Всего новостей: 1963238, выбрано 4409 за 0.223 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Сирия. Казахстан. Турция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 17 января 2017 > № 2039027

Одна из задач встречи в Астане консолидировать режим прекращения огня, а также договориться о полноправном участии полевых командиров в политическом процессе по Сирии. Это вполне здоровый процесс, вовлекающий в переговоры тех, кто реально контролирует ситуацию. Об этом заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров в ходе пресс-конференции, посвященной итогам деятельности российской дипломатии в 2016 году, передает собственный корреспондент МИА «Казинформ» в Москве.

«Во всех решениях ООН, которые принимались консенсусом за последние годы, очень четко сказано, что судьбу своей страны могут определить только сами сирийцы в рамках инклюзивного диалога с участием всех без исключения этноконфессиональных и политических групп этого государства», — сказал глава внешнеполитического ведомства России, отметив, что внешние игроки, согласно резолюции ООН, призваны только создавать все необходимые условия для подобного инклюзивного диалога.

«Мы договорились ровно об этом. Добивались этого в течение последнего года. Однако не все группы оппозиции были к этому готовы», — добавил он.

По его мнению, одной из проблем, по причине которой переговорный процесс был сорван, являлось то, что ООН приглашала только политических оппозиционеров, из которых подавляющее большинство — иммигранты, живущие в Европе и на Востоке, в других странах, но не в Сирии.

«Чего не хватало в этих переговоров — это участие тех, кто реально определяет ситуацию на земле, называйте их вооруженные формирования, вооруженные группы оппозиции… Теперь, когда Россия и Турция выступили с инициативой вовлечь в процесс переговоров тех, кто противостоит друг другу с оружием в руках… Думаю, мы сделали очень важный и качественный шаг вперед», — сказал Лавров.

Он подчеркнул, что одна из задач встречи в Астане — консолидировать режим прекращения огня, а также договориться о полноправном участии полевых командиров в политическом процессе по Сирии

«Одна из задач встречи в Астане, во-первых, консолидировать режим прекращения огня, а во-вторых, договориться о том, что эти полевые командиры будут полноправно участвовать в политическом процессе, который предполагает разработку конституции, проведения референдума, проведения выборов… Мы считаем, что полевые командиры должны стать полноправными участниками этого процесса. Думаю, что не стоит ограничивать дело только теми конкретными группами, которые подписали 29 декабря соглашение о прекращении огня. Любые другие вооруженные отряды, которые захотят присоединиться к соглашению, должны такую возможность иметь. У нас уже есть обращение целого ряда боевиков, которые не охвачены этими договоренностями, но которые хотят к ним присоединиться», — сказал Лавров, подчеркнув, что «это вполне здоровый процесс, который вовлекает в переговоры тех, кто реально контролирует ситуацию».

Сирия. Казахстан. Турция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 17 января 2017 > № 2039027


Сирия. Турция. Казахстан. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 17 января 2017 > № 2039020

Министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов прокомментировал ход подготовки переговоров по Сирии, которые ожидаются в Астане, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Все зависит от состава участников — тех, кто возглавит делегации Российской Федерации, Турецкой Республики на этой встрече. Мы знаем, что представители Ирана тоже выражают желание участвовать в этих переговорах. Пока предлагаю считать рабочей датой планируемой встречи 23 января. (…) Со стороны Казахстана готовность полная», — сообщил министр в кулуарах заседания Правительства, отвечая на вопрос об уровне участия Казахстана на этой встрече.

По его словам, предполагаемая встреча в Астане является одним из важных этапов подготовки, в том числе, к Женевским переговорам, которые намечены на 8 февраля. «Никоим образом предполагаемая встреча в Астане не подменяет женевскую площадку», — подчеркнул он.

Ранее российский президент Владимир Путин сообщил, что договорился с турецким лидером Тайипом Эрдоганом о предложении конфликтующим сторонам в Сирии продолжить процесс мирных переговоров на новой площадке в Астане. По словам Путина, новая площадка может дополнять женевские переговоры.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев поддержал инициативу и заявил о готовности предоставить площадку для таких переговоров в Астане. Ожидается, что встреча в Астане пройдет 23 января, а в Женеве — 8 февраля под эгидой спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры.

Сирия. Турция. Казахстан. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 17 января 2017 > № 2039020


Сирия. США. Турция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 17 января 2017 > № 2039019

Считаем правильным пригласить на межсирийские переговоры в Астане представителей ООН и новой администрации США. Рассчитываем, что новая американская администрация сможет принять это приглашение и будет представлена своими экспертами на любом уровне. Таким мнением в ходе пресс-конференции, посвященной итогам деятельности российской дипломатии в 2016 году, поделился министр иностранных дел России С.Лавров, передает МИА «Казинформ».

«Россия, Турция и Иран выступают гарантами договоренностей сохранения режима «прекращения огня» в Сирии. Мы готовим встречу в Астане. Считаем правильным пригласить на эту встречу представителей ООН и новой администрации США. Рассчитываем, что новая американская администрация сможет принять это приглашение и будет представлена своими экспертами на любом уровне, который посчитает возможным. Это будет первый контакт, уже официальный, в ходе которого можно будет начать обсуждать повышение эффективности борьбы с терроризмом в Сирии», — сказал С.Лавров.

Министр напомнил, что Россия и США создали и возглавили кольцо председателей международной группы поддержки в Сирии, его никто не распускал. Вполне реально вдохнуть новую жизнь в деятельность этих механизмов.

Сирия. США. Турция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 17 января 2017 > № 2039019


Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 16 января 2017 > № 2039024

Турция сделала еще один шаг на пути перехода от парламентской к президентской форме правления. Парламент страны принял в первом чтении соответствующий законопроект, передает МИА «Казинформ».

Ранее пакет поправок в Конституцию на рассмотрение в парламент внесла правящая Партия справедливости и развития (ПСР).

Поправки передают главе государства Реджепу Тайипу Эрдогану личный контроль над генштабом Вооружённых сил Турции и разведкой. На сегодняшний день они подчиняются премьер-министру. Кроме того, в случае окончательного принятия поправок, президент страны получает право издавать указы, назначать министров и выносить на референдум вопрос о конституционных изменениях.

Парламентская форма правления действует с момента образования Турецкой Республики в 1923 году.

Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 16 января 2017 > № 2039024


Турция > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 16 января 2017 > № 2038627

Турецкий парламент одобрил в воскресенье, 15 января, в первом чтении последние две из 18 поправок в конституцию страны, предложенных правящей Партией справедливости и развития (ПСиР). Остальные поправки также были ранее одобрены в первом чтении. В случае принятия конституционной реформы президентские полномочия будут значительно расширены.

Все 18 поправок должны пройти второе чтение в парламенте, эта процедура начнется со среды, 18 января. Для одобрения изменений необходимо не менее 330 голосов депутатов. ПСиР обладает 316 мандатами, ее инициативу поддерживает часть парламентариев из фракции правой Партии националистического движения, насчитывающей 40 депутатов.

Расширение президентских полномочий

Предложенные поправки в основной закон предоставляют президенту и вице-президенту исполнительные полномочия. Глава государства становится главнокомандующим и получает право делать назначения на важные армейские посты. Одновременно должен быть упразднен пост премьер-министра, возрастной ценз для депутатов парламента снижается с 25 до 18 лет, а число депутатов в связи с ростом населения страны увеличивается с 550 до 600. Президент получит полномочия править с помощью указов и сможет в любой момент распустить парламент. Кроме того, он будет наделен правом контролировать судебную систему, в частности конституционный суд.

Дебаты вокруг конституционной реформы продлятся несколько недель. Против нее резко выступают крупнейшая оппозиционная Народно-республиканская партия и прокурдская Партия демократии народов. Критики законопроекта опасаются установления в стране диктатуры.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 16 января 2017 > № 2038627


Кипр. Турция > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 января 2017 > № 2037552

Девять полковников ВС Турции, находящихся на Северном Кипре в составе турецкой военной группировки, задержаны по обвинению в причастности к организации оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, сообщает в воскресенье агентство Anadolu.

По информации военных источников агентства, офицеры доставлены в Анкару на двух военных самолетах, в их домах прошли обыски.

В ночь на 16 июля 2016 года в Турции группа мятежников совершила попытку военного переворота. Основное противостояние развернулось в Анкаре и Стамбуле. Погибли более 240 турецких граждан, более 2 тысяч человек получили ранения, мятеж был подавлен.

Власти Турции обвинили Гюлена в причастности к попытке переворота и потребовали от США его экстрадиции. Сам Гюлен осудил мятеж и заявил о своей непричастности.

Кипр. Турция > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 января 2017 > № 2037552


Сирия. Турция. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 15 января 2017 > № 2036595

РФ пригласила США в Астану

Россия пригласила новую администрацию Трампа на сирийские мирные переговоры, которые состоятся при поддержке России с участием Турции и Ирана в январе. Администрация президента Барака Обамы демонстративно была исключена из этого процесса. Участие США во встрече, особенно, если на ней будет достигнуто соглашение, станет первым признаком расширения сотрудничества США и России.

По сообщению официального лица из переходной команды, приглашение, предназначенное для советника по национальной безопасности Трампа, Майкла Флинна, было озвучено в ходе телефонного разговора 28 декабря между Флинном и послом России в Вашингтоне Сергеем Кисляком. Чиновник отметил, что во время разговора никакого решения принято не было и пока нет сведений о том, будут ли США участвовать в переговорах.

По сообщениям турецких СМИ, пресс-секретарь президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана заявил, что Соединенные Штаты будут присутствовать на переговорах. Переговоры в Астане ориентировочно планируется начать 23 января, через три дня после инаугурации Трампа. На них будут присутствовать представители сирийского правительства и оппозиции.

Встреча состоится после года неудачных попыток под руководством России и США договориться о прекращении огня и начале мирных переговоров в Сирии, когда Москва и Вашингтон обвинили друг друга в саботаже этих усилий. Россия инициировала новый процесс с целью продемонстрировать свою собственную ведущую роль на региональном и глобальном уровнях.

Разговор Флинна-Кисляка вызвал вопросы о том, обсуждали ли они санкции в отношении России, которые объявил президент Обама, и будет ли Трамп как президент следовать их курсу или отменит их. Чиновник из переходной команды сказал, что санкции не обсуждались.

На этой неделе Трамп поставил под сомнение причастность РФ страны к взлому электронных почтовых ящиков Демократической партии во время президентской кампании. Он отверг заявление разведки о том, что Россия опубликовала полученную информацию, чтобы помочь ему одержать победу над Хиллари Клинтон.

Трамп и Флинн призвали к расширению сотрудничества с Россией по целому ряду направлений, и раскритиковали нынешнюю администрацию, заявив об упущенных возможностях и слабом руководстве.

О разговоре между Флинном и Кисляком впервые сообщил в пятницу обозреватель Washington Post Дэвид Игнатиус, который написал, что чиновники переходной команды заявили о двух отдельных беседах между ними по инициативе Флинна. Первый звонок, в ходе которого Флинн выразил соболезнования в связи с убийством посла России в Турции, состоялся 19 декабря. Второй разговор состоялся 28 декабря, когда Флинн выразил соболезнования в связи с крушением российского самолета над Черным морем. В ходе второго разговора также обсуждался телефонный разговор Путина и Tрампа после инаугурации, а приглашение для официальных администрации Трампа посетить Казахстан.

Между тем, представитель Трампа Шон Спайсер сообщил о другой последовательности общения между двумя чиновниками. По словам Спайсера, Флинн и Кисляк обменялись поздравительными рождественскими сообщениями 25 декабря, затем последовал телефонный разговор 28 декабря.

Россия и Иран оказали решающую военную поддержку президенту Сирии Башару Асаду в его борьбе против повстанцев, поддерживаемых США, а также против боевиков Аль-Каиды. Трамп подверг критике Иран, призвал к сотрудничеству с Россией в борьбе с терроризмом, и сказал, что отставка Асада не должна быть основным интересом США.

Рекс Тиллерсон, кандидат Трампа на должность госсекретаря, сказал во время слушания перед утверждением в среду, что «Россия, Сирия, Турция и Иран диктуют условия, по которым ситуация в Сирии складывается без нашего участия», и призвал к усилению роли США в конфликте. Но, по его словам, любое сотрудничество с Ираном в Сирии противоречит американским интересам».

Несмотря на то, что Соединенные Штаты и Турция являются союзниками по НАТО и оба являются членами коалиции против ИГИЛ, их интересы в Сирии разошлись после неудачной попытки государственного переворота в Турции прошлым летом.

Россия, видя возможность получить преимущества, урегулировала разногласия с Анкарой из-за сбитого Турцией российского самолета. За последние несколько месяцев, Путин и Эрдоган часто совещались и в конце прошлого года начали планировать вместе с Ираном конференцию в Астане. Все еще неясно, какие оппозиционные группы, поддерживаемые США, Турцией, Саудовской Аравией и другими странами в регионе, будут присутствовать на переговорах.

Режим прекращения огня, который осуществляется в преддверии переговоров, соблюдается лишь частично. Силы Асада атакуют давние позиции повстанцев на окраине Дамаска.

В то время как многие чиновники из администрации Обамы оставили попытки решить проблему Сирии, сама администрация публично одобрила встречу в Астане, даже не будучи приглашенной на нее. Госсекретарь Джон Керри заявил, что администрация «одобряет» переговоры. «Мы надеемся, что это будет шагом вперед», - сказал он во время итоговой пресс-конференции в Государственном департаменте. По словам Керии, цель - начать переговоры между всеми сирийскими игроками под эгидой ООН в Женеве 8 февраля.

Стаффан де Мистура, посланник ООН, отвечающий за этот процесс, заявил, что «ООН благосклонно относится» к встрече в Казахстане: «Нас постоянно информируют о процессе, и готова внести свой вклад и поддержать проведение успешной встречи в Астане, которая может стать ступенью на пути к успешной встрече в Женеве».

Турция тесно сотрудничает с Россией по вопросам проведения встречи, при этом турецкое правительство беспокоится по поводу отсутствия Соединенных Штатов и настаивает на их включении. «Соединенные Штаты должны обязательно быть приглашены, и мы об этом договорились с Россией. Никто не может игнорировать роль Соединенных Штатов», - сказал министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу.

Stars and Stripes

Сирия. Турция. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 15 января 2017 > № 2036595


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 января 2017 > № 2036250

Российско-турецкое экономическое сотрудничество пока не вернулось на уровень, предшествующий кризису со сбитым ВВС Турцией российским Су-24, заявил министр экономики Турции Нихат Зейбекчи.

"Хотя диалог с Россией продолжается активно и в положительном русле, уровень сотрудничества двух стран все еще не вернулся на докризисный показатель", — цитирует турецкого министра агентство Anadolu.

По его словам, Турция предприняла все необходимые шаги для нормализации отношений с Россией, и снижения качества продукции турецкого производства не фиксируется. При этом, как считает Зейбекчи, российская сторона затягивает процесс сближения. Он напомнил, что ограничения по вопросу экспорта сельхозпродукции из Турции в России сохраняются, также имеются проблемы по квотам на поставки продукции и разрешения на трудоустройство граждан Турции в России.

Министр выразил надежду, что усилиями глав государств процесс сближения двух стран получит новый импульс.

Отношения России и Турции серьезно осложнились в ноябре 2015 года после того, как в ноябре турецкий истребитель сбил в Сирии российский бомбардировщик Су-24, пилот которого погиб при обстреле с земли. Российская сторона тогда сравнила действия турецких военных с пособничеством терроризму. До разрыва всех отношений Москвы и Анкары не дошло, хотя и было принято решение о введение ряда экономических ограничений и приостановке безвизового режима. Кроме того, российский МИД рекомендовал туристам не посещать Турцию из-за нарастающей угрозы терроризма.

Перелом в ситуации произошел в июне 2016 года после того, как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сделал первый шаг для налаживания отношений, направив российскому руководству письмо с извинениями за сбитый Су-24. В начале июля состоялся телефонный разговор лидеров двух стран. После разговора российский президент Владимир Путин проинформировал правительство о решении начать процесс нормализации торгово-экономических отношений с Анкарой.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 января 2017 > № 2036250


Кипр. Турция > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 13 января 2017 > № 2036410

Международная конференция по Кипру завершилась в Женеве 12 января поздно вечером. Ее продолжение назначено на 18 января. Теперь общение будет на уровне рабочей группы, которая обсудит вопросы безопасности, сообщает Офис печати и информации со ссылкой на официального представителя правительства Никоса Христодулидиса. Когда все будет подготовлено, пройдет новая конференция.

Участники форума высоко оценили значительный прогресс, достигнутый за последние 20 месяцев Президентом Республики Кипр Никосом Анастасиадисом и лидером турок-киприотов Мустафой Акынджи. Только благодаря их совместным усилиям удалось впервые собрать вместе представителей обеих общин и стран-гарантов, чтобы обсудить вопрос безопасности и гарантий – шестую и последнюю главу переговоров.

В ходе обсуждения было отмечено намерение участников найти взаимоприемлемые решения по вопросам безопасности и гарантий, которые затрагивают проблемы обеих сторон. Участники конференции признали, что безопасность одной общины не может обеспечиваться в ущерб другой. Они также признали необходимость решения традиционных проблем безопасности обеих общин, подчеркнув важность разработки концепции безопасности для будущего единого федерального Кипра.

Участники согласились, что настало время довести переговоры до успешного завершения. По их мнению, это исторический шанс, который нельзя упустить. Поэтому было решено создать рабочую группу на уровне заместителей, которая начнет работу 18 января. Она определит конкретные вопросы и инструменты, которые будет необходимо обсудить.

Параллельно стороны будут вести переговоры по другим нерешенным вопросам. После оценки работы группы, конференция по Кипру продолжится на политическом уровне.

Кипр. Турция > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 13 января 2017 > № 2036410


Кипр. Турция. Греция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vkcyprus.com, 13 января 2017 > № 2036409

Президент Турции Тайип Эрдоган выступил с очередным провокационным заявлением. Оно касается вывода турецких войск с Кипра.

«Несмотря на искренность так называемой «ТРСК», Греция по-прежнему бежит от решения кипрской проблемы», - цитирует слова Эрдогана кипрский новостной портал SigmaLive.

Такое заявление турецкий президент сделал, отвечая на вопросы журналистов после пятничной молитвы.

Он назвал три условия положительного исхода женевских переговоров:

- Вопрос о выводе турецких войск с острова не поднимается.

- Район Коккина объединяется с Морфу и остается в «ТРСК».

- Вароша переходит грекам-киприотам.

«План Аннана больше не действителен, - заявил Эрдоган. - Если мы хотим мира - справедливого и всеобъемлющего, - необходимо выполнить все, что мы сказали».

Кипр. Турция. Греция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vkcyprus.com, 13 января 2017 > № 2036409


Кипр. Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 января 2017 > № 2036223

Участники межобщинных переговоров по Кипру должны найти баланс при решении вопросов безопасности и гарантий, однако если одна сторона ставит условия, то может не остаться места для дискуссий, заявил на пресс-конференции в пятницу лидер турок-киприотов Мустафа Акынджи.

"Реальность заключается в том, что турки-киприоты хотят чувствовать себя в безопасности. Но соглашение по безопасности не должно ущемлять требования другой стороны. Вопрос в том, чтобы найти этот баланс… Но если одна сторона говорит: "0 солдат и 0 гарантий", а другая сторона говорит, что это не обсуждается, то тут может не оказаться места для переговоров", — сказал Акынджи.

В то же время Акынджи отметил, что проведение международной конференции показывает, что стороны все же настроены найти выход. По его словам, турки-киприоты не приемлют выдвижение условий одной стороной.

Межобщинные переговоры по воссоединению Кипра с участием президента Республики Кипр Никоса Анастасиадиса и лидера турок-киприотов Мустафы Акынджи проходят в Женеве с 9 января. Цель переговоров — положить конец разделению острова по национальному признаку. Остров разделен с 1974 года после вооруженного вторжения Турции, спровоцированного государственным переворотом сторонников присоединения острова к Греции.

После двухлетнего перерыва дискуссии о воссоединении Кипра возобновились в феврале 2014 года. Однако на раунде в Швейцарии в ноябре 2016 года, несмотря на все усилия, лидеры двух общин не смогли сойтись в вопросе территориального урегулирования, который бы проложил путь к завершающей стадии переговоров.

Елизавета Исакова.

Кипр. Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 января 2017 > № 2036223


Кипр. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 13 января 2017 > № 2035800

Кипр опасается, что Россия может сорвать объединение острова

Сара Стефанини | Politico

"В то время как лидеры Кипра препираются с Грецией, Турцией и Великобританией по наиболее щекотливым параграфам соглашения по объединению острова, растут опасения по поводу того, что Россия может сорвать эту сделку", - пишет Politico.

"Это связано с тем, что Кремль мало что выиграет от окончания продолжающегося четыре десятилетия раскола между кипрскими греками и турками", - отмечает издание.

С греческой стороны существуют опасения, что Москва использует соцсети и СМИ, как и связи с маргинальными националистическими политическими партиями и Греческой Православной Церковью, чтобы сорвать переговоры об урегулировании, пишет автор статьи Сара Стефанини.

"Правительство знает о российских действиях и следит за ситуацией", - заявил источник, близкий к правительству Никоса Анастасиадиса, международно признанного президента Кипра и главы греков-киприотов.

Обеспокоенность вызвана тем, что Россия может использовать свою "мягкую силу", чтобы повлиять на общественное мнение, особенно если две стороны достигнут мирного соглашения и начнут вести кампанию за референдум в ближайшие месяцы, говорится в статье.

"Имеются некоторые признаки того, что Москва уже начала это делать. Посол России на Кипре Станислав Осадчий навлек на себя критику в прошлом месяце, послав противоречивые сигналы о позиции своего правительства по объединению", - отмечает автор.

Греческая кипрская газета Politis назвала "грубым политическим промахом" то, что Осадчий оказался единственным иностранным представителем, посетившим в конце декабря семинар пяти небольших политических партий, центральной темой которого было противостояние объединению и критика роли Анастасиадиса на переговорах.

"Его быстро вызвали в МИД Кипра для разъяснений, сообщает Politis. Несколько дней спустя Осадчий подчеркнул поддержку своим правительством соглашения об урегулировании отношений, как и его готовность посетить встречу в Женеве, если пять постоянных членов Совбеза ООН будут туда приглашены", - пишет издание.

"Наряду с участием Осадчего в политическом семинаре Никосию беспокоит негативное освещение новостей о Анастасиадисе и очевидные усилия по дискредитации его и дела, о котором он ведет переговоры", - говорится в статье.

"Между Москвой и греками-киприотами существуют давние и тесные связи - в финансовом, культурном и политическом плане", - отмечает Стефанини.

Но, если Россия заинтересована в сохранении раскола на Кипре, это связано с более масштабными геополитическими причинами, по словам аналитиков и дипломатических источников.

"К их числу относятся вероятность того, что объединенный Кипр может быть вынужден вступить в НАТО, возможность для Турции и, возможно, для ЕС импортировать газ по трубопроводу из Кипра и Израиля и дипломатический успех, который воссоединение может принести ЕС и США", - пишет издание.

До тех пор пока Кипр остается разделенным буферной зоной ООН, Турция и правительство Анастасиадиса не признают друг друга. В результате Турция препятствует усилиям НАТО по сотрудничеству с ЕС, греко-турецкие отношения в НАТО остаются напряженными, и Турция по-прежнему зависит от поставок газа из России, говорится в статье.

Кипр. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 13 января 2017 > № 2035800


Турция. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 января 2017 > № 2035755

Место Турции в отношениях США и России...

Унал Чевикёз (Ünal Çeviköz), Hürriyet, Турция

Минувшим днем состоялась первая с момента избрания пресс-конференция Дональда Трампа, который 20 января принесет присягу и приступит к исполнению своих обязанностей в качестве нового президента США. Трамп во вступительной речи в начале пресс-конференции использовал общие фразы и не дал ни одного сигнала, связанного с внешней политикой. Но большинство вопросов, которые задавали ему журналисты в разделе «вопрос — ответ», касались России, Путина, американо-российских отношений, личных деловых связей Трампа с Россией и действий российских спецслужб в отношении США. Коротко напомним: в американской прессе в течение некоторого времени утверждается, что российская разведка провела против США серию серьезных кибератак и повлияла на предвыборную кампанию этими атаками. Эта часть претензий связана с Демократической партией. Подчеркивается, что одна из основных причин, по которым Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) проиграла выборы, происходит именно от этих атак. А согласно новым предположениям, которые распространились в американской прессе в течение последних нескольких дней, Россия располагает некоторыми сведениями и документами, связанными с личными и деловыми связями Дональда Трампа. Исходя из этого, предполагается, что Трамп не сможет преследовать жесткую политику по отношению к Путину, поскольку в таком случае он рискует столкнуться с «кассетными скандалами», а следовательно, новый президент США подвергнется политике шантажа со стороны России, и эта ситуация определит будущее американо-российских отношений. Трамп на пресс-конференции отверг все эти предположения, которые были озвучены в адресованных ему вопросах. Но само наличие этих подозрений, кажется, способно в дальнейшем наложить определенный отпечаток на американо-российские отношения. Из-за предположений о кибератаках, исходящих от России и негативно повлиявших на предвыборную кампанию Демократической партии, США недавно выдворили 35 российских дипломатов, объявив их «персонами нон грата». Россия, как видно по подобным примерам в прошлом, имеет привычку принимать ответные меры в такого рода сведении счетов с западными странами. Но на этот раз, когда российский государственный аппарат готовился дать аналогичный ответ, Путин препятствовал этому. Это поведение, выходящее за рамки того, что до сих пор привыкли ожидать от России, следует рассматривать как продукт тонкости ума такого имеющего опыт работы в спецслужбах лидера, как Путин. Заставить 35 американских дипломатов или даже больше покинуть Россию было бы гораздо проще. Но Путин предпочел придержать этих дипломатов и объявить персонами нон грата в тот момент, который выберет он сам, исходя из того, каким курсом будут развиваться американо-российские отношения. Эта ситуация уже сейчас показывает, каким давлением на США будет изобиловать новый период. С другой стороны, международная общественность уже давно говорит о том, что внешняя политика, которую преследовали США в течение восьми лет периода Обамы, создала вакуум в глобальных балансах, а это привело к тому, что Россия снова стала набирающим силу глобальным игроком. В то время как с избранием Трампа ожидается, что Республиканская партия, которая спустя восемь лет снова пришла к власти, будет преследовать не мягкую внешнюю политику, а более резкую и агрессивную политику в отношении России, внимание многих политических обозревателей привлекает тот факт, что лично Трамп дает мягкие сигналы.

Весь вопрос в этом. Традиционная враждебность к России, которая содержится в генетических кодах Республиканской партии, а также установленного порядка и существующих институтов США, представляет собой главное препятствие перед Трампом. Появление предположений о том, что Россия обладает сильными козырями шантажа в отношении Трампа, еще до того, как он вступил в должность, показывает, что некоторые силы будут активно работать над тем, чтобы помешать развитию американо-российских отношений в атмосфере весны так, как этого хочет Трамп. Следовательно, как бы Трамп ни бился, вероятность устойчивости этой весенней атмосферы весьма низка. Важнейший вопрос, ответ на который интересует Турцию, связан с тем, как в предстоящий период будут развиваться турецко-американские отношения. Как ни странно, те, кто ищет ответ на этот вопрос, с восхвалением говорят о «новом союзе», который, как они считают, Турция в последнее время построила с Россией, Ираном и режимом Асада… Как печально не понимать, что это не «союз», что нынешнее положение вещей носит исключительно конъюнктурный характер…Такие идеи, основанные на нелепых предположениях, как будто Турция — не член НАТО, не находит реалистичными даже Россия. Вместе с тем важными производными уравнения, которое определит американо-российские отношения в дальнейшем, станут отношения США и Турции, а также отношения Турции и России. Судя по ответам Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson), которого Трамп собирается назначить новым госсекретарем США, на обращенные к нему вопросы в Сенате, в предстоящий период на радаре США снова станут внимательно наблюдать за Турцией. Тиллерсон подчеркнул: «США, чтобы показать, что они не уходят с Ближнего Востока, необходимо возобновить взаимодействие со своими союзниками и друзьями». В этой связи он выразил необходимость открыто показать, что Россия не является постоянным союзником Турции, подчеркнув, что союзник Турции — США. Обратим внимание на параметры, о которых не нужно забывать в период, когда США и Турция снова будут искать платформу совместных действий в Сирии. США, Россия, Иран, Сирия и Турция воюют с ИГИЛ (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.). США в этой войне настаивают на важности взаимодействия с Партией «Демократический союз» (PYD). Россия же в качестве важнейшего союзника рассматривает Сирию. В то же время, если в результате соглашения о прекращении огня, которое худо-бедно сохраняется, будет подготовлена основа для мирных переговоров в Сирии, США не откажутся от той точки зрения, что PYD тоже должна находиться за столом.

Россия считает необходимым сохранение режима Асада в переходный период. Иран — тоже. А США, видимо, согласны оказывать молчаливую поддержку этой идее до тех пор, пока на место Асада не будет найдена сильная альтернатива. Становится понятно, что на данный момент первый фактор возможности взаимодействия между Турцией и США образует только это молчание. А в американо-российских отношениях Турция становится новым предметом анализа.

Турция. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 января 2017 > № 2035755


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 12 января 2017 > № 2036695

 Русские треугольники

накануне встречи лидеров России, Ирана и Турции, посвящённой политическому урегулированию сирийского конфликта

Александр Нагорный

На 23 января в столице Казахстана Астане запланирована встреча президентов России, Ирана и Турции, посвящённая политическому урегулированию сирийского конфликта.

То, что Путину удалось договориться о возможности такого формата с Хасаном Рухани и Реджепом Эрдоганом, — свидетельство грандиозных сдвигов, произошедших на мировой арене в 2016 году. Прежде всего — потому, что теперь многие вопросы глобального масштаба оказалось возможным решать без США и "большой семерки", а ключевые вопросы Ближнего Востока и исламского мира обсуждать без участия Саудовской Аравии. Когда Евгений Примаков в далёком уже 1999 году совершал свой "разворот над Атлантикой", никто не мог предполагать такого развития событий, а предложенную тогдашним премьер-министром РФ идею тройственного блока России, Китая и Индии — представить новым принципом межгосударственных отношений, тем более — претендующим на универсальный характер.

Однако тогда Примаков "ушёл в тень", а на лидерскую позицию был выдвинут Путин, который, по сути, продолжил и развил политику выстраивания "треугольников" по всему периметру российских границ и интересов.

Самым большим из таких "треугольников" является треугольник США-КНР-Россия, к оформлению которого мы вплотную подошли после победы Дональда Трампа. На этом пути ещё немало препятствий — особенно с учётом привычки и умения США работать в формате "все против одного", но такая возможность уже есть.

Заявленный ещё Примаковым "треугольник" в составе Китая, Индии и России уже стал реальностью — сначала в рамках БРИКС, а затем — и в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), процесс вступления в которую официальный Дели начал в июне 2015 года. Таможенный союз изначально тоже представлял собой "треугольник" в составе России, Казахстана и Беларуси.

Так что "сирийский треугольник" из России, Ирана и Турции — далеко не первый и, видимо, не последний прецедент во внешней политике Кремля.

Искусство баланса трёх главных сил на каждом стратегическом направлении — уникальное достижение российской политической мысли и российской политической практики. Тем более важное, что при этом в равной степени учитываются интересы всех сторон каждого "треугольника", и в этом отношении структура всех этих блоков, больших и малых, идентична или, говоря языком математики, является фрактальной, где каждый элемент повторяет структуру в целом в дробной системе координат. Россия обрастает этой "треугольной" геостратегической броней со всех сторон, включая даже Европу, где после "брекзита" возникла возможность создания российско-немецко-французского "треугольника". Конечно, нельзя назвать этот процесс беспроблемным и необратимым. И не только в рамках всем известных трений в отношениях Москвы с Минском и Астаной.

Например, решение избранного 45-го президента США Дональда Трампа назначить на пост старшего советника своего зятя Джареда Кушнера, ортодоксального иудея, представителя израильского лобби и внука белорусских партизан, вызвало новую волну критики со стороны и демократической, и республиканской оппозиции, резко сужая для России возможности одновременного развития отношений и на американском, и на ближневосточном направлении.

Точно так же пышные похороны, устроенные действующим иранским руководством аятолле Хашеми Рафсанджани, этому "серому кардиналу" Исламской Республики, свидетельствуют о том, что в официальном Тегеране берут верх силы, ориентированные на "конструктивный диалог" с Западом, прежде всего — с США.

В то же время произраильская позиция Трампа, подкреплённая отмеченными выше родственными связями, которые, видимо, сыграли немалую роль в его избрании, по определению должна ужесточить позицию США в отношениях с Ираном.

Достаточно трудно будет договориться и об условиях мира в Сирии, которая в этноконфессиональном отношении представляет собой чрезвычайно пёструю мозаику, где сегодня, по большому счёту, каждая общность воюет за себя против всех, поэтому удовлетворить все претензии друг к другу со стороны суннитов-арабов, суннитов-тюрок, шиитов, друзов, курдских общин, алавитов и так далее — представляется весьма трудноосуществимым, если вообще возможным делом. Шансы на успех переговорного процесса, который должен начаться в Астане, оцениваются примерно в 30%, а шансы на полномасштабное возобновление сирийского конфликта в течение ближайших пяти-семи месяцев — в 70%.

Но — дорогу осилит идущий. И знающий, куда и как он хочет идти. Как говорил ещё Сенека, ни один ветер не будет попутным для корабля, который не знает, куда ему плыть. Если же цель определена, то можно при соответствующей оснастке плыть даже против ветра. Чего мы все и ожидаем от новой инициативы российского руководства.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 12 января 2017 > № 2036695


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 12 января 2017 > № 2036632

Андрей Бакланов: "Межсирийская встреча в Астане – новый шанс для мира в Сирии"

"Вехой на пути к миру в Сирии" назвала сегодня официальный представитель МИД России Мария Захарова готовящийся раунд переговоров по межсирийскому урегулированию между Дамаском и оппозицией в Астане. Официальная дата встречи еще не определена, но Москва и Анкара в настоящее время активно работают над ее проведением. О том, какое значение будет иметь этот раунд переговоров для урегулирования сирийского кризиса, "Вестник Кавказа" побеседовал с заместителем председателя Ассоциации российских дипломатов Андреем Баклановым.

- Андрей Глебович, по вашей оценке, в чем состоит целесообразность проведения этой встречи в настоящее время?

- В настоящее время мы находимся в ожидании новых акцентов в американской позиции, что совпадает по времени с другим важным обстоятельством: военно-стратегическим превосходством Дамаска, которое характеризовало развитие обстановки в Сирии в последнее время. В первую очередь я имею в виду освобождение официальными властями Алеппо. Также необходимо констатировать довольно успешное продвижение процесса примирения на земле: более 1000 сирийских населенных пунктов дали согласие на то, чтобы перейти к мирному пути преодоления разногласий в отношении политического устройства и развития Сирии.

Те форматы, которые существовали на протяжении последних лет, не срабатывают, в связи с чем политическим процессам был необходим свежий импульс. Что касается компоновки стран, которые будут заниматься своеобразным кураторством сирийского урегулирования, то это наиболее активные в сирийских делах государства – Россия, Турция и Иран. Определенная замороженность американской позиции налицо, как и нежелание что-либо делать у так называемых союзников США по коалиции.

Как дело пойдет, пока трудно сказать. Во всяком случае, не стоит упускать новые возможности, создаваемые переговорной площадкой в Астане. Могут появиться новые лица среди тех представителей оппозиции, которые будут вступать в переговоры. Это важно, так как прежние переговорщики от сирийской оппозиции предъявляли нереалистичные запросные требования. Толку от таких переговоров было мало, так что попробуем на новом месте и в новом формате, с новой компоновкой кураторов заняться мирным урегулированием в Сирии.

- На ваш взгляд, какого максимума смогут добиться стороны сирийского кризиса и посредники на этой встрече?

- Это стартовая встреча. Сложно ожидать от нее прорывных решений, опять же, с учетом неясной позиции столь важного потенциального участника мирного процесса, как США. Тем не менее, можно будет согласовать на этом раунде примерный объем заданий, которые будут иметь эксперты для подготовки полномасштабной встречи, а также договориться о примерных направлениях работы и итоговых целей, к которым все и движется. По-видимому, должен быть поставлен вопрос о характере и плане изменения Конституции: как это будет происходить, будет ли действующий парламент или какие-то иные инструменты использованы для выработки проекта новой Конституции.

Также необходимо определить состав участников и сами принципы, на основании которых этот состав будет подбираться. Мне представляется очень важным с самого начала прекратить попытки говорить на языке ультиматумов: Сирия с Асадом или без Асада. Если со стороны оппозиционных сил вновь начнется эта старая пластинка, то толку не будет. Если же оппозиция продемонстрирует реалистичный ход, тогда появится возможность закрепить на уровне политических переговоров по будущему Сирии то, что хотят люди на местах, в тех самых 1000 населенных пунктах, для перехода к более мирным условиям жизни.

- Что должно последовать за встречей в Астане, чтобы достигнутый прогресс не был утрачен, как итоги прежних переговорных раундов?

- Я думаю, нужно договориться о том, кто будет куратором мирного процесса: будет ли это тройка Россия-Турция-Иран или же более широкий формат, какова роль ООН, показавшей себя как не слишком полезный участник в прошлом. ООН в соответствии со своим уставом способна оживить свое участие в разблокировании сирийского кризиса и перестать делать те ошибки, которые мы недавно видели у Стефана де Мистуры, выступившего с личной позицией как с согласованным мнением всей ООН. Напомню, что, когда уже близко было освобождение Алеппо, он предложил некий административный совет как орган управления городом – это была очень неудачная идея, и если представители ООН будут продолжать работать в таком духе, они не принесут пользы. Поэтому, в том числе, надо согласовать, кто будет участвовать в сирийском урегулировании от ООН, на каком уровне и каким образом он будет действовать, чтобы Организация Объединенных Наций выглядела солидно и перспективно.

- Какие события способны помешать проведению этого раунда мирных переговоров?

- Срыв замирения на местах, которого можно ждать со стороны тех, кто не хотел бы переналадки ситуации в пользу мира. Возможны провокационные действия в идеологической сфере, направленные на то, чтобы вбить клин между нами и Турцией, между нами и Ираном, между Тегераном и Анкарой, то есть чтобы дискредитировать все совместные, пока что находящиеся в зачаточной стадии усилия, которые мы предпринимаем для урегулирования сирийского кризиса. Это основные опасности, которых стоит ожидать в ближайшие дни и недели.

- С чем связан выбор Астаны в качестве места встречи?

- Здесь дело в авторитете и умелости казахстанской дипломатии. Казахстан проводит исключительно грамотную, авторитетную внешнеполитическую линию: инициативы президента Нурсултана Назарбаева очень уместны и на европейском континенте, и в среднеазиатском формате, значительной была его роль в складывании ШОС. Сегодня Казахстана – едва ли не главный участник формирования диалога цивилизаций и религий. Совокупность этих факторов говорит об очень большой активности и грамотности дипломатии Астаны, поэтому этот город не случайно был выбран для того, чтобы попытаться реанимировать мирный процесс урегулирования сирийского кризиса.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 12 января 2017 > № 2036632 Андрей Бакланов


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 января 2017 > № 2033298

Турция вступает в «Путинский союз»?

Заур Расулзаде, Haqqin.az, Азербайджан

На сайте опекаемого Кремлем Валдайского форума появилась статья «Кривая российско-турецких отношений. Может ли Турция вступить в ЕАЭС?», главный посыл которой состоит в утверждении, что вступление Турции в ЕАЭС предпочтительно больше для Анкары, чем для Москвы. Как ранее пояснил президент РФ Владимир Путин, членство в ЕАЭС открыто для всех стран бывшего СССР, за исключением трех прибалтийских государств, присоединившихся к Европейскому союзу (ЕС).Турция же, как известно, не является ни постсоветским, ни эсэнговским государством, однако, судя по всему, представляет немалый интерес для Евразийского союза, точнее, действующей в настоящее время конкретной структуры — ЕАЭС.

Понятно, что Россия пытается привлечь к ЕАЭС как можно больше евразийских стран, но нужно ли это конкретно Турции, о которой идет речь в материале?

Авторы статьи уверены, что Анкара очень бы этого хотела, потому что ныне ЕАЭС является динамично развивающейся авторитетной организацией, которая к тому же базируется поблизости от Турции. Отмечается, что участие в проекте позволит всем государствам — членам ЕАЭС повысить продуктивность экономики. Ну а непосредственно Турция получит возможность нарастить объемы торговли с этими странами, что не может не пойти ей на пользу.

Более того, в публикации подчеркивается, что со многими участниками ЕАЭС и даже кандидатами на вступление в эту организацию у Турции уже имеются достаточно прочные связи во многих областях экономики.

Надо сказать, что перспективу вступления Турции в ЕАЭС не исключает и министр экономики Турции Нихат Зейбекчи. В интервью Daily Sabah он прямо сообщил, что Турция хочет присоединиться к Евразийскому союзу.

«До инцидента с российским самолетом в ноябре 2015 года мы уже вели переговоры с Россией. Во время последнего визита президента России Путина в Турцию мы подписали с российским министром экономики рамочное соглашение о создании зоны свободной торговли. Теперь мы возобновили переговоры и хотим завершить их как можно скорее», — заявил Зейбекчи.

По его словам, зона свободной торговли будет охватывать первый сектор услуг и инвестиций. «В дальнейшем стороны планируют включить туда промышленное производство, в частности сельскохозяйственный сектор. Россия возглавляет Евразийский таможенный союз, в который входят такие страны, как Беларусь, Кыргызстан, Казахстан и Армения. Конечно, мы хотим присоединиться к Евразийскому таможенному союзу, однако без ущерба процессу вступления в ЕС», — отметил тем не менее турецкий министр.

То есть имеется некое противоречие: если для прибалтийских стран путь в ЕАЭС заказан, поскольку они являются членами ЕС, то как Турция собирается присоединиться и к той и к другой организации?

Похоже, турецкие власти перестали питать надежды на вступление в ЕС, тем более что вице-канцлер Германии Зигмар Габриэль откровенно предупредил, что у Турции в ближайшие 10-20 лет нет шансов войти в состав Евросоюза, даже если Анкара выполнит все необходимые условия. Практически так же по отношению к Турции настроены и другие ведущие страны ЕС.

Между тем противником вступления в ЕАЭС Турции может выступить Ереван. Вопреки этому армянский политолог Арам Сафарян считает, что, если Турция действительно перейдет от заявлений к конкретным шагам, власти Армении должны будут не противиться евразийской интеграции Анкары, а ожидать от российских коллег шагов, направленных на то, чтобы в результате открылась граница с Арменией. То есть армянские власти мечтают обрести во вхождении Турции в союз определенные плюсы для себя.

«В противном случае интеграция бессмысленна. А армянская сторона на общественном, политическом и политологическом уровнях должна придерживаться очень четкой позиции в этом вопросе», — не преминул подчеркнуть Сафарян, добавив, впрочем, что противоречия и отсутствие единства в этом вопросе могут привести к серьезным последствиям, в том числе к усилению внешних воздействий.

Под отсутствием единства «в этом вопросе» наверняка подразумевается нежелание других членов ЕАЭС как-то воздействовать на Анкару.

Как положительный факт отмечает возможное присоединение Турции к ЕАЭС и российский тюрколог Владимир Аватков, но по несколько иной, чем Сафарян, причине.

«Россия должна воспользоваться моментом и вовлечь Турцию в рамки евразийского сотрудничества, так как, пока Турция далека от нас, она более опасна и более интегрирована в североатлантические организации. Однако заявление турецкого министра еще просто заявление. Когда будут сделаны конкретные шаги, они будут рассматриваться уже на официальном уровне», — сказал Аватков, добавив все же, что сближение отношений ЕАЭС — Турция может привести и к налаживанию отношений Армения — Турция.

В то же время президент Международной ассоциации политической науки профессор Стамбульского университета Ильтер Туран в беседе с haqqin.az заявил, что не верит во вступление Турции в ЕАЭС. Во всяком случае, пока.

«Для этого Россия должна будет признать интересы Турции в тюркоязычных странах Средней Азии и относиться к этому с уважением. Этот союз должен формироваться на принципах взаимоуважения, а не на диктате какой-либо страны», — подчеркнул профессор.

В любом случае, азербайджанским политическим и экономическим аналитикам стоит, видимо, задуматься, как может отразиться на Азербайджане вступление Турции в ЕАЭС.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 января 2017 > № 2033298


США. Турция. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 11 января 2017 > № 2038134

Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».

Тему эту развил глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу после встречи в Нью-Йорке с новым генсеком ООН Антониу Гутеррешем. По данным агентства Anadolu, он заявил, что вопрос закрытия Инджирлик в повестке дня не значится, но странам, использующим авиабазу под предлогом борьбы с ИГ, однако не оказывающим Турции поддержки в этом деле, нечего на ней делать. Как подчеркнул Чавушоглу, турецкая общественность задается естественным вопросом: «Если они не оказывают помощь Турции, то зачем пользуются авиабазой Инджирлик?»

Напомним, об отсутствии воздушной поддержки со стороны США операции ВС Турции «Щит Евфрата» в Сирии Чавушоглу заявил в преддверии Нового года. Было упомянуто и открытие для американцев «нашей базы Инджирлик». Первый турецкий дипломат также обвинил их в снабжении оружием сил самообороны сирийских курдов, которые Анкара считает террористической группировкой, связанной с запрещенной в Турции Рабочей партией Курдистана. Так что почва для того, чтобы отказать американцам в Инджирлике или хотя бы попугать их, была подготовлена заблаговременно.

США, разумеется, отреагировали на позицию Анкары. Официальный представитель Белого дома Джош Эрнст заявил, что возможное ограничение доступа американских военных на Инджирлик негативно скажется на поддержке, оказываемой Турции в борьбе с «Исламским государством». «Я думаю, что угроза ограничить наш доступ к базе Инджирлик потенциально может подорвать поддержку, которую мы могли бы оказать», — сказал Эрнст.

По словам представителя Белого дома, такие действия сродни поговорке «идти пешком назло кондуктору», то есть «делать себе хуже». Он выразил надежду на то, что этого не произойдет. Назвав Турцию «критически важным союзником НАТО», Эрнст проинформировал о готовности США предложить Анкаре дополнительную поддержку в борьбе с ИГ.

Здесь стоит отметить два момента. Первый: что именно определяет военно-политический вес Инджирлик, и почему за него так держится НАТО. Второй: «сюжет» с турецкой авиабазой готовился к развитию летом, причем с российским «акцентом».

Инджирлик имеет богатую историю и большую ценность. В 50-х годах прошлого столетия ее главная значимость состояла в разведдеятельности против Советского союза, а также быстром реагировании на кризисы Ближнего Востока. База была активно задействована американцами во время операции «Буря в пустыне» — отсюда бомбардировщики США вылетали в Кувейт. В конце прошлого столетия авиабаза использовалась силами патрулирования воздушного пространства Ирака, а позже — в войне в этой стране. Отсюда же осуществлялись налеты на Сирию. По информации различных источников, на Инджирлик вплоть до конца прошлого года хранились ядерные боеприпасы США, которые американцы начали вывозить в Румынию — доподлинно не известно, стала ли эта страна транзитной или базовой для ядерных боеприпасов.

Летом прошлого года у Инджирлик — этого самого крупного в Европе хранилища ядерного оружия — прошли митинги граждан Турции, требовавших закрыть базу. И странное получилось «совпадение» — приблизительно в этот же период Чавушоглу не исключил появление на базе Инджирлик российских самолетов. Правда, когда это вызвало чуть ли не международный переполох, глава турецкого МИД заявил, что его «неправильно поняли». В общем, то ли Чавушоглу запустил «пробный шар» для шантажа США и коалиции, то ли уже тогда началась «расчистка» базы для дислокации на ней российских военных самолетов.

Другое дело, нужен ли Инджирлик, с военной точки зрения, России. Одни эксперты считают, что ей, в контексте операций в Сирии, вполне достаточно авиабазы Хмеймим, полностью контролирующей воздушное пространство Сирии и все наземные цели. Открыт для России доступ и к иранской авиабазе Хамадан. С другой стороны, если Анкара пригласит Россию на Инджирлик, это будет беспрецедентный случай присутствия российской авиации на базе страны члена НАТО. Не начнется ли с этого раскол Североатлантического альянса, ведь соответствующие, хоть и слабые признаки, уже появились.

Правда, переброска российской авиации на турецкую базу — дело довольно затратное. Но даже если оно не выгорит (ставки на президента Эрдогана надежными считаться не могут), Россия испытает «чувство глубокого удовлетворения» уже и в том случае, если Анкара попросит с базы США и руководимую ими коалицию. Ну, а если «свято место» все же займет Россия, то это станет для нее огромной геополитической победой и подтверждением разрыва отношений между Вашингтоном и Анкарой. Но, заметим, не между Турцией и НАТО.

Впрочем, вполне возможно, что реально Анкара не указывает Вашингтону на дверь, а предупреждает новую администрацию США, что она способна на такой жест, если американцы не будут учитывать желания и интересы Турции. То есть турецкие власти сейчас попросту шантажируют Вашингтон и НАТО, для которых Инджирлик имеет огромное значение с военно-стратегической точки зрения. Но раз шантаж имеет место, это говорит о напряженных отношениях Турции не только с США, но и с НАТО, контакты с которыми явно пересматриваются.

Вероятно, Турция не собирается выходить из Альянса, но желает играть в нем ключевую роль и «первую скрипку» в региональной безопасности. Но для удовлетворения второй своей амбиции Турции надо будет обыграть не только США, но и Россию. Однако Москва, умудренная опытом отношений с эрдогановской Турцией, вряд ли пойдет у нее на поводу. Поэтому соблазнение Кремля Инджирликом в обмен на военно-политические преференции, такие, например, как снижение влияния России на Ближнем Востоке за счет усиления влияния Турции, грубо говоря, не прокатят.

Россия, вероятно, не станет торговаться с Турцией по Инджирлику — логичнее выждать и проанализировать процессы, которые уже идут в НАТО и могут быть скорректированы новым президентом США Дональдом Трампом. А состояние самого Альянса, скорее, можно охарактеризовать как кризисное, поскольку в нем начинается перегруппировка сил и борьба за власть. И борьбу эту во многом спровоцировали Россия и США: каждая — по-своему.

То есть США перегнули палку с диктатом в НАТО и в Евросоюзе, подтолкнув последний к идее создания европейской армии. А Россия внесла сумятицу в «умы» некоторых государств НАТО, задумавшихся о военной, политической и финансово-экономической нецелесообразности агрессивного раскручивания российской угрозы, которое, по сути, ни к чему путному не привело. Так что передел НАТО, с точки зрения формирования в нем разных центров силы, не исключен. Хотя повторимся: картина относительно прояснится, когда Трамп некоторое время проведет в Овальном кабинете.

На данном же этапе, то есть в переходный период, ситуация такова: Польша, бывшие прибалтийские республики, скандинавские страны боятся отлипнуть от США, группируются вокруг них и вовсю раскручивают тезис о российской военной угрозе. Болгария и Румыния находятся в некоторой растерянности, и, скорее, являются натовскими придатками США, а не Старой Европы, в частности, Франции и Германии, которые, в свою очередь, нацелились на главенствующую роль в обеспечении европейской безопасности. Ну, а Великобритания — традиционный партнер США по НАТО и не только по этой организации — займет, вероятно, выжидательную позицию: ее сильно подкосил Brexit.

А вот Турция, в свете новых отношений с Россией и Западом, ситуации в Сирии и на Ближнем Востоке в целом, может спутать в НАТО все карты. На роль мальчика для битья она, как видим, не согласна, а до статуса силового центра НАТО ее не повышают. Зато после неудавшейся попытки государственного переворота или его имитации Анкара позволила себе чистку не только в государственных и иных учреждениях на своей территории, но и «отправку на покой» своих офицеров в НАТО — за пределами Турции.

Словом, от Турции сейчас можно ожидать всякого: в контексте США — сильного ограничения их действий на Ближнем Востоке в случае, если Анкара не столкуется с новой американской администрацией. А для России перепады во внешней политике Турции, касающиеся Запада, вполне могут быть источником «вдохновения». Но это сейчас, поскольку перепады эти всегда могут измениться не в пользу России.

Ирина Джорбенадзе

США. Турция. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 11 января 2017 > № 2038134


США. Иран. Турция. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 11 января 2017 > № 2033578

Что год грядущий для Ближнего Востока готовит?

Виктор Михин

Новый 2017 год, возможно, обласкает Ближний Восток лучами надежды на мир, процветание и более счастливое будущее. Именно так думает большинство людей в регионе, измученных постоянными войнами и конфликтами, потерей родных и близких, резким ухудшением своего финансового положения. Но что в действительности может произойти в этом регионе, как поведут себя государства, от которых и зависит это будущее?

Вполне естественно, что большинство вопросов задают в адрес нового президента США Дональда Трампа и его предстоящей политики в отношении Ближнего Востока. Считается, что его взгляды на миропорядок были сформированы в 1980-х годах и они довольно сильно отличаются от взглядов любого другого американского президента с момента окончания Второй мировой войны. Он уверен, что многие страны превратили США в дойную корову с помощью невыгодных торговых соглашений и излишних обязательств по обеспечению своей безопасности. Избранный президент полагает, что у Америки нет стратегических интересов в военном участии в Азии и сохранении армии в Европе. Что касается Ближнего Востока, то, по его мнению, например, Кувейт должен отдавать американцам четверть своих нефтяных доходов за свою безопасность, а Саудовская Аравия «вообще не существовала бы» как государство, если бы не сильная американская защита.

Маловероятно, что будущая администрация воплотит в жизнь все самые громкие предвыборные обещания Д.Трампа. Тем не менее его взгляды сильно пугают союзников Америки, которые считают, что проблема новоизбранного президента в том, что у него не было высококвалифицированных политических советников во время предвыборной кампании и большинство его международных инициатив «просто невыполнимы».

И сейчас буквально на пороге своей инаугурации Д.Трамп по-прежнему остается «неизвестной величиной» для внешней и внутренней политики, что порождает общую неуверенность и нервозность в основных арабских столицах. На этом фоне некоторые арабские лидеры демонстративно приветствовали Трампа, заявив, что заявленные новым президентом США общие принципы «национальной политики» вполне разделяются ими. Афганская, иракская, ливийская и сирийская войны, несомненно, сделали из США «неоднозначного лидера» не только в регионе Ближнего Востока. Но, если с подобным положением некоторые арабские лидеры прежней старой закваски готовы были мириться, то как жить вообще «без американского лидерства» они в принципе не знают и буквально бросаются из стороны в сторону. Особенно это касается монархических режимов Персидского залива, которые в прошлом делали основную ставку на Вашингтон, и сейчас показали себя малоприспособленными руководителями, плохо соответствующим реалиям современного мира. Можно посмотреть на плачевное будущее Саудовской Аравии, короли которой провалили все, что они пытались сделать: неудачные спекуляции на международных нефтяных рынках, приведшие к резкому снижению цен на черное золото и, соответственно, доходов Эр-Рияда; провалившаяся сирийская кампания по свержению президента Башара Асада, вызвавшая появление Исламского халифата и широкое разрастание международного терроризма; кровавая война против соседнего братского государства Йемен, в ходе которой саудиты терпят одно поражение за другим от босоногих, плохо вооруженных хуситов.

Существует мнение, что, скорей всего, после всех скандальных заявлений во время предвыборной кампании Д.Трамп перестанет интересоваться международной политикой. В этом случае значительная часть ответственности по работе с союзниками, в том числе на Ближнем Востоке, ляжет на плечи будущего министра обороны Джима Маттиса, будущего государственного секретаря Рекса Тиллерсона и конгрессменов-республиканцев, которые придерживаются более традиционных консервативных взглядов, чем новоявленный президент, хотя он и представляет республиканскую партию.

Но вместе с тем есть и вторая вероятность — появление новой доктрины Д.Трампа, которая повергнет в глубокий шок всех союзников и противников Америки. Все это указывает на то, как сильно вновь избранный президент отличается от всех своих предшественников и что пока никто — возможно, даже сам Д.Трамп — не знает, какой из двух вариантов станет реальностью, и какую политику он в дальнейшем будет проводить.

Но что бы ни произошло в будущем году, западные и арабские СМИ высказывают единую точку зрения о том, что Соединенные Штаты проиграли Ближний Восток и найдется мало государств, которые будут активно сотрудничать с американцами или рассчитывать на их поддержку. Ярким примером этому явилась Сирия, где Москва создала прочную репутацию государства, активно защищающего своих друзей, тонко понимающего динамику развития региона лучше, чем Соединенные Штаты и Европа, и знающего, как и когда использовать военную мощь для того, чтобы возглавить дипломатические союзы и одержать решающую победу. Именно благодаря России, которая создала интересный альянс совместно с Ираном и Турцией, удалось переломить ход военной кампании и нанести поражение Исламскому халифату, за спиной которого прятались США, Европа, Саудовская Аравия и Катар. Несмотря на огромные финансовые вливания со стороны реакционных арабских режимов и современное вооружение, поставляемое ЦРУ, Пентагоном и европейскими разведывательными сообществами, сирийскими правительственными войсками был взят оплот бандитов и террористов — город Алеппо.

Конечно, не следует обольщаться, что хрупкое перемирие, с таким трудом достигнутое Дамаском и Москвой, сохранится само по себе. Международный терроризм и его подельники еще не раз попытаются нарушить мирный ход событий и вновь ввергнуть Сирию в пучину гражданской войны. Например, представители так называемой «умеренной» сирийской оппозиции надеются получить от Соединенных Штатов Америки переносные ракетно-зенитные комплексы (ПЗРК). Об этом журналистам с помпой рассказал представитель «Демократических сил Сирии» Таляль Силло.

Однако альянс Москва–Тегеран–Стамбул не раз говорил о своем сильном стремлении вести мирные переговоры со всеми заинтересованными сторонами. Вселяет надежду и высказанное Д.Трампом мнение, что он не собирается свергать законно избранного президента Б.Асада и намерен серьезно бороться с отвратительным проявлением современности – международным терроризмом. В интервью The Wall Street Journal он, в частности, заявил, что было бы абсурдно одновременно воевать против правительства Б.Асада и террористов ДАИШ, заметив при этом, что «воюя против Сирии, мы закончим войной против России», что в нынешних условиях Соединенным Штатам не выгодно.

Видимо, весьма непростыми будут отношения Д.Трампа с Ираном, что также говорит о падении американского престижа в регионе. В этом плане достаточно интересной была реакция на его избрание в иранских политических кругах. Верховный лидер Исламской Республики Иран, аятолла Али Хаменеи, выступая в Исфахане, четко заявил, что для Ирана «нет никакой разницы в том, кто победил на американских выборах». Вполне очевидно, что в этих словах содержится открытая полемика с репликой президента ИРИ Хасана Роухани, утверждавшего, что выборы в США – это выбор между «плохим и очень плохим», причем в роли «очень плохого» мыслился именно Дональд Трамп.

В любом случае регион Ближнего Востока ожидает весьма непростой период либо войн (Саудовская Аравия – Иран, Саудовская Аравия – Йемен, Саудовская Аравия – Исламский халифат, дальнейшая дестабилизация обстановки в Сирии и Ираке), либо попыток мирных переговоров (успешных или безуспешных) с дальнейшим переходом в военные действия. Во всяком случае, перед арабскими правителями стоит непростой выбор и тяжелые времена, в которых они сами виноваты, проводя до этого мало профессиональную политику без учета современных реалий.

США. Иран. Турция. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 11 января 2017 > № 2033578


Узбекистан. Турция > Внешэкономсвязи, политика > uzdaily.uz, 10 января 2017 > № 2036605

Делегация Турции во главе с начальником Главного управления по сотрудничеству со странами Восточной Европы, Центральной Азии и Кавказа МИД Турции Ш.В.Алтаем провела переговоры в Министерстве внешних экономических связей, инвестиций и торговли Узбекистана (МВЭСИТ).

В ходе переговоров стороны обменялись мнениями об актуальных вопросах двустороннего торгово-экономического, инвестиционного и финансово-технического сотрудничества.

Стороны также обсудили текущее состояние реализации совместных проектов с компаниями Турции и другие вопросы взаимодействия между двумя странами.

Представители Узбекистана и Турции также обсудили вопросы подготовки к очередному заседанию узбекско-турецкой Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, которое состоится в феврале в г. Ташкенте.

Узбекистан. Турция > Внешэкономсвязи, политика > uzdaily.uz, 10 января 2017 > № 2036605


Турция. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 января 2017 > № 2035789

Каково место Турции между Трампом и Путиным?

Мари-Летиция Бонавита (Marie-Laetitia Bonavita), Le Figaro, Франция

Специалист по геополитике Жерар Шаллиан анализирует сильные и слабые стороны политики президента Эрдогана в свете теракта в Стамбуле, его действий в Сирии и новой американской дипломатии.

Le Figaro: Теракт в Стамбуле связан с войной в Сирии?

Жерар Шаллиан (Gérard Challiand): Теракт в Стамбуле (причем уже не первый, что определенно отразится на туризме) является делом рук не курда, как можно было бы предположить, а иностранного джихадиста. Он стал результатом тактического поворота в политике главы турецкого государства, который сначала поддерживал Исламское государство и прочих экстремистов, а затем занял враждебную позицию по отношению к ним.

— То есть?— В Сирии Турция пытается захватить город Эль-Баб, который сейчас удерживается ИГ. Кроме того, в отличие от прошлого она не поддерживала повстанческие исламистские движения под крылом «Фатх аш-Шам», бывший «Джабхат ан Нусра» (запрещены на территории РФ — прим.ред.), во время осады восточного Алеппо. Главная задача Турции — не дать сирийским курдам взять под контроль всю приграничную территорию. По всей видимости, ей удалось добиться временного соглашения с Москвой о том, что курды не будут получать поддержку российских (как и американских) сил. Так, находящийся неподалеку от Алеппо Джераблус был занят турецкими войсками без какой-либо реакции России. Исламистские мятежники с востока Алеппо остались без необходимой поддержки и были вытеснены правительственными силами при помощи шиитских союзников и России. Анкара перестала называть уход Башара Асада необходимым предварительным условием мирного процесса. Кроме того, мнение Вашингтона сейчас никого не волнует (за две недели до перехода власти от одного президента к другому). Россия и Турция пытаются положить конец боям (пусть даже временно) в надежде на примирение. В Сирии сейчас готовится битва за Эр-Ракку, которая будет вестись главным образом силами курдов (они рискуют потерять там ценные резервы). В Мосуле сражение ложится на плечи иракских элитных отрядов, которые несут там серьезные потери. К тому же, на взятие города уйдут месяцы. Как бы то ни было, все это становится ударом по территории ДАИШ, однако процесс тормозится «героическим» сопротивлением, которое помогает спасти остатки ореола Исламского государства.

— Чего пытается добиться Эрдоган для Турции?

— 20 лет назад, когда Эрдоган еще был членом исламистской партии Эрбакана, он сделал совершенно однозначные публичные заявления о том, что, как правоверный суннит, выступает за возвращение к религиозной традиции Османской империи. Тогда его отправили за решетку стоявшие на страже светского государства военные. Впоследствии, став главой ПСР, он вел динамичную политику экономического роста и пытался по мере сил стереть культурное наследие, доставшееся Турции со времен Мустафы Кемаля в 1920-х годах (упразднение халифата и т.д.). Он представляет себя поборником религиозных традиций и прославляет наследие империи, говоря о ее былом величии, не вспоминая об упадке последних 200 лет. После неудавшегося переворота (говорят, что Россия предупредила его о нем) Эрдоган начал масштабную чистку во всех враждебно настроенных по отношению к нему кругах. В частности, он намеревается открыть офицерские должности для выпускников религиозных школ, перечеркнув таким образом секуляризацию армии, где традиционно популярен кемализм.

— Исламизация общества явно не способствует и так уже натянутым связям между Турцией и Европой…— В экономическом плане, у Турции имеются прочные связи с европейским рынком, и в частности с Германией. Сейчас они имеют особенно важное значение, так как некогда мощный экономический рост снизился с прежних 7% до скромных 3%. Из-за нестабильности в стране инвестиции затормозились. Кроме того, Турция обязалась удержать на своей территории, по меньшей мере, 2 миллиона стремящихся в Европу беженцев (договор Меркель-Эрдоган) за немалую сумму. В результате, у нее имеется рычаг давления, с которым Европа может мало что сделать.

— Может ли приход к власти Дональда Трампа отразиться на сближении Турции и России?

— Приход Дональда Трампа наводит на мысль о том, что позиции Ирана на Ближнем Востоке ослабнут, тогда как Турция, скорее всего, перестанет сдавать. Владимиру Путину, который уже пользуется благожелательным отношением Дональда Трампа, придется пустить в ход весь свой талант тактика, чтобы одновременно сохранить партнерство с Ираном и дружеские связи с Турцией.

Турция. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 января 2017 > № 2035789


Евросоюз. Сирия. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 10 января 2017 > № 2032401

Главы МИД стран-членов Евросоюза на предстоящей 16 января встрече обсудят ситуацию в Сирии и ближневосточное урегулирование, передает собственный корреспондент МИА «Казинформ».

«Министры начнут встречу с обмена мнениями о перспективах первого полугодия 2017 года», - сообщила пресс-служба Совета ЕС.

Затем министры затронут тему развития ситуации в Сирии за период с их последней дискуссии по этому вопросу 12 декабря и после обсуждения лидерами ЕС на саммите Евросоюза 15 декабря 2016 года.

В материалах к Совету ЕС 16 января напоминается, что с тех пор было объявлено о прекращении боевых действий в Сирии, а также принята резолюция Совета Безопасности ООН 2336 от 31 декабря 2016 года в поддержку усилий России и Турции по прекращению насилия в Сирии и переходу к политическому процессу.

«Министры, как ожидается, обсудят роль ЕС в поддержке полного прекращения огня и подлинного политического перехода в Сирии под эгидой ООН, а также в обеспечении полного доступа к гуманитарной помощи по всей стране», - отмечается в повестке дня.

Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини проинформирует министров о последних усилиях в рамках региональной инициативы ЕС по постконфликтному примирению и восстановлению Сирии.

Во время обеда запланировано обсуждение ближневосточного мирного процесса в рамках резолюции Совета Безопасности ООН 2334 и Парижской конференции, которая состоится 15 января 2017 года.

Речь пойдет о пути к достижению справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке и обеспечению сосуществования палестинского и израильского государств.

Евросоюз. Сирия. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 10 января 2017 > № 2032401


Россия. Турция. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 января 2017 > № 2031933

Глава МИД РФ Сергей Лавров и его турецкий коллега Мевлют Чавушоглу обсудили по телефону перемирие в Сирии и подчеркнули важность конструктивного подхода при подготовке межсирийской встречи в Астане, заявили в МИД РФ.

"Министры продолжили обсуждение комплекса вопросов, связанных с реализацией положений подписанных 29 декабря Правительством Сирии и оппозиции документов. Была подчеркнута важность соблюдения режима прекращения боевых действий и конструктивного подхода к подготовке предстоящей межсирийской встречи в Астане при безусловной необходимости продолжения борьбы с террористическими группировками", — говорится в комментарии МИД РФ по итогам разговора.

Лавров и Чавушоглу обсудили также "некоторые актуальные вопросы российско-турецких отношений".

Ранее президент РФ Владимир Путин сообщил, что договорился с турецким лидером Тайипом Эрдоганом о предложении конфликтующим сторонам в Сирии продолжить процесс мирных переговоров на новой площадке в Астане. По словам Путина, новая площадка может дополнять женевские переговоры.

Президент страны Нурсултан Назарбаев, в свою очередь, поддержал эту инициативу и заявил о готовности предоставить площадку для таких переговоров в Астане. Ожидается, что встреча в Астане пройдет 23 января, а в Женеве — 8 февраля под эгидой спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры.

Россия. Турция. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 января 2017 > № 2031933


Турция > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 10 января 2017 > № 2031484

Большинство депутатов турецкого парламента проголосовали в ночь на вторник, 10 января, за начало обсуждения 18 поправок в конституцию страны, предложенных правящей Партией справедливости и развития (ПСиР). За рассмотрение спорных поправок высказались 338 парламентариев.

Теперь парламенту предстоит обсудить и проголосовать за каждую поправку в отдельности, а после этого - за весь законопроект об изменениях в конституцию Турции. Для одобрения изменений необходимо не менее 330 голосов депутатов. ПСиР обладает 316 мандатами, ее инициативу поддерживает часть парламентариев из фракции правой Партии националистического движения, насчитывающей 40 депутатов.

9 января в Анкаре полиция разогнала демонстрацию против запланированной конституционной реформы. Среди участников акции протеста были представители крупнейшей оппозиционной Народно-республиканской партии.

Расширение президентских полномочий

Предложенные поправки в основной закон предоставляют президенту и вице-президенту исполнительные полномочия. Глава государства становится главнокомандующим и получает право делать назначения на важные армейские посты. Одновременно должен быть упразднен пост премьер-министра, возрастной ценз для депутатов парламента снижается с 25 до 18 лет, а число депутатов в связи с ростом населения страны увеличивается с 550 до 600. Президент получит полномочия править с помощью указов и сможет в любой момент распустить парламент. Кроме того, он будет наделен правом контролировать судебную систему, в частности конституционный суд.

Дебаты вокруг конституционной реформы продлятся несколько недель. Кроме Народно-республиканской партии, против нее резко выступает прокурдская Партия демократии народов. Критики законопроекта опасаются установления в стране диктатуры.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 10 января 2017 > № 2031484


Турция. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 9 января 2017 > № 2035393

Турция не признает аннексию Крыма

Министр иностранных дел Турции заявил, что, несмотря на важность сотрудничества с Россией, Анкара не признает аннексию Крыма и не будет менять своих позиций по Украине и Грузии.

"Мы поддерживаем территориальную целостность Украины и Грузии. Мы не признаем аннексию земель Украины", – заявил Мевлют Чавушоглу.

Говоря о ситуации в Сирии, М.Чавушоглу подчеркнул, что Турция, "как никакая другая страна региона, заинтересована в стабильности в Сирии". По его словам, Анкара выделяет миллиарды долларов на поддержку 2,8 млн беженцев, находящихся в Турции. При этом, благодаря усилиям Анкары, из восточных районов Алеппо удалось эвакуировать 45 тыс. человек.

"Анкара делает все возможное для распространения перемирия на всю территорию Сирии, – заверил турецкий министр. – Мы поддерживаем женевский процесс по Сирии и одновременно ведем борьбу с "Исламским государством" на севере этой страны".

Турция. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 9 января 2017 > № 2035393


Турция. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 9 января 2017 > № 2030794

Каково место Турции между Дональдом Трампом и Владимиром Путиным?

Мария-Летиция Бонавита | Le Figaro

Французский геополитик Жерар Шальян анализирует силы и слабости политики президента Эрдогана в свете теракта в Стамбуле, его интервенции в Сирии и новой американской дипломатии. Интервью с экспертом взяла журналистка Le Figaro Мария-Летиция Бонавита.

"Теракт в Стамбуле как-то связан с войной в Сирии?" - спросила интервьюер.

"Теракт в Стамбуле - один из многих, безусловно нанесших вред туризму, - является делом рук не какого-нибудь курда, как можно было бы подумать, но иностранного джихадиста. Он является плодом полного поворота в тактике со стороны главы турецкого государства, начавшего с доказанной поддержки, а затем перешедшего к политике открытой враждебности по отношению к организации "Исламское государство" (запрещена в РФ. - Прим. ред.) и другим", - ответил Шальян.

"В Сирии Турция пытается завладеть городом Эль-Баб, который удерживает "Исламское государство". Тем не менее, она не поддержала, в противоположность своей обычной практике, мятежные и исламистские движения, руководимые группировкой "Фатах аш-Шам" (бывшая Джебхат ан-Нусра", до сентября 2016 года присоединенная к "Аль-Каиде" (запрещены в РФ. - Прим. ред.)) при осаде Восточного Алеппо. На самом деле, интерес Турции прежде всего в том, чтобы не позволить сирийско-турецкой границе полностью попасть в зависимость от сирийских курдов. Представляется, что она в своем временном соглашении с Путиным, подписанным в Москве, добилась того, чтобы курды не были поддержаны российскими силами (и американцами тоже), чтобы окружить сотню километров границы, которые они не контролируют", - пояснил эксперт.

"Турция прекратила настаивать на предварительном уходе Башара Асада до принятия любого решения. В конечном счете, никто больше не интересуется мнением Вашингтона - за две недели до перехода власти от одного президента к другому", - считает собеседник издания.

"Что на самом деле ищет Реджеп Тайип Эрдоган для Турции?" - спросила журналистка.

"Эрдоган позиционирует себя как восстановитель религиозной традиции и стремится усилить наследие империи, сделав выбор в пользу прославления былого величия, а не напоминания об упадке двух последних веков. В свете провалившейся попытки государственного переворота (о котором, по его утверждению, его предупредили русские) Эрдоган устроил широкую облаву во всех кругах общества, которые были настроены враждебно против него. Он намерен открыть доступ к армии на уровне офицеров ученикам религиозных школ, тем самым вызвав десекуляризацию личного состава, где очень популярным остается кемализм", - считает эксперт.

"Такая исламизация общества не может способствовать и так сильно ослабленным связям между Турцией и Европой", - заметила журналистка.

"Экономически Турция имеет обширные связи с европейским рынком и особенно с Германией, - уверен Шальян. - К тому же Турция взяла на себя обязательство в обмен на значительную оплату содержать 2 млн (не меньше) беженцев, желающих направиться в Европу (соглашение Меркель-Эрдоган)".

"Приход к власти Дональда Трампа может свести на нет недавнее сближение между Турцией и Россией?" - спросила интервьюер.

"С восхождением к власти Дональда Трампа, похоже, на Ближнем Востоке положение Ирана становится более непрочным, в то время как Турция, член НАТО, не должна испытать упадок. Владимир Путин, который извлекает прибыль из поворотов в политике Трампа, должен будет применить весь свой тактический талант, чтобы одновременно сохранить и связи с Ираном, и на данный момент теплые отношения с Турцией", - ответил Шальян.

Турция. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 9 января 2017 > № 2030794


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 января 2017 > № 2030431

Улица Карягды в Анкаре, где располагается посольство России в Турции, получило имя посла РФ Андрея Карлова, погибшего в результате покушения, сообщил РИА Новости представитель посольства РФ в Анкаре.

Карлов был застрелен 19 декабря во время выступления на открытии в Анкаре фотовыставки. По сообщению турецких властей, нападение совершил сотрудник полиции Мевлют Мерт Алтынташ, который был ликвидирован местными силами безопасности. В МИД РФ квалифицировали происшедшее как теракт. Следственный комитет РФ возбудил уголовное дело по статье "акт международного терроризма".

"Решение о переименовании улицы в честь Карлова принято единогласно на собрании городского муниципалитета Анкары. Завтра в посольство прибудет мэр Анкары Мелих Гёкчек, который объявит об этом официально", — сообщил собеседник агентства.

Ранее о намерении турецких властей присвоить улице имя Карлова заявил глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу в ходе визита в Москву.

Федор Смирнов.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 января 2017 > № 2030431


Турция > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 9 января 2017 > № 2030232

В Анкаре полиция разогнала перед зданием парламента Турции демонстрацию против запланированной конституционной реформы. Как передает в понедельник, 9 января, агентство DHA, стражи порядка применили слезоточивый газ и водометы. Среди участников акции протеста были и представители крупнейшей оппозиционной Народно-республиканской партии. Некоторые из демонстрантов получили ранения.

Парламент обсуждает реформу конституции

Ранее в тот же день правящая Партия справедливости и развития и правая Партия националистического движения внесли в парламент законопроект об изменениях в конституцию. Во второй половине дня депутаты приступили к дебатам. Предложенные поправки в основной закон, одобренные парламентской комиссией 30 декабря, предоставляют президенту и вице-президенту исполнительные полномочия. Глава государства становится главнокомандующим и получает право делать назначения на важные армейские посты.

Одновременно должен быть упразднен пост премьер-министра, возрастной ценз для депутатов парламента снижается с 25 до 18 лет, а число депутатов в связи с ростом населения страны увеличивается с 550 до 600. Президент получит полномочия править с помощью декретов и сможет в любой момент распустить парламент. Кроме того, он будет наделен правом контролировать судебную систему, в частности конституционный суд.

Дебаты вокруг конституционной реформы продлятся несколько недель. Кроме народно-республиканской партии, против нее резко выступает прокурдская Партия демократии народов. Критики законопроекта опасаются установления в стране диктатуры.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 9 января 2017 > № 2030232


Кипр. Турция. Швейцария > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 9 января 2017 > № 2030227

Президент Кипра Никос Анастасиадис и лидер непризнанной Турецкой республики Северного Кипра Мустафа Акинчи прибыли в Женеву для переговоров об объединении кипрского государства. Об этом в понедельник, 9 января, сообщается на сайте женевского офиса Организации Объединенных Наций (ООН).

Планируется, что переговоры под эгидой ООН будут проходить в течение трех дней. В случае достижения прогресса, 12 января к консультациям присоединятся державы-гаранты (Греция, Турция и Великобритания). В последний раз переговоры об объединении Кипра проходили в конце ноября 2016 года, но они не принесли определенных результатов. Тогда стороны не смогли преодолеть разногласия по территориальному вопросу.

Кипр был разделен в 1974 года после вооруженного вторжения Турции. Оккупированными оказались 37 процентов территории острова, на которой в 1983 году была провозглашена Турецкая республика Северного Кипра. Ее признала только Анкара. В 2004 году в Евросоюз вступила Республика Кипр, населенная греками-киприотами. На северную часть острова законодательство ЕС не распространяется. В свою очередь Турция не признает правительство Республики Кипр. Власти Кипра с 2005 года блокируют переговоры между ЕС и Анкарой о вступлении Турции в Евросоюз.

Кипр. Турция. Швейцария > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 9 января 2017 > № 2030227


Турция. Украина. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 9 января 2017 > № 2030201

Анкара не намерена пересматривать свои позиции по Украине и Грузии, несмотря на то, что для нее очень важно сотрудничество с Россией. С таким заявлением в понедельник, 9 января, выступил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу на конференции в Анкаре. "Мы поддерживаем территориальную целостность Украины и Грузии. Мы не признаем аннексию земель Украины" - заявил глава турецкого МИДа.

Говоря о ситуации в Сирии, Чавушоглу подчеркнул, что Турция, "как никакая другая страна региона, заинтересована в стабильности в Сирии". По его словам, Анкара выделяет миллиарды долларов на поддержку 2,8 миллиона беженцев, находящихся в Турции. При этом, благодаря усилиям Анкары, из восточных районов Алеппо удалось эвакуировать 45 тыс. человек.

"Анкара делает все возможное для распространения перемирия на всю территорию Сирии, - заверил турецкий министр. - Мы поддерживаем женевский процесс по Сирии и одновременно ведем борьбу с "Исламским государством" на севере этой страны".

Турция. Украина. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 9 января 2017 > № 2030201


Ирак. Турция. Сирия. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 января 2017 > № 2028254

Заявление иракского премьера Ирака Хайдер аль-Абади по итогам встречи с его турецким коллегой Бинали Йылдырымом можно отнести к разряду сенсационных. Это был первый визит турецкой делегации такого уровня за последние два года. И вот Аль-Абади объявил, что Багдаду и Анкаре удалось урегулировать вопрос о выводе турецкого контингента с иракской территории из лагеря недалеко от города Башик. По его словам, «этот вопрос будет решен должным образом в короткий период времени». Напомним, что ранее именно присутствие турецких военных в районе Башика являлось причиной роста напряженности в отношениях между Ираком и Турцией. Анкара заявляла, что турецкие военные находятся в этом лагере для защиты Турции от терроризма и для тренировки местных бойцов для борьбы с террористами. А точнее, уделяла повышенное внимание региону Синджар на севере Ирака, населенному преимущественно этническими туркоманами, из-за опасений, что он может попасть под контроль Рабочей партии Курдистана (РПК). Так говорилось на публике. Непублично же лагерь в Башике используется турецкими инструкторами для обучения военизированных суннитских арабских сил, что привело к обмену жесткими замечаниями между Анкарой и Багдадом. Но сегодня глава правительства Турции Йылдырым подчеркнул не только важность сохранения суверенитета Ирака, но и того, что Багдад «не допустит использования боевиками Рабочей партии Курдистана (РПК) своей территории для нанесения вреда Турции», поскольку это вписывается в контекст «совместной борьбы с терроризмом».

Помимо этого, после встречи в Эрбиле — административной столице Иракского Курдистана — Йылдырыма с главой автономии Масудом Барзани было заявлено, что Эрбиль готов содействовать выводу отрядов РПК из района Синджар на севере Ирака. Отметим, что Рабочая партия Курдистана имеет убежища в горах Кандиль, треугольнике на границе Ирана, Турции и Ирака. Турецкие самолеты и артиллерия неоднократно обстреливали здесь базы РПК. Поэтому сейчас возникает вопрос, куда и в каком направлении Анкара и Эрбиль намерены выдавливать Рабочую партию Курдистана с северного Ирака? Анкара неоднократно подчеркивала, что основная политическая сила сирийских курдов — Партия демократического союза (ПДС) в Сирии — якобы аффилирована с турецкой Рабочей партией Курдистана, поэтому обе эти организации она относит к числу «террористических» и воюет против них в Сирии, а в Турции проводит военные и полицейские операции. Но проблема в том, что курды не являются главной проблемой и истоком гражданской войны для Сирии и Ирака. Более того, сирийские курды и Эрбиль получают военную поддержку США и других западных партнеров. Если РПК будут выдавливать из иракских лагерей на территорию Сирии, это может заметно изменить баланс сил прежде всего в самой Сирии. При этом в Ираке Анкара стремится наладить и укрепить отношения с Эрбилем через диалог с Багдадом, тогда как в Сирии она воюет с сирийскими курдами, выводя Дамаск за скобки. Налицо так называемый «параллельный курс», который в турецком варианте практически не связан с борьбой с ИГИЛ (структура, запрещенная в России).

Оппоненты такой турецкой политики идут в контратаки. Так, бывший премьер-министр Ирака Нури аль-Малики, который возглавляет шиитскую исламскую партию «Дава», на пресс — конференции в Тегеране заявил, что «после освобождения иракской территории от боевиков ИГИЛ (структура, запрещенная в России) шиитские ополченцы «Хашд аш-Шааби» пересекут границу с Сирией, чтобы помочь сирийским правительственным силам». Кроме того, он считает, что силы пешмерга (курдского ополчения) обязаны вернуться к существовавшим до 2003 года границам Иракского Курдистана. На это уже отреагировало министерство пешмерга Иракского Курдистана, заявив, что-то, что аль-Малики называет «границами до 2003 года, не было границей, было только линией столкновений между пешмерга и армией баасистского режима», а «жители освобожденных районов от ИГИЛ (структура, запрещенная в России) определят свое будущее через референдум». Налицо все признаки серьезной борьбы за создание национального курдского государства в Ираке. Для сирийских курдов это пока не главный пункт их повестки дня, но они вправе потребовать автономии в Сирии, против чего категорически против выступает Анкара, опасаясь, что такого же статуса потребуют и проживающие на ее территории курды.

В этой связи турецкий политолог Серхат Сермен считает необходимым обратить внимание на согласованную в ходе трехсторонней встречи (Иран, Россия, Турция) в Москве 20 декабря 2016 года совместную декларацию, принятую без участия США, в которой главным фактором, определяющим роль Турции в ходе переговоров, обозначена не операция «Щит Евфрата» против курдов и боевиков ИГИЛ (структура, запрещенная в России), а влияние Анкары на сирийскую оппозицию. По оценке Сермена, если бы за столом переговоров находился и американский представитель, не приходится сомневаться, что в декларацию был бы включен и курдский вопрос, возможно, в формате сохранения суверенитета и территориальной целостности Сирии. Но Вашингтон по разным причинам пребывает пока вне «игры», в то время как сейчас формируются сложные и невероятные альянсы, что влияет на динамику конфликта как в Сирии, так и в Ираке.

Турция, заявив о выводе своих военных подразделений из Северного Ирака, сделала серьезный ход, последствия которого пока еще трудно оценивать даже в краткосрочной перспективе. Ясно только, что Анкара предпринимает действия упреждающего свойства, пока курдским организациям в Сирии, Ираке и Турции не до определения принципов, каким и в каких границах быть курдскому государству. Пока они находятся на переднем крае борьбы с силами международного терроризма. Но не исключено, что на данном этапе Иракский Курдистан станет первым звеном в цепи последующих самоопределений курдов Сирии, Турции и Ирана. Многое будет зависеть от формирующегося нового расклада сил и не только на Ближнем Востоке.

Станислав Тарасов

Ирак. Турция. Сирия. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 января 2017 > № 2028254


Сирия. Турция. США. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 7 января 2017 > № 2033661

What Awaits Syria in the Future?

Martin Berger

The liberation of the Syrian city of Aleppo from ISIS militants along with all sorts of other militant groups fighting alongside them has become a veritable breakthrough in the settlement of numerous armed conflicts in the Middle East. This breakthrough manifested in a fragile ceasefire in Syria that came into effect on December 30 with Russia and Turkey playing the role of guarantors of the truce.

However, the fact that this milestone was reached without Washington and a number of major European players, resulted in the White House expressing overt frustration. Against this background, a number of prominent European politicians that remain particularly loyal to the sitting US administration have begun forging an alternate perception of the events that unraveled in Syria in a bid to derail any peaceful settlement of the Syrian conflict, even though Russia, Iran and Turkey are determined to arrive at one.

One can hardly use any other word than absurd to describe the fact that Germany, which took no part in the liberation of Aleppo and failed to provide even a single truckload of humanitarian aid for the population it was allegedly so concerned about, has recently released its “recommendations” regarding the political future of President Bashar al-Assad, along with a list of topics that are to be discussed at peace talks in Astana.

The Director of the Central Intelligence Agency (CIA), John Brennan went a step further in his interview with PBS, claiming that Russia in Syria applied “scorched earth tactics”, which led to a tremendous amount of damage inflicted upon the Syrian civil infrastructure. Of course, one would assume that a man like John Brennan would know all about “scorched earth tactics”, since Washington has been using them throughout the last century in Southeast Asia, bringing it to perfection during the Vietnam War. The same tactics were used in Iraq, Afghanistan and other countries where hundreds of thousands of civilians suffered under barrages carried out by the US Air Force and its drones. Still, if Brennan is unable to tell one thing from another, it would be highly inappropriate for someone who represents Washington to accuse other states of committing what the US has perpetuated by choice worldwide and for decades.

And, for sure, Reuters was quick to jump on the disinformation bandwagon by stating:

Syria would be divided into informal zones of regional power influence and Bashar al-Assad would remain president for at least a few years under an outline deal between Russia, Turkey and Iran, sources say. Such a deal, which would allow regional autonomy within a federal structure.

It seems that nobody really cares about the fact that only reliable information obtained from reliable sources count as news. For sure, sacrifices are to be made if rivaling parties are to come to an agreement but Reuters was hardly trying to assist anyone in reaching a consensus. Instead it chose to make contradictions more distinct, trying to make peace unobtainable for those who are reluctant to invite Washington and its Western allies to the negotiation table.

It is also no secret that Syria’s Kurds have been pursuing federalization for a long time in vain hopes of obtaining autonomy. However, such discussions result in both Damascus and Ankara becoming fairly concerned about their own respective futures, therefore any propositions regarding the division of Syria into zones of influence – is a clear path to the disruption of the upcoming meeting, a disruption Reuters was knowingly pursuing.

There’s yet another tactic that the West is employing to disrupt the negotiations in Astana. It demands opposition groups that it controls to denounce the ceasefire under various pretexts. The leading actor fulfilling this role is the so-called Ffree Syrian Army (FSA), sponsored by the US and the Gulf monarchies. However, it is necessary to clarify that the FSA claims that the ceasefire is being violated in areas that are controlled by designated terrorist organizations – organizations no side – even the West – would invite to negotiations.

No one can suggest that it is possible to sign a peace deal in Syria without extensive effort put into negotiations. Yet this deal which was pursued by the international community for years has thus far failed to achieve success. However, it is clear that Russia, Turkey and Iran want to play a decisive role in finding a solution to the Syrian conflict.

Сирия. Турция. США. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 7 января 2017 > № 2033661


США. Турция. Ирак. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 7 января 2017 > № 2028189

Представитель госдепартамента Джон Кирби заявил, что «Россия, Турция и Иран не приглашали США к переговорам по Сирии в Астане». По его словам, «мы не вовлечены активно в эти дискуссии», хотя «госсекретарь Джон Керри намерен оставаться в полном контакте со своими коллегами». Но, как подчеркнул Кирби, госсекретарь в последний раз говорил с Лавровым 27 декабря, а с турецким министром иностранных дел Мевлютом Чавушоглу — 20 декабря. На вопрос, признает ли Вашингтон, что уступил инициативу по Сирии, представитель госдепартамента ответил отрицательно: «Я не согласен, что мы что-то уступили».

Но если начать выстраивать события в хронологической последовательности, появляется любопытная последовательность. 5 января Керри заявил, что «США поддерживают проведение межсирийских переговоров в Астане и рассчитывают, что с их помощью удастся сделать шаг вперед в сирийском урегулировании». При этом «мы не являемся конкурентами для России, Турции и Ирана в вопросе организации переговоров по Сирии». 9−10 января в Турции на экспертном уровне будет проходить обсуждение хода подготовки к встрече в Астане с участием иранских, российских и турецких специалистов. Американцы на эту встречу не приглашены. И это, видимо, не случайно.

Саммит в Астане пройдет 23 января, уже после того, когда в Вашингтоне состоится инаугурация нового президента США Дональда Трампа. Глава МИД Турции говорил, что Анкара не против участия американской стороны в переговорах в Астане. Не высказывают особых возражений и в Москве. Но США возглавляют международную коалицию по борьбе с ИГИЛ (запрещена в России), в которую входит и Турция, и во многом именно их подход к принципам урегулирования сирийского кризиса сорвал женевский процесс, а для подготовки и выработки новых решений для Астаны практически не хватает времени. На этом, пока еще промежуточном этапе, продуктивное продвижение в сирийском урегулировании возможно пока только в формате Россия-Турция-Иран и, возможно, плюс такие сирийские оппозиционные группировки, как «Ахрар аш-Шам» («Свободные сирийцы»), «Армия Ислама», «Сирийский фронт» и некоторые другие, которые оборвали или готовятся оборвать имевшиеся связи с террористами из ИГИЛ и «Фронта ан-Нусра» (запрещены в России).

Имевшая место ранее поддержка Вашингтоном сирийских курдов — важный узел. Неизвестно, с каких позиций на этом направлении будет выступать администрация президента Трампа. Предыдущая делала то, против чего выступала Анкара — предлагала подключить к переговорам в Астане сирийских курдов. Как говорил министр национальной обороны Турции Фикри Ышык, «Турция, как и весь регион, расплачивается» за решение Вашингтона выбрать вооруженные формирования сирийских курдов в качестве союзников в борьбе против ИГИЛ (запрещена в России) и снабжать их боеприпасами». Сегодня же велика вероятность и того, что Дамаск и Анкара, несмотря на существующие серьезные противоречия, по курдскому вопросу достигли таки между собой негласного соглашения.

Что касается Вашингтона, то старая администрация продолжает вести дипломатические бои арьергардного уровня, ставя палки в колеса намерениям Ирана, России и Турции разработать детальную совместную стратегию политического выхода из сирийского кризиса, разрушительный эффект от которого наиболее ярко проявляется в Турции. Например, представитель госдепартамента Кирби заявил, что «США не будут возражать, если спецпосланник генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура откажется от встречи по Сирии в Астане с участием сирийского правительства и оппозиции». Хотя постпред России при ООН Виталий Чуркин уточнил: де Мистура был приглашен на встречу по урегулированию сирийского конфликта в Астане. Сам же Мистура дает понять, что ждет смены администрации в Белом Доме, при этом — намекая на сирийское урегулирование — «любые инициативы подобного рода должны поддерживаться и, как мы надеемся, окажутся успешными».

Как бы то ни было, сегодня можно считать фактом ухода на сирийском направлении США и Европейского союза на второй или третий план. Как пишет в этой связи норвежское издание Dagbladet, «России удалось сделать Турцию — страну-член НАТО — партнером по перемирию, направленному на достижение политического решения в Сирии. Вместе с Ираном две страны занимаются дипломатией, которая совершенно оттеснила США в Сирии на второй план». По мнению издания, «Москва на данном этапе обыграла обамовский Вашингтон», но сейчас американским президентом стал Трамп, «человек иных принципов и иного мирового кругозора», который получает шанс разыграть сирийскую «карту» либо между «победителями» в Сирии, имеющими разногласия на пути к окончанию сирийской гражданской войны, либо интегрировать переговорный процесс в Астане в женевский формат, «растворить» его в широких дипломатических баталиях.

Так что главные события еще впереди. После 20 января 2017 года, когда по совокупности новых факторов кто-то из альянса Анкара-Москва-Тегеран станет пересматривать свою политику в Сирии, принимая во внимание меняющийся региональный баланс сил, так как значение того, что происходит в Сирии, выходит далеко за границы этой ближневосточной страны.

Станислав Тарасов

США. Турция. Ирак. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 7 января 2017 > № 2028189


Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 6 января 2017 > № 2036513

Иранская проблема России и Турции в Сирии

«Все иностранные боевики должны покинуть Сирию. Хезболла должна вернуться в Ливан», - заявил министр иностранных дел Турции Мевлут Чавушоглу 29 декабря. Это было довольно резкое заявление, учитывая то, что Турция отправляла свои войска в Сирию много раз, и за более чем пять лет она установила полуоткрытую пограничную политику для иностранных боевиков, даже для тех, которые отправлялись в Сирию для вступления в ряды ИГИЛ и Аль-Каиды. Реакция Хезболла была предсказуема: «Мы находимся в Сирии не по просьбе Турции, Саудовской Аравии или Соединенных Штатов, мы находимся здесь в рамках нашего сотрудничества с сирийским правительством».

За этим причудливым заявлением Турции можно разглядеть закулисную борьбу за Сирию - увидев, что США и Европа отошли на второй план, в Анкаре надеются, что так произойдет и с Ираном, позиции которого сегодня не так крепки из-за отсутствия подлинных союзников. Пока Москва могла «уживаться» с иранцами в Сирии, но их нелегкие отношения строятся на антипатии к Соединенным Штатам и страдают от взаимного недоверия.

Тегеран не доверяет бурно развивающемуся российско-турецкому альянсу и боится быть вытесненным из Сирии. Снижение влияния Ирана в Сирии может повысить авторитет России в глазах крупных арабских держав. Россия предпочитает единство, а Иран склоняется к разделению Сирии. Россия хочет восстановить сильное, централизованное, авторитарное государство, а это не соответствует иранским амбициями по созданию негосударственных игроков, которые находились бы под влиянием Ирана и не стремились к созданию мощного сирийского государства.

Турецкая политика в Сирии сильно изменилась. Нельзя сказать, что президент Эрдоган сильно сблизился с сирийским режимом, но он отказался от активной поддержки сирийской вооруженной оппозиции, которая чувствуют себя обманутой после присоединения бывшего покровителя к Москве. Требования Турции также изменились. Страна теперь требует не смены режима, а отказа курдов от их амбиции и вытеснения ИГИЛ, а также пояса безопасности в северной Сирии.

Башар Асад дал понять, что хочет восстановления полного контроля над Сирией. Однако на данный момент сирийскому режиму не хватает людей, в том числе в армии, так что он вряд ли может позволить себе потерять поддержку иностранных боевиков. Но сможет ли Асад продолжать сотрудничать со всеми покровителями, или же он должен выбрать кого-то одного? Кого он выберет? Россия слишком велика, чтобы игнорировать ее требования, но Иран более агрессивен и не уйдет просто так - было пролито много крови и израсходовано много денег. Сирийский режим зависит от поддержки Тегерана, и даже если режим Асада падет, иранское влияние все равно будет продолжено, но другим путем.

Несколько лет сирийцы ждали, когда Россия и США начнут работать вместе для поиска политического решения кризиса. Теперь они ждут действий от России, Турции и Ирана. Однако противоречия между этими странами могут привести к тому, что «победители» в Сирии не смогут разделить добычу. Сейчас США, Европа и страны Персидского залива ушли на второй план, но в ближайшее время Иран, Хезболлу и другие шиитские группировки будет практически невозможно «выбить» из Сирии.

Al Arabiya

Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 6 января 2017 > № 2036513


Турция. Евросоюз. Германия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 5 января 2017 > № 2036692

«Турция могла бы взять на себя стратегическую роль посредника между Востоком и Западом»

Беседовал Орхан Саттаров

Немецкий политолог Хайко Лангнер, комментируя в интервью «Вестнику Кавказа» ключевые для его страны события 2016 года, подробно остановился на сложных отношениях между Берлином и Анкарой. Подводя итоги прошлого года, Лангнер затронул такие чувствительные темы, как перспективы вступления Турции в ЕС, «армянский вопрос», а также до сих пор не изученные в должной мере темные главы немецкой истории.

- Как бы вы охарактеризовали отношения между Германией и Турцией?

- Турция наряду с Россией является второй страной, с которой у Германии сложилась более чем столетняя история особых отношений. Кайзеровская Германия и Османская империя, предшественница современной Турции, были союзниками в Первой мировой войне. Высокая Порта, будучи младшим партнером в союзе с Германией, надеялась найти защиту в борьбе с имперскими интересами Великобритании, Франции и России, которые хотели разделить между собой Османскую империю на собственные подконтрольные протектораты, в качестве инструментов для достижения этой цели используя внутренние национальные конфликты на османской территории. Это затронуло, в первую очередь, коренные христианские народы. Помимо этого столкнувшаяся с угрозами Османская империя рассчитывала на экономическую модернизацию с помощью Германии. Выражаясь современным языком, это сотрудничество можно охарактеризовать «модернизационное партнерство». У меня сложилось впечатление, что турецкое население до сих пор связывает положительные ассоциации с тогдашним союзом с Германией и несколько романтично идеализирует его как «братство по оружию» и отношения «учитель-ученик». Современная Турция после этого еще долгое время считалась «вечным союзником» Германии. Однако за последние годы политические отношения ухудшились.

- В чем причина этого ухудшения?

- Начиная с вооруженного внутреннего турецкого конфликта с частью курдского населения, а также с учетом постоянно возрастающего числа беженцев-курдов из Турции, с 1980-х годов проблемы демократии и внутриполитического развития в Турции все более критично оценивались в Германии. Часть немецкой политической элиты, прежде всего, консервативные партии ХДС/ХСС, с самого начала поддерживали переговоры о вступлении Турции в ЕС лишь нехотя, и советовали Турции довольствоваться не полноценным членством в ЕС, а статусом «привилегированного партнерства», который Турция, находясь в едином таможенном пространстве с ЕС, практически и так уже давно имеет. Анкара вполне справедливо воспринимала это предложение как «пустышку» в красивой обертке. В последние годы расширение личной власти президента Эрдогана и продолжающаяся перестройка государственной системы в президентскую форму правления стали основными пунктами политической критики из Германии.

- Как следует реагировать ЕС и Германии на события в Турции, и какие последствия они могут иметь для переговоров о вступлении Турции в Евросоюз?

- К санкциям я в принципе отношусь критично - как к экономическим, так и к санкциям против отдельных персон. Конечно же, надо продолжать вести прямые переговоры с турецким президентом. ЕС не может выбирать себе партнеров для диалога по желанию, тем более что Эрдоган является избранным президентом Турции. Иначе, однако, ситуация обстоит с финансовой помощью Турции со стороны ЕС в размере порядка 630 млн евро ежегодно. Эти средства Анкара получает от Брюсселя в рамках переговоров о вступлении в Евросоюз, и они рассчитаны на приведение турецких стандартов к стандартам ЕС – например, в сфере юстиции. Но ввиду серьезного ухудшения положения демократии в стране и жестких мер, предпринимаемых в Турции против демократически избранных депутатов, критичных журналистов, госслужащих, учителей, деятелей науки после провалившегося в июле путча, прекращение данных привилегий было бы уместным и важным символическим сигналом. Ведь Турция находится на первом месте в мире по числу заключенных журналистов.

Окончательным переходом «красной линии» стало бы восстановление смертной казни в стране, что должно привести к прекращению переговоров о вступлении Турции в ЕС. Политики и население Турции должны принципиально определить для самих себя, хотят ли они вести свою страну в ЕС или же желают переориентировать ее. При этом желание вести переговоры с ЕС на равных позициях является иллюзорным. Сущность европейского интеграционного процесса как раз и заключается в том, что кандидаты на вступление должны подстраиваться под Евросоюз, а не наоборот. Однако Турция может настаивать на равноправном обращении Евросоюза с ней, наравне другими кандидатами на вступление. Лично я всегда поддерживал вступление Турции в ЕС, поскольку Европа не является для меня эксклюзивным клубом христианских стран, и Турция, с учетом ее культурно-исторического развития, могла бы взять на себя стратегическую роль посредника между Востоком и Западом. Но с учетом актуальных процессов внутри Турции сложно найти аргументы в пользу продолжения переговоров о вступлении страны в ЕС. При этом, по моему глубокому убеждению, система поощрений и стимулов подходит здесь больше «системы штрафов». По этой причине я, например, выступаю за отмену визового режима с Турцией, хотя действующее турецкое правительство и будет представлять это как свой успех. Но долгосрочные плюсы от безвизового режима перевесили бы минусы, поскольку углубились бы социальные контакты и культурный обмен между людьми в Турции и Европе. Это также принесет пользу туристической отрасли, отельному бизнесу и т.д.

- Какую роль сыграла резолюция Бундестага по «геноциду армян», принятая в прошлом году, и от которой в последствии дистанцировалось немецкое правительство?

- О последнем не может быть идти и речи, даже если правительство Германии долго тянуло с ясным заявлением. Правительство ФРГ не дистанцировалось, а лишь заявило, что резолюция не имеет юридической силы, и что оно присоединяется к оценке массовых убийств армян в Османской Турции в качестве геноцида. В этом вопросе официальному Берлину нельзя предъявить никаких претензий, поскольку ФРГ хоть и подписала конвенцию ООН о геноцидах в 1954 году, однако в виду наличия запрета обратной юридической силы данной конвенции, она не распространяется на возможные случаи геноцидов до 1954 года. Но, бесспорно, у Бундестага есть право принимать политические резолюции на свое усмотрение по любой теме. То, что текст данной резолюции не пришелся по вкусу большинству населения Турции, это другой вопрос, политический вопрос. Просчитанная «темпераментная» реакция Турции была столь же ожидаемой, как и истерические статьи в немецких мэйнстрим изданиях, приписавших правительству ФРГ чуть ли не падение на колени перед Эрдоганом, чего, как минимум, в этом случае не произошло. Абсурдность комментариев СМИ начинается уже с обозначения данной резолюции как «резолюции по Армении». Но ведь преступления, о которых идет речь в данной резолюции, были осуществлены не против государства Армения, а против армянского населения в Османской империи, то есть, против конкретно обозначенной группы людей. И эти события не распространились на территорию современной Армении, которая в то время являлась частью Российской империи. Если выражаться точно, то это резолюция по Турции, а не по Армении.

- Имеет ли смысл принятие резолюций о турецкой истории со стороны парламентов других стран? Разве исследование исторических процессов не является задачей ученых, а их правовая оценка – судов?

- Это мнение отвечает в значительной степени официальной турецкой позиции. Ей можно возразить в двух пунктах. Во-первых, после серьезных научных исследований на протяжении последнего столетия присутствуют многочисленные конкретные свидетельства о событиях, которыми могла бы вплотную заняться Турция, если бы она того захотела. Во-вторых, Турция должна подкрепить свой интерес к диалогу тем, что начнет принимать и противоречащие ее позиции мнения. В этом отношении в Турции в последние годы был достигнут значительный прогресс. О судьбе османских армян в Турции можно говорить свободнее и критичнее, чем раньше. Фильм турецкого режиссера Фатиха Акына «Шрам» был показан в турецких кинотеатрах, хотя и вызывал зачастую жесткую реакцию со стороны общества. Этот прогресс в Европе и Германии следует принимать к сведению.

В принципе, я считаю, что анализ собственной истории – это первичная задача самого турецкого общества, а не политических институтов других стран, которые зачастую и сами имеют далеко не до конца исследованные темные главы в собственной истории. Но Германия и резолюция Бундестага в этом отношении являются исключением. Из-за военного союза Германии с Османской империей в те времена речь идет не исключительно о турецкой проблеме, но также и о части немецкой истории. Но я признаю, что для собственной же политической правдоподобности в резолюции следовало усилить акцент на исторической причастности и ответственности Германии, а также более конкретно описать это. Но здесь политической храбрости не хватило, в первую очередь, правительственным фракциям. Помимо этого следует применять те же оценочные рамки и в случае с историческими преступлениями немецких военных в бывшей германской колонии в юго-западной Африке – сегодняшней Намибии. Ведь сохранился приказ главнокомандующего генерала Лотара фон Троты об уничтожении населения. Вопрос, идет ли речь о геноциде, в этом случае имеет вполне очевидный ответ – при условии наличия воли узнать его.

- Существует ли необходимость критического анализа собственной истории также и с армянской стороны, или же это требование относится только к Турции?

- Способность критично относиться к собственной истории является, в конечном счете, характеристикой всех демократических обществ и частью демократического развития. Чем шире политико-демократические рамки в обществе, тем более разносторонним и противоречивым будет спектр политических мнений. Это относится к Армении точно так же, как к Турции, России или Германии. Конечно, есть такая потребность для армянской стороны и Республики Армения. Это относится, в первую очередь, к самокритичному анализу истории и течению нагорно-карабахского конфликта и собственной оккупационной политики в регионах, принадлежащих Азербайджану с точки зрения международного права. В рамках государственной образовательной системы Армении молодому поколению армян передается искаженная историческая картина, в которой ему одновременно прививается коллективное самосознание жертвы, но также и преклонение перед героической освободительной войной. Но такого не может быть одновременно. Тот, кто активно воюет и даже в конце выходит из войны победившей стороной, не может быть всегда исключительно жертвой. По этой причине мирные активисты в Армении часто подвергаются гонениям и угрозам, ведь они ставят под сомнение это фиктивное самовосприятие. Критический анализ нагорно-карабахского конфликта со стороны Армении и Азербайджана мог бы дать шансы на примирение и, вне всяких сомнений, повысить шансы на его разрешение.

Турция. Евросоюз. Германия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 5 января 2017 > № 2036692 Хайко Лангнер


Турция. Азербайджан. Казахстан. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 января 2017 > № 2028218

В начале нового года Турция стала проявлять повышенную активность во внешней политике. Как сообщил министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу, «в ближайшие месяцы пройдет саммит президентов Азербайджана, Турции и Туркменистана». По его же словам, ведется работа над тем, чтобы создать трехсторонний формат между Баку, Анкарой и Астаной, к чему турецкую сторону «натолкнули трехсторонние форматы, созданные Турцией в кавказском и балканском регионах и работающие очень эффективно».

Действительно, в последнее время появилась мода на создание различных «геометрических» конфигураций стран. Появилось несколько таких форматов: Россия-Турция-Иран (исключительно на сирийском направлении), Россия-Азербайджан-Иран (если иметь в виду готовность этих стран развивать коммуникации в рамках коридора Север-Юг), Азербайджан-Грузия-Турция, Азербайджан-Турция-Иран, Турция-Азербайджан-Туркменистан и Иран-Армения-Россия. Не все эти треугольники претендуют на геополитический статус, скорее, это политические и экономические альянсы. Что касается готовящегося альянса Азербайджан-Турция-Казахстан, то он фактически существовал и раньше, но в формате союза тюркских государств.

Нынешняя инициатива интересна тем, что задуманный формат Анкара-Баку-Астана может обозначить мост между Ближним Востоком (Турция), Закавказьем (Азербайджан) и Средней Азией (Казахстан), но уже не только с тюркской опорой. Турция, как считают западные эксперты, сегодня считается проблемным членом НАТО и многие проблемы в альянсе порождены ее амбициями стать главной решающей державой на Ближнем Востоке. Но сейчас в регионе восстанавливаются международные позиции России и Ирана. Время, когда Анкара могла создать геополитическую систему по линии тюркского союза упущено, и она вряд ли способна обозначить среднеазиатский буфер своего влияния в Астане, что превращает обозначенную геополитическую конфигурацию в не совсем внятную конструкцию.

При этом Казахстан является членом ОДКБ и Евразийского экономического союза. Частые встречи казахского президента Нурсултана Назарбаева с турецкими лидерами наводят на мысль, что Астана имеет свои интересы за рамками ОДКБ и ЕЭС. Она активно лоббировала Турцию в ШОС, где Анкара имеет статус партнера по диалогу, выступила в роли главного медиатора в момент обострения российско-турецких отношений после сбитого в ноябре 2015 года турецкими ВВС российского бомбардировщика, а сейчас президент России Владимир Путин предложил именно казахстанскую столицу в качестве площадки для переговоров по сирийскому урегулированию. К тому же Назарбаев, как опытнейший политик на постсоветском пространстве, чувствует и понимает, куда и откуда дует ветер в мировой политике. По сути, он выступает в роли «тылового прикрытия» президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, что имеет интригующее значение, поскольку речь идет не об антироссийском проекте, а скорее, наоборот.

Более того, Баку в треугольнике Турция-Азербайджан-Казахстан обозначается не в роли стратегического партнера, а всего лишь потребителя, не создателя системы региональной безопасности. Не случайно Чавушоглу, анонсируя обозначенный «треугольник», заявил, что у Анкары есть «кавказские инициативы и в этом году она будет вести работу по активизации урегулирования замороженных конфликтов в регионе». В данном случае важное значение приобретает политический контекст, в котором сделано это заявление. Во-первых, если исходить из косвенных признаков, озвученных некоторыми турецкими и западными экспертами, в Закавказье готовилась операция типа «арабской весны» с выходом на «катастрофический упадок России и Ирана». Не случайно Турция готовила «отдельный» проект для западной части Северного Кавказа, имея в виду адыгейские (черкесские народы), которые непосредственно примыкают к Черному морю, а через Азербайджан — «бросок» в соседний Иран, где проживают много миллионов граждан тюркского происхождения. Но в выстраивании новой геополитической конструкции в Закавказье Москва опередила Анкару, особенно после того, как Тегеран был выведен из режима санкций, а сама Турция стала «умываться пеной «арабской весны» в Северной Африке и на Ближнем Востоке, погружаясь в море внешних и внутренних конфликтов, многие из которых имеют глубокие исторические корни. По меткому выражению одного турецкого исследователя, «Турция надорвала себя, перестаралась, слишком часто выступая в роли «старшего брата» по отношению к другим странам региона».

Во-вторых, Анкара стала осознавать, что ее политика на кавказском направлении не работает и проигрывает во многих аспектах. В-третьих, не исключено, что Турция предпримет попытку реанимировать «Платформу стабильности и безопасности на Кавказе», с которой она выступила после кавказской войны августа 2008 года. Ее суть, по словам занимавшего тогда пост премьер-министра Турции Эрдогана, сводилась к выстраиванию системы «на географической основе» без участия внерегиональных сил. Предлагался вариант 3+3, республики Закавказья, а также Россия, Иран и Турция. При определенных условиях допускалось участие ЕС и США, хотя уже тогда Эрдоган выступал с резкой критикой деятельности Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта.

В-четвертых, Анкара с учетом альянса с Москвой и Тегераном на сирийском направлении при слабо обозначенной позиции ЕС и США может предпринять попытку переноса этого формата и на закавказское направление — либо параллельно сирийскому, либо с учетом его дальнейшей форматной модификации. В качестве промежуточного хода нельзя исключать и стремления Турции к нормализации отношений с Арменией на основе ратификации подписанных в октябре 2009 года известных Цюрихских протоколов «без предварительных условий». В-пятых, Анкара может предложить геополитический размен: Сирию на Карабах. Но только в ситуации, когда станет ясно, что сохранить территориальную целостность Сирии не удается. Тогда ей придется иначе определяться со статусом Нагорного Карабаха, убеждая Баку отказаться от прежних геополитических стереотипов взамен на гарантию турецкого присутствия в регионе. К тому же с Турции будет снят прессинг фактора геноцида 1915 года, что может открыть перед ней новые перспективы для интеграции в ЕС, перевода Армении в Закавказье в глубокий «тюркский тыл», если иметь в виду, что Азербайджан в отличие от государств Средней Азии быстрее продвигался в сторону общей тюркской идентичности.

Впрочем, формирование обозначенного нового геополитического пространства возможно через блокирование или исключение вообще из процесса МГ ОБСЕ или ее модификации, поскольку Турция присутствует в Минской группе, правда, без статуса сопредседателя. Иран не входит туда вообще, хотя уже без его участия в переговорном процессе практически невозможно будет создать новую систему региональной безопасности. Поэтому нужно дождаться озвучивания заявленных Анкарой новых кавказских инициатив, чтобы оценивать их как «новаторские», либо понять, что решение проблем региона относится все же на будущее. Пока все остается на прежних местах. Как заявил президент Армении Серж Саргсян на новогоднем приеме в МИД Армении, «эксперты, политические деятели или считающие себя таковыми периодически пускают в оборот так называемые варианты урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Однако в действительности это не варианты, а версии». По его словам, с 2007 года нет иного варианта, кроме как Мадридских принципов, а «армянская сторона в переговорном процессе преследует одну цель — добиться определения статуса Нагорного Карабаха». Полагаем, что такое заявление прозвучало тоже не случайно, так как налицо стремление девальвировать многолетний переговорный процесс и начать все заново в связи с кардинальными изменениями в политике Турции на Ближнем Востоке.

Но и Москве давно пора сделать новые шаги на пути корректирования своей позиции на закавказском направлении в целом и в отношении нагорно-карабахской проблемы в частности на фоне проектов формирования «внешних ближних и дальних поясов». Для России наступает время для своего концептуального проекта на Ближнем Востоке и в Закавказье, а не только мониторинга геополитических рокировок тюркских государств на постсоветском пространстве.

Станислав Тарасов

Турция. Азербайджан. Казахстан. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 января 2017 > № 2028218


Турция > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 4 января 2017 > № 2036644

Экономические итоги года для Турции

Глава Ассамблеи турецких экспортеров (TIM) Мехмет Бююкекши сообщил, что Турция завершила 2016 год с 0,8-процентным снижением в годовом исчислении, но это сокращение не было значительным, учитывая, каким сложным был год для государства. По его словам, мировая торговля столкнулась с серьезным снижением стоимости в прошлом году на фоне снижения нефтяных цен. «Стоимость экспорта Турции в долларах США за килограмм упала до $1,37 в 2016 году по сравнению с $1,44 в 2015 году. Этот регресс составил $ 3,5 млрд потерь в экспорте», - добавил он.

«Кроме кризиса в отношениях с Россией, продолжающиеся конфликты в Ираке, Сирии и Ливии стали дополнительными причинами, ударившими по экспорту. Наш экспорт в эти страны снизился на $3,7 млрд в 2016 году по сравнению с предыдущим годом. Еще одним ключевым фактором, который ударил по нашему экспорту, стало снижение стоимости турецкой лиры и британского фунта по отношению к доллару. Наши потери в связи с этим составили $1,5 млрд в 2016 году. Общие потери составили $8,7 млрд убытков. Если бы этого не произошло, то наш экспорт увеличился бы на 5% до $150,8 млрд», сказал Бююкэкши на пресс-конференции в Анкаре 3 января.

Он также сказал, что группа экспортеров объявила 2017 год «точкой отсчета» для экспорта, добавив, что объем экспорта в 2017 был оценен в $155 млрд, что на $1,7 млрд выше среднестатистического прогноза для страны. «Мы можем с гордостью сказать, что доля Турции в мировой торговле достигла рекордного уровня, увеличившись до 0,89% в прошлом году по сравнению с 0,87-процентной долей в 2015 году. Турецкий экспорт в европейском импорте достиг 1,28%, отметив очередной рекорд», - добавил он.

Новые меры по стимулированию экспорта

Министр экономики Нихат Зейбекчи пообещал принять все меры для стимулирования экспорта в 2017 году. Дополнительные 3 млрд лир будут представлены в ближайшие дни. Зейбекчи отметил, что ЕС снова стал лучшим рынком для Турции с 48,1-процентной долей.

«Наш экспорт в ЕС вырос на 7% в 2016 году по сравнению с предыдущим годом. Мы ожидаем, что такая же тенденция будет продолжаться в течение этого года», - добавил министр.

Автомобильный сектор стал крупнейшим экспортером в прошлом году с долей в $23,9 млрд в экспорте по сравнению с $21,3 млрд в 2015 году. Вторым по величине экспортным сектором стала текстильная промышленность, где также наблюдался незначительный рост экспорта в прошлом году по сравнению с предыдущим годом на уровне $17 млрд.

Hurriyet Daily News

Турция > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 4 января 2017 > № 2036644


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 3 января 2017 > № 2036691

Турция стала частью новой коалиции на Ближнем Востоке

Убийство российского посла Андрея Карлова бывшим турецким полицейским в Анкаре, казалось, изменит расстановку сил в продолжающейся сирийской войне. Убийству посла предшествовало вступление войны в Сирии в новую фазу в связи со взятием Алеппо при поддержке России и Ирана и способствовало формированию новой оси силы, доминирующей на Ближнем Востоке. Хотя у Турции, Ирана и России разные цели и интересы.

Комментарии президента России Владимира Путина о том, что убийство Андрея Карлова рассматривается в Москве как возможная попытка саботировать улучшение отношений с Анкарой, а также заявления президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана о сильном желании продолжать тесное турецко-российское сотрудничество подчеркнули решительность обоих государств сохранить связи, несмотря на значительные разногласия на пути к окончанию сирийской гражданской войны. Убийство произошло в тот момент, когда Турция и Россия сотрудничали по вопросу эвакуации гражданских лиц в Алеппо. Это время имеет решающее значение по трем основным причинам.

Во-первых, за последние десять дней по Турции прошла новая волна терактов, ответственность за которые возлагается на «Соколов свободы Курдистана», городской филиал курдской сепаратистской организации, известной как РПК. Атаки спровоцировали призывы к национальному единству против террора.

Во-вторых, Турция почувствовала, что западные союзники не поддерживают ее в его стремлении защитить себя от побочных последствий сирийской гражданской войны, начиная с 2015 года. Турция в последнее время отдалилась от США в вопросе решения сирийского кризиса, а также по поводу того, как лучше всего бороться с ИГИЛ. Недавний кризис в отношениях с ЕС по поводу мигрантской сделки также привел к тому, что турецкое правительство вынуждено было искать альтернативы и создавать узкоспециализированные коалиции для решения сирийского кризиса вместе с Россией и Ираном.

В-третьих, посол погиб за день до планируемой трехсторонней встречи региональных партнеров, вовлеченных в кризис в военном плане. Встреча была первой, организованной независимо от дипломатических инициатив ООН и без участия США и других региональных субъектов, таких как Саудовская Аравия и Катар, и подтвердила твердую приверженность сотрудничеству в борьбе с терроризмом.

Перестановка региональных сил?

Турция сильно пострадала в ходе сирийской гражданской войны, став мишенью для экстремистских группировок, базирующихся в Сирии, таких как ИГИЛ, Курдская демократическая партия (КДП) и ее военное крыло YPG. РПК также возобновила насилие в отношении турецкого государства после завершения мирного процесса.

Помимо всего этого, Турция несет тяжелую финансовую и социальную нагрузку, разместив на своей территории три миллиона сирийских беженцев.

Вмешательство России в сирийский кризис в сентябре 2015 года вместе с увеличением иранского присутствия на земле сделало Турцию более уязвимой в плане риска распространения гражданской войны.

В совокупности все эти факторы подтолкнули Турцию пересмотреть свою политику в Сирии, принимая во внимание меняющийся региональный баланс и таких стратегически новых игроков как Россия.

Несмотря на пересмотр своей региональной позиции, Турция до сих пор не перешла на другую сторону в Сирии, не изменив своего мнения по поводу будущего сирийского президента Башара Асада.

Новая турецко-русско-иранская коалиция

Побочные последствия сирийской войны в сочетании с западной стратегией невмешательства заставили Анкару вернуться к своей традиционной стратегии диверсификации вариантов внешней политики и партнеров.

Заявления министров иностранных дел после российско-турецко-иранской встречи отражают их общие интересы в поисках мирного политического урегулирования продолжающегося кризиса. Продолжающаяся эвакуация мирных жителей из Алеппо дает надежду на эффективность и функциональность трехстороннего регионального механизма разрешения конфликтов.

Реакцию на убийства посла также можно рассматривать как хороший показатель растущей взаимозависимости между Турцией и Россией в отношении Сирии и других региональных проблем безопасности.

Нежелание Америки выступать в качестве посредника в урегулировании конфликта в Сирии позволило России взять на себя ведущую роль в условиях кризиса и укрепить свой потенциал на земле.

С учетом неоднозначности возможной политики в отношении Сирии со стороны новоизбранного президента США Дональда Трампа, представляется вероятным, что региональные игроки будут иметь возможность взять на себя дополнительные обязательства в борьбе с кризисом в ближайшие месяцы.

Те, кто вовлечен в сирийский конфликт, должны принять более ответственные меры с целью восстановления порядка и безопасности. Убийство посла показало, что Россия и Иран нуждаются в Турции для формирования послевоенный мир на Ближнем Востоке.

Присутствие Турции в этой коалиции означает полный провал западных игроков в Сирии, а также показывает, каким будет новый ближневосточный мир.

New Statesman

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 3 января 2017 > № 2036691


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 3 января 2017 > № 2024769

"Друг Путина": новый девиз Эрдогана

Маркус Бернат | Tagesspiegel

"Турция - большой мастер придумывать заговоры", - пишет политический обозреватель немецкой газеты Tagesspiegel Маркус Бернат. К примеру, теракт в новогоднюю ночь в стамбульском ночном клубе Reina, как написали турецкие газеты, был спланирован американским ЦРУ.

Сейчас ответственность за теракт взяла на себя террористическая организация "Исламское государство" (запрещена в РФ. - Прим. ред.). Но это "совсем не проблема, ведь не так давно турецкий президент Эрдоган заявил о том что Соединенные Штаты поддерживают ИГИЛ".

"Подобные абсурдные обвинения помогают турецкому руководству скрывать свою беспомощность на фоне серии терактов в Турции", - отмечает автор. Мол, последний теракт в одном из известнейших ночных клубов является "не чем иным, как реваншем за успех российско-турецкого партнерства, которому удалось добиться режима прекращения огня в Сирии".

"Между тем новая теория заговора является крайне важным политическим изменением, - подчеркивает Бернат. - Теперь вряд ли можно не заметить родство душ Эрдогана и российского президента Владимира Путина". Эрдоган "полезен для Путина в качестве возмутителя спокойствия внутри НАТО и покупателя российского газа и нефти. Поддержка Путина, в свою очередь, для Эрдогана важна намного больше, поскольку он послал турецкую армию в Сирию воевать против курдов и ИГИЛ только потому, что это допустил российский президент".

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 3 января 2017 > № 2024769


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 2 января 2017 > № 2025792

 Сирийское перемирие: событие и последствия

Попытка анализа произошедшего события.

Клим Подкова

29 декабря сирийское правительство и вооруженная сирийская оппозиция подписали три документа: 1) о прекращении огня; 2) перечень мер по обеспечению перемирия; 3) о готовности к началу мирных переговоров. Об этом трубят все отечественные и мировые СМИ. Где-то на радостях открывают шампанское разливают по стаканам водку, а где-то в истерике в ответ объявляют новые санкции.

Что произошло

О своей готовности прекратить боевые действия объявили полевые командиры семи крупных группировок, контролирующих центральную и северную части Сирии. Это полторы сотни отрядов, 62 тыс. бойцов, имеющие на вооружении артиллерию, танки и бронетехнику.

Говорить о полноценном мире еще рано. Не являются сторонниками соглашения «Исламское государство» (Война до последнего бойца! до победного конца!) и курды, мечтающие о создании независимого Курдистана.

Однако если участники соглашения будут хотя бы соблюдать нейтралитет, для игиловцев и курдов наступят тяжелые времена – сирийская армия, не отвлекаясь на «нейтралов», навалится на них всей своей мощью. А когда с неба еще обрушится гнев Аллаха (его принесут на своих крыльях ВКС РФ) – непримиримым придется совсем тяжело, а у Сирии появится реальная возможность закончить пятилетнюю войну.

Мировые проблемы решаются без США, ЕС, ООН и пр.

Но дальше, дальше! – следите внимательно за руками! Соглашение является плодом совместных усилий России, Турции и Ирана. А где же США? Эта супер-пупер держава, без согласия которой как казалось и воробей на Ближнем Востоке чирикнуть не смеет?

Оказалось, что для разрешения глобальных международных проблем участие США вовсе не обязательно. Москва может успешно решать вопросы, не просто не согласовывая свои действия с Вашингтоном, но и вопреки его желаниям!

Интересная деталь: в соответствии с подписанным соглашением отряды, нарушившие перемирие, автоматически причисляются к террористам и подлежат уничтожению. Мнение американцев при этом спрашивать не обязательно.

Еще ни при чем оказались ЕС, ООН, ОБСЕ, ПАСЕ и пр. миротворцы, постоянно пекущиеся об установлении мира, но на практике доказавшие свое абсолютное политическое бессилие. И весь мир это видит. Кто сказал, что без Европы и Америки ничего не решается?! Решается, да еще как!

И не надейтесь, что на этом все кончится!

Кремль выстраивает новую систему мировой безопасности, без участия в ней европейцев и американцев, и предлагает сотрудничество всем, кто устал от бесполезной говорильни и лжи западных политиков: Лавров намерен пригласить к решению проблем Ближнего Востока Египет, Саудовскую Аравию, Катар, Ирак, Иорданию.

Местом ближайших переговоров Асада и представителей оппозиции выбран Казахстан. (Москва вводит в сирийскую игру еще одного игрока, откровенно пророссийского.) Париж и Брюссель, Олланд и Меркель остаются за бортом – о результатах и подробностях прошедших переговоров они узнают из газет.

А в Юго-Восточной Азии идею создать новый орган взамен дискредитировавшего себя ООН выдвигает лидер Филиппин Родриго Дутерте. Тот самый, что обозвал Обаму сукиным сыном и уважительно отзывается о Путине. И никто не удивится, если «колоритный парень» Дутерте в пределах своего региона последует примеру российского лидера.

Турецкое «тьфу!» в сторону Вашингтона

Это сирийское соглашение о перемирии сильно приподняло Турцию, сыгравшую очень большую роль в его подготовке. В течение двух месяцев Эрдоган лично убеждал представителей оппозиции пойти на переговоры, (а ВКС РФ демонстрировали, что будет с теми, кто не согласится).

Такая политика давала плоды и США это не могло не беспокоить. Вот почему в Анкаре был убит Андрей Карлов – его смерть должна была разрушить российско-турецкий тандем. Но убийство российского посла своей цели не достигло.

Турция вышла в разряд региональных лидеров и произошло это в результате политической смычки с Россией. В случае смены политической ориентации на проамериканскую (чего только в политике не бывает!) Анкаре придется расстаться с таким высоким статусом.

Эрдоган это прекрасно понимает и поэтому открыто обвиняет США в поддержке террористов, абсолютно не переживая, что это может повредить американо-турецким отношениям - он свой выбор сделал. И весомое участие турецкого президента в подготовке соглашения – это демонстративное «тьфу!» в сторону Вашингтона. Антиамерикански настроенная Турция – это не может не радовать. Наш человек в команде НАТО.

Готовый сценарий для Украины?

Из сообщений СМИ всплывают интересные подробности дальнейшего будущего Сирии: Асад не будет баллотироваться на следующих выборах, страна будет поделена на зоны контроля между участниками соглашения, Россия сокращает свое военное присутствие в Сирии, сохраняя за собой базу в Тартусе и аэродром в Хмеймиме.

Невольно напрашивается мысль, что в Сирии проходит обкатку будущий сценарий наведения порядка на Украине. Проводим параллели:

сирийские правительственные войска – ВСН;

отряды, оппозиции, подписавшие соглашение – ВСУ;

подлежащие уничтожению ИГИЛ и «Джабхат ан Нусра» – «Правый сектор» и пр. бандеровский сброд.

Ну а вместо Асада – Янукович, который должен быть переизбран (и как можно скорее).

Осталось только юридически развернуть ситуацию так, чтобы Порошенко и Ко были признаны террористами. И решение Московского суда, признавшего Майдан переворотом, очень хорошо в эту схему укладывается.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 2 января 2017 > № 2025792


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 января 2017 > № 2025582

Чего от нас хочет Россия?

Хилаль Каплан (Hilâl Kaplan), Sabah, Турция

В предстоящее время будет идти работа над тем, чтобы «московская декларация», согласованная министрами обороны и иностранных дел трех стран, и саммит, который состоится в столице Казахстана, Астане, эволюционировали в сторону постоянного перемирия и политического урегулирования. Хорошо, но что это значит для России и, главное, для нас?

Россия в результате военного вмешательства в Сирию с 30 сентября 2015 года обрела бесспорное превосходство как на поле боя, так и в дипломатической сфере. А базирование российских военно-морских сил в Тартусе и авиабаза Хмеймим близ Латакии стали ощутимыми военными выгодами в этом процессе.

Путин как первый лидер, позвонивший президенту Эрдогану после попытки госпереворота 15 июля и заявивший о своей поддержке, желает при сотрудничестве с Турцией, с которой он отнюдь не случайно выбрал момент для налаживания отношений, стать «лидером, положившим конец гуманитарному кризису века» и укрепить свою силу в регионе. Кроме того, поскольку скорейшее урегулирование сирийского кризиса, высосавшего энергию практически всех региональных стран и кардинально изменившего внутренние динамики, — это общее желание, и США давно освободили это пространство, лидерство России почти не встречает возражений.

На самом деле, Россия в течение какого-то времени вела переговоры о перемирии с США. Но, кроме пиара «пицца-водка», на них не удалось получить какого-либо результата. Это были не единственные переговоры, которые не имели эффекта на поле боя. По сути, женевские переговоры были обречены на безрезультатность и не дали ничего, кроме еще большего усложнения процесса. Поэтому Россия, сотрудничая с двумя региональными странами с активной военной силой на поле боя, дает миру четкий сигнал. Можно предположить, что с распространением перемирия подобно тому, что было обеспечено в Алеппо, по всей территории Сирии, исключая борьбу с террористическими организациями, и продвижением политического урегулирования Россия надеется исправить свой имидж безжалостной силы в глазах мусульманских стран.

Важнейший момент, в котором Турция и Россия сходятся, — это защита территориальной целостности Сирии. Ведь теперь Турция не уверена в том, что США выступают против возможного сценария раздела в Сирии и, более того, в Турции. Отношения, которые стали натянутыми после попытки переворота как в контексте террористической организации FETÖ Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen), так и Отрядов народной самообороны (YPG), ограниченная поддержка операции «Щит Евфрата» и то, что мы были брошены в полном одиночестве в Эль-Бабе, — все это углубило наше сотрудничество с Россией. Иными словами, наравне с нашим сближением с Россией, необходим и анализ того, как США подтолкнули нас к этому.

На момент написания этой статьи информагентства сообщают две важные новости. Путин заявил, что соглашение о перемирии достигнуто, Турция и Россия выступят гарантами. Это можно интерпретировать как сигнал к тому, что претензии России на становление гегемоном в Сирии могут повлечь за собой трения с Ираном. Кроме того, прошлой ночью российские самолеты обстреляли объекты ДЕАШ (ИГИЛ, террористическая организация, запрещенная в РФ — прим. ред.) на юге Эль-Баба. Хотя это не те районы, где воюют ВС Турции, ДЕАШ в Эль-Бабе бомбит не коалиция во главе с США, а Россия, и это обладает критически важным значением.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 января 2017 > № 2025582


Турция. США. Сирия. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 января 2017 > № 2028068

Турция вновь подверглась террористической атаке. В новогоднюю ночь на клуб Reina, расположенный на берегу Босфора, произошло вооруженное нападение. Как сообщил губернатор Стамбула Васип Шахин, злоумышленник, одетый в костюм Санта-Клауса, у входа в клуб убил полицейского и прохожего, после чего зашел в заведение и устроил там беспорядочную стрельбу. Всего в момент теракта в клубе могли находиться до 800 человек. Согласно данным главы МВД Турции Сулеймана Сойлу, в результате теракта в ночном клубе в Стамбуле погибли 39 человек, из которых 16 человек иностранцы, 69 человек получили ранения.

В этом заметен почерк джихадистов. Кстати, чуть ранее в центральной части Багдада прогремели два мощных взрыва, в результате чего по меньшей мере 28 человек погибли, 54 человека получили ранения. По сообщению телеканала Sky News Arabia, ответственность за эту акцию взяла группировка «Исламское государство» (структура, запрещенная в России). Что касается Турции, то власти располагали информацией о готовящихся терактах в стране. Накануне полиция Анкары задержала восемь боевиков террористической группировки «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) по подозрению в подготовке теракта в канун Нового года. Агентство Anadolu уточняло, что полиции удалось получить документы организации. Днем ранее турецкая полиция задержала в провинции Адана на юге страны 40 человек, подозреваемых в причастности к террористической группировке «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). При обысках в их домах были найдены взрывчатка и самодельные взрывные устройства.

Статистика терактов в Турции выглядит удручающим образом. Теперь очевидно, что террористическая опасность в этой стране переходит в категорию постоянной системной угрозы. Спецслужбы страны ведут отчаянную борьбу, многие теракты им удается предотвращать, но риск террористических атак все же увеличивается. При этом со стороны «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) постоянно раздаются призывы к своим приверженцам осуществлять террористические удары не только в Турции. Ясно и то, что нападения, подобные тому, что было осуществлено в новогоднюю ночь на клуб Reina в Стамбуле были спланированы и рассчитаны на определенный пропагандистский эффект. На какой?

Легче всего информационно его «привязывать» к решению Совбеза ООН одобрить резолюцию, одобряющую провозглашенный в Сирии режим прекращения огня и планы по формированию в Сирии переходного правительства для вывода страны из продолжающейся почти 6 лет гражданской войны. Тем более что в резолюции затронута и тема будущей встречи по урегулированию сирийского конфликта в Астане, где идет подготовка к переговорам делегаций властей Сирии и вооруженной оппозиции при участии представителей России, Турции и Ирана.

Напомним, что соглашение о прекращении огня в Сирии исключает террористические группировки «Джебхат ан-Нусра» и «Исламское государство» (структуры, запрещенные в России). В этой связи постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин заявил, что его коллегам не стоит «напускать туман» на достигнутые ранее при посредничестве Москвы и Анкары договорённости по Сирии. По его словам, «если не хотите помочь или не можете помочь, то, пожалуйста, тогда тумана не напускайте», и «не надо ставить под сомнение какие-то договорённости, которые были достигнуты, как-то пытаться их интерпретировать».

Кстати, эксперты уже обратили внимание на то, что часто теракты в Турции почти хронологически совпадают с какими-то российско-турецкими контактами по согласованию действий в Сирии или в области развития двухсторонних отношений. Или это, возможно, как реакция на исторически невероятный альянс Россия-Турция-Иран. Но существуют и иные факторы, которые стимулируют определенные политические силы для ввержения Турции в хаос. Перед Новым годом Генштаб ВС Турции сообщил, что в рамках операции «Щит Евфрата» в Сирии ВС Турции ликвидировали 23 террориста ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), ряд объектов джихадистов в районах Баб, Сулфания, Кабр Аль-Мулки, Бзага, Тадиф и Абу Джаббар, в том числе огневые позиции и штабы. При этом президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил о решимости Анкары продолжить операцию «Щит Евфрата» и создать на севере Сирии так называемую «безопасную зону».

По оценке экспертов, если раньше «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) имела перед собой двух врагов — поддерживаемых США курдов в Сирии и Ираке, а также правительственные сирийские и иракские войска, то теперь врагом становится и Турция, которую джихадисты рассматривают как своего рода союзника. Сейчас «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в борьбе с Турцией ставит на террор. Более того, эта стратегия в долгосрочной перспективе ориентирована на деградацию внутриполитической жизни страны, подобно тому, как это произошло в Ираке и в Ливии.

Сам президент Турции Эрдоган в связи с Новым годом заявил: «Под угрозой находятся наши национальное единство, территориальная целостность, организации, экономика, внешняя политика, основы государства». Но как воспрепятствовать сетевому террору одиночек и небольших групп, ориентированных на идеологию джихада, в Турции пока не знают.

Турция. США. Сирия. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 января 2017 > № 2028068


Китай. Турция > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 1 января 2017 > № 2022480

Китайская сторона решительно осуждает стрельбу в Стамбуле. Об этом заявила в воскресенье официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин.

1 января ранним утром в одном из ночных клубов Стамбула произошла стрельба, в результате которой по меньшей мере 39 человек погибли, более 60 человек получили ранения. Правительство Турции назвало взрыв терактом.

Отвечая на просьбу журналистов прокомментировать инцидент в Стамбуле, Хуа Чуньин отметила, что Китай решительно выступает против терроризма во всех формах его проявления и готов усилить координацию и сотрудничество с Турцией и международным сообществом с целью обеспечения мира и безопасности в региональном и глобальном масштабе.

Глава МИД КНР Ван И уже направил телеграмму с соболезнованиями министру иностранных дел Турции Мевлюту Чавушоглу в связи со стрельбой в Стамбуле, добавила представитель внешнеполитического ведомства Китая.

Китай. Турция > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 1 января 2017 > № 2022480


Кипр. Турция. Греция > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 30 декабря 2016 > № 2036401

Как показал опрос, 60.5% турков-киприотов не хотели бы соседствовать с греками-киприотами на оккупированной территории.

Перед ими ставился вопрос: согласны ли они с тем, чтобы в результате подписания соглашения между Президентом Кипра Анастасиадисом и лидером турок-киприотов Акынджи, около 45 000 киприотов перебрались жить на север острова. Лишь 20.2% опрошенных ответили, что это не принесет им никакого дискомфорта.

Также около 89.4% опрошенных выразили свое однозначное желание, чтобы на оккупированной территории осталась турецкая армия. При этом только 2% участников опроса согласились, что армию необходимо сделать мультинациональной.

Кстати, мнения по поводу работы Акынджи в целом разделились практически пополам: 52.1% турков-киприотов довольны действиями лидера на своем посту, а оставшиеся посчитали, что Акынджи прикладывает недостаточно усилий для защиты интересов своих граждан.

Кипр. Турция. Греция > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 30 декабря 2016 > № 2036401


США. Турция. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 30 декабря 2016 > № 2029440

Президент России Владимир Путин на встрече с главами министерств обороны и иностранных дел Сергеем Шойгу и Сергеем Лавровым сообщил, что согласился с предложением уменьшить военное присутствие нашей страны в Сирии. При этом он уточнил, что Москва будет «безусловно продолжать борьбу с международным терроризмом и дальше будем оказывать поддержку законному сирийскому правительству в борьбе с терроризмом, будем исполнять договоренности, которые были достигнуты, в том числе по развитию пункта базирования российских вооруженных сил в Тартусе и на аэродроме Хмеймим». Такое решение объясняется тем, что официальный Дамаск и сирийская вооруженная оппозиция достигли договоренности о режиме прекращения огня и готовы приступить к мирным переговорам. Это первое.

Второе. Предусматривается комплекс мер по контролю за режимом прекращения огня. И третье, это заявление о готовности начать мирные переговоры по сирийскому урегулированию. Путин пояснил, что договоренности удалось достигнуть благодаря работе России с партнерами в регионе — Турцией и Ираном. Он обратил внимание, что российские внешнеполитическое и оборонное ведомства поддерживали постоянный контакт с партнерами и в Дамаске, и в других столицах. «Очень большую работу проделали совместно с партнерами из Турции. Мы знаем, что совсем недавно состоялась трехсторонняя встреча в Москве министров иностранных дел России, Турции и Ирана, где все три страны взяли на себя обязательство не только по контролю, но и по гарантиям мирного процесса урегулирования в Сирийской республике», — напомнил президент, отмечая и то, что «договоренности по Сирии хрупкие, в связи с чем нуждаются в особом внимании и терпении, профессионализме и хорошо отлаженном контакте с партнерами».

Обратим внимание на некоторые детали. Лавров заявил, что к процессу урегулирования в Сирии будет подключен Египет, а в перспективе к нему могут присоединиться Саудовская Аравия, Катар и Иордания. Согласно турецкому ИА Anadolu, перед этим глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу посетил Катар, где провел встречи с катарскими официальными лицами и сирийскими оппозиционными группами, после чего обсудил ситуацию со своим российским коллегой. Стало также известно, что соглашение о прекращении огня исключает определенные группы, такие, как ИГИЛ (структура, запрещенная в России) и — по требованию Анкары — сирийскую курдскую партию «Демократический союз» (ДС). При этом ДС не будет участвовать во встрече в Астане, где соглашение должно быть закреплено подписями участников переговоров. Теперь главная проблема в том, чтобы найти формулу, которая позволила бы придать устойчивость всему переговорному процессу.

Пока Анкара, Москва и Тегеран демонстрируют общую заинтересованность в сохранении Сирии как единого государства в прежних границах и в прекращении гражданской войны. Поэтому появившиеся в западных СМИ сообщения о том, что Турция, Россия и Иран якобы планируют разделить Сирию на зоны влияния, не соответствуют действительности. Сейчас Анкара — самый главный союзник сирийской вооруженной оппозиции — пошла на переговоры с Москвой и Тегераном, чтобы достичь реального результата. За все время конфликта такое впервые. Но политический дизайн в Сирии продолжает оставаться сложным. По словам Чавушоглу, «Россия будет гарантом режима президента Сирии Башара Асада, с которым Турция не намерена вести переговоры, тогда как сама Турция выступает за сирийскую оппозицию». Британская газета Guardian считает, что вскоре в «игру» может вступить новый президент США Дональд Трамп, и «неясно в какой мере, он будет прикрывать Асада, а не «повстанцев», поддерживаемых Саудовской Аравией или наоборот».

До сих пор американцы вмешивались в сирийские события косвенным образом, запустив тайные программы со своими союзниками для снабжения «повстанцев» оружием и деньгами. С ростом влияния ИГИЛ (структура, запрещенная в России), захватившего территории в Сирии и Ираке, США изменили приоритеты. Вашингтон возглавил антиигиловскую коалицию, работал в тесном сотрудничестве с курдскими силами, борющимися с джихадистами на земле. Но подобная политика не устраивает Турцию. Нет ясности и в отношении вопроса о силах сирийской оппозиции, которые будут приглашены на мирные переговоры в Астане, кроме, конечно, того, что они должны быть не связаны с ИГИЛ или Джабхат Фатх аш-Шамом, ранее известным как Фронт ан-Нусра (структуры, запрещенные в России).

Как считает германское издание Sueddeutsche Zeitung, «Турция, пытавшаяся сначала свергнуть сирийский режим с помощью исламистских группировок, затем столкнувшись с американским проектом создания курдского государства на приграничной территории, оказалась вынужденной использовать «зигзагообразный курс» в своей внешней политике», который на определенном этапе и на каждом повороте вел к возрастанию уровня нестабильности в регионе». А как будет на сей раз и можно ли целиком доверять еще одному «зигзагу» Анкары на сирийском направлении? На наш взгляд, позиция Турции только еще начинает формироваться и характеризуется конгломератом различных политических и военных составляющих. Приоритет для Анкары — не ИГИЛ (структура, запрещенная в России) и даже не Сирия, а снятие растущих озабоченностей в курдском вопросе.

Тегеран ранее выступал против участия в переговорах Саудовской Аравии, а как будет сейчас и пойдут ли эти два государства на необходимый компромисс? Удастся ли Турции вообще снять проблему курдской федерации в северной Сирии, учитывая, что поддерживаемые США сирийские курды находятся на передовой борьбы против ИГИЛ (структура, запрещенная в России) в Ракке, как вообще будет и будет ли соотноситься переговорный процесс в Астане с женевским под эгидой ООН? Существуют также проблемы, на данный момент несколько приглушенные, во взаимоотношениях между Ираном и Турцией. Помимо того, что касается Тегерана, у него в Сирии важная военная составляющая, но политическое значение Ирана в обозримом будущем может быть приторможено опасениями наложения новых санкций.

Определенная ясность появится в середине января 2017 года, когда лидеры России, Турции и Ирана, возможно, других стран региона, встретятся в Астане и проведут переговоры об установлении мира в Сирии. В свою очередь спецпосланник ООН по Сирии Стефан де Мистура объявил, что 8 февраля 2017 года намерен начать переговоры в женевском формате. Так что все еще впереди и многое станет определяться новым балансом сил в международных отношениях как в мире, так и на Ближнем Востоке. Единственное, что не вызывает сомнения — сирийский конфликт невозможно разрешить военным путем, необходимо политическое решение.

Станислав Тарасов

США. Турция. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 30 декабря 2016 > № 2029440


Сирия. Турция. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 декабря 2016 > № 2029397

Новости о заключении правительством Башара Асада и Высшим комитетом по переговорам перемирия, которое вступает в силу в полночь 29 декабря, были восприняты положительно. Однако те, кто внимательно следит за событиями в Сирии, имеют все основания сомневаться в успехе очередной попытки примирить воюющие стороны. Но даже они признают, что такое развитие событий гораздо лучше альтернативы — продолжения кровопролития, пишет Раджан Менон в статье для National Interest.

Очевидно одно: заявления Асада о том, что он вернет под свой контроль всю Сирию, является заблуждением. Его армия на это неспособна, а Иран и Россия не намерены потакать Дамаску, так как, пойдя на это, они могут оказаться в ловушке. Так, оппозиция хотя и получила сильный удар, но не повержена до конца. Различные очаги исламистского сопротивления по-прежнему удерживают определенные части страны, помимо Идлиба. Курдские Отряды народной самообороны создали для себя на севере страны мини-государство», так называемую Роджаву.

После падения Алеппо представители вооруженной оппозиции были вынуждены признать свое поражение и отправиться в Идлиб, который, как постоянно указывалось, может стать новой целью Дамаска. Однако правительство Сирии не направило туда сразу после захвата Алеппо войска, отчасти потому, что армия и различные вооруженные формирования истощены. Более того, Асад не мог бы открыть еще один фронт без поддержки России и Ирана.

Они, без сомнения, были настроены решительно предотвратить падение правительства Сирии, опасаясь триумфа радикальных исламистских группировок. Россия и Иран сделали ставку на то, что эти группировки, поняв, что победа недостижима, пойдут на мирные переговоры. Поэтому никому неизвестно, какой Сирия будет в результате этих переговоров. Цель Москвы и Тегерана состояла в том, чтобы позиция Дамаска на переговорах была более надежной, для этого и была осуществлена битва за Алеппо.

Именно благодаря совпадению интересов России и Ирана и смогло состояться нынешнее перемирие. Так же важно, что между Россией и Турцией произошло сближение, а президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган изменил свою позицию об обязательной отставке Асада.

Анкара отказалась от прежней позиции по трем причинам. Во-первых, вмешательство в конфликт России, предотвратившей крушение правительства Сирии. Во-вторых, ухудшение отношений Турции с Западом, особенно после попытки государственного переворота 2016 года. В-третьих, из-за появления на южном фланге Турции протогосударства сирийских курдов, возглавляемого партией «Народный союз». В Анкаре её считают союзником Рабочей партии Курдистана, ведущей многолетнюю партизанскую войну на территории Турции.

На этом фоне все говорит о том, что в Сирии сложились условия для прочного режима прекращения огня, а мирные переговоры между правительством Асада и его противниками, запланированные в течение месяца в Казахстане, всё-таки состояться.

Тем не менее террористическая группировка «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), несмотря на огромные потери, по-прежнему удерживающая обширные территории в Сирии, не является стороной соглашения о прекращении огня. Также в него не включена курдская партия Народный союз, поскольку ни Асад, ни Турция не согласятся на появление курдского государства.

Ряд крупных исламистских формирований подписали перемирие, чего нельзя сказать о группировке «Джабхат ан-Нусра» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

В свою очередь, Саудовская Аравия и другие монархии Персидского залива, выступавшие в качестве основных спонсоров врагов Асада, не согласятся на этот вариант, считая его путем к миру при значительном вмешательстве Ирана. Поэтому пока они готовы предоставлять своим протеже деньги и оружие, те будут возобновлять боевые действия, если они не смогут получить наилучшие, с их точки зрения, условия.

Президент России Владимир Путин, возможно, установит перемирие в Сирии и захочет начать переговоры до инаугурации Трампа, чтобы представить Россию ключевым союзником США против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Если цель Кремля действительно в этом, ему нужно убрать еще не одно препятствие.

Максим Исаев

Сирия. Турция. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 декабря 2016 > № 2029397


Иран. Турция > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 30 декабря 2016 > № 2026210

Иран увеличил экспорт ненефтяных товаров в Турцию в 3 раза

Иран экспортировал 9,3 млн. тонн ненефтяных товаров на сумму $ 3,4 млрд. в Турцию в течение восьми месяцев текущего 1395 иранского года, в период с 20 марта по 20 ноября 2016 года, сообщает Financial Tribune.

Данные таможенной администрации Исламской республики Иран показывают, что зарегистрировано тройное увеличение ненефтяного экспорта из Ирана в Турцию по стоимости, по сравнению с соответствующим прошлогодним периодом.

Газ, медь, алюминий, сталь, цинк, продукция нефтехимии, арбузы, фисташки и изюм были одними из основных экспортных товаров из Ирана западному соседу.

Иран и Турция подписали соглашение о преференциальной торговле. Министр связи и информационных технологий Ирана Махмуд Ваези, который является председателем Ирано-Турцкой экономической комиссии, встретился с министром экономики Турции Нихатом Зейбекчи в Стамбуле в начале этого месяца, чтобы расширить уровень торгово-экономических связей между странами.

Иран. Турция > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 30 декабря 2016 > № 2026210


Иран. Турция. Казахстан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 30 декабря 2016 > № 2026203

Президент Ирана подтвердил свое участие в трехсторонней встрече в Астане

Президент Ирана Роухани подтвердил свое участие в трехсторонней встрече с российским и турецким коллегой, относительно сирийской ситуации, которая пройдет в столице Казахстана Астане, сообщает информагентство Mehr News.

Информированный источник сообщил корреспонденту агентства Mehr, что президент Роухани приветствует инициативу относительно участия в трехсторонней встрече с президентом Владимиром Путиным и президентом Реджепом Эрдоганом в середине января, в столице Казахстана, Астане, чтобы провести переговоры о событиях в Сирии и что бы прийти к соглашению о будущем, охваченной войной стране.

На прошлой неделе Министерство иностранных дел Российской Федерации объявило о трехсторонней встрече в Казахстане, сообщив, что главы России, Ирана и Турции планируют обсудить сирийскую ситуацию.

Президент России сообщил в четверг, что сирийское правительство и вооруженные группы оппозиции достигли соглашения о прекращении огня на территории Сирии и о готовности начать мирные переговоры. По его словам, были подписаны три документа относительно сирийского политического урегулирования. Он также добавил, что представители ООН будут приглашены принять участие в осуществлении соглашений.

Иран. Турция. Казахстан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 30 декабря 2016 > № 2026203


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 декабря 2016 > № 2025631

Если вы в замешательстве по поводу перемирия в Сирии, вот российско-турецкая дорожная карта

Мурат Еткин (Murat Yetkin), Hürriyet, Турция

Вчера министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу (Mevlüt Çavuşoğlu) заявил: «Мы очень близки к перемирию во всей Сирии».

Это заявление как вселило надежды, так и вызвало некоторые вопросы.

Например, какую силу будет иметь соглашение России и Турции, которые поддерживают режим и антиправительственные силы, борющиеся друг с другом в гражданской войне в Сирии?

Или встречи в Казахстане при организации президента Нурсултана Назарбаева, которые были первоначально объявлены президентом России, а затем подтверждены президентом Тайипом Эрдоганом, отменяются с этим перемирием?

С другой стороны, Чавушоглу сказал, что эти контакты не отменяются, отметив, что Партия «Демократический союз» не примет участия в астанинских переговорах. Тогда о чем в Астане будут говорить?

Где место Ирана на этой картине? Или США, Саудовской Аравии, Великобритании?

Режим Башара Асада примет это и выполнит?

В поисках ответов на эти вопросы мы видим, что перед нами возникает не столько соглашение, сколько некая дорожная карта.

Состоит она из трех стадий, и если первая стадия не достигнет успеха, то и вероятность претворения в жизнь других стадий ослабевает.

В результате дипломатических усилий, которые вот уже больше месяца продолжаются между Турцией, Россией и Ираном и в большей степени в Анкаре, возникает следующая дорожная карта.

1. Прекращение огня. Турция и Россия — не стороны, а «гаранты» этого процесса. Россия становится поручителем режима и сил, воюющих на стороне режима, а Турция — противостоящих режиму сил, но это соглашение не охватывает «ан-Нусру» и ИГИЛ (запрещенные в России террористические организации — прим. ред.), которые всеми остальными сторонами признаются террористическими организациями. Преследуется цель распространить перемирие, которое удалось обеспечить в ходе эвакуации из Алеппо, на всю территорию Сирии. Если это удастся сделать, то стороны «застынут» там, где они находятся, прекратят налеты или артиллерийские обстрелы друг против друга, но операции против «ан-Нусры» и ИГИЛ будут вне рамок этого соглашения. (Например, операция «Щит Евфрата», осада Эль-Баба может продолжиться)

2. Переговоры. Если перемирие удастся обеспечить, стороны, то есть силы, лояльные дамасскому режиму, и оппозиция, будут приглашены в Астану. Россия, Турция и Иран там тоже будут находиться как гаранты, а не стороны переговоров, и, если потребуется, как «посредники». (Как известно, проиранские группы тоже воюют на стороне режима в Сирии.) Турция выступает за то, чтобы ООН также присутствовала на астанинских переговорах в качестве наблюдателя и в случае необходимости посредника.

3. Обязательства. Если на переговорах в Астане будет достигнут прогресс, то пакет результатов будет представлен в качестве «дополнения», а не «альтернативы», на переговорах по Сирии, которые планируется продолжить в феврале, в Женеве под надзором ООН. Россия, Турция и Иран пообещают поддержать применение этого соглашения на практике. Таким образом предполагается обеспечить постоянное перемирие в Сирии и переход к стадии «переходного правительства».

В таком изложении все не так запутанно, как кажется, не правда ли?

Но это не значит, что все так просто, как описано.

Есть серьезные сложности.

Например, вчера Чавушоглу сказал, что в Анкаре не отказались от тезиса о том, что в новом сирийском режиме нет места Асаду.

Правда, в последующие часы агентство Reuters со ссылкой на российских официальных лиц сообщило: три страны склоняются к тому, чтобы на следующих выборах Асада на посту президента сменил «сирийский алавит».

Известно, что Анкара уже давно расположена к тому, чтобы переходный период в Сирии протекал при участии суннита, пусть и из лояльной Асаду партии «Баас», но которого сможет принять и оппозиция.

Значит, теперь эти вопросы на столе, и дело движется.

Лидер Республиканской народной партии (CHP) Кемаль Кылычдароглу (Kemal Kılıçdaroğlu) сказал журналистам в Анкаре: «Скоро они с Асадом пожмут друг другу руки». На самом деле, это то, что лидер CHP говорил с самого начала.

Как Асада, вовлекшего свой народ в такую катастрофу и ставшего важнейшим действующим лицом гражданской войны, из которой выросли такие лишившие покоя весь мир террористические организации, как ИГИЛ, «ан-Нусра», примет оставшаяся часть сирийского народа? Это отдельный вопрос. Но большинству пойдет на пользу, если эта война, которая поставила весь регион под угрозу уничтожения, как можно скорее закончится.

Вчера в нашем телефонном разговоре один высокопоставленный чиновник, который не желает, чтобы мы называли его имя, сказал: «Подобные инициативы возникали и раньше. Когда в одной из предыдущих попыток США и Россия, никому не сказав, договорились между собой и однажды утром объявили о соглашении о „прекращении боестолкновений“, мы были одной из первых стран, поддержавших это соглашение, несмотря на то, что нам ничего не было сказано. Потому что это не те вещи, на которые стоит обижаться и поворачиваться к ним спиной. Мы надеемся, что на этот раз перемирие удастся обеспечить, и мы сможем продвинуться по пути к устойчивому решению».

Как сообщил наш источник, помимо переговоров Эрдогана с Путиным и Назарбаевым, состоялись контакты Чавушолгу с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым, госсекретарем США Джоном Керри (John Kerry), министром иностранных дел Ирана Джавадом Зарифом (Cevad Zarif) и спецпосланником ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой (Staffan de Mistura). На лентах информагентств отражается информация о том, что Лавров тоже постоянно контактирует с Керри и де Мистурой. Кроме того, по линии посольств МИД Турции находится в постоянном контакте с самыми влиятельными игроками в этом процессе, такими как США, Саудовская Аравия, Великобритания, Катар и другие.

Предстоящие несколько дней, похоже, будут иметь решающее значение с точки зрения распространения перемирия в Сирии и того, приведет ли это к устойчивому политическому решению.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 декабря 2016 > № 2025631


Турция > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 30 декабря 2016 > № 2024840

Эрдоган обойдется без премьера

Комиссия парламента Турции одобрила проект конституционной реформы

Валентин Логинов, Александр Братерский

Специальная комиссия парламента Турции 30 декабря одобрила проект конституционной реформы, которая предполагает переход республики от парламентской к президентской форме правления. Проект изменений в конституцию страны внесла правящая Партия справедливости и развития, лидером которой является президент Реджеп Тайип Эрдоган.

Теперь законопроект будут обсуждать депутаты. Если 330 из 550 парламентариев проголосуют за внесение изменений в основной закон страны, то соответствующий вопрос будет вынесен на всенародный референдум. По мнению авторов проекта изменений, плебисцит может быть проведен уже в марте или апреле 2017 года.

Если депутаты одобрят законопроект, а после за него проголосуют турецкие граждане, изменится не только конституционная и правительственная система страны, но и начнутся другие реформы, которые, по замыслу инициаторов, должны оказать положительное воздействие на процесс демократизации Турции. Впрочем, не все турецкие политики разделяют эту точку зрения.

В чем суть предлагаемых поправок

Первоначально в проекте значилась 21 поправка, после заседаний специальной парламентской комиссии, которые продолжались 10 дней, осталось только 18. Вместе с тем турецкие издания не сообщают, какие именно три поправки исчезли из итогового текста законопроекта.

Предполагается, что в случае успешной процедуры утверждения поправок Турция войдет в переходный период до 2019 года, в течение которого в стране не будут проходить ни парламентские, ни президентские выборы.

Выбирать главу государства и депутатов будут в один день в 2019 году, после чего выборы будут проходить каждые пять лет. Кроме того, согласно проекту, президент может занимать свой пост не больше двух сроков.

Именно это положение вызывает наибольшую критику со стороны экспертного сообщества, поскольку в таком случае Эрдоган сможет оставаться у власти до 2029 года.

Помимо прочего конституционная реформа предполагает, что пост премьер-министра будет упразднен. При этом президент получит возможность назначать вице-президентов, министров и других высокопоставленных чиновников. Кроме того, глава государства будет наделен правом подготавливать и представлять проекты бюджета государства на утверждение парламентом. Другие законодательные функции останутся за парламентариями.

Кроме того, предлагаемые изменения в идеале должны наладить систему контроля законодательных органов власти над действиями президента: парламент получает возможность собирать специальные комиссии для расследования противоправных действий руководителя страны и даже инициировать процедуру импичмента против президента.

Чтобы созвать такую комиссию, депутатам будет необходимо набрать простое большинство голосов. А в случае если удастся собрать 2/3 голосов депутатов, то парламент получит возможность обратиться в Верховный суд для начала процедуры отставки президента.

Законопроект предполагает, что президент также получит рычаг давления на парламент в виде права объявить о его роспуске.

Вместе с тем если руководитель Турции воспользуется этим правом, то и его срок полномочий автоматически прекратится, а в стране будут назначены новые выборы — и парламентские, и президентские.

Также предполагается, что будут снижены возрастные требования к кандидатам в депутаты парламента. Если сейчас потенциальный кандидат должен достигнуть 25-летнего возраста, чтобы баллотироваться в парламент, то в случае принятия поправок в Турции могут появиться 18-летние народные избранники. При этом общее количество депутатов увеличится с нынешних 550 до 600 человек.

В авангард исламского мира

Однако одобрение поправок к конституции специальной парламентской комиссией не означает их автоматического принятия законодателями. Вместе с тем теоретически Эрдогану должно хватить сторонников в парламенте. Ожидается, что Партия справедливости и развития и Партия националистического движения проголосуют за вынесение на референдум вопроса об изменении основного закона страны. Депутатов от обеих партий в общей сложности 335, что составляет необходимое количество голосов для положительного решения данного вопроса.

Вместе с тем против данных поправок выступают левоцентристская Народно-республиканская партия и прокурдская Партия демократии народов. Представители этих организаций считают, что политическую модель управления Турции, существующую с 1923 года, менять не следует. Кроме того, они опасаются, что принятие этих изменений приведет к установлению единоличной власти Эрдогана.

Однако эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», полагают, что турецкий президент преследует несколько иную цель — не столько установление абсолютной власти президента в Турции, сколько повышение роли своей страны в исламском мире.

«Главное в этом процессе — это даже не президентская республика как таковая, а желание Эрдогана создать исламскую республику. Сам по себе этот факт приведет к большим сдвигам в вопросе, кто будет в авангарде исламского мира — Турция, Иран или Саудовская Аравия», — говорит Теодор Карасик, ведущий эксперт Gulf State Analytics в Вашингтоге.

По мнению эксперта, протесты кемалистов будут минимальными, «учитывая сегодняшние условия в Турции, которые не дают возможности для сопротивления».

Турция > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 30 декабря 2016 > № 2024840


США. Сирия. Турция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 29 декабря 2016 > № 2027099

США поддержали перемирие в Сирии

Об этом заявил в четверг представитель Госдепартамента Марк Тонер

Перемирие в Сирии, достигнутое в результате переговоров между Россией и Турцией, представляет собой позитивное развитие событий, заявил в четверг представитель Госдепартамента США Марк Тонер. Соединенные Штаты надеются, что оно будет выполнено в полном объеме, подчеркнул он.

«Любое действие, которое останавливает насилие, спасает человеческие жизни и создает условия для возобновления продуктивных политических переговоров будет приветствоваться», – отметил представитель внешнеполитического ведомства США, выразивший надежду, что «оно (перемирие) будет полностью реализовано и будет соблюдаться всеми сторонами».

США. Сирия. Турция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 29 декабря 2016 > № 2027099


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter