Всего новостей: 2493124, выбрано 2634 за 0.278 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Корея. США > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 20 мая 2018 > № 2611331

Лидеры США и Южной Кореи обсудили жесткую позицию Пхеньяна

Президент США Дональд Трамп и президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин обсудили явное изменение в отношении со стороны Северной Кореи.

Администрация президента Южной Кореи сообщила, что два лидера в воскресенье провели разговор по телефону.

Ранее на этой неделе Пхеньян выступил с угрозой отменить американо-северокорейский саммит 12 июня, если Вашингтон будет настаивать на том, чтобы Северная Корея в одностороннем порядке отказалась от своих ядерных вооружений.

Северная Корея также отменила переговоры с Сеулом на министерском уровне, указав на американо-южнокорейские совместные военные учения. Пхеньян требует, чтобы для возобновления переговоров учения были отменены.

Дональд Трамп и Мун Чжэ Ин, как полагают, обменялись мнениями о том, каковы могут быть намерения лидера Северной Кореи Ким Чен Ына.

Как сообщает администрация президента Южной Кореи, Дональд Трамп и Мун Чжэ Ин согласились вести тесные консультации для обеспечения успеха американо-северокорейского саммита.

Корея. США > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 20 мая 2018 > № 2611331


Казахстан. Польша. Корея. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kt.kz, 18 мая 2018 > № 2610127

Министр юстиции Казахстана Марат Бекетаев 17 мая принял участие в совещании Совета безопасности, на котором обсуждался вопрос обеспечения соблюдения норм международного права в контексте поддержания международного мира и безопасности, передает Kazakhstan Today.

На совещании, которое проходило под председательством президента Польши Анджея Дуды, Бекетаев озвучил позицию Казахстана, указал на несколько проблемных вопросов, необходимых для поддержания мира и безопасности, и выдвинул ряд предложений для их решения, сообщает пресс-служба Министерства юстиции РК.

Глава Минюста указал на роль региональных и субрегиональных организаций, которые являются важным инструментом поддержания международного мира и безопасности. По его мнению, следует подумать о возможности время от времени проводить заседания Совета безопасности ООН в других региональных центрах.

Бекетаев напомнил об идее президента Казахстана Нурсултана Назарбаева о достижении к 100-летию ООН (к 2045 году) мира без конфликтов, которую глава государства выдвинул в своем Манифесте под названием "Мир. XXI век".

"Чтобы добиться этого и спасти последующие поколения от бедствий войны, Манифест устанавливает коллективные меры, которые необходимо принять для предотвращения и устранения угроз миру, и ответственность каждого государства за достижение этой цели", - сказал министр.

Он также напомнил участникам совещания об инициативе президента Казахстана по созыву Конференции по взаимодействию и мерам доверия в Азии. Конференция успешно функционирует уже более четверти века, и 26 стран, от Каира до Сеула, проводят значительную работу в области превентивной дипломатии, отметил Бекетаев. В заключение своего выступления министр юстиции подчеркнул, что обсуждаемая тема имеет важное значение для усиления роли международного права и его механизмов для решения глобальных проблем.

Казахстан. Польша. Корея. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kt.kz, 18 мая 2018 > № 2610127


КНДР. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 мая 2018 > № 2609810

Председатель Комитета по мирному объединению родины КНДР Ли Сон Гвон заявил, что направление будущих отношений между Пхеньяном и Сеулом будет полностью зависеть от действий правительства Южной Кореи, передает агентство Ренхап.

"Направление будущих отношений между КНДР и Южной Кореей будет зависеть исключительно от действий южнокорейских властей. Будет очень непросто сесть (за стол переговоров – ред.) с действующей властью Южной Кореи до тех пор, пока тяжелая ситуация, которая привела к отсрочке переговоров на высоком уровне между Южной Кореей и КНДР, не будет разрешена", — приводит агентство слова Ли Сон Гвона.

Во вторник КНДР приняла решение об отмене запланированных на 16 мая переговоров на министерском уровне с Южной Кореей и поставила под сомнение целесообразность саммита с США из-за учений Max Thunder, которые начались 11 мая и должны продлиться до 25 мая. По сообщениям из Сеула, в учениях задействовано около сотни самолетов, и впервые — восемь истребителей-"невидимок" F-22, предназначенных для нанесения ударов по ядерным и ракетным объектам на территории КНДР.

Южная Корея выразила сожаление в связи с отказом КНДР от проведения переговоров, но подчеркнула, что совместные с США учения продолжатся согласно плану, несмотря на протесты с северокорейской стороны. Ранее в четверг министерство по делам национального объединения Южной Кореи также подчеркнуло, что намерено продолжать усилия по проведению диалога.

КНДР. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 мая 2018 > № 2609810


Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 мая 2018 > № 2609748

Совет национальной безопасности Южной Кореи заявил о намерении продолжить консультации с КНДР для проведения межкорейской встречи на высоком уровне в скором времени.

"Постоянный комитет (Совета национальной безопасности — ред.) провел заседание под председательством (советника президента Южной Кореи по безопасности — ред.) Чон Ый Ёна. Члены постоянного комитета обсудили предстоящие шаги в связи с решением КНДР отложить диалог на высоком уровне между Южной Кореей и КНДР, запланированный на 16 мая. Члены подтвердили позицию, что Пханмунджомская декларация, принятая по итогам межкорейского саммита 27 апреля, должна реализовываться без каких либо сбоев, и договорились продолжить консультации с северокорейской стороной о проведении встречи на высоком уровне в скором времени", — говорится в заявлении администрации президента Южной Кореи.

В ходе заседания также было решено "координировать позиции Южной Кореи, США и КНДР по различным каналам с целью успешного проведения предстоящего саммита между КНДР и США в духе взаимного уважения".

В конце апреля состоялся первый за 10 лет саммит между лидерами Южной Кореи и КНДР. Ким Чен Ын стал первым северокорейским руководителем, который перешел через военно-демаркационную линию в зону ответственности Южной Кореи. По итогам саммита была принята совместная декларация, в которой КНДР и Южная Корея заявили о намерении добиваться полной денуклеаризации Корейского полуострова, улучшать отношения, стремясь к совместному процветанию и мирному воссоединению.

Во вторник КНДР приняла решение об отмене запланированных на 16 мая переговоров на министерском уровне с Южной Кореей и поставила под сомнение целесообразность саммита с США из-за учений Max Thunder, которые начались 11 мая и должны продлиться до 25 мая. По сообщениям из Сеула, в учениях задействовано около сотни самолетов и, впервые, восемь истребителей-"невидимок" F-22, предназначенных для нанесения ударов по ядерным и ракетным объектам на территории КНДР.

Южная Корея выразила сожаление в связи с отказом КНДР от проведения переговоров, но подчеркнула, что совместные с США учения продолжатся согласно плану, несмотря на протесты с северокорейской стороны.

Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 мая 2018 > № 2609748


Вьетнам. Корея > Внешэкономсвязи, политика. Медицина > vietnam.vnanet.vn, 17 мая 2018 > № 2609416

16 мая в Ханое Министр здравоохранения Вьетнама Нгуен Тхи Ким Тиен провела рабочую встречу с делегацией Министерства безопасности пищевых продуктов и лекарственных препаратов Республики Корея во главе с Министром Рю Янгджином.

Министерства двух стран подписали меморандум о сотрудничестве в областях продовольственной безопасности, фармацевтических препаратов, косметики и медицинского оборудования.

На рабочей встрече министры отметили, что Вьетнам и Южная Корея имеют отношения стратегического партнерства во многих областях. В частности, сотрудничество между Министерством здравоохранения Вьетнама и Министерством безопасности пищевых продуктов и лекарственных препаратов Южной Кореи играет важную роль в обеспечении и улучшении здоровья населения двух стран. Подписание меморандума способствует созданию механизма сотрудничества, направленного на проведение ежегодных совещаний на уровне министров в предстоящее время.

Вьетнам. Корея > Внешэкономсвязи, политика. Медицина > vietnam.vnanet.vn, 17 мая 2018 > № 2609416


КНДР. Корея. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 16 мая 2018 > № 2608908

Пхеньян повышает ставки: чем ответит Трамп

Почему Пхеньян отменил переговоры с Сеулом и состоится ли встреча с Трампом

Алексей Грязев, Екатерина Суслова, Ольга Шерункова

Саммит Северной и Южной Кореи на высоком уровне, намеченный на 16 мая, не состоялся — Пхеньян отказался проводить встречу из-за начала в Республике Корея совместных военных учений с США. Более того, КНДР пригрозила Вашингтону отменить и запланированную на 12 июня встречу Ким Чен Ына с Дональдом Трампом.

КНДР отменила переговоры на высоком уровне с Южной Кореей, запланированные на 16 мая. Причиной стало начало совместных южнокорейско-американских военных учений «Max Thunder», которые северокорейские власти охарактеризовали как «преднамеренную военную провокацию», нарушающую договоренности, достигнутые в ходе межкорейского саммита 27 апреля.

Согласно заявлению северокорейских властей, США и Республика Корея задействовали порядка 100 единиц воздушной боевой техники, чтобы отработать «упреждающий авиаудар» по территории КНДР. В Пентагоне при этом уверяют, что на учениях «Max Thunder» отрабатываются исключительно оборонительные сценарии.

Об отказе проводить намеченную встречу с южнокорейской делегацией объявил первый замглавы северокорейского МИДа Ким Ге Гван. Он предупредил, что Пхеньян может отказаться и от проведения саммита с США, если администрация президента Дональда Трампа «требует отказаться от ядерного оружия в одностороннем порядке».

«Южнокорейские власти и Соединенные Штаты запустили масштабные совместные военные учения против нашей Республики прежде, чем успели высохнуть чернила на декларации, подписанной в ходе исторического межкорейского саммита», — говорится в официальном заявлении Пхеньяна.

«Нашей доброй воле есть предел», — предупредил Ким Ге Гван, добавив, что руководство КНДР будет пристально наблюдать за реакцией со стороны американских и южнокорейских властей.

Газета The Washington Post отмечает, что угрозы КНДР отменить встречу Ким Чен Ына с американским лидером «укладываются в устоявшуюся модель поведения Пхеньяна: повышать ставки на переговорах, угрожая выйти из них, если не все будет так, как они хотят».

Как ни странно, Трамп, вопреки обыкновению, не отреагировал на эти заявления Пхеньяна в своем твиттере. В госдепе же отметили, что ранее южнокорейские представители передали Вашингтону, что Пхеньян принял проведение учений.

«Мы ознакомились с южнокорейским пресс-релизом. Соединенные Штаты будут следить за самостоятельными заявлениями Северной Кореи и продолжат тесную координацию со своими союзниками», — сказала официальный представитель Белого дома Сара Сандерс.

Быть ли встрече?

Как отмечает бывший чрезвычайный и полномочный посол РФ в Республике Корея Георгий Кунадзе, Пхеньян всегда крайне негативно реагировал на традиционные ежегодные американо-южнокрейские учения. Отчасти это связано с принципом: по мнению КНДР, в этих учениях отрабатываются сценарии нападения на Северную Корею, и считать их дружественным шагом никак нельзя.

Кроме того, каждый раз, когда проходят такие учения на юге, северокорейцы приводят свои войска в состояние повышенной готовности, растрачивая на это свои ценные ресурсы.

Стоит отметить и тот факт, что изначально проходящие сейчас учения планировались на начало года. Однако в связи с участием северокорейской делегации в Олимпийских играх в Пхенчхане, Сеул уговорил Вашингтон отложить проведение военных маневров. По словам Кунадзе, в данном конкретном случае совершенно очевидно, что в Северной Корее в свете прошедшей недавно межкорейской встречи на высшем уровне и в предверии саммита США — КНДР надеялись, что в этом году учения проводиться не будут вовсе.

Однако любопытно то, что Вашингтон не давал Пхеньяну каких-либо обещаний относительно американо-южнокорейских учений.

Более того, Майк Помпео, еще будучи директором ЦРУ, отвечая на вопрос журналистов, какие предварительные условия выдвигает Вашингтон для встречи лидеров двух стран, говорил: «Ким Чен Ын должен позволить нашим вооруженным силам продолжать проводить необходимые военные учения на Корейском полуострове».

С другой стороны, говорить о том, что Вашингтон обманул доверие Пхеньяна — не до конца правильно, отмечает эксперт. «Северные корейцы не доверяют никому: ни американцам, ни южным корейцам, ни нам, никому. Поэтому говорить о том, что какое-то доверие Пхеньяна может быть подорвано, неуместно — этого доверия никогда не было. Северные корейцы иногда изображают сумасшедших, но они очень хладнокровные расчетливые люди», — рассуждает эксперт.

В связи с этим, экс-посол уверен: нынешние учения никак не повлияют на проведение встречи Ким Чен Ына и Трампа. «Все-таки северные корейцы достаточно давно надеялись на такую встречу. Для них она помимо практического значения имеет также и символическое: впервые президент США будет встречаться с главой КНДР.

Для Пхеньяна, который всегда к этой встрече стремился, это большая победа. Поэтому встреча в Сингапуре пройдет по расписанию», — отмечает Кунадзе.

«Другой вопрос заключается в том, что сами эти переговоры, я боюсь, не будут особо успешными. Просто потому что договариваться по большому счету не о чем. И все это понимают», — резюмирует эксперт.

США не изменят свое поведение

Заявления северокорейского МИДа совершенно естественны и прогнозируемы, считает заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов.

«КНДР пошла на очень серьезные предварительные уступки, отказавшись от обогащения урана, закрыв ядерный полигон и принципе согласившись говорить о денуклеаризации, отказавшись от дальнейших тестов ядерного оружия, ракетных испытаний и так далее, — отмечает эксперт. — Сейчас же выясняется, что Северная Корея заморозила свои испытания, а США свои учения — нет. Другой реакции со стороны КНДР ожидать было сложно».

По словам Дмитрия Суслова, угрозы Пхеньяна вряд ли отразятся на позиции Вашингтона по северокорейскому вопросу.

«Администрация Трампа системно представляет достигнутый прогресс в северокорейском вопросе как результат ведения диалога с позиции силы. Особенно это сомнительно после прихода на ключевые внешнеполитические должности таких людей, как Джон Болтон.

Какие-либо уступки Пхеньяну обрушили бы всю внешнеполитическую аргументацию и идеологию и разрушили бы стереотип успешности политики Трампа», — говорит эксперт.

Американист также сомневается в том, что встреча Трампа и Кима может быть отменена. «Срыв этого саммита станет серьезным ударом по Северной Корее и лишит ее тех чрезвычайно позитивных и успешных достижений, которых КНДР уже достигла на данный момент», — говорит Дмитрий Суслов.

Судьба урегулирования

27 апреля в деревне Пханмунджом в демилитаризованной зоне состоялся эпохальный саммит главы КНДР Ким Чен Ына и президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина. Ким стал первым северокорейским лидером, ступившим на территорию Южной Кореи.

По итогам встречи глав КНДР и Республики Корея была принята резолюция, в которой обозначены весьма амбициозные цели. Оговоренные лидерами обеих Корей инициативы касались, в частности, подписания в течение года мирного договора, денуклеаризации Корейского полуострова, а также поддержания регулярных контактов на высшем и высоком уровне.

Между тем мирный договор между Северной и Южной Кореями, о котором так много говорят, юридически очень сложно заключить. На правовой аспект обращают внимание и эксперты-корееведы в беседе с «Газетой.Ru».

Республика Корея и КНДР не признают друг друга как государства. По конституции, каждая страна считает себя единственно законной на всем Корейском полуострове.

«Намерение [о заключении мирного договора между КНДР и Республикой Кореей. –- «Газета.Ru»] похвально, но как его реализовать? Возможно, как раз корейцы Севера и Юга будут разговаривать о том, каким образом можно заключить договоренности о мире и прекращении войны в рамках правового поля», — предполагает российский дипломат и востоковед Георгий Толорая.

Старший научный сотрудник Центра корееведения РАН Константин Асмолов, в свою очередь, отметил, что Мун Чжэ Ин и Ким Чен Ын не были морально готовы разговаривать про мир на уровне межкорейского саммита, и перенесли это на потом. «После этого Мун Чжэ Ин уже начал отказываться от нескольких формулировок и заявлять: сначала полная денуклеаризация, а потом мирный договор», — говорит эксперт.

При этом Асмолов подчеркивает, что главный вопрос в рамках предполагаемого мирного договора — это вопрос о гарантиях. «Это не Север обманывает США 25 лет. Это у американцев и южнокорейцев есть привычка внезапно менять условия сделки», — подчеркнул он.

КНДР. Корея. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 16 мая 2018 > № 2608908


КНДР. Корея. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 15 мая 2018 > № 2607426

Корея без Путина: чем закончится встреча лидеров КНДР и США

Дан Потоцкий

экономист, востоковед, специалист по Юго-Восточной Азии

Северная Корея боится утратить независимость, отказавшись от ядерного оружия. Сеул опасается, что в случае объединения ему придется взять на себя 25 млн иждивенцев. К каким изменениям следует готовиться после встречи Дональда Трампа и Ким Чен Ына?

12 июня в Сингапуре состоится саммит лидеров КНДР и США. Выбор нейтральной территории, стороны ранее не принимавшей активного участия в решении корейского вопроса, выглядит вполне логичным. Варианты, предложенные традиционными посредниками, — Владивосток, Пекин и даже Улан-Батор — были отклонены.

Межкорейская прелюдия

Встреча Ким Чен Ына и Дональда Трампа — событие историческое. До этого можно было наблюдать снижение напряженности на Корейском полуострове: отложенные совместные учения США и Южной Кореи в преддверии Олимпиады в Пхёнчхане, участие северокорейских спортсменов в Олимпийских играх, затем торжественная и глубоко символическая встреча Ким Чен Ына с президентом Республики Корея Мун Чжэ Ином, на которой был подписан крайне миролюбивый меморандум, и даже жест доброй воли со стороны руководства КНДР перед предстоящей встречей в Сингапуре — были освобождены и отправлены на родину заключенные, граждане США, подозреваемые в шпионской деятельности.

На этом фоне разного рода энтузиастами и доброхотами стала муссироваться тема денуклеаризации и даже возможного объединения Кореи или по крайней мере начала движения в этом направлении. Оправдан ли такой оптимизм и чего стоит ждать от предстоящей действительно исторической встречи лидеров Северной Кореи и США?

Пространство для переговоров

Официально поводом для встречи стало обсуждение ядерной программы КНДР. Собственно, именно ядерная программа, а не деспотический-коммунистический режим и пресловутая борьба за права человека является камнем преткновения при обсуждении всех прочих вопросов. И именно ядерная программа КНДР называется основным источником дестабилизации ситуации в регионе.

Вот только Пхеньян вряд ли откажется от своей ядерной программы. На то есть ряд объективных причин. Ядерный арсенал Северной Кореи по факту — единственный инструмент влияния и аргумент в спорах страны на международной арене. В непосредственной близости от северокорейских границ, на территории Южной Кореи располагаются американская военная база и американские же системы ПРО. Возможности обычных вооруженных сил КНДР не идут ни в какое сравнение с возможностями Южной Кореи и тем более США. Экономические стимулы для страны, практически полностью отрезанной от международного рынка, работают слабо. Отказываться от такого инструмента, как ядерный арсенал, в такой ситуации безрассудно.

Объединение Севера и Юга

Может ли Дональд Трамп пообещать Ким Чен Ыну поддержку в процессе мирного и постепенного объединения двух Корей и интеграции КНДР в мировую экономическую систему, чтобы убедить того приостановить ядерную программу, а в идеале начать процесс денуклеаризации? Маловероятно.

Дело в том, что объединения не хотят сами корейцы. Идея объединения давно стала политическим лозунгом, неотъемлемой частью официальной риторики обеих сторон. Неизменная верность идеи объединения в общественной дискуссии и в официальных речах имеет значение скорее ритуальное и символическое. Результаты регулярных опросов, проводимых Корейским институтом национального объединения показывают, что лишь небольшая доля населения Южной Кореи желает скорейшего объединения страны. Большинство склоняется к идее, что это должно происходить постепенно и желательно в как можно более далекой перспективе. 2017 году среди 20-летних южан объединение страны считали необходимым только 38%, а среди 60-летних — 71%. С каждым годом ситуация только усугубляется. Живые родственники по ту сторону демилитаризованной зоны и память о единой Корее остались только у стариков. За долгие годы (70 лет) существования порознь две страны разошлись в своем развитии значительно дальше, чем разделенное население Германии до 1989 года.

Уровень ВВП на душу населения Севера и Юга отличается по различным оценкам от 15 до 30 раз. Численность населения при этом отличается всего вдвое. В случае постепенной интеграции КНДР в общую экономику на базе федерации или конфедерации издержки по смягчению социального разрыва лягут на плечи жителей Юга. По подсчетам американских и южнокорейских исследователей объем таких издержек может достигать нескольких триллионов долларов (в 2010 году Федерация корейской промышленности называла цифру в $3,5 трлн). На такие жертвы южане идти не хотят.

Использование ресурсов Северной Кореи, минеральных и человеческих, также сулит скорее издержки, а не прибыль. Разработка месторождений (не самых обильных), строительство соответствующей инфраструктуры требуют времени и огромных капитальных затрат. Живущее и работающее в совершенно другом технологическом укладе население Северной Кореи не обладает необходимой квалификацией, умениями и знаниями, соответствующими современным требованиям. Их переобучение, подготовка и трудоустройство в современных реалиях — отдельная огромная проблема. Как показывают данные министерства объединения Республики Корея, из северокорейских перебежчиков (а это в среднем 2000 человек ежегодно) лишь 48% смогли трудоустроиться.

Сами по себе северокорейские предприятия и их продукция не смогут конкурировать на внешних рынках ни по качеству, ни по себестоимости в случае открытых для торговли границ и на внутреннем рынке. Познакомившиеся же с другим образом и уровнем жизни северокорейцы будут в объединенном государстве на правах иждивенцев и станут очагом социальной нестабильности. Пошатнется и авторитет северокорейской компартии. Вряд ли руководство КНДР не осознает таких рисков и готово отказаться от своей монополии на власть.

Военное присутствие США

Другим вариантом торга Кима и Трампа может стать военное присутствие США у северокорейских границ. Ким Чен Ын заявил, что готов на ядерное разоружение в случае, если не будет существовать угрозы безопасности и суверенитету КНДР. Однако именно регулярные совместные военные учения США и РК неоднократно провоцировали Северную Корею и давали толчок к новому витку напряженности на полуострове. Ожидать, что США свернут системы ПРО и свою военную базу в Чинхае — то же, что и верить в утопию.

Хотя в администрации США и называют воинственную политику КНДР причиной поддержания своего военного присутствия в Южной Корее, настоящая причина поддержания и даже наращивание военного присутствия — сдерживание Китая, который наряду с Россией, Ираном и КНДР был назван в числе основных угроз национальной безопасности США. «Китайская угроза», в свою очередь, никуда не девается.

Не все так плохо

Встреча 27 апреля в Пханмунджоме была полна символизма, как и подписанный по итогам встречи меморандум. Таким же символизмом были полны и все предыдущие двухсторонние встречи Южной и Северной Кореи (1972, 1991, 2000 и 2007 годов). Как известно, до сих пор это не привело к кардинальным переменам. Тем не менее есть и отличия нынешней ситуации от предыдущих. Помимо символических в этот раз КНДР пошла на конкретный шаг — Ким Чен Ын пообещал публично закрыть до конца мая ядерный полигон близ Вонсана. Шаг беспрецедентный, и это дает надежду на определенные перемены.

В то же время дипломатия Трампа, которую он ведет с элегантностью слона в посудной лавке, не может не вызывать озабоченности и является еще одним фактором неопределенности в предстоящих переговорах. Ему, очевидно, не дают покоя лавры миротворца, сочетающиеся со стремлением воплотить предвыборный лозунг о возвращении величия Америке. Отсюда попытка разрешить в сжатые сроки «вечные» конфликты посредством жестких, радикальных и порой недальновидных действий: перенос посольства США из Тель-Авива в Иерусалим и признание спорной территории за Израилем, недавний скандальный выход США из ядерной сделки по Ирану.

Существуют вполне обоснованные опасения, что он попытается заставить КНДР отступиться, но при этом не предложит достаточных гарантий или альтернатив, опираясь на потенциал санкционного и военного давления. Такое поведение вполне может привести к серьезной дестабилизации.

Все вышеописанное не отменяет возможности сторон достичь компромисса. Необходимо при этом помнить, какие объективные препятствия стоят на пути переговорного процесса и что стоит на кону.

А где же Россия?

События на Корейском полуострове в последние месяцы развиваются стремительно и, что главное, имеют огромную важность не только для Кореи, но и для региона в целом. И возникает логичный вопрос: где во всем этом Россия? КНДР — страна с ядерным потенциалом и 25-миллионным населением, проживающим на очень небольшой территории, которая имеет общую границу с Россией. В худшем случае это военные действия непосредственно у российских границ и гуманитарная катастрофа, по масштабам кратно превышающая европейский кризис беженцев, поскольку граница сухопутная. В лучшем случае это начало диалога, налаживание торговых связей и восстановление железнодорожного сообщения Север — Юг, что даст России выход к портам Южной Кореи и, возможно, даст толчок к развитию Транссиба, который российское правительство активно продвигает в качестве альтернативного транспортного коридора.

В преддверии встречи Ким Чен Ына и Трампа в Сингапуре прошел ряд встреч на высоком и высшем уровнях всех заинтересованных сторон: встреча Ким Чен Ына и Си Цзиньпина в Пекине, встреча лидеров Севера и Юга в Пханмунджоме, визит госсекретаря США Майка Помпео в КНДР, трехсторонняя встреча президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина, премьера Японии Синдзо Абэ и главы МИД КНР Ли Кэцяна в Токио. Учитывая существование «шестистороннего формата» — КНДР, Республика Корея, КНР, США, Япония, Россия — за бортом обсуждений осталась только РФ. Помощник президента России Юрий Ушаков в апреле заявлял, что встреча Владимира Путина с Ким Чен Ыном пока не планируется.

Слухи о визите главы МИД КНДР в Москву не подтвердились, а других не было. Россия — вторая по величине ядерная держава, имеет общую с КНДР границу, военный флот в тихоокеанской акватории и широкий круг экономических интересов в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Тем временем роль России в разворачивающихся событиях куда менее заметна, чем на Ближнем Востоке, что в контексте декларируемого «разворота на Восток» и «фокуса на Азию» выглядит странно. Самоустранение от участия в решении вопросов такого уровня может привести к потере всякого влияния в регионе, не оградит от потенциальных издержек, но может отрезать от потенциальных выгод.

КНДР. Корея. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 15 мая 2018 > № 2607426


Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 мая 2018 > № 2606976

Южная Корея приняла предложение КНДР о проведении встречи на высоком уровне 16 мая в пункте переговоров Пханмунджом на границе двух государств.

"Встреча на высоком уровне представителей КНДР и Южной Кореи по вопросам реализации положений Пханмунджомской декларации мира, процветания и воссоединения на Корейском полуострове пройдет в пункте Пханмунджом 16 мая", — говорится в сообщении южнокорейского министерства по делам национального объединения.

Ранее сообщалось, что КНДР направила Южной Корее предложение о проведении встречи на высоком уровне 16 мая.

Ожидается, что в ходе встречи будут затронуты вопросы возобновления диалога по линии Красного Креста и встреч родственников, разобщенных на Юге и Севере в результате раскола. Не исключается также, что стороны обсудят совместное участие спортсменов из КНДР и Южной Кореи в ходе Азиатских игр.

В конце апреля состоялся первый за 10 лет саммит между лидерами Южной Кореи и КНДР. Ким Чен Ын стал первым северокорейским руководителем, который перешел через военно-демаркационную линию в зону ответственности Южной Кореи. По итогам саммита была принята совместная декларация, в которой КНДР и Южная Корея заявили о намерении добиваться полной денуклеаризации Корейского полуострова, улучшать отношения, стремясь к совместному процветанию и мирному воссоединению.

Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 мая 2018 > № 2606976


Узбекистан. Корея. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > podrobno.uz, 15 мая 2018 > № 2606581

Узбекистан намерен пройти путь по вступлению во Всемирную торговую организацию (ВТО) за 4-5 лет, сообщил во вторник председатель Торгово-промышленной палаты Узбекистана Адхам Икрамов в ходе узбекско-немецкого бизнес-форума.

"Происходящие изменения в стране позволяют нам думать, что за 4-5 лет мы пройдем путь по вступлению в ВТО. В этом смысле опыт наших партнеров, в том числе немецкой стороны, нас очень интересует. Каждую неделю у нас проходят консультации с иностранными экспертами, которые помогают нам в этом", — отметил Икрамов.

Стремление Узбекистана по вступлению во Всемирную торговую организацию приветствовал и член президиума Восточного комитета немецкой экономики Клаус Мангольд.

"Узбекистан показал свое стремление вступить в ВТО. Для немецких компаний — это невероятно важное послание, потому что тем самым Узбекистан интегрирует себя в глобальную сеть международной торговли. Я думаю, что теперь мы должны будем пересмотреть в Германии стратегию на Центральную Азию. Раньше она всегда была сконцентрирована на Казахстане. Это было правильно. Но теперь настало время для Германии с учетом большой динамики открытия Узбекистана предпринять соответствующие шаги", — сказал он.

Напомним, что Узбекистан подал заявку на вступление во Всемирную торговую организацию в 1994 году. На сегодняшний день было проведено три заседания Рабочей группы, состоящей из членов организации. Последнее из них прошло в 2005 году. С тех пор процесс вступления Узбекистана был пассивным, официальные власти не осуществляли взаимодействие с членами ВТО.

В ходе поездки в Южную Корею в прошлом году Шавкат Мирзиёев сообщил о возобновлении работы по вступлению Узбекистана в ВТО. В этом процессе республике должна помочь Южная Корея, с представителями которой создается специальный консультативный совет.

Узбекистан и Корея также подписали специальную "дорожную карту" по этому вопросу. Корейская сторона должна оказать содействие Узбекистану путем оценки последствий вхождения в данную организацию, экспертизы национального законодательства в соответствии с требованиями соглашений ВТО.

Ранее делегация ЕС в Узбекистане заявляла, что готова оказать содействие республике во вхождении во Всемирную торговую организацию, в том числе в рамках Совета по инвестициям. Членами ВТО являются 164 государства. Узбекистан участвует в работе организации в качестве государства-наблюдателя.

Узбекистан. Корея. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > podrobno.uz, 15 мая 2018 > № 2606581


Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 мая 2018 > № 2605704

Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин высоко оценил планы закрытия ядерного полигона в КНДР на пути к денуклеаризации и выделил три признака значимости этого шага, выступая в понедельник на совещании в своей администрации.

Южнокорейский лидер, как отмечается на сайте администрации, во-первых, назвал демонтаж полигона "первым шагом к полной денуклеаризации" на Корейском полуострове.

Во-вторых, сказал он, это демонстрация КНДР достаточной искренности для успешного проведения американо-северокорейского саммита, который должен состояться 12 июня в Сингапуре.

В-третьих, по словам Мун Чжэ Ина, лидер КНДР Ким Чен Ын "выполняет обещания, данные на саммите Юга и Севера, в том числе приравнивание часовых поясов".

Недавно в КНДР для устранения получасовой разницы во времени между двумя корейскими государствами перевели стрелки часов на сеульское время.

Как сообщалось ранее, 27 апреля на встрече Мун Чжэ Ина и Ким Чен Ына в демилитаризованной зоне в пограничном пункте Пханмунджом лидер КНДР обещал приложить усилия для полного освобождения Корейского полуострова от ядерного оружия и в качестве первого шага обещал демонтировать "за ненадобностью" полигон в Пхунгери. Условия решения ядерной проблемы, как ожидается, будут обсуждены Ким Чен Ыном и президентом США Дональдом Трампом в Сингапуре в будущем месяце.

Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 мая 2018 > № 2605704


США. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 мая 2018 > № 2603858

Министр обороны США Джеймс Мэттис и глава МИД Южной Кореи Кан Гён Хва обсудили в пятницу на встрече в Вашингтоне денуклеаризацию КНДР и урегулирование отношений между Сеулом и Пхеньяном, сообщила пресс-секретарь Пентагона Дана Уайт.

"Министр Кан рассказала о Пханмунджонской декларации и усилиях по улучшению отношений Севера и Юга при достижении общей цели денуклеаризации… Министр Мэттис и министр Кан выразили надежду, что предстоящие американо-северокорейские переговоры, запланированные на 12 июня, дадут историческую возможность достичь дипломатического решения, которое приведет к полной, поддающейся проверке и необратимой денуклеаризации Северной Кореи", — говорится в сообщении Уайт.

Ранее в пятницу Кан провела переговоры в Вашингтоне с госсекретарем США Майком Помпео.

Как сообщалось ранее, 27 апреля в пограничном пункте Пханмунджом лидеры двух корейских государств договорились добиваться полной денуклеаризации на Корейском полуострове и нормализации отношений между двумя странами, которые формально находятся в состоянии войны в 1950-х годов.

Саммит США-КНДР пройдет 12 июня в Сингапуре.

США. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 мая 2018 > № 2603858


КНДР. Корея. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 11 мая 2018 > № 2605187 Юрий Сигов

КОРЕЙСКАЯ ШАРАДА

Чем закончатся игры в “объединение Кореи” никто не знает. Даже сами корейцы

Юрий Сигов, Вашингтон

Вот уже несколько недель со страниц мировой печати и с экранов телевизоров не сходит якобы сверх-сенсационная тема. Две Кореи чуть ли не собрались воссоединяться, благодарность за подобный “исторический прорыв” требует себе исключительно президент Соединенных Штатов, в то время как два корейских лидера пожимают друг другу руки и даже вроде как какое-то дерево совместно сажают на радость соотечественникам. А уж насчет прогнозов по типу “то ли еще будет – ой, ой, ой” на Корейском полуострове отметились все, кто мало-мальски КНДР и Южную Корею может отыскать на карте мира.

Теперь вот ждут-не дождутся еще одного исторического события – планируемой (якобы) встречи в верхах между лидерами США и КНДР. Гадают, где они встретятся, кто кому первым пожмет руку, и сколько потом разных медпрепаратов будет использовано, чтобы руки отмыть от “крепкого политического захвата”. А еще каждый Божий день сообщается о том, что КНДР “вот-вот свернет свою ядерную программу”, И опять-таки все благодаря неустанной работе нынешнего хозяина Белого дома, который в единственном числе и правит современным миром (это если в Москве или Пекине вдруг думают иначе).

Но что во всей этой информационной кутерьме вокруг Корейского полуострова на самом деле имеет место быть, а что – чисто пропагандистская шелуха? И насколько вообще возможно некое объединение двух Корей, которым чуть ли не предсказывают “светлое единство” по примеру двух Германий (где на самом деле одна “скушала” другую при полнейшем предательстве верхушки СССР и ее так называемого “перестроечного руководителя”)?

Предлагаю же в этой связи посмотреть на происходящее на Корейском полуострове предельно прагматично, с точки зрения имеющихся “на местности” реалий, и оценить сам смысл тех громогласных заявлений и предсказаний, которые не просто делаются политиками самого высокого ранга, но и могут действительно оказать влияние на всю систему безопасности Азиатского континента, включая и страны Центральной Азии.

О каких победителях вообще можно толковать? В проигравшие не попасть бы

Начну вот с чего. С момента встречи лидеров КНДР и Южной Кореи чего только обеим странам не предрекалось, Особенно много заострялось внимания на том, что за всеми этими картинными рукопожатиями руководителей двух Корей незримо стоял американский президент. Тем более после того, как опять-таки американская сторона по всем подконтрольным СМИ распространила таинственный рассказ о якобы имевшем место визите нынешнего Госсекретаря США в КНДР и его тайных переговорах в Пхеньяне с Кимом-младшим (что никто ни разу не подтверждал, а американцы могут в этом плане обнародовать все, что им на руку).

Также важно, что две страны, которым никакое объединение Кореи невыгодно - США и Япония продолжают настаивать на том, что якобы необходимо по-прежнему оказывать на Пхеньян давление, пока КНДР не откажется полностью от ядерного оружия и не свернет свои ядерные программы. Одновременно подчеркивается, что пока Северная Корея не станет “Южной”, ее будут гнобить, давить и “указывать как ей жить”, даже если Ким-младший будет с южно-корейским руководителем встречаться по десять раз в месяц.

По поводу самого факта начала вменяемого диалога между двумя Кореями. Давно уже существует твердое мнение о том, что если бы внешние посторонние силы не вмешивались в межкорейские отношения, Сеул и Пхеньян давно бы нашли общий язык (благо он один и тот же). И какое-то подобие взаимосуществования выработали бы. Но это - в теории, которая с практикой с 1945 года не особо стыкуется.

Ведь Южная Корея по-прежнему фактически оккупирована американскими войсками (в то время, как на территории КНДР давно уже нет ни советских, ни китайских войск). Любые решения, касающиеся внешней политики собственной страны президент Южной Кореи принимает только после согласований с Вашингтоном. К тому же в случае возникновения любого военного конфликта на Корейском полуострове командовать всей Южной Кореей (включая ее армию) будет американский генерал, и никак иначе.

Что же касается самого факта переговоров, а не словесных оскорблений и угроз в адрес друг друга, то тут надо иметь в виду типично восточный сюжет о “сохранении лица”. Для КНДР и товарища Кима сам факт ведения с ним переговоров иностранцами - это признание его силы, авторитета, независимости и суверенитета возглавляемой им страны. Но то же самое про себя думает и нынешний президент США. Д.Трамп уверен, что именно он – главный в этих переговорах, и именно он "не позволит себя обмануть", плюс будет добиваться полного прекращения ядерной программы Пхеньяна.

А это, между прочим, означает не только отказ от испытаний ракетно-ядерного оружия, но и его уничтожение в КНДР под присмотром так называемых международных инспекторов. То есть весь мир нынче фактически вводится в заблуждение, поскольку Соединенные Штаты обещают именно ракетно-ядерное разоружение Северной Кореи, чего они добиться не смогли за более, чем 60 лет постоянного давления, и вряд ли смогут это сделать нынешними переговорами.

Дело в том, что товарищ Ким-младщий уже неоднократно объяснял, что ему совсем даже не улыбается судьба первых лиц Ирака и Ливии, и ни на какое ядерное разоружение он не пойдет ни при каких условиях. Америка сама может вспомнить, чего ей стоило создать собственное ядерное оружие и с его помощью править миром. Так почему КНДР должна на это пойти добровольно, хотя угрозу ее суверенитету никто с повестки дня не снимал?

И даже если две Кореи и начнут какие-то конкретные переговоры о том, чтобы в каком-то отдаленном будущем объединяться (но никак по типу ГДР с ФРГ), то ведь есть еще на карте совсем рядышком Япония. Она тоже с 1945 года оккупирована Соединенными Штатами, и ни одно существенное решение в области внешней политики Токио не может принять без согласования и “утверждения” в Вашингтоне. Называется это нынче “стратегическим партнерством и союзничеством”, но в руководстве КНДР полных лохов и готовых на “разводку” простаков вроде бы не наблюдается.

Кстати, северокорейцам прекрасно известно, что между Токио и Вашингтоном имеются секретные договоренности, согласно которым руководство Японии соглашается с наличием ядерного оружия на прибывающих в страну американских кораблях и самолетах. Те же японские журналисты постоянно пишут о том, что американское ядерное оружие может находиться на американских военных базах в Японии. Но ведь японцев туда не пускают, да и с какой стати американцам это делать?

Кто кого обманывает, и есть ли вообще на свете правда?

Здесь вот еще о чем стоило бы упомянуть. Все годы существования Северной Кореи как независимого государства и ее жизнь, и высшее руководство рисовались на Западе и в Японии с Южной Кореей (прежде всего) как жуткий кошмар и ужас без конца. Голод, пытки, уничтожение несогласных с курсом партии и правительства в Пхеньяне, сумасшествие северокорейского руководства в плане неких экстравагантных вариантов поведения - все это изо дня в день выдается на страницы газет и журналов, и постоянно муссируется сотнями прикормленных политологов и “экспертов по Северной Корее”.

Вся информация о том, что делается в КНДР на Западе имеется по-прежнему от разного рода перебежчиков, ищущих себе “подкорм” в Южной Корее и США “противников режима в Пхеньяне” и тому подобных. Можно ли всему этому верить? И более того - можно ли формировать какую-то вменяемую политику на основе подобных “свидетельств” и “разоблачений” якобы кошмарности северокорейских властей? Ответ, думаю, очевиден.

Поэтому примерно с той же степенью “доверия” стоило бы оценивать достигнутые на недавней встрече лидеров КНДР и Южной Кореи соглашения и принятые с широкими улыбками первых лиц декларации. К примеру, явно раздутые надежды выражаются на отказ Северной Кореи от ядерного оружия и полный его вывод с Корейского полуострова. Это ведь означало бы полную капитуляцию КНДР, на что товарищ Ким ну явно идти не планирует. Зато многочисленные американские эксперты уверенно утверждают, что именно это и будет обсуждаться на возможной встрече Кима и Д. Трампа(что вероятно только если корейского лидера напоят каким-нибудь зельем).

Также подобное непонимание ситуации демонстрируют те, кто мусолит тему о якобы “запускаемом процессе объединения двух Корей в одно государство”. Да, на данном этапе они могли бы подписать некий мирный договор между собой и установить, скажем, дипломатические отношения (хотя, думаю, это больше походило бы на внешние понты, но никак не на смену общего вектора развития двусторонних отношений).

Да и потом практически всем основным “друзьям” Кореи и ее возможного объединения именно оно особо невыгодно. Хотя до этого еще при любых раскладах очень далеко (да и неизвестно, дойдет ли до этого вообще дело), появление нового влиятельного государства в регионе для той же Японии, да и США (в меньшей степени - для России и КНР) может создать весьма серьезные проблемы для всей архитектуры безопасности этого и так нашпигованного оружием и военной силой региона.

Чем ниже конфликтный потенциал основных партнеров стран Центральной Азии, тем проще им будет проводить свою многовекторную политику

И, наконец, что в этом якобы “сдвинувшемся мирном процессе на Корейском полуострове” может выгореть не только его естественным участникам, но и другим странам континента, включая центральноазиатские? О том, каковы планы и расчеты в этом процессе США и Японии уже упомяналось. Поэтому обращу внимание на политику в отношении двух Корей Китая, России, и как следствие- значение подобных событий для центральноазиатских государств.

Что касается КНР, то в той же Америке ее политика в отношении Северной Кореи уже как пару лет попросту переворачивается с ног на голову. Если раньше американцы считали китайцев чуть ли не основными спонсорами северокорейского режима, то теперь Китаю уже приписывается якобы желание “быть с Америкой в одной лодке” для того, чтобы лишить КНДР ее ядерного оружия.

Помимо этого, в американских научных кругах постоянно педалируется тема о том, что якобы китайский руководитель товарищ Си очень даже не любит товарища Кима, и вроде как возмущен проводимой им политикой, намереваясь давно “закрыть северокорейский вопрос”. А еще утверждается, что Китай в любой момент, если, к примеру, Америка нападет на КНДР, попросту сдаст северокорейцев, чтобы только не связываться в военном конфликте с Соединенными Штатами.

На самом же деле, какие планы у Китая в отношении что КНДР, что в перспективе возможного объединения всего Корейского полуострова не знает никто. И уж тем более невозможно просчитать китайские планы в отношении своих ближайших соседей “западными лекалами” менталитета. Пока же ясно одно: Китай по-прежнему имеет немалое влияние на политику Северной Кореи (чтобы по этому поводу не писали самые всезнающие мировые эксперты). И стабильность вкупе с предсказуемостью руководства Северной Кореи для Пекина крайне важны и принципиальны.

Самой проигрывающей стороной от всей этой “корейско-объединительной суеты” оказывается Россия – причем по целому ряду причин. Имея непосредственную границу с КНДР, и фактически будучи зачисленной в союзники Пхеньяна усилиями американских правящих кругов, Москва с потрясающим упорством, граничащим с натуральным безумием, подписывалась все эти годы под всеми гадостями, которые “обеспокоенное международное сообщество” вытворяло на всех уровнях против КНДР. Также Россия голосовала за нелепейшие санкции против этой страны, будучи под точно такими же санкциями той же самой страны, которой она пыталась прислуживать “на корейском направлении”.

Плюс постоянно только сокращала все экономические (не говоря уже о иных) связи с Пхеньяном, высылала по просьбе “американских партнеров” корейских рабочих с лесосек на Дальнем Востоке. Хотя имела уникальные возможности нарастить там свое не просто влияние, а реально укрепить позиции во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Между прочим, полностью игнорировал существование товарища Кима и занятый “укреплением отношений с Западом” российский президент. Зато теперь с “достойным переговоров” соверокорейским первым лицом готовы беседовать все– вплоть до главного еще вчера “усмирителя Пхеньяна” Д. Трампа. И это не упоминая развитие отношений именно на личном уровне руководства КНДР с другими своими соседями.

Для государств Центральной Азии ситуация с “мирными инициативами на Корейском полуострове” в принципе выгодна по самой главной причине. А именно снижение напряженности вокруг КНДР в противостоянии основных игроков будущего обустройства миропорядка - США и Китая. Если им там удастся избежать жесткой конфронтации, то и в других точках они больше (по крайней мере, пока) станут искать возможности не столкнуться лоб в лоб, а хотя бы внешне имитировать какое-то подобие взаимопонимания и учет интересов друг друга.

Чем больше будут основные игроки в геополитике Азии отвлекать свои усилия на важные для них, но не принципиальные сюжеты для той же Центральной Азии, тем проще будет странам региона и дальше проталкивать так называемую многовекторную политику. При которой сегодня можно получить кредит у китайцев, завтра - у России, послезавтра поучаствовать с Америкой в каких-нибудь военных учениях или отправить туда на обучение своих офицеров. А еще через пару деньков “подыграть” в чем-то Турции, Ирану или единой Европе.

В любом случае до какой-то конкретики на Корейском полуострове еще очень и очень далеко. А чем дольше будут идти все эти мало к чему обязывающие переговоры, пожиматься руки и высаживаться деревца зеленые, тем выгоднее подобное положение будет для всех, кто на большую политику в мире не влияет, но к ее основным “разводящим” имеет желание как можно плотнее к собственной выгоде подвязаться.

КНДР. Корея. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 11 мая 2018 > № 2605187 Юрий Сигов


Вьетнам. Корея. Япония > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 11 мая 2018 > № 2602549

Город Хошимин активизирует сотрудничество с местностями Южной Кореи и Японии

10 мая зампредседателя Народного комитета г. Хошимина Ле Тхань Лием принял вице-мэра г. Тэгу (Южная Корея) Ким Сынсу, находящегося в г. Хошимине с рабочим визитом.

На встрече главы двух городов выразили желание, чтобы две стороны активизировали отношения сотрудничества между местностями друг друга, а также продвижение инвестиций между предприятиями двух сторон в областях, где стороны обладают потенциалом, таких как развитие инфраструктуры, сокращение загрязнения окружающей среды, перерабатывающая промышленность, здравоохранение и др.

Во второй половине того же дня зампредседателя Народного комитета г. Хошимина Ле Тхань Лием принял председателя Ассоциации промышленности и торговли префектуры Нагасаки (Япония) Такусима Тосио, находящегося в г. Хошимине с рабочим визитом.

Высоко оценивая инициативу по организации программы обмена учащимися между двумя местностями, товарищ Ле Тхань Лием выразил желание вместе с местностями Японии продвигать мероприятия по культурному обмену, посвященные 40-летию установления дипотношений между Вьетнамом и Японией.

Руководители обеих сторон также выразили желание, чтобы стороны продолжали организовать обмен учащимися, который будет способствовать развитию тесных и эффективных связей, обмену между двумя местностями в области экономики, культуры и торговли в будущем.

Вьетнам. Корея. Япония > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 11 мая 2018 > № 2602549


Вьетнам. Корея > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 10 мая 2018 > № 2602555

Использование льгот, предусмотренных Соглашением о ЗСТ между Вьетнамом и Южной Кореей

Утром 9 мая в Ханое министерство промышленности и торговли Вьетнама совместно с южнокорейским агентством по развитию торговли KOTRA организовало конференцию на тему «Использование льгот, предусмотренных Соглашением о зоне свободной торговли между Вьетнамом и Республикой Корея». Соглашение о ЗСТ между Вьетнамом и Южной Кореей вступило в силу в конце 2015 года и на данный момент предоставляет бизнес-сообществам обеих стран новые возможности для расширения рынка сбыта товаров.

Участники конференции отметили, что для использования льгот, предусмотренных Соглашением о свободной торговле, бизнес-сообщество Вьетнама должно уделять внимание установленным Республикой Корея правилам и критериям определения страны происхождения товаров, а также льготным ввозным таможенным пошлинам. Представитель Депарламента по азиатскому и африканскому рынкам Минпромторга Вьетнама Ле Ан Хай сказал: «Минпромторг Вьетнама совместно с Минпромторгом Республики Корея и южнокорейским агентством по развитию торговли оценивает использование льгот, предусмотренных Соглашением о свободной торговле, для создания механизма сотрудничества, который предоставит предприятиям двух стран ещё больше информации и возможностей».

Республика Корея является третим по величине торговым партнёром Вьетнама. На протяжении прошедших 10 лет она была важным инвестором во Вьетнаме. В 2017 году объём двусторонней торговли составил 62 миллиарда долларов США. Две страны стремятся увеличить объём товарооборота до 100 миллиардов долларов к 2020 году.

Вьетнам. Корея > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 10 мая 2018 > № 2602555


США. КНДР. Корея > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 10 мая 2018 > № 2600648 Александр Воронцов

Диктатор и провокатор: на каких условиях смогут помириться США и Северная Корея

Александр Воронцов

заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, доцент кафедры востоковедения МГИМО

Предвоенная риторика КНДР и Соединенных Штатов внезапно сменилась конструктивным диалогом. Тем не менее вопрос ядерного разоружения останется главной темой предстоящих переговоров Дональда Трампа с Ким Чен Ыном

Американо-северокорейский саммит состоится этой весной — и похоже, мир все еще не может в это поверить. Стороны долго уклонялись от переговоров, но с наступлением 2018 года пошли на компромиссы.

Особую интригу в подготовку саммита привнесла лидирующая роль специальных служб США, Южной Кореи и КНДР. Разведывательные ведомства трех стран действовали в секретном режиме без уведомления министерств иностранных дел и других национальных ведомств, выяснила газета New York Times.

Крутой разворот событий породил массу вопросов о его причинах новой риторики, повестке ожидаемых переговоров и месте их проведения. Разумеется, каждая сторона дает свою интерпретацию данных событий.

Чего добиваются США и Южная Корея

Вашингтон представляет инициативу Ким Чен Ына как собственную победу, то есть прямой результат жесткого режима санкций и военно-политического давления, которое якобы напугало руководство КНДР и вынудило пойти на капитуляцию. Естественно, Пхеньян объясняет свой шаг по-другому — проявлением доброй воли и искреннего стремления к миру, подкрепленного усилившимся оборонным потенциалом.

В декабре 2017 года, задолго до начала головокружительной дипломатической истории, Северная Корея объявила о завершении намеченных ранее программ создания ракетно-ядерного оружия. Власти КНДР утверждают, что уже сформировали ядерный щит, гарантирующий безопасность государства. Мировые державы не обратили должного внимания на это заявление, представив его как очередной пропагандистский ход Пхеньяна.

На данный момент запросы сторон остаются в целом прежними, а Вашингтон и Сеул стремятся продемонстрировать подчеркнутую жесткость и непоколебимую солидарность собственных действий в отношении КНДР. США и Южная Корея продолжают утверждать, что конечным итогом переговоров может быть только полная ликвидация ядерной программы КНДР.

Более того, западные партнеры выдвигают предварительные требования. Как заявила пресс-секретарь Белого дома Сара Хакаби Сандерс, «президент не будет проводить встречу, пока не увидит конкретных шагов и конкретных действий, предпринятых Северной Кореей таким образом, чтобы президент кое-что получил (до проведения встречи)».

Еще одно требование Вашингтона звучит так: «любое соглашение с КНДР должно сопровождаться обязательным механизмом его верификации, нацеленным на необратимую денуклеаризацию».

При этом ни Дональд Трамп, ни глава Южной Кореи Мун Чжэ Ин не собираются ослаблять санкции против Пхеньяна в период подготовки и проведения саммита. Вместо этого они намерены наращивать давление на Ким Чен Ына, чтобы сделать его более сговорчивым.

Нетрудно заметить, что набор этих требований неоднократно выдвигался США и их союзниками, а северокорейский режим столь же регулярно отвергал предложения западных стран. Пока трудно представить, что на этот раз Ким Чен Ын согласится принять американский ультиматум.

В чем заключается тактика КНДР

В марте этого года я был в командировке в Пхеньяне, где встретился с сотрудниками Министерства иностранных дел северокорейской республики. В тот раз дипломаты из КНДР впервые озвучили обновленный подход к ведению дел с США. По их словам, Северная Корея предлагает такую формулу переговоров, на которых каждая сторона будет иметь возможность поставить на обсуждение любой вопрос.

Это значительно более гибкая позиция по сравнению с той, на которой Пхеньян категорически настаивал до сих пор. Прежде суть заявлений КНДР сводилась к утверждению: «Мы не будем участвовать ни в каких переговорах, в повестку которых может быть включен вопрос о ракетно-ядерный программах Северной Кореи».

Теперь же в КНДР воспользовались посредничеством южнокорейских эмиссаров и передали в Вашингтон, что Ким Чен Ын выразил «приверженность денуклеаризации Корейского полуострова и дал понять, что у него не будет причин для обладания ядерным вооружением в случае отсутствия военных угроз для КНДР и гарантий сохранности северокорейского режима». Действующий глава КНДР также неоднократно вспоминал заветы своего деда, основателя северокорейского государства Ким Ир Сена, который хотел видеть будущее Корейского полуострова в безъядерном статусе.

Под внешними гарантиями своей безопасности Ким Чен Ын подразумевает вывод американских войск из Южной Кореи, изъятие американского ядерного оружия с территорий, примыкающих к КНДР (в первую очередь с острова Гуам и Японии), прекращение регулярных американо-южнокорейских военных учений, снятие международных и односторонних санкций, а также предоставление экономической помощи в качестве компенсации ущерба, причиненного санкциями. Прежде Вашингтон многократно отвергал такие запросы КНДР, но, похоже, в этот раз все может быть по-другому.

Сейчас речь идет о новом, но наиболее серьезном за последние годы раунде дипломатической игры и маневрирования. Сам по себе этот факт, конечно, заслуживает позитивной оценки. Но насколько широки границы подобного маневрирования, можно спорить.

Как на самом деле проходили переговоры

Можно не сомневаться, что спецпредставитель Мун Чжэ Ина в Пхеньяне договорился о чем-то, что осталось за скобками опубликованных материалов. Южнокорейский президент старается быть «настоящим корейцем» для Пхеньяна и надежным союзником для Вашингтона. Совместить это очень сложно.

Можно допустить, что информация и детали договоренностей, которые были реально достигнуты в Пхеньяне, а затем доложены в Вашингтоне, не совпадают и имеют различную тональность. Тогда в случае срыва намечающегося грандиозного проекта и Вашингтон, и Пхеньян смогут сказать, что посредник в лице Южной Кореи их дезинформировал.

С другой стороны, игра уже началась, и с северокорейской стороны она хорошо продумана. Во время Олимпийских игр в Пхенчхане им удалось установить контакты с американскими представителями. При этом Пхеньян исходит из того, что «козырные карты» КНДР усилились.

В Северной Корее считают: США всерьез обеспокоены успехами ракетно-ядерной программы Пхеньяна и верят в способность Ким Чен Ына нанести ядерный удар по континентальной части Америки.

К тому же Вашингтон с разочарованием убедился, что Япония и Южная Корея, главные дальневосточные союзники Соединенных Штатов, категорически отвергают любой вариант военной операции против КНДР. Возможно, Трампу стало ясно: если США проигнорируют жестко негативную позицию союзников и все-таки нанесут военный удар по Северной Корее, то Вашингтон может потерять Токио и Сеул в качестве союзников. Подобная реальность в определенной степени сузила рамки маневрирования администрации Трампа.

Наконец, неожиданно начавшийся вопреки воле Вашингтона и динамично продолжающийся прогресс в межкорейских отношениях в январе-марте 2018 года дал Пхеньяну новый рычаг воздействия на США.

В итоге свобода действий Вашингтона на Корейском полуострове относительно сократилась, а переговорные позиции Пхеньяна сравнительно укрепились. В этих условиях КНДР, видимо, решила перейти в дипломатическое наступление, надеясь на получение ограниченных, но реальных дивидендов.

В качестве разумного жеста доброй воли Северная Корея добровольно пошла на мораторий по ракетно-ядерным испытаниям до проведения двух саммитов. Впрочем, на деле этому может способствовать нынешний технологический цикл развития военных программ, не требующий ракетных запусков в ближайшее время. Естественно, это не помешает Вашингтону трактовать миролюбивый шаг КНДР как проявление слабости и уступку северян под нажимом международного сообщества.

Военные учения против ядерной программы

Если для стран Запада ключевым вопросом в переговорах остается ядерная программа Ким Чен Ына, то для КНДР принципиальную важность имеют совместные военные учения США и Южной Кореи. Эти учения проходят каждый год, но в этот раз кое-что изменилось.

Вопреки неоднократно озвученным утечкам информации о том, что военные маневры «Фоул игл» и «Ки Ризолв» могут отменить, в апреле совместные учения США и Южной Кореи все-таки начались. Прошедшие маневры оказались более масштабными, чем прежде: в 2017 году в учениях участвовало 320 тысяч военнослужащих, включая 15 тысяч американских военных, а в этом году — 323 тысячи солдат, в том числе 23 тысячи представителей Соединенных Штатов.

Одновременно союзники сократили продолжительность маневров, ранее длившихся по два месяца. Сценарий учений стал менее воинственным и более деликатным: в документах более не упоминается цель «обезглавливания», то есть скорейшей ликвидации высшего руководства Северной Кореи. Не случайно южнокорейские и американские СМИ отмечают, что «Ким Чен Ын проявил сдержанную реакцию и неожиданную гибкость к маневрам этого года».

Непредсказуемый фактор Трампа

Предсказывать итоги начавшегося интересного этапа дипломатической борьбы невозможно. Очень многое зависит от соотношения внутриполитических сил в Южной Корее и в США. В Америке позиции «ястребов», то есть сторонников бескомпромиссного подхода к КНДР, сильнее, чем у мирно настроенных «переговорщиков»: весной в Белый дом вернулся Джон Болтон, известный своей жесткой риторикой. Из-за этого начавшийся хрупкий процесс диалога может сорваться в любой момент.

Вместе с тем недавняя история помнит случаи, когда президенты США начинали с жесткой конфронтации с КНДР, а затем резко переходили к конструктивному переговорному процессу. В частности, так поступали Билл Клинтон и Джордж Буш-младший. Подобные дипломатические повороты можно назвать частью американской внешнеполитической традиции. Нельзя недооценивать и «фактор Трампа», который со своей непредсказуемостью способен круто развернуть вектор переговоров в любую сторону.

В последние два месяца на различных международных площадках проводится серия совещаний экспертов высокого уровня с целью прояснения и формирования позиций в преддверии саммита США — КНДР. Американские представители, как всегда, занимают бескомпромиссно наступательную позицию: они акцентируют внимание на известных резолюциях Совета Безопасности ООН и фокусируются на легалистском подходе и требовании немедленной денуклеаризации по формуле CVID (полное проверяемое необратимое уничтожение) без предварительных условий.

Зато позиция северокорейской стороны стала значительно более сдержанной и осторожной. Создалось впечатление, что, уходя от прямых ответов на резко заостренные вопросы американских коллег, северяне хотят довести дело до саммита и озвучить свою реальную позицию уже там. Сама же позиция, судя по всему, заключается во введении поэтапной дорожной карты с взаимными обязательствами сторон.

Зная северокорейскую дипломатию не первое десятилетие, трудно представить, что Пхеньян согласится на формулу CVID без предварительных условий или на полное ракетно-ядерное разоружение по ливийской модели. Эту модель активно продвигает советник Трампа Джон Болтон. Хочется верить, что реализм и прагматизм с обеих сторон проявятся должным образом.

США. КНДР. Корея > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 10 мая 2018 > № 2600648 Александр Воронцов


Вьетнам. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 9 мая 2018 > № 2605506

Воспользоваться преимуществами ССТ между Вьетнамом и Южной Кореей

Вьетнам в настоящее время является четвертым по величине инвестиционным партнером Южной Кореи.

9 мая в Ханое Департамент азиатско-африканского рынка при Министерстве промышленности и торговли Вьетнама в сотрудничестве с Корейским агентством по содействию торговле и инвестициям (КОТRА) провел семинар на тему «Воспользоваться преимуществами Соглашения о свободной торговле (ССТ) между Вьетнамом и Южной Кореей».

Выступая на семинаре, заместитель директора Департамента азиатско-африканского рынка Ле Ан Хай сказал, что Вьетнам в настоящее время является четвертым по величине инвестиционным партнером Южной Кореи, а Южная Корея является крупнейшим иностранным инвестором во Вьетнам с общим уставным капиталом в размере более 58 млрд долларов США.

На семинаре южнокорейские и вьетнамские докладчики представили несколько важных презентаций, в том числе доклад об исследованиях деловых возможностей вьетнамских предприятий.

Вьетнам. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 9 мая 2018 > № 2605506


Китай. Корея. Япония. Азия > Внешэкономсвязи, политика > russian.news.cn, 9 мая 2018 > № 2601568

Ли Кэцян на встрече руководителей Китая, Японии и Республики Корея подчеркнул необходимость содействия миру, стабильности и процветанию в Азии

В среду в первой половине дня премьер Госсовета КНР Ли Кэцян, премьер-министр Японии Синдзо Абэ и президент Республики Корея /РК/ Мун Чжэ Ин провели 7-ю встречу руководителей трех стран. Они обменялись мнениями по сотрудничеству между тремя государствами, а также региональным и международным вопросам.

Ли Кэцян отметил, что, будучи крупными мировыми экономиками, Китай, Япония и РК являются важными партнерами по торгово-экономическому сотрудничеству, они несут важную ответственность за содействие региональному экономическому развитию, определение направления региональной интеграции и обеспечение мира и стабильности в регионе. В нынешней сложной и изменчивой международной политической и экономической ситуации укрепление сотрудничества между тремя странами отвечает не только их потребностям в развитии, но и общим чаяниям стран региона и всего международного сообщества. В этой связи три страны должны ухватиться за имеющиеся возможности, расширить интеграцию интересов и приложить усилия по содействию долгосрочному миру и совместному процветанию в регионе.

Во-первых, заявил Ли Кэцян, следует укрепить политическое взаимодоверие и создать благоприятную атмосферу. Во-вторых, добавил он, необходимо совместно защищать свободную торговлю и содействовать региональной экономической интеграции. В-третьих, нужно создать модель "Китай-Япония-РК+Х" и способствовать устойчивому развитию региона. В-четвертых, следует углубить гуманитарные обмены и укрепить общественную основу отношений. В-пятых, необходимо поощрять технологические инновации, содействовать работе в сферах борьбы с бедностью, охраны окружающей среды и устранения последствий стихийных бедствий, содействовать глобальному инклюзивному росту.

Ли Кэцян подчеркнул, что Китай, Япония и РК должны приложить общие усилия по обеспечению стабильности и процветания в регионе и внести вклад в дело мира и развития на планете, продвинуть строительство сообщества с единой судьбой для всего человечества, содействовать денуклеаризации Корейского полуострова, внести позитивный вклад в политическое урегулирование проблемы Корейского полуострова и обеспечить долгосрочный мир в регионе, совместно обсуждать и развивать "Пояс и путь" и совместно пользоваться плодами развития этой инициативы, продолжать укреплять консультации и координацию, поощрять сотрудничество в различных формах между компаниями трех стран.

Синдзо Абэ отметил, что все три государства -- важные торговые державы, которые поддерживают свободную торговлю и открытый рынок, они должны предложить торговые правила, подходящие для 21-го века и отвечающие высоким стандартам. По его словам, три страны должны продвигать гуманитарные обмены, укреплять сотрудничество в области образования и туризма, содействовать развитию региона в направлении большей открытости и инклюзивности. Япония поздравила РК с успешным проведением межкорейского саммита, высоко оценила обещание полной денуклеаризации, содержащееся в Пханмунджомской декларации, и неустанные усилия китайской стороны по урегулированию проблемы Корейского полуострова. По его словам, Япония, Китай и РК должны сотрудничать с мировым сообществом для продвижения процесса денуклеаризации полуострова. Содействие ориентированному на будущее трехстороннему сотрудничеству крайне важно для мира и процветания в регионе, добавил Синдзо Абэ.

Мун Чжэ Ин отметил, что три страны -- неразлучные партнеры по сотрудничеству. Он выразил надежду, что стороны будут регулярно проводить встречи руководителей и институционализируют ее. Президент подчеркнул, что межкорейский саммит заложил хорошую основу для денуклеаризации и достижения мира и стабильности на Корейском полуострове. Китай и Япония твердо выступают за денуклеаризацию полуострова и поддерживают переговоры между Югом и Севером, что внесло вклад в успех межкорейского саммита, заявил он. Три страны должны обогащать содержание практического сотрудничества, продвигать взаимодействие в сферах охраны окружающей среды, здравоохранения, энергетики, борьбы со стихийными бедствиями и других областях, которые тесно связаны с жизнью людей, чтобы принести реальную пользу народам трех стран.

Китай. Корея. Япония. Азия > Внешэкономсвязи, политика > russian.news.cn, 9 мая 2018 > № 2601568


Япония. Китай. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 мая 2018 > № 2599719

Япония, Китай и Южная Корея выступают за свободную торговлю, к такому мнению пришли премьер-министр Японии Синдзо Абэ, премьер Госсовета КНР Ли Кэцян и президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин на трехсторонней встрече в Токио в среду.

"Свобода торговли и отказ от протекционизма выгодны и трем странам, выгодны и миру. Мы считаем, что свобода торговли ведет мировую экономику в хорошем направлении. У трех стран есть возможности для развития, и сейчас мы находимся на этапе, когда необходимо поднять отношения трех стран на новый уровень", — сказал Ли Кэцян.

Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин подчеркнул важность экономического взаимодействия трех стран.

"Необходимо объединить усилия трех стран, чтобы открыть эпоху улучшения качества жизни населения. Я надеюсь, что сотрудничество в таких тесно связанных с жизнью народа отраслях как защита окружающей среды, сейсмостойкость, страхование, медицинское обслуживание, принесет плоды, реально ощутимые в повседневной жизни", — сказал он.

Встреча премьер-министра Японии Синдзо Абэ, премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна и президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина впервые с 2015 года состоялась в Токио. В последний раз встреча глав трех государств проводилась в ноябре 2015 года в Южной Корее.

В ее рамках пройдут и двусторонние переговоры. Визит премьера Госсовета Китая стал первым за семь лет с мая 2011 года, а визит президента Южной Кореи – первым с декабря 2011 года. Стороны обсудили ситуацию на Корейском полуострове, в частности, подписанную 27 апреля лидерами Южной Кореи и КНДР "Пханмунджомскую декларацию о мире, процветании и объединении Корейского полуострова", а также провели переговоры по соглашению о свободной торговле между тремя странами и Всестороннем региональном экономическом партнерстве (RCEP). Далее на полях саммита запланированы двусторонние встречи лидеров.

Япония. Китай. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 мая 2018 > № 2599719


Япония. Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 9 мая 2018 > № 2598060

Синдзо Абэ и Мун Чжэ Ин договорились оказывать давление на Северную Корею в целях ее денуклеаризации

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ и президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин вновь подтвердили совместные усилия в целях полной денуклеаризации Северной Кореи.

Встреча Абэ и Муна состоялась в Токио в среду во второй половине дня.

Как отметил Абэ, необходимо твердо придерживаться цели, которая состоит в полной, верифицируемой и необратимой ликвидации всего северокорейского оружия массового уничтожения, а также баллистических ракет этой страны.

Абэ поблагодарил Муна за то, что на саммите с северокорейским лидером Ким Чен Ыном, который состоялся в апреле, он передал последнему позицию Японии по вопросу похищений Пхеньяном японских граждан. Синдзо Абэ и Мун Чжэ Ин вновь подтвердили усилия, направленные на решение данного вопроса.

Японский и южнокорейский лидеры согласились заниматься надлежащим решением сложных вопросов между их странами для развития двусторонних отношений, направленных в будущее.

Они также договорились поддерживать "челночную" дипломатию, в том числе взаимные визиты лидеров двух стран.

Япония. Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 9 мая 2018 > № 2598060


Япония. Китай. Корея > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 9 мая 2018 > № 2598059

В Токио прошел трехсторонний саммит лидеров Японии, Китая и Южной Кореи

Лидеры Японии, Китая и Южной Кореи провели в Токио свой первый трехсторонний саммит за два с половиной года.

Переговоры прошли в преддверии запланированной встречи президента США Дональда Трампа с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном.

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ, премьер Госсовета КНР Ли Кэцян и президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин провели совместную пресс-конференцию после своей встречи в японской столице в среду утром.

По словам лидеров трех стран, они подтвердили необходимость всецелого выполнения резолюций Совета Безопасности ООН для того, чтобы заставить Северную Корею совершить конкретные шаги в направлении денуклеаризации.

Синдзо Абэ сказал, что настало время для Японии, Китая и Южной Кореи работать вместе с международным сообществом, чтобы достичь полной денуклеаризации Корейского полуострова, а также установления мира и стабильности в Северо-Восточной Азии.

Япония. Китай. Корея > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 9 мая 2018 > № 2598059


Китай. Корея > Внешэкономсвязи, политика > russian.news.cn, 7 мая 2018 > № 2597205

Нынешняя ситуация на Корейском полуострове была достигнута нелегко, поэтому заинтересованным сторонам стоит ее ценить. Об этом заявил в понедельник на очередной пресс-конференции официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан.

По сообщениям, представитель МИД КНДР заявил, что США недавно назвали решение КНДР о денуклеаризации Корейского полуострова, закрепленное в Пханмунджомской декларации, результатом санкций и давления.

Комментируя по просьбе журналистов это сообщение, Гэн Шуан сказал, что благодаря совместным усилиям соответствующих сторон обстановка на Корейском полуострове в последнее время претерпела некоторые позитивные изменения и развивается в направлении смягчения. Такую ситуацию сторонам стоит ценить и беречь.

По его словам, в нынешних условиях все соответствующие стороны должны работать в одном направлении. Все их заявления должны быть актами доброй воли и служить цели смягчения напряженности, а их действия - содействовать диалогу и укреплению взаимного доверия.

"Мы надеемся, что запланированная встреча лидеров КНДР и США пройдет успешно и завершится позитивными результатами, что поможет укрепить позитивные тенденции в ситуации на Корейском полуострове", - отметил Гэн Шуан.

Китайская сторона призывает все заинтересованные стороны, двигаясь "по двум трекам", продвигать процесс политического решения проблемы полуострова, сбалансированно урегулировать справедливые озабоченности всех сторон для совместного создания будущего, характеризующегося долгосрочным миром на полуострове, сказал китайский дипломат.

Китай. Корея > Внешэкономсвязи, политика > russian.news.cn, 7 мая 2018 > № 2597205


Япония. Корея. Китай > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 7 мая 2018 > № 2595847

Лидеры Японии, Китая и Южной Кореи проведут встречу в Токио

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ встретится в среду в Токио с лидерами Китая и Южной Кореи.

Премьер Госсовета КНР Ли Кэцян и президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин прибудут в Японию впервые после того, как они заняли свои нынешние посты.

Трехсторонний саммит Абэ, Ли и Муна будет иметь место накануне первого за все время саммита лидеров США и Северной Кореи.

По словам японских официальных лиц, Абэ хочет подтвердить тесное сотрудничество между тремя странами в целях достижения полной, верифицируемой и необратимой денуклеаризации Северной Кореи, а также ее отказа от баллистических ракет и решения вопроса о похищенных.

Идут приготовления к тому, чтобы по окончании встречи 3 страны опубликовали совместное заявление.

Первый трехсторонний саммит лидеров Японии, Китая и Южной Кореи состоялся в Южной Корее в ноябре 2015 года. Предстоящая встреча будет уже седьмым таким саммитом.

За время визитов китайского и южнокорейского лидеров Абэ также планирует встретиться с ними по отдельности.

Ожидается, что он обсудит с Ли создание механизма чрезвычайной связи в целях предотвращения случайных столкновений в море и в воздухе.

Япония. Корея. Китай > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 7 мая 2018 > № 2595847


КНДР. Корея > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 6 мая 2018 > № 2597123

Война и мир: какой путь прошли Северная и Южная Корея за 20 лет

Грейс Чун

Какое влияние на геополитику окажет сближение Северной и Южной Кореи? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вспомнить, как развивались отношения двух стран в последние десятилетия

На историческом Саммите двух Корей Мун Чжэ Ин стал всего лишь третьим президентом Южной Кореи, встретившимся с лидером Северной Кореи, после перемирия, положившего конец Корейской войне 65 лет назад. Эксперты, оказывавшие поддержку этим лидерам, полагают, что Мун последует той же дорогой и будет способствовать сотрудничеству с Севером.

Лидер Северной Кореи Ким Чен Ын (слева) и президент Северной Кореи Мун Чжэ Ин (справа) переходят через военную демаркационную линию на южную сторону после того, как Мун пересек границу в направлении севера, во время встречи на Саммите двух Корей 27 апреля 2018 года в Пханмунджоме.

Forbes рассказывает о ключевых событиях, повлиявших на отношения между соседями в последние 20 лет.

Политика «солнечного тепла»

Вскоре после вступления в должность в 1998 году президент Ким Дэ Чжун внедрил политику «солнечного света», пытаясь улучшить отношения между двумя Кореями и отделить политические мотивы от гуманитарного и экономического сотрудничества. В рамках этой политики Северу, который восстанавливался после опустошительной вспышки голода, была предоставлена помощь, а экономическая деятельность оживилась благодаря притоку туристов к горе Кумган, который происходил через частное предприятие, принадлежащее Hyundai Asan.

Несмотря на столкновения из-за спорной морской границы, администрация продолжила дипломатическое сотрудничество.

В июне 2000 года историческим событием стал визит Кима в Пхеньян ради встречи с лидером Северной Кореи Ким Чен Иром — первый саммит двух Корей после войны.

На этой архивной фотографии, сделанной 13 июня 2000 года, тогдашний лидер Северной Кореи Ким Чен Ир, слева, и тогдашний президент Южной Кореи Ким Дэ Чжун пожимают руки в Пхеньяне, Северной Корее. Трехдневная серия встреч в рамках первого Саммита двух Корей завершилась принятием исторического соглашения между Кореями по поводу приостановленных сейчас экономических проектов. Страны договорились и о продолжении восстановления семей.

Президент Но Му Хен продолжил политику своего предшественника после инаугурации в 2003 году. В период его пребывания у власти ускорилось развитие Промышленного комплекса в Кэсоне, Северной Корее – наиболее устойчивого совместного предприятия двух государств. Дважды в год проводились встречи семей, разлученных во время семей, и, как сообщается, почти два миллиона туристов посетили гору Кумган.

В 2006 году Север провел первые ядерные испытания, в результате чего Южная Корея сократила оказываемую помощь и приостановила поставки удобрений и продуктов питания. Однако инвестиции в Кэсон продолжились. В октябре 2007 года, ближе к концу президентского срока, Но встретился с Ким Чен Иром на втором Саммите двух Корей, обозначив возможные направления деятельности и выразив надежду на продолжение сотрудничества с новой администрацией.

Изменение настроений с приходом консервативных лидеров

После прихода в 2008 году президента Ли Мен Бака в отношениях двух государств наметилось охлаждение. Консервативный Ли занял настороженную позицию по отношению к Северной Корее, связав возможность сотрудничества с ядерным разоружением в большей степени, чем это делали две предыдущие администрации, и значительно ограничив оказываемую Северу помощь.

Вид на Промышленный комплекс в Кэсоне из «деревни свободы» Тэсондон в демилитаризованной зоне в ходе пресс-тура в Пхаджу, Южной Корее, во вторник 24 апреля 2018 года.

В июле 2008 года, когда турист из Южной Кореи был застрелен в закрытой зоне горы Кумган, Ли приостановил туристические поездки в этот регион, но оставил действующим проект в Кэсоне, назвав его последней возможностью поддержания диалога с Севером.

Но отношения между государствами продолжили ухудшаться. В марте 2010 года в результате взрыва затонул южнокорейский корвет «Чеонан», погибли 46 моряков. Международное расследование выявило, что источником атаки стала северокорейская подводная лодка. Как следствие, все торговые отношения между странами были приостановлены, за исключением проекта в Кэсоне. Восемь месяцев спустя артиллерийская перестрелка на границе привела к гибели четырех человек со стороны Южной Кореи.

Обстановка на полуострове была накалена к тому моменту, когда президент Пак Кын Хе вступила в должность в 2013 году. К тому моменту Север завершил проведение третьих ядерных испытаний, а через месяц Южная Корея и США начали проводить совместные военные учения. Под давлением санкций ООН Север ответил закрытием проекта Кэсон, но открыл его вновь в сентябре после долгих переговоров.

За последние месяцы США и Южная Корея провели совместные военно-воздушные учения над Корейским полуостровом в атмосфере растущего напряжения.

Новые испытания

Усилия дипломатов оказались напрасными. В следующие два года отношения между двумя странами претерпели череду взлетов и падений. В феврале 2016 года, когда Северная Корея объявила о проведении новых ядерных испытаний, Пак Кын Хе приказала закрыть промышленный комплекс в Кэсоне, согласившись с мнением критиков, утверждавших, что инвестиции в комплекс поддерживали ядерные испытания.

Несмотря на сохраняющееся напряжение, объем производства в Кэсоне за прошедшие годы вырос. В 2015 году комплекс приносил $2,7 млрд выручки от продаж, предоставлял рабочие места примерно 54 000 заводским рабочим из Северной Кореи и выплачивал им более $560 млн в виде зарплаты, как сообщает южнокорейский министр по делам национального объединения Хон Йон Пхё.

«Санкции США, введенные после закрытия Кэсона, по сути делают невозможным его повторный запуск и значительно затрудняют любое другое экономическое сотрудничество между двумя Кореями», — говорит Даниэль Верц, заместитель директора Национального комитета по Северной Корее.

«В попытках восстановить отношения с Севером в рамках приближающегося саммита администрации Муна придется соблюдать осмотрительность в поиске каналов взаимодействия, принимая во внимание международные санкции».

Перевод Натальи Балабанцевой

КНДР. Корея > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 6 мая 2018 > № 2597123


США. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 мая 2018 > № 2596049

Президент США Дональд Трамп встретится 22 мая со своим южнокорейским коллегой Мун Чжэ Ином и обсудит с ним свои предстоящие переговоры с лидером КНДР Ким Чен Ыном, говорится в сообщении Белого дома.

"Президент Дональд Трамп примет президента Республики Корея Мун Чжэ Ина в Белом доме 22 мая 2018 года… Президент Трамп и президент Мун продолжат тесную координацию по развитию ситуации на Корейском полуострове после межкорейского саммита 27 апреля. Два лидера также обсудят предстоящую встречу президента Трампа с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном", — сказано в сообщении.

Ранее советник Трампа Джон Болтон на встрече в пятницу с главой управления по национальной безопасности в администрации президента Южной Кореи Чон Ый Ёном согласовали мнения по планам сотрудничества между Южной Кореей и США, нацеленным на денуклеаризацию Корейского полуострова и провели консультации, посвященные планируемому саммиту КНДР-США.

Также стороны подтвердили, что Сеул и Вашингтон поддерживают крепкие союзнические отношения и в обороноспособности союзников на Корейском полуострове не будет ни малейших изменений.

27 апреля состоялся первый за десять лет саммит между лидерами Южной Кореи и КНДР. Ким Чен Ын стал первым северокорейским руководителем, который перешел через военно-демаркационную линию в зону ответственности Южной Кореи.

По итогам саммита была принята совместная декларация, в которой КНДР и Южная Корея заявили о намерении добиваться полной денуклеаризации Корейского полуострова, улучшать отношения, стремясь к совместному процветанию и мирному воссоединению.

В настоящее время ведется подготовка к встрече президента США и лидера КНДР.

США. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 мая 2018 > № 2596049


Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 мая 2018 > № 2596029

Четыре представителя кабмина Южной Кореи – министр обороны Сон Ён Му, министр иностранных дел Кан Гён Хва, министр по делам объединения Чо Мён Гюн и министр океанологии и рыболовства Ким Ён Чун посетили два острова, находящихся на так называемой "северной разграничительной линии", сообщило агентство Ренхап.

Цель визита – выяснить позицию населения, проживающего на островах Ёнпхёндо (Йонпхёндо) и Пэннёндо в связи с достигнутым на межкорейском саммите соглашением о превращении зоны в районе "северной разграничительной линии" — фактической морской границы между Севером и Югом Кореи – в зону мира, что позволит предотвратить случайные вооруженные столкновения и обеспечит безопасность рыболовства.

Существующая "северная разграничительная линия" была проведена в одностороннем порядке командованием США после Корейской войны. Северная Корея не признает справедливость такого разграничения и оспаривает принадлежность некоторых районов.

В 2010 году остров Ёнпхёндо (Йонпхёндо) был обстрелян вооруженными силами КНДР, в результате обстрела два южнокорейских военных погибли, 17 были ранены.

В 2013 году Южная Корея развернула на островах Йонпхёндо и Пэннёндо в Желтом море противотанковые ракетные комплексы (ПТРК) Spike производства израильской компании Rafael Advanced Defense Systems с дальностью действия около 20 километров, что достаточно для поражения артиллерийских огневых точек в КНДР.

Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 мая 2018 > № 2596029


Китай. Корея > Внешэкономсвязи, политика > russian.news.cn, 5 мая 2018 > № 2593716

Пять подозреваемых были возвращены в Китай из Республики Корея /РК/ в рамках продолжения кампании по поимке скрывающихся подозреваемых в экономических преступлениях. Об этом сегодня сообщило Министерство общественной безопасности КНР.

Министерство сообщило, что подозреваемые в совершении экономических преступлений беглецы были возвращены из РК в Китай впервые, и назвало это успешным примером международного правоохранительного сотрудничества, добавив, что в рамках нынешней кампании "Охота на лис" осуществлена экстрадиция наибольшего числа беглецов.

Кампания "Охота на лис" нацелена на скрывающихся за рубежом подозреваемых в совершении экономических преступлений.

Китай. Корея > Внешэкономсвязи, политика > russian.news.cn, 5 мая 2018 > № 2593716


Китай. Корея > Внешэкономсвязи, политика > russian.news.cn, 5 мая 2018 > № 2593707

Председатель КНР Си Цзиньпин сегодня провел телефонный разговор с президентом Республики Корея /РК/ Мун Чжэ Ином.

Си Цзиньпин отметил, что китайская сторона уделяет повышенное внимание отношениям между Китаем и РК, желает укрепить контакты с РК, углубить практическое сотрудничество, продвинуть культурный обмен, чтобы стабильно продвигать межгосударственные отношения на благо общих интересов сторон.

Мун Чжэ Ин отметил, что РК стремится к содействию продолжительного развития стратегического сотрудничества и партнерства между двумя странами и надеется на активизацию контактов на высоком уровне с китайской стороной для обмена мнениями по ситуации вокруг Корейского полуострова и актуальным международным проблемам.

Мун Чжэ Ин рассказал о результатах состоявшейся на днях встречи лидеров РК и КНДР, сообщил, что на данной успешной встрече лидеров двух стран были достигнуты обширные консенсусы относительно улучшения отношений Юга и Севера, содействия осуществлению денуклеаризации Корейского полуострова и создания мирного механизма на этом полуострове, была совместно выпущена Пханмунджомская декларация.

По его словам, южнокорейская сторона благодарит китайскую сторону за важную роль в содействии позитивным переменам в обстановке на Корейском полуострове, благодарит китайскую сторону за твердую поддержку диалога между Югом и Севером, а также за важный вклад в продвижение урегулирования вопросов посредством диалога и переговоров. Южнокорейская сторона намерена укрепить координацию с китайской стороной, продолжить усилия для урегулирования вопросов Корейского полуострова за счет диалога и переговоров, сделать вклад в мир, стабильность и процветание в данном регионе и мире.

Си Цзиньпин отметил, что на состоявшейся недавно исторической встрече президента РК Мун Чжэ Ина и председателя Госсовета КНДР Ким Чен Ына были достигнуты важные результаты в области улучшения отношений Юга и Севера, разрядки напряженности на Корейском полуострове, содействия осуществлению долгосрочного мира на полуострове, китайская сторона высоко оценивает позитивные усилия РК и КНДР в этом направлении. Международное сообщество и все вовлеченные стороны должны больше поддерживать и поощрять это.

По его словам, в настоящее время региональная обстановка переживает важный решающий момент, мир на Корейском полуострове стоит перед историческими шансами. Китайская сторона поддерживает продолжение активного взаимодействия между Югом и Севером Корейского полуострова, улучшение отношений между ними, реальное исполнение двусторонних консенсусов. Китайская сторона намерена совместно с международным сообществом, включая РК и КНДР, играть необходимую позитивную роль для всемерного продвижения процесса политического урегулирования вопросов Корейского полуострова, окончательной реализации долгосрочного мира в данном регионе.

Китай. Корея > Внешэкономсвязи, политика > russian.news.cn, 5 мая 2018 > № 2593707


США. Корея > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 4 мая 2018 > № 2596129

США и Южная Корея договорились провести встречу лидеров двух стран в преддверии американо-северокорейского саммита, сообщила администрация президента Республики Корея.

Договоренность была достигнута на встрече главы управления по национальной безопасности в администрации президента Южной Кореи Чон Ый Ёна с советником американского президента Джоном Болтоном.

"(Чон Ый Ён и Джон Болтон) договорились, что президент Мун Чжэ Ин и президент США Дональд Трамп проведут встречу на высшем уровне в Вашингтоне перед началом американо-северокорейского саммита и продолжат консультации по связанным вопросам", — сообщила южнокорейская администрация в Facebook.

США. Корея > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 4 мая 2018 > № 2596129


Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 4 мая 2018 > № 2593737

Ын и Ин. Эпоха мира

Ким Чен Ын пообещал прекратить будить президента Южной Кореи ядерными испытаниями.

Первая за 11 лет и первая для нынешнего главы КНДР встреча глав Северной и Южной Кореи состоялась 27 апреля в поселении Пханмунджом на границе двух государств.

Именно здесь в 1953 году был подписан договор о перемирии между Северной и Южной Кореями. Мирный договор при этом подписан не был и формально обе стороны находятся в состоянии войны.

Нынешний глава Северной Кореи Ким Чен Ын (Kim Jong-un), возглавивший КНДР после смерти своего отца в 2011 году, – не частый участник международных встреч. Нынешние переговоры – его второе подобное мероприятие. Первое состоялось два месяца назад – в марте 2018 года он ездил в Китай.

Поговаривают, что Ким вошёл во вкус и уже в ближайшие недели встретится с президентом США Дональдом Трампом (Donald Trump), а нынешний его визит в Южную Корею носил лишь церемониальный характер. Впрочем, судя по озвученным решениям, встреча эта войдёт в историю.

Ким Чен Ын стал первым северокорейским лидером, посетившим Южную Корею за 65 лет. Предыдущие встречи проходили в 2000 и 2007 году на территории КНДР, но никакого результата не дали.

Когда Ким Чен Ын прибыл в демилитаризованную зону, его уже ждал южнокорейский лидер Мун Чжэ Ин (Moon Jae-in). Примерно полминуты они пожимали друг другу руки, дав возможность сотне репортёров сделать исторические снимки.

Главы двух государств побывали как в Южной Корее, так и в КНДР, а позже пошли на переговоры в Дом мира, расположенный в южнокорейской части демилитаризованной зоны.

«Сегодня начинается новая веха в истории. Эпоха мира и отправная точка в истории», – написал Ким Чем Ын в гостевой книге в Доме мира.

По окончании первого раунда переговоров главы стран в качестве символического жеста посадили сосну в демилитаризованной зоне. Корни дерева засыпали смесью почвы, привезённой с разных концов полуострова, а затем полили водой из рек Тэдонган и Ханган, протекающих через столицы двух государств.

Темы переговоров были обозначены заранее. Лидеры двух государств говорили о разоружении и восстановлении экономического сотрудничества между странами. В итоговой декларации говорится: «Два лидера торжественно объявляют перед нашей 80-миллионной нацией и всем миром, что на Корейском полуострове больше не будет войны и начинается новая эра мира».

Стороны договорились работать совместно над полным ядерным разоружением Корейского полуострова и сокращением остальных видов вооружений, а демилитаризованную зону на границе называть «зоной мира». С 1 мая прекращены взаимные пропагандистские трансляции. Кроме того, Сеул и Пхеньян решили организовать процесс воссоединения разделённых семей, соединить и модернизировать железнодорожные и автомобильные системы, продолжить объединённое участие корейских атлетов в спортивных соревнованиях.

По словам пресс-секретаря южнокорейского президента, Ким Чен Ын пообещал больше «не будить» своего коллегу ракетными запусками – обычно КНДР проводила их ранним утром.

Ким Чен Ын неожиданно «подобрёл» в начале года. Если в 2017 году лидер Северной Кореи постоянно грозил своим южным соседям и США атомной войной, постоянно проводя испытания ракет, то в 2018-м призвал к перемирию.

В частности, предложил отправить на зимнюю Олимпиаду в южнокорейском Пхёнчхане спортсменов из КНДР, которые участвовали в церемониях открытия и закрытия вместе с южнокорейскими атлетами под единым корейским флагом. А позже он и вовсе объявил о приостановке ядерной программы в стране.

Кирилл Балберов

Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 4 мая 2018 > № 2593737


Китай. Япония. Корея > Внешэкономсвязи, политика > russian.news.cn, 4 мая 2018 > № 2593692

Министры финансов и главы центральных банков Китая, Японии и Республики Корея /РК/ в пятницу подчеркнули необходимость противостоять "протекционизму во всех формах" и договорились обеспечить "открытую и основанную на правилах многостороннюю торгово-инвестиционную систему".

Три страны Северо-Восточной Азии встретились на полях 51-го ежегодного заседания Азиатского банка развития в столице Филиппин для обсуждения текущего экономического развития и потенциальных рисков на финансовых рынках и лежащих в их основе экономических условиях.

Как отмечается в совместном заявлении, опубликованном по итогам трехсторонней встречи, финансовые лидеры "сохраняют бдительность в отношении рисков снижения, которые могут угрожать восстановлению мировой экономики".

"Мы отметили риски, связанные с ростом торгового протекционизма, более быстрым, чем ожидалось, ужесточением глобальных финансовых условий, а также неопределенностью геополитической напряженности", -- говорится в заявлении.

Высокопоставленные финансовые чиновники подчеркнули важность противостоять протекционизму во всех формах, обеспечить открытую и основанную на правилах многостороннюю торгово-инвестиционную систему, укрепить устойчивость к внешним потрясениям, а также договорились о дальнейшем укреплении контактов и координации между Китаем, Японией и РК.

Министры также приветствовали Пханмунджомскую декларацию, подписанную 27 апреля лидерами РК и КНДР, добавив, что они с нетерпением ждут дальнейшего прогресса в ослаблении геополитической напряженности в регионе.

Трехсторонняя встреча министров финансов и управляющих центральных банков является эффективной платформой для расширения политического диалога и координации. Финансовые лидеры приняли решение встретиться снова в фиджийском городе Нади в мае 2019 года.

Китай. Япония. Корея > Внешэкономсвязи, политика > russian.news.cn, 4 мая 2018 > № 2593692


Корея. КНДР. Китай > Рыба. Внешэкономсвязи, политика > fishnews.ru, 3 мая 2018 > № 2596214

Лидеры двух Корей дали рыбакам надежду на спокойную работу.

Южнокорейские рыбаки надеются, что результатом встречи глав Республики Корея и КНДР станет снижение напряженности в приграничных водах. Это улучшит безопасность промысла и позволит эффективнее бороться с китайскими браконьерами.

Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин и верховный лидер КНДР Ким Чен Ын в ходе встречи на границе двух стран 27 апреля подписали совместную декларацию. Согласно одному из пунктов, стороны договорились принять меры к предотвращению случайных военных конфликтов и обеспечению промысловой безопасности путем создания зоны мира вокруг Северной разграничительной линии (морской границы, которую не признавала КНДР).

Как сообщает корреспондент Fishnews, эта линия отделяет от Северной Кореи район «пяти островов в Желтом море», известных также как южнокорейский архипелаг Ёнпхёндо. Возможно, что никто не следил так за встречей двух лидеров, как жители этих островов, отмечает издание news1.kr. В «горячие» периоды межкорейских отношений здесь периодически раздавались выстрелы. В 2010 г. в результате артобстрела со стороны КНДР на острове Большой Ёнпхёндо погибли двое военных и двое гражданских (еще шестнадцать человек было ранено).

Сейчас местные жители, а также ведущие на архипелаге промысел рыбаки из других регионов Южной Кореи надеются, что обстановка разрядится и они смогут не опасаться внезапных боестолкновений или обстрелов. Ожидается, что стабильность также снизит пресс на ресурсы со стороны китайских браконьеров. До сих пор южнокорейская рыбоохрана и пограничники, опасаясь конфликта с военными Северной Кореи, были вынуждены предпринимать против китайцев лишь ограниченные меры.

Как отмечают СМИ, на смягчение отношений надеются южнокорейские рыбаки, работающие не только в Желтом, но и в Японском море. Планируется, что мир и стабильность помогут успешно бороться с китайским ННН-промыслом и там. Кроме того, возможно, в будущем компании Республики Корея смогут заниматься рыболовством и в водах КНДР.

Особенно остро ущерб от китайской активности ощущают добытчики кальмара. С 2004 по 2017 гг. уловы кальмара упали с 22,2 тыс. до 4,2 тыс. тонн – на 81%. Южнокорейские рыбаки считают, что это следствие именно китайского промысла: если в 2004 г. в северокорейских водах вели добычу всего 144 судна КНР, то в 2017 г. - уже 1714.

Корея. КНДР. Китай > Рыба. Внешэкономсвязи, политика > fishnews.ru, 3 мая 2018 > № 2596214


Узбекистан. Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > uzdaily.uz, 3 мая 2018 > № 2592764

Президент Узбекистана принял делегацию Республики Корея

Сразу по прибытии в аэропорт г. Ташкента Президент Республики Узбекистан Шавкат Мирзиёев провёл встречу с делегацией Республики Корея во главе с председателем Комитета по Северному экономическому сотрудничеству Сон Ён Гилем.

Лидер нашей страны ещё раз искренне поздравил руководство и дружественный корейский народ с успешным проведением Межкорейского саммита 27 апреля этого года в Пханмунджоме.

Особо подчёркнуто, что плодотворные результаты этого исторического мероприятия стали возможными благодаря решительной позиции и усилиям Президента Республики Корея Мун Чжэ Ина по практической реализации политического курса – «Новой северной политики», нацеленной на улучшение отношений с КНДР, обеспечение безопасности и стабильности, а также укрепление доверия в регионе.

С глубоким удовлетворением отмечены динамичное развитие стратегического партнёрства и расширение многопланового взаимодействия между Республикой Узбекистан и Республикой Корея.

Договорённости, достигнутые по итогам визита на высшем уровне в Южную Корею в ноябре 2017 года, вывели двустороннее сотрудничество на более высокий уровень, наполнив его качественно новым содержанием – конкретными проектами и программами по различным направлениям.

В ходе беседы были рассмотрены перспективы дальнейшего углубления взаимовыгодного сотрудничества между двумя странами, в том числе в торгово-экономической, финансово-инвестиционной, инновационной и гуманитарной сферах, включая образование и здравоохранение.

Состоялся также обмен мнениями по актуальным вопросам международной политики и регионального сотрудничества.

В свою очередь, Сон Ён Гиль выразил глубокую благодарность Главе нашего государства за тёплый приём и искренние поздравления, а также передал тёплые приветствия и наилучшие пожелания от имени Президента Республики Корея Мун Чжэ Ина.

Корейская сторона заверила в заинтересованности в последовательном расширении и укреплении полномасштабного и многоформатного партнёрства между Республикой Узбекистан и Республикой Корея в целях обеспечения мира, стабильности и устойчивого развития в обширном регионе.

Узбекистан. Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > uzdaily.uz, 3 мая 2018 > № 2592764


Китай. Япония. Корея > Внешэкономсвязи, политика > russian.news.cn, 3 мая 2018 > № 2591096

Предстоящая 7-я встреча руководителей Китая, Японии и Республики Корея /РК/ откроет новую обстановку для трехстороннего сотрудничества, а также внесет новый вклад в дело мира, стабильности, развития и процветания в регионе. Об этом заявила сегодня официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин на очередной пресс-конференции.

По словам дипломата, встреча состоится 9 мая в первой половине дня с участием премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна, премьер-министра Японии Синдзо Абэ и президента РК Мун Чжэ Ина.

Назвав сотрудничество Китай-Япония-РК важной составной частью взаимодействия в Восточной Азии, Хуа Чуньин напомнила, что в течение 19 лет существования механизма трехстороннего сотрудничества была создана система всевекторного сотрудничества, охватывающая встречи лидеров государств, 21 министерскую встречу и более 70 рабочих консультаций. Был учрежден Секретариат сотрудничества Китай-Япония-РК, подписано трехстороннее инвестиционное соглашение, проведены 13 раундов переговоров по трехстороннему соглашению о свободной торговле.

"В 2017 году объем торговли между тремя странами приблизился к отметке 670 млрд долларов США", -- подчеркнула Хуа Чуньин.

Обратив внимание на то, что в текущем году отмечается 40-летие заключения Китайско-японского договора о мире и дружбе, дипломат отметила, что благодаря совместным усилиям обеих сторон в китайско-японских отношениях наблюдается тенденция улучшения. "Мы уверены, что предстоящий визит будет и дальше укреплять тенденцию улучшения китайско-японских отношений и содействовать возвращению двусторонних связей в русло нормального развития", -- заверила Хуа Чуньин.

Китай. Япония. Корея > Внешэкономсвязи, политика > russian.news.cn, 3 мая 2018 > № 2591096


КНДР. Корея > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 2 мая 2018 > № 2592186

"Не будем говорить о воссоединении Корей, лучше построим мир"

Арно Волерен | Libération

Дитя корейской войны, один из крупнейших писателей Азии Хван Сок Ён высказывает удовлетворение сближением между двумя враждующими сестрами и усилением демократии в Южной Корее. Он прогнозирует уход от военной логики на полуострове. Интервью с экспертом записал спецкор французской Liberation в Сеуле Арно Волерен.

"Война закончилась, никаких сомнений?" - спросил журналист.

"Никаких, - ответил писатель. - На данный момент коммуникация с США функционирует хорошо. В Северной Корее было принято решение о моратории по поводу остановки ядерных испытаний и запуска ракет. Со стороны США и Южной Кореи совместные военные учения были прекращены. Переговоры идут по верному пути. Сейчас надо задуматься о том, как конкретно преобразовать декларацию в Пханмунджоме в действия по денуклеаризации и подписанию мирного договора. Необходимы международные гарантии. ООН предстоит сыграть важную роль, так как в 1950 году это она отправила армию в Корею. Если принять буддистскую точку зрения, то можно сказать, что для ООН имеет место некая карма. Она должна исполнить свои обязанности до конца. Желательно, чтобы обе Кореи, Китай и США, активные участники корейской войны, приняли участие в подписании мирного договора".

"Я думаю, что Трамп находится в трудном положении в США и хочет совершить подвиг. Что касается Ким Чен Ына, ему удалось достичь определенного уровня развития посредством ядерного оружия и ракет. Он приобрел популярность, укрепил свою власть и благодаря этому находится в сильной позиции для масштабных переговоров. В Южной Корее приход прогрессивного демократического правительства и президента Мун Чжэ Ина также приводит к большим переменам. Контекст серьезно изменился по сравнению с двумя предыдущими саммитами. Отступать больше некуда, уже нет никаких отговорок", - полагает эксперт.

"К тому же ситуация сейчас благоприятная: Мун находится в начале своего мандата. Как Трамп и в определенном смысле Ким, который довольно молод (34 года, пришел к власти в 2011 году. - Прим. Liberation)", - отмечает Хван.

"Мун Чжэ Ин опирался на волю народа к переменам, к сближению с Северной Кореей и к полной денуклеаризации полуострова. Конечно, процесс будет трудным. Но когда он реализуется, это станет более важным событием, чем падение Берлинской стены в 1989 году, истинным потрясением в истории мира и данного региона", - считает писатель.

"Объединение Германии протекало с трудностями. В корейском случае имеет ли смысл воссоединение, если общества и политические системы являются антиподами?" - спросил журналист.

"Вот уже десять лет я больше не упоминаю о воссоединении. Не станем говорить о воссоединении, лучше построим мир. В течение десяти лет слово воссоединение стало затасканным и лишь вводит в заблуждение. Консерваторы манипулировали им и лишили его всякого реального значения. Куда более важен мир и путь его достижения. Далее мы пройдем через долгий переходный период между Севером и Югом. Можно рассматривать возможность установления дипломатических отношений на условиях взаимной договоренности с представительствами в каждой из стран", - пояснил Хван.

"А если сравнить с Германией?" - поинтересовался интервьюер.

"Есть два способа воссоединиться. Один, вьетнамский метод - это поглощение Юга Севером посредством силы. Другой - немецкий метод, более мирный, но представляющий собой нечто вроде поглощения Востока Западом. Для Кореи это невозможно. Обе стороны демилитаризованной зоны сильно вооружены. Существует ли иной метод? Все будет зависеть от длительности переходного периода. Можно выстроить единое государство с Севером, с ориентацией на континент. Если сосуществовать в мире, то можно рассматривать множество проектов. Можно снова связать железные дороги и двигаться в сторону Востока, Сибири, Монголии и всей Центральной Азии. Я не говорю уже о модернизации Северной Кореи, которую нужно предпринять. Есть чем заняться. Нас ожидают потрясающие перемены. Главное условие успеха - это прочность южнокорейской демократии. Ее необходимо усиливать, делать более зрелой, с тем чтобы переходный период привел нас к новому этапу сближения", - сказал собеседник издания.

КНДР. Корея > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 2 мая 2018 > № 2592186


Япония. Китай. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 мая 2018 > № 2592934

Лидеры Японии, Китая и Южной Кореи встретятся в Токио 9 мая, чтобы обсудить возможность сотрудничества для денуклеаризации Корейского полуострова, официально сообщила во вторник сеульская администрация.

По ее данным, премьер Японии Синдзо Абэ, премьер Госсовета КНР Ли Кэцян и президент Республики Корея Мун Чжэ Ин обсудят, в частности, итоги межкорейского саммита в Пханмунджоме и ситуацию в регионе и мире в целом.

Как передало агентство Киодо, премьер-министр Японии также официально подтвердил план проведения трехстороннего саммита.

На его "полях" состоится первый за шесть с половиной лет визит президента Южной Кореи в Японию.

Япония. Китай. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 мая 2018 > № 2592934


Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 мая 2018 > № 2592929

«Он уважать себя заставил». Северная Корея: эйфория и иллюзии

Почти по Пушкину

С момента встречи лидеров КНДР (Северная Корея) и Республики Корея (Южная Корея) прошла почти неделя. За это время можно было составить мнение о реакции на это неординарное событие всех основных игроков «корейского гамбита» и средств массовой информации различных стран. И согласиться с теми, кто не считает победителем в войне нервов на грани войны президента США Дональда Трампа, как он сам заявляет, а признает хорошо выверенную, давшую результат линию поведения северокорейского руководителя Ким Чен Ына.

Делая хорошую мину при плохой игре, главные враги КНДР — США и Япония, продолжающие призывать оказывать на Пхеньян максимальное давление, явно неискренни в своих заявлениях. Так, например, премьер-министр Синдзо Абэ говорил на пресс-конференции после телефонного разговора с Трампом:

«Мы едины во мнении, что встреча (лидеров Южной Кореи и КНДР) является положительным движением на пути всестороннего разрешения различных проблем вокруг КНДР, в том числе денуклеаризации, и расценивается как исторический шаг к миру и стабильности в северо-восточной Азии».

И тут же подчеркивается, что Токио и Вашингтон намерены «пристально следить за тенденциями в действиях» Пхеньяна. Другими словами, политика этих двух военных союзников в отношении КНДР, несмотря на межкорейский диалог, будет и впредь осуществляться с позиции силы и всемерного давления.

При этом как Трамп, так и Абэ лично проявили инициативу, предложив встречи на равных с ненавистным ими и многократно публично оскорбленным Ким Чен Ыном. То есть предложили то, чего собственно и добивалось северокорейское руководство, для которого, кроме всего прочего важен факт признания и уважения Кима как руководителя суверенного государства. А, значит, и уважения самого государства. А Трамп еще и заявляет, что для него «будет честью встретиться с лидером КНДР». При этом нельзя не признать, что произошедшее в Пханмунджоме вынуждает США и Японию учитывать меняющееся в мире отношение к КНДР и ее лидеру, говорить не об атаке «Томагавками», а о диалоге с Кимом.

Стремясь сохранить лицо, Трамп утверждает, что «не позволит себя обмануть», будет добиваться полной «денуклеаризации» Корейского полуострова, что, по его разумению, означает не только отказ от испытаний ракетно-ядерного оружия, но и его уничтожение или вывоз из КНДР под присмотром международных инспекторов. И, судя по некоторым публикациям в СМИ, в этом он встречает поддержку тех, кто сохраняет иллюзии по поводу ракетно-ядерного разоружения Северной Кореи.

Подобное разоружение самоубийственно для северокорейцев, ибо без такого оружия никто с ними и разговаривать не будет. Совершенно очевидно, что уважение «сильных мира сего» он и его предшественники заслужили именно неимоверными усилиями по созданию ракетно-ядерного щита. И теперь Трамп требует этот щит сломать. В ответ же предлагается «денуклеаризация» Южной Кореи. Напомним в связи с этим, как осуществлялась «денуклеаризация» Японии.

После прихода в 2009 году к власти Демократической партии в Японии было признано существование между Токио и Вашингтоном секретных договоренностей, нарушавших торжественно провозглашенные парламентом «три безъядерных принципа». Выяснилось, что в нарушение своих же мирных принципов Япония молчаливо соглашается с наличием ядерного оружия на прибывающих в страну американских кораблях и самолетах. По мнению же японских специалистов, ядерное оружие может находиться на американских военных базах США на Окинаве и на постоянной основе.

«Полвека лжи», «Все прежние правительства нам непрерывно врали», «Крах ядерного обмана» — с такими заголовками вышли после разоблачения японские газеты. Была вскрыта секретная договоренность 1960 года, достигнутая при заключении и ныне действующего «договора безопасности» между США и Японией. Она предусматривает, что американские военные корабли и самолеты с ядерным оружием на борту могут спокойно делать остановку в Японии без уведомления ее властей. Секретный сговор продолжал действовать и после 1967 года, когда Токио официально провозгласил «три неядерных принципа» своей государственной политикой — не иметь, не производить и не ввозить ядерное оружие.

Не такую ли «компенсацию» приготовили Трамп и Пентагон в случае согласия Пхеньяна на ракетно-ядерное разоружение? Дескать, вы все уничтожайте, а мы на время отведем наши авианосцы и подлодки с ядерными ракетами от ваших берегов. В связи с наличием в Северо-Восточной Азии множества американских баз, в том числе бомбардировочной авиации, затея с «денуклеаризацией» КНДР выглядит как далекая от реализации. Северокорейские ядерные бомбы и ракеты — не наступательное оружие, ибо Ким Чен Ын и его окружение не самоубийцы, а сугубо оборонительные средства сдерживания потенциального агрессора. И, как показывают события последнего времени, сдерживания эффективного. Поэтому при намерении требовать уничтожить ракетно-ядерное оружие Пхеньяна, полагаю, Трампу и вовсе встречаться с Кимом незачем. Ибо ответ на такое требование очевиден. А посему лозунг «денуклеаризации» Корейского полуострова, а, по сути, разоружения КНДР, на данном этапе, на наш взгляд, неактуален и его следует рассматривать лишь как цель не близкого будущего.

Известную эйфорию и иллюзии породили и достигнутые в Пханмунджоме соглашения и декларации, которые нужно, конечно же, приветствовать, но не преувеличивать. В особенности с точки зрения процесса объединения Кореи в одно государство. Вполне реально и желательно для ослабления напряженности и развития сотрудничества подписание между двумя Кореями мирного договора и установления в полном объеме дипломатических отношений. В этом случае, полагаю, государства, еще не признавшие КНДР, должны это сделать.

Однако искусственное стимулирование переговоров об объединении может только навредить процессу. К тому же необходимо принимать во внимание не только внутренние, но и международные аспекты проблемы. А именно, насколько выгодно и перспективно появление нового сильного государства-конкурента для стран, расположенных по периметру Корейского полуострова или имеющие на нем особые стратегические интересы и цели. Но это уже несколько другая тема, требующая особого рассмотрения.

Анатолий Кошкин

Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 мая 2018 > № 2592929


Япония. Корея > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > nhk.or.jp, 1 мая 2018 > № 2588772

Еще один памятник хотят установить перед консульством Японии в южнокорейском Пусане

Намерение профсоюзной организации в Южной Корее установить скульптуру перед генеральным консульством Японии в городе Пусан привело к противостоянию с полицией.

Федерация корейских профсоюзов ранее объявила, что установит статую в память о корейцах, которых призвали в Японию на работы в угольных шахтах и на заводах во время Второй мировой войны. Скульптура должна появиться рядом с другим памятником, символизирующим так называемых "женщин для утех".

В понедельник десятки участников федерации попытались установить статую с помощью автопогрузчика, но полиция воспрепятствовала этому.

В апреле министерство иностранных дел Южной Кореи дало понять, что установка подобного памятника является неправильным шагом с точки зрения международного протокола и практики по защите иностранных дипломатических учреждений.

Япония. Корея > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > nhk.or.jp, 1 мая 2018 > № 2588772


Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > korea.net, 30 апреля 2018 > № 2588901

Приняты последующие меры межкорейского саммита - демонтаж громкоговорителей и единый часовой пояс

Ким Ён Син и Ким Те Вон

Громкоговорители для пропаганды против Севера, управлявшие Вооруженными силами Южной Кореи переустанавливаются 1 мая, в качестве первой последующей меры Пханмунджомской декларации, достигнутой на межкорейском саммите.

Министерство обороны 30 апреля сообщило, что «с первого мая состоится демонтаж громкоговорителей, установленных вдоль южной части военно-демаркационной линии».

«Демонтаж громкоговорителей представляет собой базовую стадию в установлении военного доверия. Это решение было принято поскольку оно указано в Пханмунджомской декларации», - объяснило министерство.

Северная Корея также выполнит достигнутое на межкорейском саммите соглашение. Пхеньян принял решение установить 5 мая одинаковое время между Южной и Северной Кореей.

Ранее в ходе межкорейского саммита председатель Северной Кореи Ким Чен Ын заявил президенту Мун Чжэ Ину о позиции перевести часы Пхеньяна на южнокорейское время. Как сообщает Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК) 30 апреля, Президиум Верховного народного собрания принял указ «О перемене пхеньянского времени» и решил применять с 5 мая сеульское время.

«Господин Ким Чен Ын предложил переустановить стандартное время Корейской Народно-Демократической Республики, - говорит ЦТАК. – Верховный лидер сказал, что воссоединение Севера и Юга состоит не в каком-то абстрактном значении, а в процессе совмещения и сочетании разниц между нами. Он выразил решимость начать воссоединение с установлением одинакового времени», - объяснило агентство.

Печатный орган Трудовой партии Кореи Нодон Синмун тоже писал, что председатель Ким предложил президенту Муну «осуществить воссоединение между Севером и Югом сначала во времени».

Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > korea.net, 30 апреля 2018 > № 2588901


КНДР. Корея. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 апреля 2018 > № 2588632

Чего России следует ждать от корейского урегулирования?

Это только кажется, будто Корейский полуостров находится вдалеке от других проблемных зон глобальной политики

Взрыв мировых эмоций после встречи глав Северной и Южной Кореи в Пханмунджоме несколько стих, и настало время более взвешенных оценок. И у этих оценок две стороны, которые, конечно же, взаимосвязаны, но которые необходимо развести между собой.

Воссоединение разделенного народа — всегда успех, всегда благое дело. А когда речь, как в случае с Кореей, идет о преодолении такого пласта не только национальных, но и международных противоречий, который в свое время уже едва не стал детонатором глобального ядерного конфликта, и эта угроза сохраняется и по сей день, то и подавно. В этом смысле, если путь к воссоединению будет пройден до конца и на карте мира появится объединенная Корея, имена Ким Чен Ына и Мун Чжэ Ина, без преувеличения, будут вписаны в мировую историю.

Но это только один аспект. Имеется и второй — политический, и он тоже неоднороден. С одной стороны, как справедливо отмечает Глеб Ивашенцов, бывший посол Российской Федерации в Республике Корея (РК) в 2005—2009 годах, то есть в период оформления и активной реализации ядерной программы КНДР, «для России и Китая решение корейского вопроса очень важно. Мы не можем допустить ядерного конфликта у наших границ». И ситуация, подчеркивает дипломат, развивается именно в соответствии с принятой в прошлом году российско-китайской «дорожной картой» корейского урегулирования. Напомним, что она включала «двойную заморозку» — как ракетно-ядерной программы КНДР, так и той активности в проведении военных маневров, которую в последние годы развили США и Южная Корея.

С другой стороны, не менее чем перечисленные аспекты корейского урегулирования, актуален вопрос о том, кто еще, кроме лидеров КНДР и РК, в связи с этим претендуют на места в истории, и какой мотивацией они руководствуются — исторической или повседневной, текущей?

Первое, что здесь очевидно: в наибольшем выигрыше пока находится президент США Дональд Трамп. Во-первых, сейчас он представит (уже представляет) мировой и, главное, американской общественности межкорейскую Пханмунджомскую декларацию как свою личную заслугу, немало посрамив этим своих оппонентов в конгрессе и теневых центрах политического управления в США. Случайно ли критики Трампа ныне помалкивают, стараясь избегать восторженных комментариев произошедшего в Пханмунджоме?

Лить воду на мельницу Трампа они не намерены, а привычно «ущучить» его игнорированием «американских интересов» трудно, практически невозможно. Возглавив межкорейское урегулирование, а Пханмунджомская декларация, утверждающая новый формат «тройки» США — Южная Корея — КНДР, именно об этом, Трамп успешно обошел наиболее «острый» для Америки угол. Ведь если бы не американское лидерство в урегулировании на Корейском полуострове, объединение двух Корей могло больно ударить по интересам США.

Правда, не факт, что еще не ударит. Поэтому американские критики Трампа, видимо, взяв паузу, затаили дыхание. По крайней мере, до его встречи с Ким Чен Ыном. Если президент США не добьется от председателя госсовета КНДР полного отказа от ядерного оружия, а не демонстративного закрытия полигона и прекращения пусков, а пока не вполне ясно, до какой черты готов уступать Ким, то на этот «угол» США и напорются.

Объединенная 80-миллионная Корея с ядерным потенциалом Севера и экономическим и финансовым Юга — это сверхдержава, которой американские оккупационные войска могут и не понадобиться, и тогда присутствие США в Азии, по сути, ограничится островными территориями. Ведь если вспомнить детали, на недавнем 3-м пленуме 7-го созыва Трудовой партии Кореи (ТПК) говорилось лишь о том, что программа испытаний свертывается именно потому, что она успешно завершена, и ракетно-ядерные силы сдерживания КНДР встали на боевые позиции. Никто там ни словом не обмолвился о том, что их с боевого дежурства надо снимать и уничтожать. Между тем Трампу от Кима нужно именно это.

Но пока Трамп — триумфатор. И он пытается быстро развить и нарастить свой успех «блицкригом» на иранском направлении. И вот уже Эммануэль Макрон, собиравшийся было отговорить президента США от разрыва ядерного соглашения с Ираном, а вслед за ним и откровенно униженная в Вашингтоне Ангела Меркель, вопреки заявленной многажды позиции Евросоюза, начинают что-то лепетать про «новые условия» соглашения с Ираном. Прогнулись под Трампа? И это еще один его дивиденд в глазах американской элиты, позволяющий ему нажимать даже не столько на Тегеран, сколько на европейских вассалов, заявляя, что в северокорейском вопросе он «не хочет быть Джоном Керри, подписавшим с Ираном ужасное соглашение»?

Между тем обозначение даты 12 мая как «критического» срока, после которого США выйдут из шестистороннего соглашения по Ирану, если оно не будет пересмотрено, побуждает задуматься и Ким Чен Ына. Если до его встречи с американским президентом это действительно произойдет, то насколько гарантирует от «сюрпризов» подпись США под соглашением уже с КНДР? И не будет ли она весить меньше той бумаги, на которой ее напишут?

Второе, что обращает на себя внимание, — это реакция Китая. Официально Пханмунджомская декларация получила поддержку КНР, что понятно по соображениям, изложенным выше: Китай не заинтересован в ядерном конфликте у собственных границ. Более того, еще во время состоявшегося в конце марта визита Ким Чен Ына в Пекин северокорейский лидер явно обсуждал будущую встречу с Мун Чжэ Ином с председателем КНР Си Цзиньпином, который по итогам китайско-северокорейских переговоров заявил, что Китай «привержен цели денуклеаризации Корейского полуострова, защите мира и стабильности», подчеркнув при этом необходимость «решения проблем через диалог и консультации». И пообещал «конструктивно способствовать разрядке ситуации на полуострове».

Весь вопрос в том, что подразумевают в китайской столице под «диалогом и консультациями». Одно дело, если готовы закрыть глаза на откровенный нажим, которому Трамп обещает подвергнуть Ким Чен Ына в упомянутом вопросе о судьбе северокорейского, а в перспективе и «объединенного» корейского ракетно-ядерного щита. И совсем другое, если речь идет о выдвижении Штатам таких условий и требованиях от них таких гарантий невмешательства в интеграционный процесс и внутрикорейские дела, которые в случае их реализации обнулят нынешний выигрыш Вашингтона, что, несомненно, подвигнет связанного внутренними проблемами Трампа на новый виток конфронтации.

Не на это ли указывает следующее положение Пханмунджомской декларации: «Стороны объявили, что будут активно продвигать трехсторонние переговоры РК, КНДР и США или четырехсторонние переговоры РК, КНДР, США и Китая, чтобы в течение года конвертировать соглашение о прекращении огня в Корейской войне в мирное соглашение, сформировать долговременный и прочный мирный механизм». Так в каком именно формате? И от чего будет зависеть его выбор? Ясно ведь, что трехсторонний формат — это полный и всеобъемлющий успех Трампа, а вот четырехсторонний — его «пиррова победа», отданная, прежде всего, Китаю.

Отдаст ли победу Трамп? И пойдут ли до конца в Пекине? О чем договорились Си Цзиньпин и Ким Чен Ын в преддверие встреч последнего с Мун Чжэ Ином и Трампом, если говорить о деталях, оставшихся за кадром и не попавших в СМИ?

Есть и еще один говорящий симптом. По окончании межкорейской встречи Трамп имел переговоры с Мун Чжэ Ином и японским премьером Синдзо Абэ, которому сообщил о готовности КНДР к переговорам с его страной. Звонков Си Цзиньпину и российскому президенту Владимиру Путину Трамп не делал, по крайней мере, об этом ничего не сообщалось ни с одной из сторон. Как и российский лидер ограничился разговором с южнокорейским.

Что приобретает или чего недополучает от запущенного корейского процесса Россия? Опять-таки, от границ нашей страны отодвигается возможная угроза ядерного конфликта. Однако ответ на соответствующий вопрос заместителя главы МИД Игоря Моргулова однозначностью не отличается. С одной стороны, подчеркивается, что урегулирование на Корейском полуострове развивается по российско-китайской «дорожной карте» и что Москва не заинтересована становиться субъектом будущего мирного договора, который является делом только двух сторон — Южной Кореи и КНДР. С другой стороны, напоминается о шестистороннем формате урегулирования кризиса, с которым, надо полагать, ни трехсторонний, ни четырехсторонний не согласуются и даже не сопрягаются.

Возможно, второй после сохранения/отказа Ким Чен Ына от ракетно-ядерного щита лакмусовой бумажкой реального положения дел послужит место его встречи с американским президентом. Маленький, но важный нюанс. Помимо Монголии и Сингапура, которые находятся в «шорт-листе» кандидатов на прием встречи лидеров КНДР и США, в списке значится и российский Владивосток, и именно на этом адресе, по сведениям из дипломатических источников, настаивает северокорейская сторона. Каковы возможные символика и результат таких переговоров в этом случае? И насколько они будут отличаться от тех, что получатся в других центрах? Это ведь все тоже имеет и свою логику, и свои последствия.

Понятно, что США сделают всё, чтобы встреча состоялась где угодно, только не в России, сам факт приезда в которую Трампа сработает против него во внутренней политике. Может быть, именно с этим связана антироссийская риторика, в которую ранее сдержанный в этом вопросе хозяин Белого дома ударился, обвинив российского президента в провокационном стремлении «рассказать обществу о связях его штаба с российскими властями».

Словом, пока неизвестных в корейском «уравнении» куда больше, чем конкретных результатов, начиная с того, что документ, подписанный в Пханмунджоме, показательно именуется «декларацией», из которой не следует никаких взаимных обязательств. Пока это лишь обнародование намерений, которые, как известно, в любой момент могут поменяться.

Представляется, что очень многое в этом процессе будет зависеть от, казалось бы, не связанной с Корейским полуостровом ситуации в сирийском конфликте, а также от очевидно вплетенной в него судьбы соглашения по ядерной программе Ирана, аннулируя которое, Трамп не только ставит под сомнение искренность американской политики, но и дает «зеленый свет» израильской экспансии в регионе, новое подтверждение которой получено прошедшей ночью в ходе удара, нанесенного «неопознанными» военными самолетами по позициям правительственной армии в окрестностях Алеппо и Хамы.

Очень скоро с вероятностью в 99,9% выяснится, что ударили ВВС Израиля, и это является вызовом не только Сирии и Ирану, но и России, ибо именно данный вопрос нашей стороной поднимался в ходе безрезультатного телефонного разговора Владимира Путина с израильским премьером Нетаньяху. Поскольку подобное поведение Запада, к сожалению, входит в норму, лишая доверия не только Израиль, но и США, и как его «патрона», и как «закоперщика» военно-политической дестабилизации целого ряда стран ближневосточного региона, постольку дальнейшее развитие ситуации на Корейском полуострове остается мало предсказуемым. Сохраняются и угрозы, которые оно в себе заключает, как для России, так и для Китая, причем не только по отдельности, но и вместе, в рамках стратегического партнерства двух наших стран.

Резюмируем: межкорейскому урегулированию, чтобы не превратиться в капитуляцию КНДР, повторив тем самым сценарий германского объединения, придется пройти между Сциллой американского управления этим процессом и Харибдой его втягивания в формат, который если и напрямую не угрожает российским интересам, то, мягко говоря, им не вполне соответствует.

Последнее усугубляется тем, что дальневосточное миротворчество Трампа на восточном фланге пресловутой «Большой Игры» (и большой дуги, охватывающей наши южные границы «кольцом анаконды») вступает в очевидное противоречие с нагнетанием напряженности в ближневосточном регионе, где интересы Москвы сегодня представлены миссией российских ВКС. Если под этим понимать американский размен между театрами военных действий (ТВД) — Азиатско-Тихоокеанским и Черноморским, точнее, его восточным флангом, то в перспективе следует ждать серьезного обострения не только в Сирии, где на нынешний конфликт осязаемо собираются наложить еще один, с Ираном, но и на Украине, где, скорее всего, будет приведен в движение и западный фланг этого ТВД.

По сведениям из заслуживающих доверия источников, там тоже всё готово к резкому обострению ситуации, открывающему против России второй фронт с перспективами появления третьего фронта уже на Дальнем Востоке. Осознается ли эта коллизия в полной мере официальной Москвой, узнаем очень скоро, сразу после инаугурации Владимира Путина, по лакмусовой бумажке, которой станет новый состав российского правительства.

 Владимир Павленко

КНДР. Корея. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 апреля 2018 > № 2588632


КНДР. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 30 апреля 2018 > № 2588609

КНДР перейдет на единое с Южной Кореей время. Соответствующее решение президиума Верховного народного собрания страны опубликовано Центральным телеграфным агентством Кореи (ЦТАК).

Указ о "Корректировке пхеньянского времени" от 30 апреля гласит, что это сделано для синхронизации времени Юга и Севера. Стрелки часов переводятся на 30 минут вперед с 5 мая этого года.

Решение принято после межкорейского саммита, где стороны договорились о примирении, денуклеаризации и сотрудничестве.

Разница во времени между двумя частями полуострова возникла, когда КНДР по случаю годовщины освобождения Кореи от японского господства 15 августа 2015 года перевела стрелки часов на полчаса назад.

В 1910 году, после аннексии Кореи, японцы ввели там "токийское время", и с тех пор полуостров находился в одном часовом поясе со всей Японией. Три года назад КНДР решила поменять ситуацию и "вернуть" себе время, которое было в Корее до прихода японцев, с разницей в полчаса. В результате в разных частях Кореи возникла получасовая разница во времени.

Лидер КНДР Ким Чен Ын встретился на прошлой неделе в приграничном пункте переговоров Пханмунджом с президентом Республики Корея Мун Чжэ Ином. Лидеры двух стран наметили планы многочисленных контактов и обменов по разным каналам, и разница во времени вносила бы путаницу при согласовании встреч.

Предложение о переводе стрелок часов в КНДР выдвинул сам Ким Чен Ын.

КНДР. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 30 апреля 2018 > № 2588609


Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 29 апреля 2018 > № 2591052 Андрей Ланьков

Единство и противоположности. Достижимо ли объединение Кореи

Андрей Ланьков

Идея объединения является составной частью националистического пакета, от которого сейчас ни Сеул, ни Пхеньян отказаться не могут. Однако опросы показывают, что население Южной Кореи относится к ней все хуже. А в КНДР его боится элита, не только партийная, но и нарождающаяся северокорейская буржуазия. Единственный реальный сценарий — революционный, но он разрушителен для южнокорейской экономики

27 апреля в маленьком пограничном поселке Пханмунчжом состоялась встреча глав двух корейских государств – президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина и Высшего Руководителя КНДР Ким Чен Ына.

Сама по себе эта встреча не принесла конкретных результатов – от нее, впрочем, таких результатов никто особо и не ожидал, ибо встреча была не более чем разминкой перед настоящими переговорами, которые начнутся в ближайшие недели. Тем не менее, помимо обычного в таких случаях протокольно-дипломатического театра, были подписаны и очередные межкорейские документы. В них, как легко догадаться, говорилось о готовности сторон хранить мир на Корейском полуострове, а также об их желании двигаться к объединению страны.

Ничего необычного в последнем заявлении не было, хотя именно его с особой активностью стали цитировать в зарубежных СМИ. Подписанная в Пханмунчжоме декларация по своей риторике неотличима от деклараций 2000 и 2007 годов, не говоря уже о более ранних документах, которые подписывались в 1991 и совсем уж далеком 1972 году. Фраза о стремлении к объединению и готовности не покладая рук трудиться над достижением этой замечательной цели должна присутствовать в любом межкорейском документе – таковы установившиеся на Корейском полуострове правила политической игры, менять которые никто не собирается.

Каждый раз, когда Северная и Южная Корея начинают обмениваться широкими улыбками, спортивными делегациями и концертными группами, в российских и мировых СМИ увлеченно обсуждается тема «объединения Кореи», а иногда там даже появляются сообщения о том, что «корейские государства решили начать процесс объединения». Принятая в Корее риторика время от времени принимается за чистую монету даже серьезными людьми, поскольку эти люди не имеют особого представления о реальном положении дел на Корейском полуострове.

Слово, которое ласкает слух

Слово «объединение» имеет в современном корейском политическом словаре исключительно позитивные коннотации. Этот термин и на Юге, и на Севере используют для того, чтобы политкорректным образом описать контакты между двумя Кореями. Например, в составе южнокорейского правительства имеется Министерство объединения, которое, по сути, является просто «Министерством по вопросам отношений с КНДР». В Южной Корее научно-исследовательские институты, занимающиеся проблемами КНДР, активно используют слово «объединение» в своих названиях. Точно так же обстоят дела и на Севере. На северокорейском официальном жаргоне даже сотрудники северокорейской разведки, в поте лица своего трудящиеся на южнокорейской земле, именуются «работниками объединения».

Раскол страны, фактически случившийся в 1945 году и формально закрепленный тремя годами позднее, официально не признан ни на Севере, ни на Юге. И Конституция КНДР, и Конституция Республики Корея утверждают, что на всей территории Корейского полуострова имеется одно и только одно законное правительство. Как легко догадаться, по мнению Северной Кореи это правительство находится в Пхеньяне, а по мнению Южной – наоборот, в Сеуле. С точки зрения южнокорейского законодательства, КНДР является даже не «самопровозглашенной республикой», а «антигосударственной организацией». С точки зрения северокорейского правительства, все обстоит ровно наоборот: Южная Корея является территорией, оккупированной Соединенными Штатами, на которой действует марионеточный и не имеющий легитимности режим.

Обе стороны временами предпринимали весьма экзотические шаги, дабы продемонстрировать, что их власть распространяется на весь Корейский полуостров. В частности, по северокорейской Конституции, до 1972 года столицей КНДР официально был Сеул, в то время как Пхеньян тогда полагалось считать лишь временной ставкой северокорейского руководства. С другой стороны, президент Южной Кореи и по сей день назначает губернаторов в северокорейские провинции. Губернаторы эти, понятное дело, во вверенных им провинциях не появляются, но для размещения их офисов построено даже специальное здание на ближней окраине южнокорейской столицы.

Впрочем, вся эта риторика уже давно не имеет никакого отношения к действительности. И на Севере, и на Юге по-прежнему есть силы, которые считают объединение страны актуальной, пусть и в перспективе, политической задачей. Однако в целом на Корейском полуострове все большее влияние имеет мнение о том, что объединение Севера и Юга является не только нежелательным, но и крайне опасным делом.

Тем не менее, как уже говорилось, клятвы в верности идеалу объединения остаются важной частью официальной риторики обоих корейских государств – в чем мы очередной раз убедились 27 апреля, во время саммита в Пханмунчжоме. Связано это в первую очередь с тем, что и на Севере, и на Юге большую роль в господствующей идеологии играет национализм. Корейский этнический национализм, разумеется, подразумевает, что все «люди корейской крови» должны жить в едином и единственном корейском государстве. Поэтому идея объединения является составной частью националистического идеологического пакета, от которого сейчас ни Сеул, ни Пхеньян отказаться не могут.

Тем не менее опросы общественного мнения показывают, что население Южной Кореи все хуже относится к идее объединения, причем чем моложе житель Юга, тем меньше энтузиазма он проявляет в отношении объединения. В частности, по данным проведенного Сеульским государственным университетом опроса, в 2016 году среди 20-летних южан объединение страны считали необходимым 36,7%, среди 40-летних так думало 54,2%, а среди 60-летних – 75,4%. Иначе говоря, среди 60-летних доля сторонников объединения в два раза выше, чем среди молодежи.

В КНДР по понятным причинам социологические опросы на такую тему проводиться не могут, однако, по имеющимся сведениям, можно предполагать, что особого энтузиазма по поводу создания единого государства не наблюдается и на Севере – по крайней мере, среди элиты.

Старики-энтузиасты и студенты скептики

Несколько упрощая картину, можно сказать: отношение к проблеме объединения в Южной Корее зависит в первую очередь от возраста. В первом приближении можно выделить три поколения южных корейцев, каждое из которых относится к объединению по-своему.

Первая группа включает в себя людей пожилых, которым сейчас уже сильно за 60 и которые родились в самом начале пятидесятых или раньше. Это люди в своем большинстве помнят (или хотя бы представляют по рассказам старших братьев и сестер) Корейскую войну и последовавшие за ней времена бедности и лишений. Помнят они и времена «южнокорейского экономического чуда», того стремительного рывка, который в 1960–1989 годах превратил одну из беднейших стран Азии в индустриальную державу мирового уровня. У многих из них есть родственники на Севере, а свое детство и юность они провели в стране, в которой память о существовании единого государства была еще свежа. С другой стороны, эти люди в своем большинстве искренне разделяли – да и поныне разделяют – идеологию агрессивного антикоммунизма, которая в 1948–1988 годах не только активно насаждалась сверху, но и пользовалась поддержкой снизу.

Для пожилых жителей Юга Северная Корея – это, безусловно, часть корейского государства, но это одновременно и территория, в которой у власти находятся зловещие «коммунистические бандиты», под гнетом которых страдают соплеменники. Для большинства этих людей единственным приемлемым сценарием является объединение страны по южнокорейской модели и под эгидой Сеула, хотя некоторые из них теоретически готовы обсуждать и какие-то компромиссные варианты. Однако и политическое влияние этих людей, и их доля в общей численности населения сейчас сокращается – по чисто биологическим причинам.

Вторая группа – это люди, условно говоря, среднего возраста, то есть те, кто родились примерно между 1955 и 1975 годами. Образованная и политически активная часть этого поколения училась в южнокорейских университетах в семидесятых и восьмидесятых, то есть во времена, когда радикальные левонационалистические группы доминировали в жизни крайне политизированных южнокорейских университетов. Многие из этих людей (по крайней мере, их наиболее образованная и социально активная часть) провели свою юность, активно штудируя запрещенную литературу – труды Маркса, Энгельса, Ленина, Мао Цзэдуна, Че Гевары и, конечно же, Ким Ир Сена. В молодые годы многие из них относились к Северной Корее положительно, иногда даже считая Северную Корею образцом для подражания, государством, где свободно и счастливо живут рабочие, крестьяне и прочие простые хорошие люди.

События девяностых и двухтысячных привели к тому, что былые бунтари в своем подавляющем большинстве сильно разочаровались в Северной Корее. Особое влияние на них оказал распад социалистического лагеря, равно как и массовый голод в Северной Корее в 1996–1999 годах. Дополнительный удар нанесла и передача власти в КНДР по наследству. В молодые годы многие из студенческих радикалов не очень верили рассказам официальной печати о нищете в КНДР и семейно-династическом характере власти в Северной Корее, но сейчас сомнений в этом у них не осталось.

В то же время не следует считать, что нынешние пятидесятилетние полностью отказались от своих былых идей. К Северной Корее они могут сейчас относиться критически, однако и к либерально-рыночной экономике, и к Соединенным Штатам отношение у них совсем не безоблачное. Именно из этих людей, кстати, в основном и состоит окружение нынешнего президента страны Мун Чжэ Ина.

Многие из представителей среднего поколения по-прежнему верят в необходимость объединения. В идеологии южнокорейского студенческого движения 1980–1995 годов с радикально левой риторикой сочетался и сильный националистический компонент. Представители среднего поколения по-прежнему надеются на какое-то компромиссное дипломатическое решение, которое чудесным образом приведет к созданию на Корейском полуострове единого государства – возможно, конфедеративного по своему устройству. Одни подразумевают, что по своему политическому и социальному устройству такое государство будет гибридом между Севером и Югом, а другие предпочитают формулу «одна страна – две системы».

Если же говорить о тех, кому сейчас меньше 40–45 лет, то есть о тех, кто родился позже 1970–1975 годов, то их отношение к Северной Корее можно описать как смесь враждебности и равнодушия, слегка приправленного высокомерно-иронической усмешкой. Эти люди, к числу которых относится и большинство нынешних студентов, обычно не ощущают личной связи с Севером. У некоторых из них, конечно, есть родственники на Севере, но об этих родственниках они могут что-то знать по пожелтевшим фотографиям и по рассказам бабушек. По своему укладу жизни молодые южнокорейцы куда ближе к своим французским или немецким сверстникам, чем к северокорейской молодежи. В отличие от своих родителей эти люди в молодые годы не читали нелегальных изданий Ким Ир Сена, Маркса и Мао. Многие, если не большинство из них, придерживаются взглядов социал-демократического толка и обычно голосуют за левоцентристские партии. Однако в этом своем варианте левые взгляды не означают никаких симпатий к Северу.

Младшее поколение жителей Юга, в которое, напомним, входят почти все, кому сейчас меньше 40–45 лет, относится к Северу просто как к очень бедной стране, управляемой каким-то странным и отчасти смешным образом. Тот факт, что население этой бедной и странной страны тоже говорит на корейском языке, воспринимается ими скорее как исторический парадокс. Однако и молодое поколение с самого раннего возраста росло под влиянием пропаганды объединения, так что напрямую бросить вызов этой идее очень трудно: такой вызов мог бы стать вызовом корейскому националистическому мышлению, которое характерно и для молодежи (впрочем, в меньшей степени, чем для старших поколений).

Поэтому скептики нашли в общем безопасный вариант выхода из этого положения. Не желая напрямую отрицать необходимость объединения как политической цели, молодые жители Юга обычно говорят, что объединение страны, конечно же, необходимо, но оно не должно осуществляться с излишней поспешностью, к нему нужно готовиться основательно и не спеша. Такой поворот логики позволяет исключить вопрос объединения из актуальной повестки дня и отложить его на неопределенное будущее, не бросая в то же время прямого вызова идеологии этнического национализма.

Это отношение как-то хорошо сформулировал один мой южнокорейский знакомый: «Какое объединение? И главное, зачем? Мне оно не нужно. Я несколько раз бывал в Кэсонской промышленной зоне, да и в Пхеньяне один раз побывал. Это – не наша страна. Они там и говорят по-другому, и думают по-другому. Они там даже выглядят иначе. Я вам вот что скажу. Они там везде понаписали, что счастливо живут под мудрым руководством Вождей. Вот пусть себе и живут там счастливо, наслаждаются. А объединение – лет через сто, не раньше. Двести – тоже ничего».

Объединение как экономическая катастрофа

В начале 2014 года на встрече с журналистами тогдашний президент Южной Кореи Пак Кын Хе произнесла фразу, которую потом повторяли многие: «Объединение – это большая удача» (она, впрочем, употребила разговорный термин, который, пожалуй, лучше было бы перевести как «большая пруха»). Подразумевалось, что объединенная Корея станет экономически и политически серьезной силой, чуть ли не великой державой.

Надо сказать, что Пак Кын Хе, дочь диктатора и, одновременно, отца «корейского экономического чуда» Пак Чон Хи, несмотря на свой относительно молодой возраст, по своим политическим воззрениям относилась к старшему поколению, то есть к тем, кому сейчас около 70. Эти люди действительно всю жизнь мечтали об освобождении Севера от «кровавой красной клики» и в своем большинстве и поныне сохранили уверенность в том, что объединение принесет стране мощь и процветание. Как уже говорилось, далеко не все корейцы разделяют это убеждение.

На настроения в сеульской элите большое влияние оказал непростой опыт Германии, которую в Южной Корее всегда воспринимали как аналог разделенной Кореи. Объединение Германии, как известно, стоило дорого и было очень болезненным. Это обстоятельство подвигло корейских специалистов на то, чтобы подсчитать, во сколько может обойтись Корее объединение.

Стартовые условия объединения в Корее куда хуже, чем в Германии конца восьмидесятых. Если верить оптимистам, то по уровню ВВП на душу населения Южная Корея превосходит Северную в 14 раз, а если верить пессимистам, то разрыв этот является чуть ли не 30-кратным. Даже если поверить оптимистам, все равно обнаружится, что разрыв в уровне ВВП на душу населения, ныне существующий между двумя корейскими государствами, является самым большим в мире разрывом между двумя странами, имеющими общую сухопутную границу. Для сравнения, разрыв в уровне ВВП на душу населения между Восточной и Западной Германией в 1989 году был всего лишь двух- или, от силы, трехкратным.

На протяжении последних 25 лет южнокорейские и западные экономисты неоднократно пытались оценить стоимость объединения – то есть стоимость вытягивания Северной Кореи на уровень экономического развития, сравнимый (не равный, а просто сравнимый!) с уровнем Юга. Эти оценки дали самые неутешительные результаты. Стоимость объединения оценивается в астрономические суммы – от половины до пяти годовых ВВП Южной Кореи. Вдобавок опыт общения с северокорейскими беженцами, каковых сейчас на Юге более тридцати тысяч, наглядно показал, что в культурном и социальном отношении жители двух корейских государств отличаются друг от друга гораздо больше, чем говорят националисты.

Иногда утверждается, что объединение даст Южной Корее (точнее, южнокорейским экономическим элитам) доступ к северокорейским запасам полезных ископаемых и к дешевой рабочей силе. Увы, эти утверждения при более детальном рассмотрении не выдерживают критики. Северная Корея действительно обладает определенными запасами полезных ископаемых, но эти запасы трудно назвать рекордными и уникальными, так что южнокорейские фирмы могут обнаружить, что им куда проще покупать сырье на международном рынке.

Не так просто обстоят дела и с якобы «дешевой» северокорейской рабочей силой. В том случае, если Север и Юг станут одним государством, с общим трудовым законодательством и единым рынком труда, северокорейская рабочая сила основательно подорожает. Учитывая низкую производительность труда северокорейских рабочих (результат их недостаточной образовательной подготовки и иного профессионального опыта), вполне может получиться, что северокорейская рабочая сила в итоге окажется даже дороже, чем рабочая сила Юга.

Осознание всех этих обстоятельств привело к тому, что южнокорейская политическая и экономическая элита стала относиться к перспективам объединения без особого интереса. Впрочем, ее взгляды разделяются и большинством населения, в первую очередь молодежью, которая понимает, что астрономическая стоимость объединения будет финансироваться в первую очередь из карманов южнокорейских налогоплательщиков, то есть из их карманов.

Партократ и теневики в одной лодке

О северокорейском отношении к вопросам объединения судить достаточно сложно. Однако, объективно говоря, у северокорейской элиты нет никаких оснований для того, чтобы мечтать о слиянии в объятиях с южнокорейскими «братьями и сестрами». Объединение страны, пусть и в форме мягкой конфедерации, приведет к тому, что в Северной Корее начнет распространяться информация о процветании Юга – процветании, совершенно невероятном по меркам северокорейского простонародья. Информация эта по сути своей является политически дестабилизирующей, и ее распространение может спровоцировать массовое недовольство в стране. Это недовольство, скорее всего, будет направлено против северокорейской элиты.

Вдобавок, даже если волнений и возможной революции на Севере удастся избежать, северокорейская элита отлично понимает слабость своих позиций в подобном гипотетическом конфедеративном союзе. Несмотря на то что в последнее время северокорейская экономика показывала неплохие результаты, отставание от Юга остается огромным, так что союз с Югом будет катастрофически неравным.

В последние два десятилетия большую роль в северокорейской экономике играет новая буржуазия, класс предпринимателей, возникший в 1990-х годах в результате полустихийного распада государственной экономики советского образца. Сейчас северокорейская экономика во многом является частной, причем в годы правления Ким Чен Ына процесс приватизации ускорился –теперь новой буржуазии помогают сверху, без особой огласки проводя реформы, похожие на преобразования в Китае 1980-х годов, и помогая теневой экономике, так сказать, «выходить из тени».

Однако молодая северокорейская буржуазия тоже едва ли мечтает об объединении. В том случае, если северокорейские владельцы обувных мастерских, траулеров и угольных шахт окажутся на одном рынке с южнокорейцами, шансов конкурировать с южнокорейскими гигантами-чэболь у них нет совсем, и, как приходилось убедиться автору этих строк, многие из них это обстоятельство вполне осознают. Поэтому новая северокорейская буржуазия, при всей своей нелюбви к старой партийно-силовой номенклатурной элите, все равно понимает: и «партократы», и «теневики» находятся в одной лодке, которую в их общих интересах лучше было бы не раскачивать.

Революционное объединение и его опасности

Все сказанное выше не означает, что объединение Кореи невозможно как таковое. Оно вполне возможно, но единственный реалистичный сценарий объединения Кореи не имеет ничего общего с той благостной картиной мирного и постепенного процесса, о котором сейчас можно только и говорить в южнокорейских (да и северокорейских) СМИ. Объединение может стать только результатом революции, то есть, в общем, оно будет похожим на тот вариант, который был осуществлен в Германии. Речь идет о падении северокорейского режима, за которым последует объединение страны, на практике являющееся поглощением Севера богатым Югом.

В случае с Северной Кореей было бы наивным рассчитывать на то, что возможная революция там будет бескровной и, как говорили в Восточной Европе, «бархатной»: у северокорейской элиты нет выхода, у нее мало шансов вписаться в новый режим, так что она будет драться. Понятно и то, что поглощение Севера Югом окажется чрезвычайно болезненным и дорогостоящим и с большей долей вероятности превратится в экономическую и социальную катастрофу для Юга.

Едва ли подобный поворот событий вызовет радость и на Севере. Скорее всего, после объединения уровень жизни в Северной Корее ощутимо возрастет. Однако послереволюционный энтузиазм скоро стихнет и, как не раз бывало в истории, даст дорогу разочарованиям. Северокорейцы, став гражданами единого государства, довольно быстро привыкнут к новому – заметно более высокому – уровню жизни, к возможности каждый день есть чистый рис, а не опостылевшую кукурузу. Однако, привыкнув к новой жизни, они обнаружат, что в единой стране они оказались гражданами второго сорта и что, скорее всего, не только они, но и их дети будут жить существенно хуже, чем их южные братья и сестры. Понятно, что результатом этого станет недовольство объединением даже в тех слоях, которые поначалу, скорее всего, будут его активно приветствовать и даже, возможно, сражаться за него.

Тем не менее такой поворот является возможным, так что его нельзя исключать и к нему следует готовиться. Однако ни о каком мирном и постепенном объединении страны ни сейчас, ни в обозримом будущем не может быть и речи. Вопреки закостеневшей риторике, объединения сейчас не хочет никто – кроме разве что части северокорейских низов, мнение которых никому не интересно и ни на что не влияет – по крайней мере, пока.

Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 29 апреля 2018 > № 2591052 Андрей Ланьков


Корея. США > Внешэкономсвязи, политика > korea.net, 29 апреля 2018 > № 2588902

Сеул и Вашингтон договорились тщательно содействовать в проведении северокорейско-американского саммита и денуклеаризации

Юн Сочжун и Ким Те Вон

Президент Мун Чжэ Ин и президент США Дональд Трамп обсудили итоги межкорейского саммита 2018 года в среду вечером 28 апреля. Оба лидера согласились работать вместе, чтобы саммит между США и Северной Кореи проводился успешным.

Пресс-секретарь Чхонвадэ Ким Ы Гём 29 апреля на пресс-брифинге сказал, что президент Мун и президент США Дональд Трамп провели 75-минутный телефонный разговор, начавшийся в 9:15 вечера. «Президент Трамп высоко оценил прогресс в межкорейских отношениях, достигнутый на межкорейском саммите», - сказал представитель президента.

Президент Трамп оценил тот факт, что Пхамнуджомская Декларация принесла очень приятные новости не только для двух Корей, но и для всего мира, поскольку две Кореи подтвердили общую цель создания безъядерного Корейского полуострова путем полной денуклеаризации. Американский лидер также выразил свое сочувствие к соглашению между Югом и Севером о объявлении формального окончания войны.

Президент Мун сказал лидеру США, что «смелое и большое решение президента Трампа в значительной степени способствовало реализации Межкорейского саммита 2018 года и саммита между Вашингтоном и Пхеньяном. Успех межкорейского саммита 2018 года заложит основу для успеха северокорейско-американского саммита».

Корейские и американские лидеры согласились тесно консультироваться друг с другом, чтобы обеспечить успех северокорейско-американского саммита. Президент Трамп выразил свои надежды на предстоящий саммит, заявив, что он «с нетерпением ждет саммита с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном». Лидер Белого дома также сказал, что он всегда рад телефонным звонкам президента Муна, в первую очередь подчеркивая важность корейско-американского альянса.

Что касается времени и места северокорейско-американского саммита, оба лидера согласились с тем, что будет лучше, если его провести как можно скорее, чтобы продолжить успех межкорейского саммита.

Они также обсудили возможные места встречи на высшем уровне до двух или трех мест и все плюсы и минусы каждой области, сказал представитель президента.

Корея. США > Внешэкономсвязи, политика > korea.net, 29 апреля 2018 > № 2588902


США. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 29 апреля 2018 > № 2588633

Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин и президент США Дональд Трамп в ходе состоявшегося накануне телефонного разговора подтвердили намерение сотрудничать для реализации успешного проведения саммита между американским и северокорейским лидерами с целью выработки конкретных шагов по денуклеаризации Корейского полуострова.

В беседе, которая, по данным администрации южнокорейского президента, длилась 1 час 15 минут, Дональд Трамп поздравил Мун Чжэ Ина с успешным проведением межкорейского саммита и подчеркнул, что "тот факт, что Пханмунджомская декларация подтверждает цель создания Корейского полуострова, свободного от ядерного вооружения, путем полной денуклеаризации, стал хорошей новостью не только для КНДР и Южной Кореи, но и для всего мира в целом".

"В этой связи оба лидера подтвердили намерение тесного взаимодействия между США и Южной Кореей с целью достижения договоренности в ходе саммита США-КНДР по конкретным мерам по денуклеаризации", — отмечается в сообщении администрации президента Южной Кореи.

Дональд Трамп и Мун Чжэ Ин пришли к общему мнению, что "было бы желательно провести саммит между лидерами США и КНДР как можно скорее", а также обсудили "достоинства и недостатки каждого из возможных мест" проведения встречи лидеров США и КНДР.

"Господин Трамп заявил, что ожидает встречи с лидером КНДР и надеется на хорошие результаты американо-северокорейского саммита", — говорится в заявлении администрации президента Южной Кореи.

В пятницу, 27 апреля, состоялся саммит между лидерами Южной Кореи и КНДР. Ким Чен Ын стал первым северокорейским руководителем, который перешел через военно-демаркационную линию в зону ответственности Южной Кореи. По итогам саммита была принята совместная декларация, в которой КНДР и Южная Корея заявили о намерении добиваться полной денуклеаризации Корейского полуострова, улучшать отношения, стремясь к совместному процветанию и мирному воссоединению.

США. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 29 апреля 2018 > № 2588633


Россия. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 29 апреля 2018 > № 2588548

Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин подробно проинформировал президента России Владимира Путина в ходе телефонного разговора об итогах своей встречи с лидером КНДР Ким Чен Ыном, сообщила пресс-служба Кремля.

"Президент Республики Корея подробно проинформировал об итогах своей встречи в Пханмунчжоме с лидером КНДР Ким Чен Ыном", — говорится в сообщении.

Как отмечается, в ходе обмена мнениями обе стороны позитивно оценили достигнутые на этой встрече договоренности. Особо выделено зафиксированное в Пханмунчжомской декларации намерение обеспечить безъядерный статус Корейского полуострова путем его полной денуклеаризации.

Была высказана уверенность, что согласованные меры по развитию межкорейского сотрудничества будут также способствовать продвижению региона к миру и стабильности, уточняется в сообщении.

Россия. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 29 апреля 2018 > № 2588548


Япония. КНДР. Корея > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 29 апреля 2018 > № 2586613

Президент Южной Кореи сказал, что Пхеньян готов к переговорам с Японией

Канцелярия президента Южной Кореи сообщила, что в пятницу лидер Северной Кореи Ким Чен Ын сказал президенту Мун Чжэ Ину, что он готов к проведению переговоров с Японией в любое время.

Как сообщила президентская канцелярия, Мун Чжэ Ин сказал Ким Чен Ыну, что премьер-министр Японии Синдзо Абэ готов к проведению переговоров с Пхеньяном и надеется урегулировать исторические вопросы и нормализовать связи с Северной Кореей.

Мун Чжэ Ин сообщил Абэ об этом и сказал, что будет рад служить мостом между Японией и Северной Кореей.

Япония. КНДР. Корея > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 29 апреля 2018 > № 2586613


Япония. Корея > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 29 апреля 2018 > № 2586612

Лидеры Японии и Южной Кореи обсудили результаты межкорейского саммита

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ и президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин подробно обсудили результаты межкорейского саммита, который состоялся в прошедшую пятницу.

Лидеры двух стран провели телефонную беседу, которая продолжалась примерно 40 минут с 10 часов утра в воскресенье. Мун Чжэ Ин сказал Абэ, что он представил позицию Японии, согласно которой она отдает приоритет решению вопроса похищенных в Северную Корею японских граждан.

Абэ приветствовал включение денуклеаризации в совместное заявление, сказав, что он ожидает конкретных действий от Северной Кореи.

Абэ сказал также, что Япония сделает все возможное с целью оказать содействие, отметив, что он хочет продолжать тесное сотрудничество с Южной Кореей и США.

Мун Чжэ Ин сказал, что он поднял вопрос похищений на встрече с северокорейским лидером Ким Чен Ыном в ответ на предложение со стороны японского премьер-министра.

Япония. Корея > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 29 апреля 2018 > № 2586612


Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 28 апреля 2018 > № 2599795

National Interest: Саммит Ина и Ким Чен Ына – много шума ни о чем

Громкие слова – это хорошо, но нужны реальные дела

Встреча президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина и северокорейского лидера Ким Чен Ына стала прекрасным представлением, в рамках которого прозвучали громкие слова о мире и сотрудничестве. Однако все решения, принятыми главами двух государств, не имеют никакого смысла, пока они не будут воплощены на деле. И это вряд ли произойдет, если Пхеньян и Вашингтон не достигнут как символического, так и практического соглашения, пишет Даг Бендоу в статье для американского издания The National Interest.

У состоявшегося саммита, без сомнения, был ряд положительных сторон. В частности, стороны договорились о дальнейших встречах, сам Ким Чен Ын показал себя как современная политическая фигура, а не «карикатура времен сталинизма». Но, несмотря на это, нельзя забывать, что все это уже было в прошлом: северокорейские лидеры неоднократно встречались не только со своими южнокорейскими коллегами, но и с официальными лицами США. Тогда участники так же держались за руки, пели патриотические песни, обменивались теплыми словами и даже танцевали.

И плодами прошлых встреч стали «политика солнечного света», в рамках которой КНДР было передано средств и помощи на $10 млрд, и открытие промышленного комплекса Кэсон, впоследствии привлекшего 120 южнокорейских компаний и приносившего Пхеньяну около $90 млн ежегодно. Тем не менее спустя лишь несколько лет «политика солнечного» света была свернута, Пхеньян стал осуществлять испытания в рамках своей ракетно-ядерной программы, а КНДР и Южная Корея обменялись артиллерийскими ударами. Затем Северная Корея начала проводить испытания межконтинентальных баллистических ракет, а президент США Дональд Трамп погрозил пролить на КНДР «огонь и ярость».

Более того, единственный саммит, который имеет значение, это саммит между Ким Чен Ыном и Трампом. Мун Чжэ Ин всегда будет лишь младшим партнером для США, пока на территории Южной Кореи находятся американские войска. И хотя он и сделал все, что было в его силах, для создания позитивной атмосферы для запланированной встречи между главами США и КНДР, открытыми по-прежнему остаются несколько вопросов.

Например, готов ли Ким Чен Ын отказаться от ядерного оружия, а вместе с ним от статуса и единственного инструмента сдерживания США? А сам Трамп готов предложить реальные, а не словесные гарантии безопасности северокорейскому руководству, тем более после своих угроз и пустых обещаний Ливии и Украине? Также уместен вопрос, возможно ли создать такой режим инспекций, который сможет удовлетворить Вашингтон в вопросе ликвидации неизвестного США количества ядерных боеголовок и ракет, размещенных в неизвестных Вашингтону местах? Будет ли такой режим приемлемым для КНДР, а также могли ли бы США, Южная Корея, Япония и другие государства быть уверены в том, что Пхеньян ликвидировал все свои боеголовки и ракеты?

Затем, если большой ядерной сделки не последует, согласятся ли два лидера на скромную повестку дня, готовы ли они будут начать с малого и двигаться к общей цели? Если же саммит Ким Чен Ына и Трампа не состоится вообще или станет полным провалом, вернется ли глава Белого дома к своим угрозам? Сможет ли Мун Чжэ Ин проложить дорогу к миру даже тогда, когда окажется, что ни о каком ядерном разоружении речи не идет? Также стоит ответить на вопрос о том, готовы ли США уступить место Китаю и откажется ли Вашингтон от надежды всегда использовать Южную Корею в качестве площадки для сдерживания КНР?

Иными словами, заключает автор, саммит между Ким Чен Ыном и Мун Чжэ Ином стал положительным событием, однако он является не чем иным, как «аперитивом» к «основному блюду», и прежде, чем оно будет подано, нужно сделать еще очень многое для того, чтобы нынешние переговоры отличались от прежних. Здесь важно помнить, основное внимание нужно уделять не саммиту, а цели достижения мира. Ядерное разоружение — средство, без которого мир также возможен.

Максим Исаев

Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 28 апреля 2018 > № 2599795


Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 28 апреля 2018 > № 2599756

The Hill: Что межкорейская декларация скрывает «между строк»?

Полная денуклеаризация Корейского полуострова — это огромный выигрыш для США, правда, с некоторыми оговорками

Ошеломляющая декларация, принятая Южной Кореей и КНДР в приграничном пункте Пханмунджом, радикальна по своему характеру и в существенной степени отвечает интересам Соединенных Штатов. Трехстраничная декларация довольно расплывчата, ее можно интерпретировать по-разному, но США должны воспользоваться наиболее благоприятной интерпретаций в ходе переговоров между президентом США Дональдом Трампом и северокорейским лидером Ким Чен Ыном, которые могут состояться в следующем месяце, пишет Тодд Розенблум в статье для американского издания The Hill.

Декларация включает в себя четыре основных компонента. Во-первых, это полная денуклеаризация Корейского полуострова, затем следует введение межкорейского мирного режима в течение одного года, также стороны объявили о предстоящем запуске процесса ликвидации всех средств пропаганды по обе стороны демилитаризованной зоны, четвертый компонент — это запуск процесса воссоединения семей из КНДР и Южной Кореи, разлученных после Корейской войны. Сообщалось также, что Южная Корея окажет КНДР экономическую помощь, однако эта информация пока остается неподтвержденной.

Полная денуклеаризация Корейского полуострова — это огромный выигрыш для США, правда, с некоторыми оговорками. Вашингтон должен признать, что данная идея означает, что США больше не смогут направлять в Южную Корею боевые корабли, на которых находится ядерное оружие. Также полная денуклеаризация означает, что крупные военные учения между США и Южной Кореей придется прекратить, поскольку КНДР, вероятно, будет настаивать на том, что такие учения являются враждебными действиями и подготовкой к потенциальному использованию ядерного оружия в регионе.

Полная денуклеаризация региона может означать значительное сокращение гарантий США в сфере безопасности Южной Кореи, поскольку сейчас США защищают Южную Корею от применения ядерного оружия. Это также может привести к крупному дипломатическому наступлению, поддержанному КНР, ориентированному на демонтаж региональной сети противоракетной обороны США, поскольку надобность в ней отпадет, если Корейский полуостров превратиться в безъядерную зону.

Несмотря на все эти оговорки, поддающийся проверке демонтаж ядерного оружейного комплекса и ядерных запасов Северной Кореи позволит устранить ядерную угрозу для США. При этом, в отличие от ядерного соглашения с Ираном, США будут уверены, что договоренность о ликвидации запасов ядерного оружия и прекращении развития ядерной программы будут носить бессрочный характер, поэтому данные условия вызывают высокую степень доверия. США, вероятно, предпримут шаги, чтобы включить в свое соглашение с КНДР требования по ограничению разработки ракет дальнего радиуса действия.

План Южной Кореи и КНДР об установлении мирного режима в течение одного года весьма примечателен, даже несмотря на то, что договор о введении мирного режима сильно отличается от мирного договора. Северная Корея официально не признавала существование южнокорейского государства в течение 70 лет. Непонятно, состоялись ли прошедшие прямые переговоры между двумя странами или только между двумя враждующими сторонами конфликта. Подписание двустороннего мирного соглашения предполагает взаимное признание двух государств на Корейском полуострове. Термин мирный «режим», в отличие от мирного «договора», может быть истолкован Северной Кореей как простое завершение проявлений враждебности, а не как постоянный мир между двумя отдельными странами. Тем не менее такой договор имеет большое значение.

Независимо от различий между мирным режимом и мирным договором Китай будет рад шагам, которые определяют долгосрочное разделение Южной Кореи и КНДР. Пекин не заинтересован в объединении Корейского полуострова на условиях Сеула, поскольку Южная Корея является союзником Соединенных Штатов, а Китай имеет общую границу с КНДР. Весьма вероятно, что единый демократический Корейский полуостров потребовал бы, чтобы США смягчили поведение КНР. Сохранение северокорейского государства — это сохранение буферной зоны на пути американского вторжения.

Япония, конечно же, является сторонником межкорейского диалога, однако принятая межкорейская декларация не вызовет восторга в Токио, поскольку в документе были проигнорированы основные интересы Японии. Токио обеспокоен китайским экспансионизмом, наличием у КНДР ракет среднего радиуса действия и заинтересован в возвращении из КНДР похищенных граждан Японии. Межкорейская декларация обошла стороной все три пункта и даже может ослабить американские гарантии безопасности в Северо-Восточной Азии. Ослабление американского регионального присутствия делает Японию уязвимой.

В целом межкорейская декларация содержит много положительных моментов. Президент США поступил правильно, приветствовав межкорейский диалог, однако он торопит события, когда заявляет, что «Корейской войне будет положен конец!» Межкорейская декларация является одной из самых неопределенных. Не стоит забывать, что все предыдущие попытки урегулирования закончились плохо, потому что все стороны по-разному истолковывали смысл и обязательства подписанных соглашений.

Александр Белов

Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 28 апреля 2018 > № 2599756


США. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 28 апреля 2018 > № 2599683

Министры обороны США и Южной Кореи выразили приверженность дипломатическому решению для полной денуклеаризации КНДР, заявила официальный представитель Пентагона Дана Уайт по итогам телефонного разговора министров.

В комментарии отмечается, что министр обороны Южной Кореи Сон Ён Му проинформировал своего американского коллегу Джеймса Мэттиса об усилиях "по улучшению отношений Севера и Юга".

Стороны "выразили серьезную приверженность дипломатическому решению (ситуации), которое приведет к полной, проверяемой и необратимой денуклеаризации Северной Кореи".

"Мэттис также подтвердил обязательства США защищать Южную Корею, используя полный спектр возможностей США. Обе стороны договорились продолжить тесное сотрудничество для выполнения резолюций Совета Безопасности ООН и поддержки дипломатических усилий по денуклеаризации", — говорится в сообщении, поступившем в РИА Новости.

27 апреля Ким Чен Ын стал первым северокорейским руководителем, который перешел через военно-демаркационную линию в зону ответственности Южной Кореи. На южнокорейской стороне демилитаризованной зоны прошла его встреча с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином.

По итогам саммита была принята совместная декларация, в которой КНДР и Южная Корея заявили о намерении добиваться полной денуклеаризации Корейского полуострова, улучшать отношения, стремясь к совместному процветанию и мирному воссоединению.

США. Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 28 апреля 2018 > № 2599683


Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 28 апреля 2018 > № 2599664

 Молодая девушка в затемненных очках-капельках и военной камуфляжной форме замыкала колонну многотысячной демонстрации, прошедшей к вечеру в субботу по центральному проспекту южнокорейской столицы Сеула. В руках она держала плакат "Спасибо, Америка!", а за спиной — флаг Израиля.

Впереди девушки на сотни метров до американского посольства по проспекту Седжон-но шла колонна из нескольких тысяч человек, выражая протест против состоявшейся накануне встречи президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина и лидера КНДР Кии Чен Ына в приграничном пункте Пханмунджом.

Девушка в очках была, пожалуй, самой молодой из всех и смущенно улыбалась, когда корреспондент РИА Новости поинтересовался у нее, при чем тут Израиль и межкорейские отношения.

"Израиль — союзническое государство", — сказала девушка.

Недалеко следовали две женщины постарше, которые пояснили эту мысль так: "Израиль поддерживает США, а США поддерживают Израиль, и в этом сила. Нам тоже надо держаться с Америкой".

Во всей колонне демонстрантов американские флаги вместе с южнокорейскими колыхались на прохладном ветру над головами участников массовой акции. Израильских флагов было не так много.

В основном это были уже пожилые корейцы, которые помнят Корейскую войну 1950-1953 годов. Война тогда закончилась подписанием перемирия между воевавшими под флагом ООН войсками США и КНДР, а Южная Корея от перемирия отказалась. Многие ветераны сохранили неизгладимую неприязнь к КНДР. Причем, согласно официальным законам Республики Корея, КНДР представляет собой "антигосударственную организацию".

Это не помешало президенту Мун Чжэ Ину 27 апреля обменяться рукопожатиями и объятиями с Ким Чен Ыном — внуком Ким Ир Сена, с которым воевали когда-то южнокорейские ветераны. Саммит завершился принятием совместной декларации о мире, об избавлении Корейского полуострова от ядерного оружия, о сотрудничестве и установлении доверия.

Долгая дорога к миру

Со стен сеульской мэрии на колонну демонстрантов со вчерашнего дня смотрел огромный плакат двух сжимающихся рук, а поверх них — изображение единого Корейского полуострова. Его силуэт гигантских — с футбольное поле — размеров также создан из белых ромашек на круглом газоне у входа в мэрию. Именно на этом газоне год назад с американскими флагами собирались нынешние демонстранты, представляющие консервативные организации, чтобы выразить несогласие с избранием Мун Чжэ Ина демократическим президентом страны.

Посередине колонны медленно двигался черный фургон с громкоговорителем, с крыши которого разносился лозунг: "Прочь, Мун Чжэ Ин!".

На вопрос РИА Новости о том, что же лучше для участников протеста, мир или война с КНДР, одна женщина в желтом жилете ответила: "Это все равно фиктивный мир". Рядом разгоряченный мужчина воскликнул: "Северной Корее нужны только деньги!"

Многие маршировали под бой барабанов в военной форме, иные — в повседневной одежде. На лицах чувствовалось напряжение и раздражение. Время от времени они кричали на совсем еще юных полицейских, которых власти выстроили вдоль процессии. Кричали, поскольку полиция пыталась сузить поток демонстрантов. Полиции же пришлось сохранять сдержанность, чтобы сдерживать колонну и она не мешала движению транспорта. Тем не менее, в центре города образовались огромные пробки.

Прохожие на улицах проявляли к демонстрации полное безразличие.

Иван Захарченко.

Корея > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 28 апреля 2018 > № 2599664


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter