Всего новостей: 2494170, выбрано 10 за 0.012 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Лавров Сергей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмСМИ, ИТОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияМедицинавсе
Россия. Вьетнам. Япония. Азия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 марта 2018 > № 2532549 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова вьетнамским и японским СМИ, Москва, 16 марта 2018 года

Вопрос: Как Вы оцениваете роль и значение Вашего предстоящего визита во Вьетнам? Какова роль России в АТР?

С.В.Лавров: У нас с нашими вьетнамскими друзьями очень тесные отношения. Мы их называем отношениями стратегического партнерства. Регулярно общаются руководители наших стран – президенты. Президент России В.В.Путин неоднократно встречался с Генеральным секретарем Коммунистической партии Вьетнама, министры иностранных дел находятся в очень тесном контакте, равно как и руководители практически всех других ведомств – министерств промышленности и торговли, экономического развития, финансов, транспорта, связи. По сути дела, нет ни одного подразделения нашего Правительства, которое бы не имело контакта со своими вьетнамскими партнерами.

Безусловно, сфера образования, культурных обменов, гуманитарного сотрудничества является традиционно очень насыщенной в нашем стратегическом партнёрстве с Социалистической Республикой Вьетнам. Одним из знаковых событий, которое мы будем в том числе обсуждать в ходе моего визита во Вьетнам, является подготовка «перекрестного» Года Вьетнама в России и России во Вьетнаме. Он планируется на 2019 г., когда мы будем отмечать 25-летие межгосударственного Договора об основах дружественных отношений.

Что касается Азиатско-Тихоокеанского региона, то и здесь мы стараемся вместе с нашими друзьями не только из Вьетнама, но и из АСЕАН, с государствами-партнерами АСЕАН поднимать повестку дня, которая будет объединительной и нацеленной на обеспечение устойчивой, стабильной архитектуры безопасности и сотрудничества, чтобы положение в этом важнейшем регионе мира, который сейчас является локомотивом мировой экономики, определялось не договоренностями закрытого, блокового характера, а диалогом, в котором могут участвовать все без исключения расположенные здесь страны. Мы очень ценим центральную роль АСЕАН в организации усилий по созданию условий для такого диалога – ежегодный форум АСЕАН по вопросам региональной безопасности, ежегодные встречи министров обороны АСЕАН с участием министров обороны государств-партнеров Ассоциации и целый ряд встреч между АСЕАН и индивидуальными диалоговыми партнёрами, каковым является и Россия.

Хочу также сказать, что одним из весьма перспективных форматов, который был инициирован странами, являются Восточноазиатские саммиты. В рамках таких саммитов АСЕАН с главными своими партнёрами, включая Россию, Китай, США, Индию, Японию и ряд других стран (Австралию, Южную Корею), уже несколько лет обсуждает необходимость формирования в АТР открытой системы безопасности и сотрудничества, которая будет опираться на принцип равноправия всех участников и неделимости безопасности, чтобы никто не пытался обеспечить свою безопасность за счет ущемления безопасности других.

Если коротко, это те темы, которые мы будем гораздо подробнее, чем я сейчас их изложил, обсуждать во Вьетнаме.

Вопрос: Как Вы оцениваете торгово-экономическое сотрудничество между Россией и Вьетнамом, а также между Вьетнамом и ЕАЭС? Каковы перспективы двусторонних отношений между Вьетнамом и Россией?

С.В.Лавров: Я уже частично затронул тему двусторонних отношений. Если говорить более подробно о нашем торгово-экономическом взаимодействии, то в прошлом году наш товарооборот вырос более, чем на 35% и достиг исторического максимума после 1991 г., когда Россия стала тем государством, которое существует сейчас. В прошлом товарооборот был порядка 5 млрд. 350 млн. долл. США. Повторю, это рекорд с 1991 г. Конечно, такой результат (более чем 35%-ый рост) мы в значительной степени связываем с Соглашением о зоне свободной торговли (ЗСТ), которое Вьетнам заключил с ЕАЭС в 2015 г. и которое вступило в силу в 2016 г. Убежден, что если посмотреть на статистику торговых отношений Вьетнама с другими членами ЕАЭС, там будут похожие данные, свидетельствующие о том, что эта ЗСТ работает на благо всех участников ЕАЭС и, конечно же, Вьетнама.

Из тех вещей, которые можно делать дополнительно, это стимулирование регулярных прямых связей между деловыми кругами. Здесь тоже есть заделы. Чем больше таких прямых контактов будет, тем больше наши бизнесмены найдут взаимовыгодных проектов для совместной реализации. Важно поощрять встречи, бизнес-форумы, круглые столы, выставки, ярмарки. Нет недостатка возможностей в приложении усилий для сближения бизнеса наших стран. Особенно с учетом того, что в дополнение к уже ставшему традиционным Петербургскому международному экономическому форуму (ПМЭФ), куда приезжают наши вьетнамские друзья, теперь есть еще и новая площадка, поближе к вам – Восточный экономический форум (ВЭФ), который в этом году, как и три года до этого, в сентябре состоится во Владивостоке.

Есть еще один очень перспективный потенциальный формат. Мы сформировали с вьетнамскими друзьями Рабочую группу высокого уровня под председательством министров промышленности и торговли, которые занимаются конкретными инвестиционными проектами, помогают расширению связей между экономическими операторами в таких областях, как добыча углеводородов, нефтепереработка, другие сферы энергетики, инфраструктура, транспорт, связь, телекоммуникации. У нас есть, во-первых, хорошие результаты, во-вторых, понятно, что это далеко не предел. Очень важно, что у нас есть очень хорошие заделы, которые наверняка дадут позитивную отдачу в самом ближайшем будущем.

Вопрос: Мы слышали такое выражение: «Кто не хочет говорить с Лавровым, будет говорить с Шойгу». К счастью, с японскими партнерами переговоры ведете и Вы, и Сергей Кужугетович в формате «2+2». Как Вы оцениваете такой вид переговоров в качестве способа укрепления доверия? Какие перспективы у такого сотрудничества?

С.В.Лавров: Мы бы вообще хотели, чтобы все наши ключевые партнёры были заинтересованы в том, чтобы одновременно говорить и с С.К.Шойгу, и с С.В.Лавровым, потому что я убежден, что формат «2+2» (а он у нас был создан не только с Японией) позволяет очень комплексно и продуктивно не просто обсуждать вопросы военно-политической безопасности, урегулирования разных конфликтных ситуаций в тех или иных регионах, но и помимо обсуждения принимать достаточно конкретные и оперативные решения. Когда отдельно работают министры иностранных дел, им нужно время, чтобы свериться, как то, о чем они договариваются, будет сопрягаться с военными планами. Когда отдельно говорят министры обороны, они тоже должны потом смотреть, как это будет преломляться в дипломатической деятельности своих государств. А когда министры обороны и иностранных дел собираются за одним столом в формате «2+2», это всегда позволяет не только обмениваться мнениями, но и по целому ряду вопросов, без задержек, принимать решения.

Мы ценим, что именно Япония стала инициатором возобновления деятельности этого формата. Год назад мы с С.К.Шойгу были в Токио. Сейчас мы согласовываем сроки ответного визита наших японских коллег – министров иностранных дел и обороны. Мы довольны тем, что период, когда этот формат был поставлен на паузу по известным причинам, которые не имеют никакого отношения к российско-японским связям, позади.

Рассчитываю, что и другие страны, с которыми мы создали такой формат, поступят таким же образом. Прежде всего, это европейские страны – у них тоже возобновился интерес к тому, чтобы начать работать в таком формате. Они понимают, что замораживать каналы сотрудничества по меньшей мере недальновидно, контрпродуктивно, во вред тому, кто этим занимается.

Вопрос: Премьер-министр Японии С.Абэ предложил России свой План из 8 пунктов, который предполагает существенное продвижение экономического сотрудничества и деловых связей. Таким образом Россия и Япония налаживают атмосферу доверия, укрепляют свои отношения. Это могло бы способствовать решению самых сложных вопросов – и территориального, и вопроса мирного договора. С другой стороны, существует такая вещь, как договор между Японией и США, согласно которому США могут размещать свои базы на японской территории. Как Вы смотрите на существование таких двояких вещей: с одной стороны – необходимость укрепления доверия в отношениях с Японией, с другой – фактор договора между Японией с США?

1 марта Президент России В.В.Путин презентовал новое оружие в ходе Послания Федеральному Собранию Российской Федерации. Он сказал, что новое оружие делает бессмысленным существование ПРО США. Как Вы считаете, снимает ли это озабоченности России в связи с размещением ПРО США, в том числе рядом с Японией?

С.В.Лавров: Что касается первой части вопроса, то у нас действительно в основе торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества лежат документы, которые призваны перевести в фактическую плоскость договоренность Президента России и Премьер-министра Японии о налаживании совместной хозяйственной деятельности на Южных Курильских островах. Но в гораздо более широком плане есть документы с перечнем приоритетных проектов, которые сформулировала Россия, есть известные «8 пунктов», которые сформулировала Япония. Они уже составляют основу всего нашего движения по развитию хозяйственного взаимодействия в самых разных областях.

Скажу, что у большинства этих инициатив уже есть хорошие результаты. Мы бы точно хотели, чтобы они были более весомыми. Надеюсь, что это отвечает интересам наших японских коллег. По крайней мере, товарооборот растет достаточно уверенно, ближайшие контакты по линии министерств, ведомств, мой визит посвящены тому, чтобы посмотреть, какие предложения мы сможем вынести на очередной саммит Президента России и Премьер-Министра Японии. Сейчас в рамках общей линии на расширение и углубление экономического сотрудничества мы особое внимание уделяем совместной хозяйственной деятельности на четырёх известных островах.

Что касается вопроса о договоре о безопасности, который существует между Японией и США, если не ошибаюсь, с 1960 года, то, безусловно, Япония – суверенное государство, которое самостоятельно принимает решения на основе своей внешней и оборонной политики. Это в полной мере относится и к тому, на каких условиях функционирует альянс Японии с США. Ни здесь, ни в каком-либо другом случае мы не можем диктовать – это не наши методы выступать с требованиями, ультиматумами. Мы откровенно говорим нашим японским друзьям, что отношения Японии с США в военной сфере, в том числе планы, которые уже начинают материализовываться по развёртыванию на японских островах, наряду с Республикой Кореей, азиатского сегмента глобальной противоракетной обороны США, напрямую затрагивают вопросы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

Вы совершенно правы, 1 марта в своём Послании Федеральному Собранию Президент России В.В.Путин это откровенно в очередной раз подчеркнул, ретроспективно показав, как многие годы, минимум 15 лет, когда американцы объявили о выходе из договора об ограничении систем противоракетной обороны, мы пытались убедить их в пагубности такого шага. Затем мы пытались создать механизм совместного рассмотрения вопросов защиты от баллистических ракет. Все наши усилия были тщетны. Всё, что делали наши американские коллеги, убеждало нас, что эта глобальная система противоракетной обороны создаётся не для парирования угроз, исходящих от Ирана и Северной Кореи, а для того, чтобы окружить Российскую Федерацию по всему периметру этими противоракетными системами, которые, по оценке наших военных, реально были нацелены на то, чтобы обесценить наш стратегический ядерный потенциал.

Мы об этом честно говорим нашим японским друзьям. Объясняем, что для того, чтобы снять все раздражители в наших отношениях с Японией, о чём договаривались Президент России и Премьер-министр Японии – убирать раздражители, углублять сотрудничество, наращивать стратегические и дружественные отношения для того, чтобы к этой цели двигаться, придётся рассматривать те вопросы, которые мы сейчас обсуждаем – как сопоставлять задачи снятия проблем в наших отношениях с тем, что американская противоракетная оборона, представляющая угрозу для нас, будет находиться на японской территории.

Поэтому мы говорим о том, что все вопросы безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, включая Юго-Восточную Азию, Восточную Азию, Северо-Восточную Азию, если мы хотим устойчивых решений, единственно возможно урегулировать не через блоковый подход, военные альянсы, каковые есть между Японией и США, Республикой Кореей и США (Австралия также задействована в этих закрытых блоковых форматах), а только на инклюзивной основе, когда все заинтересованные стороны садятся за одним столом, излагают свои озабоченности и начинают переговоры, призванные выработать общий знаменатель, чтобы все озабоченности были адекватно урегулированы на основе баланса интересов и никто не пытался укреплять свою безопасность за счёт безопасности других. Мы можем ошибаться, но это японское суверенное право - принимать решения о военных альянсах, наше суверенное право – делать выводы, насколько эти договорённости, в частности, система противоракетной обороны, влияет на нашу безопасность. Думаю, ни у кого здесь не должно быть никаких обид. Мы готовы к диалогу, в том числе и по этой теме. Но, наверное, в данной конкретной ситуации Япония едва ли сможет решать за США, а США от диалога по противоракетной обороне, собственно как и по большинству других вопросов, сейчас последовательно уклоняются. Правда, недавно они вновь подтвердили заинтересованность возобновить консультации по вопросам стратегической стабильности с Российской Федерацией. Мы к этому готовы и будем в контакте с нашими японскими соседями, информировать их о наших оценках того, как эти консультации с американцами развиваются. Не будем делать из этого каких-то секретов.

Вопрос: Это сложное противоречие?

С.В.Лавров: Надеюсь, я достаточно понятно говорил. Мы уважаем право Японии на выбор методов обеспечения своей безопасности, выбор своих партнёров, форм сотрудничества с ними в военной сфере. Мы, конечно, имеем полное право оценивать, как эти договорённости на наших границах влияют на безопасность Российской Федерации.

Вопрос: У меня вопрос о планах совместной хозяйственной деятельности на спорных островах. В своём интервью от 11 февраля этого года Вы сказали, что нет никакой необходимости создавать некий наднациональный орган. Как нужно понимать Ваши слова? Как Вы относитесь к японской позиции? Согласны ли Вы, что необходимо создать специальные системы, на которых делает акцент японская сторона? Хочет ли Россия достичь договорённостей, направленных на то, чтобы не затрагивать вопрос принадлежности островов? Например, похожее на русско-японское соглашение по рыболовству от 1998 года, где есть прямое указание – не наносить ущерб позициям обеих стран.

С.В.Лавров: Во-первых, как я уже сказал, наши лидеры, президенты, премьер-министры в ходе их встречи в Японии в декабре 2016 года, договорились о том, чтобы развивать совместную хозяйственную деятельность на этих островах. Там даже было принято короткое заявление, в котором очень конкретно изложена последовательность действий. Она заключается в том, чтобы сначала определить перечень экономически значимых совместных проектов, которые будут поддержаны Москвой и Токио, а потом, в зависимости от масштаба этих проектов, определять на какой юридической основе они должны реализовываться. Во главу угла надо ставить не одержимость юридической стороной дела, а, прежде всего, совместную хозяйственную деятельность. В этом суть договорённости. Если окончательный список согласованных проектов будет внушительным (пока обсуждаются 5 очень важных, конкретных, но не очень масштабных проектов, таких, как культура, туризм) и наши японские друзья увидят возможность реализовать эти проекты в том, что касается японского участия на основе имеющихся привилегий в этой части Российской Федерации, предоставляемых нашим законодательством (это, прежде всего, режим территорий опережающего социально-экономического развития (ТОР) и Свободного Порта Владивосток (СПВ), то эти льготы будут применяться. Если вдруг масштаб тех экономических проектов, которые мы согласуем будет таков, что потребует дополнительных льгот, то мы будем готовы, как я уже сказал, подписать межправительственное соглашение специально по этому вопросу, по дополнительным благоприятным условиям в реализации экономических проектов в рамках совместной хозяйственной деятельности на четырёх островах. Не видим необходимости в создании какого-либо наднационального органа. Повторюсь, есть нынешний режим, включающий в себя льготы СПВ (это полтора десятка портов на всём дальневосточном пространстве Российской Федерации) и режим ТОР. Если будут настолько крупные проекты, что этого окажется мало, мы будем готовы подписать с нашими японскими друзьями межправительственное соглашение.

Мы исходим из того, что японская сторона не будет вступать в договорённости, которые будут для неё юридически неприемлемы. Но сейчас рано об этом говорить. Прежде чем начать что-то оформлять юридически, надо это «что-то» иметь. Мы это пока ещё не согласовали. Пока обсуждается пять достаточно интересных, но скромных и не очень масштабных проектов.

Вопрос: Что Вы ожидаете от предстоящей встречи лидеров США и КНДР? Повлияет ли отставка Госсекретаря США Р.Тиллерсона на этот процесс? Есть ли изменения в российской позиции по вопросу КНДР? Россия и Япония являются участниками шестисторонних переговоров. Будет ли Россия сотрудничать с Японией для возобновления этого формата?

С.В.Лавров: Во-первых, мы приветствуем то движение, которое началось накануне Олимпийских игр в Пхёнчхане и продолжается уже независимо от Паралимпийских игр. Момент движения был задан, по нашей оценке, именно благодаря тому, что стороны нашли в себе ответственность воспользоваться олимпийским перемирием и послать друг другу взаимные, очень позитивные сигналы. Мы одобряем и желаем успеха предстоящим контактам, прежде всего, межкорейскому саммиту, который, как нам сказали наши коллеги, состоится в апреле с.г. Мы были обнадёжены тем, что лидеры КНДР Ким Чем Ын и США Д.Трамп объявили о готовности встретиться лично. Если такая встреча состоится, мы будем только рады.

Странно было видеть вчера в Совете Безопасности ООН ситуацию, когда Россия и Китай предложили принять заявление Председателя Совета Безопасности ООН, которое в самой общей форме поддерживало бы договорённости, пусть предварительные, но уже достигнутые, о проведении межкорейского саммита, возможность проведения встречи лидеров КНДР и США и выражало бы поощрительное отношение Совета Безопасности ООН к этому движению от военной напряжённости к политическому урегулированию, а это заявление было заблокировано именно американской делегацией. Поэтому мне очень трудно судить, кто конкретно решает в каком направлении двигаться по проблемам Корейского полуострова. В принципе, это не наше дело. Бывший Госсекретарь США Р.Тиллерсон, вновь назначенный на этот пост М.Помпео или Директор ЦРУ Дж.Хаспел, кто из них будет отвечать за формирование политики – решать Президенту США Д.Трампу. Мы будем смотреть на то, как формируется позиция США. Может, там будет несколько позиций. Не могу здесь гадать. Посмотрим, как Вашингтон будет действовать, и кто там возьмёт верх. Даже в период, когда Президент США Д.Трамп сказал, что готов встретиться с руководителем КНДР Ким Чен Ыном и решать все проблемы, тут же представители Администрации Президента США заявляют, что надо продолжать дополнительно оказывать давление на Пхеньян, утверждая, что он дрогнул. Это не очень принято в дипломатии. Когда договариваются о встрече, то стараются беречь эту договорённость, а не пытаются призывать к действиям, которые могут быть расценены как провокации, нацеленные на срыв саммита. Повторю, это дело американской Администрации. Мы внимательно это изучаем, будучи не меньше других заинтересованными в мирном урегулировании и избежании катастрофического военного сценария, в том, что касается Корейского полуострова. Мы граничим с Северной Кореей. Целый ряд наших населённых пунктов и промышленных объектов находится совсем близко. Если что-то случится и начнутся военные действия, нас это абсолютно не устраивает. Поэтому мы, как вы знаете, вместе с КНР последовательно, ещё несколько лет назад стали предлагать концентрироваться на политическом процессе, на урегулировании. Этот подход мы регулярно обсуждаем со всеми странами, которые участвовали и, надеюсь, будут участвовать в так называемых шестисторонних переговорах, включая Японию. У нас регулярно проходят консультации между дипломатами, которые отвечают за это направление работы. Рассчитываю, что «партия мира» в корейском урегулировании возобладает во всех столицах.

Вопрос: Вы говорили, что у России нет никакого мотива и назвали чушью обвинения, которые выдвигает Великобритания в адрес России. Как Вы считаете, какие шаги может предпринять Россия в сложившейся ситуации? Что может сделать Россия, чтобы истина была установлена?

С.В.Лавров: Россия не то что может, но и делает больше, чем кто-либо другой, включая Соединенное Королевство. В Великобритании заявили, что это происшествие (когда обнаружили мужчину с его дочерью) явилось результатом отравления, что они сами провели расследование, выявили и решили, что отравляющее вещество было произведено в СССР и оказалось у россиян потому, что не все запасы химического оружия были уничтожены. Поэтому не остается никакого другого вывода, кроме того, что это сделала Россия либо по поручению руководства государства, либо по причине утраты контроля над запасами химического оружия. Но и в этом случае Россия виновата, потому что она должна была все химическое оружие уничтожить.

Просто практически каждое слово в перечислении этих обвинений требует подтверждения. Никто никому ничего не показывает. Когда в британском парламенте обсуждался этот вопрос, лидер лейбористов г-н Дж. Корбин попросил ознакомить парламент с результатами расследования. Ему тоже отказали. Так что как минимум это уже должно вызывать вопросы в традиционных и устоявшихся демократиях.

Что касается остального, то мы ждем от Соединенного Королевства официального обращения, задействования процедур Конвенции о запрещении химического оружия (там все эти процедуры прописаны). Нам же говорят, что заявление Премьер-министра Т.Мэй в парламенте и вызов нашего посла к Министру иностранных дел Б.Джонсону это и есть официальное обращение. Это не так, это абсолютно безграмотное заявление. По Конвенции сторона, которая хочет разобраться в чем-то, происшедшем на ее территории, обязана сделать это официально, письменно. Я не сомневаюсь, что наши британские коллеги все прекрасно знают – там сидят умные люди. То, что они категорически отказываются от оформления официального запроса и буквально сознательно и аррогантно идут на раздувание антироссийской риторики в публичном пространстве вплоть до истерики, говорит о том, что они прекрасно понимают, что у них отсутствует формальный повод для того, чтобы идти юридическим путем. Они пытаются все это свалить в сферу политической риторики, в русофобию в надежде на то, что, как и в целом ряде других случаев, западный мир построится в одну шеренгу и «возьмет под козырек», тем более, что Соединенные Штаты заявили, что они полностью поддерживают позицию Великобритании.

Мы представили множество фактов, которые нельзя игнорировать, в том числе почерпнутые из западных научных журналов последних 15 лет, повторю еще раз, западных публикаций, посвященных работе над отравляющими веществами, которые в Великобритании решили называть «Новичок». После того, как химическое оружие было уничтожено в Российской Федерации, эти работы продолжались и продолжаются, если верить западным публикациям в США, Великобритании, Чехии, Швеции. Началось это все в 1991-1992 гг., когда Советский Союз распался, а лаборатории по производству отравляющих веществ той категории, которую сейчас упоминают в качестве имеющей отношение к «новичку», остались в целом ряде других республик, помимо Российской Федерации, включая страны Балтии, Узбекистан. Узбекистанскую лабораторию, узбекистанские склады ликвидировали как раз при участии специалистов из США. Так что кто, что, где сумел увидеть, забрать, увезти – сейчас очень трудно с этим разбираться. Но факт остается фактом – небезызвестный химик, который сейчас живет в США и который уехал из СССР, г-н В.Мирзоянов (и он не один, там еще как минимум два-три химика было) вывезен вместе с документами, кстати сказать, на Запад. Мы все эти факты представили. А то, что от них открещиваются и даже не хотят их обсуждать, наводит на мысли.

Вот такой факт – С.Скрипаль жив и дочь его жива. Наверное, если, я надеюсь, их вылечат, они тоже смогут пролить какой-то свет на все происшедшее. Никто не хочет этого дожидаться. Все уже решено и, как сказали британские коллеги, нам ничего не покажут, они все знают, а нам остается сознаться в содеянном, после чего они будут нас наказывать. Это буквальный перевод с английского того, что они говорят.

При этом на вопрос насколько они уверены, что все это так (причем вопрос звучит не от нас, а от тех же западных экспертов), они отвечают «весьма вероятно» (highly possible). Но учитывая гибкость английского языка, для тех обвинений, для тех абсолютно провокационных действий, включая высылку дипломатов и угрозы дальнейшего ухудшения отношений, все строить вокруг «хайли поссибл» – это несерьезно.

Вчера в Гааге заседал Исполнительный Совет ОЗХО. Мы в очередной раз предложили задействовать процедуры, которые прописаны в Конвенции о запрещении химического оружия. Британский представитель высокомерно заявил, что Британия это делать не обязана (почему – не знаю) и делать этого не будет. В принципе, наверное, у страны-участницы Конвенции есть возможность сказать, что она не хочет обращаться в этот орган. Но они же в него обратились! А раз ты в эту организацию обратился, то ты обязан руководствоваться пунктами Конвенции, которые предполагают обращение к нам с запросом, поскольку нас подозревают, в том, что мы страна происхождения и даже страна применения этого отравляющего вещества, предоставление нам этого вещества, чтобы мы вместе с экспертами ОЗХО проанализировали его химический состав. Затем, после официального поступления запроса от британской стороны, у нас есть 10 дней по этой Конвенции, в течение которых мы точно дадим ответ. Более того, в соответствии с конвенционными процедурами, если этот ответ не устроит британскую сторону, по той же Конвенции у них есть право обратиться с предложением о созыве чрезвычайной сессии Исполнительного Совета ОЗХО, который будет принимать соответствующее решение. Ничего из этого англичане использовать не хотят, и об этом они сказали в микрофон. Если после такой позиции, такого поведения у каких-то других стран поворачивается язык говорить, что они солидарны с Лондоном, это, знаете, полная профанация и издевательство над здравым смыслом.

Есть еще другие способы. Если их не устраивает ОЗХО и Конвенция, которая лежит в основе ее работы, есть еще Конвенция Совета Европы 1959 года об оказании взаимной помощи по уголовным делам. Можно задействовать механизм этой Конвенции. Но весь пафос британских речей и риторики сводится к тому, что они ни нам, ни вообще никому ничего показывать не обязаны. Они решили, что они вне всяких сомнений и подозрений, и поэтому требуют от всех наказывать Российскую Федерацию. Смешно.

Вы упомянули про отсутствие мотива. Если уж говорить честно, то его действительно нет. В принципе, ни в какой ситуации нельзя предположить, что Российская Федерация будет этим заниматься. Но даже если гипотетически взять эту больную извращенную логику западных коллег, то кто в здравом уме может предположить, что Российская Федерация накануне выборов Президента, накануне Чемпионата мира по футболу вдруг решает создавать какие бы то ни было проблемы? Нет никакого мотива. Мотив есть у тех, кто продолжает на нас «наседать», в том числе, ищет новые поводы (вслед за допингом, за другими вещами), как осложнить проведение Чемпионата мира по футболу. Это всем известно. Но думая о том, какой же мотив все-таки у британского правительства, правительства консерваторов (это уже прозвучало косвенно в комментариях многих обозревателей западных СМИ), наверное, понятно, что Лондон оказался в очень тяжелой ситуации на переговорах с ЕС по «Брекзиту». Популярность этого правительства стремится вниз. О том, что не удается вырвать из Брюсселя то, что они обещали своему народу, своим избирателям, это известно общественному мнению Великобритании. А такой ход с организацией провокации вокруг С.Скрипаля отвлекает внимание. Второй причиной является (может, это мое субъективное мнение, я немного знаю британцев) их желание, чтобы о них не забыли, их желание лидировать. В данном случае была выбрана «поляна» русофобии потому что, наверное, других площадок, где Британия могла бы осмысленно лидировать, становится все меньше и меньше. Повторю, мы открыты к диалогу, мы заявили об этом в Гааге, в Исполнительном Совете ОЗХО, предложив использовать все (а их там немало) возможности, которые предоставляет Конвенция для исследования и расследования этого вопроса, мы предлагаем использовать и Конвенцию Совета Европы об оказании помощи по уголовным делам. Вчера в СБ ООН мы предложили принять заявление Председателя Совета Безопасности, которое призывало бы к сотрудничеству всех сторон для того, чтобы установить истину. Это заявление было заблокировано нашими британскими коллегами, что лишний раз подтверждает то, о чем я уже сказал - что они не хотят установления истины, а хотят, чтобы все приняли то, что они распространяют по миру «за чистую монету». Я не думаю, что у них это получится.

Россия. Вьетнам. Япония. Азия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 марта 2018 > № 2532549 Сергей Лавров


Великобритания. Вьетнам. Япония. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > newizv.ru, 15 марта 2018 > № 2529982 Сергей Лавров

"НИ" публикует полный ответ Сергея Лаврова на обвинения Терезы Мэй

Ответ министра иностранных дел России С.В. Лаврова на вопрос вьетнамских и японских СМИ об отношении к обвинениям Великобритании.

Вопрос: Вы говорили, что у России нет никакого мотива и назвали чушью обвинения, которые выдвигает Великобритания в адрес России. Как Вы считаете, какие шаги может предпринять Россия в сложившей ситуации? Что может сделать Россия, чтобы истина была установлена?

С.В.Лавров: Россия не то что может, но и делает больше, чем кто-либо другой, включая Соединенное Королевство. В Великобритании заявили, что это происшествие (когда обнаружили мужчину с его дочерью) явилось результатом отравления, что они сами провели расследование, выявили и решили, что отравляющее вещество было произведено в СССР и оказалось у россиян потому, что не все запасы химического оружия были уничтожены. Поэтому не остается никакого другого вывода, кроме того, что это сделала Россия либо по поручению руководства государства, либо по причине утраты контроля над запасами химического оружия. Но и в этом случае Россия виновата, потому что она должна была все химическое оружие уничтожить.

Просто практически каждое слово в перечислении этих обвинений требует подтверждения. Никто никому ничего не показывает. Когда в британском парламенте обсуждался этот вопрос, лидер лейбористов г-н Дж. Корбин попросил ознакомить парламент с результатами расследования. Ему тоже отказали. Так что как минимум это уже должно вызывать вопросы в традиционных и устоявшихся демократиях.Что касается остального, то мы ждем от Соединенного Королевства официального обращения, задействования процедур Конвенции о запрещении химического оружия (там все эти процедуры прописаны).

Нам же говорят, что заявление Премьер-министра Т. Мэй в парламенте и вызов нашего посла к Министру иностранных дел Б. Джонсону это и есть официальное обращение. Это не так, это абсолютно безграмотное заявление. По Конвенции сторона, которая хочет разобраться в чём-то, происшедшем на её территории, обязана сделать это официально, письменно. Я не сомневаюсь, что наши британские коллеги всё прекрасно знают – там сидят умные люди. То, что они категорически отказываются от оформления официального запроса и буквально сознательно и аррогантно идут на раздувание антироссийской риторики в публичном пространстве вплоть до истерики, говорит о том, что они прекрасно понимают, что у них отсутствует формальный повод для того, чтобы идти юридическим путем. Они пытаются всё это свалить в сферу политической риторики, в русофобию в надежде на то, что, как и в целом ряде других случаев, западный мир построится в одну шеренгу и «возьмет под козырек», тем более, что Соединенные Штаты заявили, что они полностью поддерживают позицию Великобритании.

Мы представили множество фактов, которые нельзя игнорировать, в том числе почерпнутые из западных научных журналов последних 15 лет, повторю еще раз, западных публикаций, посвященных работе над отравляющими веществами, которые в Великобритании решили называть «Новичок». После того, как химическое оружие было уничтожено в Российской Федерации, эти работы продолжались и продолжаются, если верить западным публикациям в США, Великобритании, Чехии, Швеции. Началось это все в 1991-1992 гг., когда Советский Союз распался, а лаборатории по производству отравляющих веществ той категории, которую сейчас упоминают в качестве имеющей отношение к «новичку», остались в целом ряде других республик, помимо Российской Федерации, включая страны Балтии, Узбекистан. Узбекистанскую лабораторию, узбекистанские склады ликвидировали как раз при участии специалистов из США. Так что кто, что, где сумел увидеть, забрать, увезти – сейчас очень трудно с этим разбираться. Но факт остается фактом – небезызвестный химик, который сейчас живет в США и который уехал из СССР, г-н В.Мирзоянов (и он не один, там ещё как минимум два-три химика было) вывезен вместе с документами, кстати сказать, на Запад. Мы все эти факты представили. А то, что от них открещиваются и даже не хотят их обсуждать, наводит на мысли.

Вот такой факт – С. Скрипаль жив и дочь его жива. Наверное, если, я надеюсь, их вылечат, они тоже смогут пролить какой-то свет на все происшедшее. Никто не хочет этого дожидаться. Всё уже решено и, как сказали британские коллеги, нам ничего не покажут, они все знают, а нам остается сознаться в содеянном, после чего они будут нас наказывать. Это буквальный перевод с английского того, что они говорят.При этом на вопрос насколько они уверены, что все это так (причем вопрос звучит не от нас, а от тех же западных экспертов), они отвечают «весьма вероятно» (highly possible). Но учитывая гибкость английского языка, для тех обвинений, для тех абсолютно провокационных действий, включая высылку дипломатов и угрозы дальнейшего ухудшения отношений, все строить вокруг «хайли поссибл» – это несерьезно.Вчера в Гааге заседал Исполнительный Совет ОЗХО. Мы в очередной раз предложили задействовать процедуры, которые прописаны в Конвенции о запрещении химического оружия. Британский представитель высокомерно заявил, что Британия это делать не обязана (почему – не знаю) и делать этого не будет. В принципе, наверное, у страны-участницы Конвенции есть возможность сказать, что она не хочет обращаться в этот орган. Но они же в него обратились! А раз ты в эту организацию обратился, то ты обязан руководствоваться пунктами Конвенции, которые предполагают обращение к нам с запросом, поскольку нас подозревают, в том, что мы страна происхождения и даже страна применения этого отравляющего вещества, предоставление нам этого вещества, чтобы мы вместе с экспертами ОЗХО проанализировали его химический состав. Затем, после официального поступления запроса от британской стороны, у нас есть 10 дней по этой Конвенции, в течение которых мы точно дадим ответ.

Более того, в соответствии с конвенционными процедурами, если этот ответ не устроит британскую сторону, по той же Конвенции у них есть право обратиться с предложением о созыве чрезвычайной сессии Исполнительного Совета ОЗХО, который будет принимать соответствующее решение. Ничего из этого англичане использовать не хотят, и об этом они сказали в микрофон. Если после такой позиции, такого поведения у каких-то других стран поворачивается язык говорить, что они солидарны с Лондоном, это, знаете, полная профанация и издевательство над здравым смыслом.

Есть ещё другие способы. Если их не устраивает ОЗХО и Конвенция, которая лежит в основе ее работы, есть еще Конвенция Совета Европы 1959 года об оказании взаимной помощи по уголовным делам. Можно задействовать механизм этой Конвенции. Но весь пафос британских речей и риторики сводится к тому, что они ни нам, ни вообще никому ничего показывать не обязаны. Они решили, что они вне всяких сомнений и подозрений, и поэтому требуют от всех наказывать Российскую Федерацию. Смешно.Вы упомянули про отсутствие мотива. Если уж говорить честно, то его действительно нет. В принципе, ни в какой ситуации нельзя предположить, что Российская Федерация будет этим заниматься. Но даже если гипотетически взять эту больную извращенную логику западных коллег, то кто в здравом уме может предположить, что Российская Федерация накануне выборов Президента, накануне Чемпионата мира по футболу вдруг решает создавать какие бы то ни было проблемы? Нет никакого мотива. Мотив есть у тех, кто продолжает на нас «наседать», в том числе, ищет новые поводы (вслед за допингом, за другими вещами), как осложнить проведение Чемпионата мира по футболу. Это всем известно. Но думая о том, какой же мотив все-таки у британского правительства, правительства консерваторов (это уже прозвучало косвенно в комментариях многих обозревателей западных СМИ), наверное, понятно, что Лондон оказался в очень тяжелой ситуации на переговорах с ЕС по «Брекзиту». Популярность этого правительства стремится вниз. О том, что не удается вырвать из Брюсселя то, что они обещали своему народу, своим избирателям, это известно общественному мнению Великобритании. А такой ход с организацией провокации вокруг С.Скрипаля отвлекает внимание.

Второй причиной является (может, это мое субъективное мнение, я немного знаю британцев) их желание, чтобы о них не забыли, их желание лидировать. В данном случае была выбрана «поляна» русофобии потому что, наверное, других площадок, где Британия могла бы осмысленно лидировать, становится все меньше и меньше. Повторю, мы открыты к диалогу, мы заявили об этом в Гааге, в Исполнительном Совете ОЗХО, предложив использовать все (а их там немало) возможности, которые предоставляет Конвенция для исследования и расследования этого вопроса, мы предлагаем использовать и Конвенцию Совета Европы об оказании помощи по уголовным делам. Вчера в СБ ООН мы предложили принять заявление Председателя Совета Безопасности, которое призывало бы к сотрудничеству всех сторон для того, чтобы установить истину. Это заявление было заблокировано нашими британскими коллегами, что лишний раз подтверждает то, о чем я уже сказал - что они не хотят установления истины, а хотят, чтобы все приняли то, что они распространяют по миру, «за чистую монету». Я не думаю, что у них это получится.

Великобритания. Вьетнам. Япония. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > newizv.ru, 15 марта 2018 > № 2529982 Сергей Лавров


Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 24 ноября 2017 > № 2398322 Сергей Лавров

Выступление и ответ на вопрос СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Японии Т.Коно, Москва, 24 ноября 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Наши переговоры с Министром иностранных дел Японии Т.Коно прошли в конструктивном ключе и были весьма обстоятельными.

В качестве приоритетных рассмотрели вопросы реализации тех договорённостей, которые достигаются лидерами наших стран. Их контакты весьма интенсивные. Совсем недавно, 10 ноября, они встречались «на полях» саммита АТЭС в Дананге.

В соответствии с поручениями, принятыми Президентом Российской Федерации В.В.Путиным и Премьер-министром Японии С.Абэ, мы выразили обоюдную заинтересованность наращивать торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество, объемы которого в последнее время снизились. Конкретные меры по исправлению этой ситуации будут подробно обсуждаться сегодня на заседании Межправительственной комиссии по торгово-экономическим вопросам, которую с российской стороны вместе с Министром иностранных дел Японии Т.Коно возглавляет Первый заместитель Председателя Правительства Российской Федерации И.И.Шувалов. Нахождению дополнительных путей наращивания торгово-экономических и инвестиционных связей через прямые контакты между деловыми кругами двух стран поможет намеченная на конец месяца 14-я встреча российско-японского и японо-российского комитетов по экономическому сотрудничеству. Надеемся, что этой же цели будет способствовать предстоящий в декабре «День японского инвестора» с участием заместителя Председателя Правительства, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе Ю.П.Трутнева. Мы рассчитываем, что все эти мероприятия позволят обеспечить солидное наполнение очередного визита Премьер-министра Японии С.Абэ в Российскую Федерацию, который он осуществит в соответствии с приглашением Президента Российской Федерации В.В.Путина, в том числе для участия в Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) в следующем году. Для обеспечения должной подготовки визита Премьер-министра Японии С.Абэ мы договорились продолжить встречи по линии министров иностранных дел.

Мы дали высокую оценку межведомственному взаимодействию. Регулярный характер приобрели консультации на уровне руководства Советов Безопасности. Под их эгидой фактически создан межведомственный механизм по проблемам борьбы с терроризмом, наркотрафиком, организованной преступностью. Сегодня было решено добавить к перечню этих функций еще и борьбу с коррупцией. Мы приветствовали присоединение Японии к Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции 2003 г.

В этом году возобновилась работа механизма глав внешнеполитических и оборонных ведомств в т.н. формате «два плюс два». Приветствовали активизацию связей по военной линии. До конца года запланированы визиты в Токио Начальника Генерального Штаба Вооруженных Сил России В.В.Герасимова и главнокомандующего сухопутными войсками О.Л.Салюкова.

Насыщенный диалог традиционно проводится по линии наших министерств, между дипломатическими службами. Это ежегодные встречи на уровне первых заместителей министров иностранных дел, которые обсуждают стратегические вопросы, регулярные консультации между департаментами по вопросам разоружения и нераспространения, внешнеполитического планирования.

Продвигаются контакты по линии парламентариев. В январе 2018 г. в Токио пройдет очередная сессия Азиатско-Тихоокеанского парламентского форума, в которой примет участие Председатель Комитета по международным делам Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации К.И.Косачев.

У нас очень богатые культурные и гуманитарные связи. В этом году в Токио стартовали «Русские сезоны» и Фестиваль российской культуры. В мае 2018 г. в Москве состоится открытие Года России в Японии и Года Японии в России.

На международной арене у нас очень неплохое взаимодействие в многосторонних структурах, таких как ООН, Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество, а также взаимодействие с асеаноцентричными механизмами. В качестве одного из перспективных направлений выделю участие в Восточноазиатском саммите.

Договорились расширять проект, который Россия и Япония осуществляют совместно под эгидой ООН по подготовке наркополицейских для Афганистана, с его распространением теперь и на Центральную Азию. Рассмотрели перспективы строительства кинологического центра в Кабуле под эгидой УНП ООН.

Говорили о ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) в широком контексте, а также в контексте тех проблем, которые накапливаются в Северо-Восточной Азии в связи с происходящим на Корейском полуострове и вокруг него.

Как и все другие члены мирового сообщества Россия не приемлет ракетных и ядерных авантюр КНДР в грубое нарушение резолюций СБ ООН. Мы также вместе с Китаем и целым рядом других государств настаиваем на выполнении и других положений этих резолюций, которые требуют возобновления переговоров.

Мы вновь привлекли внимание наших японских коллег к российско-китайским предложениям о мирном урегулировании северокорейской ядерной проблемы и ядерной проблемы Корейского полуострова. Обратили внимание партнеров на недопустимость попыток безмерного «накачивания» этого региона вооружениями, военной техникой и в целом милитаризации этого региона под предлогом противодействия северокорейской ядерной угрозе. Мы считаем, что меры, которые предпринимают США со своими союзниками в регионе, абсолютно непропорциональны тому, что необходимо сделать.

Особую озабоченность вызывают планы США, которые уже активно реализуются на практике, по размещению элементов глобальной системы американской ПРО в этом регионе. Привлекли внимание к крайне негативному влиянию этих действий на безопасность в АТР.

Мы убеждены, что укреплять безопасность в этом регионе нужно не через наращивание сотрудничества в рамках военно-политических закрытых блоков, а на транспаретной, инклюзивной и общерегиональной основе в русле того диалога, который был начат в рамках Восточноазиатских саммитов по архитектуре безопасности в АТР и который сейчас систематизирован на площадке штаб-квартиры АСЕАН в Джакарте.

При обсуждении темы мирного договора сосредоточились, как это решили Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Японии С.Абэ, на рассмотрении путей практической реализации договоренностей лидеров о налаживании совместной хозяйственной деятельности на южных Курильских островах. Эта тематика рассматривается по переговорному каналу на уровне заместителей министров иностранных дел. Для ее более предметной проработки созданы две рабочие группы. Одна по коммерческим аспектам совместной хозяйственной деятельности, а вторая по консульско-логистическим вопросам, которые необходимо решать для реализации соответствующих проектов на островах. Мы поддержали предложение наших японских коллег провести заседание двух рабочих групп в декабре, а уже по их итогам будем планировать сроки очередного раунда переговоров под руководством заместителей министров иностранных дел, думаю, в начале следующего года.

Я считаю, что переговоры были очень полезными. В целом визит Министра иностранных дел Японии Т.Коно, включая переговоры в МИД России и предстоящее заседание Межправительственной комиссии по торгово-экономическим вопросам, конечно же, будут очень важным шагом по продвижению к реализации тех задач, которые поставлены на встречах наших руководителей.

Вопрос: Как известно, по итогам визита Президента США Д.Трампа в Японию была достигнута договоренность об уничтожении напрямую ракет КНДР и о закупках Токио оружия у США. Обсуждался ли этот вопрос в ходе сегодняшних переговоров? Какова реакция Москвы на эти договоренности? Допускает ли Токио возможность силового решения кризиса на Корейском полуострове?

С.В.Лавров: Мы обсуждали эти темы. Между прочим, если был правильно переведен вопрос корреспондента «Эн-Эйч-Кей», который констатировал, что «Россия осуждает Японию», мы никогда не говорим, что осуждаем Японию. Мы высказываем очень глубокую озабоченность с фактами в руках по поводу того, что Япония, как и Южная Корея, становится территорией, на которой размещаются элементы глобальной американской системы противоракетной обороны, развертываемой в этом регионе под предлогом угроз Северной Кореи (в Европе – под предлогом иранской угрозы). Однако на деле, если вы посмотрите на карту, то увидите, что это американская система ПРО «чудесным» образом окружает Российскую Федерацию и КНР.

Зная американцев, у нас есть очень серьезные сомнения, что они согласятся передать кому бы то ни было контроль за каким-либо элементом этой глобальной системы противоракетной обороны. В Европе они объявили для проформы о создании системы противоракетной обороны НАТО. Но всем хорошо известно, что все рычаги, так или иначе связанные с принятием решения о функционировании этой натовской системы, находятся в руках американцев. Честно говоря, думаю, что так будет и в Азии.

Сегодня мы в очередной раз выразили озабоченность по этому поводу, тем более что для целей противоракетной обороны системы «Иджис Эшор» вполне могут снаряжаться, помимо перехватчиков СМ-3, крылатыми ракетами, «Томагавками», которые уже являются оружием, запрещенным в качестве наземных систем российско-американским Договором о ракетах средней и меньшей дальности.

Как сказал мой коллега Т.Коно, эти вопросы будут и далее обсуждаться в рамках специального канала, который у нас есть для рассмотрения проблем безопасности в двусторонних отношениях.

Подчеркну еще раз, непосредственно с Японией у нас не просматривается никаких проблем и рисков. Риски просматриваются в результате распространения глобальной американской системы ПРО на территории соседних с Российской Федерацией государств, включая Японию. Озабоченность вызывает и то, что мы не можем понять, кто выступает в Вашингтоне за разумные подходы, нацеленные на создание условий для возобновления переговоров.

Очень тревожит, что в течение последних двух месяцев, когда КНДР не производила ни испытаний, ни запусков ракет, Вашингтон будто был этому не рад и стремился сделать что-то раздражающее и провоцирующее Пхеньян. В середине октября состоялись необъявленные внеочередные учения. Совсем недавно был опубликован новый список антисеверокорейских санкций. США будто ждут, чтобы Северная Корея сорвалась еще раз, и можно было бы, наконец, заниматься военными опциями. Как вы знаете, американское руководство не раз заявляло о том, что «на столе» находятся все варианты, включая военный.

Мы обратили внимание на то, что Премьер-министр Японии С.Абэ на встрече с Президентом США Д.Трампом в начале ноября сказал, что на сто процентов поддержит американскую позицию. Нельзя не учитывать, что все ведущие специалисты и представители Администрации США признают, что любой военный сценарий будет сопряжен с катастрофическими последствиями – уже в первый день возможного (упаси Бог!) вооруженного конфликта будет более сотни тысяч, если не миллиона жертв. В состоявшемся три дня назад телефонном разговоре Президент России В.В.Путин и Президент США Д.Трамп среди прочих затрагивали тему денуклеаризации Корейского полуострова. Наша позиция была подробно донесена до Президента Д.Трампа.

Надеемся, что в конечном итоге все же удастся найти способ выйти из этой спирали конфронтации и постараться отыскать пути возобновления переговорного процесса. Мы готовы делать для этого все необходимое. Надеемся, что так же будут поступать и другие непосредственно заинтересованные стороны.

Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 24 ноября 2017 > № 2398322 Сергей Лавров


Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 20 марта 2017 > № 2113111 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам российско-японских консультаций в формате «два плюс два», Токио, 20 марта 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы признательны нашим японским коллегам за приглашение, гостеприимство и очень содержательные переговоры.

Возобновление после длительного перерыва работы формата «два плюс два», как и договаривались Президент Российской Федерации В.В.Путин и Премьер-министр Японии С.Абэ, безусловно, было весьма полезным. Главное внимание в дискуссии четырех министров было уделено проблемам безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Мы выразили наши озабоченности сохранением тенденции к блоковым подходам к этому важнейшему вопросу, тогда как для успешного противодействия современным вызовам и угрозам необходимы только коллективные меры.

Подробно рассказали о позициях, которые Российская Федерация продвигает вместе с Китайской Народной Республикой и другими государствами, входящими в механизм Восточноазиатских саммитов, для обеспечения безопасности на внеблоковой основе, на основе принципа неделимости безопасности, без вмешательства во внутренние дела и через многосторонние усилия.

Мы обратили внимание на серьезные риски, которыми чревато развертывание в АТР элементов глобальной ПРО США. Изложили наши оценки, которые показывают, что если речь идет о противодействии угрозам, исходящим из КНДР, то создание подобной системы ПРО, равно как и «накачивание» вооружений в этом регионе, является совсем непропорциональным ответом.

Мы едины с нашими японскими партнерами в том, что Северная Корея должна неукоснительно выполнять все резолюции Совета Безопасности ООН. При этом считаем, что санкции, которые СБ ООН ввел в отношении Пхеньяна, должны рассматриваться не как инструмент наказания, а как стимул для того, чтобы вернуть ситуацию в политико-переговорное русло.

Обсудили задачи наращивания эффективности борьбы с терроризмом, другими новыми вызовами и угрозами, включая наркотрафик.

Договорились продолжать российско-японский проект под эгидой Управления по наркотикам и преступности ООН, связанный с подготовкой кадров наркополицейских для Афганистана и стран Центральной Азии.

По просьбе наших японских коллег мы подробно рассказали об усилиях, которые предпринимает Российская Федерация для пресечения террористической угрозы в Сирии и обеспечения политического урегулирования этого кризиса через активное задействование площадок Астаны и Женевы.

Обменялись также мнениями о ситуации на Украине. У нас единая позиция, заключающаяся в необходимости полного всестороннего выполнения Минских договоренностей. Наши японские коллеги заверили нас, что, общаясь с представителями украинского руководства, они неизменно указывают им на необходимость выполнять свою часть этих договоренностей.

В ходе двусторонней встречи министров иностранных дел мы рассмотрели ход выполнения договоренностей Президента Российской Федерации В.В.Путина и Премьер-министра Японии С.Абэ, которые были достигнуты в декабре прошлого года во время визита В.В.Путина в Японию. Особое внимание уделили работе, начатой нашими заместителями, по проработке вариантов осуществления совместной хозяйственной деятельности на Южных Курилах. Мы передали японским коллегам разработанные в межведомственном формате предложения о конкретных проектах для совместной хозяйственной деятельности. В ответ получили встречные идеи. Договорились, что оперативно будет организована профессиональная проработка этих вопросов.

По поручению лидеров также предпринимаются меры по упрощению и облегчению процедур посещения Южных Курил японскими гражданами, которые ранее жили на этих островах. Обсудили задачи дальнейшего упрощения общения между гражданами Японии и Российской Федерации в целом, включая возможности безвизового режима между Сахалинской областью и префектурой Хоккайдо.

В заключение договорились провести следующую министерскую встречу в формате «два плюс два» в Российской Федерации. Наше приглашение было принято нашими коллегами.

Вопрос: Российско-японская встреча в формате «два плюс два» была проведена во второй раз. Первая встреча состоялась в 2013 г. Какой вклад продолжающийся на столь высоком уровне диалог вносит в дело заключения мирного договора между нашими странами?

В ноябре 2016 г. российская сторона установила на островах Итуруп и Кунашир ракетную установку «земля-воздух», а в прошлом месяце на парламентских слушаниях Россия заявила о своем намерении дислоцировать на Курильских островах новую дивизию. Обсуждался ли этот вопрос на встрече?

С.В.Лавров (отвечает после Ф.Кисиды): Как известно, формат «два плюс два» создавался не для решения вопросов, связанных с заключением мирного договора. Он создавался для того, чтобы Россия и Япония взаимодействовали более эффективно в сфере обеспечения безопасности.

Как абсолютно справедливо сказал мой коллега Министр иностранных дел Японии Ф.Кисида, развитие диалога в этом формате вносит вклад в решение той задачи, которую поставили наши лидеры, а именно в развитие глубоких, дружеских отношений нового качества между Россией и Японией по всем направлениям, во всех сферах, в интересах российского и японского народов, а не в интересах какой-то третьей страны.

Как неоднократно подчеркивал Президент России В.В.Путин, именно такое всестороннее, полноценное развитие наших отношений, перевод их в новое качество в интересах российского и японского народов позволит гораздо эффективнее и легче решать любые сложные вопросы.

Что касается вопроса относительного того, какие давались пояснения на предмет того, что мы делаем на той или иной части Российской Федерации, то и на эту тему многократно высказывалось российское руководство. Но учитывая, что затронутые Вами аспекты связаны с военным строительством, может, Министр обороны России С.К.Шойгу добавит пару слов.

Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 20 марта 2017 > № 2113111 Сергей Лавров


Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 3 декабря 2016 > № 1998713 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Японии Ф.Кисидой, Москва, 3 декабря 2016 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы завершили насыщенные переговоры с Министром иностранных дел Японии Ф.Кисидой, который вчера был принят Президентом Российской Федерации В.В.Путиным.

Мы рассмотрели широкий спектр вопросов наших двусторонних отношений, взаимодействие по международным делам в русле тех бесед и договоренностей, которые имели место в ходе уже трех состоявшихся в этом году встреч наших лидеров – в Сочи, Владивостоке и Лиме.

В фокусе нашего внимания была подготовка еще одного саммита – на этот раз визита Президента Российской Федерации В.В.Путина в Японию, первого за последние 11 лет. Мы рассчитываем, что итоги визита, готовящиеся к переговорам лидеров документы придадут дополнительный серьезный импульс развитию всего комплекса двусторонних отношений. Надеемся, что этот набор соглашений будет охватывать сферу развития торгово-экономических связей, гуманитарную, культурную и научную области. Тем самым мы укрепим договорно-правовую базу нашего взаимодействия.

Мы удовлетворены тем, как развивается взаимодействие между нашими министерствами иностранных дел, а также по линии советов безопасности. После почти четырехлетнего перерыва у нас возобновлен стратегический диалог на уровне первых заместителей министров иностранных дел, проходят межмидовские консультации высокого уровня. Сегодня мы продолжили согласование плана таких консультаций на будущий год.

Наше взаимодействие по внешнеполитическим делам серьезно интенсифицировалось, в том числе в связи с членством Японии в СБ ООН в 2016-2017 гг.

Мы взаимодействуем с Японией и ООН, с ее управлением по наркотикам и преступности в реализации совместного проекта подготовки полицейских для борьбы с наркобизнесом в Афганистане. Теперь этот проект распространяется и на полицейских из стран Центральной Азии. Обсуждаем еще один совместный проект под эгидой программы ООН по промышленному развитию, который касается оказания содействия Киргизии в развитии промышленных и туристических объектов в районе озера Иссык-Куль.

Считаем российско-японское взаимодействие важным фактором обеспечения безопасности и стабильности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Мы обратили внимание наших японских коллег на угрозы, которые создаются в результате размещения элементов глобальной системы противоракетной обороны США в этом регионе. Россия считает, что обеспечение региональной безопасности возможно не на блоковой основе, а за счет налаживания равноправного, универсального диалога на основе принципа неделимости безопасности. Соответствующие инициативы рассматриваются сейчас в рамках механизма Восточноазиатских саммитов.

В рамках двусторонних консультаций и в ходе нашей совместной работы в СБ ООН мы регулярно обмениваемся мнениями по актуальным международным проблемам, включая ситуацию на Ближнем Востоке и Севере Африки, Сирию, Ирак, Ливию, Йемен, а также оценками украинского кризиса и необходимости выполнения в полной мере и в последовательности шагов Минские договоренности от 12 февраля 2015 г.

Разумеется, в соответствии с поручением наших лидеров мы достаточно подробно затронули тему мирного договора. Как неоднократно подчеркивал Президент Российской Федерации В.В.Путин, мы заинтересованы, чтобы решить эту застарелую проблему. Вместе с тем ясно, что принципиальные позиции сторон сблизить непросто. Это сложная проблема уже долго рассматривается в ходе переговоров между нашими странами. Но, несмотря на все осложнения, мы выразили обоюдную готовность попытаться продвинуться в решении практических вопросов, что помогло бы развитию сотрудничества между сопредельными районами двух стран, и продолжать линию, о которой договорились наши руководители, на максимальное всестороннее развитие наших отношений во всех без исключения сферах, включая экономику, культурные обмены, сотрудничество в сфере безопасности, координацию внешнеполитических шагов. Работа над этой проблемой продолжается и продлится вплоть до предстоящего саммита в Японии. О ее результатах будет доложено нашим лидерам.

Считаю, что наша сегодняшняя встреча была очень полезной. Благодарю Министра иностранных дел Японии Ф.Кисиду за интересную совместную работу.

Вопрос (адресован обоим министрам): Какие мнения каждой из сторон прозвучали на сегодняшней встрече в отношении мирного договора и территориального вопроса? Были ли моменты, по которым мнения сторон совпадали?

C.В.Лавров (отвечает после Ф.Кисиды): В диалоге по мирному соглашению есть области, в которых наши позиции совпадают. Самое главное совпадение заключается в четко выраженном политическом стремлении наших руководителей к нахождению взаимоприемлемой развязки, которая обеспечивала бы интересы России и Японии и была бы принята общественностью обеих стран.

Президент России В.В.Путин неоднократно говорил, что мы не только готовы, но и хотим решить эту проблему. По понятным причинам в свете ее сложности и учитывая всю историю ее возникновения, это непростое дело, требующее терпеливой, кропотливой, постоянной работы. Конечно, этому не способствует эмоциональное нагнетание темы в СМИ либо в конфронтационном ключе, либо в русле завышенных ожиданий немедленного прогресса.

Вопрос (адресован обоим министрам): Этот год является годом шестидесятилетия Совместной декларации СССР и Японии от 1956 года. Это своего рода круглая дата. Что вы думаете относительно необходимости начать переговоры с целью передачи Японии островов Хабомаи и Шикотан, что четко прописано в Декларации 1956 года?

C.В.Лавров (отвечает после Ф.Кисиды): Президент России В.В.Путин неоднократно подтверждал, что Россия как государство-продолжатель СССР привержена этому документу. Понятно, что условия, которые существовали в мире и между нашими странами 60 лет назад, были качественно иными по сравнению с тем, какие позиции занимают Россия и Япония в международной системе. Ясно, что если дело дойдет до реализации Декларации 1956 г., придется согласовывать очень много деталей относительно того, каким образом предусмотренные в этой Декларации шаги могут осуществляться. Однако неизменным остается последовательность, которая в этой Декларации изложена. Непременным первым шагом перед всем остальным является подписание и вступление в силу мирного договора.

Вопрос (адресован обоим министрам): На днях на пресс-конференции Президент России В.В.Путин затронул вопрос совместной экономической деятельности на четырех островах. Считаете ли Вы данный подход эффективным методом решения вопросов?

C.В.Лавров (отвечает после Ф.Кисиды): Ничего нового в этом нет. Какое-то время назад была создана (и формально она не отменена) рабочая группа по совместной хозяйственной деятельности в рамках Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Когда в ходе одной из встреч в этом году Премьер-министр Японии С.Абэ предложил посмотреть, что можно сделать в практическом плане в отношении совместной хозяйственной деятельности, Президент России В.В.Путин согласился, и соответствующие обсуждения начались.

В целом, я убежден, что чем больше мы будем делать сообща, чем шире будем развивать наши отношения, распространять их на все без исключения сферы, опираясь на поиск баланса интересов народов России и Японии, чем меньше наши контакты будут подвержены постороннему влиянию не относящихся к нашим отношениям внешних факторов, тем проще будет решать любые самые сложные проблемы.

Вопрос: Не могли бы Вы раскрыть подробности вчерашней Вашей встречи с Государственным секретарем США Дж.Керри в частности по сирийскому вопросу? Наблюдаете ли Вы изменения в позиции США? Смогут ли США способствовать отмежеванию умеренной оппозиции от террористов в Сирии, в т.ч. в Алеппо? Как Вы оцениваете решение Палаты представителей Конгресса США запретить Пентагону сотрудничать с Россией? Как это повлияет на ситуацию на Ближнем Востоке в целом и в вопросах борьбы с терроризмом в регионе в частности?

С.В.Лавров: Что касается вопроса относительно ограничений на контакты между военными России и США, которые введены американским Конгрессом, здесь нет ничего нового. Еще в прошлогоднем бюджете Пентагона содержался запрет на контакты по линии военных ведомств, хотя в этом законе закреплялось право президента применять т.н. вейвер и все-таки разрешать контакты по военной линии. Устойчивые контакты между российскими и американскими военными ведутся только в рамках договоренности, достигнутой год назад, об избежании непреднамеренных инцидентов при работе авиации американской коалиции и ВКС России в сирийском небе. Эта договоренность по общему признанию работает четко и отлаженно. К сожалению, в том, что касается не просто избежания инцидентов, а реальной координации в борьбе с терроризмом, у нас такой слаженности не наблюдается.

В ходе многомесячных переговоров по линии военных и дипломатов, в ходе моих встреч с Госсекретарем США Дж.Керри обсуждалась совместная схема действий, которая предполагала прежде всего отмежевание умеренной оппозиции от террористов и затем согласование совместной работы по целям террористических отрядов. К сожалению, в силу того, что отмежевание так и не состоялось, эта договоренность не могла быть выполнена американцами. Тем не менее, контакты между нашими экспертами, прежде всего через Женеву, продолжались в последние недели с упором на нахождение договоренности по решению проблем Восточного Алеппо. До вчерашнего дня все упиралось в стремление американской стороны продвинуть в эти возможные договоренности такие положения, которые опять как бы выводили из-под удара и даже из-под критики «Джабхат ан-Нусру», верховодящую боевиками в оставшейся неосвобожденной части Восточного Алеппо.

Однако вчера Госсекретарь США Дж.Керри в ходе нашей встречи в Риме передал американские предложения, которые идут в русле подходов, давно отстаивавшихся нашими экспертами на переговорах с американцами. Мы готовы немедленно направить наших военных экспертов и дипломатов в Женеву для того, чтобы вместе с коллегами из США с учетом американских предложений согласовать такие совместные действия, которые обеспечат уход всех боевиков без исключения из Восточного Алеппо, беспрепятственные гуманитарные поставки жителям города и налаживание нормальной жизни в Восточном Алеппо. Но это должна быть не просто встреча ради встречи, а встреча, в ходе которой будут определены конкретные сроки выполнения всех шагов, требующихся для преодоления кризиса в Восточном Алеппо, для освобождения его от боевиков. Повторю еще раз, что Министерство обороны и МИД России готовы направить делегацию для такой работы хоть завтра.

?

Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 3 декабря 2016 > № 1998713 Сергей Лавров


Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 6 мая 2016 > № 1776275 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам переговоров Президента России В.В.Путина с Премьер-министром Японии С.Абэ

Добрый вечер, уважаемые коллеги.

Прошли переговоры между Президентом Российской Федерации В.В.Путиным и Премьер-министром Японии С.Абэ. По сути дела, несмотря на регулярные встречи наших лидеров «на полях» различных мероприятий за последние два-три года, это был первый полноформатный визит после того, как г-н С.Абэ в апреле 2013 г. побывал в Российской Федерации. В то время было подписано совместное заявление о развитии партнерства между Россией и Японией. Сегодня лидеры имели возможность подробно рассмотреть, как оно выполняется по всем направлениям и во всех областях: в политической, торгово-экономической, инвестиционной и гуманитарной. Переговоры показали нацеленность обоих лидеров на то, чтобы искать возможности наращивания отношений по всем упомянутым направлениям, намечены конкретные приоритетные задачи на каждом из них, подтверждена готовность развивать политический диалог весьма интенсивно, в том числе и на высшем уровне. У наших руководителей будет возможность несколько раз в этом году поговорить «на полях» различных международных мероприятий, включая «Группу 20» и АТЭС. Такое понимание сегодня было зафиксировано.

Продолжатся регулярные контакты между внешнеполитическими ведомствами. Наша работа с Министром иностранных дел Японии Ф.Кисидой и с его сотрудниками получила сегодня позитивную оценку со стороны лидеров России и Японии. Мы договорились продолжать контакты по линии Советов безопасности двух стран.

С нашей стороны мы напомнили о том, что в свое время был создан формат «2+2» (встречи министров иностранных дел и обороны России и Японии). Было отмечено, что это полезная структура и можно было бы возобновить ее работу, как и в целом наращивать работу уже существующих механизмов. У нас наличествует весьма разветвленная структура двусторонних отношений, и мы хотим активно использовать соответствующие комиссии и комитеты.

Особое внимание мы уделили торгово-экономическим и инвестиционным вопросам. Ясно, что товарооборот по разным причинам имел и продолжает иметь тенденцию к снижению, но оба руководителя подчеркнули сегодня нацеленность на то, чтобы искать пути выправления этой ситуации – и не только через развитие исключительно торговых связей, но и через реализацию крупных инвестиционных проектов. Были выдвинуты конкретные идеи, было поручено их проработать, прежде всего по линии межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству с привлечением деловых кругов. Премьер-министр Японии С.Абэ обещал лично поощрять эту работу. С нашей стороны было сказано то же самое. Президент России В.В.Путин держит этот вопрос на особом контроле. Также отмечалось, что при том, что энергетика занимает львиную долю объема в наших торгово-экономических отношениях, тем не менее, успешно и нарастающими темпами развиваются связи в других областях, включая сельское хозяйство, медицину и то, что называют «умная городская среда».

Говоря о гуманитарных, молодежных и спортивных контактах было выражено удовлетворение тем, что налицо стремление народов России и Японии всячески развивать такие контакты между людьми. В следующем месяце предстоит очередной фестиваль российской культуры в Японии. На его открытие поедет Председатель Государственной Думы ФС РФ С.Е.Нарышкин. В России весной и осенью проходят дни японской культуры. Это также очень важная составляющая наших связей.

Мы говорили, как я уже упомянул, о спорте. Премьер-министр Японии С.Абэ предложил проработать возможность проведения в 2018 году Перекрестных годов России в Японии и Японии в России. Разумеется, мы поддержали это предложение.

Обсуждалось много вопросов из международной тематики. Прежде всего, проблемы безопасности в АТР, в том числе в контексте критического положения на Корейском полуострове. Была подтверждена позиция России и Японии в пользу выполнения всех имеющихся договоренностей по денуклеаризации Корейского полуострова. Было подтверждено неприятие двумя государствами претензий Пьхеньяна на то, чтобы обрести ядерный статус. Мы в свою очередь отметили, что при всем единстве в отношении ракетных и ядерных авантюр Северной Кореи, Российская Федерация считает абсолютно неоправданным и весьма опасным попытки использовать эту ситуацию как предлог для того, чтобы непропорционально наращивать военное присутствие в этом регионе. Имеются в виду военные приготовления США, которые предпринимают шаги, несоразмерные с реальными рисками, исходящими от действий северокорейского руководства. Конечно, имеется в виду развертывание системы ПРО Восточноазиатского сегмента Глобальной ПРО США. Мы подтвердили, что так же, как и в случае с европейским сегментом ПРО США, нам нужны юридически обязывающие гарантии ненаправленности этой системы против Российской Федерации (нам говорят, что европейский сегмент ПРО США не нацелен против нас, но у нас несколько иные оценки).

Говорили и об Афганистане. Япония является одним из ведущих доноров, оказывающих содействие этой стране. Россия также осуществляет несколько проектов в поддержку Афганистана – в поддержку сил безопасности, армии и полиции этой страны. По линии ООН у нас есть совместный российско-японский проект по подготовке полицейских в сфере борьбы с наркоиндустрией для соответствующих афганских структур. Он успешно осуществляется в Российской Федерации на базе Учебного центра МВД в г.Домодедове. Этот проект распространен сейчас не только на Афганистан, но и на страны Центральной Азии. Есть дополнительные задумки о том, как нам с японскими коллегами сотрудничать по линии программы развития ООН по реализации проектов в Центральной Азии. Думаю, что они будут реализованы и будут обогащать наше сотрудничество.

Мы говорили о Сирии. Россия поддержала подключение Японии к Целевой группе по гуманитарным вопросам, которая была создана МГПС. Считаем, что это очень полезный канал нашего взаимодействия. Японский Премьер-министр С.Абэ интересовался ситуацией на Украине, на что Президент России В.В.Путин дал подробные разъяснения, подчеркнув то, что выполнение Минских договоренностей сейчас упирается в неспособность украинского руководства выполнить свои обязательства по политическим аспектам «минских соглашений» и Минского комплекса мер от 12 февраля прошлого года.

Конечно, мы говорили и о нашем взаимодействии в Совете Безопасности ООН, где Япония сейчас является непостоянным членом. Особое внимание было уделено необходимости мобилизации усилий всего международного сообщества на борьбу с терроризмом.

Обсудили проблематику мирного договора. Были поддержаны шаги, предпринимаемые по линии двух министерств иностранных дел в соответствии с предыдущими поручениями Президента России и Премьер-министра Японии. Очередной раунд консультаций на уровне заместителей министров иностранных дел по вопросам мирного договора состоится в июне. Были обсуждены те вопросы, которые лидеры хотят вынести на эти консультации.

Думаю, что по итогам нынешнего визита можно смело сказать (что было твердо подчеркнуто), что Россия и Япония, как сказал Президент России В.В.Путин в начале встречи, не просто соседи, а партнеры. Полноформатное развитие отношений во всех без исключения областях двустороннего сотрудничества и на международной арене, конечно, будет создавать благоприятную атмосферу для того, чтобы все остающиеся на повестке дня нашего взаимодействия вопросы решались к обоюдному удовлетворению и по обоюдному согласию обеих сторон.

Вопрос: Удалось ли в ходе этих переговоров договориться о визите Президента России В.В.Путина в Японию? Если да, то когда такой визит состоится?

С.В.Лавров: Премьер-министр Японии С.Абэ подтвердил приглашение Президенту России В.В.Путин. Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Японии С.Абэ обсуждали детали этого приглашения, включая конкретные даты. Когда это рассмотрение завершится, мы, конечно, об этом объявим в Москве и в Токио.

Вопрос: Обсуждался ли вопрос санкций и возможности их снятия? При каких условиях это может произойти?

С.В.Лавров: Вопрос санкций не обсуждался. Как Вы знаете, эта тема для нас не существует в том, что касается инициирования таких вопросов с российской стороны в ходе переговоров. Это проблема тех, кто санкции вводил. Повторю еще раз, мы нацелены на то, чтобы извлечь уроки из позиции наших западных партнеров, которые инициировали подобные нелегитимные меры. Мы будем делать все, чтобы Россия развивалась устойчиво, независимо от того, кто в какой западной столице с какой ноги встал.

Вопрос: Ощутили ли Вы с японской стороны какие-нибудь подвижки по поводу территориальных претензий, или все стоят на своем?

С.В.Лавров: Я уже вам сказал, что мы договорились продолжать консультации по мирному договору.

Вопрос: Пригласил ли Президент России В.В.Путин Премьер-министра Японии С.Абэ на сентябрьский Форум во Владивостоке?

С.В.Лавров: Да, Президент России В.В.Путин пригласил Премьер-министра Японии С.Абэ принять участие в Восточном экономическом форуме, которые состоится 2-3 сентября во Владивостоке. Мы рассчитываем, что это предложение будет конструктивно рассмотрено.

Вопрос: Была ли достигнута договоренность о проведении следующей встречи в формате «2+2»?

С.В.Лавров: Нет, мы просто напомнили о том, что в свое время такой формат был создан и что он нам кажется полезным особенно с учетом тех угроз безопасности, которые существуют в АТР и, в частности, в СВА. Рассчитываем, что японские коллеги нас услышали.

Сегодня мы также говорили о том, что между пограничниками двух стран налажено очень хорошее взаимодействие. Мы рассчитываем, что наши японские соседи будут участвовать в июле-августе с.г. в учениях по борьбе с контрабандой и прочими нарушениями в Тихом океане. Ожидается продолжение контактов по линии военных. Все это, по-моему, идет в копилку общих усилий по укреплению доверия и налаживанию действительно подлинного партнерства, как об этом и договорились Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Японии С.Абэ, подписав совместное заявление в апреле 2013 г.

Вопрос: Вы подарили что-нибудь в этот раз японским коллегам?

С.В.Лавров: Конечно, подарили.

Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 6 мая 2016 > № 1776275 Сергей Лавров


Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 15 апреля 2016 > № 1776144 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел Японии Ф.Кисидой по итогам переговоров, Токио

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего, я бы хотел поблагодарить моего коллегу Министра иностранных дел Японии Ф.Кисиду за приглашение посетить эту прекрасную страну, за гостеприимство.

Хочу сразу, уже в этой аудитории, подтвердить то, что я сказал моему коллеге при встрече. Мы глубоко соболезнуем в связи с землетрясением на о.Кюсю, которое унесло человеческие жизни и сопровождалось значительными разрушениями. Мы всегда готовы приходить на помощь в таких ситуациях, если она нашим японским соседям потребуется.

Наши переговоры были конструктивными и обстоятельными. Я бы сказал, что они прошли в открытой и доверительной атмосфере. У нас общее мнение о необходимости укрепления сотрудничества между Россией и Японией, общее мнение о том, что это отвечает долгосрочным интересам наших государств. Мы с удовлетворением отметили, что в последнее время активизировался не только политический диалог на высшем и высоком уровнях, но и контакты по линии советов безопасности, в торгово-экономической сфере, парламентские и гуманитарные обмены.

В центре нашего внимания были, разумеется, и вопросы подготовки визита в Россию Премьер-министра Японии господина С.Абэ. Мы исходим из того, что контакты в рамках этого визита позволят придать дополнительный импульс продвижению всего комплекса наших отношений в соответствии с Совместным заявлением лидеров двух стран от 2013 года и последующими договоренностями между ними.

Особое внимание мы уделили вопросам сотрудничества в торгово-экономической и инвестиционных сферах. В последнее время состоялось несколько очень важных мероприятий с участием профильных министров двух стран и представителей деловых кругов. Мы договорились продолжить эту работу в рамках Межправительственной комиссии и ее подкомиссий. Мы также договорились продолжить и даже активизировать подготовку целого ряда двухсторонних соглашений, в том числе в сферах регулирования инвестиционного режима, трудовых отношений, в сфере социального страхования.

Была затронута тема продолжения работы по всей проблематике мирного договора. Позиция Россия, которую мы подтвердили, хорошо известна. Эта позиция опирается на общемировое признание итогов Второй мировой войны, но диалог мы готовы вести в любом режиме. Это вчера подтвердил Президент России В.В.Путин в ходе «прямой линии». Состоялось несколько раундов консультаций между нашими заместителями в соответствии с поручениями Президента России В.В.Путина и Премьер-министра Японии С.Абэ. Мы сегодня договорились, что следующий раунд состоится вскоре после визита г-на С.Абэ в Российскую Федерацию. Как подчеркнул вчера Президент России В.В.Путин, для того, чтобы найти обоюдоприемлемое решение, нужно наращивать сотрудничество во всех областях без исключения и полностью задействовать все созданные для этого двусторонние механизмы. Мы к этому готовы.

Конечно, все это предполагает и продвижение сотрудничества между Россией и Японией во внешнеполитической сфере. В этот период это особенно актуально, учитывая, что Япония является в ближайшие два года непостоянным членом Совета Безопасности ООН. У нас проводятся регулярные консультации между соответствующими подразделениями министерств иностранных дел, в ходе которых происходит очень полезный обмен мнениями. Хотелось бы, чтобы мы сделали следующий шаг и от простого обмена мнениями переходили бы к согласованию подходов по тем или иным острым международным проблемам. Это касается, конечно, и сложной ситуации вокруг усилий по урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова. Мы едины в том, чтобы добиваться от Пхеньяна прекращения безответственных шагов, чтобы КНДР осознала иллюзорность попыток добиться признания мировым сообществом ядерного статуса этой страны. Одновременно Россия считает важным не пытаться использовать неприемлемую линию Пхеньяна как предлог для накачивания вооружений в Северо-Восточную Азию (СВА), развертывания здесь сегмента глобальной ПРО США. Мы убеждены, что решение проблем Корейского полуострова может быть исключительно политико-дипломатическим.

Мы договорились продолжить консультации между нашими министерствами по другой актуальной проблематике – я имею в виду ситуацию на Ближнем Востоке и Севере Африки в контексте пресечения попыток террористов захватывать все новые территории, пытаться устанавливать свои порядки в регионе и в контексте урегулирования множащихся кризисов в этом регионе на основе национального диалога и согласия всех вовлеченных сторон, без вмешательства извне.

С учетом того интереса, который наши японские коллеги стали проявлять к украинскому кризису, мы, разумеется, и далее будем подробнейшим образом излагать наши оценки ситуации с невыполнением Минских договоренностей в силу неспособности Киева отвечать за свои слова.

В целом, повестка дня предстоящей встречи Президента России В.В.Путина и Премьер-министра Японии С.Абэ выглядит весьма насыщенной как в плане двусторонней тематики, так и с точки зрения международных проблем.

В заключение я хочу пригласить моего коллегу посетить Россию с визитом в любое удобное для него время.

Вопрос (адресован обоим министрам): Вы говорили, что обсуждали на встречи вопросы, касающиеся предстоящего неофициального визита в Россию Премьер-министра С.Абэ. Известен ли уже конкретный график и программа визита, место проведения этой встречи?

С.В.Лавров: Подготовка встречи ведется с участием Министерства иностранных дел, но окончательные договоренности по организационным и протокольным аспектам, включая сроки, объявляются по линии Администрации Президента Российской Федерации в координации с Аппаратом Премьер-министра Японии, так что надо немножко подождать.

Вопрос (адресован обоим министрам): Позиция Японии заключается в следующем: в мирный договор между Японией и Россией обязательно должно быть включено решение территориальных вопросов. Считает ли Россия, что решение территориального вопроса и мирный договор не должны быть связаны друг с другом? Вы говорили, что сегодняшняя встреча была устремлена в будущее. Учитывая позицию каждой из сторон, какая дискуссия проводилась по этому вопросу? Не могли бы Вы рассказать об этом и о Вашей личной оценке этой встречи? Можно ли ожидать, что на встрече глав двух стран стороны пойдут навстречу друг другу?

С.В.Лавров: Мы сегодня не вдавались в существо переговоров. Для этого создан механизм на уровне наших заместителей. Как мы и объявили, очередной раунд таких консультаций состоится вскоре после визита Премьер-министра Японии С.Абэ в Россию. Как я сказал, Россия при этом руководствуется своей известной позицией, опирающейся на международное право, включая Устав ООН, в котором закреплены итоги Второй мировой войны, а также на все имеющиеся договоренности между нашей страной и Японией, прежде всего, на последние договоренности, которые были достигнуты Президентом России В.В.Путиным с его японскими коллегами, и на единственный ратифицированный нашими странами документ – на Декларацию 1956 года. В ней зафиксированы конкретные меры, касающиеся последовательности шагов, проработки дальнейших действий. Из этого мы будем исходить.

Как я уже сказал, для того, чтобы двигаться вперед (а мы этого хотим), необходимо коренным образом улучшить атмосферу в наших отношениях, включая снятие искусственных барьеров для всестороннего развития сотрудничества во всех областях без каких-либо изъятий, включая более тесное взаимодействие на международной арене.

Вопрос: Россия и Китай внесли в Совет Безопасности ООН проект резолюции, направленной на противодействие и предотвращение химических атак со стороны террористов в Сирии и соседних странах. Постоянный представитель России в ООН В.И.Чуркин поднял вопрос необходимости размещения независимых наблюдателей на границе с Турцией для мониторинга отслеживания снабжения террористов. Будет ли данный пункт включен в резолюцию? Нет ли опасений, что данный документ натолкнется на противодействие со стороны остальных членов Совета Безопасности ООН?

С.В.Лавров: Два-три года назад, когда появились сообщения о том, что в Сирии применяется химическое оружие, Организация по запрещению химического оружия, расположенная в Гааге, образовала Миссию ОЗХО по установлению фактов. Миссия имела мандат выявлять, действительно ли факты применения химических отравляющих веществ имели место, но у нее не было полномочий выяснять, кто это мог сделать. В тот период наши западные партнеры были склонны все «сваливать» на режим Б.Асада. Тем не менее, никто не смог привести убедительных доказательств. Впоследствии, в прошлом году накопилось множество фактов, которые позволяли предположить с достаточной долей уверенности, что террористы не только имеют доступ к химическим веществам, но и налаживают их производство. Уходить от решения вопроса о том, как расследовать случаи подобного рода, стало невозможно. Тогда Совет Безопасности ООН в сотрудничестве с ОЗХО своей резолюцией создали Совместную миссию по расследованию. В медийную сферу продолжают просачиваться факты о том, что боевиками в Сирии и в Ираке налажено и активно расширяется производство химических отравляющих веществ. Новая резолюция, предложенная к обсуждению Россией и Китаем, нацелена на то, чтобы этот механизм расследования имел более эффективный характер.

Предложенная нами резолюция непосредственно не касается вопроса о «дырявости» турецкой границы, через которую по данным всех, у кого есть возможности за этим наблюдать, идут боевики и оружие в одну сторону, а в обратную – уменьшившийся после работы российских ВКС, но все-таки сохраняющийся поток различной контрабанды. Мы регулярно ставим этот вопрос перед всеми нашими партнерами, которые заинтересованы в урегулировании сирийского кризиса, в том числе перед американцами, поскольку Турция – член американской антитеррористической коалиции. Представители США заверяют нас, что они тоже озабочены проблемой этой границы и что они работают с Анкарой, чтобы эту проблему решить. Но поскольку сама Турция отрицает само наличие проблемы, то мы предлагаем (пока еще не в формальном виде) проект резолюции или другого решения, чтобы Турция пригласила независимых международных наблюдателей на свою территорию вести наблюдение, как на самом деле выглядит эта граница. Иного пути нет, потому что на сирийской стороне этой части границы между двумя странами «хозяйничает» ИГИЛ. Понятно, что разместить таких международных наблюдателей можно только по приглашению руководства Турции. Мы «заостряем» данный вопрос, в том числе в ООН, в надежде, что западные союзники «надавят» на Анкару и добьются от нее конкретного ответа.

С.В.Лавров (добавляет после Ф.Кисиды): Я бы хотел воспользоваться этим случаем и поблагодарить наших японских коллег за поддержку другого решения (уже не Совета Безопасности ООН, а Исполнительного совета ЮНЕСКО), которое было принято пару дней назад по инициативе российской стороны, и которое посвящено необходимости спасения Пальмиры и других объектов культурного наследия в Сирии. Это решение было принято консенсусом, в нем приветствуется освобождение Пальмиры от террористов. Как только позволит ситуация в сфере безопасности, предусматривается направить в Пальмиру и ее окрестности миссию экспертов ЮНЕСКО для оценки нанесенного ущерба, а также тех работ, которые предстоит осуществить, чтобы восстановить этот бесценный памятник. Кроме того предусматривается создание международного фонда для поддержки соответствующих усилий. Россия будет участвовать в финансировании этого фонда. Учитывая репутацию Японии, как активного донора международного сотрудничества, мы надеемся, что и эта страна также внесет свой вклад.

Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 15 апреля 2016 > № 1776144 Сергей Лавров


Япония. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 апреля 2016 > № 1776130 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова СМИ Монголии, Японии и КНР в преддверии визитов в эти страны

Вопрос: Как Вы оцениваете текущее состояние российско-монгольских отношений? По каким направлениям есть перспектива расширения этого взаимодействия?

С.В.Лавров: Наши отношения с Монголией – это отношения давних добрых друзей. Без всякого преувеличения, это стратегические отношения. Мы очень ценим дружбу, которая упрочилась между нашими народами не только в общегосударственном плане, но и сугубо на уровне контактов между людьми. Сейчас, когда мы отмечаем целую серию памятных дат, связанных с победами и общей борьбой в годы Второй мировой войны, мы регулярно вспоминаем о том вкладе, который монгольский народ, монгольское государство внесли в поддержку Красной Армии. Это действительно закаленное в боях братство. Не раз наша страна приходила на помощь братскому монгольскому народу. Эти чувства, повторю еще раз, очень глубоко укоренены в сердцах и душах наших людей.

Если говорить о более формальных аспектах, то отношения стали регулярными, хотя какое-то время назад был перерыв. Сейчас на высшем и высоком уровнях идет регулярный диалог, налажены тесные контакты между парламентариями, различными министерствами и ведомствами. Мы считаем, что это очень плотная и полезная ткань наших отношений.

Если брать результаты, то рост товарооборота, который наблюдался до 2012 года, замедлился, а потом перестал нас радовать – сменился снижением. Все это – влияние мировой конъюнктуры, курсовых колебаний валют. Я уверен, что это временное явление. У нас есть очень хороший потенциал для возвращения товарооборота в русло устойчивого роста. Буквально в начале этого года вступил в силу закон о ратификации Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Монголии об урегулировании финансовых обязательств Монголии перед Российской Федерацией, которое урегулировало все долговые обязательства Монголии перед нашей страной. Это открывает дополнительные возможности для инвестиционного сотрудничества. Уверен, что мы ими воспользуемся.

Вопрос: Сейчас много говорят о новом «Шелковом пути». Что Монголия и Россия могут вместе сделать в этом направлении? Насколько актуально развитие этого транспортного потока?

С.В.Лавров: «Шелковый путь» – это инициатива, принадлежащая КНР, которая обсуждалась в ходе трехсторонних встреч лидеров России, Китая и Монголии. Она обсуждалась не изолированно, а в русле сопряжения различных процессов, которые развиваются на нашем общем геополитическом пространстве – ЕАЭС как локомотива интеграции на постсоветском пространстве, китайского проекта Экономического пояса «Шелкового пути» и предложенного Монголией проекта «Степной путь». Наши президенты не раз собирались втроем, от них есть поручение. Они в принципе одобрили линию на сопряжение этих трех проектов с тем, чтобы создать своего рода транспортно-экономический коридор Россия–Монголия–Китай. Уже всеми осознано, что экономически это очень перспективно и выгодно для наших стран. Думаю, что это поможет увеличить перевозки и торговый оборот между нашими странами, будет способствовать повышению конкурентоспособности трех наших экономик.

Нельзя не сказать о нашем политическом сотрудничестве с Монголией. Мы тесно взаимодействуем в ООН. Россия признательна за поддержку многих наших инициатив, которые мы продвигаем в Генеральной Ассамблее и других органах ООН. В свою очередь мы поддержали Монголию, когда она изъявила желание присоединиться к ОБСЕ. Рассчитываем на тесную координацию действий в этой международной структуре.

Вопрос: Ваш визит в Японию откроет серию контактов на высшем уровне, включая предстоящий визит Премьер-министра Японии С.Абэ в Россию и планирующийся визит Президента Российской Федерации В.В.Путина в Японию. При этом сохраняются разногласия между Россией и странами «Большой семерки» по украинскому кризису. Сохраняются и разногласия между Россией и Японией. Например, на большой пресс-конференции в январе этого года Вы сказали, что Россия не считает, что мирный договор – это синоним решения территориального вопроса. Японская позиция состоит в том, что заключение мирного договора неотделимо от решения территориального вопроса, что эти понятия равнозначны. В условиях различия в позициях руководства России и Японии каковы перспективы политического диалога по мирному договору? Как Вы в целом оцениваете текущее состояние российско-японских отношений и текущий темп диалога?

С.В.Лавров: Начну с того, о чем Вы сказали в начале своего многослойного вопроса. Вы упомянули, что встреча министров иностранных дел «Большой семерки» призвала Россию активнее способствовать решению проблем, связанных с украинском кризисом. Я этого призыва не видел и документов «Большой семерки» не читал. «Семерка» – это не тот механизм, который был бы хоть кем-то еще признан в качестве «площадки» для обсуждения украинского кризиса. Украинский кризис нужно обсуждать и решать на основе Минских договоренностей от февраля 2015 года. Эти договоренности были дословно и без каких-либо изменений одобрены Советом Безопасности ООН, равно как этими решениями был одобрен формат Контактной группы и ее 4 рабочих подгрупп. В этих механизмах – Контактной группе и ее подгруппах – представители украинского правительства и Донецка и Луганска, ОБСЕ и Российской Федерации работают напрямую друг с другом. Это тот формат, где нужно искать конкретные пути реализации обязательств, которые взяли на себя Киев, Донецк и Луганск.

Есть «нормандский формат» (Россия, Франция, Германия и Украина), который, как было записано в Декларации лидеров этих четырех стран, призван наблюдать за тем, как выполняются Минские договоренности. Выполняются они плохо, потому что ни США, которые имеют на Киев решающее влияние, ни наши европейский партнеры пока не могут использовать свое влияние, чтобы Киев перестал откровенно саботировать и даже требовать переписать Минские договоренности.

В «Большой семерке» представлены США, Франция и Германия – страны, которые постоянно говорят о необходимости выполнения Минских договоренностей. Если «Большая семерка» в этом заинтересована, то нужно использовать вес этих стран в отношениях с Украиной и потребовать от Киева сделать то, под чем подписался Президент Украины П.А.Порошенко. Но повторю, «Большая семерка» – для нас это «отвлеченная» конструкция, влияния которой на международную политическую жизнь я, честно говоря, не заметил.

Что касается российско-японских отношений, то мы рассматриваем эти отношения как самоценные. Исходим из того, что наши руководители – Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Японии С.Абэ – в ходе своих регулярных контактов договорились развивать сотрудничество по всем направлениям: в торговле, экономике, инвестициях, гуманитарной сфере и, особенно подчеркну, во внешнеполитической области. Мы, конечно, хотели бы, чтобы такая крупная и мощная страна, как Япония, имела больше веса в международных делах и чтобы ее голос звучал более отчетливо и отражал интересы японского народа.

У нас с Министром иностранных дел Японии г-ном Ф.Кисидой также неплохие отношения. Мы ждали его приезда еще в марте или апреле 2014 года, после того, как он стал Министром иностранных дел. По причинам, которые от России не зависели, этот визит состоялся только в сентябре прошлого года. Но, тем не менее, у нас очень неплохое взаимодействие. Рассчитываю, что в Токио в конце этой недели мы обсудим дальнейшие пути совершенствования этого сотрудничества. Мы планируем подписать План консультаций между министерствами иностранных дел России и Японии, который достаточно всеобъемлющий и охватывает все основные проблемы, требующие нашего совместного взаимодействия.

Что касается мирного договора. Действительно, на пресс-конференции в январе этого года я сказал, что проблема мирного договора напрямую не связана с проблемой т.н. «северных территорий», как вы называете их в Японии. Мы говорим с нашими коллегами. По поручению Президента Российской Федерации В.В.Путина и Премьер-министра Японии С.Абэ на уровне заместителей министров создан специальный канал диалога по этим вопросам. Диалог идет достаточно регулярно, но по понятным причинам непросто, потому что позиции противоположны. Два раунда диалога были посвящены историческим аспектам этой ситуации в контексте итогов Второй мировой войны. Не приняв ее итогов, мы едва ли сможем куда-то продвинуться.

Тему мирного договора нельзя сводить к каким-то территориальным вопросам, тем более к территориальным претензиям хотя бы потому, что единственный документ, который был подписан и ратифицирован обеими сторонами – Совместная декларация 1956 г., – гласит, что стороны отказались от каких-либо претензий друг к другу, и ближайшей задачей является подписание мирного договора. Упоминания о том, что на переговорах о мирном договоре будет рассматриваться территориальный вопрос, не существует. Мы напоминаем нашим японским коллегам об истории этого вопроса в контексте итогов Второй мировой войны, а также того, что после войны удавалось сделать Москве и Токио. Мы готовим очередной раунд этих переговоров. Думаю, что мы продолжим рассматривать позиции Москвы и Токио в контексте тех параметров, о которых я упомянул.

Закончу ответ на этот вопрос тем, с чего я начал, о чем договорились Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Японии С.Абэ – о всестороннем развитии наших отношений в самых разных областях. Исходим из того, что более тесное переплетение наших экономик, гражданских обществ, установление деловых связей между бизнесменами, обоюдное инвестирование, реализация совместных экономических, торговых, инфраструктурных и внешнеполитических инициатив поможет создать атмосферу, которая будет гораздо более благоприятна для достижения договоренностей по любым трудным вопросам, чем нынешняя. Хотя нынешнюю атмосферу мы не считаем негативной, но она обладает гораздо более серьезным потенциалом, учитывая возможности России и Японии.

Отмечу, что японский бизнес весьма активно заинтересован в работе в Российской Федерации. Это не только автомобилестроение, как уже всем известно, но и фармацевтика, производство коммуникационного оборудования, сельское хозяйство, а также тема «Умная городская среда», где Япония очень здорово преуспела. Мы бы хотели пользоваться этим опытом. Конечно, энергетика: это проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2», которые реализуются с участием японского бизнеса. Сейчас обсуждается возможность реализации проекта, который условно называется «Энергомост Россия-Япония», а также проработка производства альтернативных видов топлива, включая жидкий водород. Это высокие технологии.

Убежден, что такого рода прорывные проекты в экономике наряду с очень тесными гуманитарными связями, которые, в частности, проявляются в ежегодных фестивалях российской культуры в Японии, и более тесное взаимодействие на международной арене будут способствовать обеспечению интересов народов наших стран и решению всех проблем, которые все еще остаются на повестке дня.

Вопрос: В последнее время заметно развитие военного присутствия России в Арктике и на Курильских островах. Какие угрозы и от каких сил Россия видит в этих регионах? Имеет ли эта тенденция отношение к активизации освоения Северного морского пути? Можно ли считать, что Курильские острова приобретают для России новое значение в стратегическом смысле?

С.В.Лавров: Сегодня Арктика все больше и больше открывается для хозяйственного освоения. Мы заинтересованы, чтобы Арктика стала территорией диалога и сотрудничества. Именно так называется ежегодная конференция, которую мы проводим по линии Совета Безопасности Российской Федерации для наших партнеров, прежде всего, из стран-членов Арктического совета, но и с приглашением других государств, которые уже имеют либо заинтересованы получить в нем статус наблюдателя. Также в контексте происходящих климатических изменений прогнозируется очень значительная активизация судоходства по Северному морскому пути. Я не вполне корректно выразился – не только в контексте климатических изменений. Активизация использования Северного морского пути объективно происходит, потому что Российская Федерация принимает необходимые меры для того, чтобы это было максимально удобно и комфортно. Этот маршрут пользуется возрастающей популярностью. Думаю, что в перспективе это будет очень полезный, эффективный путь для перевозки транзитных грузов между Европой и Азией.

Когда вдоль границ Российской Федерации растет такой интерес к этому международному маршруту, то мы как прибрежное государство несем особую ответственность за обеспечение не только эффективности, но и безопасности этого маршрута. Необходимо сделать так, чтобы был обеспечен надежный, эффективный контроль не только над морскими пространствами, но и над побережьем вдоль этих морских пространств. Необходим потенциал реагирования на какие-то чрезвычайные ситуации, которые, к сожалению, происходят, как бы мы все не перестраховывались. Это касается поиска и спасения, необходимости быть готовыми к террористическим угрозам – сейчас нигде нельзя укрыться от этих бандитов, а также необходимости контролировать возможную контрабанду, наркотрафик и другие аспекты, связанные с организованной преступностью. Все эти задачи невозможно решать без восстановления той инфраструктуры, в том числе военной, которая была практически полностью утрачена в 90-е годы.

Что касается Курильских островов, то это восточные рубежи Российской Федерации. Мы уделяем особое внимание тому, чтобы нормально обустроить эти территории России, комплексно их развивать, прежде всего, в социально-экономическом плане, с учетом потребностей проживающих там российских граждан.

Безусловно, естественным для любого государства является планирование мер по укреплению военной инфраструктуры, когда речь идет о приграничных территориях. Это дальневосточные рубежи нашей страны, и мы обязаны обеспечивать их безопасность. Мы будем уделять все необходимое внимание этой задаче.

Вопрос: В прошлом году между Россией и Китаем была достигнута принципиальная договоренность о сопряжении евразийской интеграции с инициативой Экономического пояса «Шелкового пути». Как Вы оцениваете перспективы такого сопряжения? Какие практические шаги планируется предпринять, чтобы наполнить эту договоренность конкретным содержанием?

Как нам известно, скоро Вы посетите Китай. Расскажите, пожалуйста, какова цель Вашего визита? Как Вы оцениваете отношения между нашими странами?

С.В.Лавров: Начну со второго вопроса. Отношения между нашими странами, как уже неоднократно подчеркивал Президент Российской Федерации В.В.Путин, находятся, наверное, в наилучшей форме за все предыдущие периоды нашей совместной истории. Как лидеры наших стран сформулировали их состояние, это отношения стратегического взаимодействия и многопланового партнерства. Они постоянно углубляются и развиваются на благо наших стран и народов. Безусловно, мы испытываем какие-то негативные воздействия от того, что происходит в мировой экономике. У нас немного сокращается товарооборот. Но, как и в случае с нашими другими соседями на Дальнем Востоке, убежден, что это временное явление. Есть масштабные планы в энергетике и в сфере высоких технологий, включая атомную энергетику, космос, авиастроение, причем прорывное, телекоммуникации и многое другое.

Наряду с этим очень солидным экономическим фундаментом, который мы, тем не менее, хотим всемерно укреплять, активно развиваются другие формы взаимодействия, которые делают еще более плотной ткань нашего сотрудничества, я имею в виду гуманитарные, спортивные, культурные, образовательные связи. Контакты между регионами имеют очень большое значение для того, чтобы эти элементы стратегического партнерства становились все более устойчивыми и перспективными. Одним из проектов, который связан с задействованием потенциала регионов России и провинций Китая, является состыковка программ развития российского Дальнего Востока и северо-восточных провинций Китая.

Новый проект, который также идет по межрегиональному «руслу», – это «Волга-Янцзы». Регионы России, расположенные на Волге, и китайские провинции на берегах Янцзы нашли немало интересного для реализации совместных проектов. Из наших совместных планов, которые касаются развития этого геополитического, геоэкономического пространства произрастает заинтересованность России и Китая в расширении этой совместной работы, в том числе в контексте того, что мы уже сегодня упомянули, - сопряжения различных интеграционных процессов и проектов.

В ходе визита Председателя Си Цзиньпина в Россию 8 мая 2015 г. было подписано заявление, в котором лидеры двух стран поручили провести работу по сопряжению ЕАЭС и китайского проекта Экономического пояса «Шелкового пути». В качестве первого практического элемента в этой работе идет подготовка соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР. Параллельно с этим соглашением готовится «дорожная карта» приоритетных интеграционных проектов в формате ЕАЭС и Китай.

Более того, наши китайские партнеры заинтересовались инициативой, которую сформулировал Президент России В.В.Путин, когда предложил параллельно с сопряжением евразийской интеграции и Экономического пояса «Шелкового пути» подумать о продвижении сотрудничества, в т.ч. о перспективе создания зоны свободной торговли между ЕАЭС и ШОС. Думаю, что если либерализовать торговлю между этими двумя объединениями, особенно с учетом того, что в ШОС вступают Индия, Пакистан и в перспективе, конечно же, Иран, то получится весьма мощное объединение. Стимулы для экономического роста на этом огромном пространстве будут максимальны.

Помимо связей между ЕАЭС и ШОС, Президент России также обозначил нашу заинтересованность в том, чтобы привлекать к этому взаимодействию, в том числе в русле согласования мер по либерализации торговли, и АСЕАН. Сейчас эта тема находится в проработке. Готовим в мае в Российской Федерации саммит Россия – АСЕАН, по итогам которого мы будем иметь больше понимания того, как страны-члены АСЕАН рассматривают перспективу участия в таких масштабных и, не побоюсь этого слова, прорывных инициативах.

Что касается внешних аспектов российско-китайского партнерства, то наше взаимодействие по международным делам, сотрудничество в СБ ООН в качестве постоянных членов, наши совместные линии на отстаивание центральной роли ООН в решении любых проблем и уважение международного права при подходе к различным конфликтам и кризисам, считаю, является одним из главных факторов, которые позволяют балансировать и стабилизировать международную обстановку. Тем более это важно в период, когда немало событий происходит в обратном направлении, когда вмешательство во внутренние дела суверенных государств и попытки навязать им рецепты решения проблем извне по чьи-то чужим лекалам серьезно подрывают устойчивость международной системы, порой приводят к хаосу, создают вакуум, который быстро пытаются заполнить экстремисты, террористы, как мы это наблюдаем на Ближнем и Среднем Востоке, в Северной Африке. Поэтому еще раз подчеркну, что на фоне такой турбулентности в мировой политике, ситуации в международных отношениях, российско-китайское стратегическое партнерство в пользу уважения основ международного права и наши практические шаги по претворению в жизнь этой философии являются очень важным стабилизирующим фактором.

Вопрос: В последнее время наблюдается напряженная ситуация вокруг Южно-Китайского моря, на Корейском полуострове и на Ближнем Востоке. Как Россия и Китай могут координировать позицию по этим вопросам? Какое значение имеет взаимодействие России и Китая в решении таких региональных и международных проблем?

На следующей неделе глава МИД Китая Ван И посетит Россию. Что Вы ожидаете от этого визита?

С.В.Лавров: На следующей неделе в Москве состоится министерская встреча РИК – России – Индии и Китая. Это формат, который положил начало очень важным процессам в мировой политике, был предложен Е.М.Примаковым, моим великим предшественником. К сожалению, его уже нет среди нас, но он предложил в рамках концепции формирования многополярного мира провести контакты, а, по сути дела, сформировать схему сотрудничества в рамках треугольника Москва – Пекин – Дели. Такая работа была начата. Состоялось немало встреч на уровне министров, несколько встреч на уровне президентов и премьеров. Самое главное, что эта «тройка» (Россия, Индия и Китай), по сути дела, послужила стимулом для создания БРИКС. Впоследствии к этой «тройке» присоединились Бразилия, а затем и ЮАР.

БРИКС – это действительно один из перспективных проектов в мировой политике, один из важнейших геополитических проектов, объединяющих страны самых разных регионов, которые одинаково подходят к сотрудничеству в мировых делах, ценят равноправие и взаимную выгоду, обеспечивают баланс интересов и ничего не навязывают друг другу. БРИКС – наше самоценное общее завоевание, прежде всего, наших китайских партнеров и индийских коллег.

Но сформировав БРИКС, мы не утратили интерес к продвижению трехстороннего сотрудничества по линии Россия – Индия – Китай. У такого сотрудничества есть очень хорошие перспективы. Его особое значение заключается в том, что эти три страны БРИКС расположены в одном регионе. В дополнение к тем формам взаимодействия, которые продвигаются в «пятерке» в рамках БРИКС, у нас есть дополнительные возможности, в т.ч. инфраструктурные проекты для реализации в рамках трехстороннего взаимодействия. Будем говорить обо всем этом на встречах с министрами иностранных дел Китая и Индии, а также о нашем взаимодействии в ООН, как мы продвигаем различные инициативы в этой Организации. Не обойдется и без разговоров о реформе ООН, включая реформу ее Совета Безопасности. Здесь у России и Китая единая позиция. Мы выступаем исключительно за такие решения, которые будут предметом самого широкого согласия. Мы не хотим, чтобы через голосование были навязаны какие-то проекты, которые не пользуются широкой поддержкой в ООН и рискуют расколоть Организацию. Это то, что касается наших трехсторонних встреч.

Параллельно со встречей трех министров у нас состоятся двусторонние беседы с моим коллегой и другом Ван И и с индийской коллегой С.Сварадж. Не так давно мы принимали Министра иностранных дел КНР Ван И с двусторонним визитом. Тем не менее проведем с ним двустороннюю беседу и по случаю министерской встречи РИК.

Что касается кризисов в нашем общем регионе, в Северо-Восточной Азии, то нас очень тревожит ситуация на Корейском полуострове. Считаем необходимым сделать все, чтобы ее успокоить и не допустить негативной спирали, когда действие с одной стороны ведет к дополнительному противодействию с другой, вступая в «порочный круг». Мы, как и Китай, не приемлем ракетно-ядерные амбиции Северной Кореи. Об этом мы неоднократно заявляли, в том числе нашим соседям в Пхеньяне. Убеждены, что это будет противоречить всем интересам стратегической стабильности, обеспечению режима нераспространения ядерного оружия и, безусловно, обязательствам КНДР, закрепленным в соответствующих резолюциях СБ ООН. Мы признаем суверенные права Северной Кореи на мирный атом, мирный космос, понимаем и считаем вполне обоснованными озабоченности Пхеньяна тем, что происходит в регионе и может создавать реальные угрозы безопасности этой стране. Но, признавая законные озабоченности КНДР в сфере собственной безопасности, мы отвергаем ее претензии на ядерный статус и выступаем против философии ядерного распространения, которую наши северокорейские соседи практически в открытую проповедуют. Это противоречит не только позициям России и Китая, но и позициям всех участников Договора о нераспространении ядерного оружия. Такой философии нужно противодействовать.

Не могу не отметить и происходящее по другую сторону конфликта. Россия и Китая в неменьшей степени озабочены стремлением отдельных государств использовать эту непростую обстановку на Корейском полуострове для наращивания своего военного присутствия в данном регионе, закачивания в него новых вооружений, включая самые современные и настолько технологически продвинутые, что это совершенно несоразмерно той реальной угрозе, которая исходит от ситуации на Корейском полуострове. Имею в виду планы размещения в Республике Корея американских систем ПРО в рамках создания нового позиционного района американской ПРО в Северо-Восточной Азии. Это, конечно, не изолированная система, а часть регионального сегмента глобальной системы противоракетной обороны США. Безусловно, мы вместе с китайскими друзьями понимаем, что дальнейшее следование этим курсом будет создавать реальную угрозу безопасности уже и наших стран в результате нарушения стратегической стабильности из-за развертывания систем ПРО в этом регионе, как и в Европе. У нас с китайскими коллегами начат и успешно развивается диалог с участием дипломатов, военных, других служб. Уже состоялось два раунда – в апреле 2015 г. в Шанхае и в марте с.г. в Москве. Соответствующие ведомства России и КНР собирались на уровне экспертов и обменивались оценками происходящего в Северо-Восточной Азии, что две наши страны могут предпринять для того, чтобы обезопасить себя от угроз, которые здесь сохраняются и в какой-то степени нарастают.

Убеждены, что помимо выполнения резолюции СБ ООН, где главная ответственность лежит на КНДР, нужно также обеспечивать сотрудничество в этом регионе, в пользу чего тоже высказываются соответствующие резолюции Совета Безопасности. Нужно восстанавливать шестисторонние переговоры и реализовывать договоренности, достигнутые еще в сентябре 2005 г. и открывающие реальный путь к урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова. Безусловно, одним из ближайших шагов, когда ситуация станет хоть чуть-чуть более спокойной, является возобновление диалога о механизмах мира и безопасности в Северо-Восточной Азии. Это одна из сформулированных на шестисторонних переговорах задач, для чего была даже создана специальная рабочая группа участников шестисторонних переговоров по механизмам мира и безопасности в Северо-Восточной Азии. Россия является председателем этой рабочей группы, и мы предлагаем партнерам начать работу в этом формате.

Что касается обстановки в Южно-Китайском море, то мы исходим из следующего. Все вовлеченные в соответствующие споры государства должны следовать принципам неприменения силы, продолжать поиск обоюдоприемлемых политико-дипломатических решений. Необходимо прекратить любое вмешательство в переговоры непосредственно вовлеченных сторон и попытки интернационализировать эти вопросы. Мы активно поддержали готовность КНР и стран АСЕАН двигаться этим путем, прежде всего, на основе Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Кроме того, между АСЕАН и Китаем в 2002 г. была подписана Декларация о поведении сторон в Южно-Китайском море. Затем в 2011 г. между КНР и АСЕАН были согласованы руководящие принципы по реализации положений этой Декларации. Сейчас, как я понимаю, путем переговоров между Китаем и Ассоциацией стран Юго-Восточной Азии согласовывается кодекс поведения в Южно-Китайском море, который будет содержать юридические обязательства. Думаю, это единственно возможный путь. Я не раз участвовал в различных мероприятиях в рамках Восточноазиатских саммитов, в рамках регионального форума АСЕАН по безопасности с участием внешних партнеров. Там регулярно наблюдаются попытки интернационализировать вопросы, связанные со спором в Южно-Китайском море. Убежден, что они полностью контрпродуктивны. Только путь переговоров, на который уже встали и которому следуют КНР и страны АСЕАН, может принести искомый результат, а именно обоюдоприемлемую договоренность.

Вопрос: На Ваш взгляд, какие основные геополитические вызовы стоят перед Монголией и Россией?

С.В.Лавров: У Российской Федерации в силу ее географического положения больше геополитических вызовов, чем у Монголии. У Вашей страны есть, как вы сами говорите, два великих соседа – Россия и Китай. Очень важно, что в последние годы налажен механизм трехсторонних встреч лидеров России, Китая и Монголии. Такой же диалог проходит и на других уровнях для решения практических вопросов. На мой взгляд, геополитические вызовы сейчас у всех одни и те же ­– новые, как их принято называть, вызовы и угрозы: терроризм, наркопреступность, другие формы трансграничной организованной преступности, экология, другие компоненты устойчивого развития. Я бы еще назвал обеспечение устойчивого государственного развития, когда страна решает все свои проблемы исключительно через свой процесс, закрепленный в конституции, через участие всех политических сил и не позволяет кому-то вмешиваться в свои внутренние дела. К сожалению, пока такие попытки до конца не искоренены из международной практики. Российская Федерация и Китай (не побоюсь сказать за наших китайских друзей) как два ваших великих соседа будут делать все, чтобы оградить нашу дружественную Монголию от попыток вмешиваться в процессы вашего внутреннего развития.

Вопрос: Насколько мы понимаем, Ваш предстоящий визит в Японию – это важный шаг для подготовки контактов на высшем уровне, в том числе визита Президента России В.В.Путина. К сожалению, между Россией и Японией еще существует санкционный режим. Каковы, на Ваш взгляд, условия снятия или смягчения санкций?

С.В.Лавров: Что касается санкций, то это не наша проблема. Мы слышали от наших японских коллег объяснения относительно того, почему Япония решила присоединиться к отдельным санкциям, которые ввели американцы и европейцы. Мы таких объяснений у наших японских друзей не просили, они сами как бы оправдывались перед нами.

Мы прекрасно понимаем, что, к сожалению, Япония не единственная страна, которая не вполне самостоятельна в своих внешнеполитических действиях. Хотелось бы, чтобы такая крупная держава, как Япония, обретала бы больше такой самостоятельности. В ходе подготовки к контактам на высшем уровне мы вообще этот вопрос не затрагиваем, а наши японские коллеги по собственной инициативе периодически говорят, что они хотели бы прекратить действия санкций, но солидарность с западными странами вынуждает их от этого пока отказываться.

Мы не будем ни в случае с Японией, ни в случае с ЕС, ни в случае с США сами инициировать эту тему. Мы убеждены, что односторонние санкции являются абсолютно незаконными. Есть единственный способ легитимно вводить меры принуждения – это через Совет Безопасности ООН. Мы еще отдельно потом будем говорить с нашими партнерами в концептуальном плане о том, что если в отношении какой-либо страны как например Ирана, в свое время были одобрены в Совете Безопасности ООН коллективные, легитимные санкции международного сообщества, то в таких случаях нужно договариваться, что эти международные санкции нужно строго выполнять, но чтобы к ним ничего нельзя было ни добавить, ни убавить. Необходимо следовать всем запретам, которые ввел Совет Безопасности ООН, а добавлять «сверху», помимо того, о чем договорились по-честному, я считаю неэтичным. Но это не относится к Российской Федерации. В отношении Российской Федерации никаких санкций Совета Безопасности ООН нет и быть и может.

Вопрос: Это не мешает визиту Президента Российской Федерации В.В.Путина в Японию?

С.В.Лавров: Визиту Президента Российской Федерации В.В.Путина в Японию вообще ничего не мешает. Для того, чтобы он состоялся, нужно, чтобы давным-давно сделанное приглашение обрело форму какой-то конкретной даты. Президент России В.В.Путин не раз говорил Премьер-министру Японии С.Абэ, что мы не хотим ставить Японию в неловкое положение. Это не Россия напросилась в гости в Японию, это Япония пригласила нас посетить страну с визитом. Потом несколько раз Премьер-министр Японии С.Абэ говорил Президенту России В.В.Путину, что он думает над датами. Мы успокаивали наши японских партнеров, чтобы они не волновались, что не надо нам каждый раз говорить, что они продолжают думать. Когда «созреют» по конкретным срокам, пусть скажут, мы их и будем рассматривать.

Тем временем со стороны Премьер-министра Японии С.Абэ была выражена заинтересованность посетить Российскую Федерацию. Мы ему тут же предложили конкретные сроки. Как я понимаю, в самое ближайшее время такой визит состоится.

Мы слышали заявления из Вашингтона о том, что они не одобряют контакты на высшем уровне между Россией и Японией. Недавно вроде бы какой-то официальный представитель Государственного департамента или Белого дома сказал, что, «ничего страшного, один раз съездить можно». Это возмутительное поведение. Думаю, что наши японские коллеги это понимают и относятся к этому так, как подобные неприемлемые манеры того заслуживают.

К нам приезжают многие западные партнеры, Президент России В.В.Путин посещает целый ряд европейских стран. Все зависит от того, когда наши японские коллеги почувствуют для себя возможным и комфортным принять решение о том, какие сроки предложить Президенту России В.В.Путину.

Вопрос: Вы упомянули Совместную декларацию от 19 октября 1956 г.. Кроме этой декларации между Россией и Японией существует несколько других документов, в т.ч. Заявление Президента Российской Федерации и Премьер-министра Японии «О дальнейшем продолжении переговоров по проблеме мирного договора», подписанное в Иркутске в 2001 году В.В.Путиным и Е.Мори. Может ли оно тоже считаться основой для ведения переговоров?

С.В.Лавров: В этом Заявлении, если я правильно помню, говорится о договорённости продолжать диалог, чтобы решить все вопросы, включая принадлежность всех четырех островов. Мы от этого не отказываемся. Но это все-таки заявление, хотя я подтверждаю, что нашей целью является обеспечение полной ясности в отношении принадлежности всех четырех островов. Декларация от 19 октября 1956 г. – это не просто подписанный, а единственный ратифицированный документ между нашими странами по данной проблеме.

Япония. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 апреля 2016 > № 1776130 Сергей Лавров


Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 сентября 2015 > № 1516691 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Японии Ф.Кисидой, Москва, 21 сентября 2015 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы только что завершили насыщенные переговоры с моим коллегой Министром иностранных дел Японии Ф.Кисидой.

Подтвердили понимание, которое было достигнуто на уровне Президента Российской Федерации В.В.Путина и Премьер-министра Японии С.Абэ о том, что развитие сотрудничество между нашими странами отвечает долгосрочным интересам наших народов. Мы в России исходим из того, что двустороннее взаимодействие должно носить самоценный характер и не зависеть от колебаний международной политической конъюнктуры.

Мы выразили взаимную заинтересованность в продолжении политического диалога, прежде всего, на высшем уровне. Для этого в текущем году представится не одна возможность: лидеры наших стран будут участвовать в целом ряде международных мероприятий, включая саммиты «двадцатки» и АТЭС.

С обеих сторон дана высокая оценка механизму консультаций по линии советов безопасности двух стран, в ходе которых обсуждаются практические аспекты совместного противодействия с вовлечением различных ведомств многочисленным вызовам и угрозам современности.

Высказались за продолжение и расширение межпарламентских обменов. В мае этого года состоялся визит в Японию Председателя Государственной Думы Российской Федерации С.Е.Нарышкина, который подтвердил своему коллеге приглашение посетить Россию. Аналогичное приглашение имеется у председателя Верхней палаты парламента Японии.

Вопросы торгово-экономического взаимодействия будут предметно обсуждены в ходе завтрашнего заседания двусторонней Межправкомиссии под сопредседательством Первого заместителя Председателя Правительства России И.И.Шувалова и г-на Ф.Кисиды. Мы заинтересованы в активизации усилий по выправлению негативных тенденций в торгово-экономической сфере. Помимо заседания Межправкомиссии, которое состоится завтра, этому призвано способствовать проведение в ближайшее время ряда других двусторонних мероприятий: в начале октября в Токио планируется очередное заседание российско-японского Консультативного совета по модернизации экономики (сопредседателем Совета с российской стороны является заместитель Председателя Правительства России А.В.Дворкович), а в ноябре Японию должна посетить российская торгово-экономическая миссия во главе с Министром промышленности и торговли Д.В.Мантуровым.

Разумеется, мы затронули проблему заключения мирного договора. Договорились, что очередной раунд консультаций, которые проводятся нашими заместителями в соответствии с поручением Президента России и Премьер-министра Японии, пройдет 8 октября в Москве. Работа предстоит непростая. По-прежнему велики расхождения в позициях сторон. В соответствии с поручениями наших лидеров подтвердили настрой России и Японии искать развязки, которые будут приемлемы и поддержаны народами наших стран.

Мы с Японией регулярно проводим консультации по актуальным глобальным и региональным проблемам. Особое внимание уделяем ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в том числе на Корейском полуострове, положению дел на Ближнем Востоке и Севере Африки в контексте противодействия действующим там террористическим и экстремистским группировкам и усилий международного сообщества по урегулированию различных кризисов в этом важном регионе.

Договорились в ближайшие месяцы провести серию консультаций между министерствами иностранных дел по проблематике разоружения и нераспространения, Ближнего Востока и Севера Африки, а также по вопросам деятельности ООН, в рамках которой между делегациями наших стран установились хорошие и полезные связи.

Москва и Токио совместно с Управлением ООН по борьбе с наркотиками и преступностью реализуют проект по подготовке афганских наркополицейских на базе комплекса МВД России «Домодедово». Договорились эту практику продолжать и расширять.

Рассмотрели ряд конкретных вопросов двустороннего взаимодействия. Договорились продолжать консультации. По целому ряду из этих вопросов наметилось движение вперед, а по остальным рассчитываем достичь аналогичного результата в будущем.

С учетом известной позиции Японии в связи с украинским кризисом мы дали подробные разъяснения наших действий, опирающихся на прочную основу Минских соглашений от 12 февраля с.г., которым нет альтернативы, и выполнение которых зависит, прежде всего, в решающей степени от способности Киева наладить прямой диалог с Донецком и Луганском.

В целом в нашей повестке дня у нас есть над чем работать. Но мой главный вывод – подтверждается обоюдный настрой на продвижение всего комплекса двусторонних отношений в соответствии с Совместным заявлением о развитии партнерства между Россией и Японией от 29 апреля 2013 г. и в русле других договоренностей, достигнутых на высшем уровне.

Вопрос (обоим министрам): К чему Вы пришли в согласовании позиций обеих стран при обсуждении северных территорий? Можно ли увязывать этот вопрос с визитом Президента России В.В.Путина в Японию?

С.В.Лавров (отвечает после Ф.Кисиды): Российская делегация не обсуждала северные территории. Северные территории Японии и Российской Федерации не являются предметом нашего диалога. На повестке дня стоит тема, которую согласовали оба лидера, – заключение мирного договора. Российские подходы опираются на все достигнутые на сегодняшний день договорённости и остаются неизменными. В частности, мы напомнили о том, что продвижение в данном вопросе возможно лишь после того, как мы получим ясность в отношении признания Японией послевоенных исторических реалий, включая Устав ООН во всей его полноте. Именно исторический аспект этой унаследованной нами со Второй мировой войны проблемы является наиболее серьёзным препятствием на пути к её урегулированию. Диалог нужно продолжать, потому что без внесения ясности в историческую реальность, которую мы имеем сегодня по итогам Второй мировой войны, мы не сможем продвинуться вперёд. Сегодня мы подтвердили абсолютную приверженность российского руководства нахождению развязки, которая будет устраивать обе страны и будет принята народами Японии и Российской Федерации.

Мы полностью привержены достигнутым в прошлом договорённостям, в том числе на высшем уровне, включая договорённость полноформатно развивать российско-японские отношения по всем направлениям и добиваться создания такой атмосферы, которая будет наиболее благоприятной и для решения проблемы мирного договора. Сегодняшняя атмосфера, как вам известно, в связи с известными решениями Правительства Японии не самая лучшая. Принципиально важно, что сегодня мы говорили об этом абсолютно откровенно, не уходя от острых вопросов, не обходя острые углы, как добрые соседи, партнёры, в духе сложившихся между Президентом России В.В.Путиным и Премьер-министром Японии С.Абэ отношений.

Самое широкое развитие сотрудничества между нашими странами в торговле, экономике, инвестиционной сфере, гуманитарном отношении и в области контактов между людьми абсолютно востребовано нашими народами. Признавая наличие целого ряда проблем в наших отношениях, продвигаясь по пути к их решению, мы не должны допустить, чтобы интересы наших народов стали заложниками любой из этих проблем. Как мы с господином Министром иностранных дел Японии Ф.Кисидой уже объявили, мы договорились возобновить диалог по мирному договору на уровне заместителей министров. Второй раунд этого диалога состоится 8 октября, первый раунд прошел в январе 2014 г. Не Россией была обусловлена такая большая пауза – у наших японских коллег появились сложности с соблюдением ранее согласованного графика контактов на различных уровнях.

Надеемся, что теперь динамика контактов возобновится, и сбоев больше не будет.

Вопрос (адресован обоим министрам): Какие подробности предстоящего визита Президента России В.В.Путина в Японию были предметом сегодняшних переговоров? О чем конкретно вы договорились?

С.В.Лавров (добавляет после Ф.Кисиды): Премьер-министр Японии С.Абэ пригласил Президента России В.В.Путина осуществить визит в Японию. Это приглашение было принято. Исходим из того, что конкретные сроки визита остаются за хозяевами. Мы будем готовы рассмотреть соответствующие предложения. Конечно, очень важно будет обеспечить солидное, содержательное наполнение очередного саммита.

У нас в работе много совместных инициатив. Рассчитываем, что они будут реализовываться и обогащать российско-японские отношения в любом случае. При этом исходим из того, что выдвижение предварительных условий для организации контактов на высшем уровне в принципе едва ли является продуктивным.

Помимо предстоящего визита Президента России В.В.Путина в Японию наши лидеры общаются регулярно: В прошлом году Президент России В.Путин и Премьер-министр Японии С.Абэ встречались «на полях» саммитов «большой двадцатки», АТЭС, несколько раз говорили по телефону. Рассчитываем, что эта динамика сохранится.

Повторю, в любом случае, Президент России В.В.Путин принял приглашение Премьер-министра Японии С.Абэ. Думаю, что обе стороны согласуют соответствующие сроки, когда наши японские коллеги их предложат.

Вопрос (адресован Ф.Кисиде): Недавно в Японии были приняты поправки, позволяющие силам самообороны участвовать в боевых действиях за рубежом. Это решение вызвало серьезную озабоченность у соседних стран, в частности у Китая и Южной Кореи. Какое влияние, по Вашему мнению, данное решение Кабинета министров Японии может оказать на существующий международный порядок, сложившийся после Второй мировой войны?

С.В.Лавров (добавляет после слов Ф.Кисиды): Данная тема очень важна. Мы, безусловно, следим за эволюцией подходов Японии к обеспечению своей безопасности, соответствующим положениям Конституции страны. Отмечаем озабоченности этими тенденциями, включая решение Кабинета министров об ослаблении ограничений на коллективную самооборону, которые высказывают соседние страны. Эти события происходят параллельно с активизацией и мощным наращиванием военного присутствия и активности США в регионе Северо-Восточной Азии. Это, прежде всего, касается планов наращивания и создания противоракетного потенциала Вашингтона в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), который является неотъемлемой частью глобального проекта ПРО США. Сегодня мы с Ф.Кисидой говорили о дестабилизирующем характере планов сооружения глобальной ПРО США для международной безопасности. Мы наблюдаем за этим проектом, в том числе и с точки зрения линии США на вовлечение в Азиатско-Тихоокеанскую ПРО Японии и ряда других стран, в частности, Республики Корея. Параллельно видим процесс обновления руководящих принципов сотрудничества Японии и США в области обороны, где начинает просматриваться то, что я бы назвал «ядерным профилем».

Мы убеждены, что блоковые подходы к обеспечению безопасности себя изжили. Закрытые военные альянсы будь то в Европе или АТР не способствуют снижению напряженности. Россия выступает за всеобъемлющую, открытую, транспарентную архитектуру безопасности в АТР на основе принципов международного права, мирного урегулирования споров, неприменения силы или угрозы силой. В рамках механизма Восточноазиатских саммитов, в котором участвует Япония и Россия, по нашей инициативе начался процесс многостороннего диалога по теме формирования в АТР открытой архитектуры безопасности. Уже состоялось четыре раунда такого диалога, очередной предстоит в следующем году в Китае. Мы рассчитываем на активное участие Японии и ее весомый вклад в достижение общеприемлемого результата. Надеюсь, этот процесс принесет такие результаты.

Россия открыта и к двусторонним консультациям с нашими японскими соседями по всему спектру вопросов безопасности – в АТР и конкретном регионе Северо-Восточной Азии. У нас в свое время был создан механизм «2+2», когда министры иностранных дел и обороны встречались и в рамках своей компетенции проводили коллективные обсуждения. Мы готовы возобновить работу этого механизма. Я почувствовал, что эта идея не отвергается нашими японскими коллегами.

Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 сентября 2015 > № 1516691 Сергей Лавров


Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 10 января 2012 > № 567705 Сергей Лавров

Выступление С.В.Лаврова на пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Японии К.Гэмбой, Токио, 28 января 2012 года

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего, хотел бы присоединиться к оценке наших переговоров, которую дал г-н К.Гэмба, охарактеризовав их как позитивные и полезные. С обеих сторон подтверждена готовность к продвижению активного и конструктивного диалога на высшем и высоком уровнях.

Мы рассмотрели весь спектр российско-японских отношений, наметили перспективы их дальнейшего углубления. С обеих сторон есть очевидное стремление укреплять и развивать позитивную атмосферу, которая сложилась на фоне взаимодействия России и Японии в преодолении последствий трагедии 11 марта 2011 г. на АЭС «Фукусима-1». Мы подтвердили готовность российской стороны продолжать оказывать всяческое содействие и сотрудничать с Японией для окончательного преодоления последствий аварии, а также констатировали выход нашего торгового оборота в прошлом году на рекордный уровень свыше 30 млрд. долл.

У нас имеется общая заинтересованность в том, чтобы «облагораживать» наши экономические связи за счет повышения доли высокотехнологичных, инновационных и модернизационных проектов. Мы согласились, что этому способствовало бы подключение японских деловых и научных кругов к деятельности инновационного центра «Сколково», а также дальнейшая работа Консультативного совета по модернизации. Мы также хотели бы углублять гуманитарные, культурные, образовательные связи. Этому, безусловно, будет способствовать только что подписанное Соглашение об упрощении визового режима.

Продолжаем работу над укреплением договорно-правовой базы. Фактически завершено согласование межправительственного соглашения о взаимном открытии культурных центров и взаимном изменении консульских округов. Рассчитываем в ближайшее время выйти на подписание этих важных документов. Придаем также большое значение подготовке в ближайшее время - как обе стороны договорились в ноябре 2011 г. - соглашения о борьбе с браконьерством.

Наши страны заинтересованы во всемерном расширении нашего взаимодействия по проблемам, выдвинувшимся в международную повестку дня, прежде всего, с точки зрения укрепления безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Мы сотрудничаем в самых разных форматах, включая шестисторонние переговоры по ядерной проблеме Корейского полуострова, реализуем совместно с Японией проекты, направленные на содействие восстановлению Афганистана, работаем также в других формах.

Дополнительные возможности для взаимодействия по вопросам безопасности в регионе открываются с присоединением России с прошлого года к механизму Восточноазиатских саммитов и диалогу Азия-Европа (АСЕМ). Мы готовы координировать наши действия и в рамках АТЭС, особенно в контексте предстоящего в этом году саммита во Владивостоке.

С интересом восприняли японскую инициативу о развитии сотрудничества между нашими странами в качестве морских держав, изучаем ее и считаем весьма перспективным налаживание взаимодействия по линии пограничных, правоохранительных органов, в сфере борьбы с браконьерством. Договорились в ближайшее время провести специальные экспертные консультации на эту тему. На первую половину текущего года запланирована серия консультаций по линии МИД двух стран с привлечением представителей оборонных ведомств по вопросам безопасности и стратегической стабильности.

Как сказал мой коллега К.Гэмба, по проблеме мирного договора наши позиции по-прежнему расходятся. Но мы подтвердили нацеленность на то, чтобы в соответствии с договоренностями Президента России Д.А.Медведева и Премьер-министра Японии Ё.Ноды продолжать усилия по поиску взаимоприемлемого решения через диалог в спокойной, доверительной манере, не поддаваясь эмоциям и избегая публичных высказываний, которые могут осложнить атмосферу, необходимую для движения вперед. Уверены, что создание необходимых для такого движения условий будет способствовать реализации договоренности наших лидеров о развитии и углублении взаимодействия между Японией и Россией во всех областях, включая двустороннее торгово-экономическое, политическое, гуманитарное, культурное сотрудничество, а также с учетом уплотнения ткани нашего взаимодействия по проблемам международной и региональной безопасности.

В заключение хотел бы поблагодарить моего коллегу за гостеприимство и прекрасную организацию визита.

Вопрос (обоим министрам): Вы отметили, что в ходе переговоров достигнуто единое мнение о необходимости проводить дискуссии по территориальному вопросу в спокойной атмосфере. Каким образом предполагается продвигать этот аспект, есть ли некий график, например, на текущий год?

И ещё одно. Обсуждались ли сегодня вопросы интересующей российскую сторону совместной хозяйственной деятельности на «островах», и в каких конкретных областях стороны намерены вести сотрудничество?

С.В.Лавров: Как в свое время договорились лидеры России и Японии, мы выступаем за то, чтобы вести диалог на основе имеющихся между сторонами на настоящий момент документов, а также принципов законности и справедливости. Пока имеющиеся документы и упомянутые принципы интерпретируются Москвой и Токио по-разному, но мы убеждены, что двигаться вперед можно только в случае, если все откажутся от выдвижения предварительных условий и односторонних исторических увязок.

В отношениях со многими странами России существенную пользу приносит работа комиссий историков, которые действуют у нас со многими соседями. Мы предложили Японии поддержать создание российско-японской комиссии ученых для рассмотрения исторических аспектов нашего совместного прошлого. Японские коллеги занимают сдержанную позицию по этому вопросу, но ничто не мешает ученым двух стран самостоятельно искать пути завязывания такой дискуссии. Насколько мне известно, усилия на этом направлении сейчас предпринимаются, и мы их приветствуем.

Что касается совместной хозяйственной деятельности, прежде всего, скажу, что российское руководство предпринимает масштабные усилия по подъему экономики и социальной сферы этого российского региона (островов южной Курильской гряды), но мы, безусловно, приветствовали бы совместные проекты с участием зарубежных партнеров, прежде всего Японии. Думаю, речь могла бы идти о планах в сферах рыболовства, рыбопереработки, сельского хозяйства, туризма. Российское законодательство создает для этого все необходимые возможности, при этом мы в полной мере готовы учитывать позицию японской стороны о том, чтобы такое возможное сотрудничество не наносило ущерба юридической позиции Японии.

Что касается формата и графика дальнейших консультаций по вопросу о мирном договоре, то эти вопросы мы будем согласовывать после выборов Президента Российской Федерации и формирования нового Правительства России. Еще раз скажу, что мы понимаем (и это подчеркивал Президент России Д.А.Медведев в ходе встречи с Премьер-министром Ё.Нодой) необходимость продолжения усилий по поиску взаимоприемлемого решения.

Вопрос (обоим министрам): Каковы ваши оценки перспектив шестисторонних переговоров и есть ли сигналы из Пхеньяна, что новое руководство Северной Кореи готово к диалогу?

С.В.Лавров (отвечает первым): Мы активно работаем над возобновлением шестисторонних переговоров, хотим, чтобы это произошло поскорее. Разумеется, смена руководства КНДР обусловила некоторую паузу в этих усилиях, поскольку в Пхеньяне формируются новые реалии власти. В то же время мы отметили высказывания нового руководителя КНДР Ким Чен Ына, что новая политика его государства не претерпит изменений.

Считаем, что это в полной мере относится и к заявлению, которое сделал покойный лидер КНДР, посетивший Российскую Федерацию в августе прошлого года, о его готовности к возобновлению шестисторонних переговоров без предварительных условий. Безусловно, партнеры КНДР по переговорам хотели бы видеть некие жесты со стороны Пхеньяна, которые свидетельствовали бы о его готовности учитывать озабоченности мирового сообщества.

У нас есть основания полагать, что в ходе предварительных контактов по подготовке условий для возобновления «шестисторонки» можно будет достичь понимания по этому поводу. Безусловно, чтобы это реализовалось, необходимо, чтобы все участники процесса проявляли сдержанность, особенно в том, что касается военной и военно-морской деятельности. Мы и дальше будем тесно взаимодействовать с Японией как одной из стран-участниц этих переговоров, чтобы обеспечить решение главной задачи – денуклеаризации Корейского полуострова.

(После слов К.Гэмбы): Хотел бы ещё добавить, что параллельно с нашими усилиями по возобновлению шестисторонних переговоров мы неизменно поддерживаем Японию в том, что касается необходимости окончательно решить проблему похищенных, и ставим этот вопрос перед нашими северокорейскими соседями.

Спасибо.

Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 10 января 2012 > № 567705 Сергей Лавров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter