Всего новостей: 2459012, выбрано 108 за 0.283 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Казахстан. Франция > Легпром > inform.kz, 17 марта 2018 > № 2534314

Казахстанские и французские дизайнеры представили 4-метровые платья в Алматы

 В Алматы открылась выставка необычных 4-метровых платьев «Великий Шёлковый путь», созданных совместными усилиями казахстанских дизайнеров и французского художника-стилиста Ламина М, передает корреспондент МИА «Казинформ».

Автором идеи каждого из 8 платьев нестандартного размера является известный в мире моды французский художник-стилист Ламин М, однако немалую долю своего воображения и труда к созданию образцов приложили отечественные дизайнеры-участники Казахстанской недели моды (KFW) Ерлан Жолдасбеков (бренд Yerlan Zholdasbek), Гаухар Ахметова (бренд Kiori) и Камилла Ким, Эльмира Маемерова (бренд Mirel Marat), Жаркын Баймаханов (бренд Jarkyn Baimakhanov), Алексей Чжен и Лария Джакамбаева (бренд One-To-One), Тамара Ламанукаева (бренд Tamara Lamanukaeva).

«Это действительно талантливые дизайнеры, известные в Алматы, с индивидуальной техникой, манерой работы, люди, выбирающие мультикультурные ценности. Они очень много вложили своего личного труда в создание платьев. В моих глазах особенная ценность именно в артистическом плане, владении техникой, я видел, как они работали вместе со мной, очень уважаю, и необходимо обратить на них внимание. Я им желаю дальнейших успехов, они сделали прекрасную работу», - поделился мнением Ламин М.

У каждого платья - своя история. Например, автор платья «Царица Томирис» Камилла Ким вдохновилась историческими исследованиями 6 века до н.э., платье выполнено из натурального шелка с использованием техники «батик». На нем изображены обширные владения саков, завистливо смотрящий на них царь Кир со своим войском и голубое небо.

«Не могу сказать точно, сколько метров ткани использовано, сколько времени затрачено на каждое платье «Царица Томирис». Нам необходим был белый материал, на который мы наносили рисунки, весь концепт, цвета, это заняло много времени», - говорит Ламин М.

Открытие выставки совпало с началом франкофонной весны и приближающимся праздником Наурыз. Легкость, яркость и красочные орнаменты, присутствующие в каждой работе, как нельзя кстати передают атмосферу весенних праздников.

«Я не могу сказать, какая стоимость этих платьев. Потому что работа дизайнеров не оплачивалась вообще. А если бы я платил по тому уровню, на котором они работают, то она была бы очень дорогая. Эти платья не предназначены для продажи. Эти платья будут участвовать в различных выставках, говорить миру о Казахстане, знакомить мир моды с казахстанскими дизайнерами, и в этом плане коллекция бесценна», - отметил гость из Франции.

Работа шла около двух лет. Ламин М приезжал в Казахстан 6 раз, чтобы совместно работать с дизайнерами и обмениваться мнениями по разным вопросам.

«Наши дизайнеры привыкли работать в обстановке прет-а-порте, создавать коммерческие коллекции. В этом проекте работа шла над артефактом в чистом виде, который создается по другим канонам, чтобы затем эти идеи прочитывались в этом произведении искусства. Проект позволил нашим дизайнерам создать действительно произведения искусства, над которыми им без участия в проекте не пришлось бы работать, возможно. Эти платья будут представлять Казахстан в мире, ответственность была большая. Нужно было понятным художественным языком рассказать о нашей культуре, дизайнеры поработали как художники», - говорит PR-менеджер KFW Ботагоз Алдонгарова.

Отметим, модельер Ламин М родился в Камеруне в семье торговца тканями. С юности он интересовался работой мастера-закройщика. С тех пор идеи стиля, красоты и гармонии в одежде не покидают его.

В его творческой биографии был оригинальный проект под названием «Большие королевские платья», в соборе Сен-Дени, где похоронены короли Франции. Королевские платья - большие в буквальном смысле: их высота более двух метров. Они напоминают величественные статуи-колонны, которые в прошлом встречали паломников у входа в собор. Художник обратился к женской теме, переплетая между собой различные исторические династии Франции и культуры мира, где каждый может придумать или «соткать» свою историю. С целью дальнейшего развития этого успешного проекта Ламин М был приглашен в Казахстан Посольством Франции и Французским Альянсом Алматы с творческой резиденцией в 2016 году.

«Скорее всего, эта выставка после завершения в Алматы будет представлена в Астане. Далее она уедет в Париж. Сейчас я должен написать разрешительным органам, чтобы точно знать, в каком месте эти платья будут выставлены. Уже точно могу сказать, что эти платья точно будут выставляться на других выставочных площадках по миру. Я уже думаю о новом проекте. Не могу назвать имен, но уже думаю о том, чтобы создать новый проект», - заключил Ламин М.

Казахстан. Франция > Легпром > inform.kz, 17 марта 2018 > № 2534314


Китай. Франция > Легпром > chinapro.ru, 5 марта 2018 > № 2519828

Французская сеть магазинов, торгующая предметами роскоши, Galeries Lafayette планирует открыть торговый центр в Шанхае. Это торговое заведение станет вторым в сети Galeries Lafayette на территории Китая.

Магазин расположится в районе Луцзяцзуй, коммерческом и финансовом центре мегаполиса. По данным городских властей, в соответствии с соглашением между компаниями Galeries Lafayette (China) Limited и Shanghai Lujiazui Finance and Trade Zone Development Co., Ltd., площадь торгового центра составит 23 000 кв. м. Сотрудничество сторон рассчитано на 19 лет и 11 месяцев.

Первый магазин Galeries Lafayette открылся в 2013 г. в Пекине. Шестиэтажный торговый центр находится в районе Сидань и занимает площадь в 47 000 кв. м.

Напомним, что в 2016 г. французская сеть Louis Vuitton планировала закрыть 20% бутиков в Поднебесной. Этот французский модный дом отмечает снижение спроса на предметы роскоши. Сейчас в стране насчитывается 50 бутиков Louis Vuitton. Модный дом продолжит инвестирование в существующую сеть магазинов на территории Китая, чтобы повысить качество обслуживания клиентов.

Примечательно, что в крупнейших китайских мегаполисах – Пекин, Шанхай и Гуанчжоу – Louis Vuitton является самым желанным брендом для 18,8% опрошенных граждан. В городах поменьше аналогичный показатель составил 38,3%.

Китай. Франция > Легпром > chinapro.ru, 5 марта 2018 > № 2519828


Франция > Легпром. Экология > bfm.ru, 2 марта 2018 > № 2531638

С поло Lacoste исчез легендарный крокодил

Его сменили виды исчезающих животных. Компания выпустила лимитированную серию одежды, чтобы привлечь внимание к этой проблеме

Lacoste без знаменитого крокодила. Французская компания выпустила лимитированную серию поло, где легендарный логотип сменили десять исчезающих видов животных. В частности, калифорнийский кондор, северный лемур и суматранский тигр.

Всего в продаже появилось 1775 экземпляров. Это число неслучайно. Количество поло с тем или иным изображением соответствует оставшимся в мире представителям вида. Например, популяция калифорнийской морской свиньи насчитывает 30 особей, а бирманской черепахи — 40.

Поло продаются только во флагманских магазинах Lacoste в Европе и США. Каждая вещь стоит 150 евро, средства пойдут Международному союзу охраны природы. Комментирует основатель маркетплейса luxxy.com Владимир Евладов:

— Задачей бренда в данном случае является именно не продажа нескольких тысяч поло с брендом или без бренда, а их задачей является привлечение внимания к данной проблеме. То есть они поступили не как благотворитель, перечислив деньги, а как медийная единица, которая привлекает внимание к проблеме исчезающих животных. То, что данная коллекция является лимитированной, ведь все лимитированные коллекции всегда продаются дороже и очень быстро разбираются, и после этого уже становится коллекционным изделием, даже на вторичном рынке уже повышается в стоимости.

— Стандартная цена для поло у них какая?

— Все зависит от страны, где они продают. Они стоят где-то в районе 50-100 долларов.

Замена логотипа такого знаменитого бренда, даже временная, становится очень громким инфоповодом. Это несомненно привлечет внимание к исчезающим видам животных, названий которых многие даже не слышали, считает исследователь моды и главный редактор журнала Fashionograph Тим Ильясов.

«Несомненно, концепция интересная, вполне жизнеспособная. 150 евро за футболку — цена, которая не является высокой. Более того, я бы даже сказал, для столь лимитированной и значимой серии она является низкой. Это чуть-чуть дороже, чем базовая стоимость рубашки поло от Lacoste. Эффективно всегда футболки или те или иные вещи, будь то бомберы, бейсболки, которые оформлялись слоганами, логотипами тех или иных компаний в поддержку кого-либо и чего-либо, они всегда в мире моды вызывали резонанс, интерес, поэтому я думаю, что это интересное решение и, надеюсь, еще и очень полезное».

Крокодил на логотипе Lacoste находится с 1933 года — с момента основания компании. Партнерство с союзом охраны природы рассчитано на три года.

Франция > Легпром. Экология > bfm.ru, 2 марта 2018 > № 2531638


Китай. Франция > Легпром > chinalogist.ru, 16 февраля 2018 > № 2505992

Balenciaga перенес производство кроссовок в Китай

По информации китайского портала Jingdaily, представители популярного в Китае французского бренда кроссовок Balenciaga подтвердили, что с недавних пора кроссовки Triple S производятся на китайской фабрике. Покупатели Balenciaga из Китая расстроены тем, что перенос производства из Европы в Китай держался в секрете, тем более, что Triple S производятся в городском округе Путянь в провинции Фуцзянь, где производят также подделки знаменитых брендов.

В прошлом году в Китае начали борьбу с поддельными торговыми марками, маскирующимися под известные бренды, такими, как широко известные в России «абибас» или «рума». В частности, Верховный суд Китая уже запретил регистрацию торговых марок, в названии которых используются имена знаменитостей.

Программа защиты прав интеллектуальной собственности иностранных компаний стартовала в Китае. В рамках программы планируется бороться с посягательством на чужие права, предумышленной регистрацией товарных знаков, имитирующих существующие иностранные бренды, пиратским копированием интернет-файлов иностранных компаний, нарушениями патентного права и промышленным шпионажем.

Китай. Франция > Легпром > chinalogist.ru, 16 февраля 2018 > № 2505992


Россия. Франция > СМИ, ИТ. Легпром > forbes.ru, 15 февраля 2018 > № 2507424

Верный ассистент онлайн-шопинга: как устроена система ретаргетинга

Эмин Алиев

Управляющий директор Criteo Россия

Генеральный директор Criteo в России Эмин Алиев о том, как модные бренды «играют в догонялки» с покупателями на просторах Интернета

Онлайн-коммерция движется вперед стремительными темпами. Согласно исследованию Eurostat, две трети женщин в 2017 году совершали покупки онлайн. Принцип выбора товара с телефона с последующим выкупом с домашнего компьютера больше не действует — люди не боятся совершать покупки, в том числе дорогостоящие, в Интернете, и fashion-ритейлеры разворачивают настоящую борьбу за каждого покупателя.

Правила игры весьма просты: немногие в современном темпе располагают временем гулять по торговым центрам. Клиентки заходят в разные интернет-магазины, выбирают одежду, мониторят цены, складывают товар в корзину и совершают покупку — не выпуская телефон из рук. Чаще всего женщины покупают в сети одежду, обувь, аксессуары, книги и товары из категории «Travel». Но транзакция случается не всегда. Поэтому онлайн-ритейлер задается целью вернуть клиентку на сайт или как минимум деликатно напомнить о себе. В игру вступает ретаргетинг — инструмент, который создает персонализированную рекламу и показывает ее нужным людям.

Наверное, вы замечали, что, проведя вечер за выбором вещей в интернете, утром вы наблюдаете череду баннеров-напоминаний о вашем вчерашнем шопинге, причем сразу на всех ваших устройствах? Это и есть персонализированная реклама.

Как это работает?

Когда потенциальный клиент заходит на сайт интернет-магазина, на его компьютер веб-сервер отправляет небольшой фрагмент данных — «cookie», задача которого заключается в том, чтобы запоминать и анализировать поведение покупателя: просмотренные товары, время посещения сайта и многое другое — всего около 100 параметров. Как только пользователь покидает интернет-магазин, чтобы, например, зайти на сайт новостей или посмотреть погоду, ретаргетинговый механизм его «узнает», как старого знакомого. Остальное — дело техники: проанализировать покупательские привычки, рассчитать оптимальное предложение и сгенерировать баннер, который не только посоветует интересный товар, но и понравится конкретному пользователю.

Успешный ретаргетинг состоит из трех ингредиентов: прогноза, рекомендации и создания. Чтобы понять механизм работы, необходимо лирическое отступление о том, как идет борьба между компаниями за показ баннера потенциальному клиенту.

Индивидуально в каждой рекламной кампании ритейлер выставляет максимальную цену, которую он готов заплатить провайдеру ретаргетинг-сервиса за показ баннера пользователю. В момент, когда покупатель заходит на сайт и ждет его загрузки, происходит аукцион между компаниями, желающими показать свою рекламу. Чья цена выше — тот баннер и будет показан.

Так вот, прогноз — это способность механизма ретаргетинга распознать более перспективного покупателя, например, того, кто уже несколько раз клал продукты в корзину, но до оформления заказа так и не дошел. У него потенциал стать клиентом выше, чем у того, кто только однажды заходил на сайт несколько месяцев назад. Знание о потенциале позволяет ритейлерам назначать более высокую цену за более перспективных пользователей и таким образом отбивать их у конкурентов.

Второй ингредиент — рекомендация. Секрет в том, что пользователь видит баннеры не только с теми продуктами, которые он недавно просматривал, но и с теми, о которых он еще ничего не знает. Эти рекомендации разрабатываются на основе выводов о его потребительском поведении. Модный шопинг славится своей импульсивностью: где как не в сфере моды так сложно побороть непреодолимое желание купить какую-то вещь именно сейчас? Ретаргетинг лишь увеличивает вероятность.

Наконец, третий пункт — создание баннера. Казалось бы, в чем сложность? Нужно показать красивую картинку с логотипом бренда, пользователь вспомнит и сразу купит. Но не тут-то было, в этом аспекте очень важна персонализация. Баннер должен не просто изображать приглянувшийся товар, но и нравиться покупателю с эстетической точки зрения, органично вписываться в антураж сайта, на котором демонстрируется. На помощь приходят современные технологии, которые создают триллионы сочетаний шрифтов, цветов и изображений. Зная предпочтения пользователя, не так сложно выбрать комбинацию, которая ему понравится.

Персональный консультант

Ретаргетинг — механизм чувствительный и хрупкий. Пиши пропало, если ритейлер доверил настройку непрофессионалам: назойливо повторяющаяся реклама, pop-up объявления, выпрыгивающие из ниоткуда, сообщения к месту и не к месту, баннеры с рыболовными костюмами, хотя последние две недели вы искали кошелек Louis Vuitton. Успешный ретаргетинг также невозможен без учета кросс-девайса — пользоваться разными устройствами для проведения одной операции: по нашим данным, в четвертом квартале 2016 года более половины всех онлайн транзакций в России были совершены с помощью как минимум двух устройств.

В случае же грамотной настройки механизм становится советчиком: он знает не только предпочтения и нужды клиента, но и «знаком» с ассортиментом интернет-магазинов. Остается только сложить эти компоненты.

Бывает, что ретаргетинг ошибается и рекламирует уже купленный товар. В этом случае бездействие — тоже действие: не получив кликов, через некоторое время это объявление сменится другим, более релевантным. Кроме того, многие провайдеры услуг по ретаргетингу предусматривают кнопку на самом баннере, нажатие на которую позволяет исключить рекламу товаров конкретного производителя.

Минимизировать количество рекламы, которую вы видите, помогают расширения, блокирующие рекламу. Правда, некоторые ретаргетинговые компании сотрудничают с блокировщиками рекламы, поэтому иногда у adblocking-расширения появляется «выборочная слепота» — одни объявления он скрывает, а другие будто бы не видит и поэтому не блокирует.

Как уже говорилось, механизм ретаргетинга основан на сборе информации о вашем поведении с помощью «cookie», чей фрагмент сохраняется на компьютере. Регулярная чистка «cache» (буфера, в котором хранятся данные, скачанные из Интернета) поможет обнулить память и начать отношения с ретаргетингом с чистого листа. Это стандартная функция каждого браузера, только предварительно следует записать в надежный источник все пароли — компьютер забудет и их. Еще один способ — сброс настроек браузера. Он позволяет удалить вредоносные расширения и восстановить изначальные настройки браузера, которые были приняты по умолчанию. После этой процедуры пропадают самооткрывающиеся рекламные вкладки.

Эмоциональный шоппинг

Предложить интересный товар — не единственный способ для ритейлера обратить на себя внимание. Мы часто совершаем модные покупки под воздействием эмоций. Наглядный тому пример — предпраздничные распродажи, которые так популярны в Европе и США. Черная пятница, с которой начинается традиционный сезон рождественских распродаж, Киберпонедельник, распродажи в честь Дня святого Валентина, Дня матери и Дня независимости — лишь небольшой список. В такие дни скидки на товары достигают 90%, и покупатели, думая о близких и о выгодной сделке, сметают все на своем пути. По некоторым оценкам, жители США в Черную пятницу тратят более $60 млрд. Такая высокая потребительская активность не позволяет товарам залеживаться и дает производителям возможность в будущем опускать цены еще ниже за счет объемов продаж.

В России культура распродаж только получает свое развитие, однако с 2010 года Черная пятница проводится регулярно — и результаты весьма успешны: по данным Criteo, в 2016 году рост продаж в «Черную пятницу» составил 128%, в 2017 — уже 157%. Модная одежда — быстрорастущий сегмент рынка электронной коммерции, но она не относится к категории товаров первой необходимости и больше других индустрий зависит от тенденций и трендов. Задача поддерживать и увеличивать количество довольных клиентов только усложняется, и маркетинговые тактики модных домов в попытках привлечь к себе внимание становятся более оригинальными.

Россия. Франция > СМИ, ИТ. Легпром > forbes.ru, 15 февраля 2018 > № 2507424


Франция. Евросоюз. ЦФО > Агропром. Легпром. Химпром > agronews.ru, 26 января 2018 > № 2471812

Французская компания инвестирует в производство льна в Смоленской области.

Холдинг Dehondt Technologies Developpement (Франция) создаст совместные предприятия в Смоленской области по сборке льноуборочной сельхозтехники и выпуску длинного льноволокна для производства полимерных композитов. Как сообщила пресс-служба администрации региона, представители компании сообщили о начале создания проекта на встрече с руководством региона.

«Учредитель холдинга Dehondt Technologies Developpement (Франция) Гийом Деонт на встрече с губернатором Смоленской области Алексеем Островским сообщил, что компания создаст в регионе совместное производство для сборки выпускаемой компанией техники для уборки льна. Также планируется внедрить технологию получения длинного льноволокна, как основы для полимерных композитов», — говорится в сообщении пресс-службы.

Деонт отметил, что сотрудничество предполагается выстроить с несколькими компаниями. В свою очередь Островский рассказал, что в Смоленской области создан льняной кластер, регион является единственным субъектом РФ, получившим поддержку льноводства от правительства страны. По производству льноволокна область занимает первое место среди шести регионов ЦФО, где сеется лен, и второе место среди 18 льносеющих субъектов РФ.

Сейчас производители льняного волокна в регионе испытывают нехватку технологий, в частности для получения длинного льноволокна. «Для этого нужна специальная техника, ее обслуживание, и господин Деонт подтвердил свою готовность сотрудничать в данной сфере», — сообщили в пресс-службе. «Мы являемся лидерами в Европе в этой сфере, мы готовы производить из льна и экспортировать композитные материалы», — привели в пресс-службе слова Деонта.

В администрации области добавили, что в ближайшее время будут определены региональные партнеры компании в сборке льноуборочных машин, а также в производстве льна и биокомпозитов. В этом году в регионе посевы льна вырастут в два раза до 10 тысяч гектаров, а к 2020 году они составят 20 тысяч гектаров. В 2030 году доходность регионального льняного комплекса должна составить 9 млрд рублей, что в 48 раз больше нынешних показателей.

Франция. Евросоюз. ЦФО > Агропром. Легпром. Химпром > agronews.ru, 26 января 2018 > № 2471812


Франция. Италия > Легпром > forbes.ru, 22 января 2018 > № 2466495 Юлия Савина

Отцы и дети: молодое поколение диктует правила для Louis Vuitton и Gucci

Юлия Савина

Cооснователь коммуникационного агентства Vizluv

Представители нового поколения ждут от мировых брендов инновационных подходов в маркетинге. Брендам ничего не остается, как придумывать способы удивить тех, кто ничему уже не удивляется. Почему же они позволяют молодежи так манипулировать собой?

Представители поколений Y и Z — платежеспособная аудитория и куда более осведомленная, так как потребляет и анализирует огромное количество информации. В связи с этим перед маркетологами встала задача: нащупать рычаги воздействия на молодую и активную аудиторию потребителей. Отягощающим фактором здесь является еще и то, что эта самая молодежь последнее время стала довольно агрессивно диктовать свои условия брендам, не желая играть по их правилам. И многие глобальные игроки пытаются угадать, что будет востребовано в ближайшем будущем и на что делать акцент в своих коммуникационных стратегиях.

При работе с обозначенными целевыми аудиториями нужно учитывать множество нюансов: они довольно пренебрежительно относятся к традиционным материальным ценностям и предметам роскоши, привыкли получать информацию сиюминутно и потреблять ее слайдами и картинками, жить в условиях шеринговой экономики, аутсорса и фриланса, путешествий с одним рюкзаком и молниеносного контента по запросу. При этом все должно быть максимально удобным и комфортным. Из-за повсеместной доступности интернета стираются границы, увеличивается скорость получения и подачи информации, что влечет за собой смещение в плоскость диджитал. И теперь брендам приходится придумывать новые способы удивить тех, кто ничему уже не удивляется. Особенно тяжело в этом плане приходится люксовому сегменту.

Чтобы выбрать эффективные pr-инструменты, стоит обратиться к опыту компаний в сегменте fashion. Именно модные дома с многолетней историей смогли максимально быстро адаптироваться к изменениям и переориентироваться в работе с новой аудиторией, для которой сила бренда и логотип перестали быть способом привлечь внимание или возможностью продемонстрировать достаток.

Сторителлинг

Новому поколению, жадному до эмоций, нужны постоянные источники вдохновения. Это может быть какой угодно продукт или сервис. Главное, чтобы вокруг продукта была история или возможность получить уникальный опыт и новые знания. И, как следствие такого запроса, рост разных форматов сторрителлинга и историй успеха.

Многие бренды активно пользуются этим инструментом продвижения. Основатель компании Toms Shoes рассказывает, как, путешествуя по Аргентине, влюбился в страну, ее ритм и в образ жизни, который ведет местное население. Вместе с этим он увидел плохие бытовые условия, нищету и босоногих детей, но был поражен силой духа жителей страны. Дизайнер решил производить традиционную обувь Аргентины для рынка США, и тем самым показать, что сострадание способствует созданию лучшего будущего. Позднее, на этой волне, возникло целое движение Toms, которое основали молодые поклонники продукции компании, ставшее просто огромной силой для бренда. Это сообщество участвует в стажировках и состоит в клубах бренда Toms. Такого движения нет ни у одной торговой марки. В этом можно убедиться воочию, если посмотреть группы Toms в Twitter и Facebook.

Испанский ювелирный дом Tous летом 2017 года снял сразу серию мини-фильмов в главной роли с Гвинет Пелтроу. Сюжет воспроизводит сцены из жизни условного клиента компании, которого окружают украшения бренда. Маркетологи использовали все современные рабочие приемы, в том числе, короткие интригующие трейлеры для Instagram (как инструмент отзывчивого маркетинга) со ссылками на фильмы — для создания той самой эмоциональной связи с брендом.

Примером в создании тесной коммуникации с аудиторией и развитии эмоциональных связей может выступать бренд Fendi, запустивший онлайн-платформу, посвященную «молодому», по словам бренда, взгляду на Рим. Эта платформа объединяет рекомендации по самыми крутыми барам, ресторанам и кафе города, профили молодых амбассадоров марки.

Герои своего времени

Кстати, амбассадоры и инфлюэнсеры — это еще один мост к аудитории. Компании с десятилетней историей, боясь не найти общих точек с поколением Y и Z, стали активно привлекать современных героев и радикальные бренды для создания всевозможных коллабораций. Например, громкий совместный проект прямо противоположных брендов Louis Vuitton и Supreme. Первый — отличительный знак модной элиты, второй — уличных модников и скейтеров. Причем поклонники Supreme известны ажиотажем вокруг дропов (небольших коллекций, которые поступают в продажу в определенное время в определенном месте). Цель коллаборации — получить аудитории друг друга. Этого бренды и добились. Коллекция была распродана по всему миру в считаные часы.

«Тяжелый люкс» — Dior и Gucci — постоянно заигрывают с молодежью, предлагая варианты доступной роскоши — футболки и толстовки с провокационными и ироничными надписями. А французский дом Balenciaga предлагает брендовые пакеты по доступной цене. Некоторые игроки рынка пошли еще дальше. Пытаясь встроиться в ДНК «игреков» и «иксов», итальянцы из Gucci с приходом нового креативного директора пересмотрели свою коммуникационную стратегию. В платформу бренда они вложили новый код: в Gucci работают открытые, счастливые и творческие люди, они создали такую внутреннюю систему коммуникации, что каждый сотрудник может встретиться и поговорить с руководящими лицами. Топ-менеджмент компании проводит регулярные ланчи с людьми до 35 лет, где просит каждого предложить по три идеи, которые могут улучшить работу Gucci. Именно на таких обедах рождаются самые смелые идеи. Выбранную стратегию можно считать успешной: Gucci стал брендом года по количеству запросов в поисковых системах (по данным Yahoo) и упоминаниям в Instagram. Модель Gucci Marmont стала главной сумкой года в соцсетях, футболка с винтажным логотипом бренда — самой культовой вещью в онлайне, а шлепанцы GG Blooms Supreme — самой популярной новой обувью.

Динамичный контент

Еще один ключ, открывающий двери к новым поколениям, — динамичный контент в социальных сетях. Instagram-сториз укрепились в жизни людей и брендов, так что порой мы знаем о жизни интересующих нас объектов даже больше, чем нам хотелось бы. Такое увлечение видеороликами и скорость распространения информации диктует свои правила. Теперь коллекции стараются выпускать не раз в сезон, а раз в месяц, стремясь поддерживать интерес аудитории и растянуть присутствие бренда во времени.

Это влечет за собой изменения модели бизнеса: многие компании, которые зависят от сезонности, скорее всего, будут расширять свои линейки. Производитель пуховиков Moncler перешел на ежемесячное представление новинок и запуск новой категории — купальников. И если еще два года назад они контактировали с покупателями дважды в год (показывали новую коллекцию, а потом полгода ее продавали), то теперь они ощутили острую необходимость вступать в контакт с покупателями намного чаще.

Видеоконтент точно останется на гребне волны. Уже сейчас бренды используют площадку YouTube как надежный канал связи с новым потребителем, как показывает пример того же Tous.

Франция. Италия > Легпром > forbes.ru, 22 января 2018 > № 2466495 Юлия Савина


Монако. Франция. Россия > СМИ, ИТ. Легпром > rusmonaco.fr, 30 декабря 2017 > № 2487880

Тернистый путь к успеху

В канун Рождества на Лазурном берегу с выездной Школой побывал Александр Васильев. Представился прекрасный случай встретиться с одноклассником и заодно поговорить о жизни.

Саша, сколько лет ты живешь во Франции?

Тридцать пять лет.

Приехал в Париж в 1982 году, и Франция стала для меня второй родиной, можно сказать, доброй мачехой, не матерью, потому что моя мать - Россия, но Франция приняла меня очень ласково.

Хочу тебе похвастаться, в 2016 году я дослужился до ордена, который называется «Шевалье» или «Рыцарь искусства и литературы».

Его вручают за вклад в развитие культуры Франции, в том числе и иностранцам.

Лауреатами этого важного ордена стали Майя Плисецкая, Галина Вишневская, Андрей Тарковский, Александр Солженицын, Василий Аксенов.

Награда очень престижна, и то, что я оказался в обойме этих людей, для меня большая честь.

А в наступающем году я получу еще одну важную награду - Орден Креста Латвии за заслуги в развитии латышской культуры.

За какие заслуги тебя наградят в Латвии?

Это наш совместный проект вместе с моим партнером Натальей Музычкиной, которая, кстати, тоже окончила нашу 127-ю московскую школу у Тверской, а теперь является директором и хозяйкой Музея моды.

Она предоставила помещение, а я свою коллекцию моды, и мы очень довольны и счастливы.

А во Франции, где я живу уже столько лет, два года назад мэрия 15-го района Парижа предоставила в аренду небольшое помещение Фонду Александра Васильева на бульваре Лефевр, в доме 40.

Это серьезное признание, притом, что французы не отличаются широтой души и не раздают всем подряд помещения.

Даже маленькие 55 квадратных метров для меня - большое счастье.

Это, естественно, аренда, но аренда по государственной городской цене.

Мне пришлось сделать большой ремонт и провести много разных коммуникаций.

В помещении Фонда теперь находится постоянная библиотека о моде.

Она стала популярной среди студентов и аспирантов. «Такое сосредоточение книг и журналов по теме мы не можем найти в другом месте», - признаются они. Многие к нам приходят заниматься, человек 10 записались на стажировку.

Чем они занимаются?

Разборкой архива, сканируют документы, а это важное дело. Через фонд в Париже идет большое поступление костюмов и аксессуаров в мою коллекцию.

Перед Рождеством мы установили в новом помещении очень красивую елку со старинными русскими игрушками первой половины ХХ века. Они подлинные, сделаны из ваты, из картона. Эта коллекция собиралась более 25 лет. Может быть, наша елочка не самая красивая в Париже, но самая старинная. Винтажным игрушкам около 100 лет, и это производит колоссальное впечатление, и я этим горжусь.

Но больше всего радует то, что сегодня в моем Фонде, посвященном истории моды, насчитывается порядка 65 тысяч экспонатов - приобретения с аукционов Лондона, Нью-Йорка, Парижа, либо дары из коллекций богатых дам, у которых образовались излишки винтажного гардероба за последние 30 лет. И таких дам немало.

Недавно наш Фонд через знакомых нашла одна французская маркиза, позвонила и сказала буквально следующее: «Вообще-то я украинка по рождению, но много лет назад вышла замуж за французского маркиза. У меня собралось 2 тысячи платьев 60-80-х годов. Так как сейчас из замка я переезжаю в квартиру, мне некуда их девать, не примете ли вы их в дар?»

И мы очень благодарны украинской маркизе Ирине де Дрё-Брезе за щедрый дар. После этого случая хочу напомнить многим жительницам Монако, у кого накопились громадные гардеробы за последние десятилетия жизни за рубежом, что если у них изменятся обстоятельства жизни - иногда драматично, иногда хаотично, и это мы не обсуждаем, - так вот, знайте, что есть Фонд Васильева, который примет в дар от вас эти вещи и с вашим именем они сохранятся в истории, а не просто закончат свою жизнь в каком-то неэлегантном месте.

А если к тебе попадают вещи в плохом состоянии?

Мы их реставрируем и чистим. У нас работают 15 реставраторов.

Напомни о своей коллекции костюмов и где ты ее демонстрируешь?

Например, не так давно в Монако прошла моя первая выставка в Национальном музее Монако, на Вилле Собер, посвященная юбилею Леона Бакста. На ней были выставлены два костюма из балета «Тамар» из Фонда Александра Васильева.

Но главный предмет моей гордости - проходящая в эти дни грандиозная выставка в центре Гейдара Алиева в Баку, построенном по проекту ирако-британского архитектора Захи Хадид, женщины, мыслившей неземными формами (Заха Хадид умерла в 2016 г. - Прим. авт.).

Потрясающее здание напоминает инопланетный корабль белого цвета.

Меня туда пригласила вице-президент Азербайджана Мехрибан Алиева - одна из самых элегантных женщин у власти. Стройная, красивая, элегантно одетая и с широким кругозором. Она очень любит моду и с большой любовью отнеслась к моей коллекции. Выставка называется «Модернизм и мода 60-х годов», под которую предоставили роскошные залы и сделали красивую декорацию. Уже запланирована следующая выставка на апрель 2018 года. Недавно знаменитый журнал «Баку» выпустил номер со мной на обложке и подготовил интервью.

Намеченная выставка будет называться «Природа и мода» - о влиянии природы на моду - морские и птичьи формы, звери, цветы, фрукты и овощи.

Также я продолжаю свою активную деятельность в странах Балтии, я знаю, что в Монако живет много выходцев из Прибалтики. В Латвии постоянно работает Музей моды, также мы делаем выставки в небольших латышских городах: Вентспилсе, Даугавпилсе, Лиепае, Цесисе, и они идут на «ура». И в Литве у меня есть постоянное помещение - роскошный музей «Арсенал» на двух тысячах квадратных метрах экспозиционной площади, действующей уже более 10 лет. Я в восторге от этого, потому что могу выставлять свою коллекцию и там ее хранить.

И в России тоже есть подвижки. Начиная с апреля в бывшем павильоне Гидрометеорология на ВДНХ будет постоянная выставка моды из моей коллекции. Этот павильон будет теперь называться «Музей моды».

Долгое время в России музей моды был несбыточной мечтой, а совсем недавно в Петербурге в «Эрмитаже» открылась постоянно действующая экспозиция костюмов Дома Романовых - XVIII, XIX, начало XX века. И это счастье!

Откуда появились эти сокровища?

Музей хранил их всегда. Их отреставрировали, сделали сначала выставку в самом «Эрмитаже», а теперь поместили в новое хранилище, которое называется Новой деревней - это несколько не в центре, и там впервые выставили, если я не ошибаюсь, 100 манекенов с императорскими костюмами, что представляет собою большой вклад в русскую культуру и историю. Такие постоянно действующие выставки есть в Лондоне, в Музее Виктории и Альберта, в Нью-Йорке, в Париже в Музее моды и костюма Гальера. А в России не было до последнего года. Я лично ставлю это себе в заслугу, потому что я так долго пропагандировал тему истории моды, так долго лоббировал, так много сам делал выставок и так много сетовал в прессе по поводу отсутствия правильного музея, что теперь громко аплодирую открытию в «Эрмитаже» экспозиции. Слава богу, у них достойная коллекция и достойные вещи, это наша история и мы должны это видеть.

К слову о Петербурге, Императорский фарфоровый завод производит теперь лимитированную коллекцию Александра Васильева «История моды» с рисунками по мотивам французских гравюр XIX века.

Поздравляю! Но ты продолжаешь проводить выставки исторических костюмов и в других странах?

Недавно в Швейцарии прошла выставка «Советский гламур», посвященная костюмам номенклатуры в период 1950-х - 1980-х гг., жен и дочерей политических деятелей, например, дочери Брежнева Галины. Было много костюмов звезд кино и театра: Майи Плисецкой, Ольги Лепешинской, Натальи Фатеевой, Ольги Воронец, которые были в чести и фаворе в то время и одевались весьма неплохо, и нам было не стыдно все это показывать. Все это из моей коллекции.

Прошли экспозиции в Южной и Северной Америке, Австралии, Гонконге, Стамбуле, три года назад в марсельском Музее моды и в Париже в Музее Гальера. У нас есть хорошие проекты в Женеве, Лондоне, Вашингтоне, и мы их прорабатываем. Я человек довольно мнительный и никогда раньше времени не хочу объявлять ни тему, ни время проведения. Во-первых, потому, что сегодня в эпоху интернета все новости разносятся с невероятной скоростью - ты только «заикнулся», а там уже делают, тема ведь интересная. Будем говорить, что проекты есть, и мы над ними активно работаем.

Саша, ты продолжаешь писать книги?

В начале года выйдет новая книга «Красота в изгнании. 100 лет спустя» - это мой знаменитый бестселлер, изданный уже 17 раз.

18-е издание станет двухтомным, цветным и в твердой коробке.

Раньше книга была черно-белая, так как все исторические фотографии были такими, а теперь для нового издания мы сфотографировали подлинные костюмы, которые я успел приобрести, сделали хорошее оформление, представили много живописи.

Как любой качественный журнал требует красок, так и мои книги требуют цвета, мы живем в XXI веке и нуждаемся в красочности.

Как давно действует твоя выездная Школа?

Уже 14 лет.

Со мной путешествовало более 2 тысяч женщин и мужчин.

Довольно регулярно мы приезжаем и на Лазурный берег, в частности в Монте-Карло, в Ментон.

Сейчас мы остановились в отеле «Негреско».

Группа обычно состоит из 20 человек.

Следующая Школа начнется 3 января в Париже, но она будет многочисленнее - 25 учеников. Бывает и больше, например, когда мы едем в Тбилиси, собирается до 35 человек. Не знаю почему, но все хотят в Тбилиси. Кроме этого, успехом пользуются Школа в Марокко и Стамбуле. Я думаю, есть какая-то составляющая вкусного вина, красивых мужчин и хорошей еды, но это мое мнение. Моим ученикам хочется колорита. Школа проходит очень красиво, мы изучаем огромное количество нечасто посещаемых музеев. Но не только. Например, в эти дни мы посмотрели в оперном театре Ниццы постановку «Ромео и Джульетта» Сержа Лифаря. Это винтажный балет, возобновленный Оперой Ниццы, где художественным директором балета является Эрик Вю-Ан. Для нас было важно посмотреть постановку и ощутить связь с русским балетом. Мы ходили в Музей Массена, обычно посещаем виллы Керилос и Эфрусси де Ротшильд. Посмотрим виллу Санто Соспир на Кап-Ферра, где сохранилась стенная роспись Жана Кокто. Ходим в Музей изящных искусств Ниццы смотреть коллекцию Клода Моне. Посещаем Музей Кокто в Ментоне. Этот городок очень дорог моему сердцу, потому что там скончалась и похоронена моя прабабушка в 1892 году. Она умерла от туберкулеза. Тогда многие состоятельные русские дворяне ездили лечиться за границу и скоропостижно умирали. С ней произошел именно тот самый случай. Также мы посетим в Сен-Поль-де-Вансе Фонд Маг - частную коллекцию шедевров современного искусства.

Не в последнюю очередь для учеников Школы это и гастрономический выезд, потому что все интересуются мишленовскими ресторанами, что естественно.

Состав учеников выездной Школы постоянно меняется?

С некоторыми мы ездим часто. Например, в этот раз с нами приехала моя ученица в 41-й раз! Школа Васильева всем очень нравится, даже те, кто бывали в Ницце и Монте-Карло, открывают новые уголки вместе со мной. Недавно мы ездили в Будапешт, Вену, часто бываем в Венеции, на Сицилии, в Севилье, Лондоне, Брюсселе, Копенгагене, Стокгольме, Амстердаме, Праге. У Школы широкий разлет и скоро состоятся уникальные поездки в Аргентину и Чили, где я часто бывал, и мои дамы попросили организовать Школу именно там, мотивировав, что отдельно никогда туда не попадут.

Ты проводишь учебу в тех местах, которые хорошо знаешь?

Мне интересно открывать и новые места, но я вожу учеников туда, где хорошо ориентируюсь. Предпочитаю показывать страны, которые мне не только интересны, но и хорошо знакомы.

В каких странах ты любишь проводить Школу чаще всего?

В Италии и Франции. Италия - это вечный праздник и сплошное удовольствие. Я хорошо говорю по-итальянски, а французский - как второй родной. Поэтому вторая страна - Франция. Я себя чувствую здесь как в своей тарелке, все знаю, и французы меня знают, и это важно. Тоже жалую Испанию. Куда я не люблю ездить - в Китай, я пока не нашел общего с этой культурой, хотя долго жил в Гонконге, но это не Китай. Гонконг - как Монте-Карло по архитектуре, но на другом континенте - небоскребы очень схожие по характеру.

Я знаю, что русских очень влечет Монте-Карло по разным причинам, и слышал, как они называют княжество «монаковкой» или «монтекарловкой». Не так давно в Москве я встречался с премьер-министром Княжества на Днях Монако, и это было очень трогательно. И я знаю, что Монако процветает от русского туризма в том числе. И моя Школа делает то, что, на мой взгляд, даст хороший результат стране.

Откуда приезжают твои ученики?

Со всего русскоязычного мира, в этот раз - из Латвии, США, Казахстана, Израиля. Моя Школа известна, интересна и престижна.

35 лет назад, уезжая из СССР во Францию, думал ли ты, что будешь работать для русских и с русскими?

Мы все не знали и не предполагали такого. Кто в советские времена мог сказать, что русские будут платежеспособны, щедры и жаждать культуры. Я уезжал из Москвы в эпоху Брежнева, русский народ был закомплексован и беден. Тогда артисты Большого театра и Ансамбля Моисеева выезжали на зарубежные гастроли со своим кипятильником и готовили в биде борщ, и запах капусты несся по всему отелю - русские варят супы. Или покупали консервы для животных как самую дешевую еду. Это сейчас смешно, а тогда было грустно. У артистов были очень маленькие суточные, которые называли «шуточными».

А сегодня русские ищут мишленовские рестораны, да чтобы было две, а желательно три звезды, пьют шампанское самых дорогих марок, чтобы побольше потратиться.

Меня всегда поражала твоя толерантность и доброе отношение к людям, это врожденная черта или благоприобретенная?

И то, и другое. Я запомнил одну вещь - стоит хоть один раз отказать в какой-то ничтожной селфи-фотографии одной прохожей женщине, и начнется буря в интернете. «Он наглец, я подошла, а он сказал, что спешит. Да как он мог? Да вообще-то я не очень-то и хотела...» И чтобы не вызывать негатива, лучше сфотографироваться, дать автограф, потому что я знаю, что интернет-тролли только и ждут, где бы найти зацепку, чтобы сказать: «Вот Васильев-то какой, и брюки-то у него мятые...»

Саша, а у тебя враги есть?

В интернете есть, но я с этим даже не борюсь. Не так давно тролли вскрыли мою почту, украли 12 тысяч записок и предложили выкупить за 21 тысячу долларов. А я подумал, почему мои старые письма, где нет ни единой тайны, стоят 21 тысячу долларов? Я думаю, это были подростки. Да, и мне очень понравилось, в чем меня обвинили, - этот дядя космополит, он на разных языках переписывается.

Уточни, на каких именно?

На четырех я хорошо говорю, но всего знаю семь: английский, французский, итальянский, испанский, турецкий, сербскохорватский и польский. Два славянских - больше в пассиве, потому что я бегло на них говорю, но когда уезжаю и нет практики, начинаю подбирать слова. А по-турецки более-менее терпимо. Я читаю лекции на испанском, английской, французском, и это просто жизнь заставила.

Ты настоящий трудоголик!

Стараюсь поменьше отдыхать, всегда работаю в субботу и воскресенье и получаю от этого удовольствие.

А где твой дом?

Мне очень хорошо в Париже и Москве, а недавно купил красивую недвижимость на Балтийском море, в Восточной Пруссии, в Калининградской области, на Куршской косе. Город называется Кранц, или Зеленоградск. Потрясающий старинный немецкий особняк в красивом немецком городке. Сейчас делаю там большой ремонт, хотя все мои ремонты - это реставрация. Проведена огромная работа по восстановлению старинных дверей и окон. Летом в августе бываю в Оверне, где стоят мои «Три домика Жизель». Оттуда было несколько репортажей на ТВ.

Очень люблю ездить в Литву, там меньше всего звонит мобильный телефон. Главное, чтобы меня не разрывали на части, и я мог немного побыть в одиночестве. Каждый день я встречаю как минимум 100 новых лиц, и часто со всеми ними мне нужно говорить и фотографироваться. Я не говорю - какой это ужас, многие мечтают дойти до такого признания. И если бы я не общался с людьми, то у меня в Инстаграме не было бы почти полмиллиона подписчиков. Такая современная составляющая моего успеха. Никогда никому не отказываю и со всеми фотографируюсь, история такова - назвался груздем, полезай в кузов.

Как ты все успеваешь?

Во-первых, я живу по плану. У меня есть расписание, и я все знаю заранее. Сейчас план сверстан до середины июля 2018 г., я знаю, где я буду находиться и что буду делать каждый день. В моей жизни нет места импровизации. Меня нельзя украсть, как некоторые предлагают: «Можно мы украдем вас на пару дней в нашу красивую виллу на Кап-Ферра?» - нет, извините, нельзя, но можно вписать в график на будущее.

Жестоко!

Но сам же так хотел. У меня нет нефтяной скважины, и, чтобы собирать все мои коллекции костюмов, нужны средства. Я как та самая лягушка, которая попала в молоко и сбила масло. Да, я сбил масло, но не на посту губернатора или мэра. Но не буду никого критиковать, кто как заработал...

Ты же еще преподаешь?

Да, я продолжаю вот уже 17 лет вести в МГУ курс истории моды, являясь научным руководителем этой программы. Преподаю и в своей Школе, и в такой организации, как Сити-класс в Москве - это вечерние семинары для людей, кто хочет повышать культурный уровень.

Это значит, что в Москве ты бываешь больше всего?

Нет, в Москве у меня съемка семь дней в месяц, три и четыре дня, между которыми перерыв в две недели. Недавно читал лекцию в Красноярске для 850 человек. В Воронеже - для 750 человек, во Владимире - для 500 человек. В ноябре прошел мой первый спектакль «Тайны модных домов» в Лондоне. Сейчас у меня будет тур по Израилю из пяти выступлений. Затем выступлю на Кипре, а в конце апреля в Нью-Йорке, Чикаго и Торонто. Такой поворот событий...

Нет, я всегда знал, что я хороший, но сейчас пришло моральное и материальное подтверждение, что очень приятно. Бурная жизнь, но меня это держит, стараюсь быть в форме. Сейчас мода на бородку, посмотри, отпустил - и как мне идет.

Саша, а чего бы ты хотел еще добиться в жизни?

Если честно, хотел бы приобрести квартиру в Ментоне, но это в обмен на что-то из моей недвижимости. Не так давно приобрел недвижимость в Турции, в Анталии, где огромное количество русских. В этом городе летом бывает до полутора миллионов русских. Мы все не молодеем, и в один прекрасный момент мне надоест на Первом канале вести программу «Модный приговор» или зрителям надоест мое присутствие. Вот и подумываю о квартире на Лазурном берегу.

Замечательный план! Приезжай, буду наслаждаться твоим обществом!

Нина ПОПОВА

Монако. Франция. Россия > СМИ, ИТ. Легпром > rusmonaco.fr, 30 декабря 2017 > № 2487880


Узбекистан. Франция. Италия. РФ > Легпром. Образование, наука > podrobno.uz, 15 ноября 2017 > № 2390067

Интересный эксперимент провели студенты факультета дизайна из французского городка Лион, сшив три исторических костюма из узбекской традиционной ткани. Их сегодня представили в рамках Ташкентской недели моды.

В такие экстравагантные формы икат, пожалуй, не перевоплощался, лет сто. Возможно, когда-то он и доставлялся в Европу, где его могла использовать богема. Но вот чтобы в такие наряды облачилась прислуга?! На это счет и пофантазировали французские студенты.

Для этого было организовано специальное ателье, где и создавались три исторические ливреи XVIII века из узбекской ткани икат. В течение трех недель над костюмами работали студенты факультета дизайна костюмов лицея Ла Мартиньер-Дидро под руководством своих педагогов Сильвера Сентимсни и Сесиль Мартин.

Основное внимание уделялось адаптации мотивов ткани икат к особенному крою, размещению специфических орнаментов и рисунков на одежде, соблюдению исторической линии и созданию украшений.

Каждый из трех костюмов шился в двух экземплярах. Одна коллекция предназначалась для фонда лицея в Лионе, а другая — для Узбекистана.

Эксперимент проводился в рамках сотрудничества Ташкентского института текстильной и легкой промышленности и легендарной маргиланской фабрикой "Едгорлик" совместно с французским лицеем Ла Мартиньер-Дидро.

Напомним, что с 14 по 19 ноября в Узбекистане проходит Ташкентская неделя моды. В ней принимают участие дизайнеры из Франции, Италии, Кореи, России, Кыргызстана, Узбекистана. Всего за период работы Недели моды планируется продемонстрировать порядка 850 комплектов одежды.

Узбекистан. Франция. Италия. РФ > Легпром. Образование, наука > podrobno.uz, 15 ноября 2017 > № 2390067


Узбекистан. Италия. Франция. РФ > СМИ, ИТ. Легпром > podrobno.uz, 14 ноября 2017 > № 2389983

Сегодня в столице стартовала Ташкентская неделя моды. В ее программе — авторские показы узбекских и зарубежных дизайнеров, конкурс начинающих модельеров, мастер-классы, а также две уникальные выставки.

Tashkent Fashion Week (TFW) — одно из самых ожидаемых событий осени для бомонда. Подобных мероприятий в Узбекистане довольно мало, да и проводятся они в теплые весенние деньки, поэтому любители экстравагантных нарядов и модных шоу уже успели изрядно соскучиться по настоящему перформансу.

Открылась неделя выставкой узбекских художественных и современных тканей, а также показом моделей традиционных узбекских костюмов.

"Неделя вышла очень насыщенной. У нас планируется 11 показов. Прежде всего это конкурс среди молодых дизайнеров — Be young, который состоит из двух частей. Там будет представлено около 40 коллекций 60 молодых дизайнеров. Также мы с прошлого года начали уделять внимание авторским показам. Наши дизайнеры, работающие под своими брендами, представят коллекции — пять авторских жемчужин от известных узбекских творцов", — отметила Халида Камилова, председатель Ассоциации дизайнеров Узбекистана Osiyo Ramzi.

По словам Камиловой, многие из тех, кто знаком с узбекскими брендами, знают этих дизайнеров — это Дина Сайфи, Дильноз Эркинова, Нилуфар Абдувалиева, Николай Нам и Елена Мильбергер. На открывшейся выставке национальных тканей были, например, представлены их шоу-румы с работами.

В этом году особый акцент сделан на итальянскую стилистику. Так, уже вечером открывается уникальная выставка "Итальянской моде — 60 лет". Кроме этого, четвертый день TFW будет посвящен итальянской моде.

В этот вечер гостей ждут два больших показа. Один из них от дизайнеров из Турина, второй — от известного итальянского дизайнера Антонио Гримальди.

"Я только приехал в Узбекистан. Впервые здесь нахожусь, многое уже открыл сегодня для себя. Прежде всего хотел бы отметить колористику национальных тканей", — прокомментировал свое участие в TFW Гримальди.

В Ташкент он привез свою коллекцию, которую представлял на Неделе высокой моды в Париже. Таким образом Ташкент, благодаря нынешней TFW, впервые будет лицезреть мировые модные тренды. Как отметил Гримальди, коллекцию он посвятил Моне Биссмарк. А приезд итальянского дизайнера состоялся благодаря Рикардо Тиши из дома Givenchy.

Также гостями TFW будут дизайнеры из Франции, Кореи, России и Кыргызстана, которые представят свои коллекции на Tashkent Fashion Performance. Всего за период работы Недели моды планируется продемонстрировать около 850 комплектов одежды.

Профессиональная неделя моды является важным событием в индустрии моды Узбекистана, цель которого — пропаганда узбекской моды, развитие творческого потенциала молодых дизайнеров, выявление новых имен, открытие широких перспектив для молодых дизайнеров, формирование профессиональной среды, создание зоны международного сотрудничества мировой индустрии моды.

Неделя моды дает возможность продемонстрировать профессиональным дизайнерам и домам мод свои коллекции, а зрителям — получить информацию о тенденциях в мире моды. Одними из приоритетных задач TFW являются бережное отношение к истории и культуре народа Узбекистана, учет менталитета и формирование вкуса молодежи.

Узбекистан. Италия. Франция. РФ > СМИ, ИТ. Легпром > podrobno.uz, 14 ноября 2017 > № 2389983


Казахстан. Франция. ЦФО > Легпром > inform.kz, 11 ноября 2017 > № 2387860

Казахстанские дизайнеры поедут на неделю моды в Париже

Казахстанские дизайнеры представят свою одежду на неделе моды в Париже, передает корреспондент МИА «Казинформ» со ссылкой на телеведущую, бизнесвумен Динару Сатжан.

В столице Франции мастера из Казахстана поедут с таким же посылом, с каким выступили на Mercedes-Benz Fashion Week Russia в Москве. Коллективный показ прошел под эгидой госпрограммы

Президента РК «Рухани жаңғыру». «Президент говорит о том, чтобы показывать наше искусство, культуру через работы музыкантов, писателей, художников. Я считаю, что дизайнеры тоже относятся к этой категории, потому что это творческие люди, которые уже успешно 10 лет работают на рынке. Причем этот рынок вырос самостоятельно и уже стал модным течением. Сейчас модно быть дизайнером, поэтому мне кажется, что дизайнеры должны быть в этой программе. Через моду можно очень много рассказать», - поделилась своим мнением Динара Сатжан с корреспондентом Казинформа.

Она была одним из 4 дизайнеров, представивших свои линии одежды в Москве. По ее словам, несмотря на не самое удобное время - три часа дня - на показ пришли около 1000 человек, в том числе журналисты, фотографы, блогеры. Российские СМИ назвали их выход фурором. «Дефиле казахских модельеров на Mercedes-benz Fashion Week открыло соседей с новой стороны и произвело фурор. Оказалось, там есть интересные дизайнеры, в платьях от которых можно стать украшением любого вечера», - отозвалась о показе российская интернет-газета «Дни.ру».

«Наша идея понравилась, как мне кажется, потому что практически в каждой одежде был наш национальный код, неважно, было ли это вечернее платье от Наили или парка от Аиды Кауменовой, моя коллекция вообще была посвящена 95-летию Розы Баглановой, певице, которая объединяла казахскую и русскую культуры. Мы не поехали в Россию с кокошниками, чтобы понравиться им. Например, парка - ее сейчас носит весь мир, мы на ней разместили наш национальный узор, и им это понравилось (...) Руководитель Mercedes-Benz Fashion Week даже пожалел, что не открыл нашим показом свою неделю моды», - рассказала Д. Сатжан.

Теперь дизайнеры готовятся к показу в Париже. Ожидается, что там будут представлены около 70 образов. В них также будет прослеживаться национальная идентичность.

Казахстан. Франция. ЦФО > Легпром > inform.kz, 11 ноября 2017 > № 2387860


Израиль. Франция > Легпром > 9tv.co.il, 30 октября 2017 > № 2382753

"Декатлон" откроет еще одно отделение в Израиле – под Хайфой

Французская сеть спортивных магазинов "Декатлон", несколько месяцев назад открывшая филиал в Ришон ле-Ционе, который до сих пор не оправился от массового наплыва покупателей, уже планирует второй филиал.

По данным "Земаркера", он будет размещен в торговом центре "Биг Крайот" на перекрестке Кирьят-Ата. Вместе с тем, как объяснили сегодня источники в руководстве "Декатлона", это будет не раньше, чем через год.

"Декатлон", через первый израильский филиал которого уже прошли 200 тысяч покупателей, полностью опустошивших весь магазинный ассортимент, планирует открыть в нашей стране до десяти отделений, в том числе в Беэр-Шеве и в Эйлате.

Израиль. Франция > Легпром > 9tv.co.il, 30 октября 2017 > № 2382753


Узбекистан. Италия. Франция > Легпром > podrobno.uz, 26 октября 2017 > № 2365804

В узбекской столице с 14 по 19 ноября пройдет самое ожидаемое и красочное событие года – Ташкентская неделя моды-2017 (Tashkent Fashion Week).

В течение шести дней в рамках программы организуется множество незабываемых мероприятий, таких как фестиваль национального платья, Tashkent Fashion Performance, конкурс молодых дизайнеров #beyoung, авторские показы отечественных и зарубежных модельеров.

По задумке организаторов, в рамках столичной Недели моды также пройдут запоминающиеся мастер-классы от ведущих зарубежных и отечественных дизайнеров. Наряду с этим намечается выставка узбекских тканей и предметов прикладного искусства.

По словам источника в оргкомитете, Неделя моды в Ташкенте просто насыщенна множеством интересных событий и мероприятий, которые обязательно оставят след в мире модной индустрии.

Так, например, на Неделе моды впервые группой узбекских дизайнеров будут представлены несколько коллекций моделей современной одежды различного ассортимента из шелковых тканей, разработанные совместно c СП Buxoro Brilliant Silk. А изюминкой события станет организованная совместно с посольством Италии выставка "Итальянской моде 60 лет", которая также в рамках Ташкентской недели моды проводится впервые.

"В ней будут представлены коллекции мировых брендов, таких как Roberta di Camerino, Galitzine, Prada, Giorgio Armani, Brioni, Versace и другие. Более того, в рамках Tashkent Fashion Week планируется проведение Дней итальянской моды, где будут представлены коллекции брендовых дизайнеров Antonio Grimaldi и Fulvio Luparia, а также еще четырех мастеров, участников Туринской недели моды. Гостями мероприятия станут и дизайнеры из Франции, Южной Кореи и Кыргызстана, которые представят свои коллекции на Tashkent Fashion Performance. Всего за период работы Недели моды мы планируем продемонстрировать около 850 комплектов одежды", – поделился собеседник.

Отметим, что основным организатором Ташкентской недели моды, как всегда, выступит Ассоциация дизайнеров Узбекистана Osiyo Ramzi. К тому же поддержку мероприятию оказывают Ассоциация "Узбекипаксаноат", Национальная авиакомпания "Узбекистон хаво йуллари" и Союз молодежи.

Эксперты в мире моды подчеркивают, что грядущее событие обещает стать незабываемым и ярким праздником современного и национального костюма.

Узбекистан. Италия. Франция > Легпром > podrobno.uz, 26 октября 2017 > № 2365804


Франция > СМИ, ИТ. Легпром > rusbenelux.com, 6 октября 2017 > № 2357663

28 сентября в Париже открылся музей Ива Сен-Лорана – известного дизайнера и основателя одноименного дома моды.

Музей разместился в бывшей студии кутюрье по адресу Авеню Марсо, 5, пишет InStyle. В экспозиции собрано более 50 элементов одежды и аксессуаров, созданных Сен-Лораном в период с 1974 по 2002 года, а также ранее неопубликованные скетчи, фотографии и видеозаписи из личного архива. По словам директора музея Оливье Флавиано, в экспозиции получилось полностью воссоздать творческую атмосферу дизайнера. Во многом это стало возможным благодаря супругу Сен-Лорана – Пьеру Берже, который также был сооснователем модного дома. К сожалению, Берже не дожил до открытия всего 20 дней.

Ив Сен-Лоран Был — гений высокой моды. Он возглавил легендарный дом Christian Dior всего в 21 год и смог достойно продолжить дело его основателя. Открыв собственный бренд, Ив Сен-Лоран стал создавать революционные для его времени модели. Он предложил девушкам брючные костюмы и одежду в стиле сафари. Его работы до сих продолжают вдохновлять дизайнеров во всем мире. Умер дизайнер в 2008 году в возрасте 81 год.

Франция > СМИ, ИТ. Легпром > rusbenelux.com, 6 октября 2017 > № 2357663


Киргизия. Франция. Евросоюз > Легпром > kyrtag.kg, 2 октября 2017 > № 2335450

Впервые швейная индустрия Кыргызстана представлена на выставке в Париже. Об этом сообщили в пресс-службе агентства США по международному развитию (USAID).

С 18 по 22 сентября швейные предприятия Кыргызстана впервые приняли участие в выставке производителей швейной продукции в Париже.

Данная выставка, как отмечает источник, является одним из крупнейших событий в текстильно-швейной индустрии. Поездка была профинансирована Агентством в рамках работы по расширению экспортных возможностей швейной отрасли Кыргызстана.

Представители 14 швейных предприятий смогли встретиться со специалистами розничных сетей Европы и из первых рук получить необходимую информацию о Европейской швейной индустрии и глобальной конкуренции среди производителей швейной продукции. В ходе выставки делегация из Кыргызстана провела переговоры о возможном сотрудничестве с более чем 50 потенциальными клиентами.

Киргизия. Франция. Евросоюз > Легпром > kyrtag.kg, 2 октября 2017 > № 2335450


Франция > Легпром > forbes.ru, 21 сентября 2017 > № 2319224

Модные дома Gucci, Prada, Saint Laurent дают отвод малолетним и дистрофикам

Людмила Андреева

Журналист

На Неделе моды в Париже модели раздеваются только с письменного согласия опекунов

Компании LVMH и Kering, владеющие такими модными домами, как Gucci, Louis Vuitton, Christian Dior, Givenchy, Bottega Veneta, Alexander McQueen, Saint Laurent приняли совместную хартию правил работы с моделями. Документ, опубликованный на официальном сайте kering.com вступит в силу на Парижской неделе моды с 26 сентября по 3 октября.

Хартия включает 8 основных пунктов. Моделями могут быть только лица старше шестнадцати лет, а на подиум допускаются только те, кому исполнилось 18 лет. Рабочий день моделей от 16 до 18 лет строго ограничен: не раньше 6:00 утра и не позднее 22:00. Вобще-то, это требование французского трудового кодекса. Но раньше этим часто пренебрегали. Работодатели теперь в ответе за школьную успеваемость моделей.

Теперь модели моложе 18 лет могут работать только в присутствии своих законных представителей. А для того, чтобы раздеть такую модель, нужно официальное письменное согласие опекунов. Те, кому уже исполнилось 18, могут решать сами, но бренды должны согласовать все ню заранее. Для переодевания и раздевания на площадках обязательны удобные закрытые примерочные.

Во избежание провокации и оскорблений моделям запрещено оставаться наедине с фотографами.

Отдельный раздел хартии отведен пропорциям фигуры и размерам одежды моделей. Теперь минимальный допустимый размер – 34-й (российский 40-й) для женщин и 38-й (44-й в России) для мужчин. В международной системе оба размера соответствуют XXS. Размерные строгости придуманы, чтобы перекрыть вход на подиум анорексикам, которых все больше на показах, несмотря на предыдущие запреты и строгости.

Кстати, согласно хартии во время работы модели могут обращаться к терапевту и психологу по вопросам своего здоровья.

Новая хартия против жестоких диет. Работодателям настоятельно советуют разработать рекомендации диетологов индивидуально для каждой своей манекенщицы. Интересно, как с задачей справится Виктория Бэкхем, которую несколько сезонов подряд упрекают в том, что она выводит на подиумы анорексиков.

Хартия советует моделям больше есть, но запрещает пить. Строгий запрет установлен на алкогольные напитки любой крепости во время работы. Исключение сделано только after-show cocktails.

Какого бы возраста ни была модель, все переработки по времени должны быть заранее согласованы с агентами. Модеям предписано адекватное соотношение рабочего и свободного времени. После 20-00 всем моделям без исключения предоставляется трансфер до места жительства.

На первый взгляд кажется, что это все очевидные нормы прав трудящихся. Но нарушение прав человека — нормальное явление в мире моды. Считается, что работодатели могут творить все, что угодно: от желающих работать отбоя не будет никогда.

«Я убежден в том, что рабочие отношения между брендами, агентствами и моделями сейчас выходят за рамки соблюдения элементарных правовых норм», — сказал директор LVMH Антуан Арно в интервью BBC.

Франсуа Анри Пино, владелец группы Kering, добавил, что для него «уважение достоинства всех женщин всегда было как личным, так и рабочим обязательством».

Франция > Легпром > forbes.ru, 21 сентября 2017 > № 2319224


Франция. Евросоюз. Россия > Легпром > minpromtorg.gov.ru, 10 сентября 2017 > № 2311495

Предприятия народных промыслов России заявили о себе на европейском рынке.

8 сентября в Париже открылась выставка дизайна интерьеров и товаров для дома Maison&Objet.Впервые Россия представила коллективный стенд на известной европейской площадке, которую традиционно посещают до 100 тысяч гостей. Экспозиция демонстрирует изделия народных художественных промыслов российских фабрик, которые хранят традиции и переносят их в современную жизнь: Гжельский фарфоровый завод, Императорский фарфоровый завод, «Объединение Гжель», «Кадомский вениз», «Крестецкая строчка», «Хохломская роспись», «Дулевский фарфор», «Дятьковский Хрустальный завод плюс», «Башкирские художественные промыслы «Агидель».

В торжественном открытии российской экспозиции приняли участие Заместитель Председателя Совета Федерации Галина Карелова, заместитель Министра промышленности и торговли Российской Федерации Гульназ Кадырова, Торговый представитель России во Франции Александр Туров.

«Впервые предприятия с коллективной экспозицией вышли на такую масштабную зарубежную площадку, - отметила Гульназ Кадырова. - Организация подобных мероприятий – это один из важнейших инструментов привлечения внимания к нашим народным художественным промыслам как в России, так и за рубежом».

Предприятия отрасли презентовали посетителям Maison&Objet столовое белье, скатерти, салфетки, рушники, выполненные в уникальных техниках; вазы, графины, бокалы из хрусталя ручной работы, столовые, чайные сервизы с гжельской росписью, фарфоровые скульптуры, шкатулки, матрешки с хохломскими узорами.

«В каждом изделии заключена неподдельная красота и чувствуется душа России, - подчеркнула Гульназ Кадырова. - Популяризация форм народного творчества, продвижение промыслов как внутри страны, так и за ее пределами – важнейшие задачи государства».

На их решение направлена Стратегии развития народных художественных промыслов на 2015-2016 гг. и на период до 2020 г. По поручению Президента Российской Федерации Минпромторгом России также разработана «дорожная карта» по сохранению, возрождению и развитию отрасли и ремесел.

Участие делегации российских предприятий в выставке будет способствовать продвижению народных художественных промыслов, поможет организациям отрасли выйти на новые европейские рынки. По словам заместителя главы Минпромторга России, культурные и экономические двери России открыты для иностранных партнеров.

Справочно

Стенд организован в рамках специальной программы поддержки Российского экспортного центра, которая подразумевает компенсацию части затрат экспортеров на выставочно-ярмарочную деятельность.

Франция. Евросоюз. Россия > Легпром > minpromtorg.gov.ru, 10 сентября 2017 > № 2311495


Франция > Легпром > rfi.fr, 6 сентября 2017 > № 2305797

Компании LVMH и Kering больше не будут сотрудничать со слишком худыми моделями. Концерны объявили о подписании нового свода правил. Согласно документу, манекенщицы с размером одежды меньше европейского 34 размера (XS) не смогут участвовать в кастингах представительств компаний по всему миру. Об этом в среду, 6 сентября, сообщает AFP со ссылкой на совместное коммюнике LVMH и Kering.

Модные дома также больше не смогут нанимать на работу манекещин младше 16 лет. А моделей в возрасте от 16 до 18 лет обяжут работать только в присутствии сопровождающего, а также запретят им работать в ночное время, с 22 вечера до 6 утра.

Кроме того, модели должны будут предоставлять справку от врача об отсутствии проблем со здоровьем.

Предоставление моделями медицинских справок было одним из положений нового французского закона, направленного на борьбу с анорексией в мире моды и принятого парламентом в январе 2016 года.

Закон вступил в силу 6 мая. С тех пор во Франции модельным агентствам, нанимающим на работу слишком худых манекенщиц, грозит до 6 месяцев заключения для руководства и крупный штраф.

Однако новые правила концернов LVMH и Kering касаются не только Франции, а представительств компаний по всему миру.

В концерн LVMH входят такие марки, как Louis Vuitton, Céline, Marc Jacobs и Givenchy. Kering принадлежат Gucci, Saint Laurent, Stella McCartney и Balenciaga.

Франция > Легпром > rfi.fr, 6 сентября 2017 > № 2305797


Франция. Евросоюз. Россия > Легпром > minpromtorg.gov.ru, 21 августа 2017 > № 2286235

Предприятия российских народных промыслов презентуют на выставке Maison & Objet в Париже.

Впервые Россия представит коллективный стенд на известной европейской выставке дизайна интерьеров и товаров для дома Maison & Objet, которую ежегодно посещают до 100 тысяч гостей. Участники мероприятия, которое пройдет 8-12 сентября в г. Париже, смогут увидеть уникальные изделия предприятий народных художественных промыслов России.

В настоящее время сохранению и развитию отрасли уделяется большое внимание. Не так давно Президент Российской Федерации подписал закон, устанавливающий право органов государственной власти субъектов России оказывать поддержку организациям отрасли, перечень которых утверждается уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

По мнению Министра промышленности и торговли Российской Федерации Дениса Мантурова совместными усилиями возможно сформировать устойчиво развивающийся сектор экономики, способствующий сохранению традиций народов Российской Федерации, укреплению положительного образа России в мире и развитию культурного туризма.

Одно из направлений поддержки - создание условий для продвижения продукции отрасли. Предприятия способны выпускать продукцию премиального сегмента и обладают серьезным экспортным потенциалом. Развитию этого направления способствует Российский экспортный центр (РЭЦ).

Для содействия продвижению продукции российских предприятий народных художественных промыслов на новые рынки РЭЦ при поддержке Минпромторга России организует коллективную экспозицию на выставке Maison & Objet.

В выставке примут участие Гжельский фарфоровый завод, Дятьковский хрустальный завод, ООО «Гжель – художественные мастерские», Императорский фарфоровый завод, ЗАО «Хохломская роспись», предприятия «Башкирские художественные промыслы «Агидель», «Дулевский фарфор», «Кадомский вениз», «Крестецкая строчка».

Франция. Евросоюз. Россия > Легпром > minpromtorg.gov.ru, 21 августа 2017 > № 2286235


Узбекистан. Франция. Евросоюз. РФ > Легпром > podrobno.uz, 22 июня 2017 > № 2267069

Узбекским производителям текстильной продукции необходимо диверсифицировать свой экспорт, считает генеральный директор Messe Frankfurt France Михаэль Шерпе.

По его словам, 80% узбекской текстильной продукции экспортируется в Россию, тогда как в Европу – 12%. Эксперт считает, что такая ситуация ограничивает возможности производителей.

«Это аномальное явление и его надо переломить. Имея дело с одними и теми же покупателями, можно за один день их потерять, оставшись ни с чем. То, что в Узбекистане есть хорошая продукция и клиенты – это хорошо, но нужно работать и двигаться дальше», – сказал директор французского представительства крупнейшего выставочного концерна.

Важной проблемой для Узбекистана, как утверждает Шерпе, является то, что местные бренды слабо знают за рубежом, особенно в Европе. Учитывая большой потенциал узбекского текстиля, который имеет хорошее соотношение цена-качество, у его производителей есть перспективы на новых рынках, считает Шерпе.

«Узбекистан мало кто знает в Европе, но у вас есть большой потенциал. Дело в том, что на мировом рынке постоянно происходит эволюция, какие-то изменения и переоценки. Потребитель постоянно ищет новые рынки», – отмечает он.

Он указал, что совсем недавно такие страны, как Камбоджа и Вьетнам были мало представлены в Европе, а сейчас они играют значительную роль. Тоже самое, по его мнению, может произойти и с Узбекистаном, если он будет стремиться продвигать свою продукцию на европейском рынке.

«В этом плане, я думаю, что у Узбекистана есть потенциал. Я сам в этом убедился, побывав на ваших предприятиях», – добавил Шерпе.

До недавнего времени в отношении импорта текстильной продукции из Узбекистана в ЕС действовала система двойного лицензирования, которая сдерживала объемы торговли. Стимулом для увеличения экспорта готовой продукции из Узбекистана стало утверждение Европейским парламентом так называемого «текстильного протокола» к Соглашению о партнерстве и сотрудничестве.

Данный документ позволяет снизить таможенные пошлины на ввозимый в ЕС узбекский хлопок и текстиль, облегчив местным производителям торговлю данными сырьем и продукцией на территории государств Евросоюза.

Узбекистан. Франция. Евросоюз. РФ > Легпром > podrobno.uz, 22 июня 2017 > № 2267069


Франция. Нидерланды > СМИ, ИТ. Легпром > forbes.ru, 13 июня 2017 > № 2207765

Картинная галерея: 6 мировых шедевров в летних коллекциях 2017 года

Екатерина Валетова

Журналист

Густав Климт, Иероним Босх и Джексон Поллок в модной интерпретации 2017 года

Мода — это игра не только для потребителей, но и для создателей. Такая особенность роднит модную индустрию с современным концептуальным искусством, где традиционные культурные коды, объединяясь в новые структуры, становятся свежим шедевром. Любовь к искусству порой оказывается настолько сильной, что дизайнеры буквально надевают картины на модель (как, например, на показе кутюрной зимней коллекции 2015 года Victor & Rolf), примеряют образы с полотен на моделей (весенне-летнюю коллекцию Louis Vuitton 2008 года демонстрировали «медсестры» с работ Ричарда Принса) или вдохновляются одной картиной. О шести главных полотнах летнего сезона 2017 года в новой галерее Forbes Woman.

Céline, весна-лето 2017; «Антропометрии», Ив Кляйн

Ив Кляйн ­— французский концептуалист, запомнившийся живописными перформансами и синим цветом. Краска и оттенок, разработанные Кляйном, запатентованы им в 1960 году под названием International Klein Blue (IKB). Этот тон художник использовал во время перформансов с живыми моделями. Кляйн покрывал их тела краской, а затем натурщицы оставляли отпечаток на полотне. Созданные таким образом работы художник называл антропометриями. Связь телесного и духовного мира – лейб мотив летней коллекции Céline, созданной под руководством креативного директора Фиби Файло. Несколько отпечатков Кляйна Файло использовала в качестве принтов на платьях. Они проиллюстрировали идею, которую дизайнер хотела донести до потребителя. Эпиграфом к показу стали слова художника-концептуалиста Дэна Грэхема (которые в виде письменного послания нашли гости перед шоу) «Я хочу показать, что наши тела неразрывно связаны с этим миром. Нравится нам это или нет…».

Valentino, весна-лето 2017; «Сад земных наслаждений», Иероним Босх

На коллекциями Valentino на протяжении семи лет трудился дизайнерский дуэт Марии Грация Кьюри и Пьерпаоло Пиччоли. После ухода первой в Dior в 2016 году тандем распался, и модный мир стал ждать одиночных дебютов. Оставаясь в Valentino Пьерпаоло Пиччоли создал романтичную коллекцию, уделив особое внимание принтам. Он заказал ткани у эпатажной Зандры Роудс (знаменитого британского модельера, работавшего со многими знаменитостями, от Фредди Меркьюри до принцессы Дианы). Принты бунтарки с туманного Альбиона Пиччоли смешал со средневековыми мотивами, позаимствованными с триптиха Босха «Сад земных наслаждений» — одной из самых известных работ художника.

Paul Smith, весна-лето 2017; «Цветущий сад», Густав Климт

Еще один сад распустился на подиуме Paul Smith. Принты для коллекции были созданы по мотивам работы «Цветущий сад» австрийского модерниста Густава Климта, написанной им в 1907-м году. Эта картина 1 марта 2017 года была продана на аукционе Sotheby’s (где работы Климта не появлялись уже два десятилетия) за рекордную для этого автора сумму — $60 млн.

Kenzo, весна-лето 2017; Blue Water Series: Pat Cleveland, Антонио Лопес

Антонио Лопес — иллюстратор моды, работавший в 1960-х — 1980-х годах. Он сотрудничал со многими известными журналами от Elle и Vogue до Interview, над которым трудился вместе с Уорхолом. Кроме иллюстрации, Лопес увлекался фотографией. Художник снимал на обычный полароид. Одна из его фотосерий, сделанная в 1975 году в Париже, превратилась в принты летней коллекции Kenzo. А образ скуластых девушек с миндалевидными яркими глазами вдохновил визажистов бренда.

Comme des Garçons Homme Plus, весна-лето 2017; портрет Лины Кавальери из серии «Tema e Variazioni», Пьеро Форназетти

Современники называли Лину Кавальери, оперную звезду La Belle Epoque, «самой красивой женщиной в мире». В 1952 году ее фото увидел в старинном журнале сюрреалист Пьеро Форназетти. Лицо незнакомки было настолько магнетически притягательным, что график создал более 500 портретов красавицы. Их он использовал в декоративных мотивах при оформлении предметов интерьера. Лицо Кавальери появилась на вазах, посуде, текстиле и других объектах быта. Неудивительно, что серия «Tema e Variazioni» стала одним из текстильных орнаметнов мужской весенне-летней коллекции 2017 года Comme des Garçons Homme Plus.

Haider Ackermann, весна-лето 2017; «Безымянное», Джексон Поллок

«Долой учебники с книжных полок, мои кумиры – Ротко и Поллок!» — популярная когда-то присказка у студентов-искусствоведов отражает сопротивление философии классического искусства. В кляксах, пятнах и подтеках на жакетах мужской коллекции Акерманна узнается метод, разработанный в середине XX века абстракционистом Поллоком.

Франция. Нидерланды > СМИ, ИТ. Легпром > forbes.ru, 13 июня 2017 > № 2207765


Франция > Легпром > forbes.ru, 5 июня 2017 > № 2206940

Первая леди нового формата: нестандартный стиль Брижит Макрон

Екатерина Валетова

Журналист

Как учительница литературы задала новый тон политической моде

Брижит старше своего мужа, нового президента Франции Эммануэля Макрона, почти на четверть века. Он — самый молодой избранный глава в истории государства, она – самая «взрослая» первая леди с 3 детьми (и 7 внуками) от первого брака. Разница в возрасте не помешала супругам стать первой четой, ведь семейные ценности — главная движущая сила клана Макрон.

Говорят, что за великим мужчиной стоит великая женщина. Брижит отличается от многих первых леди. В отличие от Карлы Бруни-Саркози (жены 23-го президента Франции Николя Саркози) и Мелании Трамп (жены нынешнего президента США), Брижит является наследницей солидного семейного бизнеса. Второй раз она вышла замуж в 2007 году не за состоявшегося мужчину, а за молодого инвестбанкира и посвятила жизнь его карьере. За десять лет она помогла стать Макрону сначала министром финансов, а затем и президентом страны. В одном из интервью она пошутила, что больше ждать не может, ведь на следующих выборах ей будет 70 лет.

С одной стороны, история любви Брижит и Эммануэля невероятно мелодраматичная. Брижит была учительницей Макрона. В интервью Daily Mail она рассказывала, что Эммануэль признался ей в любви, когда ему было 15 лет, но отец будущего президента запретил им общаться и отправил сына в Париж. На протяжении долгих лет они переписывались, пока в 2007 году Брижит не ушла от своего мужа-банкира и «создала идеальную семью» будущего президента Франции.

Необычная пара — начинающий политик и Брижит, похожая на Джейн Фонду, — выделялись на фоне других министерских семей. Их появления постоянно освещались в прессе: на отдыхе и в театре, который так любит Брижит, они не оставались незамеченными. Она приобщала мужа к культуре, появляясь всегда вместе с ним на важных событиях, писала вместе с ним стихи. А педагогические навыки будущая первая леди оттачивала во время написания речей для мужа. Рассуждения о том, что это — настоящая любовь или грамотный пиар и взаимовыгодный контракт, лучше оставить в качестве темы для разговора в кулуарах. Ведь несмотря ни на что, Брижит не только стала первой леди, но и с образцовым изяществом несет на себе эту ношу.

Что транслирует: женственность, надежность, солидность

Как она это делает: не скрывает возраст (естественные морщины на лице, нет подтяжек). Знает свои козыри (ноги красивой формы, стройная фигура), подчеркивает их, выбирая нарочито женственные вещи.

Миниатюрная Брижит выбирает монументальные двубортные жакеты в стиле милитари, чтобы подчеркнуть солидность положения (и компенсировать «легкомысленное поведение» мини).

Как она это делает: сексуальность – одна из основных черт ее стиля. Мини и каблуки уравновешивают элегантные, лаконичные по крою вещи. Туфли лодочки и маленькое черное платье – универсальное комбо, не раз опробованное Брижит. В свои 64 года она прекрасно выглядит: подтянутая фигура, стройные ноги и естественность идут всем. Она не старается выглядеть моложе, но не теряется на фоне «коллег», например, бывшей модели Мелании Трамп.

В июне 2015 года на прием в честь приезда в Париж Короля Испании Филиппа VI и королевы Летиции Макрон надела короткое платье А-силуэта, подчеркивающее талию, и дерзкие алые лодочки с прозрачными вставками на шпильке Gianvito Rossi.

Через два года похожий аутфит был на первой леди Франции во время визита в Брюссель. Брижит сопровождала мужа в новом качестве на саммит НАТО, а в руках - сумка Louis Vuitton. Там же состоялась встреча Брижит с «главной конкуренткой» в борьбе за звание самой стильной жены президента — миссис Трамп.

Как она это делает: мадам Макрон не всегда носит мини. В ее гардеробе есть джинсы-скинни и брюки-дудочки. Их она носит с ботильонами или контрастными лодочками. Эти виды обуви помогают подчеркнуть изящную щиколотку. Одно в образе Брижит остается неизменным — удлиненное каре и загар.

Часы, Panthère de Cartier, жакет, Jacquemus; юбка, DROMe; серьги, Bulgari; сумка, Chloé; туфли, Gianvito Rossi

Что можно изменить: двубортный жакет — сложная вещь. Его монументальный силуэт создает иллюзию наличия огромных гренадерских плеч и отсутствия шеи даже у хрупкой мадам Макрон. В качестве альтернативы подойдут классические и приталенные жакеты, а мини можно чередовать с не менее соблазнительной, но куда более строгой юбкой-карандаш. Модель из нежно-голубой кожи в сочетании со светлым жакетом, под который можно не надевать блузку, составит комплект, достойный первой леди Франции.

Франция > Легпром > forbes.ru, 5 июня 2017 > № 2206940


Монако. Франция > Легпром > rusmonaco.fr, 23 мая 2017 > № 2327434

Яркие краски лета

Один из самых элегантных бутик Болье-сюр-Мер - VOLUPTÉ Lingerie, где вкус и качество идеальны. Здесь можно встретить не только модных дам, но и ухоженных мужчин. Далеко не везде в одном месте можно найти столько красивых вещей. Особенно актуально заглянуть в бутик с наступлением пляжного сезона. Такой выбор купальников трудно даже представить: от эфемерных LA PERLA, ярких экстравагантных NICOLE OLIVIER до крайне востребованных дамами внушительных форм Freya. Красивые льняные платья и купальники из хлопкового батиста MANUEL CANOVAS - само совершенство.

Женское и мужское белье HANRO - визитная карточка салона. Тончайший трикотаж и кружева из высококачественного хлопка отвечают самым высоким запросам.

Каждая французская модница имеет в своем гардеробе роскошные шелковые блузки, кружевные пеньюары марки Marjolaine, в которых некоторые смелые красотки даже появляются на вечеринках.

К слову, в этом сезоне очень модно кружево, и тончайшая паутина Dentelle de calais будет неотразима в любой вариации модели и цвета. К топам сезона можно отнести шелковые наборы с кружевами - итальянские туники Twin Set.

Новинка бутика - шлепанцы и сумки для пляжа UZURII, белье и майки HANKY PANKY и очень милые молодежные французские купальники PAIN DE SUCRE.

В знойное лето Ривьеры не обойтись без шляп из Эквадора, сделанных вручную и на заказ из специальных пальмовых фибр. С учетом запросов бутик в Болье подготовил прекрасный выбор как респектабельных мужских моделей, так и кокетливо-элегантных женских.

Прекрасным дополнением к галантерее имеется бижутерия Philippe Ferrandis.

Но кроме этого, в VOLUPTÉ Lingerie вы найдете соломенные сумочки, пляжные тапочки, домашние шелковые тапочки и массу милых вещиц, в которых вы будете неотразимы!

www.volupte-lingerie.com

Монако. Франция > Легпром > rusmonaco.fr, 23 мая 2017 > № 2327434


Россия. Франция > Легпром > legport.ru, 12 мая 2017 > № 2180685

Рынком одежды сейчас правят глянцевые журналы

Знаменитый французский художник-модельер и производственник граф Владимир Викью (Vladimir Viquious), партнёр Пьера Кардена, посетил производство Холлофайбер® в Москве и поделился размышлениями об индустрии моды.

Почему пропадают ателье во Франции?

Знаменитый французский художник-модельер и производственник граф Владимир Викью (Vladimir Viquious), партнёр Пьера Кардена, посетил производство Холлофайбер® в Москве и поделился размышлениями об индустрии моды.

Владимир Викью заметил, что «…рынком одежды сейчас правят глянцевые журналы, медиа и пресса, а также производители материалов, лоббирующие массовое внедрение своих технологий в одежду, всё более и более перенимающую черты униформы. Возникает парадокс: одежды много, а купить нечего! Почему так? Потому что практически всё одно и то же. Навязывается мнение, что вот это дОлжно носить, а вот это не дОлжно. Современная мода зависит от массового рынка потребления и от массового производства материалов. И здесь у нас с вами, как с производством уникальных нетканых материалов, есть общее. Мне важно, что ваши материалы Холлофайбер® можно использовать как в массовых сериях, так и в авторских изделиях, создавая неповторимый стиль вещи и её владельца».

Вместе с тем, модельер отметил, что сегодня модой правят предприятия текстильной и лёгкой промышленности, а «тотальный шаблон» в одежде стирает индивидуальность: «Нужно развивать свою самоидентификацию! Мой прадед шил первый мундир Георгию Чичерину, по которому наркома все узнавали. Одежда – это стиль личности!».

Модельер шутливо заметил даже, что его ещё более далёкий пращур Понтию Пилату тогу красным подбоем подшивал.

«…а если серьезно, то 25-30 лет назад Париж был полон ателье, в которых одевались практически все. На этом строилась индустрия. На сегодняшний день я знаю в Париже только три ателье! Увы, они очень невысокого уровня», - говорит кутюрье.

В начале этого года выступления Владимира Викью (Vladimir Viquious) на «Российской недели текстильной и лёгкой промышленности» шокировали представителей «советской школы моды» и даже вызвали дебаты на Научном симпозиуме, посвященном новейшим отраслевым разработкам. Тогда модельер, предваряя показы своих коллекций детской и подростковой одежды, заявил: «Россия не играет абсолютно никакой роли в мировой индустрии моды!»

В рамках встречи на заводе «Термопол» Владимир Викью рассказал о перспективах сотрудничества и использования инновационных утеплителей Холлофайбер® для авторской одежды Vladimir Viquious. С осени 2017 г. завод «Термопол» предоставит модельеру свои площади для проведения мастер-классов. «Я всегда отмечал и отмечаю ключевую проблему: это отсутствие в стране системы воспитания творческих кадров! Дизайнера и модельера нельзя ломать под шаблон, надо его креативно развивать, предлагая работать, в том числе, например, с такими творческими инновационными материалами, как Холлофайбер®».

Россия. Франция > Легпром > legport.ru, 12 мая 2017 > № 2180685


Франция > Легпром. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 25 апреля 2017 > № 2153468

LVMH миллиардера Бернара Арно станет единоличным владельцем Christian Dior

Анастасия Ляликова

редактор новостей Forbes.ru

26% акций знаменитого дома моды обойдутся миллиардеру в €12 млрд, а 100% Christian Dior Couture — в €6,5 млрд

Владелец Moet Hennessy - Louis Vuitton (LVMH) Бернар Арно (богатейший человек Франции, состояние $41,5 млрд по оценке Forbes) консолидирует акции Christian Dior, сообщается на сайте холдинга.

LVMH выкупит 26% акций модного дома, которые им еще не принадлежат, за €12,1 млрд. Это означает, что холдинг заплатит €260 за акцию, что на 15% выше цены закрытия 24 апреля. Также компания приобретет Christian Dior Couture, эта сделка оценивается в €6,5 млрд.

Нынешний владельцы выкупаемой доли Dior могут выбрать оплату наличными или акциями Hermes International, которую LVMH приобрел в 2014 году. Советы директоров Christian Dior и LVMH единогласно поддержали сделки и назначили независимых экспертов, которым предстоит оценить их условия.

«Этот проект представляет собой важную веху для группы. Эти операции позволят упростить структуру компании, чего давно ждал рынок, и усилить Fashion & Leather Goods благодаря приобретению Christian Dior Couture, одного из самых известных мировых брендов», — заявил сам Бернар Арно.

После объявления о сделке, указывает Bloomberg, акции LVMH выросли на 3,2% в начале торгов в Париже, в то время как бумаги Dior подскочили на целых 13%.

Аналитики положительно отреагировали на сделку, добавляет The Financial Times. «Он добавляет сильный бренд в портфель LVMH по разумной цене и с перспективой роста», — говорит руководитель отдела предметов роскоши в Exane BNP Paribas Лука Сулька.

Семья Арно контролирует LVMH, который включает в себя около 70 брендов, в том числе Dom Perignon, Bulgari, Louis Vuitton, Sephora и Tag Heuer, а также контролирует около 3900 розничных магазинов. В 2016 году компания показала рекордные продажи в почти $40 млрд.

Франция > Легпром. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 25 апреля 2017 > № 2153468


Франция. Весь мир. ЦФО > Легпром > minpromtorg.gov.ru, 19 апреля 2017 > № 2162243

«Fashion Tech Week» впервые пройдет в России.

21-23 апреля 2017 года в ТРЦ «АФИМОЛЛ Сити» пройдет масштабное мероприятие fashion индустрии – «Fashion Tech Week». Впервые успешный формат парижской конференции будет реализован в России.

На протяжении трех дней мероприятия специально для гостей «Fashion Tech Week» будет проходить интерактивная выставка передовых fashion-tech проектов, где будут наглядно продемонстрированы текущие разработки успешных представителей индустрии. Посетители выставки смогут познакомиться с этими проектами и опробовать на себе fashion-продукты будущего. Также на территории площадки будет расположена выставка молодых российских дизайнеров одежды от «HighHatMarket».

Напомним, что «FollowTheFabrika» - это механизм, позволяющий дизайнерам одежды получать грандиозный опыт и множество необходимых контактов для дальнейшей работы, а главное - возможность побороться за финальный приз (участие в MFW в 2018 году, а также стажировку во Франции). Попадая на «FollowTheFabrika», специалист становится резидентом открытого дизайнерского клуба, участники которого получают возможность представить свой бренд на конкурсном показе, организованном под ключ командой проекта.

Механика проекта: Смотр работ дизайнеров состоит из трёх этапов. С ноября 2016 по июнь 2017 года на платформе «FollowTheFabrika» проходят отборочные туры конкурсантов. После полуфинала у дизайнеров будет два месяца для подготовки конкурсного задания от жюри, чтобы побороться за главный приз. Таким образом, победители каждого четверть финала встретятся в июле и августе 2017 года и продолжат борьбу за возможность выйти в финал.

Каждый участник проекта получает:

-Показ, организованный под ключ (предоставление технически оснащенной площадки, профессионального модельного агентства, команды стилистов и визажистов).

-Фото- и видео-отчеты;

-Услуги режиссера-постановщика показа;

-Постановочные кадры каждой модели, которые будут отсняты на площадке непосредственно в день события;

-Анонсирование в СМИ;

-Публикации о бренде и размещение интервью с дизайнером на официальном сайте и в соц. сетях проекта;

-Предоставление возможности сотрудничества.

Франция. Весь мир. ЦФО > Легпром > minpromtorg.gov.ru, 19 апреля 2017 > № 2162243


США. Франция. РФ > Химпром. Легпром > forbes.ru, 18 апреля 2017 > № 2144221 Ангелина Кречетова

Мода на переработку: грибы, бактерии и еще 5 находок в fashion-индустрии

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Одежда из грибов, окраска микроорганизмами и новая бизнес-модель: что предложили победители модной программы акселератора Plug and Play

Известный американский бизнес-акселератор Plug and Play совместно с проектом Fashion for Good и французским конгломератом роскоши Kering, владеющим брендами Alexander McQueen, Balenciaga, Gucci, Saint Laurent, Sergio Rossi, Puma и другими, запустил программу акселерации «Plug and Play — Fashion for Good». Программа направлена на внедрение инноваций в индустрию одежды и роскоши. В рамках первого набора организаторы отобрали 12 проектов из более чем 250 претендентов. Акселератор Plug and Play «выращивает» стартапы уже 11 лет, его ставят в один ряд с американскими Y Combinator и 500 Startups. В галерее Forbes мы собрали самые любопытные проекты, приглянувшиеся моде и бизнесу.

Отобранные стартапы предлагают fashion-индустрии проекты, снижающие серьезное негативное воздействие модной промышленности на окружающую среду; альтернативные методы производства, увеличивающие долговечность тканей; новые способы безотходного производства или переработки одежды, и даже бизнес-модели.

«Все эти 12 инновационных проектов помогают нам понять, как мода проектируется, производится, носится и используется повторно», — говорит основатель Fashion for Good Лесли Джонстон. Он отмечает, что организаторы модного акселератора помогают новаторам развивать свой бизнес и в конечном итоге внедрять свои технологии в мировую индустрию одежды.

Pili-bio

Стартап Pili-bio предлагает модному рынку возобновляемые красители, которые производят... «микроскопические живые существа», говорится на сайте проекта. Новый способ окрашивания тканей микроорганизмами, по замыслу создателей проекта, заменит нефтехимические красители (невозобновляемые и токсичные) и растительные (дорогие, зависят от климата, сложно масштабируемые на мировой рынок). Уникальный способ окрашивания подойдет как для текстильной промышленности, так и для косметической, уверяют они.

«Новой эпохой будут управлять бактерии, микроскопические живые существа, которые можно культивировать для производства широкого спектра возобновляемых материалов в промышленных масштабах», — подчеркивается в сообщении.

На сайте Pili-bio отмечается, что микроорганизмы уже давно используются в пищевой промышленности: путем ферментации мы получаем пиво, хлеб, сыр, шоколад, уксус и другие продукты. Недавно их начали использовать и в сфере здравоохранения, например, при производстве инсулина. «Теперь же они поработают на благо умных и возобновляемых материалов», — радуются основатели стартапа.

Dropel

Команда Dropel создала биологически разлагаемый полимер, который вплетается в натуральные ткани и волокна. Благодаря новому составу, ткань отталкивает все водянистые или маслянистые вещества, увеличивая срок службы любого волокна. Водоотталкивающая ткань, как уверяют создатели проекта, сохраняет мягкость и воздухопроницаемость, что делает ее неотличимой от натуральных тканей.

MycoTex

MycoTex — необычный проект голландского дизайнера Аниелы Хоитинк. Она представила новый одноступенчатый способ производства одежды, который не требует использования нитей, да и шитья в принципе. Основатель стартапа предложила создавать одежду из грибного мицелия (грибницы). Мицелий спрессовывается в однотипные элементы на специальных пресс-формах, а затем «сращивается» в нужные модули. MycoTex не содержит химикатов и является 100%-ым биоразлагаемым материалом, который можно компостировать после использования.

Одежда из грибного мицелия легко утилизируется, становясь питательной средой для роста растений. Для выращивания материала требуется лишь немного воды. Благодаря модульной конструкции созданную из грибов одежду можно легко ремонтировать, удлинять или укорачивать в любой момент по желанию клиента. Можно даже добавить рукава или создать узоры, если захочется, и это никак не отразится на внешнем виде ткани.

Agraloop

Проект Agraloop разработал систему переработки отходов пищевой промышленности — носителей пищевых волокон, которые получаются при производстве пищевых продуктов. Речь идет о превращении в новые биоразлагаемые волокна отходов от производства продуктов питания из ананасов, бананов, льна и другой сельскохозяйственной продукции. Полученный материал создатели стартапа предлагают обрабатывать с использованием обычного машинного оборудования, которое предназначено для производства хлопчатобумажных тканей. Новые волокна могут использоваться в текстильной промышленности, становясь экологически чистой альтернативой часто используемым синтетическим волокнам.

RePack

RePack вместе с решением в области возобновляемой упаковки предлагает модной индустрии и новую бизнес-модель. Стартап ставит своей целью снижение на 80% «углеродного следа» от производства упаковочных материалов для рынка электронной коммерции. Идея проекта следующая: как только клиент получит заказанный на интернет-площадке товар, он тут же отправит упаковку обратно на склад ретейлера для последующего повторного использования или переработки. Таким образом, удастся полностью закрыть цикл этого производства, сделав его безотходным, надеются основатели RePack.

Sundar

Sundar показал акселератору цифровую платформу, которая свяжет производителей и поставщиков текстильных изделий, аксессуаров и одежды с брендами и розничными торговцами. Основатели стартапа уверены, что такая площадка позволит за считанные минуты проделать те шаги, которые раньше занимали недели и месяцы.

С проектом, призванным наладить контакт между участниками модной индустрии, вышла и команда MySource. Авторы стартапа представили интеллектуальную B2B онлайн-платформу или, как они сами называют проект, — «единое окно» для бизнеса. MySource планирует связать специалистов fashion-индустрии с теми ресурсами, которые им необходимы для создания и развития успешных и устойчивых предприятий. Проект помогает своим участникам, у каждого из которых есть свой рейтинг, создавать более эффективные, ориентированные на рынок продукты и услуги, а также наращивать клиентскую базу. Платформа сейчас доступна в 141 стране.

Tersus

Tersus предложил бизнесу заменить традиционные способы очистки загрязнений на тканях. Проект ориентируется на компании, которые занимаются химической чисткой вещей и промышленной стиркой белья. Им авторы проекта показали технологию, которая позволяет использовать в качестве растворителя сжиженный углекислый газ, который остается от промышленного производства. Стартап позволяет существенно экономить воду, которая обычно используется в этом качестве, а также позволяет избежать и сушки тканей.

«Текстильная промышленность является второй по величине отраслью-загрязнителем воды в мировой экономике. Производство и очистка одежды требуют значительных химических и энергетических затрат», — указывают авторы проекта. Разработанное Tersus программное обеспечение управляет режимами чистки для различных типов одежды: настраивает время цикла машины, механику, а также объем вещества, требуемого для чистки конкретного материала.

США. Франция. РФ > Химпром. Легпром > forbes.ru, 18 апреля 2017 > № 2144221 Ангелина Кречетова


Франция > Внешэкономсвязи, политика. Легпром > forbes.ru, 12 апреля 2017 > № 2138393

Выручка LVMH Бернара Арно в первом квартале выросла на 15%

Анастасия Ляликова

редактор новостей Forbes.ru

Выручка составила €9,884 млрд против €8,62 млрдгодом ранее

LVMH Moët Hennessy Louis Vuitton, ведущий производитель товаров класса люкс, продемонстрировал рост выручки в первом квартале 2017 года на 15%. Об этом говорится в сообщении самой компании, принадлежащей миллиардеру Бернару Арно.

За этот же период органическая выручка (без учета изменения курсов валют) увеличилась на 13%. Позитивной статистикой холдинг обязан росту продаж в США, Азии и Европе.

В частности, в ЕС продажи выросли после резкого снижения осенью 2015 года, когда в Париже произошли теракты. Тем не менее эту тенденцию нельзя экстраполировать на весь 2017 год, убеждены в компании. Bloomberg добавляет, что китайская экономика — крупнейшая в Азии — восстанавливается, и есть признаки улучшения в наиболее пострадавших регионах Гонконга и Макао.

В Европе все еще существует потенциал для снижения, продолжает агентство, так как любые события, которые помешают передвижению между странами, пагубно скажутся на спросе. В то же время перспективы дальнейшего роста рынка предметов роскоши в США, в той или иной степени, зависят от политики президента Дональда Трампа, в том числе от того, будут ли сокращены налоговые льготы для богатых.

Если говорить о конкретных сегментах, неплохие показатели у алкогольного подразделения холдинга – там органическая выручка также увеличилась на 13%, а продажи шампанского – на 7%. Этому вновь способствовал рост на европейском и американском рынках, в то время как в Китае продолжается спад.

Бизнес-группа Fashion & Leather Goods достигла роста органической выручки в 15%. В качестве причин этого в компании называют то, что показ осенне-зимней коллекции Louis Vuitton в Лувре был благосклонно встречен публикой, в Givenchy был назначен новый арт-директор, а в Marc Jacobs продолжилась реструктуризация.

В Perfumes & Cosmetics рост органической выручки составил 12% в первом квартале 2017 года, а бизнес-группа Watches & Jewelry зафиксировала органический рост выручки на 11%. В сегменте Selective Retailing рост органического дохода составил 11%.

Прошлый год LVMH также окончила с позитивным результатом — компания зафиксировала выручку в €37,6 млрд , что на 5% больше, чем в 2015 году. Органический рост выручки составил 6%.

LVMH – производитель предметов роскоши под марками Louis Vuitton, Givenchy, Guerlain, Chaumet, Moët & Chandon, Hennessy и пр. Принадлежит миллиардеру Бернару Арно.

Франция > Внешэкономсвязи, политика. Легпром > forbes.ru, 12 апреля 2017 > № 2138393


Франция > Легпром > forbes.ru, 24 марта 2017 > № 2116204

Праведный бунт: дизайнер интеллектуалок и карьеристок Миучча Прада

Оленцова Наталья

Внештатный автор Forbes

Forbes Woman представляет пятерых революционерок современной моды и рассказывает, как представительницы модной индустрии транслируют свое видение современной женщины. Сегодняшняя героиня — Миучча Прада.

Сегодня социально реализованные женщины своими идеями и деятельностью меняют мир к лучшему и вызывают восхищение. Так, главная феминистка парижского подиума Мария Грация Кьюри стала первой женщиной — креативным директором бренда Christian Dior за всю его 70-летнюю историю.

Героиня этого блока — Миучча Прада — не имеет профессионального образования и, если бы не наследственный бизнес, вряд ли занялась бы модой. Считает, что изменения к лучшему происходят через революцию, а женщинам давно пора отказаться от мягкости и не бояться бороться за свои права.

Родилась и выросла в Милане, защитила две диссертации — по политологии и философии, и в 29 лет была полна решимости посвятить свою жизнь политике и защите прав женщин, традиционно существовавших в Италии на вторых ролях. В 1978 году наследует от матери Prada Sp.A., основанную дедушкой Марио Прада в 1913 году. Компания производила сумки и аксессуары из кожи и уже была синонимом роскоши. Будучи вынужденной заниматься семейным бизнесом, чувствует себя неловко, поскольку тратит время на малополезную и не имеющую никакого общественного значения деятельность. Все меняется, когда Миучча понимает, что через коллекции одежды может передавать общественности свои идеи. При поддержке делового партнера, а затем и мужа Патрицио Бертелли превращает Prada в бренд мирового уровня, создает новые линейки и марки, выводит компанию в лидеры мира моды.

Верит, что самое главное для женщины — найти себя и не бояться быть не такой, как все. Создает коллекции Prada для интеллектуалок и карьеристок, женщин, поддерживающих идею комфортной элегантности, которые готовы производить впечатление своим нетривиальным взглядом на мир, избегая прямых намеков на сексуальность. Доказательство тому — новая коллекция с ее многослойными фантазиями на тему делового гардероба. Асимметрия, яркие принты, страусиные перья и нетривиальные сочетания привычных вещей.

Что носит сама: вещи, в которых чувствует себя расслабленно и комфортно: тяжелые мужские ботинки, босоножки без каблука, юбки ниже колена, мужские рубашки, футболки, объемные свитера, платья свободного силуэта. Любит соединять в одном образе простые вещи и дорогие ювелирные изделия.

В счастливом браке более 38 лет, мама двоих сыновей.

Франция > Легпром > forbes.ru, 24 марта 2017 > № 2116204


Андорра. Франция > Экология. Легпром > all-andorra.com, 22 марта 2017 > № 2547171

Андорра начнёт переработку текстильных отходов

Министерство окружающей среды, сельского хозяйства и устойчивого развития Андорры вступило в программу по переработке текстильных отходов, которая проводится при поддержке регионального совета Occitanie и агентства по охране окружающей среды и контролем над энергоресурсами региона Languedoc-Roussillon и Midi-Pyrénées.

Основной целью данного проекта является сбор отходов текстильной промышленности, отбор материалов, пригодных для повторного использования, а также создание установки по переработке текстиля путем измельчения отходов для производства изоляционного материала. Инициатива предусматривает возможность создания рабочих мест для людей, находящихся в социальной изоляции.

В проекте также участвуют городской совет города Bourg-Madame, правовая ассоциация Emmaüs France, благотворительная организация Caritas d’Andorra, администрация города Сео-де-Уржель и муниципалитет Puigcerdà (провинция Жерона).

Андорра. Франция > Экология. Легпром > all-andorra.com, 22 марта 2017 > № 2547171


Андорра. Франция > Легпром. Экология > all-andorra.com, 22 марта 2017 > № 2124569

Министерство окружающей среды, сельского хозяйства и устойчивого развития Андорры вступило в программу по переработке текстильных отходов, которая проводится при поддержке регионального совета Occitanie и агентства по охране окружающей среды и контролем над энергоресурсами региона Languedoc-Roussillon и Midi-Pyrénées.

Основной целью данного проекта является сбор отходов текстильной промышленности, отбор материалов, пригодных для повторного использования, а также создание установки по переработке текстиля путем измельчения отходов для производства изоляционного материала. Инициатива предусматривает возможность создания рабочих мест для людей, находящихся в социальной изоляции.

В проекте также участвуют городской совет города Bourg-Madame, правовая ассоциация Emmaüs France, благотворительная организация Caritas d’Andorra, администрация города Ла Сеу д’Уржель и муниципалитет Puigcerdà (провинция Жерона).

Андорра. Франция > Легпром. Экология > all-andorra.com, 22 марта 2017 > № 2124569


Франция > Легпром > forbes.ru, 17 марта 2017 > № 2110253

Праведный бунт: глава Dior и главная феминистка парижского подиума Мария Грация Кьюри

Оленцова Наталья

Внештатный автор Forbes

Мария Грация Кьюри стала первой женщиной — креативным директором бренда Christian Dior за всю его 70-летнюю историю.

Сегодня социально реализованные женщины своими идеями и деятельностью меняют мир к лучшему и вызывают восхищение. Forbes Woman рассказывает, как представительницы модной индустрии транслируют свое видение современной женщины. Представляем пять революционерок современной моды.

Первая — Мария Грация Кьюри, в 2016 году занявшая пост креативного директора Christian Dior.

Когда-то Кристиан Диор вернул женщинам послевоенных лет элегантность. Мария Грация Кьюри творит для нового поколения женщин, которое живет очень быстро, изучает моду через Instagram и транслирует миру силу и женственность. Мария Грация Кьюри — представитель поколения digital, хорошо чувствующий влияние на моду, которое оказывает интернет и развитие цифровых технологий. Родилась в 1964 году в Италии, закончила Европейский институт дизайна, где познакомилась с Пьерпаоло Пиччоли — вместе они создадут удачный и плодотворный дизайнерский дуэт, который просуществует 25 лет и будет трудиться сначала на благо Fendi (знаменитая сумка Baguette запущена ими), затем с 1999 года их пригласит к себе Валентино. С 2009 года у Valentino два креативных директора, их работы «взрывают интернет».

Свою первую коллекцию в доме Dior Мария Грация Кьюри показала в сентябре 2016 года, и поклонницы марки убедились, что новый креативный директор, несмотря на революционный/эволюционный настрой, сумеет соединить традиции дома и современность.

Основные элементы коллекции — стеганые жакеты и куртки, в которые превратилась форма фехтовальщиц. Корсеты, укороченные брюки, юбки-пачки из тюля и шифона. Силуэт сохранен — песочные часы. Жакет Bar в сочетании с белой футболкой с надписью Dio(R)evolution — стыковка во времени. На широких резинках, которые держат топы-корсеты, черные надписи Christian Dior. Цвета коллекции — белый, черный, красный. Отношение к женскому вопросу в современном мире безапелляционно выражено также фразой на футболке: «We should all be feminists».

Что носит сама: любимые цвета — белый и черный, предпочтение отдает классическому стилю, брючным костюмам.

Франция > Легпром > forbes.ru, 17 марта 2017 > № 2110253


Франция > Легпром > forbes.ru, 3 марта 2017 > № 2093172

Ищите женщину: зачем хрустальный дом Lalique 90 лет подряд перевыпускает одну и ту же вазу

Екатерина Валетова

Журналист

Ваза «Вакханки» — символ дома Lalique с 1927 года. Хрустальный шедевр от Рене Лалика настолько популярен вот уже девять десятилетий, что компания из год в года вынуждена включать его в новые коллекции.

Весной 2017 года дизайнеры хрустального дома Lalique выпустили лимитированную серию посуды и предметов декора в честь 90-летнего юбилея одного из символов бренда, вазы «Вакханки». Шедевр из хрусталя создал художник Рене Лалик в 1927 году. В своем творчестве мастер воспевал чувственность и красоту женского тела. Восхищение он не только запечатлел в материале. Например, создавая ювелирные украшения, он вдохновлялся образами реальных женщин. Одной из его муз была актриса Сара Бернар — «богиня с золотым голосом». Неудивительно, что танец девушек, жриц бога виноделия Бахуса, стал основой сюжета хрустального творения — вазы. Разглядывая ее, кажется, что кружащиеся в хороводе вокруг сосуда девы оживают. В преломлении света и игре бликов тела женщин из матового хрусталя наполняются светом и жизнью.

«Вакханки» стали знаковым предметом дома. Он выпускается из года в год. Но на этот раз художники внесли изменения. Они расширили палитру, добавили новые изделия и создали лимитированную серию классической версии вазы. 90 экземпляров покрыты внутри 24-каратным сусальным золотом. Листы толщиной 0,2 микрона нанесли на стенки изделий в парижской мастерской Ateliers Gohard. Ее мастера известны по всему миру. Они реставрировали Версаль, Доме инвалидов в Париже, Муниципальный театр Рио-де-Жанейро и Статую Свободы в Нью-Йорке. Forbes Woman представляет коллекцию Muses, посвященную главному источнику вдохновения бренда — женщине.

Франция > Легпром > forbes.ru, 3 марта 2017 > № 2093172


Франция > Легпром > rusbenelux.com, 24 февраля 2017 > № 2093561

Chanel анонсировали выпуск новой модели сумок, часов, украшений и абсолютно нового аромата. Новые линейки будут носить имя Gabrielle — в честь основательницы модного дома Габриэль Шанель. Туалетную воду на данный момент описывают как «абстрактно-цветочную».

«Наша цель — попасть в десятку бестселлеров, поэтому новинка — не нишевый аромат», — отметила Кристин Дагуссе, международный директор Chanel по косметике и парфюмерии. Она также рассказала, что новинка будет свежим и свободным ароматом: «Шанель была Львом по знаку Зодиака, а льва нельзя приручить».

Основные ключевые ноты туалетной воды пока держатся в секрете, но известно, что над ее созданием будет работать Оливье Польж, парфюмер Chanel и создатель серии Les Exclusifs — Boy Chanel.

Ожидается, что в продаже Gabrielle появится осенью этого года.

Франция > Легпром > rusbenelux.com, 24 февраля 2017 > № 2093561


Франция > СМИ, ИТ. Легпром > rusbenelux.com, 23 февраля 2017 > № 2083147

Премиальный обувной бренд Christian Louboutin представил новую весенне-летнюю коллекцию для мужчин.

Всемирно известный французский дизайнер-модельер обуви Кристиан Лубутен в своей новой мужской коллекции представил модели туфель, вдохновленные стилем современного джентльмена.

Так, каждая из моделей олицетворяет многогранность современного мужского стиля, который не ограничивается классикой, объединяя в себе сразу несколько направлений.

Новые творения бренда Christian Louboutin, согласно создателю коллекции, включили в себя, как классические элементы и силуэты, так и смелый, местами резкий декор – как, например, металлические заклепки серебряного и золотого цвета.

«Мужская коллекция сезона весна-лето 2017 от Christian Louboutin это слияние прошлого и настоящего. В новых моделях Christian Louboutin демонстрирует сближение традиционной итальянской кожи с инновационным дизайном, спортивными и другими непривычними для классики элементами. Эта коллекция показывает красоту встречи профессиональных навыков с необузданным творчеством», — отмечают в Christian Louboutin.

Франция > СМИ, ИТ. Легпром > rusbenelux.com, 23 февраля 2017 > № 2083147


Монако. Франция > Легпром > rusmonaco.fr, 30 января 2017 > № 2073857

Вековые традиции и современность

Камьяр, ваш отец Александр Могадам хорошо известен в Монако как официальный поставщик Княжеского двора - специалист по коврам ручной работы исключительно высочайшего качества. Вы тоже пошли по семейным стопам?

Естественно, я вырос в мире ковров и ковровых изделий. Наша семья занимается продажей ковров уже очень давно. Но после окончания вуза я решил попробовать себя в моде. Участвовал в становлении и раскрутке известных модных марок.

С Томом Фордом я учился в одной школе, и после окончания мы вдвоем взялись за раскрутку бренда, проданного бывшим владельцем фирмы «Гуччи». На тот момент предприятие действительно находилось на грани банкротства, и новые владельцы решили привлечь свежие силы. Доменико Де Соле стал главой компании, Том Форд - креативным директором, а я возглавил стратегический маркетинг, в чем всегда был силен. Мне тогда был всего 21 год… С тех пор я всегда работал, создавая бренды или обновляя уже известные. В общей сложности 15 лет я посвятил миру моды.

А что произошло затем?

Жизнь - как роман, состоящий из многих глав. Начав одну, необходимо ее закончить и только затем перейти к следующей главе. В моей жизни было действительно множество разных глав. Вначале мода, затем последовала глава под названием «косметика». Я занимался раскруткой в Европе бренда john frieda - очень популярной среди женщин. Но владелец решил продать бизнес, и я, совсем еще молодой человек, лишился работы, зато в качестве компенсации получил «золотой парашют» - огромную сумму и собственный счет в банке. Захотелось отправиться путешествовать и посмотреть мир.

Беззаботный отдых длился около года, но в один прекрасный день раздался телефонный звонок. То был отец: «Сынок, настало время возвращаться домой, в Монако. Нужно становиться серьезным мужчиной и начинать работать вместе со мной». Так я вернулся к себе на родину. Работая бок о бок с отцом, я привнес в дело свое знание маркетинга, моды, дизайна. Надо знать, что мы с отцом имеем сложные характеры, у каждого из нас свой взгляд на мир и представления, которые не всегда совпадают. Вскоре я понял, что отец пытается доминировать и по большому счету не нуждается в моей помощи. Но все же я решил остаться жить и работать вместе с семьей в Монако, отойти от своей парижской жизни, от мира моды. Тем самым закрыв свою очередную главу жизни и приступив к следующей.

Насколько я понимаю, это было уже свое дело?

Я всегда мог зайти в магазин отца и выбрать себе домой нужный мне ковер, даже тот, который стоит достаточно дорого. И я знаю, что отец никогда бы мне ничего не сказал. Но, как современный и модный человек, я просто не мог найти нужный мне ковер в галерее отца. Нельзя сказать, что я не люблю традиционные персидские ковры. Они мне все нравятся. Но с эстетической точки зрения это не то, что мне было нужно для дизайна молодежной квартиры. В общем, пришлось поехать в дешевый магазин Habitat, где я подобрал нужный мне по дизайну ковер и тайком привез его к себе домой.

Если бы отец узнал, что я купил ковер в магазине Habitat, то точно открутил бы мне голову. Довольный покупкой, я расстелил свое приобретение на полу, но через неделю, к моему великому удивлению, от него начали отлетать куски. Настоящая катастрофа! Зная, что такое настоящее качество ковров, понять это было невозможно. И тут меня осенило - а почему бы самому не заняться современными модными коврами, но только высочайшего качества, к которому я был приучен с детства. «Я нашел идею, я нашел свое дело! Со вкусом у меня все в порядке, в маркетинге я разбираюсь, так что дело осталось за немногим - вперед», - сказал я себе.

Так я создал марку FASHIONS FOR FLOORS, которая является первой маркой современных ковров самого высокого качества, сделанных вручную. Мне удалось связать современность, моду и качество ковров воедино.

Где производятся ваши ковры?

Их ткут вручную в Индии и Непале.

Почему в этих странах, почему не в Иране?

Я не могу заказывать в Иране современные ковры. Культура традиционного ковроткачества настолько пропитывает людей, что они просто не способны создать что-то другое.

Традиционные персидские ковры ткут из поколения в поколение с использованием одной и той же символики. Это как если бы вы заставили иконописцев писать в стиле ар нуво. Север Индии, Раджастан и Катманду - вот места, где делают отличные современные ковры. В этих областях не было исторических традиций изготовления ковров.

Скажите, а много ли у вас таких современных ковров в галерее?

Мы, кстати, известны в том числе и потому, что имеем самый большой склад готовой продукции современных ковров в Европе. Здесь в Монако или во Франкфурте, Париже и Лондоне. Если вы хотите найти нужный ковер, то мы готовы это сделать всего за один день. Скажем, утром вы звоните, и я прихожу к вам домой для осмотра помещения. Знакомлюсь со стилем квартиры, выбираю наиболее подходящие, на мой взгляд, ковры и затем демонстрируем их на месте. Как правило, я привожу три различных варианта на выбор. К тому же мы даем гарантию на обмен в течение 5 лет, если в этом возникнет необходимость.

Можно ли сделать ковер под заказ?

Конечно, мы можем даже изготовить ковер на основе картины. Обычно на это уходит порядка 3-4 месяцев. В нашем распоряжении порядка 700 оттенков цветов шелка, из которых изготавливаются ковры. И 1200 оттенков цветов шерсти. Каждый цвет имеет свой код, и с его помощью мы создаем ковер сначала на экране компьютера, а затем мастера его ткут вручную. Как правило, толщина составляет 3000 узлов на кв.м. Цена на такой ковер колеблется от 2 до 10 тысяч евро. Естественно, есть и очень большие ковры за 20 тысяч евро. Но в ценовой категории между 5 и 10 тысячами евро вы получите самое настоящее чудо.

Скажите, какой магазин работает лучше - ваш или вашего отца?

Спросите моего отца! Со своей стороны могу сказать, что моя галерея преуспевает. Дело в том, что мой отец продает уникальные ковры, но клиентов на покупку настоящих произведений искусства не так много. Его ковры стоят и 200, и 300 тысяч евро. А мои - 5,10, 20 тысяч евро. Если отец продает один ковер, то мне нужно продать десяток, чтобы добиться того же результата. Мы работаем много, и нас очень хорошо знают. Нас в шутку называют «ковровым Эрмесом». К нам приезжают специально за коврами даже из Сингапура. Среди моих заказчиков много знаменитых декораторов из Парижа, Лондона, Нью-Йорка. Естественно, мы много работаем и для Москвы, и для Киева. Мы известны и тем, что выполняем работы и для яхт. Если вам понадобится ковер, вы приходите прямо ко мне. Хотя можно и назначить личную встречу. Я прилечу в любую точку планеты. Если клиент занят, то ему не надо передвигаться. Как правило, два раза в месяц я куда-то летаю. Приезжаю, фотографирую, снимаю размеры и выбираю. Видите, сейчас отправляется машина с 32 коврами в Киев. И так почти каждый день. Поверьте, мы настоящие специалисты своего дела и лучше, чем кто-либо, разбираемся в современных коврах. К тому же мы также являемся официальными поставщиками Княжеского двора Монако!

Милости просим, приходите, звоните, пишите:

39 boulevars des Moulins 98000 Monaco

+377 92 16 12 16

Монако. Франция > Легпром > rusmonaco.fr, 30 января 2017 > № 2073857


Франция. Китай. Россия > Легпром > bfm.ru, 27 января 2017 > № 2062204

Luxury законы рынка не писаны. Продажи люксовых товаров бьют рекорды

За 2016 год LVMH заработала на два миллиарда больше, чем годом ранее. Эксперты говорят, что рост продаж группе обеспечил Китай. Где еще покупают Louis Vuitton, несмотря ни на что?

Продажи люксовых товаров бьют рекорды.

Группа компаний LVMH — крупнейший производитель предметов роскоши — отчиталась о выручке за 2016 год. 37,5 млрд евро — почти на 2 млрд больше, чем годом ранее. Большую часть прибыли обеспечили США — на них пришлось 27% выручки. Следом Азия — доля 26% — и Европа — 18%.

Интересно, что рост продаж случился на фоне общего падения на этом рынке. По данным Forbеs, большинство крупных игроков признают, что 2016 год был одним из самых трудных. Помимо титульных марок — Moet Hennessy Louis Vuitton — компания владеет брендами Christian Dior, Fendi, Guerlain, Bulgari и еще десятками известных дорогих марок. Глава группы компаний Carfax Education Александр Никитич считает, что рост им обеспечил Китай.

Александр Никитич

глава группы компаний Carfax Education

«Основная причина — это Китай и то, что происходит на рынке люксовых товаров в Китае. В последние годы руководство КНР объявило борьбу с коррупцией и режим жесткой экономии, плюс в 2015 году был обвал фондового рынка, были опасения, что лопнет рынок недвижимости, который до этого очень бурно рос. И все это привело к тому, что как раз 2015 год был годом наибольшего спада рынка. А нужно помнить, что Китай — это треть глобального рынка сегмента люксовых товаров. В 2016 году стала возвращаться в Китай уверенность в завтрашнем дне, отчасти это политика многих люксовых брендов, в том числе тех, которые входят в LVMH. Они осуществляют гармонизацию цен, поскольку до этого их товары в Китае стоили гораздо дороже, чем в Европе, и многие китайцы путешествовали в Европу, чтобы их приобрести. А сейчас большинство товаров в Китае стоят столько же, сколько и в любой другой точке мира. И что интересно, по разным оценкам сам рынок таких товаров в Китае вырос как раз за прошлый год тоже примерно на 6%. Вот в этом контексте рост оборота LVMH, который составил 6%, в первую очередь объясним именно тем, что происходит в Китае».

Помимо влияния Китая рост LVMH обеспечила грамотная политика продвижения брендов. Кроме того, рынок люксовых товаров не подчиняется законам классического рынка, говорит исполнительный директор VSK group Максим Тищенко:

«Первое — это хорошие управленцы, соответственно, у них хорошие лоббисты. Можно говорить о том, что игроки посчитали рынок не очень хорошим. Но, во всяком случае, статистика по России говорит о том, что все квоты люксовых брендов автомобилей были выкуплены буквально за несколько дней нового года, а в старом году показали рекордный прирост по количеству проданных машин. Это показатель по России. Что касается вообще конкретно данной компании, более качественно себя позиционировали, смогли привлечь большее количество покупателей. Они смогли сделать то, что другие не смогли. Вообще, рынок лакшери, он достаточно своеобразен, и он не сильно подчиняется законам классического рынка. На этом рынке всегда есть спрос, на этом рынке всегда есть и будет предложение. Говорить, что он себя чувствует не очень хорошо, это значит говорить о том, что продажи упали на 2-7%. То есть, есть ограниченная группа лиц, их не так много во всем мире, которые на этом рынке что-то покупают. Поэтому чувствует он себя прекрасно, расти будет и дальше».

Именно модные дома обеспечили группе компаний LVMH самый большой доход, пишет Forbеs. На продаже одежды и аксессуаров она заработала почти 13 млрд евро. Прибыль на 10% выше, чем годом ранее. Поднять продажи Louis Vuitton помогли запуск ароматов и коллекция чемоданов от дизайнера Марка Ньюсона. Дом Fendi, отметивший в прошлом году 90-летие, впервые заработал символический миллиард евро.

Франция. Китай. Россия > Легпром > bfm.ru, 27 января 2017 > № 2062204


Франция > Легпром > forbes.ru, 29 ноября 2016 > № 1986640 Яна Жиляева

Коза nostra: на чем основан пиетет модных домов к кашемиру

Яна Жиляева

редактор Forbes Life

Шестнадцатого сентября 2016 года на мануфактуре во французском городе Верна в регионе Овернь — Рона — Альпы была торжественно запущена старинная чесальная машина для кашемира. Поиски и установка 15-метрового агрегата для обезволошивания (так называется процесс отделения пуха от шерсти) стали важным этапом амбициозного плана французов. Стараниями Ассоциации французских производителей кашемира и фонда Hermès Франция, кажется, всерьез надеется возродить наследие лионских ткачей и свою славу великой кашемировой державы.

Европа носит кашемир всего 200 лет, и с годами эта любовь только крепчает. Называемый невидимой роскошью материал, который в восемь раз легче шерсти и в восемь раз ее теплее, кашемир принимает разные формы от яркой узорчатой шали на плечах императрицы Жозефины до кашемировых носков Bresciani, пуловера и шарфа Hermès, свитера Malo, пальто Chanel, капа Agnona, кардигана Brunello Cucinelli. И это не просто вещи, привычные богатым и родовитым, это огромное удовольствие. Всем, кто надевает кашемир, знакома радость его прикосновения (в отличие от шерсти кашемир не вызывает аллергии), его нежная и верная служба (при всей своей деликатности правильный кашемир хорошо держит форму), его безотказность и универсальность — и в самом строгом, пуристском кардигане из кашемира можно чувствовать себя достойно даже в компании английской королевы. Как в бриллиантах прежде всего важны чистота и цвет камня, так в кашемире все зависит от исходного сырья — пуха горной козы Capra hircus laniger.

Щипать или стричь?

Рассуждая об успехах своего бренда, Джакомо Канесса, основавший в 1972 году во Флоренции компанию Malo, замечает: «В первую очередь все наши материалы имеют животное и органическое происхождение. Они чисты, натуральны и не смешаны. Все сырье для наших изделий, включая кашемир, я не только отбираю лично, за мной также остаются решения, касающиеся номера пряжи».

Для кашемира имеет значение экология региона, возраст и самочувствие козы.

А также метод сбора пуха, сортировка, мытье, обезволошивание, смешивание, прочесывание, прядение, проветривание пряжи, и только потом речь идет о краске, производстве и дизайне изделия.

Природный ареал обитания кашемировых коз — Гималаи. В резко континентальном климате к наступлению суровой зимы животные отращивают густой подшерсток, который не дает им замерзнуть в самые сильные холода. Весной перед наступлением жаркого лета козы линяют, сбрасывая свой зимний пух. В высокогорных районах Индии и Непала коз весной по традиции выщипывают.

Название изделиям из козьего пуха дал индийский штат Кашмир. Лучшая пряжа получается из пуха, собранного с груди и шеи козы. Чем старательнее выщипывают пух, тем длиннее волокна, тем лучше пряжа. Одна коза в год дает 150 г пуха.

Когда покоренной кашемиром Европе в начале XIX века потребовалось много пашмин, коз, вместо того чтобы выщипывать, стали попросту стричь и попытались разводить их всюду, где есть горы. Козы оказались прихотливыми и прижились в основном на высокогорных плато в Монголии и в Китае. Известно, что в 1818 году 1500 гималайских горных коз были отправлены во Францию, но живыми добрались только 256 из них. Тем не менее попытки разводить кашемировых коз в Альпах французы не оставили до сих пор.

Щипковые инструменты — главные орудия сборщиков козьего пуха

Придворные спутники

В современной Европе французскому кашемиру досталось ничтожно мало места. Почти все поделили между собой итальянцы и шотландцы. Первые были сильны в моде и дизайне, вторые — в добротности и надежности тканей. Тем не менее именно французы были пионерами европейского кашемира.

Седьмого августа 1803 года Наполеон с Жозефиной заглянули на мануфактуру к Гийому Луи Терно, создателю французского кашемира, производителю пашмин, известных как chales de Ternaux. При появлении первого консула Французской республики рабочие принялись кричать: «Долой механику!» Наполеон счел должным остановиться и пояснить, что только с помощью новейшей техники французское производство сможет наконец-то вырваться из пут английских промышленников. При упоминании политической важности момента рабочие затихли.

Наполеон, как и все его окружение, был страстным поклонником кашемира. Привезенный в Европу во время Египетского похода в конце XVIII века, когда некий французский генерал послал ко двору тончайшую шаль, кашемир мгновенно покорил модников и наряду с шелком и мохером составил аристократический триумвират материалов высшего класса.

По пиар-традициям своего времени в завершение визита высоких персон Гийом Луи Терно преподнес первой даме Франции пашмину, «шаль Терно». Восхищенная яркостью красок, богатством узора, нежностью и тонкостью ткани, Жозефина тут же пожаловала Терно титул придворного поставщика. Терно проявил себя ловким царедворцем. На его шалях появился брендинг «Il est français» («Это французское») — и товарный знак, и актуальный политический девиз. А в 1807 году, в разгар континентальной блокады, он вышил на своих шалях «Я тоже воюю с Англией».

Когда в 1810 году на кашемировую мануфактуру в Лувьере приехал Наполеон с императрицей Марией-Луизой, он приветствовал Терно как старого знакомого: «Терно, вы решительно повсюду!» — и, отцепив свой личный орден Почетного легиона, который император носил на изнанке куртки, наградил любимого поставщика.

Не исключено, что машина, которую стараниями Фонда Hermès только что торжественно запустили в Верна, и была тем агрегатом, который так перепугал рабочих на мануфактуре Терно.

С миру по нитке

Сегодня около 60% сырья на мировой рынок кашемира поставляет Китай, из провинции Внутренняя Монголия; еще 25% приходится на долю Монголии; Иран и Афганистан производят 10%; а Новая Зеландия, Непал, Австралия, Пакистан, Шотландия и Турция все вместе — 5% мирового кашемирового сырья.

В Монголии, например, обрабатывается только 10% собранного кашемира, почти все сырье сразу же вывозится из страны. А монгольская компания Goyo — поставщик английских, итальянских и японских модных домов. В тройке лидеров монгольского экспорта кашемира две китайские частные компании и итальянская Loro Piana Mongolia LLC. Таким образом, специалисты Loro Piana могут уверенно заявлять, что если они и не лично стригли каждую козу, то скрупулезно контролировали весь процесс производства.

Мода на пух

Большие модные дома, как правило, предпочитают напрямую с производством кашемира не связываться, делегируя этот процесс брендам и мануфактурам, узко специализирующимся на кашемире.

Например, доверяют производство годами проверенным специалистам, таким как семейная мануфактура из Италии Il Lanificio Luigi Colombo. Предприятие, работающее с тибетским и монгольским кашемиром, создает не только собственные мужские и женские коллекции, но и выполняет заказы таких домов, как Hermès, Dior, Gucci, Prada, Maх Mara.

С трикотажным и кашемировым королем Паскуале Челли, создателем бренда Avon Celli, изобретателем ультралегкого трикотажа, экспериментировавшим со смесовыми тканями, в 1955 году заключил контракт Сhristian Dior, а через два года его сменил Yves Saint Laurent. Дружба обогатила обоих: Saint Laurent получил превосходные трикотажные платья и кашемировые жакеты, а Avon Celli на волне высокой моды стал брендом звезд и президентов: в свитерах в широкую вязку Avon Celli ходили Фрэнк Синатра, Рональд Рейган, Софи Лорен и Грейс Келли, и не было такого американского студента или студентки, кто не мечтал бы о заветном пуловере.

Дом Сhanel держит себя строже, предпочитая выкупать фабрики в собственность, как, например, поступил в 2012 году с шотландской мануфактурой Barrier Knitwear, работающей на монгольском сырье по технологиям, включающим до 40 операций, многие из которых выполняются вручную. Как заметил тогда на церемонии заключения сделки Бруно Павловски, президент Chanel’s Fashion, союз Barrie Knitwear и Chanel — логичное, естественное продолжение сотрудничества, которое длится больше 25 лет. Именно в Barrie Knitwear создается кашемир Chanel и знаковые двухцветные кашемировые кардиганы.

По такой же схеме французский концерн LVMH приобрел мануфактуру Loro Piana. Уже шестое поколение итальянской семьи Лоро Пьяна продолжает создавать ее историю, а за бизнес-решения отвечает LVMH.

Дома, которые не могут похвастаться серьезным мануфактурным бэкграундом, творят историю сами. Например, итальянский дизайнер и философ Брунелло Кучинелли в основу бренда положил легенду: выкупив крепость и античную виллу Антинори на холме в покинутой деревне Соломеo в Умбрии, он перенес туда штаб-квартиру своего бренда Brunello Cucinelli и создал своего рода рабочую коммуну, где объединены ткацкая мастерская, швейное производство и дизайн-бюро, а рабочие живут в старинных отреставрированных домиках по соседству. Красивая историческая декорация на земле этрусков среди фресок Джотто и кипарисовых рощ придает весомости смелым экспериментам команды Brunello Cucinelli. Работая в такой консервативной области, как кашемир, где обычно с красками обращаются невероятно осторожно, предпочитая всем цветам естественный, в Brunello Cucinelli не стесняются вплетать в волокна металлизированные нити, сочетать кашемир с кожей и грубым сукном, красить его во все цвета радуги.

Умбрийский сосед Brunello Cucinelli бренд Fabianа Filippi делает акцент на экологической чистоте не только сырья, но и процесса производства, оберегая от загрязнения окружающую среду. Философия Fabiana Filippi предполагает, что для кашемира нет неуместных ситуаций, нужно только выбрать правильный наряд. Эту философию поддерживает другой итальянский специалист по кашемиру — Джакомо Канесса, основатель Malo, считающий, что в гардеробе каждой женщины для счастья должны быть жакет из 100% кашемира, объемный свитер грубой вязки, свитер из кашемира тонкой вязки, спортивный костюм из кашемира и невесомый палантин из кашемира. И вот так можно отправляться хоть на пир к Платону.

Франция > Легпром > forbes.ru, 29 ноября 2016 > № 1986640 Яна Жиляева


Казахстан. Франция > СМИ, ИТ. Легпром > dknews.kz, 24 ноября 2016 > № 1980865

Слияние культур в гармонии интерьера

Французов по праву считают хранителями традиций в производстве мебели и дизайне интерьера. Впервые творческие работы известных казахстанских мастеров отразились в дизайне и интерьере французской мебели. Все деньги от вырученных средств направлены на благотворительные цели.

Айгуль БЕЙСЕНОВА

Франция многие века была законодательницей моды. В честь 10-летия Roche Bobois в Алматы был разработан уникальный проект – воплотить творчество 10 известных казахстанских художников в дизайн мягкой мебели и французского интерьера. Диван Mah-Jong был спроектирован французским мастером Хансом Хопфером в 1970-е годы. Впервые нынешней осенью Mah-Jong «примерил» 10 уникальных нарядов от казахстанских мастеров, в частности Евгения Сидоркина, Диара Тулекова, Сергея Кима, Гульжамал Тагеновой, Эдуарда Казаряна, Розы Джанабаевой, Решата Кожахметова, Ерлана Кожабаева, Кадыржана Хайрулина и Серика Буксикова.

Подобный опыт наши художники имеют впервые. Их удивительные работы пропагандируют богатейшее культурное наследие Казахстана. Эскизы этих работ были перенесены на ткань во Франции. Затем на фабрике Roche Bobois этой тканью были обтянуты 10 модулей дивана Mah-Jong.

Президент Roche Bobois International Жиль Бонан отметил масштабность и важность данной акции, которая стала не только культурно-познавательной, но и благотворительной.

– Во всех представленных работах заметен вкус, стиль, колоритность и многонациональность. Благодаря данной акции работы казахстанских художников были представлены в новом формате, на международном уровне, еще раз доказав, что искусство не имеет границ, – отметил он.

Генеральный консул Франции в Алматы господин Патрик Ренар выразил особую благодарность генеральному директору Roche Bobois Almaty Гульшат Айтиевой за вклад в развитие отношений между Казахстаном и Францией и за активное продвижение философии «искусства жить по-французски».

– В этом красивом старинном здании, в этой центральной части города я чувствую себя, как дома, он напоминает мне кусочек Парижа, – отметил Патрик Ренар.

Французский интерьер с казахскими мотивами стал новым проектом, о котором казахстанские художники отозвались с особым интересом и большой теплотой.

Казахстан. Франция > СМИ, ИТ. Легпром > dknews.kz, 24 ноября 2016 > № 1980865


США. Франция > Легпром > forbes.ru, 3 октября 2016 > № 1917617

Покемономания на подиумах: зачем Модные дома совмещают онлайн, показы и продажи

Яна Жиляева

редактор Forbes Life

Что происходит: по сути шопоголиков превращают в ловцов покемонов — кто первый успел кликнуть на подиумный catwalk, тот и покупает. В новой технологии онлайн-продаж сложились охотничьи инстинкты геймеров и шопоголиков. Трафик онлайн-продаж зашкаливает. Зато теперь не нужно ломиться в четыре утра по спецприглашению в бутик на старт продаж капсульной коллекции, чтобы успеть купить то, что удалось схватить. В see now buy now соревнование из бутиков перенесено в интернет, а спецприглашения отменены, — шанс сыграть в эту игру есть у всех, и грех им не воспользоваться. Как Модным домам удалось это прокрутить?

Два модных шоу вместо четырех

В феврале этого года Том Форд, дизайнер, кинорежиссер, молодой отец заявил, что его изрядно утомили модные хлопоты, показы и рекламные кампании. Его бренд переходит на упрощенный режим: Tom Ford презентует на подиуме две коллекции в год, а не четыре, соединив в одно шоу и мужскую и женскую линии. А показы проводит в режиме реального времени: осенью — «осень и зиму», весной — «весну и лето». Никакого декадного анонсирования, рекламной шумихи, кампаний в Instagram. Продажи в бутиках и на сайте бренда — с момента начала дефиле. Форд убежден: ничто так не возбуждает аппетит, как эффект новизны. И это не эмоции, а точный расчет: по данным Всемирной торговой организации темпы онлайн-торговли намного опережают темпы развития мировой торговли в целом. По оценкам экспертов агенства eMarketer's оборот онлайн-покупок в 2016 году составит $2,05 трлн, а в 2017 ожидается $2,36 трлн.

Стандарт see now buy now

Инициатива Форда заставила понервничать Модные дома и байеров на европейском континенте. Оксана Бондаренко, президент «Ли-Лу», считает, что российские байеры скорее всего не будут заказывать эти коллекции, «но если и будут, то в очень небольшом количестве. Как говорится, шумиха будет большой, маркетинг просто замечательный». По мнению Бондаренко больше всего изменения затронут соцсети — Instagram и Pinterest.

Креативный директор Furla Фабио Фузи в интервью Forbes Life тоже заметил, что нет необходимости менять устоявшуюся модель: «Я верю в рекламные кампании и в PR, которые действуют не только в момент шоу. В московские бутики все чаще приходят покупатели, чтобы найти сумку, которую они увидели в Instagram».

The Financial Times констатировали, что новый тренд – ни что иное, как крепкий удар по владельцам бутиков и дистрибьютерам, привыкшим оперировать декадами. Том Форд как будто знал реакцию прессы наперед и еще в феврале, в интервью журналу Time попросил не приклеивать ему ярлыков: «Я ненавижу слово «разрушитель». Как будто мой мотив разрушать. У меня собственная компания, где я делаю, что считаю нужным. Мне нравится, когда мои работы вызывают интерес. А если мне становится скучно, я меняю ситуацию». Так и вышло: на показе в период Нью-Йоркской недели моды Tom Ford демонстрировали и мужские, и женские модели, которые тут же продавались в интернете и в бутиках бренда – можно сказать, прямо с подиума. Тренд сработал. Например, Джошуа Шульман, президент cети универмагов Bergdorf Goodman and Neiman Marcus Group International, заявил, что показ стимулировал ажиотажный спрос.

Эстафету Tom Ford в Нью-Йорке приняли Ralph Lauren и Tommy Hilfiger. Tommy Hilfiger показал капсульную женскую коллекцию TommyXGigi, созданную в соавторстве с моделью Джиджи Хадид. Анонсируя шоу в формате реального времени (каждый предмет, пояившийся на подиуме тут же доступен в бутике и в интенернет-магазине), дизайнер подчеркнул, что «сейчас у покупателя появляется возможность оказаться в самом центре модного бизнеса, на стыке моды и развлечения».

План сработал: 2 млрд просмотров в интернете (предыдущая коллекция собрала только 984 млн), 3 млн лайков, трафик сайта tommy.com вырос на 900% в первые два дня с момента дефиле, а продажи с 9 по 12 сентября на 154% превысили продажи по сранению с прошлым годом. В первую неделю после дефиле были раскуплены все аксессуары и верхняя одежда. В итоге расчувствовавшийся Хилфигер пообещал продолжать в том же духе: дополнительная коллекция TommyXGigi появится в октябре, вся информация будет размещена в социальных сетях.

Самым осторожным игроком see now buy now стал Hugo Boss. Бренд поучаствовал в акции сумкой Boss Bespoke Soft из кожи, раскрашенной вручную по идее Дэвида Хокни. Сумка поступила в продажу сразу же после показа в нескольких бутиках по миру и на сайте бренда.

Все смешалось в Доме Burberry

На Лондонской неделе моды по системе see now buy now выступил и Дом Burberry. В мае ожидалось падение курса акций на 38% и сокращение зарплаты руководства Дома на 75%. Burberry ввел режим жесточайшей экономии, а дизайнер марки Кристофер Бейли не усидел на двух стульях: кресло гендиректора занял Марко Гобетти из LVMH, а Бейли остался при гордом звании креативного директора. Все три линии Дома Prorsum, London and Brit были объединены под брендом Burberry, а вместо двух, мужского и женского, показа был устроен один. Финансовые трудности и карьерные неурядицы пошли на пользу Бейли. По выражению Financial Times, 19 сентября Бейли продемонстрировал виртуозный микс полов и коммерции.

Коллекция Burberry создана по мотивам романа Вирджинии Вульф «Орландо», где главный герой, трансгендер, как его назвали бы сегодня, на протяжении 350 лет проживает первую половину своей биографии как мужчина, а вторую как женщина. Следуя за Орландо, Кристофер Бейли предлагает вычурные вечерние костюмы, розовые бархатные пиджаки мужчинам и кавалерийские жакеты женщинам.

По мнению The Financial Times независимо от того, голосовал или нет дизайнер за Brexit, политическая ситуация сыграла ему на руку: фунт подешевел, европейские туристы хлынули в Великобританию (всплеск на 36%), продажи Burberry выросли. Три хита осенней коллекции были полностью проданы онлайн еще до окончания шоу. Посещаемость сайта в момент показа выросла на 400%.

Избавление от шопинга

Из всех участников миланских показов только Dsquared2 заявил о готовности внести изменения в следующем сезоне. Как заявил один из создателей бренда Дэн Кейтен, они с братом решили объединить мужские и женские модели в одном дефиле и перенести показы на мужскую неделю моды: «Нам важно, чтобы женская коллекция подольше повисела в бутиках, а чем раньше мы ее показываем, тем раньше ее приходится убирать».

«Согласна с утверждением, что шопинг — довольно утомительное занятие, а возможность покупать в прямом эфире, одновременно с тем, как появляются модели на подиуме, должно быть, возбуждающее занятия, — говорит Мануэла Бортоламеолли, креативный директор Diego M. — И если это вправду помогает продвижению бренда, мы можем пойти тем же путем».

Похоже, и в следущем сезоне показы будут напоминать онлайн-игру. Континетальные европейцы попробуют взять реванш. Главное, чтобы выдержали нервы зрителей-покупателей и серверы модных сайтов.

США. Франция > Легпром > forbes.ru, 3 октября 2016 > № 1917617


Франция > Легпром > inosmi.ru, 19 сентября 2016 > № 1898784

Женское тело как поле политических битв

Как запрет на купальные костюмы во Франции стал проверкой того, что необходимо для сохранения либеральных ценностей

Джен Дэлли (Jan Dalley), The Financial Times, Великобритания

Ливано-австралийский дизайнер Ахеда Занетти (Aheda Zanetti) умеет обращаться со словами. Примерно 10 лет назад она обнаружила на рынке своей спортивной страны незанятую нишу и решила создавать спортивную одежду, которая соответствовала бы законам шариата, и в которой женщины-мусульманки могли бы заниматься различными видами спорта. Но что самое главное, она ввела в обращение несколько теперь уже всем известных слов, обозначающих эту одежду: хидждуд (хиджаб+капюшон) и буркини (бурка+бикини). Именно те известные всем слова, которые могут стать веским аргументом и помогут вам убедительно отстаивать свою точку зрения.

И в результате получился веский аргумент. Буркини — состоящий из двух частей купальный костюм с капюшоном, который скрывает все, кроме лица, кистей рук и ступней — стал самым обсуждаемым видом одежды этим летом, когда власти ряда французских городов запретили носить его на городских пляжах. Мировая общественность была шокирована и в недоумении наблюдала за тем, как вооруженные полицейские с грозным видом стоят рядом с сидящими на корточках женщинами и приказывают им снять буркини. Хотя в судах эти запреты были сразу же отменены, пресловутый французский идеал «свободы» обернулся против себя же самого, а словосочетание «политика тела» приобрело еще один смысл.

Как это ни грустно, но вся эта история могла показаться лишь шумихой из-за нелепых купальников, оживившей мертвый сезон. Но при этом, похоже, произошло и нечто другое. Риторика, окружающая все эти события во Франции — призывы к «общественному порядку», взывание к «светским ценностям» и тому подобное — продемонстрировала наличие огромных недочетов в существующей политике тела и пробелов в нашем понимании мультикультурализма и его несостоятельности. Это стало своего рода испытанием либеральных ценностей и того, что нужно для их сохранения перед лицом угрозы тоталитаризма. Будут ли западные либералы, оказавшиеся в несколько затруднительном положении, защищая право женщины носить одежду (которую саму по себе мы могли бы считать недопустимым навязыванием), вынуждены, как недавно выразился обозреватель Observer Уилл Хаттон (Will Hutton), «допускать недопустимое»?

 * * * 

Довольно нелепо, а также крайне неприятно, что страх и ненависть, вызванные недавними терактами во Франции, переносятся в другую плоскость и разыгрываются на поле боя женского тела. И это в той стране, которая считает себя преданной идеям секуляризма и свободы личности. При тоталитарных режимах, как красноречиво показывает своим творчеством иранская художница Ширин Нешат (Shirin Neshat) и как она сказала 2004 году, «женское тело политизировано и в каком-то смысле стало полем битвы для ведения идеологических, философских и религиозных дебатов и реализации соответствующих целей. Мусульманских женщин вынуждают использовать свое тело и общественное поведение в качестве средств воплощения и применения на практике принятых в их обществе систем ценностей».

Это — принуждение, которое, к сожалению, нам всем слишком хорошо знакомо. На Олимпиаде в Лондоне в 2012 году саудовская дзюдоистка Водждан Шахерхани (Wojdan Shahrkhani) оказалась в центре событий, так как ее платок изначально был признан нарушением «принципов и духа дзюдо». Но при этом остался незамеченным тот факт, что она была одной из первых участниц Олимпиады, представлявших Саудовскую Аравию, и что у себя дома ей пришлось преодолевать яростное общественное порицание и бороться с предрассудками — даже для того чтобы попасть на Олимпиаду. Духовенство Саудовской Аравии «вознаградило» ее, заявив, что она «обесчестила себя», выступая в слишком облегающем хиджуде.

И, тем не менее, сильная мусульманская спортсменка, выступающая на международных соревнованиях, безусловно, является воплощением мечты Дзанетти. Дизайнер говорит, что считает буркини символом освобождения, а не ограничения. По ее словам, она хотела «изменить исламский символ, которым являются хиджаб или чадра» — и добавила довольно иронично (учитывая летние события во Франции): «Я хотела убедиться в том, что мы ассимилировались и стали частью австралийского образа жизни». В интервью она сказала, что, когда она опробовала свою собственную модель буркини в общественном бассейне в Сиднее, она плавала на людях впервые в жизни. А поскольку она живет в Австралии с двух лет, то это событие очень трогательное и даже удивительное.

В странах, в которых никаких ограничений в отношении одежды не существует, решение носить буркини является культурным выбором (либо вынужденным, либо добровольным), а не строгим следованием догмам. Одна не назвавшая своего имени молодая женщина в буркини, которая этим летом выразила «общественное мнение» в интервью французскому журналисту, пояснила, что является мусульманкой «по собственному желанию». Ей известно, что даже в Коране ничего не говорится о ношении женщинами чадры, и что ислам не требует от женщин закрывать свои лица, если они сами этого не хотят. Во время интервью она сидела на пляже с одной из своих сестер и еще одной подругой; на других молодых женщинах были обычные купальники.

Это любопытное явление знакомо всем, кто бывал в более либеральных исламских странах: в Дубае, например, где платок не является обязательным, в художественной школе мне встретилась группа образованных, веселых и ярких молодых женщин — все они были одеты модно и красиво. На некоторых из них были модные на Западе узкие джинсы или короткие юбки и топы без рукавов, другие были одеты немного скромнее, а одна или две девушки были с покрытой головой — на них были платки, завязанные назад (как в 1950-е годы носили платки итальянские кинозвезды). Но при этом на них совсем не к месту были майки с глубоким вырезом и узенькие джинсы с низкой посадкой, обнажавшие прекрасные загорелые талии и животы.

Разнообразие нарядов на них было впечатляющим. И завораживающе восхитительным. Можно только представить, в каких сложных условиях эти молодые женщины придумывали свой гардероб. Им пришлось учитывать все — давление и запреты в семье, условности, диктуемые обществом, требования моды и особенности внешности. С расцветом феминизма в 1970-х годах «право женщины на выбор» остается его наиболее убедительной и сильнодействующей мантрой, и все считали, что знают, о чем идет речь. «Политика тела» была тогда дежурной фразой, и она означала важную борьбу в таких сферах, как секс, аборты и деторождение, этническое происхождение и цвет кожи.

Когда Анджела Дэвис — носительница радикальных взглядов, писатель и оратор — сделала из своих мелких кудряшек прическу в стиле афро, она тем самым провозгласила свое гордое презрение к отказу от этнической принадлежности в виде осветления кожи и выпрямления кудрей, к которым в то время прибегали очень многие афро-американки. За несколько лет до этого было покончено с бюстгальтерами; использование помады или бритье подмышек считалось недопустимым признанием патриархата. Тела этих женщин были их оружием — теперь они знали, как приводить в бешенство мужчин и провоцировать их, задевая за живое.

Законодательные изменения были стремительными, и за них шла ожесточенная борьба: времена эти были необыкновенно бурными, однако это была и эпоха удивительных социальных перемен. Но на фоне всех этих событий и кипучих страстей, когда повсюду гордо и гневно писали и произносили все эти бесконечные слова, практически нигде не упоминались мусульманские женщины. Это было, конечно, еще до того, как в Иране произошла революция, и начался рост радикального ислама. Но если бы феминистки того времени задумались о женщинах в чадрах, то было бы достаточно лишь признать, что этот страшный почти средневековый обычай является давним проявлением патриархальной тирании, от которого можно было бы избавиться при первом же удобном случае.

Даже в своих самых смелых мечтах или кошмарных снах им не пришло бы в голову, что умные женщины могут без принуждения и по своей воле носить чадру — или хотя бы какую-то ее разновидность. Это довольно сильный аргумент — причем, не только для феминисток как таковых, но и для всех приверженцев либеральных идей. Это означает, что развивающаяся феминистская идеология должна была поддерживать саму себя. Как написала Кэти Дэвис (Kathy Davis) из Университета Утрехта, «Глобальный феминизм критикуют как форму культурного империализма, посредством которого „белая″, западная модель феминизма насаждается женщинам, живущим вне условий Запада, под лозунгом солидарности всех женщин мира».

Да уж. Тогда не значит ли это, что, неоислам — то есть, возникшее в последнее время и добровольное внешнее отождествление себя с мусульманской культурой — это плевок в лицо и западного феминизма, и западных ценностей в целом? Не значит ли это, что «политика тела», на которую женщины возлагали столько надежд, поглотила идеи феминизма и обернулась против нас же самих, увлекшихся новой «политикой идентичности»? Или мы просто себя переоценили — не так уж широко мыслили, были более консервативны, и у нас было гораздо больше предрассудков, чем нам казалось?

 * * * 

Некоторые из женщин, которые первыми заметили это противодействие вестернизации политики тела — это, конечно же, жительницы Турции. Я говорю «конечно же», потому что страна, в которой ношение хиджаба было запрещено в 1920-е годы придерживавшимся прозападных взглядов лидером Кемалем Ататюрком, но по-прежнему является взрывоопасной политической проблемой, ощутила на себе все «прелести» этого противодействия. Президент Эрдоган, поддерживая свою тщательно закутанную в платок и гордящуюся этим жену, настойчиво пытался отменить запрет на ношение хиджаба служащими правительственных структур, работницами государственных учреждений и учебных заведений, включая студенток университетов. Но в июне 2008 года Верховный суд Турции признал предложенную парламентом отмену запрета на ношение хиджаба недействительной на том основании, что это противоречит турецкой конституции.

Но произведения искусства и литературы свидетельствуют о другом. Эти проблемы блестяще описаны в великом романе турецкого писателя нобелевского лауреата Орхана Памука «Снег», опубликованном в 2002 году. Особенно характерно то место, где описывается спектакль, во время которого в пьесе 1930-х годов воспевается отмена платков — что вызвало непонимание сидевших в зале молодых женщин из придерживающейся традиций восточной Турции. Для них радикальные действия против принудительной секуляризации состоят в том, чтобы снова надеть эти же платки.

Не являемся ли мы свидетелями того, как рушатся наши мечты о культурном многообразии, раз уж женщины используют свои тела, чтобы сигнализировать о своем разочаровании в этой идее?

В ужасающем фильме турецкого художника и режиссера Кутлуга Атамана (Kutlug Ataman) «Женщины, которые носят парики» (1999) есть фрагмент, в котором рассказывается о молодых женщинах-мусульманках, вынужденных носить парики западного фасона лишь для того, чтобы учиться в колледже. Здесь царит логика «Алисы в Стране Чудес» — с каждым разом становится все более странно и непонятно. Но все же женские тела и женские умы по-прежнему остаются ареной политических и культурных сражений. А что, если в ответ на это радикальная политика тела начала действовать в новом направлении, которое раньше казалось немыслимым?

Режиссер-документалист и социолог Агнес-де-Фео (Agnès De Féo) исследовала последствия введенного во Франции запрета на ношение женщинами-мусульманками полностью закрывающего лицо никаба в общественных местах. За это во Франции предусмотрен штраф в размере 150 евро и (наверное, вызывающий еще большее раздражение) «инструктаж по получению гражданства». Для мужчин, заставляющих женщину носить никаб, предусмотрены и более серьезные наказания — правда, пока не было зарегистрировано ни одного случая, когда мужчине было предъявлено такое обвинение, при том, что количество женщин, обвиненных в этом — сотни. Часто обвинения по нескольку раз предъявляются одной и той же женщине. По словам Фео, проводя свое исследование, она сталкивалась со многими случаями, когда женщины носят запрещенный никаб, чтобы выразить свой личный протест в связи с действиями французского государства.

Действительно, ничего не скажешь. Хотя, что тут удивительного? Западные идеи свободы всегда подразумевали право выступать против запрета, который мы считаем необоснованным — от крестьянского восстания Уота Тайлера до суфражисток. Теперь они считаются героями, но мы, наверное, чувствовали бы себя не очень хорошо, окажись мы тогда рядом с ними.

Просто мы чего-то не понимаем. Ведь мы, возможно, являемся свидетелями душераздирающего крушения своей мечты о культурном многообразии, и при этом женщины, как всегда, используют свои собственные тела, чтобы продемонстрировать свою отстраненность и разочарование. Возможно, мы заглянули правде в глаза и увидели, что наши режимы по-своему такие же авторитарные, как и другие, и что поэтому женщины выражают свой протест.

Вполне возможно, что эта борьба — лишь микроскопическая часть тех колоссальных проблем, которые существуют на глобальном и геополитическом уровне, но основная задача для либералов, похоже, понятна: как мы должны бороться с нетерпимостью? Французские власти, конечно же, действовали нелепо и бессмысленно, введя сначала один запрет (обнажать тело), а затем — другой запрет, противоречащий ему (закрывать тело). В самом деле, если позицию терпимости и секуляризма вгоняют в рамки таких нелепых запретов, не говорит ли это о том, что война с нетерпимостью уже проиграна?

Франция > Легпром > inosmi.ru, 19 сентября 2016 > № 1898784


Евросоюз. Франция > Легпром > ru.journal-neo.org, 17 сентября 2016 > № 1899064

Burkini and French Imperalist Mind

Andre Vltchek

In Europe, oppression is never really called by its true ugly name. It is constantly concealed by lofty slogans such as culture, even tolerance. Repression, discrimination and harassment are administered in order for the ‘entire society to be free’.

Or so at least the official narrative goes.

In France, recent and ugly row over so-called burkinis, a swimsuit used by many Muslim women all over the world, has demonstrated how little tolerance there really is in today’s Europe for other cultures and for different ways of life.

Recently, France’s highest administrative court has ruled that “burkini bans” being enforced on the country’s beaches are illegal and a violation of fundamental liberties. Still, more than 90 percent of French people are supporting the ban, which is thoroughly illogical and philosophically as well as ethically indefensible.

*

What is suddenly so shocking about a woman wearing a wetsuit on some French beach? And let’s face it: burkinis are nothing else but a wetsuit, which is commonly used on countless beaches of California, Australia, and Europe, in fact all over the world, by surfers and other water sport enthusiasts.

Just compare these images and these. Can you really tell much of a difference?

According to Wikipedia, a wetsuit is:

“… A garment, usually made of foamed neoprene, which is worn by surfers, divers, windsurfers, canoeists, and others engaged in water sports, providing thermal insulation, abrasion resistance and buoyancy.”

If courts manage to resurrect the ban (and actually some municipalities have already declared that they will uphold it no matter what), are the French police going to interrogate women on public beaches, while trying to determine whether they are wearing these plastic garments simply because they are planning to go surfing, or because of their religious beliefs? Would the first reason be allowed, while the other one forbidden?

Are we heading towards an era when people will be forced to confess to the authorities, why they are choosing to cover their bellies and shoulders? And is this going to re-define the meaning of ‘freedom’?

*

Who would be free to cover and who would not? Would the French state be permitted to decide what is the legitimate menace from which a woman should be allowed to protect herself from?

For instance, would the cold be ok? Imagine Paris, in January or February; 100 degrees Celsius below zero… Most of the women you pass on the streets (Christian, Muslim and atheist) are “fully covered”, aren’t they? What can you see of them? Nothing, almost nothing! Their entire bodies are covered; their heads are covered, even their feet and hands are covered (unlike the hands and feet of women wearing burkinis). You travel to Grenoble in the winter, and the chances are that women will even be covering their faces with scarves. You know why, right? Because they are cold! Is this reason OK, or should the French authorities demand that they expose their bellybuttons or shoulders or legs, in order to prove how “European”, how “French” they are?

Fine, so covering yourself up from the cold is most likely admissible; it is not ‘un-European’.

But what about the heat; is it OK to protect yourself from sun? In almost the entire Southeast Asia, but also in some parts of Latin America and the Sub-Continent, women want to be as white as possible. Unlike Western women, they hate suntan. I used to live in Vietnam and in Indonesia, as well as in many parts of Latin America, so I know… In the summer in Hanoi, you spot those (mainly secular, I emphasize it here!) elegant ladies on designer scooters, covered from head to toe: their feet are covered; they wear gloves, long dresses (áo dài) or pants, most likely a helmet and underneath one more layer of headwear, plus sun glasses. Sometimes their mouth and nose is ‘protected’ by some fabric as well. While French women are fighting against the cold during the cold winters, hundreds of millions of women all over the world are covering themselves up because they are fighting against the sun. Could that be tolerated in France? Or is it unacceptable; just more evidence of how badly foreigners are ‘integrating’?

But back to the beach… Would wetsuits or burkinis or whatever they are called by, be out-rightly banned, or only when a woman decides to go into the water? And as we know, when we go diving, we all, men and women, have to ‘cover ourselves up’ fully. So even if a woman would not be allowed to enter the water unless she exposes herself, could she still be covered if she would intend to go diving, surfing, or kayaking? Would there be some ‘benevolent set of exceptions’?

And one more question: ‘If all women were to be required to expose themselves (by the new French law), then how much has to be actually shown?’ Could 60% of their skin be covered, or would only 40% be tolerated? Is there going to be some new and precise measuring device supplied to the police, calculating whether the law has actually been broken?

And what about the punishment? Should women be fined? Should they be arrested, or even deported? Should they be forced to show their legs? Should police simply kick them out of the beaches? I really want to know.

Does it all sound absurd? But of course! But sadly, it is also real. To ban or not to ban burkini is one of the most passionately debated topics in Europe today!

*

That Europe is a ‘beacon of freedom’ is something that only Europeans (and far from all of them) truly believe. While anti-immigrant bigots are protesting against those relatively few migrants arriving at the EU doors every year, Europe annually literally regurgitates millions of its citizens, those who cannot stand living in what they see as a sad, oppressive and deteriorating continent. Legal and illegal European migrants are heading for North and South America, for Southeast Asia, China, even Sub-Continent and parts of Africa. Annually, they are entering millions of arranged marriages in order to secure local residency permits; others are crisscrossing Asia during their ‘visa runs’.

Many of the European migrants living abroad are very far from being ‘culturally sensitive’. Those who have plenty of money are buying off entire coastal areas of Asia and Africa. Entire nations like Thailand, Cambodia or Kenya are getting culturally ruined.

It is hardly ever debated in Europe: what is actually more damaging to local cultures – those Muslim women covering their bodies and hair on the streets and the beaches of Europe, or those literally millions of European potbellied, drunk, and half naked men in their sixties and seventies, promenading themselves publicly with their local teen female or male ‘acquisitions’ all over the Asian and African cities, villages and beaches?

And what about the European women, with their exposed breasts, wearing hardly detectable bikinis on the beaches of the once conservative Muslim communities of Indonesian Lombok or Southern Thailand?

I hate to write about this topic fleetingly, in such a short essay. I have lived, for many years, in Asia, Africa, Latin America and the Middle East. The destruction of local cultures and entire communities by European migrants amounts to an extremely disturbing and painful topic, worthy of in-depth analyses. I mainly address these issues in my novels.

But this absurd anti-burkini outburst in France suddenly forced me to react, as it is thoroughly one-sided and hypocritical.

*

My ability to cope with today’s Europe is quickly evaporating. I still go there, perhaps 4 times a year, to meet my translators and publishers, to show my films, to give a speech here and there, or to see my mother who married a German around a quarter of century ago. I plan to stay for a week, but mostly I escape after 2-3 days.

The continent rubs me up the wrong way. I feel terribly un-free there. I’m forced to eat lunches and dinners at particular designated hours (as if Europe does not have tens of millions of doctors, pilots, writers, sex workers, firefighters, train operators and others who are on totally different schedules). In September I cannot buy a windbreaker that I forgot to pack, as only clothes for cold weather are now available in all department stores. I stopped renting cars in Europe, as even passing the speed limits by 5km/h kept getting me endless (electronically processed) fines. Unlike in China or in Cuba, I am not allowed to film or photograph at European train stations or at some ‘sensitive areas’. I was even stopped and chased away when I filmed the ice skating ring in front of the Municipality building in Paris! Surveillance cameras keep watching me from almost every corner, and the mainstream media feels ridiculously censored and submissive to the regime. A few months ago, when I travelled from Lebanon to Germany on Air France via Paris, both my suitcases were cut open by a saw, and then delivered to the final destination in plastic bags. “For security reasons they were ‘checked’ at Charles de Gaulle Airport in Paris, as your bags were travelling from the Middle East,” I was told.

Of course I have a choice to stay for a while or to leave. And mostly, I leave. I frankly dislike 21st Century Europe, so why should I stay for longer than is necessary.

But many foreigners do not have this luxury. Their countries were raped, plundered and destabilized by the West, by NATO, by the US and by Europe. They are trying to survive, somehow. Surprisingly, only very few come to Europe! Very, very few compared to the millions of Europeans who are annually shutting the door behind their backs and leaving – leaving permanently, for distant shores.

Other ‘foreigners’ were born in Europe, but were never accepted. Were they to be born in Brazil or modern day South Africa, no one would even blink. They are Muslims, so what? They want to cover themselves on the public beaches? Well, it is hot and unusual, but illegal! How could it be illegal?

Europe is not at peace with itself. It robbed all over the world, it became rich because of colonialist and neo-colonialist plunder, but there is no joy behind its walls. Whenever I speak to Greeks, French, Germans, Italians, Czechs or Danes, I clearly feel it. Most Europeans do realize that their continent is in decline.

When one does not like his or her home, why not to re-think its concept, and rebuild it? Why not bring in totally new, even foreign ideas? Why stick to what makes it so oppressive?

But again, European ‘logic’ is quite different! The more dissatisfied people become, the more conservative and inward looking they get. Foreigners irritate them, or they even horrify and infuriate them. Unless they totally ‘adopt’ (abandon their culture), the majority of Europeans want them out.

In reality, Muslim women wearing burkinis is not about burkinis at all. At the beginning of this essay, we already illustrated how absurd the anti-burkini laws and regulations really are.

It is about something else. It is about the globally disliked culture of colonialist oppression and exceptionalism, flexing its muscles once again, at home and abroad. It is actually much more terrible than it looks. The movement to ban burkinis has its roots in a horrible past, when entire nations and cultures were annihilated by European barbaric expansionism.

So read between the lines:

“You can wear any wetsuit, but not a burkini. It is exactly the same thing, but the wetsuit is our own invention (and therefore it is right), while the ‘burkini’ was designed by and for ‘the others’ (therefore it is clearly wrong). Remember, only our definitions are allowed on this Planet.

We are not religious or cultural fundamentalists (because only ‘the others’ can be), but we will protect our right and freedom to tell the world what can be believed, thought or even worn. Amen!”

This is the iron, unapologetic logic of the imperialism.

Therefore, poor burkinis should be defended! Let’s all buy them, even us, men. After all, when you look at those old black and white photos depicting European swimming pools and beaches, many dudes were wearing almost identical all-covering stuff, and so were the women. Just see it here!

Евросоюз. Франция > Легпром > ru.journal-neo.org, 17 сентября 2016 > № 1899064


Франция. Германия > Легпром. Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 6 сентября 2016 > № 1971384

Alltub Group покупает конкурента

Alltub Group (Франция), специализирующаяся на производстве алюминиевых трубок, контейнеров и катриджей, объявила о приобретении фирмы Karl Holl (Германия).

Согласно пресс-релизу Alltub Group, Karl Holl выпускает широкую линейку продукции, аналогичной производимой Alltub Group. Мощности Karl Holl составляют 330 млн штук алюминиевых трубок в год. После того, как Alltub Group завершит процесс поглощения Karl Holl, она сможет делать до 2 трлн штук алюминиевых трубок и генерировать годовую выручку, превышающую $150 млн.

Обладая глубокими знаниями в области производства алюминиевой упаковки для фармацевтической и косметической отраслей, Alltub Group сможет усилить свои позиции на рынке, заполучив Karl Holl.

В настоящее время в составе Alltub Group функционирует 4 завода, два из которых находятся во Франции, по одному – в Италии и Чехии. Продажи ведутся по всему миру, в том числе и на территории СНГ.

Франция. Германия > Легпром. Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 6 сентября 2016 > № 1971384


Франция > Легпром. Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 1 сентября 2016 > № 1877090

Отчужденность между Западом и мусульманами нарастает

Вениамин Попов

Думается, что те, кто видели эти кадры по ТВ, и наверное уж непосредственные свидетели не могли не быть неприятно поражены нелепостью и даже непристойностью ситуации. На пляже на берегу прекрасного Средиземного моря – колыбели цивилизаций – француз-полицейский при всем честном народе пытается стянуть купальный костюм с отдыхающей на песке женщины. И все это потому, что муниципальные власти некоторых французских городов сочли, что определенная модель купальника, которая закрывает (а не обнажает) тело, может вызвать излишнюю обеспокоенность у соседствующих на песке.

Однако эта модель – она называется «буркини» – особенно пришлась не по вкусу мэру г. Канны. Он усмотрел в ней признак исламизма. А премьер-министр М. Вальс публично назвал буркини «симптомом порабощения женщин, несовместимым с французскими ценностями». В итоге с 12 августа с.г. мэр Канн ввел запрет на ношение буркини. За ним последовали мэры некоторых других прибрежных городов. За нарушение этого правила вводится штраф.

Обычным людям во Франции и в Европе этот феномен выглядит нелепым, лишенным здравого смысла и, разумеется, явным нарушением права любого свободного гражданина на выбор одежды.

Всем очевидно, что эти бессмысленные запреты глубоко несправедливы. Вместо того, чтобы бороться с главной насущной опасностью –терроризмом, они только разделяют общество. И, разумеется, это не имеет никакого отношения к оскорблению традиционных ценностей, на которые ссылаются запретившие буркини французские власти (кстати, спрос на эту модель в последние недели вырос на 200%). Все это выглядит чистым политиканством и отвратительным лицемерием. А по поводу ценностей даже строгая по нравам газета «Гардиан» писала, что «абсолютно не ясно, какие французские ценности будет защищать этот запрет».

Вопрос об одеждах мусульманок уже неоднократно использовался французскими властями во внутриполитических целях. Газета «Нью-Йорк таймс» на днях прямо писала, что «буркини сегодня – это удобный повод отвлечь внимание от проблем, которые французские лидеры не в состоянии решить: высокая безработица, снижающийся экономический рост и весьма реальная угроза терроризма».

Суть всей этой истории в том, что развернутая с середины августа 2016 года кампания против буркини – осколок зеркала, отражающего охвативший страны Запада глубокий внутренний кризис и нарастающее обострение его противостояния с исламским миром.

Это проявляется со всей очевидностью в американской президентской кампании, ставшей беспрецедентной по накалу страстей, грубости, жесткости и использованию даже неприличных выражений. Свидетельством кризиса является выход Англии из Евросоюза, все более четко декларируемое желание других стран провести подобный референдум у себя, углубляющийся разрыв между богатыми и бедными, взлет сепаратистских настроений в целом ряде стран: все это лишь грани явления, которое с каждым днем приобретает все большую остроту и глубину.

Особенно настораживающим является расширяющийся разрыв между Западом и исламским миром. Речь здесь идет не только о конфликтных ситуациях, ставших следствием вторжения западных государств в Ирак, разрушения Ливии в результате бомбардировок НАТО, фактической поддержкой Западом исламистских террористических организаций (Дональд Трамп и многие другие политики прямо утверждают, что ДАИШ был создан политикой Х. Клинтон и Б. Обамы).

Крупным раздражителем отношений западных держав с мусульманскими общинами стала тема беженцев. При этом многие западноевропейские лидеры, не зная как решить этот острый вопрос, не располагая достаточной компетенцией, не способные заглянуть за горизонт, пытаются использовать антиммигрантские и исламофобские настроения для того, чтобы уйти от решения назревших проблем.

Серия крупных терактов в США, во Франции и ряде других государств в этом году настолько их потрясла, что предусмотрительные немцы даже сочли необходимым запастись продуктами и водой на случай непредвиденных обстоятельств.

Охватившим многие западноевропейские города состоянием страха, неопределенности, сумятицы пытаются воспользоваться исламистские радикалы, прежде всего ДАИШ (запрещена в России), которое открыто позиционирует себя в качестве альтернативы западной системе.

В последние месяцы исламисты выступают с открытыми призывами против правительств многих государств мира, особенно западных. Так, Али Мохаммед Аль-Аднани, официальный представитель ДАИШ призвал мусульман, по свидетельству сайта «Аль-Арабийа», «убивать неверующих американцев и европейцев, особенно злобных и мерзких французов».

В Англии были шокированы действиями мусульманского проповедника Анджейа Чоудари, который некоторое время тому назад опубликовал инструкцию о том, что необходимо делать правоверным мусульманам в первые 24 часа после победы исламской революции в Англии. Причем в многочисленных проповедях этот имам уверяет, что после того, как Британия начнет жить по законам шариата, сразу появится «совершенное исламское государство, где не будет ни бедности, ни очередей, ни счетов за коммунальные услуги».

Нечто подобное описывает в своем недавнем романе «Покорность» известный французский писатель М. Уэльбек.

Суть этого противостояния, углубления идеологического разлома в том, что западные государства пытаются любыми средствами сохранить свое господство, действуют при этом безнравственно и цинично. Об этом прямо говорит в своих выступлениях известный пакистанский публицист и писатель д-р Акбар Ахмед, подчеркивая, что «огромный объем насилия, который наблюдается на Ближнем Востоке и других странах является неизбежным следствием насилия, направленного против мусульманского мира».

Многое говорит о том, что, казалось бы, небольшой вопрос о женских купальниках становится подобно карикатурному скандалу новым этапом противостояния Запада и мусульманского мира.

Франция > Легпром. Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 1 сентября 2016 > № 1877090


Франция > Легпром. Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 30 августа 2016 > № 1875559

Суета вокруг буркини

Арина ЦУКАНОВА

Франция взбунтовалась против женских купальников

Франция взбунтовалась… против женских купальников буркини, позволяющих мусульманкам плавать в бассейнах и открытых водоёмах, не нарушая законов шариата. Буркини – полноценный купальный костюм: туника с длинными рукавами и капюшоном и длинные штаны скрывают тело, оставляя на виду только кисти рук, стопы ног и лицо.

Французы увидели в буркини ни много ни мало сразу несколько угроз. Первая – закрытый купальный наряд, по мнению противников буркини, позволяет незаметно пронести на пляж взрывное устройство или оружие (хотя потенциальным террористкам ничего не мешает спрятать орудия убийства в пляжной сумке, например). Вторая – закрытый купальник негигиеничен, поскольку по сути является верхней одеждой. Сторонники буркини возражают: у мусульманок строгие требования к гигиене, да и «голый» не всегда означает «чистый». Третья угроза европейцам видится в том, что на фоне всеобщей пляжной оголённости закрывающий тело наряд выглядит не эстетично. Однако в этом вопросе единства нет: социальные сети заполонили снимки пышек и анорексичек в бикини, которые выглядят куда менее эстетично, чем дамы в купальниках «а-ля пижама».

На самом же деле главная причина отторжения европейским обществом буркини – страх перед мусульманским миром, который шаг за шагом поглощает Европу. «Сегодня – буркини на пляже, а завтра – полиция нравов, требующая и от нас закрытой одежды?!» – возмущаются французы, требуя организовать для тех мусульман, которые не признают европейские порядки, отдельные места отдыха и закрытые мероприятия в бассейнах общего пользования. Впрочем, в одном из аквапарков Марселя попытались объявить «день буркини» в середине сентября – и тут же заведение попало под шквал критики. Оказалось, что французская общественность не готова даже к этому, считая, что потаканий мусульманскому формату женской купальной одежды не должно быть: любые уступки буркини неизбежно приведут к следующим попыткам мусульман отвоевать у Европы жизненное пространство.

Французское издание Le Point выяснило настроения среди своих читателей: 92,9 процента выступают за запрет буркини, и только 7,1 процента респондентов относятся терпимо к закрытому пляжному костюму мусульманок.

Мыльный пузырь толерантности, которой так долго кичились европейцы, лопнул. Общество, выставлявшее напоказ терпимость к нетрадиционному поведению и весьма благосклонное к половым извращениям (с мая 2013 года во Франции узаконены однополые «браки», кроме того, французский закон позволяет ЛГБТ-сожителям усыновлять детей), вдруг оказалось абсолютно нетерпимым по отношению к мусульманскому меньшинству, увидев в нём неотразимую для себя угрозу.

Почему? Почему французы, 63 процента которых одобряют гражданские союзы между людьми одного пола, а 49 процентов поддерживают воспитание детей в однополых «семьях», стали яростными противниками каких-то купальников, заявляя, что они – символ чуждых Европе законов шариата? Ответ лежит на поверхности: мусульманский мир жизнеспособнее европейского; мир ислама стремительно отвоёвывает себе позиции в Европе на фоне быстрого вырождения самих европейцев.

Численность трудоспособного населения в европейских странах к 2050 году снизится, по прогнозам, на треть, одновременно в два раза вырастет количество лиц, возраст которых предполагает их содержание за счёт общества: на каждую сотню трудящихся будет приходиться 75 пенсионеров. В то же время в Европе растёт число женщин и мужчин до 40 лет, которые вообще не хотят иметь детей (в жизненные планы примерно 15 процентов женщин и 26 процентов мужчин ребёнок не включён!), а европейские показатели рождаемости составляют 1,2-2 ребёнка на семью. Это означает, что европейцы больше не воспроизводят сами себя: если к началу XXI века «коренное» белое население Европы составляло 728 миллионов человек, то к середине века останется около 600 миллионов европейцев, а количество детей до 15 лет сократится на 40 процентов. Демографическую дыру призваны заполнить мигранты из стран Африки и Ближнего Востока, где население традиционно воспроизводит себя в ином темпе: на каждую женщину приходится по 3-6 детей. Франция, которая сейчас героически борется с буркини, ещё на заре текущего столетия рассматривала на уровне правительства секретный доклад о необходимости привлечения в страны ЕС 75 миллионов мигрантов для спасения Европы от вырождения и острого дефицита трудовых ресурсов.

Как результат европейцы получат совершенно новое общество. По задумке организаторов «переселения народов» Новая Европа должна стать чем-то вроде США, по легенде переплавивших людей разных народов в одном котле. На самом же деле это не более чем легенда: по статистике за 30 лет, с 1970 по 2000 год, число браков, заключенных между чёрными и белыми американцами, возросло всего-навсего с 0,1 до 0,45%, а общее количество «мультикультурных» семей к 2005 году, по данным US Census Bureau, составляло менее 7%. Не состоялась в США и «переплавка» религий.

Попытка обустроить в Европе «новую Америку» приведёт точно к таким же результатам: ассимиляции народов не произойдёт. Через несколько десятилетий мир с гораздо большей вероятностью увидит европейскую женщину в буркини, чем мусульманскую «семью» из двух педерастов. А потуги загнать мигрантов за флажки порядков, сложившихся в Европе, могут принести успех лишь на первых порах, да и то через общественные беспорядки (как на Корсике, где местные жители возмутились из-за конфликта вокруг буркини настолько, что подрались с мигрантами, а затем вышли на манифестацию под лозунгом «Мы у себя дома!» и добились запрета мусульманского купального наряда).

Что поделаешь: слишком часто рождаются дети у приезжих африканцев и арабов и слишком редко – у европейцев. В противостоянии европейского умирающего мира более жизнеспособному миру мигрантов-афроазиатов борьба с буркини ничем Европе не поможет. Чтобы выжить и сохраниться, европейская цивилизация нуждается совсем в другом. Она нуждается в отказе от политики вмешательства в дела стран Африки и Ближнего Востока, разрушающей традиционно сложившиеся там уклады жизни и выталкивающей огромные массы людей из сферы их привычного обитания. Она нуждается в избавлении от губительной для человеческой культуры лжи «мультикультурализма». Она нуждается, наконец, в отказе от пресловутой «толерантности», суть которой – терпимость ко злу, «освобождающему» мужчину и женщину от заповеданной им Богом обязанности «плодиться и размножаться».

Когда внутренней установкой каждого «коренного» европейца станет семья с 3-5 детьми, тогда не придётся шарахаться от буркини на Лазурном берегу. Если же Европа продолжит бороться с купальниками, она неизбежно проиграет. Мэры крупных французских городов, включая Париж, поддержали решение Государственного совета Франции, признавшего запрет буркини «серьёзным нарушением прав человека», но власти французских курортов, запретившие у себя на пляжах буркини, уже заявили, что не станут выполнять решение Госсовета. Чиновники разных уровней подбросили дров в пылающий костёр противоречий между коренными французами и мигрантами. Костёр этот зажжён не сегодня, а сегодня за плечами мигрантов, давно переселившихся в Европу, но так и не ставших европейцами, уже стоят легионы беженцев новой волны, прибывшие из стран, которые разрушены при участии Европы. Это многоголовое «подкрепление» делает племя мигрантов и более сильным, и более злым. Европейцам противопоставить этой силе и злости нечего - кроме спекулятивной и заведомо обречённой на провал политики запретов.

…«Это не просто некий купальный костюм, а провокация, цель которой - проверить способность светской республики оказывать сопротивление. Если мы проявим твердость, провокации прекратятся!» – в таких словах кандидат в президенты Франции Николя Саркози обещает французам принять закон о запрете буркини (если победит на президентских выборах 2017 года).

«Нельзя проявлять слабость перед лицом врага, готового уничтожить нашу цивилизацию», – громко заявляет евродепутат Надин Морано, называя буркини «пляжным вариантом паранджи» и «ходячей рекламой радикального ислама».

«Это чисто политический, деструктивный выпад, которым радикальный ислам хочет поставить под вопрос наш образ жизни, нашу цивилизацию и культуру», – негодует Le Figaro.

Суета вокруг буркини, поднявшаяся во Франции, стала знаком малодушных и лукавых попыток увести внимание европейцев от главного: европейская цивилизация стоит перед куда более серьёзными проблемами, чем выбор купальника. Если Европа будет и дальше бежать от осаждающих её экзистенциальных проблем, то европейцам следует срочно заняться подготовкой своих детей к жизни совсем в другой Европе. А следующее поколение «коренных европейцев» придётся приучать к буркини с детства, ибо в выходящей на авансцену «другой Европе» запрещены будут как раз бикини.

Франция > Легпром. Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 30 августа 2016 > № 1875559


Франция > Легпром > portal-kultura.ru, 1 августа 2016 > № 1847845

Ив Сен-Лоран: «Жаль, что не я придумал джинсы»

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Легендарный кутюрье первым возвел моду в ранг искусства, называл себя жрецом красоты и рабом прекрасного пола. «Когда я вижу, сколько женщин носят мои одежды, — говорил он незадолго до кончины, — то понимаю, что жизнь прожита не зря». 1 августа исполняется 80 лет со дня рождения Ива Сен-Лорана.

Ив родился в алжирском городе Оране в семье страхового агента. С раннего детства страдал от депрессии, которая усугубилась в годы учебы в католическом коллеже и особенно в армии. Жертва дедовщины, он попал в госпиталь, где юношу упрятали в палату с психами. В конце концов Сен-Лорана признали непригодным для военной службы.

Творческая карьера началась у Кристиана Диора. После неожиданной смерти наставника, Ив занял место главы Дома, но пал жертвой интриги и был уволен...

Вскоре модельер встретил Пьера Берже — блестящего менеджера, тот не только предложил создать «Дом Ива Сен-Лорана», но и нашел для этого средства. Он же решил, что лицом бренда должна стать Катрин Денёв. Сен-Лоран называл актрису «талисманом», «добрым и нежным другом», помогавшим ему справляться с проблемами.

Слава пришла в одночасье. Империя Сен-Лорана, выстроенная Пьером Берже, зиждилась на высокой моде, прет-а-порте, аксессуарах и духах. «Я создал гардероб современной женщины, которая теперь носит смокинги, брючные костюмы, двубортные жилеты и тренчи, — отмечал модельер. — Жаль только, что не я придумал джинсы». Несмотря на грандиозные заслуги в сфере моды, кутюрье был убежден, что обнаженное тело всегда прекраснее любой одежды.

Сен-Лоран стал иконой, окруженной непроницаемой стеной золота и молчания, писали биографы. Отшельник замкнулся в себе, не знал, что происходит в мире, жил в роскоши, но ее не замечал. Пересматривал старые фильмы, в особенности любимую ленту Лукино Висконти «Смерть в Венеции». От депрессии пытался избавиться с помощью наркотиков и алкоголя. В конце 70-х пошли слухи о кончине дизайнера от передозировки. Тогда Берже пригласил журналистов, открыл дверь в мастерскую модельера и сказал: «Ив, подними руку и покажи, что ты еще жив». «Я не боюсь смерти, — объяснял мэтр, — наверное, потому что она не слишком нарушит течение моей жизни».

В 70-е годы Сен-Лоран познакомился с Лилей Брик, приехавшей в Париж в сопровождении Мужика — так звали ее собаку. Иву понравилась кличка, и он стал так называть своих бульдогов: после гибели первого появился Мужик II, а потом Мужик III. Только они умели выводить хозяина из состояния глубокой меланхолии. Верного спутника Сен-Лорана даже увековечил знаменитый авангардист Энди Уорхол.

Источниками вдохновения для кутюрье обычно служили литература, живопись, музыка и танец. Дягилевским «Русским сезонам» он посвятил коллекцию из 110 платьев. Сен-Лоран не стал театральным художником, но всю жизнь создавал костюмы и декорации для балетов, в том числе для спектаклей Ролана Пети «Собор Парижской Богоматери» и «Гибель розы» (последний поставлен специально для Майи Плисецкой). В кино модельер работал с такими известными мастерами, как Жан-Луи Барро, Луис Бунюэль, Франсуа Трюффо, Ален Рене.

Наряду с традиционными дефиле, Сен-Лоран устроил грандиозный парад высокой моды накануне финала Кубка мира по футболу 1998 года, где встретились сборные Франции и Бразилии. Триста манекенщиц показали на поле лучшие платья мэтра, созданные за 40 лет. Помимо 80 000 человек, собравшихся на стадионе, за спектаклем наблюдали около трех миллиардов телезрителей.

В начале 90-х дома высокой моды попали в полосу затяжного кризиса. «Мода превратилась в бизнес, которым заправляют американцы», — вздыхал Пьер Берже. «Ив Сен-Лоран» приобрела фармацевтическая компания «Санофи», принадлежавшая нефтяному гиганту «Эльф – Акитен». Несколько лет спустя сенлорановское хозяйство перекупила фирма «Гуччи» миллиардера Франсуа Пино.

Последняя модель, изготовленная в мастерской кутюрье, имела номер 77751. Это был женский черный пиджак, подаренный Катрин Денёв. «Он создавал такие смелые вещи, на которые способен только робкий человек», — заметила как-то кинозвезда.

Вместе с Берже Сен-Лоран в течение десятилетий собирал уникальную коллекцию произведений искусства. В марте 2009-го, через несколько месяцев после кончины Ива раритеты распродали на аукционе в парижском выставочном зале «Гран Пале». Среди 733 лотов значились работы Пикассо, Матисса, Дега, Леже, Мондриана. Но это лишь часть наследия. В Фонде Пьера Берже — Ива Сен-Лорана хранятся и другие сокровища: 5000 платьев и 150 000 аксессуаров. Именно они составят основу Музея Ива Сен-Лорана — его планируется открыть в Париже следующим летом.

Фрагменты из беседы Ива Сен-Лорана с корреспондентом газеты «Культура».

культура: Что значит быть модно одетым?

Сен-Лоран: Хорошо чувствовать себя в собственных вещах. Мода — не униформа, в нее нужно непременно вносить нечто индивидуальное. Она должна не затмевать личность, а, наоборот, подчеркивать своеобразие характера. И, конечно, ни в коем случае нельзя ей слепо следовать, становясь рабом трендов.

культура: «Мода умирает молодой, — полагал Жан Кокто, — и поэтому на ней лежит печать обреченности».

Сен-Лоран: Он прав лишь отчасти. Особенность моих коллекций как раз заключается в том, что они на все времена... Самая большая модница может и сегодня ходить в нарядах, созданных мной десять лет назад.

Мода непредсказуема, и в этом ее великая прелесть. Предвидеть ее труднее, чем погоду на завтра.

Элегантность — это не только то, как женщина одета, а еще и природная грация, вкус, умение носить платье, словно не замечая его. Наконец, я хорошо усвоил совет Коко Шанель: «Ив, никогда не забывайте о том, что внутри платья находится женщина». В одежде легко фантазировать, но я стремлюсь к чистоте и строгости линий. Хочу, чтобы придуманные мною костюмы могла себе позволить и 20-летняя девушка, и 60-летняя дама.

культура: Тогда как Вам представляется идеальный облик женщины?

Сен-Лоран: Очень просто. Черные свитер или кофточка и черная юбка, зеленый муслиновый шарф вокруг шеи, много браслетов на руках, черные туфли и чулки. Такой наряд можно носить постоянно, лишь время от времени меняя аксессуары: браслеты, колье, ленты, черные лакированные пояса со стеклярусом, брошки, заколки.

культура: Ваш любимый цвет и материал?

Сен-Лоран: Черный, а также красный — цвет огня и крови. Но он труден и опасен для работы, на нем легко обжечься. Что же касается материи, то предпочитаю лен, бархат, сатин, хлопок, кружева, особенно черные, которые придают облику женщины невероятную загадочность...

культура: Однажды Вы сказали, что хотели бы одевать госпожу Бовари...

Сен-Лоран: Не только. Меня в принципе увлекает создание костюмов для литературных героинь — скажем, Наташи Ростовой или Анны Карениной, чей образ сыграл важную роль в моем творчестве. Зачастую чтение того или иного романа дает мне идеи для будущих коллекций. Так было, к примеру, с книгами Марселя Пруста.

культура: Можно ли считать высокую моду искусством?

Сен-Лоран: Я бы назвал ее все-таки высокохудожественным ремеслом. Если в прошлом мода была доступна лишь самым обеспеченным людям, то теперь стала гораздо демократичнее и интернациональнее, но сохранила свои особенности.

Франция > Легпром > portal-kultura.ru, 1 августа 2016 > № 1847845


Монако. Франция > Легпром > rusmonaco.fr, 20 июля 2016 > № 2035550

Искусство преображения

Дизайну костюма я училась с самого детства у своей мамы в Ливане. Мама шила одежду на всю семью, и мне всегда нравилось сидеть рядом с ней и наблюдать. Все, от вязки крючком до искусной вышивки, я переняла у нее и горжусь, что продолжаю семейные традиции.

Сейчас я специализируюсь на высокой моде и предметах дизайна интерьера. В Ливане я возглавляла мастерскую дизайнера Elie Saab. Однако как независимый фэшн-дизайнер я создаю одежду pret-a-porter для моих клиентов в Саудовской Аравии, Бахрейне, Кувейте, Дубае, ЮАР, США и теперь уже во Франции.

Мои наряды всегда яркие, с необычным кроем. Они призваны подчеркнуть привлекательность женщины, ее уникальность. Мне очень нравится создавать вечерние и свадебные платья, ведь всегда волнительно воплощать в нарядах мечты. Вдобавок это большая ответственность.

Когда у меня выдается свободная минутка, я люблю рисовать, делать наброски. Вдохновение приходит из повседневной жизни, его дарят мне простые вещи. Я могу где-то случайно увидеть узор или кусочек необычной ткани, и в голове сразу рождаются новые замыслы. Могу смотреть на красивый диван, а в мыслях уже появляется образ прекрасного платья.

Моя работа - моя страсть. Люблю сам процесс превращения замыслов в прекрасные предметы моды. А любимая часть моей работы - это видеть, как рады и довольны результатом мои клиенты.

Посмотрите некоторые работы на моем сайте:

www.brigitteabidaoud.com

+33 6 75 91 26 52

Монако. Франция > Легпром > rusmonaco.fr, 20 июля 2016 > № 2035550


Франция > Внешэкономсвязи, политика. Легпром > rfi.fr, 31 марта 2016 > № 1708335 Елена Серветтаз

Политики выступили против «исламского кутюра» во Франции

Французский шик, микро-бикини, глубокое декольте, прозрачные ткани и смелое мини могут скоро уйти в прошлое и выйти из моды. В Европе сразу несколько модных домов и марок начали выпуск т.н. «исламских линий» в своих коллекциях одежды. Японская марка Uniqlo, испанская Mango, британская Marks&Spencer, итальянская Dolce & Gabbana теперь соблазняют покупательниц хиджабами, «буркини» (бурка+бикини) купальниками, полностью закрывающими тело, юбками в пол, широкими халатами и даже капсульными коллекциями «Рамадан special».

Однако не все во Франции готовы поддерживать исламский кутюр. Так, например, сооснователь модного дома Yves Saint Laurent Пьер Берже обвинил марки, создающие исламские коллекции в том, что они продвигают образ жизни, который противоречит свободе.

В эфире радиостанции Europe 1 Пьер Берже, бывший спутник жизни Ив-Сена Лорана, который в 60-е годы создал образ «современной женщины», используя элементы мужского костюма, пришел в ужас от идеи спрятать женщину в хиджаб.

Пьер Берже: «Мне действительно кажется, что большим модным домам в этой области (создание хиджабов) делать нечего. Я возмущен! На протяжении 40 лет я был вместе с Ив-Сеном Лораном, и я всегда считал, что модный дизайнер нужен для того, чтобы украшать женщину, чтобы освобождать ее. А не для того, чтобы быть соучастником этой навязанной диктатуры. Это отвратительно, что мы прячем женщин; они живут скрываясь, и все это ничего общего не может иметь с созданием моды. По крайней мере, в той мере, как я ее понимаю».

Пьер Берже объяснил, откуда у современных марок такая внезапная любовь к исламской культуре.

Пьер Берже: «Они действительно соучастники, в какой-то мере. И все это просто ради того, чтобы делать бабло. Простите меня, конечно, но мне кажется, что убеждения дороже денег».

Ожидается, что к 2019 году на мусульманскую моду в мире из кошельков тех, кто следует традициям, будет потрачено более 400 млрд евро. Модные дома держат нос по ветру и на любую критику отвечают: «Если есть спрос, значит должно быть предложение».

Пьер Берже: «Они могут говорить что угодно. Но я думаю совершенно обратное — в жизни надо становиться по сторону свободы. А они этого не делают! Конечно, они не должны быть заинтересованы в этих клиентах! Женщин заставляют так одеваться их мужья, их семья, ее окружение, но это не значит, что мы должны следовать этому. Нужно наоборот — научить их освобождаться от этой одежды! Научить их сопротивляться этому! Научить их жить так, как живут сегодня женщины во всем мире! А так кажется, что мы находимся не в той стране, которая изобрела понятие прав человека!»

Пьер Берже будет сражаться с исламской модой не в гордом одиночестве. Министр по правам женщин во Франции Лоранс Росиньель осудила марки прет-а-порте, которые запустили «исламскую моду».

«Нельзя считать банальностью тот факт, что крупные бренды вкладывают в этот рынок и обязывают мусульманских женщин носить это. Это безответственно со стороны модных марок», — заявила министр.

Лоранс Россиньель напомнила, что между одеждой и социальным статусом женщины прямая связь существовала всегда: в 60-ые, когда женщины открывали счета в банке, начинали пользоваться противозачаточными средствами, их юбки укорачивались или вообще заменялись на брюки. «Задача как раз в том и состоит, чтобы получить социальный контроль над телом женщины. И когда бренды инвестируют в это рынок мусульманской одежды в Европе (а они именно в Европе предлагают это носить, а не на Ближнем Востоке), то они уходят от этой социальной ответственности и продвигают идею того, что тело женщины должно находиться взаперти», — заявила министр в эфире RMC.

Однако мусульманки Франции не хотят слушать министра Россиньель, которая, по их мнению, вообще занимается не теми делами. Медсестра Самира в эфире RMC заявила, что у Франции просто одна задача — «осуждать мусульман».

Самира: «Я не согласна с тем, что говорит министр, потому что мы вообще-то в свободной стране. У нас есть право одеваться так, как нам хочется. Я не понимаю, почему в очередной раз все снова показывают пальцем на мусульманскую общину. Просто, наверное, в этой стране больше нет других проблем! Нет проблем с безработицей, нет проблем с равенством, вообще ничего такого нет? Просто нужно снова осудить мусульман. Мы можем одеваться, как нам хочется! Почему сегодня, например, есть готы, они вот одеваются как им хочется — в готическом стиле. А мы хотим спрятать свои пышные формы, почему это так беспокоит министра? Пусть она лучше проблемой проституции займется, потому что во Франции сегодня можно продавать свое тело. Вы вот пойдите в Булонский лес или куда угодно, вы эти услуги получите в свободной-то стране. Так что министр не занимается правами женщины. Для меня проституция — самое худшее, что может быть вообще. Но с этим вот проблем у них нет! А когда мы просто хотим спрятать свои формы; мы хотим на пляж ходить в буркини, следуя этой новой моде, ан нет, здесь вот проблема теперь! Нужно сразу все запретить и свое вето наложить. Вот, что я хочу сказать по этому вопросу!».

Примечательно, что в вопросе хиджабов некоторые правые и левые женщины-политики думают одинаково: министра социалиста Россиньель поддержала Натали Костюшко-Моризе, экс-министр Николя Саркози.

«Исламский платок стирает тело женщины, затирает часть ее индивидуальности и оригинальности. Все это к моде отношения никакого не имеет», — заявила Костюшко-Моризе.

Елена Серветтаз

Франция > Внешэкономсвязи, политика. Легпром > rfi.fr, 31 марта 2016 > № 1708335 Елена Серветтаз


Франция. Россия > Легпром > minpromtorg.gov.ru, 30 марта 2016 > № 1710134

Виктор Евтухов провел встречу с представителями компании «Декатлон».

30 марта 2016 года состоялась встреча статс-секретаря – заместителя министра промышленности и торговли Российской Федерации Виктора Евтухова с руководством компании «Декатлон» в России и российскими производителями.

Одним из направлений работы Минпромторга России является реализация проектов по расширению каналов продаж и стимулированию взаимодействия производителей и ретейлеров. С этой целью проводятся встречи с руководством крупнейших ретейлеров fashion-индустрии.

«Об актуальности темы говорит то, что мы получаем многочисленные запросы как от производителей, так и от торговых сетей и брендов, заинтересованных во взаимном сотрудничестве. Мы со своей стороны готовы поддержать данную инициативу и оказать содействие для обеспечения эффективной коммуникации. Встреча с компанией «Декатлон» призвана обсудить возможности партнерства с российскими производителями», – отметил Виктор Евтухов.

В совещании приняли участие представители крупнейших российских текстильных предприятий: «Чайковский текстиль», «Балтекс», «Вологодский текстиль», производители утеплителей «Термопол» и «Весь мир», швейные компании.

«Мы заинтересованы в сотрудничестве с российскими производителями и активно ведем работу в данном направлении. В 2015 году в России было произведено 2 700 000 единиц товара, что соответствует 10% от доли всей продукции сети, и мы планируем увеличивать этот процент. Наша задача – представить российскому потребителю качественную и доступную продукцию для спорта. Мы рассчитываем, что сможем найти надежных поставщиков в России для долгосрочного партнерства», – заявил руководитель производства в России компании «Декатлон» Самюэль Желино.

Франция. Россия > Легпром > minpromtorg.gov.ru, 30 марта 2016 > № 1710134


Франция > Легпром > rfi.fr, 25 января 2016 > № 1699433

Остался ли Париж мировой столицей моды после прошлогодних терактов?

В воскресенье, 24 января, в Париже завершилась неделя мужской моды — осень-зима 2016/2017. Пока модные критики, блогеры и фотографы пересматривают фотографии с показов, пишут обзоры о новых тенденциях будущего сезона, корреспонденты RFI не оставили без внимания вопрос безопасности. Эта неделя моды стала первой после терактов 13 ноября. Статистика показала, что из-за прошлогодних терактов французская столица потеряла около трети туристов (27%).

Первая после ноябрьских терактов неделя моды в Париже прошла на фоне объявленного чрезвычайного положения. Стефан Варгнье, экс-президент Французской федерации кутюрье (La Fédération Française de la Couture, du Prêt-à-Porter des Couturiers et des Créateurs de Mode) заверил, что все необходимые меры по безопасности были приняты, чтобы ободрить людей.

Стефан Варгнье: «Мы видели, что на входах на показы проходят осмотры. Службы безопасности присутствуют на каждом дефиле, перед каждым показом. Есть секьюрити, которых мы не видим, в штатском. Действительно, были предприняты всевозможные меры по безопасности и модными домами, и федерацией».

RFI: Мы говорили с людьми, многие говорят, что не видят много охраны, поэтому не чувствуют себя в безопасности. Но они приходят, так как сидеть дома — не выход для них.

На самом деле, я думаю, нужно продолжать жить, особенно, когда речь идет о моде. Это нечто, что дорогого стоит. Мода — нечто культурное, живое, ненормативное. Не нужно долго раздумывать, хотя действительно, нужно продолжать в устраивающих нас условиях безопасности. Это и было сделано в этот раз, чтобы успокоить людей и в особенности уверить публику в эффективности этих мер.

Париж по-прежнему мировая столица моды?

На данный момент, по крайней мере, мы надеемся, что это так.

На входе перед показом фламандского модельера Вальтера Ван Бейрендонка (Walter Van Beirendonck), Нора из Амстердама замечает, что любой может стать мишенью террористов.

Нора из Амстердама: «Вы знаете, я не из мира моды. Я здесь лишь посмотреть показ Вальтера. Но я абсолютно не боюсь быть здесь. Не думаю, что теракты что-то изменили для меня. Может, здесь есть охрана и секьюрити, но это не заставляет меня чувствовать себя в безопасности. Я думаю, если люди хотят что-то совершить, им это удастся. Я не боюсь быть здесь, я в порядке».

Кроме Норы в Париж на неделю моды из Нидерландов приехала пара — Йонока и Марк. Они уверены, что нельзя сидеть дома, но тем не менее, европейцы сегодня боятся больше, чем два года назад.

Йонока и Марк: «Вы знаете, любой большой город в Европе мог стать мишенью. Мы видим, что произошло в Турции. Как европейцы, конечно, мы сегодня боимся больше, чем два года назад. Но если мы поедем в Афганистан, Пакистан, любое из этих мест, мы увидим, что это происходит каждый день… Мы узнаем об этом из новостей. Это могло случиться где угодно, когда угодно… Но мы не может просто сидеть дома и ждать, что-то может произойти».

Редактор модного журнала TTT Гаэль Савари вспоминает первую неделю моды после терактов в январе 2015 года. Он рассказывает, что пресс-службы модных домой просили не разглашать места показов, а фотографам было предписано приходить на дефиле только с самой необходимой техникой.

Гаэль Савари сомневается, что журналисты и мир моды являются потенциальной мишенью для террористов, но экономическая сторона так или иначе страдает.

«Нужно понимать, что это первый Fashion Week после ноябрьских терактов. Мы уже видели усиление мер безопасности на модных шоу после терактов в январе. В первую очередь это тщательный осмотр на входе перед показами», — рассказывает Гаэль Савари.

Гаэль Савари: «Все пресс-атташе и пресс-службы попросили редакторов и журналистов не разглашать адреса с местами дефиле, чтобы избежать инцидентов. Нас также попросили не брать на показы много вещей, избегать больших сумок. Фотографам было сказано приходить с самым необходимым оборудованием и не брать ничего лишнего. Мы прекрасно знаем, что ненастоящий фотограф может пройти на показ с объективом, положив туда неизвестно что. Я не знаю, являются ли журналисты и мир моды мишенью для террористов… Но очевидно, что это может затронуть экономическую составляющую, в которой ВВП упадет».

Известная дизайнер Agnès b., или же Аньес Трубле, как и многие, уверена, что Париж должен остаться мировой столицей моды. В буклете о своей новой коллекции Аньес посвятила предисловие событиям прошлого года. В модном доме на улице Дье (rue de Dieu), которая находится неподалеку от ресторана «Маленькая Камбоджа», клуба «Батаклан», пришедшие на показ поневоле вспоминают события 13 ноября.

Agnès b. пишет: «Здесь, сегодня, спустя 2 месяца и 10 дней после терактов, которые произошли поблизости…в „Маленькой Камбодже“, „Карилоне“, в других барах, в Батаклане…. В ста или пятистах метрах отсюда эта драма по-прежнему в наших жизнях.

Я не позволила представить поверхностную, игривую и веселую коллекцию….. Я предпочла простую, элегантную, сдержанную одежду, которую мы носим в нашей парижской повседневной жизни».

После показа, Аньес Трубле рассказала RFI, почему Париж должен оставаться мировой столицей моды и почему нам следует быть вместе, несмотря ни на что.

RFI:Прошлый год для Франции был сложным. Теракты, вопросы безопасности. На ваш взгляд, после всех этих событий Париж по-прежнему остается мировой столицей моды, городом, который привлекает гостей?

Аньес Трубле: Я уверена, что Париж останется столицей моды. Мы живы, мы по-прежнему живем, в этом нам повезло. Многие погибли, поэтому наша задача — быть еще лучше, выполнять наши задачи еще лучше во имя тех, кто умер. Продолжать жить… делать все возможное, чтобы люди приезжали в Париж, чтобы этот город оставался таким, каким он является, городом удовольствия. Без сомнений… Есть те, кто боятся, есть те, кто нет. Всегда может случиться какое-то происшествие. Но мы не можем жить взаперти и ждать, пока это пройдет.

Думаете ли вы, что сегодня, на этой неделе моды — первой после терактов 13 ноября — мы защищены?

Это правда. Я думаю, что силы безопасности везде и пытаются работать по максимуму. Я не думаю, что Париж должен вызывать опасения в мире, это трудно представить. Но мы живем.

Сейчас мы в ста метрах от „Маленькой Камбоджи“… Мы недалеко от всех мест, где произошли все эти теракты. Мы недалеко от Батаклана… Там были мои друзья. Все это повергло нас в шок. Я включила в свою брошюру о коллекции небольшое предисловие, чтобы рассказать, что мы выполнили нашу работу, будучи вместе, оставаясь вместе. И что нам приятно быть вместе.

Франция > Легпром > rfi.fr, 25 января 2016 > № 1699433


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter