Всего новостей: 2527903, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Нурмуханбетов Мирас в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмСМИ, ИТАрмия, полициявсе
Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 9 сентября 2016 > № 1890457 Мирас Нурмуханбетов

Эпоха без Ислама Каримова: как предcказать будущее в непредсказуемой стране?

Автор: Мирас Нурмуханбетов

После ухода из жизни Ислама Каримова главный вопрос звучит так: кто станет следующим президентом страны? Но есть и другие, вытекающие из основного: сможет ли новый глава государства удержать власть, какие меры предпримет оппозиция, какой будет реакция зарубежных игроков?

Чтобы ответить на них, необходимо трезво оценить расклад сил в стране и за ее пределами, а также уяснить, на чем будет основываться переходный период - на законе, прежних привычках, "дворцовых войнах" или использовании "массовых беспорядков".

Обсуждению подлежит

На эту тему в казахстанских СМИ пишут много. Но какими бы объективными и смелыми ни были публикации, ответы на заданные вопросы даются в них только с позиции сохранения авторитарного режима: говорится лишь о преемнике и борьбе за престол, упоминаются внутренние интриги и подковернные баталии, но при этом упускается из виду вероятность законных процедур смены (а точнее, прихода новой) власти.

Впрочем, это вполне объяснимо: более чем четвертьвековое правление Ислама Абдуганиевича наложило отпечаток не только на менталитет граждан самого Узбеки­стана, но и на восприятие процессов, происходящих в этой стране, аналитиками из соседних и более далеких государств. Даже европейские и американ­ские стратеги исходят из подобных трактовок внутриполитической ситуации в самой густонаселенной среднеазиатской республике.

Конечно, эти вопросы волнуют и самих узбеков, но в большинстве своем они все еще скорбят по ушедшему в мир иной лидеру: им сейчас так удобнее. Надо помнить, что более четверти века за них думал и решал только президент, а инакомыслие каралось быстро и жестоко, поэтому электорат здесь предсказуем и будет полностью согласен с мнением того, кто окажется во главе Узбекистана.

Закон есть закон?

Итак, кто они, претенденты на роль хозяина Аксарая?

Согласно Конституции РУ, после ухода главы государства временно исполняющим обязанности президента становится председатель Олий мажлиса (сената парламента) Нигматилла Юлдашев.

Это бывший министр юстиции, не самый яркий, но не раз проявлявший свою преданность "общему делу" представитель "ташкентцев". Ранее он рассматривался в качестве переходной фигуры, потому и был поставлен на должность спикера сената. Юлдашев долгое время проработал в Генеральной прокуратуре, курировал борьбу с преступными доходами и незаконными валютными операциями (обмен валют в Узбекистане, как известно, очень рискованная, но весьма доходная операция).

Не позднее, чем через три месяца должны пройти выборы нового президента. Выдвинуть кандидатов могут только зарегистрированные политические партии. Если внимательно изучить местный закон о выборах, то можно сделать вывод, что у Центризбиркома РУ очень много возможностей зажечь красный свет перед тем или иным претендентом на любом этапе избирательного процесса.

Как показывает опыт прошлых лет, в электоральной кампании обычно участвуют все пять партий (правда, иногда без экологической, которая, между прочим, имеет 15 мест в нынешнем парламенте). Однако понятно, что все это делается для создания иллюзии альтернативных выборов. Скорее всего, так произойдет и теперь - будет основной кандидат и двое-трое "для массовки".

С другой стороны

С учетом вышесказанного надо понимать, что основная борьба за кресло президента Узбекистана развернется не в электоральный период, а еще до выдвижения кандидатов. Думается, этим и объясняется тот факт, что до сих пор не назначена дата проведения выборов. Соответственно, отодвигается время, когда могут быть объявлены кандидаты. А если точнее, главный кандидат, который должен стать компромиссной для всех фигурой.

Вряд ли им будет уже упомянутый Юлдашев - при всех его заслугах перед отечеством и первым президентом он не обладает необходимой харизмой и, что важнее всего, не является персоной, устраивающей все силы в стране, из которых выделим два главных клана - "ташкентский" и "самаркандский". Но это тоже больше теория и некий еще не написанный политический детектив, чем реальность. Ведь нужно учитывать, что представители кланов совсем не дураки и прекрасно понимают, чем может закончиться открытое противостояние друг с другом.

Идеальным вариантом было бы групповое правление. Однако это сложно будет сделать при налаженной десятилетиями (еще начиная с советских времен) системе авторитаризма, когда на президенте замкнуто решение абсолютно всех вопросов жизнедеятельности страны и когда послед­няя со всеми ее государственными учреждениями просто не может функционировать без прямого управления из Аксарая. Даже если основные кланы сумеют договориться между собой.

Кандидаты и претенденты

Однако в любом случае кто-то должен быть первым (главным). Какой бы компромиссной ни была эта фигура, ее всегда будут подозревать в том, что она может нарушить прежние договоренности и "кинуть" не только конкурентов, но и сподвижников. Кстати, есть вероятность того, что так может поступить один из главных кандидатов Шавкат Мирзияев.

Его называют пророссийским политиком, хотя он никогда публично не высказывался по поводу Кремля и ее хозяина. Кроме того, он тесно связан, в том числе родственными узами, с миллиардером Алишером Усмановым (последнего, кстати, тоже прочили в президенты РУ, но это невозможно хотя бы потому, что он последние четверть века жил в Москве). Есть и косвенные причины предполагать, что именно нынешний премьер-министр станет преемником - по сложившейся в авторитарных странах традиции, следующим первым лицом государства становится тот, кто "возглавлял траурную процессию".

Кстати, говорят, что именно Мирзияев (из "самаркандцев") добился того, чтобы Каримова похоронили в Самарканде - формально это его родина, хотя сам Ислам Абдуганиевич считался лидером "ташкентского клана". Отметим также, что фигура Мирзияева вполне устраивает не только Кремль, но и Ак-Орду.

Главным его конкурентом называли первого вице-премьера правительства Рустама Азимова - того самого, которого отдельные СМИ "арестовали" сразу же после известия об инсульте Каримова. Но существует устойчивое мнение, что заочно он уже проиграл, поэтому ставки на него уже не делаются, хотя в самый послед­ний момент все может измениться.

Некоторые политологи упоминают еще одного претендента - председателя Службы национальной безопасности Рустема Иноятова. Это достаточно весомая и влиятельная в стране фигура. За 20 лет пребывания во главе СБУ он приобрел множество друзей и еще большее число врагов. Но, скорее всего, его имя внесено в список кандидатов "для веса". Ведь его единственным предвыборным аргументом может быть "наведение в стране порядка и прекращение междоусобиц сильной рукой", но для этого нужно устроить беспорядки и развязать гражданскую войну, чего сейчас никому бы (по крайней мере, внутри страны) не хотелось.

И пару слов о семье покойного президента. В СМИ прошла информация, что ранее Ислам Абдуганиевич чуть ли не представил свою младшую дочь в качестве своего преемника. Однако Лола Каримова попросту не потянет эту должность, да и восточный менталитет может сыграть не в пользу женщины. Кроме того, она не обладает таким влиянием, каким обладала прежде ее сестра - Гульнар Каримова, уже более двух лет находящаяся под домашним арестом. Она даже не "засветилась" на похоронах отца, что может свидетельствовать о том, что ее положение еще больше усугубилось.

В общем, говоря о членах семьи Каримова (в том числе о его вдове Татьяне Акбаровне Каримовой), нужно понимать, что они сейчас не являются самостоятельными политическими фигурами, но вот те, кого они решат поддержать морально и материально, вполне могут стать реальными претендентами на пост главы Узбекистана.

Позиция оппозиции

Принято считать, что оппозиции в стране нет. Те, кто пытался заявить о своих и гражданских правах или тем более претендовать на власть, уже давно в лучшем случае покинули страну, а в худшем - ликвидированы физически. Еще тысячи реальных и потенциальных оппонентов существующей власти отбывают длительные сроки заключения в узбекских зонах, которые, по оценкам правозащитников, больше походят на конц­лагеря сталинской эпохи со всеми их атрибутами. Кстати, временно исполняющий обязанности или следующий президент РУ, по логике вещей, должен подписать закон об амнистии, и в зависимости от того, подпадут ли под нее "узники совести" или нет, можно будет делать выводы о возможности или невозможности наступления в стране хоть какого-то подобия "оттепели".

Но вернемся к нашей теме. Итак, режим Каримова, планомерно и жестко борясь с оппозицией, сам же ее и плодил. Силовые методы решения проблем лишь увеличивали число недовольных режимом. Поэтому в ближайшем будущем эти самые протестные массы могут стать силой, способной оказывать серьезное влияние на политические процессы в стране.

У них сейчас нет ярко выраженных лидеров, и это создает проблемы главным образом для власти, поскольку народным недовольством могут воспользоваться внешние игроки. Например, Запад, который может через разные каналы оказывать помощь демократической оппозиции. Или религиозно-политические силы, у которых в Узбекистане сформирована достаточно серьезная база (религиозная оппозиция в стране существует не только на бумаге и для оправдания репрессий со стороны СБУ, но и в реальности).

Кроме того, может быть использована "ферганская группировка" - именно эта часть страны сейчас является наименее контролируемым центральной властью регионом, и там может произойти все что угодно. Ну и, конечно, угроза нарушения стабильности может исходить от России, которая затем предложит помочь в ее восстановлении.

И еще. На днях стала поступать информация об акциях протеста на самом юге страны - в Сухадарьинской области. Люди якобы вышли заявить свое категоричное "нет" возможному приходу Мирзияева на пост президента Узбекистана. Информация о митинге, которую распространил неоднозначный узбек­ский оппозиционер Дустаназар Хуйданазаров, живущий сейчас в Киеве, пока никак не подтвердилась. Однако и опровержения не последовало. В любом случае это может стать пробным камнем с точки зрения использования акций протеста и массовых волнений в борьбе за престол.

Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 9 сентября 2016 > № 1890457 Мирас Нурмуханбетов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter