Всего новостей: 2494375, выбрано 3 за 0.014 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Дюмон Изабель в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Дюмон Изабель в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Украина. Германия. Франция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 26 апреля 2018 > № 2585095 Эрнст Райхель, Изабель Дюмон

Послы Германии и Франции: Антикоррупционный суд должен стать ключевым элементом системы борьбы с коррупцией в Украине

Эксклюзивное интервью послов Германии и Франции в Украине Эрнста Райхеля и Изабель Дюмон агентству "Интерфакс-Украина"

Каких результатов стороны хотели бы достичь в рамках "нормандской четверки" до выборов президента Украины?

Изабель Дюмон: По нашему мнению, очень важно достичь соблюдения режима прекращения огня как базового пункта Минских соглашений, так же, как и отведения тяжелого вооружения. Эти процессы должны начаться. У нас уже есть важные достижения в рамках "нормандской четверки", и я хочу отметить, в частности, обмен пленными в декабре 2017 года. Это один из конкретных результатов переговоров "нормандского формата", но работа должна продолжаться, поскольку мы видим, что соглашения о прекращении огня не соблюдаются. А это первое условие, которое должно быть выполнено. Мы точно знаем из примеров прошлых лет, что это возможно и, конечно, должно быть выполнено.

Эрнст Райхель: Я не верю в то, что иногда говорят: когда мы входим в горячую фазу избирательной кампании, ничто не может быть достигнуто политически. Я не думаю, что это правильно, в общем смысле. Я считаю, что мы должны продолжать пытаться достичь как можно более полной имплементации Минских соглашений. Это означает, в первую очередь, как уже говорила Изабель, первый важный шаг по соблюдению режима прекращения огня и отведения тяжелого вооружения от линии соприкосновения, которое уже согласовывалось так много раз. Это не высшая математика. Это не что-то невозможное, нужна лишь политическая воля сделать это.

Что касается Минских соглашений. Согласован ли вопрос "дорожной карты" имплементации этих договоренностей с российской стороной? Как продвигается этот процесс?

Э.Райхель: В "нормандском формате" было достигнуто соглашение работать по вопросу "дорожной карты". "Дорожная карта" являлась средством, чтобы сфокусироваться на том, что разделяет две стороны в подходе к имплементации Минских соглашений. Им было что обсудить, а не только обменяться позициями. Однако, как и следовало, пожалуй, ожидать, дискуссии по проекту "дорожной карты" показали, что есть базовые разногласия, в частности, относительно последовательности действий. У нас есть Украина, и Франция, и Германия, которые говорят: сначала прекращение огня и отведение тяжелого вооружения. Россия же настаивает на политических аспектах, заложенных в Минских договоренностях. Обсуждаем ли мы их в рамках проекта "дорожной карты" или нет - оказалось, что противоречия остаются, поэтому согласованного текста "дорожной карты" нет.

И.Дюмон: Я бы хотела добавить, что "дорожная карта" имела под собой намерение достичь конкретных результатов для населения. Это не просто философская дискуссия, это для людей.

Как переговорный процесс по вопросу "дорожной карты" соотносится с форматом переговоров Россия - США?

И.Дюмон: Каждый раз, когда спецпредставитель США по Украине Курт Волкер ведет переговоры по вопросу Украины, имеют место консультации с французскими и немецкими официальными представителями. У нас очень тесное сотрудничество между США, Францией и Германией. Мы двигаемся в одном направлении, нет существенных различий в видении цели, которой является имплементация Минских договоренностей, прекращение огня и т.д. Хочу сказать, что наши столицы находятся в постоянной связи друг с другом.

Как в таком случае вы оцениваете возможность расширения переговорного процесса в "нормандском формате" за счет привлечения других участников?

Э.Райхель: Правило, вынесенное из опыта, заключается в том, что чем больше участников вовлечены в переговоры, тем более сложными они становятся. Поэтому, я думаю, хорошо иметь такой формат, какой есть. По факту не было предложений, к примеру, от США примкнуть к формату. Также учитывайте, что главным уровнем переговоров являются переговоры на уровне глав государств и правительств. Поэтому, если вы хотите больше участников, то вы должны убедиться, что это государство отправит главу государства или правительства на переговоры. Я считаю, что с практической точки зрения вопрос заключается в том, есть ли выигрыш, который должен быть достигнут от включения других стран, а тот факт, что мы не достигли прогресса, по моему мнению, не имеет никакого отношения к тому, как формируется формат. Как мы уже говорили, между Россией и Украиной существуют принципиальные разногласия.

И.Дюмон: Я абсолютно согласна. Другими словами, формат – это не цель, а средство. Мы должны помнить об этом. А цель ясна – это мир, а до тех пор, пока цель является проблемой, как и сказал мой немецкий коллега, смена инструмента не поможет. Напротив, сейчас этот инструмент работает, люди знают друг друга и встречи имеют место. Лучшим выходом будет максимальное использование этого формата.

Можно ли говорить о прогрессе в процессе согласования позиций по миротворческой миссии ООН на Донбассе?

И.Дюмон: Миротворческая миссия ООН также является одним из потенциальных средств. Но для того, чтобы она существовала, по определению нужен мир, чтобы с чего-то начать. Сейчас это не так. Затем необходимо определить параметры этой миссии. Вы должны избежать ситуации, когда ООН будет способствовать замораживанию конфликта. Это то, с чем мы должны быть особенно осторожны. Вот почему сейчас проводится важная работа по сути вопроса: какой вид миротворческой миссии? с какими параметрами? И речь не только о ее численности. Сегодня нет согласия между Украиной и Россией относительно этих параметров. Вопрос не сводится к цифрам и национальностям, а имеет более фундаментальную постановку о том, что должна представлять собой миссия. Это то, над чем мы тесно работаем с США в рамках Совбеза ООН.

Э.Райхель: Мы убеждены, что миссия ООН может быть важным инструментом в имплементации Минских договоренностей, но по этому вопросу также есть фундаментальные разногласия. И каждый раз, когда на переговорах обсуждаются разные вопросы, возникают те же фундаментальные разногласия. Тем не менее, такой тип дискуссии необходим и полезен, поскольку мы должны быть терпеливы и выждать момент, когда позиции сторон конфликта изменятся и появится реальный шанс. Мы должны не переставать пробовать, чтобы увидеть момент, когда случай подвернется. Вот почему наши переговоры по миротворческой миссии, которые были проведены и ведутся, полезны. Пока наши попытки не показали никаких изменений, но мы продолжаем. К примеру, после президентских выборов в РФ некоторые говорят, что появилось окно возможностей. Что ж, посмотрим.

Если часть Минских соглашений будет реализована, но другие части не смогут быть осуществлены, будет ли конфликт заморожен?

И.Дюмон: Поскольку наши две страны являются участниками "нормандского формата" с самого начала, могу сказать вам чётко, что нашей целью является избежать замораживания конфликта. Минские соглашения были созданы изначально для того, чтобы остановить эскалацию и избежать возникновения еще одного замороженного конфликта. Все меры, которые были приняты за четыре года и принимаются каждый день нашими столицами, направлены как раз на это.

Я понимаю, что у некоторых есть ощущение, что ничего не происходит. Поверьте, наши усилия совсем не уменьшились. Постоянно проходят переговоры, обсуждения в формате встреч, телефонных контактов. Эти процессы не очень видимы, но они постоянны. Все направлено на то, чтобы избежать замороженного конфликта. "Дорожная карта", которую упоминал Эрнст Райхель, также преследует эту цель.

Э.Райхель: Тут, очевидно, есть опасность замораживания конфликта, но реальная ситуация говорит о том, что никакого замороженного конфликта нет, потому что режим прекращения огня нарушается. Поэтому нужно задать вопрос о том, является ли интересом, в частности, России, в данном конкретном случае замораживание конфликта, ведь если бы они хотели, они бы этого уже добились. Мы с нашей стороны, и это включает Украину, настаиваем на том, что после установления режима прекращения огня политический процесс должен продолжаться. И вся программа Минских соглашений, начиная с прекращения огня до восстановления полного суверенитета Украины над территориями, должна быть пройдена, как и сказала Изабель.

По вашему мнению, необходимо ли и когда нужно ввести международную переходную администрацию на Донбассе? Каковы должны быть ее функции?

Э.Райхель: Это немного гипотетический вопрос, поскольку Минскими соглашениями не предусмотрена администрация ООН и он не обсуждался в существующих форматах. Мы все согласны с тем, что для начала необходим режим прекращения огня. Мы сейчас не можем заняться этим вопросом, но нам стоит его рассмотреть. Есть много прецедентов с различными миротворческими операциями ООН, прежде всего на Балканах, но в данный момент вопрос, который из этих прецедентов действительно подходит и приемлем для всех вовлеченных сторон, остается открытым.

Повлияют ли на развитие конфликта поставки вооружений, например, из США в Украину?

И.Дюмон: Желание украинских властей получить оружие для обороны является абсолютно понятным в такой сложной ситуации. С другой стороны, в любом конфликте предоставление большего количества вооружения не помогает в его разрешении. Чем больше у вас оружия, тем выше риск, что оно будет использовано. Из этих соображений мы, со своей стороны, не поставляем оружие. Оборона – это одно, и Украина, очевидно, должна иметь возможность защитить свой суверенитет.

Э.Райхель: Нужно принять во внимание, что упомянутое оружие из США – это вооружение, которое не имеет прямого отношения к боевым действиям на Донбассе. Наиболее упоминаемое – это противотанковые ракетные комплексы "Javelin", но на Донбассе нет танковых боев. Соответственно, поставка этого вооружения является символичной и мерой предосторожности на случай возможной более массивной атаки. Это не является вкладом в непосредственное разрешение конфликта на Донбассе. Что касается Германии, то у нас десятилетия назад сложилась политика, и это дело принципа, не предоставления вооружения в зоны нестабильности, поскольку мы бы не хотели, чтобы наше оружие использовалось в зонах конфликтов, где гибнут люди.

И.Дюмон: Подытоживая, могу сказать, что решение ситуации на Донбассе может быть только политическим. Все, о чем мы говорим, – это наличие политической воли, чтобы положить конец конфликту.

Мы видим политическую конфронтацию в мире, например, в Сирии и в Солсбери. Как эти ситуации влияют на конфликт на Донбассе?

Э.Райхель: В практическом плане, конечно, эти события не могут быть четко отделены друг от друга. С другой стороны, я не вижу ни одного реального доказательства влияния сирийского вопроса или атаки в Солсбери на работу в "нормандском формате". Это не так, что "нормандский формат" перестал быть дееспособным из-за этого.

И.Дюмон: Понятно, что сейчас не лучшая атмосфера с Россией, это не секрет ни для кого, но мы продолжаем говорить с ними, поскольку это важно, как для сирийского конфликта, так и для войны на Донбассе, отдельно друг от друга. Диалог сложный, но он у нас есть по этим и другим необходимым вопросам.

По вашему мнению, учитывая ситуацию на Закарпатье, необходимо ли там постоянное присутствие миссии ОБСЕ?

И.Дюмон: Мандат миссии ОБСЕ распространяется на всю территорию Украины. В силу этого, миссия ОБСЕ уже присутствует на Закарпатье. Поэтому тут нет проблемы – существует мандат, включающий Закарпатье.

Как вы считаете, партнеры Украины могли бы вмешаться в ситуацию, сложившуюся между Украиной и Венгрией, для ее разрешения?

Э.Райхель: Я думаю, что это вопрос украинского законодательства, которое вызвало дипломатические сложности между Украиной и Венгрией. И это дело Украины, какие законы она принимает. Украинское государство также получило рекомендации Венецианской комиссии, которые пообещало выполнить. Я думаю, что это поможет немного снизить градус этого вопроса. И я не уверен, что если бы была дипломатическая инициатива от Франции и Германии быть посредниками между Венгрией и Украиной, это бы помогло снизить напряженность в данном вопросе. Есть другие способы взять под контроль эту ситуацию, чем с помощью нас.

Как, по вашему мнению, ситуация с руководителем САП Назаром Холодницким отразится на борьбе с коррупцией?

И.Дюмон: Очевидно, это не очень хорошо для борьбы с коррупцией. Институции, которые были созданы для борьбы с коррупцией, очень важны. Это было одним из главных требований протестов на Майдане - изменить ситуацию с коррупцией в стране. Конечно, нехорошо, когда антикоррупционные органы воюют друг с другом. Мы следим за этой ситуацией с озабоченностью. Но что, на наш взгляд, более всего необходимо, так это помощь институциям, которые борются с коррупцией.

Оправдали ли ожидания международных партнеров антикоррупционные органы в Украине?

Э.Райхель: Да, я думаю, в целом, да. Вы должны учитывать, что они должны были быть учреждены с нуля. И они проделали важную работу. Мы должны принимать во внимание то, что архитектура специализированных антикоррупционных институций не завершена, поскольку Антикоррупционный суд, с созданием которого можно надеяться на существенный рост эффективности всех антикоррупционных органов, еще не создан. Вот почему мы, международное сообщество, так сильно настаиваем на том, чтобы закон об Антикоррупционном суде был принят в редакции, соответствующей рекомендациям Венецианской комиссии.

Бытует мнение, что в Украине слишком много структур по борьбе с коррупцией, что, собственно, и приводит к тому, то они воюют друг с другом. Возможно, Украине нужна более простая структура?

И.Дюмон: Нам тоже приходится слышать, что такие структуры не существуют в западных странах, что частично правда, а частично - нет. Суть в том, что Украина находится в особой ситуации. Вы знаете лучше меня, сами украинцы говорят о том, что коррупция есть на всех уровнях. Поэтому сравнения не всегда уместны. Эта особая ситуация, в которой, к сожалению, находится Украина, требует особых подходов. Мы снова говорим о политической воле: все эти органы должны усиливать друг друга, чтобы дать достойный бой коррупции.

Я бы также хотела поддержать то, что уже сказал мой коллега об Антикоррупционном суде, который совершенно необходим, по нашему мнению. У вас могут быть все агентства, но если система правосудия не будет делать свою работу, то все будет впустую. Все усилия, которые были вложены в расследования, должны найти свое завершение в судах.

Э.Райхель: Вся антикоррупционная система похожа на нефтепровод. Вы начинаете с расследования, затем обвинения, в конце – суд, но если последний кусок такого нефтепровода отсутствует, тогда нефть разливается повсюду.

И.Дюмон: Это чрезвычайно болезненный вопрос, в первую очередь для украинского общества. Я постоянно думаю о тех молодых людях, которые вышли на Майдан, о Небесной Сотне, которая погибла, во многом, именно за это. Давайте не забывать о людях, погибших за новую Украину, включая и этот аспект. Это очень важно для украинского общества, но также и для нас – доноров, для Франции и Германии, для стран G7. Мы активно помогаем этой стране, в широком смысле – и финансово, и технически. И очень важно видеть результаты в данной сфере.

Э.Райхель: О вопросе борьбы с коррупцией можно говорить долго, но я бы хотел сделать одно замечание. Коррупция в Украине – это не только брать или давать взятки, это высокопоставленные лица в бизнесе и политике, которые используют институциональное устройство для манипуляций в свою собственную пользу. Существует много случаев, касающихся не только взяток. И нужно избегать культуры безнаказанности, потому что она уже послужила причиной широко распространенного цинизма в вопросе коррупции. Следовательно, нужны новые незапятнанные институции, которые бы работали с этим аспектом украинского развития. Это наше убеждение.

Правильно ли я понимаю, что вы говорите о необходимости разделения бизнеса и политики?

И.Дюмон: Во Франции это называют "конфликтом интересов", думаю, как и в Германии. Это не означает, что политик не может иметь бизнес, но это значит, что использование своего политического веса для ведения бизнеса должно быть невозможным. Иногда это представляет проблему в Украине.

Э.Райхель: По-другому отвечая на ваш вопрос, конечно, в наших странах бизнес имеет влияние на политику и наоборот, но есть границы допустимого. К сожалению, в течение десятилетий в Украине не было ограничений в этом.

Допускаете ли вы, что после президентских выборов в Украине может произойти откат назад в процессе реформ?

И.Дюмон: Всегда есть риск, даже очевидно, что такой риск существует. Вопрос в том, действительно ли такой риск может стать реальностью. По сути, ваш вопрос о точке невозврата. И это вопрос, которым мы все задаемся в течение последних лет: была ли уже пройдена точка невозврата? Думаю, к сожалению, пока нет.

Э.Райхель: Украина как паровоз, который поднимается в гору. Он получил сильный толчок от Майдана в 2014 году и поднимается. Вопрос в том, сможет ли он, перевалив вершину горы, начать движение самостоятельно, например, посредством новых институций. Или же он остановится, не достигнув вершины, и начнет медленное движение вниз. Есть люди, которые подбрасывают уголь в топку, а есть те, кто создает препятствия на пути этого паровоза.

Что касается выборов, скажу, что нам стоит подождать результатов, мы бы не хотели заниматься домыслами. Нам придется подождать и посмотреть, и постараться добиться лучшего из того, что будет.

Сейчас население не удовлетворено реформами, поскольку стандарты жизни снизились. Что следует сделать властям для решения этого вопроса?

И.Дюмон: Скажу две вещи. Первое: я понимаю, о чем вы говорите, но так - во всех странах, также и в наших странах это занимает время, прежде чем результаты становятся видны и ощутимы для населения. Мы знали об этом с самого начала. Людям нужно видеть результаты. Второе: украинцы очень умны. Они знают и понимают. Они интересуются политикой, и им понятно то, о чем мы говорим. Они видят, что Украина еще не прошла точку невозврата. И это пугает. Они не видят улучшений в повседневной жизни, но знают, что ситуация может и ухудшиться. Вот почему эти последние реформы так важны, особенно Антикоррупционный суд, чтобы показать: да, мы действительно достигнем этого.

Э.Райхель: Третье: мы просто должны сказать, что каждый человек в Украине, за исключением нескольких людей, понес финансовые потери, во-первых, из-за конфликта с Россией, поскольку когда она прекратила торговлю с Украиной, экономика начала падение, во-вторых, из-за более ранних ошибок украинских лидеров. Вспомните время лет 10 назад, когда у всех были валютные кредиты, и люди потеряли много денег из-за этого. Фундаментальные ошибки руководителей, совершенные тогда, имеют большой эффект до сегодня. Сейчас же мы в ситуации, когда люди должны понимать и понимают, что нужно пройти через сложную фазу, чтобы ситуация улучшилась в будущем. Если вы переходите реку, то нужно пройти на другой берег, нельзя останавливаться посреди реки. И те, кто предлагает простые решения, переходя реку, не оказывают услугу будущему страны.

Если говорить о реформах энергетического сектора, возможно ли участие европейских компаний в управлении ГТС Украины?

И.Дюмон: В принципе, все возможно. Определяющим для них в принятии решения будет доверие по отношению к украинским институциям, условиям бизнес-климата, прозрачность и понятность предложений по приватизации. Будет учитываться множество показателей. Это касается любого процесса приватизации. В нефтегазовом секторе многого удалось добиться с реформой "Нафтогаза". Это один из главных позитивных шагов за последние годы в Украине. Мы не можем говорить за наши компании, именно они будут принимать решение. Но, говоря о французских компаниях, я постоянно слышу от них, что для значительных инвестиций им необходимы понятные и прозрачные условия работы и благоприятный бизнес-климат.

Э.Райхель: Конкретно о ГТС, мы верим, что участие и инвестиции международных компаний могли бы сыграть большую и позитивную роль в повышении конкурентоспособности ГТС. Мы вступаем в фазу, где вероятность большей конкуренции за украинскую ГТС возрастает, поэтому газотранспортная система Украины нуждается в инициативах, чтобы сделать ее более жизнеспособной и рентабельной. Международные инвестиции и участие в управлении могут сыграть важную роль. Еврокомиссия также вносит свои предложения по этому поводу.

По вашему мнению, возможно ли сделать проект "Северный поток-2" выигрышным и для Украины?

Э.Райхель: Исходя из предположения, что "Северный поток–2" будет завершен, то практической целью должно стать достижение эффекта, который "Северный поток–2" может иметь для Украины, не такого, которого опасаются его противники. Возражения, которые, в частности, есть у Украины, касаются того, что он может сделать ненужным транзит через ее территорию. Так что, если мы сможем избежать этого последствия, это может сделать будущее Украины лучше. Это то, к чему мы стремимся. И инвестиции иностранных компаний в украинскую ГТС являются частью этого. Но, как и сказала канцлер Меркель (федеральный канцлер Германии Ангела Меркель – ИФ), нам нужна ясность и со стороны России, что они будут продолжать использовать украинскую ГТС. Дискуссия по этому поводу, как вы можете представить, продолжается. Канцлер Меркель сообщила президенту Порошенко (президент Украины Петр Порошенко – ИФ) во время его визита в Берлин 10 апреля, что у нее были разговоры с Путиным (президентом РФ Владимиром Путиным – ИФ) по этому вопросу. Нужно подождать, что из этого последует, какую реакцию мы получим от России.

Разве проблема не в отсутствии доверия между Европой и Россией?

Э.Райхель: Да, вы правы в своем тезисе об отсутствии доверия. Это должно учитываться в дискуссии с Россией. И термин, который канцлер Меркель использовала в своем недавнем заявлении, - "ясность". Должны быть гарантии, на которые можно положиться. В какой форме это будет сделано, нужно будет посмотреть.

Допускаете ли вы возможность санкций со стороны США в контексте строительства проекта?

Э.Райхель: Думаю, то, о чем мы говорим, - это санкции не против стран, а против компаний, которые принимают участие в проекте. Потому что это компании принимают участие в проекте "Северный поток-2", а не страны. Германия как страна не принимает участие в проекте "Северный поток-2" - это общее неправильное понимание. Именно фирмы из разных европейских стран финансируют "Северный поток-2" в определенной степени: в частности, две немецкие компании, французская компания, британско-голландская компания, Shell и австрийская компания.

Разумеется, это было бы очень необычно для друзей и союзников, если бы санкции были введены США против компаний, которые занимаются бизнесом за пределами США и которые базируются в странах-союзниках, например, во Франции и Германии. Пока не будет доказано обратное, я бы исходил из того, что эта возможность, предусмотренная законодательством США, не будет использована администрацией США. Я по-прежнему уверен, что этого не произойдет в конечном счете, и мы придем к решению, которое уважает легитимные интересы Украины по продолжению транзита газа и, возможно, сделает дискуссию более рациональной, чем это было в прошлом.

Было объявлено о том, что главы МИД Германии и Франции совместно посетят Украину…

И.Дюмон: Мой министр объявил об этом, когда приезжал с визитом 22-23 марта 2018 года. Он сказал, что вернется со своим немецким коллегой. У нас еще нет даты. Наши столицы обсуждают это между собой, но они бы хотели приехать вместе.

Э.Райхель: Это намерение не исключает того, что мой новый министр также приедет с визитом в Украину самостоятельно. Он посещает разные столицы, самые важные из них, в начале его пребывания в должности. И поэтому понятно, что он также захочет приехать в Киев. Это не исключает возможности совместного визита.

Будут ли министры иностранных дел Германии и Франции посещать Донбасс?

Э.Райхель: Посещение Донбасса имеет большое значение. Поэтому, если вы вспомните предыдущие визиты, оно всегда было частью программы.

Украина. Германия. Франция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 26 апреля 2018 > № 2585095 Эрнст Райхель, Изабель Дюмон


Франция. Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 27 июля 2017 > № 2264573 Изабель Дюмон

И.Дюмон: Важно сопровождать проголосованные реформы реальными шагами по их внедрению

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" посла Франции в Украине Изабель Дюмон

На днях состоялся телефонный разговор лидеров "нормандской четверки". Удастся ли президенту Франции активизировать переговорный процесс?

Я считаю, что Президент Республики, принимая Президента Порошенко в Париже, менее двух месяцев после своего вступления в должность, продемонстрировал, что не намерен поворачиваться спиной к украинскому вопросу. Он напомнил также о своей приверженности соблюдению суверенитета Украины

Франция будет и в дальнейшем участвовать в «нормандском формате», но, чтобы говорить о динамичном, либо «активизированном» диалоге, прежде всего необходимо, чтобы дискуссии о выходе из кризиса приводили к конкретным результатам. Именно такая задача будет стоять в рамках предстоящего телефонного общения лидеров государств.

Существует мнение, что до выборов в Германии серьезных сдвигов в разрешении ситуации на Донбассе не будет. Вы согласны с этим?

Для меня было бы непозволительно высказываться от имени немецкого руководства, но убеждена, что в Германии, как и во Франции на момент выборов, имеет место осознание того, что не стоит выпускать из виду русско-украинский конфликт, поскольку работа дипломатов не должна зависеть от избирательного календаря.

Глава МИД ФРГ Зигмар Габриэль недавно заявил, что урегулировать конфликт на Донбассе в краткосрочной перспективе будет очень трудно. Каких шагов ожидают наши французские партнеры от Украины для выполнения Минских договоренностей? Какие от России?

Конфликт такой сложности не может быть решен за короткое время, поэтому задача Минских договоренностей и переговоров в «нормандском формате» как раз и заключается в том, чтобы позволить двигаться вперед шаг за шагом,

основываясь на детальной дорожной карте, прингятой руководителями государств и правительств. Россия и Украина подписали Минские договоренности, подкрепленные в «нормандском формате», а также на уровне Совета Безопасности ООН.

С украинской, как и российской, стороны мы ожидаем соблюдения обязательств, взятых на себя в рамках подписанных соглашений, которыми предусматривалось, в частности, установление режима прекращения огня, создание демилитаризованной зоны по обе стороны линия соприкосновения, а также принятие четкого правового статуса для Донбасса в составе украинского государства. Соблюдение отдельных пунктов договоренностей является ключевым условием для выхода из кризиса. Однако, ежедневно происходят нарушения режима прекращения огня, а за последние дни ситуация снова ухудшилась, что выражается в постоянно возрастающем количестве погибших и раненых.

Вместе с тем у нас есть понимание роли России в этом конфликте, в частности влияния, которое она имеет на сепаратистов. Исходя из этого, мы ожидаем от нее, чтобы она создала условия, которые позволят обеспечить выполнение части соглашений, касающейся безопасности, а также окажет необходимое давление для того чтобы, среди прочего, были возвращены украинские предприятия, конфискованные в марте этого года.

Мы также ожидаем от нее, чтобы было сделано все необходимое для освобождения пленных.

Считаете ли вы целесообразным создание отдельного формата переговоров по Крыму? Или включение этого вопроса в повестку дня "нормандского формата"?

По отношению к Крыму мы проводим политику непризнания и осуждения, которая реализуется через санкции, запрещающие инвестиции на полуострове и импорт продукции на рынок ЕС. Действие этих санкций было продолжено до 23 июня 2018 года в дополнение к другим санкциям, направленным против России, которые касаются банков, предприятий нефтяной и оборонной сферы, а также частных лиц, внесенных в «черный список» ЕС.

Мы поддерживаем украинские инициативы на уровне международных организаций, как это имело место при принятии Генеральной Ассамблеей ООН резолюции «О территориальной целостности Украины», которую 27 марта 2014 года представил украинский Министр иностранных дел. Наша позиция не изменилась, и мы продолжаем с особым вниманием следить за действиями и инициативами с украинской стороны.

Какова позиция Вашей страны по инициативе Киева ввести на Донбасс вооруженную миротворческую миссию ОБСЕ? Новое правительство готово поддержать эту инициативу Украины?

Миссия ОБСЕ присутствует на Донбассе с весны 2014 года. Наблюдателям из ее числа приходится работать в сложных условиях, рискуя жизнью: один из членов миссии погиб, подорвавшись на мине, во время следования патруля через зону, контролируемую сепаратистами, в апреле этого года. Вместе с тем, миссия имеет ключевое значение для продвижения вперед в разрешении конфликта.

Обсуждение средств для усиления эффекта от международного присутствия должно проходить в Вене при участии всех 57 членов ОБСЕ.

Создание "представительства" ДНР" в Марселе, визиты ряда французских парламентариев в Крым и на Донбасс. Какова Ваша позиция по этим вопросам? Францию втягивают в гибридную войну против Украины?

На самом деле, 9 июня 2017 года в супрефектуре Экс-ан-Прованса была зарегистрирована организация, именуемая «Центр официального представительства Донецкой народной республики (ДНР) во Франции». Но следует внести ясность: речь идет о частной инициативе локального характера. Мы, естественно, не имеем двусторонних контактов с фактическим

руководством этой территории и сохраняем приверженность суверенитету Украины в рамках признанных границ. Для французского государства упомянутая организация никоим образом не является «представительством» ДНР. Министерство иностранных дел Франции призвало соответствующие органы изучить случай этой новообразованной организации.

Что касается визитов некоторых французских избранников в Донбасс и Крым, хотела бы напомнить, что речь идет о частных инициативах, воспрепятствовать которым, в рамках правового государства, мы не имеем возможности, хотя и пытались, по мере возможного, отговорить их от реализации такого намерения. В рамках таких поездок депутаты не пользуются государственными средствами, а их действия не накладывают никаких обязательств на официальную власть. Подобные инициативы, вызывающие сожаление, не ставят под сомнение позицию Франции, которая сводится к твердой и неизменной поддержке суверенитета и территориальной целостности Украины.

Как вы оцените способность НАТО и ЕС противостоять гибридным угрозам со стороны России?

Мы предельно жестко осуждаем действия России на востоке Украины. Как об этом напомнил Президент Республики, «агрессия исходит не от Украины». Европейский Союз применяет весомые санкции по отношению к России, которые имеют значительное воздействие на российскую экономику и, несомненно, отражаются на внешней политике официальной Москвы.

В рамках НАТО всякое практическое сотрудничество с Россией было приостановлено вследствие противоправной и нелегитимной аннексии Крыма. Кроме того Альянс с повышенным вниманием следит за передвижениями российских войск и уже неоднократно высказывал свою обеспокоенность военной активностью со стороны России.

Тем не менее речь не идет о том, чтобы побуждать к какому-либо противостоянию либо же поддерживать существующее напряжение. Каналы для

коммуникации остаются открытыми и необходимо всячески способствовать политическому диалогу.

Считаете ли Вы санкции эффективным инструментом давления на Россию, и насколько при этом эти санкции отражаются на французской экономике? По вашему мнению, каковы должны быть основания для снятия или ослабления санкций?

Вам наверное известно, что французская экономика и ее предприятия почувствовали на себе влияние санкций, введенных против России. В частности, аграрный сектор пострадал от санкций и контр-санкций, введенных Россией. Но необходимо помнить о том, что Европейский Союз решил ввести ряд экономических санкций против России в ответ на ту роль, которую она играет в конфликте, полыхающем на востоке Украины. Длительность этих санкций напрямую связана с реализацией Минских договоренностей. Мы не пересматриваем занятую позицию и не ставим под сомнение мотивы, подвигшие нас на принятие данного решения. Без выполнения Минских договоренностей не может идти речь о снятии санкций; их действие, к слову, было продолжено Европейским Союзом до января 2018 года.

Как Вы оцените темп проведения реформ в Украине? В частности, судебной?

Некоторые реформы были осуществлены, некоторые находятся на этапе разработки. Украина начала очень амбициозный процесс. Франция всецело поддерживает его, делая свой взнос, в частности, в управленческой и судебной составляющей. К примеру, уполномоченный французский оператор Justice Coopération Internationale объединил усилия с представителями Литвы, Польши и Германии для содействия реформированию судебной системы.

С момента приезда в Украину, я уже могла отметить некоторые достигнутые результаты, но речь идет о долгосрочном процессе, для которого потребуется

еще не один год работы и неизменная политическая воля; пока же ситуация еще далека от идеала. Во время саммита ЕС-Украина в Киеве, 13 июля текущего года, руководители Евросоюза снова призвали украинское руководство ускорить борьбу с коррупцией, поскольку речь идет о настоящей проблеме, как об этом заявили Жан-Клод Юнкер, президент Европейской комиссии, и Дональд Туск, Президент Европейского Совета. В этом контексте судебная реформа и, в конечном итоге, создание независимых и избавленных от коррупции судов является, на мой взгляд, ключевым вызовом для модернизации страны, от которого зависит конечный успех в борьбе против коррупции.

По Вашему мнению, является ли работа Верховной Рады слабой в вопросе принятия необходимых законодательных актов для осуществления реформ?

Осуществление реформ представляет собой колоссальную задачу, а некоторые решения, которые должна принять Верховная Рада, являются крайне непопулярными. Я отмечаю, что, несмотря на противодействие, Парламенту удается принимать законопроекты, априори весьма чувствительные для украинцев, поскольку касаются вещей, имеющих символическое значение.

Крайне важно, чтобы проголосованные реформы сопровождались реальными шагами по их внедрению. В частности, я имею в виду реформу системы правосудия.

Каковы перспективы выхода французских компаний на украинский рынок, в частности для развития возобновляемой энергетики?

Французские компании уже работают и развиваются на украинском рынке; кстати, Франция является крупнейшим иностранным работодателем в Украине. Целый ряд компаний хотели бы зайти сюда и развивать новые проекты, в частности, в области возобновляемой энергии, поскольку, как вы справедливо

заметили, речь идет об отрасли, в которой французский опыт может немало принести вашей стране.

В то же время, нужно признать, что бизнес-климат остается довольно проблематичным. Президент Республики коснулся этого вопроса на встрече с Президентом Порошенко в Париже: несмотря на интерес к украинскому рынку со стороны все новых французских компаний, де- факто они пока не склонны начинать работу здесь по причине правовой незащищенности и коррупции.

К счастью, в составе украинского Правительства есть люди и структуры, которые пытаются решать проблемы и иногда устраняют возникшие препоны, несмотря на оказываемое противодействие. В частности, я имею в виду Офис привлечения и поддержки инвестиций Ukraineinvest, а также Офис национального инвестиционного совета при Президенте Украины.

Франция. Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 27 июля 2017 > № 2264573 Изабель Дюмон


Украина. Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 29 ноября 2016 > № 1999309 Изабель Дюмон

Франция готова продлить санкции против РФ и тем самым продемонстрировать решимость в поддержке Украины – посол Дюмон

Эксклюзивное интервью посла Франции в Украине Изабель Дюмон агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Лидеры стран "Нормандской четверки" в Берлине приняли решение о разработке "дорожной карты" имплементации Минских договоренностей и последующей встрече глав МИД для согласования единого проекта документа. Каковы Ваши ожидания "карте", ее конкретном смысловом наполнении?

Ответ: На этом саммите главы государств и правительств договорились о заключении "дорожной карты". Она будет разработана на уровне дипломатических советников, а затем министров иностранных дел, встреча которых должна состояться в ближайшее время. Она позволит, как мы об этом упоминали раньше, следить за надлежащим выполнением всех составляющих Минских договоренностей.

Кроме того, за несколько недель до проведения саммита был согласован процесс отвода сил и средств в трех зонах (от линии разграничения сторон на Донбассе – ИФ). Речь идет о шаге, направленном на восстановление определенного уровня доверия между сторонами, чтобы доказать, что отвод войск и вооружений представляется возможным. 19 октября, во время саммита (лидеров стран в Берлине - ИФ), было решено определить 4 новые зоны для отвода.

Вопрос: Будет ли во время встречи глав МИД подниматься вопрос о создании вооруженной миссии ОБСЕ на Донбассе? Какова позиция Вашей страны по данной инициативе?

Ответ: Как вам известно, миссия ОБСЕ, которая присутствует на Донбассе с лета 2014 года, и которой я хотела бы выразить мое уважение, насчитывает около 1000 членов. Все они работают в сложных условиях, но их деятельность очень необходима. Важно не навредить их работе и их безопасности, в частности, ограничивая их свободу передвижения.

Уже некоторое время нам известно об упомянутой вами инициативе. Ряд других вопросов по деятельности ОБСЕ на Донбассе, в частности создание безопасных условий для проведения будущих выборов, будут обсуждаться в рамках работы над "дорожной картой". В любом случае, ОБСЕ представляет собой организацию, которая объединяет 57 стран. Развертывание новой вооруженной миссии, также, как и рассмотрение любого другого вопроса, потребует достижения консенсуса в Вене, а также проведения углубленных консультаций по модальности ее создания.

Вопрос: Какие пути решения конфликта на Донбассе Вы видите? Какова вероятность "замораживания" этого конфликта?

Ответ: Единственный путь решения конфликта, который я вижу, как сейчас, так и в будущем, это Минские договоренности, в рамках которых все стороны должны выполнить взятые на себя обязательства. Целью этих договоренностей, так же, как и переговоров в "Нормандском формате", как раз и является нахождение решения конфликта, избежав "замораживания" ситуации.

Мне известно, что в Украине есть люди, которые предпочитают "заморозить" конфликт. Впрочем, я считаю, что все же стоит задуматься о последствия такого выбора для людей. Те, кто выступает за замораживание конфликта: думают ли они о судьбах тех, кто остался по ту сторону, о тех, кто живет вблизи линии фронта, или о внутренних переселенцах по всей стране. Эти люди, уже более двух лет переживают настоящую трагедию. Некоторые из них потеряли всю прежнюю жизнь, другие живут в постоянном страхе боев или, еще хуже, испытывают их на себе. Ведь, в конце концов, этот конфликт вовсе не заморожен. Каждую неделю он увеличивает количество погибших и раненых. Но все эти люди - украинцы, и важно как можно скорее восстановить человеческие и экономические связи с этими территориями. Замороженные конфликты, которые существуют в этом регионе - некоторые уже около четверти века - показывают, что течение времени не обязательно играет в пользу их решения.

Вопрос: Какие шаги должны сделать Украина и Россия для выполнения Минских договоренностей?

Ответ: Шаги, которые нужно сделать для выполнения Минских договоренностей, известны всем: каждая из сторон должна выполнить обязательства, которые она взяла на себя при подписании 12 февраля 2015 года. Все довольно просто.

Мы привыкли говорить о различных составляющих этих договоренностей, в частности политической и той, которая касается безопасности. Впрочем, надо прежде всего помнить, что текст, подписанный в Минске 12 февраля 2015г, назывался "комплекс мер" (фр. "paquet de mesures"). Конечно, не совсем изысканный термин, однако же очень важный, ведь он хорошо воплощает дух этих договоренностей. Речь идет о решении различных проблемных вопросов в рамках комплексного, или параллельного подхода. Именно над этим мы работаем в рамках "Нормандского формата", на это направлена и "дорожная карта", о которой шла речь 19 октября на саммите "Нормандского формата" в Берлине, и над составлением которой сейчас идет работа.

Вопрос: Считаете ли Вы санкции эффективным инструментом давления на Россию, и насколько при этом эти санкции отражаются на французской экономике? По Вашему мнению, каковы должны быть основания для снятия или ослабления санкций?

Ответ: Вам известно, что Франция является носителем важных ценностей, в частности, уважения к международному праву. Учитывая это, французы готовы прилагать усилия и даже идти на некоторые жертвы, как они это делали уже раньше и продолжают делать. Конечно, европейские санкции, которые были введены против России, негативно влияют на французскую экономику, в частности, из-за введенных Москвой ответных санкций, прежде всего, в области сельского хозяйства. Вы, безусловно, знаете, что эта отрасль французской экономики переживает непростые времена, и в этом случае жертвой становятся французские фермеры. Несмотря на это, Франция готова продлить санкции, чтобы продемонстрировать нашу решимость в поддержке Украины.

В то же время, как вы понимаете, населению Франции необходимо чувствовать со стороны Украины решительную настроенность найти выход из конфликта. Вы только что упомянули о возможности замораживания конфликта на Донбассе. И вы говорите об этом потому, что такие мысли есть. Это те вещи, которые французам достаточно трудно понять, а некоторые из них даже говорят: "Почему я должен платить за последствия санкций против России, чтобы избежать замороженного конфликта, который некоторые украинцы считают возможным решением?". Но у Франции есть четкая позиция: санкции связаны, и это четко прописано, с аннексией Крыма, войной на Донбассе и реализацией Минских договоренностей.

Вопрос: Как Вы оцените темп проведения реформ в Украине?

Ответ: Я считаю, что уже существует немалый прогресс. Могу говорить о многочисленных изменениях, которые произошли уже после моего приезда в Украину. Но еще остается долгий путь, который надо пройти, и Украина должна идти этой дорогой. Это необходимо не только для страны, но также для того, чтобы продолжить путь в Европу, который выбрали и за который дорого заплатили участники Майдана, чтобы улучшить их условия жизни, привлечь инвестиции. Украина имеет значительную мотивацию для движения в этом направлении, она также имеет и большой потенциал.

Впрочем, сегодня надо уже переводить этот потенциал в реальность. Уже двадцать лет говорят о нем, и я убеждена, что он реально существует. Меня очень вдохновляет мое присутствие здесь именно сейчас, в тот момент, когда Украина может воспользоваться возможностями для своего развития.

Поскольку мы говорим о реформах, я хотела бы затронуть тему электронного декларирования. Хочу снова сказать, насколько я поражена тем фактом, что Украине удалось внедрить такую систему. Но надо также сказать о впечатлении - скажем так, довольно странном - которое произвело на Европу количество имущества и средств, задекларированных в рамках этой системы. В частности, огромное количество наличных денег, которые хранят у себя частные лица. Создается впечатление, что некоторые политики и госслужащие не доверяют своей собственной стране.

Трудно просить инвесторов о доверии в то время, когда государственные деятели высокого уровня демонстрируют такое недоверие. В конце концов, важно, чтобы институты, отвечающие за борьбу с коррупцией, имели возможность расследовать каждый сомнительный факт в этих декларациях, а также имели необходимые инструменты для повседневного надлежащего выполнения своей работы. Конечно, в первую очередь я имею в виду НАБУ.

Но, в любом случае, Франция поддерживает Украину и остается с ней для сопровождения реформ.

Вопрос: Вы сказали о том, что трудно просить инвесторов о доверии… С какими проблемами в Украине сталкиваются французские инвесторы?

Ответ: Состояние бизнес-среды, конечно, вызывает серьезное беспокойство со стороны французских компаний. Оно постепенно улучшается, но значительного прогресса еще предстоит достичь, особенно в сфере борьбы с коррупцией, о которой мы говорили раньше. Стране такого размера, как Украина, потребуется не один год для этого. И краеугольным камнем борьбы с коррупцией является реформа судебной системы. Юридическая безопасность, в первую очередь из-за возможности защиты прав инвесторов, является одним из основных пожеланий, которые высказывают французские компании.

Некоторые трудности, с которыми они сталкиваются, обсуждались на французско-украинском бизнес-форуме, который проходил 28 октября этого года. Этот форум на самом деле был очень положительным, и это очень важно для нас. Это особенно важно для французских компаний в Украине, где они являются крупнейшим иностранным работодателем. Для нас было важно лучше осветить французское присутствие, но также дать возможность украинской стороне услышать о трудностях компаний и инвесторов.

Лично я была поражена тем, насколько украинская власть мобилизовалась накануне этого форума, на уровне как Министерства экономики, так и премьер-министра. Он лично настоял на том, чтобы еще до начала работы форума встретиться с присутствующими в Украине французскими компаниями и услышать о том, что они хотели сказать.

У меня есть доверие к Владимиру Гройсману, и у меня лично сложилось ощущение, что после нашего общения с ним в конце его пребывания в Париже, он решительно настроен улучшить бизнес-климат в Украине. Я, со своей стороны, также намерена продвигать французские инвестиции в Украине, поэтому, думаю, мы сможем договориться!

Этот форум был очень важной вехой для нас, мы готовились к нему в течение длительного времени и он принес ожидаемые результаты. Но мы уже мысленно переносимся к еще одной дате, так же очень важной для нас. 29 ноября новая арка-конфайнмент на Чернобыльской АЭС, построенная консорциумом французских компаний Novarka, будет возведена над четвертым реактором. Речь идет об очень важном шаге для будущего Украины и для зоны отчуждения ЧАЭС. Мы будем в дальнейшем поддерживать Украину благодаря этому свершению.

Вопрос: В контексте вызовов, с которыми сталкивается ЕС (Brexit, миграционный кризис, рост националистических настроений), не считаете ли Вы, что это может усложнить процесс евроинтеграции Украины?

Ответ: Конечно, Европейский Союз сталкивается с беспрецедентными вызовами в своей истории. Но страны ЕС работают вместе, чтобы преодолеть эти трудности. В то же время, Европа не забывает о своих партнерах, которые не являются членами Евросоюза, и проведение саммита Украина-ЕС 24 ноября этого года, является лучшим доказательством этого.

Украине еще предстоит проделать долгий путь, но уже сейчас имеются прочные основы для сотрудничества. Я не уверена, что украинцы хорошо осознают тот шанс, который им выпал: иметь возможность в тяжелые времена, которые они переживают, опираться на Соглашение об ассоциации и на Европейский Союз, которые не только поддерживают страну в ее реформах, но и открывают много возможностей.

Вопрос: А как Вы оцените способность ЕС справиться с другим вызовом, сейчас речь идет о возможном успехе евроскептиков, которые могут такового достичь в 2017 году в ряде стран-членов ЕС в ходе выборов?

Ответ: Европейский Союз является прочной структурой. Brexit это хорошо доказал: несмотря на это беспрецедентное и масштабное событие, ЕС преодолеет эти серьезные изменения. Я уверена, что он готов к новым вызовам, независимо от результатов предстоящих выборов.

Вопрос: ранее звучало много критики в адрес французского посольства в контексте оформления Шенгенских виз гражданам Украины. Какова ситуация сейчас?

Ответ: Ситуация с выдачей виз в посольстве Франции меняется в зависимости от событий. После событий 2014 года количество запросов на визы сократилось, но в 2016 году наблюдался очередной рост, в частности, в связи с проведением Евро-2016. Чтобы дать вам общее представление, за 10 месяцев 2016 мы выдали почти 29 тыс. виз.

Что касается критических замечаний в адрес посольства, то, к сожалению, есть люди, которые, как представляется, пытаются критиковать Францию по причинам, которые выходят за пределы визовых вопросов. Эта критика, однако, помогла осветить хорошо известную нашему консульству реальность: увеличение количества сфальсифицированных документов, поданных в поддержку визовых запросов. Посольство выдает, как я уже сказала, почти 30 тыс. виз в год, и среди всех этих запросов - всего несколько сотен отказов. Это очень малая доля, наименьшая среди посольств Шенгенских стран в Киеве.

Не стоит все перекручивать. Я думаю, что ваши читатели поймут, что визовые отказы не являются случайными. Но, опять же, эти случаи очень редки, и команда консульства делает все возможное, чтобы выдавать визы в лучших условиях и заверить наших украинских друзей, что их рады приветствовать во Франции.

Я пользуюсь этой возможностью, чтобы сообщить о том, что из-за технических ограничений время обработки запросов на визу увеличилось с 4 до 10 рабочих дней. Мы осознаем те ограничения, которые этот факт накладывает на украинских клиентов нашего консульства. Впрочем, это позволит нам в нынешних условиях, обрабатывать их визовые заявки лучшим образом.

Украина. Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 29 ноября 2016 > № 1999309 Изабель Дюмон


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter