Всего новостей: 2137628, выбрано 7674 за 0.247 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Украина > Армия, полиция > ria.ru, 27 июня 2017 > № 2224589

Украинский военный прокурор Анатолий Матиос заявил, что основной версией гибели сотрудника главного управления разведки Минобороны Украины Максима Шаповала в Киеве является "российский след".

Сотрудник главного управления разведки Минобороны Украины полковник Шаповал погиб во вторник в Киеве в результате взрыва автомобиля. По данным Нацполиции, в нижней части автомобиля было заложено взрывное устройство. Возбуждено дело по статье "теракт", расследованием занимается военная прокуратура Украины.

"Теракт был выполнен высокими специалистами, взрывное устройство было приведено в действие в 08.14 (совпадает с мск)… Основной версией является российский след", — сказал Матиос на брифинге, который транслировал телеканал "112 Украина".

По мнению военного прокурора, мотивом для взрыва автомобиля сотрудника разведки не являются коммерческие интересы. "Мотивы совершения преступления вследствие каких-либо коммерческих интересов являются абсурдными", — заявил Матиос, отвечая на вопрос, может ли быть связана гибель Шаповала с бизнесом.

Киев ранее неоднократно обвинял Москву во вмешательстве в дела Украины. Россия это отрицает и называет подобные обвинения неприемлемыми. Москва не раз заявляла, что не является стороной внутриукраинского конфликта и заинтересована в том, чтобы Украина преодолела политический и экономический кризис.

Украина > Армия, полиция > ria.ru, 27 июня 2017 > № 2224589


Украина > Армия, полиция > ria.ru, 27 июня 2017 > № 2224588

Два ополченца самопровозглашенной Луганской народной республики убиты, четверо похищены украинской диверсионно-разведывательной группой в Донбассе, заявил во вторник на брифинге официальный представитель Народной милиции ЛНР Андрей Марочко.

"Двадцать четвертого июня украинской диверсионной группой сил специальных операций (ВС Украины — ред.), проникшей на территорию Луганской народной республики, на Бахмутской трассе было совершено нападение на группу военнослужащих (ЛНР — ред.) подразделения тыла, осуществлявших доставку личному составу продовольствия", — сказал Марочко.

Он заявил, что в результате нападения два ополченца были убиты. По данным Народной милиции ЛНР, осмотр тел показал наличие у каждого более десяти ножевых ран.

"Четверо оставшихся в живых военнослужащих Народной милиции были похищены. По имеющейся у нас информации, сейчас они находятся в застенках СБУ (Службы безопасности Украины). На них оказывается нечеловеческое психологическое и физическое давление", — утверждает Марочко.

В Народной милиции подтверждают, что "похищенные военнослужащие являются гражданами ЛНР и призваны на службу военными комиссариатами республики".

Украина > Армия, полиция > ria.ru, 27 июня 2017 > № 2224588


Украина. Германия > Армия, полиция > dw.de, 27 июня 2017 > № 2224571

Четырнадцать украинских военнослужащих, получивших ранения в ходе антитеррористической операции (АТО) в Донбассе, отправлены самолетом бундесвера из международного аэропорта Киева - Борисполь -на лечение в Германию. Об этом во вторник, 27 июня, сообщила корреспондент DW на Украине.

У большинства пациентов - огнестрельные ранения, у некоторых развились инфекционные воспаления. Врачи говорят о необходимости проведения операций по реконструкции костей и замене суставов.

Комплексное лечение в ФРГ продлится от нескольких месяцев до года.

В знак солидарности с Украиной

Как пояснил посол Германии Эрнст Райхель (Ernst Reichel) в Киеве, программа реабилитации "является выражением нашей солидарности с Украиной". Как уточнили в пресс-службе диппредставительства, всего с 2014 по 2017 годы силами бундесвера в Германию на лечение были перевезены 88 украинских военнослужащих, 79 из них оказали медицинскую помощь в госпиталях ВС ФРГ, девяти - в германских больницах.

Всего на лечении за границей после ранений в зоне АТО находятся 24 украинских военных, 121 госпитализирован в медицинские учреждения Минобороны Украины.

Украина. Германия > Армия, полиция > dw.de, 27 июня 2017 > № 2224571


Украина > Армия, полиция > dw.de, 27 июня 2017 > № 2224514

В Киеве во вторник, 27 июня, подорвали автомобиль. Полиция открыла уголовное производство по статье "теракт". "Сегодня утром, 27 июня, в Соломенском районе города Киева взорвался автомобиль, в результате погиб сотрудник Главного управления разведки Министерства обороны Украины полковник Максим Шаповал", - сообщили в украинском оборонном ведомстве.

По данным источников "Украинской правды" в Минобороне, 39-летний Шаповал руководил спецназом Главного управления разведки оборонного ведомства. Расследование взрыва поручено Военной прокуратуре.

В автомобиль было заложено взрывное устройство

В автомобиле сработало взрывное устройство. В настоящий момент следствие устанавливает, было ли оно самодельным или стационарным. Фотографии с места события свидетельствуют о широком радиусе разброса осколков. На месте происшествия работают сотрудники Нацполиции, спасатели, взрывотехники и эксперты-криминалисты.

Кроме того, поступают противоречивые сообщения еще об одном пострадавшем. Директор департамента коммуникаций МВД Артем Шевченко сообщил, что это - пожилой мужчина. Его доставили в больницу. Жизни пострадавшего ничего не угрожает. Телеканал "112.Украина", в свою очередь, сообщает о девушке 1990 года рождения.

По схожей схеме

В июле 2016 года в Киеве подорвали машину, за рулем которой находился Павел Шеремет, работавший ведущим на украинском радио "Вести". Журналист погиб. Расследование дела взяла на себя Национальная полиция.

В Мариуполе 31 марта 2017 года взорвали джип полковника Службы безопасности Украины. Он погиб в карете "скорой помощи" от потери крови.

Украина > Армия, полиция > dw.de, 27 июня 2017 > № 2224514


Украина. Россия > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 27 июня 2017 > № 2224367

Теракт в Киеве: погиб полковник украинской разведки Максим Шаповал

Тарас Бурноc

Среди версий подрыва автомобиля офицера разведки Украины - «российский след»

КИЕВ – «Российский след» – одна из основных версий взрыва в Киеве автомобиля Mercedes, в котором находился сотрудник Главного управления разведки министерства обороны Украины, полковник Максим Шаповал.

Об этом в день инцидента, 27 июня, сообщил журналистам главный военный прокурор Генпрокуратуры Украины Анатолий Матиос.

«Террористический акт был выполнен специалистами высокого класса... Основной версией следствия является российский след», – сказал Анатолий Матиос, сообщает Украинское национальное информационное агентство.

По словам Анатолия Матиоса, в данный момент для защиты от утечки любой информации все члены следственно-оперативной группы проходят проверку на полиграфе.

В Украине происходит «системная эскалация подрывных мероприятий», «которые реализует Россия против Украины в рамках гибридной агрессии». Об этом 27 июня заявил секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов во время оперативного совещания.

«Сегодня в результате террористического акта в Киеве был убит один из лучших украинских военных разведчиков Максим Шаповал, который принимал активное участие в защите украинского государства от российского нашествия», – сказал Александр Турчинов, сообщает пресс-служба украинского Совбеза.

Он отметил, что этот «террористический акт был совершен по такому же сценарию, как и убийство украинского контрразведчика полковника Александра Хараберюша в марте 2017 года».

«Есть все основания считать, что эти убийства спланированы и организованы при непосредственном участии российских спецслужб […] не случайно теракт совпал по времени с масштабной кибер-атакой, которая имеет также российский след», – подчеркнул Александр Турчинов.

Директор департамента коммуникаций МВД Артем Шевченко по поводу серии инцидентов в Украине призывает «смотреть реально на вещи и не забывать – мы в войне, наш враг – сильный, коварный и кровавый».

«И он не отступится, пока нас не уничтожит. У нас нет другого варианта, чем выжить и победить», – отмечает Артем Шевченко.

Убийство офицера Максима Шаповала произошло накануне государственного праздника Украины – Дня конституции, который ежегодно отмечается 28 июня.

Версии о трагедиях и надежды на справедливость

Директор «Украинской Политконсалтинговой Группы» Дмитрий Разумков говорит о целой череде резонансных убийств за последние полгода, которые могут свидетельствовать о слабом контроле над перемещением незаконного оружия в стране.

«Мы наблюдаем ситуации, которые не укладываются в нормы общепринятой морали и безопасности граждан Украины. То, что произошло сегодня и было на прошлой неделе, – подрыв джипа в центре Киева, убийство офицера контрразведки СБУ в Мариуполе 31 марта, а также убийства Павла Шеремета и Дениса Вороненкова – трагедии, которые больше связаны с военными действиями на востоке – вероятно, носят политический и террористический характер действий», – говорит Дмитрий Разумков корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

По словам Дмитрия Разумкова, окончательно выводы о мотивах убийства полковника Шаповала можно будет сделать после решения суда и завершения следствия, однако сегодня можно выдвигать версии о привязанности данных событий к заявлениям лидеров сепаратистов в ответ на антитеррористические действия украинских силовых ведомств в Донбассе.

«Нельзя исключать, что данные инциденты произошли не без действий вражеских спецслужб, или их согласия с действиями силовых структур, так называемых ДНР-ЛНР, которые не скрывали своих намерений мстить за те или иные события на оккупированных территориях, убийства сепаратистов – Моторолы, Гиви, других», – отмечает Дмитрий Разумков.

Дмитрий Разумков считает, что сегодня в Украине не созданы условия для эффективного противодействия незаконному обороту оружия.

«С учетом тех реформ, которые происходят в правоохранительных органах, сложно ожидать противодействия этому явлению в ближайшем будущем. С другой стороны, полностью перекрыть каналы поставок оружия с оккупированных территорий достаточно тяжело. У нас многокилометровая восточная граница, с учетом непростых отношений между Украиной и Россией нельзя исключать и факты контрабанды оружия на территорию страны», – утверждает Дмитрий Разумков.

Статистика преступлений: судьбы и цифры

Подобные случаи, по словам политолога и аналитика Международного информационно-аналитического центра «Развитие Украины» Александры Решмедиловой, свидетельствуют о том, что в стране все тяжелее поддерживать правопорядок.

«Подобная ситуация с журналистами и гражданскими лицами, представителями силовых ведомств – это говорит о том, что в Украине все тяжелее поддерживать правопорядок. Тот факт, что взрыв автомобиля произошел с представителем внешней разведки минобороны, добавляет негатива к общей статистке нападений, грабежей, разбоев убийств. Даже те, кто мог бы защитить себя по роду службы, тоже находятся в зоне риска», – говорит Александра Решмедилова корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Александра Решмедилова считает, что в украинском обществе снижается доверие к действиям власти, которая должна защищать своих граждан в любой ситуации.

«Подобные случаи показывают, что очень сложно ощущать себя защищенным. У государства есть монополия на силу и на порядок, но именно эти базовые задачи государства не выполняются в отношении публичных или не публичных лиц. Когда в зону риска попадает публичный человек, это создает интерес прессы, а если посмотреть на простые случаи, где не судьбы, а цифры – можно ужаснуться. На подобные случаи, как сегодня, и когда в центре Киева недавно возле метро зарезали человека, нужно с еще большей силой обращать внимание», – подчеркивает Александра Решмедилова.

По ее мнению, криминогенная ситуация в Украине влияет на общественные настроения, приток потенциальных туристов и инвесторов.

«Любой гражданин должен чувствовать себя в безопасности, идти по улице и не оглядываться», – считает Александра Решмедилова.

Украина, отмечает Александра Решмедилова, еще долго будет отходить от последствий оборота нелегального оружия, и власти необходимо создать «легальное поле» для эффективной борьбы с этим явлением.

Украина: хроника резонансных убийств

22 июня – убийство добровольца АТО Олейника

«В центре Киева убили ножом в сердце моего отца, когда я играл на фортепиано. У нас нет слов. Мой отец был героем не только на войне, когда каждый день рисковал своей жизнью, ради нашего с вами будущего. Он был героем для нас с мамой всю жизнь, и мы это всегда знали», – пишет на своей странице Ярослав Олейник о своем отце, который пережил войну в АТО, но погиб в центре украинской столицы.

31 марта – убийство полковника СБУ Александра Хараберюша

Около 08:30 по местному времени в жилом квартале Мариуполя был взорван автомобиль, в котором погиб сотрудник Службы безопасности Украины полковник Александр Хараберюш. «СБУ сделает все, чтобы найти и наказать виновных. Долги мы отдаем быстро», – отметил председатель СБУ Василий Грицак на официальной странице ведомства в Фейсбуке.

23 марта – убийство бывшего российского депутата Вороненкова

В центре Киева неизвестный выстрелами из пистолета ТТ убил бывшего депутата Госдумы России Дениса Вороненкова. Убийство произошло возле отеля «Премьер Палас», нападавший на Дениса Вороненкова и его охранника также получил ранения и находится в лечебном заведении под охраной, сообщает Департамент коммуникации Национальной полиции Украины.

20 июля 2016 – убийство Павла Шеремета

В среду утром, 20 июля 2016, в результате взрыва машины погиб известный журналист Павел Шеремет. Об этом сообщает интернет-издание «Украинская правда». По информации «Украинской правды», машина взорвалась в центре Киева на углу улицы Богдана Хмельницкого и Ивана Франко напротив ресторана МакДональдс.

Украина. Россия > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 27 июня 2017 > № 2224367


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224148

Как Восточная Украина может добиться мира

Герхард Гнаук (Gerhard Gnauck), Die Welt, Германия

На днях был опубликован очередной доклад миссии наблюдателей ОБСЕ о ситуации на востоке Украины. В частности, в документе написано: «Два человека с мрачными лицами (…) приблизились к патрулю наблюдателей ОБСЕ № 2 и принялись агрессивно кричать на патрульных. Потом они ушли. Когда патруль № 2 собрался уезжать, к их второму автомобиля подбежал вооруженный человек и попытался открыть дверь со стороны водителя и разбить стекло прикладом автомата. (…) Он направил автомат на водителя и переднего пассажира. В качестве ответа патрульным пришлось поднять руки вверх».

Эта сцена олицетворяет собой весь российско-украинский конфликт, разразившийся на востоке Украины, над урегулированием которого работает мировое сообщество. Это произошло 20 июня в 11:10 часов на наблюдательном пункте ОБСЕ, расположенном в 16 километрах северо-западнее Донецка. Вскоре после этого раздался визг покрышек, водитель патрульной машины нажал на «газ», вооруженный человек еще раз ударил прикладом по машине и немного повредил ее, а затем выпустил очередь выстрелов в воздух. «Раздались три выстрела, которые, по оценке наблюдателей, были направлены в сторону их автомобиля, но не попали в него».

Лишь в субботу российский президент Владимир Путин посетил аннексированный полуостров Крым, вызвав резкий протест украинского руководства. Насколько велико напряжение в связи с этим конфликтом, мало кто знает лучше, чем Александер Хуг. Через руки этого 44-летнего швейцарца проходят все новые и новые доклады. Наблюдательная миссия ОБСЕ была создана в марте 2014 года, когда российско-украинский конфликт еще только начался. Сейчас же здесь идет позиционная война.

«Сначала у нас еще не было бронированных автомобилей и должно было быть до 100 наблюдателей», — говорит Хуг. «Теперь же у нас более тысячи сотрудников, в том числе 653 международных наблюдателя, находящихся „в полях“. У нас уже есть бронеавтомобили, но мы по-прежнему безоружны». Кроме того, в распоряжении наблюдателей есть 23 беспилотных летательных аппарата и семь стационарных камер, число которых в этом году должно вырасти до 23-х.

Хуг, юрист по образованию и бывший офицер швейцарской армии, является первым заместителем миссии в Донбассе. Раньше он, в частности, участвовал в аналогичной операции на Балканах. Хуг выражается очень осторожно и точно: «Мы не настолько наивны, чтобы считать, что можем самостоятельно урегулировать этот конфликт. Но мы вносим свой вклад в урегулирование, объективно докладывая о положении вещей. Мы являемся „глазами и ушами“ мирового сообщества и относимся к своему заданию очень серьезно».

Однако в последние месяцы выполнение этой задачи, сформулированной в соответствии с решением Постоянного совета ОБСЕ, сильно осложнилось. В мае, по словам Хуга, представитель России передал миссии документ, согласно которому так называемая Донецкая Народная Республика предписывает своим бойцам «разрешать нашим машинам ездить лишь по предварительно согласованным маршрутам. Это еще одно доказательство того, что предпринимаются систематические попытки осложнить нам выполнение нашей работы».

Очевидно, наблюдателям стараются помешать обнаружить запрещенное оружие, чтобы те не появлялись без предупреждения в тех или иных местах. «С начала этого года мы обнаружили в общей сложности 2500 единиц тяжелых орудий на территориях, где их не должно было быть — на расстоянии выстрела от позиций противоположной стороны», то есть от так называемой «линии соприкосновения» между украинскими войсками и сепаратистами. Примечательно, что о планах помешать наблюдателям открыто сообщил представитель именно России.

Относительно якобы присутствия регулярных частей российской армии в Донбассе швейцарец спекулировать не хочет. «Мы неоднократно видели вооруженных людей в униформе с российскими отличительными знаками, а другие люди, которых задерживали солдаты украинской армии, утверждали, что являются солдатами российских вооруженных сил, сражающимися на территории Украины», говорит Хуг.

В апреле один наблюдатель ОБСЕ, гражданин США, погиб, когда его автомобиль, предположительно, наехал на мину. То, что впервые стоило жизни представителю ОБСЕ, для местных жителей давно уже является рутиной. За первые пять месяцев этого года погибли уже 44 местных жителя, а 188 получили ранения, в частности, от осколков гранат.

Обе стороны этой позиционной войны несут ответственность за жертвы среди гражданского населения, и обе они мешают наблюдателям выполнять их работу. Однако, по словам Хуга, с конца апреля около 80% инцидентов, в том числе несколько обстрелов автомобилей ОБСЕ, имели место на территории, контролируемой именно сепаратистами. В среднем раз в три дня — почти вдвое чаще, чем раньше, с участниками миссии случаются серьезные инциденты.

Однако представители ОБСЕ не могут заботиться обо всем. Что они, к примеру, могут сделать, если на территории, подконтрольной сепаратистам, пропадает журналист? Так, 3 июня пропал без вести донецкий журналист и блоггер Станислав Асеев. Он на протяжении долгого времени писал под псевдонимом для киевских СМИ. Его коллеги волнуются за его жизнь. «Мы подняли этот вопрос, общаясь с представителями ДНР», — говорит Хуг. «Мы послали сигнал, что знаем, что здесь происходит. Но у нас нет эксклюзивного мандата, и потому мы не можем напрямую влиять на ситуацию».

«Анатомию» этой позиционной войну Хуг за минувшее время изучил лучше, чем кто-либо еще. «Здесь постоянно царит напряжение. Здесь находится армия Украины, а там вооруженные формирования. Малейшая провокация ведет сначала к перестрелкам с применением мелкокалиберного оружия, а вслед за этим в тылу задействуется и тяжелое вооружение, либо перестрелки начинаются по всей линии соприкосновения». Оккупированные районы Донбасса, важной промышленной территории, составляет всего 2,5% от всей территории Украины. Тем не менее, общая протяженность линии фронта составляет около 500 километров. Причем эта линия остается практически неизменной, и если начинаются обстрелы, то они не преследуют цели сдвинуть ее в ту или иную сторону. И это только лишний раз подчеркивает бессмысленность этой войны.

При этом добиться перемирия было бы очень просто: «Отвод тяжелых вооружений и войск от линии соприкосновения. Этих двух мер хватило бы для немедленной разрядки ситуации. Это всего лишь вопрос наличия воли. Мы уже много раз видели, что когда стороны конфликта чего-то хотели, они добивались этого незамедлительно».

Впрочем, швейцарец еще не потерял надежды: «Каждый день через линию соприкосновения в обе стороны переходят от 15 до 30 тысяч украинцев. Такого не бывало ни при каком другом конфликте. Обычно есть четкое разделение между этническими или религиозными группами. Здесь же этого нет. Тот факт, что даже по прошествии трех лет этой разделительной линии нет в головах жителей обеих сторон, говорит о многом. На это надо сделать ставку. Когда однажды боевые действия прекратятся, ситуация вскоре сможет нормализоваться. Это очень позитивный момент, дарящий мне надежду на лучшее».

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224148


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224142

Убийство полковника Шаповала и беспрецедентного масштаба кибератака — это двойной удар, или дуплет

Артем Шевченко, 112.ua, Украина

28 июня — День Конституции Украины. Накануне этого государственного праздника в Киеве утром хорошо спланированным и организованным терактом путем подрыва был убит полковник Шаповал, командир 10-го отряда спецназначения, так называемого «острова» — Главного управления разведки Минобороны, который сильно залил сала за шкуру московитам и сепарам во время АТО на Донбассе.

Сразу после этого была проведена беспрецедентного масштаба кибератака путем распространения вируса с глумливым названием Petya.А в коммуникационных сетях государственного и частного секторов нашей страны. Это называется двойным ударом, или дуплетом.

Так же дуплетом 23 марта был взорван путем диверсии с помощью БПЛА самый большой военный арсенал боеприпасов в Балаклее на Харьковщине и в тот же день был убит киллером экс-депутат Госдумы РФ Вороненков, которого охраняли офицеры ГУР МО по поручению прокуратуры.

Через неделю, 31 марта, был подорван в Мариуполе подполковник контрразведки СБУ Хараберюш.

Это за полгода и только то, что удалось провести агрессору — без учета атак, предотвращенных или таких, последствия которых удалось минимизировать (как в случае с покушением на Амину Окуеву и Адама Осмаева).

В этой же стране свободно себя чувствует московская откровенная и скрытая агентура — заседает в Верховной раде, вещает из собственных пророссийских пропагандистских медиа, провоцирует внутренние раздоры, запускает «медиасрачи», плодит «зрадофильство», отчаяние и недовольство в обществе.

А каждое усиление контрразведывательного и полицейского режима несения службы и решительные шаги власти вроде решение СНБОУ об отключении российских соцсетей вызывает недопустимый «зрадофильский» шум о «полицейском государстве».

Давайте смотреть реально на вещи и не забывать: мы — на войне, наш враг — сильный, коварный и кровавый. И он не отступится, пока нас не уничтожит. У нас нет другого варианта, чем выжить и победить.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224142


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224126

АТО — ужасное название для происходящего на востоке Украины

112.ua, Украина

«112»: На Украине продолжается дискуссия, которая возникла после заявления секретаря СНБО Александра Турчинова. Он считает, что Украина должна закончить АТО и предложить новый подход к освобождению оккупированных территорий Донбасса. По данным СМИ, новый законопроект предусматривает признание отдельных районов Донбасса оккупированными территориями. Какой может быть реакция наших западных партнеров, если ATO будет заменена другой операцией, и эти территории будут признаны «оккупированными»? Это позволит быстрее вернуть контроль над ними?

Эндрю Уилсон: Есть три пункта. Первый, это то, что АТО — ужасное название. Это необъявленная война. И вы не называете оппонентов террористами, даже если многие из них таковыми являются. Вы не клеймите все население региона террористами. Второй пункт: если антитеррористическая операция была бы завершена, это была бы уже неоккупированная территория, что, скорее всего, маловероятно. Это могло бы быть, если бы Российская Федерация прекратила военную и экономическую поддержку самопровозглашенных республик, что так же маловероятно. Только если произойдет какое-то стратегическое изменение в Москве. То есть, это нереалистичный сценарий, что АТО может быть завершена, и Украина сможет провести выборы на этой части Донбасса.

— А если АТО дадут какое-то другое название — гибридной войны, например — это поможет?

— Я думаю, да, возможно, перемаркировка поможет, в какой-то степени. Говоря о территориях, которые оккупированы, и это третий пункт — это будет честнее пользоваться правильной терминологией — особенно о роли России — она не посредник, она агрессор. Но теперь к логике: если вы используете термин «оккупация», надо назвать «оккупанта». И это может вызвать проблемы, если Украина захочет назвать конфликт на Донбассе и АТО — войной. Наиболее очевидная — это то, что Россия может стать более неограниченной в своих действиях. То есть, есть термины, которые могут быть довольно опасными для Украины.

— Вы говорите, если есть термин оккупация, надо назвать оккупанта. Если Украина таки назовет Россию оккупантом — какие могут быть последствия?

— Ну, в первую очередь, это приведет к тому, что это война, конечно, де-факто это война, но юридические последствия этого могут быть нежелательными. Если Украина провозглашает Россию государством-агрессором — это соблазнительно и, конечно, честно. Но это будет иметь дипломатические и военные последствия.

— Например? Что может быть?

— Да, сейчас Россия странным образом ведет так называемую — по моему мнению плохо определенную, гибридную войну. Есть вещи, которые она не делает, чтобы сохранить возможность опровержения своих действий. Россия может убить гораздо больше украинцев, используя воздушные силы, баллистические ракеты и тому подобное. Но сейчас она ограничена в технических инструментах войны из-за дипломатических потребностей — тем самым сохраняя возможность возражения. Но в случае войны — такая потребность отпадет и Россия не будет ограничена никакой дипломатией.

Эндрю Уилсон — профессор украинских студий в University College London и старший научный сотрудник по вопросам политики в Европейском совете по международным отношениям много знает об Украине. Он написал несколько книг о конфликте на Донбассе, был в Киеве во время Революции достоинства в 2014 году. В интервью телеканалу «112 Украина» Уилсон спрогнозировал, как международные партнеры могут отреагировать на инициативу Украины по реинтеграции Донбасса.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224126


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224125

Российская угроза нарастает по всем фронтам

Politico, США

Глава высшего военного органа НАТО заявил, что альянс противостоит попыткам России по наращиванию военного потенциала практически во всех возможных сферах и что союзники следят за ситуацией на случай нового вторжения Кремля, подобного тому, которое произошло в Крыму и на востоке Украины.

Выступая в понедельник на мероприятии, организованном информационным бюллетенем POLITICO Brussels Playbook, председатель Военного комитета НАТО генерал Петр Павел (Petr Pavel) заметил, что намерения России не вполне ясны, но усиление ее военной мощи невозможно отрицать.

«Мы, военные, определяем угрозу, исходя из двух ключевых факторов — возможностей и намерений, — заявил Павел журналисту POLITICO Райану Хиту (Ryan Heath). — В отношении возможностей очевидно, что Россия сейчас наращивает как ядерные, так и неядерные силы. На практическом уровне не вызывает сомнения, что Россия может перебрасывать войска на большее расстояние и успешно использовать их вдалеке от своей территории».

Намерения Кремля не столь очевидны, добавил он. «Что касается намерений, все не так ясно, потому что мы не можем определенно сказать, что у России есть агрессивные намерения в отношении НАТО», — подчеркнул генерал.

Он отметил, что Россия наращивает свое военное присутствие, и упомянул о предполагаемом размещении в Калининграде и Крыму межконтинентальных баллистических ракет, способных нести ядерное оружие.

«Определенные вещи не могут нас не беспокоить. Мы должны быть настороже, — сказал Павел. — Поэтому даже к потенциальной угрозе мы относимся очень серьезно. Мы делаем все возможное, что быть готовыми — потенциально и практически — противостоять любой возможной угрозе и предотвратить повторение ситуации, известной нам по Крыму и восточной Украине, в любой из стран НАТО».

«Мы также наблюдаем рост активности и уверенности политического и военного руководства России. В частности, они говорят о принятии необходимых мер в ответ на укрепление военной мощи НАТО. Мы сейчас сталкиваемся с масштабной модернизацией всех российских вооруженных сил», — добавил он.

Павел также сообщил, что НАТО не ограничивается противостоянием российской угрозе и наращивает усилия в области противодействия терроризму. По мнению генерала, альянс не может позволить себе концентрироваться только на угрозах со стороны государственных субъектов.

По его словам, НАТО считает важным сохранение прочных связей с Турцией несмотря на серьезную напряженность в политических отношениях между Анкарой и другими членами альянса.

После неудачной попытки переворота, состоявшейся прошлым летом, десятки турецких военных, служивших в структурах НАТО, были уволены из армии. Некоторые из них были арестованы, а некоторые решили искать убежище в Европе.

Павел подчеркнул, что, по мнению членов НАТО, события в Турции важно рассматривать «в контексте» и что Турция, возможно, чувствует «большую угрозу, чем другие страны», когда речь идет о внутренней безопасности.

«Турция сталкивается с обоими крупными вызовами, перед которыми сейчас стоит НАТО. Один из них связан с деятельностью российского государства, а второй — с деятельностью негосударственных игроков, экстремизмом, терроризмом и миграцией, — заметил генерал. — Все это сильно и напрямую затрагивает Турцию».

«Мы рассматриваем Турцию как важного союзника по НАТО, которого необходимо поддерживать», — заявил он.

Встреча министров обороны НАТО должна пройти на этой неделе в Брюсселе.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224125


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224122

Разрозненное общество: как война на Донбассе повлияла на украинцев

Вынужденным переселенцам с востока Украины необходимо сообщество, способное защитить их интересы. Что мешает его созданию?

Kateryna Iakovlenko (Катерина Яковленко), Open Democracy, Великобритания

Итальянский журналист однажды спросил меня, почему я люблю свою страну и вообще считаю ли себя украинкой, ведь родилась я на Донбассе, и в повседневной жизни говорю преимущественно по-русски. Но и то, что я родилась там, где сейчас война, и то, что я говорю на русском языке, никак не исключает того, что я гражданка своей страны и отношусь к ней с уважением, любовью и здоровой критикой.

Другой вопрос мне недавно задали в регистратуре в больнице, когда я пришла оформлять медицинскую карточку. Рядовая сотрудница больницы (не врач) переспросила регион моей прописки, и когда я сказала «Луганская область», то в ответ услышала: «А вы случайно не сепаратистка?» Такой вопрос застанет врасплох любого. Над этим можно было бы пошутить, если бы за такой формулировкой не стояли бы война и люди, живущие в регионе, среди которых и твои близкие.

Сила стереотипа

Навешивание ярлыков зачастую происходит именно на таком бытовом уровне, среди обычного населения, в повседневной жизни. Обыватели берут пример с политиков, а политики так ни разу и не сказали публично: «Все мы жители одной страны и все мы нужны этой стране. Поэтому каждый, у кого есть украинский паспорт, достоин внимания и заботы со стороны своего государства, в какой бы точке планеты он ни находился».

В повседневной жизни вопросы языка, прописки и т. д. кажутся не столь важными. В ситуации внутреннего и внешнего спокойствия многие вещи кажутся само собой разумеющимися, подобно тому, что дорогу нужно переходить на зеленый свет, что машины едут по правой стороне, что когда у вас украли кошелек, вам нужно идти в полицию. К этой же категории относится и понимание того, что как вы заботитесь о том, чтобы ваша страна была лучше и комфортнее, так и страна заботится о вас.

Государственный механизм опирается на функционирующие сообщества — профессиональные объединения, группы по интересам или тому подобное. Дебаты внутри этих групп и между ними позволяют всему обществу оставаться здоровым и способным критически оценивать ситуацию, находить решения и отстаивать интересы. Комфорт сообществ и их активная позиция гарантирует и равноправное общество, наделенной внутренней силой и уверенностью в собственных правах и обязанностях.

Солидарность вокруг тотема

До войны в Донецке существовали небольшие локальные сообщества, как формальные так и неформальные — любители театра, художники, левые и правые активисты, техническая и гуманитарная интеллигенция и т. д. Внутри этих сообществ также происходили деления. Но чем больше развивались военные события в регионе, начиная с 2013 года, тем больше эти сообщества дробились, тем больше рассыпались на более мелкие составляющие.

И все же солидарность тоже присутствует в этой истории. И о ней стоит помнить хотя бы для того, чтобы сообщества снова начали работать и искать возможные пути решения защиты собственных интересов.

21 ноября 2013, когда в Киеве на улицы вышли студенты, программисты и журналисты, в Донецке к памятнику Тараса Шевченко вышло пять человек — все представители разных сообществ, но внутри своих локальных групп они оказались единственными, кто решился на такой шаг и вышел в поддержку Евромайдана. Один из первых, кто вышел, был Евгений Насадюк, драматург и режиссер, который работает под именем Петр Армяновский. В течение следующих недель и месяцев акция, на которую пришли пятеро, постепенно разрасталась, их стало десять, потом пятьдесят, но активные дончане оставались около памятника украинскому поэту круглые сутки изо дня в день в течение нескольких месяцев.

Акция стала невозможной в январе 2014, когда участились нападения на активистов, когда насилия стало больше, и оно вышло из-под контроля. На участников акции безнаказанно нападали подростки с битами — несмотря на то, что милиция в городе еще функционировала, и вопрос о ее реорганизации не возникал. Одним из способов запугивания стало обливание зеленкой, пик популярности которой пришел на 2010 год во время митингов в России и на

Украине.

Прошло несколько месяцев и люди, которые назвали себя «дончанами», вышли протестовать якобы против ценностей Евромайдана. В странной логике этого протеста каким-то образом возникла проблема защиты русскоязычного населения и прав человека, которую также связали с языком. Эта акция в медиа получила название «антимайдан», как нечто противопоставленное киевскому митингу.

Все пятеро активистов, которые вышли на первую акцию в Донецке в ноябре, говорили на русском. Все они до недавнего времени были жителями этого региона, а сейчас стали переселенцами. Они вышли за свои права граждан страны, выступили против коррупции во всех институтах власти и общества, за модернизацию и улучшение образовательной системы. Подобные ценности являются общечеловеческими, и в этом «общечеловеческом» смысле нет разрывов и исключения по региональному или какому-то другому принципу.

Самый большой митинг, который был назван активистами и прессой как «проукраинский», состоялся в апреле 2014 года. На нем были и те самые «пять и пятьдесят активистов», которые выходили раньше к памятнику Шевченко. Именно фотография с этой акции — с украинским флагом на площади Ленина — облетела весь мир.

И все же, было бы не совсем правильно назвать этот митинг проукраинским: самой важной мотивацией была не украинская национальная идея (хотя подобное на митинге также присутствовало), а сопротивление стихийному насилию, которое начало разрастаться и захватывать не только улицы, но и институции Донецка, и таким образом вытеснять жителей города. Именно оппозиция насилию стала важным фактором в утверждении гуманистических идеалов и демократических принципов. Все это помогло возродить на какое-то время силу локального сообщества, его значимость и веру в то, что дончане смогут отстоять свой город. Последний проукраинский митинг в Донецке.

Хотя этот протест был преимущественно русскоязычным, его главным символом стал именно украинский флаг. Выбор такого символа был неслучайным. Флаг Украины выражал надежду на удержание государственности как силой, способной защитить город и страну от внешней угрозы (многие боялись, что крымский сценарий может повториться в восточном регионе). На фоне бездействия местных элит и властей, флаг стал чем-то большим чем стяг из двух одинаковых кусков ткани — синей и желтой, он стал тотемом — символом, способным защитить общество от насилия. Его также можно рассматривать как крик о помощи, как у Киева, так и у международного сообщества.

Но что случилось потом с этим обществом и сообществами после окончательного триумфа насилия в регионе?

«Чужой» из Донбасса

Спустя три года войны общество сильно изменилось. Сейчас никто не вспоминает историю о тех пятерых, которые вышли на акцию под памятник украинскому поэту в ноябре 2013 года. Вышедшие на акцию в апреле 2014 года стали вынужденными внутренними переселенцами, они разъехались в разные города. Для многих этот переезд стал причиной стресса, проблемы на новых местах (жилье, работа, финансовое положение и т.д.) приводили к ощущению глубокой ямы; в то же время для кого-то новые обстоятельства послужили положительными изменениями и привели к карьерному росту (многие активные молодые люди уехали учиться в европейские университеты или обрели работу в хороших компаниях).

Тема внутренних переселенцев стала одной из самых острых в украинских и западных СМИ. В самом начале конфликта переселенцы сталкивались с постоянной дискриминацией. В связи с войной увеличилось воздействие стереотипов. Несмотря на то, что во многих СМИ и в публичном пространстве появилось очень много материалов на тему толерантности, вынужденные переселенцы из Донбасса в массовом сознании представлялись негативно — бедные, необразованные, политически наивные и т. д. С подобными утверждениями встречалась и я, когда мне говорили: «Ты — это исключение, но есть и другие, которых большинство, ведь в конце концов это ваш регион выбрал Януковича, а теперь мы все это терпим».

Кроме того те, кто остался в Донецке тоже нередко чувствовали враждебность со стороны жителей других регионов страны: вы там, значит заслужили, раз не уехали.

В разгар весенних событий 2014 года я звонила сотруднице Донецкого металлургического завода, с которой когда-то делала небольшой документальный фильм, и она спросила меня: «Что там в Киеве о нас говорят, Что вообще говорят?» А говорили, конечно, разное. С одной стороны, Майдан послужил созданию многих волонтерских организаций (например ВостокSOS, ДонбассSOS, Новый Мариуполь и др.), которые работали напрямую с людьми, помогали им продуктами, материально или даже отстраивали дома самостоятельно. С другой стороны, у другой части общества существовало непонимание, стереотип: люди, оставшиеся на оккупированных территориях, не уезжают потому, что якобы поддерживают режим.

Историк Елена Стяжкина многократно говорила, что людей на оккупированных территориях не стоит называть ни сепаратистами, ни поддакивателями режиму. Наоборот, по мнению Стяжкиной, их следует считать заложниками — тогда меняется логика восприятия происходящего.

В 2013 году, еще до военных событий, украинский художник из Харькова Сергей Братков создал работу «Уехать забыть», которая в тот момент не имела никакого отношения к военной проблематике. Визуально работа очень простая: на черно-белой фотографии запечатлен со спины мужчина, едущий по эскалатору метро вниз.

На фотографии помещена неоновая надпись: «уехатьзабыть». Работа была создана Братковым как реакция на отношения человека и общества, его желание уехать из города, быть помещенным в другой социальный контекст. Сегодня эта инсталляция воспринимается совершенно иначе: если в первом варианте трактовки человек принимал решение об отъезде посредством мягкой силы, то сегодня житель оккупированной территории физически вытеснен из своей среды.

Уехать и забыть — все, что требовала от жителей Донбасса часть украинского общества в 2014 году. Но в некоторых ситуациях нельзя ни уехать, ни тем более забыть. Мне лично задавали много вопросов о том, почему мои родители в конце концов не покинут свой регион и не переедут на мирную землю, означает ли это, что их все устраивает. Для себя я сформировала парафраз на Браткова — «Остаться и Выжить».

Стяжкина отмечает: «Люди на Донбассе называют себя мирными. Это еще не признание мирного будущего, но уже отрицание войны. Они же не называют себя республиканцами или ДНРовцами. Это неплохой шаг навстречу, его стоит зафиксировать. К такому образу будущего можно идти».

Формирование негативного образа региона, связано с тем, что о нем, его характере, жизни, о людях, которые его населяют, никто за пределами региона почти не знал. О Донбассе помнили только то, что это был «котел и всесоюзная стройка», на строительство и восстановление которого приезжали люди с разным прошлым (в том числе и криминальным) из разных регионов СССР. Миф о неблагополучном регионе подпитывался еще и криминальными разборками в начале 1990-х годов, а также происхождением политической элиты из Донбасса — большинство из них (например, Ринат Ахметов, Виктор Янукович) имели криминальное прошлое. За регионом закрепилось и то, что он так и остался консервативным, ностальгирующим по всему советскому прошлому.

Развитие подобного мифа и противопоставление Донбасса всей Украине было выгодно политическим элитам, которые использовали свое влияние для того, чтобы заполучить ценные проценты на выборах и активизировать электорат. В силу того, что реальные реформы не принимались, популистские методы должны были переориентировать аудиторию в эмоциональную плоскость, в которой вопросы языка и прописки были фиктивным маркером отсталости общества, буксиром реформ, а вся ответственность с политиков снималась и обрела аморфную проблематику. «Советскость» инкриминируемая Донбассу — огромный разрыв между очень богатыми и очень бедными, отсутствие реформы образования, отсутствие действующих профсоюзов, отсутствие инвестирования в медицинскую сферу, низкие зарплаты, плохая транспортная система и инфраструктура, не активные сообщества — все это объединяет все 24 области Украины и Крым. Осознание того, что проблема современного украинского общества не заключается в восточном регионе, а заключается в подмене реформ популизмом, приведет к тому, что каждый ощутит себя жителем Донбасса — бесправным меньшинством, не способным постоять за себя.

Страх перед осознанием того, что общество не защищено государством становится причиной создания мифического Другого, некий вариант Чужого, пришедшего на этот раз не из абстрактного космоса, а из конкретного Донбасса, от которого в свою очередь исходят все беды.

Стая товарищей

Еще весной 2014 до начала объявления АТО в Донецке была попытка создать Комитет патриотических сил Донбасса — общественную инициативу, которая могла бы отстаивать интересы жителей Донецкого и Луганского региона на всех уровнях. Не смотря на то, что Комитет, в которых вошли донецкие интеллектуалы и гражданские активисты, на сегодняшний день до сих пор существует, вопросы региона решаются преимущественно без их участия.

На фоне войны переселенцы могли бы сформировать модель действующего сообщества, которое способно отстаивать свои интересы — и интересы донецкого и луганского региона — самостоятельно. Но этого, по большому счету, не произошло. И без того хрупкое сообщество разделилось на мелкие группки, которые начали отстаивать свои интересы внутри своего же небольшого сообщества, изолируя друг друга и увеличивая конкуренцию внутри своих же групп. Эта борьба и конкуренция часто сопровождается выяснением того, кто же из активистов больший патриот, кто больший активист, кто пострадал больше, а кто меньше, кто выступает за права человека.

Например, в недавнем моем разговоре с Евгением Насадюком, он обронил фразу, что ему бы не хотелось ассоциировать себя с некоторыми нынешними представителями Донецкого региона, и любые акции и митинги, организованные ими, вызывают недоверие.

Подобное мнение высказывали и другие активисты и переселенцы. Схожие чувства в какой-то степени ощущаю и я. Возможно такая позиция вызвана с непережитой травмой, возможно с тем, что существует внутренняя негласная (вынужденная) конкуренция «за место под солнцем». Те, кто отказывается участвовать в этой борьбе, уходит из круга сообщества и становится либо одиночкой, либо примыкает к другой группе.

Американский социолог Ричард Сеннетт в книге «The Myth of Purified Community, the Uses of Disorder: Personal Identity and City Style» (1996) говорит, что «для мифической солидарности в сообществах характерно то, что люди избегают признавать различия между собой и другими… Чувство "мы" — способ избежать необходимости заглянуть глубже друг друга». Украинское общество подобно такой модели: в нем понятие «мы» не сформировано на принятии разных категорий и групп населения, и часто даже исключает их.

Сегментированное общество перестало общаться друг с другом, определять общие цели, видеть друг в друге союзника, а не противника. Любое общение сводятся к «кухонным разговорам», фейсбук-активизму или постам в других социальных сетях. Уличный протест уже не работает, так как был скомпрометирован не раз проплаченными акциями. При этом, репрезентативная группа, которая ведет полемику, часто сводится к небольшому кругу людей с одинаковыми взглядами и происхождением. Выйти за пределы круга — значит перейти зону комфорта, солидаризироваться с теми, с кем раньше не пересекался, и посмотреть на проблемы комплексно, не фокусируясь на своих личных интересах. Все это пока кажется утопичным и проблемным.

Сейчас война оправдывает все — цель, средства, фиктивную солидарность, незащищенность и чрезмерный показательный патриотизм и т. д. Все это, конечно, играет на руку политическим силам, которые будут пытаться удержать свои места на очередных выборах и вновь обратиться в своих обещаниях к электорату, а не обществу.

Пока, к сожалению, невозможно даже предположить, что кто-то из высшей политической верхушки прервет вещание телевизионных каналов (как, например, это сделал президент Порошенко, когда объявил о введении Европейским союзом безвизового режима для украинцев) экстренным сообщением, в котором провозгласит курс на гуманизацию общества, или, скажем, подаст какой-либо другой пример, ориентированный на толерантное отношение к жителям двух восточных областей. Или скажем, в парламенте начнут выступать действительные лоббисты региона, интеллектуалы, писатели и философы.

Мне бы все-таки хотелось верить, что когда перестанут палить пушки, мы будем готовы принять мир и людей, всех без исключения. Ведь нам в любом случае придется это сделать.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224122


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224120

Чтобы выкинуть «зеленых человечков», надо было положить половину населения Крыма

Дважды экс-министр обороны Украины Александр Кузьмук рассказал о захвате Крыма, о шансах Украины вступить в НАТО и о том, нужно ли было отдавать ядерное оружие.

Дмитрий Гордон, 112.ua, Украина

«112»: В эфире программа «Гордон», и сегодня мой гость — экс вице-премьер, дважды экс-министр обороны Украины Александр Кузьмук. Добрый вечер. 4 октября 2005 года ракетой «земля-воздух» на учениях войск ПВО в Крыму был сбит самолет, следовавший рейсом Тель-Авив — Новосибирск. Россияне утверждали, что самолет сбили украинцы. Вам известна другая точка зрения?

Александр Кузьмук: Это была большая человеческая трагедия, которая случилась 16 лет назад. Это были плановые учения ПВО и ВВС Украины, которые проводятся раз в два года, и проводились регулярно. Как правило, приглашались командующие ПВО и ВВС всех сопредельных государств. На завершающем этапе стрельб командующий войск ПВО и ВВС России сообщил о трагедии, которая случилась над Азовским морем. К вечеру оказалось, что над Черным морем. Я потребовал провести селекцию всех пусков, которые были в этот момент. По времени, по возможности подходил только комплекс С-200, который теоретически мог бы достать. Но практически этот комплекс стрелял по целям на дальность 70 км. Поэтому сама постановка вопроса, что самолет был сбит ракетой, не совсем точна.

Мы возбудили уголовное дело, и Россия возбудила. Однако первое возбуждение было по статье «Терроризм». Нет точного места, но часть обломков была поднята спасательными средствами МЧС РФ. На 12 — 13-й день Международный авиационный комитет, который находится в Москве, уже напрямую обвинил Украину. Для сравнения: три года назад потерпел катастрофу малайзийский «Боинг», и еще нет окончательных материалов расследований. И он — на земле. А там — на глубине 2000 метров. РФ передала уголовное дело ГПУ, и она начала очень тщательное расследование.

И тут пошли нестыковки: ни один фрагмент внешней обшивки самолета не был поражен, в том числе и носовая часть самолета. Однако внутренние части самолета были поражены. МАК утверждает, что взрыв произошел в 18 метрах выше хвоста самолета. Но этот тип комплексов не стреляет вдогонку, он стреляет на упреждение. В телах были найдены, к сожалению, боевые элементы. Мы их отправили на анализы, и спектральный анализ показал, что они не принадлежат боевой части ракет. Мы взяли пробы воды на месте крушения, и там не было ракетного топлива. Ни одной части ракеты в море найдено не было. Это продолжалось в течение десяти лет, ведь погибли люди, и здесь ошибки следствия быть не может. Все следователи пришли к выводу, что доказательств того, что самолет был сбит ракетой, нет. Судя по всем исследованиям, самолет был взорван изнутри. И это тщательно готовилось. Время было подобрано хорошее. Мы за 20 суток предупредили, что закрываем район, что будут проводиться ракетные стрельбы. Но самолет отклонился от курса — он не должен был там вообще лететь.

— Если это был теракт, то его цель была подставить Украину?

— Я не думаю, что это так. Как сопутствующее — возможно. Но суть этой трагедии находится среди пассажиров этого самолета, на мой взгляд.

— Как вы считаете, Украине нужно было отдать ядерное оружие?

— Это было неизбежно. Да, проблемы секрета ядерного оружия для Украины не существует. У нас достаточно ученых. Но давайте посмотрим, что у нас из стратегических наступательных вооружений не стояло на вооружении, а содержалось: это межконтинентальные стратегические ракеты, стратегические авиационные комплексы с крылатыми ракетами, фронтовая авиация. У нас не было стратегического ядерного оружия, оно было вывезено еще до развала СССР. Управление этими вооружениями идут из одного центра — из Москвы. А здесь — исполнение в автоматическом режиме. Коды все там. Когда создается оружие, создается система управления.

— Украине вступать в НАТО нужно?

— Украина такие попытки делает уже давно. В 1997 году в Мадриде мы подписали хартию об особом партнерстве Украина — НАТО. А это уже прямая дорога. Даже у тех, кто сегодня в НАТО, наших бывших соратников по Варшавскому договору, такой привилегии не было. Было записано в основах внешней политики уже давно, что наша стратегическая цель — это евроатлантическая интеграция при сохранении нормальных отношений с Россией. Я считаю, что первый этап, который должен длиться не более двух-трех лет, — максимально выйти на стандарты НАТО. А что касается НАТО, то это такая далекая для воюющей страны перспектива, что давайте сосредоточимся сегодня на стандартах — и будем очень близко к НАТО.

— Кто был самым лучшим президентом Украины за все годы независимости?

— Мне пришлось служить при четырех Верховных главнокомандующих. Леонид Кравчук совершил не просто жизненный подвиг, а он совершил непревзойденный гражданский подвиг. Он практически отдал себя, принимая решение и участие в создании независимой Украины. Он рисковал всем. Президент прогресса — это Леонид Кучма. И я остановлюсь на нем. Все было понятно, куда мы идем. Его часто обвиняют в многовекторности. А разве в тот момент для Украины это было зло? Быть понятным для всех соседей, близких и далеких, это было нормальное явление. Это было правильно до того момента, пока страна не поднимется. Но Леонид Данилович делал все, чтобы из заводской трубы шел дым, чего после него не было.

— Кто был лучшим министром обороны за все годы независимости Украины?

— Я с большим уважением отношусь к Константину Морозову — первому министру (обороны Украины — прим. ред.). Я представляю, какую титаническую работу он провел на старте создания ВСУ.

— Сергей Пашинский (украинский политический деятель, экс-и.о. руководителя Администрации президента Украины, народный депутат Украины ряда созывов — прим. ред.) сказал, что все министры обороны расхищали армию. Вы тоже?

— Никакого отношения министры обороны не имеют к тем вещам, о которых он заявлял. Народному депутату можно «молотить» все что угодно, и он за это не отвечает. Так вот, министр обороны не занимается этими вопросами. На Украине достаточно жесткая процедура и подход к вопросам управления всем, что есть в Министерстве обороны. Естественно, за столько лет при мне сокращались некоторые виды вооружений. Генеральный штаб принимал решения на основании государственной программы строительства и реформирования Вооруженных сил, которая у нас была до 2005 года. Я возглавлял группу по ее разработке, и это единственная государственная программа, которая выполнена. В этой программе четко расписано, что в какой год нам иметь.

— Как могло случиться, что при Викторе Януковиче министрами были близкий к России Дмитрий Соломатин и гражданин России Павел Лебедев?

— Эти господа по два созыва были в Верховной раде. Кто мог знать, что они граждане России? Председатель СБУ — гражданин России. Об этом знал узкий круг людей на Украине.

— Представим, что на момент захвата Крыма Россией вы являетесь министром обороны. Ваши действия?

— В то время, когда я был министром обороны, это было невозможно. И посмотреть в сторону Украины косо никто не мог, потому что Вооруженные силы были достаточно мощными. Да, они серьезно недофинансировались. Однако дух, обученность, состояние техники не давали возможности на успех стране, которая хотела бы стать агрессором. А к тому же и экономика страны была другой, ведь армия одна не в состоянии воевать. Я третьего марта был в Крыму, причем в форме. Рейсовым самолетом, с одним помощником. Каждый день, начиная с первого появления «зеленых человечков», я звонил каждому командиру части. Они меня хорошо знают и уважают и говорили мне, что у них происходит.

Я предложил Верховной раде, чтобы было немедленно выездное заседание кабинета министров и Верховной рады в Симферополе. К сожалению, не отозвалась ни Рада, ни кабмин. Правда, уже позже, в марте, была попытка первым вице-премьером Виталием Яремой, который пригласил меня. Но мы доехали только до Борисполя, а уже в Бельбек и на любой другой аэродром нас просто не приняли. Еще Тенюх (Игорь Тенюх, украинский военачальник, адмирал — прим. ред.) с нами был. А третьего марта я беспрепятственно проехал из аэропорта Симферополя в Перевальное, где была сосредоточена наша основанная наземная сила (бригада морской обороны), где к моему прилету собрались сами все командиры частей Крыма. Я остановил машину, вышел. Кольцо «зеленых человечков» с оружием, снайперы, дальше плотное кольцо казаков с российскими знаменами, а дальше — местные жители еще более плотным кольцом к нашей воинской части. То есть местными жителями и казаками были прикрыты войска, которые пришли. Их было немного — эта бригада бы их растерзала.

— Что говорили вам командиры частей?

— Я встретился не только с командирами частей и солдатами, а и с местными жителями и с казаками. Мой первый вопрос был: какие задачи они получали? «Держитесь». Вот они и «держались». То, что они держались более трех недель, дало нам возможность начать частичную мобилизацию. Они сковывали российские войска. В это время мы начали разворачиваться. Что касается готовности войск тогда, то вся бригада, около 2 тысяч человек, стояла на плацу, пела гимн Украины. Эта бригада большей своей частью перешла на сторону РФ. Но в тот момент она пела гимн Украины.

— Воевать было некем?

— Очень тонкая спецоперация была проведена РФ. В мозги не только крымчан, но и наших военнослужащих было вброшено, что Украина их кинула. Второе: была большая ошибка руководства Минобороны Украины, что войска на 80% были укомплектованы крымчанами. Это сыграло роль. Ведь оккупация Крыма началась не в феврале, она за несколько лет началась. «Причесали» всю СБУ, милицию — филиал Енакиево — полностью. «Причесали» и воинские части. Готовилось все это заранее, а в январе уже приехали казаки «отдыхать», байкеры. А после того как закончилась Олимпиада в Сочи 40 тысяч спецназовцев, которые стояли на перевалах и обеспечивали безопасность Олимпиады, были переброшены на подготовленную уже базу в Крым. Но коварство даже не в этом, а в том, что они это сделали, когда Украина была в тяжелейшем внутриполитическом и экономическом положении.

— Вы бы выбросили «зеленых человечков» и казаков из Крыма, если б были министром обороны?

— Война далека от олицетворения славы. Это организованное убийство, грабеж и жестокость, от которых страдают прежде всего старики, женщины и дети. Это сказал британский генерал Гордон. Чтобы выкинуть «зеленых человечков», надо было положить половину населения Крыма. Военные люди не в состоянии это сделать. Я бы этого не допустил. Это другой момент.

— Нужно ли было в 2014 году вводить на Украине военное положение?

— 17.06.2014 я, как народный депутат Украины, подал письмо со своими мыслями президенту Украины, где четко изложил ситуацию. Я предлагал изменить закон о борьбе с терроризмом, где возложить управление операцией на оперативный штаб, и чтоб это была войсковая операция. Через месяц я обратился письменно к главе ВР Александру Турчинову. Тогда уже погибло много наших военнослужащих, которые надеялись, что границу никто не нарушит. Я обратился с предложением внести вопрос в ВР о введении военного положения на всей территории Украины. После этого было закрытое заседание Рады, и Рада за это проголосовала с одной оговоркой: «при явном обострении обстановки». После этого у нас был Иловайск.

— Кто сбил малайзийский «Боинг» над Донбассом?

— Ракетный комплекс Бук-М1, который принадлежит РФ.

— Может ли Россия устроить сейчас полномасштабное вторжение на территорию Украины?

— Я этого не исключаю. Вначале мы имели дело с бандформированиями. Но за три года, которые мы, в общем-то, предоставили той стороне, РФ, наняв местных людей, создала 1-й и 2-й армейские корпуса. Эти армейские корпуса укомплектованы как типовые корпуса, вооружены и обеспечены. Они организационно входят в 8-ю общевойсковую гвардейскую армию Южного военного округа. На тактическом уровне все командиры — россияне. За три года парни из Донбасса поехали обучаться в высшие учебные военные заведения РФ. И уже возвращаются офицерами, достаточно серьезно подготовленными. Сержанты, солдаты проходят обучение в учебных центрах РФ. И плюс те, кто ранее служил. Недооценивать и говорить, что это неорганизованные (формирования), нельзя. Да, там ходят банды. Из 10 известных частных военных компаний гуляет по Донбассу семь. Они до атомов (из космоса, с воздуха, с земли) изучили нашу всю оборону. Все обстрелы — результативны. Они стреляют в глубину, а мы имеем дело только с передним краем. Поэтому недооценивать нельзя.

— Российская армия — сильная армия?

— Высшее политическое руководство России сделало выводы из российско-грузинской войны 2008 года. Беспрецедентное финансирование армии, беспрецедентный перевод оборонно-промышленного комплекса на замкнутый цикл производства. Произошла реформа и смена руководства Вооруженными силами и Минобороны — на высшие должности прошел тщательный отбор. В итоге сегодня — 58% новейшей техники. Это авиация в первую очередь, ядерная триада, ВМФ. Укомплектованность Вооруженных сил РФ сегодня составляет 93%. Воссоздана 1-я танковая армия в Подмосковье (ее не было, она была в группе советских войск в Германии в 80-м году), развернута 20-я в Воронеже, воссоздана 8-я гвардейская в Южном округе. В Белоруссии — каждый год учения. Побить нас можно, но победить — никогда. Война — это всегда потери. Но нации должны направлять свои действия к их минимизации. Это сказал Наполеон. 500 самолетов подготовлено вокруг нашей границы на аэродромах базирования. Вся территория Украины простреливается средствами РФ, не нарушая границ. У нас 2 миллиона внутренних переселенцев, а если начнется широкомасштабная война, то, по моим подсчетам, 6-8 миллионов поедет в ближайшие страны ЕС.

— Сегодня украинская армия боеготова?

— Еще много работать, чтоб стать боеготовой, и не только армии, а и всей стране.

— В украинской армии предателей много сегодня?

— Я этого не исключаю.

— Коррупция в украинской армии велика?

— Это мне неизвестно. Но верю, что меры принимаются жесткие.

— Крым и Донбасс в состав Украины вернутся?

— Верю. Но для этого Украине надо быть примером для Крыма и Донбасса.

— Удается ли находить общий язык с вашими друзьями в РФ, с которыми вы служили?

— Нет. У меня были друзья, с которыми я был повязан кровью, с которыми воевал, учился, служил. И они все на достаточно высоком уровне. 28 февраля был последний мой им звонок, а 3 марта было обращение прямо из Крыма, с Перевального к Шойгу и к Герасимову. Три с лишним года у меня ни одного телефонного звонка нет и быть не может. Некоторых я очень ценил и уважал.

— Какие книги, мемуары произвели на вас самое глубокое впечатление?

— Есть мемуары, а есть теоретические разработки. Например, наш Сагайдачный (Петр Сагайдачный, гетман Войска Запорожского, предводитель реестровых казаков на службе Речи Посполитой, организатор походов против Крымского ханства, Османской империи и Русского царства на стороне Речи Посполитой — прим. ред.), его переписка. Удивительный полководец. А самое большое впечатление — книга подполковника де Голля 1934 года.

— Жуков великим был?

— Безусловно.

— Что для вас День Победы и когда вы его отмечаете?

— Для меня это святой день. Мои родители прошли всю войну. И дед мой служил солдатом. Поэтому никто меня ни в чем не переубедит. 9 мая — на всю оставшуюся жизнь. Почитайте шеститомник Черчилля «Вторая мировая война». Он дает оценку Советскому Союзу, Красной армии, роли советского солдата в то время, в великой победе.

— Я благодарю вас.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224120


Украина > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 июня 2017 > № 2224119

На грязной войне на Восточной Украине пропали без вести сотни человек

Джек Лош | The Washington Post

"Станислав Асеев, 27-летний журналист-нелегал, направлялся домой в Донецк", - повествует The Washington Post. "Многие из его коллег давно бежали из этого изуродованного боями промышленного города - оплота сепаратистов, где свобода выражения мнений сурово преследуется. Несмотря на это, Асеев оставался там в течение трех лет войны, публикуя статьи под псевдонимом, чтобы избежать гонений со стороны новых хозяев города", - пишет корреспондент Джек Лош.

"2 июня, подъезжая к Донецку, Асеев связался со своей матерью и пообещал на следующий день зайти в гости. Он так и не приехал", - говорится в статье.

"Позднее выяснилось, что сотрудники спецслужб ДНР держат Асеева под стражей без права переписки в неком неназванном учреждении. Его друзья опасаются, что он подвергается избиениям и пыткам. Опасения не чрезмерны: по словам расследователей-правозащитников, это сделалось стандартной практикой в отношении всех находящихся под стражей в Донецке", - говорится в статье.

"Асеев вошел в число сотен людей (возможно, их тысяча или больше), которые пропали без вести либо удерживаются в качестве военнопленных на Восточной Украине. Хотя на линии фронта боевые действия перешли в состояние тлеющего застоя, в беззаконном регионе в целом продолжается грязная война. Гражданское население пытается как-то выжить на спорной территории, оказавшись в клещах между мародерствующими силами, которых обвиняют в грабеже, насильственном запугивании, сексуальном насилии, пытках и даже казнях без суда", - пишет издание.

"ООН задокументировала сообщения о подобных военных преступлениях, зафиксировав произвольные аресты и принудительные "исчезновения" от края до края зоны конфликта, особенно на территории, контролируемой сепаратистами, которых поддерживает Россия", - говорится в статье. По оценке Международного комитета Красного Креста, пропало без вести до двух тысяч человек.

"Согласно новому докладу Управления Верховного комиссара ООН по правам человека, обе [противоборствующие. - Прим. ред.] силы совершают внесудебные казни", - говорится в статье.

Говоря о волне тайных арестов, автор подробно останавливается на судьбе Игоря Козловского. Это "авторитетный теолог, сведущий в мировых религиях, боевых искусствах и йоге", говорится в статье.

Козловский остался в Донецке, чтобы заботиться о своем старшем сыне - инвалиде, которого невозможно транспортировать без специального оборудования.

"В январе 2016 года некая банда схватила его на улице. Позднее, оказавшись под стражей, он позвонил своему племяннику и сообщил, что его держали в подвале и пытали", - пишет автор. Военный трибунал признал Козловского виновным в "незаконном хранении оружия" и заключил в тюрьму. В этой связи автор отмечает, что Козловский - "подтвержденный пацифист".

Автор также утверждает, что процесс обмена военнопленными между самопровозглашенными республиками и Украиной - "бессистемный и плохо скоординированный".

Прифронтовые населенные пункты также сталкиваются с угрозой грабежа, отмечает автор.

Издание указывает на еще одну проблему: "По словам расследователей, войска с обеих сторон фронта вводят такие суровые ограничения, что жители, остающиеся в прифронтовых районах, "находятся в изоляции и полностью зависят от военных" в том, что касается снабжения водой, продовольствием и топливом".

"Жестокое и омерзительное обращение с пленными, аресты на неопределенный срок и применение одиночного заключения - нечто обычное для обеих сторон. Но на отколовшейся территории нарушения происходят с большим размахом, и даже несовершеннолетние уязвимы (в августе прошлого года сотрудники службы безопасности ДНР арестовали пятерых подростков, и с тех пор те находятся под стражей)", - пишет издание.

"Расследователи обвиняют сотрудников украинских правоохранительных органов в систематическом применении пыток и дурного обращения с целью добиться признаний от предполагаемых сепаратистов", - пишет издание. Расследования жалоб на пытки часто страдают от коррупции и оказываются неэффективны, добавляет автор.

Возвращаясь к Асееву, автор пишет, что его судьба "на данный момент неизвестна".

Украина > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 июня 2017 > № 2224119


Франция. Украина. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224118

Макрон настаивает на реализации Минских соглашений

Бенуа Виткин (Benoît Vitkine), Le Monde, Франция

После неожиданных заявлений по сирийскому вопросу Эммануэль Макрон высказался 26 июня о другой серьезной проблеме, о которой до недавнего времени говорил весьма уклончиво. По случаю встречи в Елисейском дворце с украинским коллегой Петром Порошенко президент Франции расписал то, как он намеревается прийти к устойчивому урегулированию конфликта, который все еще бушует на востоке Украины.

Предварительные условия

По мнению французского лидера, формирование «новых основополагающих принципов стало бы слишком большой потерей времени». Макрон считает, что вопрос касается лишь «конкретного применения» различных пунктов Минских соглашений, которые были подписаны под эгидой канцлера ФРГ Ангелы Меркель и его предшественника Франсуа Олланда.

Президент Франции дал «еще несколько месяцев на достижение успеха в рамках соглашений» и отверг мысль об альтернативном решении, которая, в частности, была недавно озвучена госсекретарем США Рексом Тиллерсоном (Rex Tillerson). Он делает ставку на организацию до намеченного на 7 и 8 июля саммита G20 в Гамбурге телефонной беседы лидеров государств-участников «Нормандской четверки» (Франция, Германия, Украина, Россия).

В рамках разговора предполагается обсудить предварительные условия, которые должны помочь продвинуться по самым важным вопросам: отход вооруженных сил с обеих сторон фронта, обеспечение контроля наблюдателей ОБСЕ над ситуацией на линии соприкосновения, обмен пленными, урегулирование вопроса «блокады» (разрыв экономических связей между Киевом и сепаратистскими регионами, захват украинских предприятий новыми властями Донбасса).

«Мне хотелось бы проводить встречи с четкими целями и конкретными результатами, даже если те и могут показаться не слишком существенными», — подвел итог Макрон, подчеркнув определенную «смену тона». На самом деле в политике небольших шагов нет ничего новаторского: именно по такому пути пытались идти Олланд и Меркель, и их на нем поджидали одни неудачи, хотя минский процесс, безусловно, помог снизить интенсивность боев. Подписанное 24 июня очередное перемирие до конца лета (его целью было позволить местным собрать урожай) разлетелось вдребезги в тот же день с новостью о гибели двух украинских военных.

В ходе своего выступления Петр Порошенко вновь повторил аргумент, которым регулярно пользуется для объяснения своей неспособности добиться подвижек в политической части минского процесса и, в частности, организации местных выборов. По его словам, «на первом месте стоит та часть Минских соглашений, которая касается вопросов безопасности». Другими словами, пока нет гарантий перемирия, обсуждать остальные аспекты невозможно.

Прямая дискуссия

Как же тогда у Эммануэля Макрона получится сдвинуть процесс с мертвой точки? Президент признает, что делает ставку на собственную волю и решительность. Он заявил, что ему не терпится добиться результатов и что «не стоит привыкать к безрезультатным дискуссиям». Его энтузиазм перекинулся по крайней мере на часть украинской делегации, один представитель которой заявил: «Раз Макрону удалось самостоятельно оживить „Нормандскую четверку", это признак того, что подвижки возможны. Украина заинтересована в том, чтобы подключиться к этой динамике».

Второй новый момент проявился за кулисами. «Частная беседа была более прямой, чем публичное заявление, — рассказывает дипломатический источник. — Макрон передал Порошенко такое послание: мы будем требовательны к России, но вы должны вести себя безупречно. Заявления в духе „мы бессильны что-либо сделать“ приниматься больше не будут». Однако президент Франции сделал ряд дружеских жестов по отношению к украинскому коллеге, заверив его, что Франция «никогда не признает аннексию Крыма» и что все помнят, «в чем причина: речь идет не об украинской агрессии».

Кроме того, Макрон намеревается активнее привлечь ОБСЕ к дискуссиям, чтобы российская и украинская стороны без конца не перекладывали друг на друга ответственность за бои и препятствия. Ему хочется, чтобы организация присутствовала как минимум на первых встречах «Нормандской четверки» и играла роль мирового судьи. Кстати говоря, новая функция ОБСЕ станет одной из первых проверок «метода Макрона». Французский лидер говорил о «миссии наблюдателей», тогда как Порошенко вновь выступил за «развертывание вооруженной миссии на линии фронта», против чего систематически выступала Москва.

Франция. Украина. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224118


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224111

Путину готовят наказание, российские войска скоро выкинут с Донбасса — Алексей Арестович

Военный эксперт рассказал, как будут освобождать Донбасс.

Екатерина Козюбенко, Апостроф, Украина

Военный эксперт Алексей Арестович уверен, что украинская власть готовит план по деоккупации Донбасса. В интервью «Апострофу» он рассказал, как это может быть осуществлено, какой будет роль США в вероятной операции и о сценарии развития событий в случае полномасштабной агрессии Владимира Путина против Украины.

Екатерина Козюбенко: Госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил о том, что Украина и Россия могут разрешить ситуацию на Донбассе вне Минских соглашений. Тем временем в украинской власти заговорили об изменении формата проведения АТО. Каким, на ваш взгляд, может быть этот формат?

Алексей Арестович: Минский формат не работает, Россия со своей стороны даже не выполняет первый пункт этих соглашений (о прекращении огня на Донбассе, — «Апостроф»). Он не работает по той простой причине, что Россия не является стороной соглашения, а только наблюдателем. Это нас не устраивает, так как Россия является стороной конфликта. Запад это понял спустя четыре года. Путин так надоел Трампу в Сирии и во всем мире, что они решили его показательно отхлестать в Украине.

У Путина сложная ситуация, протесты. В ноябре у них будет одновременный пик протестов и максимальное падение боеспособности из-за массового ухода, демобилизации срочников со службы в сентябре-октябре. Это произойдет за три месяца до выборов, назначенных на 18 марта 2018 года, а это значит, что Донбасс надо брать.

Минский формат не работает, но долгое время сохраняли его видимость. Все зависело от позиции США, и она, судя по всему, уже сформирована. И, судя по всему, речь идет о военной операции по Донбассу с выкидыванием оттуда российских войск и показательной поркой сепаратистов. Эту операцию Вооруженные силы Украины могут провести прямо сейчас: у нас превосходство по силам и средствам, мы гораздо лучше воюем, и у нас морально-волевое превосходство.

Я вижу, что на Западе кто-то хочет провести показательную порку Путина месяца за три до выборов, предъявив ему одновременно счет за «Боинг» (сбитый на Донбассе в 2014 году, — «Апостроф»), за сбитого Качиньского (авиакатастрофа под Смоленском в 2010 году), за Украину, за Сирию, за все вместе. Потом соединить это все с пиком российских протестов и убить его перспективу на президентских выборах. Просто убить или показательно наказать.

Видимо, Украина здесь является главным рычагом, если смотреть со стороны Вашингтона. Не Молдова и Грузия будут наказывать Россию, а Украина — сопоставимая мощь. Все сошлось — интересы Порошенко, интересы Трампа, интересы украинской и американской верхушек. Острие этой атаки направлено на Владимира Владимировича, и его будут показательно пороть где-то в ноябре.

— Какая роль Штатов в этом процессе?

— Штаты будут давать Украине гарантии непроведения полномасштабной операции против Украины, скорее всего. Они дадут понять Вове: если он подымет авиацию или ракеты, то ему будет очень бо-бо в экономическом смысле. Здесь сразу же начнут садиться американские борта с летальным оружием.

— Будапештский меморандум не повторится?

— Не повторится. Смотрите, какая ситуация: спикер ВРУ Андрей Парубий съездил в Штаты и заявил, что мы заключили соглашение о сотрудничестве, которое предполагает наличие здесь складов стратегических запасов американской армии. Эти склады могут быть созданы очень быстро — за полгода. А такие операции готовятся за год. В случае чего, американцам не понадобится завозить сюда оружие, мы просто вскроем склады и заберем его. С их согласия.

— Если Украина начнет активную фазу освобождения Донбасса, то нас могут обвинить в срыве Минских соглашений и начать очередную так называемую «операцию по спасению русскоязычного населения».

— Пусть попробуют. У них протесты в 90 городах, Алексей Навальный бьет во все колокола. В этот момент они начинают авантюру против Украины, которая совпадает с внутренними протестами и наложением дополнительного пакета санкций. Что будет? А если представить, что его еще и где-то в Сирии поджали одновременно. Нужно быть полным идиотом, чтобы это начинать.

— К чему нужно готовиться Украине?

— Мы их просто поубиваем.

— У нас же неукомплектованные армейские подразделения.

— Всегда чего-то нет. Идеальных армий не бывает. У нас порядка 90 тысяч личного состава в зоне АТО и вокруг нее. У россиян — 40 тысяч человек. Это уже двукратное превосходство.

Что произошло во время боев за Желобок? Наши взяли господствующие высоты, начали просматривать их территорию на 20 километров вперед, если сильно схематизировать. Сепаратисты не справились, когда их погнали отбивать атаку. Через сутки подошли кадровые россияне. Их накрыли артиллерией, пока они там стояли, а российские командиры, зашедшие с российской стороны, вникали в обстановку.

Мне звонили неравнодушные россияне из Питера и сообщили, что после этого события возле Военно-медицинской академии [им С. М. Кирова Минобороны России] четверо суток садились санитарные борта. Как вы понимаете, в лучшее медицинское заведение России вряд ли сепаратистов возят. Это кадровые российские военные. Оттуда (с Донбасса, — «Апостроф») мясо вывозили.

В России ропот среди военных. Они говорят, давайте или полномасштабную операцию, или уходим с Донбасса, потому что невозможно утилизировать военных. Они несут колоссальные потери, которые раз в десять превышают наши. Они делают огромное количество бестолковых ошибок. И сам формат гибридной войны, когда они прячутся и не могут использовать свою мощь, сокращает их поголовье. И, главное, валит морально-психологическую составляющую — у них нет настроения воевать.

Я вас уверяю, что российские военные с облегчением воспримут уход с Донбасса и прекращение этой бестолковщины с их стороны. Путин это прекрасно знает и будет гнать через силу российскую армию на убой. Пусть они заходят. Наши командиры воюют там четвертый год и знают каждый куст. А эти въедут и не будут знать обстановку. Если будет наступление, то обстановка будет меняться со скоростью 20-30 километров в сутки. Они не будут успевать за ходом событий.

Добавьте к этому, что мы будем свою землю освобождать. Какой будет стоять энтузиазм и рев. Какая будет поддержка у военных. И что у них? Они приехали, надписей не понимают, сепаратистам не верят, их регулярно кроет украинская артиллерия. В этой обстановке воевать очень сложно, даже славной российской армии, которая, на самом деле, — дутый пузырь. Есть российская пропаганда и российская военная мощь, а есть обстановка на поле боя.

Мы прямо сейчас можем осуществить эту операцию. А через год, с американской помощью, правильным строительством, соответствующей нормативно-правовой базой, с призывом на 18 месяцев и обучением офицеров запаса, бесконечным обучением резерва и контрактников, которое проводится постоянно… У нас есть 200 тысяч резерва — это люди, отвоевавшие в АТО. Ну, здравствуй, Вова.

— Если говорить о последней пророссийской акции, участники которой выступали против переименования проспекта генерала Ватутина в проспект Шухевича. Насколько сильны эти силы?

— Какие же они сильные, если они вывели 300 пенсионеров и 50 титушек, которых злобно побили националисты? Если пророссийские силы попытаются раскачать ситуацию здесь, то нужно, чтобы у тебя в стране все было хорошо. Если у тебя массовые протесты и дети протестуют, то делать это сложно. Кроме того, за четыре года все научились и понимают, кто, кого и куда выводит.

Если их начнут не бить, а убивать на этих митингах, что вполне возможно, то они, в принципе, перестанут выходить. Ни за какие 500 гривен ты не пойдешь туда, где тебя могут убить.

Не забывайте, что Порошенко — не президент мирной страны, он верховный главнокомандующий воюющей страны. 400 тысяч отмобилизованных силовиков, которые нюхнули крови. Крайние два года они только на победах воспитываются — мы не потеряли ни одного метра и только наступаем, только забираем.

Был страшный враг, нарисованный российской пропагандой, — непобедимая Россия. Они этого врага уже четвертый год гоняют. Этих людей очень трудно остановить. Они поставят ногу на горло кому угодно — и внутреннему, и внешнему врагу.

Теперь берем список дел, которые Порошенко может сделать прямо сейчас: легализация короткоствольного оружия, снятие акцизов на автомобили, начало строительства дорог по всей стране, начало модернизации АЭС, арест Медведчука, Тимошенко, ущемление олигархов, военная операция на Донбассе и прочее. Вы представляете рейтинговый потенциал этих шагов? Их можно осуществить прямо сейчас. Какой внутренний враг, кого тут Россия расшатает?

— Но пытаться будут?

— Конечно, будут. Россия упустила исторический шанс разгромить Украину. Это нужно было делать весной 2014 года. Но они уже тогда оценили свои возможности и поняли, что не справляются. Даже если они зайдут в Киев, Одессу, Днепр, то будет партизанская война. Их начнут тут убивать. И будут это делать гораздо активнее, чем в Афганистане и Чечне. Потому что Чечня — это половина Киевской области. А если взять восемь областей, где каждый день будут убивать пять человек, то это 40 человек в день. Что будет через два месяца? Поэтому они понимали сразу, что ничего не будет.

Не думаю, что когда-либо рассматривалась масштабная операция против Украины. Максимум — ракетные удары.

— На что же они рассчитывали?

— На блеф и поддержку пророссийского населения. «Русская весна» сломалась 2 мая в Одессе, когда русскоязычные фанаты «Черноморца» это все обломали. Русскоязычные Украины выступили против Путина. После этого стало ясно, что россияне проиграли эту войну. Дальше уже дело времени и техники. Теперь они упустили свой шанс, а мы накачали армию — у нас 250 тысяч отмобилизованной армии, 200 тысяч резерва. Все российские сухопутные войска — 330 тысяч человек. Но Россия немножко больше, чем Украина, и там нужно защищать от Калининграда до Курильских островов, а еще есть Сирия, Средняя Азия, Кавказ. Они не могут собрать это все и бросить на нас. У них на границе стоит 25 тысяч человек.

Ну, вот они соберут все, что есть, возьмут часть нацгвардии (всю нельзя из-за постоянных протестов) и соберут 100-тысячную группировку. Но это на короткое время — у них начнутся проблемы в других местах. С этим всем они попытаются наступать, а у нас 400 тысяч отмобилизованных силовиков.

Допустим, они подымут авиацию. Ну, так специалисты ПВО маленькой Грузии, которых готовили украинские спецы, сбили за 5 дней войны 7 самолетов и 19 повредили, в том числе стратегический бомбардировщик, который никогда не сбивали. Мы собьем 90 за неделю.

Не стоит забывать, что у нас есть собственная истребительная авиация, и украинские летчики очень злые, готовые один на один размениваться с россиянами. Представьте себе, что украинского летчика сбили над Запорожьем или Киевом, он приземляется на парашюте там, где его девчата встречают, его на руках несут в госпиталь, фотографии печатают, и до конца жизни он — герой.

Куда российский летчик будет спускаться на парашюте? Туда, где его будут забивать мотыгами. Это не добавляет летчикам настроения или мастерства…

Эта авантюра угробит Россию, а не только путинский режим. Они получат тысяч 20 трупов, которые не скроешь, получат колонны своих пленных, сбитую авиацию в прямом эфире и пленных летчиков. Получат полный пакет экономических санкций.

Мы сначала откатимся, а потом возьмем все, что завоевали. Это будет наша военная победа и их поражение — гарантировано на 102%. У них есть что-то в голове, и они прекрасно понимают, что ни о какой полномасштабной операции речи не идет.

Они будут вечно грозить, совершат мягкую оккупацию Беларуси, чтобы создать нам северный фронт в августе этого года, чтобы мы не сильно дергались на Восток из-за того, что будет вечная угроза на северо-западном направлении. Но в таком случае мы можем прямо сейчас сказать Дональду Трампу: «Вы не хотите проблем с Польшей и Прибалтикой? Так давайте создадим России проблемы на Востоке, чем больше у нее проблем на Востоке, тем меньше проблем с НАТО. Значит, давайте добро, ставьте красные линии Путину и давайте нам оружие».

— Сколько нужно летального оружия, чтобы изменить ситуацию на фронте?

— Основой российского наступления являются ротные и батальонные тактические группы, которые усилены бронетехникой. Если нам дадут противотанковые комплексы, мы вышибаем бронетехнику, то уже никто никуда не наступает — нет потенциала для наступления.

Раньше у нас не было противотанковых средств: когда они наступали, мы сражались гранатометами и СПГ, но это вообще не противотанковые средства. Но наши хлопцы этими непротивотанковыми средствами нажгли такое количество танков в Дебальцево, что мама дорогая!

Еще поступали следующим образом: спецназ уходил в глубину и смотрел, где группируются российские бронетанковые резервы, наводил артиллерию, и она крыла эти резервы или их рембазы, склады с топливом и боеприпасами. За два-три дня они теряли потенциал для наступления.

Если мы будем сочетать работу противотанковых комплексов с нашими возросшими возможностями и еще будем вышибать танки, которые доехали до передовой, то ни о каком российском наступлении речи не будет идти.

Выехала танковая рота, наступать на украинские позиции, а шесть танков не вернулись. Вы пойдете в следующую атаку? Вы танкистов не посадите в танк: у них будет стакан о зубы стучать, сигарета в рот не будет попадать.

Мне рассказывали, когда была война в Грузии, то в первый день грузины сбили два самолета. Так на следующий день у всех сбитых летчиков — алкоголь в крови и звание не ниже майора. Это означает, что они без допинга не летали и не летали молодые летчики — боялись. Взлетали замкомандиров полков и командиры эскадрилий. Как они летали: взлетали, уходили за соседнюю горку, сбрасывали боеприпасы на гору, возвращались и рассказывали, что разбомбили грузинскую колонну. Дело в том, что очень страшно — взлетели с аэродрома четыре самолета, а два не вернулись. Это никому не добавляет настроения. Особенно, когда ты не понимаешь, за что воюешь. Если напасть на территорию России, то они будут свою родину защищать, но сейчас они — агрессоры.

Они прекрасно понимают, что, взлетев бомбить украинские войска, можно встретить польский или американский истребитель. Трамп же простой, возьмет и влупит бесполетную зону. В Сирии он так уже сделал, и прецеденты есть — сбили истребитель, который курдов бомбил, а курдам дали летальное оружие.

Почему в отношении Украины так не сделать, если безвиз сделали. До безвиза все было в подвешенном состоянии, а теперь все стало ясно — нас усиленными темпами интегрируют на Запад. Значит, будут защищать или помогать. Нас и защищать не надо, нам надо просто немножко помочь, а мы и сами кого хочешь защитим. Сейчас западные военные, которые приезжают обучать наших, учатся у них и уезжают. Украинская армия сейчас — № 1 по боевому опыту на фоне стран НАТО по той причине, что никто давно не воевал с танками и артиллерией противника. Тем более, никто не воевал в гибридной войне.

— Какие перспективы у Путина в Сирии сейчас?

— Никаких. Его высекут, как помойного пса. Путин — это обезьяна. В Таиланде есть ловушка для обезьян: она засовывает руку в клетку, берет бананы и не может вынуть руку. Для этого надо отпустить бананы, но ей это сделать не позволяет психология — ведь схватилась за гроздь. Путин — вот эта обезьяна со всей своей Россией. Отпусти, убери руку и уходи. Еще можно переиграть. Еще можно с извинениями вернуть Сирию, Крым, Донбасс. Принеся все извинения, можно снова стать цивилизованной страной, играть по правилам, конкурировать и развиваться, но они не могут. Они схватились за банан, а отпустить не в состоянии. Что бывает с такой обезьяной? Она попадет на ужин к местным туземцам. Вот он и попадет на ужин к местным туземцам в Сирии, в Украине и у себя в России. Вова всех переиграл, такой великий игрок.

— Есть ли возможность взять под контроль границу с Россией, которую сейчас контролируют боевики?

— Есть возможность использовать полицейскую миссию ОБСЕ, Евросоюза или ООН. Но россияне лягут костьми, чтобы не допустить ее туда, пользуясь тем, что они члены Совбеза ООН. Совбез можно обойти, но представьте, как сложно будет уговорить все эти Науру и прочие острова, которым россияне будут чемоданы денег давать, чтобы они голосовали правильно. Это тупиковая ветвь, идею полицейской миссии продавливают уже года два. Минские соглашения продавливают года три. Но они не действуют. Надо действовать другими методами.

— Какой должна быть операция по освобождению Донбасса?

— Сначала туда заходит спецназ и начинает резать связь, толстых связисток и прапорщиков, которые там сидят, потом уничтожают центры управления, минируют склады с боеприпасами и топливом. Потом идет массированный удар по разведанным целям, 80% которых мы знаем. Потом заходят пехота и танки, пользуясь результатами огневых ударов. Где-то на третий день, когда мы погоним их и клиньями сломаем линию обороны, а ситуация будет меняться каждый час и будет потеряно управление с их стороны, тогда начнет работать наша авиация.

— Что станет точкой невозврата для российской армии?

— Все решится за три дня. Все очень просто. Достаточно нам вклиниться в трех местах на глубину до 50 километров, сделать три дебальцевских коридора — им конец. Тогда наша артиллерия будет доставать до границы с Россией, все дороги будут перерезаны, и они не смогут маневрировать.

В чем заключается история с Авдеевкой? Мы получили огневой контроль над дорогой Донецк-Горловка, а Горловка — ключ к фронту. Если мы берем Горловку или она попадет в окружение, что можно сделать уже сейчас, то фронт разваливается — ЛНР и ДНР не могут действовать совместно. Мы начинаем все рассекать, крыть огнем, и на этом вся их оборона заканчивается.

— Возможна ли партизанская война после освобождения Донбасса?

— Ничего не будет. Будут отдельные попытки российских спецслужб протестовать и взрывать, но это обычная террористическая война. Будут раз в неделю убивать одного украинского военного, который в очереди куда-то не туда пошел, не послушав командиров. Ну, это всегда бывает.

Там невозможна масштабная партизанская война — это образование за сутки прочесывается. Там не с кем справляться. Все, кто мог партизанить, уехали в Украину или Россию. Кроме того, там будет военное положение, будут активные мероприятия спецслужб. Все, кто оставался нашими, будут очень точно пальцем показывать, кто там самый активный. Туда нужно просто запустить местных — луганских и донецких, которые видели, как это все начиналось, которые знают, кто это начинал, которые учились с ними в одних классах, но они ушли на нашу сторону и воевали за нас. Вот их туда нужно запустить, они наведут порядок очень быстро, и это будет сделано. Местное управление СБУ должно быть укомплектовано на треть луганскими и донецкими, на треть — львовскими и ивано-франковскими, и еще немного центрального аппарата из Киева — это идеально сочетание, которое перемелет там все.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 июня 2017 > № 2224111


Украина. Индия. Россия > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 26 июня 2017 > № 2224009

Судьбу недостроенных фрегатов для ВМФ решат в ближайшие недели.

В ближайшие недели решится судьба четвертого и пятого фрегатов проекта 11356 (типа "Адмирал Григорович"), постройку которых остановили из-за отказа Украины поставлять газотурбинные силовые установки. Об этом, как сообщает Лента.ру, заявил глава Объединенной судостроительной корпорации Алексей Рахманов в понедельник, 26 июня.

По его словам, обсуждение находится на финальной стадии. Ранее сообщалось, что недостроенные в интересах ВМФ России корабли продадут Индии.

Шесть фрегатов проекта 11356 Минобороны заказало по двум контрактам, заключенным в 2010-2011 годах на общую сумму 80 млрд рублей. Проект подразумевал использование газотурбинных силовых установок производства украинского предприятия "Зоря-Машпроект".

Первые три корабля получили двигатели в срок. В данный момент "Адмирал Григорович" и "Адмирал Эссен" уже переданы флоту, а "Адмирал Макаров" завершает государственные испытания на Балтике. "Зоря-Машпроект" изготовил двигатели и для второй тройки кораблей, но из-за конфликта на востоке Украины, разгоревшегося в 2014 году, Украина отказалась передавать их России.

После этого судьба оставшихся двух корпусов ("Адмирал Истомин" и "Адмирал Бутаков"; "Адмирал Корнилов" официально не закладывался) обсуждалась несколько лет. В данный момент рассматривается вариант с достройкой в интересах ВМС Индии в рамках контракта по схеме "2+2" (два корабля – в России, два – в Индии). На эти фрегаты планируют установить новые газотурбинные двигатели, создаваемые сейчас рыбинским НПО "Сатурн".

Фрегаты проекта 11356 предназначены для дальних морских походов и ведения борьбы с надводными кораблями и подлодками, а также отражения воздушных атак. Россия и Индия заключили контракт на поставку первых трех кораблей этого проекта в конце 1990-х годов. Первые два корабля – "Тальвар" и "Тришул" – ВМС Индии получили в мае и ноябре 2000 года, а третий – "Табар" – в мае 2001 года. Вторую партию фрегатов Индия приобрела в 2006 году за 1,5 млрд долларов. Первые два корабля – "Тег" и "Таркаш" – поступили на вооружение индийских ВМС в апреле и ноябре 2012 года. Последний фрегат – "Триканд" – Индия получила в 2013 году.

Украина. Индия. Россия > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 26 июня 2017 > № 2224009


Украина > Армия, полиция > ria.ru, 26 июня 2017 > № 2223437

Полпред самопровозглашенной ЛНР на минских переговорах Владислав Дейнего призвал применить экстренные меры для предотвращения срыва разведения сил и средств на участке в районе Станицы Луганской в Донбассе.

"Здесь действительно надо принимать несколько радикальные меры, иначе, если мы сорвем разведение сил и средств, мы сорвем практически и все последующие действия, направленные на стабилизацию, в том числе и полное и всеобъемлющее прекращение огня", — заявил Дейнего в эфире телеканала "Россия-1".

Он также сообщил, что в результате произошедшего накануне обстрела нескольких населенных пунктов был ранен двенадцатилетний мальчик, пятилетняя девочка получила контузию.

По словам Дейнего, ситуация с обстрелами со стороны украинских силовиков в Луганске значительно хуже, чем на территории самопровозглашенной ДНР. "У нас ситуация критически ухудшилась", — сказал полпред ЛНР.

На заседании контактной группы в Минске в сентябре 2016 года было подписано рамочное соглашение о разведении сил и средств в трех пилотных районах Донбасса. К настоящему времени силы разведены у Петровского и Золотого, отвод подразделений у Станицы Луганской был несколько раз сорван.

Украина > Армия, полиция > ria.ru, 26 июня 2017 > № 2223437


Украина. Франция. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 26 июня 2017 > № 2222395

В Киеве рассчитывают на «формулу Макрона» для реализации Нормандского формата

Тарас Бурноc

Лидеры Украины и Франции готовятся эффективно провести встречу нормандской четверки

КИЕВ – Украина и Франция готовы выработать решения, «одобрение которых должно принести мир на многострадальную украинскую землю». Об этом в Париже 26 июня заявил президент Украины Петр Порошенко на совместной с президентом Франции Эммануэлем Макроном пресс-конференции.

«Могу отметить, что мы очень тщательно обсудили все обстоятельства, определили тактику наших действий на последующие несколько недель. Мы договорились о том, чтобы провести консультации и согласовать позицию для того, чтобы повысить эффективность возможной встречи в Нормандском формате», – сообщил Петр Порошенко.

Лидер Украины отметил, что для эффективной работы к следующей встрече в Нормандском формате должны быть наработаны четкие предложения и конкретные документы. «Нам не нужны многочасовые переговоры. Мы уверены в том, что должны быть качественно подготовлены документы, одобрение которых должно наконец принести мир на многострадальную украинскую землю. Этот мир может отображаться в завершении российской агрессии», – подчеркнул президент украинского государства.

Петр Порошенко поддержал позицию Эммануэля Макрона о необходимости достичь результатов в минском процессе.

«Мне очень импонирует подход господина президента, ориентированный на результат – конкретный, практический, без лишних разговоров. И наша договоренность, что мы положим на бумагу проекты возможных решений Нормандского формата. Возможно, они будут иметь и название «формула Макрона», но мы сможем на сегодняшний предъявить обществу план принесения мира и деоккупации востока Украины. Уверен в том, что это именно то, чего ждет Европа, чего ждет Украина, чего ждет мир», – сказал президент Петр Порошенко.

По мнению украинского президента роль и присутствие ОБСЕ в Донбассе «24 часа в сутки является залогом эффективной имплементации Минских соглашений».

Вместе с тем, на пресс-конференции президент Франции Эммануэль Макрон рассказал о своем желании – во время следующей встречи в Нормандском формате, «действительно предложить целую серию новых условий для того, чтобы со всех сторон найти конкретные решения для выхода из кризиса».

«Мы действительно настроены продолжать Минский процесс и еще перед собранием «Большой двадцатки». Мы поддерживаем идею восстановить активное сотрудничество именно в Нормандском формате присутствием и привлечением ОБСЕ. Это то, что я предлагал всем сторонам», – отметил президент Франции.

Он подчеркнул, что Франция всегда поддерживала суверенитет Украины именно в рамках границ, признанных на международном уровне. «Франция не признает аннексии Крыма», – сказал Эммануэль Макрон.

Президент Франции также отметил, что в минском процессе должна быть эффективная дискуссия, происходить обмен информацией о динамическом развитии ситуации.

Напомним, что президент Украины Петр Порошенко 26 июня с рабочим визитом посетил Францию. 20-21 июня лидер Украины находился с рабочим визитом в Соединенных Штатах, где провел встречу с американским коллегой – Дональдом Трампом.

Россия и главные задачи Нормандского формата

Эксперт по вопросам международной безопасности Украинского независимого центра политических исследований Виталий Мартынюк считает, что главная задача участников нормандского формата – это найти механизм влияния на Россию.

«Над этим работают лидеры Нормандского формата – Франции и Германии, а также в Соединенных Штатах, о чем свидетельствуют встречи президента Петра Порошенко с Дональдом Трампом, и теперь с Эммануэлем Макроном. Участники формата урегулирования конфликта хотели бы сдвинуть ситуацию с мертвой точки, действительно локализировать российско-украинский конфликт и принести мир в Донбасс. Но пока за исключением санкций, их пролонгации и расширения, других рычагов влияния на Россию не существует», – говорит Виталий Мартынюк корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Виталий Мартынюк отмечает, что сегодня, в силу закрытости обсуждаемой информации, неизвестно, какие планы готовы обсуждать участники предстоящей возможной встречи в нормандском формате.

«Тема усиления роли ОБСЕ на востоке Украины, ее вооружении, о чем говорил украинский лидер, обсуждается без видимых успехов с конца 2016 года. Необходимо понимать, что в формате Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе подобные решения принимаются консенсусом, и если вынесенный проект мандата не будет устраивать Россию, то она проголосует против и никакой полицейской миссии в Донбассе не будет», – говорит Виталий Мартынюк.

По его словам, крымский вопрос и Донбасс составляют главную тему всех международных переговоров о возобновлении территориальной целостности украинского государства. Однако, практически, всегда вопрос о преодолении незаконной аннексии Крыма рассматриваются отдельно от ситуации в Донбассе.

«Нормандская четверка поднимает вопрос о возобновлении территориальной целостности, однако концентрируется только на ситуации в Донбассе. И задача украинского руководства постоянно напомнить о Крыме, о том, что урегулирование должно происходить и по вопросу деоккупации Крыма», – утверждает Виталий Мартынюк.

Нормандский формат и его влияние на Евросоюз

Директор неправительственной организации «Центр развития общества» Игорь Харченко считает, что Нормандский формат, как и минский процесс нежизнеспособны без участия Соединенных Штатов.

«Без участия США, как отдельной стороны в этих процессах, очень сложно рассчитывать на результат. Позиция Франции в нем интересна, новоизбранный президент делает первые шаги, декларирует моральную поддержку Украине, но хотелось бы увидеть конкретные шаги», – говорит Игорь Харченко корреспонденту Русской службе «Голоса Америки».

Отсутствие утвержденных на законодательном уровне регламентных механизмов для проведения встреч в нормандском формате, по словам Игоря Харченко, влияет на «юридические обязательства» его участников.

«Есть декларативные обязательства, даже меморандум, который поддерживает суверенитет Украины – он свидетельствует о моральной поддержке, другой пока нет. До того времени пока не будет ответственности за выполнение договоренностей в рамках Нормандского формата, все слова – это только декларации. И до того времени

пока Россия не признает, что она является стороной, которая оккупировала и аннексировала украинские земли», – считает Игорь Харченко.

По его словам, участие двух стран Европейского Союза в Нормандском формате помогает сдерживать эскалацию конфликта в Донбассе.

«Не допустить эскалации конфликта и вернуть Украине ее земли – это две разных задачи. Пока мы видим желание Евросоюза не допустить эскалации конфликта, который может спровоцировать миллионную волну беженцев. Одно дело украинские рабочие, интегрированные в европейскую экономику, но другое дело – новые беженцы. В Брюсселе это прекрасно понимают», – утверждает Игорь Харченко.

Об июльском визите в Киев госсекретаря США и генсека НАТО

Вместе с тем, в официальном Киеве отмечают высокую дипломатическую активность, которая позволяет «держать солидарность, и обеспечивать экономическое сотрудничество, поддержку реформ и улучшения инвестиционного климата». Об этом в вечернем эфире украинских телеканалов 25 июня заявил президент Петр Порошенко.

Он отметил, что в июле Украину посетят лидеры международных организаций и официальные лица Соединенных Штатов.

«Мы ожидаем уже в июле визит государственного секретаря США Рекса Тиллерсона в Киев, где также будут продолжены наши наработки в Вашингтоне. Мы ожидаем визит генерального секретаря ООН Антонио Гуттериша, и генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, который также состоится в июле», – сказал в эфире украинских телеканалов президент Петр Порошенко.

Он подчеркнул, что в ближайшие месяцы ожидается визит министра обороны США Джеймса Мэттиса, а в августе планируется визит министра энергетики США Рика Перри.

«Эта активность чрезвычайно велика и это позволяет нам и держать солидарность, и обеспечивать экономическое сотрудничество, поддержку реформ и улучшения инвестиционного климата», – констатировал Петр Порошенко, сообщает пресс-служба украинского президента.

Петр Порошенко подчеркнул, что во время визита в Брюссель, руководство Евросоюза показало, что не просто изучает украинский язык, а очень хорошо им владеет. «Это, возможно, впервые, когда Украина стала играть очень важную роль в повестке дня ЕС. Это яркое подтверждение, что после того, как страна была объектом внешней политики, Украина действительно влияет на ключевые внешнеполитические решения мира», –резюмировал глава государства.

Нормандский формат – консультации до встречи Большой двадцатки

Международная редакция Радио Свобода отмечает, что президент Франции Эммануэль Макрон ожидает начало консультаций в рамках четырехстороннего процесса – Нормандского формата перед саммитом Большой двадцатки в Германии 7-8 июля.

Как сообщает украинская пресса, в 2016 году лидеры нормандской четверки провели одну встречу – 19 октября в Берлине обсудили реализацию Минских соглашений. В мае 2016 года состоялись телефонные переговоры президентов стран-участниц Нормандского формата.

Украинское интернет-издание Европейская правда отмечает, что очередной саммит Украина-Евросоюз должен пройти в Киеве 13 июля 2017 года.

Украина. Франция. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 26 июня 2017 > № 2222395


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 июня 2017 > № 2222678

Украина строит «европейский вал» на границах с РФ

ТСН.ua, Украина

Турчинов — россиянам: закончились времена прогулок, будете заходить в европейскую страну.

Россиян должны пускать на Украину только с биометрическими паспортами, считает секретарь СНБО Украины Александр Турчинов. Уже на следующей неделе Пограничная служба должна подсчитать, сколько оборудования надо закупить, чтобы на всех пунктах пропуска могли считывать отпечатки пальцев и сетчатку глаза.

Свое заявление Турчинов сделал в Харьковской области, открывая новый пограничный отдел «Тополя», который будет контролировать около 40 километров границы с Россией, где действуют железнодорожный и автомобильный пункты пропуска.

Отдел оборудовали в рамках проекта «Стена». Проект до сих пор тормозится без необходимого финансирования, но чиновники надеются, что до конца года все-таки смогут завершить все работы хотя бы в Харькоовской области. «Проектом бюджета, корректировки бюджета, который вчера утвердил парламент, дополнительно предусматривается еще 300 миллионов (гривен). Это позволит харьковский участок границы обеспечить интеллектуальными вышками, инженерными оформлением — так, чтобы ни один метр границы не был без контроля пограничников», — пояснил министр внутренних дел Арсен Аваков.

Его поддержал и секретарь СНБО. «Фактически, здесь начинается граница цивилизованной Европы. Она должна быть надежно защищена, технически оборудована. Она должна быть реальным европейским валом, через который они не смогут пройти. Все, закончились времена, когда они могли здесь гулять. Будете заходить в европейскую страну», — предупредил Турчинов.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 июня 2017 > № 2222678


Украина > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > inosmi.ru, 25 июня 2017 > № 2222625

Лозунг в ЛНР: Дайте нам хотя бы еды

Олена Степова, Обозреватель, Украина

Иногда мне кажется, что ситуация на Донбассе имеет какую-то форму завершения. Нет, я не о войне. Скорее о том, что привело к этой войне. То, как жили здесь люди, как постепенно обрусевали, теряя корни, забывали кто они, откуда. Как с ненавистью и безразличием относились к природе, земле, экологии, шахтам. И как точно так с ненавистью, презрением и безразличием относились к истории.

Да, это так. Жители Донбасса не видели проблем в загрязнении атмосферного воздуха горящими терриконами, не видели ничего аморального в том, чтобы высыпать мусор в близлежащей посадке, или даже в реку. Промышленное развитие региона, это еще и шаг вперед, в улучшении качества жизни и экологии. Но не здесь. Здесь всегда нормой было — «после нас хоть потоп».

Так к Донбассу относились местные, так к Донбассу относились чиновники, так к Донбассу теперь относятся русские.

Война принесла на Донбасс обнуление морали, но до этого там произошло нечто более страшное — обнуление нации.

Да, Донбасс, вернее Донецкий каменноугольный бассейн, куда на строительство шахт приезжали люди со всех республик, входящих в состав СССР, был многонационален. Тогда в СССР еще не было «русских бурятов», «русских киргизов» и «русских дагестанцев». Тогда национальности можно было различить и даже составить национальную картину городов.

Теперь страшно слушать, как соседи евреи говорят, что они ненавидят евреев, так как они враги России, а соседи молдаване вообще отрицают свое отношение к Молдавии, заявляя, что они «исконно русские». Соседка, уроженка Ивано-Франковщины, льет слезы, рассказывая, как при ней, рожденной в 1952 году, Степан Бандера расстреливал людей за русский язык, поэтому она и бежала на Донбасс, чтобы хоть на русском наговориться.

Наплевательское отношение на Донбассе было не только к земле, а и к памяти, истории.

Из тех, кто кричит «Деды воевали — мы гордимся победой», никто не в силах назвать звание деда, фронт, на котором дед воевал, куда дошел дед, до какого «берлина».

Тех, кто жил на территории современного Донецкого каменноугольного бассейна, не только не интересовала история края, их и не интересовала даже история своего рода.

Я даже не знаю, как и когда произошло это обнуление нации. Я родилась в 1971 году, поэтому мой осознанный период уже был в этом мире, безликом, наполненном жадностью, дефицитом, унижением и жесткостью.

И только дома Франко, рушники, рассказы бабушки и дедушки не давали мне забыть, кто я. Первый паспорт, УССР, право выбора национальности. Все пишут «русский». Почему? Ответ прост-русским везде дорога, карьера, в партию, а румыны, молдаване, киргизы, украинцы, люди третьего сорта, которым всегда будут указывать на их место. Это ответ не взрослых, моих одноклассников. И я пишу — украинка.

Мне жаль, что мы допустили обнуление национальности, очень жаль.

Мне жаль, что 25 лет мы в Украине пустили на самотек ситуацию с литературой, культурой, искусством, телевидением, журналистикой, историей, наукой, экологией Украины.

Мова? История? Литература? Все это уже вторично, если человек не осознает, кто он, не идентифицирует себя в национальном поле, не помнит историю рода, страны, села, и не только не помнит, стыдится ее. Тогда ему правда все равно, какой язык учить, и кто ему «брат».

Государство существует, пока в нем есть граждане, а граждане существуют, пока они государство. Это второй закон. Можно, конечно же, искусственно создать государство. Построить его на страхе, богатстве, когда людей будет объединять закон, документ, деньги, работа или зона. Такие государства не живут долго. Страна, зрелая, успешная, защищенная, свободная и счастливая страна строится любящими ее людьми. А любить свою землю могут те, кто любит себя, свою историю, род, корни, язык, культуру. Эти люди живут свободно, их объединяет национальные признаки. Эти люди — нация. Сильную страну может построить сильная нация. Сильная нация будет только тогда, когда она будет уважать, любить, помнить. И даже страшные уроки ее истории, возможно, даже постыдные, это все равно ее уроки. И такая нация живет не для того, чтобы повторить свое постыдство и неразвитость, а для того, чтобы избежать повторения и эволюционировать, храня все то, что стало историей. Это первый закон.

Как только люди говорят о себе вне страны, как только люди говорят о себе вне нации, тогда война. Тогда обнуление морали, изнасилования, убийства, мародерства, голод, зона…

Тогда, «Лена, а где у тебя нарциссы махровые росли? Зачем мне? Так ты же уехала, тебе больше ничего не нужно, мы тут все себе выкапываем, и люстру сняли!»…

То, что сейчас происходит на Донбассе — это итог. Итог отрицания Украины, итог отрицания памяти, истории, языка и себя.

То, что сейчас происходит на Донбассе — это расплата.

За презрение к земле, к экологии, к воде, к степям, людям, истории, памяти, нации.

Россия сотрет Донбасс с лица земли. Это знают уже и сами адепты «русской весны». Но есть ли что стирать?

Обнуление и исчезновение Донбасса произошло тогда, когда территории Луганской и Донецкой области Украины стали совковой и безликой аббревиатурой «Донбасс».

Обнуление морали, приведшее к войне, произошло тогда, когда жители Луганской и Донецкой областей Украины стали отрицать историю Украины, свою национальность, Голодомор, НКВД, ГУЛаг, Вторую мировую войну, геноцид украинцев, преступления СССР против мира, и по старороссийской традиции искать хорошего царя, став рабами ситуации и возведя в культ отрицание личной возможности управления государства народом. Когда начали искать хорошего царя и все свои проблемы прикрыли шовинизмом и расизмом. Когда свою несвободу и свою аморальность стали преподносить, как закон жизни.

От нас ничего не зависит! Мы — никто! Дайте нам просто работать и получать зарплату! Все решат за нас! Пусть будет так, как в Крыму! Путин придет — порядок наведет! В России правит крепкий хозяйственник! Вернуть СССР! Вернуть Сталина! Лагеря! — вот лозунги пацифистского Донбасса периода «русской весны».

«Дайте нам хотя бы еды», — а это уже скорректированный лозунг того же населения, той же территории, спустя 3 года «свободы от Украины» и царствия русского мира.

Коллектив Стахановского вагоностроительного завода, в лице профсоюзного комитета обращается к «национализаторам» и «властям» с просьбой выдать людям хотя бы еды, в виде гуманитарной помощи в размере 1545 «тормозков».

Публичное акционерное общество «Стахановский вагоностроительный завод» является промышленным предприятием с более чем полувековой историей. На протяжении многих лет ПАО «СВЗ» входил в число градообразующих предприятий города Стаханова. В штате предприятия числится чуть меньше 2000 человек, что является значительной частью жителей города Стаханова.

В 2014 году собственник, призванный, согласно учредительным документам, управлять предприятием фактически самоустранился. В 2015 году по решению Совета министров ЛНР для сохранения имущества ПАО «СВЗ», сохранения рабочих мест на предприятии и поддержания экономико-правовых связей с контрагентами на заводе была введена временная администрация.

На протяжении двух лет руководство, профсоюзный комитет завода и трудовой коллектив стараются сохранить предприятие и поддерживать его в работоспособном состоянии. В связи со сложившейся сложной политической и экономической ситуацией в городе, да и в целом в Республике, ПАО «СВЗ» в настоящий момент работает на 10% от своих возможностей. На работу в среднем выходит не более 350 человек, остальные работники практически остались без средств на существование.

Руководство предприятия прилагает все усилия для того, чтобы вывести предприятие из кризиса, изыскиваются все возможные пути для возобновления экономических партнерских отношений с потенциальными заказчиками как в ЛНР и ДНР, так и в Российской Федерации и странах СНГ.

В связи с вышеизложенным, временная администрация по управлению Публичным акционерным обществом «Стахановский вагоностроительный завод» и Первичная профсоюзная организация предприятия просят Вас рассмотреть возможность выделения продуктовых наборов в количестве 1545 (одна тысяча пятьсот сорок пять) штук для работников завода».

В 2014 году на этом заводе была работа, цеха, оборудование и зарплата.

На митингах рабочие кричали: «Для чего нам навязывают эту мову? Голодомора не было! Русские не могли убивать украинцев! Мы же братья! Голодомор придумала Америка, чтобы очернить Россию! Ющенко-ставленник США, заставляет нас поверить в то, чего не было».

Иногда мне кажется, что ситуация на Донбассе имеет какую-то форму завершения. Нет, я не о войне. Скорее о том, что привело к этой войне. Я об эфемерном: обнулении морали, нации и человека.

Украина > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > inosmi.ru, 25 июня 2017 > № 2222625


Украина > Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221440

Украинские силовики выпустили по территории самопровозглашенной Луганской народной республики 89 снарядов и мин за минувшие сутки, заявил на брифинге представитель Народной милиции ЛНР Андрей Марочко.

В минувшую среду контактная группа по Украине на встрече в Минске договорилась о перемирии в Донбассе с полуночи 24 июня. По словам спецпредставителя ОБСЕ Мартина Сайдика, режим тишины планируют установить "вдоль всей линии соприкосновения на период сбора урожая, с 24 июня по 31 августа".

"Несмотря на принятый с 00 часов 24 июня режим "хлебного перемирия", противник за прошедшие сутки семь раз нарушил режим прекращения огня. Всего по территории республики было выпущено восемьдесят девять мин и снарядов", — рассказал Марочко.

Он уточнил, что ситуация в зоне ответственности Народной милиции существенных изменений не претерпела и остается напряженной. Марочко отметил, что силовики продолжают использовать беспилотники "для ведения разведки и корректировки огня вблизи линии соприкосновения, тем самым игнорируя минские соглашения и принятые на себя международные обязательства".

По данным ополченцев, 24 июня выявлен факт ведения воздушной разведки подразделениями 53-й бригады ВСУ на светлодарском направлении, чтобы выявить позиции Народной милиции ЛНР. "Также отмечена работа беспилотников из состава 80 аэромобильной бригады ВСУ в районе населенного пункта Попасная", — добавил представитель Народной милиции луганских ополченцев.

Вопрос урегулирования ситуации в Донбассе обсуждается, в том числе в ходе встреч в Минске контактной группы, которая с сентября 2014 года приняла уже три документа, регламентирующих шаги по деэскалации конфликта. Однако и после соглашений о перемирии между сторонами конфликта продолжаются обстрелы.

Украина > Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221440


США. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221416

Президент Украины Петр Порошенко заявил, что речь о поставках США на Украину летального оружия пока не идет, Киев ожидает поставок оборонительного вооружения.

"Позицию по поводу поставок оборонного оружия попробуют решить еще в пределах текущего бюджетного года", — сказал Порошенко в эфире украинского телеканала "Украина".

Он также сообщил, что рассчитывает на визит министра обороны США в ближайшие два-три месяца.

В начале мая сенат конгресса США одобрил проект федерального бюджета до 30 сентября 2017 года, в котором по-прежнему предусматривается финансовая помощь Украине в размере не менее 410 миллионов долларов, в том числе на оказание военной поддержки.

Россия неоднократно предостерегала от планов поставки вооружений на Украину, так как этот шаг лишь приведет к эскалации конфликта в Донбассе. Против поставок оружия на Украину высказалось и большинство европейских политиков. Председатель военного комитета НАТО Петр Павел заявил, что не видит необходимости в поставках летального оружия Киеву, потому что это "лишь увеличит страдания людей".

США. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221416


США. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221402

Президент Украины Петр Порошенко в эфире украинского телеканала "Украина" заявил, что речь о поставках США на Украину летального оружия пока не идет, Киев ожидает поставок оборонительного вооружения.

"Позицию по поводу поставок оборонного оружия попробуют решить еще в пределах текущего бюджетного года", — сказал Порошенко.

Он также сообщил, что рассчитывает на визит министра обороны США в ближайшие два-три месяца.

В мае сенат конгресса США одобрил проект федерального бюджета до 30 сентября 2017 года, в котором по-прежнему предусматривается оказание финансовой помощи Украине в размере не менее 410 миллионов долларов, в том числе на оказание военной поддержки.

Россия неоднократно предостерегала от планов поставки вооружений на Украину, так как этот шаг лишь приведет к эскалации конфликта в Донбассе. Против поставок оружия на Украину высказалось и большинство европейских политиков.

США. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221402


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 июня 2017 > № 2219894

МН17: зеркало русского террора

Роман Цимбалюк, УНИАН, Украина

В России уже давно не скрывают своего участия в конфликте и де-факто оккупации Донбасса. Вроде на официальном уровне продолжается старая песня «о гражданской войне», или «внутриукраинском конфликте», но в публичных действиях и высказываниях совсем по-другому.

То президент Путин скажет «мы вынуждены защищать» на востоке Украины русскоязычное население, то украинских инспекторов не допустят на военные объекты в Ростовской области, откуда осуществляется поставка оружия и военной техники российским боевикам, то есть российским военным под видом боевиков.

Все это хорошенько наполнено истерией российского ТВ, где депутаты Госдумы и другие ничего не решающие лица «топят» за оккупированный Донбасс, называя захваченные территории «исконно русской» землей. Для граждан факт контроля частей Донецкой и Луганской областей не является секретом, но самые изворотливые на любой аргумент всегда говорят «Донбасснаш, а вы докажите».

Доказывать ничего не надо. Это с успехом делает российское руководство. Президент РФ публично размышляет на тему «когда Россия заберет Донбасс» и анализирует ситуацию, чтобы «своевременно принять решение». В потоке подобных заявлений есть пункт, который заставит международное сообщество не только не забывать, но и подумать о привлечении к ответственности страны-агрессора.

Недавно в США произошла презентация документального фильма Оливера Стоуна — серии интервью с Владимиром Путиным. Беседы записаны в разное время, но одна точно заслуживает внимания, датированная июлем 2015 года, через год после атаки на малайзийский «Боинг». Стоун спрашивает у Путина о катастрофе МН17. Российский президент по традиции во всех грехах винит США, которые не хотят раскрыть информацию своих разведслужб об атаке на пассажирский самолет, так как Кремль «понимает их позицию по Украине».

«Все они хотели свалить вину на ополченцев на Донбассе и косвенно на Россию, которая поддерживает ополченцев», — признается Путин еще в 2015 году. Тут же он заявляет, что этого бы не случилось, «если бы руководство Украины прислушивалось к нам и не начало полномасштабные военные действия».

В логике Путину не откажешь. Не захотели украинцы («один народ») встречать русские танки с цветами. Упрекает он Украину, что она небезуспешно огнем и мечом доказывает себе и всему миру своем право на место под солнцем.

Однако год спустя, в сентябре 2016 года совместная международная следственная группа установила, что самолет был сбит российской ракетой «Бук» с подконтрольной боевикам территории Донбасса, привезенной из РФ. Следователи не конкретизируют, кому принадлежит этот «Бук». Но, сколько бы не придумывали сказок про «солдат-добровольцев в отпуске», вряд ли кто-то будет даже в РФ придет в голову обосновывать наличие «частных» российских зенитно-ракетных комплексов.

Кому, как ни Минобороны РФ может принадлежать «Бук», поразивший МН17? Управляет российской армией Верховный главнокомандующий. И, как отметил несколько лет назад Путин, отвечая на вопрос УНИАН, президент РФ и Верховный главнокомандующий — «это одно лицо», которое несет ответственность за судьбу российских военнослужащих.

Фактически трагедия МН17 стала зеркалом российской агрессии. И если по поводу этого ЗРК проведено детальное расследование и прописан каждый пункт его перемещения, то по сотням танков и другой военной технике такой детальный разбор провести практически невозможно. В любом случае, следы приведут сначала к захваченной украино-российской границе и далее к конкретной воинской части и базы хранения Минобороны РФ.

Москва прекрасно понимает, что еще чуть-чуть — и ее загонят в угол неоспоримыми аргументами. К этому уже готовятся. Не случайно, спикер Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко, по российскому законодательству, третий человек по официальной иерархии в России, назвала инициативу создать Международный трибунал (погибло 298 человек!!!) по МН17 «вмешательством» во внутренние дела РФ.

Весь агитпроп РФ будет усилено все отрицать, а хозяин РФ будет показывать язык из-за кремлевской стены и размахивать ядерной дубиной. Цивилизованному миру придется постараться, чтобы привлечь к ответственности виновных за этот акт терроризма. Совместно с террористом бороться с терроризмом — бесполезно.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 июня 2017 > № 2219894


Украина. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 23 июня 2017 > № 2221980

Граждане США будут финансировать войну против русских

В Конгрессе США решили внести на рассмотрение законопроект, который предполагает выделение из бюджета страны помощи Украине на военные нужды. Не исключено, что будет поставляться и оружие летального характера. Планируется, что средства будут выделяться через Минобороны страны.

Законопроект о выделении средств Пентагону на 2018 финансовый год будет включать в себя статью о предоставлении военной помощи Украине, куда в том числе входят подготовка украинских военных и предоставление летальных вооружений, сообщила газета Hill со ссылкой на председателя комитета палаты по делам вооруженных сил США Мэка Торнберри.

«Он (законопроект) продолжит включать в себя военную помощь Украине и призыв к администрации (президента США) предоставлять летальную помощь, чтобы украинцы могли защищать себя от агрессии в свою сторону с Востока», — заявил Торнберри.

В начале мая сенат конгресса США одобрил проект федерального бюджета до 30 сентября 2017 года, в котором по-прежнему предусматривается оказание финансовой помощи Украине в размере не менее 410 миллионов долларов, в том числе на оказание военной поддержки. Отмечается, что Пентагон может потратить 150 миллионов долларов на «предоставление помощи, включая (военную) подготовку, технику, летальные вооружения оборонного назначения, помощь в логистике», а также «помощь разведсообщества для военных и сил национальной безопасности Украины».

РФ неоднократно предостерегала от планов поставки вооружений на Украину, так как этот шаг лишь приведет к эскалации конфликта в Донбассе. Как не раз заявлял пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, поставки оружия на Украину извне не будут способствовать урегулированию кризиса в Донбассе и реализации минских соглашений.

Против поставок оружия на Украину высказалось большинство европейских политиков. Так, экс-глава МИД ФРГ, бывший председатель ОБСЕ, президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер ранее заявлял, что поставки оружия на Украину являются очень рискованным и контрпродуктивным путем выхода из кризиса. Председатель военного комитета НАТО Петр Павел заявил, что не видит необходимости в поставках летального оружия Киеву, потому что это «лишь увеличит страдания людей».

Заместитель главы администрации президента Украины Константин Елисеев заявил, что «некоторые элементы» законопроекта о реинтеграции Донбасса, который готовит Киев, обсуждались во время визита Петра Порошенко в Вашингтон.

Порошенко в начале недели находился в Вашингтоне с рабочим визитом. Во вторник он встретился с президентом США Дональдом Трампом, вице-президентом Майком Пенсом, госсекретарем Рексом Тиллерсоном, министром обороны Джеймсом Мэттисом, главами МВФ и Всемирного банка. Эксперты не исключали, что в ходе встречи украинского президента с руководством США будет обсуждаться формат участия США в урегулировании конфликта на востоке Украины, а также законопроект о реинтеграции Донбасса, который разрабатывается Киевом. При этом вице-спикер Верховной рады, участник украинской делегации во время визита Порошенко в США Ирина Геращенко заявляла, что глава государства на встречах с руководством США эти темы не обсуждал.

«Основное было то, как нам объединить и скоординировать усилия с американской стороной, чтобы принести мир и стабильность в Донбасс. Некоторые элементы этого законопроекта были в центре внимания переговорного процесса с американской стороной, поскольку основой будущего законопроекта являются, конечно, минские договоренности и ключевое — это выполнение… условий, касающихся безопасности», — заявил в эфире телеканала «1+1» Елисеев, чьи слова приводит в пятницу украинское агентство УНИАН.

Украина. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 23 июня 2017 > № 2221980


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 23 июня 2017 > № 2221345

В Украине обсуждают реинтеграцию Донбасса

Новая законодательная инициатива обсуждается в Верховной Раде и предусматривает новый формат защиты страны

КИЕВ – Украинский законопроект о реинтеграции Донбасса, который должен определять пути восстановления государственного суверенитета Украины в Донецкой и Луганской областях, не повлияет на Минский переговорный процесс.

Об этом в Киеве 23 июня заявил первый заместитель министра иностранных дел Украины Вадим Пристайко, сообщает информационное агентство УНИАН.

«Я слышал о трех различных вариантах одного и того же (законопроекта) с разными названиями и разными концепциями. Я не связываю непосредственно закон о реинтеграции, деоккупации. […] Я не связываю непосредственно это с интенсификацией переговоров в Минском формате», – сказал Вадим Пристайко, сообщает УНИАН.

Он напомнил, что Минскому формату фактически скоро будет уже три года.

Первый вице-спикер Верховной Рады, народный депутат Ирина Геращенко на своей странице в Фейсбуке 23 июня пишет о том, что законопроект о реинтеграции оккупированных территорий остается в центре внимания и дискуссии украинских политиков.

«В ближайшее время он будет обсужден на Совете национальной безопасности и обороны и на парламентской неформальной Минской платформе, созданной в Верховной Раде, куда входят депутаты всех фракций, кроме «Самопомощи». В Минске, в рамках рабочих групп законопроект обсуждаться, конечно, не планируют, потому что это суверенное право Украины совершенствовать свое законодательство, направленные на восстановление суверенитета и территориальной целостности», – отметила Ирина Геращенко.

Минск-2 и новый формат защиты страны

Напомним, что в эксклюзивном интервью информационному агентству «Интерфакс-Украина» 13 июня секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов отметил о необходимости завершения Антитеррористической операции и перехода к новому формату защиты страны от гибридной войны со стороны России.

«Пришло время не просто признать оккупированными некоторые регионы Донецкой и Луганской областей, а четко, на законодательном уровне, определить принципы государственной политики по их освобождению. Необходима эффективная технология защиты страны, а для этого законодательно нужно предоставить президенту право применять Вооруженные силы и другие военные формирования против гибридной агрессии со стороны России», – подчеркнул Александр Турчинов в интервью агентству «Интерфакс-Украина» 13 июня.

Комплекс мер по выполнению Минских соглашений, в рамках которых происходит урегулирование кризиса в Донбассе, был согласован в ночь с 11 на 12 февраля 2015 года президентами России, Украины, Франции, канцлером Германии в присутствии представителя ОБСЕ.

Новый закон и право на самооборону

Украинский эксперт Центра политологических исследований Олег Саакян считает, что потребность в таком законе существует, и в обществе ведется дискуссия о новых механизмах для установления политико-правового режима на оккупированных территориях.

«Два года идет подобная дискуссия, об установлении статусов и политико-правого режима. Существует ряд законопроектов, их обсуждают в стенах парламента. Сегодня мы видим попытку администрации президента возглавить эту инициативу. То, что сейчас мы видим и слышим – это отдельные заявления и компоненты о том, как должен в целом выглядеть закон», – говорит Олег Саакян корреспонденту Русской службе «Голоса Америки».

Олег Саакян считает, что новая законодательная инициатива не подменяет Минский процесс и не противоречит ему, однако закрепляет право на самооборону украинского государства и возможности для применения силы в ответ.

«Эта позиция не может быть ограничена, когда речь идет о противодействии захватчикам.

Скорее всего, в этом законе будут прописаны нормы в отношении подконтрольных и освобожденных территорий, а также о неподконтрольных территориях. Не исключено, что этот закон будет в себе содержать тезисы и меры, задекларированные в Минском процессе, которых придерживается украинская сторона», – утверждает Олег Саакян.

Четкий месседж и жесткая реакция

Директор Центра внешнеполитических исследований «OPAD» Сергей Пархоменко отмечает, что никто Украине не может запретить использовать все способы для возвращения своих суверенных территорий.

«Дипломатическим методами возвращение Донбасса, как мы видим, невозможно, поэтому в Киеве начали говорить о возможности применения, в том числе и Вооруженных сил. Антитеррористическая операция – это борьба в рамках собственного государства, а у нас идет война против внешней агрессии.

В Донбассе не сепаратисты с нами воюют, а российские граждане, на службе у которых находятся несколько тысяч украинских коллаборантов. Поэтому с правовой точки зрения нам нужен закон для борьбы с внешней агрессией, и называть ее нужно не АТО – а война», – говорит Сергей Пархоменко корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Сергей Пархоменко считает, что применение военной силы в рамках подобной законодательная инициативы может спровоцировать краткосрочное обострение, но не приведет к широкомасштабным действиям с Россией.

«Этот закон устанавливает суверенное право Украины на контроль над украинской территорией и закон сам по себе не может спровоцировать другое государство на обострение. Он будет позволять украинским Вооруженным силам отвечать – это будет четкий месседж и жесткая реакция наемникам. Он даст конкретное видение, как вернуть Донбасс, и ни у кого на Западе не возникнет вопросов, поскольку никто не запрещает Украине совершать контроль над своими территориями. Наши западные партнеры заинтересованы, чтобы украинский вопрос был решен», – отмечает Сергей Пархоменко.

Возможности, которые открываются у Украины после принятия подобного закона, по словам Сергея Пархоменко, сравнимы с хорватским сценарием во время войны за независимость республики в 1991-1995 годах.

«Это будет «гибридный сценарий» – опыт Украины и Хорватии, с проведением своих операций в Донбассе», – подчеркивает Сергей Пархоменко.

Донбасс и политико-дипломатический путь

Политический эксперт, директор Института анализа и прогнозирования Юрий Лесничий подчеркивает, что формат разрешения конфликта в Донбассе возможен исключительно политическими и дипломатическими методами.

«Любое изменение формата для решения конфликта маловероятно. Этот план реинтеграции может быть предложен в виде конкретных шагов по вопросу безопасности – хочешь мира готовься к войне. Угрозы, которые создает Россия своими учениями на границе с Украиной, требуют от Киева постоянной военной и мобилизационной готовности. Но мы не говорим об атаках – разговор лишь про оборону», – отмечает Юрий Лесничий в комментарии корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Он считает, что Россия может ожидать подобных действий от Украины для нагнетания ситуации в Донбассе.

«В сегодняшних заявлениях о необходимости подобного законопроекта много политических признаков. Очень сомнительно, что в некоторых «горячих головах» может родиться мысль силовой реинтеграции», – утверждает Юрий Лесничий.

Вместе с тем, он считает, что, в случае реализации украинской инициативы по привлечению вооруженной полицейской миссии ОБСЕ для работы в Донбассе, Украина имеет право рассчитывать на «некоторый алгоритм присутствия украинской военной составляющей» в этой инициативе.

«Но, думаю, что вряд ли мы увидим реализацию этой идеи в ближайшее время», – считает Юрий Лесничий.

Тарас Бурноc

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 23 июня 2017 > № 2221345


Украина > Армия, полиция > minprom.ua, 23 июня 2017 > № 2221220

У Порошенко предлагают признать ОРДЛО оккупированными территориями

Законопроект о реинтеграции Донбасса содержит положения о распространении статуса оккупированных территорий на отдельные районы Донецкой и Луганской областей, неподконтрольные официальному Киеву.

Об этом сообщил сегодня директор политического департамента МИД Украины Алексей Макеев. В соответствии с законодательством Украины на данный момент оккупированными считаются Автономная Республика Крым и город Севастополь, напомнил он.

"Что касается оккупированных территорий – действительно, в новом законопроекте содержатся положения о расширении статуса оккупированной территории на отдельные районы Донецкой и Луганской областей", – сказал А.Макеев.

Ранее представитель президента в Верховной Раде Ирина Луценко сообщила, что разработанный президентской администрацией законопроект о восстановлении суверенитета Украины над отдельными районами Донецкой и Луганской областей будет предусматривать выполнение Минских соглашений о мирном урегулировании вооруженного конфликта на Донбассе.

Украина > Армия, полиция > minprom.ua, 23 июня 2017 > № 2221220


США. Украина. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 23 июня 2017 > № 2220609

Госдеп США: Россия обучает и финансирует боевиков на Донбассе

Подконтрольные Москве боевики пытаются не позволить международному сообществу увидеть, что происходит в Донбассе

Во внешнеполитическом ведомстве Соединенных Штатов знают, что Россия руководит вооруженными сепаратистами в Донбассе.

Пресс-атташе Госдепартамента США Хизер Нойерт заявила: «Управляемые Россией сепаратисты пытаются не позволить международному сообществу увидеть, что происходит на востоке Украины. Нам известно, что Россия руководит так называемыми сепаратистами, финансирует и обучает их».

В Госдепе призвали Москву использовать свое влияние, чтобы боевики прекратили запугивать наблюдателей ОБСЕ.

«США глубоко обеспокоены тревожной тенденцией к насилию и запугиванию ОБСЕ со стороны управляемых Россией сепаратистов. Информация, получаемая от наблюдателей, является одним из надежных источников, через которые как мы, так и мир могут увидеть, какие опустошения происходят в этой части Украины», – добавила Нойерт.

Представитель Госдепартамента также подчеркнула, для выполнения Минских соглашений необходимо «длительное и надежное прекращение огня».

США. Украина. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 23 июня 2017 > № 2220609


США. Украина. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 23 июня 2017 > № 2220556

В Конгрессе призывают Белый дом предоставить Украине летальную военную помощь

Александр Яневский

Об этом рассказал в четверг журналистам конгрессмен-республиканец от штата Техас Мак Торнберри

США глубоко обеспокоены тревожной тенденцией насилия и жестокости со стороны поддерживаемых Россией сепаратистов в восточной Украине по отношению к безоружным гражданским лицам – сотрудникам специальной мониторинговой миссии ОБСЕ, заявила в четверг пресс-секретарь Госдепартамента Хизер Нойерт. Участники мониторинговой миссии неоднократно подвергались угрозам, насилию и попадали под обстрел.

"Эти инциденты – часть более масштабных усилий, направленных на то, чтобы помешать международному сообществу узнать о происходящем на востоке Украины. Мы призываем Россию использовать свое влияние, чтобы прекратить эту кампанию устрашения, а также выполнять взятые на себя обязательства и обеспечить свободный и беспрепятственный доступ сотрудникам мониторинговой миссии ОБСЕ", - заявила пресс-секретарь Государственного департамента США Хизер Нойерт.

Представитель Госдепартамента отметила, что для прекращения человеческих страданий и достижения прогресса по выполнению Минских соглашений срочно необходимо обеспечить долгосрочное и стабильное прекращение огня.

Комитет по вооруженным силам Палаты представителей в ежегодном законопроекте об оборонном бюджете внес ряд предложений по противодействию угрозам со стороны России, порекомендовав, в числе прочего, использовать для этого средства из национального военного фонда.

Об этом рассказал в четверг журналистам конгрессмен-республиканец от штата Техас Мак Торнберри. В версии Палаты представителей Закон о полномочиях в области национальной обороны предусматривает перевод средств из фонда Зарубежных чрезвычайных операций в базовый бюджет с целью использования в рамках Европейской инициативы сдерживания. Она разработана для предоставления помощи вооруженным силам европейских союзников, обеспокоенных российской агрессией.

"Законопроект по-прежнему включает военную помощь Украине и призывает администрацию предоставить ей летальную помощь, чтобы Украина смогла защитить себя перед лицом агрессии с востока", - заявил конгрессмен США Мак Торнберри.

В прошлом месяце Госдеп в плане бюджета на следующий год предложил урезать финансовую помощь Украине более чем на треть. Согласно докладу, в 2016 финансовом году США выделили Украине более 667 миллионов долларов. В 2018 внешнеполитическое ведомство США предложило ограничиться выплатами в размере 203 миллионов долларов.

США. Украина. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 23 июня 2017 > № 2220556


США. Россия. Украина > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219884

Как целая страна стала российским полигоном по подготовке к кибервойне

Энди Гринберг (Andy Greenberg), Wired Magazine, США

Когда погас свет, на часах была полночь.

Это случилось в декабре прошлого года субботним вечером, когда худощавый инженер с рыжеватыми волосами Алексей Ясинский с женой и сыном-подростком сидел на диване в гостиной своей киевской квартиры. 40-летний украинский специалист по кибербезопасности вместе с семьей смотрел фильм Оливера Стоуна «Сноуден», и вдруг у них в доме отключили электричество.

«Хакеры не хотели, чтобы мы досмотрели это кино», — пошутила жена Ясинского. Она имела в виду событие, произошедшее годом ранее, за два дня до Рождества в 2015 году. Тогда почти четверть миллиона украинцев из-за кибератаки лишились электричества. Но Ясинскому, который работает главным аналитиком в киевской фирме кибербезопасности, было не до смеха. Он посмотрел на часы, стоявшие на столе. Они показывали 00:00. Ровно полночь.

Телевизор Ясинского был подключен к стабилизатору напряжения с батареей, и поэтому комнату теперь освещали только блики изображения с экрана. Источник бесперебойного питания жалобно запищал. Ясинский поднялся и выключил его, чтобы не разрядилась батарея. В комнате сразу стало тихо и темно.

Он пошел на кухню, достал пачку свечей и зажег их. Затем подошел к окну. Выглянув из него, он увидел нечто такое, с чем не сталкивался никогда прежде. Здания вокруг его дома погрузились во тьму. От облачного неба отражался лишь серый свет далеких огней, благодаря которому были немного видны современные жилые комплексы и многоэтажки советской постройки.

Ясинский отметил точное время и дату происшествия. Почти ровно год с момента предыдущей декабрьской атаки на электросеть. Ясинский был уверен, что это не простое отключение электричества. Он подумал о том, что на улице сейчас минус 17 градусов, и что температура в тысячах домов начинает медленно понижаться. Пошел обратный отсчет времени до того момента, когда из-за отключившихся насосов должны были замерзнуть трубы водяного отопления.

В этот момент в голове у Ясинского возникла другая неотступная мысль. Последние 14 месяцев он находился в эпицентре усиливавшегося кризиса. Представители украинских компаний и государственных учреждений все чаще обращались к нему с просьбой проанализировать волну кибератак, которые происходили в стремительной и беспощадной последовательности. Похоже, что за всем этим стояла одна группа хакеров. Он не мог подавить ощущение, что те самые призраки, чьи отпечатки пальцев он обнаружил год назад, вернулись и проникли через интернет в его дом.

Киберпредсказатели говорили, что это случится. На протяжении десятилетий они предупреждали, что хакеры скоро сделают скачок вперед и будут не только наводить хаос в цифровом мире, но и причинять вполне реальный материальный ущерб. Когда в 2009 году вредоносная программа АНБ Stuxnet молча раскрутила несколько сотен иранских ядерных центрифуг, пока они сами себя не разрушили, казалось, что это предвестие новой эпохи. «Это напомнило август 1945 года, — сказал в одной из своих речей бывший директор АНБ и ЦРУ Майкл Хейден (Michael Hayden). — Кто-то применил новое оружие, и это оружие уже не засунешь обратно в ящик».

Теперь на Украине разыгран по сути дела реальный сценарий кибервойны. Дважды. В обоих случаях невидимые диверсанты лишили электричества сотни тысяч человек. Каждое отключение длилось лишь несколько часов, потому что инженеры в срочном порядке вручную возобновили подачу электроэнергии. Но эти атаки создали новый прецедент, как бы доказывая саму идею: в тени России стал реальностью предсказанный десятки лет назад кошмар, когда хакерам удалось остановить рычаги современного общества.

Эти отключения не были отдельными и единичными атаками. Все это часть цифрового блицкрига, который продолжается на Украине вот уже три года. Это долговременное и настойчивое кибернаступление, какого мир еще не видел. Армия хакеров систематически проводит диверсии практически против всех секторов на Украине, осуществляя атаки на средства массовой информации, финансы, транспорт, армию, политику, энергетику. Вторжения идут одно за другим. Хакеры удаляют данные, выводя из строя компьютеры, а в некоторых случаях парализуют работу важных организаций. «На Украине невозможно найти ни единого места, где бы не было атак», — говорит представитель НАТО Кеннет Гирс (Kenneth Geers), специализирующийся на кибербезопасности.

В своем декабрьском официальном заявлении украинский президент Петр Порошенко сообщил, что только за два предыдущих месяца на Украине было совершено 6 500 кибератак против 36 украинских объектов. Зарубежные аналитики по вопросам кибербезопасности не решились приписывать все эти атаки Кремлю, однако Порошенко колебаться не стал. Проведенные на Украине расследования, заявил он, указывают на «прямую и опосредованную причастность российских спецслужб, которые развязали кибервойну против нашей страны». (Российское Министерство иностранных дел не откликнулось на многочисленные просьбы прокомментировать эти заявления.)

Чтобы уяснить значимость этих нападений и в целом понять, что же происходит в сегодняшнем мировом геополитическом порядке (скорее, беспорядке), нужно знать, насколько оскорбительно и непристойно Россия относится к своему самому крупному соседу на западных рубежах. Москва давно уже считает, что Украина по праву принадлежит российской империи и является важным территориальным активом, составляя стратегический буфер между Россией и странами НАТО, а также высокодоходным трубопроводным маршрутом в Европу и тем местом, где размещается один из немногих незамерзающих российских портов. По этим причинам Москва на протяжении столетий держала Украину на положении послушной младшей сестры.

Но в последние 15 лет российская удавка на шее Украины ослабла, и страна при поддержке украинского народа начала сближаться с НАТО и с Евросоюзом. В 2004 году толпы украинцев в оранжевых шарфах вышли на улицы в знак протеста против действий Москвы по подтасовке результатов выборов. В том же году российские агенты предположительно дошли до того, что отравили набиравшего популярность прозападного кандидата в президенты Виктора Ющенко. Прошло 10 лет, и украинская революция 2014 года окончательно свергла прокремлевского президента Виктора Януковича (давний политический советник этого руководителя Пол Манафорт потом руководил предвыборным штабом Дональда Трампа). Российские войска стремительно аннексировали Крымский полуостров, что на юге Украины, и вторглись в русскоязычный восточный регион Донбасс. С тех пор Украина завязла в необъявленной войне с Россией, из-за которой в стране появилось почти два миллиона беженцев и погибло почти 10 тысяч украинцев.

С самого начала киберпространство стало одним из главных фронтов в этой войне. Накануне послереволюционных выборов на Украине в 2014 году пророссийская группировка «Киберберкут», связанная с кремлевскими хакерами (которые позднее проведут кибератаки против демократов на президентских выборах 2016 года в США), атаковала вебсайт центральной избирательной комиссии этой страны, чтобы объявить победителем кандидата в президенты ультранационалиста Дмитрия Яроша. Администраторы заметили вторжение менее чем за час до официального объявления результатов голосования. Эта атака была всего лишь прелюдией к самому амбициозному эксперименту России в цифровой войне, каким стал шквал кибератак, которые усилились осенью 2015 года и с тех пор не стихают.

Ющенко, занимавший пост президента Украины с 2005 по 2010 годы, считает, что у российской тактики в интернете и вне его единая цель: «Дестабилизировать ситуацию на Украине, чтобы ее правительство выглядело некомпетентным и уязвимым». Он ставит отключения электроэнергии и прочие кибератаки в один ряд с российской дезинформацией, переполняющей украинские СМИ, с террористическими кампаниями на востоке и со своим собственным отравлением, называя это коварными действиями, имеющими целью показать Украину раздробленной и ослабленной страной. «Россия никогда не согласится с тем, чтобы Украина была суверенной и самостоятельной, — говорит Ющенко, на лице у которого еще остались следы шрамов от отравления диоксином. — После распада Советского Союза прошло уже 25 лет, а Россия по-прежнему болеет этим империалистическим синдромом».

Но многие специалисты по глобальной кибербезопасности придерживаются другой, более масштабной теории о хакерской эпидемии на Украине. Они считают, что Россия использует эту страну в качестве полигона для подготовки к кибервойне и лаборатории, где отрабатываются и совершенствуются новые формы глобальной битвы в онлайне. Те цифровые бомбы, которые Россия неоднократно взрывала на Украине, она как минимум однажды применила против гражданской инфраструктуры в США.

***

Одним воскресным утром в октябре 2015 года, за год с лишним до отключения электричества в квартире у Ясинского, он сидел у себя на кухне, пил чай и ел кукурузные хлопья. Зазвонил телефон. Звонок был с работы. В то время он работал директором по информационной безопасности в крупнейшей на Украине медиагруппе StarLightMedia. Ночью по непонятным причинам отключились два сервера StarLightMedia. Звонивший администратор заверил его, что серверы удалось восстановить при помощи резервных программ.

Но Ясинский почувствовал тревогу. Два сервера выключились почти одновременно. «Бывает такое, когда отключается один сервер, — сказал он. — Но два сервера сразу? Это подозрительно».

Сокрушаясь по поводу пропавшего выходного, Ясинский вышел из дому и отправился на метро в офис StarLightMedia. Приехав туда, он вместе с системными администраторами изучил изображение, сохранившееся на одном из поврежденных серверов. Его главная загрузочная запись, находящаяся на жестком диске и указывающая машине, где искать свою операционную систему, была полностью переписана и заполнена нулями. Это вызвало у Ясинского серьезную тревогу, так как два пострадавших сервера были доменными контроллерами, компьютерами с большими привилегиями, которые можно использовать для проникновения в сотни других машин из корпоративной сети.

Ясинский быстро выяснил, что эта атака намного серьезнее и опаснее, чем казалось. Два поврежденных сервера установили вредоносные программы на ноутбуках 13 сотрудников StarLight. Из-за заражения была переписана загрузочная запись и повреждены компьютеры — как раз тогда, когда сотрудники готовили утреннюю программу теленовостей перед выборами в местные органы власти.

Тем не менее, Ясинский понял, что ему крупно повезло. При просмотре сетевых журналов StarLight возникало впечатление, что контроллеры доменов совершили самоубийство преждевременно. Они должны были заразить или вывести из строя 200 или даже более компьютеров. Вскоре Ясинский узнал у фирмы-конкурента ТРК, что ей повезло меньше: во время аналогичной атаки она потеряла более 100 компьютеров.

Ясинскому удалось вытянуть из сети StarLight копию разрушительной программы. Вернувшись домой, он начал разбираться в ее коде. Его поразили многочисленные и очень умные ухищрения: программа уклонялась от всех проверок на вирусы и даже могла выдавать себя за антивирус Microsoft Windows Defender. Когда семья легла спать, Ясинский распечатал код и разложил бумаги на кухонном столе, вычеркивая строки маскирующих символов и выделяя команды, чтобы понять его истинную форму. Информационной безопасностью Ясинский занимался 20 лет. Он управлял огромными сетями и отбивался от атак самых изощренных хакеров. Но инженер никогда не сталкивался с таким совершенным цифровым оружием.

Под слоями маскировки и ложных указаний Ясинский увидел вредоносную программу KillDisk, которая уничтожает данные и используется хакерами уже почти 10 лет. Чтобы понять, как она попала к ним в систему, Ясинский со своими коллегами из StarLight стал внимательно и дотошно изучать сетевые журналы компании, прочесывая их снова и снова ночами и в выходные дни. Найдя признаки хакерских отпечатков (кто-то украл корпоративные аккаунты в YouTube, сетевой логин администратора, который был активен даже тогда, когда Ясинский был на больничном), компьютерщики осознали, что хакеры сидели в их системе более полугода. Со временем Ясинский выявил вредоносную программу, которая стала для них первоначальным плацдармом для проникновения: это был универсальный троян BlackEnergy.

Вскоре коллеги Ясинского из других компаний и из государственных органов стали рассказывать ему, что у них тоже случаются хакерские взломы, причем почти точно так же. Одну атаку злоумышленники провели против крупнейшей железнодорожной компании страны «Укрзалызниця». Другие пострадавшие просили Ясинского сохранить в тайне проведенные против них атаки. Снова и снова хакеры использовали для входа и проведения разведки BlackEnergy, а для своих разрушительных действий KillDisk. Их мотивы оставались загадкой, однако следы злоумышленников были повсюду.

«С каждым шагом становилось все яснее, что наш „Титаник" нашел свой айсберг, — говорит Ясинский. — Чем глубже мы заглядывали, тем больше он становился».

Но даже теперь Ясинский не имел представления о истинных масштабах угрозы. Так, он не знал, что к декабрю 2015 года BlackEnergy и KillDisk были внедрены в компьютерные системы по меньшей мере трех крупных электроэнергетических компаний Украины, где они ждали своего часа.

***

Вначале Роберт Ли (Robert Lee) во всем винил белок.

Был канун Рождества 2015 года, и так уж получилось, что Ли предстояла свадьба в его родном городе Калмэн, штат Алабама. Рыжий, плотный и бородатый Ли незадолго до этого ушел с важной должности в американской спецслужбе из трех букв, где он занимался вопросами кибербезопасности на важнейших объектах инфраструктуры. Теперь Ли решил начать собственное дело, учредить компанию по обеспечению кибербезопасности и жениться на подружке из Голландии, с которой он познакомился в зарубежной командировке.

Когда Ли готовился к свадьбе, ему на глаза попали газетные сообщения, в которых утверждалось, что хакеры только что отключили электроэнергетическую систему на западе Украины. Значительная часть страны осталась без света на шесть часов. Ли махнул на эту новость рукой, поскольку у него была масса других дел, и кроме того, он много раз слышал ложные утверждения о хакерских атаках на электросети. Обычно причиной блэкаута оказывалась какая-нибудь крыса или птица. Дежурной шуткой среди айтишников стало утверждение о том, что белки для электросетей намного опаснее, чем хакеры.

Но на следующий день, а это был канун свадьбы, Ли получил сообщение о предполагаемой кибератаке от Майка Ассанте (Mike Assante), работавшего научным сотрудником в институте SANS, который является элитным учебным центром по кибербезопасности. Оно привлекло внимание Ли, поскольку Ассанте один из самых авторитетных в мире экспертов по угрозам для электроэнергетических сетей. Он написал Ли, что хакерская атака на Украине кажется ему вполне реальной.

Когда Ли дал клятву верности и поцеловал невесту, он получил еще одно сообщение от своего украинского знакомого. Этот человек написал, что вызвавшая сбой электросети хакерская атака самая настоящая, и что ему нужна помощь Ли. Роберт всю свою карьеру посвятил подготовке к кибератакам на объекты инфраструктуры, и вот наступил момент, которого он ждал долгие годы. Поэтому он, проигнорировав гостей, отошел в укромный уголок и прямо в свадебном костюме начал переписываться с Ассанте.

Затем он пересел за компьютер своей матери в родительском доме неподалеку. Работая в тандеме с Ассанте, который отправился на Рождество в Айдахо к своему другу, он просмотрел карты Украины и схему ее энергосистемы. Пострадавшие подстанции трех электроэнергетических компаний находились в разных областях страны, в сотнях километров друг от друга, и никак не были связаны между собой. «Это не белка», — решил Ли, и его охватила нервная дрожь.

В ту ночь Ли постарался разобраться в программе KillDisk, которую его украинский знакомый взял из взломанных компьютеров энергетических компаний и отправил ему в Америку. Точно так же несколькими месяцами ранее поступил Ясинский после атаки на StarLightMedia. («У меня очень терпеливая жена», — говорит Ли.)

За несколько дней Ли получил образец кода BlackEnergy и данные об атаках. Он понял, что взлом начался с фишинговых почтовых сообщений, якобы из украинского парламента. Вредоносное приложение незаметно установило командный файл на машинах жертв, запустив заражение BlackEnergy. Захватив этот плацдарм, хакеры по всей видимости начали проникновение в сети электроэнергетических компаний и через какое-то время взломали виртуальную частную сеть, которой эти компании пользовались для удаленного доступа. Среди прочего, они проникли в специальное промышленное программное обеспечение, позволяющее операторам дистанционно управлять таким оборудованием как автоматические выключатели цепи.

Изучая методы работы злоумышленников, Ли начал постепенно понимать, с кем он столкнулся. Его поразили сходства между тактикой хакеров, устроивших блэкаут, и действиями группы, которая недавно приобрела скандальную известность в мире кибербезопасности. Речь идет об объединении хакеров Sandworm. В 2014 году фирма кибербезопасности FireEye выступила с предостережением о действиях команды хакеров, которая внедряла вредоносную программу BlackEnergy в различные организации, среди которых были польские энергетические компании и украинские государственные ведомства. Было похоже, что эта группа разрабатывает методы хакерских взломов специализированной компьютерной архитектуры, которая используется для дистанционного управления промышленным оборудованием. Свое название Sandworm (песчаный червь) эта группа взяла из фильма «Дюна». В своих кодах она использовала такие слова из фильма как Харконнены (злобная династия) и Арракис (безводная планета, в пустынях которой ползают огромные песчаные черви).

Никто не знает, каковы намерения этой группы. Но все указывает на то, что эти хакеры — русские. Фирма FireEye выяснила, что характерные методы взломов Sandworm были изложены в презентации на российской хакерской конференции. А когда инженеры FireEye сумели попасть на один из незащищенных командных серверов Sandworm, они обнаружили инструкции по использованию BlackEnergy на русском языке, а также русскоязычные файлы.

Больше всего американских аналитиков встревожило то, что Sandworm осуществляла хакерские атаки по обе стороны Атлантики. В 2014 году американское правительство сообщило, что хакеры заразили вирусом BlackEnergy сети американских компаний электро- и водоснабжения. Проанализировав выводы правительства, FireEye определила, что и эти проникновения осуществила группа Sandworm.

Ли сложил все кусочки головоломки воедино. Похоже, что группа, которая лишила электричества почти четверть миллиона украинцев, недавно заразила компьютеры американских компаний коммунального хозяйства тем же самым зловредом.

С момента рождественского отключения электричества прошло всего несколько дней, и Ассанте подумал, что пока слишком рано винить в атаке конкретную хакерскую группу, а тем более, целое государство. Но по мнению Ли, сигнал тревоги уже прозвучал. Атака на Украине представляла собой нечто большее, чем единичный случай в какой-то далекой стране. «Противник, уже нападавший на американские электроэнергетические компании, пересек черту и отключил целую сеть электроснабжения, — сказал он. — Это была непосредственная угроза Соединенным Штатам».

***

Спустя несколько недель холодным солнечным днем в Киев прибыла группа американцев. Они собрались в отеле Hyatt, что в одном квартале от Софийского собора с его золочеными куполами. В состав группы входили сотрудники ФБР, Министерства энергетики, Министерства внутренней безопасности и Североамериканской корпорации по вопросам надежности энергоснабжения, которая отвечает за устойчивую работу американской энергосети. Эта делегация получила задачу разобраться во всех деталях украинской аварии.

Федералы также привезли с собой Ассанте из Вайоминга. Ли оказался вспыльчивее своего друга и начал борьбу с американскими ведомствами, стремившимися сохранить завесу секретности, требуя немедленно обнародовать все подробности проведенной атаки. Его в Киев не пригласили.

В тот первый день сотрудники спецслужб собрались в стерильном конференц-зале отеля вместе с представителями региональной компании энергоснабжения «Киевоблэнерго», которая стала одной из жертв атак на энергосистему. В течение нескольких часов руководители и инженеры компании терпеливо и подробно излагали все детали этого всеохватывающего и мучительного нападения на их сеть.

Как заметили Ли и Ассанте, во вредоносной программе, установленной на компьютерах энергетических компаний, не было никаких команд, способных реально управлять устройствами отключения. Тем не менее, 23 декабря сотрудники «Киевоблэнерго» беспомощно наблюдали за тем, как на десятках подстанций их области размером с Массачусетс один за другим срабатывали автоматические выключатели — как будто по команде с компьютеров их сети, которую они не замечали. Инженеры «Киевоблэнерго» определили, что злоумышленники создали собственную идеально скомпонованную и настроенную копию управляющего программного обеспечения, сделав это на удаленном компьютере, а затем воспользовались этим клоном для подачи команд на отключение электроэнергии.

Когда сработали автоматы защиты, и десятки тысяч украинцев лишились электричества, хакеры приступили к следующей фазе атаки. Они перезаписали встроенные программы преобразователей на подстанциях. Это крошечные коробочки в шкафах серверов, переводящие межсетевые протоколы для связи с более старым оборудованием. Переписав сложные коды этой аппаратуры (на это у них могло уйти несколько недель), хакеры программными средствами привели ее в трудновосстановимое состояние, отключив операторов от цифрового управления автоматическими выключателями. Сидя за столом в конференц-зале, Ассанте восхищался скрупулезностью и основательностью хакеров.

Хакеры также оставили одну из своих визитных карточек, включив KillDisk, чтобы вывести из строя несколько компьютеров «Киевоблэнерго». Но самой опасной составляющей этого взлома стал удар по аварийному аккумуляторному питанию станций управления. Когда в области отключили электричество, станции сами стали обесточиваться, погружаясь в темноту. Хакеры с предельной четкостью устроили блэкаут внутри блэкаута.

«Сигнал был предельно ясен: вы почувствуете это повсюду. Бум, бум, бум, — говорит Ассанте, представляя, что мог об этом подумать недоумевающий оператор. — Эти нападавшие наверняка казались себе богами».

В тот вечер американская команда полетела на запад Украины в город Ивано-Франковск, расположившийся у подножья Карпатских гор. В крошечном аэропорту советской эпохи их ждала настоящая снежная буря. На следующее утро они посетили штаб-квартиру электроэнергетической компании «Прикарпатьеоблэнерго», которая приняла на себя основной удар предрождественской атаки.

Руководство компании вежливо приветствовало американцев в своем современном здании, расположившемся рядом с высокими дымовыми трубами заброшенной угольной электростанции, находящейся на той же территории. Затем оно пригласило их в зал заседаний, на стене которого висели картины средневековой битвы, и усадило за длинный деревянный стол.

Та атака, о которой они рассказали, была практически идентична нападению на «Киевоблэнерго»: BlackEnergy, поврежденное аппаратно-программное обеспечение, сбои в работе резервного электропитания, KillDisk. Но в данной операции хакеры пошли еще дальше, забросав справочно-информационные службы компании ложными телефонными звонками. Возможно, это было сделано для того, чтобы потребители не могли дозвониться и сообщить об отключении электричества, а возможно, чтобы просто усилить хаос и еще больше унизить энергетиков.

Было еще одно отличие. Американцы спросили, не рассылало ли клонированное управляющее программное обеспечение команды на отключение электроэнергии, как это было в Киеве. Специалисты «Прикарпатьеоблэнерго» ответили, что нет, и что их автоматы защиты были отключены другим способом. В этот момент в разговор вмешался технический директор компании, высокий и серьезный мужчина с темными волосами и голубыми глазами. Вместо того, чтобы объяснять американцам методы работы хакеров через переводчика, он вызвался показать их, включив сделанную им видеозапись на своем видавшем виды iPhone 5.

Запись длилась 56 секунд. На ней было видно, как на экране одного из компьютеров в диспетчерской компании движется курсор. Стрелка приближается к иконке одного из выключателей, подается команда, и цепь размыкается. Камера переходит с монитора компьютера на мышку, кнопки которой не шевелятся. Затем видно, как курсор снова перемещается как бы сам по себе, зависает над выключателем и снова пытается разомкнуть цепь, в то время как инженеры в диспетчерской спрашивают друг друга, кто этим курсором управляет.

В данном случае хакеры не подавали команды на отключение через автоматизированные вредоносные программы и через компьютер-клон, как они сделали в «Киевоблэнерго». На сей раз взломщики воспользовались средствами службы поддержки клиентов, чтобы взять управление мышками операторов под свой прямой контроль. Они отключили операторов от их пользовательского интерфейса. Теперь прямо на глазах у энергетиков руки-призраки кликали мышками и один за другим отключали десятки выключателей, через которые электроэнергия подавалась в разные районы области.

***

В августе 2016 года, спустя восемь месяцев после первого предновогоднего отключения, Ясинский уволился из StarLightMedia. Он решил, что недостаточно защищать одну-единственную компанию от натиска злоумышленников, наносивших удары по всем звеньям украинского общества. Чтобы не отстать от хакеров, ему нужна была более целостная картина их работы, а Украина нуждалась в более последовательных и связных мерах защиты от наглой и вездесущей организации, какой стала Sandworm. «Светлая сторона по-прежнему расколота, — говорит он, имея в виду неодинаковую реакцию жертв на действия хакеров. — Темная же сторона объединилась».

По этой причине Ясинский занял должность руководителя киевской фирмы Information Systems Security Partners, которая занимается исследованиями и анализом в области безопасности информационных систем. Это была малоизвестная компания, но Ясинский превратил ее в главного защитника жертв цифровой осады на Украине.

Вскоре после перехода Ясинского на другую работу страна как нарочно подверглась очередной, еще более мощной волне кибератак. Он перечисляет пострадавших: украинский пенсионный фонд, государственное казначейство, управление портов, министерства инфраструктуры, обороны и финансов. Хакеры снова нанесли удар по украинской железнодорожной компании, на несколько дней отключив ее онлайновую систему бронирования. Сделали они это как раз посреди сезона отпусков. Как и в 2015 году, большинство атак заканчивалось уничтожением данных на жестком диске в манере KillDisk. В министерстве финансов эта логическая бомба удалила терабайты данных — как раз тогда, когда оно готовило бюджет на следующий год. При этом новое зимнее наступление хакеров не уступало предыдущему и даже превосходило его вплоть до грандиозного финала.

***

16 декабря 2016 года, когда Ясинский с семьей смотрел «Сноудена», молодой инженер по имени Олег Зайченко работал в 12-часовой ночной смене на передающей станции «Укрэнерго» к северу от Киева. Он сидел в старой диспетчерской советской эпохи, у стен которой стояли бежево-красные аналоговые панели управления высотой от пола до потолка. Жившая на станции полосатая кошка Аза отправилась на охоту, и Зайченко остался в компании телевизора, по которому показывали концерт поп-музыки.

Он заполнял журнал, коротая время в этот не отмеченный никакими событиями субботний вечер, как вдруг на станции оглушительно зазвенел сигнал тревоги. Справа от себя Зайченко увидел два световых индикатора, показывавших состояние сетей магистральных ЛЭП, которые вдруг загорелись зеленым цветом. На универсальном языке инженеров-электриков это означало, что сети выключились.

Инженер поднял трубку черного телефона и позвонил диспетчеру в центральный офис «Укрэнерго», чтобы предупредить его о рутинном сбое. Но в этот момент включился еще один зеленый индикатор. Потом еще один. Зайченко встревожился. Он торопливо объяснял ситуацию оператору, а индикаторы продолжали переключаться с дежурного красного на аварийный зеленый. Восемь отключений, потом 10, потом 12.

Ситуация усугублялась, и оператор приказал Зайченко выбежать наружу и посмотреть, нет ли внешних повреждений оборудования. В этот момент отключилась двадцатая и последняя цепь, а вместе с ней компьютер и телевизор. Затем в комнате погас свет. Зайченко накинул пальто на свою сине-желтую униформу и бросился к двери.

Передающая станция в обычной ситуации представляет собой настоящие джунгли из электрооборудования, размещенного на восьми гектарах земли, что превышает размер 12 футбольных полей. Но когда Зайченко вышел из здания в морозную ночь, обстановка показалась ему еще более жуткой, чем прежде. Установленные вдоль здания три трансформатора размерами с танк, отвечающие за пятую часть электрической мощности столицы, полностью замолчали. До этого Зайченко механически просчитывал в уме действия в аварийной ситуации. Но пробегая мимо парализованных трансформаторов, он впервые подумал: это снова хакеры.

На сей раз удар был нанесен по кровеносной системе украинской сети энергоснабжения. Вместо того, чтобы отключать распределительные станции, подающие электричество в капилляры линий электропередачи, диверсанты перерезали артерию. Мощность этой обеспечивавший Киев станции превышает 200 мегаватт. Это больше электрической нагрузки, чем у всех 50 распределительных станций, обесточенных во время атаки 2015 года. К счастью, система отключилась лишь на час. Этого не хватило для того, чтобы трубы начали замерзать, а местные жители паниковать. Инженеры «Укрэнерго» стали вручную включать цепи и восстанавливать подачу электроэнергии.

Но непродолжительность отключения стала единственным моментом, который был менее опасен, чем авария 2016 года. Проанализировавшие эту атаку фирмы кибербезопасности говорят, что она была намного изощреннее, чем в 2015 году. Осуществили ее при помощи очень сложной и легко адаптируемой вредоносной программы CrashOverride, которая является автоматическим средством для нарушения работы электросетей.

***

Стартап Ли под названием Dragos занимается обеспечением безопасности важнейших объектов инфраструктуры. Это одна из двух фирм, занявшаяся изучением кода зловреда, который она получила от словацкой компании кибербезопасности ESET. Они выяснили, что во время атаки CrashOverride «говорил» на языке сложных протоколов системы управления, посылая команды напрямую на оборудование электросети. В отличие от трудолюбивой призрачной мыши и методов клонирования ПК, которыми хакеры воспользовались в 2015 году, эту новую программу можно было использовать для сканирования сети жертвы, чтобы наметить цели, а затем в определенное время нанести удар, отключив цепи по условному сигналу даже без интернет-соединения. Иными словами, это первая со времен Stuxnet программа, которая может самостоятельно осуществлять диверсии на объектах материальной инфраструктуры.

CrashOverride это не одноразовый инструмент, созданный исключительно для сетей «Укрэнерго». Это гибкое многоразовое оружие, предназначенное для нарушения работы систем энергоснабжения, говорят исследователи. Модульная структура этой вредоносной программы позволила с легкостью поменять протоколы системы управления «Укрэнерго» на те, которые используются в других странах Европы и в США.

Эксперт по безопасности систем управления производственными процессами Марина Кротофил (Marina Krotofil), работающая в фирме Honeywell и анализировавшая атаку на «Укрэнерго», рассказала, что методы работы хакеров проще и намного эффективнее тех, что применялись во время предыдущей атаки. «В 2015 году они действовали как банда жестоких уличных хулиганов, — говорит она. — В 2016-м они стали как воины ниндзя». Но это наверняка одни и те же люди. Исследователи из Dragos установили, что создатели CrashOverride входили в группу Sandworm, основываясь на уликах, раскрыть которые компания пока не готова.

По мнению Ли, все это — тревожные признаки успехов группы Sandworm. Я встретился с ним в аскетичном офисе его балтиморской фирмы кибербезопасности Dragos. За окном кабинета виднелись опоры линий электропередач. Ли рассказал мне, что по ним подается электричество в самое сердце Вашингтона на расстояние около 30 километров.

Ли отметил, что впервые в истории группа хакеров продемонстрировала свою способность и готовность атаковать важнейшие объекты инфраструктуры. Они усовершенствовали свои методы в ходе многочисленных атак. И они один раз уже внедряли зловред BlackEnergy в американскую электроэнергетическую систему. «Люди, которые разбираются в энергосистеме США, знают, что здесь такое возможно», — сказал Ли.

По его словам, для хакеров Sandworm в США есть еще более удобный набор мишеней, по которым они смогут нанести удар в случае принятия соответствующего решения. Американские электроэнергетические компании внимательнее других относятся к вопросам кибербезопасности, Но там выше степень автоматизации, и они более современные, чем украинские; а это значит, что в США существует больше возможностей для проведения цифровых атак. А американские инженеры не обладают достаточным опытом работы по восстановлению работы сетей в ручном режиме в случае частых аварий.

Никто не знает, как и где Sandworm нанесет следующий удар. Такая атака может быть нацелена не на распределительную или передающую станцию, а на генерирующие мощности, то есть, на электростанцию. Либо же в ходе такой атаки оборудование будет не просто отключаться, а выводиться из строя. В 2007 году группа исследователей из Национальной лаборатории Айдахо, в состав которой входил Майк Ассанте, продемонстрировала, что хакеры вполне могут разрушать электроэнергетическую инфраструктуру. В ходе эксперимента под названием «Аврора» использовались только цифровые команды, при помощи которых был безвозвратно выведен из строя дизельный генератор на 2,25 мегаватт. На видеозаписи эксперимента видно, как машина размером с гостиную начинает чихать, и в предсмертных судорогах изрыгает клубы белого и черного дыма. Такой генератор мало чем отличается от оборудования, подающего сотни мегаватт электроэнергии американским потребителям. При правильных действиях вполне можно привести в негодность генерирующее оборудование или массивные трансформаторы, которые составляют основу нашей системы электропередачи, и которые очень трудно заменить. «Вашингтон, округ Колумбия? Враждебное государство может отключить их на два месяца без проблем», — говорит Ли.

Анализируя CrashOverride, команда из ESET выяснила, что в эту вредоносную программу уже могли быть включены некие ингредиенты для проведения разрушительной атаки такого рода. Исследователи ESET заметили, что CrashOverride содержит код, нацеленный против вполне конкретного устройства компании Siemens, которое работает на электростанциях. Это оборудование действует как аварийный выключатель, предотвращающий опасные скачки напряжения на линиях электропередачи и в трансформаторах. Если CrashOverride сможет вывести из строя это защитное оборудование, аппаратуре электросети будет нанесен непоправимый ущерб. Возможно, зловреду это уже по силам.

Отдельный случай физического уничтожения это далеко не худшее из того, что могут сделать хакеры. Американское сообщество кибербезопасности часто говорит о «современных непреходящих угрозах», создаваемых изощренными злоумышленниками, которые не просто проникают в систему ради одной атаки, а остаются в ней, тихо и незаметно контролируя свою цель. В таком кошмарном сценарии, говорит Ли, американская инфраструктура взламывается упорно и последовательно. Это транспортные сети, трубопроводы, линии электропередачи, которые глубоко внедрившийся противник выводит из строя снова и снова. «Если делать это в нескольких местах, то отключения будут длиться в целом регионе на протяжении до месяца, — отмечает Ли. — А теперь подумайте, какие будут драматические перемены, если ключевые города на половине территории США на месяц лишатся электроэнергии».

Но одно дело размышлять о том, что может сотворить с американской энергосистемой такая страна как Россия, и совсем другое — понять, зачем ей это нужно. Комплексная атака на американскую энергосистему наверняка вызовет незамедлительные и очень серьезные ответные действия со стороны США. Некоторые аналитики из сферы кибербезопасности утверждают, что цели у России ограниченные: помешать американской стратегии ведения кибервойны. Отключив свет в Киеве и показав свою способность проникнуть в американскую сеть, Москва подает предупредительный сигнал, демонстрируя США, что им не стоит и пытаться проводить атаки по образу и подобию Stuxnet против России и ее союзников, таких как сирийский диктатор Башар аль-Асад. С ее точки зрения, все это — тактика сдерживания и устрашения.

Но Ли, принимавший участие в разработке сценариев военных игр во время своей службы в разведке, считает, что Россия все же может нанести удар по американским объектам электроэнергетики в качестве ответной меры, если поймет, что ее загнали в угол, скажем, если США пригрозят помешать военным действиям Москвы на Украине или в Сирии. «Когда ты лишаешь государство возможности играть мускулами, оно вынуждено огрызаться», — говорит он.

Конечно, такие люди как Ли уже больше десяти лет прорабатывают эти кошмарные сценарии в ходе военных игр. И несмотря на изощренность хакерских атак против украинской энергосистемы, даже они сами по себе не являются катастрофой, потому что свет в итоге все равно включился. Американские электроэнергетические компании уже усвоили горький опыт Украины, говорит Маркус Сакс (Marcus Sachs), работающий начальником службы безопасности в Североамериканской корпорации по вопросам надежности энергоснабжения. После атак 2015 года, отмечает он, его корпорация провела выездную презентацию и серию встреч с энергетическими компаниями, чтобы достучаться до их сознания и показать, что им нужно усиливать основополагающие меры кибербезопасности и чаще отключать удаленный доступ к своим важнейшим системам. «Трудно сказать, что мы неуязвимы. Уязвимо все, что связано друг с другом, — говорит Сакс. — Строить предположения и говорить о том, что сеть в миллисекундах от краха, это безответственно».

Для тех, кто следит за Sandworm почти три года, разговоры о вероятности нападения на американскую энергосистему это уже не ложная тревога. Джон Халтквист (John Hultquist), руководящий командой исследователей FireEye, которая первой обнаружила группировку Sandworm и дала ей описание, считает, что враг уже у ворот. «Мы видим, как эти силы демонстрируют свою способность отключать электроэнергию, и проявляют интерес к американским системам», — говорит он. Спустя три недели после атаки в Киеве в 2016 году он написал в Твиттере предсказание и прицепил его к своему профилю в назидание грядущим поколениям: «Когда команда Sandworm пригвоздит, наконец, важнейшие объекты западной инфраструктуры, а люди будут реагировать на это с большим удивлением, клянусь, это будет для меня поражением».

Офис фирмы Ясинского Information Systems Security Partners занимает невысокое здание в промышленном районе Киева, окруженное грязными спортивными площадками и ветхими серыми многоэтажками, доставшимися Украине в наследство от Советского Союза. Ясинский сидит в слабоосвещенной комнате за круглым столом, на котором лежат огромные схемы энергосети, где показаны сложные узлы, точки разветвления и соединения. Каждая схема представляет собой график вторжения Sandworm. Он уже почти два года исследует работу этой хакерской группы, начав с той первой памятной атаки на StarLightMedia.

Ясинский говорит, что старается бесстрастно анализировать действия злоумышленников, которые терроризируют его страну. Но когда четыре месяца назад свет отключили в его собственном доме, у него возникло такое ощущение, что его ограбили. «Это было как насильственное действие, момент, когда ты осознаешь, что твое личное пространство это просто иллюзия».

Ясинский говорит, что невозможно точно узнать, сколько именно украинских организаций подверглись кибератакам в ходе это неослабевающей кампании. Любой подсчет наверняка окажется недооценкой. На каждый известный объект нападения приходится как минимум одна жертва, не желающая признаваться, что она подверглась хакерскому взлому. А ведь есть еще и другие объекты, на которых действия хакеров пока не обнаружены.

Как раз во время встречи с Ясинским на Украине идет новая волна цифрового вторжения. Рядом с ним сидит пара бородатых сотрудников, которые прилипли к клавиатурам и экранам, разбираясь во вредоносной программе, которую их компания получила за день до этого с новой партией фишинговых сообщений. Ясинский заметил, что эти атаки носят сезонный и цикличный характер: в начале года хакеры закладывают основы, тихо проникая на объекты и расширяя свой плацдарм. А в конце года они наносят удар с задействованием всех сил и средств. Ясинский уже знает: пока он анализирует прошлогоднюю атаку на электроэнергетическую систему, хакеры уже готовят почву для декабрьских сюрпризов 2017 года.

По словам Ясинского, ожидание новой волны атак похоже на подготовку к приближающемуся заключительному экзамену. Но по большому счету он считает, что события последних трех лет на Украине это просто серия практических тренировок и испытаний.

Действия атакующих он называет одним русским словом: полигон. Украина стала испытательной площадкой и тренировочной базой. В ходе самых разрушительных атак, отмечает Ясинский, хакеры могли зайти намного дальше. Они могли уничтожить не только данные министерства финансов, но и резервные копии. Не исключено, что у них была возможность отключить передающие станции «Укрэнерго» на больший срок или вообще вывести из строя всю сеть, говорит он. Такую сдержанность хакеров отметили и американские аналитики Ассанте и Ли. «Они все еще играют с нами», — говорит Ясинский. Всякий раз хакеры отступают, не причиняя максимально возможный ущерб. Они как будто скрывают свои истинные силы и способности для неких операций в будущем.

Многие эксперты по вопросам глобальной кибербезопасности пришли к единому мнению. Где еще обучать армию кремлевских хакеров навыкам цифрового боя, как не в сфере российского влияния, в стране, где идет реальная война и где все средства хороши? «Перчатки сняты, и начался кулачный бой. Это то место, где можно творить худшие злодеяния, не опасаясь возмездия и судебного преследования, — говорит Кеннет Гирс. — Украина это не Франция и не Германия. Многие американцы даже не могут найти ее на карте, и поэтому там можно практиковаться». (На встрече дипломатов в апреле госсекретарь США Рекс Тиллерсон даже задал вопрос: «Почему американских налогоплательщиков должна интересовать Украина?»)

В обстановке такого пренебрежения Россия не только по максимуму проверяет свои технические возможности, говорит Томас Рид (Thomas Rid), работающий на кафедре военных исследований в Королевском колледже Лондона. Она также испытывает пределы терпения международного сообщества. Кремль вмешался в украинские выборы и не понес практически никакого наказания. После этого он применил аналогичную тактику в Германии, Франции и США. Русские хакеры безнаказанно отключали электричество на Украине, и в связи с этим легко можно сделать дедуктивное заключение. «Они проверяют красные линии, пытаясь понять, что можно делать безнаказанно, — говорит Рид. — Они бьют и ждут, не нанесем ли мы ответный удар. Если нет, можно делать следующий ход».

Каким он будет, этот следующий ход? Сидя в темной лаборатории своей компании в Киеве, Ясинский признается, что он этого не знает. Может, очередное отключение, может, целенаправленная атака на систему водоснабжения. «Подключите свое воображение», — сухо предлагает он.

За его спиной сквозь жалюзи пробивается тусклый вечерний свет, очерчивая его темный силуэт. «Киберпространство — это не самоцель, — говорит Ясинский. Это среда». И эта среда со всех сторон подключена к аппаратуре цивилизации.

США. Россия. Украина > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219884


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219859

Автоматы Калашникова, марихуана и забытая война в Европе

Ману Брабо (Manu Brabo), El Mundo, Испания

Небольшое местечко Писки расположено ближе всего от Донецкого аэропорта, находящегося под контролем украинской армии. За несколько километров до въезда, под одним из взорванных автомобильных мостов находится блокпост, который нужно пройти, чтобы попасть в село, рядом с которым ведутся боевые действия, начиная с лета 2014 года. Обожженные остовы танков за несколько километров как бы предупреждают нас о близости зоны боевых действий. Грязные и напряженные лица солдат на блокпосту, по сути еще детей в военной форме, говорят нам о том, как тяжела здесь жизнь, несмотря на Минские соглашения о прекращении огня 2015 года.

Нашим проводником является священник украинской армии, который сегодня, в Страстную субботу собирается совершить богослужение для солдат, воюющих в этом секторе. Это приветливый, невысокого роста человек с прямым взглядом, всегда с нежностью смотрящий на собеседника. Он выглядит несколько смешно в военной форме, которая ему великовата, сидит мешком и вообще как будто пошита не для него. Он чем-то напоминает мексиканского комика Кантинфласа (Cantinflas), хотя и со славянской внешностью. Он кажется каким-то ненужным, но лишь до тех пор, пока вы не увидите, как он общается с солдатами, пока вы не увидите, как закаленные в боях мужчины спускаются с бронемашин, чтобы попросить у него благословения.

В нескольких метрах, на командном пункте помощник полкового священника и несколько штабных солдат готовят большой стол, на котором раскладывают колбасы, сыры, сладости и пасхальные яйца. Стол накрыт белой скатертью, на которой лежит богослужебная книга и бак со святой водой. У меня складывается ощущение, что военнослужащие больше думают о хлебе с салом, чем о Боге. Кто про что, как говорится… А я вот сегодня не завтракал.

После богослужения военные возвращаются на свои позиции. Во главе с капитаном воздушно-десантных войск и его группой мы входим в Писки. Небольшие дома перемежаются с серыми блочными зданиями советских времен. Нет ни одного здания без следов от пуль, все стекла в окнах выбиты, а сами дома представляют собой груду осколков. Они разрушены огнем артиллерии повстанцев (то есть, российской, хотя писать об этом нельзя).

Мы пробираемся по узкому окопу, чтобы добраться до передовой, не выходя на открытую местность. Пригнув головы, мы идем гуськом, потом бежим, чтобы не попасть под огонь снайперов. Расстояние составляет порядка 500 метров. Я не могу удержаться от того, чтобы не подумать, как это, наверное, здорово поймать в прицел несколько людей в касках, бегущих что есть мочи, как будто они борются за приз на ярмарке. «Как бы за мою голову не дали приз. Дай Бог, чтобы винтовка тоже оказалась как на ярмарке», — думаю я.

Выход из окопа находится позади старого магазина. Это наиболее приближенная к врагу линия огня. Ее защищают около десяти военнослужащих украинской армии. За исключением двух человек, отправленных на наблюдательные посты, все они отдыхают снаружи, ловя первые лучи весеннего солнца. Пьют чай, разговаривают, не переставая дымят сигаретами, в то время как с северо-востока слышится непрерывный треск крупнокалиберных пулеметов Дегтярева-Шпагина, сопровождаемый свистом выпущенных из минометов снарядов. Так происходит ежедневно, стороны напоминают друг другу о том, что, несмотря на пение птиц, война продолжается. Это не огонь на поражение, а огонь с целью сломить моральный дух противника.

Диме 24 года, он из Львова, что на западе Украины. Он пришел на позицию, чтобы поболтать с приятелем из своего района, вместе с которым пошел в армию. Он с удивлением смотрит на двух журналистов, которые здесь оказались, и начинает разговаривать с нами на великолепном английском. Почти сразу же, как будто рефлексивно, он стал рассказывать о своей малой родине, о своей невесте, футбольной команде, о том, как он мечтает попить пива со своими друзьями: «Мы прибыли в декабре на три месяца, сейчас уже конец апреля, и все молчат, только приходят грузовики с боеприпасами».

В словах этого юноши чувствуется подавленность после зимы, пропитанной кровью. «Посмотри вокруг, Ману, здесь жили около трех тысяч человек, сегодня остались семеро. Всякий раз, когда я смотрю вокруг себя…». Он вздыхает и улыбается мне. Я пытаюсь понять выражение его лица, но у меня не получается. Он просит меня пройти за ним вглубь здания. С высоты третьего этажа через маленькие отверстия для стрельбы открывается вид на окрестности.

Увидев обломки разрушенной церкви, не могу не вспомнить, во что превратили во время Гражданской войны город Бельчите (Belchite), и мне приходит в голову мысль, что человек обречен на повторение своих зверств.

Марихуана, джихад и бритоголовые

Будучи достойными наследниками Красной армии, Вооруженные Силы Украины очень бюрократизированы. Пройдя все мыслимые и немыслимые инстанции, мы наконец-то встретились с пресс-секретарем Еленой, отвечающей за сектор Марьинки. Она ждала нас в «Ладе Нива» с тонированными стеклами. Когда мы поравнялись с ее машиной, опустила ветровое стекло. Белокурая красавица с пухлыми губами и розовыми щеками. Мы поприветствовали друг друга.

«Кукла Барби в камуфляжной форме. Если она будет меня задерживать, то ради этого я готов перейти на сторону повстанцев», — шутили мы, следуя за машиной Елены, пока не подъехали к штабу, где мы должны представиться начальству и объяснить цель нашего визита. Выйдя из машины, мы забыли обо всех шуточках и стали вести себя как добропорядочные господа.

После долгих объяснений, которыми мы извели и начальство, и нашу обожаемую Елену, добились своей цели: провести несколько дней в одной из воинских частей, дислоцированных в районе Марьинки. Мы запрыгнули в видавший виды микроавтобус, на ветровом стекле которого вывешена знакомая надпись на арабском: «Бог един». На боковых стеклах надписи на английском: «Автобус джихада» и «Свободный сектор Газа». Водитель — бывший чеченский боевик, примкнувший к украинской армии. У него на голове типичный суннитский головной убор. Чеченцы, грузины, узбеки… В украинской армии можно увидеть представителей тех республик, с которым Российская Федерация все еще разговаривает с позиции силы.

Часть располагается в Марьинской больнице. Здание сильно повреждено снарядами повстанцев. Использовать можно только третий этаж, где размещаются военнослужащие. Два верхних этажа приходят во все большую негодность при каждом артобстреле. Командира зовут «Пират», ему 26 лет, он из Донецкой области. Рыжеволосый, с живым взглядом. «Располагайтесь и проходите в мою комнату», — говорит он на вполне сносном английском.

В комнате прямо на полу лежат два матраца и несколько одеял, стоит низкий столик. Вскоре нам принесли обогреватель, кипятильник и все необходимое для приготовления чая. Мне также принесли сигареты, поскольку мои закончились, и вот уже два часа я стреляю их у встречных солдат.

Комната Пирата украшена эмблемами его любимой футбольной команды «Шахтер» (Донецк) и разными предметами, как, например, пластмассовый морской крюк, шляпа, барабан… Создается ощущение, что он воспринимает свое прозвище вполне серьезно, а войну — с черным юмором. Рассказывая нам об обстановке на фронте и предстоящей ночной операции, он кладет на стол пакет с марихуаной. «Куришь?», — спрашивает он меня. Улыбка выдает меня, а он достает из шкафа приспособление, сделанное из пластиковой бутыли и просверленной гильзы, куда закладывает зелье. «Миномет», — говорит он, указывая на прибор, выпуская дым и предлагая мне затянуться.

В чужой монастырь со своим уставом не ходят. Накурившись, мы снова садимся в Джихад-ван и отправляемся на самую удаленную позицию. Чеченец вовсю жмет на газ, мы пригибаем головы, перекатываясь от одного борта к другому и выкрикивая «Аллах акбар», хотя здесь это ничего не значит.

Мы едем в самую опасную точку Марьинки, которая, как и другие зоны, примыкающие к линии разграничения, находится под контролем «Правого сектора» (организация запрещена в РФ — прим. ред.), ультранационалистической организации, давно участвующей в боевых действиях. Окруженные тремя из четырех флангов, около 20 бойцов расходятся по трем баракам и одному дому, расположенным вокруг небольшой баскетбольной площадки. На всех зданиях стены изрешечены пулями, крыши изуродованы, а окна разбиты. На войне, как на войне.

Нас встречает командир группы, которого зовут Дизель. Это сурового вида мужчина двухметрового роста с выбритой наголо головой, в бейсболке. На лице заметен шрам. На правом рукаве у него нашивка с трезубцем, наводящая ужас. «Добро пожаловать в ад, братишки!» — бросает он, улыбаясь, а его подчиненные смеются его шутке.

Дизель подает знак, и мы все переходим в помещение, которое служит командным пунктом. Он приглашает переводчика, а несколько бойцов из любопытства подходят к нам. Среди них Максим, робкий и неуверенный в себе юноша, но при этом необычайно умный. «Ладно, вы уже знаете, что мы здесь поедаем русских детей, так что скоро мы кого-нибудь из них поймаем», — говорит он с усмешкой, как бы комментируя слухи, которые распространяют о них пророссийские СМИ.

Бойцы занимают места согласно полученным приказам, темнеет, и в центре баскетбольной площадки устанавливается гибрид миномета и гранатомета, выполненный с большой выдумкой. Мино-гранатомет выстреливает первый снаряд, и через несколько секунд издали слышится глухой звук взрыва. С противоположной стороны начинается беспорядочный огонь из снайперских винтовок и калашей. Чеченец перебегает с гранатометом от укрытия к укрытию, а мы снуем между позициями, ища лучший кадры.

Они разбудили зверя, и теперь мы слышим свист пуль над нашей позицией. Трассирующие пули пролетают через ничейное пространство, оставляя за собой красивые красные линии, которые пересекаются в темноте. Избыток адреналина заставляет нас почувствовать себя маленькими детьми. Стрельба лишена какого-либо смысла, никаких целей нет вот уже несколько лет, но иногда нужно пошуметь… По крайней мере, так говорит нам Пират, который находится вместе с нами. Не столько, чтобы нас защитить, сколько чтобы оценить.

Через минут 30 опять слышатся разрывы снарядов. Мы отправляемся в укрытие, пусть повстанцы выпустят пар. Пират и Чеченец показывают нам, что пора возвращаться в больницу. Мы прощаемся с Дизелем, который приглашает нас снова посетить их, когда мы захотим. Микроавтобус трогается в путь, и мы возвращаемся с потушенными огнями, чтобы не стать мишенью для снайперов. По прибытии Пират предупреждает нас: «Если начнется артобстрел, выйдите из комнаты и стойте в коридоре, подальше от окон». В 3.30 утра я слышу голос своего товарища: «Пошли в коридор, начался обстрел».

Мне нужно всего лишь выбраться из спального мешка и схватить аппаратуру. Уже давно я научился спать в обуви и приготовленной аппаратурой. Снаряды попадают в верхние этажи больницы, а военнослужащие в это время обмениваются взглядами, нервными усмешками и сигаретами. Внутри артобстрел кажется не таким уж страшным, и, выждав какое-то разумное время после прекращения разрывов, все возвращаются в свои кровати, недовольные тем, что их потревожили во время сна. Завтрашний день мы решили провести с Дизелем и его подручными.

В 7 утра мы снова на позиции, контролируемой «Правым сектором». На этот раз мы решили взять с собой все наши вещи и провести ночь в этом месте, где пахнет порохом и войной. Дизель насмешливо встречает нас и вскидывает руку в древнеримском приветствии: «Хайль!». Я мог бы воспринять это всерьез, но даже он этого не делает. Он лишь играет роль, которую приписывает ему мировая пресса. Я лишь стою перед ним по стойке «смирно» и представляюсь добровольцем, коим я не являюсь и никогда не буду. Мы обнимаемся, и он тут же отправляет меня с Максимом, переводчиком, который стал нашей нянькой.

Война может показаться весьма скучной, когда нечем заняться, и я коротаю время, куря косяки с Максимом, рассуждая о божественном и человеческом. Мы говорим о его увлечении фотографией, о его жене, работе учителем, о его долге перед родиной и о том, как однажды он сменил свою чертову камеру на винтовку и в итоге стал «секретарем» Дизеля, отношения с которым колеблются между любовью и ненавистью. «Он постоянно время говорит мне, что я все забываю. Иногда даже бьет меня черным утешителем», — так называют черную полицейскую дубинку, которую Дизель всегда держит под рукой. Косяки с марихуаной закончились, беседа тоже подходит к концу. Если ничто не изменится, то и сегодня война будет скучной. Пойду полежу на раскладушке, почитаю, отдохну до вечера, когда обычно начинается пальба.

Прощай, Василий!

Два военнослужащих стоят в карауле у гроба Василия. По правую руку на школьных стульях сидит убитая горем семья и смотрит невидящими глазами в лицо покойника, которое при помощи грима пытались привести в порядок. Суровый отец, пытающийся сдержать слезы, и убитая горем мать, без конца бормочущая невнятные молитвы. Тут же стоит вдова, безутешно смотрящая на цветы, положенные в гроб. Ее боль выражается в нервном подергивании губ, как будто она хочет что-то сказать, но не может.

Чуть поодаль стоят ряды стульев, на которых расположились сельские старушки. Сегодня все они в черных платках. За ними стоят, входят и выходят жители села и военнослужащие, чтобы сказать последнее прости своему односельчанину, другу, военному…

Облака покрывают небо над селом Берестивец, холодный ветер завывает в ветвях деревьев, на которых еще не распустились почки, заглушая голоса однополчан, собирающихся перенести гроб в церковь. Десятки людей собираются по обе стороны главной улицы, а тем временем подъезжают все новые машины. Для местных жителей, в основном крестьян, Василий не просто односельчанин: он геройски пал в бою…

Когда начинается траурное шествие, над которым возвышается большой крест, люди становятся на колени и склоняют головы. Открытый гроб несут сослуживцы на плечах. Все мужчины снимают головные уборы, женщины устилают цветами земля, по которой движется процессия. Слышны лишь надрывные рыдания вдовы, у которой еле хватает сил, чтобы держать в руках портрет любимого человека. Фотография имеет мало общего с обезображенным лицом погибшего. Танк не только лишил Василия жизни, но и оставил в памяти людей его изуродованное лицо, как бы сделав его чужим.

Василий служил в Авдеевке, в пулеметном расчете, развернутом в нескольких километрах от коксового завода, благодаря которому живет село. Та пятница была пятым днем без столкновений. Пасхальное перемирие соблюдалось, бойцы на позиции оживленно беседовали друг с другом. Сигаретка, другая, кофеек и другие способы побороть скуку. Первые вражеские снаряды заставили всех быть начеку, а вскоре прямое попадание лишил всех их жизни. Все бегут с искаженными лицами и кричат. Слышен вой карет скорой помощи, и вся земля залита кровью. Пока идет отпевание, присутствующие здесь однополчане передают рассказ из уст в уста. Затем под звуки духового оркестра шествия отправляется в сторону кладбища.

Рядом со свежевырытой могилой, на которой еще нет плиты, мужчина лет пятидесяти сидит на корточках и плачет, время от времени прикладываясь к бутылке водки. Закуривает, приподнимается и тяжело вздыхает. Высокий, сухощавый, с огромными руками, его раскрасневшееся лицо и водянистые глаза говорят о том, что это не первая бутылка водки, которую он залил в себя этим утром. Траурное шествие вступает на территорию кладбища. «Сначала мой сын, теперь вот племянник. Семья потеряла все из-за киевской мафии… Все время одни и те же. Все время», — говорит он, имея в виду киевское правительство.

Его голос превращается в невнятное бормотание. Еще один глоток из горлышка.

Священник освящает могилу, в то время как товарищи погибшего готовят веревки, чтобы опустить гроб. Сотни людей подходят к гробу, чтобы попрощаться с покойным. Вдова гладит лицо Василия, целует его, проводит по нему указательным пальцем, чтобы запомнить его навсегда: «Мой Вася, любимый…». Она слегка приподнимает глаза, чтобы осознать происходящее, удивленно смотрит на всех этих людей, которые ее окружают, и снова целует холодное лицо Василия: «Мой Вася, любимый…».

Двое солдат закрывают гроб крышки и заколачивают четырьмя гвоздями. Тишину разрывает троекратный салют из винтовок. «Мой Вася, любимый…».

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219859


Литва. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219854

Командир литовских добровольцев Артурас Янискас: Главное — научить добровольца воевать.

Чтобы потом, в короткий промежуток времени, можно было бы направить его, куда надо.

Татьяна Урбанская, УНИАН, Украина

Командир Добровольческих сил Национальной обороны Литвы Артурас Янискас в интервью УНИАН рассказал, как изменились задачи литовских добровольческих батальонов с началом российской агрессии на Украине, зачем государству, помимо регулярной армии, нужны добровольцы и насколько важно участие общества в их поддержке.

Один из самых последовательных союзников Украины в гибридном противостоянии с Россией — Литва. Вильнюс регулярно оказывает Киеву помощь, начиная с лечения и реабилитации раненых военнослужащих, заканчивая передачей необходимых в АТО военных товаров. Кроме того, литовские военные инструкторы принимают участие в обучении украинских военнослужащих. Часть этих инструкторов — представители Добровольческих сил Национальной обороны Литвы.

УНИАН пообщался с командиром литовских добровольцев Артурасом Янискасом, который на днях принимал участие в круглом столе «Перспективы развития системы территориальной добровольческой обороны на Украине», организованном Посольством Литовской Республики в Киеве.

УНИАН: Когда и как добровольческие батальоны появились в Литве?

Артурас Янискас: Это очень похоже на вашу ситуацию, которая была в 2014 году, только у нас это было в 1991 году. Когда 13 января 1991 года советские солдаты пытались атаковать наш парламент, телебашни (после выхода Литвы из состава СССР — прим. ред.), граждане Литвы — десятки тысяч добровольцев — выступили против них и начали организовываться в самооборону, защищая здания парламента и другие. Так, за 3-4 дня появились добровольческие силы Литвы. Они взяли под охрану все важные здания в разных городах, и также приезжали в Вильнюс, чтобы увеличить количество отрядов в столице…

Мы [добровольцы] считаемся первыми, из кого позже родились современные регулярные литовские войска. С самого начала у нас даже были две воздушные эскадрильи, состоящие из АН-2 и спортивных самолетов, они также принимали участие в обороне в 1991 году. Но содержать их невыгодно, поэтому в добровольческих силах остались только пехотинцы. На сегодня мы являемся частью структуры литовских вооруженных сил, взаимодействуем с регулярными войсками, но остаемся добровольческими соединениями.

— Если добровольцы входят в структуру вооруженных сил, в чем отличие добровольца от бойца регулярной армии?

— Наш доброволец — это солдат непостоянной службы. Он приходит тренироваться по выходным или один раз в 2-3 месяца на 3-5 дней… Всего в год где-то 30 дней тренировок. В основном, тренировки проходят по месту проживания — в каждом районе есть своя рота. Кроме того, есть учения регулярной армии, в которых мы также принимаем участие.

— А сколько времени прошло с момента самоорганизации граждан до создания полноценной структуры добровольческих сил?

— У нас все произошло очень быстро, за несколько дней. Официально нашу организацию учредили 17 января 1991 года. Я сам был добровольцем в 1991 году и, по моим наблюдениям, понадобилось 4-5 лет, чтобы структура полностью сформировалась. А, чтобы она стала частью Вооруженных сил, понадобилось еще несколько лет. Мы постоянно эволюционируем — улучшаем и координируем условия службы добровольца в наших силах — с момента основания добровольческих сил. Этот процесс — без окончания.

— И сколько добровольцев есть в структуре на сегодняшний день?

— Где-то 4 тысячи 700 человек. Я руковожу добровольцами два года и за это время нас стало больше на 350. По литовским меркам — это много.

— Добровольцами могут быть только мужчины?

— Нет, у нас много женщин — 14%.

— Существуют ли какой-то возрастной ценз для вступления в ряды добровольцев?

— Раньше мы обращали внимание только на молодых людей 18 лет. Говорили, что именно их нужно приглашать. Но у нас очень много мужчин 35-45 лет, которые, в силу разных причин, не служили ни в какой армии, и я говорю нашим специальным службам рекрутинга, что мы должны обращать внимание на эту группу людей. Кстати, это подсказал украинский пример, когда в добровольцы шли люди очень разных возрастов. Кроме того, средний возраст добровольцев у нас — 27 лет, в то же время в Швеции — 47 лет. Нам еще есть куда расти. И есть сегмент в обществе, который может увеличить контингент добровольческих сил. Также мы в нашей службе увеличили возрастной порог с 55 до 60 лет, чтобы те, кто служит 26 лет, но еще здоров и энергичен, мог продолжить службу до этого возраста.

— А какая мотивация граждан Литвы вступать в добровольческие силы?

— За 25 лет мы имеем несколько десятков добровольцев, которые служат с самого первого дня. Их мотивация в том, что они не забыли, для чего они пришли в самооборону: старая гвардия все время понимала и понимает, что есть угроза со стороны, что кто-то может напасть на Литву. И никакие события, даже вступление в НАТО, не изменили их мнения. Они всегда считали: «кто, если не я». Другие приходили и приходят, потому что им нравится военное дело, они понимают, что надо защищать родину. Некоторым нравится, что они могут не просто отвлечься от учебы или работы, а пройти службу, выполнить свой конституционный долг — можно не быть призывником и не служить в регулярных войсках, но можно пойти в добровольцы и тебе после 4 лет будет засчитана обязательная военная служба (добровольцы заключают контракт на 4 года, но могут прекратить его в любой момент). Есть те, кто закончил службу в регулярной армии, но хочет продолжить добровольцем. Есть такие, кому просто нравятся приключения…

— Престижно ли быть добровольцем в Литве?

— Думаю, что престижно. Среди добровольцев есть и бизнесмены, и мэры городов… Если почитать их страницы в соцсетях — все гордятся службой. Кстати, одна из моих маленьких побед как командира — мы начали писать письма работодателям наших добровольцев о том, что у них работают такие хорошие ребята. Мы делаем им промоцию.

— Произошли ли какие-то изменения в деятельности добровольческих сил Литвы после начала российской агрессии на Украине?

— Да, наши задачи изменились. Добровольческие силы не являлись территориальными силами обороны. До 2014 года руководство Вооруженных сил ставило нам другие задачи — мы больше готовились воевать в окопах, помогать батальонам регулярных войск, ездили на миссии, к примеру, в Афганистан, в Ирак, отдельные солдаты бывали в других странах. Но теперь нам поставили задачу обеспечивать территориальную оборону. И теперь мы фокусируемся на этом — учимся воевать в городских условиях и меньшими группами, чтобы нас сложнее было поймать, а мы смогли нанести больший урон, больше вреда противнику. Думаю, что теперь мы вернулись к своим истокам, к тому, с чего начинались добровольческие силы.

— То есть, теперь в отработке каких-то заданий играет роль и то, какую местность должен защищать доброволец?

— Конечно, это играет роль. Понятно, что батальон, который, например, дислоцируется в Клайпеде, около моря, больше занимается охраной прибрежной линии… Но главное в обучении — у нас есть единые стандарты — научить добровольца воевать, обращаться с оружием, понимать тактику. Чтобы потом, в короткий промежуток времени, можно было бы направить его, куда надо.

— Насколько я понимаю, эти стандарты и тактика — тот самый опыт, которым вы делитесь с нами?

— Пока у вас все не структурировано и не систематично, поэтому не все, кто хотел бы участвовать в обороне страны, удовлетворены своим вкладом в это. В этот раз мы обсуждали, что есть проект о силах территориальной обороны, подготовленный в СНБО, по нему хотят работать… Первый раз я приезжал к вам полтора года назад, мы обсуждали наш пример, эстонский, польский, других стран. И дали импульс осуществлять проект. В целом, ваши вооруженные силы нуждаются в военной подготовке и тренировках. В этом году наши добровольцы приехали передавать свой опыт во второй раз (в прошлом году наши тренинги были в Яворове). Через месяц 16 инструкторов из Литвы будут тренировать ваши регулярные силы. Среди них половина — профессиональные солдаты, половина — добровольцы. Они очень хорошо подготовлены.

— Есть ли представители Добровольческих сил Литвы на востоке Украины?

— Я о таком не знаю. Несколько человек — просто граждане Литвы, не добровольцы — рассказывали, что были на востоке Украины как гражданские лица. Может, хвастаются…

— Как происходит финансирование учений добровольческих сил? Вам помогают какие-то общественные организации, фонды, спонсоры?

— Мы являемся государственной организацией, поэтому нам ничего не надо собирать. За те дни, которые доброволец проходит службу, государство дает ему денежную компенсацию, премию. И, конечно, обеспечивает ему весь тренировочный процесс. Но, к примеру, в Литве есть общественная организация «Союз стрелков Литвы» (военизированная организация, в состав которой входит около 10 тысяч человек, является особым подразделением Вооруженных сил Литвы и занимается обучением гражданского населения самообороне, — УНИАН), которая сама себя обеспечивает — существует на членские взносы. Министерство обороны, со своей стороны, помогает «стрелкам» тем, что, в частности, платит зарплату руководящему составу. А также помогает им организовывать, особенно, летом, лагеря для молодых людей, где они тренируются.

— «Союз стрелков Литвы» входит в структуру добровольческих сил?

— Нет, они сами по себе. Но у нас есть планы взаимодействия и мы теперь очень часто тренируемся вместе. Если бы что-то случилось серьезное, они были бы включены в нашу структуру.

— На Украине, когда речь заходит о добровольческих батальонах, озвучивается множество мифов, например, что спонсорская помощь и поддержка может стать фактором влияния на добровольцев, к примеру, со стороны олигархов…

— У нас такого не может быть. Мы находимся под единым командованием Вооруженных сил Литвы. Поэтому помогать может, кто хочет, но существует структура, и командование идет от одного командира, из одного штаба. В целом, помощь — это хорошо. Так, например, у американцев. Я знаю примеры, как они ездили в Ирак, а какой-то состоявшийся бизнесмен дал по миллиону долларов на батальон и сказал: «Купите то, чего вам не хватает». Не было никаких преград для такой спонсорской помощи. Думаю, в этом стиле надо работать. Еще, создавая добровольческие силы, важно, чтобы общество тоже включилось в создание и поддержку этой структуры. Когда общество может участвовать в создании добровольческих сил, оно участвует и в поддержке. И, частично, несет ответственность за их деятельность и существование.

— На Украине общество поддерживает защитников страны волонтерской помощью. В Литве волонтеры оказывают помощь добровольцам?

— Изначально, и сама по себе военная структура добровольческих сил, и менталитет, привели к ожиданиям помощи от государства. Мол, какой выделили бюджет, сколько дали — столько и надо. Но я с этим не согласен. Поэтому, с момента моего прихода, пытаюсь организовать фонды, чтобы люди, которые хотят присоединиться к нам, но не могут помочь по-военному, могли помогать по-другому. Тем более, что опыт уже есть — в Литве несколько раз проводились акции, когда волонтеры собирали средства и отдавали нам специально, чтобы мы купили дополнительную экипировку, то, чего нам не хватает. Есть также некоторые добровольцы, которые объединились и создали фонд помощи добровольческим силам… Все это началось, когда наши инструктора стали ездить на Украину. Мы посчитали, что должны привезти не только знания, но и какую-то материальную помощь. Тогда мы собрали некоторую сумму, которую они повезли на Украину тем семьям, где были погибшие. Я сказал: если мы можем так помогать украинцам, мы можем помочь и сами себе. И теперь мы начинаем такое движение. Может, оно вырастет. Есть хорошие примеры Дании, Швеции, Эстонии, по которым мы можем работать.

— Если уж мы заговорили о таких примерах, могут ли добровольцы тренироваться и выполнять поставленные задачи с оружием, которое содержится у них дома, как, например, в Эстонии?

— У кого-то из добровольцев вполне может быть оружие дома, но во время сборов у нас есть государственное оружие для тренировок. Оно охраняется в ротных помещениях, не содержится дома, как в Латвии или Эстонии. Недавно «стрелки» и мы получили право иметь свое личное оружие для нужд охраны края.

— Если будут учения, то добровольцы смогут брать с собой это оружие?

— Мы над этим работаем. Главное, что мы имеем такое право. На сегодня мы учимся и тренируемся с госоружием, а личное оружие добровольцы могут использовать для улучшения своих навыков.

— Что вы считаете вашей самой большой победой в добровольческом движении?

— Думаю, что такой победы еще не произошло. Когда я начал службу в должности командира, моя цель была — увеличить наши силы на 2 тысячи добровольцев. Как я уже сказал, на сегодня удалось увеличить количество добровольцев на 350 человек. Поэтому до моей цели еще нужно расти. С другой стороны, есть несколько маленьких побед. Среди них — изменение возраста до 60 лет. Или то, что мы сумели убедить министерство обороны, чтобы они выплачивали добровольцу некоторую сумму, премию, после выполнения первого контракта… Поэтому — победы еще впереди.

Литва. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219854


Евросоюз. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 22 июня 2017 > № 2221340

Петр Порошенко о реакции партнеров из Евросоюза и США: санкции будут продолжаться

Европейский Союз намерен продлить антироссийские санкции до полного выполнения Минска-2

КИЕВ – Европейский Союз намерен продлить антироссийские санкции вплоть до полной имплементации Минских соглашений, включая вопросы безопасности. Об этом 22 июня в Брюсселе во время рабочего визита после переговоров в официальном Вашингтоне, заявил президент Украины Петр Порошенко.

«Сегодня состоится заседание Совета Европейского Союза, где будет принято, теперь мы уже точно знаем, решение о продлении санкций против Российской Федерации аж до полной имплементации Минских соглашений, в том числе и их компонента по безопасности. Вы знаете, что ситуация в последнее время обострилась, мы видим, что происходят атаки на представителей мониторинговой миссии ОБСЕ и сегодня активизировались атаки на гражданские объекты. Реакция наших партеров из Евросоюза такая же, как и наших партеров из Соединенных Штатов Америки: санкции будут продолжаться», – отметил Петр Порошенко в комментарии журналистам.

Он сказал, что введение санкций – это «победа украинского народа, украинского государства и украинской дипломатии».

«Это сильная мотивация вернуть Россию за стол переговоров и обеспечить выполнение компонента безопасности минских соглашений», – заявил Петр Порошенко.

Президент Украины отметил, что традиционно решения о санкциях продолжаются на полгода и «это позволит России сделать очень простые вещи: вывести свои войска, освободить украинских заложников, сотрудничать с миссией ОБСЕ и забрать свои пушки, танки, системы залпового огня, которыми россияне убивают украинцев», сообщает пресс-служба Петра Порошенко.

В ходе встречи с президентом Европейского Совета Дональдом Туском президент Петр Порошенко «выразил удовлетворение координацией действий с президентом Туском по вопросам мира в Украине», также напомнил о своей встрече с президентом Соединенных Штатов Дональдом Трампом и «выразил уверенность, что действия по налаживанию мира будут более эффективными».

По его словам, сообщает пресс-служба президента Украины, переговоры в Соединенных Штатах, в первую очередь, касались вопроса продления санкций против России.

«Соединенные Штаты, как вы знаете, ввели новые санкции и подтвердили, что эти санкции будут оставаться в силе до полной имплементации Минских соглашений», – отметил Петр Порошенко.

«Я сегодня был очень рад услышать от Дональда Туска и в рамках наших консультаций с другими лидерами Евросоюза, позицию Евросоюза – это единство и солидарность с Украиной. Это жизненно важно для нас», – сказал Петр Порошенко во время встречи с представителями европейской и украинской прессы.

Он отметил, что украинская сторона приветствует сообщение о продлении санкций против России.

Украинское национальное информационное агентство цитирует слова президента Дональда Туска о «проевропейской решительности» украинцев.

«Дорогие украинские друзья. Я хочу вас поздравить и поблагодарить вас. Поздравить с тем, что, несмотря на драматические обстоятельства и различные препятствия, несмотря на войну на востоке Украины, вы смогли получить безвизовый режим. И хочу поблагодарить вас за вашу проевропейскую решительность. И мужество, с которым вы защищаете вашу независимость», – сказал президент Европейского Совета.

Дональд Туск отметил, что за эти успехи украинцы заплатили, к сожалению, и кровью.

Украинский лидер напомнил о подготовке к телефонному разговору в Нормандском формате на следующей неделе, а также провел встречу с федеральным канцлером Германии Ангелой Меркель на полях саммита Евросоюза, который начался в Брюсселе, сообщают украинские издания.

Напомним, что 20-21 июня президент Украины находился с рабочим визитом в Соединенных Штатах, где провел переговоры с президентом Дональдом Трампом, вице-президентом Майком Пенсом и другими официальными лицами.

Переговоры в США и Евросоюзе – евроатлантическая поддержка Украины

Переговоры президента Петра Порошенко на высшем политическом уровне в Соединенных Штатах и Европейском Союзе, по мнению политолога Олега Лисного, связаны между собой одним смыслом – принципами евроатлантической поддержки Украины.

«Тот факт, что события идут одно за другим, говорит нам о желании преломить ситуацию в Донбассе. Украине нужна поддержка из Соединенных Штатов – военная и политическая, и экономическая со стороны стран Европейского Союза. Украине нужно поднимать экономику, привлекать инвестиции, и если в переговорах в Вашингтоне доминировали военная и политическая темы, то в Европе президент Украины акцентировал внимание на экономическом сотрудничестве, полномасштабном запуске Соглашения об ассоциации с Евросоюзом», – подчеркивает Олег Лисный в комментарии корреспонденту Русской службе «Голоса Америки».

Олег Лисный считает, что объем проведенных переговоров, как в Вашингтоне, так и Брюсселе позволяет надеяться на результаты уже в ближайшем будущем.

«Если со стороны России не будут созданы форс-мажоры, то результаты этих переговоров, на которых были определены конкретные шаги, можно ожидать в ближайшем будущем, во время визита, например, американских чиновников в Украину, о чем была достигнута договоренность в Вашингтоне», – утверждает Олег Лисный.

«Украинский вопрос» и противодействие российской агрессии в Донбассе, по его словам, остаются среди приоритетов официальной политики западных партнеров, однако формат возвращения Крыма официальному Киеву предстоит самостоятельно сформировать для международного обсуждения.

«Переговорный формат по Крыму Украина должна инициировать сама, потому, что крымская проблема намного сложнее, чем проблема Донбасса. Это те территории, которые Россия, используя псевдоюридические аргументы, присвоила себе и ожидать, что кто-то решит за нас наши проблемы – не продуктивно. Несомненно, Украине сложно одновременно решать две задачи – проводить деэскалацию конфликта на востоке страны, и разрабатывать механизм преодоления аннексии полуострова. Сначала нужно завершить проблему в Донбассе, а потом дипломатическим путем вернуть Крым», – говорит Олег Лисный.

Тем не менее, он считает, что деоккупация части территории Донбасса и преодоление аннексии – это две составляющие одного формата переговоров с западными партнерами.

«Этот формат Украине еще предстоит сформировать, в нем Донбасс и Крым должны выглядеть как один комплекс проблемы», – отмечает Олег Лисный.

О рациональном Евросоюзе и поддержке из США

Политический эксперт «Украинского клуба» Виталий Литвиненко считает, что в сотрудничестве с Украиной Европейский Союз занимает исключительно рациональную позицию.

«Если мы говорим о Соглашении об ассоциации с Евросоюзом, то на самом деле, то, что предлагается Украине – это в очень усеченном виде допуск украинских товаров на европейский рынок. Безвиз – это не больше, чем полумера, замена туристических виз. Стратегически, Евросоюз занимает соглашательскую позицию по вопросу решения конфликта, в отличие от Украины и Соединенных Штатов. Думаю, Украине нужно активнее развивать отношения с Вашингтоном», – говорит Виталий Литвиненко корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Виталий Литвиненко сомневается в единстве позиции Европейского Союза по «украинскому вопросу», поскольку вопросы противодействия российской агрессии в Украине требуют коллегиального согласования представителей всех стран-участниц ЕС.

«Нам необходимо развивать атлантическое единство с Соединенными Штатами и Канадой по вопросу защиты Украины», – утверждает Виталий Литвиненко.

Виталий Литвиненко отмечает, что, пока существует проблема оккупированных территорий, нет оснований говорить о создании эффективного механизма для возвращения аннексированного Россией Крыма.

«Если посмотреть Минские соглашения, там нет слов о Крыме. Украине нужно комплексно решать два кейса – только в условиях успешного возвращения оккупированных территорий на востоке, можно начинать заниматься Крымом. Крым, судя по текущей ситуации, активно дрейфует в сторону России – российские паспорта, рублевая зона, Россия признала полуостров частью своей федерации. Фактически, проглотила полуостров», – подчеркивает Виталий Литвиненко.

Хлебное перемирие: прекращение огня

С 24 июня 2017 года в зоне проведения Антитеррористической операции должно начаться так называемое «хлебное перемирие» – соблюдение режима тишины на время уборки урожая. Эта инициатива местных украинских советов была поддержана во время заседания Трехсторонней контактной группы на переговорах в Минске.

Об этом на своей странице в Фейсбуке 21 июня по итогам заседания пишет пресс-секретарь украинского представителя в Трехсторонней контактной группе Дарка Олифер.

«Блок вопросов по безопасности – ключ к выполнению всего пакета Минских соглашений. Полный и устойчивый режим прекращения огня, вывод с территории Украины российских воинских формирований и тяжелого вооружения, доступ Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ ко всему участку украинско-российской границы – эти условия остаются базовыми и принципиальными для прогресса по всем направлениям», – отмечает Дарка Олифер.

Она подчеркивает, что «украинская сторона возмущена очередным случаем агрессии по отношению к патрулю СММ ОБСЕ, который имел место в неподконтрольной Украине Ясиноватой 20 июня 2017 года».

«Мы категорически осуждаем эту попытку запугать сотрудников миссии, требуем найти и наказать виновных. На территории отдельных районов Донецкой и Луганской областей происходит все больше насилия и угроз по отношению к сотрудникам миссии. Так, начиная с 23 апреля 2017 года, когда на территории отдельных районов Луганской области трагически погиб представитель Специальной мониторинговой миссии, каждый третий день происходят серьезные инциденты, связанные с безопасностью СММ ОБСЕ», – отмечает Дарка Олифер.

Тарас Бурноc

Евросоюз. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 22 июня 2017 > № 2221340


Украина. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 22 июня 2017 > № 2221247

Порошенко не смог привлечь США к переговорам по Донбассу

Украинская сторона не считает целесообразным изменение минского и нормандского форматов переговоров по Донбассу. Об этом заявил президент Петр Порошенко на брифинге в Вашингтоне по итогам визита в США.

"Мы не видим необходимости менять нормандский формат и иметь какой-то параллельный тренд минского процесса", – сказал он. П.Порошенко признал, что официальный Киев ранее хотел привлечь США к этим переговорам.

"Мы действительно обсуждали более активное привлечение наших американских партнеров к нормандскому формату, мы полностью открыты и будем приветствовать более активное участие, в том числе представительство в формате минского процесса, в том числе в трехсторонней контактной группе", – отметил он.

По словам П.Порошенко, это может привнести новое дыхание, перезагрузку и дать быстрый результат процессу мирного урегулирования вооруженного конфликта на Донбассе.

Ранее глава МИД Украины Павел Климкин сообщил, что обсуждает с Госдепартаментом США привлечение американской стороны к переговорам по Донбассу.

Украина. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 22 июня 2017 > № 2221247


Украина > Армия, полиция > ria.ru, 22 июня 2017 > № 2218944

Около 500 участников военной операции в Донбассе покончили с собой после возвращения из зоны боевых действий. Такие данные по состоянию на начало июня привел министр внутренних дел Украины Арсен Аваков в статье, опубликованной "Украинской правдой".

Глава МВД отметил, что по общепризнанному международному стандарту по военным конфликтам 90-95% участников боевых действий впоследствии испытывают социальные и медицинские, связанные с нервной системой проблемы. Еще примерно у трети диагностируют посттравматический синдром, результатом которого нередко бывают самоубийства.

Вьетнамский синдром

В статье, посвященной последствиям вооруженного конфликта на юго-востоке Украины, Аваков отдельно останавливается на "возможно частном, но чрезвычайно значимом и к сожалению масштабном факторе" в результате войны — поствоенном ветеранском синдроме.

"С каждым днем идущей войны все больше появляется людей, обожженных боевыми действиями, со смещенными ценностными категориями — людей, которым легко перейти грань этических норм и применить силу, а то и оружие", — говорится в статье.

Это явление также известно как "вьетнамский" или "афганский синдром". Как отмечает автор статьи, украинцам больше знаком "афганский синдром": "советские "афганцы" зачастую не смогли найти себе достойное место, вернувшись с войны, на которую их "никто не посылал"… Наркомания, суицид, агрессивное поведение, конфликтность, разрушенные семьи, разрушенные судьбы".

Как пишет Аваков, по доступной советской статистике через военный конфликт в Афганистане прошли более полумиллиона человек — это 0,2% населения СССР. Никаких программ по реабилитации тогда не было, и "афганский синдром" остался частной трагедией каждой отдельной семьи.

Министр предлагает обратиться к опыту Соединенных Штатов, которые ощутили последствия войны во Вьетнаме.

"Вьетнамский синдром" в США является медицинским термином, объединяющим различные нервные и психические заболевания, жертвами которых стали американские солдаты и офицеры… У вернувшихся солдат было ощущение, что общество отторгает их, которые вернулись в него "другими", не похожими на остальных", — говорится в статье.

Согласно статистике, которую приводит Аваков, в течение десяти лет после окончания Вьетнамской войны жизнь самоубийством покончили 62 тысячи американских солдат, а к 1988 году эта цифра превысила 100 тысяч.

Проблема "вьетнамского синдрома" была признана в США на государственном уровне, для ее решения разрабатывались широкие и щедро финансируемые программы реабилитации — их общий бюджет составляет четыре миллиарда долларов, отмечает Аваков.

Обращаясь к событиям на Украине, глава МВД сообщает, что по состоянию на середину июня 2017 года статус участников боевых действий имеют 280,5 тысяч человек. Это те, кто оформил документы официально, то есть реальная цифра может быть больше. Тем не менее, это уже почти 0,7% населения страны.

По данным военной прокуратуры, на начало июня 2017 зарегистрировано около 500 случаев самоубийств участников антитеррористической операции после возвращения из зоны боевых действий.

По информации правозащитников, уже через год после начала военной операции в Донбассе, число обращений членов семей участников АТО, которые жаловались на бытовое насилие, выросло в восемь раз.

"Требуется комплексная, целостная программа на государственном уровне, направленная на минимизацию негативных последствий "поствоенного синдрома" как социального явления. Необходимо понимание и признание, что эта проблема является глобальной проблемой Украинского общества" — отмечает Аваков.

Призрачные перспективы мира

Военная операция Киева в Донбассе продолжается уже более трех лет. По данным ООН, жертвами конфликта стали около десяти тысяч человек.

Пока Киеву и самопровозглашенным ДНР и ЛНР не удается прийти к соглашению. Минские договоренности продолжают нарушаться. На фоне продолжающихся обстрелов, разрушений и жертв контактная группа по Донбассу предприняла очередную попытку установить режим полного прекращения огня, добиться которого пока так и не удается. По итогам переговоров в среду стороны сообщили о новой попытке — с 24 июня.

Последняя инициатива Киева — законопроект о реинтеграции Донбасса. Он предусматривает признание неподконтрольных правительству территорий Донбасса "оккупированными" и переход украинских силовиков к формату "войсковой операции", однако текст документа пока не был обнародован.

По мнению полпреда России в контактной группе по Украине Бориса Грызлова, этот законопроект является попыткой создать альтернативу минским соглашениям, вместо политического урегулирования делается упор на военное решение конфликта. При этом в самопровозглашенных ДНР и ЛНР заявили, что урегулирование конфликта должно проходить в рамках минских договоренностей, иные варианты неприемлемы.

Украина > Армия, полиция > ria.ru, 22 июня 2017 > № 2218944


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 июня 2017 > № 2218692

Киев мечтает привести армию НАТО в Донбасс

Кристель Неан (Christelle Néant), AgoraVox, Франция

Если количество бомбардировок и уменьшилось почти вдвое за последние 48 часов из-за визита Порошенко в Вашингтон, не стоит видеть в этом долгосрочную тенденцию, это лишь затишье перед бурей. Кроме того разведка ДНР зафиксировала перемещение тяжелой артиллерии украинской армии вблизи Донецка. Это заставляет опасаться резкого обострения ситуации, как только завершатся визит Порошенко в США и встреча в Минске.

Последние заявления украинских чиновников не оставляют никаких сомнений относительно их намерений: они хотят привести НАТО и вооруженные силы США в Украину, особенно в Донбасс. Так, председатель Рады Андрей Парубий заявил о необходимости для Украины заключить двустороннее соглашение о безопасности, которое должно включать в себя «организацию специальных операций, совместное создание научно-технических проектов и даже развертывание на территории Украины военных контингентов Соединенных Штатов». Он также просит предоставить Украине летальное оружие, (что уже имеет место в действительности, но неофициально). Сложно высказаться яснее.

И в то время как после встречи с Дональдом Трампом Порошенко заявил о желании президента США расширять военно-техническое сотрудничество с Украиной, Белый дом, со своей стороны, выступил с более лаконичным заявлением, в котором говорится, что американский президент обсудил со своим украинским коллегой «приверженность мирному урегулированию конфликта на востоке Украины и актуальные вопросы, касающиеся проведения реформ и усиления борьбы с коррупцией, стоящие перед Порошенко».

Встреча вице-президента США с Порошенко была более содержательной, но заявления, прозвучавшие на ней, сводились приблизительно к одному и тому же: приверженность мирному урегулированию конфликта и выполнение минских договоренностей, а также важность проведения реформ в частности в борьбе с коррупцией.

Речь не шла ни о каком военно-техническом сотрудничестве, о котором говорил Порошенко в своих заявлениях. Можно подумать, что участники присутствовали на разных встречах, или Порошенко выдает желаемое за действительное в надежде, что его заявления помогут мечтам стать реальностью.

И ведь нельзя сказать, что не были использованы все возможные и невозможные провокации, чтобы военные США вошли в Донбасс. Например, смерть американского наблюдателя миссии ОБСЕ в апреле этого года в ЛНР, когда машина миссии подорвалась на мине вероятней всего установленной украинскими диверсантами. Так, ООН, которая отвечает за расследование, ведет себя довольно «странно», уже два месяца затягивая дело, в то время как против Киева существуют неопровержимые доказательства.

Два бывших наблюдателя ОБСЕ, которые работали в миссии, когда был убит их американский коллега, подтвердили, что эксперты ООН, изучив взрывное устройство, а также фото и видео материалы пришли к выводу, что устройство было приведено в действие дистанционно и установлено на украинской стороне.

После того, как данные были переданы заместителю секретаря ООН Джеффри Фельтману (Jeffrey Feltman), доступ к файлу был ограничен для небольшого количества сотрудников, которым было приказано не разглашать его содержание ни прессе, ни другим государственным органам. То же самое произошло и с досье о крушении MH17: расследование было засекречено и будет похоронено.

После провала первой попытки украинские секретные службы вчера попытались устроить новую провокацию в Ясиноватой, отправив туда людей переодетых в военную форму, чтобы запугать наблюдателей ОБСЕ. Военные ДНР провели операцию по перехвату, в ходе которой указанные лица были задержаны. Они передвигались на машине с украинскими номерами и, как выяснилось, не были ни военными, ни членами ни одной из структур по поддержанию порядка ДНР. В данный момент их допрашивают, чтобы выяснить от кого они получили приказ.

В том же ключе, что и заявления о несуществующих переговорах, Украина попросила США подвергнуть санкциям страны, которые участвуют в проекте «Северный поток-2», на основании того, что этот проект угрожает европейскому единству (только и всего…). Надо сказать, что Украине есть о чем волноваться. Этот проект лишит ее значительных финансовых вливаний и рычагов воздействия на Россию и Европу из-за транзита российского газа на ее территорию.

Охваченная русофобской лихорадкой, Украина больше не хочет покупать газ напрямую у России, но при этом покупает его же, но дороже у Европы и требует, чтобы этот газ (поступающий от страны агрессора) шел транзитом только через ее территорию. Если вы хотите найти логику и последовательность в этой несуразице — удачи!

И эта всеобщая непоследовательность существует не только в Киеве, но и присутствует у многих сторонников Украины после Майдана, как, например, у лауреата Нобелевской премии Светланы Алексиевич, которая в интервью Regnum приводит нам отрывок из антологии по непоследовательности, которая царит среди признанных русофобов.

Самый восхитительный пример в этом интервью касается двойных стандартов в отношении убийств журналистов. С одной стороны она требует, чтобы десятки тысяч россиян вышли на улицы в память о смерти Анны Политковской. С другой стороны, она оправдывает убийство Олега Бузины на Украине на основании того, что его высказывания «вызывали ожесточенную реакцию».

Я призываю всех прочесть это интервью. Оно очень поучительно по многим причинам. Кроме того, в какой-то момент, почувствовав, что она противоречит сама себе, Алексиевич в итоге запретит публиковать это интервью. К сожалению для нее и к счастью для нас, у Regnum было предварительное согласие Алексиевич на публикацию этого интервью. Агентство опубликовало интервью и у него есть запись для желающих его проверить. Если после того как вы прочли это интервью у вас появилось ощущение, что вы побывали в четвертом измерении — это хорошо. Это значит, что вы нормальный человек и находитесь в здравом уме.

И в то время как нобелевские лауреаты несут невежественную чушь, чтобы оправдать эту войну, в Донбассе продолжают гибнуть под бомбами мирные жители. Так, сегодня утром в больнице скончалась серьезно раненая в понедельник в Ясиноватой пожилая женщина, став очередной жертвой конфликта. И это в то время как ООН обеспокоена резким увеличением числа жертв среди мирного населения с начала года. В период с 1 января по 18 июня 2017 года было убито 67 человек и ранено 308.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 июня 2017 > № 2218692


Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 июня 2017 > № 2218677

Новый статус Донбасса: о чем идет речь

Важный момент нового закона о деоккупации Донбасса - возможность объявления военного положения в отдельных прифронтовых районах

Алексей Гарань, Новое время страны, Украина

Большинство экспертов, которые комментируют новый законопроект по Донбассу, считают этот шаг правильным. Конечно, комментарии довольно сдержанные и осторожные, в том числе и со стороны правящей коалиции, поскольку речь идет о документе, который еще не видели. Выработанной концепции пока нет в широком доступе.

В целом, о том, что озвучено, можно выделить две важные вещи. Во-первых, вводится формулировка временно оккупированных территорий, и это то, что надо было сделать уже давно. Во-вторых, меняется формат АТО на формат военной операции. Это тоже правильно, поскольку АТО закончилась еще в августе 2014 года, когда были введены российские регулярные войска.

Еще один важный момент нового законопроекта — возможность объявления военного положения в отдельных прифронтовых районах. Сейчас процедура объявления военного положения закреплена в Конституции и прописана для всей страны или для отдельных областей. Кроме того, это требует утверждения Верховной радой. Новый закон сделает процедуру введения военного положения более локальной и более гибкой — именно там, где ведутся боевые действия.

Противоречит ли закон Минским соглашениям?

Возникает вопрос: насколько этот проект отличается от того, что внесла «Самопомощь». Из того, что говорят спикеры БПП, выглядит так, что в предыдущем проекте их не устраивает тезис, будто Украина не несет ответственность за своих граждан на оккупированной территории. Предполагаю, что в сессионном зале будет много дискуссий относительно нового законопроекта, но для тех фракций, которые называют себя демократическими, было бы логично поддержать его. Он соответствует тому, что давно требовали военные, добровольцы, эксперты, оппозиция и большинство населения Украины. Ведь большая часть населения соглашается с тем, что это не АТО, что нет смысла говорить о предоставлении особого статуса, проводить выборы на оккупированной территории, проводить амнистию и т.д.

Международный аспект законопроекта. Противоречит ли он Минским договоренностям?

Очевидно, что российская пропаганда скажет: противоречит. Лично я не вижу никакого противоречия, потому что Минские договоренности предусматривают поэтапность решения конфликта: сначала безопасность, потом политическое урегулирование. На данный момент все застопорилось на уровне вопросов безопасности. Не выполнен пункт 1 — вопрос перемирия. Поэтому позиция Украины воспринимается сегодня нашими западными партнерами. Если раньше они говорили: «Давайте конституционные изменения, особый статус, выборы», то сейчас всем ясно, что это невозможно.

Приведу пример. Одно из объединений европейских партий в Европарламенте проводило региональную конференцию в Харькове. Они поехали в Славянск, для того, чтобы увидеть ситуацию на месте. Один из вариантов программы предусматривал дальнейшее путешествие на КПВВ. Но руководство объединения запретило туда ехать из-за опасности и в конце концов никто на КПВВ не поехал. Возникает вопрос: если опасно поехать даже на КПВВ — где ежедневно ходит большое количество людей — то как можно говорить о каком-то мониторинге ситуации на Донбассе со стороны международных наблюдателей для проведения выборов. Это совершенно невозможно.

Еще один интересный вопрос: как это все связано с визитом президента в Вашингтон, поехал ли Порошенко согласовывать этот документ с Трампом. Этот вопрос конечно, может обсуждаться, но в целом процесс уже запущен. Трудно представить ситуацию, когда после анонсирования законопроекта, от него откажутся после поездки в Вашингтон. Думаю, процесс уже пошел. А с нашими западными партнерами могут уточняться некоторые детали и формулировки.

Если говорить о презентации документа накануне закрытия пленарной сессии Верховной рады, не думаю, что кому-то из парламентариев не хватит времени ознакомиться с этим законопроектом. Было бы политическое желание, а сессию, в конце концов, можно продолжить. И не только в связи с этим законопроектом — есть много других законопроектов, которые надо принимать. Наше население очень критично оценивает деятельность парламента, и если депутаты пожертвуют частью своих каникул для принятия важных законов — это только поднимет престиж их деятельности.

Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 июня 2017 > № 2218677


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 июня 2017 > № 2218656

Война, которую никто не замечает

Адриан Боненбергер (ADRIAN BONENBERGER)? The New York Times, США

На востоке Украины продолжают идти вялотекущие, но жестокие бои, а мир их практически не видит. Для жителей домов, расположенных между позициями каждой из сторон в таких городах, как Марьинка и Авдеевка, этот конфликт стал очень заметной и неизбежной частью повседневной жизни.

Перестрелки начинаются каждое утро между 8 и 9 часами с регулярностью будильника. Щелкают снайперские ружья, винтовки, лают тяжелые пулеметы, а грохот от автоматических гранатометов раздается в смертоносных полях Донбасса. По ночам бои тяжелой артиллерии и танков заставляют жителей не выходить из домов, которые подчас представляют собой не слишком надежное убежище: 13 мая четыре мирных жителя Украины были убиты артиллерийским снарядом на территории Авдеевки, находящейся под контролем украинского правительства. Он был запущен с территории, контролируемой сепаратистами.

Дороги и поля усеяны противопехотными минами. Они нужны, чтобы сеять смерть, приводить к постоянным потерям, нагнетать ужас. В конце апреля один американец, работавший медиком в команде гражданских наблюдателей, погиб, а двое других членов команды получили ранения, когда мина уничтожила их автомобиль.

Непрерывные бои особенно тяжело переносят около 800 тысяч мирных жителей, которые до сих пор остаются в своих домах, расположенных у линии фронта или непосредственно на ней. Среди них — около 100 тысяч тех, кто живет в так называемой серой зоне между украинскими позициями и пророссийскими сепаратистами.

«Мы смертельно боимся затишья, — говорит женщина-украинка из Марьинки, живущая на линии фронта. — Это значит, что они готовят силы к какому-то серьезному удару». Окна дома, где живет эта женщина, забиты тяжелыми металлическими листами, чтобы защититься от пуль и шрапнели. В Марьинке живут от пяти до семи тысяч человек. До войны ее население составляло почти 10 тысяч человек.

Когда бывший пророссийский президент Украины Виктор Янукович сбежал в Россию в феврале 2014 года, в разгар ожесточенных антиправительственных протестов, мало кто представлял, что его отъезд может привести к таким последствиям. В течение месяца Россия аннексировала Крым и поддержала украинских сепаратистов, использовавших предоставленное Россией оружие — например, противовоздушные комплексы, с помощью которых, по версии следствия, был сбит рейс Малазийских авиалиний MH17. Украина оказала сопротивление в июне 2014 года, нанеся поражение пророссийским сепаратистам. Отчаянно стремясь ответить на унижение, Россия нанесла ответный удар, развернув свои обычные вооруженные силы и механизированные войска, задержав тем самым украинскую армию в Иловайске и Дебальцеве. С тех пор стороны находились в прямой конфронтации вдоль временной границы, растянувшейся на сотни километров вокруг Луганска и Донецка.

Около 100 тысяч солдат и добровольцев оказались в беспорядочно разбросанных траншеях, бессистемных гарнизонах и импровизированных боевых позициях по обе стороны конфликта, который принято так называть, потому что ни одно правительство еще не объявило войны. Многие украинцы надеялись, что победа Хиллари Клинтон на прошлогодних выборах в США приведет к активному западному вмешательству. Избрание Дональда Трампа на Украине встретили с печалью и пессимизмом: его высказывания во время президентской кампании дали украинцам понять, что он выступает на стороне имперских и территориальных амбиций России. Москва молча собирала на украинской границы вооруженные силы — быть может, чтобы наконец присоединить отбившиеся республики Донбасса. Президент Трамп еще не предложил никаких долгосрочных решений, связанных с этим конфликтом, помимо отправки на Украину скромной финансовой помощи. Его действия похожи на шаги бывшего президента Барака Обамы.

Это молчаливое одобрение существующего положения вещей позволило конфликту набрать силу и обороты. Ранее в этом году пророссийские сепаратисты допустили серию нарушений режима прекращения огня, которая стала самой масштабной с начала 2015 года. К середине марта правительство Украины поддержало спорную и дорогостоящую блокаду границы Донбасса.

Зима 2016-2017 года была трудной, положение усугублялось непрекращающимся конфликтом. Женщина в возрасте почти 80 лет, родившаяся в России и просившая, как и многие другие люди, с которыми я здесь разговаривал, не публиковать ее имени, так как боится мести, живет в квартире с бетонным полом и влажными стенами. Зимой по ночам, когда температура достигает минус 19 градусов по Цельсию, здесь кажется холоднее из-за резких порывов ветра, не встречающих никаких преград на равнинах. Она говорит, что газового отопления здесь не было с 2014 года. Зимой она использует электрические обогреватели. Они обходятся ей в 100 долларов в месяц при пенсии в 35 долларов.

«Я подрабатываю, чтобы мне хватало на жизнь, — рассказала она мне в интервью. — Я подметаю школьный двор, выращиваю овощи». С тех пор как из-за снаряда в комнате загорелся ковер, она держит у окна кувшин с водой.

Многие из тех, кто остался в зоне боевых действий, — пожилые люди, они слишком слабы, слишком бедны или слишком упрямы, чтобы переезжать. Одна женщина в возрасте около 90 лет живет в разрушенной боями Авдеевке. Стены ее дома изрешечены пулями и шрапнелью, обои в гостиной почернели от копоти, балкон сгорел после попадания в него ракеты в 2014 году. Она дошла до того, что живет на милостыню прохожих.

«Эта война — хуже прошлой, — рассказала она мне в прошлом году, говоря о Второй мировой войне, в которой она участвовала, служа в армии Советского Союза. — После трудностей молодости я никогда не думала, что вновь увижу войну, тем более в старости».

Из-за конфликта из региона уехали 2-3,5 миллиона людей. По данным Верховного комиссара по делам беженцев, по меньшей мере 1,6 миллиона украинцев переселились в результате боев на запад, ближе к Киеву. Россия утверждает, что 2,6 миллиона украинских граждан переехали на восток. В докладе, где представлены данные к 12 марта, агентство по делам беженцев также оценило, что с середины апреля 2014 года до середины марта 2017 года по меньшей мере 9940 человек были убиты и 23455 ранены.

Пограничные города, такие как Авдеевка и Марьинка, продолжают держаться. В других местах вдоль границы дела обстоят еще хуже. Год назад, когда я был в Опытном в августе 2016 года, его население составляло 13 человек. Как говорили жители, это — лишь крупица по сравнению со временем до войны. Там было много покинутых домов. В одном из них пахло, как на скотобойне. В бывших муниципальных зданиях в полах и потолках были пробиты дыры. Жизнерадостная настенная роспись с сюжетами деревенской жизни потрескалась и поблекла. Центрифуги в бывшей сельскохозяйственной лаборатории ржвалеи, птицы гнездились в бывшей библиотеке среди гниющих книг и технических руководств. Немногие мирные жители, которых я встретил во время той поездки, отдыхали на улице, пока одна старуха готовила что-то на открытом огне.

В этой «невойне» на востоке Украины Трампу не удалось даже немного улучшить ситуацию, которая сложилась в результате плачевных усилий Обамы в сфере противодействия российскому вторжению на украинскую территорию.

Пока президент Америки отвлечен расследованием о вмешательстве России в выборы 2016 года, которое проводят под руководством специально назначенного прокурора, президент России Владимир Путин оценивает возможности своей страны на Украине. Продолжающееся насилие в сочетании с последней волной убийств и покушений на Украине не сулит региону ничего хорошего в вопросе стабильности. Если Россия вторгнется на Украину, она может спровоцировать более обширный европейский конфликт, и 800 тысяч украинских мирных жителей, тихо стиснувших зубы в перерывах между артиллерийскими обстрелами, могут превратиться в 8 миллионов.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 июня 2017 > № 2218656


Украина > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > minprom.ua, 21 июня 2017 > № 2221709

Вилкул потребовал отмены пенсионной и медицинской реформ

Сопредседатель фракции Оппозиционного блока в парламентеАлександр Вилкул потребовал отмены пенсионной и медицинской реформы, которые ухудшают жизнь украинцев.

"Когда люди видят разработанные властью пенсионную и медицинскую реформы, они просто боятся будущего. Целью пенсионной реформы должно быть поднятие пенсий, а не повышение пенсионного возраста и уменьшение количества пенсионеров", – сказал нардеп с трибуны Верховной Рады.

Он подчеркнул, что предложенное увеличение трудового стажа с 15 до 35 лет – это замаскированное повышение пенсионного возраста в самом худшем из возможных вариантов.

Начиная с 2018 г. для оформления трудовой пенсии в 60 лет надо иметь страхового стажа 25 лет, а в 2028 году – 35 лет. То есть уже при первом резком увеличении страхового стажа до 25 лет в следующем году реальный пенсионный возраст возрастет до 63-65 лет. Это означает, что при среднем возрасте мужчин в нашей стране 66 лет многие до трудовой пенсии не доживут.

"Власть хочет, чтобы у людей пенсий не было? Чтобы не было пенсионеров? Это издевательство?!" – сказал А.Вилкул.

"Аналогично и в медицине. Мы против реформы, суть которой – введение платной медицины, закрытие медучреждений в малых городах и селах, а в будущем – приватизация больниц. Да, в отрасли огромное количество проблем, но если человек, который не может заплатить, сейчас попадает в больницу, то помощь хоть в каком-то виде, но оказывается. Потому надо искать механизм, как увеличить финансирование. В том числе – через введение обязательной страховой медицины за счет работодателя. А не просто уничтожать то, что пусть и недофинансированное, но есть", – отметил нардеп.

Первоочередными шагами для вывода страны из кризиса и создания условий для действительно эффективной модернизации отраслей должны стать поддержка промышленности, восстановление мира, прекращение давления на предпринимателей.

"Что для этого надо? Чтобы была переизбрана эта Рада, которая принимает античеловеческие законы. И чтобы правительство и парламент были проукраинскими, а не как сейчас, когда все документы делаются под приезд МВФ, а не для улучшения жизни людей и с народом никто не советуется", – подчеркнул А.Вилкул.

Украина > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > minprom.ua, 21 июня 2017 > № 2221709


Украина > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 21 июня 2017 > № 2221310

ООН: количество жертв конфликта в Украине заметно выросло

Лиза Шлайн

В феврале-марте число раненых и убитых мирных жителей выросло на 48%

Число жертв войны в Украине, которая тянется уже четвертый год, в последние месяцы заметно увеличилось, свидетельствует отчет Управления верховного комиссара ООН по правам человека.

За период с середины февраля по середину марта этого года наблюдатели ООН зафиксировали 193 случая, когда в результате конфликта получили ранения мирные жители, включая 36 смертей.

«По сравнению с предыдущим отчетным периодом этот показатель вырос на 48 процентов», – отметил верховный комиссар Зейд Раад аль-Хуссейн, представляя устный отчет о ситуации с правами человека. Выступая в среду в Совете по правам человека, он добавил: «В большинстве случаев ранения связаны с артиллерийскими обстрелами, взрывными устройствами и пережитками войны».

По его словам, в этом году в Украине пострадали от конфликта 375 мирных жителей, 67 из которых погибли, 308 получили ранения. По сравнению с тем же периодом прошлого года рост составил 74 процента.

«Число жертв артобстрелов среди мирного населения удвоилось, – сказал он. – Эта статистика свидетельствует о меняющейся природе конфликта: он становится более интенсивным, стороны находятся очень близко друг к другу, а тяжелые вооружения, солдаты и члены вооруженных группировок зачастую оказываются вблизи в мирных районах или вблизи объектов гражданской инфраструктуры».

По оценкам ООН, с апреля 2014 года, когда в восточной Украине началась война между силами правительства и пророссийскими сепаратистами, в стране погибли около 10 000 человек и пострадали более 23 500.

Замминистра иностранных дел Украины Сергей Кислица разделил оценку верховного комиссара и выводы авторов отчета, в котором отмечен «непрекращающийся приток иностранных бойцов, боеприпасов и тяжелых вооружений из Российской Федерации в отдельные районы Донецкой и Луганской областей Украины».

Украина > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 21 июня 2017 > № 2221310


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 июня 2017 > № 2219923

Отважные женщины Мариуполя

Инга Пилипчук (Inga Pylypchuk), Die Welt, Германия

Война на востоке Украины разделила семьи. Братья воюют друг против друга по разные стороны фронта. И все же людям удается преодолевать раскол.

Когда начинается война, от нее невозможно спрятаться. Она распространяется, как темное облако дыма в городе. Хочешь того или нет, облако обволакивает. Нужно занять позицию, принять решение, остаться или уйти. Облако дыма затрагивает всех. Хочешь того или нет — внезапно оказываешься с черным от гари лицом.

Война отступает, она становится кулисой, к которой привыкаешь. Кажется, именно это произошло на востоке Украины, где война длится уже больше трех лет. Более 10 тысяч человек погибло, два миллиона покинули страну. Но многие все еще находятся в Донбассе — по обе стороны фронта — и учатся дальше сосуществовать друг с другом, вновь видеть лица за дымом войны.

Мариуполь, восток Украины. Портовый город, полный украинских солдат, форпост. Лишь в 20 км отсюда проходит линия фронта. После начала войны весной 2014 года Мариуполь непродолжительное время принадлежал так называемой Донецкой Народной Республике, в июне того же года украинская армия отвоевала город.

В Мариуполе сейчас проживает 450 тысяч человек, каждый пятый — беженец из других регионов Донбасса. Когда я разговариваю с людьми в Мариуполе, то замечаю, что город все еще расколот. «Не волнуйтесь, она/он проукраински настроены» — такие слова можно услышать, например, при разговоре с незнакомцем — не важно, на какую тему.

Украинские вышиванки

В Киеве, где обычна проукраинская позиция, это замечание было бы излишним, его трудно себе представить. В Мариуполе такой уверенности нет. И все же повсюду украинские флаги, по праздникам жители города гуляют по улицам в традиционных украинских вышиванках.

Здесь больше не опасно признавать свою украинскую идентичность, даже напротив. «Мариуполь принадлежит Украине» — написано на большом баннере, который с 2014 года висит на сгоревшем здании городской мэрии. И здесь это ощущается.

Но где же все те люди, которые в 2014 году поддерживали пророссийские демонстрации? Где те жители, которые в мае 2014 года приняли участие в так называемом референдуме и проголосовали за отделение от Украины? Понятно — они все еще есть, они повсюду — в семьях, на работе, в автобусах, больницах, школах.

Найти общий язык

Некоторые из них сожалеют, что тогда поддержали инсценированное Россией восстание. Три года спустя многие иначе смотрят на ситуацию. Сегодня немало людей открыто рассказывают, что видели, как на демонстрации в город привозили людей целыми автобусами. На российском пропагандистском телевидении их называли «пророссийскими активистами из Мариуполя».

Другие, напротив, разочарованы, что так желаемый ими «русский мир» создать не удалось. Они не будут больше говорить об этом публично, но в разговорах на кухне с друзьями и родственниками расскажут.

Влад, молодой гражданский активист из Мариуполя, рассказывает, как ему удается найти общий язык с родителями, которые настроены пророссийски: «Мы просто поняли, что не сможем переубедить друг друга. Мы приняли друг друга». Темы, из-за которых в 2014 году ругались, теперь избегают. Но родители и сын не оборвали контакты. Они — все еще семья.

В Донбассе истории подобного стратегического молчания встречаются повсеместно. Не только в прифронтовых городах, таких как Мариуполь, но и вдали от линии фронта. Возможно, молчание зачастую является защитным механизмом. Но здесь у него есть и положительное свойство. Молчание помогает окончательно дистанцироваться от войны.

Согласно недавнему исследованию Центра изучения Восточной Европы, социальный обмен между регионами в разделенном Донбассе все еще интенсивен. Только 3-4% из 2400 опрошенных с обеих сторон сказали, что вообще не контактируют с людьми по другую сторону линии фронта. Многие каждый день ее пересекают — за покупками, на работу, посещая родственников.

К тактике молчания прибегает и Аня, моя хорошая знакомая. Мама Ани живет в оккупированном Донецке, столице ДНР, центре пророссийских и российских сил в Донбассе. Сама Аня живет в Киеве и работает в международной организации.

Она больше не может навещать мать, потому что сепаратисты из-за проукраинской позиции включили ее в «черный список». С мамой Аня встречается на линии фронта, на даче, расположенной на подконтрольной Украине территории. «Избегание политических тем стало условием нашего общения», — говорит Аня. Ее мама поддерживает «сепаратистов».

Женщины объединяют

Два года назад она побывала в Киеве, но выдержала только один день. Слишком уж ей не понравилась поддержка украинской армии среди киевлян. Ане она оставила записку, в которой просила дочь больше не контактировать с ней. Аня с уважением отнеслась к этой просьбе. Но спустя несколько месяцев мама снова вышла на связь.

«Мы никогда специально не обсуждали, о чем мы можем разговаривать, а о чем нет. Но у нас нет иного выбора, кроме как молчать о некоторых вещах», — признает Аня. Но все же стало проще, чем раньше, потому что война научила ее, что по обе стороны фронта есть хорошие и плохие люди. Ни у дочери, ни у матери больше нет черно-белого восприятия.

Ульяна Токарева, сотрудница фонда «Развитие Мариуполя» и член попечительского совета Донецкой области, указывает на ведущую роль женщин в процессе вербального перемирия. «В украинской культуре в основном женщины создают связи внутри и между семьями».

Отношения разрушились

«Они организовывают свадьбы, похороны, хранят семейные истории и поддерживают контакты — даже если политические позиции сторон абсолютно не совпадают», — отмечает Токарева. Она рассказывает мне о женщинах из Мариуполя, которые приносят продукты и медикаменты на другую сторону фронта, хотя их там порой недолюбивают из-за проукраинской позиции.

«На войне люди научились ценить то, что у них есть. Многие отношения разрушились, но люди пытаются спасти то, что можно спасти. Даже если друг с другом уже нельзя разговаривать обо всем», — говорит Токарева.

Семья становится спасательной лодкой, пассажиры которой могут получить кусочек мира, дистанцироваться от войны. Возник парадокс — потому что даже самые отвратительные межличностные эмоции, такие как зависть и месть, именно в семье растворяются, а на войне — разрастаются.

Примирение с семьей

Есть ужасные истории братьев, которые оказались в противоположных лагерях и воюют друг против друга. Но для гражданского населения, для людей по эту и другую сторону фронта, ставших заложниками, а не бойцами войны, семья может стать инструментом примирения.

Никто не может предсказать, когда закончится эта война и закончится ли она вообще, но уже сейчас позиция людей в Донбассе дает надежду. Пока жители готовы видеть в тех, кто по другую сторону фронта, просто людей, а не безликих врагов, нить возможного примирения не оборвана.

Пусть примирение невозможно, пока ежедневно раздаются выстрелы. Но, как говорит Токарева, «мы должны строить мосты сейчас, чтобы потом суметь их использовать».

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 июня 2017 > № 2219923


Германия. Украина. Австрия > Армия, полиция > dw.de, 21 июня 2017 > № 2217982

Численность немецких полицейских, наблюдающих за соблюдением режима прекращения огня на Украине в составе Специальной мониторинговой миссии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (СММ ОБСЕ), увеличится с одного до десяти человек. Это решение правительства ФРГ, принятое в среду, 21 июня, не нуждается в утверждении депутатами германского бундестага, указывает агентство dpa.

Участвовать в рейдах наблюдателей ОБСЕ немецкие полицейские не будут. Предполагается, что они поделятся опытом в качестве советников по стратегическим вопросам. В настоящее время в состав миссии ОБСЕ, по данным МИД ФРГ, входят 28 гражданских наблюдателей из Германии. В мае 2015 года правительство в Берлине откомандировало на восток Украины одного наблюдателя-полицейского.

ОБСЕ отправила на восток Украины, где продолжается вооруженный конфликт между правительственными силами и пророссийскими сепаратистами, в общей сложности 700 невооруженных наблюдателей. За последнее время они неоднократно становились объектами различных провокаций. А в апреле 2017 года в результате подрыва фугаса на пути следования автомобиля СММ ОБСЕ в Луганской областипогиб наблюдатель,гражданин США. Еще один сотрудник миссии, гражданин Германии, был ранен.

Германия. Украина. Австрия > Армия, полиция > dw.de, 21 июня 2017 > № 2217982


Украина. Австрия > Армия, полиция > dw.de, 21 июня 2017 > № 2217970

На наблюдателей специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ во вторник, 20 июня, было совершено вооруженное нападение на востоке Украины. Два патруля миссии, каждый из которых состоял из шести человек на двух бронированных автомобилях, услышали автоматную очередь в районе железнодорожной станции города Ясиноватая. Стреляли двое мужчин, говорится в отчете организации, опубликованном на ее сайте 20 июня.

Лица мужчин были закрыты соответственно балаклавой и повязкой, они агрессивно кричали на наблюдателей, говорится в документе. Оба патруля попытались уехать, но один из вооруженных мужчин стал пытаться открыть дверь автомобиля миссии и разбить прикладом боковое стекло, после чего направил автомат на водителя и пассажира.

"В ответ на эту угрозу оба сотрудника миссии подняли руки вверх. Когда вооруженный мужчина подошел к боковой части автомобиля и попытался открыть дверь со стороны пассажира на переднем сиденье, водитель нажал на педаль газа", - сказано в отчете ОБСЕ.

Пока машина отъезжала, нападавший ударил прикладом в боковое стекло, затем выпустил в воздух очередь из стрелкового оружия, произвел три выстрела. Огонь был направлен на автомобиль патруля, рассказали наблюдатели. По их словам, вооруженный мужчина держал их на прицеле своего автомата, когда они уезжали.

В самопровозглашенной "ДНР" позднее заявили о задержании нападавших.

Украина. Австрия > Армия, полиция > dw.de, 21 июня 2017 > № 2217970


США. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 20 июня 2017 > № 2217418

Официальный представитель Пентагона Джефф Дэвис во вторник не исключил ситуации, при которой США могут начать поставки летального оружия Украине.

"Мы не предоставляли Украине летального оборонительного оружия в прошлом, но не исключаем такого варианта в будущем", — сказал он журналистам.

В начале мая сенат конгресса США одобрил проект федерального бюджета до 30 сентября 2017 года, в котором по-прежнему предусматривается оказание финансовой помощи Украине в размере не менее 410 миллионов 456 тысяч долларов США, в том числе на оказание военной поддержки. Отмечается, что Пентагон может потратить 150 миллионов долларов на "предоставление помощи, включая (военную) подготовку, технику, летальные вооружения оборонного назначения, помощь в логистике", а также "помощь разведсообщества для военных и сил национальной безопасности Украины".

РФ неоднократно предостерегала от планов поставки вооружений на Украину, так как этот шаг лишь приведет к эскалации конфликта в Донбассе. Как не раз заявлял пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, поставки оружия на Украину извне не будут способствовать урегулированию кризиса в Донбассе и реализации минских соглашений. Против поставок оружия на Украину высказалось большинство европейских политиков. Так, экс-глава МИД ФРГ, бывший председатель ОБСЕ, президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер ранее заявлял, что поставки оружия на Украину являются очень рискованным и контрпродуктивным путем выхода из кризиса. Председатель военного комитета НАТО Петр Павел заявил, что не видит необходимости в поставках летального оружия Киеву, потому что это "лишь увеличит страдания людей".

Дмитрий Злодорев.

США. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 20 июня 2017 > № 2217418


Украина. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 июня 2017 > № 2216056

Киевский «секретный план». А что Порошенко сможет предложить Трампу по Донбассу?

Все происшедшее напоминает раскрытие того, как президент теряет отличный шанс во внешнеполитической игре.

Никита Синицин, 112.ua, Украина

Наблюдаю за цирком, продолжающимся вокруг «изменения формата противостояния России на Донбассе». Почему цирком? Судите сами. Итак, во вторник, 20 июня, президент Украины Петр Порошенко встречается с президентом США Дональдом Трампом. В чем преимущества этого? В том, что 7-8 июля Трамп примет участие в саммите «Большой двадцатки» в немецком Гамбурге, то есть это уникальный шанс продвинуть проблему Донбасса на высочайшем уровне.

Правда, для этого нужно иметь план действий и конкретные предложения в одной из двух форм:

1) секретный план, предназначенный для ознакомления во время встречи;

2) открытая концепция, принятая, многократно обсужденная на Украине и, возможно, хотя бы в общих чертах известная заинтересованным сторонам в мире.

Второго варианта, как известно, у нас нет. Итак, секретный план. И тут за неделю до встречи двух президентов секретарь СНБО Украины Александр Турчинов сообщает о подготовке некоего нового формата в противостоянии России, что должно сильно помочь сдвинуть возврат оккупированных территорий с мертвой точки.

И тут начинается цирк. Нардепы и прочие эксперты комментируют возможные изменения, но делают это так вразнобой, что становится сразу ясно: либо они и понятия не имеют, что это за план «мистера Фикса», либо прикрывают секретный план президента, который должен быть представлен Трампу. Возможен и третий вариант: никакого плана нет и не было, и предлагать что-то по Донбассу (во всяком случае новое, кроме традиционного, пусть и в целом верного «Россия — оккупант, Крым и Донбасс — это Украина») Порошенко попросту нечего.

Этот вариант наиболее вероятен по целому ряду причин, первая из которых — сам факт заявления Турчинова: если бы такой план был, он бы о нем знал и, думаю, молчал. Ну, во всяком случае я на это надеюсь. Идем дальше. Как-то очень странно сам Турчинов объясняет смену формата: мол, использовать армию в АТО не вполне законно. Ну да, 3 года это никого не смущало, а тут — здрасьте. Понятно, что АТО вводили в 2014 году для того, чтобы можно было провести выборы и, скажем прямо, легитимировать сложившееся положение вещей, когда власть заполучили, по сути, на крови погибших в Киеве людей. Но и после выборов АТО никто отменять уже не стал.

В рамках нового формата будет введено военное положение? В рамках страны это возможно лишь при объявлении войны. Кому объявлять? России? При желании это можно было сделать в 2014 году, но ничем хорошим бы не закончилось, как не закончится и теперь. Объявлять военное положение в прифронтовых районах Донбасса? А зачем? Де-факто оно там уже довольно давно. Чтобы лишить права голоса жителей прифронтовых районов, оппозиционно настроенных к власти? Так власть Украины настроила против себя, ну или за…а, не только Донбасс, так что вряд ли это что-то радикально изменит в предвыборных раскладах.

В новом формате армия будет действовать жестче и начнет наступление на Донбассе? А кто поручится, что, как летом 2014 года, не придет «северный ветер»? Пока есть опасность его повторения, никакого наступления не будет. Вот и выходит, что все происшедшее напоминает раскрытие того, как президент теряет отличный шанс во внешнеполитической игре.

Украина. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 июня 2017 > № 2216056


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > minprom.ua, 19 июня 2017 > № 2222117

У Порошенко рассказали, как собираются возвращать Донбасс

Законопроект о восстановлении суверенитета Украины над отдельными районами Донецкой и Луганской областей будет предусматривать выполнение Минских соглашений о мирном урегулировании вооруженного конфликта на Донбассе.

Об этом сообщила сегодня представитель президента в Верховной Раде Ирина Луценко на заседании согласительного совета ВР.

"Особенно важным пунктом этого закона будет гармонизация изменений текущей ситуации в Украине с обязательствами Украины согласно Минским соглашениям", - сказала она.

Документ, разработанный президентской администрацией, повторно подтверждает, что Украина готова, будет продолжать и выступает за политико-дипломатическое урегулирование конфликта на Донбассе, подчеркнула И.Луценко.

По ее словам, документ будет направлен на усиление защиты и обороны государства в зоне проведения АТО – в отдельных района Донецкой и Луганской областей. "Это наше обязательство по деоккупации Донбасса", - сказала она.

Представитель президента также отметила, что законопроект прежде всего направлен на реинтеграцию Донбасса.

"Мы говорим в этом законе о правовом статусе военных действий, о признании правового статуса отдельных районов Донецкой и Луганской областей, об улучшении социально-экономического управления с целью решения надлежащим образом проблем людей в зоне конфликта – свидетельство о рождении, нотариальные справки и т.д.", - пояснила И.Луценко.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > minprom.ua, 19 июня 2017 > № 2222117


Украина. ЦФО > Агропром. Армия, полиция > interfax.com.ua, 19 июня 2017 > № 2215319

Басманный суд Москвы продлил арест имущества Липецкой фабрики Roshen до 13 сентября 2017 года, сообщается на сайте корпорации в понедельник.

"Стоимость арестованного имущества многократно превышает сумму якобы причиненного вреда, о чем каждый раз заявляют адвокаты. Несмотря на это, судья Ленская добросовестно проигнорировала постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 июня 2017 года №19. Посмотрим, что на это скажет Мосгорсуд при рассмотрении нашей апелляционной жалобы", - цитируется в сообщении генеральный директор Липецкой фабрики Roshen Олег Казаков.

Как сообщалось, суд в декабре 2016 года наложил арест на имущество Липецкой фабрики - 14 объектов недвижимости, в частности, на склад готовой продукции, четыре цеха, здание подсобного корпуса и семь земельных участков общей площадью более 700 тыс. кв. м в рамках уголовного дела о якобы разворованных из бюджета РФ 180 млн руб. за счет якобы незаконного возмещения НДС.

Корпорация Roshen входит в топ-30 крупнейших производителей кондитерских изделий в мире. Включает Киевскую, Кременчугскую, две Винницкие кондитерские фабрики и Винницкий молочный завод (Украина); Клайпедскую кондитерскую фабрику (Литва) и фабрику BonbonettiChoco (Венгрия). Производственная деятельность Липецкой фабрики (РФ) была остановлена с 1 апреля 2017 года.

Согласно подписанному Петром Порошенко в январе 2016 года договору, он передал свою 85%-ную долю в корпорации в независимый слепой траст (blind trust) компании Rothschild Trust. Банк-управитель траста имеет также 4-летнюю доверенность на переговоры о продаже активов. Президенту корпорации Roshen Вячеславу Москалевскому принадлежит 13% через инвестфонд "Кондитеринвест", еще четырем топ-менеджерам – по 0,5%.

Украина. ЦФО > Агропром. Армия, полиция > interfax.com.ua, 19 июня 2017 > № 2215319


Украина > Армия, полиция > ria.ru, 19 июня 2017 > № 2215200

Украинские силовики обстреляли два населенных пункта у линии соприкосновения в Донбассе, сообщили РИА Новости в пресс-службе оборонного ведомства самопровозглашенной Луганской народной республики.

"Украинские силовики продолжают проводить провокационные обстрелы позиций Народной милиции и населенных пунктов ЛНР, находящихся у линии боевого соприкосновения", — заявил собеседник агентства.

По данным Народной милиции, в понедельник в 13.35 украинские силовики обстреляли населенный пункт Фрунзе и позиции ЛНР в районе него. "По счастливой случайности никто не пострадал. Огонь велся из 120-миллиметровых минометов, а также автоматических станковых гранатометов, БМП и снайперского оружия", — уточнили в пресс-службе.

По данным ведомства, обстрелу в понедельник также подвергся населенный пункт Славяносербск. Пострадавших нет.

"В очередной раз отмечаю, что киевские силовики целенаправленно осуществляют обстрелы населенных пунктов", — заявил РИА Новости официальный представитель Народной милиции ЛНР Андрей Марочко.

Он утверждает, что по данным разведки ЛНР огонь велся с позиций минометных расчетов подразделений 93-й бригады ВС Украины у линии соприкосновения. По словам Марочко, на каждой из выявленных позиций размещены не менее двух минометов калибра 120 миллиметров. Усиление обстрелов территории ЛНР Марочко связывает с предстоящей встречей президентов США и Украины.

Украина > Армия, полиция > ria.ru, 19 июня 2017 > № 2215200


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2017 > № 2214151

Аннексию Крыма готовили 10 лет, на Донбассе было по-другому — глава Нацгвардии Юрий Аллеров

Генерал-лейтенант Юрий Аллеров рассказал о подготовке РФ к аннексии Крыма и настроениях жителей ОРДЛО

Лилия Рагуцкая, Апостроф, Украина

Генерал-лейтенант Юрий Аллеров возглавляет Национальную гвардию Украины с декабря 2015 года. О том, как изменилось это воинское формирование, созданное в свое время из бойцов Внутренних войск и представителей Самообороны Майдана, за последние полтора года, почему детей в Крыму и на Донбассе пугали нацгвардейцами, о причинах начала войны и тех, кто защищает страну сейчас на востоке, командующий Нацгвардией рассказал в первой части интервью «Апострофу».

Встречу с «Апострофом» Юрий Аллеров назначил в день торжеств по случаю второй годовщины образования бригады быстрого реагирования — единственного воинского формирования в составе НГУ, созданного в полном соответствии со стандартами НАТО. «На самом деле, эта годовщина совпала с еще одним очень важным для меня лично праздником — Днем Независимости Грузии», — объясняет Аллеров.

«Апостроф»: А почему для вас это особый праздник?

Юрий Аллеров: Я там семь лет прослужил. И сейчас у нас очень тесные отношения с Национальной гвардией Грузии. И очень много ребят-грузин, которые являются настоящими патриотами Украины, сейчас находится на передовой на Донбассе, выполняют там серьезные боевые функции.

— И много их там?

— Количество не назову. Скажу, что у нас там сегодня есть определенная группа разведчиков, чья основная задача — противодействие диверсионным группам россиян.

— Это добровольцы?

— Да, добровольцы, которые имеют вид на жительство. Некоторые даже поженились здесь, создали семьи. И они воюют на нашей стороне.

— А вообще, как много добровольцев-иностранцев в Нацгвардии? И как вам удается урегулировать очень болезненный вопрос с предоставлением им гражданства?

— Вы знаете, решение вопроса с гражданством — не моя прерогатива. Я только могу ходатайствовать об этом. В 2014-2015 годах это действительно была проблема. Активная фаза боевых действий, люди со всего мира изъявили желание помочь Украине — и их было больше, чем мы были способны обеспечить… У нас было целое подразделение, сформированное из выходцев с Кавказа. Я был лично знаком с командиром батальона имени Джохара Дудаева Исой Мунаевым. Познакомились мы в Дебальцево. А потом он погиб…

Украина и сегодня не осталась со своими проблемами наедине. И сегодня есть много тех, кто хочет подставить нам плечо в борьбе за реальную независимость. Вместе с тем Украина остается щитом, буфером между Европой и Россией, которой панически боятся как сильные государства, так и слабые. Балтийские страны — на нашей стороне. Они понимают: сразу после Украины под ударом окажутся они. Поляки тоже понимают это… Мне приходилось общаться с военно-политическим руководством Турции, которая имеет мощную, одну из самых активных и сильных армий в НАТО. Так они там тоже панически боятся России, того нашествия, которое повалит, если начнется какое-то противостояние. Поэтому мир сегодня и проводит такую тонкую и осторожную политику: никто не хочет иметь Россию врагом.

— Именно поэтому вместо действенной реакции на российскую агрессию мы видим лишь «глубокую обеспокоенность»?

— К большому сожалению, люди сегодня довольно неискренни в своих чувствах. Они хотят покоя и того, чтобы ничего не пришлось для его достижения делать. Мы на своей земле отстаиваем независимость и должны тратить и человеческий, и финансовый ресурсы, чтобы создавать современную армию. Параллельно нам нужно поднимать экономику. Надо улаживать существующие политические противоречия. Это серьезная проблема. Параллельно реформироваться, воевать и думать, что ты сегодня независимый — тяжеловато бывает.

Самостоятельно нам сегодня выстоять перед существующими проблемами и угрозами просто невозможно. А помощь от партнеров не всегда распределяется полезно и эффективно. Поэтому руководство страны много работает над тем, чтобы сбалансировать вопросы угроз и распределения внешней помощи.

Знаете, мне приходилось даже слышать, как некоторые недалекие генералы из других структур высказывают такое мнение: зачем нам вторая армия, то есть Национальная гвардия, если одна армия уже есть? Такие утверждения, знаете, как минимум непрофессиональны. Нацгвардия имеет свой круг задач. И только в сфере обороны наши задачи схожи с задачами Вооруженных сил. В то же время мы отвечаем за охрану и оборону границы. Перед нами стоят задачи по уничтожению бандформирований внутри страны. Есть еще куча задач, которые присущи только Национальной гвардии.

Но когда начнется война, мы, согласно закону, переходим в подчинение Министерства обороны. И когда сухопутный компонент Национальной гвардии будет выполнять задачи вместе с Вооруженными силами — мы должны действовать по одной тактике. У нас должна быть одна система подготовки, одинаковое вооружение, одна система логистики. Эти вопросы должны решаться уже сегодня, на уровне подготовки. А некоторые из руководителей не понимают этого.

— А почему, как вы думаете, они этого не понимают?

— Много есть догадок. Хотелось бы верить, что причина — в безалаберности. Хотя корни — гораздо глубже. И это не государственный подход. Поэтому в этих вопросах надо иногда проводить разъяснительную работу с руководителями и генералами других ведомств.

— А как насчет утверждений, что создание и финансирование Национальной гвардии — это один из шагов к построению полицейского государства? Такое мнение сегодня частенько можно услышать…

— Вы знаете, надо просто немного вспомнить недалекое прошлое. В 1992 году я вернулся в Украину с Кавказа, где служил. И попал в Нацгвардию. Такого морального духа, такого патриотизма, такого чувства национального достоинства не было тогда, наверное, больше нигде. И это все чрезвычайно мотивировало. Тогда о деньгах речь вообще не шла. А чтобы попасть в Нацгвардию, надо было пройти серьезный отбор. Ниже 1,78 метра ребят на службу не брали…

Я был командиром бригады в Симферополе. Это были не ребята, это была гордость и красота. Нацгвардия — это звучало гордо… Но те политические противоречия и борьба за распределение влияния и власти, которые тогда происходили, привели к уничтожению Нацгвардии.

Хотя, если бы в начале 2014-го существовали те мощные воинские формирования, которые существовали в 1990-х годах, то ни один российский солдат не пересек бы границу нашей страны. Гвардия бы этого не позволила. В Керчи была мощная бригада, были мощные бригады в Симферополе, в Севастополе. Тогда очень большое внимание уделялось тому, чтобы формирование могло реагировать на угрозу.

А что мы имели на начало 2014-го? Распалось Министерство внутренних дел, убежали из страны президент, министр внутренних дел, командующий Внутренних войск… И Россия приступила к реализации своего плана по аннексии Крыма, к которому готовилась лет десять, не меньше.

— Из чего вы делаете такой вывод?

— Я был командиром бригады в Крыму, командовал частями в Красноперекопске, в Симферополе, в Севастополе… У меня внук родился в Симферополе! И я видел, как с 2005 года офицеров Черноморского флота России в Крыму, которые родились в Украине, имели украинские корни, жен, семьи, россияне начали убирать из Севастополя, из Крыма. Там оставались только те, кто родился в России и не имел никакой связи с Украиной. Они уже готовились к какой-то агрессии. Об этом не принято было тогда говорить, но сегодня аналитика показывает, что это было не совпадение. Оранжевая революция 2004 года показала, что украинцев не очень устраивает статус колонии России. Даже малейшее несогласие с Россией, каждая попытка стать реально независимыми и идентифицировать себя как отдельную нацию и государство всегда вызывали у северного соседа огромное возмущение. И война, которая началась в 2014 году, — это доказательство того, что Россия никогда не видела Украину независимой страной.

— Но ведь попытки отгрызть кусочки территории Украины со стороны России предпринимались на протяжении всей нашей независимости. В свое время немало шума было из-за претензий на остров Тузла. Что уж говорить о непубличных посягательствах со стороны России и во времена Кучмы, и после него! Но тогда это все удавалось остановить. Почему не получилось в этот раз, как думаете?

— Мы сами в этом виноваты. Ибо на все предыдущие попытки не отреагировали так, как следовало отреагировать. Где-то промолчали, где-то побоялись, где-то не показали своевременно зубы… Я не раз высказывал свое мнение по этому поводу ранее. Но сегодня я — командующий Национальной гвардией. Поэтому должен быть осмотрительным и говорить как чиновник высокого государственного уровня.

В то же время у нас есть угроза не только внешняя, но и внутренняя. У нас есть 18-19-летние воины, у которых в голове — вакуум. Сегодня ни школа, ни институты почти никаким образом не влияют на национальное сознание молодежи. Появились лишь зачатки национальной идеи, потому что возникла угроза. Мы объединились благодаря тому, что к нам пришло горе.

Так вот сейчас самый лучший вариант — объединиться, консолидироваться, создать государство, экономику поднять. Не меряться, как моя дочь говорит, градусниками, а объединиться вокруг общей цели. И думать не только о хлебе насущном, но и о том, что будет завтра. Мне бы хотелось немножко больше ответственности — как у молодежи, так и у старшего поколения — за будущее нашей страны. Это очень важно, мне так кажется.

Именно поэтому мы в Нацгвардии пошли на реализацию того, что другие лишь декларировали. Мы создаем институт капелланства. Соответствующее решение уже утверждено.

— Давно?

— Чуть больше месяца назад. У нас есть соответствующее постановление, все необходимые документы. Мы уже начали отбор. Капеллан, независимо от конфессиональной принадлежности, будет заботиться о духовности, учить военнослужащих руководствоваться Божьими заповедями, а также помогать командирам четко понимать, в каком состоянии находятся их подчиненные. Это будет идти, в первую очередь, на пользу стране.

— Вы предусмотрели удовлетворение религиозных потребностей всех верующих? Военную службу несут же не только христиане, но и мусульмане, иудеи…

— Да, всех. Независимо от конфессиональной принадлежности, капелланы, в первую очередь, станут помощниками и советниками командиров, вместе с тем, не будут иметь отношения к руководству воинским подразделением. Они будут создавать места для общения и христиан, и мусульман, и верующих других религий.

Это чрезвычайно важно. Особенно в условиях, когда трудно, когда идут бои. Эти моменты дают подчиненным уверенность в решении командира, в исполнении приказов — даже если это означает жертвовать своей жизнью.

Впрочем, у нас еще с 2014 года в каждую часть приезжали священнослужители. Они надевали сверху камуфлированную форму — вне зависимости от того, был ли это католический или православный священник. Или даже священнослужитель Московского патриархата. Хотя для последних у нас сейчас введены ограничения. Когда мы создали институт капелланов в Национальной гвардии, ко мне приезжали высокие чины УПЦ МП и спрашивали: почему вы не берете наших представителей капелланами?

— А почему вы не берете? Я была уверена, что это они не хотят…

— Во-первых, это постановлением Кабмина прописано.

— Что капелланами не могут быть священники УПЦ МП?

— Да. Прописали: «За исключением представителей Московского патриархата»… Я представителям УПЦ МП, которые тогда ко мне приезжали, сказал: «Уважаемые, Бог — един». Напомнил, что есть определенные проблемы, связанные именно с деятельностью их церкви. Даже пример привел, который на моих глазах происходил. Я работал с разведкой, с народным сопротивлением, когда колонны сепаратистов с российскими наемниками подъезжали к церкви — и выходили настоятели УПЦ МП и благословляли их на «священную войну» против украинского народа. Они же ехали воевать против наших ребят… Спрашиваю: как вы это объясните? У них не было слов…

И сегодня, к сожалению, Россия не оставляет попыток влиять на территории, которые находятся под влиянием, по сути, РПЦ. А эти территории в сегодняшней Украине — достаточно большие. Это юг, восток и центр, прежде всего.

— Раньше капелланы, которые ездили в зону АТО, делали это фактически на волонтерских началах. И не имели ни зарплаты, ни социальной защиты. Теперь ситуация изменится?

— Мы ставим их в штат. Капелланы будут частью Национальной гвардии. И будут иметь и социальное обеспечение, и заработную плату, и соответствующий статус.

— Давайте вернемся к вопросу Крыма. Вы ранее обмолвились, что Россия готовилась к аннексии задолго до 2014-го…

— Уверен в этом на 100%.

— То есть для вас эти события не стали такой неожиданностью?

— Крым, к сожалению, всегда стоял как-то особняком. Так случилось, что Украина туда так и не пришла. Я сам заканчивал школу в Крыму — и мы довольно неплохо украинский язык учили. Но развитие украинского языка, культуры на полуострове, сохранение украинского наследия всегда финансировались по остаточному принципу. И это очень сильно чувствовалось.

Когда часть Нацгвардии, которой я командовал в начале 1990-х, заходила в Севастополь, нам в спины местные жители кричали «Нацики! Фашисты!», яйцами пытались забросать… Но постепенно, увидев, что мы пытались помогать и органам государственной власти, и местному населению, когда было трудно, люди изменили свое отношение. И это было очень важно.

И сегодня мы пытаемся поднять статус нацгвардейца до такого уровня, чтобы доверие народа к нам было безусловным. Мы сегодня мощны, мы знаем, что делаем. Да, у нас немало недостатков, но мы о них знаем и работаем над их устранением. И, надеюсь, нам удастся убедить наших сограждан и на Востоке Украины, и в Крыму, что «фашисты из Нацгвардии», которыми их пугает Россия, существуют только в мозгах российских пропагандистов.

— Пугают больше даже не Нацгвардией в целом, а, скажем, бойцами «Азова».

— «Азов» — это отдельная тема. Сегодня это — народное движение, которое объединило молодых ребят. Были Билецкий и еще несколько людей, которые в свое время захотели стать руководителями каких-то группировок, формирований или объединений. Знаете, в 1970-х объединялись спортсмены, потом появились какие-то «малиновые пиджаки», затем — спортивные костюмы, кожанки… Подразделение «Азов» возникло на почве патриотизма и народного сопротивления на юге страны. Почему «Азов»? Потому что они находились в Мариуполе. И когда начались первые боевые действия, именно «Азов» вместе с воинскими формированиями и подразделениями Национальной гвардии освобождали Мариуполь.

Это было добровольческое подразделение. Они выбрали для себя какие-то свои символы, какое-то собственное отношение к историческим традициям, они многое делают напоказ… Безусловно, в их ряды попали и нечистоплотные люди, и те, кто имеет судимость… Знаете, на войне, как в мутной водичке, рыбку ловить легче. Некоторая нечисть проявляет себя с худшей стороны, используя эту непонятную обстановку, занимается повышением уровня своего благосостояния. Такие были и в «Азове», и в других добровольческих формированиях.

— Ведь не только в добровольческих, правда?

— Да. Хотя в добровольческих таки больше. Потому что добровольцы — это все, кто угодно. Военные же хоть как-то подконтрольны кадровым офицерам.

«Азов» — это подразделение, которое было мотивировано национальной идеей и территориально сложилось на базе Министерства внутренних дел. И в 2015 году оно перешло в Национальную гвардию. Почему в некоторых случаях трудно объяснить, что они там делают? Потому что в воинских формированиях есть система: отбор, молодое пополнение, кадровые офицеры. Они придерживаются уставов. Мы взяли это подразделение и за эти более чем полгода много чего сделали. Мы пропускаем их через свои учебные центры, стараемся, чтобы они четко поняли все воинские ритуалы, пытаемся, насколько это возможно, убрать эти их языческие жесты и ритуалы… Но не ломаем через колено, потому что сегодня, к сожалению, другого такого мотивированного народного сопротивления на востоке страны нет.

Привлечение к службе отдельного отряда мы согласовываем с руководством антитеррористической операции, Генерального штаба. И в большинстве случаев те, кто «чудят», не имеют никакого отношения к отдельному отряду специального назначения «Азов». Об «азовцах» говорят много, в том числе гадости. Но чтобы понять реальную ситуацию, достаточно поговорить с жителями Мариуполя. Там в большинстве случаев есть доверие и надежда на «Азов». Хотя есть и те, кто ими недоволен. Потому что именно «Азовом» пугают детей в Донецке.

— В Донецке детей пугают и Дмитрием Ярошем и его соратниками, и «Донбассом».

— И Нацгвардией. И я имею уже два уголовных дела от Следственного комитета РФ.

— Уже два?

— Первое появилось где-то в мае-июне 2014 года. Второе — когда я уже стал командующим Национальной гвардией. Они же возбуждают уголовные дела против украинских чиновников. Вы только вдумайтесь, какой цинизм: я на своей земле, в своей стране защищаю интересы государства, своего народа — и против меня кто-то в связи с этим считает возможным возбудить уголовное дело в России!

— Так, может, там не только дела возбуждены? Возможно, вас там уже и осудили, посадили заочно — а вы и не знаете…

— Мне все равно! Какими бы ни были сложными отношения с некоторыми руководителями других силовых ведомств, все мы объединены одной мыслью: если против тебя возбудили уголовное дело в России — это своеобразное вознаграждение. Значит, ты все делаешь правильно. Так что мы спокойно это воспринимаем. Меня когда спрашивают: «А поедете в Россию?», я шучу в ответ: «Могу, но только лет на 15 за раз»

— Или с парадом, как кое-кто обещал.

— Ну, говорить о параде — пока рано. Хотя я в Крыму немало времени прожил. Окончил школу там. Крым знаю достаточно хорошо. И если придет время идти туда воевать — я смогу там воевать.

— А нужны ли нам такие сограждане, для которых определяющей является исключительно наполненность кошелька и холодильника?

— Вы знаете, я знаю много людей там. Почти без перерыва был там 1,5 года, а так все время на востоке… И там (на Донбассе, — «Апостроф») достаточно много украинских сел, люди в которых говорят на украинском языке… Это наши сограждане. Бросить их — это как-то не по-человечески, не по-христиански.

Да, там есть уроды, которые, пользуясь ситуацией, занимают какие-то должности, имеют преференции в управленческой деятельности так называемых «республик». Но как только мы перекроем им кислород, как только возьмем под контроль границу — нам не надо будет даже туда заходить и воевать там. Все само собой станет на свои места. Бандформирования мы зачистим. Надо только дать людям там возможность вдохнуть воздух свободы, который есть у нас здесь. И все станет на свои места.

Люди не виноваты в том, что случилось. Государство же тоже оказалось не готовым к тому, чтобы их принять. Немало людей, которые сегодня находятся на оккупированных территориях, были готовы ехать в Украину, бросив там все — но их здесь никто не ждет, им некуда ехать. Даже если у человека там есть только комнатка или небольшой домик в собственности — здесь мы не можем ему предложить и того. Поэтому люди остаются и живут там.

У моей дочки есть одногруппница, которая живет сейчас в Харькове, а ее родители — в Торезе. У нее был пропуск, срок действия которого недавно истек. Ее отец — при смерти, врачи говорят, что жить ему осталось неделю или две — а она не может к нему поехать. Виноваты ли эти люди, что им не было куда приехать в Харькове?

Чтобы почувствовать, что такое Донбасс, там надо просто побыть немножко. Безусловно, жители Донбасса немного отличаются по ментальности, по отношению к Украине от уроженцев Западной Украины. Но восточные украинцы — такие же украинцы, как и все остальные.

И очень ошибаются сегодня те, кто считает, что надо просто отрезать Донбасс и забыть. Так нельзя! Иначе мы придем в никуда. Разорвем нашу страну на маленькие кусочки — кому в Румынию, кому в Польшу, кому в Московию… И все — нет страны. Этого ни в коем случае нельзя допускать.

— Вы говорили об отношении местных к Нацгвардии в Крыму. А когда уже началась война, и вы оказались в зоне АТО — какое отношение со стороны местных к украинским военным преобладало, по вашим наблюдениям?

— Знаете, до сих пор, когда слышу слово «Крым», у меня ощущение, будто мне по сердцу, как по стеклу, скребут чем-то острым. До сих пор захлебываюсь от ощущения бессилия, от того, что тогда мы ничего не сделали, чтобы уберечь Крым…

На Донбассе же ситуация была совсем другой. Когда началась война, мы увидели испуганных людей. Людей, которые не желали войны. Которые не понимали, что происходит. Которые были уже запуганы российской пропагандой, которая еще с Майдана показывала им абсолютно альтернативную «реальность». Все, что было на Майдане, для них — зло. Все, кто там был — «майданутые», за исключением «Беркута». Людей толкали к выводу: лучше отделиться и идти в Россию. Но сегодня они почувствовали на себе, что такое российская агрессия, каким мощным может быть влияние пропаганды на сознание обычных граждан. Они почувствовали на собственной шкуре, что их вожделенный «русский мир» — это тоталитарный режим, это аналог Северной Кореи с ее вечным «одобрямсом». Это — путь в никуда.

— Вы верите, что люди, которые там находятся, это действительно поняли?

— Я не верю, а знаю. Потому что общаюсь с некоторыми из них.

— На освобожденных территориях? Или оккупированных?

— На оккупированных. Не скажу, что массово, но переосмысление уже идет.

Скажу больше, сегодня у людей на оккупированных территориях есть злость на руководство страны. Они чувствуют, что их бросили, считают, что мы ничего не делаем, чтобы их освободить, вернуть. Такое ощущение там есть. Им надоело то, что происходит. Им надоело жить в тех скотских условиях, когда они даже нормальной медицинской помощи получить не могут. Люди мечтают о спокойствии и надежде на завтрашний день. А этой надежды там уже нет. Они там выживают. Хотя остаются и те, кто не хочет менять свое мнение, признавать, что ошибся в свое время…

Донбасс, как и восток в целом — вещь довольно тонкая. Раньше, когда я не знал так близко этот регион, думал, что шахтеры — это сила. Это — трудяги. А местечковые царьки на Донбассе, с Януковичем и Ахметовым включительно, все годы независимости только и делали, что ломали людей через колено, навязывали им рабские принципы, раболепие перед силой, которую имели преступные бандитские группировки, заправляющие всем на Донбассе, и веру в то, что деньги решают все. Это — Донбасс. Они откровенны. Но в то же время их слишком долго ломали, и они в чем-то стали напоминать стадо. Им сказали идти в эту сторону — они пошли, сказали идти в другую — пошли в другую… Нет там уже силы духа шахтеров, «раболепство» у большинства из них уже на генный уровень просочилось. Вспомните историю создания Юзовки, нынешнего Донецка. В эти края работать в шахтах часто отправляли людей, имевших проблемы с законом. И Украина туда так и не пришла.

— Как и в Крым?

— Да. Я знаю в том же Луганске людей, которые в свое время туда приехали из Западной Украины. И они так же, как и коренные луганчане, сегодня начали разговаривать на языке российской пропаганды, теми клише, которые ежедневно льются на них с российских телеканалов: «И вы — "майданутые", нацики!»… Говорю: «Подождите, остановитесь! Вы же из-под Львова приехали — что же вы рассказываете?!» Вот такое.

Но мы сегодня большую работу проводим. Стараемся помогать местному населению, тем бабушкам-дедушкам, которые остались одни. Проводим контрпропаганду, привозим гуманитарные грузы. Стараемся донести до людей простую мысль: Национальная гвардия — это народная армия. И их в том числе. Словом, помогаем, чем можем. Иногда это дает серьезный эффект. Но работы впереди немало. И ее не будет меньше до тех пор, пока мы не построим систему информационного противодействия.

— Ее совсем нет?

— Три года идет война. А информационное пространство Донбасса до сих пор не перекрыто нашими информационными ресурсами. Нет у бабушек с дедушками интернета. Да и для остальных далеко не для всех он доступен. Так как вы думаете — есть это противодействие или нет?

Когда мы были под аэропортом, просидели в одном из населенных пунктов недалеко 5 дней, выполняли определенные задачи — ни одного украинского канала там не увидели. 5 российских, 2 донецких, все то, что на языке Москвы разговаривает. И каждый день тем людям на мозги — кап-кап-кап… Так о чем говорить?..

Я вам больше скажу. Мне было стыдно… Мы вели боевые действия в Ясиноватой, мои спецназовцы зашли туда вместе с другими формированиями, с Вооруженными силами… Мы тогда понесли потери… И ребята выходят — и с гневом спрашивают: «Товарищ генерал, объясните, что мы здесь делаем?!» Я стараюсь объяснять, что Украина едина и так далее. А в ответ слышу: «Да нет, дело не в том. Мы все это знаем. Мы выполняем приказы. Но мы туда зашли — по нам лупят из артиллерии, стреляют из ПТУРов, из окон автоматные очереди пускают, а тут выбегают люди от 50 лет и старше — и кричат: "У*бывайте на х*й отсюда! Вы нам здесь не нужны!" И мы не понимаем: кого мы защищаем? Что мы здесь делаем? За что головы кладем?!»

И вы не представляете, как сложно говорить в такие моменты с воинами, которые готовы ценой собственной жизни выполнить приказ — и которые сталкиваются с тем, что народ их не ждет… В таких условиях очень трудно сохранить уверенность в правильности того, что делаешь…

— Вы же говорите, что ситуация меняется сейчас…

— Трудно сказать, насколько она меняется. Потому что таких близких контактов у меня остается все меньше и меньше. Я имею отношение к определенному народному сопротивлению там. И люди, которые туда входят, по-разному высказываются, как в Крыму, так и на Донбассе. Они говорят о том, что есть переосмысление, что такое Россия. Сегодня страх: ага, Украина придет — а что будет со мной? Я же в свое время сделал выбор. И теперь, когда они придут — они меня уничтожат?.. Они уже боятся, что мы придем — в некоторых случаях. Поэтому здесь надо серьезно взяться за информационную политику, чтобы донести до людей в оккупации простую мысль: когда мы придем на оккупированные территории — мы не будем их врагами. Те, кто стрелял, предавал, убивал, совершал преступления — те будут отвечать. А остальные просто продолжат жить, как и должно быть. Так что здесь нам надо огромную, серьезную и очень тонкую работу проводить.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2017 > № 2214151


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2017 > № 2214121

Генерал должен уйти

Бернхард Класен (Bernhard Clasen), Die Tageszeitung, Германия

Украина вытесняет коммунистические символы из городов. Киев переименовывает города — тем самым переиначивается история.

В украинской столице ведутся споры о названиях улиц. 1 июня Киевский городской совет проголосовал за переименование проспекта генерала Ватутина в проспект Романа Шухевича. В связи с этим на улицы города вышли десятки горожан, в том числе ветераны. За несколько дней онлайн-петицию подписали свыше шести тысяч человек.

«Генерал Ватутин в 1943 году освободил Киев от немецко-фашистских захватчиков», — говорится в петиции. Нужно сохранить название. В понедельник Киевский суд удовлетворил жалобу и запретил переименование.

Речь идет не только о вытеснении из памяти населения командира советских войск, освободивших Киев от немецких солдат, что встревожило многих людей. В первую очередь, жителям непонятно, почему проспект Ватутина теперь должен носить имя главнокомандующего Украинской повстанческой армии (экстремистская организация, запрещена в России — прим. ред.), который во время Второй мировой войны воевал офицером на стороне вермахта в батальоне Nachtigall, носил немецкую форму. В 1944 году его войска убили генерала Ватутина.

Разрушено 1,3 тысяч памятников Ленину

Один из тех, кто приветствовал решение Киевского горсовета, — Владимир Вятрович, руководитель Института национальной памяти. Он рад тому, что в конце месяца сможет отметить 110-й день рождения Романа Шухевича.

Решение Киевского горсовета вписывается в дух борьбы с коммунизмом. С мая 2015 года коммунистические и национал-социалистические символы запрещены законом. Вместе с тем, организованные вооруженные националисты 1940-х годов обожествляются. По всей стране было снесено 1,3 тысяч памятников Ленину, переименовано свыше 51 тысячи улиц.

И вот теперь практически в каждом городе есть улица Шухевича или Бандеры — как напоминание о Шухевиче и о Степане Бандере, лидере ОУН (экстремистская организация, запрещена в России — прим. ред.) в 1940-ые годы. Курс задает Институт национальной памяти. Он составил список из 520 персоналий истории, чьих имен не должно быть в названиях улиц.

Запрет нацистской пропаганды не касается символов дивизии СС «Галиция», заявил недавно Вятрович. 14-ая дивизия СС была составлена в 1943 году украинскими добровольцами и так называемыми «фольксдойче».

Георгиевские ленточки, символизирующие победу над гитлеровской Германией, были, напротив, запрещены в начале июня. Между тем они используются и пророссийскими мятежниками на востоке Украины.

Бернхард Класен — журналист и переводчик русского языка.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2017 > № 2214121


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2017 > № 2214082

Путин переиграл Украину с переносом переговоров по Донбассу в Минск

112.ua, Украина

Сегодня оккупированный Донбасс не приближается к Украине, он уже удалился серьезно. Хотя очень много людей там, тех, кто сейчас живет в оккупированных районах, имеют симпатии к Украине, их очень много. Я не знаю процент, но говорить, что там только враги — это было большим преувеличением, и это было бы неправильно делать. Поэтому надо смотреть конкретно: 2 миллиона людей покинули те регионы и сейчас живут в разных регионах Украины. Если бы им там было так хорошо, они бы остались.

Мы видим только фрагменты, как ведут себя донецкие и луганские вожди, как ведут себя эти наемники, сколько там горя, изнасилований. Даже доходит до того, что насилуют или делают попытку изнасиловать представителя ОБСЕ. Уже доходит до маразма, политического и морального. Поэтому, я думаю, время работает не на них, и просто отгородиться от Донбасса мы не можем. Это было бы неправильно. Хотя проблемы неограничения существуют, потому что открыта граница, открыты возможности проникновения на территорию, контролируемую украинской властью. Давайте мы будем терпеть и работать.

Как терпеть? Формат никогда не бывает вечным. У нас был женевский формат. Я думаю, что Путин убедил и канцлера Германии, и президента Франции, и других, чтобы этот формат перенести в Минск, и убедил очень простым толкованием: мол, если вы хотите принимать решение, нужно, чтобы там были представители ДНР и ЛНР. Мы тогда не смогли и политически, и дипломатически предусмотреть, что, приняв этих людей в Минске, тем самым сказали, что у нас внутренняя война. То есть у нас гражданская война между теми людьми, которые представляют Украину, и теми людьми, которые представляют оккупированные районы. И Россия сразу начала на этом спекулировать: мол, она там наблюдатель, она не принимает активного участия, она помогает нам.

Поэтому этот формат, минский, в таком составе и с такой философией не может решить основного принципиального вопроса — вернуть территории Украины Украине, восстановить границы и установить украинскую власть на всех территориях. Этот формат это не решит. Реже, может решить при изменении его статуса. Должно быть расширение участников и повышение статуса тех, кто принимает в нем участие. В нормандском формате принимают участие главы, но нормандский формат ничего не принимает, он не принял ни одного документа, который можно было бы прочитать. Он передает какие-то мысли в Минск, а Минск принимает решения, которые не подписывают главы государств. Такой формат, минский, — это вынужденная позиция Украины. Украина где-то в свое время ошиблась, и это использовали. И сейчас мы загнаны в тупик. Мы должны говорить, что этот формат нужен, что без него было бы еще хуже, и это правда.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2017 > № 2214082


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter