Всего новостей: 2529971, выбрано 8616 за 0.480 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Украина > Армия, полиция. Таможня > interfax.com.ua, 22 июня 2018 > № 2651360

Сотрудники Национальной полиции начнут работать на пунктах пропусках таможни со следующей недели, анонсировал и.о. главы Государственной фискальной службы (ГФС) Мирослав Продан.

"Со следующей недели Нацполиция будет уже работать на пунктах пропуска и параллельно с таможенниками будет выполнять аналитическую работу в отношении рисковых групп товаров", – написал он на своей странице в "Фейсбук", уточнив при этом, что в пятницу Министерство финансов и Министерство внутренних дел намерены подписать общий указ о механизме сотрудничества таможенников и полицейских.

Как уточнили агентству в пресс-службе ГФС, ведомство не ожидает изменений в отношении оформления товаров, а также сроков их прохождения через госграницу.

"Хочу успокоить: все меры будут касаться только нарушителей и не помешают внешнеэкономической деятельности бизнеса, который работает в рамках законодательства", – написал и.о. главы ведомства.

"Таможенники работают только в пунктах пропуска. В то же время Нацполиция имеет полномочия проводить меры по борьбе с контрабандой не только в пунктах пропуска, но и на всей таможенной территории Украины", – добавил М.Продан.

Как сообщалось, Кабинет министров в рамках эксперимента для повышения таможенных поступлений расширил полномочия полицейских по контролю над таможенниками, приняв постановление от 20 июня и позволив полицейским круглосуточно находиться в зонах таможенного контроля в пунктах пропуска через госграницу.

При этом генеральный прокурор Юрий Луценко заявлял, что представители Нацполиции, допущенные к таможенным постам, не будут иметь полномочий, поскольку, согласно Таможенному кодексу, полицейские на территории таможенного контроля лишены всяких полномочий.

Украина > Армия, полиция. Таможня > interfax.com.ua, 22 июня 2018 > № 2651360


Украина > Армия, полиция > rosbalt.ru, 22 июня 2018 > № 2650519

В последние недели в украинских СМИ регулярно поднимается тема скорой отставки лидера самопровозглашенной Донецкой народной республики Александра Захарченко. При этом, как рассказали «Росбалту» приближенные к главе ДНР люди, в его администрации паники нет, и ни о каком снятии речь не идет.

Но стоит вспомнить ситуацию в соседней ЛНР, где нынче беглый Игорь Плотницкий до последнего был уверен в своей несокрушимости и победе над взбунтовавшимися силовиками — министром МВД Игорем Корнетом и главой МГБ Леонидом Пасечником. Тем не менее, выслали Плотницкого за границы республики в считанные часы. Еще с утра он давал интервью и заверял, что бунтарей вот-вот накажут, а уже к обеду стало известно — глава ЛНР бежал со всей своей свитой. Поэтому не стоит исключать, что аналогичный сценарий могут разыграть и в Донецке. Причина тому перемены в Кремле, а именно — смена «кураторов» двух республик. Так, кажется, потерял свое влияние Владислав Сурков, а считается, что Александр Захарченко является его ставленником. Кто может заменить Захарченко, и может ли такое случиться в принципе, «Росбалт» решил разузнать у местных «экспертов».

Украинские масс-медиа активно прочат должность главы ДНР Дениса Пушилина, уверяя, что именно в нем Кремль видит хорошо управляемого кандидата. Как «доказательство» приводится тот факт, что во время посещения Крыма делегациями двух самопровозглашенных республик, ДНР представлял не Захарченко, а Пушилин, в то же время от ЛНР был лично глава Леонид Пасечник. И этот факт «настораживает».

А вот большинство «местных», опрошенных «Росбалтом», уверены, что Денису Пушилину место главы не светит. «Пушилин — глава ДНР? Все это старая сказка „про белого бычка“. Ее регулярно вливают нам в уши украинские СМИ. Думаю, делается это исключительно для того, чтобы накалить и без того непростую обстановку среди местной правящей элиты», — уверен донецкий военный. По его словам, в ДНР регулярно возникают распри между правящими группировками на фоне распределения сфер влияния и контроля над финансовыми потоками и подобные разговоры о претензиях Пушилина на «трон» могут вызвать нежелательные стычки.

В Донбассе вновь заговорил «бог войны»

«Пушилин — не народный лидер, за ним народ не пойдет, в него не верят и поставить его во главе ДНР означает усилить напряженность в обществе. Да, Захарченко многие местные недовольны, но есть и те, кого устраивает его политика. Поэтому, я считаю, что говорить о таких кадровых рокировках не стоит. Их не будет», — отмечает источник «Росбалта» в Совете министров ДНР.

Еще несколько «экспертов» уверены, что разговоры о назначении Пушилина — это лишь ширма для другой политической игры, отвлекающий маневр. «Сегодня внимание многих сконцентрировано непосредственно на параллели Захарченко-Пушилин, других кандидатов на пост главы во внимание никто не берет. А в это время Кремль готовит реального нового лидера для Донецка», — рассказал нам сотрудник МВД ДНР.

В то же время наш источник в МГБ Донецкой республики «по секрету шепнул», что «чекисты» тем не менее проверяют возможность рокировки «Захарченко-Пушилин», и в верхах республики крайне обеспокоены мыслями о возможной смене лидера. Активно обсуждают кандидатуру главы МВД ДНР Алексея Дикого. Не секрет, что еще с 2014-го между силовиками и условно гражданскими властями ДНР существует напряженность. Тем не менее, это не настолько откровенная вражда, как это было в Луганске между Корнетом и Плотницким. Однако люди Захарченко не раз ущемляли интересы людей Алексея Дикого, выходца из енакиевской бизнес-группы.

«Не особо верю в то, что Дикого поставят вместо Захарченко, хотя есть некоторые факты, — рассказал „Росбалту“ источник в МВД ДНР. — Во-первых, сегодня силовой блок ДНР и Захарченко по разные стороны баррикад — у разных кураторов. Во-вторых, после того, как власть в ЛНР взяли в свои руки силовики, наладилось тесное взаимодействие между ними и нашим силовым блоком. Скажу так: некоторые наши люди, поехали в Луганск и заняли там руководящие должности. Поэтому можно предположить, что Захарченко скоро поменяют на одного из наших, но, думаю, точно не на Дикого. Слишком у него репутация неоднозначная, и еще его не так уж и просто контролировать».

«Мы не игроки, а лишь фигура на доске — еще не побитая»

Еще одна персона, которую обсуждают в Донецке, это «исчезнувший» из медиапространства полтора месяца назад оппозиционер Александр Ходаковский. «Нет, Ходаковский — это не вариант. Его слишком „много“, он слишком активный, ему все нужно, он везде лезет. Таких в Кремле не любят, — поделился своим мнением наш источник в администрации главы ДНР. — Тем более, что Ходаковский неуправляем. Кому нужен такой „головняк“? Никому».

Несмотря на то, что в администрации Захарченко Ходаковского не воспринимают как реального кандидата, некоторые наши источники высказали иное мнение. «Ходаковский — любимец народа, такой себе правдоруб, борец за народные права. Я, конечно, сомневаюсь, что окажись он при власти, у нас здесь качественно что-то изменится. Думаю, те, кто руководит процессом продолжат ту же „политику партии“, что и при Захарченко. Но такой, как Ходаковский, сможет заболтать народ. Снимет социальную напряженность, которая дошла до предела, и которую унылому и вечно с кислым фейсом Захарченко уже не побороть. Поэтому, думаю, смена Захарченко на Ходаковского возможна», — уверен сотрудник Совмина ДНР.

«С начала мая Александра Ходаковского не слышно и не видно. Ходили слухи о том, что якобы он задержан, что его ликвидировали, но все это ложь, — рассказал нам источник в МГБ ДНР. — Есть информация о том, что Ходаковский выехал в Россию, где находится и на данный момент. По предварительным данным, его готовят к новой должности».

К слову, нынешний глава ЛНР длительное время отсутствовал на своем рабочем месте во время политического конфликта в Луганске, и вплоть до своего назначения находился на территории РФ. Поэтому не исключено, что сегодня Кремль разыгрывает в Донецке сценарий идентичный луганскому. В то же время, по информации, некоторых наших источников, есть основания предполагать еще один вариант — скорое объединение двух республик в одну. При этом, кто станет во главе этой территории никто пока рассуждать не берется, но все уверены — это будет персона, имя которой меньше всего на слуху.

Олег Степанов

Украина > Армия, полиция > rosbalt.ru, 22 июня 2018 > № 2650519


Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 22 июня 2018 > № 2649178 Ростислав Струтинский

Могли расстрелять и свои, и чужие.

Для каждого из участников и очевидцев Великой Отечественной войны она началась по-своему. Вот что несколько лет назад рассказывал корреспонденту «Полиции России» Ростислав СТРУТИНСКИЙ, впоследствии воевавший в партизанском отряде «Победители» под командованием Героя Советского Союза полковника Дмитрия Медведева и входивший в группу советского разведчика Николая Кузнецова.

До начала Великой Отечественной войны я работал водителем на «полуторке» в городе Луцке. 21 июня 1941 года вернулся из рейса и возился с машиной возле дома, где жил на квартире. Здесь меня нашёл сын двоюродной сестры моей мамы, тихо сказал, что завтра начнётся вой­на, и сунул мне в руку записку от тётки. Развернул я клочок бумаги, а там написано, какие улицы будут бомбить в Луцке. Кстати, на одной из них проживали многие руководители города и области.

Мамина сестра дружила с соседкой-немкой. Её сын, исчезнувший на несколько месяцев, накануне тайком появился дома, рассказал родным, что всё это время фашисты готовили его на авиационного наводчика в Польше и сейчас забросили на родину. Он предупредил, что 22 июня Луцк станут бомбить, а его задача – наводить самолёты на цели.

Немка попросила соседку, чтобы об этом рассказали мне, так как я был знаком с начальником городского отдела НКВД – дружил с его дочерью. Побежал к нему домой.

К сожалению, с самим начальником пообщаться не удалось – он даже не вышел ко мне. Его жена, переговорив с мужем, передала, что таких, как я, расстреливают, но для меня её супруг сделает исключение. Надо сказать, что в то время руководство НКВД СССР требовало от своих сотрудников пресекать панические настроения и слухи вплоть до самых жёстких мер.

Вернувшись домой, я на машине отправился к маминой сестре на окраину города. Здесь вовсю готовились спасаться: у себя на огороде мои родственники сделали схрон длиной четыре–пять метров, как крытый грузовик, сверху засыпанный землёй, а поверх – трава. Когда его выкопали, даже не знаю. Заглянул внутрь, а там полно народу. Надо же: простые люди поверили, а начальник НКВД – нет…

Всю ночь мы просидели в убежище. С рассветом начали выглядывать наружу. Вскоре в небе увидели два немецких самолёта с крестами. Навстречу им показался наш, со звёздами. Дав нескольких очередей, советский лётчик развернулся обратно. Немцы также ещё недолго покружили и отправились к своим. Наверняка это были разведчики.

Вскоре показался строй бомбардировщиков. Несколько последних отделились, снизились и начали утюжить Луцк с окрестностями. Позже выяснится, что самолёты нанесли удар именно по тем улицам, о которых предупреждала моя тётка.

Когда разрывы прекратились, мы вышли наружу. Смотрю, возле одного из домов народ собрался, на земле мужчина лежит – ему выше колена ногу перебило. Его погрузили в кузов моей машины, и мы помчались в больницу. А там уже людей полным-полно – носят раненых.

В последующие двое суток город бомбили ещё несколько раз.

В один из дней встретил жену начальника городского отдела НКВД. Она сказала, что муж ждёт меня на следующее утро с машиной на железнодорожной станции.

А на рассвете того дня я увидел фашистов. Они спешно возводили новый мост через речку Стыр рядом со старым, который был разрушен во время авиаудара. Со всех ног бросился домой к машине. Только во двор забежал, а тут немецкие мотоциклисты возле ворот останавливаются и знаками просят покурить.

Признаться, сердце в пятки ушло. Вспомнил про несколько пачек хороших папирос, которые возил с собой. Раздал. Затем подхожу к их начальнику и, насколько получилось, объясняю, что мне надо ехать. Либо немцам табак понравился, либо просто повезло, но они меня отпустили. Более того: их старший достал из кармана бумагу, похожую на афишу, с немецким орлом, и сказал, чтобы я на стекло изнутри приклеил. Дескать, тогда никто не остановит – ведь в городе уже везде немцы.

До вокзала добрался без приключений. А там всё партийное и советское руководство Луцка. Поезда не ходят, люди не представляют, что им делать. Многих знал в лицо, но никогда не общался – мне, шофёру, не по чину. А тут вижу – спасать их надо, фашисты в любой момент появятся. Предложил загрузиться в крытый брезентом кузов и повёз на станцию Кривец, километрах в 14 от Луцка.

Пока кружили по городу, постоянно встречали немцев. Однако машину с «пропуском» на стекле они не останавливали. Выскочили на шоссе. Вскоре показались позиции наших: с одной стороны дороги – пехота, с другой – артиллеристы. От греха подальше снял плакат с орлом.

Остановились у пункта проверки. Вышел капитан, спрашивает, кто, откуда. Говорю: привёз партийное начальство из Луцка. А он чуть ли не матом: мол, разворачивай и вези всех обратно, пусть свой город обороняют. Я ему в ответ: «Так там же немцы!» Офицер будто и не слышит: «Вези обратно, а не то всех сами расстреляем».

Делать нечего, поехали. Чтобы не играть с судьбой, решил своих пассажиров в Луцк не везти. Знал укромное местечко недалеко от города на берегу реки, где с ребятами часто купались. Завернул туда. Остановился, открыл кузов. Внутри все ни живые ни мёртвые. Предложил им выходить и уже спасаться кто как может.

Чтобы не привлекать внимания, машину оставил, тем более что и бензин уже почти закончился. На квартиру в город вернулся пешком. Через день-другой ко мне зашёл сосед и посоветовал записаться в украинский комитет – организацию, полностью контролируемую оккупантами, которую создали местные националисты. Дескать, если имеешь соответствующую справку, то немцы не тронут. Ведь они начали выяснять, кто из местного населения сотрудничал с советской властью.

Хотя в нашей семье все были беспартийные, но мы никогда не скрывали, что поддерживаем Советский Союз. Поэтому мог донести кто угодно. Так что совет оказался не лишним. Словом, получил нужную бумагу и – ходу из Луцка в деревню, где жили родители, сестра и братья.

По дороге в каком-то хуторе столкнулся с немецким патрулём. Вот документ и пригодился. Патрульные узнали, что состою в комитете, и тут же отпустили.

Когда добрался к родным, оказалось, что они уже вовсю готовятся сопротивляться фашистам. Братья и ещё несколько ребят собирали оружие и боеприпасы, которых валялось много по окрестностям после боёв. Возле одного из сёл оказалось несколько подбитых советских танков. Ночью отправились к ним, хотели снять пулемёт. Только начали раскручивать, тут на соседней дороге показалось несколько легковых машин с фашистами. К счастью, они нас не заметили, и пулемёт мы добыли.

Но то, что порой не видели немцы, не ускользало от глаз односельчан. О наших приготовлениях донесли в гестапо. В начале июля к нам в дом пришли староста и несколько полицаев. Арестовали меня и брата Николая (в будущем водитель в группе разведчика Николая Кузнецова, когда он действовал под видом немецкого офицера – Прим. ред.). Конечно, на улице народ собрался, а староста и говорит: «Таких публично будем всех казнить – и малых, и больших, и старых, и тех, кто с ними дружит».

Нас с братом отвезли в райцентр и закрыли на замок в какой-то комнатушке с решёткой на окне. В соседнем здании расположились полицаи, набранные на службу из местных. К счастью, нас не охраняли. Судя по пьяным крикам, которые раздавались всю ночь, помощники немцев в полном составе что-то праздновали в своём штабе.

Пытаться выбить дверь было бесполезно: она довольно крепкая, да ещё засов снаружи. Оставалось окно. В комнате стояли наспех сбитые нары. Мы оторвали доску и попытались хоть чуть-чуть раздвинуть прутья решётки. Скрипа много, а толку никакого. Хорошо, наши тюремщики пьянствовали и ничего не слышали.

Попросил Колю подсадить меня к решётке. Голову, руку просунул – и застрял. Ни туда ни обратно – зажало. Сказал об этом брату, а он: «Немцы увидят – пополам тебя разрежут. Лезь!»

Не знаю, как удалось сжаться, но выбрался наружу. Открыл засов, выпустил Николая и – прямиком в лес. Там в муравейнике у нас был припрятан небольшой арсенал: винтовка с обрезанным стволом да запаянный цинковый ящик с патронами. Забрали их, потом пробрались к родным и вместе ушли партизанить. Конечно, наш побег не остался незамеченным, буквально на следующее утро полицаи начали поиски.

Первое время многочисленные родственники иногда пускали нас к себе пожить. Обычно прятались в подсобных постройках или на чердаках. Так было и в середине июля. Папа сидел у открытого окна чердака и заметил, как со стороны леса показались несколько вооружённых человек в форме красноармейцев. Отец в одном узнал местного полицая, а в другом – заместителя полицейского коменданта. Наверняка, так им было легче ловить советских солдат, которые ещё скрывались в лесах, и вычислять сочувствующих советской власти среди местного населения. Мы приготовили оружие и наблюдали за действиями «гостей».

Хозяев нашего дома не было на месте, возле крыльца сидел только их сын лет двенадцати. Слышим, заместитель коменданта попросил пустить его в дом попить воды. Подросток оказался не из робких и спокойно пояснил, что родители ушли и закрыли двери, а попить можно из ведра, закреплённого к колодцу.

Тогда «красноармеец» оттолкнул мальчишку и чем-то тяжёлым сбил замок. Потом зашёл в сени и сразу полез по лестнице на чердак. Сквозь щель мы видели, как внизу ходит ещё один. Едва показалась голова полицая, отец нажал на спусковой крючок винтовки. Через щель я выстрелил в того, который топтался внизу. Остальные, услышав выстрелы, убежали.

После такого отсиживаться в деревнях нам было уже опасно. Мы построили в лесу землянку и стали налаживать партизанский быт…

Записал Игорь БЫСЕНКОВ

Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 22 июня 2018 > № 2649178 Ростислав Струтинский


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 июня 2018 > № 2649234

МВФ не сможет принудить нашу коррумпированную власть добровольно «отрезать себе яйца»

Андрей Головачев, политический эксперт, Главред, Украина

Итак, спустя почти две недели после принятия ВР закона об АКС, пришла, наконец, реакция МВФ, которую ждали: кто со страхом, кто с надеждой, кто со злорадством. Общее резюме: компромисс, который предложила украинская власть, Запад категорически не принял. Однако жесткий по существу ответ был блестящим по своей форме и является великолепным дипломатическим образчиком того, как надо обращаться с коррумпированными правительствами, которых надо принуждать к реформам.

В первой части своего ответа МВФ горячо похвалил президента и ВР за принятие закона об АКС, за приверженность курсу реформ и т. п. Затем, как бы вскользь, упоминается, что в Закон надо внести еще некоторые поправки, касающиеся апелляции в судах общей юрисдикции.

Запад закусил удила и не намерен отступать. Кредитование будет возобновлено, только если МВФ получит ту версию закона об АКС, которая полностью передает в руки Запада всю антикоррупционную вертикаль: от следствия до тюрьмы с конфискацией.

Столь долгое и для кого-то просто мучительное молчание МВФ в такой, казалось бы, очевидной ситуации, объясняется тем, что Запад взвешивал последствия своего отказа. А подумать было над чем. По существу Запад принял решение приостановить кредитование Украины, пока не пройдут выборы и не сменится власть, то есть на 1.5 — 2 года!

Откуда такой вывод? Дело в том, что еще ранее в ответ на критику ЕС, что Закон об АКС имеет лазейки, Порошенко ответил, что готов подписать необходимые изменений, которые требует Запад… но только если ВР — как полностью независимый законодательный орган, на который Президент не имеет по Конституции никакого влияния — проголосует за них. Тот, кто разбирается в наших играх, понимает, что Порошенко провел красную черту, за которую он не переступит. Или Запад соглашается на принятую версию Закона об АКС, или власть пойдет на разрыв отношений с МВФ. Запад не принял.

То, что МВФ не сможет принудить нашу коррумпированную власть добровольно и без наркоза отрезать себе яйца, я писал неоднократно. Рассчитывать на это было бы наивно. Но вопрос сейчас в другом: а что дальше? На что рассчитывают обе стороны?

В стране в ближайшее время разразится глубокий политический кризис, связанный с приближающимся дефолтом. Очевидно, Луценко станет премьером. Каждая из сторон — и Запад, и власть — надеются выйти из этого кризиса в лучшей для себя позиции, чем сейчас. Запад надеется, что в результате кризиса к власти в Украине гарантированно и, возможно, досрочно придут силы, настроенные на реальные реформы. Порошенко и Ко надеются резко поднять градус напряженности и довести ситуацию до такого уровня хаоса, когда ни о каких выборах в этих условиях нельзя будет и думать. Цель такой агрессивной стратегии стандартна: обменять свой уход из власти на гарантии не преследования со стороны новой власти, которую сформирует Запад, когда вмешается в процесс, чтобы предотвратить деградацию. Кстати, остановка Днепроазота и вчерашний перфоманс под ВР — это, похоже, уже начало реализации этого сценария.

Другими словами, обе стороны явно идут на стратегию вскрытия нарыва. Но если обе стороны этого хотят, то значит, так и будет.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 июня 2018 > № 2649234


Украина. Россия > Армия, полиция > interfax.com.ua, 20 июня 2018 > № 2651452 Александр Турчинов

Турчинов: Выборы не должны быть для страны стихийным бедствием

Эксклюзивное интервью секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Александра Турчинова агентству "Интерфакс-Украина"

По сообщениям пресс-центра Операции объединенных сил, ситуация на востоке Украины в последнее время значительно обострилась. Насколько обоснованы разговоры об эскалации летом?

Вы знаете, у нас был очень горячий май. В России закончились президентские выборы, состоялась инаугурация, и сразу проснулись, как по команде, находившиеся некоторое время в дремоте оккупационные вооруженные силы Российской Федерации на Донбассе. И май у нас побил рекорды по количеству и по интенсивности обстрелов. И, что самое печальное, артиллерийские обстрелы на глубину до 30 км не могут не задевать гражданскую инфраструктуру. Гибли, кроме наших военных, и гражданские люди, и, самое страшное, дети.

Чемпионат мира по футболу, который начался в Российской Федерации, несколько снизил активность оккупантов, но и при этом каждый день мы видим грубые нарушения всех соглашений о прекращении огня, о неиспользовании, согласно Минским договоренностям, тяжелого вооружения. Используются танки, 120-мм минометы, артиллерия, и даже РСЗО (реактивные системы залпового огня – ИФ).

Но Вооруженные силы Украины готовы отразить атаки и любые провокации агрессора.

Эти обострения на фронте как раз происходили во время перехода на новый формат противодействия российской агрессии - от Антитеррористической операции к Операции Объединенных сил. И на фоне этих обострений новый формат показал свою эффективность. Значительно улучшилась координация всех силовых структур, которые задействованы в ООС, при этом ее военная составляющая позволила не только надежно отражать провокации российских оккупационных войск, но и на некоторых направлениях улучшить свое положение, продвинувшись вперед.

С переходом к ООС фактически впервые армия получила управленческие функции. Как Вы оцениваете этот опыт?

То, что происходило на востоке страны, по масштабам и длительности военного противостояния уже никак не подходило под определение Антитеррористической операции. Во время начала российской агрессии на Донбассе (весна 2014 года – ИФ) для защиты страны я вынужден был объявить о начале масштабной Антитеррористической операции. Тогда это был единственный правовой формат противостояния агрессии, позволяющий провести легитимизацию украинской власти через досрочные президентские выборы.

Давайте говорить честно, уже начиная с конца весны - начала лета 2014 года армия начала уверенно доминировать в защите нашей страны на востоке. Но формально, согласно законодательству, АТО - это операция, которую проводит исключительно Служба безопасности, а Вооруженные силы, Нацгвардия, - как бы вспомогательные подразделения.

Принятый нами закон Украины "Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях" наконец-то позволил назвать вещи своими именами. Главное, что в законе Россия четко названа агрессором. И что очень важно, это произошло как раз в тот момент, когда российская сторона уже разыгрывала сценарий маскировки своей военной агрессии под миротворческую операцию. РФ даже свой "миротворческий" проект внесла в ООН. Но агрессор не может быть миротворцем. И тема прикрытия таким способом своей агрессии была для Кремля перечеркнута.

Какова сейчас роль СБУ, реально что-то изменилось в управлении?

Безусловно, Служба безопасности играет в Объединенных силах важную, но не главную роль. СБУ занимается своей профессиональной деятельностью на подконтрольной Украине части Донбасса, в первую очередь, это борьба со шпионажем, диверсиями, террором. Для зоны проведения ООС это достаточно актуальная проблематика.

Проходят ли у нас какие-то небольшие антитеррористические операции в рамках ООС?

Скажем так, на подконтрольной части Донецкой и Луганской области пока не было необходимости в проведении дополнительных антитеррористических операций.

Но по стране, вы видите, такие локальные операции проходят, потому что одна из главных задач России – это внутренняя дестабилизация нашей страны. Они понимают, что у них нет сегодня возможности безнаказанно, без жесткого сопротивления, обеспечить свое военное наступление. Поэтому их главный приоритет - попытаться взорвать ситуацию в Украине изнутри. Посеять панику, хаос, сломить готовность украинцев к сопротивлению. Для этого используется широкий арсенал средств - от информационной войны до банального террора.

Вы сейчас говорите, в том числе, и о случае с Бабченко?

Да, в том числе и попытка убийства журналиста Бабченко. Вспомните и другие покушения: на Вороненкова, на Окуеву… Все это – звенья одной цепи. Арсенал средств гибридной войны, проводимой в нашем тылу, весьма широк. Это и подпитка, скажем так, радикальных сил, декларирующих готовность к силовым сценариям смены власти. Это и попытка создания разветвленной агентурной сети для проведения террористических и боевых операций, обеспечение их российскими спецслужбами оружием и боеприпасами.

Вспомните дело Савченко. Вы знаете, эта тема отошла на задний план, но кто передавал оружие Рубану и Савченко? Кто? Это подконтрольные ФСБ подразделения на оккупированном Донбассе, которые были задействованы для вооружения так называемого украинского подполья. Это не бутафория, а реальное оружие, способное привести к огромным кровавым жертвам среди гражданских людей. Именно такое развитие событий необходимо кремлевским кураторам.

Добавьте к этому потоки информационной грязи и дезинформации, мощные кибератаки, непрерывную энергетическую и экономическую войну и т.д. Вот далеко не полный сегмент внутренних гибридных угроз, которым постоянно должна противостоять наша страна.

Сейчас очень много информации по поводу активизации действий в регионе Азовского моря со стороны России. Есть фактор Керченского моста. Насколько его строительство нанесло ущерб нашим возможностям?

Это серьезная проблема, и не только для экологии региона. Россия получила возможность осуществлять незаконный контроль над судами, которые пересекают Керченский пролив, и блокировать в любой момент украинские порты в Азовском море. Но главное - это серьезная угроза безопасности Украины. Благодаря мосту теперь можно оперативно перебрасывать значительные силы Сухопутных войск РФ в Крым с последующим проведением наступательных операций на юге Украины.

При этом Крым и так максимально милитаризирован. Там создан мощный 22-й армейский корпус, наращиваются силы Черноморского флота Российской Федерации. Ракетные комплексы, размещенные в Крыму, могут наносить удар по нашим позициям в глубоком тылу. Зенитные комплексы С- 400 могут поразить любую воздушную цель в центральной части Украины. Все это представляет для нас серьезную угрозу.

Буквально за последние два месяца РФ создала в Азовском море флотилию, усилив дополнительными кораблями пограничные войска ФСБ РФ, а также перебросив с Каспийского моря корабли военного флота. Теперь для проведения военных операций в Азовском море они могут использовать значительное число десантных кораблей, а также корабли класса "Буян-М", имеющих на вооружении крылатые ракеты.

И все это, безусловно, ставит перед нами серьезные задачи. Наращивание десантных возможностей ВС РФ в Азовском море позволит осуществлять переброску на наше побережье силы и средства 8-й, 49-й и 58-й армий Южного военного округа, которые сейчас нам реально угрожают с Востока.

В результате имеем мощнейшую военную инфраструктуру вдоль всей украинско-российской границы. И кроме угрозы с востока, имеем значительное наращивание угрозы с южного направления, при этом с севера над нами нависают две армии Западного военного округа – 20-я и 1-я танковая, которые также могут быть задействованы в любой момент.

В последнее время имеют место случаи несанкционированных досмотров российской стороной наших кораблей, которые идут в Мариуполь. Украина как-то реагирует на такие факты?

Украина имеет возможность задерживать российские корабли, которые своими действиями нарушают наше законодательство. Вспомните истерику РФ по поводу "Норда". Но если мы действуем адекватно в рамках международного законодательства, то Россия, как всегда, грубо нарушает нормы международного права, проводя незаконный досмотр кораблей, идущих в украинские порты. Это фактически продолжение гибридной войны в экономической плоскости, демонстрация готовности осуществить блокаду наших портов на Азовском море.

Правительство занималось вопросом перенаправления транспортных потоков в другие порты?

Перенаправить можно, но это усложнит логистику, и тогда продукция тех же мариупольских металлургических заводов явно подорожает, уменьшив свою конкурентоспособность.

Сложность еще и в том, что сразу после конфликта вокруг острова Тузла (конец 2003 года – ИФ) Украина под давлением России подписала соглашение, согласно которому Азовское море определено как внутреннее море двух государств. И этот статус не позволяет четко фиксировать линию морской границы и дает возможность для интенсификации провокаций со стороны РФ.

Насколько реально задействовать миротворцев ООН для восстановления мира на ныне оккупированных Российской Федерацией территориях Донбасса?

У этой темы есть одна проблема, очень конкретная, у которой есть имя и фамилия - это (президент РФ – ИФ) Владимир Путин. И, безусловно, эта проблема блокирует на сегодняшний день деоккупацию Донбасса дипломатическим путем. И все мирные инициативы упираются в эту проблему. Для нас неприемлем был вариант, который попыталась протолкнуть Россия, в виде миротворцев из РФ и стран ОДКБ (Организации договора о коллективной безопасности – ИФ).

Для нас неприемлемы также предложения РФ, когда миротворцы из других стран становятся только на линии разграничения и тем самым легализуют оккупированную территорию.

Для нас возможен единственный формат – вывод российских войск с Донбасса и размещение миротворцев на всей территории нынешней зоны оккупации, и, в первую очередь, на государственной границе между Украиной и Россией. Тогда в этом есть смысл. Все остальные варианты Кремля - это попытки фактически скрытой аннексии оккупированной территории.

Как Вы относитесь к инициативе министра внутренних дел Украины Арсена Авакова о поэтапной деоккупации Донбасса?

Мы говорили с Арсеном Борисовичем на эту тему. Хочу сказать, что это не альтернативный план, как некоторые пытаются его представить. Наоборот, это один из вариантов реализации мирных инициатив президента Порошенко. В чем его специфика? Суть предложения - проводить деоккупацию не на всей территории сразу, а поэтапно, шаг за шагом. Отработали отдельный район или город, восстановили в нем правовое и социально-экономическое поле Украины, - продвигаемся дальше.

Но если мы говорим о мирной деоккупации, а не о поэтапном освобождении вооруженным путем, то здесь также блокирующая проблема. Читайте выше, эта проблема - Путин В.В. То есть любой мирный формат упирается в нежелание России прекратить агрессию, понизить температуру противостояния. Потому что для России это не только формула давления и дестабилизации ситуации в Украине. Это еще и игра на раскол Европы, продвижение своих имперских и реваншистских идей, а также способ защиты от внутренних проблем и противоречий. Пока есть внешние угрозы и внешние враги, говорить о каких-то там демократических реформах и о социальных программах не приходится. Эта российская формула типична для всех тоталитарных государств.

Вы не ожидаете в ближайшее время изменения этой политики?

К сожалению, не ожидаю.

Вопрос по нашей санкционной политике. Вышел известный указ о решении СНБО. Всех интересовало, с чем связано включение двух электронных украинских СМИ в санкционный список.

Некоторые украинские СМИ, особенно те, которые находятся под влиянием соседней страны, не просто использовались в информационной войне, а напрямую занимались пропагандой терроризма. Например, в прямом эфире транслировали (9 мая – ИФ) военный парад на оккупированной территории. Это была онлайн-трансляция, с позитивной оценкой происходящего.

Таких сайтов было значительно больше, чем те, которые включены в санкционный список...

Согласен, но СНБО может принимать решения только на основании предложений тех, кто имеет право согласно закону инициировать эти санкции, а это Кабинет министров, Верховная Рада, СБУ и Национальный банк.

Когда мне стало известно о таких онлайн-трансляциях, я обратился в Службу безопасности Украины для проведения проверки и внесения представления. Внесенные предложения зафиксированы решением СНБО, но, думаю, это не последнее решение, и список будет расширяться.

Президентский законопроект о национальной безопасности, который готовится ко второму чтению, изменился до неузнаваемости.

Это очень важный для нас вопрос. В начале года я провел переговоры с генсеком НАТО и этот закон был среди основных обсуждаемых тем. Наши партнеры очень заинтересованы в принятии этого закона, потому что именно он задает натовские, европейские параметры для нашего сектора безопасности и обороны. Это и структура, и функции, и система управления, и система стратегического планирования... И что для них очень важно – это система многоуровневого гражданского контроля над сектором безопасности и обороны. Сегодня, несмотря на военную агрессию РФ, мы проводим реформирование армии, переводим весь силовой блок на стандарты НАТО. Без принятия такого закона наше продвижение в НАТО будет бутафорским.

В то же время почти каждый народный депутат считает себя большим специалистом в вопросах безопасности, и поэтому в парламенте было предложено огромное количество поправок к этому закону. Насколько я знаю из общения с нашими партнерами, они не в большой радости от этого. Поэтому идет дискуссия, чтобы все-таки вернуться к первоначальному формату закона с теми правками, которые я с голоса озвучил в парламенте, представляя закон.

По Вашим прогнозам, сможет ли парламент принять закон до своих каникул?

Я убежден, что нам необходимо принять закон на этой парламентской неделе. Почему? Потому что нам очень важно, чтобы его приняли до Брюссельского саммита НАТО, где состоится встреча президента нашей страны с руководством Альянса. Принятие закона будет важным доказательством того, что мы выполняем взятые на себя обязательства.

А ситуация с Венгрией не помешает этой встрече?

К большому сожалению, Венгрия в последнее время вставляла, я бы сказал, даже не палки, а бревна в колеса нашей евроатлантической интеграции. Но я надеюсь, что все-таки комиссия Украина – НАТО на высшем уровне будет проведена. Политические игры Будапешта не должны вредить безопасности Европы.

Перейдем к военным вопросам. Мы видели, как работают Javelin на полигонах. В чем еще нуждается Украина? Имеется в виду и вооружение отечественных образцов.

Пятый год идет война с Российской Федерацией, и только на пятый год мы от наших стратегических партнеров получили такое оружие как Javelin. Конечно, лучше поздно, чем никогда. Это первая реальная поставка летального оружия в рамках военно-технического сотрудничества с США. Противотанковые ракетные комплексы Javelin неплохо себя показали на испытаниях. Но если мы говорим о дальнейшем расширении военно-технического сотрудничества, то приоритетным для нас является усиление противовоздушной обороны, которая была наиболее разрушена во времена Януковича и его предшественников. Для защиты страны необходимы современные системы ПВО. У нас есть серьезные наработки в этом направлении, но без сотрудничества с нашими стратегическими партнерами быстро и эффективно решить эту проблему очень сложно.

А какова вероятность того, что в случае обострения военного конфликта будет применена военная авиация?

Мы этого не исключаем. Широкомасштабный конфликт, в первую очередь, будет отличаться от ситуации на Востоке Украины использованием Воздушно-космических сил Российской Федерации, в том числе, штурмовой авиации, крылатых ракет. И для нас тема противовоздушной обороны, защиты важных стратегических объектов страны от этой угрозы очень важна. Мы изучаем в деталях масштабное применение Россией ВКС в Сирии, их сильные и слабые стороны, и понимаем, насколько это может быть серьезной проблемой.

Вернемся к украинским образцам вооружения для нашей армии...

Вы знаете, мы не стояли на месте. Вспомните 2014 год, когда старая военная техника не могла сдвинуться с места, когда кроме автоматов у наших добровольческих батальонов практически не было другого оружия. Мы не только смогли восстановить наш оборонный потенциал, но и системно его наращивали, в частности, за счет создания новых перспективных образцов оружия и военной техники.

Вот мы говорили о Javelin, а противотанковые ракетные комплексы украинского производства не уступают зарубежным аналогам. Те же комплексы "Стугна", "Корсар", "Скиф" надежно уничтожают любую бронированную цель при очень высокой точности попадания. Например, ракета "Скиф" прожигает броню толщиной до 1 м.

В прессе освещались государственные испытания ракетного комплекса "Вильха", который значительно превосходит по многим параметрам российский аналог "Смерч". В отличие от него, наши ракеты управляемы, в одном залпе 12 ракет, и каждая из них может точно поражать отдельную цель. Сейчас активно отрабатывается проект украинской крылатой ракеты. Для Украины это очень важно, так как страна полностью была лишена этого вида оружия после глобального разоружения. И это будет чисто украинская разработка высокого уровня.

Есть еще очень перспективные разработки современных артиллерийских систем, минометов - 120-мм, 82-мм, 60-мм, бронетехники, беспилотных летательных и транспортных аппаратов.

Так что сегодня нам есть чем защищаться, но мы не можем останавливаться на этом пути. Перед нами стоит очень серьезная задача. Пока Украина не стала членом НАТО, а это не близкая перспектива, мы вынуждены рассчитывать исключительно на самих себя. Что может остановить агрессивную ядерную страну от масштабного вторжения? Только современное, мощное оружие сдерживания. Нравится нашим партнерам или нет, но мы должны работать над таким оружием стратегического уровня, оружием, которое может эффективно поражать врага на любом расстоянии. И ни у кого нет ни морального, ни юридического права не дать нам это реализовать. Такова моя позиция.

Извините меня, но пацифизма, который был в конце прошлого века, уже нет, и, наверное, не будет. Украина, пройдя драматические испытания, осознала, что надо, прежде всего, рассчитывать на собственные силы. Будапештский меморандум, который давал нам в обмен на ядерное разоружение гарантии безопасности, не стоит бумаги, на которой он был написан.

О внутренних угрозах безопасности. У нас впереди президентские и парламентские выборы. Видите ли Вы реальные угрозы, которые могут возникнуть во время избирательных процессов?

Мы уже говорили, что внутренняя дестабилизация – это один из приоритетов гибридной агрессии Российской Федерации против нас. И это не только информационно-пропагандистская война с использованием российских, зарубежных и украинских СМИ и социальных сетей. Российские спецслужбы пытаются обеспечить информационную и финансовую поддержку пророссийским и сепаратистским движениям и организациям. Это было наглядно показано во время задержания российского пропагандиста с украинским паспортом Вышинского.

Если говорить о киберугрозах, то мы сделали серьезный рывок, чтобы обезопасить Украину в этом направлении. Созданный два года назад при СНБО Национальный координационный центр кибербезопасности в ответ на масштабные атаки, нанесшие миллиардные убытки стране, достаточно эффективно реализовывает основные задачи принятой нами Стратегии кибербезопасности. В стране создан защитный контур, который уже выдержал несколько мощных атак. Все информационные ресурсы государства, защищенные созданной системой, не пострадали от атак. Сейчас наша задача – обеспечить надежную киберзащиту объектов стратегической инфраструктуры.

В этом направлении я считаю перспективным государственно-частное партнерство, которое позволит усилить наши позиции в вопросах кибербезопасности. Безусловно, идет активное сотрудничество в этом вопросе с нашими партнерами в странах НАТО. Мы сегодня оперативно можем реагировать не только на киберинцеденты, а осваиваем технологии, позволяющие нам превентивными действиями предотвращать кибератаки.

Для надежной защиты государства необходимо принять пакет законов, значительно расширяющих возможности госорганов в вопросах информационной и кибербезопасности.

Вот вам конкретный пример. СНБО было принято решение о закрытии в Украине доступа ко многим российским информационным ресурсам и социальным сетям ("ВКонтакте", "Одноклассники" и т.д.). Некоторые наши западные партнеры даже пытались нас за это критиковать.

А сейчас, кстати, многие государства, в том числе Европы, начинают изучать наш опыт. Германия и Франция готовы принимать так называемые антифейковые законы. Причем, эти законы реально жестче, чем те предложения, которые мы вносили. Ведь информационные войны, касаются не только Украины – это мировая проблема.

Но вернемся к решению СНБО о закрытии российских информационных ресурсов. Служба безопасности Украины вынуждена была закрывать эти сайты и соцсети несколько месяцев. Почему? У нас нет сегодня технологии оперативного отключения того или иного ресурса, даже когда он представляет реальную угрозу для безопасности страны.

То есть после принятия решения СНБО, Служба безопасности убеждала провайдеров выполнить это решение. И даже когда провайдеры выполнили рекомендации СБУ, вы знаете, что существует много способов обойти санкции, зайти на информационные ресурсы, которые продолжают информационную агрессию. То есть, для оперативного реагирования на информационные угрозы сегодня нет правовых и, соответственно, технических возможностей. Эту проблему необходимо срочно решить на законодательном уровне.

И это не связано с наступлением на свободу слова. Это связано с вопросами безопасности страны.

Но наиболее опасные методы, используемые врагом для дестабилизации ситуации в стране, – это диверсионная и террористическая деятельность. Для этого используется как профессиональная агентура, так и местный криминалитет, в том числе и неукраинского происхождения, в том числе и так называемые "воры в законе", которые имеют старые связи с ФСБ. Активно также используется вербовка исполнителей терактов в среде радикальных политических сил и среди людей, прошедших антитеррористическую операцию, но не нашедших себя в послевоенной жизни.

Так было с покушением на Вороненкова. По аналогичной схеме готовились покушения на Бабченко и других журналистов. Но российские спецслужбы просчитались, когда вышли на настоящего патриота Украины, и Служба безопасности смогла предотвратить операцию по ликвидации группы журналистов.

Многие отмечают, что СБУ действительно провела удачную операцию по предотвращению как минимум одного убийства. Но у многих возникает скепсис по поводу "списка 47".

Вы знаете, я считаю, что в такой теме, как защита человеческой жизни, лучше перестраховаться, чем недоработать. То есть лучше взять под защиту большее количество людей, которые потенциально могут быть мишенями для террористов, чем поскромничать в этом вопросе, а потом сказать: ну, извините, недосмотрели. Слишком высока цена ошибки.

Поэтому я бы здесь не дискутировал: список 30, 40 или 47. Если Служба видит потенциальную угрозу для этих людей, значит, к ее мнению надо прислушаться.

Как Вы думаете, вся наша внутриполитическая борьба в ближайшие 8-9 месяцев – это фактор риска для украинской государственности?

У нас есть, к сожалению, ущербная политическая традиция – парламентские и президентские выборы превращаются чуть ли не в вооруженное противостояние. Такое ощущение, что каждые выборы у нас как "последний шанс", и кто победит – получает все. Не выборы, а судный день. И претенденты на политическую власть пытаются ее добыть любым путем. Для многих из них цель оправдывает средства, а такого не должно быть. Нет такой цели, которая может оправдать любые, в том числе и грязные, средства ее достижения, такие как провокации, фальсификации, ложь, подкуп, коррупция…

Поэтому нам надо менять наше отношение к власти, и, соответственно, к выборам как к "последнему и решительному бою". Не могут выборы для страны быть стихийным бедствием. Не могут они превращаться в ситуацию, когда люди теряют какие-то моральные ограничения и готовы на все, чтобы поднять свои рейтинги или получить дополнительные голоса.

Вы сейчас о ком говорите?

К большому сожалению, это касается многих. Вы знаете, я проходил многие выборы, и я помню, когда ехал в штаб в день голосования и у меня в спортивной сумке лежал автомат Калашникова.

Когда такое было?

Это был 2004 год. Второй тур выборов в президенты, накануне начала Оранжевой революции. Нас предупредили, что боевики, нанятые Партией регионов, готовятся к штурму нашего штаба. Это ненормально... В демократической стране такого быть не может.

Недавно лидер "Гражданской позиции" Анатолий Гриценко сказал, что Вы возглавляете штаб по его дискредитации...

Это как раз наглядная иллюстрация предыдущего вопроса – все средства хороши для привлечения к себе внимания и поднятия своих рейтингов.

Есть хороший пиар, есть плохой пиар, а есть тупой пиар. Вот это как раз пример тупого пиара. Это расчет на то, что люди не знают полномочий секретаря СНБО, у которого нет в подчинении силовых структур, нет средств массовой информации. Поэтому, как СНБО может обеспечить чью-то дискредитацию? Мне, например, было бы интересно, если бы кто-то рассказал.

У нас совершенно другие задачи, задачи стратегического уровня, связанные с безопасностью страны. Если мы говорим о Гриценко, то это не единственный пример, где он использует худшие традиции украинской политики, такие как ложь, причем, ничем не ограниченную.

Я с удивлением прочитал в недавнем интервью А.Гриценко, что он ни разу не был на фронте, хотя уже идет пятый год войны. У него журналист спрашивает, а какая причина? По его словам, этих причин – две. Первая – был очень занят в парламенте, будучи депутатом в 2014 году, и вторая – Турчинов запретил его пускать на фронт. Ну, знаете, в 2014 году я был чуть-чуть больше загружен, чем депутат Гриценко. Руководил парламентом, руководил практически всей центральной и местной властью, лично организовывал подавление сепаратистских мятежей, а еще выполнял обязанности президента и Верховного главнокомандующего.

Да, действительно, я организовал практически круглосуточную работу парламента и при этом находил возможность регулярно выезжать на передовую в самые горячие точки, чтобы непосредственно понять, что происходит, поддержать ребят, которые только учились воевать, принять участие в планировании военных операций, и так далее.

Поэтому "сверхнагрузка", не позволяющая депутату выезжать на фронт в самые драматичные моменты истории нашей страны, - это сказки. И тот, кто хоть раз ездил на передовую, знает, что ни в 2014 году, ни позже мои разрешения для этого были не нужны. Тысячи волонтеров, простых граждан, без депутатского мандата, ехали на фронт, не спрашивая ни у кого разрешения, и реально помогая в самое трудное время нашим воинам.

Когда началась война, действительно, не хватало надежных людей, и я благодарен тем депутатам, которые приходили ко мне и спрашивали: чем помочь? Тот же Олег Ляшко (лидер фракции Радикальной партии в Верховной Раде – ИФ) по моей просьбе ездил и в Мариуполь, и в Луганск в самые опасные моменты весны 2014 года. Тот же Александр Кузьмук, будучи депутатом, объезжал по моей просьбе все воинские части и информировал меня об их реальной боеспособности. Многие депутаты, в том числе женщины, регулярно выезжали в зону АТО.

Поэтому были люди, которые не ждали приглашений и просто ехали в самые горячие точки. Но были и те, которые отсиживались, а потом в Фейсбуке поливали всех грязью, поучая, как надо воевать.

За годы войны я уже привык, когда свою растерянность и беспомощность пытаются спрятать, прикрываясь мной. Поэтому с пренебрежением отношусь к тем, кто свою трусость прикрывает ложью. Мне их жаль – это слабые люди

Идет вялотекущая дискуссия об изменениях полномочий президента и парламента. Вы знаете, "Народный фронт" заявил об этом публично, премьер-министр Украины Владимир Гройсман... Это реальный путь развития украинской государственности?

Теоретически, если у парламента есть триста голосов, они могут внести изменения в Конституцию. Это право депутатов. Но при этом я убежден, что любые реформы, когда страна находится в условиях военной агрессии, не должны предусматривать ликвидацию института президента. Мы не можем сделать должность президента бутафорской, оставить для нее только представительские функции.

Я работал в Кабинете министров, причем тоже в очень сложный период… Там каждое решение должно иметь поддержку всего правительства, то есть премьер-министр может подписать решение, когда большинство Кабмина его поддерживает. А в условиях, когда необходимо принимать решения быстро, без обсуждений, когда необходимо быть в эпицентре событий, брать единолично на себя ответственность, такая схема не работает.

Должность Верховного главнокомандующего должна оставаться за президентом, ее нельзя отдавать руководителю коллегиального органа. Это же, я убежден, касается и международных отношений… Любые реформы могут иметь место, но президент должен остаться Верховным главнокомандующим и отвечать за внешнюю политику.

Вы считаете, что такие изменения могут быть полезными и эффективными?

Нет единой общепризнанной модели государственного управления. Это все субъективные оценки. А если у парламента есть триста голосов, я бы рекомендовал обязательно совместить приятное с полезным.

Сколько я себя помню, еще с конца прошлого века каждый созыв и каждые выборы начинались с того, что все кандидаты в депутаты, кандидаты в президенты обещали отменить депутатскую неприкосновенность. Поэтому я бы обязательно увязал конституционную реформу с этим вопросом. Парламент не должен быть бастионом для неприкосновенных, особенно когда мы ведем борьбу с коррупцией. Парламент должен быть высшим законодательным органом страны, а все то, что мы получили в наследство, в том числе и неприкосновенность, должны отойти.

Мое убеждение – любая реформа, если она будет проводиться в парламенте, в обязательном порядке должна иметь эту составляющую. Думаю, что тогда многие бизнесмены потеряют мотивацию идти в парламент, если у них не будет такой фишки как неприкосновенность.

Как Вы думаете, следующий парламент будет более качественным с профессиональной точки зрения?

Политика – это тоже профессия, но, к большому сожалению, у нас смотрят на работу депутата, как на систему обогащения, или как на возможность самоутверждения, а не как на профессию, связанную с разработкой законов и требующую большого объема знаний и опыта.

Оценка кандидатов в депутаты с этой точки зрения у нас, к сожалению, на втором-третьем планах. В результате бесстыдный популизм и позерство приводят в парламент очень много дилетантов, людей, которые ни по моральным, ни по профессиональным качествам, ни даже по параметрам своего психического здоровья не годятся для этой работы. В результате массовая неврастения, часто царящая в сессионном зале, передается и обществу. Многие депутаты, не имея возможности реализовать себя как законодатели, реализовывают себя в качестве бизнес-лоббистов, клоунов, бойцов или провокаторов… К большому сожалению, с каждыми новыми выборами эта печальная парадигма только усиливается.

Это Вы сейчас о новых лицах, в том числе, в политике говорите?

Я за новые лица. Но кроме лица, у политика должны быть еще мозги, профессиональные знания, опыт, ответственность, мораль… Кроме того, новое лицо у нас часто это хорошо забытое старое. Лицо, которое пару лет не поработало министром или депутатом, для обывателей становится новым.

Есть и артисты, и художники…

Творческие люди. Конечно, парламент - не самое удачное место для творчества…

Хотя есть прекрасный пример, правда, не у нас, - президент США Рональд Рейган. Профессиональный актер, но он шел к политическим вершинам не один год, имея серьезную подготовку и опираясь на большую команду профессионалов. Поэтому нельзя сказать, что у актера запрет на профессию политика. Любому, будь то актер, страховой агент или спортсмен, необходимы профессиональная подготовка, опыт, знания. и, главное, - понимание, зачем тебе это надо.

Какие важнее выборы - парламентские или президентские?

Важнее для Украины честные выборы, независимо от того, парламентские они, или президентские. Важнее выборы, где не будет использоваться админресурс и подкуп, где не будут доминантой грязь, взаимное оскорбление и унижение. Украине нужны честные и прозрачные выборы.

Я считаю, что в сложнейших условиях весны 2014 года мы смогли провести одни из самых прозрачных и честных президентских выборов за всю историю Украины. И это – объективная оценка. Это были единственные выборы, где не было ни одного иска в суды и ЦИК о нарушениях избирательного законодательства, фальсификациях или использовании админресурса.

Прозрачность и демократичность выборов - вот важная оценка нашей европейской интеграции, а не проведение каких-то экзальтированных парадов.

Вы не передумали и по-прежнему не намерены баллотироваться в президенты?

Нет, я много раз отвечал на этот вопрос. Знаете, мне сложно понять мотивацию многих людей, рвущихся к этой должности. Я исполнял обязанности президента в самый сложный исторический период для нашей страны. У меня остались очень тяжелые воспоминания – это работа на износ, без сна, без личной жизни, часто без возможности быть понятым и услышанным. Все это отбило у меня желание стремиться занять президентский кабинет.

Украина. Россия > Армия, полиция > interfax.com.ua, 20 июня 2018 > № 2651452 Александр Турчинов


Украина. ООН > Армия, полиция > un.org, 20 июня 2018 > № 2648274

Эксперты ООН призвали пролить свет на судьбу людей, бесследно пропавших на Украине

В результате конфликта на востоке Украины в стране участились случаи исчезновения людей. О судьбе многих пропавших годами ничего не известно. При этом власти не принимают всех необходимых усилий для расследования таких дел, что подпитывает атмосферу безнаказанности.

«Мы серьезно обеспокоены насильственными исчезновениями, связанными с вооруженным конфликтом, который вспыхнул на востоке Украины в 2014 году», – отметили члены Рабочей группы по насильственным или недобровольным исчезновениям, посетившие недавно Украину. Три эксперта буквально из первых рук получили сообщения об исчезновениях людей, особенно в начале конфликта, а также о наличии незаконных или неофициальных мест содержания людей под стражей. Жалобы касались, в основном, Службы безопасности Украины и добровольческих батальонов, действовавших, в частности, в начале конфликта, а также служб безопасности, созданных де-факто властями в Донецке и Луганске.

«Некоторые люди, исчезнувшие в начале конфликта, впоследствии были обнаружены в тюрьмах или найдены мертвыми, однако о судьбе многих других ничего неизвестно, - отметили члены делегации. Они напомнили, что похищения людей запрещены как в мирное время, так и в период войны.

Некоторые люди, исчезнувшие в начале конфликта, впоследствии были обнаружены в тюрьмах или найдены мертвыми, однако о судьбе многих других ничего неизвестно

«Этот запрет носит абсолютный характер и его также должны соблюдать де-факто власти в Донецке и Луганске», – подчеркнули эксперты. Они призвали отказаться от политизации гуманитарных проблем и помочь людям, которые разыскивают своих близких.

«В ходе визита мы выяснили, что заинтересованность в расследовании дел по произвольным исчезновениям невелика, если только виновными не признаются лица, поддерживающие противоположную сторону», - заявили эксперты. Они отметили, что в украинском законодательстве нет конкретных норм, признающих насильственное исчезновение уголовным преступлением, что серьезно затрудняет расследование таких случаев. При этом, по мнению экспертов ООН, сотрудники правоохранительных и судебных органов «не вполне понимают концепцию насильственных исчезновений».

Недавние попытки самих родственников исчезнувших встретиться для координации поиска их близких были пресечены Службой безопасности Украины. «Эти инициативы следует поддерживать, а не противодействовать им», – заявили ооновские эксперты, которые во время визита посетили Киев, Мариуполь, Донецк, Луганск, Краматорск и Покровск.

Правозащитники ООН рекомендовали правительству ввести в действие систему выдачи справок об исчезновении человека, что позволило бы родственникам пропавших получить некоторые права и льготы.

В своих выводах эксперты ООН выразили особую тревогу по поводу системы административного и превентивного содержания под стражей в самопровозглашенных «Донецкой народной республике» и «Луганской народной республике». Они с сожалением отметили, что в настоящее время зашел в тупик процесс одновременного освобождения задержанных в контексте Минских договоренностей.

В ходе визита эксперты встретились с правительственными чиновниками, де-факто властями в Донецке и Луганске и представителями организаций гражданского общества, а также с родственниками исчезнувших.

Доклад по результатам визита будет представлен Совету ООН по правам человека в Женеве в сентябре 2019 года. Рабочая группа по насильственным или недобровольным исчезновениям была учреждена в 1980 году Комиссией ООН по правам человека. В ее состав входят пять экспертов. Они рассматривают сообщения об исчезнувших людях, поступившие от родственников или правозащитных организаций. Убедившись, что эти сообщения отвечают ряду критериев, Рабочая группа передает материалы о конкретных случаях государственным органам соответствующих стран и обращается с запросом о проведении расследования. Украину посетили три члена делегации, в которую входили вице-председатель Рабочей группы Таэ-Ёнг Байк из Республика Корея, Хенрикас Микевичус из Литвы и Лучано Хазан из Аргентины.

Исчезновения людей происходят во многих странах. Ежегодно в мире похищают более десяти тысяч человек. Большинство случаев пропажи людей связаны с внутренними конфликтам, в которых участвуют вооруженные формирования и группировки.

Украина. ООН > Армия, полиция > un.org, 20 июня 2018 > № 2648274


Украина. ООН > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > un.org, 20 июня 2018 > № 2648270

Судьба Олега Сенцова, нарушения прав человека, расследование событий на Майдане и в Одессе – в новом докладе ООН

С 16 февраля по 15 мая на востоке Украины погибли девятнадцать мирных жителей, а 62 получили ранения. Это прямое следствие эскалации боевых действий - сообщается в очередном докладе Миссии ООН, отслеживающей нарушения прав человека на Украине. Главный вывод авторов – ситуация нисколько не улучшается, а мир и правосудие так и остаются недосягаемой мечтой. Подробнее о том, что происходит сегодня на Украине, Елене Вапничной рассказала сотрудница Миссии наблюдателей Ирина Яковлева.

ИЯ: В общем-то, общие цифры задокументированных нарушений остаются неизменными. Например, в прошлом отчетном периоде мы задокументировали 205 случаев нарушений и ущемлений прав человека по всей территории Украины, а в этом отчетном периоде - 201 случай. Эти цифры подтверждают наш вывод о том, что улучшений с правами человека и в зоне вооруженного конфликта, и в других регионах Украины не произошло. Что касается тех данных, которые Вы упомянули, о том, кто несет ответственность за нарушения, мы пишем о том, что правительство Украины несло ответственность за 61 процент нарушений, самопровозглашенная Донецкая Народная Республика и самопровозглашенная Луганская Народная Республика - за 17 процентов и правительство Российской Федерации - за 22 процента - все из них произошли в автономной Республике Крым и в городе Севастополе.

На территории, которая контролируется вооруженными группами, нам до сих пор отказывают в доступе в места содержания под стражей

Когда мы делаем такую разбивку по данным, очень важно понимать условия, в которых наши команды работают на территории, которая находится под контролем правительства Украины, и на территории, которая контролируется вооруженными группами. На территории, которая контролируется правительством Украины, у нас есть и свободный доступ к передвижению, и, что очень важно, свободный доступ в места содержания под стражей, места лишения свободы, где, собственно, и документируется основное число таких нарушений, как, например, незаконное или непроизвольное задержание, применение пыток, жестокое обращение, сексуальное насилие, в то время как на территории, которая контролируется вооруженными группами, несмотря на то, что мы очень давно об этом говорим, нам до сих пор отказывают в доступе в места содержания под стражей. Мы не можем общаться с задержанными лицами с глазу на глаз, и это, конечно, ограничивает нас. Мы не можем понять полную картину. Однако тот факт, что нам отказывают в доступе, вызывает у нас самые серьезные опасения и об условиях содержания под стражей и об обращении с задержанными на территории, которая контролируется вооруженными группами.

ЕВ: Можно ли, в таком случае, сказать, что эти цифры не совсем достоверны? Касающиеся оккупированных территорий?

ИЯ: Цифры достоверные. Мы говорим о том, сколько случаев мы задокументировали в этот отчетный период, и за сколько именно из этих случаев кто, как мы считаем, несет ответственность.

ЕВ: Ну, и такая тема, переходящая из одного доклада в другой: отсутствие прогресса в расследовании событий на Майдане и в Одессе. Почему это занимает так долго и почему нет каких-то значительных результатов?

ИЯ: Действительно, это уже не первый доклад, в котором мы констатируем, что нет прогресса в обеспечении правосудия для жертв, для родственников тех людей, которые погибли и на Майдане в Киеве, и в Одессе 2 мая 2014 года, и как раз в этот отчетный период была 4-летняя годовщина и событий на Майдане, и событий в Одессе. Мы считаем, что это отражение тех системный проблем, которые есть в системе правосудия в Украине. И что касается расследования событий 2 мая 2014 года в Одессе, в самом начале 2014 года, когда началось расследование, не было собрано достаточно данных, свидетельств, что в общем-то и осложнило процесс судебного расследования в дальнейшем.

Глава Мониторинговой миссии ООН по правам человека Фиона Фрейзер в конце этого года была в Одессе, общалась и с лицами, которые были ранены 2 мая четыре года назад, и с родственниками погибших, и все они говорят об одном и том же - о том, что они ждут правосудия, и, конечно, их боль от потери близких, друзей навсегда останется с ними, но, как они сказали нам, если они будут знать, что виновные будут наказаны, это принесет им определенное облегчение. Поэтому мы в очередной раз призываем правительство Украины провести эффективное расследование, привлечь виновных к ответственности и обеспечить правосудие для жертв по этим делам.

То, что Олега Сенцова в 2014 году принудительно перевели с территории Крыма на территорию РФ, и осудили на 20 лет по обвинению в терроризме, это является нарушением международного гуманитарного права.

ЕВ: В докладе отдельно упоминается судьба Олега Сенцова, который из Крыма был переведен в тюрьму в России, и сейчас объявил голодовку, которая длится уже не одну неделю. Почему такое внимание к его судьбе?

ИЯ: Действительно, дело Олега Сенцова упоминается в той части доклада, которая описывает ситуацию с правами человека в автономной Республике Крым и городе Севастополе. Ситуацию в Крыму мы рассматриваем через призму нескольких резолюций Генеральной Ассамблеи ООН, которые признают территориальную целостность Украины и которые признают Российскую Федерацию оккупационным государством в Крыму, а Крым - оккупированной территорией.

ЕВ: Насколько я понимаю, вас туда не пускают. Как вы получаете информацию оттуда?

ИЯ: Действительно, доступа в Крым в соответствии с теми резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН, о которых я сказала, у Мониторинговой миссии по правам человека в Украине нет. Дискуссии на эту тему продолжаются. Методология по мониторингу ситуации в Крыму в общем-то такая же, как на всей территории Украины, но, конечно же, это дистанционный мониторинг. Но коллеги, которые непосредственно занимаются этой темой здесь, на материковой Украине - в Киеве, Одессе, Херсоне - когда выезжают на административную границу с Крымом, общаются с адвокатами, с людьми, которые часто пересекают эту административную линию, с родственниками жертв – используют ту же методологию - это непосредственное общение с жертвами, свидетелями, родственниками жертв нарушений прав человека, адвокатами. Конечно, дистанционный мониторинг не может быть настолько же эффективным, но в общем мы можем сказать, что у нас есть информация, в том числе и из первых рук.

ЕВ: Хорошо, давайте вернемся все-таки к судьбе Сенцова.

ИЯ: Он - один из многих, кто сегодня находится в Российской Федерации. Не только он объявил голодовку. Он объявил голодовку 14 мая 2018 года и как в его отношении, так и в отношении других людей, которые сегодня находятся в таких же условиях, нас беспокоит состояние их здоровья. Мы отмечаем, что согласно нормам международного гуманитарного права, Российская Федерация, как оккупационная держава, имеет определенные обязательства. Так вот, это является нарушением. То, что Олега Сенцова в 2014 году принудительно перевели с территории Крыма на территорию РФ, и уже там его осудили на 20 лет по обвинению в терроризме, это является нарушением международного гуманитарного права.

ЕВ: Последний вопрос, касающийся ситуации на линии соприкосновения. Мы не раз говорили и писали об огромных очередях пенсионеров и других украинцев, которые пытаются перейти на территорию, подконтрольную правительству Украины, чтобы получить пенсии, пособия. Пропускных пунктов очень мало, и, насколько я помню, ООН намеревалась помочь установить новые пропускные пункты. Как там обстоит дело, и нет ли возможности хотя бы перенести какие-то учреждения и отделения тех учреждений, которые выдают пособия, хотя бы поближе к этой линии?

Их боль от потери близких, друзей навсегда останется с ними, но, как они сказали нам, если они будут знать, что виновные будут наказаны, это принесет им определенное облегчение

ИЯ: Если говорить в целом о ситуации в зоне вооруженного конфликта, особенно тех населенных пунктах, которые находятся близко к линии соприкосновения, то ситуация тяжелая. Если мы говорим об изменениях, которые произошли в этом отчетном периоде, то эти изменения касаются количества жертв среди гражданского населения. Если в начале года мы отмечали самые низкие показатели за весь период конфликта, начиная с 2014 года, то уже в апреле снова началась эскалация, и количество жертв среди гражданского населения увеличилось на 142 процента. Ситуация тяжелая, прежде всего, в том, что люди продолжают погибать, люди продолжают получать ранения.

Что касается свободы передвижения, я думаю, нужно сказать, что люди пересекают линию соприкосновения в обе стороны. Это постоянное движение, и причин этому множество. Вы правильно сказали, что одна из причин - это выезд на подконтрольную территорию для получения пенсионных выплат, но люди ездят по разным причинам. Люди ездят навестить родственников, получить консультацию врача - к которому они привыкли и который ведет из с 2013-2014 года.

Не были открыты новые КПП, их по-прежнему пять. Самая сложная ситуация, конечно, в непосредственной близости от линии соприкосновения. Свобода передвижения в лучшем случае просто ограничена, а иногда люди оказываются просто в ловушке. Они не могут вывезти вещи на машинах из-за того, что идут обстрелы. Самый яркий пример, о котором много пишут и говорят, это село Чигари. Одна женщина говорила, что она и ее односельчане должны были бежать с тачками шесть километров вверх по склону, чтобы спасти хоть какие-то вещи, пока ведется обстрел. Мы задокументировали минимум пять случаев, когда гражданские лица, сотрудники объектов водной инфраструктуры в Донецкой фильтровальной станции, которая обеспечивает доступ к питьевой воде для 345 тысяч людей по обе стороны, были подвержены преднамеренному обстрелу, и восемь человек получили ранения.

ЕВ: С какой стороны?

ИЯ: Сложно сказать, мы не пишем об этом в докладе, потому что Донецкая фильтровальная станция находится непосредственно на линии соприкосновения. Это сложно определить в данном случае, но мы призываем обе стороны строго придерживаться режима прекращения огня и всегда во время ведения боевых действий, если уж они ведутся, во главе угла ставить защиту гражданского населения, чего пока, к сожалению, не происходит.

Украина. ООН > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > un.org, 20 июня 2018 > № 2648270


Украина. Германия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 июня 2018 > № 2648262

Проблемы украинских танков Т-84

Роберт Бекхьюсен (Robert Beckhusen), War is Boring, США

С 2016 года танкисты вооруженных сил ряда европейских государств, а также США собираются на учебном полигоне Графенвоэр в Германии, чтобы подвергнуть своих бронированных зверей испытаниям в ходе различных тактических упражнений. Это Strong Europe Tank Challenge, ориентированный на НАТО — хотя и не эксклюзивный — конкурент российского танкового биатлона.

Это своего рода чемпионат мира, только для танков.

Начиная с 2016 года Германия на своих танках «Леопард 2A6» дважды занимала первое место — в 2016 и в 2018 годах. Австрия на своих «Леопардах» заняла первое место в 2017 году. К сожалению для Украины, на последних соревнованиях в июне 2018 года она оказалась на последнем, восьмом месте. Результаты приведены ниже.

Украинская 14-я механизированная бригада — первоклассное соединение — участвовала в соревнованиях на четырех Т-84 «Оплот». Этот танк представляет собой развитие советского Т-80, проект которого, в свою очередь, в значительной степени основан на Т-64.

Украина экспортировала эти Т-84 в Таиланд, но они служили только на самой Украине в ограниченном количестве, так и не вступив в бой в Донбассе, где с 2014 года могли быть потеряны сотни Т-64.

Эти Т-84 столкнулись в Графенвоэре с множеством проблем.

На Т-84 вместо ручного механизма заряжания используется автоматический, но на трех из четырех танков снаряды не заряжались должным образом, сообщил в интервью украинскому военному сайту «Новынарня» командир роты 14-й механизированной бригады капитан Роман Багаев. Это происходило из-за неисправности системы, которая питает автоматический механизм заряжания.

Еще одна проблема — тряска 125-миллиметровой пушки из-за неисправной системы управления огнем. Танки не могут точно поразить цель на расстоянии свыше одного километра. В результате группе Т-84 удалось выпустить только 16 снарядов из запланированных 40.

Все эти проблемы указывают на то, что украинские экипажи по-прежнему ставят выше свои Т-84 по сравнению с Т-64, который на сегодняшний день является самым многочисленным типом танка в украинской службе. По данным Международного института стратегических исследований, по состоянию на 2016 год на вооружении находится более 700 Т-64, хотя это число может не учитывать боевые потери.

Во-первых, Т-84 гораздо быстрее.

В частности, максимальная скорость Т-84 составляет около 43 миль в час, что выше, чем у Т-64 с показателем около 37 миль в час. И Т-80 значительно быстрее при движении в обратном направлении. Украинский командир танка рассказал, что обратная скорость Т-64 является болезненно низкой — 2,5 мили или четыре километра в час. Другие источники утверждают, что она может достигать девяти миль в час, но мы будем доверять командиру.

Т-84 способен ехать задним ходом со скоростью 21 миля в час.

Скорость заднего хода критически важна для танков с учетом тактики «кочующих огневых средств», когда танк неожиданно появляется перед противником, стреляет, а затем скрыватся. Как правило, это означает, что танк прячется за возвышением местности, таким как насыпь, открывая только свою башню и сводя к минимуму площадь, которая может служить целью для противника. Как только танк производит выстрел, он тут же отъезжает назад и скрывается из поля зрения врага. Скорость заднего хода Т-84 является значительным улучшением, способствующим выживаемости экипажа.

Также в целях создания более безопасных условий для экипажа в случае попадания, которое может вызвать взрыв боеприпасов, хранилище боекомплекта сделано раздельным. Более подробный обзор Т-84 и его дальнейших улучшений смотрите в материале Чарли Гао в «Нэшнал Интерест».

Учитывая все перечисленные проблемы особенно примечательно, что Украина оказалась близка к тому, чтобы обойти команду США с танками М-1 «Абрамс».

Украина. Германия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 июня 2018 > № 2648262


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2018 > № 2647425 Игорь Романенко

Путин поставил задачу выходить с Донбасса, но у него есть условие

Апостроф, Украина

Кремль ищет пути выхода с Донбасса с сохранением влияния в регионе.

В районе Горловки боевики так называемой ДНР снова стали использовать коварную тактику, которую они время от времени применяют на Донбассе: обстреливают силы Операции объединенных сил из жилых массивов, пытаясь спровоцировать ответный огонь украинских войск. Экс-замглавы Генштаба ВСУ, генерал-лейтенант Игорь Романенко объяснил «Апострофу», зачем боевики снова используют эту тактику, почему Владимир Путин решил искать варианты выхода из ОРДЛО и при каком условии он хочет это сделать.

Здесь, в этой тактике, как минимум два обстоятельства. Во-первых, наши не смогут отвечать по жилым районам, то есть действия боевиков останутся безнаказанными. Во-вторых, даже если наши будут обстреливать их, когда они только заходят на эти позиции или выходят оттуда, то они это снимают и используют в пропагандистских целях, чтобы показать, какие в Вооруженных силах Украины «бандеровцы», «фашисты», каким образом они «уничтожают мирное население».

Боевики давно проводят подобные «операции». Напомню, что Путин еще во время аннексии Крыма говорил: «Мы поставим впереди женщин и детей». Мол, посмотрим, как «бандеровцы» будут стрелять. Поэтому боевики используют тактический прием во время этой войны, который многократно реализован как во время аннексии Крыма, так и на Донбассе.

Есть еще третий момент. Показать во время чемпионата мира, какие «звери» на Украине. Мало того, что подразделения Вооруженных сил Украины (согласно фейкам российской пропаганды, — «Апостроф») обстреливают жилые кварталы. Так боевики еще должны себя оправдывать, поскольку получают деньги и средства, которые разворовываются верхушками этих псевдореспублик.

Тот же главарь ДНР Александр Захарченко уже сколько раз говорил, что со стороны Украины готовится масштабное наступление. Сейчас они говорят, что во время ЧМ-2018 Украина хочет начать такие действия.

То есть они пытаются привязать свои действия к каким-то моментам: политическим, общественным, социальным, под которые устраивают военные провокации.

Да, силы ООС сейчас очищают от боевиков те территории, которые по Минским договоренностям отходят Украине. Конечно, боевики не могут это оставить без агрессии и пытаются вернуть эти территории. К тому же таким образом они себя оправдывают в глазах своих российских покровителей. Поэтому сейчас в районе Горловки ведется борьба на уровне тактических действий.

Почему Путин оставил Суркова (куратором боевиков ОРДЛО, — «Апостроф»)? Я думаю, что Путин поставил задачу искать варианты выхода с Донбасса. То есть выйти с оккупированных территорий военным образом, а политически там остаться. А Сурков — достаточно разумный человек. Вопрос лишь в том, куда его разум направлен и как используется.

Для Путина сейчас важно найти решение по Донбассу, потому что для него это очень большие траты. Нынешнее состояние его не устраивает. Он ведь хочет реализовать на Донбассе такую же политику, как Россия реализовала в Чечне: чтобы Украина платила деньги Донбассу, а управлять всем этим будет Россия. Он же Кадырову проплачивает, которого это устраивает. А у нас ситуация другая: нас это не устроит и мы на это не пойдем.

Конечно, на Донбассе есть еще вариант урегулирования с введением миротворческих сил, но для этого надо додавить Путина. А пока это не получается ни у американцев, ни у нас, ни у европейцев.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2018 > № 2647425 Игорь Романенко


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2018 > № 2647421

Фанатам «русского мира» придется покинуть Украину

Татьяна Гайжевская, Обозреватель, Украина

Украинский рок-музыкант Иван Леньо сделал яркое заявление по поводу коллаборантов с украинскими паспортами: их необходимо лишать гражданства. По его мнению, люди, которые сотрудничают с оккупационными властями и ненавидят Украину, должны, как минимум, быть лишены права голоса на выборах. Такой подход пользуется поддержкой у части украинцев.

Одновременно высказываются и менее радикальные мнения. Так, украинский политик Андрей Сенченко обратил внимание на опасную тенденцию, которая имеет место в украинском информационном пространстве и, по его мнению, инспирирована Кремлем: украинцам «навязчиво прививают мысль, что там, на оккупированных территориях все сепары, которые голосовали-убивали-пытали, и их всех надо казнить, сослать в Сибирь или на худой конец лишить гражданства».

Как известно, в Верховной раде зарегистрирован так называемый законопроект о коллаборантах, который должен расставить точки над «i» во всех этих непростых вопросах. Своим мнением о том, какое наказание должны понести граждане Украины за сотрудничество с оккупантами и отрицание украинской государственности, с «Обозревателем» поделился внефракционный народный депутат Украины Борислав Береза. Он также ответил на вопрос, как можно преодолеть демографический кризис в стране.

«Обозреватель»: Должен ли законопроект о коллаборантах предусматривать лишение украинского гражданства?

Иван Леньо: Этот законопроект предлагается вынести на всенародное обсуждение. Я думаю, пришло время, чтобы этот документ был, как минимум, проговорен в обществе. Люди, которые откровенно перешли на сторону врагов Украины, безусловно, должны нести ответственность. Так же, как должны нести ответственность любые преступники, которые нарушили закон. Конечно, требует обсуждения вопрос о том, насколько это будет соответствовать законодательной базе Украины. Но коллаборанты должны быть наказаны за попытку раскола Украины и фактически отделение целых территорий от страны.

— Вы имеете в виду уголовную ответственность?

— Уголовная — обязательно, но должна быть и какая-то еще. Речь не может идти о лишении гражданства, потому что, согласно действующей Конституции, это невозможно. Но, как минимум, должно быть лишение гражданских прав на какое-то время, а именно — права на голосование и право избираться и быть избранным.

— Когда Крым и Донбасс будут возвращены Украине, что следует делать с людьми, которые там живут, которые считают себя гражданами России и ненавидят или с презрением относятся к государству Украина?

— Придется провести очень большую работу. Всем тем, кто хочет жить в «русском мире», придется покинуть эту территорию и уехать в Россию. Хотят жить в РФ — пусть живут в РФ, а не на территории Украины.

— Вы имеете в виду, что эти граждане должны быть депортированы из Украины?

— У них есть паспорта других стран. Например, на территории Крыма проживают россияне — из Закавказья, из средней полосы России. Да, необходимо будет всех их депортировать. Это не люди, которые являются гражданами Украины. Все остальные — кто хочет жить на Украине и по законам Украины — будут иметь такую возможность. Более того, я уверен, что эти люди ждут возвращения оккупированных территорий под контроль Украины. Я общаюсь с некоторыми нашими гражданами, которые сейчас находятся в Крыму, и они говорят: «Мы понимаем, что находимся в реальной оккупации». Между прочим, я уже давно хотел увидеть план возвращения Крыма и стратегию, каким образом мы это сделаем.

— Согласны ли вы с тем, что сейчас на Украине демографический кризис? Если да, когда эта проблема может стать катастрофой для Украины?

— Эта проблема уже становится катастрофической, потому что мы — быстро стареющая нация. Возникла необходимость создания демографических программ — для увеличения рождаемости и возвращения украинцев из-за границы. Но украинцы будут возвращаться только тогда, когда в государстве будут понятные правила игры, когда на Украине будут не только рабочие места, но и безопасность, и комфортное проживание.

Потому что просто работать по 18 часов на производстве без каких-либо гарантий на будущее, без безопасности, без условий никто не захочет. В то же время есть пример южной Эстонии, которая в свое время столкнулась с сумасшедшим оттоком из страны своих граждан. Но когда за счет дотаций, за счет определенных льгот территории были массово созданы производственные мощности, очень многие эстонцы, которые работали в Дании, в Норвегии, в Швеции, в Финляндии, стали возвращаться. Кроме того, государство оказывает серьезную поддержку семьям с детьми. Существует много преференций, которые способствуют увеличению рождаемости. На сегодняшний день южная Эстония второй год подряд показывает демографический рост.

— Как вы оцениваете еще один способ увеличения количества граждан в стране — упрощение получения украинского гражданства для жителей других стран и мотивирование их становиться гражданами Украины? Если вы считаете этот путь приемлемым, то следует ли таких людей экзаменовать на знание украинского языка и, например, украинской истории?

— Этих людей необходимо экзаменовать по тому же принципу, как это делается в той же южной Эстонии. Для получения гражданства человек какое-то время должен прожить в стране, к нему не должно быть претензий со стороны правоохранительных органов. Кроме того, надо знать эстонский язык, историю южной Эстонии и четко понимать законодательство страны. Если человек готов жить по законам Украины, готов изучать язык, историю и законодательство, то в случае, если такой специалист нужен Украине, ему может быть предоставлено гражданство. Таким принципом руководствуется, например, Канада. У них происходит привлечение требуемых специалистов в страну в рамках тематических программ, потому что это необходимо для экономического роста.

— Из каких стран на Украину могли бы прибыть «мозги»?

— На самом деле, у нас хватает своих «мозгов», для них необходимо создавать условия. Но чтобы создавать условия, тоже нужны мозги, в первую очередь, в руководстве Украины. В свое время Грушевский сказал страшную фразу: «Беда Украины в том, что ею управляют те, кому она не нужна». Это очень плохая история. Нам надо с ней прощаться.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2018 > № 2647421


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2018 > № 2647384

Забытый «Боксер»

Доведут ли до ума украинскую альтернативу российской «Армате»?

Михаил Жирохов, Деловая столица, Украина

Фактическое фиаско нашей танковой команды на Т-84У «Оплот» в ходе недавних международных танковых соревнований Strong Europe Tank Challenge 2018 с новой силой поставили вопрос о перевооружении и модернизации наших танковых сил

Ведь вполне очевидно, что заявленный на соревнования «Оплот» (которых, кстати, в нашей армии всего 10 единиц) является всего лишь глубокой, но модернизацией самого современного на 1991 г., но советского Т-80 УД.

Фактически за все время независимости Украина, обладая замкнутым циклом производства танков, так и не смогла «выкатить» полностью новый образец. Все что было — «Оплоты» (в том числе и в тайской модификации), «Булаты», Т-72АГ, Е и так далее — всего лишь та или иная модификация советской техники — Т-64, Т-72 и Т-80.

И это вполне устраивало всех — государство бешеными темпами распродавало парк якобы не нужных ВСУ Т-72, немногочисленные бронетанковые заводы были заняты предпродажными капитальными ремонтами этой техники. А харьковчане разрабатывали разнообразные варианты модернизации в надежде, что их пустят на рынок Восточной Европы — ведь поначалу «младоевропейцы» много говорили о переводе техники на стандарты НАТО. Потом, когда посчитали финансы, оказалось, что техника советского производства не так уж и плоха и поэтому даже после десятилетия в НАТО в той же Польше на вооружении и БМП-1, и МиГ-29, и местная модернизация Т-72.

С началом войны на Донбассе ни о каких перспективных разработках речи не шло — армия остро нуждалась в танках. Причем в любых. В итоге за пару лет в строй поставили не только все Т-64, которые были на базах и складах, но и Т-72, и Т-80.

Да и сейчас танкостроителям совершенно непонятно, в каком направлении двигаться. Политики при каждом удобном случае говорят о стандартах НАТО, в то же время более прагматичные военные отдают себе отчет, что на «советских» танках еще воевать и воевать. Понятно, что после окончания войны станет вопрос: какой именно образец оставлять на вооружении, ведь очевидно, что такого разнообразия парка такая достаточно бедная страна, как Украина, просто не потянет финансово.

Тем не менее как минимум один реальный проект отечественного танка в «копилке» у наших танкостроителей есть. Речь идет об опять-таки условно «советском» проекте «Объект 477», известного как «Боксер» или «Молот».

История проекта началась в начале 1980-х годов, когда в Харьковском конструкторском бюро в инициативном порядке начали работу по перспективному танку с актуальной на тот момент пушкой в 152-мм 2А73. Впоследствии под эту программу было получено государственное финансирование. Однако быстрого результата не получилось — танк, по замыслу разработчиков, должен быть буквально напичкан электроникой и иметь тепловизор, а вот советская промышленность из-за хронического отставания дать их не могла. В итоге в 1987 г. выкатили первый опытный образец без прицельного комплекса и автомата заряжания (который так и не смогли довести до ума).

В итоге в 1989-1990 гг. продолжались работы, на 1992 г. планировались государственные испытания опытной партии машин. Естественно, что распад Советского Союза поставил жирный крест на этой программе. Все немногочисленные «Молоты» отправились на хранение.

Новый всплеск интереса к теме танка относится к середине 1990-х годов, когда харьковским конструкторам предложили поработать на министерство обороны РФ. Имеющийся «Объект 477А» предлагалось доработать с использованием тех или иных систем. В таком виде танк получил обозначение «477А1» и новое собственное имя «Нота». Важнейшей особенностью танка стало оригинальное полувынесенное размещение орудия. Вместо традиционной башни на погоне корпуса помещался купол уменьшенных размеров с крупным центральным агрегатом, внутри которого находились казенник пушки и автоматические средства заряжания. При этом 152-мм пушку россияне решили оставить.

При этом важной особенностью стали барабанные магазины, вернее, даже три. В центре боевого отделения находился расходный барабан на 10 выстрелов. У бортов расположили еще два, на 12 снарядов каждый. Также имелись средства для перегрузки боеприпасов из пополняющих барабанов в расходный, а также для отправки выстрелов в камеру орудия. Предложенная конструкция автомата заряжания имела определенные недостатки, но отличалась простотой, а также позволяла сделать первый выстрел всего за 4 сек.

Кроме того, харьковчане заложили в проект «Нота» уникальный для своего времени комплекс управления вооружением, включавший прицелы с разными оптическими и тепловыми каналами, развитый бортовой вычислитель, систему спутниковой навигации, средства опознавания цели и т. д. Разрабатывался новый автомат сопровождения цели, изучалась возможность дополнения оптических приборов радиолокационной станцией.

В рамках проекта «Нота» было собрано около десятка макетных образцов, отличавшихся комплектацией и различными особенностями конструкции, на заводе также был создан задел для строительства серийной техники. Большая часть этих танков оставалась в Харькове, тогда как несколько были переданы России для изучения на собственных полигонах.

Работы по проекту «Нота» продолжались до начала двухтысячных годов. Затем Россия решила отказаться от этого проекта в пользу собственных разработок и прекратила финансирование. Такое решение второй раз поставило точку в истории перспективного проекта. Украина не могла продолжать работы самостоятельно, и поэтому проект пришлось заморозить. Какое-то время пытались найти иностранного инвестора, но безрезультатно.

В итоге только в 2015 г. харьковчане стали активно продвигать тему доведения до ума «Ноты» с целью разворачивания серийного производства и принятия на вооружение украинской армии. По всей видимости, какое-то финансирование все-таки нашли, так как макет даже хотели продемонстрировать на параде в честь Дня Независимости в 2016 г., потом, по некоторым данным, перенесли на парад в этом году. Так это или нет увидим только через два месяца, однако военные обещают целый ряд сюрпризов — вполне может быть в их числе будет и «Нота» (вероятно, с новым обозначением).

Отметим также, что на данный момент официальных данных о внешнем облике и характеристике танков, разработанных в рамках проекта «Боксер»-»Нота», нет. Есть пара фото танка из Харькова, размещенные на одном из иностранных военно-исторических форумов. Единственным достоверным источником по теме являются опубликованные в 2009 г. дневники Юрия Апухтина, одного из разработчиков перспективного танка.

Нельзя не сказать, что при попытке налаживания серийного производства танка Украина может столкнуться с серьезными проблемами. Так, при надлежащем финансировании «ЗиМ» доведет до ума 6ТД3, ХКБМ адаптирует конструкцию, тем более что вся документация осталась в Харькове. А вот кто возьмется за создание системы управления орудием — совершенно непонятно. Ведь очевидно, что ее придется делать «с нуля» на новой элементной базе. А это очень серьезная задача, которую так и не смогли решить в СССР, когда на проект работало огромное количество предприятий со всей страны.

Еще одной проблемой может быть создание команды — ведь даже при вбросе огромных денег в проект создать костяк довольно непросто, особенно при нынешних зарплатах на предприятиях Укроборонпрома.

А вот налаживание серийного производства такого танка с широко панорамным многоканальным прицелом и мощным орудием, которое позволяет поражать как бронированные, так и открыто расположенные цели на достаточно большой дальности, позволило бы получить качественное превосходство над любым условным противником как на Западе, так и на Востоке. А при наличии таких великолепных «исходников», а также политической воли и времени такой вопрос решить вполне реально в течение пяти-семи лет.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2018 > № 2647384


Украина. Германия. Франция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 18 июня 2018 > № 2651469 Павел Климкин

Легитимизация оккупации Донбасса для нас абсолютно "красная линия" – Климкин

Эксклюзивное интервью министра иностранных дел Украины Павла Климкина агентству "Интерфакс-Украина"

Впервые за долгое время состоялась встреча "нормандской четверки" на уровне глав МИД. Как Вы оцените ее результаты?

Сам факт её проведения после довольно длительной паузы уже есть хоть и маленьким, но позитивом. Очень хорошо, что наши партнёры, - немецкий и французский министры, - до этого имели возможность побывать в Украине, увидеть ситуацию своими глазами и встретиться с родственниками политзаключённых и заложников. Это помогло им лучше понять и почувствовать сложившуюся ситуацию, в том числе и на уровне эмоций. Я очень благодарен им за дружескую поддержку.

Первое, что важно – мы серьезно обсудили проблему освобождения наших политзаключённых и заложников. И (глава МИД ФРГ – ИФ) Хайко Маас и (глава МИД Франции – ИФ) Жан-Ив Ле Дриан мне в этом вопросе помогали. Важно, что в результате дискуссии (глава МИД России Сергей – ИФ) Лавров признал, что это - не политический вопрос, а гуманитарный. Как вы знаете, (украинский омбудсмен Людмила – ИФ) Денисова поехала в Россию для встречи с нашими политзаключёнными, чтобы мы знали, в каком физическом и морально-психологическом состоянии они находятся.

Это очень важно, поскольку, не имея доступа консулов ко многим из них, мы не можем напрямую помогать нашим ребятам. Визит омбудсмена является результатом переговоров президента Украины с президентом России, а также, в первую очередь, давления на Россию – и политического, и общественного – в том числе и перед Чемпионатом мира по футболу. Лавров, защищаясь, пытался меня потроллить, говоря о том, сколько мы потратили усилий на освобождение Надежды Савченко, а теперь так же защищаем Сенцова, Балуха, Кольченко. Я ему сказал, что тогда делал это искренне и не жалею ни на грамм о потраченных усилиях, и буду всегда прилагать все усилия, поскольку мы должны защищать и освободить наших граждан. А все остальное – это уже совсем другая история.

Я имел возможность сказать, что для нас возможна любая опция освобождения наших ребят. В Украине есть российские граждане – можем это обсуждать. Я прямо сказал, что если Россию волнуют её граждане, то она должна начинать этот разговор. Говорили о тех (политзаключенных украинцах – ИФ), кто находится на территории России, о тех, кто на территории оккупированного Крыма. Некоторые наши заложники находятся там больше трех лет. Обмен, который состоялся, может, и был маленьким успехом, но, я считаю, что мы сможем быть спокойны только тогда, когда вытащим всех.

Мы также говорили о том, что нам дальше нужно работать по вопросу оккупированного Донбасса, обеспечить доступ международных организаций, в частности Международного комитета Красного Креста, подтвердили желание достичь реального прекращения огня и разведения сил и средств. Я сказал, что, в конце концов, нужно дать Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ работать, поскольку сейчас у неё таких возможностей нет. Продолжаются обстрелы объектов гражданской инфраструктуры, гибнут мирные жители, статистика обстрелов постоянно растет.

Я показал им фото российских беспилотников, сбитых над районами якобы разведения сторон, где также стоят минометные и пулеметные позиции. Лавров предложил: "А давайте дальше проводить разведение". Я говорю: "Давайте. Тогда, когда вы прекратите свои манипуляции и не будете строить сразу миномётные и пулемётные позиции, не будете размещать там снайперов, и там не будут постоянно летать российские беспилотники. И тогда, когда СMM в конце концов будет повсюду иметь реальный доступ, Россия должна предоставлять им гарантии, поскольку там ваша оккупационная администрация и вы за неё несёте ответственность". Он, конечно же, нервничал по этому поводу.

Есть ли прогресс в согласовании позиций относительно миротворческой миссии ООН на Донбассе с российской стороной?

К сожалению, между нашими позициями находится, как я тогда сказал, вселенная. Я объясню, что это значит. Россия видит эту миссию исключительно фэйковой, в виде нескольких миротворцев, которые сопровождают СММ. Я специально спросил Лаврова, что если, допустим, миротворцы будут сопровождать СMM и они поедут, например, в Золотое (Луганская обл. - ИФ), где, как мы знаем, российские войска и российское оружие. Будет ли какая-то разница с тем, что сейчас СMM туда не пускают? Он сказал, что не будет и надо договариваться с теми, кого Россия поставила контролировать Донецк и Луганск.

Второе – что для нас является абсолютно "красной линией". В случае, если на Донбассе будет международная администрация, и она возьмёт на себя ответственность за возвращение к нормальной жизни, за разоружение, за то, каким образом организовать безопасность людей, за подготовку выборов – то это будет означать присутствие международного сообщества там. А в результате выборов, которые, возможно, будут не идеальны, но будут свободными и честными, изберут тех, – и вот это главное, обратите внимание на слова Лаврова, – кто будет нужен международному сообществу и Украине. Это хорошо, конечно, что Россия уже ассоциирует Украину с международным сообществом, но в этом и смысл всех принципиальных отличий в наших позициях. Мы не дадим легитимизировать оккупационные власти таким путём, как этого хочет Россия, и не дадим выставить международную миссию, миротворцев, кого угодно - как какой-то "бренд" для легитимизации тех, кто там есть. Это очень хорошо понимают наши партнёры. То есть смысл даже не в количестве миротворцев и полицейских, а в правильно организованном переходном процессе под контролем международного сообщества.

Конечно, нам нужно вести переговоры о том, как будет выглядеть эта миссия и элементы этой международный администрации. Это будет очень сложный разговор, но эта "красная линия" является для нас абсолютной – не дать легитимизировать эту оккупацию. И вообще, нужно прямо сказать, что оккупированный Донбасс под контролем России, явным или не явным, не может стать полноценной частью Украины.

Когда мы говорили о свободных и честных выборах на Донбассе, я вспомнил Копенгагенские критерии, которые, кстати, Россия поддержала в 90-м году, в частности, о необходимости присутствия там СМИ и политических партий, чтобы у людей, в конце концов, был реальный выбор. И Лавров начал говорить о том, что желает нам свободных и честных выборов в следующем году. Я не знаю, был ли это просто сарказм, или соответствующий намёк, но, безусловно, Россия будет использовать время предвыборной и избирательной кампании для тотальной дестабилизации Украины. Я в этом уверен.

Как в таком случае вы видите возможность защиты от такой угрозы?

Нам нужна не только возможность защиты от таких угроз, но и мобилизация общества. Уже сейчас необходимо начинать работать, чтобы комплексно минимизировать эти риски.

Я хочу создать платформу в партнёрстве с айтишниками и гражданским обществом для того, чтобы отбивать российские киберугрозы и противодействовать пропаганде. Россия будет использовать Украину как полигон для отработки своих гибридных методов. Хочу призвать международные компании присоединиться к нам в противодействии российским угрозам, ведь после наших выборов будут выборы в США, других странах, а помогая нам, они помогут и себе. Мы будем последовательно работать над созданием такой платформы. Для нас вопрос следующих выборов – это вопрос нашего выживания как европейской демократической страны.

Все эти разговоры о федерализации, которые ведут Путин и Лавров, - это, собственно, российское представление об Украине, и мы прекрасно понимаем, что российская логика будет оставаться такой, какой она есть.

Вспомним, что говорил российский представитель, когда было заседание Совета безопасности ООН. Определенные элементы этой логики Лавров повторяет – о том, что Украина якобы националистическая, о том, что в Украине в 2014 году произошел путч. С этим всё понятно. Именно потому нам необходимы не просто разговоры перед выборами о наличии у всех "прекрасных" идей о том, как сделать Украину лучше после выборов. Нам нужна реальная сплочённость и мобилизация, реальная платформа взаимодействия государства, гражданского общества, бизнеса.

Следующие выборы будут, кстати, не соревнованием "планов на будущее", а тестом на доверие и честность. И только так мы сможем идти вперёд. Это будет важный момент, точка невозврата. Когда россияне пытаются спекулировать о том, что происходит между Украиной и Россией, – якобы это не российская агрессия, а какой-то "гражданский конфликт" и т.д., о том, что до сих пор существуют какие-то связи между нами, я всегда говорю, что это не просто война, а распад империи, которая существовала столетиями. В обломках этой империи остались связи между людьми, о которых мы должны беспокоиться. В процессе выхода из СНГ нам необходимо обеспечить, чтобы соглашения, которые касаются людей, остались. Мы должны чётко понимать: всё, что касается людей, правовой защиты, – важно; всё, что касается государственных отношений, – мы находимся в состоянии войны.

Когда говорят о Договоре о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между РФ и Украиной 1997-го года (т.н "Большом договоре"), следует учитывать, что Россия нарушила практически все статьи этого договора, начиная от названия и преамбулы. Поэтому мы должны для себя и для всего мира определить, что это конфликт не только между странами, между Украиной и Россией, это конфликт между двумя обществами, одно из которых построено на правах человека и свободе, другое же на абсолютно других, авторитарных принципах.

По итогам встречи было также договорено, что политические директора проведут консультации. Когда и где возможны данные переговоры?

Мы договорились, что они встретятся в ближайшее время для обсуждения того, какая именно будет логика миротворческой миссии. Дату мы сейчас определяем. Это - технический вопрос. С нашей стороны будет политический директор – Алексей Макеев, будет специальная команда, которая работает над разработкой формата миротворческой миссии. Мы серьезно к этому относимся. Мы провели консультации с немецкими и французскими друзьями, я уже говорил с (спецпредставителем США по вопросам Украины – ИФ) Куртом Волкером и буду более детально этот вопрос с ним обсуждать.

Когда возможно проведение встречи в нормандском формате на наивысшем уровне?

Сразу скажу, что сейчас будет ещё несколько экспертных встреч для того, чтобы мы могли определить содержание подобного саммита, т.е. какая возможна повестка дня, и уже тогда будем пытаться выходить на его проведение в ближайшее время. Точную дату пока не могу сказать, но мы действительно стремимся к тому, чтобы саммит состоялся, а главное – был результативным. Ключевые вопросы вполне понятны – это безопасность, освобождение политических заключённых и заложников, миротворческая миссия и логика "дорожной карты". Любая миссия, за которой не стоит четкая стратегия, согласованная всеми, обязательно зайдёт в тупик, а РФ будет использовать её для манипуляций. Мы очень внимательно изучили мировой опыт по этому вопросу.

Недавно министр внутренних дел Арсен Аваков презентовал стратегию деоккупации Донбасса. Вы уже ознакомились с ней? Каково Ваше мнение?

Кстати, я с Арсеном ее уже коротко обсуждал, поскольку кроме дружеских контактов мы также сидим рядом на заседании Кабмина. Считаю, что каждый имеет право предлагать идеи. Общественная дискуссия очень важна. Но мы должны понимать, что это должно быть комплексное видение того, что мы можем и что мы должны делать. Я скажу так: мы на самом деле не закончили даже ментальную деоккупацию освобождённой части Донбасса. Я во время каждого визита на Донбасс с нашими друзьями стараюсь встречаться с очень разными людьми. Нам нужно донести до каждого, каковы его перспективы в европейской демократической Украине. Мы пока что этого не сделали.

Тактика малых шагов, или средних, или любая другая – это важно. Роль полицейского компонента тоже важна, но ведь самое главное – начать деоккупацию. Сейчас Россия нам этого не дает. Именно это является ключевой точкой. Важно начать процесс, когда международное сообщество начнёт постепенно работать на оккупированном Донбассе, перебирать компетенции и работать вместе с нами. Какая тактика будет потом – тут можно приветствовать любые идеи. Все должны чётко понимать, что России, по определению, украинский Донбасс не нужен. России вообще не нужен Донбасс, а нужны оккупированные территории, чтобы использовать их для дестабилизации всей Украины, никак иначе.

Скажу больше: Россия использует политических заключенных как "товар" и средство эмоционального давления. И то же самое она делает с оккупированным Донбассом. И понятно, что она будет ставить прогресс по Донбассу в более широкий контекст своих отношений с Западом. Поэтому шаги по реальной деоккупации возможны исключительно как результат скоординированного давления цивилизованного мира. И то, что я уже говорил: нам нужна чёткая стратегия, иначе Россия будет манипулировать дальнейшим процессом, создавая многочисленные ловушки.

У нас есть своя стратегия, мы её показали – Россия её боится и не хочет принимать. Россия боится допустить даже не нас, а международное сообщество, боится допустить туда не только ООН, но и МККК, потому что Россия прекрасно понимает, что потом Красный Крест расскажет миру. Россия также боится допустить Красный Крест и к поиску пропавших без вести, потому что прекрасно понимает, сколько они там найдут российских граждан. Россия хочет сохранить все созданные ею оккупационные структуры без каких-либо изменений, возможно, просто поменяв некоторых людей, добившись легитимизации. Но, как я уже говорил, это абсолютно "красная линия". Без чёткой стратегии, согласованной с международным сообществом, дальнейший прогресс невозможен. И очевидно, что никто не будет платить цену дестабилизации Украины за реинтеграцию Донбасса. На это нет и не будет политического и общественного консенсуса.

По Вашему мнению, существуют ли риски непродления санкций ЕС против России в контексте заявлений премьер-министра Италии о противодействии режиму санкций?

Меня это беспокоит. В Италии есть политики, которые сейчас находятся у власти и которые откровенно видят своей целью смягчение или снятие санкций. Мы будем пытаться доказать, что реально происходит в Украине. Весь мир понял, что малазийский самолёт был сбит "Буком" 53-й бригады Вооруженных сил России, что на Донбассе находится российское оружие и российские войска. Мы подали наш иск в Международный суд ООН, в котором шаг за шагом очень чётко изложили, как развивалась и как продолжается российская агрессия в Крыму и на Донбассе. Считаю, что у нас есть сильные и серьезные аргументы. Но беспокойство относительно непродления санкций есть, как и публичные заявления в Италии. Есть отдельные политики в других странах, которые также говорят, что санкции являются недостаточно эффективными, но, как мы знаем, санкции на самом деле невероятно эффективны, если мы посмотрим на реальное влияние этих санкций на Россию. США укрепили их, сфокусировав конкретно на российских олигархах и компаниях, которые являются основой российской авторитарной системы. Это для нас невероятно важно.

Насколько нам известно, Россия уже давно пытается поддерживать и финансировать некоторых политиков в Италии и других странах. Целью России является фрагментация Европейского Союза. Она последовательно ведёт гибридную войну против ЕС. Сплоченный Европейский Союз России по определению не нужен. Поэтому нам важно объяснить, что любые соглашения с Россией невозможны без того, чтобы Россия покинула оккупированные территории и прекратила любые вмешательства в наши дела. У нас должен быть свой выбор, Россия пусть делает свой.

Министр транспорта Малайзии заявлял, что нет убедительных доказательств против России в деле MH-17. Вы видите влияние России и на малазийские власти?

В ближайшее время я буду разговаривать с малазийским министром иностранных дел. Для нас важно, что Нидерланды и Австралия очень последовательно работают над тем, чтобы привлечь всех виновных к ответственности. Мы также изучаем, каким образом мы можем принять участие и помочь им. Они работают над привлечением к ответственности именно тех лиц, которые совершили преступление и отдавали соответствующие приказы, а мы работаем над тем, чтобы доказать ответственность России как государства, которое финансирует терроризм.

Это наше совместное задание. Без привлечения всех виновных к ответственности Россия будет продолжать финансировать террористическую деятельность. Это - наша моральная ответственность перед родственниками, близкими тех, кто погиб. Также чрезвычайно важно показать, что все, кто совершают такие преступления, обязательно понесут свое наказание. Точно так же, как Россия понесет наказание в рамках судебных процессов в Международном суде ООН.

По Вашему мнению, Украине удалось консолидировать международное сообщество для бойкота Чемпионата мира по футболу в России?

Я считаю, что у нас есть реальные успехи: некоторые страны присоединились к этому формально, во многих странах политики приняли решение не ехать. Это не значит, что никто не поедет. К сожалению, есть те, кто готов ехать. Мы, в свою очередь, поддерживаем акции, которые проводятся во всех странах, в том числе тех, которые вышли в финальную часть чемпионата. Сейчас мы работаем над усилением наших акций, чтобы фаны, которые едут на чемпионат, видели в аэропортах портреты политических узников и понимали, в какую страну они едут: что это не страна футбола, а по определению другая страна. Россия не живёт в вакууме.

Спорт и политика должны быть отделены друг от друга, но мы будем работать и дальше с фанами и с политиками для того, чтобы Россия на этом чемпионате осталась изолированной. Мы не можем допустить, чтобы на фоне того, что происходит, Россия могла использовать этот чемпионат как свой пиар, как свидетельство и символ уважения к ней. Мы должны воспользоваться этим чемпионатом для дальнейшего политического и медийного давления.

Многие называли только Олега Сенцова или Александра Кольченко, но сейчас все больше начали упоминать и других политзаключённых. Я всегда, когда общаюсь с политиками, парламентариями, призываю их начинать встречи с российской стороной с вопросов Крыма и Донбасса, политзаключенных. Конечно, Россия держит руки на клапанах в Сирии, Ливии, угрожая Европе возможными новыми беженцами, откровенно шантажируя ее. А для Европы беженцы – большой и больной вопрос. Но, приезжая в Россию, и (канцлер Германии Ангела – ИФ) Меркель, и (президент Франции Эммануэль – ИФ) Макрон говорили о политзаключённых, называя их фамилии. Недавно разговор был с (президентом Турции Реджепом Тайипом – ИФ) Эрдоганом, он уже помог Ильми и Ахтему (освобожденные из российского плена благодаря усилиям Анкары зампреды Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умеров и Ахмет Чийгоз– ИФ).

Многие украинцы имеют намерение посетить футбольные матчи в России. Знаете ли вы, откуда эти люди, с оккупированных территорий Крыма и Донбасса, или имеющие украинское гражданство, но проживающие в России?

Разные. Мы приблизительно знаем статистику. Мы чётко сказали, что мы будем защищать всех наших граждан. У нас будет "горячая линия" как в посольствах, так и в консульствах, так и в министерстве, чтобы реагировать на разные ситуации. Консулы будут выезжать на место при необходимости. Но я снова хочу сказать: прежде чем ехать, подумайте 10 раз. Провокации абсолютно возможны со стороны российской полиции и российских спецслужб. Безопасность? Посмотрите, какие настроения и вообще, какое отношение к украинцам даже по опросам общественного мнения в России. Если кто-то туда едет и считает, что футбол для него важнее, чем собственная безопасность, я даже уже не говорю о патриотизме – это его личный выбор. Мы должны и будем защищать каждого украинца, но лучше не ехать. Всегда можно найти трансляцию. Футбол должен быть футболом, а не политикой. Поэтому ехать в страну-агрессор для того, чтобы посмотреть футбол, – это тотально неправильное решение.

Украина ввела санкции против ряда российских предприятий и физических лиц. На чем основывались предложения МИД?

Предложения относительно санкций может вносить Кабинет министров Украины, Служба безопасности Украины и Национальный банк. В сферу компетенции Нацбанка входит финансовый сектор, очень большая компетенция у СБУ - туда входит все, что касается как физических лиц, так и российских предприятий. Относительно предприятий они очень тесно сотрудничают с МЭРТ. Мы в основном вносили предложения по физическим лицам, которые, например, были причастны к незаконным выборам в Крыму, плюс, конечно, российские политики. Важно, что нам удалось ввести в действие против этих лиц европейские санкции, что является четким напоминанием каждому, что в случае, если ты начинаешь принимать участие в организации нелегитимных мероприятий, то ты попадёшь под санкции. Там только несколько лиц, поскольку Европейский Союз ведёт себя рационально и говорит, что некоторые из тех, кого мы предлагали, никогда не поедут в ЕС. Мы также работаем с отдельными странами, поскольку возможны также национальные санкции, в частности с Литвой, и с Латвией. Кстати, оба их министра иностранных дел будут на следующей неделе в Киеве, и мы продолжим разговор на эту тему. А если есть национальные санкции в одной стране, то, конечно, в ЕС вы не попадаете.

Еще один момент: мы должны распространить санкции на всех причастных к сфабрикованным процессам против наших политзаключенных и заложников – это то, что я называю "списком Сенцова-Савченко". Сейчас иногда друзья спрашивают, оптимальное ли это название, а я отвечаю, что название неважно, важно чтобы все виновные попали в этот список. Пока идентификация всех лиц продолжается, но мы найдём всех и постепенно внесём в наши санкционные списки и будем работать над тем, чтобы на них распространились как в европейские, так и в американские санкции.

И, конечно же, всех, кто уже подпадал под санкции, мы обновили. Я вообще считаю, что к некоторым лицам мы должны применять санкции на постоянной основе - они сделали то, что сделали, и говорить о годичных или трёхгодичных санкциях не следует. Они должны быть под санкциями постоянно. Если допустить, что они когда-то исправятся, во что я не верю, то тогда уже будет другой вопрос – будем рассматривать его индивидуально.

Я считаю, что нам нужен чёткий санкционный механизм. Мы сейчас работаем с Минюстом – готовим предложения по законопроекту, который намного упростит для нас присоединение к санкциям наших партнёров. Мы стремимся к тому, чтобы это был единый подход.

Венгрия продолжает блокировать участие Украины в саммите НАТО, по Вашему мнению, как возможно разрешить данную ситуацию?

Я считаю, в том числе основываясь на моих дискуссиях с венгерским министром иностранных дел, что мы имеем возможность снять это блокирование. На следующей неделе мы будем встречаться на Закарпатье в формате два министра иностранных дел, два министра образования и представители венгерской общины. Кстати, подобный формат мы уже опробовали в Черновцах с румынской стороной. Я вижу позитив в наших дискуссиях. Наша цель очень проста: у нас есть венгерская община, о которой мы должны заботиться. Они должны оставаться на 100 % венграми, но они также на 100 % должны стать украинскими гражданами. Для этого им абсолютно не нужно становиться меньше венграми, они просто должны получить соответствующее знание украинского языка и понимание того, в какой стране они живут. Я планирую на Закарпатье затронуть вопрос того, а что же ещё мы можем сделать для нашей венгерской общины? Нам нужно комплексное видение – не только "языковое", а что мы будем делать в перспективе, так же, как нам нужно комплексное стратегическое видение действий на Донбассе.

Мы уже обрисовали основные моменты, каким образом будем реализовывать закон "Об образовании", чётко сказав, что нам нужно в корне улучшить владение украинским языком, а также и преподавание на украинском языке предметов, которые касаются Украины.

Я уверен, что эта позитивная динамика после встречи в Нью-Йорке продолжится на текущей неделе, и мы выйдем на то, что Украина будет принимать участие в саммите НАТО. Будущий саммит будет о тех реформах, которые нам необходимо сделать, и которые мы уже начали делать для того, чтобы соответствовать стандартам НАТО. Это - вопрос способности ответить на российскую агрессию. Это - вопрос наших вооруженных сил и сектора безопасности. Но это также и вопрос всей страны.

Украина. Германия. Франция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 18 июня 2018 > № 2651469 Павел Климкин


Украина. Россия > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 июня 2018 > № 2645964

Оставить Украину без денег на оборону

Главред, Украина

Порошенко раскрыл «истинную» цель строительства «Северного потока — 2».

Реализуя проект «Северный поток — 2», Россия просто-напросто хочет оставить нашу страну без денег на оборону, заявил украинский президент. Россия начала строительство «Северного потока — 2» не ради своего экономического развития, а чтобы оставить Украину без денег на оборону. Такое заявление сделал президент Петр Порошенко у себя в Фейсбуке. Поэтому, подчеркнул он, остановка проекта так важна для нашей страны.

«Почему остановка проекта «Северный поток — 2» чрезвычайно важна для Украины? Потому что он строится не для того, чтобы экономическими факторами провести диверсификацию, а для того, чтобы Украину оставить без денег на финансирование нашей обороны», — написал Порошенко.

Напомним, Польша требует от ЕС скорее усложнить строительство «Северного потока — 2». Польские власти ожидают, что Австрия во время президентства в Евросоюзе будет объективной.

Ранее депутаты Европарламента поддержали законопроект Еврокомиссии, которым правила внутреннего газового рынка Европейского союза распространяются на газопроводы, расположенные за пределами континента, в том числе и на «Северный поток — 2».

В нем говорится, что трубопровод не соответствует третьему энергопакету ЕС. Эксперты, опираясь на тот факт, что по «Северному потоку — 2» в Евросоюзе нет единства, полагают, что принятие документа заблокирует строительство газопровода. Позже в Германии, Финляндии и Швеции дали добро на строительство «Северного потока — 2».

В то же время в Раде назвали «Северный поток — 2» российским оружием. По словам Сыроид, неизвестно, когда «Россия остановится».

Ранее сообщалось, что администрация президента США Дональда Трампа готовит санкции против энергокомпаний Германии и других европейских стран, которые участвуют в строительстве «Северного потока — 2».

Украина. Россия > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 июня 2018 > № 2645964


Украина > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 18 июня 2018 > № 2645954

Поскольку Украина коррумпирована, купить можно все: место в Раде, итоги расследования, место в очереди на операцию

Туула Кярки (Tuula Kärki), Kansan Uutiset, Финляндия

Факты

Украина

Украина стала независимой от СССР в 1991 году.

В 2004 году в стране произошла так называемая Оранжевая революция, вызванная нарушениями в проведении президентских выборов.

Вторая революция произошла в 2014 году. Она была вызвана тем, что в 2013 году президент Виктор Янукович отказался от Соглашения об ассоциации между Украиной и Евросоюзом, чтобы поддержать хорошие отношения с Россией. Протестующие вышли на улицы столицы. В январе 2014 года протесты приобрели насильственный характер. В феврале Януковича сместили с поста президента, в мае президентом был избран Петр Порошенко.

За этим последовал кризис в Крыму, который продолжается до сих пор в форме войны на Украине.

Население Украины — 45 миллионов человек.

Какова жизнь в полностью коррумпированной стране? Затяжная борьба с коррупцией на Украине изнуряет народ, который надеялся на перемены после революции.

В рейтингах по уровню восприятия коррупции Украина находится на одном месте с Гамбией, Сьерра-Лионе, Ираном и Мьянмой.

«Мы не должны находиться на таком месте», — говорит представитель «Трансперенси Интернешнл Юкрейн» (Transparency International Ukraine) Анастасия Козловцева.

В списке стран по уровню восприятия коррупции, составленном организацией «Трансперенси Интернешнл», исследующей вопрос коррупции, Украина находится на 130-м месте. Финляндия занимает третье место после Новой Зеландии и Дании.

Козловцева работает в организации «Трансперенси Интернешнл Юкрейн» около пяти лет, с тех самых пор, когда организацию учредили после революции. Она возглавляет отдел международных отношений.

За революцией последовали реформы во многих сферах. Преобразования произошли в образовании, системе пенсионного обеспечения и здравоохранении. Чистка банковского сектора прошла успешно, началась приватизация государственных предприятий.

Однако в то же время коррупции в стране стало больше. Коррупция и запутанная структура права собственности на землю — главные проблемы страны, а медленное проведение реформ многих разочаровало.

Это заметно, например, по опросам о возможных результатах предстоящих президентских выборов. Поддержка нынешнего президента страны Петра Порошенко составляет менее десяти процентов.

«Народ теряет веру в реформы», — говорит Ольга Руденко, заместитель главного редактора англоязычного издания «Киев Пост» (Kyiv Post).

«Четыре года люди ждали, что законы изменятся, но ничего не произошло. Царит атмосфера разочарования».

Влияет и то, что Украина участвует в войне. Шесть процентов ВВП страны уходит на военные действия. Развития нет.

«Правительство использует войну, чтобы объяснить отсутствие реформ», — говорит Руденко.

Война с Россией унесла жизни 10,4 тысяч человек, большая часть которых — гражданские. Сейчас ведется позиционная война, однако о жертвах сообщают еженедельно.

Виновный не несет наказания

Сейчас «Трансперенси Интернешнл Юкрейн» в первую очередь борется с коррупцией в органах местного самоуправления. По словам Козловцевой, сейчас у местных органов больше денег и власти, чем раньше, и поэтому коррупция процветает. Коррупция — это старая традиция. Сейчас люди стали изучать вопрос коррупции активнее, чем раньше.

«Цель такова: они должны понять, что такое коррупция, и признать ее. Коррупция на местном уровне — это тоже коррупция. Коррупция — это и взятки, и кража средств из государственного бюджета», — говорит Козловцева.

«В советское время было неприлично говорить, что сосед погряз в коррупции».

В стране создано много органов по борьбе с коррупцией. Козловцева сообщает, что, например, организация, которая специализируется на борьбе с коррупцией на высших постах, достигла очень хороших результатов.

«Проблема заключается в том, что результаты борьбы освещаются мало. Вся система остается коррумпированной, и виновные не несут наказания за свои действия».

Антикоррупционного суда, который играл бы решающую роль в этом вопросе, до недавнего времени на Украине не было. 11 июня Порошенко, наконец, подписал закон о создании Высшего антикоррупционного суда, который должен улучшить работу организаций по борьбе с коррупцией.

«Работа этого суда продемонстрировала бы гражданам, что борьба с коррупцией приносит результаты. Сейчас люди, связанные с коррупцией, уезжают в другие страны и счастливо там живут».

Голоса продают, места в списках кандидатов покупают

Коррупцию можно встретить на всех уровнях.

Одна из целей организации «Трансперенси Интернешнл Юкрейн» — следить за финансированием партий. Их активно спонсируют олигархи, разбогатевшие после распада Советского Союза и поддерживающие тесные партийные связи.

«Важно знать, кто действительно стоит за финансированием партий. Сейчас многие не дают взятки партиям напрямую».

Большая проблема кроется в системе проведения выборов, которая основывается на голосовании списочным составом. В списке можно купить хорошее место, а если тебя выберут, то ты получаешь и депутатскую неприкосновенность. По данным неофициальных источников, место в начале списка может обойтись в несколько миллионов евро.

Тем не менее активность избирателей на выборах составляет 60-70%.

«Активнее всего голосуют пенсионеры и пожилые люди. Они могут продавать свои голоса».

Олигархи владеют большей частью украинских СМИ, хотя большинство СМИ экономически нерентабельны.

На Украине есть и партии, которые не зависят олигархов.

«Они еще не прошли в Раду, но на местном уровне их представители уже выбраны. Сейчас, пожалуй, появилось больше активных людей, которые пытаются понять, что происходит. Вера в будущее есть», — говорит Козловцева.

Взятки, плагиат

Если растешь в мире коррупции, ее просто не замечаешь.

«Я училась в Литве, и у меня был финский друг. Как-то я рассказала ему, что списала ответ на экзамене. Он ответил, что больше не сможет мне полностью доверять», — вспоминает Козловцева.

По ее оценкам, на Украине 95% учащихся поступают так же, как и она тогда в Литве.

«Это встречается как в школе, так и в университете, преподаватели относятся к списыванию спокойно. С другой стороны, задания в университетах кажутся очень сложными с учетом полученной учащимся информации на занятиях и временем, отведенным на выполнение заданий».

«Система поощряет жульничество. Коррупция — неотделимая часть системы. Если бы за нее наказывали, подобных случаев было бы меньше», — считает Козловцева.

Уровень зарплат тоже подталкивает людей к тому, чтобы они брали взятки. Например, зарплата врача составляет 200-300 евро в месяц.

«Этого мало для того, чтобы прокормить семью. Поэтому здесь часто платят за медицинские услуги в обход кассы, без чека. Чтобы получить необходимые услуги, так поступают практически все».

«К пациенту будут относиться хуже, если он не заплатит. Например, можно попасть не в ту очередь на операцию».

Козловцева училась в Литве на факультете экономики и управления.

«Я хотела вернуться на Украину и начать там свой бизнес. Но я поняла, что это будет невозможно, если уровень коррупции останется прежним. Так я стала борцом с коррупцией», — рассказывает Козловцева.

Ей нравится эта работа, но она не ждет быстрых результатов.

«Впереди долгая борьба. Но я надеюсь, что мое поколение уже сможет увидеть изменения. Я надеюсь, что за ближайшие десять лет произойдут перемены в важнейших вопросах — по крайней мере, в отношении небольших предприятий».

Украина жаждет международных инвестиций, но коррупция препятствует их получению, хотя Соглашение об ассоциации между ЕС и Украиной увеличило уровень двусторонней торговли уже на 25%.

Иностранным предприятиям тяжело начать бизнес на Украине. Система налогообложения кажется довольно запутанной, система правосудия непредсказуема, служба безопасности может вмешаться в работу предприятий. С другой стороны, предлагается хорошее расположение и квалифицированные специалисты.

Главная цель — достичь того уровня нормальной деловой жизни, который существует в западных странах. В настоящее время преобладают государственные организации, которые на самом деле контролируют олигархи. По данным посольства Финляндии в Киеве, сейчас иностранные инвестиции составляют три-четыре миллиарда евро, но для развития государства эта сумма должна быть в два-три раза больше.

Никогда нельзя быть уверенным

По словам Ольги Руденко, сейчас работа журналиста стала легче, чем пять лет назад. Существует свобода слова, гражданские организации и активисты, обсуждения в Раде. Информация находится в свободном доступе, архивы открыты.

«Однако свободу слова с трудом можно назвать полноценной. За это время убили трех журналистов», — рассуждает она.

Расследование этих случаев не проводилось. Руденко считает, что расследование саботировали.

«Я вполне могу оказаться в опасности, журналисты никогда не могут быть уверены в своем будущем на Украине».

По ее словам, большая проблема заключается и в том, что украинским журналистам платят не только СМИ.

«Это очень распространено», — говорит Руденко.

Речь в таком случае может идти, например, о положительной статье про какого-нибудь политика.

Украина > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 18 июня 2018 > № 2645954


Россия. Украина > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 июня 2018 > № 2645950

Сценарии для международных скандалов

Ардашир Зарэи Канвати, Akhbar-rooz.com, Иран

Вся та скрытая политическая кампания и информационная война, ведущаяся сегодня против России, осуществляется исключительно в силу политических причин и путем откровенно лживых сообщений в мировых СМИ. Именно на основании этих пропагандистских акций, имеющих зачастую голословный характер, и не подкрепленных никакими документами, за исключением политической воли отдельных лиц, против России вводятся экономические и дипломатические санкции. По сути, уже накопилась масса поводов (для России, — прим. ред.) обратится с жалобами и протестами в самые авторитетные международные арбитражные суды. Однако ни одно из подобных дел до сих пор не стало предметом судебного иска…

Противостояние Западного мира и России в сферах политической, экономической, информационной, а также в области безопасности, достигло в последние годы своей кульминации, а его масштабы (по крайней мере, в отдельных областях) даже превосходят те, что имели место в период холодной войны. Образцы этой подлинной информационно-политической войны и «черного пиара» в отношении России можно было свидетельствовать на следующих примерах: это и дело о катастрофе малазийского лайнера MH-17 17 июля 2014 года в небе над Восточной Украиной, и «русский след» на президентских выборах в США в 2016 году, также инцидент с отравлением 4 марта с. года бывшего сотрудника российской военной разведки, оказавшегося по совместительству британским шпионом Сергея Скрипаля в британском городе Солсбери, и наконец, инсценировка убийства российского оппозиционного журналиста Аркадия Бабченко на Украине.

Но между тем, как раз последний эпизод с Аркадием Бабченко оказался тем случаем, который явно пошел вразрез с насаждаемыми относительно России убеждениями: напомним, речь идет о раскрытии «постановочного» убийства Аркадия Бабченко в его квартире в Киеве. Это случилось 30 мая, но уже спустя 24 часа украинские политики, службы безопасности и СМИ, признав факт «постановочного» или ложного убийства, привлекли к себе внимание мирового общественного мнения, политических элит, и даже разных правозащитных организаций, защищающих права журналистов, и попытались использовать данный эпизод также в целях пропагандистской войны против Москвы. Объявленный убитым журналист неожиданно «воскресает», появившись перед телекамерами вместе с высокопоставленными чиновниками из СБУ и разведслужб, и участвует вместе с ними в пресс-конференции.

Озвученные на данной пресс-конференции и официальными лицами Украины и самим Аркадием Бабченко заявления и мотивы не только не прояснили, в чем же был смысл этих инсценировок, но сделали еще более сильным недовольство со стороны институтов прав человека, международного сообщества журналистов, а также официальных лиц ЕС. Ведь, с одной стороны, получается, что в результате сговора журналиста со службами и органами безопасности, не только было введено в заблуждение общественное мнение, но также, особенно после протестной реакции институтов, защищающих права журналистов, и крайне пострадал авторитет тех СМИ, что ранее выступали с обвинениями Москвы во всевозможных грехах. С другой стороны, мир политики и международное общественное мнение, с раскрытием этого сценария и благодаря действиям его инициаторов, более не нуждаются в разного рода предположениях и гаданиях о манипулировании новостями и информацией о политическом лицемерии, а все существовавшие ранее многочисленные убеждения и доверие к получаемой информации оказались окончательно подорваны.

Еще одним важным моментом здесь является поверхностный и дилетантский характер всех объяснений, представленных на пресс-конференции высокопоставленными украинскими чиновниками в отношении этого сфабрикованного убийства. Они также оказались весьма далекими от подлинной профессиональной информационной безопасности. При этом не было никакой необходимости во всей этой инсценировке, чтобы предотвратить действительно планировавшийся теракт. Однако присутствовавший на данной пресс-конференции генеральный прокурор Украины Юрий Луценко все же признал всю эту постановку необходимой, для того чтобы организаторы данного «преступления», по его словам, «действительно поверили бы в то, что им удалось выполнить задуманное».

И также, председатель Службы безопасности Украины Василий Грицак на этой пресс-конференции заявлял, что «инициатором и организатором» данного «предотвращенного» убийства была российская сторона, и выразил также удовлетворенность тем, что ведомство, под его контролем «смогло нейтрализовать это покушение на убийство, а также извлечь из данного сюжета некую «крайне важную информацию». При этом же, по сообщениям международных агентств, Ассоциация «Репортеры без границ», охарактеризовавшая ранее «убийство» Аркадия Бабченко «отвратительным преступлением», после того, как он был объявлен живым, назвала инсценировку, организованную сотрудниками СБУ, «делом, заслуживающим сожаления». Генеральный секретарь данной организации Кристоф Делуар заявил, что «ничто не оправдывает эту инсценировку убийства журналиста».

И точно таким же образом, Международная федерация журналистов характеризует эти шаги, инициированные сотрудниками сил безопасности Украины, как «неприемлемое действие». Оно публикует специальное обращение, в котором также говорится о «неприемлемости» любых «инсценировок убийства журналиста». Официальные лица ЕС, аналогично, по прошествии суток, после того как стало известно об «убийстве» Аркадия Бабченко, опубликовали обращение подобного содержания, призвавшее к скорейшему беспристрастному и прозрачному расследованию преступления, для предания виновных в преступлении в руки правосудия». А после того, как выяснилось, что преступление оказалось инсценировкой, потребовали «большей информации» и сообщения «всех деталей» по данному поводу.

Таким образом, все, что сейчас происходит под влиянием СМИ, участвующих в пропаганде и скрытой политико-информационной войне против России, на основании чего против России вводятся экономические и дипломатические санкции, осуществляется исключительно в рамках «черного пиара» и определенной политической воли определенных же политиков. При этом ни один из вышеупомянутых «процессов» против России не привел к передаче дел, и связанных с этим документальных подтверждений, действительно в авторитетный суд или же международный арбитраж. Все так называемые расследования ведутся исключительно с опорой на неподтвержденные «сообщения» разведданных, или же на материалы созданных в одностороннем порядке разного рода «следственных комитетов». Однако эпизод с инсценировкой «убийства» Аркадия Бабченко сегодня словно пришел, как некое знамение свыше, на помощь России, для того, чтобы она поставила под вопрос все эти мнимые сфабрикованные против нее процессы.

И далее, чтобы она потребовала действительно независимого расследования, предоставления открытой информации по всем, выдвигаемым обвинениям, и передачи всей ответственности за расследование только совместно создаваемым комитетам, которые, в свою очередь, передадут дела в действительно независимые международные судебные инстанции. А тот сценарий, который сегодня используется на Украине, исключительно для того, чтобы подорвать репутацию своего восточного соседа и инициировать громкий международный скандал (типа того, что недавно имел место в Великобритании, в связи с полностью надуманным «делом Скрипалей»), — это большая ошибка нынешних украинских властей, которая может закончится тем, что обвиняемым станет сам Киев. А в перспективе раскроются и другие надуманные «дела и процессы» против России, целиком основанные на лжи.

И весьма вероятно, что нынешнее недовольство чиновников и официальных лиц ЕС в связи с инсценировкой их украинскими партнерами «убийства» Бабченко как раз обусловлено возможным разоблачением всей той пропаганды, развернувшейся против России, всех надуманных, выдвинутых в ее адрес обвинений, которые полностью политизированы. И потому сейчас эти обвинения уже начинают постепенно терять свое влияние и остроту, поскольку всем становятся очевидными подлинные цели этих обвинений. Из-за того, что с 2014 года украинская проблема стала, по сути, главной проблемой в отношениях между Россией и странами ЕС, данная инсценировка с убийством журналиста в целом никого в мире уже не удивляет — и потому она потеряла свою остроту и для международного общественного мнения и даже для большинства европейских политиков.

Тот, кто получает некую информацию от Киева, уже начинает терять доверие к этому источнику информации. И эта ситуация может как раз помочь несколько снизить накал противостояния и холодной войны между Москвой и Брюсселем. К тому же, в нынешних условиях украинская проблема становится осложняющим фактором в отношениях уже ЕС и США, которые являются главными зарубежными покровителями украинского политического национализма и киевского режима. Это усугубляется тем, что нынешние отношения Европы и США сейчас, чем дальше — тем больше, осложняются и по ряду других причин. И все это может способствовать налаживанию диалога России и Европы.

Россия. Украина > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 июня 2018 > № 2645950


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 июня 2018 > № 2644593 Дмитрий Головин

В Одессе уровень террористической угрозы постоянно «желтый», не забывайте об этом

Татьяна Святенко, 112.ua, Украина

Глава полиции Одесской области Дмитрий Головин рассказал 112.ua о трех новых спецподразделениях, созданных в области, особенностях криминального мира Одессы и о том, какие виды преступлений полиции удалось сократить, а какой вид растет.

— Каковы особенности Одесского региона и как это влияет на работу полиции?

— Прежде всего, это географическое положение: протяженность границ, водного пространства, границы с непризнанной Приднестровской Молдавской Республикой. Также туристический сезон. В этот период времени сюда приезжает огромное количество людей и отдыхать, и работать. И, естественно, преступный элемент тоже этим пользуется и сюда приезжает.

В «спокойный период» у нас 7,5-8 тыс. регистраций (начатых уголовных производств, — ред.) в неделю. В неделю перед сезоном их было уже 10,5 тыс. А в июне-июле у нас 15-16 тыс. регистраций в неделю. И это все надо обработать. К сожалению, сейчас нам не дают приданных сил на туристический сезон (раньше на туристический сезон давали приданные силы, они помогали в охране общественного порядка) в выполнении определенных специфических задач. Это не жалоба, просто констатация факта.

— Какие в основном преступления совершаются?

— Если говорить о турсезоне — это в первую очередь уличная преступность. Главный акцент мы делаем на борьбу с уличной преступностью: уличные грабежи, кражи, угоны, уличные разбои и, естественно, квартирные кражи. Основной вал мы сбили, но тем не менее… Если в прошлом году было до 30 грабежей, в прошлом году мы сбили до 10-12, то в этом году — в среднем 4-5 грабежа в день. Бывают, конечно, в дни, как правило, субботу-воскресенье, спиртные напитки, жаркое солнце, синее море дает надбавку — до 7.

Квартирных краж в прошлом мае было 553, в мае этого года — 370. Грабежей в прошлом году за 29 дней мая было зафиксировано 989, в этом — 507. То есть фактически более 30% снижения. Такие преступления, как разбои, характеризуются дерзостью и использованием оружия. В прошлом году их было 96, в этом году — 104. Это реальные цифры.

Странно, но в текущем году у нас начался рост тяжких телесных повреждений. Рост очень большой, более 50%. Это связанно с тем, что, во-первых, категорически перестали скрывать — есть регистрация, она вносится, она расследуется. Во-вторых, наверно, наше общество не готово к цивилизованным нормам поведения, в обществе высокий уровень агрессии. Поэтому есть такая проблема.

Также одесский регион характеризуется тем, что тут жгут машины, имущество. В прошлом году зафиксированы 107 фактов, в этом — 74. Это не в том плане, что стали меньше совершать, это показатели нашей работы. Во-первых, все их регистрируем, во-вторых, направлены на раскрытие. И профилактика. Группы ГРПП (группы реагирования патрульной полиции), видеофиксация, усиленное патрулирование, в том числе, в ночное время, в том числе в сельских регионах. И введение Нацгвардии нам в помощь.

— В Одессе есть такое явление, как бандитизм?

— Куда ж Одесса и без бандитизма? Обижаете! (Смеется) В прошлом году мы выявили 6 ОПГ, и в этом году по окончанию 5 месяцев будет 5 ОПГ. Есть материалы по бандитской группе, есть преступная группа, связанная с игорным бизнесом. Занимаются в основном разбойными вооруженными нападениями, квартирными кражами, похищением людей, вымогательством, угонами.

— А воров в законе много? Откуда они приезжают?

— В основном, как мы их называем криминальные туристы, едут из ближнего зарубежья. Выходцы из кавказского региона. Они приезжают сюда, пытаются взять под свой контроль либо перераспределить денежные потоки, в том числе от уличных грабежей, от барсеточников, квартирных воров. И, естественно, сбыт наркотиков.

Это воры в законе, а также лица, которые приравнивают себя к криминальным авторитетам, так называемые смотрящие.

Одесса — город с криминальным прошлым, поэтому есть районы, в которых процветают мелкие воришки. Многим лавры Мишки Япончика не дают покоя.

— Расскажите, как обстоят дела с уличной наркоманией.

— Проблема сложилась исторически. Есть такие районы, как Палермо, Нерубайское, Усатово, с поселениями отдельных национальностей. У них это как бизнес, естественно, с этим борются, но если в советское время их не победили, то сейчас с либеральным уголовным кодексом это сделать несколько сложно.

Есть проблема наркомании. Проблема для Одессы — это закладки, наркотики продают через интернет-мессенджеры, адреса которых пишут на фасадах домов. Взаимодействуем с киберполицией, но это не всегда успешно, поэтому патрульный или участковый берет банку с краской и закрашивает все эти надписи. Это как один из методов превентивной борьбы.

Мы не делаем акцент на больных людях — наркоманах, которым надо уколоться, мы делаем акцент (и мной поставлена задача) на борьбе с наркосбытчиками, теми, кто занимается криминальным промыслом, сбытчиками, содержателями притонов, лабораторий. Их щемим жестко. А больные люди-наркоманы — это горе в семье, и если мы наркомана сейчас в тюрьму посадим, где у нас сейчас дома отдыха и повышения квалификации для преступников, то какое может быть исправление.

В прошлом году были задержаны 54 сбытчика, в этом — 93. И это за 5 месяцев. В прошлом году задержали 532 наркомана, в этом — 390. Делаем акцент.

— Как с дорожной обстановкой? Аварий много?

— ДТП — это проблема. Когда не было дорог, их было мало. Сейчас начали дороги делать, в результате пошел рост количества ДТП, пострадавших и трупов. Дорожная полиция обслуживает трассы только вокруг Одессы и киевскую трассу, но этого категорически мало. Где есть плюс, хорошие дороги, там есть и минус. Минус у нас — количество ДТП.

— Гонять стали по дорогам?

— Да, стали быстрее ездить. Там, где не было дорог 20 лет, сейчас сделали европейскую дорогу. Выходят на нее на евробляхах, 200 км/час, и первый столб «здравствуйте». Плюс употребление спиртных напитков за рулем. Если раньше были определенная система, ГАИ, стационарные посты, то сейчас только начали восстанавливать стационарные посты. Сейчас в Одесской области их 5, реальное количество должно быть хотя бы 10. И, естественно, наряды, которые обслуживают трассы, 8 патрульных машин. Этого не хватает для Одесской области, 836 км протяженности дорог. Плюс на дорожной полиции лежит оформление ДТП.

— Как ситуация в зоне АТО влияет на вид и количество преступлений в области?

— Оружия много сейчас не только в Одесской области. У нас и стреляют, и взрывают, к сожалению. Зона АТО — это зона АТО, но работают военная контрразведка, военная прокуратура. Кстати, есть позитивный опыт: с военной прокуратурой мы в очень хороших рабочих отношениях. Опять же нельзя забывать о большом сегменте Приднестровской границы. Пограничники все время кого-то задерживают, недавно, несколько недель назад, даже предотвратили срабатывание взрывных устройств, уже готовых, на таймере. Но тем не менее оружие идет не только из зоны АТО, но и от наших соседей. Есть контрабанда оружия. Завозится нелегально турецкое, дешевое, потом переделывается и из стартового превращается в травматическое либо огнестрельное.

— Что из контрабанды чаще всего пытаются провезти?

— Прежде всего, это предметы и товары, которые запрещены к обороту или имеют ограниченный доступ: сигареты, элитный алкоголь, спирт. Необходимо отметить еще одну позицию — рыбу, в том числе краснокнижную. Браконьеры добывают осетрину, камбалу, ту рыбу, которая в Красной книге и охраняется законом. Эта рыба уходит заграницу, в Румынию, в Молдавию и на внутренний рынок. Поэтому нам и открыли водную полицию. Выделили катера, людей. Мы совместно с пограничниками и экологами боремся с браконьерами. Уже задерживали и браконьеров, и лодки, и сети, их считают на километры, а рыбу — тоннами. И штрафы там миллионные. Каждую неделю задержания, притом что катер один на такую водную гладь. Самая большая водная гладь в Украине, наверно, у нас. С морским побережьем, с внутренними водоемами и с реками: Днестром, Дунаем.

— Катер только один?!

— Катера будут еще. Есть специфика водоемов. Нужен катер, который будет по морю передвигаться и по внутренним водоемам. И нужен такой, который будет передвигаться по лиманам и плавням. Катер — это не только борьба с браконьерами, в плавнях у нас выращивают большое количество марихуаны, там целые плантации. Там будут работать другие катера и наш так называемый водный спецназ, который мы создаем на базе спецбатальона. Это подготовленные сертифицированные бойцы, которые прошли водную подготовку, ныряльщики. Это не бойцы ВСУ, это наши, которые будут выполнять полицейские функции на воде, в том числе, при задержании особо опасных преступников. При заходе на сушу, при задержании преступников, которые на кораблях, на яхтах, на другом водном транспорте. И, естественно, они будут бороться с пьяными на воде. У нас ведь проблема не только пьяных на дорогах, у нас проблема пьяных за рулем на воде.

Есть еще одно подразделение, которое работает в катакомбах. Одесский регион специфичен и подземными катакомбами протяженностью 2,5 тыс. км. Исследованы порядка 500-800 км, остальные — это черные места. Поэтому было решено при поддержке руководства Нацполиции и МВД создать подразделение, которое не будет привязано к другим силовым структурам, а будет выполнять полицейские функции и специфические задачи: фильтрационные, поисковые функции, составление карт.

По катакомбам работаем также совместно с СБУ. Есть основания подозревать, что в катакомбах есть определенные моменты, связанные с сепаратизмом, с хранением оружия. Поэтому совместно с СБУ еженедельно отрабатываем. Это вопрос национальной безопасности.

— В катакомбах, наверно, еще и преступники прячутся?

— Там преступники прячутся с 1726 года! А если серьезно, не только преступники, там и диггеры, и контрабандисты. Поэтому новое боевое подразделение — это не дань моде или красивая картинка, это одесская рутина. Раньше такого не было, чтобы в катакомбы могли зайти подготовленные специалисты и провести там квалифицированно розыскные мероприятия. Они проходили специальную подготовку, в том числе психологическую. День без света — уже с ума сходишь, а через три дня они выходят в прострации. У них есть специальное оборудование, там есть места, где без кислородной маски, без водонепроницаемой одежды очень тяжело находиться. И, конечно, специальное оружие и оснащение, в том числе тепловизоры и приборы ночного видения.

Запустили туристическую полицию — аналог подразделения, который есть в европейских странах. Это ребята, которые в туристический сезон оказывают поддержку туристам. Они несут информационно-консультационную функцию. Это велопатрули, пешие патрули, полицейский сервис, а также повышение имиджа города туристической области.

— Какой же у вас штат?

— Штат очень маленький. Сейчас 6 тысяч, раньше было 12 тысяч. Но успеваем все охватывать. Конечно, нас критикуют, что по 102 нас ждут от 20 минут и больше. Да, не всегда успеваем. Для Одессы в туристический сезон штат должен быть, в первую очередь патрульной полиции, расширен. И также подразделения, которые непосредственно работают в городе и в местах массового скопления людей. И не надо забывать, что уровень террористической угрозы у нас постоянно «желтый», то есть в любое время может что-то взорваться. Не так давно гостиницу взорвали, гости из Приднестровья. Это тоже нужно учитывать. Плюс традиционно 10 апреля, 2 мая, у нас ситуация не совсем спокойная в плане обеспечения общественного порядка.

— Проблемы с ромами, попрошайками в городе и области есть?

— Есть проблемы, но не более, чем во Львове или Днепре. Был чуть ли не ромский погром в Лощиновке, когда могло закончиться кроваво. А так, город курортный, люди приезжают сюда, мы проводим профилактику, рейды осуществляем. Полиция диалога участвует, ювенальная превенция. Был случай, когда по три раза задерживали двух девочек 13-14 лет ромской национальности. Но это не украинские ромы, они не понимали русский или украинский, совершали кражи. И, конечно, это не давало покоя диванным правозащитникам, которые заявляли, что мы нарушаем конституционные права, разные конвенции по защите прав человека.

— Акты вандализма у вас норма?

— У нас город многонациональный. Да, отчасти город еврейский, но тут не только антисемитизм. Есть еще болгарская, молдавская диаспоры. Основные удары негодяи наносят для расшатывания ситуации. Например, с Болгарией, когда обливают краской памятники болгарской культуры. Либо на кладбищах что-то произойдет. У нас более 100 национальностей. Поэтому да, инциденты вандализма есть. Такие правонарушения в большинстве случаев раскрываются по горячим следам.

— Проблема сепаратизма остро стоит?

— Тут говорят, что Одесса — это украинский город-герой. Не надо говорить, что тут проживают «вата» и поклонники Путина. Нет! Выйдите на пляж или на Привоз и поговорите — хотят ли люди, чтобы тут была война или кто-то зашел сюда. Этого нет. Тут нормальные украинские города и села, которые «за» Украину. Но, конечно, есть определенный процент недовольных, но не надо путать протестные настроения и недовольство с проявлениями сепаратизма.

— Больше, чем везде?

— В этом вопросе немало спекуляций, отдельные политики или целые политические силы используют социальную напряженность для достижения собственных амбиций и культивируют такое мнение.

Но фактически поклонников «русского мира» практически не осталось, всем уже стало очевидно на четвертом году войны истинное лицо этого мира.

Кроме этого, ведется работа с населением, с органами местного самоуправления, особенно юго-запада области, где раньше не было даже украинского телевидения, чтоб вы понимали. Ситуация кардинально поменялась в последние годы, зато остались штампы и ярлыки.

— Спасибо за интересную беседу!

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 июня 2018 > № 2644593 Дмитрий Головин


Украина. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 июня 2018 > № 2644582

Назначение Суркова: к чему готовиться Украине и Донбассу

Тарас Чорновил, Главред, Украина

Кадровое решение Путина говорит о том, что в ближайшее время он будет вести жесткую, брутальную политику относительно Украины.

Повторное назначение Владислава Суркова помощником президента Российской Федерации Владимира Путина и закрепление за ним вновь вопросов по урегулированию ситуации на Донбассе свидетельствуют о том, что, скорее всего, каких-либо изменений в политике России по отношению к Украине не произойдет.

Сурков довольно долго находился в «подвешенном состоянии». А это говорит о том, что у Путина не было уверенности в этом решении — он сомневался.

Возможно, Россия могла бы пойти на какие-то уступки Украине, но произошло несколько событий, которые позволили Путину почувствовать себя уверенней.

Первое — некоторый конформизм ряда западных лидеров, которых Путину удалось убедить продемонстрировать не столько лояльность, сколько терпимость по отношению к нему. Визит Ангелы Меркель в Сочи, к примеру, сложно назвать конформистским, потому что она довольно жестко проводила переговоры с Путиным и пыталась давить на него. Однако сам факт того, что визит канцлера Германии прошел по полной программе и состоялся на территории России, а не где-то на международных форумах, для Путина уже был достаточно позитивным сигналом. А далее торги вокруг вопроса снижения цены на газ, который пойдет через будущий трубопровод «Северный поток-2», дала свой результат — и Меркель стала более нейтральной и терпимой.

Также состоялся визит Эммануэля Макрона в Санкт-Петербург, который оказался довольно унизительным для французского президента. Путин в полной мере использовал эту встречу в своих интересах.

Кроме того, состоялся удачный визит Путина в Австрию, где сегодня у власти «сборная солянка», но бо?льшую часть в ней составляют откровенно пропутинские силы — праворадикальные, та же «Австрийская партия свободы».

Все это добавило Путину некоторой уверенности в том, что он может противостоять Западу.

Однако главное, что усилило уверенность хозяина Кремля в собственных силах — это рост цен на нефть в мире. Возрастающая цена на нефть автоматически влечет за собой повышение цен на газ, а в результате в российском бюджете появляются дополнительные средства. Пока что тенденция по росту цены сохраняется, и Россия в такой ситуации становится менее уступчивой и более наглой в своем поведении, больше демонстрирует вызов всему цивилизованному миру.

Пока определялись экономические тенденции, Путин еще раздумывал, как себя вести. И от этого, в том числе, зависела должность Суркова.

Теперь Путин определился: в ближайшее время это будет хамское демонстративное и высокомерное поведение, игнорирование любых норм международного права и абсолютная неуступчивость и по украинскому, и по сирийскому вопросам. То есть и в Сирии, и в Украине Путин будет себя вести нахально, с вызовом.

Для Украины, безусловно, это плохой сигнал.

К тому же, то, что американское руководство, в частности президент Дональд Трамп, полностью отвлеклось на Северную Корею, тоже добавило Путину уверенности.

Со всем этим связана и кадровая политика, в том числе переназначение Суркова.

Вообще, Сурков — очень послушный. Несмотря на то, что Сурков — любитель поговорить и пописать что-то такое, что не очень нравится хозяину Кремля, он добросовестно выполняет все указания руководства. Он же не Курт Волкер, наделенный большими полномочиями, способный самостоятельно принимать решения, пускай и промежуточные. Сурков, когда ехал к Волкеру, не имея четких директив из Москвы, просто тупо молчал: ничего не одобрял, ничего не отвергал — пока не было указаний.

Однако есть некоторый символизм. Когда Россия выходит на какой-то серьезный переговорный процесс и готова изменять свою политику, она меняет людей — новую политику должны делать новые люди.

Это, к слову, будет одним из маркеров по Донбассу. Когда уберут Захарченко и Пасечника, у которых руки по локоть в крови, приведут на эти должности в «ДНР» и «ЛНР» парней, которые выехали с Донбасса в 2014 году, просидели все это время в Москве, не имеют крови на руках, никаким образом не были причастны к убийствам и грабежам, занимались лишь бизнесом, то есть когда будут назначены такие люди, с чистыми руками и в хороших костюмчиках, можно будет ожидать, что Россия идет на важные переговоры и готова идти на серьезные уступки.

Потому, пока не изменятся кураторы оккупированных территорий Донбасса в Москве, не будут меняться и люди на Донбассе. Это — показатель.

Путин долго сомневался, как поступить, но сейчас он определился — он вновь будет вести жесткую, брутальную политику. Потому надеяться, что в ближайшие месяцы или полгода произойдут какие-то кардинальные подвижки, сложно.

Единственное, что может измениться — позиция российской власти по вопросу, которым раньше не занимался Сурков, и который сейчас выведен из политического контекста (по крайней мере, так сказал Лавров). Это — гуманитарный вопрос обмена пленными. В этом вопросе могут произойти положительные подвижки.

По всем остальным вопросам — введение миротворцев на Донбасс, формат дальнейших переговоров и т.д. — Россия будет придерживаться прежней позиции.

Украина. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 июня 2018 > № 2644582


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 июня 2018 > № 2644576

Как «русский мир» выгнали из Мариуполя

Зачистка Мариуполя 13.06.14 — как это было

Александр Верум, Обозреватель, Украина

4 года назад из Мариуполя выгнали пророссийских гопников. 13 июня 2014 года оккупация Мариуполя боевиками т. н. «ДНР» под руководством криминального лидера «Чечена» закончилась. Под властью террористов город находился ровно месяц.

Все помнят, какой была «Русская весна» для столицы Приазовья. Маргиналы, зэки и алкоголики захватывали административные здания, ежедневно жгли шины на главном проспекте, опасаясь мифического «Правого сектора» (запрещен в РФ, — ред.). Разбой и грабежи стали ежедневной нормой. Банды пророссийских радикалов и гастролеров разоряли магазины и киоски. Из добычей становился алкоголь, сигареты и оружие. Террористы прежде всего пытались улучшить свое финансовое состояние, они похищали людей, угоняли машины и занимались вымогательством.

Идеи «русского мира» заключались в одной простой формуле — «кто был никем тут станет всем».

Новые «хозяева города» пришлись далеко не ко двору мариупольцам. В городе начиналось партизанское движение. Пропаганда «ДНРовцев» закрашивалась, расклеивались проукраиснкие листовки, лидеры сепаратистов и организаторы «референдума» «вылавливались для воспитательных бесед». Также проводилась разведка в укрепленном городке в старой части города на улице Греческая, где обосновались боевики…

Все совместные усилия дали плоды. Лихим наскоком парни из «Азова» (запрещен в РФ, — ред) и «Днепра-1» при поддержки 79-ой бригады ВСУ утром 13 июня выбили зачистили сепаров. Да, у них был немногочисленный гарнизон. Да, половине удалось сбежать. Да, украинские силы превосходили в материальном и боевом оснащении но все же… но все же они сделали это!

Колона азовцев вошла в Мариуполь в 4 утра. К 5:00 уже начался массированный обстрел укрытий сепаратистов. Работали из ЗУ, установленной на бронированный КАМАЗ, гранатометов и стрелкового оружия. Приблизившись, БТР террористов был уничтожен, а укрепления забросаны гранатами. Четырехчасовой бой дал результат. Сепаратисты потеряли около десятка убитыми и еще около 20 (при помощи мирных жителей!) были схвачены в плен.

Благодаря хорошо спланированной операции над Мариуполем снова развевается желто-синий флаг. Комично, но в Мариуполь стремятся приехать даже те, кто украинскую власть считает «хунтой». «Хунта» — не «хунта», а в Мариуполе есть медицинское и социальное обеспечение, работает мобильная связь, рынки, вокзалы. Что уж говорить о качестве продуктов и сравнивать цены… 4 года назад Мариуполь доказал, что он Украинский город и готов брать в руки оружие, чтобы доказывать это всем сомневающимся. До сих пор над столицей Приазовья реет желто-синий флаг и так будет вечно.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 июня 2018 > № 2644576


Украина > Армия, полиция > ria.ru, 14 июня 2018 > № 2648885

Украинские силовики открыли огонь из артиллерийских орудий калибром 122 миллиметра по городу Кировск в самопровозглашенной Луганской народной республике, один человек ранен, сообщил РИА Новости официальный представитель народной милиции ЛНР Андрей Марочко.

"Сегодня ночью в 22.15 украинские силовики открыли огонь из артиллерии калибра 122 миллиметра со стороны Новотошковского по населенному пункту Кировск", — заявил Марочко.

По его словам, в результате обстрела повреждены жилые дома и хозяйственные постройки по четырем адресам.

"Осколочные ранения и перелом получила мирная жительница 1977 года рождения", — уточнил представитель оборонного ведомства.

Украина > Армия, полиция > ria.ru, 14 июня 2018 > № 2648885


Украина > Армия, полиция > regnum.ru, 14 июня 2018 > № 2644002

ВСУ ожидают новый бронеавтомобиль «Новатор»

На автомобиль могут поставить противотанковые ракетные комплексы

 Бронеавтомобиль «Новатор» могут получить ВСУ, сообщает 14 июня пресс-служба министерства обороны Украины.

Согласно сообщению, министр обороны Украины Степан Полторак осмотрел автомобиль, но пока не вынес никакого решения. Украинские инженеры также планируют оснастить автомобиль противотанковыми комплексами «Стугна» и «Корсар».

Напомним, вооружение украинской армии, по мнению специалистов, оставляет желать лучшего. Большая часть украинской техники и вооружения осталась со времен СССР, а новая техника не показывает нужных боевых характеристик.

Так, украинские танки Т-64БМ «Булат» оказались непригодны для боевых действий из-за большого веса и слабых двигателей, а танк «Оплот» выпускается в ограниченных количествах. Еще одно вооружение, миномет «Молот», взрывается прямо в руках у солдат.

Украина > Армия, полиция > regnum.ru, 14 июня 2018 > № 2644002


Украина. Россия > Армия, полиция > mirnov.ru, 13 июня 2018 > № 2648655

Террор в рамках Минских соглашений

Поступает все больше сообщений о том, что в украинском генштабе не могут решиться на то, чтобы отдать приказ о наступлении на Донецк.

Украинские генералы, богатеющие на махинациях вокруг войны на Донбассе, не горят желанием подставляться и отвечать за огромные потери, которые неминуемы в случае наступательных действий против ополченцев ДНР. Защитники Донбасса возможно и не обладают новейшими средствами ведения войны, однако каждый из них готов на подвиг, чтобы защитить свою землю.

Сейчас командованию ВСУ удалось убедить высшее начальство, что группировки нуждаются в большей огневой поддержке, и для того, чтобы скрыть их установку на линии фронта, было решено развернуть группы радиоэлектронного подавления каналов связи беспилотников ОБСЕ, которые фиксируют наличие запрещенных Минскими соглашениями вооружений.

Одновременно в командовании ВСУ распрострается слух о том, что Россия, якобы сосредоточила мощную группировку, которая будет задействована, если возникнет угроза для мирного населения Донбасса. Украинские стратеги убеждают начальство, что Россия сможет быстро нанести поражение Киеву, если заступится за Донбасс. В результате предпочтение отдается относительно безопасным для агрессора обстрелам мирного населения. Например, только в ходе одного удара по селу Ленинское, расположенному на Мариупольском направлении, были выпущены 19 мин калибром 120 мм.

А по израненному Коминтерново ударили шестью 122-миллиметровыми снарядами и десятком мин в 120 мм. Каратели отпраздновали победу, когда зафиксировали прямое попадание в дом и повреждение линии элкетропередач. Нормальному человеку трудно понять одержимость украинских агрессоров убийствами. Но в Киеве это называют исполнением воинского долга.

На Донецком направлении традиционно снаряды летели в сторону Докучаевска, Ясиноватой и Трудовских. К минометам подключались гранатометы и стрелковое оружие. Ополченцы знают, что их противник из ВСУ похож на трусливую агрессивную шавку, стоит потерять осторожность и повернуться к ней спиной, и она обязательно вцепится в ногу.

Николай Иванов

Украина. Россия > Армия, полиция > mirnov.ru, 13 июня 2018 > № 2648655


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645917

Россия собрала против Украины сотни тысяч военных: единственное, что сдерживает Путина

Экс-замглавы Генштаба ВСУ Игорь Романенко о пользе меморандума против России и военных планах Кремля.

Игорь Романенко, Апостроф, Украина

12 июня Украина сделала «подарок» России: в Международный суд ООН передан меморандум по делу о нарушении РФ Международной конвенции о запрете финансирования терроризма. О том, как это отразится на украинско-российском конфликте, сколько войск накопил Владимир Путин и что удерживает его от большой войны с Украиной, «Апострофу» рассказал экс-замглавы Генштаба ВСУ, генерал-лейтенант Игорь Романенко.

В конечном стратегическом итоге этот меморандум сыграет свою роль в украинско-российском конфликте. Вопрос в том, что хотелось бы все сейчас и сразу. Но мировая политика требует серьезных усилий, ресурсов и времени.

Как для начала процесса против России сегодняшний меморандум — это хороший «подарок» россиянам. Отчасти, чтобы сбить порыв их большой антиукраинской политики. Но над этим надо работать. Где-то у нас уже есть победы, что очень хорошо. Ведь специалисты по направлениям — не только дипломаты, но и юристы — учатся, как это использовать. Да, ситуация сложная, но надо над этим работать.

Как это отразится? Вот мы выиграли 4,5 миллиарда долларов у Газпрома (Стокгольмский арбитраж обязал российский Газпром выплатить НАК «Нафтогаз Украины» 4,63 миллиарда долларов за недопоставку согласованных транзитных объемов газа, — «Апостроф»). С учетом того, что мы проиграли 2 миллиарда, они нам должны по Газпрому отдать еще 2,5 миллиарда. Раньше или позже, но отдадут. А ведь то, что они не отдают долги, — это подрыв российского имиджа, их великодержавных имперских амбиций. Поэтому рано или поздно эти деньги должны будут нам вернуться.

Здесь очевидны выигрыши, за которые нам надо еще бороться. Рано или поздно они нам все отдадут. Те же немцы совсем недавно расплатились по государственным обязательствам за Вторую мировую войну. Многих из немцев это чему-то научило, но не совсем. Видите, им нужен этот «Северный поток — 2».

Украине же нужно действовать по всем направлениям. Где-то у нас уже появились определенные успехи, но действия необходимо наращивать в разных сферах: в международных организациях, экономическом, социальном, политическом, военном секторах.

Если взять сектор безопасности, то россиянам, конечно же, проще. У нас у ВСУ есть четыре оперативных командования, а россияне сосредоточили четыре армии. И сравните военный потенциал нашего оперативного командования и их армий. Они только на нашей границе сосредоточили четыре ракетные бригады «Искандеров» с ядерными боеголовками. И Путин ведь после аннексии Крыма сказал, что они были готовы применить тактическое ядерное оружие.

Советский Союз, напомню, в свое время сосредоточивал группировки войск, которые должны были пройти всю Европу и дойти до Ла-Манша. У россиян поменьше сил, но они активно готовятся, ежегодно проводят учения. А чтобы с нами широкомасштабно воевать, им нужна группировка в 240 тысяч человек. И в позапрошлом году они создали группировку в 250 тысяч человек. В прошлом году группировка была немного меньше, но у них цель была другая — создать мощную группу по центру. В Крым они завели, в Калининграде есть, а в прошлом году завели группировку в Белоруссию под видом совместных учений.

Единственное, что сдерживает Путина, — это большие потери, несовместимые с его якобы выигрышами. Путин ведь уже 18 лет у себя царствует, а теперь ему надо войти в историю не только завоевателем земель, но и миротворцем. К тому же, у него ведь есть амбиции стать одним из мировых признанных лидеров. К Обаме он же четыре раза просился, бегал за ним с тарелкой в Австралии. Чтобы изменить ситуацию, Путин затеял войну в Сирии: чтобы снова войти в мировую власть и получить доступ к нефти и газу в регионе. И он добился этого военным способом.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645917


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645916

«Русский мир» на Украине готовится к реваншу

Татьяна Гайжевская, Обозреватель, Украина

Сейчас есть ряд косвенных указаний на то, что Россия готовится к широкомасштабной войне с Украиной. После мундиаля-2018 в силу ряда объективных причин может сложиться довольно опасная ситуация. Одной из самых серьезных угроз является угроза дестабилизации ситуации в стране. Пророссийские силы на Украине готовятся к реваншу. Об этом и многом другом в интервью «Обозреватель» рассказал заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и вынужденно перемещенных лиц Георгий Тука.

«Обозреватель»: Путин 7 июня пригрозил Украине проблемами для государственности в случае атаки на «ДНР». Он сказал: «Если это случится, мне думается, что это будет иметь очень тяжелые последствия для украинской государственности в целом». Как вы для себя интерпретировали этот посыл Путина? Представляете ли вы пролет российских бомбардировщиков и истребителей над Киевом? Высадку российского десанта в украинском правительственном квартале?

Георгий Тука: У меня никаких двояких толкований эта фраза не вызвала. Я лично воспринимаю ее как угрозу применения военной силы в полном масштабе. С моей точки зрения, все достаточно ясно, конкретно и прозрачно.

— Как вы представляете наибольшую военную угрозу для Украины со стороны Российской Федерации?

— Если говорить с точки зрения военной составляющей, то это, вне всякого сомнения, авиация и ракетные войска. А если не брать в расчет военную компоненту, то, с моей точки зрения, гораздо опаснее дестабилизация ситуации внутри страны.

— Есть ли у министерства план действий на случай открытой российской военной атаки на Киев и на случай попыток дестабилизации ситуации?

— Это вопрос не к нам, а, скорее, к спецслужбам, к Совбезу.

— Есть ли на Украине план по противодействию попыткам Кремля привести во власть в стране пророссийские политические силы?

— Судя по тому, что я наблюдаю в украинском политикуме сейчас, у меня складывается впечатление, что никакого плана нет. Я вижу разгул этих сил — под разными флагами, под разными брендами. Этот сценарий был раскрыт «Миротворцем» еще в 2016 году, когда ребята вскрыли почтовый ящик дамы, которая в то время была «министром информации ДНР» (Елены Никитиной — прим. ред.) В ее переписке с россиянами весь этот сценарий был подробно описан, вплоть до создания гуманитарных организаций, контролируемых Кремлем, с применением украинской символики и соответствующей риторики. Я наблюдаю за всем этим со стороны, и у меня перед глазами картина тех данных, которые оказались в публичном доступе благодаря «Миротворцу» еще в 2016 году. Я считаю, что эти пророссийские силы очень опасны. Они готовятся к реваншу. Но я не вижу каких-либо адекватных, с моей точки зрения, мер для того чтобы обезопаситься от этой пророссийской чумы.

— Какие меры следовало бы предпринять?

— Я неоднократно высказывал свою точку зрения. Я не сторонник вседозволенности, в которую у нас превратилась так называемая демократия. У нас демократии за 25 лет не было как таковой, и то, что мы имеем сейчас, назвать демократией язык не поворачивается. Инициативы, которые продвигает «Оппозиционный блок» по поводу переговоров — это все инициативы Кремля, начиная с 2014 года. «Киев должен договариваться с Луганском и Донецком». Вот сейчас товарищ Бойко (Юрий Бойко — глава «Оппозиционного блока» и парламентской фракции в Верховной раде Украины, — прим. ред.) с компанией, у которых звезды Кремля как тавро на лбу, выступают с этим тезисом. В ту же самую дудку параллельным курсом дуют Мураев с Рабиновичем, рассказывая о «восточно-европейской Швейцарии». В этом же ключе работает церковник Новинский, в этом же ключе работает миротворец Королевская со своими «Жінками за мир». И все эти конторы, организации — из одного клуба.

— Что можно сделать в такой ситуации? Как не допустить реванша, о котором вы сказали?

— Я считаю, что надо менять методы, которые есть у государства и которые, к сожалению, государство не применяет. С моей точки зрения, как минимум, 30% Верховной рады — это коррупционеры и взяточники, которым, как минимум, уже лет 10 место на нарах. Этого не делается. Пропаганда явно пророссийских настроений у нас не наказывается должным образом. Бывшие руководители сепаратистских движений гуляют по Киеву. Имеем то, что имеем.

— 7 июня в ходе прямой линии с Путиным писатель и российский террорист Захар Прилепин, воюющий за «ДНР», спрогнозировал возможное наступление украинских войск на Донбассе. Он сказал: «У нас здесь есть ощущение, что украинская армия воспользуется чемпионатом мира по футболу и начнет активные боевые действия наступательные». Прилепин в своем вопросе выдает желаемое за действительное?

— За последние 2 недели я несколько раз смотрел различные политические шоу в России на различных каналах, и у всех был один и тот же тезис: подлая фашистская киевская хунта готовится к захвату Горловки для того чтобы взять в петлю Донецк и втянуть всю Россию в полномасштабную войну. Зная абсолютно достоверно, что никаких предпосылок для таких действий украинской армии не существует, я для себя сделал вывод, что это информационная подготовка для возможности крупномасштабных, полномасштабных военных действий.

— Зачем такие действия сейчас Кремлю?

— Сейчас нет, но чемпионат мира по футболу пройдет очень-очень быстро. В конце прошлого года мы давали прогноз о том, что вторая половина нынешнего года для Украины будет наиболее тяжелой, поскольку в этот момент государство будет наиболее уязвимым. С одной стороны, у Путина будут развязаны руки с окончанием мундиаля, с другой стороны, он уже обретет статус очередного нового президента, а у нас начнется разгар президентских и парламентских выборов со всеми вытекающими негативными последствиями — с популистическим угаром и всем остальным. В этот момент страна будет крайне уязвима.

— Как стало известно, порядка 5 тысяч граждан Украины намерены ехать в Россию на чемпионат мира. Кто они, по-вашему? Подлецы и сволочи? Или спорт вне политики?

— Знаете, если бы туда поехали футбольные фанаты, которые в свое время нам подарили известную песенку про Путина, то я бы это поддержал, понял и принял. Но так как люди едут просто на шоу… В последнее время их часто сравнивают с заробитчанами. Дескать, как же так, наши едут туда работать. Наши едут туда, потому что жрать нечего, а эти едут кайф получить. Поэтому у меня никакого сочувствия и понимания к этим людям нет.

— По вашему мнению, грозит ли им опасность на территории Российской Федерации? Могут ли они быть задержаны, арестованы, осуждены?

— По-моему, в нашей современной истории достаточно случаев, когда наших граждан не просто задерживали на территории Российской Федерации по нелепым обвинениям. Были случаи, когда людей похищали на территории соседних государств и вывозили их в РФ. Поэтому ожидать можно всего чего угодно.

— Кого вы видите новым донецким губернатором вместо Павла Жебривского?

— Честно говоря, не знаю. Это не мои полномочия, это вертикаль президента. Президенту виднее. Но я бы хотел видеть, с одной стороны, преемственность курса для того чтобы бедная воюющая область не пострадала от очередной смены руководителя и всей команды. С другой стороны, я бы хотел, чтобы на место Павла Ивановича пришел человек, который бы больше внимания уделял проблеме жилья для переселенцев.

— Как открытие Крымского/Керченского моста отразилось на украинском плане по деоккупации Крымского полуострова?

— Насколько мне известно, это не отразилось никоим образом. Когда составлялась стратегия, пришлось реагировать на имеющийся фактор. Финализация процесса здесь не сыграла роли.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645916


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645900

Когда же, наконец, на Украине наступит мир?

Клаудиа фон Зальцен (Claudia von Salzen), Der Tagesspiegel, Германия

Первые после продолжавшегося более года перерыва переговоры министров иностранных дел «нормандской четверки» по вопросу о войне на Украине не принесли никакого прорыва. Тем не менее, теперь будет обсуждаться вопрос о мандате войск ООН.

Когда Хайко Маас (Heiko Maas) в начале июня посещал восточную Украину, министр иностранных дел Германии постоянно слышал один и тот же вопрос: «Когда же, наконец, наступит мир?» По словам самого Мааса, он не смог дать живущим там людям удовлетворительный ответ на этот вопрос. В понедельник вечером немецкий министр иностранных дел попытался вновь запустить мирный процесс на восточной Украине после продолжавшегося более одного года застоя. На вилле Борзиг, расположенной в берлинском районе Тегель, он принял своих коллег из Украины, России и Франции.

Вот уже четыре года сепаратисты на Донбассе и их сторонники из России ведут борьбу против украинских правительственных войск. Более 10 тысяч человек были убиты. Заключенные еще в феврале 2015 года в белорусском городе Минске соглашения, призванные проложить путь к миру, не выполняются, а достигнутая договоренность о прекращении огня каждый день нарушается сотни раз. Германия и Франция взяли на себя роль посредника в этом процессе.

Первая встреча на министерском уровне за последние 16 месяцев

Предшественник Мааса Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) регулярно встречался с тремя своими коллегами — и продолжал действовать в этом направлении, хотя прогресс, по его собственным словам, в лучшем случае, измерялся «в миллиметрах». После того, как министром иностранных дел стал Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel), в феврале 2017 года состоялась еще одна встреча на министерском уровне, посвященная конфликту на Украине. Потом переговоры на этом уровне были прерваны. И вот теперь Маас возобновляет диалог между Москвой и Киевом, целью которого является разрешение существующего конфликта.

Перед началом этой встречи дипломаты не высказывали больших ожиданий относительно министерской встречи. С учетом предыстории конфликта, никто не рассчитывал на прорыв. Маас позднее сказал о том, что это был «очень открытый и столь же конструктивный диалог». Как и многие предыдущие встречи по поводу украинского конфликта, переговоры в понедельник закончились тем, что все их участники подтвердили необходимость сохранения договоренности о прекращении огня и об отводе тяжелых вооружений от линии соприкосновения. Кроме того, была отмечена необходимость лучше защищать объекты гражданской инфраструктуры.

Разногласия по поводу мандата миротворческих сил

Впервые четыре министра иностранных дел обсудили предложение, которое могли бы привнести динамику в мирный процесс — обе стороны, в принципе, высказались в поддержку предложения о направлении на Донбасс миссии ООН. «Но пока еще представления сторон о том, как должна выглядеть эта миссия, какой у нее должен быть мандат, и каким должен быть район ее размещения, очень сильно расходятся», — сказал Маас после встречи. Россия хочет, чтобы для начала эта миссия использовалась для защиты наблюдателей ОБСЕ, а затем войска ООН, как считают в Москве, должны быть размещены вдоль линии соприкосновения. Однако такой вариант, по мнению западных дипломатов, приведет к «замораживанию» конфликта, и в результате контролируемые сепаратистами и русскими территории еще больше обособятся. В отличие от этого, Украина хочет, чтобы войска ООН были размещены во всем конфликтном регионе, в том числе на границе с Россией. Только в таком случае, как считает украинская сторона, можно будет предотвратить дальнейшие поставки оружия из России и переход боевиков через границу.

Сближения мнений по этому вопросу в понедельник не произошло. Тем не менее четыре министра договорились о проведении переговоров об обсуждении мандата войск ООН. Эти переговоры должны состояться уже на следующей неделе.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645900


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645897 Андрей Парубий

Андрей Парубий: «В Восточной Украине продолжается агрессия России»

Интервью Андрея Парубия, председателя Верховной рады Украины

Оливье Таллес (Olivier Tallès), La Croix, Франция

Андрей Парубий — один из бывших основателей Украинской национал-социалистической партии, которая позже превратится в радикально-националистическую политическую партию «Свобода». Позднее он присоединялся к различным партиям и был избран депутатом в 2014 году от Народного фронта, партии бывшего премьер-министра Арсения Яценюка.

Во время своего визита во Францию он был принят 11 июня председателем Национального собрания Франции Франсуа де Рюжи (François de Rugy).

«Ла Круа»: 11 июня 2018 года состоялась встреча в «нормандском формате» министров иностранных дел Украины, Франции, Германии и России, чтобы попытаться возродить Минский мирный процесс. Чего стоит ожидать от этого девятого саммита?

Андрей Парубий: Ключевым пунктом Минских соглашений остается установление режима долгосрочного прекращения огня. Однако этот пункт по-прежнему не соблюдается. Агрессия со стороны России продолжается в новых формах, а обстрелы происходят вдоль всей разделительной линии.

Последний месяц стал самым тяжелым за последний год с точки зрения количества погибших солдат и украинских гражданских лиц. Тем не менее мы остаемся приверженными формату этих четырехсторонних встреч, которые позволяют вести переговоры об освобождении украинских заложников на оккупированной территории Украины и в России.

— ОБСЕ в своих ежедневных докладах отмечает, что обе стороны нарушают режим прекращения огня. Между тем за последний месяц украинские силы были сильно оттеснены. Будет ли украинская армия стремится силой занять сепаратистские территории?

— После подписания Минских соглашений Россия начала наступление и заняла территорию, намного превышающую ту, о которой говорилось в тексте, подписанном 11 февраля 2015 года в столице Белоруссии (город Дебальцево «добровольно» попадал в руки сепаратистов и российских танкистов 18 февраля 2015 года). В ответ на нарушения режима прекращения огня украинские солдаты иногда контратакуют, а затем распределяют гуманитарную помощь в городах, контролируемых государством, согласно Минским соглашением. Наши войска никогда не пересекали линию фронта, обозначенную в Минске.

Украина, которая уже потеряла более 10 тысяч человек в этом конфликте, хочет мирного урегулирования. Но наша армия сильно изменилась: теперь она в состоянии защищаться. Укрепление нашего военного потенциала в сочетании с международными санкциями в конечном итоге заставит Владимира Путина вывести своих солдат с оккупированных территорий.

— Киевские власти сейчас занялись реформой институтов. После почти двух лет дебатов парламент проголосовал за создание антикоррупционного суда. Однако в тот же самый день парламент Украины уволил министра финансов Александра Данилюка, одного из главных переговорщиков Киева с МВФ, который находился в конфликте с главой правительства. Не затормозит ли это запуск реформ в Украине?

— Я лично участвовал в создании антикоррупционного суда, обратившись в Венецианскую комиссию. Мы достигли консенсуса с более чем двумя третями голосов. Это очень важный шаг для нашей страны после создания НАБУ, антикоррупционной прокуратуры и закона о прозрачности доходов государственных служащих. Говоря о замедлении процесса реформ, я хочу вам напомнить, что за последние девять месяцев мы приняли закон о пенсиях, о судах и об образовании. Отстранение от должности министра финансов входит в компетенцию правительства.

— Олигархическая система окончательно сдала свои позиции?

— Она отступила, но продолжает защищать свои интересы. Например, мы покончили с энергетическими монополиями, включая газ и электроэнергию, хотя некоторые из них по-прежнему сохраняют свои позиции. Она также сохраняет свое влияние в СМИ благодаря финансовому потенциалу и капиталу, накопленному при президенте Викторе Януковиче. Несмотря на то, что они продвигаются не так быстро, как хотелось бы, антикоррупционные реформы потихоньку ослабляют роль олигархов.

— Правозащитные организации обеспокоены пассивностью властей перед лицом продолжающихся нападений крайне правых организаций и ополченцев. Когда Украина начнет судить виновных в этих нападениях?

— На Украине действует только одна полиция, которая претерпела серьезные реформы. Если организации нарушают закон, они отвечают по закону. Российская пропаганда продолжает искажать факты в европейских странах. Я поздравляю Францию с принятием закона по борьбе с фейковыми новостями.

— Существует пропаганда, но есть и реальные факты, такие как нападение на цыганский лагерь крайне правой организацией «Азов»…

— По этому факту мы открыли уголовное дело. По нему будет дано заключение и вынесен приговор.

— Европа все больше склоняется к тому, чтобы положить конец санкциям против России. Почему европейцы должны сохранять эти санкции?

— Россия не выполнила ни один из пунктов Минских соглашений. Она продолжает кибератаки, поддерживает еврофобные партии и осуществила химическую атаку в Великобритании. Это глобальная угроза. Однако Путин, который уважает только силу, расценил бы смягчение санкций как проявление слабости.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645897 Андрей Парубий


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > minprom.ua, 13 июня 2018 > № 2644316

Гройсман узнал о коварных планах силовиков

Отдельные представители силовых ведомств готовят провокации против премьер-министр Владимира Гройсмана и его правительства. Об этом В.Гройсман заявил сегодня на заседании Кабинета министров Украины.

По словам премьера, несмотря на то что по инициативе КМУ был принят закон "маски-шоу стоп", который должен снизить давление на бизнес со стороны силовиков, его придерживаются только в отдельных регионах и только на 20-30%.

"Я знаю, что вы обсуждаете мои слова, мою позицию по этому поводу и мою непреклонность. Я знаю, что вы готовите провокации против премьер-министра, правительства и министров", - заявил он.

В.Гройсман отметил, что правоохранители обязаны в первую очередь наполнять государственную казну и служить государству, а не "премьеру или кому-то другому".

"Я просил бы, чтобы меня персонально услышали сегодня. Все те, кто крышуют нелегальный бизнес, все те, кто крышуют нелегальную контрабанду, нелегальный доступ товаров на украинские рынки. Я подчеркиваю, что они носят сегодня погоны и являются действующими работниками правоохранительной системы", - подчеркнул он.

В.Гройсман также сообщил, что планирует внести изменения в закон "маски-шоу стоп", которые усилят ответственность для тех, кто давит на бизнес, и в ближайшее время обратится в парламент с просьбой как можно быстрее принять эти изменения.

Также глава правительства отметил, что готов проводить чистку в полиции, прокуратуре, Службе безопасности Украины и других силовых органах.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > minprom.ua, 13 июня 2018 > № 2644316


Украина. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 12 июня 2018 > № 2645541

На Украине понимают, что ВСУ не способны вести боевые действия с Россией. Об этом пишет "Страна.ua" со ссылкой на старшего офицера штаба операции Объединенных сил (ООС).

По его словам, в случае конфликта с Москвой ни украинское государство, ни армия "не потянут" такую войну. Он также добавил, что Киев не располагает достаточным военным контингентом на границе Харьковской, Черниговской или Сумской областей.

"У Украины просто нет столько боеспособных подразделений, чтобы вести полноценные сражения с Россией", — подчеркнул источник издания.

Ранее депутат Верховной рады, лидер партии "За жизнь" Вадим Рабинович рассказал, что нужно предпринять Украине, чтобы "победить" Москву. По его мнению, для этого Киев должен сделать своих граждан "более счастливыми", чтобы соседним странам, в том числе России, стало "завидно".

Украина. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 12 июня 2018 > № 2645541


Азербайджан. Украина. Белоруссия > Армия, полиция > aze.az, 12 июня 2018 > № 2640857

Азербайджан и Украина готовы вместе производить ПТРК «Корсар»

Баку и Киев ведут переговоры по совместному производству украинского переносного противотанкового ракетного комплекса (ПТРК) «Корсар».

Как сообщает AZE.az со ссылкой на азербайджанское издание AzeriDefence, «переговоры по данному вопросу начались в 2016 году. Украина всегда готова к трансферу технологий в Азербайджан», – пишет AzeriDefence со ссылкой на представителя Госконцерна «Укроборонпром».

Согласно распространенной информации, в «Укроборонпром» отметили, что Вооруженные силы Азербайджана заинтересованы в приобретении комплекса «Корсар» и украинско-белорусского ПТРК «Скиф». В 2016 году «Скифы» были оснащены новыми ракетами.

«Украина в ближайшей перспективе проведет поощрение своей оборонной промышленности и рассматривает открытие представительств (офисов) в зарубежных странах, в числе которых Азербайджан», – подчеркивает издание.

В ПТРК «Корсар» применена полуавтоматическая система наведения по лучу лазера. Обнаружение цели и наведение обеспечивается с помощью оптического и инфракрасного прицелов, что позволяет вести стрельбу в сложных погодных условиях. Бронепробиваемость ПТУР Р-3 составляет не менее 550 мм за динамической защитой (ДЗ). Тип боевой части (БЧ) – кумулятивная тандемная. Дальность стрельбы – 100-2500 м.

ПТРК «Скиф» оснащен полуавтоматической системой наведения по лучу лазера. Дальность обнаружения цели комплексом составляет 7 тыс. метров. Бронепробиваемость – не менее 800 мм за ДЗ. Тип БЧ – кумулятивная тандемная. Дальность стрельбы – днем 100-5000 м, ночью: 100-3000 м.

ПТРК «Скиф» принят на вооружение ВС Азербайджана в 2010 году.

Азербайджан. Украина. Белоруссия > Армия, полиция > aze.az, 12 июня 2018 > № 2640857


Украина > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 12 июня 2018 > № 2639979

Когда Украина создаст собственный боевой самолет

Михаил ЖИРОХОВ, Деловая столица, Украина

И одним из таких направлений является усиление авиации. Этим стали заниматься еще с 2015, постепенно поднимая что называется "от забора" авиационную технику, в разное время выведенную в резерв, одновременно модернизируя имеющиеся на вооружении образцы.

По мере готовности такая техника передается в строевые части. Так, за последние несколько недель промышленность передала сразу два самолета. 299-я штурмовая авиабригада пополнилась Су-25М1К, переданным с запорожского "МиГремонт", а 7-я бригада тактической авиации — разведчиком Су-24МР с Николаевского авиаремонтного завода "НАРП". Интересно, что обе машины, кроме того что прошли капитальный (или средний) ремонт, но также были частично модернизированы.

Так, Су-25 получил устройство для выброса ложных тепловых целей и противорадиолокационных пассивных помех "Адрос" КУВ 26-50. Что обеспечивает лучшую защиту от инфракрасных головок самонаведения управляемых ракет типа "Стингер", "Игла", "Игла-1", Р-60М, Р-73, "Сайдуиндер" и др. Кроме того, проведены многочисленные изменения внутренней авионики.

Что конкретно подверглось модернизации на Су-24МР доподлинно неизвестно, так как до войны в Николаеве модернизация проводилась с привлечением российских специалистов и технологий. Зато известно, что со своим вариантом модернизации именно Су-24МР на рынок вышло и ГП "Одесский авиационный завод". На уровне опытно-конструкторских работ ныне прорабатываются сразу несколько вариантов модернизации самолетов-разведчиков.

По словам конструкторов авиазавода, основное внимание в них уделяется не только увеличению качества объективного контроля бортовых систем путем установки новых радиоэлектронных систем, но и оперативному получению разведывательной информации, а самое главное — приведения средств навигации, связи и посадки в соответствии требованиям ИКАО и НАТО.

Таким образом, мы наблюдаем прохождение одного из этапов развития Воздушных сил — восстановительный ремонт матчасти с частичной модернизацией путем установки нового бортового оборудования, в том числе новых систем для навигации украинского производства, систем связи и обмена данных с землёй. Сейчас активно модернизируется таким образом весь парк украинской авиации.

Параллельно идет и процесс подготовки второго этапа — глобальной модернизации парка дальних истребителей Су-27 и фронтовых истребителей МиГ-29. Планируется создать ударные варианты этих машин с возможностью применения отечественных ракет класса "воздух-поверхность" и "воздух-корабль" (проект "Нептун"), а также управляемых бомб.

При этом, по всей видимости, в строю останутся только разведывательные варианты Су-24. А функции штурмовиков поддержки переднего края Су-25 и средних бомбардировщиков Су-24 перейдут частично к "ударным" Су-25, частично к боевым беспилотникам тактического уровня, разработки которых очень серьезными темпами ныне ведутся в различных конструкторских бюро.

И наконец, к 2025 г. планируется реализация и третьего этапа — переход воздушных сил на истребители четвёртого поколения. Если экономическое развитие страны будет идти в таком же темпе, то это могут быть самолеты типа F-16 из резервов вооруженных сил США или же стран-партнёров (то есть фактически мы пойдем по польскому и румынскому пути). Вместе с тем для замены учебно-боевых L-39 "Альбатрос" и штурмовиков Су-25 за это время планируется развернуть производство собственного легкого штурмовика по типу Як-130 (самостоятельно или в кооперации с иностранными партнерами).

И то, что такой вариант вполне реализуем, свидетельствует, например, крупный контракт о поставках 55 вертолётов Airbus Helicopter: 21 H225 — по 15,6 млн евро каждый, 10 H145 — по 11,01 млн евро и 24 H125 — по 4,9 млн евро. Причем контракт этот имеет статус межправительственного, а это совсем другой уровень взаимоотношений.

Мало того, под контракт французские банки выдают довольно щедрый кредит — 475 млн евро на шесть лет под 1% в год. Мало того, производитель в рамках контракта обязуется создать в Украине Центр подготовки и технического обслуживания, где будет происходить не только текущий ремонт, но и готовить специалистов.

И пускай это пока только контракт на поставку гражданской техники для нужд МВД и МЧС (тот же Нежинский авиаотряд уже поспешил выложить заявку на приобретение двух машин), но это, как видится, первая ласточка. Ведь впервые на наш рынок заходит западный производитель, причем достаточно массово и на очень хороших условиях.

И это все на фоне проблем с роторами, лопастями и запчастями российского производства для текущего и капитального ремонта Ми-8 и Ми-2. И хотя в плане развития авиапромышленной отрасли записано, что все проблемы должны быть решены к 2022 г., однако вертолеты нам нужны уже вчера и в больших количествах. Особенно на фоне продолжающейся войсковой операции на Донбассе и неспокойной обстановке на границе с РФ.

Кстати, там же прописано и создание нового многоцелевого легкого вертолета взлетной массой 4-5 т в рамках НИОКР "Королек" МСБ-2, а также организация производства вертолета взлетной массой 7-8 т. И если по "Корольку" уже есть конкретные результаты — тот же прототип "Надія", то, как понимаю, второй проект существует только на бумаге.

Таким образом, на сегодня продолжается реализация программы модернизации воздушных сил, которая идет строго по плану, хотя и требует очень больших капитальных вложений. И к 2025 г. мы вполне можем увидеть достаточно сбалансированные воздушные силы, которые станут важным элементом обороны НАТО на южных рубежах.

Украина > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 12 июня 2018 > № 2639979


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 июня 2018 > № 2639974

На Донбасском фронте. Забытая война в Европе

Пьетро Дель Ре (Pietro Del Re), La Repubblica, Италия

На востоке Украины до сих пор продолжается военный конфликт с пророссийскими сепаратистами так называемой Донецкой народной республики. 11 тысяч погибших, 2 миллиона эвакуированных, страшная повседневная жизнь 4 миллионов мирных граждан, до сих пор остающихся на этих территориях.

О чем идет речь

В феврале 2014 года на Украине произошла «Революция на Майдане», когда проевропейски настроенные демонстранты (к которым впоследствии присоединились некоторые крайне правые объединения) выступили против занимавшего на тот момент президентский пост Виктора Януковича. После его свержения началось военное восстание украинских сепаратистских группировок, связанных с Россией, которая вскоре после этого аннексировала Крым при помощи танков и непризнанного референдума. С тех пор на границе между Россией и Украиной продолжается война, главным образом, в Донбасском регионе.

Авдеевка (восток Украины). Они не сомкнули глаз даже сегодня ночью, солдаты, защищающие аванпост украинской армии. Слишком много было гранат, падавших слишком близко к их траншее, вырытой в поле, где когда-то росли подсолнухи. «Ад начинается, как только садится солнце, потому что с наступлением темноты камеры наблюдателей из ОБСЕ не могут зафиксировать, откуда были нанесены удары», — говорит Юрий, небритый, с опухшими после сна глазами, нервно разбирая и заново собирая свой старый калашников.

От его поста, защищенного только советским пулеметом, меньше километра до вражеских позиций самопровозглашенной Донецкой народной республики. «Но в случае наземного удара сепаратистов и их российских сторонников мы всегда можем воспользоваться вот этим, — добавляет Юрий, указывая на полдюжины ручных гранат, разложенных на самом виду рядом с вазочкой варенья и кастрюлей, в которой кипятят воду для чая.

Да, на Донбассе до сих пор ведутся жестокие бои, несмотря на мирные соглашения, подписанные 11 февраля 2015 года в Минске президентами Владимиром Путиным и Петром Порошенко вместе с Ангелой Меркель (Angela Merkel) и Франсуа Олландом (Francois Hollande). Тогда четыре лидера оговорили дорожную карту, чтобы положить конец конфликту, разгоревшемуся в мае четыре года назад в этом промышленном районе востока Украины. В результате этого конфликта погибли уже 11 тысяч человек, и люди продолжают гибнуть. Каждый день.

«Из Донецка нас обстреливает тяжелая артиллерия, в том числе 153-миллиметровые пушки, и плевать они хотели на соглашения. На прошлой неделе из-за ракетного удара был обезглавлен наш солдат, а два дня назад от осколка гранаты погибла 15-летняя девочка в соседней деревне Авдеевке, — рассказывает полковник Иосиф Венскович, сопровождающий меня в первых рядах украинского фронта, единственного, куда можно попасть, потому что визу в регион, оккупированный сепаратистами, получить почти невозможно. «В одном только мае на нашу территорию бросили 1500 гаубичных снарядов неразрешенного калибра, поэтому нашим военным пришлось выкапывать все более глубокие убежища».

В этой позиционной войне, где никто не осмеливается более завоевывать ни сантиметра территории, воюющие продолжают, несмотря ни на что, стрелять друг в друга, а потом обмениваются взаимными обвинениями в нарушении Минских соглашений (однако, как отмечают внимательные наблюдатели из ОБСЕ, сепаратисты делают это намного чаще). Теперь бои — это наказание для почти четырех миллионов мирных граждан, продолжающих жить недалеко от фронта, растянувшегося более, чем на 400 километров.

Как сообщается в докладе ЮНИСЕФ 2017 года, только на украинской стороне 55 тысяч детей проживают на расстоянии меньше 15 километров от границы в поселениях, которые оказываются под бомбардировками, по меньшей мере, дважды в неделю. Как, например, в Авдеевке, которая находится от этой траншеи всего в десяти минутах езды на машине по дороге, где ракеты оставили глубокие рытвины. В городе трубы доменных печей до сих пор дымятся, несмотря на то, что внушительные жилые дома, оставшиеся от когда-то реального социализма, утыканы гаубицами и пушками.

В Авдеевке осталось более половины жителей. «Почему я не уезжаю? Потому что здесь мой дом, и никакого другого дома у меня нет», — говорит Оливия, 43-летняя медсестра единственного до сих пор работающего медицинского учреждения. Женщина говорит, что она уже привыкла к ночному грохоту бомб. А ее шестилетняя дочь Лирия — нет. «Когда в доме начинают дрожать стекла, она просыпается, начинает бегать по коридору и кричать от страха. Тогда я беру ее на руки и несу к себе в постель, и там она через несколько минут снова засыпает».

В том же самом здании я знакомлюсь с 80-летней бездетной вдовой Марией, которая жалуется, что уже три зимы подряд не может как следует согреться, потому что бомба разбила в ее доме два окна, и нет никого, кто бы мог их починить. «Меня мало интересует, кто выиграет в этой войне, главное — чтобы она как можно скорее закончилась», — говорит пожилая женщина.

Как объяснял Юрий, нужно ждать наступления ночи, чтобы понять, с каким ожесточением до сих пор ведутся бои на Донбассе. И ровно в девять часов вечера начинают падать большие гранаты, летящие со стороны врага. Когда они взрываются, земля дрожит, а взрывная волна больно бьет по барабанным перепонкам. Вскоре после этого со стороны украинской армии, в нескольких километрах отсюда, начинается контрудар. «Мы отвечаем на огонь, чтобы защитить наши позиции и не позволить взять верх Кремлю, который продолжает поставлять сепаратистам тяжелое вооружение и оккупировать военными средствами регион чужого государства, не допуская на его территорию международных наблюдателей», — объясняет мне полковник в перерыве между канонадами.

«Эта рутинная война невероятно дорого обходится Украине, потому стоит нам 20% ВВП. И потому, что, помимо многих погибших, более 20 тысяч человек были ранены, а два миллиона — эвакуированы». Эти цифры можно предъявить тем, кто утверждает, что СССР распался без капли крови: четверть века спустя после того неминуемого 1991 года, как только была закончена революция на Майдане, благодаря которой в 2014 году украинцы свергли пророссийского президента Януковича, Москва сначала аннексировала Крым, а потом дала оружие сепаратистам Донбасса, спровоцировав войну, которой до сих пор никто не видит ни конца ни края.

«Крым не проигран, немного терпения, и мы его отвоюем».

— Генерал Анатолий Петренко, Вы занимаете пост заместителя министра обороны Украины по вопросам европейской интеграции. Каковы Ваши прогнозы относительно конфликта, заливающего кровью Донбасс?

— В этом регионе на кону стоит борьба за суверенитет и целостность нашей страны. С 2014 года Россия забрала у нас территорию, равную 42 тысячам квадратных километров, 25 тысяч в Крыму и 17 тысяч на Донбассе. Это имело для нас тяжелейшие последствия, прежде всего, из-за гибели нашего народа, а также очень негативно сказалось на национальной экономике. Достаточно сказать, что 30% нашей тяжелой промышленности стоит без движения уже четыре года, потому что большая часть заводов находится именно на востоке Украины.

— Каковы ваши требования?

— Мы хотели бы добиться развертывания миротворческих сил в регионе, разумеется, состоящих не из российских военных, в отличие от того, чего добивается Москва. Было бы, в самом деле, любопытно, чтобы мир устанавливали те же люди, что ведут военные действия. Далее мы бы хотели добиться соблюдения Минских соглашений, а именно: прекращения огня, выдворения с Донбасса всех военизированных группировок Москвы, вывода тяжелого вооружения и немедленного освобождения военнопленных. Только так можно начинать думать о деэскалации. В остальном, как вообще можно думать о проведении выборов, когда в среднем умирает по одному человеку в день, а на украинской территории находится еще 500 российских танков?

— Вы считаете, что войска ООН принесут безопасность и стабильность?

— Да, если они будут располагаться по всей стране. Даже вдоль 410 километров границы территорий, оказавшихся во власти сепаратистов и находящихся сегодня под контролем русских. Это граница, через которую Москва продолжает доставлять вооружение своим протеже.

— Каковы будут ваши следующие шаги?

— Мы считаем, что для разрешения этой ситуации можно действовать только политическим и дипломатическим путем. Поэтому в поисках решения мы продолжаем сотрудничать с западными демократиями, в том числе потому, что мы убеждены, что Донбасс — первый европейский фронт против агрессии Москвы. Мы решили также обратиться в Международный трибунал, чтобы заявить о военных преступлениях, совершенных в Крыму и на Донбассе.

— Какие последствия, на Ваш взгляд, ожидаются от желания пойти навстречу Москве, о котором заявило новое итальянское правительство?

— Насколько я знаю, Италия является членом НАТО и одной из стран-основательниц Европейского союза. Я считаю, таким образом, что она продолжит соблюдать свои моральные обязательства в отношении этих институтов. Деньги играют важную роль, и я убежден, что в отсутствие антироссийских санкций российский рынок был бы только счастлив возможности закупать итальянскую продукцию. Но именно благодаря этим санкциям Москва не смогла в последние несколько лет заниматься развитием новых военных технологий и более сложного вооружения. Я не хочу вмешиваться в вашу национальную политику, но демократия состоит из ценностей, которыми нельзя поступаться.

— Крым проигран навсегда?

— Нет, потому что этот регион необходим Украине: Крым — наша земля, наш народ, наш экономический потенциал. Если до аннексии Россией он был местом встречи разных народов, от русского до польского, белорусского и украинского, то сегодня он превратился в большую российскую военную базу. Немного терпения, и мы его отвоюем.

— В последние четыре года Вы когда-нибудь боялись, что российские войска могут дойти до самого Киева?

— Ни единого дня, но я всегда осознавал российскую угрозу. Даже если в Москве продолжают лицемерно говорить об «украинских братьях», каждый день они убивают наших солдат и наш народ. Поэтому мы были вынуждены увеличить наш оборонный бюджет, который сегодня составляет 5% нашего ВВП. Украина окружена 250 тысячами российских солдат, 1500 танков, 2000 батарей тяжелой артиллерии и 200 военных кораблей. Но мы не одни. И мы продолжим уверенно и достойно защищать себя.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 июня 2018 > № 2639974


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > minprom.ua, 12 июня 2018 > № 2639535

Freedom House обеспокоена беспределом активистов в Украине

В Украине участились случаи нападений ультраправых радикалов из националистических группировок на представителей меньшинств.

Об этом говорится в опубликованном обзоре "Ультраправый экстремизм как угроза украинской демократии", подготовленном международной неправительственной организацит Freedom House.

"В последние месяцы мы видим некоторую негативную динамику. С начала этого года резко возросло количество инцидентов со стороны ультраправых, связанных со срывом мероприятий, публичных акций и закрытых мероприятий. И резкое увеличение инцидентов, связанных с нападением на меньшинства", — говорится в обзоре.

В докладе упоминаются такие организации, как Волонтерское движение ОУН, Братство, C14, Карпатская Сечь, Социал-национальная ассамблея, УНА — УНСО, Традиция и порядок, Реванш, Революционные правые силы, Катехон.

В докладе упоминаются срыв лекции о Холокосте во Львове в январе 2018 г., нападение на офис Queer Home Кривбасс в Кривом Роге в феврале, нападение на участников маршей 8 мая, попытка сорвать фестиваль документального кино о правах человека Docudays в Киеве в марте, нападения на цыганские таборы в Киеве.

Напомним, в отчете "Страны в переходном периоде 2018. Противостояние нелиберализму", опубликованном Freedom House 11 апреля, отмечается. что показатели демократических процессов в Украине пошли на спад впервые с 2014 г.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > minprom.ua, 12 июня 2018 > № 2639535


Германия. Украина. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 11 июня 2018 > № 2649149

Манёвры в тылу врага.

Из воспоминаний Героя Советского Союза полковника в отставке Петра БРАЙКО, в 1940–1941 годах – командира взвода пограничных войск НКВД СССР, с 1942-го по 1944 год – командира различных подразделений партизанского соединения Сидора Ковпака, в 1944–1960 годах – на руководящих должностях во внутренних войсках НКВД (МВД) СССР.

За время существования наше партизанское соединение неоднократно совершало рейды по тылам противника по территории Сумской, Волынской, Киевской областей на Украине, Курской, Орловской и Брянской – в России, Гомельской и Пинской – в Белоруссии.

Карпатский – крупнейших из них, самый сложный и опасный, начался в июне 1943 года. За 100 дней удалось преодолеть более 2000 километров по немецким тылам. Партизанам ставилось несколько задач: максимально нарушить работу коммуникаций противника, уничтожить захваченные им нефтяные промыслы в районе Борислава и Дрогобыча, дать бой фашистским прислужникам на оккупированной территории. Эта операция потом вошла в методические пособия и наставления по ведению партизанской войны.

Но этого мы даже представить не могли, когда отправлялись с севера Житомирщины, почти с границы между советскими Белоруссией и Украиной. Двигались ночью по малоизвестным дорогам, днём останавливались на отдых. Чтобы не выдать себя раньше времени, немецкие гарнизоны обходили без боя. Благополучно прошли Житомирскую область. В Ровенской столкнулись с вооружёнными отрядами украинских националистов.

Мы готовились форсировать очередную речку и увидели на противоположном берегу вооружённых людей, которые заняли позиции в каменоломнях. Как выяснится позже – сотни две с винтовками, да и то не у всех. Это было одно из подразделений Украинской повстанческой армии (УПА), которую создала Организация украинских националистов (ОУН) с неофициального согласия оккупационных властей.

Я сам видел соответствующие документы. Их обнаружили в штабе крупного подразделения УПА, которое располагалось в одном из сёл. В бумагах описывалось сотрудничество националистов с гестапо и немецкими властями, разработанные планы совместных операций. Там указывали конкретных людей и районы действий.

Армию формировали за счёт местных жителей. Конечно, были и обиженные советской властью, но большинство – обманутые националистической пропагандой или просто запуганные. Возглавляли армию члены ОУН, многие из которых к тому времени уже успели послужить у фашистов и принять участие в карательных операциях на оккупированных территориях.

Хотя «повстанцы» и приготовились обороняться, они, не зная, с кем столкнулись, явно нас боялись. Поэтому и согласились на переговоры. Правда, при этом вели себя крайне нагло и сразу потребовали сообщить, кто мы такие, куда идём. Мол, только после этого пропустят.

Естественно, остановить нас им бы и не удалось. Соединение Ковпака насчитывало более 1500 бойцов, большинство с автоматическим оружием. Была своя артиллерия: две 76- и пять 45-миллимитровых противотанковых пушек, несколько миномётов различного калибра. А ещё огромное количество боеприпасов и взрывчатки. Такой силой мы бы просто их смели, но, возможно, и привлекли бы нежелательное внимание немцев.

Пошли на хитрость. Пока командование договаривалось, я приказал роте своих ребят скрытно переправиться немного в стороне на лодках на другой берег и зайти в тыл националистам. Минут через тридцать наши парни в районе каменоломен сделали буквально три-четыре очереди, и противостоявшее нам войско подняло руки и сдалось.

Как командир одного из батальонов, присутствовал на допросе пленных. Обычные местные крестьяне, которых главари националистического движения с помощью очень серьёзной пропаганды поставили под ружьё и попытались натравить на партизан, которые больше чем наполовину состояли из таких же украинцев. Сидор Ковпак по горячности хотел их тут же расстрелять. Но его заместитель – комиссар соединения Семён Руднев был категорически против.

Надо отметить, что Сидор Артемьевич согласился. Руднев обладал даром политика, умел отстаивать свою точку зрения. Поэтому трудно было в чём-то ему возражать.

Националисты не только беспрепятственно нас пропустили, но и, насколько знаю, сложили оружие и разошлись по домам.

По территории Тернопольской области мы продвигались к предгорьям Карпат. Мой батальон расположился на днёвку в небольшом лесочке. Почти рассвело. Смотрю, а сюда же с севера заходит колонна каких-то людей. Направил им навстречу отделение разведчиков. Они рассредоточились и встретили колонну огнём из автоматов. Стреляли специально выше голов. Нескольких очередей оказалось достаточно, чтобы неизвестные сложили оружие и сдались. Это снова оказались украинские националисты под командованием известного главаря в чине «полковника» (воинские звания они присваивали себе сами).

Серьёзную «птицу» сразу отправил под конвоем разведчиков в штаб соединения. Семён Руднев допрашивал пленного весь день. «Полковник» оказался довольно сговорчивым, да иного выхода у него и не оставалось, иначе к стенке могли поставить. Он обещал, что подчинённые ему отряды не станут нам мешать. Так он выторговал себе жизнь. Надо отдать должное, слово сдержал: более 200 километров пути – от райцентра Вышневец (севернее Тернополя) до городка Яремче (сейчас – Ивано-Франковской, тогда – Станиславской области) с националистами не сталкивались. Это была очередная политическая победа Руднева.

Не мешали они и выполнить важнейшее задание советского военного командования – парализовать работу станции Тернополь. Через неё проходит железнодорожная ветка Львов–Винница–Киев, а оттуда рукой подать до Курской дуги. По дороге немцы гнали в район будущей битвы новейшие танки – «тигры» и «пантеры». Были дни, когда на восток проходило до полусотни эшелонов, в западном направлении движение поездов почти прекратилось. При этом фашисты практически не охраняли коммуникации, в отличие от соседней Белоруссии, где партизаны уже несколько месяцев успешно вели «рельсовую» войну.

На западе же Украины советских партизан практически не было. Здесь представители Организации украинских националистов активно работали с местным населением. С весны 1943 года руководство ОУН совместно с немецким командованием полным ходом занималось формированием и комплектованием стрелковой дивизии СС «Галиция» («Галичина»). Кандидатами в неё записались десятки тысяч жителей Львова и области, одурманенных националистической пропагандой.

Конечно, в местных лесах скрывались вооружённые группы УПА. Но их формировали по инициативе лидеров всё той же ОУН. Поэтому «повстанцы» находились под неофициальным контролем фашистов и даже не помышляли как-либо вредить своим хозяевам.

Среди местного сельского населения было много недовольных немецкой оккупацией. Готовые сопротивляться, некоторые из этих людей уходили в леса. Для их объединения и организации партизанского движения советское военное командование периодически направляло на запад Украины небольшие диверсионные группы. Например, таким образом был сформирован отряд «Победители» под командованием полковника Дмитрия Медведева (впоследствии – Героя Советского Союза – Прим. ред.). Он успешно сражался с фашистами и националистами на территории Ровенской и Львовской областей, в его составе воевал знаменитый разведчик Николай Кузнецов.

Знали о недовольных и националисты. Поэтому, чтобы не создавать хлопот оккупантам, они формировали подразделения УПА, в которые различными способами заманивали местное население. Одним обещали участие в сопротивлении немцам, других одурманивали пропагандой о борьбе за независимость Украины, а большинство попросту запугивали расправой с ними самими или их семьями.

Так что оккупанты чувствовали себя здесь довольно комфортно и позволяли некоторые послабления в системе охраны коммуникаций. На вторые сутки после начала Курской битвы – в ночь на 7 июля мы взорвали два железнодорожных моста. Несколько десятков эшелонов с военными грузами были остановлены на несколько недель.

Фашисты быстро поняли, что в Карпаты зашли большие силы партизан. Они в срочном порядке перебросили с фронта в полном составе 8-ю кавалерийскую дивизию СС «Флориан Гайер» – с задачей уничтожить «советскую банду» в местах её возможного появления.Пока немцы выясняли, кто отважился на такое, мы уже приближались к Карпатам, где не встретили ни одного бандеровца. Там продолжили операцию – начали уничтожать нефтяные разработки.

В начале августа немцам удалось окружить нас. Чтобы спастись, пришлось применить «звёздный манёвр», так его назвал ещё Денис Давыдов. В ночь на 9 августа соединение разделили на шесть отрядов, которые без единого выстрела вышли из кольца в разных направлениях. На следующий день немцы начали прочёсывать лес, но он уже опустел.

На дороге по пути выхода нашей группы расположилась немецкая автомобильная колонна. Конечно, в темноте мы могли их атаковать. Используя фактор неожиданности, наверняка бы прорвались, но и наши потери оказались бы серьёзными. Тем более пришлось бы ещё и отрываться от преследования. Требовался другой план. Поэтому направил очень толкового разведчика Сашу Берсенёва разузнать, чем занят противник.

Вскоре он доложил, что расстояние между машинами три-четыре шага, почти все немцы спят, а вдоль техники ходят только несколько патрульных. Тогда отправились на разведку вместе. По пути определили, за какое время можно добежать от лесочка до дороги. Потом полежали в кювете и засекли, что около 20 минут патрульные идут от головы до хвоста колонны. Этого хватало бойцам нашего взвода, чтобы незамеченными перебежать через дорогу между машинами. За несколько заходов группа и выскользнула из ловушки.

Каждый отряд соединения следовал в северном направлении по отдельному маршруту по общему фронту 150 километров. Например, нашей группе удалось довольно быстро оторваться от немцев и потом уклоняться от открытых столкновений с ними.

Очень помогали местные жители, насколько возможно в условиях оккупации. Делились последним куском хлеба и последним стаканом молока. Немцы об этом знали, поэтому буквально за пару дней угнали у крестьян практически весь скот. Пришлось нам несколько суток питаться ягодами, грибами и вообще всем съестным, что находили в лесу. Было тяжело, однако все выжили.

Когда спустились в предгорья – напомнили о себе подразделения УПА. Зная, что мы разделились, они пытались нападать на нас во время днёвок либо ночью на марше. Выглядело это примерно так: «повстанцы» успевали сделать несколько выстрелов из винтовок по нам, но после первых ответных очередей ретировались. В тех стычках мы не потеряли ни одного бойца. Зато противника «пощипали».

Через день после очередного ночного нападения наши ребята задержали нескольких вооружённых националистов-курьеров. У каждого при себе была записочка – свёрнутый листочек папиросной бумаги приблизительно в пару пальцев шириной, а на ней текст: «В районе появилась партизанка Ковпака. В бой не вступать. Оружие спрятать» (текст и орфография документа сохранены – Прим. ред.). Они признались, что вчера обстрелявшая нас группа потеряла пять человек убитыми, а в записках – приказ командования УПА этого района подчинённым подразделениям.

Остановить нас или даже более-менее серьёзно нам противостоять националисты не рисковали. Но с особым остервенением отыгрывались на своих же земляках. Жители местных деревень, как и в горных районах, очень нас поддерживали, бывало, даже встречали с хлебом и солью. Кормили, поили и помогали чем могли. Иногда продукты мы покупали – у нас были немецкие марки. Поэтому на нас обид никаких не было.

Однажды ночью мы проходили мимо села, и наши разведчики постучались в крайнюю хату, чтобы уточнить дорогу. Хозяин вышел, ответил на вопросы – минутный разговор. Позже узнали, что утром в село зашла сотня службы безопасности УПА. Эти головорезы не считались ни с кем и ни с чем. Им разрешалось при малейшем подозрении, растерзать даже любого участника повстанческой армии. Они безжалостно убили хозяина того дома и всю его семью, сожгли все постройки...

Карпатский рейд завершился в октябре 1943 года. По разным оценкам, нами было уничтожено от 13 до 17 фашистских гарнизонов, пущено под откос 19 эшелонов, взорвано 10 нефтяных вышек, 13 нефтехранилищ с 2290 тоннами нефти, три нефтеперегонных завода, один нефтепровод. Уничтожено от трёх до пяти тысяч немецких солдат и офицеров.

От редакции. Когда шла работа над этим номером, стало известно, что Пётр Евсеевич Брайко ушёл из жизни. Выражаем соболезнования его родным и близким.

Германия. Украина. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 11 июня 2018 > № 2649149


Украина. Франция > Армия, полиция > interfax.com.ua, 11 июня 2018 > № 2642194

Государственный концерн "Укроборонпром" представляет перспективные оборонные разработки на 26-й международной выставке технологий в сфере безопасности и обороны Eurosatory-2018, которая проходит 11-15 июня в Париже (Франция).

Согласно сообщению пресс-службы госконцерна, предприятия украинского ОПК презентуют посетителям украинской экспозиции, в том числе, новые противотанковые ракетные комплексы (ПТРК), бронетехнику, высокоточную артиллерию, беспилотные летательные аппараты (БПЛА). В частности, потенциальные европейские заказчики смогут ознакомиться с легким переносным ПТРК "Корсар" разработки "ГККБ "Луч", высокоточным управляемым артиллерийским снарядом "Квитник-К" разработки ГП "НПК "Прогресс ", БПЛА "Spectator".

Как отмечается в сообщении, в рамках выставки запланированы переговоры об организации ВТС Украины с ведущими иностранными производителями комплектующих к военной технике и вооружению. В первую очередь, речь идет о налаживании поставок комплектующих для систем прицеливания, наведения, разведки и наблюдения, уточняют в госконцерне.

По данным организаторов, в работе Eurosatory-2018 участвуют оборонные компании из 57 стран. Ожидается участие свыше 200 официальных делегаций, а также около 60 тыс. посетителей.

Eurosatory - одна из крупнейших международных выставок в области технологий, безопасности и обороны. Проходит с 1967 года под патронажем Минобороны Франции.

Украина. Франция > Армия, полиция > interfax.com.ua, 11 июня 2018 > № 2642194


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 июня 2018 > № 2639928

Линии фронта

Нам пора взрослеть и осознать, что, скорее всего, наше поколение не будет жить в абсолютной безопасности

Мустафа Найем, Новое время страны, Украина

Мы слишком долго пытались себя обмануть. Начиная с 2014 года делали вид, что война где–то далеко, на фронте. Но реальность методично доказывала обратное — убийствами на наших улицах, угрозами и терактами в наших домах. Между тем система безопасности, созданная в последние годы, очевидно, не отвечает всем вызовам военного времени. У нас появилась дееспособная армия. Но если вы спросите рядового гражданина в Киеве, Харькове или во Львове, изменилась ли как–то его жизнь в разрезе безопасности, он ответит, что в целом нет — все движется, как прежде, будто войны не существует.

Пришло время взглянуть на это трезво, перестать бояться и начать предпринимать взрослые шаги. Мы должны осознать: скорее всего, наше поколение будет ощущать холодное дыхание войны еще долго, и нужно быть готовыми ко всем ее проявлениям.

Нам стоит научить страну защищать себя, население — оказывать первую помощь и не относиться легкомысленно к вопросам личной безопасности. Возможно, и я пишу это впервые, нам нужно пересмотреть свои взгляды на ношение оружия, ужесточив разрешительную систему. И самое важное — принять, что северный сосед и дальше продолжит экспортировать насилие и страх.

Как остановить дьявольский экспорт?

В быту я разговариваю на русском языке, у меня множество друзей-россиян. Но есть объективная реальность: эта страна представляет опасность, как и то, что с ней связано. Хотим мы это признавать или нет. Поэтому нам придется ужесточать систему проверки медиа, граждан, я уже не говорю о международных соглашениях и безвизовом режиме. Все это нужно внедрять, относиться спокойно и без нервов. И понимать: да, возможно, однажды наступит день, когда наши дети все отменят, и мы снова будем ходить по мирным улицам. Но сейчас это уже не мирная жизнь.

Любой, кто ездил на фронт, возвращаясь оттуда, отмечает смысловой разрыв. Там — смерть и боевые действия, а спустя три часа на Интерсити — мирная жизнь. От нас до Краматорска — 7 часов езды, оттуда — до Авдеевки еще два часа: там уже убивают. Добраться оттуда сюда — без проблем. С оружием.

Линия фронта проходит там, где есть смерть, и людям угрожает какая–либо опасность, связанная с другим государством. Если у нас происходят диверсии на западе страны, цель которых — портить наши отношения с партнерами, то линия фронта — там. Если угрожают журналистам в Киеве, значит, линия фронта здесь. И если это линия фронта, то и относиться к ней нужно соответственно.

В 2014 году у нас шли мурашки по коже при виде наших первых танков, нашей армейской униформы и артиллерии. Мы испытали шок от одной мысли, что у нас есть армия, способная участвовать в реальных боевых действиях. Сегодня этого уже мало. Нам нужен другой уровень правоохранительной системы, способной обеспечивать нашу безопасность на улицах мирных городов.

Террор вошел в нашу жизнь вместе с войной, из страны, где теракты и расстрелы журналистов и политиков были нормой задолго до того, как они пришли в наш Крым и наш Донбасс. И как бы неприятно это ни выглядело, нам необходимо ужесточать пограничный контроль, думать об усилении проверки документов, мобильной техники и т. п.

Главная задача этого террора — сеять панику, страх, ощущение безысходности и хаоса. Поэтому любые новые меры безопасности следует терпеливо и доходчиво доносить людям через лидеров мнений и сообщества. Это должен быть естественный, понятный и логичный процесс, поскольку есть риск, что с нынешним уровнем доверия к правоохранительной системе люди предсказуемо будут склонны воспринимать такие процессы как строительство полицейского государства. Этими делами должна заниматься отдельная служба.

Без поддержки и понимания граждан создать новую систему безопасности невозможно. Но и понятной и четкой коммуникации недостаточно. Из системы безопасности должна быть вырезана злокачественная опухоль департаментов, расследующих экономические преступления. Это — сердце коррупции и главный источник дискредитации СБУ, Генпрокуратуры и Национальной полиции. Наше поколение должно ликвидировать «экономику» из правоохранительных органов.

У людей должна быть уверенность, что новые меры безопасности не будут направлены на крышевание еще одной схемы закупок в Укроборонпроме, импорта сжиженного газа, тарифообразования в энергетике или банально, чтобы скрыть декларацию очередного самодура в СБУ. В конце концов полномочия даны этим людям, чтобы мы не боялись жить, а не жили в страхе перед ксивами.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 июня 2018 > № 2639928


США. Украина > Армия, полиция > ria.ru, 9 июня 2018 > № 2641620

США перебросили на Украину четыре самолета КС-135 Stratotanker для заправки стратегических бомбардировщиков, сообщает Obozrevatel.

Заправщики перебросили во Львов с авиабаз RAF Mildenhall (Великобритания), McConnell AFB (Канзас, США), Beale Air Force Base (Калифорния, США) и базы Национальной гвардии США в Иллинойсе. Вместе с ними прибыли приблизительно 150 человек — члены экипажа и персонал.

Как отмечает пресс-служба Воздушных сил США в Европе и Африке, их цель — повышение безопасности союзников США в Восточной Европе и уровня военного взаимодействия между членами НАТО и партнерами альянса.

Военное сотрудничество США и Украина активизировали после госпереворота в 2014 году. С началом силовой операции в Донбассе американцы регулярно оказывают военную помощь ВСУ на сотни миллионов долларов: украинские военные и спецслужбы получили не только бронеавтомобили Humvee, беспилотники, радиолокационные системы, обмундирование и экипировку, но и летальное оружие. Так, Вашингтон одобрил поставки тяжелых снайперских винтовок Barrett M107A1 и противотанковых комплексов Javelin, хотя и запретил применять их на юго-востоке страны.

В мае сообщалось, что только в этом году Украина получила от США, Литвы, Великобритании и Канады летального оружия и других военных средств более чем на 40 миллионов долларов.

США. Украина > Армия, полиция > ria.ru, 9 июня 2018 > № 2641620


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 июня 2018 > № 2639911

Война на Донбассе: почему Украине нужно быть в повышенной готовности

Алексей Арестович, Апостроф, Украина

Министр внутренних дел Арсен Аваков заявил о «надеждах и шансах» на то, что в «ближайшее время» Москва под влиянием международного давления может уступить, и Украина сможет вернуть оккупированные территории Донбасса. И такое возвращение Украина может осуществить без применения военных — с помощью полицейской операции, при этом численностью лишь в 2 тысяч человек. О том, насколько стоит верить в такой прогноз и почему Украине нужно быть в состоянии повышенной готовности на время чемпионата мира по футболу, «Апострофу» рассказал военный эксперт и блогер Алексей Арестович.

— Понятия не имею, о чем говорит Арсен Аваков. Может быть, у него есть какая-то информация. Никакие внутренние и внешние факторы не говорят мне о том, что ситуация, в которой Путин под международным давлением отдаст Донбасс, в принципе возможна. Даже не в ближайшем времени, а вообще — хоть в каком-либо.

Не могу себе представить и проведение такой полицейской операции на Донбассе. В последний раз, когда снимали Игоря Плотницкого в так называемой ЛНР и там был «переворот», внутренние беспорядки, сразу зашло шесть российских батальонных тактических групп, которые стали на линию разграничения. Мы уже имеем проверочную реакцию Кремля на возможные попытки украинской армии в отношении освобождения Донбасса. В таком масштабе полугодичные события — еще свежие.

Получается, есть признак того, что при малейшем намеке на освобождение Россия немедленно введет свои войска и будет «нормальная» война: регулярная армия на регулярную армию. Мы, конечно, кого-то там побьем и даже продвинемся вперед, но большой ценой, и точно об освобождении Донбасса не будет идти речи.

А вот чтобы полицейские силы без ВСУ… Ну, я не знаю. Может, Господь Бог шепнул Авакову что-то такое, чего мы с вами не знаем. Это нереально с любой точки зрения. Даже если завтра россияне по какой-то причине выведут свои войска с Донбасса, все равно одна полиция не справится. Когда Аваков говорит о 2 тысячах человек, я вообще не понимаю, что имеется в виду. Как минимум эту миссию нужно будет прикрывать вдоль государственной границы Вооруженными силами Украины. Потому что сегодня россияне вышли [с Донбасса], а завтра захотят зайти. Нужно устанавливать гарнизоны украинских Вооруженных сил, чтобы ситуация не повторилась. В общем, это очень странное заявление.

Что касается вероятных действий Кремля в связи с чемпионатом мира по футболу, то мы помним, что недавние две войны — грузинскую и захват Крыма — Путин прикрывал как раз спортивными соревнованиями международного масштаба, двумя Олимпиадами. Нам стоит находиться в состоянии повышенной готовности на период чемпионата мира. И [глава СБУ Василий] Грицак заявил в Берлине, что возможны провокации на российской территории, в которых обвинят украинцев и которые создадут прецеденты для вторжения, обострения или какого-то удара возмездия.

Все время существования путинского режима показывает, что периоды проведения спортивных соревнований являются крайне проблематичными и требуют повышенного внимания. Сложно сказать, как себя поведет Путин, потому что решения принимаются в одной голове, и еще никто не научился туда заглядывать. Но можно говорить об определенных тенденциях и даже вероятностях. Точно можно сказать, что у России нет ни одного повода снижать интенсивность боевых действий на Донбассе.

Есть ли у нее поводы обострять ее — это большой вопрос, дискуссионный. Но точно не снижать. Они будут «греть» процесс: им нужна вялотекущая война. Потому что разогретый военный процесс означает разогретый политический процесс — чтобы были переговорные позиции, было о чем торговаться, чтобы с ними все время переговаривались. У них для этого, по сути, один инструмент — активная война на Донбассе. Ну и еще сирийская война…

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 июня 2018 > № 2639911


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 июня 2018 > № 2639909

Битва за море. Чем Украина может ответить на атаку России в Азовском море

Еще одним фронтом российско-украинской войны с марта является Азовское море, где в последнее время развернулась настоящая холодная война, которая в любой момент рискует перерасти в открытый вооруженный конфликт.

Михаил Жирохов, Деловая столица, Украина

Противостояние в Азовском море, которое по договору между Российской Федерацией и Украиной от 2004 г. является «внутренними водами Украины и РФ», продолжается очень давно — по крайней мере, начиная как минимум с инцидента за остров Тузла. Периодически пограничники обменивались крайне агрессивными актами. Так, например, 17 июля 2013 г. катер береговой охраны пограничной службы России намеренно протаранил баркас с украинскими рыбаками. Рыболовецкое судно перевернулось, в результате чего погибли четыре украинца, одного удалось спасти.

Однако после аннексии Крыма в 2014 г. эта проблема серьезно обострилась. Россияне по непонятной причине решили, что они могут претендовать на исключительную экономическую зону, и поэтому суда с российскими флагами стали массово нарушать границу. До поры до времени все заканчивалось относительно мирно — такие суда просто вытеснялись нашими пограничниками.

«Нашла коса на камень» 25 марта, когда около Обиточной косы в Азовском море катер морской охраны задержал сейнер «Норд» под российским флагом. Однако при проверке документов оказалась, что посудина принадлежит Керченскому рыбпромхозу из оккупированного Крыма. Если бы корабль был приписан к тому же Таганрогу, никакого скандала не было, а тут… В общем, «Норд» отконвоировали в Бердянск, где суд арестовал судно. Как и 11 членов экипажа, у которых то ли были, то ли не были украинские паспорта. Двоих крымских моряков россиянам удалось вытянуть, выдав им фальшивые документы, по которым они улетели в Белоруссию.

В ответ россияне подняли дипломатический скандал и решили, что этот случай может быть хорошим поводом для того, чтобы «отжать» Азовское море и нанести максимальный урон экономике Украины.

Однако тут им пришлось оглядываться на международное морское право, которое является одним из самых старых и самых уважаемых в мире. Задерживать украинские суда по праву сильного было нельзя, так как в ответ россиянам могли перекрыть все проливы, оставив только Керченский. Поэтому был выбран путь относительно легальный. Практически все суда под любым флагом, которые следовали в порты Бердянск и Мариуполь, стали без разбору задерживаться якобы для осмотра.

Так, по сообщению начальника службы по связям с общественностью ГП «Мариупольский морской торговый порт» Айны Чагир, «с 2 по 4 июня порт простоял без грузопереработки, поскольку флот, следующий к нам под погрузку и выгрузку, был задержан для досмотра в Керчь-Еникальском канале. В частности, теплоход «Селекта», направлявшийся в порт Мариуполь под погрузку слябов, простоял в ожидании досмотра и прохода канала 38 часов, плюс дополнительно в Азовском море его еще на три часа останавливали для досмотра. Простой теплохода «Саузен Бриз», который мы ожидали под погрузку глиной, составил 29 часов, а судна «Саадет С» (под выгрузку угля и погрузку слябов) — 12 часов, теплоход «Тейлвинд», направляющийся в Мариупольский порт под погрузку слябов, — 13 часов». Это приводит к серьезным потерям, так, простой всего лишь часа для судовладельца обходится в 5 — 15 тысяч долларов.

И эта практика продолжается и поныне — так, в ночь на 6 июня на маршруте из Бердянска в Алиага (Турция) российскими пограничниками на три часа был задержан турецкий сухогруз EREN C.

Однако и этого им показалось мало. В конце мая РФ демонстративно якобы для проведения учений со стрельбами закрыло судоходный район Азовского моря южнее Бердянска. Естественно, никаких учений не проводилось, а весь судопоток снова должен был менять маршруты, тратя драгоценное топливо и таким образом увеличивая расходы.

Фактически все эти действия укладываются в картинку запугивания судовладельцев с целью их отказа от работы с портами Бердянск и Мариуполь.

Кроме того, началось откровенное военно-психологическое давление на Украину. 28 мая из состава Каспийской флотилии в Керчь своим ходом прибыли два бронекатера проекта 1204 (шифр «Шмель») и один катер проекта 1400М (шифр «Гриф»). И если «Гриф» является достаточно стандартным пограничным катером, то бронекатера проекта «Шмель» вооружены 76-мм артиллерийской установкой и предназначены не только для дозорной службы на реках и озерах, но и для уничтожения речных судов и боевых катеров противника, содействия сухопутным войскам артиллерийско-пулеметным огнем, перевозки личного состава с вооружением при переправах и действиях в бассейнах рек, а также для действий в прибрежных мелководных районах морей.

Таким образом, и так немаленькая флотилия береговой охраны России (на сентябрь 2017 г. это 16 пограничных сторожевых кораблей и 37 пограничных сторожевых катеров) получила довольно серьезное усиление.

Стоит сказать, что постоянно идет и психологическая накачка — близкие к официальным кругам российские пропагандистские СМИ (в том числе, например, телеканал МО РФ «Звезда») выдают в эфир разнообразные планы возможной войны на Азовском море. Один из вполне реализуемых — комбинированный удар российско-оккупационных сил от Новоазовска и высадка десанта российской морской пехоты в районе Бердянска. В итоге, как им видится, Украина потеряет выход и к Азовскому морю, а ДНР получит в свое распоряжение два порта. Подключился к кампании и российская марионетка Захарченко, который в открытую угрожает потопить украинский флот в Азовском море «морскими чебурашками», намекая на некие самодельные реактивные системы залпового огня по типу тех, которые были продемонстрированы 9 мая на параде в Донецке.

Нельзя говорить, что Украина не предпринимает никаких усилий по парированию такой угрозы, однако на сегодня мы можем отвечать только ассиметрично. Так, в официальном порядке военные перекрыли часть Азовского моря «для проведения стрельб» сразу на три месяца. Ближе к театру возможных боевых действий переброшена и немногочисленная штурмовая авиация — многие из пользователей «Ютюба» оценили пролет украинского Су-25 над кромкой берега над Кирилловкой. Предприняты также серьезные меры по усилению артиллерийского компонента частей Корпуса морской пехоты.

Но в реальности на море нам противопоставить нечего — имеющийся «москитный флот» из «Гюрз» базируется в Одессе и заточен под борьбу с россиянами за Одесское газовое месторождение, захваченное весной 2014 г. Все, что у нас есть на Азовском море, — это около десятка сторожевых катеров, большая часть которых была выведена из Крыма усилиями экипажей, которые остались верны присяге. Естественно, что в открытом бою против достаточно современных российских судов они мало что смогут сделать. Ими реально организовать разве что конвоирование гражданских судов, однако и тут есть серьезные проблемы — россияне не дают повода для этого. Все-таки задержание и просто формальная проверка документов, которая растягивается на несколько часов, — это совсем разные вещи.

Таким образом, можно говорить, что в сложившихся условиях наши военные делают все, что только возможно. Однако надо признать, что в случае начала полномасштабной войны на море мы мало что сможем сделать тем нарядом сил, который есть на сегодня.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 июня 2018 > № 2639909


Германия. Украина > Армия, полиция > regnum.ru, 9 июня 2018 > № 2639319

На танковых соревнованиях в Европе Украина заняла последнее место

Соревнования прошли на базе учебного центра Командования 7-ой армии США

Украинский танк Т-84 «Оплот» занял последнее, восьмое, место на соревнованиях «Strong Europe Tank Challenge», которые завершились в Германии, 9 июня сообщила пресс-служба минобороны Украины.

Победу одержали танкисты из Германии на «Leopard А2», на втором месте — шведский экипаж на «Stridsvagn 122», а бронзу завоевали австрийцы на танке «Leopard 2А4». Отдельный приз за снайперскую стрельбу получили военнослужащие США выступавшие на «M1A2 Abrams».

Напомним, что в первый день соревнований у украинского танка отказала система управления огнем.

«Присутствующие тут представители завода-производителя решают как вышло что из танков на огневом рубеже получились трактора», — так описал конфуз член украинской делегации Алексей Бобовников на своей странице Facebook.

«Лажа есть лажа и она случилась», — отметил он.

Германия. Украина > Армия, полиция > regnum.ru, 9 июня 2018 > № 2639319


Сирия. Украина. США. Весь мир. РФ > Армия, полиция > redstar.ru, 8 июня 2018 > № 2643883

Движение – в правильном направлении

Новые системы российских вооружений сохранят в мире стратегический паритет.

Среди обилия вопросов, поступивших на вчерашнюю «Прямую линию с Владимиром Путиным», разумеется, преобладали социальные, связанные с качеством жизни, демографией, здравоохранением. Президент ответил на них откровенно, с полным пониманием проблем, волнующих большинство россиян. И всё же в силу специфики нашего издания из выступления главы государства мы хотим выделить военную и военно-политическую составляющие.

Благородная миссия в Сирии

Во-первых, применение наших Вооружённых Сил в боевых условиях – это уникальный опыт и уникальный инструмент их совершенствования. Никакие учения не идут в сравнение с применением армии в боевых условиях. Это бесценный опыт: и применение Вооружённых Сил, и использование новейших систем вооружения.

Хочу сразу же оговориться. Когда говорю о новейших системах вооружения, это не полигон. Сирия – это не полигон для испытания российского оружия, но всё-таки мы его там применяем, это новое оружие.

Это привело к совершенствованию современных ударных, в том числе ракетных, систем. Одно дело – иметь их формально, а другое – смотреть, как они работают в боевых обстоятельствах.

Ведь я уже говорил и хочу повторить: когда мы начали использовать это современное, в том числе ракетное, оружие, в Сирийскую Арабскую Республику выехали целые бригады с наших предприятий оборонно-промышленного комплекса, которые на месте доводили это вооружение (чрезвычайно важно для нас!), чтобы понять, на что мы можем рассчитывать, применяя его в боевых условиях.

Второе – наши военачальники. Мы провели через Сирию и через участие в этих боевых действиях значительное количество офицеров и генералов. Начали понимать, что такое современный вооружённый конфликт, насколько важна связь, разведка, взаимодействие между разнородными частями и соединениями, как важно обеспечить эффективную работу космической группировки, авиации, наземных сил, в том числе Сил спецопераций. Это позволило нам сделать ещё один очень серьёзный шаг в совершенствовании наших Вооружённых Сил.

Да, мы знаем, что применение Вооружённых Сил в боевых условиях связано с потерями. Мы никогда не забудем об этих потерях и никогда не оставим в беде семьи наших товарищей, которые к нам не вернулись с сирийской земли.

Но это была важная, благородная миссия, направленная на защиту интересов Российской Федерации и наших граждан. Напомню, что тысячи боевиков, выходцев из Российской Федерации, стран Средней Азии, с которыми у нас нет контролируемых границ, скопились на территории Сирии. Лучше было «работать» с ними и уничтожать их там, чем принимать их здесь с оружием в руках.

Наша боевая работа способствовала стабилизации ситуации в самой Сирии. Сегодня сирийская армия и сирийское правительство контролируют территории, на которых проживают свыше 90 процентов населения этой страны.

Крупномасштабные боевые действия, особенно с применением российских Вооружённых Сил, прекратились, в них даже нет никакой необходимости. На повестке дня – урегулирование мирными средствами, над чем мы тоже работаем.

Применение Вооружённых Сил в боевых условиях – это уникальный опыт и уникальный инструмент их совершенствования

Что касается пребывания там наших военных. Это не просто воинский контингент, это два пункта базирования, один – в морском порту Тартус, второй – авиационный, на Хмеймиме, он там находится в соответствии с договором с сирийским правительством на полных основаниях, предусмотренных международным правом.

Наши военные находятся там для того, чтобы обеспечить интересы России в этом жизненно важном регионе мира, очень близком от нас, и они будут там находиться до тех пор, пока это выгодно России и во исполнение наших международных обязательств.

Мы пока не планируем вывода этих подразделений, но обращаю внимание на то, что я не назвал эти пункты базирования по-другому, не назвал их базами. Мы там не строим долгосрочных сооружений и при необходимости достаточно быстро, без всяких материальных потерь, можем вывести всех наших военнослужащих.

Но пока они там нужны, они решают важные задачи, в том числе для обеспечения безопасности России в этом регионе, для обес­печения наших интересов в экономической сфере.

Потерпите, скоро скажем…

Ещё в 2004 году я говорил о том, что мы начали разработку новых систем вооружения в качестве нашего ответного шага на односторонний выход Соединённых Штатов из Договора по противоракетной обороне.

И я тогда сказал о системе, которую сейчас мы назвали «Авангард». Это ракетная система межконтинентальной дальности, не баллистическая, которая идёт по настильной траектории и меняет курс по направлению и по высоте.

Это абсолютное оружие, если говорить о сегодняшнем дне. Свыше 20 махов, 20 скоростей звука, я не думаю, что такое оружие в ближайшие годы появится у какой-то другой страны, хотя, конечно, когда-нибудь появится, и, как я уже говорил, нас это не беспокоит, потому что оно у нас уже есть.

Теперь по поводу того, что есть, чего нет. Гиперзвуковая система воздушного базирования «Кинжал» – это гиперзвуковая ракета, которая летит со скоростью 10 махов, она уже стоит на вооружении нашей армии в Южном военном округе. Если кто-то усомнился в этом, то пускай посмотрит, мы специально продемонстрировали пуски этой ракеты. Эта первое.

Второе. Лазерный боевой комплекс – он тоже стоит на вооружении.

Далее, я уже говорил и хочу повторить, что система «Авангард» находится уже в промышленном производстве, в серию пошла, и в 2019 году мы планируем её поставить в Вооружённые Силы.

В 2020 году мы планируем поставить в Вооружённые Силы самый мощный ракетный комплекс стратегического назначения «Сармат»

В 2020 году мы планируем поставить в Вооружённые Силы наш самый мощный ракетный комплекс стратегического назначения, это новая баллистическая ракета, сверхмощная – «Сармат». У нас есть разработки, о которых я упоминал.

Это два изделия с ядерным двигателем, с ядерной двигательной установкой, с малой двигательной установкой, это ракета глобальной дальности и подводный беспилотный аппарат. И в том, и в другом случае мы завершили главный этап разработки, а именно всё, что связано с испытаниями этой ядерной двигательной установки.

Там нужно ещё некоторые вещи сделать в плановом режиме. Работа идёт именно по плану, в рамках запланированных процедур. У меня никаких сомнений нет насчёт того, что они в запланированные сроки будут поставлены на вооружение Российской армии.

А те, кто сомневается в этом, сомневались и в 2004 году в отношении «Авангарда». Я уже сказал, он в серию пошёл. Но и это ещё не всё, что мы планируем изготовить и поставить на вооружение. Как я и отмечал в Послании, пока об этом рано говорить, но мы скоро об этом скажем…

Будет ли третья мировая?

Можно вспомнить Эйнштейна. Он сказал: я не знаю, какими средствами будет вестись третья мировая война, но четвёртая будет вестись с помощью камней и палок. Вот понимание того, что третья мировая война может оказаться концом сегодняшней цивилизации. Вот это понимание должно сдерживать нас от крайних и чрезвычайно опасных для современной цивилизации действий на международной арене.

Кстати говоря, то, что после Второй мировой войны мы живём в условиях относительного глобального мира, – региональные войны постоянно вспыхивают то там, то здесь, достаточно вспомнить войну во Вьетнаме, или конфликт на Корейском полуострове, или вот сейчас на Ближнем Востоке постоянно происходят: то Ирак, то Ливия, то другие конфликты, – но глобальных не было конфликтов. Почему? Потому что в мире между ведущими военными державами был установлен стратегический паритет. И как бы вот то, что я сейчас скажу, неприятно ни звучало, но это правда: страх взаимного уничтожения сдерживал всегда участников международного общения и ведущие военные державы от резких движений и заставлял уважать друг друга.

Вот выход Соединённых Штатов из Договора по противоракетной обороне – это попытка сломать этот стратегический паритет. Но мы на него отвечаем. В своём Послании я уже об этом говорил, современные системы наших вооружений, которые разработаны и будут ставиться уже на вооружение, они этот паритет, безусловно, сохранят.

Надо понимать это, думать об этом и найти современные, отвечающие реалиям сегодняшнего дня формы нашего взаимодействия. Пора уже сесть за стол переговоров и не только подумать, но выработать современные, адекватные сегодняшнему дню схемы международной европейской безопасности.

Какая сейчас полоса – чёрная или белая?

Если говорить такими категориями: «белая», «чёрная», «серая», в какой полосе мы сейчас находимся, то мы двигаемся в сторону устойчивого «белого цвета».

Что даёт основания так говорить и так считать? Во-первых, мы вышли на траекторию устойчивого роста экономики. Да, это пока рост скромный, небольшой, но это не падение, а рост – 1,5 процента за прошлый год. Растёт промышленность, стабильно растёт сельское хозяйство. И всё это приобрело устойчивую тенденцию.

У нас исторический минимум по инфляции. Это очень важная предпосылка для дальнейшего роста. И это всё на фоне ускоренного роста прямых инвестиций: за прошлый год – 4,4 процента. Это очень хороший показатель. Это говорит о том, что в ближайшей перспективе рост гарантирован, обеспечен.

Мы должны защищать свои интересы. Делать это последовательно, не по-хамски, не грубо, но защищать свои интересы и в сфере экономики, и в сфере безопасности

На фоне того, что у нас очень низкий уровень внешней задолженности, менее 20 процентов, и наблюдается рост золотовалютных резервов (он был до 400 миллиардов, сейчас уже 450 миллиардов), это говорит о том, что у нас стабильные, хорошие условия для развития экономики.

Наконец, один из важнейших показателей: у нас продолжает расти продолжительность жизни. И второе – мы всё-таки вышли на устойчивый рост доходов граждан. Заработные платы выросли, реальные доходы населения – на 3,8 процента.

Почему дорожает бензин?

То, что сейчас происходит, это недопустимо. Но надо признать, что это результат неточного регулирования, которое было введено в последнее время в сфере энергетики. Правительство провело так называемый пересмотр некоторых налоговых мер по наполнению бюджета, так называемый манёвр сделало в этой сфере. Всё это привело к стимулированию вывоза за границу, на экспорт, сырой нефти. Что произошло дальше? Цены на нефть на мировом рынке поднялись. Для того чтобы загрузить свои НПЗ, нефтеперерабатывающие заводы, компании наши делают это, но они считают недополученную выгоду за тот объём нефти, которую направляют на НПЗ, который они могли бы, как они полагают, реализовать на внешнем рынке и получить больший доход. Чтобы эти выпадающие, условно выпадающие, доходы компенсировать, поднимают цены и на бензин, и на дизельное топливо.

Правительство уже приняло ряд решений на этот счёт. Во-первых, снижен акциз по бензину на 3 тысячи, по дизтопливу – на 2 тысячи. Принято решение отменить планировавшееся ранее, с 1 июля этого года, дальнейшее повышение акцизов, его не будет. К осени текущего года должны быть приняты дополнительные меры по стабилизации ситуации на рынке. Я исхожу из того, что и правительство будет за этим строго следить, и ФАС будет принимать соответствующие решения, не будет смотреть на происходящие события сквозь пальцы.

Об обвинениях в адрес России

Это такой способ сдерживания России, так же как и пресловутые санкции, потому что эти бесконечные обвинения создают базу для применения сдерживающих мер, как думают те, кто прибегает к таким средствам работы с Россией, сдерживания развития России. Почему это делается? Потому что видят в России угрозу, видят, что Россия становится для них конкурентом.

Мне представляется, что это очень ошибочная политика, потому что нужно не сдерживать кого бы то ни было, в том числе и Россию, а наладить конструктивное взаимодействие, и тогда общий эффект для мировой экономики будет исключительно позитивным, причём для подавляющего большинства участников международного общения.

И понимание этого всё-таки приходит к нашим партнёрам. Вы же видите, что во многих странах происходит. Там уже на полити­ческом уровне все говорят о необходимости выстраивать нормальные отношения. Да, каждая страна имеет свои собственные интересы, но они не должны решаться с помощью эгоистических методов политики, в том числе в сфере экономики. Понимание этого приходит ко многим нашим партнёрам. Надеюсь, что этот процесс будет набирать обороты.

Для нас очевидно, что мы должны защищать свои интересы. Делать это последовательно, не по-хамски, не грубо, но защищать свои интересы и в сфере экономики, и в сфере безопасности. Мы это делали и будем делать. Но мы всегда ищем компромиссы, стремимся к этим компромиссам.

Всё это давление закончится тогда, когда наши партнёры убедятся, что применяемые ими методы неэффективны, контрпродуктивны, вредны для всех и что придётся считаться с интересами Российской Федерации.

Что будет

перед мундиалем?

Надеюсь, что до таких провокаций дело не дойдёт. А если это случится, мне думается, что это будет иметь очень тяжёлые последствия для украинской государственности в целом.

Ещё раз хочу подчеркнуть: рассчитываю, что ничего подобного не случится. Да и невозможно запугать людей, которые живут на этих территориях – в Донбассе, в ЛНР, ДНР. Мы видим, что там происходит, и видим, как люди это всё переносят. Мы оказываем обеим непризнанным республикам помощь и будем это делать дальше. Но то, что происходит в целом вокруг этих территорий, – это, конечно, печально.

Это, кстати, говорит ещё и о том, что действующее украинское руководство не в состоянии решить эту проблему. Ну как можно решать эту проблему, считая эти территории своими и организуя полную блокаду этих территорий? Как можно считать эту территорию своей и людей, которые проживают на этой территории, своими гражданами, и постоянно подвергать их обстрелам, когда страдают мирные жители?

И сейчас представители ОБСЕ фиксируют увеличение обстрелов именно со стороны вооружённых сил Украины. Зачем это делать, когда нужно просто идти по пути выполнения Минских соглашений? Это просто нелепо с точки зрения реализации конечного результата – восстановления территориальной целостности страны. Чем дольше и чем дальше это происходит, тем хуже для Украины.

Украина вступает сейчас в новый внутриполитический цикл, в том числе и по выборам в Раду, и по выборам президента, и ситуация в этой связи усугубляется. И я ещё раз хочу это подчеркнуть: нынешние украинские власти, особенно в этой ситуации, не в состоянии решить проблему этих территорий – ЛНР и ДНР – в том числе потому, что им не нужны избиратели с этих территорий. Потому что ясно, что они за действующую власть никогда не проголосуют.

Но если власти будут руководствоваться своими узкокорыстными и политическими, и экономическими интересами, если будут продолжать грабить свой народ и откладывать деньги на чёрный день в офшорах на своё собственное имя, то тогда ни к чему хорошему эта ситуация не приведёт.

Посмотрим, как будет ситуация развиваться, а мы сделаем со своей стороны всё, чтобы она была разрешена в рамках минского процесса и Минских договорённостей.

О строительстве дорог

Тема дорожного строительства у нас звучит постоянно и справедливо. Страна у нас огромная, и транспортные вопросы всегда являются актуальными. Именно в силу огромности нашей территории на тех или иных площадках явно сделано ещё недостаточно. Но исторически так сложилось.

Вот смотрите, у нас в 1960-е годы уже планировали построить дорогу и связать Дальний Восток с европейской частью. Начали в 1960-е годы, пробовали потом в конце 1980-х – в начале 1990-х. И в первом случае, и во втором бросили эту стройку, оставили. И мы совсем недавно только сделали первую дорогу Чита – Хабаровск, по которой мне пришлось проехать на «Ладе Калине». Огромность территории и вызывает часть этих проблем.

Но одна из приоритетных задач, которую мы должны решать на ближайшую шестилетку, – это как раз пространственное развитие, связанность территории, это дорожное в том числе строительство. Если у нас сегодня дороги на федеральном уровне более или менее в приличном состоянии, то на региональном количество дорог, находящихся в нормативном состоянии, чуть ли не в два раза меньше. Мы должны добиться, чтобы не только федеральные, но и региональные трассы были в очень приличном состоянии. В процентном отношении они должны дорасти там до 70–80 процентов, для этого предусматриваются необходимые ресурсы. Вот с 2012 до 2017 года мы истратили в целом на дорожное строительство примерно 5,1 триллиона рублей. Мы планируем почти удвоить за ближайшую шестилетку эти средства. Примерно 9,6–9,7 триллиона рублей будут направлены на цели дорожного строительства, причём в разных регионах Российской Федерации.

Спасибо министерству обороны…

Один из вопросов «Прямой линии» прозвучал вчера из стен Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова в Санкт-Петербурге. Здесь, на кафедре военной травматологии и ортопедии, лечат тех, кто получил ранение на поле боя или во время учений.

В палате № 21 находится на излечении Ирина Баракат. В июне 2016 года Ирина попала под обстрел. По одному из районов сирийского города Алеппо, где она проживала, боевики наносили удары самодельными бомбами, переделанными из газовых баллонов. Один из баллонов залетел в дом, где находилась вся семья. Ирина увидела это, успела прикрыть собой детей, но сама при этом получила тяжелейшую минно-взрывную травму. Пять суток она была в коме, но выжила.

Кстати, наши телевизионщики познакомились с ней ровно за месяц до этого трагического события, когда снимали репортаж из Алеппо о том, как работают наши военные специалисты из Центра по примирению сторон. Ирина помогала им, работала переводчиком, участвовала в переговорах с представителями вооружённой оппозиции. Но она не являлась и не является гражданкой России. Она родилась и выросла в Одессе, вышла замуж за гражданина Сирии, переехала в Алеппо…

Так вот, не являясь гражданкой России, она фактически служила России и делала всё для установления мира в Сирии. И конечно, когда с ней случилась такая беда, наши военнослужащие не бросили её, переправили в Санкт-Петербург, в Военно-медицинскую академию. И вот уже два года здесь бьются за её здоровье и жизнь.

Но у Ирины есть проблемы. Поэтому она обратилась на «Прямую линию», чтобы попросить о помощи Президента России.

– Спасибо вам огромное за то, что вы обратили внимание на мою просьбу, – сказала она Владимиру Путину в прямом эфире. – Большое спасибо министру обороны Сергею Шойгу за то, что он принимал участие в моей личной жизни, и за то, что доставили меня из Сирии на лечение в Санкт-Петербург. Огромное спасибо военным медикам за то, что они два года лечат меня и восстанавливают, находятся рядом, поддерживают морально. Они сохранили мне ногу, которой я могла лишиться. Но я хочу вернуться к нормальной жизни, хочу ходить. Для этого мне нужны нормальные функциональные протезы, но протезы могут получить только граждане России, кем я не являюсь. И я прошу вас, Владимир Владимирович, о помощи в получении гражданства Российской Федерации. И самое главное – это то, что я два года не видела своих детей и мужа, они очень скучают по мне, я тоже. Приехать сюда они не могут, так как они являются гражданами Сирии. Сирийцам сюда приехать очень трудно. А я гражданка Украины, я их не могу пригласить сюда. И я вас очень прошу, помогите мне увидеться с детьми и воссоединиться с семьёй…

– Я уже говорил о том, как мы должны относиться к получению российского гражданства нашими соотечественниками и теми, кто считает себя частью большого русского мира, – сказал в ответ Владимир Путин. – Это в первую очередь касается украинских граждан, где бы они ни были, где бы ни проживали. Это касается других людей, вне зависимости от национальности и вероисповедания, но считающих себя частью русского мира.

Ваш случай – особый. Это большая беда и трагедия – то, что с вами произошло. Надеюсь, что ваши дети знают, что мама поправляется. Желаю вам в этом успехов. Хочу выразить слова благодарности тем военным медикам, которые вами занимаются. Уверен, что здоровье у вас восстановится настолько, насколько это возможно в вашем случае. Мы все прекрасно понимаем, какие травмы вы получили. Но, безусловно, такие люди, как вы, нуждаются в поддержке и получат её в том объёме, который нужен для того, чтобы жизнь сложилась в вашей семье счастливо.

Президент пообещал Ирине, что Министерство обороны найдёт её родственников и доставит их в Россию. Непременно получит она и российское гражданство.

Сирия. Украина. США. Весь мир. РФ > Армия, полиция > redstar.ru, 8 июня 2018 > № 2643883


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639978

Политический заключенный умирает от голода в России

Мир должен обратить на это внимание

Редакционная статья, The Washington Post, США

Четыре года спустя после вторжения на Украину и незаконного присоединения Крыма преступным деяниям России и ее жертвам уделяется все меньше внимания. Одна из этих жертв — мужественный активист и кинорежиссер по имени Олег Сенцов — стремится изменить ситуацию. 14 мая Сенцов, находящийся в сибирской исправительной колонии за Полярным кругом, объявил голодовку, требуя освобождения 64 украинцев, отбывающих срок в России по политическим мотивам; себя он не включил в этот список. С тех пор состояние его здоровья серьезно ухудшилось. По словам адвоката, Сенцов потерял около 17 фунтов, его жизненно важные органы могут в любой момент отказать. Если он продолжит голодовку, то может умереть во время предстоящего Чемпионата мира по футболу, который в этом году проводит у себя Россия.

Режиму Владимира Путина следовало бы устыдиться и освободить Олега Сенцова прежде, чем случится эта трагедия. Как подтверждается в документах, собранных и тщательно изученных правозащитными группами, 41-летний уроженец столицы Крыма Симферополя находится в тюрьме потому, что оказывал сопротивление насильственной российской оккупации собственной страны. После того, как Олег Сенцов скоординировал усилия по оказанию помощи украинским солдатам, оказавшимся в западне на крымской базе, он и его помощник были арестованы в мае 2014 года и обвиняются в терроризме.

Власти заявили, что Сенцов поджег дверь офиса одной из российских политических партий. Сенцов опроверг это обвинение и заявил, что в тюрьме его пытали. В ответ чиновники цинично назвали его синяки результатом склонности к садомазохизму во время удовлетворения интимных потребностей. На суде главный свидетель обвинения отрекся от своих показаний, заявив, что также давал их под пытками. Однако в августе 2015 года суд приговорил Сенцова к 20 годам лишения свободы в Ямало-Ненецком автономном округе, примерно в двух тысячах миль от Крыма.

После Крыма Россия двинулась на Восток Украины, однако за последние несколько лет этот конфликт зашел в тупик. Путину представлялось достаточно возможностей для того, чтобы урегулировать эту ситуацию и вывести российские войска из восточноукраинских регионов Донецка и Луганска; но он сознательно не желает этого делать. Вместо этого Путин продолжает строить козни и вмешиваться в дела Украины и в западные демократические системы посредством киберопераций и актов насилия — таких, как недавнее покушение на бывшего шпиона и его дочь в Великобритании.

Страны, которые будут отправлять свои команды и болельщиков в Россию на нынешний Чемпионат мира, все равно будут оказывать Путину знаки уважения, пусть даже им известна эта история — а также то, что путинский режим организовал целую систему допинга для своих спортсменов. Политические лидеры этих стран должны хотя бы настоять на том, чтобы Путин освободил Сенцова и других украинских заключенных. Нужно отдать должное тем, кто это делает: так, президент Франции Эммануэль Макрон во время своей недавней встречи с Путиным поднимал вопрос о деле Сенцова как в частной беседе, так и на публике.

Украина, в свою очередь, высказала идею об обмене заключенными, в результате которого на свободе оказались бы 23 россиянина, осужденных за преступную деятельность на Украине, в обмен на Сенцова и ряд других заключенных. Со стороны Путина был бы разумно принять эту сделку. В противном случае велика вероятность того, что его попросят объяснить гибель человека, которого вообще не должны были привозить в эту страну, а тем более сажать его там за решетку.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639978


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639977

Очередная встреча в «нормандском» формате пройдет 11 июня на фоне растущей напряженности в Донбассе

По мере приближения чемпионата мира по футболу в России напряженность в Донбассе продолжает расти.

Кристель Неан (Christelle Néant), AgoraVox, Франция

Ситуация вокруг фильтровальной станции в Донецке остается очень опасной. Регулярные обстрелы станции и ее окрестностей именно в момент приезда ремонтных бригад не дают возможности рабочим покинуть станцию в течение двух или трех дней.

После того как наблюдатели ОБСЕ сами стали мишенями обстрелов им было запрещено продолжать сопровождать рабочих до станции, чтобы убедиться в том, что доступ рабочих проходит в безопасных условиях.

Такое решение чревато серьезными последствиями и может привести к очередному сбою работы станции из-за отсутствия специалистов, неготовых выполнять свою работу без минимальных гарантий безопасности. ОБСЕ отказалась комментировать это решение нашим коллегам из ДАН и подтвердить информацию о том, что ОБСЕ будет продолжать ежедневно следить за ситуацией вокруг станции.

Вместо ответа Александр Хуг (Alexander Hug) заявил во время своего визита в Донецк, что ОБСЕ сделала все возможное, несмотря на нарушения режима прекращения огня, и что решение можно найти только при помощи конструктивного диалога между властями Украины и ДНР. Спасибо, Капитан Очевидность, без вас мы бы сами не догадались… Но когда одна из двух сторон (Украина) отказывается от конструктивного диалога, что нам делать? Сидеть, сложа руки и ждать катастрофы?

Или попытаться растолкать притихших западных гарантов минских соглашений, чтобы они оказали давление на Киев? Только не говорите мне, что Франция и Германия не могут этого сделать.

Когда Совет ЕС готов выделить миллиард евро для помощи Украине, я думаю, что Германия и Франция вполне могли бы потребовать, чтобы этот кредит был выдан (как в случае с МВФ) на обязательных условиях: например выполнение Минских соглашений!

Вместо этого оба гаранта наблюдают за тем, как Украина, в полное нарушение этих соглашений, накапливает тяжелое вооружение по всей линии фронта, демонстрирует свою боевую авиацию, четко заявляя, что Киев хочет использовать ее в Донбассе, публикует видеоматериалы с FAU готовыми к атаке и даже разворачивает С-300 в районе Мариуполя. И все это не вызывает никакой реакции со стороны Парижа или Берлина. Полная тишина в эфире…

Со своей стороны, ДНР через своих представителей в Минске отчаянно пытается дать понять, насколько серьезная складывается ситуация.

Глава ДНР Александр Захарченко заявил, что в течение последних двух недель он лично посетил самые опасные районы линии фронта и, по его словам, «ситуация серьезная, количество солдат и украинской военной техники увеличилось». По словам Захарченко, «на данный момент Украина не готова вести полномасштабную войну, но этого можно ожидать». С его точки зрения, ситуация обостряется из-за Кубка мира по футболу в России, который начнется 14 июня.

Захарченко также подчеркнул, что этот конфликт не может быть урегулирован без прямых переговоров между Киевом и двумя народными республиками.

«Будет лучше, если Донецк начнет вести диалог с Киевом: речь идет не об изменении формата переговоров, а о его улучшении. Все будет зависеть от того, как мы будем общаться, и будем ли общаться вообще. Ни миротворцы, ни США не улучшат ситуацию — только прямой диалог между Донецком и Киевом », — заявил глава ДНР.

Эту позицию разделяет Денис Пушилин, Председатель Народного Совета ДНР, постоянный полномочный представитель ДНР на переговорах трехсторонней контактной группы в Минске.

«Украина намерено пошла на обострение ситуации в связи с началом Кубка мира в России. Теперь мы должны быть готовы к другому развитию событий. За четыре года Украина доказала полное отсутствие здравого смысла, и, к сожалению, мы стали свидетелями бомбардировок детских садов, школ и больниц. И это именно то, чего мы боимся больше всего», — сказал он.

В интервью РИА Новости Денис Пушилин подтвердил заявление представителя ДНР в Объединенном Центре по контролю и координации режима прекращения огня о ситуации в Петровском, о том, что ВСУ оборудуют там новые позиции, а село находится в ДНР, в серой зоне (т.е. в демилитаризованной зоне, где не должно находиться никакого оружия или солдат).

«Если Украина в кратчайшие сроки не поменяет позицию, если гаранты минских соглашений, та их часть, которая больше воздействует на Украину, не займут более активную позицию, то нам, наверное, придется возвращать на прежние позиции свои подразделения. Все готово к симметричным действиям»,- заявил Пушилин.

Это решение чревато серьезными последствиями, поскольку если Украина похоронила минские соглашения с подписанием закона о реинтерграции Донбасса, то ДНР может принять решение об отмене вывода войск и вооружений в одну из трех пилотных зон, — а это станет первым гвоздем в крышку гроба почивших минских соглашений.

Наблюдая за развитием ситуации, ДНР готовится к любым неожиданностям. ДНР впервые организовала широкомасштабные военные учения, в которых участвовало более 20 000 военных и административных служащих республики, чтобы практиковаться в ситуации наступления и контрнаступления и обеспечить безопасность гражданских лиц.

Александр Захарченко прокомментировал эти учения, которые длились 11 дней.

«Это наши первые масштабные учения и они прошли на четверку. Зная, что никогда не получишь пятерку, всегда будешь стараться сделать лучше. Это первые учения такого рода в ДНР», — сказал Захарченко.

Эти учения проводились на фоне морских учений, организованных Украиной в Азовском море. Глава ДНР подчеркнул, что эти учения будут представлять угрозу для республики, армия ДНР оставляет за собой право открывать огонь по украинским кораблям.

Наблюдая за очевидным провалом минских соглашений, страны «нормандского формата» наконец договорились о встрече 11 июня. После года перерыва этот формат переговоров является теперь единственной надеждой остановить эскалацию конфликта. И если главной темой обсуждения станет прибытие миссии миротворцев в Донбасс, есть надежда, что остальные проблемы также будут затронуты.

Денис Пушилин заявил, что Киев может мечтать о попытке привлечь миротворцев в качестве подспорья для зачистки Донбасса. Этого никогда не произойдет.

И пока все сосредоточены на этом, никто на Западе не хочет признавать тот факт, что Киев похоронил Минские соглашения, которые являются единственным способом мирного урегулирования конфликта в Донбассе.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639977


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639946

Путин предупреждает об украинских «провокациях», говорит об американских пошлинах на сталь и о перспективах третьей мировой войны

Президент напомнил аудитории старое высказывание Эйнштейна о том, что четвертая мировая война будет вестись с помощью камней и палок.

Оливер Кэрролл (Oliver Carroll), The Independent, Великобритания

Владимир Путин сказал россиянам, что жизнь у них улучшится, а также предупредил Европу об опасности американской гегемонии и о перспективах третьей мировой войны.

«Эйнштейн сказал, что четвертая мировая война будет вестись с помощью камней и палок», — заявил президент во время своей ежегодной прямой линии с представителями общественности.

«Понимание того, что третья мировая война может оказаться концом сегодняшней цивилизации, должно сдерживать нас от крайних и чрезвычайно опасных для современной цивилизации действий на международной арене», — отметил Путин.

Президентский марафон общения, ставший традицией в политическом календаре России, является тщательно отрежиссированным спектаклем, в котором редко возникают опасности. В этом году не было даже зрителей и участников в студии. Их место заняла огромная стена из экранов, с которых на Путина смотрели губернаторы и министры.

Это была демонстрация нового российского феодализма: плохие бояре, которых перед всем народом журит хороший царь.

В остальном прямая линия прошла точно так же, как и в предыдущие годы. Была обычная преамбула на тему экономики, и Путин перечислил достижения страны. Он сказал, что Россия вступила в период устойчивого роста, что у нее отличные показатели инфляции, а также впечатляющие цифры прямых инвестиций (по крайней мере, последний пункт является спорным).

А потом началось перечисление проблем с их магическим решением. Высокие цены на бензин (нефтяные компании призовут к порядку). Семья не может получить земельный участок, который ей положен по закону (губернатору поручено разобраться). Больница разваливается от ветхости (губернатор и министр получили предупреждение). Сельскую школу закрывают (решение о закрытии отменено). Скидки по ипотеке не распространяются на семьи с четырьмя детьми (дано обещание их предоставить).

Касаясь внутренних проблем, президент пытался демонстрировать искренность и солидарность с простыми россиянами. Но говоря о международных проблемах, президент проявил характерное для него нахальство. Он усомнился в британской версии произошедшего со Скрипалями: «Если против них было применено боевое отравляющее вещество, то почему они не умерли?» Он сравнил украинского президента Петра Порошенко с Башаром Асадом. Он исключил возможность амнистии для украинского режиссера Олега Сенцова, который находится в российской тюрьме и три недели назад начал голодовку. А еще Путин сказал, что никаких перспектив вывода войск из Сирии нет. «Никакие военные учения не сравняться с боевым опытом», — заявил он.

Америка, как и ожидалось, подверглась особой критике. По словам Путина, она вышла из договора по противоракетной обороне, «заставив» Россию пойти на ответные действия. Россия давно уже предостерегает об американской гегемонии, сказал президент. Сейчас, когда перспектива торговых войн налицо, Европа начала прислушиваться, добавил он.

Он предостерег Украину о недопустимости «провокаций» во время чемпионата мира по футболу, который начинается в следующий четверг. «Надеюсь, что до этого дело не дойдет, — сказал Путин. — А если это случится, мне думается, что это будет иметь очень тяжелые последствия для украинской государственности в целом».

Поскольку один из двух модераторов этого шоу был пресс-секретарем президента в ходе предвыборной кампании 2018 года, вопросы были мягкие и пушистые. («Я вам хочу пожелать, Владимир Владимирович, крепкого здоровья», — заявил один из них.) Но в этих прямых линиях есть одна особенность, которая неизменно удивляет — это текстовые сообщения, якобы присылаемые зрителями и размещаемые на экранах. Непонятно, действительно ли их никто не пропускает через сито цензуры, как об этом говорят. Может быть, эти сообщения призваны создать иллюзию плюрализма, но они определенно вызывают недоумение.

Вот самые яркие из этих сообщений. «Почему есть деньги на танки, бомбы, самолеты, пулеметы, и нет денег на людей?» «Вы так долго находитесь у власти. Вам не кажется, что у нас монархия?» И еще: «Почему бананы в два раза дешевле, чем яблоки? Мы что, банановая республика?»

Как отмечает Би-Би-Си, перед прямой линией с несколькими десятками людей, которые получили шанс задать свои вопросы, провели занятия в подмосковном отеле.

«Конечно, вопросы фильтруются, и президенту задают только те вопросы, на которые заготовлены ответы, — рассказал „Индепендент" политтехнолог и бывший кремлевский советник Андрей Колядин. — Цель этого шоу — показать, что государство может решать проблемы».

Но хотя прямая линия готовится в основном как пиар-шоу, в ней также присутствует элемент государственного контроля, добавил он.

«Губернаторы знают, что им надо опасаться прецедентов. Для них это тяжелое мероприятие. Я знаю, что с некоторыми из них перед прямой линией работали психологи».

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639946


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639945 Василий Грицак

Василий Грицак: Мы сможем доказать вину России

Пауль Ронцхаймер (Paul Ronzheimer), Юлиан Райхельт (Julian Reichelt), Bild, Германия

Мир все еще продолжает обсуждать инсценированное украинскими спецслужбами убийство российского журналиста Аркадия Бабченко. Корреспондент газеты «Бильд» побеседовал с главой СБУ Василием Грицаком.

«Бильд»: Зачем вы устроили инсценировку убийства этого журналиста?

Василий Грицак: Мы не видели другой возможности защитить жизнь этого журналиста и одновременно получить информацию о заказчике. Поскольку заказчик полагал, что Бабченко на самом деле мертв, появилась возможность установить контакты и каналы коммуникации, которые имели для нас решающее значение при проведении расследования. Таким образом мы смогли составить список из 47 человек, которых тоже планировали убить.

— Но украинские спецслужбы теперь критикуют по всему миру. Стоило ли это делать?

— Да, конечно, стоило, ведь мы смогли защитить жизнь многих людей. Это была спецоперация, которая оказалось весьма успешной. Мы никого не хотели вводить в заблуждение, и я извиняюсь перед всеми представителями прессы, которым мы сначала не могли сказать правду. Но теперь нас даже упрекают в том, что касается семьи Бабченко, но это абсурд. Его жена с самого начала была в курсе этой тайной операции.

— Вы обвиняете Россию. А какие у вас есть доказательства?

— Мы продолжаем расследование, но я уже сегодня могу сказать, что информационной носитель с упомянутым списком будет иметь решающее значение. С помощью исследования полученных данных мы имеем возможность выйти на первоначальные источники и затем установить всю цепочку. Я уверен: в конечном итоге мы сможем доказать, что за этой акцией стоят российские спецслужбы.

— А в чем могут быть заинтересованы российские спецслужбы?

— Российские спецслужбы не признают никаких правил, 26 сотрудников украинских спецслужб были убиты с начала войны. Что касается России, то для нее речь идет о том, чтобы продолжать дестабилизировать ситуацию на Украине. Если бы Бабченко убили, и, возможно, были бы совершены другие убийства, это привело бы к беспорядкам в нашей стране, и нас бы обвинили в том, что мы не можем защитить людей.

— Вы ожидаете, что Россия будет использовать Чемпионат мира по футболу для проведения спецопераций?

— Я не удивлюсь, если Россия попытается дестабилизировать ситуацию внутри страны, чтобы затем обвинить в этом Украину. Они на все способны, даже на инсценировку насильственных акций в собственной стране, чтобы затем возложить вину на нас.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639945 Василий Грицак


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639851 Леонид Бершидский

Украина делает маленький шаг на пути к обузданию коррупции

Новый суд будет уязвим для политического давления, но это только начало

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Украина в четверг сделала ключевой шаг к созданию антикоррупционной системы правосудия, которая будет действовать отдельно от судов страны, общеизвестных своей продажностью. Голосование парламента о создании данного института, вероятно, проложило путь к выдаче новых кредитов Международного валютного фонда. Будет ли работать новый орган — вопрос открытый.

Коррупция может стать даже большим препятствием на пути Украины в Европу, чем хищническая политика России. В рейтинге восприятия коррупции «Трансперенси Интернейшнал» (Transparency International) бывшая советская республика занимает 130-е место из 180 по соседству с Сьерра-Леоне, Ираном, Мьянмой и Гамбией. Взяточничество является большой проблемой для международных доноров и кредиторов, которые поддержали страну после Революции достоинства 2014 года.

В 2015 году Украина создала Национальное антикоррупционное бюро, или НАБУ, следственное агентство, специально предназначенное для расследования дел о взяточничестве, а также антикоррупционную прокуратуру для судебного преследования по этим делам. Новые органы столкнулись с проблемами в основном нереформированных и, возможно, нереформируемых украинских судах. До сих пор старые суды вынесли решения лишь по четверти из более чем 100 дел, возбужденных НАБУ. К концу 2017 года в тюрьму был отправлен только один человек — посредник в подкупе судьи. Согласно публичному отчету НАБУ, было вынесено еще 18 обвинительных приговоров, но все они стали результатом сделок о признании вины со стороны мелких соучастников коррупционных схем. Агентство не добилось ни одного громкого обвинительного приговора, и оно открыто обвиняет судебную систему в преднамеренном затягивании работы.

В докладе говорится следующее:

«Отсутствие судебных решений позволяет избежать уголовной ответственности коррумпированным высшим должностным лицам, справедливого наказания которых по праву ожидает общество. Это также делает невозможным возврат в государственный бюджет средств, замороженных в ходе следствия».

Одним из способов устранить это бутылочное горлышко в старых судах было создание специального суда, в который НАБУ могла бы направлять свои дела. Западные партнеры Украины, включая МВФ и США, выделили эту реформу как ключевую. МВФ, который утвердил программу кредитования Украины на 17,5 миллиардов долларов вскоре после революции 2014 года, выплатил к апрелю 2017 года девять миллиардов, и с тех пор Украина пока не получила ни одного транша. В значительной степени потому, что слишком медленно двигалась вопросе создания антикоррупционного суда.

Президент Украины Петр Порошенко никогда не был поклонником параллельной судебной системы, якобы потому, что это можно рассматривать как унижение для страны. Ни одна европейская нация не имеет подобной системы. К тому же иностранные партнеры Украины потребовали себе право вето на назначение судей. Это означало потерю суверенитета, чего Порошенко принимать не хотел. Тем не менее, под давлением США и Европы, в декабре он, наконец, представил законопроект о данном суде в парламент. Западноукраинские наблюдатели усмотрели в нем жульничество, и МВФ незамедлительно объявил, что документ нужно будет изменить, чтобы удовлетворить его требования.

Принятый в четверг законопроект является результатом многомесячных переговоров с МВФ и среди украинских политиков, не все из которых хотят, чтобы суд был эффективным. Инициативой предусмотрено наличие сложной процедуры назначения судей и ветирования этих назначений. В процесс будут вовлечены Высшая судебная квалификационная комиссия судей Украины, которая в настоящее время занимается назначением судей, а также специальный совет из шести иностранных экспертов, которые будут назначены международными организациями. Чтобы наложить вето на назначение, против него должны возражать большинство из 16 членов квалификационной комиссии и трое иностранных экспертов.

Некоторые из украинских законодателей и активистов, которые годами боролись за суд, в том числе депутат Мустафа Найем и антикоррупционный активист Виталий Шабунин, приветствовали данное решение, несмотря на очевидные недостатки, например, то, что влияние международных экспертов оказалось размыто, так как они не получили права окончательного решения в выборе судей. По мнению активистов, это важный шаг вперед после многих лет застоя; Шабунин, в частности, который поддержал закон о НАБУ, был разочарован неспособностью агентства добиться обвинительных приговоров в существующей судебной системе.

МВФ заявил в четверг, что ему все еще необходимо пересмотреть окончательный вариант законопроекта. И, в любом случае, для фактического создания суда необходим отдельный закон. Вероятно, однако, что партнеры Украины в конечном итоге пойдут на компромисс, хотя бы потому, что длительное замораживание программы МВФ начинает создавать видимость серьезного раскола между Украиной и ее западными покровителями. Это не та картинка, которую хотят продемонстрировать США и Европейский Союз, несмотря на их опасения по поводу украинской коррупции. Кивок в сторону Порошенко назрел.

Вопрос о том, действительно ли параллельная система правосудия сделает многое для искоренения взяточничества, является сложным. На Украине даже самый совершенный институциональный дизайн гораздо менее важен, нежели личности, которым поручено его воплощать. НАБУ очень популярно на Украине благодаря целеустремленности своего руководителя Артема Сытника. Антикоррупционному суду понадобятся столь же энергичные и стойкие к давлению судьи. Учитывая масштабы коррупции, работу суда будут стремиться политизировать различные мощные силы.

Администрация Порошенко недовольна деятельностью Сытника и оказала на него давление. В четверг парламент проголосовал за назначение 81-летнего дипломата одним из трех аудиторов НАБУ, в обход бывшего прокурора США. Говорят, что дипломат Владимир Василенко состоит в хороших отношениях с Порошенко. Два других аудитора назначаются непосредственно президентом и правительством. Ясно, что Порошенко хочет установить политический контроль над антикоррупционной системой, поскольку он идет на выборы 2019 года без особой народной поддержки (последние опросы ставят его позади экс-премьера Юлии Тимошенко, которая выступает с популистских позиций).

Западным партнерам Украины трудно оказать необходимое давление на Порошенко, чтобы удержать Украину от сползания в привычную для нее постсоветскую трясину коррупции. В случае антикоррупционного суда западные страны снова будут испытывать соблазн избежать применения слишком сильного прессинга. В результате еще одно потенциально полезное учреждение будет иметь встроенные «задние двери», которые позволят лидерам вроде Порошенко подчинить его своим целям. Однако это все же лучше, чем ничего: если Украина когда-нибудь будет иметь менее корыстное правительство, «задние двери» выйдут из употребления, и система будет использоваться по назначению.

Эта колонка не обязательно отражает мнение редакции или «Блумберг ЛП» и ее владельцев.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639851 Леонид Бершидский


Украина. Афганистан > Армия, полиция > ria.ru, 8 июня 2018 > № 2635918

Министр обороны Украины Степан Полторак заявил, что Киев готов при необходимости увеличить количество военнослужащих в миссии НАТО в Афганистане с 11 до 28 человек.

"Сейчас в миссии в Афганистане проходят службу 11 военнослужащих. При необходимости их количество может быть увеличено до 28 человек", — сказал Полторак на заседании Североатлантического совета со странами-участницами миссии НАТО в Афганистане "Решительная поддержка" на уровне министров обороны. Слова министра приводит пресс-служба военного ведомства.

Полторак в минувший четверг прибыл с визитом в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе. Там он встретился с генсеком альянса Йенсом Столтенбергом, а также главами военных ведомств ряда стран.

Украина. Афганистан > Армия, полиция > ria.ru, 8 июня 2018 > № 2635918


Украина. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634779 Джереми Шапиро

«“Война по доверенности” на Украине станет катастрофой»

Джереми Шапиро – директор по исследованиям Европейского совета по международным делам (ECFR), ранее работал в Институте Брукингса и Государственном департаменте США, признанный специалист по трансатлантическим отношениям и стратегическим вопросам.

Резюме На Украине происходит фундаментальное столкновение интересов России и Запада. Не доверяя друг другу, подозревая противоположную сторону в намерении использовать Украину против оппонента, они просто не могут найти взаимоприемлемых договоренностей, полагает Джереми Шапиро.

– В Национальной стратегии безопасности, опубликованной в конце 2017 г., США объявили, что, с одной стороны, будут защищаться от угроз Америке (в том числе и «сдерживая» Россию), а с другой – по-прежнему способствовать «развитию демократии и свободы в мире». Украину в этом контексте можно рассматривать (что Вашингтон, похоже, и делает) как страну, которая борется за свободу против (или по крайней мере от) России. Означает ли это, что США будут однозначно и последовательно поддерживать Украину против России?

– Продвижение политических свобод – не новая цель для США. Это основа американской политики, по крайней мере в плане риторики и в контексте национальных стратегий безопасности. Практическое воплощение ее можно обсуждать, но в плане деклараций это постоянный элемент. Думаю, Соединенные Штаты действительно считают, что Украина борется за свободу – и это касается как внутренних событий в стране, так и ее противостояния с Россией. Значит, продолжат поддерживать Украину в ее борьбе. Но это не говорит о том, как именно. Смысл американских деклараций в том, что США будут последовательно поддерживать стремление Украины к укреплению ее демократии, законности и порядка, суверенитета. Но это не обязательно должно быть направлено, как предполагает ваш вопрос, против России.

Не говорят эти заявления что-то конкретное о мере и форме, в которой будет выражаться американская поддержка Украины; грубо говоря – сколько денег, какие усилия будут на это направлены, на какие риски готова пойти американская администрация, подразумевает ли эта поддержка вхождение Украины в НАТО или прямую военную помощь. Американское продвижение демократии в мире может включать и такие вещи, как, скажем, вторжение в Ирак, и такие, как чисто риторические упражнения.

– Но нам же известны конкретные примеры активного участия США во внутренних процессах – например, история 2016 г. о смене генерального прокурора Украины. Это вполне можно посчитать прямым вмешательством во внутренние дела суверенного государства…

– Русские любят рассуждать о подобных вещах так, как будто существует четкая разграничительная линия между вмешательством во внутренние дела и, скажем, поддержкой. Честно говоря, такое утверждение представляется абсурдным – и для российской внешней политики, и для американской. И США, и Россия, и любая другая мощная держава всегда вмешивались, вмешиваются и будут вмешиваться во внутренние дела других государств – особенно так, как вы упомянули. Россия делает это в Сирии, в Белоруссии. Соединенные Штаты делают это в десятке стран по всему миру.

Мы живем в глобальном мире – все так или иначе вмешиваются во внутренние дела друг друга. Честно говоря, вопрос в том, возможно ли этого не делать. Какого рода последствия вызывает такое «вмешательство» – а я бы сказал даже «вовлечение» или «участие», мне эти термины нравятся больше – какие отношения формируются вследствие этого.

С точки зрения США, Америка помогает Украине укрепить демократию и правопорядок. А это означает, что они имеют право на свое мнение о том, как развивается ситуация в этих сферах. А поскольку они тратят деньги налогоплательщиков и идут на геополитические риски, не высказаться по этому поводу, не выразить своего отношения было бы по меньшей мере безответственно. Опять же, обозначить условия, на которых оказывается поддержка – совершенно нормально. И так, похоже, поступают все страны.

Сама идея о «вмешательстве во внутренние дела» не представляется мне полезной. Конечно, некоторые виды… вовлечения во внутреннюю политику… незаконны или плохи с точки зрения развития отношений между странами. Это происходит сплошь и рядом – США и Россию часто можно обвинить в этом не без оснований. Но просто заклеймив какое-то действие «вмешательством во внутренние дела», вы вряд ли сделаете его ipso facto незаконным или дурным.

– Давайте тогда вернемся к г-ну Трампу. Как вы считаете, переизберут ли его на второй срок?

– Не рискну дать однозначное предсказание, но у него неплохие шансы. Для действующего президента переизбрание – норма. Конечно, положение Трампа не настолько хорошо, как у большинства действовавших – и переизбранных – его коллег в плане рейтингов и проблем внутри страны. Он в уязвимом положении, но… я бы сказал, что шансы переизбраться больше, чем 50 на 50. Хотя не удивлюсь и обратному исходу.

– Оценки американской политики (внешней прежде всего) двойственны. Одни считают, что Трамп – своего рода аберрация, и после его ухода все вернется на круги своя, к парадигме глобального лидерства США. Другие же полагают, что Трамп – это окарикатуренная, гиперболизированная версия неизбежной смены приоритетов, перехода Америки к более «интровертной» политике.

– Вы точно определили одну из самых важных тем, вокруг которой ведутся самые горячие дебаты. Мне больше нравится вторая версия (мне нравится и то, как вы ее определили). Трамп вполне отдает себе в этом отчет, и в этом можно увидеть даже определенную преемственность от Обамы к Трампу. И тот и другой по-своему признают, что американская публика не вполне довольна текущим уровнем участия США в мировой политике, этот уровень кажется им чрезмерным, и его надо снизить в долгосрочной перспективе. Такую политику можно, конечно, назвать «интровертной», но это не говорит об изоляционизме. Речь идет о сокращении внешних обязательств в контексте глобализованного мира и интернационализированной политики. Америка всегда останется интернационализированной державой, она всегда будет международным «экстравертом», в отношениях с любой другой страной.

Да, Соединенные Штаты не будут вести войны одновременно, скажем, с восемью странами. Возможно, будет меньше зарубежных поездок, чем сейчас. США не придется дислоцировать войска, например, на Корейском полуострове. Барак Обама пытался сократить международные обязательства Америки так, чтобы это не дестабилизировало обстановку, постепенно, эволюционным путем. У него возникало множество проблем с исполнением этой затеи. Трамп критиковал Обаму за нерешительность и недостаточную жесткость, но и он начинает понимать достоинства эволюционного пути. При этом на фоне гиперболизированной риторики Трампу за первый год удалось добиться меньшего, чем в свое время Обаме.

Однако независимо от фактического прогресса в международной политике все кандидаты в президенты обнаружили, что в стране постепенно складывается ощущение: Америке нужно уменьшить объем международных обязательств. И эти настроения будут оказывать влияние на то, как будет формироваться внешняя политика в течение ближайших 10–15 лет.

– Дональд Трамп, как известно, не слишком доверяет институтам, предпочитая двусторонние договоренности – «сделки», как он сам их называет. Как в этом контексте выглядят перспективы дальнейшего расширения НАТО на восток и вступления Украины в НАТО? Стратегическая цель? Некоторая вероятность, возможная в результате цепочки неожиданных совпадений и влияния непредвиденных факторов, геополитических «черных лебедей»?

– Конечно, расширение НАТО на восток само по себе остается стратегической целью – как указано в документах Бухарестского саммита Альянса. Там же говорилось и о перспективах присоединения Украины к НАТО как о стратегическом решении.

В то же время практически на каждой стадии своего существования НАТО заявляла: мы, мол, будем очень осторожны, мы не собираемся расширяться, но на каждой стадии расширялась как бы сама по себе, а причины этого никто толком не понимал. Яркий пример этого – судьба программы «Партнерство во имя мира», созданной как альтернатива расширению. Она же так и не заработала, и большинство стран, пожелавших присоединиться к НАТО, в конце концов присоединились.

Сейчас в Вашингтоне и в Европе преобладает мнение о том, что присоединение Украины к НАТО – не слишком богатая идея. И такое мнение сохранится долго по нескольким причинам. Прежде всего потому, что Украина в силу своего политэкономического положения просто не готова вступить в НАТО; во-вторых, из-за войны на востоке Украины. На Западе не любят говорить об этом как о причине, но она есть. Конечно, не единственная. Как бы то ни было, присоединение Украины к НАТО – долгосрочная цель, и делаются конкретные шаги с тем, чтобы ее приблизить. Хотя в США достоинства этой идеи все еще серьезно оспариваются. Но вряд ли от нее откажутся в ближайшее время как от стратегической задачи. И пока она таковой остается, ваше предположение о цепочке случайностей будет весьма обоснованным. И такую цепочку несложно, в общем, представить. Конечно, эти события – а это должны быть очень серьезные события – маловероятны, но как «черные лебеди»… все возможно.

– А возможно ли формирование двухстороннего альянса вне НАТО? Может ли Украина стать «восточноевропейским Пакистаном»?

– Боже упаси! Пакистан – это кошмар. Было бы наихудшим исходом для всех. Но, если взглянуть на проблему с другой стороны – а я так понимаю, вы именно для этого задаете этот вопрос, – в каком-то смысле это уже происходит. Может, и не на столько формальном уровне, как с Пакистаном, но правительства США и Украины уже имеют достаточно близкие геополитические и геостратегические отношения – к добру ли то или к худу.

То, что Украина не входит в НАТО, означает, что ее отношения с Америкой (и с Западом в целом) более уязвимы в долгосрочной перспективе, что они могут измениться в ближайшие 10 лет, как они менялись, например, за прошедшее десятилетие. То есть является ли Украина членом альянса или нет – важно. Но Соединенные Штаты выстраивают союзнические отношения на самых разных уровнях. Технически союзник – это страна, с которой у вас подписан соответствующий договор. Но на самом деле термин гораздо шире. Это страна, с которой вы можете продуктивно взаимодействовать по ряду вопросов. Думаю, что Украина входит в эту категорию. И опыт подсказывает, что все восточноевропейские страны, входившие в эту категорию, рано или поздно становились членами НАТО.

В контексте Восточной Европы сильный союзник вне НАТО – не слишком устойчивая конструкция. Конечно, в случае, допустим, Швеции или Финляндии она стабильна. Но для большинства стран Восточной Европы – нет, поскольку союзник такого типа всегда будет хотеть больше – больше помощи и участия, повышенных обязательств со стороны патрона. А вступление в НАТО и есть форма таких обязательств, особенно с учетом возможностей США и представлений внешнеполитической элиты таких стран о том, что расширение НАТО является механизмом стабилизации и демократизации. Так что они всегда будут поддерживать эту идею. В случае с Украиной я не ожидаю этого в ближайшем будущем, но если существующие тенденции сохранятся, она будет стремиться к этому.

– Наиболее последовательным союзником США из всех восточноевропейских стран всегда представлялась Польша. Могут ли США как-то использовать опыт польско-американского сотрудничества в отношениях с Украиной?

– «Модельный» подход к странам Восточной Европы уже сложился, и частично с учетом опыта взаимодействия с Польшей. В контексте расширения Евросоюза и НАТО. И в каком-то смысле он влияет на то, как США выстраивают отношения с Украиной. Польша, в свою очередь, активно «лоббирует» Украину, что также влияет на политику США в этом вопросе. Но между Польшей и Украиной есть важные различия, и даже если подход к Украине кажется похожим – или слишком похожим, – это на значит, что он эти различия не учитывает. Это и внутренняя ситуация на Украине, которая гораздо хуже даже той, что была в Польше после роспуска Варшавского договора. И позиция России – восприятие Москвой политики Запада в отношении Польши и Украины. Эти различия уже спровоцировали войну на востоке Украины и аннексию Крыма. То есть российская агрессия в данном случае – это прямой ответ на действия, предпринимаемые Западом в отношении Украины.

Конечно, американские политики очень любят заявлять во всеуслышание, что, дескать, российская агрессия на Украине не повлияет на то, как мы пытаемся интегрировать Украину в Запад. Но это абсурд. Войну нельзя игнорировать – это невероятно важный фактор.

– Если США примут решение поддержать Украину в военном отношении (а, как мы знаем, они уже это делают с «Джавелинами»), то как? Поставка летальных вооружений, посылка инструкторов, размещение воинского контингента, прямое участие в военных действиях, наконец?

– Вы спрашиваете о том, что Америка может сделать, или о том, что она должна сделать?

– И о том и о другом, если вы не против.

– США уже поставляют на Украину летальное оружие. Но даже поставка нелетального оружия (хотя это, конечно, несколько иной коленкор) означает прямую военную поддержку. Так что Вашингтон давно такую поддержку оказывает. И американские инструкторы там есть, я уверен. Конечно, Соединенные Штаты не размещают там войска, и я не думаю, что до этого дойдет. Правда, инструкторы – такая категория, которая в глазах неопытного наблюдателя имеет тенденцию масштабироваться драматически и выглядеть уже не совсем корпусом советников… Но я не думаю, что у США есть желание выходить далеко за пределы поставки обычных вооружений и командирования конкретных специалистов.

Решение о направлении войск на Украину стало бы очень… ну очень непопулярным в Америке. В российско-американских отношениях больше всего разочаровывает то, насколько легко стороны вернулись к мышлению холодной войны. Обе стороны искренне считают, что модели и практики того времени лучше всего подходят для решения сегодняшних проблем. На Украине происходит ровно это – противоборствующие державы, не вступая в прямое соприкосновение, поддерживают опосредованный конфликт. Но в такой ситуации, когда одна сторона – Россия – непосредственно в этот конфликт вовлечена с военной точки зрения, у ее оппонента возникает благоприятная возможность, не прикладывая особенных усилий, очень осложнить ей жизнь – теми же поставками оружия, отправкой инструкторов и так далее.

Во время холодной войны обе стороны занимались этим с безрассудным пренебрежением ко всем остальным, что наносило огромный урон странам, «попадавшим под раздачу». Если США все же решат увеличить уровень своего непосредственного вовлечения в войну на Украине, там начнется полноценная «война по доверенности» в так хорошо знакомом нам духе второй половины ХХ века. Это станет катастрофой для России. Катастрофой для Соединенных Штатов. Но больше всего катастрофой для Украины, которая станет полем боя для решения вопросов, относящихся в большей степени ко взаимоотношениям России и Америки, чем к самой Украине.

– Каково стратегическое значение Украины для США?

– С точки зрения чисто геополитической Украина, пожалуй, значит совсем немного. Она слишком далеко, у Соединенных Штатов и Украины нет истории взаимоотношений, нет существенного экономического интереса, украинская тема не слишком важна для внутренней политики США.

Но, очевидно, есть гораздо более широкий политический контекст – американский проект по стабилизации и развитию демократии в Европе. Соединенные Штаты считают это своей исторической миссией с 1941 года. И есть, конечно, российский фактор. Во времена холодной войны интереса одной стороны к какой-то стране было достаточно, чтобы другая также начинала испытывать к ней интерес. И это никогда не было особенно благоприятным ни для кого.

Точка зрения США на Украину во многом формируется в рамках дискурса о России: мы, дескать, не можем позволить России нанести урон суверенитету Украины, вести агрессию безнаказанно и извлекать из нее выгоды. Российский фактор остается важнейшим элементом американо-украинских отношений. С другой стороны, эти отношения за последние 20 лет складывались так, что в американском профессиональном сообществе, занимающемся международной политикой, сложилось твердое убеждение: успех Украины важен для США, не совсем понятно почему, но факт остается фактом. Это устойчивое мнение.

– Одним из ключевых вопросов государственного и национального строительства на Украине является вопрос децентрализации – и внутренний конфликт вокруг этого вопроса. Как, по вашему мнению, к этой проблеме относятся американцы?

– С идеологической точки зрения американцы не видят проблемы в децентрализации. Сами Соединенные Штаты – изрядно децентрализованная страна, а федерализм – правильный подход к госуправлению. Он создает хороший баланс. Так что в каком-то смысле США будут приветствовать идею. Но не в их интересах (и это не их задача, в общем-то) определять внутреннее конституционное устройство Украины. В американских интересах – чтобы на Украине наконец нашли такую – неважно какую – модель, которая устроила бы всех. Проблема с децентрализацией на Украине состоит в том, что эта децентрализация на деле – не то, что под этим подразумевается. И то, что в таком виде она может представлять угрозу украинскому суверенитету.

Любая децентрализация несет риски целостности государства, а в нашем случае очевидно намерение России добиться такого соглашения, которое позволяло бы использовать децентрализацию для влияния на Киев. Причем таким способом, что действительно возникает вопрос – является ли оно вмешательством во внутренние дела страны или нет. Но такой уровень вмешательства может по понятным причинам показаться неприемлемым людям в Киеве. Если, допустим, в восточной части Украины возникает региональное правительство, которое на деле является марионеткой Москвы, и оно получает право вето или иную возможность напрямую влиять на политику центральной власти Украины, для последней это становится серьезнейшей проблемой. В Киеве очень боятся децентрализации, и частично этот страх обусловлен простым нежеланием делиться властью с регионами, подобное наблюдается во многих странах. Но частично это и опасения, что Россия злоупотребит такой децентрализацией. США, вероятно, будут солидаризироваться с позицией Киева по этому вопросу. И не будут пытаться навязать децентрализацию, которая, по их мнению, могла бы нанести ущерб суверенитету Украины.

– Могут ли США или Европа принять серьезное, непосредственное участие в затяжном процессе государственного и национального строительства на Украине, чтобы трансформировать его в безупречную историю успеха в европейском стиле? Инициировать смену элит, например? Каков предел такого участия и связанных с этим обязательств?

– Европейцы (и до некоторой степени американцы) уже довольно активно участвуют в проекте. Не думаю, что это означает, что они готовы непосредственно менять правящие элиты. Скорее, цель в том, чтобы сделать систему власти на Украине настолько открытой, что элиты менялись бы сами, если у населения будет такое желание. И по приходе к власти элиты не использовали бы ее для личного обогащения и не плодили бы коррупцию. В процессе гос- и нацстроительства на Украине Европа и Америка, по сути, участвуют уже четверть века. Конечно, нельзя сказать, что этот проект удался… все это время, говоря об Украине, повторяют одно и то же – раньше все было плохо, но теперь мы нащупали необходимую формулу внутренних реформ. Это говорили и 20 лет назад, и 15, и 10. После 2014 г. Украина добилась некоторого прогресса, но все согласятся, что впереди еще долгий путь, успехи проекта национального строительства на Украине по меньшей мере сомнительны. Конечно, здесь есть влияние и российского фактора… Но нацстроительство – очень тонкий и хрупкий процесс; уничтожить или глубоко дестабилизировать нацию гораздо проще, чем построить. И если США и Европа пытаются реализовать свой проект национального и государственного строительства на Украине, а Россия пытается его разрушить – это неравный бой, поскольку дестабилизировать Украину гораздо проще, чем стабилизировать ее. Я смотрю на перспективы без оптимизма.

Что же до степени участия или объема обязательств – со стороны США этот уровень уже гораздо выше, чем можно было себе представить. Я не думаю, что такое участие может преодолеть серьезное противодействие, но участие эластично, оно легко восстанавливает утраченные в результате такого противодействия позиции. Уровень вовлечения Европы отличается от американского, конечно, поскольку Украина – в Европе, и Европа не может «вернуться домой», как могли бы американцы. Один из постулатов политики ЕС в том, что каждый новый член Евросоюза хотел бы иметь своими соседями других членов Евросоюза. Конечно, такой подход не лишен своих ограничений, но страны, соседствующие с Украиной, по понятным причинам хотели бы, чтобы Украина была стабильной и демократичной. И чтобы она была членом ЕС. И мне такая политика представляется достаточно мудрой. Она сложна для исполнения, конечно, но в этом и состоит гений Евросоюза, стимулирующего каждую страну способствовать стабильности и развитию демократии в соседских странах.

В случае с Украиной противодействие со стороны России затрудняет этот процесс, который с самого начала был очень непростым. И я не уверен в конечном успехе этого предприятия, но уверен в том, что Европа будет в него вовлечена очень серьезно.

– Возможна ли ситуация win-win для всех участников этого процесса?

– Безусловно. Ее нетрудно обозначить – независимая, стабильная Украина, имеющая эффективные взаимоотношения с обеими сторонами, не входящая в союзы, которые каждая из сторон считает угрожающими для себя. Это известная схема, и описать ее просто. Но совсем непросто реализовать на практике. Поскольку для этого каждая сторона должна быть уверена, что Украину не используют против нее. Москва уверена, что если Киев станет чем-то вроде западного форпоста, это поставит под угрозу способность России проводить свою политику и в ближайшем международном окружении, и внутри страны.

Таким образом, создать образ действительно независимой и стабильной Украины, который удовлетворил бы Россию, чрезвычайно сложно. К сожалению, практически то же самое можно сказать и о другой стороне. Мы видели реакцию Запада на действия считавшегося более или менее пророссийским киевского режима до событий на Майдане 2014 года. Менее параноидальную, чем российская, но, по совести, лишь немногим менее.

Это большая трагедия. На Украине происходит фундаментальное столкновение интересов России и Запада. Не доверяя друг другу, подозревая противоположную сторону в намерении использовать Украину против оппонента, они просто не могут найти таких договоренностей, которые устроили бы обе стороны в равной степени. Особенно печально это для Украины, на которой противостояние сказывается крайне неблагоприятно. Вместо того чтобы стать источником и средой построения доверия между Россией и Западом, Украина превратилась в источник и среду конфликта. И все те проблемы, которые мы обсудили, способны лишь обострить конфликт, взаимное недоверие и страхи.

При этом мы с парадоксальным спокойствием и даже комфортом воспринимаем подобный уровень противостояния держав – мы жили (и выжили) в таких условиях во время холодной войны, мы до некоторой степени мифологизировали память о ней. Но на деле это же был кошмар. И то, что США и СССР не закончили ядерной войной – результат и политической прозорливости, и глубокого понимания роли ядерного оружия. Но в какой-то мере это случилось и благодаря чистому везению. Не хотелось бы повторять такой эксперимент. Но мы неотвратимо стремимся к этому. И это очень печально.

Беседовал Александр Соловьев

Украина. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634779 Джереми Шапиро


Украина. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634777

«Магический кристалл»: робкий взгляд в военно-политическое будущее

Резюме В условиях геополитического и внутреннего конфликта, каждый из которых является и острым, и хроническим, заглядывать даже на 12-15 лет вперед – гиблое дело. Все же пытаемся, задав ведущим экспертам разных стран вопрос, каким могло бы быть военно-политическое положение Украины в Европе, например, в 2030 году.

В условиях связанных с Украиной геополитического и внутреннего конфликтов, каждый из которых является и острым, и хроническим, заглядывать на 12–15 лет вперед – гиблое дело. Все же попытаемся, задав ведущим экспертам из разных стран вопрос, каким могло бы быть военно-политическое положение Украины в Европе, например, в 2030 году.

Жан-Мари Геенно, заместитель Генерального секретаря ООН по миротворческим операциям (2000–2008), президент неправительственной организации «Международная кризисная группа» (2014–2017):

Слово «Украина» означает «пограничная земля». В этом и заключается проблема. Ее будущее невозможно отделить от широкой геостратегической перспективы. Будут ли Россия и Западная Европа к 2030 г. по-прежнему находиться в состоянии конфронтации или наладят сотрудничество? Украина имеет обоснованную необходимость в защите своего суверенитета и для этого могла бы присоединиться к европейским и евроатлантическим институтам, таким как НАТО и/или ЕС. Члены Североатлантического альянса и Европейского союза разделяют заинтересованность Украины в сохранении суверенитета и территориальной целостности всех европейских стран, но вместе с тем у них есть законное право не брать на себя дополнительных обязательств. Кроме того, им следует позаботиться и о том, чтобы оставить пространство для сотрудничества с Россией и не допустить усугубления разрыва с ней.

Что это означает для Украины? Нейтральный статус наподобие того, которым обладает Австрия, противоречил бы чаяниям всех европейских государств о суверенитете, если только он не отражал бы однозначное и независимое требование украинской стороны. Подобный запрос может поступить только в контексте сотрудничества с Россией. Если бы таким отношениям суждено было развиться, необходимость вступать в НАТО стала бы менее актуальной, но и у России осталось бы против этого меньше возражений. В такой ситуации допустимым решением для Украины было бы не стремиться к членству в НАТО, а для России – приветствовать участие или тесное взаимодействие Украины с Европейским союзом. Если конфронтация в отношениях между Западной Европой и Россией сохранится, Украина останется полем битвы. Маловероятно, что США захотят взять на себя дополнительные обязательства в области безопасности в Европе и одобрят вхождение Украины в НАТО, но Евросоюз будет по-прежнему заинтересован в демократической и процветающей Украине. Если этого удастся достичь, появится более надежная основа для долгосрочного подлинного партнерства между Россией и Европейским союзом. Параллельное расширение ЕС и НАТО после холодной войны было серьезной ошибкой. Разделение этих процессов, которое будет зависеть от позиции России, сможет заложить фундамент для новой эпохи сотрудничества.

Томас Кляйне-Брокхофф, руководитель берлинского отделения Германского фонда Маршалла (США). В 2013–2017 гг. возглавлял службу политического планирования и секретариат президента Германии (Йоахим Гаук):

К 2030 г. Европа будет охвачена разноскоростными и разнонаправленными процессами. Страны не просто станут следовать одним курсом неодинаковыми темпами. Европа превратится в подобие Солнечной системы. Государства вращаются вокруг центра, но с разной скоростью и на разном расстоянии.

Отправной точкой данного процесса можно считать Маастрихтский договор 1992 г., заложивший основы валютного союза. Странам, объединенным общей валютой, необходима дальнейшая интеграция, чтобы сохранить или упрочить стабильность. Несмотря на негативное отношение остальных членов Евросоюза, валютный союз, объединяющий сегодня 19 стран, – ядро и оперативный центр Европы. Другие члены ЕС могут выбирать: присоединиться к валютному союзу, оставаться вне его или продолжать дистанцироваться.

Последний вариант наглядно продемонстрировал британский референдум 2016 года. Великобритания по-прежнему ощущает притяжение европейского центра, но она стала первой крупной западноевропейской державой, ступившей на путь, пролегающий за пределами Европейского и валютного союзов.

Вот тут можно говорить об Украине. Договор о выходе Великобритании из Евросоюза, вероятно, поможет определить условия торговли с группой стран на периферии европейского континента. В эту группу может войти и Турция. Этот внешний круг может (а может быть, и нет) трансформироваться в аналог Европейской ассоциации свободной торговли (EFTA). Экономические плюсы такого объединения почувствуют и другие страны, например Россия.

Безопасность – другой, но связанный с первым вопрос. Пока Россия придерживается ревизионистской позиции и вмешивается в дела других стран, НАТО останется относительно единой структурой. В то же время маловероятно, что альянс захочет (и сможет) взять на себя обязательства подобного масштаба. Поэтому в сфере безопасности возможно появление альтернативных вариантов по аналогии с Солнечной системой. В этом случае Украина получит возможность выбирать союзников и укреплять собственную безопасность, не требуя гарантий по статье 5 устава НАТО. Москве придется принять такие варианты.

Иными словами, европейский порядок к 2030 г. будет «изготовленным на заказ», а не шаблонным.

Томас Грэм, управляющий директор Kissinger Associates, старший директор по России и Евразии в администрации президента США (Джордж Буш) в 2001–2007 гг.:

Есть вопросы, на которые сложно ответить, особенно в период постоянных изменений в Европе и Евразии. Каким будет регион в 2030 году? Продолжат ли НАТО и Евросоюз существовать в своей нынешней форме? В каком состоянии будут пребывать продвигаемые Россией интеграционные проекты в Евразии? Насколько значимым экономическим и геополитическим игроком в Европе окажется Китай? Как станут развиваться отношения России с США и с Западом в целом? Все эти вопросы повлияют на положение Украины в европейском геостратегическом ландшафте.

Еще одним важным фактором станет развитие самой Украины, на которую, безусловно, будут оказывать влияние Россия, США, ведущие европейские государства и некоторые другие игроки, в частности Китай. Если Украина консолидируется как демократическое государство, ей удастся реализовать себя на европейской траектории, участие в ЕС и НАТО станут реальными перспективами (до 2030 г. членство в блоках маловероятно, как бы ни развивалась ситуация), а влияние России продолжит постепенно снижаться. Если укрепится националистический популистский режим, Украина превратится в дестабилизирующую силу в Черноморском регионе и Восточной Европе в целом (вероятность такого развития событий возрастет, если подобные режимы установятся в других странах региона, например, в Турции или Польше). Если Украина останется в нынешнем состоянии или региональные силы подорвут власть центрального правительства, страна по-прежнему будет представлять собой объект геополитической борьбы или буферную зону между Россией и Западом.

Последний вариант наиболее вероятен. Отсюда вопрос: как Россия и Запад будут вести борьбу и каким образом различные акторы внутри Украины станут использовать противостояние внешних сил? Признание Россией и Западом нейтрального статуса Украины могло бы снизить накал соперничества, но не прекратило бы его полностью, тем не менее ситуация успокоилась бы до нового витка противостояния между Россией и Западом.

Для России Украина представляет жизненно важный интерес с точки зрения истории, безопасности и психологии. Трудно представить себе сценарий, при котором Россия могла бы отказаться от своих интересов на Украине в ближайшие 15 лет. В Европе ситуация другая. Там уже ощущается усталость от Украины. Чем медленнее реформы на Украине, тем быстрее усталость станет нарастать, и в какой-то момент Европа окажется готова отдать Украину России. Для Соединенных Штатов Украина была ключевым фактором ухудшения отношений с Россией, но сегодня американский интерес превратился в функцию, обусловленную общим состоянием отношений с Москвой. Если отношения улучшатся, Украина утратит значимость для США.

Госсекретарь Тиллерсон заявил, что разрешение украинского кризиса имеет ключевое значение для улучшения российско-американских отношений. Сейчас это действительно так, но в ближайшие 15 лет какое-то другое событие – например, серьезная террористическая угроза для США и России – вполне может привести к сближению двух стран, даже если украинский кризис останется неразрешенным. В этом случае Украина станет для Вашингтона менее существенным вопросом в контексте российско-американских отношений.

Если отношения и дальше будут ухудшаться, интерес США к Украине сохранится, но вряд ли Киев станет ключевым американским союзником за пределами НАТО, несмотря на заявления об обязательствах по его защите, которые можно воспринимать как неверные сигналы. Трудно представить себе сценарий, при котором Соединенные Штаты направят собственные войска для защиты Украины, кроме крупного военного конфликта с Россией (в котором не заинтересована ни одна из сторон).

Александр Чалый, чрезвычайный и полномочный посол Украины, бывший первый заместитель министра иностранных дел Украины, бывший советник по международным вопросам президента Украины (В.А. Ющенко):

К 2030 г. Украина будет существовать как независимое суверенное центральноевропейское государство, не входящее ни в НАТО, ни в ОДКБ. Практически все европейские государства и государства – члены ООН будут признавать ее границы на момент провозглашения независимости в 1991 году.

В системе европейской безопасности Украина останется ключевым элементом и будет играть одну из трех возможных ролей:

поле прямой нерегулируемой конфронтации («игры без правил») между «коллективным Западом» (НАТО) и Россией – негативный сценарий;

ключевой соединительный элемент евроатлантического пространства кооперативной безопасности от Лиссабона до Владивостока – позитивный сценарий;

де-факто разделенная страна с замороженным конфликтом, поле регулируемой конфронтации («игры по правилам») между НАТО и Россией – базовый сценарий.

Первый сценарий («ни войны, ни мира»), по существу, продолжает нынешнюю ситуацию и наименее желателен с точки зрения как украинских национальных интересов, так и интересов европейской безопасности. Он представляется наименее вероятным – не более 15%. В его рамках восстановление территориальной целостности Украины в границах 1991 г. невозможно.

Второй сценарий («холодный мир») возможен, если в сфере европейской безопасности «новая разрядка» возьмет верх над господствующей ныне конфронтацией. Это предполагает подтверждение в той или иной форме на общеевропейском уровне принципов Парижской хартии-1990 и международно-правовое признание нейтрального статуса Украины в пакете с договоренностями по восстановлению территориальной целостности. Этот сценарий представляется наиболее желательным для создания устойчивой системы европейской безопасности, его вероятность около 35%.

Третий сценарий («холодная война» или «мирное сосуществование») предполагает глубокую заморозку конфликта с помощью миротворческих сил ООН/ОБСЕ и возведение «новой берлинской стены» по линии разграничения между материковой Украиной, незаконно аннексированным Крымом и оккупированной частью Донбасса. Это возможно, если Запад и Россия подчинят конфронтацию «правилам игры», частично или полностью подтвердив принципы Хельсинкского Заключительного акта. В рамках данного сценария восстановление территориальной целостности Украины в границах 1991 г. также невозможно. Поэтому он менее желателен, чем второй сценарий, но представляется наиболее вероятным (50%) на следующее десятилетие.

В целом возможность реализации каждого из сценариев будет определяться общеевропейским мейнстримом в сфере европейской безопасности и внутриполитическими тенденциями Украины. Очевидно одно – украинский кризис привел к полной дезинтеграции европейской системы безопасности. Соответственно без четко определенного и приемлемого для Украины международно-правового статуса страны создание новой устойчивой системы европейской безопасности к 2030 г. невозможно.

Тимофей Бордачёв, глава Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ «Высшая школа экономики», директор евразийской программы МДК «Валдай»:

Через 15 лет Украина как часть европейского политического и экономического ландшафта будет представлять собой активно деградирующую классическую «серую зону» между Россией и Европой, сочетающую сотрудничество и враждебность. Эта деградация связана как с внутриукраинскими причинами – природой украинской государственности в принципе, так и с невозможностью России и Запада договориться по Украине или «отпустить» ее. При этом формального развала страны не произойдет – через 15 лет у националистов сохранится способность к контролю столицы, армии и государственной безопасности. Одновременно из страны будут вымываться лучшие человеческие ресурсы.

Украина начала 2030-х гг. – это возвращение в середину XVII века, «дикое поле», то есть территория с поступательно угасающей промышленностью, частично милитаризованным сознанием, относительно массовой люмпенизацией и отсутствием эффективной управляемости.

Видимо, такой сценарий неизбежен и оптимален с точки зрения перспективы воссоединения большей части страны с Россией на правах автономии уже к середине века и откола от нее западных областей с образованием маргинального сельского государства на задворках все более гетерогенной Европы. Украина, вероятнее всего, навсегда утеряла шанс стать государством – субъектом, а не объектом европейской политики. Необходимо помочь стране и ее населению с минимальными потерями пройти этот тяжкий путь к очищению. Для России важно держать двери открытыми для жителей Украины, в первую очередь – в области образования.

Майкл Кофман, ведущий научный сотрудник Центра Вильсона (США):

Украина, учитывая ее размер, численность населения и географическое положение, останется одним из ключевых государств Восточной Европы. Эти характеристики предполагают потенциал, но не всегда обуславливают стратегическую значимость. Детерминанты власти XX века – территория и население – сегодня играют второстепенную роль в определении положения страны на международной арене. Украина может стать экономически более успешной, опираясь на сотрудничество с ЕС в торговле, но не вступая в официальные альянсы. Такую позицию сегодня занимает ряд стран, например Финляндия. Однако Украина не демонстрирует способности преодолеть слабость государственной власти и справиться с циклическими кризисами, которые отчасти обусловлены олигархической политикой. Поэтому на мировой арене статус Киева скорее всего будет выше, чем в первые десятилетия после независимости, но по-прежнему ниже потенциала страны.

Вопрос о долгосрочных перспективах для Украины нельзя рассматривать в отрыве от политики ведущих стратегических игроков, независимо от того, являются они противниками или союзниками. Евросоюз стал постмодернистским объединением, он не занимается геополитикой и не может вести эффективную внешнюю политику как единая структура. Украина имеет стратегическое значение для таких стран, как Польша и бывшие советские республики, которые считают ее буфером от будущих агрессий России, но большинство европейцев не разделяет такую точку зрения. Немногие сегодня мыслят категориями XX столетия. Минские переговоры, инициированные европейцами, продемонстрировали неспособность континента решать подобные проблемы, поэтому у отношений Украины и Европы есть определенный потолок. Европейцы не заинтересованы в Украине как в инструменте, который можно использовать против России, а у украинской элиты недостаточно мотивации, чтобы проводить реформы, необходимые для дальнейшей интеграции страны с европейским сообществом.

По иронии судьбы Украина остается стратегически важным приоритетом для единственной европейской державы, которая мыслит в терминах Realpolitik, – для России. Ситуация между Россией и Украиной останется нестабильной не только из-за конфликта в Донбассе, но и из-за реалий российской и украинской политики. Под давлением стороны в конце концов могут прийти к стабилизации отношений, но склонность к саморазрушительному поведению преодолеть не удастся. Великие державы часто являются главными врагами для самих себя. Существуют модели неразрешенных конфликтов, где периодически вспыхивают войны: Армения и Азербайджан из-за Нагорного Карабаха, Индия и Пакистан из-за Кашмира.

Вероятность экспансии НАТО на Украину чрезвычайно мала. После распада Советского Союза альянс расширялся как политическая организация. Сегодня НАТО пытается вновь трансформироваться в военную структуру. Следующий этап расширения альянса скорее всего затронет Балканы, а не Украину и Грузию. Сдерживание и подтверждение обязательств на Балтике оттянут на себя основное внимание НАТО, в то время как перед южными членами блока стоят другие стратегические задачи, связанные прежде всего с неразрешенным миграционным кризисом.

Возможно, открытые двери официально и не будут закрыты, но проем станет таким узким, что Украина и Грузия просто не смогут протиснуться. Киеву придется искать новые возможности регионального сотрудничества с сочувствующими ему соседями, а не с крупными структурами континента. НАТО может столкнуться с типичной организационной дилеммой, поскольку расширение блока ведет к постепенному снижению эффективности. Со временем региональные соглашения и альянсы будут давать участникам более ощутимые преимущества, особенно если к договоренностям присоединятся США.

Пока стратегическим приоритетом для Соединенных Штатов является Китай, поскольку в Вашингтоне не убеждены, что Россия представляет угрозу в долгосрочном плане. Такая точка зрения обусловлена слабыми демографическими и экономическими перспективами России. Если ситуация не изменится, США станут медленно увеличивать военную помощь Киеву, но глубина партнерства зависит от восприятия угроз в Вашингтоне. Процесс будет проходить по инерции, а не в соответствии с конкретной американской стратегией. Стратегическая функция Украины сегодня и в ближайшем будущем – быть инструментом против России. Однако дальнейшее развитие российско-американских отношений определит, понадобится ли этот инструмент. Все зависит от воли Соединенных Штатов и от того, какой выбор сделает Вашингтон в соперничестве великих держав. Россия и США вряд ли придут к modus vivendi, различия между ними являются структурными, тем не менее для Вашингтона на первом месте соперничество с Китаем, а не с Россией. Конфронтация еще не достигла дна, но в 2020-е гг. ситуация, скорее всего, стабилизируется, установятся новые правила игры. Поскольку соперничество с КНР занимает все большее внимание Вашингтона, к 2030 г. Украине, как и Европе в целом, придется доказывать свою стратегическую значимость.

Рейнхард Крумм, руководитель Регионального отделения по миру и сотрудничеству в Европе Фонда Фридриха Эберта (Берлин–Вена):

Роль Украины на международной арене к 2030 г. в значительной степени будет зависеть от процессов внутри страны. Именно они определят один из четырех вариантов:

лидер (высокая эффективность госвласти, высокая социальная сплоченность);

активист (низкая эффективность госвласти, высокая социальная сплоченность);

администратор (высокая эффективность госвласти, низкая социальная сплоченность);

враг (низкая эффективность госвласти, низкая социальная сплоченность).

Если исключить два экстремальных варианта – «лидер» и «враг» (себе и соседям), Украине нужно выбирать между статусом «администратора», т.е. государства с сильными институтами власти, или «активиста», т.е. государства со сплоченным обществом. Иными словами, к 2030 г. Украина будет находиться на пути к статусу нейтрального государства с гарантиями безопасности от ведущих держав, поскольку вариант «администратора» предполагает прагматичные шаги по экономической трансформации и сближению с ЕС, но дистанцированию от НАТО. Либо Украина будет стремиться к интеграции в Евросоюз, одновременно надеясь вступить в Североатлантический альянс.

Различные группы интересов внутри общества будут вести жаркие дебаты о том, как укрепить безопасность страны. Нейтралитет – это слабый вариант, учитывая провал Будапештского меморандума. Большинство (в государстве-«активисте») поддержит идею Украины как части Запада, поскольку это обеспечит необходимую модернизацию.

Украина сама несет ответственность за собственное будущее, но независимо от выбранного сценария к 2030 г. она по-прежнему будет находиться под влиянием ведущих держав. Задача «администратора» – сбалансировать влияние, чтобы обеспечить экономическую трансформацию. Китай и его инициатива «Один пояс, один путь» может использоваться как противовес попыткам России вмешиваться в развитие других стран. Россия, в свою очередь, по-прежнему будет обладать достаточным весом в Донецке и Луганске, которые юридически являются частью Украины, но фактически ориентированы на Россию. Соединенные Штаты продолжат рассматривать Украину как инструмент сдерживания внешнеполитических амбиций Москвы. В этой ситуации ЕС будет трудно добиться прогресса в реализации соглашений «Минска-2».

Вариант «активиста» предполагает, что Украине в равной степени тяжело противостоять влиянию всех вовлеченных держав. Китай и Россия воспринимаются как недружественные страны, все внимание сфокусировано на Западе, то есть ЕС и США. Хотя Евросоюз совершенствует военные возможности, в вопросах безопасности Украина больше надеется на Америку. При таком сценарии Вашингтон продолжает оказывать поддержку Киеву, а двери в НАТО для него по-прежнему открыты.

Эндрю Уилсон, ведущий научный сотрудник Европейского совета по международным делам (Великобритания):

Прогнозировать, какой будет Украина в 2030 г., – интересно с интеллектуальной точки зрения, но абсолютно бессмысленно. За 10 с лишним лет изменятся все релевантные параметры и ключевые игроки. В России скорее всего закончится эпоха Путина. Прогнозы о будущем ЕС меняются каждый месяц. Трамп превратил волатильность в стиль руководства. Технологические и социальные изменения в мире идут ускоренными темпами, опережающими политические перемены, международная система обречена постоянно догонять происходящие изменения, находясь на грани распада. Аномалии превратились в норму и уже никого не удивляют.

Да и сама Украина – нестабильная переменная. Украина, разделенная пополам по территориально-языковому принципу, – клише, которое умерло в 2014 году. Новые клише строятся на очень непрочном фундаменте. Украина стала более сплоченной после потери территории и под влиянием войны, но стабильного долгосрочного общественного договора с новым Юго-Востоком нет. Киев передал там власть местной элите, чтобы сдержать новый виток сепаратизма. Обретенный патриотизм на Украине можно назвать узконаправленным: есть гордость за армию и гражданское общество, однако политиков вполне обоснованно презирают, немногие сохранили приверженность общему благу. Все меньше людей готовы пойти на «временные жертвы» ради экономического благополучия в отдаленной перспективе (даже на традиционно более националистически настроенном Западе в 2016 г. 41% говорил «да», 43% ответили «нет»). В целом по стране 77% граждан не чувствуют себя «хозяином в доме», имея в виду Украину.

Другие факторы можно считать константой, поскольку их определяет логика ситуации. Быть националистом на Украине означает быть проевропейцем. Польский или венгерский вариант не получил распространения (пока). Факторы, способствующие радикальному европейскому популизму, не работают. На Украине есть свои вынужденные переселенцы, и она отправляет мигрантов в соседние страны, а не наоборот. К так называемому «исламскому фактору» можно отнести только крымских татар, которые заняли «правильную сторону» в нынешнем конфликте. Таким образом, в современной украинской политике мы видим слабый популизм в исполнении Юлии Тимошенко, Олега Ляшко и Вадима Рабиновича – под его прикрытием «старая гвардия» пытается остаться во власти, не меняя привычек. «Система» способна воспроизводить и защищать себя, пока будущие реформаторы стараются придумать новую парадигму, которая позволит бросить вызов действующей власти, но не приведет к хаосу «третьего майдана».

Изменить схемы торговли и переориентировать украинское лобби на Запад будет непросто. До 2013 г. торговый оборот Украины делился на три части: треть приходилась на Россию, треть – на ЕС и треть – на остальной мир. Сегодня объем торговли с Россией не превышает 10%, торговля с Евросоюзом растет в процентном выражении, но Украина останется слабо интегрированной, если ей не удастся подняться выше в производственно-сбытовой цепочке. Евросоюз продолжит пребывать в состоянии то кризиса, то кажущегося восстановления, но долгосрочный тренд – это неустойчивая интеграция. К сожалению, «внешнее кольцо» не может представлять зону укрепления суверенитета, как хотели бы такие страны, как Польша, скорее это зона провала, как показал пример Великобритании. Поэтому Украине вряд ли удастся присоединиться к какой-либо внешней зоне.

Экономическая ситуация улучшится, но Украина по-прежнему будет отставать от соседей. Поэтому ей не удастся достичь желаемого уровня интеграции с ЕС. Украине имеет смысл сбалансированно делать ставки на Китай и США. Отношения с НАТО останутся ситуативными. Любая стратегическая авантюра, связанная с Украиной, может нарушить обязательства по статье 5, которые альянс сегодня пытается сделать более надежными. Украина хочет использовать свое географическое положение, чтобы помочь преодолеть раскол между членами НАТО и его партнерами, но тут ей придется соперничать с польской инициативой «трех морей».

Сближение с Россией возможно, но Москва не должна делать ставку на «свою» Украину, т.е. пророссийские регионы или возвращение к власти пророссийских политиков; такой вариант приведет к дальнейшему распаду. Как можно дольше поддерживать Украину в нефункционирующем состоянии – также неверный вариант для России. Противоположный сценарий – эскалация напряженности, обусловленная ощущением «незавершенных дел» на Украине, – разрушит перспективы сближения на десятилетия.

Заставить Украину вновь взглянуть на проект ЕАЭС будет невероятно трудно. Россия сама подорвала привлекательность проекта, используя его как механизм реализации глобальной геополитической повестки и постоянно политизируя вопросы торговли как инструмент «мягкой силы», что мешает получать макроэкономические выгоды.

Алексей Фененко, доцент факультета мировой политики МГУ им. Ломоносова:

В ближайшие 15 лет ситуация вокруг Украины будет определяться четырьмя долгосрочными процессами.

Первый. Завершение консолидации украинской государственности на антироссийской основе. Этот процесс начался еще в 1960-е гг., кода в рамках УССР началась политика ускоренной языковой «украинизации» и оформилось полуоппозиционное националистическое движение. После создания независимой Украины в 1991 г. движение постепенно становилось основой украинской идентичности. «Евромайдан»-2014 и конфликт в Донбассе завершил формирование нынешней Украины как антироссийского государства.

Второй. Сохранение украинской государственности в прежнем качестве. Потеря Крыма и половины Донбасса оказалась для Украины некритичной и не привела к ее распаду. В украинских регионах отсутствует сколь-либо серьезное движение за автономию, не говоря уже о независимости. Украина сохраняет хотя и очень ослабленный, но в целом значимый военно-промышленный потенциал, унаследованный от СССР. Это порождает надежды украинской элиты и общества вернуть контроль над Донбассом, а, возможно, и Крымом.

Третий. Сохранение за Украиной статуса внеблокового государства. Территориальный конфликт в Донбассе и непризнание Украиной потери Крыма делает технически невозможным ее принятие в НАТО. Речь может быть только об особых формах военно-политического партнерства Киева со странами Запада.

Четвертый. Восприятие Западом Украины как важного компонента в политике сдерживания России. Для политических элит США и во многом стран ЕС (независимо от имен конкретных политиков) сохранение Украины в нынешнем виде – гарантия невозможности восстановления СССР в каком-либо качестве. Украина дает прямой коридор от Балтийского до Черного моря непосредственно вблизи российских западных границ. Поэтому страны Запада (прежде всего Соединенные Штаты) будут всемерно поддерживать Украину в ее противостоянии с Россией.

России пока не удалось сыграть на расколе Запада. Вопреки надеждам лета 2014 г. евроатлантические элиты континентальной Европы (прежде всего Германии и Франции) не стали посредниками между Москвой и Вашингтоном. Напротив, Германия полностью поддержала подход США, фактически отстаивая их интересы в рамках «Нормандского формата». В среднесрочной перспективе России придется сталкиваться с консолидированной позицией Запада по украинскому вопросу.

Эти процессы позволяют смоделировать два варианта развития событий.

Первый вариант – вооруженный конфликт России с Украиной. В настоящее время на Украине идет идеологическая подготовка к подобному конфликту. В Киеве делают ставку на «блицкриг» против ДНР и ЛНР, а при благоприятном стечении обстоятельств, возможно, и Крыма. В украинской элите распространены представления о том, что страны Запада с помощью угрозы полномасштабных экономических санкций удержат Россию от вмешательства в конфликт. Критический момент может наступить через 5–7 лет, когда в активную жизнь вступит поколение, воспитанное в логике войны с Россией и предельной русофобии. Результатом может стать российское вмешательство в военные действия по образцу грузинской операции 2008 года.

России следует учитывать возможность эскалации. Украина в отличие от Грузии обладает намного большим мобилизационным ресурсом и военно-промышленным комплексом. Страны Запада с высокой долей вероятности поддержат Украину финансами и оружием. Россия может быть втянута в вооруженный конфликт высокой степени интенсивности на Юго-Востоке Украины. Для успешного ведения военных действий России следует заранее выработать эффективные контрмеры в ответ на угрозу западных санкций в виде назначения США неприемлемой цены (например, удара по контролю над вооружениями или режиму нераспространения ЯО).

Второй вариант – преобладание логики «замороженного конфликта». В этом случае ситуация будет напоминать дипломатические усилия вокруг Нагорного Карабаха и Приднестровья. Вялотекущий переговорный процесс ведет к поляризации политических сил на Украине. Там будут выделяться радикалы (требующие военного решения проблемы) и умеренные (сторонники воздействия на Россию с помощью активизации отношений с НАТО). Такая ситуация может привести к новым политическим потрясениям на Украине.

В этом случае возникнет опасение фрагментации страны. Ослабление центральной власти приведет к усугублению автономных устремлений украинских регионов. Подобные региональные объединения станут создавать собственные органы власти и даже вооруженные формирования. Дезинтеграция Украины чревата опасностью серии мелких вооруженных конфликтов.

Страны НАТО будут стремиться к реализации первого варианта. Поэтому для России возрастет угроза непрямого вооруженного конфликта с участием НАТО на территории Восточной и Южной Украины.

Аркадий Мошес, директор исследовательской программы по Восточному соседству ЕС и по России Финского Института международных отношений:

К 2030 г. Украина, вероятно, создаст собственную, специфическую модель встраивания в западные механизмы обеспечения безопасности. Не будучи членом НАТО и не имея формальных юридических гарантий безопасности от США и тем более от европейских стран, Украина наладит с ними тесное военное и военно-политическое сотрудничество с элементами интеграции и будет получать от Запада существенную помощь. Особый характер отношениям придаст значительный по региональным масштабам военный потенциал самой Украины, вооруженные силы сдерживания, способные до определенных пределов самостоятельно решать задачи обороны территории, и абсолютный объем ресурсов, которые страна в состоянии выделять на соответствующие нужды.

При этом цели украинской и западной политики могут совпадать далеко не полностью, поскольку для Украины задача военного сдерживания России (даже в случае разрешения конфликта в Донбассе на условиях, приемлемых для Киева, и некоторой нормализации экономических отношений с Россией) останется гораздо более важной и акцентированной, чем для Запада.

Помешать становлению этой модели может отказ Украины от реформ и сохранение высокого уровня коррупции, за чем неизбежно последует новый период ослабления государства, снижение уровня национальной мобилизации и эрозия военного потенциала. Соответственно, в этом случае Запад утратит стимулы к тесному сотрудничеству с Украиной и инвестированию в ее безопасность.

Самуэль Чарап, старший научный сотрудник некоммерческой организации RAND Corporation:

Роль, которую Украина будет играть в европейской геополитике в ближайшие 15 лет, станет отражением двух факторов – внутреннего развития страны и амбиций внешних игроков. В плане внутреннего развития траектория не очень хорошая. Несмотря на некоторые реформы, начатые после Майдана, украинские политические институты чрезвычайно слабы, процветает коррупция, страна занимает второе место в Европе по уровню бедности. Можно предположить, что внутренняя нестабильность останется ключевым фактором, определяющим и одновременно ограничивающим роль Украины в будущем. России и Западу придется реагировать на вызовы, обусловленные ее внутренней нестабильностью.

В международном плане многие акцентируют внимание на праве Украины присоединиться к НАТО. Однако страна вряд ли получит приглашение от альянса в ближайшие 15 лет. Чтобы соответствовать стандартам НАТО, нужно провести масштабные реформы в сфере безопасности, урегулировать территориальные споры с Россией (Донбасс и Крым) и добиться консенсуса внутри альянса, а это будет очень трудно (если не сказать невозможно), учитывая позицию России. Право выбора, которым обладает Украина, не в состоянии перевесить нежелание НАТО предоставить ей этот выбор.

Помимо членства в НАТО, Украина может стремиться к заключению двусторонних альянсов безопасности с ведущими западными державами. Соединенные Штаты вряд ли предоставят Украине необходимые гарантии, учитывая ситуацию с Крымом и Донбассом. Вашингтон не предлагает подобных гарантий и другим европейским странам, не входящим в НАТО. Учитывая низкую вероятность официального союза, главный вопрос заключается в том, какие отношения Украина сможет строить вне его рамок. Если нынешний тренд сохранится, страна продолжит находиться на передовой новой холодной войны. Но если России, Западу и Украине удастся договориться о новом региональном порядке, у Киева появится шанс на более стабильное, не омраченное конфликтами будущее. Сегодня такие перспективы кажутся призрачными, но возможно, что в какой-то момент – в ближайшие 15 лет – стороны устанут от тупиковой ситуации и сядут за стол переговоров.

Натали Точчи, директор итальянского Института международных отношений (Рим):

В настоящее время Запад не рассматривает всерьез членство Украины в НАТО. Перспективы заложены более 10 лет назад на саммите в Бухаресте, но так и не реализованы. Вряд ли это произойдет в ближайшем будущем. Официально вопрос о членстве отложен, поскольку Украина не считается эффективно функционирующей демократией. Но в ближайшие 15 лет она вполне может стать таковой. Однако конфликт между Россией и Западом по поводу стран «Восточного партнерства» – и в первую очередь Украины – вряд ли разрешится, поэтому вступление Украины в альянс останется неприемлемым для многих нынешних членов НАТО. Ощущение незащищенности в связи с присоединением Украины к альянсу вопреки воле России будет настолько острым, что многие продолжат выступать против независимо от демократических стандартов.

Отдельно следует рассматривать вопрос о нейтралитете Украины. Принимать решение о ее членстве в НАТО будет сам альянс, а нейтралитет – решение страны. Ни НАТО, ни США, ни ЕС, ни даже Россия не должны считать, что могут договориться о статусе Украины между собой, через голову украинцев. Де-факто отрицание дееспособности Украины привело к нынешней ситуации. Украинцы должны сами прийти к консенсусу по поводу нейтрального статуса и жестких гарантий безопасности. НАТО, Соединенные Штаты, Евросоюз и Россия могут лишь содействовать этому процессу.

С точки зрения европейских перспектив, Украине нужно консолидироваться и трансформироваться в безопасное процветающее демократическое государство. Конечная цель ясна. Евросоюз пока не смог разработать эффективной внешнеполитической стратегии из-за отсутствия консенсуса по вопросам дальнейшего расширения и членства Украины и поэтому не может способствовать достижению этой цели.

Леонид Кожара, министр иностранных дел Украины (2012–2014), действующий председатель ОБСЕ (2013):

Главными факторами, определяющими положение Украины на стратегическую перспективу, будут:

Первый. Геополитическая роль как важнейшей транзитной страны, через территорию которой проходят три из десяти панъевропейских транспортных коридора, а к 2030 г. они соединятся с наземными маршрутами «Шелкового пути».

Второй. Потенциальная возможность интеграции украинской экономики с основными экономическими системами Европы и Азии (ЕС, Евразийский экономический союз, Китай) на базе уже существующих инструментов свободной торговли и ВТО, как минимум адаптация к сотрудничеству с ними.

Для максимально эффективного использования указанных факторов Украине необходимо коренным образом изменить нынешний курс на членство в ЕС и НАТО. Вследствие этого появится возможность осуществлять «равноудаленную» политику в отношении основных военно-политических союзов (НАТО, ОДКБ и других потенциальных образований) на основе международных гарантий внеблокового статуса. Киев должен стать главным модератором нового договора о европейской безопасности и превращения ОБСЕ в полноценную организацию безопасности и евроатлантического сотрудничества «от Ванкувера до Владивостока».

В то же время Украине нужно выстроить «равноприближенную» экономическую политику по отношению к основным материковым рынкам, адаптировать их стандарты и институционально закрепить их в национальном законодательстве. Позитивная геоэкономическая роль Украины реализуется только если она выступит своеобразным мостом, а не пропастью между Западом и Востоком Евразийского материка.

Иван Сафранчук, доцент МГИМО МИД России:

Украинские амбиции быть «мостом между Россией и Европой» потерпели крах. Ни Европе, ни России такой мост не нужен. Когда ее стали перетягивать и поставили перед выбором между региональными экономическими проектами, Украина, по сути, раскололась, хотя формально победили люди с лозунгами интеграции в Европу. Но для воплощения в жизнь этих лозунгов требуются реформы, причем очень глубокие, со сломом сложившихся схем – политических, экономических и социальных. Сопротивление этому огромное. Кроме этого, укрепление украинской государственности идет с большим националистическим уклоном, что тоже не способствует «европеизации».

На Украине пока нет внутренних сил для разрешения этих противоречий. Введение же тотального внешнего управления вряд ли возможно. К тому же готовность самой Европы принять Украину вызывает сомнения. В результате страна сползает к промежуточному варианту, что-то вроде «Белоруссии с другим геополитическим знаком».

Появится свой «батька». Он станет военно-политическим союзником США и НАТО, а также экономическим партнером ЕС, но неизбежны постоянные трения примерно такого же характера, как у Москвы и Минска. С Россией у украинского «батьки» возникают постоянные противоречия, вводятся взаимные санкции, ограничения и т.д. Примерно так же, как между Белоруссией и Евросоюзом. Но стену возвести не получится. Сквозь все эти противоречия будет прорастать жизнь – экономическая и социальная. На Украине у значимой части общества всегда останется тяга к России, и она в том или ином виде проявится.

Дмитрий Ефременко, заместитель директора ИНИОН РАН:

Желательный вариант. Украина в 2030 г. – внеблоковое децентрализованное государство, сумевшее восстановить контроль над территориями на Востоке страны на основе политического компромисса, достигнутого при активном содействии России, ЕС и США. Часть нынешних представителей ЛДНР интегрированы в украинский политический процесс, благодаря чему (а также общему возрастанию роли регионов) внутренняя политика страны отходит от крайностей радикального национализма, а внешняя становится более сбалансированной. Киев по-прежнему не признает российской юрисдикции над Крымом, но из прагматических соображений не слишком активно акцентирует эту тему. Никакой существенной военной инфраструктуры третьих стран на украинской территории не создается.

Украина по-прежнему далека от вступления в Евросоюз, но ассоциация с ЕС приносит экономические плоды. При этом постепенно восстанавливаются экономические отношения Украины с Россией и другими странами Евразийского экономического союза. Украинская ГТС используется для транзита российского газа, но уже как второстепенный маршрут. Основные поставки идут по «Северным потокам» и «Турецкому потоку». Страны Евросоюза снимают санкции с России, за исключением символического «крымского пакета». При всей желательности данный вариант представляется не слишком вероятным, поскольку даже объединенного давления России, Европейского союза и Соединенных Штатов окажется недостаточно, чтобы заставить нынешний украинский политикум реализовать основные положения Минска-2. В то же время отдельные украинские группы влияния через западное общественное мнение, СМИ и политическую оппозицию смогут успешно блокировать попытки лидеров Запада достичь взаимопонимания с Москвой по украинскому вопросу.

Реалистичный вариант. Конфликт на Востоке Украины заморожен, но Минск-2 фактически похоронен, шансы Киева на восстановление контроля над территориями ЛДНР по сути сведены к нулю. Украинская государственность и национальная идентичность консолидируются на антироссийской основе, но внутренней стабильности достичь так и не удается. За двенадцать лет происходит смена президентов и коалиций в Верховной раде, однако коррупция и общая неэффективность продолжают разъедать страну. Всплески социального протеста (новые майданы) только усиливают впечатление политического калейдоскопа. Разочарованное население осваивает более или менее эффективные стратегии выживания, автономные от политических пертурбаций в Киеве.

Происходит восстановительный экономический рост, отдельные инвесторы вкладываются в изначально рискованные проекты, которые из-за дешевизны рабочей силы оказываются вполне удачными. Полноценного членства в ЕС Украина не получает, но сотрудничество с Евросоюзом приводит к локальным институциональным улучшениям. Украинская ГТС приходит в упадок; через четыре-пять лет использование ее в транзитных целях практически прекращается.

Украина не входит в НАТО, но для России это в чем-то даже хуже, поскольку Украина остается военно-стратегической «серой зоной» с очень серьезным, хотя и не всегда афишируемым, присутствием США. Поставка натовских летальных вооружений и меры по повышению боеспособности украинской армии все больше беспокоят Москву. Готовность Украины идти в авангарде любых антироссийских проектов становится константой европейской политики. Режим антироссийских санкций со стороны Европейского союза подвергается определенной эрозии, но в целом Украина остается непреодолимой преградой для российско-европейского сближения. США охотно используют Украину как рычаг постоянного давления на Москву.

Луганск и Донецк делают все, чтобы показать, что «украинская страница» их истории перевернута окончательно; Россия, в свою очередь, заявляя о приверженности минским договоренностям, фактически переходит к полупризнанию неподконтрольных Киеву территорий Донбасса. Основной итог: крупного военного конфликта из-за Донбасса удается избежать, но устойчивое сближение России и ЕС невозможно, а украинская государственность и государственность российская все чаще видятся как несовместимые.

Не рассматривая кризисный вариант возобновления в Донбассе полномасштабных боевых действий (хотя его вероятность существенно выше нуля), стоит сказать о путях движения к желательному варианту. Внешние игроки в конце концов ничего решить за Украину и ее народ не смогут. Корень проблемы – внутри.

Но если основные действующие лица – Россия, ЕС, США – хотят добиться позитивного результата, им нужно сначала понять, что считать таким результатом. В случае договоренности об этом потребуется многолетняя совместная работа, направленная на то, чтобы убедить украинское общество и основные политические силы принять именно такой вариант будущего, осуществить необходимые для этого преобразования и шаги, направленные на внутреннее примирение. Это отнюдь не ситуативный компромисс, который может сложиться, например, по вопросу ввода в Донбасс миротворческого контингента ООН. Скорее, речь идет о консилиуме у постели «Sick Man of Europe-XXI».

Украина. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634777


Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 7 июня 2018 > № 2642156

ГП "Завод им.Малышева" (Харьков), одно из ведущих предприятий бронетанкового кластера госконцерна "Укроборонпром", приступило к подготовке организации серийного производства корпусов для легкой бронетехники- перспективных БТР-4Е и БТР-3Е, сообщает пресс-служба госконцерна.

Согласно сообщению, мероприятия по организации нового направления производства на ведущем бронетанковом заводе Украины обеспечиваются в рамках программы по дозагрузке производственных мощностей предприятия. На сегодняшний день ГП "Завод им. Малышева" уже заключены кооперационные договора о сотрудничестве с входящими в бронетанковый кластер госконцерна ГП "Харьковское конструкторское бюро машиностроения им.Морозова" (ХКБМ) и ГП "Киевский бронетанковый завод" (КБТЗ).

"На данный момент специалисты завода уже приступили к подготовительным работам по изготовлению первого экспериментального корпуса для БТР-4Е. После успешного изготовления изделия и прохождения тестовых испытаний ГП "Завод им. В.А. Малышева" получит разрешение (квалификацию) на производство. По результатам прохождения всех этих этапов согласования мы сможем приступить к серийному выпуску корпусов", - цитирует пресс-служба коммерческого директора предприятия Дмитрия Колесникова.

ГП "Завод им. Малышева" - известный в мире украинский производитель бронетехники. С января 2011 года по решению правительства Украины входит в состав "Укроборонпрома".

Как сообщалось, в условиях новых вызовов обороноспособности государства "Укроборонпром" в 2015 году обнародовал планы по кратному увеличению загрузки мощностей по производству бронетехники нового поколения. В первую очередь, речь идет о новом БТР-4 и его модификациях, новой БМ "Дозор" и ОБТ "Оплот".

В ближайшее время ХКБМ им.Морозова планирует начать поставки ВСУ новой версии известных на мировом рынке БТР-4Е – БТР-4МВ1 с усиленной по стандартам НАТО защитой.

Сегодня Украина готовит расширение ВТС со странами Юго-Восточной Азии и ведет продвижение на региональный рынок вооружений перспективной легкой бронетехники.

Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 7 июня 2018 > № 2642156


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 июня 2018 > № 2641396 Андерс Фог Расмуссен

Андерс Фог Расмуссен: Российские войска могут за несколько дней занять Украину

Die Welt, Германия

Бывший руководитель НАТО ответил на вопросы наших читателей в режиме онлайн.

Можно ли покончить с кризисом на востоке Украины? И насколько этот вопрос затрагивает НАТО? Андерс Фог Расмуссен — один из тех, кто может ответить на такие вопросы. С 2009 год по 2014 годы он был генеральным с секретарем НАТО, а с 2001 года по 2009 год — премьер-министром Дании. В среду в течение часа 65-летний Расмуссен в помещении службы новостей газеты «Вельт» в Берлине отвечал на вопросы наших читателей. Вот выдержки из беседы.

Вопрос: Г-н Расмуссен, сможет ли запланированная объединенная армия Евросоюза с центральным командованием в Брюсселе на самом деле способствовать более успешному разрешению международных кризисов? Может, осмотрительное и ориентированное на оборону развитие НАТО было бы более подходящей альтернативой?

Андерс Фог Расмуссен: Я согласен с вами, усиленное военное взаимодействие членов Евросоюза в обозримом будущем не является реалистичной альтернативой НАТО. Разумеется, мы должны все сделать для того, чтобы постоянно укреплять обороноспособность альянса, но вместе с тем мы должны осознать, что НАТО — надежная составляющая европейской безопасности в настоящее время, так будет и впредь.

Саша В. (Sascha W.): Готова ли НАТО противостоять масштабному танковому наступлению России, и в достаточной ли мере она вооружена на этот случай?

— В области обороны НАТО готова к тому, чтобы отразить любое нападение на любую страну — члена Альянса. Но чтобы такая ситуация сохранилась, мы должны постоянно поддерживать уровень инвестиций в современные технологии и наши возможности. Лучший способ сохранить мир состоит в том, чтобы убедительные оборонительные способности НАТО не позволяли потенциальному противнику даже подумать о наступлении.

Вальтер Д. (Walter D.): Сколько времени потребуется российским войскам для того, чтобы — при условии невмешательства НАТО — оккупировать Украину?

— Если бы Россия захотела, ее войска могли бы оккупировать Украину за несколько дней, хотя Украина за последние два-три года значительно укрепила свою армию из-за нападения на свою территорию. Однако президент Путин может вообще не прибегать к таким средствам; он надеется остановить дальнейшее продвижение Украины в сторону евроатлантического сообщества за счет дестабилизации обстановки на востоке Украины, начавшейся в результате его агрессии.

Док Цет (Doc Z): Как вы оцениваете перспективы членства Турции в НАТО?

— Я с большой тревогой слежу за некоторыми внутриполитическими событиями в Турции. Тем не менее важно, чтобы Турция и дальше оставалась членом НАТО, поскольку существует большая потребность в критическом и честном диалоге с Анкарой.

Док Цет (Doc Z): Почему Европа поддерживает ядерную сделку с Ираном, хотя эта страна параллельно разрабатывает (военную) ядерную программу и по-прежнему стремится к обладанию атомной бомбой?

— Я разделяю вашу озабоченность и откровенно признаю, что нынешнюю «иранскую сделку» ни в коем случае нельзя считать совершенной. Однако альтернативный вариант, то есть отсутствие какой-либо сделки, я считаю весьма плохим, поскольку тогда мы полностью отказываемся от контроля за ядерной программой Ирана, при том, что такая возможность появилась в результате сложных переговоров.

Хартмут Олфферс (Hartmut Olffers): Как вы оцениваете стремление Соединенных Штатов подвергать резкой критике Россию в связи с трубопроводом «Северный поток — 2»?

— На мой взгляд, «Северный поток — 2» нельзя назвать простым экономическим проектом, поскольку в значительной мере он представляет собой геостратегически мотивированную попытку расширить зависимость Европы от поставок российского природного газа. В интересах Европы сократить зависимость от одного поставщика энергоносителей за счет диверсификации поставок. Мне совершенно непонятен несбалансированный подход сторонников этого проекта.

Вопрос: Возможно ли в отдаленном будущем вступление России в НАТО?

— В принципе, Россия в любой момент может стать членом НАТО — при условии выполнения ей предусмотренных критериев. Пока в НАТО нет соответствующей заявки со стороны Москвы, и, если быть честным, то я не считаю вероятным, что ситуация изменится в ближайшем будущем.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 июня 2018 > № 2641396 Андерс Фог Расмуссен


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 июня 2018 > № 2641392

Я не боюсь

Соня Кошкина, LB.ua, Украина

Да, вечером пятницы меня вызывали в СБУ. Как и многих других моих коллег.

В связи с делом Бабченко и пресловутым списком то ли 30, то ли 47.

Вышло так, что пойти я не смогла. Позже, узнав о происходившем на встрече, следующие дни посвятила анализу произошедшего. И приняла для себя следующее решение: никуда не ходить, ничего не подписывать, охрану не брать. В фарсе не участвовать. И вот почему.

История первая. Бабченко

Историю с «угрозами журналистам в связи с делом Бабченко» стоит очень четко разделить на две части. Первая — сама, собственно, инсценировка убийства Аркадия и его последующим «воскрешением».

Когда эмоции улеглись (а там для каждого нормального человека не могло быть чего-либо, кроме слез счастья), осталось много вопросов. На которые лишь предстоит дать ответы. Вопросов, которые с каждым днем лишь множатся.

А) Можно ли было обойтись без «инсценировки»? Может, и можно было. Вероятно, высшие чины СБУ и ГПУ когда-то расскажут об этом подробно. Когда-то, точно не сейчас.

В любом случае, если речь идет о спасении конкретной человеческой жизни, прочие аргументы состоятельность теряют. В том числе про честь профессии и т. д. Одно дело — бойко комментировать в фейсбуке; другое — столкнуться с настоящей угрозой собственной жизни. Или своей семьи. Кто сталкивался — поймет. Остальным — не дай Бог даже приблизительно понять, каково это. Так вот, тут каждый принимает решение для себя. И этот выбор не подлежит оценке широких масс, кем бы ты ни был — журналистом или воспитателем в детском саду.

Б) Когда будут предъявлены доказательства «российского следа» в деле Бабченко?

Для сохранения реноме украинских силовиков в лице западных партнеров, да и всего цивилизованного мира, сие критично важно. Формулировка «на суде все узнаете» не работает. И закрытые встречи с послами тоже не помогут.

Да, к слову, если в истории с Бабченко действительно была задействована российская сторона, в ближайшие годы Аркадию предстоит жить под бдительным оком охраны. Круглосуточной. Так как северный сосед подобное не прощает.

Список. То ли 30, то ли 47

Впервые информация о «списке 30» появилась сразу после «воскрешения» Аркадия Бабченко. Согласно официальной версии, инсценировка убийства понадобилась именно для того, чтобы не только спасти Бабченко, но получить сведения о следующих потенциальных жертвах.

По словам Юрия Луценко, ожидалось, что список поступит вместе со вторым траншем оплаты киллеру. Но что-то, видимо, пошло не так, и уже вскоре генеральный прокурор объяснял: список попал в ГПУ благодаря новой спецоперации по разработке третьих лиц в окружении Бориса Германа, так как у Германа перечня не оказалось. Хотя сам Герман на суде говорил, что передал список украинским контрразведчикам еще до «убийства».

Вполне вероятно, Герман врет, но ясности истории это все равно не добавляет.

Важно отметить: даже на том этапе речь шла все еще о 30 фамилиях. Не больше, не меньше.

На совместном брифинге с Луценко и Бабченко глава СБУ Василий Грицак признавался: по состоянию на конец четверга силовикам известны лишь «некоторые фамилии потенциальных жертв». Не все. Некоторые.

В тот же вечер LB. ua опросил ряд высокопоставленных и — что куда важнее — высококвалифицированных источников в органах. Из того, что удалось узнать: некий перечень действительно существует. Перечень врагов Российской Федерации, преимущественно — российских оппозиционеров и активистов, перебравшихся на ПМЖ в Украину и/или Европу. Более того, существует он уже достаточно давно (!). Но данные о присутствии в нем столь значительного числа украинских журналистов отсутствуют.

И вот, сутки спустя, выясняется, что фамилий не 30, а 47.

Внезапно.

Фигурантов вызывают в СБУ, но в здание главного офиса Службы на Владимирской приезжают только 17 человек. Допустим, еще несколько человек не доехали (как, например, я или Екатерина Сергацкова), но остальные-то где?

И как так вышло, что менее чем за 24 часа список «прирос» 17-ю фамилиями? Не за ночь ли его «дорисовали»?

Казалось бы: предъявите, дорогие украинские силовики, документ официально (!) и все вопросы снимутся. Более того, именно его обнародование станет лучшей защитой для всех его фигурантов.

Но нет, перечень якобы «засекречен». Раз так, простор для манипуляций безграничен. Их, собственно, мы уже наблюдаем. Так, не далее как вчера интернет-издание «Страна» обнародовала нечто, названное «списком». Два пожеванных листа формата А4 — без начала, без конца, с грубейшими ошибками в именах и фамилиях, корявыми ссылками на фб-профили и т. д.

«Расстрельный список». С гербовой печатью. Ага.

Как верно отметил Сергей Щербина, в перечне «имени Бабченко» отсутствует фамилия самого Бабченко. Но и это еще не все. В списке — по версии «Страны» — отсутствует еще минимум одна фамилия. Которая там раньше — LB. ua знает это совершенно точно — была. Фамилия близкого родственника одного высокопоставленного чиновника, пребывающего не в самых теплых отношениях с нынешней верховной властью.

Вспоминается ослик Иа со своим лопнувшим воздушным шариком и глиняным горшочком: «входит-выходит, входит-выходит».

Захотели: вписали, захотели — вычеркнули.

Для того, собственно, и затевалось.

История вторая. Украинские журналисты

Как уже отмечалось, вечером пятницы в главный офис СБУ на Владимирской пришли 17 украинских журналистов. Да, среди них были те, кто ранее жил и/или работал в РФ либо как-то связан с Крымом/Донбассом, но оные не составляли большинства. Зато были те, кто открыто критикует нынешнюю власть. Как в СМИ, так и в соцсетях. Больно и хлестко.

Всех собрали в большом зале, где присутствовали главы СБУ, ГПУ, начальник Нацполиции, прочие высокопоставленные силовые чины, а также следователи. За каждым из журналистов закрепили «своего» следователя. С каждого взяли «подписку о неразглашении» (от которой до статуса свидетеля по делу — один шаг). Каждому настоятельно посоветовали взять охрану.

Спрашивается: если фигуранты списка — такая уж «тайна за семью печатями», почему их не развели по разным кабинетам? Так, чтоб никто точно никого не увидел? И что — часом позже — под центральным подъездом СБУ делала камера «Прямого канала» (да и не только его). Случайно мимо проходила? Серьезно?

Не было ли целью устроителей мероприятия организовать сеанс массового внушения? Внушения страха, чувства незащищенности, неуверенности? «Фактор Путина» никто не отменял, а под него, увы, закамуфлировать можно что угодно.

Инстинкт самосохранения — один из базовых для любого живого существа. Когда он включается у человека, неизбежное следствие — подавленное состояние, склонность к совершению ошибок, которых в обычной жизни бы не допустил, желание залечь на дно, минимизировать всякие активности. Последнее — ровно то, что нужно нынешней украинской власти от тех, кто собрался в пятницу в СБУ, а также от тех, кто туда не доехал.

Но. Страх — эмоция быстротечная. И у силовиков есть куда более надежные способы «привязать» к себе неугодных.

Например, та же подписка о неразглашении. Или безобидный — на первый взгляд — статус свидетеля.

Казалось бы: пришел в СБУ, ответил на пару дурацких вопросов в духе «что вы думаете о российско-украинских отношениях?» (спросили б — приличия ради — знаком ли ты с Бабченко, однако обошлись) и гуляй себе спокойно. Но нет. Теперь ты — ввиду подписки, а также статуса своего — должен сто раз подумать, прежде чем что-то сказать. Тем более — написать. Поскольку обязательство «неразглашения» можно трактовать широко. Очень широко. Вплоть до маразма. В Украине так умеют.

А если к «делу Бабченко» «приаттачат» еще несколько резонансных… Ох, тогда уж совсем «гуляй душа».

И так — до выборов. До момента смены политического строя в стране.

Что я решила лично для себя

Внимательно просканировав публичное поле. Пообщавшись с источниками. Посоветовавшись с юристами. И людьми сведущими. Я для себя решила однозначно: в этом фарсе не участвовать.

А если вызовут на допрос (заочно уже анонсировали), допросить того, кто предназначен допрашивать. Не, ну а че? Профессиональную сноровку не спрячешь. У меня и правда много вопросов.

Первый: как я могу выступать свидетелем по «делу Бабченко», если мне о деле ничего, ровным счетом ничего, неизвестно? Да и с Бабченко мы знакомы шапочно, а очно крайний раз общались уже не вспомню когда.

Второй: причем тут угроза от РФ, если лично я об РФ не пишу? С целью дестабилизации ситуации на внутриполитическом поле? Так это украинской власти выгоднее поболе, чем российской.

Третий: где список? Почему его не покажут официально? Где — экспертизы? Где — подтверждения его, списка, правдивости? Где — российского его происхождения? Где — доказательства того, что — на основе этой бумаги — мне действительно угрожает опасность?

Ну, и так далее. Могу продолжать.

Подобные формулировки отечественных силовиков, конечно же, сильно обижают. В этом они подобны Президенту Порошенко с его сакраментальным: «Почему ты меня так не любишь?! Ведь я же Президент!». Как будто фактор президентства — действительно весомый аргумент для того, чтоб к человеку/институту относиться так, а не иначе.

Тут — аналогично.

На старте предвыборной кампании попытка «приручения» ряда ведущих журналистов и блоггеров подобными методами — «лучшее», до чего в принципе можно додуматься. «А что, так можно было?» — спросил бы Янукович из вчера. «Не расшатывай лодку, Путин нападет», — ответили бы ему из сегодня. Если только допустить, что «лишние» 17 фамилий появились по воле не Москвы, но Киева, рано или поздно это вскроется. Вскрывшись — обернётся серьезными проблемами для страны и необратимыми для некоторых ее нынешних руководителей — когда бежать будет некуда и не с чем.

Единственный способ избежать катастрофы — чем быстрее публично, именно публично, ответить на все сопутствующие вопросы. Вопросы, которые задают украинские журналисты и украинское общество. Не только украинские и украинское.

П. с. «Ты же понимаешь: для того, чтобы в правдивость „списка 47" уверовали, необходимо кого-то из его фигурантов грохнуть. По-настоящему, без инсценировок. Ну, или, как минимум, качественно припугнуть», — говорить мне коллега, он же — сосед по списку. Понимаю. Увы, понимаю. И пребываю в ужасе от того, что сегодня, в 2018-м году, после двух Майданов и четырех лет войны, мы в принципе способны подозревать отечественные спецслужбы в готовности совершить нечто подобное именем политических интересов. Очень хочется ошибаться.

П. п. с. «Что делать? Как быть со всем этим маразмом?» — спрашивает другой коллега. Тоже, разумеется, фигурант перечня. Мой ответ прост: жить и работать. Так, как будто бы ничего не произошло. Это — наша обязанность; наш как журналистов долг и наше единственное оружие.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 июня 2018 > № 2641392


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter