истребителем российского бомбардировщику Су-24 у границ Турции и Сирии. Тогда Москва в категорической форме требовала извинений и материальной компенсации, а также ввела жесткие санкции против Турции.

Эксперт по евразийской политике аналитического центра «Международная организация стратегических исследований» (Анкара) Керим Хас (Kerim Has) в интервью «Голосу Америки» заметил, турецко-российские отношения претерпевают настолько серьезные колебания, что предсказать и спрогнозировать дальнейшее развитие событий становится все более затруднительным.

По его мнению, существует ряд «побочных факторов», которые напрямую влияют на взаимодействие Анкары и Москвы.

«Еще недавно на фоне примирения сторон после того, как был сбит российский самолет, оба государства пошли на весомые для себя уступки на сирийском направлении, – напомнил он. – В то же время череда трагических событий не перестает преследовать турецко-российский диалог. Все это вызывает бурную дискуссию в турецком обществе».

Произошедший в Сирии инцидент подлил масла в огонь, однако, несмотря на это, реакция турецкого руководства была весьма сдержанной, полагает аналитик.

«Причин этому может быть несколько, – предположил он. – Во-первых, трагический инцидент произошел в ходе совместной операции, а значит ответственность за возможные ошибки лежит на обеих сторонах.

Именно этим объясняется и тот факт, что Москва не принесла Анкаре извинений, а выразила соболезнования. Более того, вопрос материальной компенсации семьям погибших и пострадавших не поднимается».

Кроме того, турецкая сторона не отрицает возможной недостаточной координации в разведывательных данных, которыми оперируют обе стороны, указал Керим Хас.

«В то же время, не отменен предстоящий в марте саммит Совета сотрудничества высшего уровня между Турцией и Россией, что говорит о намерении двух сторон продолжать наметившийся прогресс в отношениях», – подчеркнул он.

На его взгляд, происходящие события должны побудить Москву и Анкару пойти на еще более плотное сотрудничество с целью недопущения подобных ЧП в будущем.

«Однако совершенно очевидно, что в этом случае перед Анкарой возникает дилемма: Турция – член НАТО и, несмотря на охладевшие отношения по оси Анкара – Запад, детальный обмен разведывательными данными с Москвой противоречит турецким обязательствам (перед Североатлантическим сообществом), – продолжил аналитик. – В этом контексте Анкаре придется предпринять усилия для сбалансированного подхода и дальнейшего взаимодействия с Россией и Западом, в целом».

Ситуация во многом осложняется приходом к власти в США новой администрации, основные постулаты внешней политики которой вызывают много вопросов, утверждает Керим Хас.

«Турция выражает надежду на более плотные и доверительные отношения с новой администрацией США, однако уже сейчас есть ряд моментов, которые напрямую могут коснуться стратегических интересов Анкары.

Так, в недавнем указе Трампа сказано, что Вашингтон планирует создать зоны безопасности в Сирии и других регионах. В то же время нет конкретных данных, о каких регионах идет речь», – резюмировал он.

По его свидетельству, это вызывает большое напряжение в Анкаре.

В свою очередь, по оценке директора политических программ Международного центра за справедливую политику Сергея Зацепилова, инцидент, если и отразится на двусторонних отношениях, то только в смысле улучшения взаимодействия между военными.

«Потому что в настоящий момент политическая ситуация и отношения между Путиным и Эрдоганом таковы, что предполагать обострение конфликта между Москвой и Анкарой в том русле, в котором он разворачивался, когда был сбит российский самолет, нет никаких оснований, – добавил он в комментарии «Голосу Америки». – В данном случае это просто военный эпизод, пусть и трагический».

Политолог считает, что турецкие вооруженные силы продолжают оставаться частью военного планирования НАТО.

«Но вместе с тем у Турции есть свои национальные интересы, – уточнил он. – Они распространяются, в том числе, на ситуацию в Сирии и Ближнем Востоке. Поэтому турки крайне заинтересованы в том, чтобы взаимодействовать с Россией».

Сергей Зацепилов думает, что членство Турции в НАТО сможет помешать укреплению ее связей с Россией только в том случае, если против этого действительно будут возражать США.

«Но судя по тем внятным и не очень внятным сигналам, которые поступают от новой администрации США и непосредственно президента Трампа, Америка не возражает против взаимодействия Турции и РФ в борьбе с международным терроризмом. Вопрос – что будет пониматься под этим. Полагаю, эта тема еще будет обсуждаться, но прогнозировать, какую позицию займет Вашингтон, пока сложно», – резюмировал он.

Как ему кажется, возможности развития российско-турецкого сотрудничества при Трампе улучшились, а проблемы между Москвой и Вашингтоном могут возникнуть не столько из-за Турции, сколько из-за связей России с Ираном.

Турция. Россия. Сирия > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 10 февраля 2017 > № 2072657


Турция. Сирия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 10 февраля 2017 > № 2068534

Воздушно-космические силы (ВКС) России при нанесении авиаудара в сирийском городе Эль-Баб руководствовались переданными Турцией координатами, сообщает РИА Новости со ссылкой на пресс-секретаря президента России Дмитрий Песков. По полученным данным в месте удара не должно было быть турецких военных.

"Что касается этого инцидента, то причина его, собственно, понятна. Здесь как такового спора нет. Вы знаете, что президент выразил и соболезнования и сожаления в связи с тем, что произошло. Главное заключается в договоренности начальников генеральных штабов экстренно принять меры для совершенствования механизма координации информационной в ходе выполнения совместных операций. Ситуация очевидная, к сожалению. Наши военные в ходе нанесения ударов по террористам руководствовались теми координатами, которые были нам переданы турецкими партнерами. И в пределах этих координат турецких военных быть не должно было. Поэтому эти непреднамеренные удары имели место", — рассказал пресс-секретарь и добавил, что "совершенствование механизма координации позволит в дальнейшем избежать повторения таких непреднамеренных ударов, которые могут приводить к таким человеческим жертвам".

Песков также ответил на вопрос о том, является ли это ошибкой турецкой разведки, которая передала российским коллегам неверные координаты. Он указал, что "это была несогласованность в предоставлении координат".

Напомним, что 9 февраля, утром в четверг трое военных Турции и еще одиннадцать были ранены в результате авиаудара ВКС в районе сирийского города Эль-Баб. Вице-премьер Турции Нуман Куртулмуш заявил, что "это полностью непреднамеренный инцидент. Очень важно, что уважаемый Путин проинформировал о том, что произошел несчастный случай, и позиция, которую продемонстрировала российская сторона после инцидента, очень важна". Президент России Владимир Путин выразил соболезнования турецкому президенту Реджепу Тайипу Эрдогану в связи с гибелью солдат.

Как сообщало агентство РИА Новости со ссылкой на анонимный источник в Турции, Москва и Анкара не будут создавать комиссию по расследованию инцидента.

Турция. Сирия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 10 февраля 2017 > № 2068534


Турция. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 февраля 2017 > № 2068458

Что значит атака России

Барыш Достер (Barış Doster), Odatv.com, Турция

В результате «случайного» удара России по месту дислокации турецких военных в ходе авианалета на террористическую организацию ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) в Сирии трое наших военных погибли, 11 — получили ранения.

Это событие произошло в день, когда Россия объявила, что не считает террористические организации Рабочая партия Курдистана (РПК) — Партия «Демократический союз» (PYD) террористами, и в те часы, когда глава ЦРУ посетил Турцию. Иными словами, момент многозначителен. В свете событий последних недель было бы полезно обобщить ход развития отношений Анкары и Москвы в виде следующих пунктов.

1) Хотя Россия говорит «случайность» и на высшем уровне выражает свое сожаление, это событие нельзя оставить без внимания. Насколько ошибочно полагать, что Россия не потребует ответа за уничтоженный в 2015 году самолет или убитого в 2016 году посла, настолько же неправильно думать, что этот удар произошел случайно. Те, кто так считает, объясняют «случайностью» и удар США по кораблю «Муавенет» много лет назад, и гибель Эшрефа Битлиса (Eşref Bitlis, турецкий генерал, критический настроенный по отношению к США; погиб в авиакатастрофе в 1993 году — прим. пер.). Ожидать от сановников в России нечто похожего на те повороты на 180 градусов, которые после попытки госпереворота 15 июля 2016 года террористической организации FETÖ Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen) осуществили наши государственные мужи (хотя после уничтожения российского самолета они соперничали друг с другом за то, чтобы приписать себе эту заслугу), нереалистично. Полагать, что в рядах российских военно-воздушных сил есть пилот-гюленист или что турецких военных убили предатели в составе российской армии, которые хотят навредить турецко-российским отношениям, просто смешно.

2) То, что вскоре после британского и немецкого глав правительств Турцию посетил глава ЦРУ, известный своими антитурецкими высказываниями во время работы в Палате представителей, возможно, вызвало следующее беспокойство в России: «Власти Турции возвращаются к западным, натовским заводским настройкам». Если Россия так думает, это легко обосновать и аргументировать. Потому что зависимость Турции от Запада носит системный характер. США и НАТО имеют влияние в политических, экономических, военных, бюрократических, академических, культурных институтах Турции.

3) Империалистические центры ставят перед Турцией новые требования. В частности, они хотят, чтобы Турция взяла на себе еще большую ответственность в борьбе с ИГИЛ в Сирии, возобновила процесс «демократической инициативы», отказалась от Кипра, заняла более жесткую позицию по отношению к Ирану, поддержав США в условиях напряженности в их отношениях с Ираном, распродала последние государственные активы. Именно с этой целью был создан Фонд национального благосостояния. Институты, которые перейдут под управление Фонда, или будут распроданы по дешевке, или будут выступать в качестве гарантии для получения новых кредитов от западных кредиторов.

Турция, кажется, готова пойти на уступки

4) То, что о визите главы ЦРУ в Анкару Турция объявила едва ли не с фанфарами и сообщила, что между президентами Эрдоганом и Трампом состоялся теплый и продуктивный телефонный разговор продолжительностью 45 минут, показало, насколько в турецкой администрации сильна атлантистская политика. Турция, радуясь тому, что «глава ЦРУ совершает свой первый зарубежный визит к нам», доказала свою готовность с самого начала идти на уступки перед США. Это ослабило ее позиции за столом переговоров. И в ходе телефонной беседы лидеров Турция не смогла получить то, что хотела, в вопросах о поддержке, которую США оказывают террористической организации РПК — PYD, и экстрадиции главаря FETÖ.

5) Победителем на встрече в Астане 23 января была Россия. Более того, Россия, с одной стороны, подготовила текст конституции для Сирии, с другой — приняла к рассмотрению текст конституции, написанный террористической организацией РПК — PYD. Очевидно, что Россия также будет преследовать умеренную политику в отношении террористической организации РПК — PYD, которая открыла офис в Москве. И попытается иметь большее влияние на нее. Таким образом, она как загонит в угол Турцию, так и несколько уравновесит влияние США на эту террористическую организацию, так и осуществит свой план «Б», принимая во внимание, что защитить территориальную целостность Сирии становится все сложнее. В числе альтернатив — федерация. Террористическая организация РПК — PYD получит преимущество.

6) Россия, как показала операция «Щит Евфрата», разрешила Турции выйти на поле боя в Сирии и сесть за стол переговоров. Она произвела фурор на встрече в Астане, на которой встретились режим и оппозиционные структуры в Сирии. Место и время выбрала Россия. Несмотря на серьезные возражения Ирана, она вместе с Турцией пригласила на встречу США. А после Астаны она пригласила в Москву как участвовавших, так и не участвовавших в этой встрече представителей сирийской оппозиции. Попыталась нащупать их настроения. Это тоже вызвало недовольство Ирана. Кроме того, Иран выступил против приглашения Саудовской Аравии на будущие переговоры по Сирии.

Россия взяла инициативу в свои руки

7) Россия, не выходя за рамки международного права и отправив военных в Сирию по приглашению сирийского режима, взяла инициативу в свои руки как на фронте, так и на дипломатических переговорах. Ожидать, что США молча примут это и по-джентльменски покинут поле боя и стол переговоров, не приходится. Поэтому они, с одной стороны, будут сотрудничать с Россией в борьбе с терроризмом ИГИЛ, с другой — будут пытаться подорвать превосходство России в сирийском вопросе.

8) Ситуация в регионе, объективные условия Турции и России создают необходимость укрепления отношений двух стран. Но на фоне позитивных событий последних нескольких месяцев и волне оптимизма не нужно забывать о предосторожности. Полезно вспомнить слова Исмета-паши (İsmet İnönü, второй президент Турции, преемник Мустафы Ататюрка — прим. пер.): «Иметь дело с крупной державой — все равно, что ложиться в постель с медведем». А символ России в международной дипломатии — «медведь».

9) Напомним, что до самолетного кризиса 2015 года Россия, которая из-за украинско-крымского кризиса подверглась санкциям со стороны США — ЕС, пострадала из-за падения цен на нефть, была внешнеторговым партнером Турции под номером два, уступая Германии и опережая Китай. После самолетного кризиса произошел резкий спад. В первой половине 2016 года падение составило 60%. После кризиса Россия опустилась на третью строчку в списке торговых партнеров Турции. Зависимость Турции от России в сфере природного газа — 55%. Первую АЭС в Аккую (Мерсин) строит Россия. В 2023 году она будет введена в эксплуатацию. До регресса в отношениях Россия отправляла в нашу страну четыре миллиона туристов в год. Россия, которая является важным, крупным рынком для производителей турецкой сельскохозяйственной продукции, важна и с точки зрения турецкого строительного сектора.

10) Вторую АЭС в Синопе построит Япония. Одна из стран, с которыми турецкое руководство будет вести переговоры о строительстве третьей АЭС, — Россия. Турция, которая по состоянию на конец 2016 года располагала установленной мощностью 80 тысяч мегаватт в энергетике, вынуждена обеспечивать диверсификацию как источников энергии, так и стран-поставщиков. Уровень зависимости от импорта нефти и природного газа извне превышает 95%. В настоящее время 76 из 81 иля (административная единица в Турции — прим. пер.) потребляют природный газ. Ожидается, что в 2018 году природный газ будет поступать еще в пять наших городов.

Словом, для политической стабильности необходимо укрепление социальной солидарности, национального единства; для экономической стабильности — отдавать приоритет планированию, защите государственной собственности, экономике в интересах народа и государства; а для дипломатической стабильности — усвоить внешнюю политику Ататюрка.

Турция. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 февраля 2017 > № 2068458


Сирия. Турция. Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 10 февраля 2017 > № 2066835

Сирия после Ракки - новый этап войны

Анализ перспектив развития сирийского конфликта после освобождения Ракки

Егор Штурм

Город Ракка был захвачен боевиками террористической организации «Исламское государство» в марте 2013 года и с тех пор стал восприниматься как «столица» ИГ. Именно поэтому освобождение этого города многие воспринимают как своего рода конечную точку сирийского конфликта. Однако на сегодняшний день в Сирии сплелся настолько сложный узел противоречий, что разрешить его взятием одного, пусть даже и стратегически значимого города, совершенно невозможно.

Пока основное внимание было приковано к боям в Алеппо, поддерживаемые правительством США т.н. «Демократические силы Сирии», состоящие преимущественно из курдских формирований на северо-востоке Сирии, медленно но верно вытесняли войска ИГ из одного населенного пункта за другим, постепенно приближаясь к Ракке. 4 февраля руководство «Демократических сил» объявило о переходе к новой фазе наступления, целью которого является изоляция и взятие города. Сейчас всего около 30 километров отделяет курдские формирования от Ракки. Курдские бойцы уже не раз доказывали свою высокую боеспособность, к тому же они получают огромное количество вооружений и боеприпасов от США. Таким образом, вероятность того, что им удастся взять город, весьма высока. В связи с этим возникает вопрос – а что же последует за этим?

Совершенно очевидно, что ни одна из участвующих в сирийском конфликте сторон не согласиться покидать удерживаемые сегодня территории. Если взглянуть на карту боевых действий, можно увидеть, что фактически вся северная часть территории Сирии контролируется курдскими формированиями. В центре этой территории есть небольшой анклав, занятый турецкой армией и союзными ей антиасадовскими частями сирийских повстанцев. Как известно, турецкий президент Эрдоган в открытую говорил о том, что цель Турции – свержение президента Асада. Учитывая неоосманистские амбиции турецкого руководства – стремление вернуть былую имперскую мощь и влияние османской Турции – нетрудно предположить, что Эрдоган был бы не против вернуть и часть территорий, некогда входивших в Османскую империю, а Сирия была частью этой империи на протяжении целых четырёх столетий. Другая цель Турции – не допустить усиления сирийских курдов, которые занимают территорию вдоль южной границы Турции и непосредственно примыкают к турецким областям, населенным преимущественно курдами. Отношения турецкого руководства с курдским меньшинством характеризуются большой напряженностью, и появление очагов курдской государственности на территории соседних Сирии и Ирака не может не вызывать обеспокоенности у турецких властей.

Сейчас и Сирийская арабская армия, и турецкие войска ведут бои против ИГ на севере Сирии, вокруг города аль-Баб. Каждая из сторон стремится первой занять город, и пока, похоже, преуспевает в этом Турция. Что будет когда ИГ покинет эту территорию, а турецкие и сирийские войска окажутся в состоянии непосредственного соприкосновения? Похоже, что избежать прямого военного столкновения будет крайне сложно. В этом случае сирийской армии, которой и без того приходится нелегко в сражениях с многочисленными врагами, придется столкнуться с одной из лучших армий блока НАТО – турецкой.

Естественным союзником сирийцев в гипотетическом противостоянии с Турцией могут стать курды, но они вряд ли будут взаимодействовать с сирийским руководством без каких-либо гарантий официального предоставления независимости, или, по крайней мере, широчайшей автономии их региону, который и так де-факто независим от сирийских властей. Пойдет ли на такой шаг Башар Асад – большой вопрос. Так или иначе, любое, даже случайное, столкновение сирийских и турецких войск чревато началом новой крупномасштабной войны в регионе, последствия которой будут совершенно непредсказуемы.

Анализ сложившейся ситуации показывает неутешительную картину – похоже, что даже если в ближайшее время Ракка будет взята, это будет означать не окончание войны в Сирии, но лишь переход к ее новой фазе, в которой на первый план выйдут новые действующие лица. Даже если Турция не захочет вступать в прямое столкновение с Сирией и предпочтет сохранить недавно приобретенный статус страны-посредника в урегулировании, это не сильно облегчит жизнь сирийскому руководству. Очевидно, что и без турецкого вмешательства в стране сохраняется достаточно линий разлома, по которым её будут стремиться разделить враждебные силы. Врагов у Сирии сегодня очень много: это и ИГ, и всевозможные группировки т.н. «оппозиции», некоторые из которых, возможно, искренне полагают, что могут принести благо стране, хотя на деле способствуют только ее упадку; это и Израиль, который уже несколько раз наносил удары по сирийской территории; и Турция, грезящая былым величием. Курдов нельзя отнести к врагам Сирии, однако их стремление к независимости явно идет вразрез с интересами сирийской государственности, поэтому и здесь в будущем возможны острые противоречия. Врагов много, а вот надежных и проверенных временем союзников только два – Россия и Иран. И именно от них сегодня во многом зависит, удастся ли Сирии сохраниться в качестве независимого и суверенного государства.

Сирия. Турция. Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 10 февраля 2017 > № 2066835


Турция. Россия. Сирия > Армия, полиция > gazeta.ru, 9 февраля 2017 > № 2070954

Метили по боевикам – попали по туркам

Стало известно, почему Россия нанесла удар по турецким военным

Инна Сидоркова

Российская авиация нанесла удар по турецким военным в районе сирийского города Эль-Баб. В Москве уже признали, что инцидент стал следствием несогласованности действий сторон, и пообещали наладить более тесное сотрудничество генштабов двух стран. Владимир Путин выразил соболезнования своему турецкому коллеге. Эксперты считают, что после штурма Эль-Баба, где террористов ИГ с разных сторон окружили сирийская и турецкая армии, вопреки желанию Дамаска, город отойдет в сферу влияния Анкары.

Российские ВКС нанесли ракетный удар по турецким военным на территории Сирии. В результате бомбардировки погибли трое военнослужащих турецкой армии, 11 получили ранения, сообщили в турецком Генштабе.

В четверг в 8.40 утра по местному времени российский истребитель в ходе операции против ИГ («Исламское государство», запрещено в РФ. — «Газета.Ru») по ошибке нанес авиаудар по зданию в районе города Эль-Баб, в котором находились турецкие военные, говорится в сообщении на сайте вооруженных сил Турции.

После инцидента президент России Владимир Путин позвонил турецкому лидеру Реджепу Эрдогану и выразил свои соболезнования, уточняется в сообщении. Обе стороны начали расследование случившегося.

В 17.30 на сайте Кремля появилось сообщение пресс-службы российского президента о состоявшемся в четверг телефонном разговоре между ним и лидером Турецкой Республики Реджепом Тайипом Эрдоганом.

«Владимир Путин выразил соболезнования в связи с трагическим инцидентом, повлекшим гибель нескольких турецких военнослужащих в районе города Эль-Баб», — говорится в сообщении.

Пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков сообщил журналистам, что турецкие военные погибли в результате несогласованности координат при нанесении ударов ВКС России. По его словам, теперь Россия и Турция экстренно усовершенствуют механизм. Об этом Путину доложил министр обороны России Сергей Шойгу.

Начальник российского Генштаба генерал армии Валерий Герасимов также провел телефонные переговоры со своим турецким коллегой генералом Хулуси Акару по поводу обстановки вокруг Эль-Баба и выразил ему свои соболезнования. Начальники генштабов договорились о более тесной координации действий в Сирии, сообщили «Газете.Ru» в Минобороны.

«Российские бомбардировщики выполняли боевую задачу по уничтожению в районе города Эль-Баб позиций боевиков ИГ. Начальники генеральных штабов договорились о более тесной координации совместных действий, а также обмене информацией об обстановке на земле», — уточняется в сообщении департамента информации и массовых коммуникаций военного ведомства.

Ранее «Газета.Ru» писала, что в городе Эль-Баб в сирийской провинции Алеппо окружены остатки боевиков ИГ.

В понедельник с юга к городу подошла сирийская правительственная армия. До этого с севера его заблокировали турецкие войска совместно с вооруженными формированиями сирийской оппозиции. Как уточнил председатель оппозиционной «Сирийской обсерватории по правам человека» Рами Абд ар-Рахман, Эль-Баб оказался в осаде после того, как в ночь на понедельник проправительственные силы перекрыли трассу, связывающую город с сирийской столицей ИГ — Раккой.

При этом между турками с их союзниками и армией Асада идут негласные соревнования: кто быстрее войдет в Эль-Баб, объяснял «Газете.Ru» профессор Института стран Азии и Африки МГУ Владимир Исаев.

По словам эксперта, ситуация впоследствии грозит серьезным конфликтом: стороны могут начать сражаться не с ИГ, а друг с другом. С самого начала сирийского конфликта они были по разные стороны баррикад. Дамаск неоднократно называл Турцию пособником террористов, а турецких солдат, проводящих операцию «Щит Евфрата», — оккупантами сирийской территории.

Между наступающими до сих пор нет ясности в вопросе о том, кто и как будет штурмовать город. При этом вице-премьер Турции Нуман Куртулмуш в конце января говорил, что Анкара не отдаст сирийский Эль-Баб Дамаску после освобождения.

18 января 2017 года Россия и Турция начали в окрестностях Эль-Баба первую совместную операцию: самолеты двух стран нанесли скоординированные удары по позициям ИГ, поддерживая турецкую армию и боевиков оппозиции в борьбе с джихадистами.

Операция по блокированию Эль-Баба не стартовала бы без предварительной договоренности о четком разграничении зон ответственности, заверил «Газету.Ru» военный эксперт и полковник запаса Виктор Мураховский. По его словам, для их достижения встречались российский и турецкий начальники генштабов, был целый ряд контактов на более низком уровне — между офицерами, решающими оперативные вопросы. Кроме того, помимо проведения совместных авиаударов в провинции Алеппо Россия и Турция сотрудничают в области разведки.

Руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев рассказал ранее «Газете.Ru», что между Москвой и Анкарой давно существует договоренность о том, что Эль-Баб перейдет под сферу влияния Турции.

Последний инцидент на стратегические отношения Москвы и Анкары не повлияет, уточняет директор центра «Россия — Восток — Запад» Владимир Сотников. У него также нет сомнений, что Эль-Баб станет сферой влияния Турции, когда будет освобожден.

«Вспомним, что было в ноябре 2015 года, когда якобы по ошибке турки сбили российский истребитель Су-24. Мы бы могли это постоянно припоминать, но мы поднялись над этим: Эрдоган с Путиным установили хорошие личные взаимоотношения. Причем по инициативе Турции», — напомнил Сотников.

Востоковед подчеркнул, что Россия сейчас очень нужна Турции: у Анкары серьезные проблемы с партнерами по НАТО, накапливается все больше неразрешенных внутриполитических разногласий и крайне необходима поддержка в войне с ИГ — за полгода операции на севере Сирии, по официальным данным, погибло не менее 60 турецких военных.

В сообщении пресс-службы президента России о переговорах Путина и Эрдогана в четверг был поднят вопрос также и о реализации итогов Международной встречи по Сирии в Астане. «Подтверждена готовность активно содействовать дальнейшему продвижению астанинского и женевского процессов по сирийскому урегулированию», — подчеркивают в Кремле.

В понедельник в столице Казахстана начала работу совместная оперативная группа России, Турции и Ирана по контролю за соблюдением режима прекращения огня в Сирии. В заседании приняли участие представители ООН. Делегацию от России в ней представлял заместитель начальника Главного оперативного управления Генштаба генерал-майор Станислав Гаджимагомедов. По итогам мероприятия российский генерал рассказал, что следующая встреча в этом формате запланирована на 15–16 февраля, но она еще потребует одобрения «в Анкаре и в Тегеране».

Турция. Россия. Сирия > Армия, полиция > gazeta.ru, 9 февраля 2017 > № 2070954


США. Турция > Армия, полиция > gazeta.ru, 9 февраля 2017 > № 2068304

Американская разведка подбирается к Эрдогану

Глава ЦРУ Майк Помпео совершит первый визит в Турцию

Александр Братерский

В четверг в Турцию прибывает новый глава ЦРУ США Майк Помпео. Турецкие власти ждут от этого визита решения болезненных и спорных вопросов, а США надеются укрепить отношения с главным союзником. Встреча с Помпео может повлиять на позицию Турции на ближайших переговорах по Сирии в Астане, считает эксперт.

Приезд главы ЦРУ Майка Помпео — это первый визит в Турцию высокого американского чиновника после прихода к власти администрации президента США Дональда Трампа. Договоренность о встрече была достигнута в ходе телефонного разговора между президентом США Дональдом Трампом и его турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Как сообщили представители сторон, телефонный разговор был «позитивным» и прошел в «искренней атмосфере». Однако, несмотря на благожелательный тон, между союзниками по НАТО накопилось немало противоречий, которые будут обсуждаться в ходе визита.

Отношения между США и Турцией стали серьезно ухудшаться в последний год президентства Барака Обамы. США обвиняли Турцию в давлении на прессу и в арестах политических активистов, а также критиковали авторитарные методы управления Эрдогана.

В ноябре прошлого года с критической речью в адрес США выступил и сам турецкий президент, который заявил, что «разочарован» действиями США.

Эрдоган ранее критиковал Трампа за его высказывания о мусульманах, однако в Анкаре надеялись на улучшение диалога. «Визит Помпео может символизировать возвращение поддержки США со стороны Турции, несмотря на ухудшившуюся ситуацию с правами человека», — отмечает в своей статье либеральный журнал Newsweek.

Проверка на готовность бороться с ИГ

Как отмечают американские СМИ, главной темой для обсуждения станет борьба с терроризмом в Сирии, где США и Турция формально входят в коалицию, которая борется с игиловцами (члены террористической группировки «Исламское государство» (ИГ), запрещенной в России).

При этом в настоящее время Турция все более активно сотрудничает с Россией и даже проводит совместные военные операции. Вероятнее всего, тема российско-турецкого взаимодействия будет поднята в ходе визита.

«Для России визит главы ЦРУ будет проверкой для администрации Трампа на готовность сотрудничества в борьбе с исламистами», — рассказал в беседе с «Газетой.Ru» ведущий эксперт Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик.

При этом эксперт считает, что Россия будет внимательно наблюдать, «пойдут ли США на сделку с Турцией, что может повлиять на переговоры по Сирии в Астане».

Речь идет о втором раунде переговоров между представителями сирийских властей и вооруженной оппозиции, которые должны пройти в столице Казахстана в середине февраля. Гарантами переговорного процесса в них выступают Россия, Иран и Турция. США пока присутствовали на первом раунде лишь на уровне посла.

Ожидается, что турецкие коллеги ознакомят с ходом переговоров только входящего в дела Помпео. Как отмечают эксперты, мнение турецких союзников представляет для США особый интерес, так как новые контакты с Россией не установлены, а с Ираном администрация Трампа находится во враждебных отношениях.

Несмотря на то что турецкие власти несколько смягчили свою позицию в отношении главы Сирии Башара Асада, к присутствию курдских отрядов в альянсе «Силы демократической Сирии», который также борется с радикальными исламистами, Анкара все еще настроена достаточно враждебно. В Турции эти отряды считают связанными с Курдской рабочей партией (которая признана в Турции террористической) и наносят по ним удары. Эти действия резко критиковала администрация Обамы, однако в Анкаре считают, что Трамп изменит свое отношение к этому вопросу. «Помпео встретит резкое давление со стороны турецких властей в том, что касается будущего разномастных курдских групп», — говорит Карасик.

Курды опасаются, что администрация Трампа может закрыть глаза на борьбу турецких военных с курдскими отрядами. Сам Трамп пока не высказывал мнения на этот счет,

однако курдские лидеры вспоминают, что в одной из своих речей Трамп положительно отозвался об иракском лидере Саддаме Хусейне, «который боролся с террористами». В письме к Трампу лидеры курдов отметили, что Хусейн уничтожал и курдское население Ирака.

Из Вашингтона выдачи нет

Другим болезненным вопросом в отношениях между Турцией и США является судьба турецкого проповедника и философа Фетхуллаха Гюлена, который проживает на территории Соединенных Штатов. Турецкие власти требуют от США выдачи Гюлена, обвиняя его в том, что он был вдохновителем неудавшегося прошлогоднего переворота против Эрдогана, бывшего соратника Гюлена.

После подавления переворота турецкие спецслужбы арестовали сотни человек по обвинению в связях с Гюленом. Сам проповедник свою связь с переворотом отрицает. Стоит отметить, что один из членов новой администрации, советник Трампа по национальной безопасности Майкл Флинн выступал за экстрадицию Гюлена в Турцию.

В статье, опубликованной изданием The Hill до того, как занять свой пост, Флинн охарактеризовал Гюлена как «радикального исламиста». «Если бы он был умеренным, он бы не находился в изгнании», — подчеркнул он.

Отбрасывая в сторону обвинения Эрдогана в гонении на оппонентов, Флинн подчеркивал «витальность» американо-турецкого альянса, называя эту страну «сильнейшим союзником» против игиловцев, а также «источником стабильности в регионе».

Пока неясно, пойдет ли администрация Трампа навстречу турецким союзникам в вопросе Гюлена. Пресс-секретарь турецкого президента заявил, что Трамп сообщил Эрдогану, что «очень серьезно» отнесется к вопросу о выдаче Гюлена.

Высказываются мнения, что американские власти могут заставить проповедника уехать из США в третью страну. Подобное случалось ранее, когда США заставили уехать из страны находившегося там свергнутого шаха Мухаммада Резу Пехлеви. Экс-монарх уехал в Египет, где вскоре умер из-за тяжелой болезни.

США. Турция > Армия, полиция > gazeta.ru, 9 февраля 2017 > № 2068304


Россия. Сирия. Турция > Армия, полиция > dw.de, 9 февраля 2017 > № 2067331

Российские войска в Сирии по ошибке нанесли авиудар по турецким военнослужащим. В результате трое турецких солдат погибли, еще 11 получили ранения, сообщил Генштаб Турции. Инцидент произошел в четверг, 9 февраля, в районе города Эль-Баб, где идут активные боевые действия. Обе стороны начали внутренние расследования в связи со случившимся.

Российский Генштаб распространил заявление с соболезнованиями в связи "с гибелью трех турецких военнослужащих, действовавших в районе города Эль-Баб, в результате непреднамеренного удара российского самолета". В сообщении говорится, что российские бомбардировщики атаковали в районе Эль-Баба позиции боевиков "Исламского государства".

В тот же день состоялся телефонный разговор президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана. В пресс-релизе Кремля содержится лишь одно упоминание о случившемся без уточнения роли России: "Владимир Путин выразил соболезнования в связи с трагическим инцидентом, повлекшим гибель нескольких турецких военнослужащих в районе города Эль-Баб".

По словам пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова, инцидент произошел из-за "несогласованности координат при нанесении авиаударов ВКС России по террористам в ходе совместной операции по освобождению Эль-Баба". В связи с этим Россия и Турция экстренно усовершенствуют механизм координации действий в Сирии.

Отношения России и Турции начали налаживаться лишь во второй половине 2016 года после длительного конфликта из-за сбитого Су-24. Российский истребитель, участвовавший в военной операции в Сирии, был сбит турецкими военными в ноябре 2015 года. Анкара заявила, что машина нарушила воздушное пространство Турции. После антитурецких санкций и многочисленных обвинений со стороны Кремля в июне 2016 года турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган в письме Путину извинился перед родственниками погибшего российского пилота.

Россия. Сирия. Турция > Армия, полиция > dw.de, 9 февраля 2017 > № 2067331


Россия. Турция. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 9 февраля 2017 > № 2067248

Россия и Турция не планируют создавать комиссию для расследования непреднамеренного удара ВКС РФ по турецким военным в Сирии, так как "ситуация ясна", сообщил в четверг РИА Новости высокопоставленный турецкий военный источник в Анкаре.

"С самого утра сразу после инцидента с российской стороной были проведены соответствующие консультации. Между нами есть координация, и сейчас речь идет о том, чтобы сделать эту координацию более сильной и эффективной. Переговоры по этому поводу ведутся уже сейчас. Но насколько я знаю, никакой особой комиссии в связи с трагедией создаваться не планируется, поскольку ситуация понятна и ясна, — сообщил собеседник агентства.

Россия. Турция. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 9 февраля 2017 > № 2067248


Турция. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 февраля 2017 > № 2066966

Переломный день в Анкаре

Мурат Челик (Murat Çelik), Vatan, Турция

Сегодня турецкая столица встречает очень важного гостя.

В Анкару прибывает глава Центрального разведывательного управления США (Central Intelligence Agency) Майк Помпео (Mike Pompeo).

О приезде Помпео сообщили вчера в полдень. А именно спустя примерно 12 часов после телефонных переговоров, которые президент Реджеп Тайип Эрдоган провел с президентом Соединенных Штатов Америки Дональдом Трампом.

Сам выбор момента послужил поводом для комментариев о том, что глава ЦРУ посетит Анкару после разговора двух лидеров.

Но, согласно полученным мною сведениям, этот визит был запланирован еще до беседы Эрдогана и Трампа.

53-летнего Майка Помпео, который сел в кресло главы ЦРУ через три дня после вступления Трампа в должность президента США, будет принимать глава Национальной разведывательной организации (MİT) Турции Хакан Фидан (Hakan Fidan).

В течение дня в рамках соответствующего запроса о встрече Помпео примет и президент Тайип Эрдоган. Первой остановкой главы ЦРУ будет Турция. Информация о том, в какие страны региона он отправится после Анкары, держится в секрете из соображений безопасности.

Новая тенденция в мире и новый период США

В кулуарах дипломатии и разведки подчеркивается: то, что свой первый зарубежный визит Майк Помпео совершит в Анкару, уже само по себе важно.

Оценки этого визита и его повестки дня в этих же кругах можно обобщить в следующих пунктах.

В мире существует новая тенденция, в рамках которой спецслужбы имеют большее право голоса в дипломатических и политических отношениях. И новый президент США Трамп тоже тяготеет к этой тенденции.

Новая администрация США не желает повторять ошибки, допущенные предыдущим американским руководством на Ближнем Востоке. И поэтому при построении новой американской политики в регионе она отдает приоритет обмену информацией и мнениями со странами-партнерами.

Между ЦРУ и MİT и так всегда была регулярная и в целом позитивная коммуникация. Более того, главы ЦРУ приезжали в Турцию в среднем два раза в год, а о некоторых из визитов общественность даже не знала.

Каким образом могут быть проработаны возможности общей повестки дня между двумя странами и двумя организациями, как можно вывести отношения на более высокий уровень — таковы общие рамки визита.

Критически важные темы

Дипломатические и разведывательные источники дают следующую информацию о темах, которые будут рассмотрены в ходе контактов главы ЦРУ Майка Помпео в Анкаре.

Повестка этого визита — последние события в Сирии, Россия, Иран, возможная операция в Ракке, продолжающаяся операция «Щит Евфрата» и ожидания Турции в вопросе террористической организации FETÖ Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen).

Бывали моменты, когда ЦРУ и MİT не могли достичь согласия по поводу критических событий в Сирии. Разногласия возникали, например, в вопросе о том, в каких списках должны находиться те или иные группы в этой стране, но при взгляде на отношения в целом не нужно забывать, что две организации находятся в эффективном взаимодействии друг с другом на уровне выше среднего.

В США существует чуть ли не соперничество, конкуренция между Пентагоном и ЦРУ, и балансы могут меняться в зависимости от конъюнктуры. Это также отражается на региональной политике Вашингтона и его отношениях со странами региона. В данный момент полномочиями в сирийском вопросе обладает главным образом Пентагон. У ЦРУ меньше возможностей и влияния. Визит Помпео в Анкару важен с точки зрения получения представления о том, сохранится ли эта ситуация при Трампе в ближайшем будущем.

Турция. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 февраля 2017 > № 2066966


Сирия. Турция > Армия, полиция > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2066264

"Демократические силы Сирии" (ДСС) выступают за поддержание добрососедских отношений с Турцией, однако турецкая сторона враждебно рассматривает их действия, заявил официальный представитель ДСС Талал Сюло (Talal Sülo).

Накануне турецкая артиллерия вновь нанесла удары по позициям Демократических сил Сирии в районе города Африн.

"Мы выступаем за налаживание с Турцией дружеских, добрососедских отношений. Однако турецкие власти относятся к нам враждебно, представляя нас и наши действия в неверном свете", — сказал Сюло РИА Новости.

В свою очередь, представитель курдской Партии демократического союза (ПДС) во Франции Халит Иса также заявил о желании мирного диалога с Турцией, который, однако, отвергается с турецкой стороны.

"Мы ни с кем не хотим враждовать. На сегодняшний день ни один снаряд не был выпущен на турецкую территорию со стороны Рожавы (регион проживания сирийских курдов — ред.). Нас с Турцией объединяет общая граница. Мы хотим выстраивать диалог на основе мира и добрососедских связей. Но Турция воспринимает нас в качестве врагов", — сказал Иса.

Он подчеркнул, что Турция "оккупировала часть принадлежащих нам территорий, и мы, как представители сирийского народа, как его неотъемлемая часть, не можем принять подобное положение вещей". "Международные силы, в первую очередь, постоянные члены Совета безопасности ООН, должны поддержать нас в этом вопросе", — сказал представитель ПДС.

"Демократические силы Сирии" — объединение сил вооруженной оппозиции на севере Сирии. Основное ядро группировки составляют курдские отряды народной самообороны. В альянс также входят арабские, туркоманские, армянские и ассирийские вооруженные формирования.

Армия Турции 24 августа минувшего года начала операцию "Щит Евфрата" против боевиков террористической группировки ИГ (запрещена в РФ), с участием сирийской оппозиции взяла пограничный город Джараблус на севере Сирии и в настоящее время атакует город Эль-Баб.

Ранее президент Турции Тайип Эрдоган заявлял, что целью операции является зачистка от боевиков территории размером 5 тысяч квадратных километров и создание на ней зоны безопасности для размещения беженцев.

Сирия. Турция > Армия, полиция > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2066264


Турция. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065814

Еще двое турецких военнослужащих погибли в столкновениях с боевиками террористической группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ) на севере Сирии, сообщил в среду генштаб ВС Турции.

Ранее в среду генштаб сообщил, что двое турецких военных погибли и 15 получили ранения в результате перестрелки с боевиками ИГ на севере Сирии.

"В ходе столкновений с террористами ИГ в результате подрыва самодельного взрывного устройства сегодня во второй половине дня погибли еще двое наших товарища по оружию", — говорится в полученном РИА Новости заявлении турецкого военного ведомства.

Армия Турции 24 августа начала операцию "Щит Евфрата" против боевиков террористической группировки "Исламское государство", с участием сирийской оппозиции взяла пограничный город Джараблус на севере Сирии и в настоящее время атакует город Эль-Баб. Ранее президент Турции Тайип Эрдоган заявлял, что целью операции является зачистка от боевиков территории размером 5 тысяч квадратных километров и создание на ней зоны безопасности для размещения беженцев.

Турция. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065814


Сирия. Турция. Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 7 февраля 2017 > № 2070970

В Сирии делят Эль-Баб

ВКС России уничтожили 892 объекта террористов в сирийском Эль-Бабе

Инна Сидоркова

Последний оплот ИГ в провинции Алеппо — город Эль-Баб — взят в окружение. С одной стороны боевиков блокировали турки, с другой — сирийская правительственная армия. Неприкрытым остался лишь небольшой южный участок, который сейчас находится под перекрестным огнем. Но гораздо опаснее самих джихадистов угроза столкновения турецких и сирийских военных: официально стороны до сих пор не договорились, кому достанется город в случае освобождения.

Остатки боевиков запрещенного в России «Исламского государства» (ИГ) в сирийской провинции Алеппо полностью окружены в городе Эль-Баб, пишет саудовская газета «Аль-Хайят», издаваемая в Лондоне.

По ее данным, в понедельник с юга к городу подошла сирийская правительственная армия. Ранее с севера его заблокировали турецкие войска совместно с вооруженными формированиями сирийской оппозиции.

Как уточнил председатель оппозиционной «Сирийской обсерватории по правам человека» Рами Абд ар-Рахман, Эль-Баб оказался в осаде после того, как в ночь на понедельник армия Асада перекрыла трассу, связывающую город с сирийской столицей ИГ — Раккой.

Ар-Рахман утверждает, что сирийская армия продвинулась в сторону Эль-Баба при поддержке боевиков ливанской шиитской группировки «Хезболла», а также «российских танков и артиллерии».

При этом сирийские солдаты пока не смогли перекрыть небольшой коридор в город с юга, сообщает близкое к «Хезболле» издание «Иалям аль-Харб». По его данным, речь идет об участке длиной примерно 3,5 км. Хоть эта дорога и находится под обстрелом, по ней все еще поступает снабжение для исламистов.

На самом деле сейчас между турками с их союзниками и армией Асада идут негласные соревнования: кто быстрее войдет в Эль-Баб, считает профессор Института стран Азии и Африки МГУ Владимир Исаев. По его словам, такая ситуация впоследствии грозит серьезным конфликтом: стороны могут начать сражаться не с ИГ, а друг с другом.

Как отмечает «Аль-Хайят», пока нет ясности в вопросе о том, кто и как будет наступать на город, между наступающими сторонами, которые с самого начала сирийского конфликта были по разные стороны баррикад. Более того, Дамаск неоднократно называл Турцию пособником террористов, а турецких солдат, проводящих операцию «Щит Евфрата», — оккупантами сирийской территории. В свою очередь, вице-премьер Турции Нуман Куртулмуш в конце января говорил, что Анкара не отдаст сирийский Эль-Баб Дамаску после освобождения.

О наличии неких договоренностей говорит тот факт, что 18 января 2017 года в окрестностях Эль-Баба Россия и Турция начали первую совместную операцию: российские ВКС и ВВС Турции нанесли удары по позициям ИГ, поддерживая турецкую армию и боевиков оппозиции в борьбе с джихадистами. Во вторник начальник Главного оперативного управления Генштаба генерал-лейтенант Сергей Рудской рассказал, что российские самолеты уничтожили 892 объекта террористов в районе Эль-Баба.

В понедельник в Астане начала работу совместная оперативная группа России, Турции и Ирана по контролю за соблюдением режима прекращения огня в Сирии. В заседании приняли участие представители ООН. Делегацию от России в ней представлял заместитель начальника Главного оперативного управления Генштаба генерал-майор Станислав Гаджимагомедов. По словам источника «Газеты.Ru», близкого к переговорам, в заседании также приняли участие представители Иордании.

Гаджимагомедов рассказал, что следующая встреча в этом формате запланирована на 15–16 февраля, но она еще потребует одобрения «в Анкаре и в Тегеране».

Операция по блокированию Эль-Баба не стартовала бы без предварительной договоренности о четком разграничении зон ответственности, уверен полковник запаса Виктор Мураховский.

Для их достижения встречались российский и турецкий начальники генштабов, был целый ряд контактов на более низком уровне — между офицерами, решающими оперативные вопросы, напомнил Мураховский. По его словам, помимо проведения совместных авиаударов в провинции Алеппо, Россия и Турция взаимодействуют и в области разведки.

«Не происходит «ошибочных» ударов по войскам. Успех на севере провинции Алеппо, в районе Эль-Баб, как раз показывает эффективность такого взаимодействия», — считает военный эксперт.

За какое время город будет зачищен от исламистов, прогнозировать сложно: все зависит от выбранной сторонами тактики, соглашаются все собеседники «Газеты.Ru».

К примеру, захваченные боевиками районы сирийского города Кобани американская коалиция освободила за неделю, превратив его в руины, рассуждает Мураховский.

Эль-Баб — это довольно крупный населенный пункт: по довоенной численности населения он сопоставим со столицей Чечни Грозным, на его зачистку могут уйти месяцы, говорит эксперт.

«Если действовать по плану, использованному в Алеппо, то сначала город возьмут в блокаду, затем откроют коридоры для выхода мирных жителей. Потом начинается зачистка квартала за кварталом. Когда разрезается оппозиционная оборона, то ожидают выхода гражданского населения из района, и только потом там проводят зачистку», — рассказал полковник запаса.

По его словам, серьезные потери среди гражданских в такой операции неизбежны.

Даже если город удастся освободить, армия Асада все равно не сможет его контролировать, считает руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев.

Он отметил, что между Москвой и Анкарой давно существует договоренность о том, что Эль-Баб перейдет под сферу влияния Турции.

«Скорее всего, в том районе будет создана разграничительная линия, появятся турецкие блокпосты и т.п. В самом городе, вероятно,разместятся бойцы Свободной сирийской армии, большинство которых проживают сегодня в Турции», — констатировал эксперт.

Сирия. Турция. Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 7 февраля 2017 > № 2070970


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta-pravda.ru, 6 февраля 2017 > № 2071286

Переговоры без мира

Автор: Сергей КОЖЕМЯКИН.

Конференция по Сирии, от которой многие ожидали прорыва в мирном урегулировании, фактически завершилась ничем. Диалог свёлся к взаимным обвинениям, согласия нет даже среди так называемых гарантов перемирия. Но другой исход был и невозможен: слишком разные цели преследуют участники конфликта, а с интересами сирийского народа они совпадают далеко не всегда.

Разноголосый диалог

Больше месяца тема будущей встречи в Астане не покидала первые страницы ведущих изданий, эфир новостных и аналитических передач. О том, что в сирийском конфликте будет достигнут важный перелом, говорили как о свершившемся факте. И не только записные мастера пропаганды, научившиеся буквально нюхом улавливать едва заметные изменения внешнеполитического курса, но и чиновники высшего звена. Выступая 17 января на пресс-конференции, посвящённой итогам деятельности МИД, его глава Сергей Лавров признался в больших ожиданиях от встречи. По его словам, задачей переговоров является укрепление режима перемирия и достижение договорённостей об участии лидеров вооружённой оппозиции в политическом урегулировании кризиса. Лишь непосредственно перед мирным форумом, когда фантастичность завышенных ожиданий стала очевидной, дипломаты дали задний ход. С этим связан и невысокий статус руководителей делегаций.

Хвастаться действительно нечем. 23—24 января в казахстанской столице собралась лишь часть сторон, вовлечённых в конфликт. За рамками переговоров остались не только одиозные группировки вроде «Исламского государства» или «Джебхат ан-Нусры». Своих представителей не прислали и многие отряды так называемой умеренной оппозиции, в том числе такие крупные, как «Ахрар аш-Шам». Не было в Астане и курдов. Тем самым было удовлетворено требование Турции, сразу заявившей, что не сядет за один стол с «террористами». В свою очередь, сами власти курдской автономии накануне встречи распространили коммюнике, в котором назвали необходимым условием успешных переговоров консультации со всеми национальностями и конфессиями Сирии. Что же касается стран-гарантов (России, Турции и Ирана), то они пока не сделали шагов, «нужных сирийскому народу». «Мы не будем придерживаться каких-либо решений, которые будут результатом конференции в Астане», — подытожил документ.

Но, как оказалось, и этот, крайне урезанный, состав участников не способен прийти даже к частичному консенсусу. Оппозиция сразу обвинила правительство Сирии в нарушении перемирия. Так полевые командиры охарактеризовали действия армии по освобождению долины Вади-Барада, откуда снабжается питьевой водой Дамаск. Боевики перекрыли её, поставив столицу на грань катастрофы. Кроме того, оппозиция на все лады повторяла излюбленную мантру об уходе Башара Асада.

Правительственная делегация тоже не спешила идти на уступки. Её глава — постпред Сирии при ООН Башар Джаафари — заявил, что «умеренная оппозиция» тесно связана с экстремистами из «Джебхат ан-Нусры» и, таким образом, защищает террористов. Неудивительно, что прямых переговоров так и не получилось. Лишь на открытии конференции делегаты находились в одном зале, не обменявшись, впрочем, ни словом. Позже гостей и вовсе развели по разным помещениям. Пытаясь «сделать хорошую мину», руководитель российской делегации, спецпредставитель президента по Сирии Александр Лаврентьев заявил: «Несмотря на то, что нам не удалось обеспечить непосредственно прямых переговоров между двумя сирийскими делегациями… примечательно, что они были на открытии, смотрели друг другу в глаза». Достижение, надо сказать, весьма сомнительное!

Состав государств-гарантов тоже вызвал разногласия. Представители Дамаска обвинили Турцию (кстати, вполне обоснованно!) в поддержке террористических группировок. Ярким подтверждением этого стала позиция Анкары по итоговому заявлению. Выражая мнение оппозиции, Турция настояла на исключении из него определения Сирии как гражданского и светского государства.

Для полевых командиров «красной тряпкой» стал Иран. Боевики обвиняют Тегеран в прямой военной помощи Асаду. В этом они опираются на Анкару, которая требует вывода из Сирии всех шиитских формирований, включая «Хезболлу».

Закономерным итогом разногласий стало то, что «совместное заявление» по результатам переговоров не оказалось действительно совместным. Ни оппозиция, ни делегация Дамаска свои подписи под документом не поставили. Более того, представители боевиков не исключили возобновления полномасштабных военных действий.

Сам же итоговый документ практически слово в слово повторяет текст заявления, принятого 20 декабря в Москве, где встречались министры иностранных дел России, Ирана и Турции. В нём подтверждается приверженность трёх стран суверенитету и территориальной целостности Сирии, а также говорится о создании механизма «для мониторинга полного соблюдения режима перемирия и предотвращения провокаций». Но конкретное содержание этого механизма так и не раскрыто. Все вопросы, включая проблему разграничения «умеренной оппозиции» и экстремистов, отсрочены до следующего раунда переговоров. Он должен пройти 8 февраля в Женеве, но формат встречи и состав участников до сих пор не ясен.

Карт-бланш для Анкары

Причину неудачи астанинской конференции следует искать в предшествовавших событиях. Состоявшееся летом прошлого года примирение российского и турецкого руководства отразилось на сирийском конфликте. Фактическим участником гражданской войны Анкара была с самого её начала. Турция обучала боевиков, снабжала их оружием и деньгами, предоставляла базы для развёртывания. Именно через турецко-сирийскую границу экстремистские группировки получали пополнение.

Но этого Анкаре было мало. Турция требовала создания в Сирии «бесполётных зон» — плацдармов для оппозиции, где последняя была бы в безопасности от ударов правительственных сил. Наконец, турецкие власти неоднократно грозились ввести в соседнюю страну собственные войска. Причин здесь несколько. Во-первых, Анкару беспокоит возможность создания курдского государства. Ещё на заре конфликта сирийские курды объявили о создании собственной автономии. В результате успешных боевых действий против «Исламского государства» их влияние распространилось почти на весь север страны. При этом, в отличие от Иракского Курдистана, где власть принадлежит лояльному Анкаре клану Барзани, ведущей силой сирийской автономии является Партия демократического союза, близкая к Рабочей партии Курдистана. РПК же, как известно, объявлена в Турции главной угрозой национальной безопасности.

Второй причиной являются неоосманистские притязания Анкары. В Турции открыто заявляют, что сирийский Алеппо и иракский Мосул — это «исконные турецкие территории». «Нас загнали на территорию площадью 720 тысяч квадратных километров, тогда как мы владели 20 миллионами. Нас заставили сторожить границы этого малого куска земли. Но это уже не пройдёт. Мы выйдем за границы нынешней территории, кто бы что ни говорил», — заявил Реджеп Тайип Эрдоган на заседании Совета национальной безопасности в октябре прошлого года. Но достигнуть этой цели можно только путём расчленения Сирии и Ирака. Чем, собственно, Анкара и занимается, поддерживая сирийскую оппозицию и подталкивая Иракский Курдистан к отделению от Багдада.

Новое сближение с Москвой развязало Турции руки. Анкара приостановила поддержку отрядов боевиков в восточном Алеппо, в то время как Россия дала ей карт-бланш на действия в районе Джераблуса. В конце августа прошлого года началась операция «Щит Евфрата». Турецкие вооружённые силы совместно с подконтрольными боевиками из «Сирийской свободной армии» вторглись на территорию Сирии. Формальным поводом была объявлена борьба с «Исламским государством». В действительности первая цель Турции — это недопущение объединения курдских кантонов. Вторая — свержение правительства Асада.

В российских СМИ часто можно встретить утверждение, что Турция отказалась от требования смены власти в Дамаске. Это не совсем так. Эрдоган и его окружение привычно лавируют, делая противоположные заявления. Перед встречей в Астане турецкий вице-премьер Мехмет Шимшек заявил, что «вина за сирийскую трагедию полностью лежит на Асаде», но Анкара не настаивает на немедленном уходе президента. Однако уже 26 января пресс-секретарь МИД Турции Хюсейн Мюфтюоглу подчеркнул: Асаду не должно быть места в будущей политической системе Сирии.

Реальностью стали и совместные операции военно-воздушных сил России и Турции. Во второй половине января самолёты обеих стран нанесли серию ударов по позициям «Исламского государства» у города Эль-Баб, где завязла в боях турецкая армия. Мало того, курды обвиняют ВКС РФ в том, что они поддерживают авиацию Турции в ударах по их позициям в кантоне Африн.

Опасный сговор

Фактически перед нами классический раздел сфер влияния, на который решила пойти Москва. Турции при этом даётся контроль над провинцией Идлиб и районом Джераблуса, а Россия закрепляется на западе Сирии, получая базы в Латакии и Тартусе. Начавшиеся «мирные переговоры» должны были этот сговор закрепить. Помешало несогласие с этим Ирана и самого Дамаска.

Но, может, действия России оправданны? Принято говорить, что политика есть искусство возможного, однако данные шаги российской дипломатии представляются серьёзной ошибкой. Заключив союз с Турцией, Россия потакает её экспансионистским притязаниям. Нельзя забывать, что Анкара является союзником Саудовской Аравии и Катара. С Эр-Риядом у неё заключено соглашение о стратегическом сотрудничестве, затрагивающее и военную сферу. В Сирии это выражается в совместной поддержке экстремистских группировок.

Казалось бы, одно это должно было заставить задуматься кремлёвских стратегов. На деле мы видим, что Москва не только сближается с Турцией, но и допускает к «урегулированию» сирийского кризиса Саудовскую Аравию. Только под давлением Ирана Россия отказалась от приглашения в Астану делегации из Эр-Рияда.

Кстати, твёрдая позиция Тегерана привела и к тому, что на конференции не было представителей США, за исключением американского посла в Казахстане. В Иране считают, что действия Вашингтона никак не сказываются на борьбе с терроризмом и что его цель — исключительно закрепление военного присутствия в регионе. Данная точка зрения близка к истине: 26 января Дональд Трамп заявил о создании в Сирии неких «зон безопасности» «для беженцев». А поскольку этих «беженцев» (хотя речь с куда большей вероятностью идёт о боевиках) нужно будет охранять, военнослужащих США в стране может стать на порядок больше. Россия между тем не только настаивала на присутствии в Астане американской делегации, но и приступила к совместным с авиацией НАТО ударам в Сирии.

Наконец, нельзя забывать о том, что официальная Москва закрывает глаза на акты агрессии со стороны Израиля. Эта страна наносит по Сирии регулярные воздушные удары. Например, 13 января израильские ВВС разбомбили авиабазу Аль-Мезе — стратегический объект, используемый сирийской республиканской гвардией и расположенный в пяти километрах от президентского дворца в Дамаске.

Это маневрирование ставит вопрос об истинных задачах присутствия России в Сирии. Объявленная «война с терроризмом» — цель благородная, но побочная. После ухудшения отношений с Западом российскому руководству нужен был предмет торга, и Сирия идеально подошла на эту роль. Меняя конфигурации, Кремль добивается нужных для себя результатов. В этом ярко проявляется буржуазная суть политического курса современной России, в основу которого положены не национальные интересы, а выгода для влиятельных бизнес-групп.

Рано или поздно эта политика плохо кончится. Настоящие друзья от России отвернутся, а сиюминутные — нанесут удар в спину, как случалось не раз. Издержки курса уже видны на примере отношений с Ираном. Тегеран, который все эти годы являлся самым последовательным союзником Дамаска, с большим недовольством наблюдает за метаниями российской дипломатии. В отличие от Москвы, в Иране не допускают отстранения от власти Башара Асада, называя его законно избранным президентом, а также занимают жёсткую линию по отношению к вооружённым группировкам. Только категоричная позиция иранского руководства не позволила исключить Исламскую Республику из переговоров по Сирии, заменив их российско-турецким сговором.

Но вместо сближения с Тегераном Кремль выбрал другой путь. В официальных СМИ всё чаще проскальзывают обвинения Ирана в «затягивании войны в Сирии». В таких условиях будущее начатых в Астане переговоров выглядит более чем туманно. Сторон, не на словах, а на деле заинтересованных в мире, в этом конфликте слишком мало…

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta-pravda.ru, 6 февраля 2017 > № 2071286


Сирия. Иран. Турция. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 февраля 2017 > № 2063097

Сирийский кризис: российско-турецкий вклад в урегулирование Москва — Тегеран — Анкара; от разобщенности к сотрудничеству (Часть 2, заключительная)

Ettelaat, Иран

Усилия России по сирийскому урегулированию в рамках трехстороннего диалога входят в новую стадию. После того, как попытки России отдать приоритет на переговорах по сирийскому кризису диалогу с США потерпели неудачу, кажется, что Россия начинает переориентироваться на переговоры по сирийскому урегулированию с Турцией, также одновременно привлекая к диалогу и Иран. Как кажется, в нынешних условиях российская сторона стремится достичь прогресса по урегулированию как можно скорее. И отсюда возникает вопрос — на трехстороннем переговорном процессе с участием России, Турции и Ирана, какому именно участнику российская сторона склонна отдавать приоритет? Мы постарались дать ответ на данный вопрос с помощью нашего эксперта — старшего научного сотрудника отдела российских исследований при Институте изучения Ирана и Евразии (IRAS), члена Ученого совета Института, доктора Махмуда Шури. В первой части вы могли прочесть начало и некоторые сюжеты нашей с ним беседы. В данной части предлагаем вниманию читателя завершение интервью, содержащее также ответы и на другие вопросы:

— Как Вы подчеркнули в начале нашей беседы, стороны предпринимали усилия по организации трехстороннего диалога. Затем Вы отметили, что одни лишь Россия и Турция не в состоянии будут решить сирийскую проблему в ходе двусторонних переговоров. Однако, как показывают наблюдения, Россия и Турция уже определили те цели, которых они пытаются достичь двусторонним путем. Хотя в резолюции 2336 [санкционированные Совбезом ООН российско-турецкие соглашения по Сирии, подписанные 29 декабря 2016 г. — прим. перев.] упоминается Иран, как страна, также подписавшая московскую декларацию, однако в установлении режима прекращения огня особо отмечаются заслуги российской и турецкой стороны. Эти две страны представляются как основные, кто добивался установления перемирия и последующего затем политического процесса. По Вашему мнению, не является ли это показателем того, что Москва и Анкара стараются наладить именно двусторонний диалог? Если отойти от того, что, как мы показали в анализе, Россия и Турция не могут достичь своих целей путем лишь двустороннего взаимодействия, насколько, по Вашему мнению, вероятно то, что между Россией и Турцией существует некая тайная договоренность по взаимодействию в регионе?

— По моему мнению, не имеет большого значения, наличествует ли упоминание об Иране в резолюции 2336 или нет, как и то, что сейчас многие подчеркивают наличие по факту, только российско-турецких переговоров. Как я полагаю, российско-турецкие переговоры могут иметь перспективы и в двусторонней форме. Это не создаст трудностей, если не будет совершаться за счет какой-то третей стороны. Русские могут сесть за один стол переговоров с турками и обсуждать что-либо с ними, как и приходить друг с другом к соглашению по разным проблемам. Также, как это же самое могло происходить и между Ираном и Россией. Так же, как и, возможно, между Ираном и сирийским правительством. Или же, Иран мог договариваться вообще с каким-то другим игроком. Пускай они сидят и ведут переговоры, договариваются, но когда договоренности двух сторон осуществляются за счет кого-то третьего, или начинают вредить этому третьему, вот тогда уже и наступает повод для беспокойства. И все уже становится значительно сложнее. Русские и турки конечно же, знают, что, если они договариваются о чем-либо, что не учитывает интересы Ирана или другого заинтересованного игрока, то эта договоренность может быть очень легко нарушена, и условия уже совершенно поменяются. На самом деле, здесь все стороны имеют достаточно механизмов для того, чтобы суметь расстроить игру другого участника. Поэтому, согласно здравому смыслу, если уже стороны ставят цель перевести сирийский кризис в русло урегулирования, то участвовать должны все стороны и должны быть учтены все детали, которые являются значимыми для каждой из сторон. Принимая во внимание то, что ситуация в Сирии сейчас очень хрупкая, ни у какой из сторон нет здесь превосходства, но и у каждой из сторон есть рычаги воздействия на ситуацию. По этой причине, для того, чтобы в будущем сирийская проблема получила бы решение, обязательно нужно выработать соглашение, в котором будет участвовать несколько сторон. Россия даже с Америкой не смогут сесть и только лишь вдвоем решить сирийскую проблему. И тем более, Россия не в состоянии будет решить эту проблему с одной Турцией.

— На самом деле решение сирийского кризиса не обсуждается [Россией и Турцией — прим. перев. ]. Обсуждается разделение интересов между Россией и Турцией в Сирии. Не видите ли вы нынешнее продвижение Турции в северных районах Сирии результатом договоренностей с Россией? Как известно, после того как над Сирией был сбит российский истребитель в ноябре 2015 года, Россия очень сурово предупредила Турцию о том, что ни один турецкий самолет не должен пересекать воздушное пространство Сирии. Но после того как российско-турецкие отношения недавно претерпели перезагрузку, турецкие боевые операции «Щит Евфрата» обрели зримые очертания, и на севере Турции появились турецкие боевые подразделения. По Вашему мнению, эта ситуация насколько связана с российско-турецкими договоренностями? И нельзя ли допустить в этой связи наличие у России и Турции иных соглашений, которые непременно затронут в первую очередь интересы сирийского государства, а далее, интересы других игроков, в частности, Ирана?

— Проблема северных территорий Сирии, как и тех операций, которые Турция предпринимает в северной части Сирии — для турецких вооруженных сил однозначно стратегического характера, а также, это одна из тех деталей, которые турецкая сторона намерена внести в повестку дня любых переговоров, чтобы получить здесь для себя гарантии. Турки еще с самого начала кризиса старались поднимать вопрос о создании безопасных зон на севере Сирии. Сначала они старались это осуществить при помощи США, однако после того, как это не удалось осуществить, они пытаются сделать тоже самое, но уже при помощи России. Оно естественно; сирийский кризис подошел к самым границам Турции, и это государство хочет обеспечить вблизи своих границ некую стратегическую глубину и иметь в этом регионе какое-то влияние. Турки полагают, что если этот регион будет небезопасен, то вся сосредоточенная в нем нестабильность мигом перекочует и в саму Турцию. Соответственно, это та деталь, на которой турецкая сторона делает особый акцент. И прочие стороны, будь то сирийское правительство, будь то Иран или Россия, они либо соглашаются с этим и признают это право за турками, либо же нет. И я так думаю, что если в этом праве туркам будет отказано, то тогда и переговорам не быть вообще, или же они окончатся безрезультатно. Но если, по любым причинам, или же в силу существующих чрезвычайных обстоятельств, все стороны будут больше думать о предотвращении дальнейших конфликтов, боестолкновений и кровопролития, то возможно, они согласятся на то, чтобы какой-то механизм или какой-то рычаг влияния был бы Турции предоставлен. И в данном случае, нет большой разницы, при помощи кого Турция эту сферу влияния получит, — при помощи России, или же при помощи иной страны, или добьется этого сама. Значит, эта проблема для Ирана и для России является, вероятно, проблемой второстепенного значения. Возможно, для сирийского государства эта проблема носит жизненно важный и стратегический характер, и они не будут готовы на это пойти. Но полагаю, что для русских не будет проблемой согласится на это. В любом случае, по моему мнению, Иран ради более важных целей, а именно ради предотвращения дальнейшего военного конфликта, кровопролитий и разрушений, может согласиться с неким российско-турецким соглашением, если оно касается севера Сирии, но здесь еще присутствует фактор курдов. Это вообще сама по себе отдельная проблема, и вероятно, курды тоже будут стараться изменить ход игры.

— Вы также отмечали, что и Турция может до некоторой степени признать в Сирии интересы и особое влияние России. Что это за интересы?

— Турция с самого начала сирийского кризиса была одним из тех, кто выступал против правительства Асада. Возможно, если бы Турция не была бы противником действующего сирийского правительства и не поддерживала бы лозунгов по его свержению, то и кризис не обрел бы таких форм. По сути, из-за того, что Турция стала также выступать за свержение существующего в Сирии режима, то она уже сама становится одной из причин и своего рода, основных переменных в уравнении под названием «сирийский кризис». Иными словами, это привело к тому, что сирийский конфликт из чисто внутренней проблемы превратился в проблему регионального и международного масштаба. Если турки хотят и далее продолжать в этом упорствовать, то естественно, это уже будет проблемой и для России и для Ирана. И меньше сложностей для России и Ирана будет, если они поменяют свои позиции по данной проблеме. Соответственно, если Турция подвергнет пересмотру свою прежнюю риторику, и перестанет призывать к свержению власти Асада в Сирии, то это и как раз и будет той самой гарантией, которую она как страна-участница переговоров может дать. В то же время многие группировки в Сирии все свое политическое, военное, экономическое благосостояние черпают из Турции. И естественно, что контроль над этими группировками со стороны Турции и будет определять и степень российского присутствия в Сирии. Поэтому полагаю, что турки могут обеспечивать в Сирии и российские интересы, и в дальнейшем можно будет говорить о роли Турции в обеспечении российских интересов.

— По Вашему мнению, если проделать некую «диагностику» сотрудничества России и Ирана по Сирии, то каковы сильные и слабые его стороны, что было достигнуто, или же напротив, чего ему не хватает, чтобы достигнуто было больше?

— Россия и Иран уже совершили целый ряд совместных шагов по сирийскому урегулированию, они преследовали в Сирии общие цели, и эти цели сохраняют свою актуальность и сейчас. Но как события будут развиваться после встреч в Астане, мы точно сказать не можем — сохранятся ли эти тенденции или нет. Но, по крайней мере, до сего времени, цели у Ирана и России были в Сирии общими, и стороны помогали друг другу. Это одна часть вопроса. То есть, мы проделали в Сирии ряд шагов, и вывели целый ряд проблем на передний план, и Россия также чувствовала, что эти шаги были и в ее интересах. Но и Россия предприняла в Сирии ряд шагов, которые, как расценили мы, были в нашу пользу. И нынешняя ситуация это подтверждает. Сирия Башара Асада на настоящий момент находится в своем наилучшем положении, за все время гражданского конфликта в этой стране. Благодаря военной помощи сотрудничавших друг с другом Ирана и России, а также благодаря операциям, проведенным правительственными войсками САР, удалось освободить г. Алеппо. И все это говорит о том, что военное сотрудничество, которое наладили Иран и Россия, оказалось успешным. Но это — ситуация по состоянию на данный этап, и это вовсе не означает, что таковой она останется и далее. Иными словами, новый этап выдвигает и новые требования, которым необходимо следовать. На каждом этапе [урегулирования — прим. перев] — своя особая ситуация, которая выдвигает и особые требования. По этой причине нам не следует думать, что, раз уж мы имели определенное сотрудничество с Россией, и Россия была с нами, то оно так и должно непременно быть на всем протяжении пути, до самого конца. На определенном отрезке пути мы были вместе, работали вместе, делали одно дело, шли в одну сторону, и путь у нас был общий. Но вполне возможно, что на каком-то ином отрезке путь России отойдет от того пути, по которому идет Иран. Однако же, это расхождение пути Ирана от пути России в отношении Сирии не будет столь уж велико, чтобы противопоставить нас друг другу, или, в стратегическом плане, наносить вред друг другу. Ни наш путь в будущем не несет стратегической угрозы России, так же, как и шаги России не нанесут в дальнейшем стратегической угрозы нам. Если наши пути совпадали в момент, когда мы планировали военные операции, это, конечно же, категорически не требует того, что и на фазе политического урегулирования наши пути будут строго одинаковыми. Но в любом случае, мы обладаем целым рядом возможностей и механизмов, которыми мы будем пользоваться для достижения наших целей, и Россия поступает точно также. Однако тот этап, который наступит после достижения соглашения, будет иметь и свои особые требования, и нам будет необходимо, с учетом уже этих иных требований собраться и поговорить о российско-иранских отношениях. Конечно же, проблемы двусторонних отношений Ирана и России — это отдельный разговор, и там тоже есть свои отдельные задачи.

— Несмотря на поведение России, которое временами кажется таким, что вроде бы не располагает к постоянному взаимовыгодному сотрудничеству с Ираном, по Вашему мнению, Россия все же признает и за Ираном некую роль, которую он будет выполнять в Сирии в будущем?

— Нашу роль и место в Сирии Россия не определяет. Как не определяла она его и ранее. И далее также не будет определять. Наша роль в Сирии — это не предмет уступок с чьей-то стороны, и мы не будем ходить с протянутой рукой, чтобы нам эту роль назначили. У нас есть целый ряд механизмов, акторов и возможностей, на которые мы и будем опираться в Сирии. Они существуют и будут существовать. Это уже дело других, — оценить свои возможности, которыми они располагают для определения будущего в Сирии, и далее уже решить, есть ли там, согласно этим возможностям, место для Ирана или нет. На самом деле, это уже больше их проблема. Так, нам не следует сильно беспокоиться о том, предусмотрела ли для нас Россия какую-то роль Ирану или нет. Как не следует беспокоиться и о том, предусмотрено ли в тех вероятных переговорах, которые ведут Россия с Турцией, какое-то место нам или же нет. Несомненно, если они хотят думать, что «Иран тоже может быть здесь договаривающейся стороной», то это будет, по меньшей мере, наивным. Сам здравый смысл требует того, чтобы они увидели, что в решении этой проблемы есть и участие Ирана. И если Россия не захочет это увидеть, то в отношении Ирана и России может случиться нечто подобное тому, что уже произошло между Россией и Турцией, когда турки, совершив ошибку с российским самолетом, позднее все равно были вынуждены вернуться [к переговорам с Россией — прим. перев.].

— Каким образом Иран может вызвать к себе интерес со стороны России? Мы знаем, что тот процесс сотрудничества Ирана и России, который обе стороны имели в Сирии, показал — Иран очень заинтересован в российском присутствии в Сирии. Однако же Россия на различных этапах демонстрировала, что она не так заинтересована в присутствии Ирана. Как, по Вашему мнению, следует себя вести Ирану?

— Я думаю, что нужно несколько иначе посмотреть на эту проблему. Нам следует допустить, что каждая страна, относительно сирийского кризиса, опирается на свои силы и возможности, но это еще вопрос — есть ли у другой страны эти силы и возможности. Если они есть, — прекрасно, если нет, то не следует бросать вызов нам. Поэтому, полагаю, что если думать о нашей игре в Сирии, как игре, завязанной на присутствии там России, то есть, по моему мнению, основания считать такой подход неверным. Потому что наша «сирийская карта» все равно состоялась бы именно в таком виде, даже если бы Россия там и не присутствовала, или присутствовала, но оказалась бы в противоположном лагере. И именно такая наша игра все равно продолжится. Возможно, в таком случае у нас было бы несколько больше трудностей. Однако, с приходом России, этих трудностей просто стало немного меньше. Возможно, что в иной момент этих трудностей не будет, а может быть, напротив, их станет в два раза больше. Но это все не означает, что мы нашу собственную игру в Сирии строили на основе сил и возможностей России, как не означает и того, что те сложности, которые бы там у нас появились, возникли бы из-за наличия либо отсутствия этих сил и возможностей. По моему убеждению, Иран преследует в Сирии те цели, ведет ту политику, и имеет такие мотивы, которые никак не зависят от какой-то другой страны. Любой стране, которая шла с нами одним путем, или же не шла, мы в состоянии сказать «до свидания» и далее продолжать наше собственное дело. Соответственно, на мой взгляд, если мы будем определять роль Ирана в Сирии на основе той роли, которая принадлежит там России, то такой путь нас совершенно никуда не приведет. В то же время нас постоянно заботит и беспокоит мысль, — хочет ли Россия нас продать? Или же — можно ли доверять России? Собственно, все эти вопросы — на один и тот же лад. Тогда как на самом деле, по поводу Сирии, мы должны рассматривать вопрос присутствия там России так — это была только помощь нам, а вовсе не так, что это вопрос жизненной для нас необходимости, вокруг чего мы выстраиваем и всю нашу политику.

Сирия. Иран. Турция. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 февраля 2017 > № 2063097


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062173

Израильский общественный деятель Яков Кедми дал высокую оценку Астанинскому процессу по урегулированию ситуации в Сирии, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«Идет два процесса в Сирии. Первое — это отделение оппозиции легитимной от нелегитимной. Второе — иностранные наемники покидают Сирию, то есть сирийская проблема становится все более и более сирийской. ИГИЛ там останется — с ним будут воевать, «Джабхат ан-Нусра» останется. Но вся сирийская оппозиция почти, она становится все более и более сирийской, потому что наемники уезжают», — сказал он в эфире телеканала «Россия — РТР», выступая на политическом ток-шоу «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым».

Все дискуссии, — продолжил он, — которые идут в Астане и непримиримой оппозицией и оппозицией, я давно живу на Ближнем Востоке — это «восточный базар» — с чего начинается торговля.

«То есть это начальные условия, как это принято не в Женеве, а как это принято на рынке на Востоке. И так они ее и ведут — они дают свою бешеную цену, надеясь, что когда они ее спустят, что-то останется. Это торговля, обычная торговля. В Астане она будет идти более эффективно, потому что Женева ничего не может предоставить, представители Женевы, они будут в Астане. Сейчас процесс в Сирии идет по двум направлениям. Начался процесс урегулирования там, где можно. Там, где нельзя, по мере этого процесса, по мере того, что освобождается больше и больше сил сирийской армии, продолжается военное наступление, медленно», — подчеркнул он.

Напомним, 5 февраля в Астане делегации России, Турции и Ирана при участии представителя ООН провели консультации, а 6 февраля состоится международная техническая встреча по сирийскому урегулированию

Как известно, договоренность об учреждении механизма по контролю за соблюдением такого режима была достигнута на международной встрече по Сирии в ходе Астанинского процесса 23-24 января этого года.

Очередной раунд Женевских переговоров во главе со спецпредставителем ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой запланирован на 20 февраля этого года.

Ранее министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью австрийскому изданию «Profil» заявлял, что Москва содействует организации переговоров по Сирии в Женеве и не планирует заменить их форматом Астаны. Он отметил, что переговоры в Астане дали дополнительный импульс женевскому процессу.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062173


Сирия. Иордания. Турция. РФ > Армия, полиция > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062164

Представители Иордании на встрече по Сирии в Астане заявили, что оппозиционные отряды южных провинций Сирии готовы присоединиться к режиму прекращения огня и вести боевые действия против ИГ и «Джебхат ан-Нусры», сообщил в понедельник журналистам заместитель начальника Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-майор Станислав Гаджимагомедов, возглавляющий российскую делегацию, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«В ходе переговоров с очень интересной информацией выступила иорданская сторона: довела обстановку на юге Сирии, нацеленность оппозиционных отрядов, находящихся в южных провинциях Сирии, подключиться к режиму прекращения боевых действий и о готовности их вести боевые действия против международных террористических организаций, таких как ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусра», которые действуют на юге Сирии», — сказал Гаджимагомедов.

По его словам, «в целом и турецкая сторона, и иранская сторона, и представители ООН выразили заинтересованность их докладом и готовность продолжать работу с иорданской стороной».

Сирия. Иордания. Турция. РФ > Армия, полиция > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062164


Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062159

Международная техническая встреча по сирийскому урегулированию в Астане направлена на решение вопросов, без решения которых невозможен успех дальнейшего переговорного процесса. Об этом в интервью журналистам заявил заместитель директора КИСИ Санат Кушкумбаев, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«Следует обратить внимание на то, что эта встреча не касается собственно участников межсирийских переговоров. То есть, это не сирийцы с сирийцами встречаются, это внешние игроки, так называемые страны-гаранты и эксперты — Россия, Турция, Иран, еще говорят, присоединяются эксперты из соседней Иордании. Прежде всего, техническая встреча предполагает согласование всех параметров — состав участников, количество, логистические возможности. То есть, ряд вопросов, без решения которых невозможен в целом успех переговорного процесса. Поэтому накануне встречи в Женеве, которая предположительно состоится во второй половине февраля, должны снять эти вопросы», — отметил Кушкумбаев.

Эксперт также подчеркнул, что следуют учитывать то, что чем больше участников стран-гарантов, тем более повышаются риски.

«Если трем странам не удается договориться, то четырем будет также непросто, пяти еще сложнее. То есть, увеличение количества игроков усложнит сам переговорный процесс. Но, с другой стороны, как уже заявили участники переговоров: «Двери открыты для внешних игроков» — той же Саудовской Аравии, Катара, США, Европейского Союза. Пока эти стороны проявляют сдержанность и выступают в качестве наблюдателей в переговорах. Но, естественно, они вкладывают определенный смысл и ожидания в переговоры», — добавил Кушкумбаев.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062159


Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062158

Делегации России, Турции, Ирана и представители ООН обсудили в Астане выполнение режима прекращения боевых действий в Сирии и особые меры по созданию механизма эффективного мониторинга и контроля режима прекращения боевых действий. Об этом на брифинге в Службе центральных коммуникаций заявил глава Российской делегации на переговорах по Сирии Станислав Гаджимагомедов, сообщает МИА DKNEWS.

«Делегация России, Турции и Ирана, а также представителей ООН сегодня, 6 февраля, провели в Астане первое заседание совместной группы, созданной в соответствии с договоренностями, достигнутыми на международной встрече по Сирии, которая была проведена здесь же, в Астане, 23-24 января. Участники заседания обсудили ход выполнения прекращения боевых действий в Сирии, особые меры по созданию механизма эффективного мониторинга и контроля в целях обеспечения полного соблюдения режима прекращения боевых действий, предотвращения любых провокаций», — сказал спикер.

По его словам, участники также обсудили меры и обеспечения беспрепятственного гуманитарного доступа, отмечается в сообщении СЦК.

«Делегации подтвердили готовность продолжения взаимодействия в интересах полного выполнения режима прекращения боевых действий в Сирии. Все члены делегации выразили искреннюю признательность казахстанской стороне за предоставление площадки для продолжения Астанинского процесса и создание благоприятных условий для проведения в Астане первого заседания совместной группы по контролю за соблюдением режима прекращения боевых действий», — резюмировал Станислав Гаджимагомедов.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062158


Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062154

Участники международной технической встречи по сирийскому урегулированию сделали заявление, передает МИА «DKNews» со ссылкой на Kazpravda.kz.

Общее заявление на пресс-конференции в Службе центральных коммуникаций озвучил глава российской делегации, заместитель начальника генерального оперативного управления Генштаба ВС РФ Станислав Гаджимагомедов.

«Делегация России, Турции и Ирана, а также представители ООН сегодня, 6 февраля провели в Астане первое заседание совместной группы, созданной в соответствии с договоренностями, достигнутыми на международной встрече по Сирии, которая была проведена здесь же 23-24 января. Участники заседания обсудили ход выполнения режима прекращения боевых действий в Сирии, особые меры по созданию механизма эффективного мониторинга и контроля в целях обеспечения полного соблюдения режима прекращения боевых действий, предотвращения любых провокаций и определения всех модальностей режима», — заявил Станислав Гаджимагомедов.

Также по словам спикера, участники обсудили меры взаимного доверия и обеспечения беспрепятственного гуманитарного доступа.

«Делегации подтвердили готовность по продолжению взаимодействия в интересах полного выполнения режима прекращения боевых действий в Сирии. Все члены делегаций выразили искреннюю признательность казахстанской стороне за предоставление площадки для продолжения Астанинского процесса и создание благоприятных условий для проведения в Астане первого заседания совместной группы по контролю за соблюдением режима прекращения боевых действий», — добавил он.

Добавим, что на вопросы журналистов спикер отвечать отказался, посоветовав журналистам обратиться в Министерство обороны РФ, отметив, что заседание стран-гарантов ограничилось одним днем.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062154


Сирия. Турция. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 февраля 2017 > № 2060912

Сирийский кризис: российско-турецкий вклад в урегулирование (Часть 1)

Ettelaat, Иран

Усилия России по сирийскому урегулированию в рамках трехстороннего диалога входят в новую стадию. После того, как попытки России отдать приоритет на переговорах по сирийскому кризису диалогу с США потерпели неудачу, кажется, что Россия начинает переориентироваться на переговоры по сирийскому урегулированию с Турцией, также одновременно привлекая к диалогу и Иран. Как кажется, в нынешних условиях российская сторона стремится достичь прогресса по урегулированию как можно скорее. И отсюда возникает вопрос — на трехстороннем переговорном процессе с участием России, Турции и Ирана, какому именно участнику российская сторона склонна отдавать приоритет? Мы постарались дать ответ на данный вопрос с помощью нашего эксперта — старшего научного сотрудника отдела российских исследований при Институте изучения Ирана и Евразии (IRAS), члена Ученого совета института д-ра Махмуда Шури.

— Хотя и кажется, что нынешние российско-турецко-иранские переговоры имели изначально трехсторонний формат, последующий ход переговорного процесса показал, что на самом деле эти переговоры все же больше двусторонние. То есть, это переговоры, главным образом, между Россией и Турцией, и они могут сделать свое дело и без участия и мнения иранской стороны. И изначально казалось, что русские, хотя и имели тесно сотрудничество с Ираном в деле планирования контртеррористических операций, в деле же переговорного процесса не придают столь большого значения роли и позиции иранской стороны. Какого Ваше мнение относительно этой проблемы?

— В любом случае, вполне естественно, что Россия позиционирует именно себя как главную движущую силу на этих переговорах. Поскольку, как она себе представляет, в ее руках как государства-члена Совбеза ООН, заметно больше возможностей, механизмов ведения международных переговоров. Если посмотреть на характер отношений, какие Россия имеет со всеми сторонами сирийского конфликта, то благодаря им Москва в переговорном процессе будет иметь заметно большее влияние, и она сможет напрямую вести переговоры абсолютно со всеми. Естественно, что Иран не готов выступать на данных переговорах в подобном качестве. Иран не может вести переговоры с Америкой и также не может напрямую общаться с представителями сирийской оппозиции, как и с такими странами, как Саудовская Аравия. Стало быть, единственная возможность, которой обладает Иран — это, при определенных условиях, вести переговоры с Турцией. В соответствии с этим, русские признают за собой право выступать на данных переговорах на первых ролях. Та роль, которую они отводят Ирану — это сотрудничество в практических и оперативных сферах. По их представлениям, Иран обладает целым рядом возможностей и мощностей именно для этого, то есть для чисто технического сотрудничества или для планирования боевых операций.

То есть, в момент, когда надо было разрабатывать боевые стратегии противостояния терроризму, первым партнером России на переговорах был именно Иран. Однако уже сейчас, когда сирийский кризис постепенно переходит в новую фазу, и уже начинается чисто политический процесс, естественно, что Россия пытается по максимуму использовать свое превосходство, которым она изначально обладает за столом переговоров. С того момента, как начала обсуждаться тема сотрудничества на переговорах именно России и Турции, возник целый ряд вопросов относительно того, какая роль и какая сфера предусматривается Россией именно для Ирана, при том типе и образе взаимодействия, которые начали складываться между Турцией и Россией. Вероятно, на самом деле сама Россия не очень заинтересована в том, чтобы обсуждать роль Ирана в начавшемся политическом процессе. Гораздо больше ее волнует то, чтобы самой эффективно выступать от имени фронта сторонников правительства Асада. Подобно тому, как ранее США пытались эффективно выступать на переговорах от имени оппозиции, пока эта роль не начала постепенно переходить к Турции. В настоящий момент США по понятным причинам на некоторый момент дистанцировались от переговорного процесса, и на их место пришла Турция. С другой же стороны, как представляется, Турция способна на этих переговорах выступать более гибко, нежели США, и, с практической точки зрения, может оказаться силой, которая обладает большим влиянием. И русские стараются использовать и эти возможности.

Россия, используя ту ситуацию, которая сложилась после нормализации отношений с Турцией, пытается направить общий ход переговоров в сторону, желательную для себя. Как мне представляется, та озабоченность, которая сейчас возникает в связи с этим у иранской стороны, вполне понятна. Иран, пока шла военная фаза конфликта, задействовал все свои мощности, чтобы сотрудничать в оперативных вопросах. И сейчас, когда идет фаза политического урегулирования, он не хочет утратить то, что было достигнуто с таким трудом, когда приходилось сотрудничать «в боевой обстановке». А с другой стороны, опять же получается, что по некоторым вопросам урегулирования соображения и проблемы, которые значимы для российской стороны, совпадают с таковыми у иранской, но по многим позициям они, вероятно, отличаются. Точно также, вероятно, отличается российское и иранское видение нынешних сирийских проблем, и взгляд сторон на политическое будущее Сирии. Поэтому естественно, что эти расхождения будут, возможно, влиять и на характер переговоров.

Тема, которая обсуждается в этой части нашей беседы, это именно российско-турецкий характер отношений и регионального сотрудничества, к обсуждению же особенностей российско-иранского диалога и проблем российско-иранского сотрудничества по Сирии мы еще обязательно вернемся в ходе следующей встречи. Как кажется, те процессы, которые мы можем сейчас наблюдать в двусторонних отношениях и региональном сотрудничестве Москвы и Анкары, не выглядят логичными. Поначалу динамично развивавшиеся двусторонние отношения вдруг прерываются всем известным инцидентом, приобретают напряженность, сотрудничество почти прекращается, но после этого они снова «вдруг» возрождаются, и снова мы видим сотрудничество, причем развивается оно чересчур ускоренно. И потом, та самая Россия, которая еще недавно, вплоть до самого последнего времени, обвиняла Турцию в поддержке терроризма на территории Сирии, сейчас вдруг выбирает Турцию как альтернативу вместо «временно выбывших» США.

— И как Вы полагаете, по каким конкретным причинам Россия повернулась в сторону Турции? Достигнет ли этот разворот желаемых целей? Может ли это сотрудничество дать результаты и цели, которых добивается российская сторона?

— Россия имеет в Сирии целый ряд целей и интересов, которые и определяют приоритеты Москвы в ее политике. А то, как и в какой форме Россия достигнет этих целей и как обеспечит свои интересы — уже второй по значимости вопрос. Момент, когда Россия только активно «вмешалась» в сирийский кризис, ее позиции и интересы в этом регионе находились под угрозой. И наверняка, если бы Россия не «вмешалась» тогда, сейчас она вообще почти не играла бы никакой роли в сирийском урегулировании и не обрела бы там те позиции, которыми обладает сейчас. Исходя из этого, с кем и в какой форме сотрудничать — для русских является вопросом второстепенным. Соответственно, если бы они могли обеспечить свои интересы, сотрудничая с Америкой, они непременно действовали бы именно так. Если бы они могли достичь своих целей и решить свои задачи вместе с Ираном, то выбрали бы партнером Иран. И если сейчас они могут решать свои задачи вместе с Турцией, то они будут действовать дальше именно в таком ключе. И это само по себе не может быть поставлено им в упрек, как и любой другой стране, которая была бы на их месте.

Так будет действовать абсолютно любая страна. В особенности, такая крупная сила, как Россия, которая действует «с широким размахом» на мировой арене и на региональном уровне. Но если говорить конкретно о Турции, то Россия прибегла к диалогу с ней по особой необходимости. После кризиса на Украине, и санкций, которые были введены против России, русские преследовали цель устранить то экономическое давление, под которым они оказались, интенсифицируя сотрудничество с Турцией в торгово-экономической сфере и развивая с турками совместные грандиозные проекты в сфере энергетики. И, таким образом, путем экономического взаимодействия с Турцией, они старались решить свои собственные проблемы, и удовлетворить собственные потребности в сфере экономики. И одновременно, диверсифицировать свои «энергетические маршруты» в западном направлении, чтобы не оказаться в сложном положении в результате возможного давления со стороны западных государств. По этой причине, вплоть до инцидента с российским самолетом, российско-турецкие отношения развивались весьма позитивно. Причем они находились на высоком уровне не только с точки зрения чисто экономического, но и политического взаимодействия. Но в любом случае, инцидент с самолетом стал настоящим шоком, от которого русским было очень тяжело прийти в себя: они не представляли, что могут иметь такие проблемы именно с Турцией, тем государством, с которым у них так позитивно развивалось отношения, как в экономической, так и политической плоскости.

В то же время, весьма многие предполагали, что этот конфликт может быть решен очень быстро, поскольку обе стороны, и Россия, и Турция очень нуждаются друг в друге. И мы увидели, как после случившегося инцидента, со стороны Турции в конечном итоге последовало извинение, и это же извинение было принято очень быстро. И вновь российско-турецкие отношения довольно быстро выходят на прежний уровень, как и ожидалось и той, и другой стороной. Но в связи с сирийской темой, сближения России и Турции именно по сирийскому урегулированию было бы весьма трудно ожидать, если бы не произошел ряд событий внутри самих Турции и Сирии. Так или иначе, в конечном итоге сложились благоприятные условия для того, чтобы и Россия и Турция на переговорах по Сирии оказались за одним столом. Неудачная попытка государственного переворота в Турции и то,что последовало потом, а также поражения противников Асада в Алеппо, стали еще одними причинами того, что Турции пришлось пересмотреть свою политику в отношении Сирии. Как раз этот пересмотр и стал причиной того, что в дальнейшем стало возможным сотрудничество с Россией по сирийскому политическому урегулированию. Как мне представляется, и Россия, и Турция сейчас находятся в таких условиях, что, при выходе в своем взаимодействии на определенный уровень, они сочтут возможным пойти на некий раздел сфер влияния в Сирии. Собственно, уже сейчас мы можем наблюдать таковой раздел — это видно по поведению обеих стран. В городе Аль-Баб, русские действовали так, как действуют обычно при авиаударах ВВС Турции. То есть, обе стороны сейчас пришли к пониманию того, что продолжение сирийского кризиса будет создавать для каждой из двух сторон все большие трудности. Русские далее не хотят нести за сирийское урегулирование расходы в одиночку, не хотят иметь ни политические, ни экономические, да и чисто военные издержки. И турки также видят, что продолжение гражданского конфликта в Сирии причиняет им самим все больший ущерб. Вот обе стороны и пришли к выводу о том, что им необходимо взаимодействие друг с другом, чтобы разделить также сферы влияния и интересы. Но в связи с эти возникают два больших вопроса уже для нас. Первый вопрос — при таковом разделении интересов какое место достанется Ирану, или же, возможно, что здесь место Ирана игнорируется вообще. И второй — сохранится ли эта атмосфера сотрудничества между сторонами, и если да, то как долго она будет сохраняться?

Относительно первой проблемы, можно сказать, что Иран, благодаря тому, что имел двустороннее взаимодействие с Россией в военно-оперативном плане, сумел войти в тот переговорный процесс, который начался между Россией и Турцией. И мы, таким образом, видим, что, хотя бы формально, возникла группа урегулирования из трех сторон, России, Турции и Ирана, которая уже провела заседание в Москве. И до сих пор еще кажется, что все три стороны пытаются, в ходе переговоров, прийти к соглашению относительно политического будущего Сирии. Но естественно, что все три стороны не обладают в переговорном процессе одинаковыми возможностями, и не все проявляют одинаковую гибкость и склонность к взаимодействию. Возможности иранской стороны в ходе этого переговорного процесса ограничены, и данное обстоятельство создает нам здесь некоторое количество трудностей.

Мы ведь с самого начала являлись твердыми сторонниками сохранения и консолидации режима Башара Асада в Сирии. И эта наша цель до некоторой степени реализовалась, однако в любом случае политическое будущее Сирии Асада продолжает, как мне кажется, оставаться неясным. Пока нет ответа на тот вопрос, насколько далеко мы сможем продвинуться в переговорах с российской и турецкой сторонами относительно политического будущего для режима Асада и когда мы сможем прийти к согласованному решению. И это обстоятельство создает определенные трудности в наших переговорах. А вот российская и турецкая стороны могут многое дать друг другу, чтобы прийти к решению, которое устроит обоих. Русские вполне могут взять на себя, до некоторой степени, защиту турецких интересов. И турки также могут гарантировать соблюдение интересов России. И в силу этой проблемы получается, что все три стороны взаимодействуют на этих переговорах как бы в не совсем равных условиях. Что же касается будущей судьбы российско-турецкого взаимодействия, и степени, до которой оно может дойти, то здесь нужно обратить внимание на следующее. Хоть обе стороны и проявили достаточно политической воли, чтобы, работая вместе, взаимодействовать по данной проблеме, и, наконец, отыскать путь к решению сирийской проблемы, нельзя, как мне кажется, быть до конца уверенным в том, что эта атмосфера взаимодействия уже установилась раз и навсегда.

Есть весьма высокая вероятность того, что сирийская оппозиция изобразит из себя «жертву», заложником российско-турецкого взаимодействия, и тогда она попытается спутать всем все карты. И если такое произойдет, то ситуация, конечно, снова изменится. С другой стороны, и правительственные силы, и также те силы, которые выступают на стороне Асада — это еще один игрок, который не хочет выбыть из игры, и он тоже хочет получить гарантии для своего выживания. Сторонники Асада также стараются вести свою собственную игру. По этим причинам, ни Турция не может, так как того хочет Россия, дать последней полные гарантии того, что она удержит сирийскую оппозицию под своим контролем, но и Россия также не может, как того хочет Турция, дать ей гарантии того, что сможет в достаточной степени влиять и на Иран и на правительство Асада, чтобы удержать их под своим влиянием. По крайней мере, для иранской стороны совершенно нет необходимости связывать себя какими-то обязательствами, если переговоры не пойдут по желательному для него пути. Соответственно, мы можем говорить только о минимальном взаимодействии между всеми тремя сторонами. Но нет никаких гарантий, что и это минимальное взаимодействие сохранится — как только какая-то из сторон ощутит, что действует себе во вред, она тут же может нарушить всю игру. И тогда уже существующая схема взаимодействия неизбежно претерпит серьезные изменения.

— По проблеме российско-турецкого взаимодействия существует предположение о том, что, по всей вероятности, Россия надеется получить от переговорного процесса с Анкарой большие для себя выгоды, по сравнению с переговорами с США; дескать, она сможет, используя влияние Анкары на сирийских оппозиционеров, существенно снизить свои собственные издержки в Сирии, и, напротив, еще более упрочить свои позиции. Как Вы сами уже указывали, для России было самой большой трудностью убедить сирийскую оппозицию присоединиться к переговорному процессу. На самом деле, Россия еще в 2014 г старалась наладить переговорный процесс, предлагая в качестве возможной площадки Москву, но не добилась успеха. Действительно ли Россия может, в отношении Турции, сыграть роль «старшего» партнера? Или же, если она хочет при помощи Анкары получить какие-то преимущества в диалоге с оппозицией, то какие гарантии она сама может предложить Анкаре?

— Относительно российско-турецкого взаимодействия я не могу сказать, кто в нем будет действительно «страшим» по отношению к другому. И та, и другая стороны нуждаются друг в друге совершенно одинаково, и у каждой из сторон в распоряжении имеются свои рычаги влияния. Каждая из сторон видит свой интерес в том, чтобы прийти к осязаемому и приемлемому для нее результату, и чтобы это произошло как можно скорее. Русские не хотят продолжать присутствовать в Сирии в том же качестве, то есть в качестве «интервента». Они пришли туда, чтобы все там завершить в течение нескольких месяцев. Но находятся там уже год. В итоге, они испытывают давление со стороны ряда игроков международного сообщества, и очень не хотят, чтобы сирийская проблема как-то влияла бы на выстраивание их отношений с администрацией Дональда Трампа в Америке. Это все те обстоятельства, которые осложняют положение России. С другой стороны, подобные осложняющие обстоятельства есть и у Турции. Турция, в силу того ущерба, который она несет от продолжающегося сирийского кризиса, тоже хочет как можно быстрее найти какое-то решение этой проблемы. Поэтому обе стороны имеют достаточно склонности и стимулов продолжать сотрудничать друг с другом, и они располагают определенным набором возможностей и механизмов для взаимодействия. Взаимодействия, для которого пока нет серьезных препятствий. Но, как я уже указывал, имеется ряд игроков, которые могут почувствовать, что им этим взаимодействием наносится ущерб. Если же таковое произойдет, то это «нарушит всю игру» и для России, и для Турции.

(Продолжение следует)

Сирия. Турция. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 февраля 2017 > № 2060912


Украина. Турция > Армия, полиция > militaryparitet.com, 3 февраля 2017 > № 2068601

Украина может принять участие в разработке турецкого оружия.

Украинская государственная компания ""Укроборонпром", занимающаяся экспортом/импортом военной техники и продукции двойного назначения, планирует открыть представительство в Турции.

Такое заявление сделал заместитель руководителя компании Денис Хурак, однако не раскрыл содержание и потенциал программ двустороннего сотрудничества между двумя странами в оборонной сфере. В среднесрочной перспективе компания планирует открыть представительства в Брюсселе (Бельгия) и Вашингтоне (округ Колумбия, США).

"Укроборонпром" создан указом президента страны в 2010 году и объединяет 112 предприятий ВПК Украины. Агентство "Интерфакс-Украина" полагает, что Украина может принять участие в программах создания таких турецких вооружений, как истребитель нового поколения TFX и основной боевой танк Altay. В настоящее время "Укроборонпром" и компания Aselsan присматриваются к возможности сотрудничества в области электронных и оптических компонентов.

Кроме того, Киев уделяет большое внимание активизации военно-технического сотрудничества с Варшавой. Польша может поставлять БЛА для ВС Украины, Украина может участвовать в модернизации польских истребителей, бронемашин, систем ПВО. В 2015 году польская компания WB Electronics и "Укроборонпром" договорились об использовании польских технологий для создания украинских военных беспилотников, в декабре 2015 года стороны подписали соглашение о сотрудничестве в разработке систем ПВО.

Украина. Турция > Армия, полиция > militaryparitet.com, 3 февраля 2017 > № 2068601


Турция. Россия > Армия, полиция > bfm.ru, 3 февраля 2017 > № 2062766

Bloomberg назвал имя «спасителя» российско-турецких отношений

После того как Турция сбила российского летчика рядом с сирийской границей в 2015 году, этот философ использовал свои контакты, чтобы создать неформальный канал коммуникации, который помог Путину и Эрдогану положить конец опасной вражде. Утверждая это, агентство ссылается на заявления турецких чиновников. Но так считают не все эксперты

Александр Дугин сыграл ключевую роль в восстановлении отношений России и Турции. Об этом заявляют высокопоставленные турецкие чиновники, пишет Bloomberg.

Как рассказал Bloomberg бывший глава военной разведки Турции Исмаил Пекин, именно Дугин, который сейчас является главным редактором телеканала «Царьград», организовал встречу турецких представителей с российскими офицерами в декабре 2015 года. По словам Пекина, во время этого визита Дугин отвел членов турецкой делегации в «тайную комнату в секретном месте», где они встретились с мультимиллионером, основателем телеканала «Царьград» Константином Малофеевым. Его философ представил как «правую руку» Путина.

По словам собеседника агентства, турки заверили бизнесмена, что Эрдоган не имеет отношения к сбитому самолету, и ответственность за инцидент лежит на «неконтролируемых» силах в турецкой армии. Речь шла о сторонниках оппозиционного проповедника Фетхуллаха Гюлена, пояснил бывший военный разведчик.

Что говорит сам Александр Дугин о своей роли в урегулировании российско-турецкого кризиса?

«Я активно способствовал переговорам между Москвой и Анкарой в ситуации, когда у нас были почти прерваны отношения, чтобы найти общие стратегические позиции и смягчить тот конфликт, который был тогда, чтобы стараться не допустить военных столкновений. И моя функция сводилась к оповещению турецкой стороны, я был там и в момент самого переворота, и накануне, и до, и после сразу встречался с разными высокопоставленными людьми относительно наличия американских структур влияния, в частности, секты Гюлена, которые стремятся любой ценой разорвать наши отношения и столкнуть наши народы и ввергнуть их в войну. На предотвращение этого жестокого сценария были направлены мои личные усилия, а также, поскольку меня много знают в Турции, у меня много книг издано, у меня хорошие связи, долговременные, я этой страной занимаюсь, а это создало канал такой неформальной коммуникации, который действительно оказался, на мой взгляд, довольно важным. Но, конечно, моя роль была лишь инструментальная, все основные решения принимал только один человек — это президент, на самом деле на него никто повлиять не может, но я сделал все от меня зависящее, и все евразийские структуры в Турции и здесь, и очень многие люди были задействованы в этом, но, по крайней мере, это дало результаты, и мы сейчас видим, что делегация брата Эрдогана была в Крыму, то есть в этом ключе мы продолжаем действовать. Еще до того, как эта информация прошла в открытых источниках, за полгода до этого я получил информацию от представителей турецких спецслужб, за полгода, даже больше, до переворота в Турции».

Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский считает, что Гюлен вряд ли имеет отношение к проблемам Турции.

президент независимого научного центра «Институт Ближнего Востока»

«Именно на Гюлена Эрдоган опирался, когда он нейтрализовал армию и строил госаппарат. А, как известно по генералу Лебедю, двое пернатых в одной берлоге не живут. Гюлен категорически против использования террористических организаций или любых терактов. Он строго осудил 11 сентября. Гюлен, когда российский самолет был сбит, выступил с очень жесткой критикой. Надо сказать, что Гюлен ведь не командует армией, вопреки всем мыслимым и немыслимым легендам, Гюлен не является человеком, который пытался сместить Эрдогана. И что теперь по этому поводу насчет российского самолета? Если бы турецкая армия действовала по подсказкам очень пожилого, очень старого исламского проповедника и организатора, на самом деле, гениальной системы исламского образования общемирового значения, которым является Фетхуллах Гюлен, то это была бы не армия. Но признать это Эрдоган, конечно, не сможет. Поэтому любая проблема, которая у него будет, с террористами в Анкаре или в Стамбуле или с взрывами в любых других городах Турции и уж, конечно, все, что будет проблемного по внешней политике, в том числе в отношении России, он будет обвинять Гюлена».

В июне 2016 года отношения России и Турции начали восстанавливаться после инцидента со сбитым Су-24. Эрдоган направил российскому руководству письмо с извинениями.

Турция. Россия > Армия, полиция > bfm.ru, 3 февраля 2017 > № 2062766


Сирия. Турция. Казахстан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 2 февраля 2017 > № 2061655

От Астаны к Женеве. Смогут ли Россия, Турция и Иран принести мир в Сирию

Николай Кожанов

Прошедшие в Астане переговоры по Сирии не претендуют на роль поворотной точки в войне. Главная польза от них состоит в том, что они наглядно продемонстрировали сильные и слабые стороны существующих форматов мирного урегулирования

Спустя неделю после завершения переговоров в Астане эксперты продолжают спорить о реальной значимости этого нового формата мирного урегулирования сирийского конфликта. Российские, иранские и турецкие проправительственные СМИ трубят о «победе», «новой фазе» и «историческом моменте», но по формальным признакам итоги астанинских переговоров все же достаточно скромные.

Проблемы Астаны

Да, в переговорах приняли участие деятели реальной вооруженной оппозиции, имеющие вес на поле боя, но они представляли далеко не весь спектр оппозиционных сил, а где-то треть или менее половины. На встречу не было никого от одной из наиболее активных и эффективных оппозиционных групп – «Ахрар аш-Шам». Да и курдские группы по настоянию Турции также не смогли принять полноценного участия в переговорах.

Само общение сирийской оппозиции и властей закончилось ничем. С итоговым заявлением выступили не сирийцы, а организаторы – Россия, Турция и Иран. Они сообщили о планах создать совместный механизм контроля за процессом установления перемирия в Сирии, что является, пожалуй, единственным формальным достижением переговоров. Все остальное: заявления о лояльности организаторов встречи принципу единства Сирии, букве решений ООН, женевскому процессу и бескомпромиссной борьбе с террористическими группами (к которым ожидаемо отнесли запрещенный в РФ ИГИЛ и бывшую «Джебхат ан-Нусру») – было обговорено уже не раз. Скорее эти слова стоит отнести к традиционной мантре, которую в последнее время читают почти все участники дискуссий о судьбе Сирии.

Россия на этих переговорах выступила с проектом новой сирийской Конституции, что, впрочем, вызывает недоумение. Подобные тексты должны готовиться самими сирийцами (или, по крайней мере, кем-то по их просьбе), а не привноситься извне. Как показывает практика последних десятилетий, основополагающие документы, не являющиеся продуктом внутренней дискуссии, редко приживаются в реальности. Тем более что, по словам экспертов, российский текст оказался скорее набором идей, чем готовой Конституцией, и содержал ряд положений, заведомо неприемлемых как для Дамаска, так и для его противников (например, по курдскому вопросу или замене в официальном названии страны словосочетания «арабская республика» на просто «республика»). Проект новой сирийской Конституции, без сомнения, должен был возникнуть на определенном этапе мирного процесса, но не в самом его начале, а только тогда, когда между противниками возник устойчивый диалог. Сейчас же российская инициатива оказалась преждевременной и способной вызвать только раздражение.

Астана не стала поворотной встречей. Было наивно ожидать результатов от первого после долгого перерыва раунда переговоров. Об этом говорят и сами организаторы. Как заявил советник верховного лидера Ирана Хаменеи по внешней политике Велайяти, в Тегеране не ждали, что на переговорах решатся все существующие противоречия. Намного важнее для иранцев был сам факт состоявшейся встречи.

Переговоры в Казахстане стали просто еще одним шагом в сторону мирного урегулирования. Иными словами, «поворотность» подразумевает изменение направления, а Астана в целом укладывается в логику текущих процессов, вовсе не направляя их по новому руслу. Скорее наоборот, она закрепляет то направление, которое было определено Москвой и победами сирийского режима в Алеппо. Москва, Тегеран и Дамаск продолжают реализовывать свою стратегию кнута и пряника, когда на оппозицию оказывается силовое давление, а потом предлагается сесть за стол переговоров, организованных на условиях асадовского режима и его спонсоров.

Дамаск и его сторонники прекрасно понимают, что без политического процесса выбраться из конфликта не получится: альтернатива – это физическое устранение всех несогласных, на что у Дамаска не хватит ни сил, ни средств. Поэтому встреча в Астане стала еще одной попыткой запустить мирный процесс, пусть и не без элементов фальстарта – скороспелого проекта новой сирийской Конституции. Причем ни Асад, ни Россия, ни Иран ничего не потеряли от отсутствия существенных результатов в Астане. Это означает только то, что в ближайшее время они активизируют боевые действия, чтобы опять принудить оппонентов сесть за стол переговоров.

Достижения Астаны

Вместе с тем полностью безрезультатными переговоры в Астане все же назвать нельзя. По крайней мере для спонсоров Дамаска они прошли не без пользы. Во-первых, в Астане переговорный процесс не закончился. Стороны готовятся продолжить его в Женеве. Думается, что к этим переговорам спонсоры межсирийских встреч в Астане постараются подготовиться лучше, силой и словами уговаривая оппозицию активнее соглашаться на диалог с Дамаском.

Во-вторых, подобные встречи ослабляют противников сирийского режима. Они неизбежно разжигают спор между теми, кто считает, что с Асадом можно говорить, и теми, кто подобные варианты исключает. Как правило, дискуссии об этом выливаются в прямые столкновения между оппозиционными группировками и усиление фракционности оппонентов Дамаска. Это и произошло на фоне встречи в Астане.

В-третьих, российскому руководству удалось вовлечь в диалог Турцию. Торгом, обещаниями и уступками Москва ослабила интерес Анкары к поддержке оппозиции и свержению сирийского режима. Судя по всему, углубились и разногласия по Сирии между Турцией и монархиями Залива.

Также Астана позволила еще прочнее закрепить за ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусрой», которую поддерживают некоторые из монархий Залива, статус изгоев.

Наконец, эти переговоры были важны для сторон с точки зрения имиджа. При подготовке к встрече Тегеран продемонстрировал свою значимость как равноправного спонсора мирного процесса в Сирии и смог номинально отплатить США и монархиям Залива за предыдущие попытки исключить его из переговоров, когда выразил протест против участия последних в переговорном процессе. Россия показала, что может организовать такую встречу без диалога с Западом. А для Турции участие в переговорах стало своеобразным сигналом, посланным США и ЕС, что Анкара может эффективно взаимодействовать с их оппонентами, если Запад и дальше продолжит третировать Эрдогана.

С точки зрения самого мирного процесса переговоры в Астане тоже были важны. В определенном смысле они реализовали принцип, заложенный в конце прошлого года в Лозанне, – что сирийское урегулирование необходимо обсуждать не на уровне российско-американского диалога, периодически оторванного от сирийских реалий, а на уровне региональных держав, часто имеющих куда большее влияние на поле боя, чем Вашингтон и Москва. В итоге за стол переговоров удалось усадить не легальных противников Асада и не сирийскую политическую оппозицию, потерявшую связь с военным крылом, а тех, кто реально воюет с режимом. Дальше к этому единственно правильному формату должны подключиться и другие страны региона (что накануне встречи подтверждали в Москве) – Саудовская Аравия, Катар, Иордания, Египет. Без их участия добиться эффективной работы со всей оппозицией будет невозможно.

К идее равноправного участия региональных держав в переговорах международные игроки рано или поздно пришли бы. Москва тут сыграла на опережение, воспользовалась выборной суетой в США и своей способностью говорить со всеми силами в регионе. Тем самым Россия застолбила за собой статус лидера или инициатора переговоров, оставив Вашингтону роль ведомого.

Перспективы Астаны

Однако начало, положенное в Астане, вовсе не гарантирует дальнейший успех и гладкость переговорного процесса. Во-первых, формат российско-ирано-турецкого общения весьма неустойчив. Страны-организаторы оказались заинтересованы в переговорах по совершенно разным причинам, и между ними нет особого доверия. Чего стоят, например, периодические подозрения Тегерана в том, что Москва и Анкара могут договориться по Сирии между собой без учета иранских интересов.

Во-вторых, обострившаяся на фоне переговоров борьба внутри сирийской оппозиции может привести к ее дальнейшей радикализации и поглощению малых группировок более сильными. А это в конечном счете усилит позиции экстремистов, не готовых или не желающих говорить с Дамаском.

В-третьих, пока еще неясно, готовы ли Саудовская Аравия и Катар конструктивно участвовать в переговорах. Судя по активизации «Джебхат ан-Нусры», некоторые силы в Персидском заливе не теряют надежду продолжить вооруженную борьбу с режимом.

Наконец, важным фактором может стать новая политика Трампа на сирийском направлении, которую для него как раз разрабатывают в военных и политических ведомствах США. Более активная, чем при Обаме, борьба с ИГИЛ может добавить Вашингтону политического веса в регионе, усилив его влияние на ситуацию в Сирии.

Сирия. Турция. Казахстан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 2 февраля 2017 > № 2061655


Турция > Армия, полиция > militaryparitet.com, 1 февраля 2017 > № 2066103

Турция усилит защиту своих танков.

Правительство Турции приступило к проведению конкурса на модернизацию 200 основных боевых танков на сумму 500 млн долл США.

23 января предложения были разосланы турецким оборонным компаниям Aselsan, Roketsan, BMC, Otokar и FNSS. Стоит отметить, что Aselsan и Roketsan являются государственными компаниями, остальные находятся в частной собственности.

Хотя программа модернизации объявлена с упором на привлечение местных компаний, приветствуется также участие иностранных производителей. Отмечается, что танки получат новую броню и современную защиту от противотанкового оружия, что предполагает использование иностранных технологий.

Модернизации будут подвергнуты танки M60A3, M60T Sabra и Leopard 2A4. В недавних боях в Сирии у города Аль-Баб турецкие танковые войска понесли серьезные потери.

Турция > Армия, полиция > militaryparitet.com, 1 февраля 2017 > № 2066103


Пакистан. Турция > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 1 февраля 2017 > № 2065755

Пакистанские F-16A получат "ночную кабину".

45 истребителей F-16A/B Block-15 ВВС Пакистана будут модернизированы на середине жизненного цикла (Mid-Life Update) компанией Turkish Aerospace Industries (TAI).

Основной задачей является повышение возможностей истребителей для действий в ночных условиях. Турецкая компания поставит очки ночного видения. В настоящее время два самолета прошли обновление. Отмечается. что в скором времени ТАИ поставит 43 комплекта оборудования.

Контракт стоимостью 75 млн долл США был подписан в мае 2015 года. В то время не было сообщено о деталях работы, но сейчас стало ясно, что самолеты получат "кабину для ночных полетов". Возможно, что подобной модернизации подвергнутся 74 истребителя на сумму 100 млн долл. Истребители этой версии оснащены РЛС управления оружием AN/APG-68(v9), летный ресурс самолета составляет 8000 часов.

Пакистан. Турция > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 1 февраля 2017 > № 2065755


Сирия. Турция. Россия > Армия, полиция. Образование, наука > vestikavkaza.ru, 1 февраля 2017 > № 2058839

В ИГИЛ создали мощную систему идеологического воздействия на молодежь

«Несмотря на мощные удары, которые наносятся в последнее время по международному терроризму, он стремится активизировать свою деятельность под флагом ИГИЛ в разных регионах мира, в том числе и на территории РФ путем пополнения террористических формирований за рубежом и подпитки бандитского подполья на территории России путем значительного притока молодежи», - заявил руководитель Информационного центра Национального антитеррористического комитета Андрей Пржездомский.

По его данным, из общего числа членов незаконных вооруженных формирований свыше 80% - молодежь, причем среди этого контингента появляется все больше необразованных молодых людей, ничем не интересующихся, неспособных критически оценивать окружающую действительность, не искушенных в религии, принимающих на веру различные религиозные постулаты. «Эти люди не менее опасны, чем сформировавшиеся бандиты. Около 10% среди террористического контингента составляют молодые женщины, девушки. Как правило, мотивация у них одна - романтизация «героев»-боевиков и исполнение роли жены война. Часто это разочарованные девушки типа Варвары Карауловой. Страшным явлением стало вовлечение в террористическую деятельность детей и подростков», - заявил Пржездомский.

Он заметил, что в ИГИЛ создали мощную систему идеологического воздействия на молодежь: «Идеологи международного терроризма осуществляют так называемый медиа джихад. Мы наблюдаем резкую активизацию работы террористов в сети интернет. Молодежь получает информацию для формирования своего мировоззрения преимущественно в сети интернет, а учителя и педагоги оказываются на последнем месте. Интернет, созданный как средство коммуникации, интеграции культур и людей, стал инструментом террористов. Это идеальное поле, предоставляющее свободный доступ, неограниченную аудиторию, анонимность, оперативность, мультимедийность. В интернете осуществляется террористическое самообразование. Интернет стал основным инструментом вербовки».

Спецслужбы и правоохранительные органы отмечают появление новой стратегии и тактики в деятельности международного терроризма. «Возможно, под воздействием активных и мощных наступательных действий российских ВКС в Сирии мы наблюдаем снижение пополнения формирований ИГИЛ с территории России. Параллельно идет истощение бандподполья на территории Северного Кавказа, что требует от главарей ИГИЛ осуществлять трансформацию террористической деятельности, структурирование ее из-за рубежа, дистанционное создание мелких банд. Главный принцип - где находится, там и воюет. Теперь эмиссары, которые прибывали из Сирии или Турции, не только ищут исполнителей терактов, но и формируют «спящие ячейки», которые должны по определенному сигналу выступить и совершить террористический акт. Иногда они выполняют функцию координаторов и курьеров. Финансовая поддержка подобного рода структур осуществляется традиционными методами с помощью электронного банкинга, оформляются банковские карты на подставных лиц для выполнения конкретных заданий - покупки оружия, взрывчатых веществ, самодельных взрывных устройств. Если раньше основным средством финансирования было вымогательство денежных средств у предпринимателей с помощью так называемых флешек, то теперь мы наблюдаем баланс с внешним финансированием».

Сирия. Турция. Россия > Армия, полиция. Образование, наука > vestikavkaza.ru, 1 февраля 2017 > № 2058839


Великобритания. Турция > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 31 января 2017 > № 2065767

Британцы помогут создать турецкий истребитель TF-X.

28 января компании BAE Systems и Turkish Aerospace Industries (TAI) подписали соглашение первого этапа о сотрудничестве по созданию турецкого истребителя пятого поколения по программе TF-X.

Сообщается, что соглашение было подписано после изучения предварительного этапа разработки между обеими компаниями. Стоимость работ первого этапа определена в более чем 100 млн ф.ст. Компания "БАЕ Системс" отметила, что тем самым положено начало "захватывающему сотрудничеству" британских и турецких авиастроителей, что проложит путь к более глубокому оборонному сотрудничеству между Турцией и Великобританией.

На пике программы сотни турецких и британских инженеров будут работать бок о бок. ВВС Турции намерены купить, по меньшей мере, 250 истребителей TF-X. Поставки намечаются с 2025 года, новые боевые самолеты станут дополнением к парку истребителей F-35, F-16 Block 50+, ударных беспилотников (Future Unmanned Combat Aircraft), самолетов ДРЛО Peace Eagle AEW&C ВВС Турции.

Великобритания. Турция > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 31 января 2017 > № 2065767


Грузия. Турция. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 31 января 2017 > № 2057439

На протяжении XII — первой четверти XIII веков Грузия была одной из самых сильных и процветающих держав Передней Азии. Грузинские монархи этого периода, в первую очередь, Давид IV Строитель и царица Тамара, создали эффективный государственный аппарат и хорошо подготовленную многочисленную армию. Блестящие военные победы, правильная экономическая политика, тонкая дипломатия, а также слабость и разобщённость соседних стран и народов позволили добиться очень больших успехов. Под властью или под влиянием Грузии находилось всё Закавказье, часть Северного Кавказа и нынешних Турции и Ирана. Поэтому грузинские монархи на полном основании могли именовать себя «царями царей» и «Божьей волей… самодержавными обладателями всего Востока и Запада». Международный авторитет Грузинского царства был столь велик, что в начале XIII века Папа Римский предлагал заключить военный союз со странами Западной Европы и, многотысячное грузинское войско должно было участвовать в новом крестовом походе на Иерусалим.

Но с 1220 года наступил многовековой период страшных по своей разрушительности вражеских походов и набегов на Грузию. Фактически он почти беспрерывно продолжался до конца XVIII столетия. После нападений Джелал-ад-Дина, монголов, Тимура, кочевых туркменских племён Грузия, ко второй половине XV века, чрезвычайно сильно ослабла. Значительная часть ранее приобретённых территорий была потеряна. Результатом разорения страны закономерно стало падение авторитета правящей династии Багратиони и центральной власти в целом и, наоборот, резким усилением местных феодалов. Начались многочисленные междоусобные войны. Всё это неминуемо вело Грузию к распаду. К концу XV века произошло окончательное разделение страны на 4 государства: Картлийское, Кахетинское, Имеретинское царства и княжество (атабагство) Самцхе во главе с влиятельным родом Джакели. Процесс распада на этом не завершился, цари имели очень мало влияния на крупных феодалов-тавадов, которые в своих владениях были фактически полноправными хозяевами. Особенно сильными оказались сепаратистские настроения в Западной Грузии: могущественные князья Дадиани в Мегрелии, Гуриели в Гурии, Дадешкелиани в Сванетии и Шервашидзе (Чачба) в Абхазии совершенно формально оставаясь вассалами имеретинского царя, на деле достигли полной независимости.

Но опасность исходила не только от внутренних смут. К этому времени резко ухудшилось внешнеполитическое положение многочисленных грузинских государственных образований. Османская Турция и Сефевидский Иран, две могущественнейшие мусульманские державы начинают силой делить Кавказ. Очень быстро турки и иранцы захватили ряд грузинских территорий. В итоге Турция и Иран договорились о разграничении своих владений: к туркам отошли Имеретия, Гурия, Мегрелия, Сванетия, Абхазия и западная часть Самцхе, а к Ирану — Кахетия, Картли и восточная часть Самцхе. Но договоры между Турцией и Ираном часто нарушались, и обе державы вели между собой длительные кровопролитные войны, в результате чего границы их владений в Закавказье часто сдвигались в ту или иную сторону.

Началось «освоение» турками и иранцами грузинских земель. Была поставлена задача не только по ограблению захваченных территорий, но и существенному изменению этнорелигиозного положения в регионе. Поэтому многочисленные походы османов и кызылбашей на Грузию сопровождались не только разорением городов и сёл, наложением большой дани, но и переселением значительной части грузинского населения в Турцию и Иран, насильственным принятием ислама. На освободившиеся от грузин территории заселялись турки, кочевые туркмены, горцы Северного Кавказа. Большое количество грузинской молодёжи заставляли служить в турецкой и иранской армиях, где они гибли в бесконечных захватнических и междоусобных войнах. Чудовищные размеры, особенно в Западной Грузии, приняла работорговля. Люди угонялись в рабство во время походов турецких и иранских войск, набегов горцев и, что самое ужасное, в результате многочисленных нападений грузинских феодалов на владения друг друга. Приморские города превращались в огромные рынки невольников.

В результате численность грузинского населения резко уменьшилась. Многие грузины вынуждены были принять ислам. Значительная часть из них теряла своё национальное самосознание, переставала говорить на родном языке. Особенно сильно эти явления проявились на территориях Юго-Западной Грузии, непосредственно включённых в состав Турции. Очень тяжёлой была социально-экономическая ситуация. Многие земли были почти полностью разорены и опустошены. Многие крупные города пришли в упадок. Сельское хозяйство и ремёсла существовали на самом примитивном уровне.

Грузины неоднократно поднимали восстания против захватчиков, пытаясь избавиться от чужеземной власти. Но эти восстания вызывали лишь очередной карательный поход, приводивший к ещё большим смертям и к ещё большим разрушениям. Малочисленным грузинским войскам практически невозможно было эффективно противостоять огромным турецким и иранским армиям. Крайне негативную роль также играла разобщённость грузинских царей и феодалов, их неспособность объединиться против общих врагов. Мало того, многие феодалы в междоусобной борьбе часто прибегали к помощи турецких и иранских войск, натравляя их на владения своих «конкурентов». Турецкие и иранские власти, в свою очередь, всячески поощряли принятие крупными феодалами и даже представителями царской династии ислама. Так, Иран стал позволять занимать престол в Картлийском и Кахетинском царствах только перешедшим в ислам Багратионам.

Наиболее трезвомыслящие и патриотически настроенные грузинские цари и феодалы уже давно понимали, что избавиться только собственными силами от господства османов и кызылбашей слабая и разобщённая Грузия не в состоянии. В связи с этим предпринимались не единичные попытки обратиться за помощью к государствам Западной Европы. Однако, было очевидно, что европейцы проигрывали борьбу с турками буквально на всех фронтах: турки одерживали одну победу за другой, овладели Балканами, господствовали на Средиземном море. Дело дошло даже до осады Вены!

Поэтому грузины с надеждой обратили свои взоры на север, на усиливавшуюся, расширяющую свою территорию единоверную Россию. Ещё в конце XV столетия, в 1483 и 1491 годах кахетинский царь Александр I посылает два посольства к московскому государю Ивану III. Александр поздравлял русских со свержением татарского ига и выражал надежду на появление сильной и могущественной православной державы: «Тёмным еси свет, Зелёного неба звезда еси христианская еси надежда». При Иване Грозном русское государство стремительно стало продвигаться к югу и достигло Северного Кавказа. Выдающийся грузинский историк академик Николай Бердзенишвили по этому поводу писал: «В то время, когда, с одной стороны, Московское государство, побеждая татарские орды, приближалось к Кавказу и угрожало Турции, а, с другой стороны, государства Западной Европы своими капитуляциями мирно содействовали туркам, здесь, на Кавказе (в Грузии), была выработана идея, что освобождение Востока придёт не со стороны Константинополя, а с Севера, через Дербент». В 1561 году кахетинский царь Леван прислал к Ивану Грозному посольство. В результате были заключены конкретные политические и военные соглашения и, в Кахетию был даже послан на некоторое время отряд в 500 стрельцов для защиты от нападений горцев. А в 1587 г. кахетинский царь Александр II Леванович в ответ на покровительство русского царя дал клятву бороться против врагов России и действовать в её интересах. В свою очередь, в 1589 году русский царь обязался покровительствовать Кахетии.

В XVII веке о русском покровительстве царя Михаила Фёдоровича просили мегрельский князь Леван Дадиани и кахетинский царь Теймураз I. Теймураз просил принять его царство в русское подданство «до последнего дня Страшного суда». «Никого я не имею на свете, кроме Бога и Твоего Царского Величества», — писал Теймураз. «Живу только именем Святой Троицы, Твоей милостью и помощью Твоего Царского Величества». В 1658 году Теймураз лично отправился в Москву, чтобы просить у царя Алексея Михайловича 30-тысячное войско для освобождения Кахетии и Картли из-под власти Ирана. Внук же Теймураза, будущий царь Картли и Кахетии Ираклий I с юных лет жил при дворе Алексея Михайловича под именем царевича Николая Давыдовича.

Русско-грузинские связи, несмотря на все объективные трудности, продолжали расширяться и укрепляться. Так, имеретинский царь Арчил II, прося помощи у России, в общей сложности 20 лет прожил в России, основав в Москве Грузинскую слободу, где и умер в 1713 году. Его сын Александр Арчилович Имеретинский был любимцем Петра I. Пётр назначил его командовать всей русской артиллерией и первому в России присвоил высшее воинское артиллерийское звание генерал-фельдцейхместера.

В 20-х годах XVII века картлийский царь Вахтанг VI вступил в военный союз с Петром I, собираясь с помощью русских войск нанести поражение Ирану, а в перспективе вернуть и захваченные Турцией грузинские земли. Однако Персидский поход Петра, имевший целью овладение всем Каспием, занятие Тбилиси и установление торгового пути в Индию по ряду причин был преждевременно завершен. Поэтому Вахтангу VI пришлось, опасаясь мести иранцев, эмигрировать в Россию вместе с 4 своими сыновьями и большой свитой в 1200 человек. Почти одновременно с Вахтангом о покровительстве России и защите от турок просил и царь Имеретии Александр V.

Тем временем положение Грузии ещё более ухудшилось. В Картли с 1723 по 1747 произошёл ряд вторжений турок («осмалоба») и иранцев («кизилбашоба»), отличающихся дикой жестокостью. Тбилиси был разгромлен и сожжён. Захватчики умышленно уничтожали виноградники, сады, скот, продовольствие. Население голодало и вынуждено было бежать из своих городов и сёл. Многие земли почти полностью обезлюдели. К зверствам турок и иранцев добавились массированные набеги дагестанских горцев («лекианоба») на Кахетию и Картли.

Но, спустя некоторое время, удача, казалось бы, после очень долгого перерыва вновь оказалась на стороне Грузии. В середине XVIII века царями Картли и Кахетии становятся отец и сын — Теймураз II и Ираклий II. А в Имеретии царский престол занимает Соломон I. Они, талантливые дипломаты и храбрые полководцы, понимают, что Турция, а особенно Иран, начинают слабеть. Удачными внешнеполитическими манёврами и победами на поле брани им удаётся достичь ряда успехов. После смерти в России прибывшего туда с очередной просьбой о помощи Теймураза II Ираклий становится царём уже объединённого Картли-Кахетинского государства. Ираклий II проведённой военной реформой и образованием регулярного войска довольно быстро превращает Восточно-Грузинское царство в весьма мощную военную силу. Грузины наносят ряд чувствительных поражений туркам, иранцам, дагестанцам, отрядам азербайджанских ханов. Тонкое дипломатическое чутьё позволяет Ираклию довольно удачно маневрировать на внешнеполитическом фронте Закавказья. Внутри страны Ираклий железной рукой пытается навести твёрдый порядок, покончить с сепаратистскими устремлениями крупных феодалов. И, самое главное, Ираклий лелеет мечту об объединении Грузии, о возвращении отторгнутых грузинских земель и даже о Грузии как региональной державе, доминирующей во всём Закавказье. Конечно, достигнуть столь амбициозных целей можно было только при помощи уже ставшей великой державой России.

Но, правда истории заключалась в том, что успехи, достигнутые Ираклием II и Соломоном I, были успехами сугубо тактическими и исключительно временными. Да, Иран и Турция существенно ослабли, но они были ещё сильны настолько, чтобы уничтожить и Грузию, и грузинский народ. Начавшаяся агония двух страшных хищников продолжится ещё очень и очень долго, и раны, нанесённые ими, могли стать смертельными и для всех грузинских государственных образований, и для грузинской культуры, и для грузинского языка, и для христианской веры. Объективно же все грузинские царства и княжества довольно быстро слабели, вражда между ними не утихала, социально-экономическая, политическая и демографическая ситуации неуклонно ухудшались. Кроме того, не оказалось достойной замены стареющим великим царям Ираклию и Соломону.

Ираклий II и Соломон I понимают, что нужно как можно быстрее получить от России военную помощь. И наконец, в 1769 году после начала очередной русско-турецкой войны Россия вводит в Грузию очень небольшой воинский контингент. Но спустя 3 года Петербург отозвал своих солдат, посчитав, что ещё не время применять их в Грузии. Ираклий II осознает, что обеспечить помощь может только официально установленный российский протекторат. Он бомбардирует Петербург письмами о помощи, называя себя в этих посланиях Екатерине II и Григорию Потёмкину не иначе как «Вашего величества всенижайший раб» и «Вашей светлости ко услугам всегда готовый царь». 21 декабря 1782 года Ираклий официально просит Екатерину принять под покровительство Картли-Кахетинское царство. Наконец, 24 июля 1783 года в российской крепости на Северном Кавказе Георгиевске был подписан трактат между Россией и Картли-Кахетинским царством. В январе 1784 года он вступил в силу. Следует отметить, что текст трактата, составленный в России, содержал гораздо лучшие условия для грузинской стороны, чем те, которые предлагались грузинами в прошениях в Петербург в 1773 и 1782 годах.

Трактат содержал 13 основных артикулов (пунктов), 4 сепаратных (секретных) и 1 дополнительный. Согласно трактату, Картли-Кахетинское царство отдавало себя под покровительство России и не признавало над собой власти других государств (то есть Турции и Ирана). Картли-Кахетия фактически отказывалась от проведения самостоятельной внешней политики, обязуясь предварительно согласовывать её с Россией. Картли-Кахетия также должна была установить добрососедские связи с Имеретинским царством, а в случае возникновения между ними очередных разногласий обращаться к России как верховному арбитру. Россия, в свою очередь, обязалась осуществлять вооружённую защиту царства, а также военным и дипломатическим путём содействовать возвращению ранее захваченных грузинских земель.

Согласно условиям трактата, Россия незамедлительно ввела в Восточную Грузию 2 пехотных батальона и 4 пушки. В Тбилиси население встретило вступление в силу Георгиевского трактата и ввод русских войск «народным маскерадом» и «гласами Мусикийскими», продолжавшимися до глубокой ночи.

Однако Ираклий II продолжал рассматривать трактат, скорее, не в оборонительном, а экспансионистском духе и совершил ряд довольно рискованных действий, выразившихся в походах на Ганджинское и Эриваньское ханства и попытках использовать в них русские батальоны, изначально предназначавшиеся для защиты от турок и воинственных горцев. Кроме того, Ираклий в 1786 году заключил сепаратное соглашение с турками, что, в принципе, противоречило Георгиевскому трактату. Разногласия между сторонами вылились в вывод с началом в 1787 году русско-турецкой войны русских батальонов из Восточной Грузии.

Тем временем ситуация в Иране, а впоследствии и в Восточном Закавказье резко изменилась. Пришедший к власти в результате жестокой междоусобной борьбы Ага-Мохаммед-хан Каджар, потребовал от Ираклия полного подчинения и превращения в вассалы Ирана. Новый шах двинул на Восточную Грузию многочисленное войско. И Картли-Кахетинское государство показало свою полную неспособность к какой-либо мобилизации и оказанию серьёзного сопротивления. Вместо 40 тысяч воинов на призыв Ираклия II феодалы выставили всего лишь 4 тысячи. А половину из явившихся собственный зять Ираклия в ночь перед битвой предательски увёл в тыл. Сыновья Ираклия отсиживались в горных крепостях. И лишь царь Соломон привёл из Имеретии 3 тысячи воинов. Ираклий и Соломон, несмотря на многократное превосходство противника, приняли бой на Крцанисском поле. Храбрость и героизм грузинских воинов не смогли спасти грузинскую столицу. 11 сентября 1795 года иранские полчища ворвались в Тбилиси и подвергли его ужасающему разграблению и разрушению. Тысячи жителей столицы были убиты и уведены в плен.

Понимая, что Картли-Кахетию может ждать полное разгром, Россия в декабре 1795 года двинула через Кавказский хребет 2 тысячи солдат. Иранцы не рискнули вступать в бои с русскими и покинули пределы Картли-Кахетии. В Петербурге же был вновь поставлен на повестку дня старый план Петра I о доминировании на Каспии. В 1796 году многочисленная русская армия под командованием Валериана Зубова без труда заняла Азербайджан и даже перешла реку Аракс. Но императрица Екатерина II в это время скончалась, а новый император Павел посчитав, что главное для России происходит в Европе, а кавказское направление является абсолютно второстепенным, повелел немедленно прекратить дальнейший поход и вывести войска назад в Россию. Обрадованный Ага-Мохаммед-хан снова двинулся на Грузию, но к счастью для грузин, в 1797 году был убит заговорщиками в Карабахе.

Тем временем ситуация в Картли-Кахетии всё более ухудшалась. Постаревший Ираклий II принял ряд ошибочных решений во внутренней политике. Он составил завещание, по которому царская власть начинает передаваться по архаичному родовому принципу: после смерти Георгия, сына от второго брака, человека весьма слабого здоровья, трон по старшинству должен переходить к шести сыновьям от третьего брака с царицей Дареджан. Затем Ираклий разделил царство на наследственные уделы. Конечно же, подобные решения могли способствовать только нарастанию хаоса в государстве и последующему его распаду. Кроме того, Ираклий уже после смерти Ага-Мохаммед-хана продолжает просить у императора Павла войска, для того чтобы вновь отобрать у Ирана Ганджинское и Эриваньское ханства, не понимая, что подобные завоевания и удержание захваченных территорий являются лишь совершенно непосильной ношей для слабого и бедного восточно-грузинского государства. С другой стороны, Ираклий, видимо, ясно представляя тяжелейшее положение, в своих последних письмах умоляет Павла спасти страну, взамен отказываясь от значительной части своих суверенных прав.

В январе 1798 года Ираклий II умер, и Картли-Кахетия стала стремительно катиться под откос. Новый царь Георгий XII не обладал ни талантами отца, ни авторитетом, ни деньгами, ни военной силой, ни даже здоровьем. Не хватало средств даже на содержание личной дружины царя, набранной из горцев. Царевичи и крупные феодалы, со дня на день ожидая смерти тяжело больного царя, плетя интриги, уже собирались делить трон. Они не гнушались обращаться за поддержкой к внешним врагам — Турции, Ирану, горцам, ханам Восточного Закавказья. Внутренние хаос и анархия, угроза внешнего вторжение поставили под вопрос существование Картлийско-Кахетинского государства как такового. Новый иранский шах в ультимативной форме потребовал от Георгия признания вассалитета. В этих условиях Георгий XII обратился к императору Павлу с отчаянной просьбой о помощи. Павел, понимая всю серьёзность ситуации, отдаёт приказ о вводе русских войск в Восточную Грузию, а также официально признаёт Георгия XII царём, а его сына Давида — наследником престола. Остальные царевичи отказались признавать Давида наследником престола, окончательно перестали подчиняться Георгию и разъехались по своим уделам. Царица Дареджан ещё больше разжигала страсти между братьями. Иранский шах заявил, что он, безусловно, вступится за несправедливо обделённых царевичей. Академик Бердзенишвили совершенно справедливо замечал: «С 1783 по 1800 годы Картли и Кахетия постепенно приходили в упадок, редко выпадали на долю Восточной Грузии столь суровые испытания: словно весь мир стал враждебным этой слабой стране. Внешние враги связались с внутренними врагами…»

Тяжело больной и страшно испуганный за судьбу страны и своей семьи царь Георгий в отчаянии предлагает императору Павлу кардинально изменить условия трактата 1783 года, дав полное право России вмешиваться во внутренние дела Картли-Кахетии и прося лишь оставить за собой и своими потомками номинальный статус царской династии, уже не претендуя на реальную власть в стране. Георгий был согласен на то, чтобы Картли-Кахетия по своему положению ничем не отличалась от других, входящих в Россию губерний и управлялась по тем же законам. Для этого посылает в Петербург своих уполномоченных представителей. Они должны вручить императору Павлу 17 «просительных пунктов» о вступлении Картли-Кахетинского царства в состав Российской империи.

26 ноября 1799 года русские войска под командованием генерала Лазарева наконец-то вошли в Тбилиси. Солдат с радостью встретили более 10 тысяч жителей города. И уже довольно скоро русским войскам пришлось принять участие в первом крупном сражении. Аварский властитель Омар-хан потребовал, чтобы Картли-Кахетия снова стала уплачивать большую дань, которая бралась за то, чтобы горцы не устраивали опустошительных набегов. Георгий XII платить отказался и, Омар-хан с большим войском решил совершить нападение на Восточную Грузию. К горцам примкнул с 2-тысячным конным отрядом прибывший из Ирана и царевич Александр Ираклиевич. В итоге нападавшие собирались захватить Тбилиси. Но 7 ноября 1800 года в битве на реке Иори немногочисленный русский отряд и присоединившиеся к нему грузинские ополченцы наголову разбили противника. Потери русско-грузинских войск убитыми составили всего 13 человек, а противника — 2 тысячи. Многострадальная Восточная Грузия была наконец избавлена от разграбления и разрушения.

28 декабря 1800 года скончался царь Георгий XII. Его сын Давид поспешил объявить себя правителем страны. Однако в Петербурге уже решили по-другому. Император Павел и его окружение пришли к выводу, что сохранение государственности Картли-Кахетии далее нецелесообразно. Восточно-Грузинское царство слишком слабо и неустойчиво, ситуация в нём в ближайшее время может развиваться по пути мятежей, бунтов и нарушения территориальной целостности. В подобных условиях в Картли-Кахетии гораздо эффективнее будет перейти к полному присоединению края к России и прямому его управлению российской администрацией по российским законам. И с военной точки зрения оборонять данную территорию после присоединения будет значительно проще и легче. При таком развитии событий, считали в Петербурге, совершенно лишним является сохранение царской династии Багратионов, даже в чисто номинальном виде. Поэтому Павел ещё 27 ноября подписывает рескрипт инспектору Кавказской линии и заведующему пограничными делами Кавказской области генералу Кноррингу с приказом выделить необходимое дополнительное количество войск для полного занятия Восточной Грузии и распоряжением, чтобы в случае ожидаемой скорой кончины царя Георгия XII, Кнорринг выслал в Тбилиси строгое требование ни в коем случае не приступать к назначению преемника престола до получения разрешения из Петербурга. А 5 декабря Павел подписывает рескрипт царю Георгию об одобрении его «просительных пунктов».

30 декабря 1800 года Павлом был подписан Высочайший манифест. В манифесте прямо не говорилось об упразднении Картлийско-Кахетинского царства и правящей царской династии Багратиони, однако это подразумевалось, исходя из содержания текста. Примечательно, что всюду в тексте Картлийско-Кахетинское царство именовалось исключительно «Грузинским». В манифесте говорилось, что грузинское царство истощает свои силы на почти всегда неудачные войны с иноверными соседями, об опасности смуты в правящем царском доме, могущей привести к войне уже внутренней, которая угрожает царству гибелью. Царь Георгий XII же, не видя иного пути спасения его страны от гибели, просил о принятии грузинского царства под непосредственное управление Российской Империи. И император Павел ради сохранения как внутреннего порядка в стране, так и для защиты от внешних врагов идёт навстречу просьбам грузинского царя и грузинского народа. А принимаемое в состав России грузинское население отныне будет пользоваться всеми правами, вольностями, выгодами и преимуществами, которыми обладают остальные жители Империи. Сам манифест был опубликован спустя месяц, уже в следующем году и поэтому его обычно называют «манифестом 30 января 1801 года».

Манифест был торжественно провозглашён в Сионском соборе Тбилиси 16 февраля 1801 года. А уже 12 марта император Павел был убит в результате заговора. Новый император Александр I решил ещё раз внимательно рассмотреть необходимость упразднения Восточно-Грузинского царства. Тем временем царевич Давид Георгиевич попытался остаться де-факто главой государства, но в мае 1801 года был отстранён от власти прибывшим в Тбилиси генералом Кноррингом. Александр I же ещё довольно долго колебался, не принимая окончательного решения, но в итоге пришёл к точно такому же выводу и, 12 сентября 1801 года был опубликован Высочайший манифест о взятии императором на себя «бремени управления царства Грузинского». Одновременно с манифестом было издано «Постановление внутреннего Грузии управления», согласно которому Картли-Кахетия разделялась на 5 уездов. Были введены должности главнокомандующего и управляющего Грузией, учреждено Верховное Грузинское Правительство. Новое российское правление вступило в силу в мае 1802 года. А в самое ближайшее время в состав России стали входить и другие грузинские государственные образования.

Как, глядя с высоты нашего времени, мы можем оценивать вхождение Грузии в состав России? На наш взгляд, в истории и политике вообще не может быть идеальных решений и идеальных результатов. История и политика — сферы достаточно жёсткие, а часто и жестокие. Выбор всегда ограничен и, никогда не предоставляется возможности выбрать идеальный вариант. Поэтому необходимо тщательно взвешивать последствия сделанного выбора, хорошо понимать, чего больше принесло данное решение: положительного или отрицательного, полезного или вредного, правильного или ошибочного. Нельзя подходить к историческим процессам с точки зрения некоего абстрактного идеала, не существующего в реальной жизни, и считать, что нехорошо и несправедливо ликвидировать любое национальное государство, каким бы оно ни было. Но государство должно существовать не ради самого своего существования, а в первую очередь, ради выполнения самых важных задач, от которых зависит жизнь народа и общества. Какие же основные задачи стояли перед многочисленными грузинскими государствами в конце XVIII столетия? На наш взгляд, их три: 1) Обеспечить безопасность перед внешней угрозой, положить конец бесконечным вражеским нашествиям и набегам; 2) Достичь государственного единства грузинского народа, образовать единое грузинское национальное государство; 3) Добиться возвращения ранее захваченных грузинских территорий, вернуть их в общее культурное и языковое пространство. Могли ли существовавшие грузинские государственные образования решить эти задачи? Ответ совершенно однозначный — нет! Ни одной из этих задач! Страна на протяжении нескольких веков, находящаяся в состоянии упадка, бедности и перманентных раздоров, постоянно подвергающаяся угрозе физического и культурного уничтожения, не в состоянии быть самостоятельным субъектом Большой Истории и Большой Политики. Она может быть только их объектом. И, в таком случае, необходимо, образно говоря, чтобы маленькое судёнышко, находящееся в бушующем океане, было взято на буксир большим кораблём и поведено в нужном направлении. Итак, были ли выполнены три перечисленные задачи после вхождения Грузии в состав России? Ответ очевиден — да! А, значит, выбор и решения, осуществлённые в конце XVIII — начале XIX веков, были правильными. Не идеальными, а просто правильными.

Борислав Агаджанов

Грузия. Турция. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 31 января 2017 > № 2057439


Греция. Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 30 января 2017 > № 2065299

После того как Верховный суд Греции вынес решение против экстрадиции турецких военных, стало ясно, что турецко-греческие отношения вступают в фазу очередного кризиса. Анкара затребовала от Афин выдачи своих военных, которых она обвиняет в участии в перевороте. Напомним, что в момент развития событий 15 июля (попытка госпереворота — С.Т.) в Турции восемь турецких офицеров — три майора, три капитана и два сержанта — перелетели в Грецию на вертолете Black Hawk. Сначала в воздухе они подали сигнал бедствия и попросили экстренную посадку в Греции, что было разрешено. После этого они заявили, что «ничего не знали о госперевороте и решили лететь в сторону Греции после того, как их вертолет несколько раз попал под обстрел». Афины приняли такую версию, хотя очень внимательно следили за развитием событий в соседней стране. В этой связи президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявлял, что «в первую же ночь после попытки переворота я позвонил ему (главу правительства Греции Ципрасу — С.Т.), и он заверил меня, что этот вопрос будет решен в 15—20 дней».

Но сначала Афины осудили военных на два месяца тюремного заключения за незаконное проникновение в страну. Потом, когда в Турции начались массовые гонения на военных, подозреваемых в участии в перевороте 15 июля, Греция решила не передавать турецких военных Турции. Это было воспринято в Анкаре чрезвычайно болезненно, поскольку эта акция еще раз подчеркивает отношение ее партнеров по НАТО к оценке событий 15 июля. К тому же накануне появился доклад разведки ЕС, в котором утверждается, что, во-первых, участниками переворота являются кемалисты (идеологи турецкого национализма), противники правящей Партии справедливости и развития. Что же касается роли в этих событиях известного богослова Фетхуллаха Гюлена, на которого Анкара списывает все «грехи», то она квалифицируется как «маловероятная». Во-вторых, в докладе утверждается, что турецкая разведка (MIT) еще в 2013 году приступила к созданию списка «гражданских активистов», которых после 15 июля стали арестовывать по обвинению в попытке переворота. В-третьих, по имеющейся у ИА REGNUM информации, доклад разведки ЕС готовился на основе донесений послов стран ЕС и сотрудников спецслужб в Турции.

Кстати, ЕС подтвердил версию, высказанную ранее лидером главной оппозиционной Народно-республиканской партии Турции (НРП) Кемалем Кылычдароглу, который заявил, что «15 июля 2016 году в Турции был совершен контролируемый переворот, в то время как настоящий переворот произошел 20 июля, когда парламент страны позволил правительству ПСР объявить чрезвычайное положение сроком на три месяца». Правительство получило особые полномочия издавать указы, не требующие одобрения парламента, на основе которых осуществляются массовые аресты госслужащих и военных, которых подозревают в причастности к организации переворота. Таким образом, решение Верховного суда Греции против экстрадиции турецких военных вписывается в контекст событий и сложившейся ситуации.

Но проблема не только в Греции. Недавно 40 турецких офицеров НАТО запросили политическое убежище в Германии, а группа таких же военных и дипломатов обратилась к властям Норвегии с аналогичной просьбой. Анкара приказала им вернуться на родину, чтобы допросить по поводу попытки военного переворота, но возвращаться никто не решился, опасаясь за свою жизнь. Теперь этот вопрос будет обсуждаться во время намеченного на 2 февраля визита в Турцию канцлера Германии Ангелы Меркель, что свидетельствует о том, что вопрос о невозвращенцах превращается в системный кризис во взаимоотношениях между Анкарой и Брюсселем. Для Турции это проблема признания или непризнания своей политической легитимности со стороны ее западных партнеров, а для Брюсселя это в первую очередь судьба соглашения с Турцией по беженцам, так как Анкара грозится в качестве ответной меры его разорвать и вновь направить поток беженцев в Европу. Еще в ноябре прошлого года президент Турции Эрдоган предупреждал: «Если вы пойдете и дальше, границы будут открыты, вы это почувствуете». Анкара болезненно реагирует и на отказ Вашингтона выдать проживающего в США оппозиционного проповедника Гюлена. Что еще более запутывает клубок противоречий, так это позиция Запада и Соединенных Штатов в отношении военного переворота: они наблюдали за ним, не предлагали Турции никакой поддержки военного или информационного характера, наблюдая издалека за исходом событий.

Теперь Турция «не стесняется» раскачивать одновременно ЕС и «лодку» НАТО. В Брюсселе негласно стали называть Турцию со второй по величине армией в НАТО самым «слабым звеном», Турция же считает «слабым звеном» альянса на его южном фланге Грецию, с опорой на которую вряд ли можно осуществлять какую-либо политику на Ближнем Востоке. Не случайно после решения Верховного суда Греции в ее взаимоотношениях с Турцией стали всплывать «старые болячки». Генеральный штаб национальной обороны Греции заявил, что ракетный корабль ВМС Турции нарушил территориальные воды возле островов Имиа. Примечательно, что этот инцидент произошел в 21-ю годовщину конфликта из-за островов, который в 1996 году привел к острейшему кризису в отношениях между Грецией и Турцией.

Вообще вопрос о территориальной принадлежности некоторых островов в Додеканесском архипелаге в Эгейском море давно вызывает споры во взаимоотношениях между двумя странами, турецкие самолеты часто вторгаются в воздушное пространство Греции. Но до вооруженного конфликта дело не доходило: две страны являются членами НАТО. Вряд ли и сегодня дело дойдет до конфликта, но по всем признакам Турция станет не только срывать переговоры по кипрскому урегулированию, но и будет обострять военно-политическую ситуацию в Восточном Средиземноморье. Особенностью ситуации можно считать тот фактор, что если раньше все решалось в пределах западного формата на уровне диалога Анкары с Афинами, то сейчас за плечами Анкары альянс с Москвой и Тегераном на сирийском направлении. Не стоит забывать и то, что после Второй мировой войны Турция и Греция 7 раз оказывались на пороге войны друг с другом. Но сейчас, если сбудутся прогнозы Анкары о том, что новый президент США Дональд Трамп будет все же уходить с Ближнего Востока, то самое время менять курс своей внешней политики — как с соседними странами региона, так и в мире в целом. Так во всяком случае создается внешнее впечатление, что не только Москва и Вашингтон, но и Анкара участвует в новой региональной расстановке сил.

Кстати, такого не случалось с 1952 года, когда Турция стала членом НАТО, получила возможность контролировать Средиземноморье, Юго-Восточную Европу между Черным и Средиземным морями. Ситуация изменилась. Изменилась и сама Турция, которая — также впервые с 1952 года —. столкнулась не только с невероятным количеством внутренних и внешних вызовов, но и оказалась под угрозой исключения из НАТО из-за нарушения «правил демократии». Теперь она пытается вырваться из замкнутого круга, вести независимую от Запада внешнюю политику, чтобы если не укрепить, то хотя бы обозначить свою геополитическую роль в регионе. Другое дело, что Турция использует политику шантажа в отношении Европы, угрожая ей миграционным кризисом, заставляет нервничать брюссельских генералов, идя на альянс с Москвой и шиитским Ираном на сирийском направлении, попутно вводит президентскую форму правления. Но пока никто не знает, существует ли у Анкары избранная новая стратегическая цель, и не заведут ли ее тактические маневры к очередным серьезным внутренним потрясениям. Вопрос возможного переворота в Турции не снят с политической повестки.

Станислав Тарасов

Греция. Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 30 января 2017 > № 2065299


Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta-pravda.ru, 29 января 2017 > № 2068267

Халифат на крови

Автор: Сергей КОЖЕМЯКИН.

Конституционная реформа в Турции вышла на финишную прямую. В случае принятия поправок президент Эрдоган получит неограниченные полномочия. Но вы-строенную им политическую систему это вряд ли спасёт от краха: слишком тяжёл груз авантюр, втянувших страну в обстановку террора и репрессий.

Прощание с кемализмом

Процесс изменения Конституции Турции напоминает многосерийный фильм, начало которого подзабыли даже самые стойкие поклонники. С момента прихода к власти в 2002 году Партия справедливости и развития (ПСР) во главе с Реджепом Тайипом Эрдоганом взяла курс на радикальную корректировку Основного Закона. Политическая жизнь страны с тех пор вращается вокруг стремления власти переписать Конституцию под собственные нужды и попыток оппозиции помешать этому процессу.

Ожесточённость борьбы объясняется тем, что речь идёт о выборе вектора развития государства. Заложенная Ататюрком идеология Турецкой Республики (кемализм) базируется на секуляризме, вестернизации и парламентаризме, в то время как ПСР по своим идейным основам близка к движению «Братья-мусульмане». Последнее строится на использовании различных политических и общественных инструментов для постепенного распространения ислама. Конечная же цель — всемирный халифат и жизнь исключительно на основе норм Корана.

В Турции эта идеология соединилась с неоосманизмом, который апеллирует всё к той же мечте о халифате. Особенностью Османской империи являлось соединение правителем светской и духовной власти. Султан одновременно провозглашался халифом — главой всех мусульман-суннитов. Результатом смешения этих воззрений стало формирование агрессивной идеологии современной Турции. Она включает форсированную исламизацию, внешнеполитическую экспансию и сосредоточение власти в руках президента, отождествление которого с халифом происходит всё чаще.

Радикальный разрыв с кемалистскими традициями не мог произойти одномоментно. Но за полтора десятилетия ПСР удалось достичь многого. В результате референдумов 2007 и 2010 годов были снижены полномочия парламента и армии, традиционно подавлявшей попытки исламистского реванша. Нынешняя реформа нацелена на принципиальное переформатирование политической системы. Чтобы принять поправки силами парламента, «партии власти» необходимо 367 голосов. Сейчас в её распоряжении 317 мест. Поэтому избран другой путь — вынесение проекта Конституции на референдум. Для этого достаточно согласия 330 депутатов. В поддержку ПСР выступила ультраправая Партия националистического движения, лидеру которой — Девлету Бахчели — обещана должность вице-президента. 30 декабря изменения поддержала парламентская комиссия по Конституции, а в первых числах года началось постатейное обсуждение проекта. Помешать вынесению документа на референдум оппозиция не смогла. Как ожидается, голосование состоится в марте или апреле.

Что же предлагается одобрить гражданам Турции? Первое и самое главное — превращение страны в суперпрезидентскую республику, где другие ветви власти довольствуются чисто декоративной ролью. Должность премьер-министра подлежит ликвидации. Во главе исполнительной власти будут стоять сам президент и два вице-президента. Парламент отстраняется от формирования правительства. Это становится исключительной прерогативой главы государства, который к тому же сможет самостоятельно издавать законы и декреты, налагать вето на решения депутатов, объявлять чрезвычайное положение, выносить на референдум конституционные изменения и т.д. Президенту передаётся контроль над Генеральным штабом и Национальной разведывательной организацией, прежде осуществлявшийся Высшим военным советом — коллегиальным органом под председательством премьер-министра. Остатков независимости лишается судебная система. Высший совет судей и прокуроров будет возглавлять министр юстиции, а половина его членов — назначаться главой государства. Президенту разрешается сохранять свою партийную принадлежность, хотя прежде он был обязан выходить из партии и «стоять над схваткой».

Как обычно, власти пытаются оправдать реформы интересами народа. В этом отношении настоящим подарком ПСР и Эрдогану стала попытка переворота 15 июля. Саму возможность путча они объясняют наличием в стране двух центров власти: парламента и президента. Теперь этот «недостаток» предлагается искоренить. Как заявляет Эрдоган, он готов взять всю ответственность за положение в Турции на себя и обещает обеспечить подданным мир и процветание.

Оппозиция указывает на своекорыстные интересы руководства. По словам лидера Народно-республиканской партии Кемаля Кылычдароглу, в случае победы президент превратится в диктатора. «Эрдоган пришёл к власти не потому, что хочет управлять государством, а потому, что сам хочет быть государством», — предостерёг он.

Дирижируемая истерия

Предугадать исход референдума трудно. Социологические центры дают разные прогнозы. Ясно, однако, что Турция раскололась примерно пополам. Это хорошо понимают в Анкаре, а потому власти пытаются изо всех сил перетянуть на свою сторону колеблющихся. Инструменты используются стандартные: подавление инакомыслия, насаждение атмосферы страха, а также религиозного и националистического угара.

Преследование несогласных существовало в стране и раньше, но нынешний виток репрессий является беспрецедентным с момента государственного переворота 1980 года. Толчком послужили июльские события. Составить их ясную картину невозможно. Монополию на трактовку так называемого путча присвоило себе государство, пресекая попытки объективного анализа. Созданной после 15 июля парламентской комиссии даже не разрешают встретиться с арестованными генералами. По словам депутатов, власть под всякими предлогами мешает их работе, в результате чего «некоторые моменты до сих пор покрыты мраком».

Организатором переворота объявлено движение «Хизмет», основанное исламским богословом Фетхуллахом Гюленом. По уверениям чиновников, его сторонники проникли во все сферы общественной и политической жизни Турции, включая армию и полицию. Отрицать влияние «Хизмета» сложно, ведь сама ПСР вплоть до недавнего времени опиралась на сторонников Гюлена. Вместе с тем очевидно, что рисуемый ныне образ «тотального заговора» имеет мало общего с истинными возможностями движения. Под предлогом причастности к «Хизмету» развёрнута охота на всех подозреваемых в недостаточной лояльности. Число арестованных за минувшие полгода превысило 40 тысяч человек, уволены или временно отстранены от обязанностей 125 тысяч госслужащих: работники судов, прокуратуры, полиции, учителя, учёные и даже врачи. Масштабные «чистки» не затихают. Например, декретом от 6 января дополнительно уволены 6 тысяч человек.

В эти же дни ещё на три месяца был продлён режим чрезвычайного положения, дающий властям возможность внесудебного преследования несогласных. Среди них — журналисты оппозиционных СМИ. В стране закрыты десятки газет, телеканалов и радиостанций, сотни их сотрудников взяты под стражу. Чтобы подвергнуться заключению, достаточно просто написать критический комментарий в Интернете. С июля прошлого года задержаны свыше 1,6 тысячи пользователей социальных сетей, в отношении ещё 10 тысяч проводится расследование. Не менее ярко демонстрируют обстановку в стране повальные задержания владельцев автомобилей, на номерных знаках которых присутствуют буквы «F» и «G». Таким образом автолюбителей проверяют на предмет симпатий к Фетхуллаху Гюлену.

Другим объектом демонизации стали курды. После выборов в июне 2015 года, принёсших ПСР неудачу, а прокурдской Партии демократии народов (ПДН) — успех, Анкара пошла на провоцирование затихшего конфликта. Перемирие с Рабочей партией Курдистана было разорвано, а юго-восточные районы страны превратились в арену ожесточённого гражданского противостояния. Разжигание националистической истерии принесло свои плоды: ПСР восстановила утраченные позиции и получила дополнительный козырь для ужесточения внутренней политики.

От использования этих циничных инструментов власти не отказываются. Вину за большинство терактов возлагают на курдов, хотя очевиден исламистский след нападений. Курдские движения подвергаются репрессиям. В ноябре были арестованы сопредседатели ПДН Селахаттин Демирташ и Фиген Юксекдаг и ещё полтора десятка депутатов от партии. «Они должны предстать перед судом как террористы», — игнорируя принцип презумпции невиновности, призвал Эрдоган.

Исламисты и смерть Андрея Карлова

Разворачивая кампанию подавления, турецкие власти опираются не только на правоохранительные органы. ПСР прибегает к услугам радикальных исламистов, фактически включив их в систему власти. Религиозность стала главным критерием приёма на госслужбу, не исключая силовые структуры. Военным советником президента назначен бригадный генерал Аднан Танрыверди, ранее уволенный из рядов вооружённых сил за приверженность исламистским взглядам. Именно на него возложена задача перестройки турецкой армии. В каком направлении — догадаться не сложно. Как сообщается, Танрыверди формирует секретную гвардию из числа сирийских боевиков для выполнения самых «грязных» операций. Благо, соответствующий опыт у него есть: генерал возглавляет первую в истории страны частную военную компанию SADAT.

Тревожные сигналы уже поступают. В декабре по стране прокатилась серия погромов офисов ПДН. Здания поджигали, а активистов избивали под крики «Аллах акбар!», причём происходило это при невмешательстве полиции. Под этим углом зрения следует рассматривать и убийство российского посла Андрея Карлова. Официальная версия Анкары о том, что за покушением стоят «Хизмет» и западные державы, не выдерживает критики. Убийца — сотрудник специального подразделения полиции Мевлют Мерт Алтынташ — успешно пережил все волны «антигюленовских» чисток. Более того, он пользовался особым доверием начальства, как минимум трижды сопровождая президента в официальных поездках.

Это неудивительно, учитывая расположение власти к приверженцам исламизма. В том же, что Алтынташ являлся фанатично религиозным человеком, сомнений нет. Выкрикивая лозунги об отмщении за Алеппо, он демонстрировал главный ваххабитский жест — поднятый вверх указательный палец. В его сбивчивой речи несколько раз прозвучало слово «байат», являющееся клятвой верности халифу. Данная традиция распространена как среди боевиков «Исламского государства», так и «Братьев-мусульман». Наконец, при обыске в доме Алтынташа была обнаружена антироссийская фетва (религиозный документ) саудовского богослова Мухаммада аль-Усаймина.

Для обвинения властей в причастности к убийству этих фактов недостаточно. Но то, что сам Алтынташ и его поступок являются продуктами религиозно-националистической истерии, инициированной руководством Турции, не вызывает сомнений. Об этом же говорится в заявлении Компартии Турции: «Вы открываете двери для разгула террора, вы восклицаете: «В Алеппо идёт геноцид!», вы не позволяете назначать в полицию нерелигиозных людей и после этого пафосно заявляете об «иностранных державах»!» В Компартии добавили, что в смерти посла виновны все, кто способствовал исламизации Турции.

Но внешние силы всё же могли быть причастны к преступлению. Прежде чем затронуть этот вопрос, следует указать на ошибку тех, кто считает Анкару верным союзником Москвы. Турция ведёт изворотливую внешнюю политику, пытаясь играть на противоречиях государств. Гневные выпады в адрес США не сопровождаются шагами по выходу из НАТО, а заявления отдельных чиновников о возможном выводе американского контингента с базы Инджирлик уже опровергнуты турецким МИД. Точно так же реверансы в сторону России происходят на фоне раздуваемого в Турции психоза о «преступлениях в Алеппо» и выделения украинским вооружённым силам 15 миллионов долларов.

Истинными союзниками Анкары можно сегодня назвать только две страны: Саудовскую Аравию и Катар. Последний связывают с Турцией не только крепнущие политико-экономические отношения, но и идеологическая близость. Катар является основным покровителем и спонсором «Братьев-мусульман». Здесь обосновался духовный лидер движения Юсуф аль-Кардави, ещё в 2014 году заявивший, что Турция должна стать центром нового халифата, а Эрдоган, соответственно, новым халифом. «Вы должны встать на его сторону, присягнуть ему на верность (тот самый «байат»! — С.К.) и сказать ему: «Ступай вперёд», — призвал аль-Кардави своих соратников.

И ещё одна любопытная деталь: 18 декабря, накануне роковых выстрелов, в Турции с официальным визитом побывал эмир Катара Тамим Аль Тани. В ходе его переговоров с Эрдоганом был подписан ряд важных соглашений. Среди них — контракт на поставку катарского сжиженного природного газа. Таким образом, убийство Андрея Карлова могло стать кровавым предупреждением Москве не переходить Катару дорогу в Сирии (где Доха поддерживает наиболее радикальные группировки исламистов), а также в поставках газа.

Главный же вывод заключается в том, что Турция стремительно приближается к катастрофе. Используя радикальный исламизм и попав в зависимость от арабских монархий, власти загнали себя в тупик. Развёрнутые авантюры чреваты самыми серьёзными последствиями для их создателей.

Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta-pravda.ru, 29 января 2017 > № 2068267


Турция. Греция. Евросоюз > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > vestikavkaza.ru, 28 января 2017 > № 2060113

Турция ставит под угрозу мигрантское соглашение с ЕС

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу в пятницу пригрозил принять все необходимые меры, в том числе и аннулирование мигрантского соглашения с Европейским союзом, если Греция не отменит постановление верховного суда об экстрадиции восьми турецких солдат в Турцию. «Мы требуем, чтобы суд над восьмью солдатами был снова проведен. Это политическое решение, Греция защищает и укрывает заговорщиков», - заявил Чавушоглу. Министерство юстиции Турции послало уже второй запрос греческим властям о выдачи солдат. В ответ греческое правительство заявило, «что судебная власть в Греции независима, а решения суда уважаются и являются обязательными».

В четверг Верховный суд Греции постановил в четверг не выдавать восемь турецких солдат, которые на военном вертолете попали на территорию северной Греции в поисках убежища 16 июля, на следующий день после неудачной попытки государственного переворота в Турции. {одатайства о предоставлении убежища были отклонены в июле, но в настоящее время обжалуются. Греческий суд также постановил, чтобы офицеры - два командира, четыре капитана и двое сержантов - были освобождены из-под стражи. Главный офис прокуратуры Стамбула в четверг ответил на постановление греческого суда требованием немедленной выдачи ордера на арест восьми солдат.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган также выразил свое неудовольствие тем, что греческое правительство не сдержало свое слово. Он сообщил журналистам на борту самолета, возвращаясь в Турцию в четверг после визита в Восточную Африку, что премьер-министр Греции пообещал экстрадировать солдат в течение «двух-трех недель» в ходе разговора после неудачной попытки государственного переворота. Анкара заявляет, что восемь солдат являются террористами и за свои преступления должны предстать перед судом в Турции, где будет проведено справедливое судебное разбирательство. С 20 июля в Турции действует режим чрезвычайного положения, который наряду с другими полномочиями предоставляет расширенные полномочия правительству для ареста, задержания и досудебного разбирательства.

Противоречивое мигрантское соглашение, подписанное в марте 2016 года между Турцией и ЕС, имеет жизненно важное значение в борьбе с незаконными и часто опасными перемещениями мигрантов с Эгейского побережья Турции на близлежащие греческие острова. В рамках соглашения о реадмиссии, которое, по мнению Турции, является частью сделки, страны-члены ЕС могут отправлять мигрантов, которым было отказано в предоставлении убежища, обратно в Турцию для последующего возвращения в исходную страну. Греция получила наибольшую выгоду от этих соглашений с Турцией, так как оно привело к ослаблению нагрузки на объекты и ресурсы страны. Правительство в Анкаре часто использует мигрантское соглашение в качестве «кнута» в периоды разногласий с государствами ЕС.

Сроки этого развивающегося кризиса в отношениях между Турцией и Грецией могут создать дополнительные проблемы для премьер-министра Великобритании Терезы Мэй во время ее ожидаемого визита в Анкару в субботу. Хотя торговые отношения, скорее всего, будут главным пунктом повестки дня Мэй, так как она стремиться заключить новые торговые соглашения после Brexit, также планируется обсудить вопрос о потенциальном воссоединении разделенного острова Кипр с Эрдоганом, позиция которого считается ключом к успеху продолжающегося процесса воссоединения. Любое ухудшение отношений между Грецией и Турцией, вероятно, окажет непосредственное влияние на переговоры по Кипру, которые итак остаются напряженными. В декабре Эрдоган сказал, что турецкие войска останутся на острове навсегда и что этот вопрос не подлежит обсуждению. Его замечания также получили поддержку со стороны президента Турецкой Республики Северного Кипра Мустафы Акынджи.

Последние успехи в ходе переговоров по объединению Кипра были достигнуты благодаря многолетнему сближению Турции и Греции, которые являются членами НАТО, но остаются региональными соперниками. За последнюю четверть века они несколько раз были на грани войны.

Middle East Eye

Турция. Греция. Евросоюз > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > vestikavkaza.ru, 28 января 2017 > № 2060113


Греция. Турция > Армия, полиция > ria.ru, 28 января 2017 > № 2053903

Министр национальной обороны Греции Панос Камменос назвал провокационным поведение Турции, которая постоянно нарушает воздушное и водное пространство и угрожает разорвать соглашение о реадмиссии с Грецией из-за отказа греческого суда выдать Анкаре восьмерых военнослужащих, бежавших после попытки госпереворота.

"Турция должна понять, что в демократических странах, к которым она желает принадлежать, правосудие не имеет и не получает директивы от правительств. Оно независимое. Не может Турция после того, как заявила о намерении стать членом ЕС, говорить о восстановлении смертной казни, не может в 2017 году иметь пытки и нарушать все прав человека и преследовать под предлогом участия в перевороте людей, которые не имели к нему никакого отношения", — заявил Камменос в интервью телеканалу Skai, комментируя решение Верховного суда Греции.

Говоря об угрозах Турции выйти из соглашения с Грецией о реадмиссии, министр сказал, что президент Тайип Эрдоган должен адресовать эти угрозы Евросоюзу и НАТО, с которым он подписал соглашения о возвращении нелегальных мигрантов.

"По беженцам Турция имеет три действующих соглашения. Одно с Грецией о возвращении тех, кто не является беженцами, одно с ЕС и одно с НАТО, которое четко предусматривает, что спасенных в греческих или турецких водах возвращают в Турцию. Когда Турция угрожает Греции, она должна сначала обратиться к ЕС, с которой подписала и получила на "карманные расходы" 3 миллиарда евро, а также в НАТО", — сказал министр.

Камменос заявил также, что провокационное поведение Турции в Эгейском море известно на международном уровне. "Коалиционные силы в Эгейском море стали свидетелями противоправного поведения, нарушений, и страны, которые принимали раньше сторону Турции, как Нидерланды, сейчас имеют собственный опыт", — сказал он.

Министр обороны заявил также, что более 40 турецких офицеров, служащих в НАТО, запросили в Брюсселе политическое убежище.

Камменос коснулся и угроз Турции в адрес Германии. "Эрдоган угрожал Турции. Через несколько дней туда поедет Меркель, посмотрим, что он скажет ей. Давайте посмотрим, что он скажет и США, с которыми они союзники по НАТО", — заметил глава минобороны Греции.

Геннадий Мельник.

Греция. Турция > Армия, полиция > ria.ru, 28 января 2017 > № 2053903


Германия. Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dw.de, 28 января 2017 > № 2053777

В Германии попросили политическое убежище около 40 военнослужащих НАТО из Турции, большинство из них имеют высокие воинские звания. Об этом в субботу, 28 января, сообщил еженедельник Der Spiegel. "Вне всяких сомнений, мы не можем отправить этих солдат обратно в Турцию. Они тут же окажутся в тюрьме", - заявил изданию внутриполитический эксперт фракции Христианско-социального союза в бундестаге Штефан Майер (Stephan Mayer).

В министерстве внутренних дел ФРГ и Федеральном ведомстве по делам миграции и беженцев подчеркивают, что прошения турецких военнослужащих рассматриваются в общем порядке, пишет Der Spiegel. На 2 февраля намечен визит канцлера ФРГ Ангелы Меркель (Angela Merkel) в Анкару, напоминает еженедельник.

Военные отрицают причастность к путчу

В декабре 2016 года несколько турецких офицеров, дислоцированных на военных базах НАТО, рассказали DW о том, что получили приказ вернуться на родину, но намерены просить у властей ФРГ и Бельгии политическое убежище. По их словам, Турция отправила в свои диппредставительства за рубежом 20 списков военнослужащих, подозреваемых в попытке путча. Анкара потребовала, чтобы военные сдали удостоверения НАТО и дипломатические паспорта, и в течение трех дней вернулись на родину. Свою причастность к попытке госпереворота турецкие военнослужащие НАТО отрицают.

26 января высший суд Греции отказался выдать Анкаре восемь турецких военных, бежавших из Турции после июльского путча. В ответ Турция пригрозила расторгнуть соглашение с ЕС по беженцам. Договор между Брюсселем и Анкарой подразумевает, что все беженцы, нелегально прибывшие морским путем к берегам Греции, должны быть отправлены обратно в Турцию. В ответ ЕС обязался принимать в обмен на каждого нелегального мигранта по одному легальному сирийскому беженцу с турецкой территории. Кроме того, Брюссель согласился предоставить Анкаре 6 млрд евро на нужды беженцев.

Германия. Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dw.de, 28 января 2017 > № 2053777


США. Сирия. Турция > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 28 января 2017 > № 2053043

Пентагон предлагает президенту Трампу свою стратегию борьбы с «Исламским государством»

Военные рассчитывает, что Белый дом санкционирует использование дополнительных методов ведения боевых действий

Главной темой визита президент Дональда Трампа в Пентагон в эту пятницу стало выяснение того, какие методы военные собираются использовать в борьбе с боевиками «Исламского государства». Как уточнил накануне для «Голоса Америки» один из сотрудников военного ведомства, среди обсуждаемых методов ведения боевых действий могут оказаться и те, которые администрация Барака Обамы «даже не рассматривала».

В свою очередь, военные ожидали, что во время встречи глава Белого дома объявит, какие именно цели в борьбе с «Исламским государством» являются для него приоритетными.

В разговоре с «Голосом Америки» один из высокопоставленных сотрудников Пентагона сообщил, что предыдущая администрация пыталась достичь сразу двух целей: сохранить хорошие отношения с Турцией и уничтожить ИГ.

«Когда приоритетом является все, очень сложно определить главную цель, - подчеркнул собеседник «Голоса Америки». – Сейчас мы ждем, что перед нами поставят конкретную цель».

Важной частью новой стратегии, которая будет предложена президенту Трампа, может стать передача оружия и военной техники отрядам курдской оппозиции.

Именно эти формирования уже доказали свою эффективность в борьбе с боевиками, и играют сейчас ключевую роль в наступлении на столицу ИГ – Ракку. Тем не менее, Турция считает эти формирования террористическими, так что вопрос об американской поддержке курдских подразделений может вызвать непредсказуемую реакцию Анкары.

Еще одним обсуждаемым вариантом является отправка ударных вертолетов Apache для поддержки наступления на Ракку или высадка в регионе дополнительные американских сил.

Ожидалось, что военные попросят Трампа предоставить им большие права во время ведения боевых действий. Представитель Пентагона пояснил «Голосу Америки», что речь в первую очередь может идти о праве принимать командирами на местах решения без дополнительных согласований с вышестоящим начальством. Это позволит «повысить скорость и эффективность действий при решении проблем, возникающих на поле боя».

По словам собеседника «Голоса Америки», в прошлом году в передовых отрядах на территории Сирии находилось ровно 203 американских военнослужащих, и действия каждого из них «должны были быть санкционированы» командованием.

Смягчение этих требований, по мнению военных, позволит «изменить ход ведения боевых действий».

США. Сирия. Турция > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 28 января 2017 > № 2053043


Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 27 января 2017 > № 2071284

Конституция неизбежна

Лавров передал сирийским оппозиционерам проект конституции страны

Михаил Ходаренок

Ситуация с сохранением мира в Сирии во многом зависит от будущей конституции страны. «Газета.Ru» ознакомилась с полным текстом основного закона сирийского государства, который был отправлен для обсуждения всем заинтересованным сторонам после переговоров в Астане. О значении этого документа, а также попытках Катара и Саудовской Аравии сорвать его обсуждение рассказывает военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок.

Российский проект конституции Сирии обобщает предложения правительства и групп оппозиции за последние годы, заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров на встрече с представителями сирийской оппозиции в Москве. Россия никому не навязывает свой проект основного закона страны, но выступает за продолжение дискуссии, в том числе на переговорах в Женеве.

На встрече с Лавровым присутствовали группы оппозиции, не участвующие в переговорах в Астане. Это сирийцы, объединенные вокруг переговорных площадок в Москве, Каире, на российской базе Хмеймим, а также курдская Партия демократического союза и представитель курдского Национального совета.

В Астане впервые благодаря усилиям России удалось усадить за стол официальных представителей Турции, Ирана, правительства Сирии, реальных представителей вооруженной оппозиции, еще и с участием спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры.

В Женеве, да и на других площадках, переговорщики со стороны Сирии представляют только самих себя.

При этом связь со своей страной эти люди утратили еще несколько лет назад и никаких реальных рычагов влияния на ситуацию в стране не имеют, хотя и умело внушают своим покровителям обратное. Сейчас же в этих кругах наблюдается растерянность, близкая к шоку: заседания в Женеве отложены на неопределенный срок. В итоге завсегдатаям женевских отелей пришлось дружно ехать в Москву обсуждать предложения России.

Да, после первого раунда переговоров в Казахстане отдельные представители оппозиции заявили, что отвергают российский проект конституции страны, но важно понимать, что прошедшая встреча — это лишь первый шаг на пути политического урегулирования конфликта и за ним последуют новые.

На этапе подготовки к Астане в ходе предварительных консультаций с турецкой стороной были достигнуты конкретные договоренности о создании в ходе переговоров конституционной комиссии из представителей умеренной оппозиции Сирии, которые должны были приступить к обсуждению статей текста будущего основного закона страны.

Есть сведения, что в процесс вмешались Саудовская Аравия и Катар. И позиция умеренных оппозиционеров была оперативно скорректирована.

Убедиться в компромиссном и исключительно демократическом характере предлагаемого российской стороной варианта конституции можно, ознакомившись с ее полным текстом.

Некоторые эксперты выражали сожаление, что в столице Казахстана не было представителей монархий Персидского залива. Тем не менее уже не Москва уговаривает стороны примкнуть к консультациям и переговорам, а Кремль получает соответствующие предложения.

О готовности присоединиться к переговорному процессу уже заявила Иордания. Амману поставили два условия: подписать документы о прекращении огня и взять на себя обязанности гаранта по отношению к вооруженным формированиям оппозиции, дислоцирующимся в непосредственной близости от иордано-сирийской границы.

Из уст женевских переговорщиков сейчас звучит идея о создании некоего переходного правительства, которое должно заняться конституционным процессом. Причем подчинить этому правительству предполагается вооруженные силы, органы внутренних дел и спецслужбы Сирии. Более вздорной идеи придумать просто нельзя. Это демонстрирует полное незнание реальной обстановки в Сирии. Подобный подход просто приведет к полному краху всех усилий по урегулированию кризиса. Нет никаких сомнений, что в условиях гражданской войны в Сирии любые проправительственные силы откажутся подчиняться бежавшим из страны амбициозным личностям.

Что касается механизма контроля за прекращением огня в Сирии, о деталях которого не смогли договориться Анкара и Дамаск, то он и в существующем виде достаточно эффективен. На следующем его этапе целесообразно включить в контрольные органы полевых командиров оппозиции и разработать небольшой, но очень конкретный документ, в котором будут отражены вопросы взаимодействия сторон и при необходимости — порядок обмена пленными.

Предложения президента США Дональда Трампа о создании зон безопасности в Сирии пока до конца непонятны. Надо еще уточнить детали. Если они направлены на прекращение огня, то эти предложения заслуживают поддержки. Если эта инициатива — очередная попытка лишить сирийскую армию поддержки с воздуха, то вместо укрепления хрупкого мира стороны рискуют вернуть конфликт на стадию до российского вмешательства. Гораздо эффективнее было бы средства, которые пойдут на обустройство зон безопасности, потратить на восстановление инфраструктуры сирийских городов, пострадавших в ходе боевых действий. И беженцы туда сразу же вернутся.

Но так или иначе нужно создать в стране легитимное для всех сторон правовое поле — создать конституционную комиссию и приступить к обсуждению проекта основного закона. Наиболее целесообразным, по мнению российской стороны, представляется принять основной закон государства на специально собранном Конгрессе народов Сирии, в котором были бы представлены все народы и конфессии государства. Только так можно остановить гражданскую войну.

На пути к этому надо как можно скорее добиться прекращения боевых действий в Восточной Гуте (оазис возле Дамаска). По примеру Алеппо можно ввести туда формирования российской военной полиции.

Вооруженную борьбу с формированиями запрещенных в России «Джебхат ан-Нусры» — как бы она ни переименовывалась — и «Исламского государства», вне всяких сомнений, надо продолжать. Необходимо также тем или иным способом внести разлад в действия Саудовской Аравии и Катара, снизив до минимума их влияние на конфликт. Вопреки устремлениям этих стран Сирия должна остаться единым и неделимым государством.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 27 января 2017 > № 2071284


Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 января 2017 > № 2061956

Как Турция, Россия и Иран поделят Сирию?

Павел Новотны (Pavel Novotný), Info.cz, Чехия

Мирные переговоры между правительством и повстанцами начались в казахстанской Астане почти через шесть лет сирийской войны. Переговоры организует Россия, Турция и Иран. США делегатов не направили. Повстанцы утверждают, что в первую очередь хотят вести переговоры о перемирии. Однако аналитики уже спекулируют о том, разделят ли державы Сирию на свои сферы влияния, и какими они будут.

Распад Сирии уже происходит. Страна может быть разделена на сферы влияния иностранных игроков. В середине января агентству Reuters об этом сказал Андрей Кортунов, глава Российского совета по международным делам, то есть организации, близкой к московскому Министерству иностранных дел. А что еще важнее, эта организация разделяет не только мнение МИДа РФ, но, скорее всего, и его цели.

Кортунов и другие российские аналитики могут — а по тактическим причинам, наверное, даже должны — быть более открытыми, чем московские политики. Встречу в казахстанской Астане собрала новая ось Москва — Анкара — Тегеран. И именно об их планах аналитики размышляют прежде всего.

По словам российских аналитиков, в будущем Москва сохранит влияние в регионе, который населяют алавиты. Речь идет о приморской зоне, где в 1920 — 1936 годах существовало так называемое Алавитское государство с центром в Латакии. Там находятся используемые россиянами военные базы Тартус и Хмимим. Алавиты, хоть и являются меньшинством, образовывали костяк предвоенной Сирии, и к ним относится и президент Башар Асад с семьей.

Анкара и Тегеран не хотят отставать

Турция (и не только она), по словам российских экспертов, определила себе сферу влияния на севере Сирии, заняв военными силами территорию между городами Азаз, Аль-Баб и Джарабулус. Владимир Агаев из Института стратегических исследований и прогнозов добавляет, что, по всей видимости, это произошло с согласия Москвы и Дамаска, которые во время взятия города Аль-Баб воздержались от нападения на турецкую коалицию. Россияне якобы согласились на отход боевиков из повстанческой части Алеппо, прежде всего, потому, что определенная часть их собиралась принять участие в боях под Аль-Бабом — на турецкой стороне против радикальных исламистов.

Что касается Ирана, то московские аналитики также признают его право на часть Сирии. «Раздел на сферы влияния, если он если действительно планируется, мог бы произойти по тем позициям, которые занимают подразделения турецких и сирийских правительственных войск, — считает Анатолий Цыганок из российского Центра военного прогнозирования. — Учитывая, что иранские войска сегодня взаимодействуют с российскими ВКС, вполне обоснован и трехсторонний формат».

Только пробные шары?

Российские аналитики, по всей видимости, запускают пробные шары, а Кремль ждет реакции. Возможно, иногда они говорят от себя, то есть отстаивают позицию отдельных центров российского политического спектра. Российские аналитики излагают варианты в условном наклонении. И тем не менее: Сирия действительно разбита, и иностранные государства и группировки действительно удерживают значительную часть ее территории.

Даже более того. Некоторые уже, видимо, начали претворять в жизнь свои планы и организуют трансферы населения. Конечно, отдельные этническо-религиозные группы перемещаются на протяжении всей гражданской войны, и было бы наивно полагать, что бегств и изгнаний не будет. Британская газета The Guardian, однако, сообщила о четко сформулированном плане, к реализации которого уже приступил шиитский Иран и союзническое движение «Хезболла». Согласно плану, на территории между ливанской границей и условной линией, соединяющей Дамаск и Хомс, в будущем не будет проживать ни одного суннита.

Иными словами: этническо-религиозное изменение, а с ним и возможное разделение Сирии, президент которой Башар Асад является, скорее, вассалом, нежели союзником России и Ирана, из неконтролируемой военной фазы переходит в фазу организованную. Это происходит еще и потому, что режим в Дамаске хоть и выжил благодаря союзникам, уже крайне истощен как в экономическом, так и в военном отношении. Еще в прошлом году, по всей видимости, шиитские бойцы из-за рубежа (Ирана, Ирака, Афганистана, Ливана и так далее) по численности как минимум сравнялись с собственными кадрами сирийской армии.

То есть все происходит постепенно, и не стоит забывать, что речь идет о предположениях. Однако мало кто сомневается в том, что Москва крайне заинтересована в выходе к Средиземному морю близ сирийских городов Тартус и Латакия.

Иранский коридор

Шиитский Иран целенаправленно добивается создания коридора между Заливом и Средиземным морем: из Ирака через Сирию на юг Ливана, где хозяйничает «Хезболла». Израильские журналисты, да и не только они, предполагаю, что по этому коридору «Хезболле» будет поставляться иранское оружие, то есть к самым границам Израиля.

Во время операции «Щит Евфрата» Турция действительно взяла под контроль часть Сирии близ своей южной границы и начала борьбу с сирийскими курдами, которые заручились поддержкой только со стороны непредсказуемого Запада.

Кстати, интересно будет наблюдать за тем, как к ним отнесется крайне ассертивная Россия. Британский комментатор Дэвид Херст, проживающий в ливанском Бейруте, припоминает, как кремлевский сервер Sputnik, с восторгом сообщая о сотрудничестве Москвы и Анкары, позабыл тот факт, что Россия позволила сирийским курдам открыть у себя в столице представительство. Однако это было до российского примирения с Турцией…

А что другие игроки, которые вовлечены в Сирийский конфликт? Страны Залива, похоже, заняли оборонительную позицию, хотя, возможно, лишь выжидают, какую политику будет проводить на Ближнем Востоке новый совершенно непредсказуемый американский президент Дональд Трамп. Уже упомянутого Дэвида Херста удивило, что садовский король Салман, выступая в декабре перед (неизбранным) парламентом, ни разу не упомянул ситуацию в Сирии, несмотря на то, что за несколько дней до этого шиитская коалиция, сирийская армия и Иран со своими союзниками взяли ту часть Алеппо, которую удерживали суннитские повстанцы. А ведь Залив их поддерживал. Быть может, монарху было стыдно за поражение, или он уже махнул рукой и на повстанцев, и на Сирию?

Три сценария

Также можно только предполагать, как Сирия будет разделена: неформально или же появятся новые образования, пусть и в довоенных границах страны.

Напрашиваются три сценария: суданский, боснийский и ливанский. Первый означает возникновение двух (или более) суверенных государств. У боснийских образований есть даже общий флаг, а глава государства — коллективный, чтобы были представлены все основные народности. Общее правительство, однако, очень слабое. Ливан же вблизи Сирии создал сложную перестраховочную систему, в которой посты во власти распределяются по этническо-религиозному принципу. Также возможно, что сферы влияния возникнут не на бумаге, а только в головах сирийцев и их зарубежных покровителей…

Да, Сирия может также фактически остаться унитарным государством под руководством людей Асада. Однако никто не знает, как невоенными средствами заставить подчиняться целые регионы, восставшие против президента, и тех, кто вкусил прежде невиданной независимости, в частности курдов.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 января 2017 > № 2061956


Турция > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 января 2017 > № 2052938

Между НАТО и Анкарой зарождается недоверие

Изабель Лассер | Le Figaro

"В недрах Североатлантического альянса страны Запада и Турция, которая договаривается с Москвой, все меньше и меньше доверяют друг другу", - пишет журналистка Le Figaro Изабель Лассер.

"Не все гладко между западными членами НАТО и мусульманской Турцией. В Вашингтоне отдельные консервативные круги требуют исключить Турцию из альянса. В то же время в Анкаре депутаты парламента от правящей "Партии справедливости и развития" (AKP), такие как Самил Тайяр, называют Североатлантический альянс "террористической организацией" и призывают "хлопнуть дверью", - говорится в статье.

"Отношения между Турцией и НАТО похожи на историю семейной пары, в которой каждый упрекает другого в отсутствии поддержки", - поясняет Байрам Балджи, эксперт из парижского Центра международных исследований (CERI).

"Наибольше беспокойство вызывает сближение с путинской Россией, ведь Владимира Путина НАТО считает своим главным врагом, - говорит Балджи. - Москва и Анкара могут заключить соглашение о создании некой безопасной зоны на севере Сирии, которая воспрепятствовала бы курдам из партии "Демократический союз" (PYD) устроить там автономную область. Взамен Анкара могла бы снять свое вето на поддержку у власти Башара Асада, союзника России. Это сотрудничество перешло на новый этап, когда российские самолеты не так давно наносили удары с воздуха, поддерживая наступление Турции на севере Сирии. С тех пор НАТО задается вопросом: Турция находится на пути к тому, чтобы сменить альянс, заменить США Россией, словом, отказаться от своей интеграции с Западом?"

Существует немало претензий и с турецкой стороны. Недоверие началось не сегодня. "Турки всегда чувствовали, что в случае необходимости другие члены альянса не обеспечат их безопасность", - продолжает Байрам Балджи.

Недавний разлад вытекает из обстановки в Сирии. Турция, уже раздраженная тем, что Евросоюз отдалил ее от себя, потому что она не отвечает требованием Брюсселя, обвиняет страны Запада в оказании помощи сирийским курдам вооружениями, говорится в статье. "Турция ощущает себя покинутой странами Запада в сирийском кризисе", - уверяет Балджи. После попытки государственного переворота Анкара была огорчена отсутствием сочувствия со стороны стран Запада. "Проблема коренится не в Турции и не в России, а в странах Запада, - считает эксперт. - Слабость западного мира, отсутствие стратегического видения и прозрачной политики, что усугубляется распадом в самом регионе, - вот что подталкивает Анкару в спешному сколачиванию новых альянсов. Турки сближаются с тем, кто самый сильный. Объединение с Россией основано на отчаянии".

"Может ли разлад закончиться разрывом? До этого еще далеко. Турция остается оплотом Североатлантического альянса, его второй армией по количеству военнослужащих", - пишет далее Лассер.

Несмотря на неприятие, которое демонстрируют антизападные круги, НАТО остается для Анкары эффективной структурой для защиты ее национальных интересов, говорится в статье. Многие эксперты считают, что сближение между Москвой и Анкарой не предназначено для замены сотрудничества Турции с НАТО. "Единственное, что их сближает, - это желание противостоять Западу", - говорится о Турции и России Торнике Гордадзе, бывший министр Грузии по вопросам интеграции в евроатлантические структуры, советник Института высших исследований национальной обороны (IHEDN, Франция). Исключение из НАТО сделало бы Турцию еще более "неконтролируемой", опасаются эксперты. "В разрыве не заинтересован никто", - считает Гордадзе.

"Так ли это, отчасти зависит от непредсказуемого характера Дональда Трампа", - пишет Лассер.

Турция > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 января 2017 > № 2052938


Казахстан. Сирия. Турция. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 26 января 2017 > № 2062701

ООН приветствует астанинские переговоры

В минувший вторник в Астане завершилась встреча по Сирии. Специальный посланник ООН Стаффан де Мистура приветствовал решение о создании трехстороннего механизма наблюдения за прекращением огня и выразил надежду, что эти результаты станут важным подспорьем в ходе межсирийских переговоров в Женеве.

«Министр иностранных дел Казахстана только что зачитал вам совместное заявление, принятое Ираном, Российской Федерацией и Турцией по завершении Международной встречи …Я приветствую решение России, Турции и Ирана создать трехсторонний механизм по наблюдению за прекращением огня и по обеспечению полного соблюдения режима перемирия. Это – конкретный шаг на пути дальнейшего осуществления резолюции 2236, принятой Советом Безопасности ООН», – заявил Стаффан де Мистура.

Он пообещал, что ООН будет оказывать содействие сторонам трехстороннего механизма в укреплении режима прекращения огня.

«С укреплением режима прекращения огня открываются перспективы беспрепятственного доступа гуманитарных организаций к нуждающимся в помощи сирийцам», – сказал Специальный посланник. Он выразил надежду на то, что прекращение огня будет содействовать борьбе международного сообщества против терроризма в Сирии и регионе.

«Я также считаю, что консолидация режима прекращения огня поможет создать более благоприятные условия для встречи сирийских сторон. Это важно для запуска процесса официальных переговоров под эгидой ООН в следующем месяце в Женеве», – подчеркнул представитель ООН.

Он выразил надежду на «реальное конструктивное участие представительных, имеющих необходимые полномочия делегаций» в обсуждении всех аспектов политического решения сирийской трагедии и «в той последовательности, которая определена в резолюции 2254 Совета Безопасности: – управление, конституция и выборы».

«Я приветствую то, что в совместном заявлении ясно указано, что темы переговоров и последовательность их обсуждений в ходе переговорного процесса под эгидой ООН должны согласовываться с резолюцией 2254», – заключил Специальный посланник ООН.

Он приветствовал тот факт, что в совместном заявлении есть ссылка на дальнейшее сотрудничество в рамках «Астанинской платформы» по отдельным вопросам политического процесса.

В беседе с журналистами Специальный посланник ООН сообщил, что на следующей неделе, в рамках подготовки к февральским переговорам в Женеве, он побывает в Нью-Йорке, где проведет консультации с Генеральным секретарем ООН и выступит с брифингом перед Советом Безопасности ООН.

Казахстан. Сирия. Турция. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 26 января 2017 > № 2062701


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter