Всего новостей: 1999102, выбрано 6287 за 0.229 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 18 февраля 2017 > № 2077958

Организаторами "Марша рассерженных белорусов", который прошел в Минске 17 февраля, выступили экс-кандидаты в президенты на выборах 2010 года, бывшие политзаключенные Владимир Некляев и Николай Статкевич, а также активист Евгений Афнагель. Акция стала самой массовой после 19 декабря 2010 года, несмотря на то, что ее проигнорировали такие политические структуры, как Партия "Белорусского народного фронта", движение "За свободу" и гражданская кампания "Говори правду".

К началу акции на Октябрьской площади в центре Минска собрались более тысячи человек. Число участников увеличилось во время митинга возле Дворца Республики. Один из выступавших, сопредседатель оргкомитета по созданию партии "Белорусская христианская демократия" Павел Северинец, сообщил, что сотрудники правоохранительных органов в регионах воспрепятствовали приезду в Минск желающих принять участие в акции протеста. В самой столице милиция в происходящее не вмешивалась, хотя все руководство городского управления внутренних дел в штатском присутствовало на мероприятии.

Отменить декрет

Целью шествия и митинга организаторы ставили отмену президентского декрета № 3 от 2 апреля 2015 года "О предупреждении социального иждивенчества". В соответствии с этим документом, каждый гражданин Беларуси, а также лицо без гражданства и иностранец, постоянно проживающий на территории страны, которые "не участвовали в финансировании государственных расходов или участвовали в таком финансировании менее 183 дней в году, признаются плательщиками сбора на финансирование таких расходов".

За это время так называемые "письма счастья" из налоговых органов получили более 460 тысяч человек. Они должны до 20 февраля заплатить государству сбор в 20 базовых величин (460 рублей или более 230 евро в эквиваленте).

Организаторы акции считают этот декрет издевательским: откуда могут взять деньги люди, которые не имеют дохода? Или те, кто, не имея официального рабочего места, вынужден трудиться на приусадебных участках, чтобы обеспечить существование себе и своей семье. По словам Владимира Некляева, Беларусь в последние два десятилетия пережила много указов и декретов. "Но такого, чтобы брать деньги с того, у кого их совсем нет, еще не было. Это открытое издевательство над народом, над каждым из нас, поэтому мы должны сказать этому декрету "нет!", - заявил поэт и политик.

В свою очередь Николай Статкевич задался вопросом, где еще государство вместо того, чтобы помогать людям, которые оказались без работы, позволяет себе залезать в их карманы. "Они хотят, чтобы старики умерли с голода, а молодые сбежали из страны. Хватит, натерпелись, пора сказать "нет!", - призвал оратор.

Требование к власти

Перед тем, как направиться к зданию министерства по налогам и сборам, которое располагается возле Площади Независимости и рядом с Домом правительства, участники акции проголосовали за требования, которые они выдвигают к руководству страны. Это отмена в течение 30 дней декрета № 3 и прекращение падения уровня жизни. Требования участников акции будут переданы органам государственного управления пятью делегатами - Павлом Северинцем, Николаем Статкевичем, Владимиром Некляевым, Евгением Афнагелем и руководителем независимого Профсоюза радиоэлектронной промышленности (РЭП) Геннадием Федыничем.

Во время марша к министерству по налогам и сборам участники акции соблюдали правила дорожного движения, выкрикивали лозунги с требованием отставки главы государства, а также "Не бойся! " и "Жыве Беларусь!". На ступеньках министерства несколько из участников акции сожгли "письма счастья".

Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 18 февраля 2017 > № 2077958


Белоруссия. Евросоюз. США. РФ > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 17 февраля 2017 > № 2077315

Белорусы давят визами на газ

Газовый конфликт Белоруссии с Россией охватит 80 стран

Рустем Фаляхов

Стараниями президента Белоруссии Александра Лукашенко локальный экономический скандал с Россией вокруг газа трансформируется в открытый политический, в который окажутся втянутыми более 80 стран. Официально Кремль на инициативу Минска увеличить безвизовое пребывание иностранцев на своей территории отреагировал сравнительно миролюбиво — Россия не будет вводить визовый режим с Белоруссией. Однако в российском МИДе выражают крайнее недовольство.

Кремль не планирует вводить визовый режим с Белоруссией. «Нет, такая тема не рассматривается», — сообщил в четверг пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Вопрос о закрытии границы между Россией и Белоруссией возник в очередной раз после того, как МИД Белоруссии заговорил о возможности увеличения срока безвизового пребывания иностранцев в Белоруссии. По словам пресс-секретаря МИД Белоруссии Дмитрия Мирончика, безвизовый срок может быть увеличен с пяти дней до двух недель. Для удобства туристов.

Путевка в белорусские санатории приобретается минимум на 12 дней, аргументировал представитель МИДа. «Если мы будем делать следующий шаг, то логично говорить о 12 либо 14 днях», — отметил он.

Встречали с букетом роз

Пятидневный безвизовый режим начал действовать в Белоруссии с 12 февраля по указу президента Александра Лукашенко. Безвизовый режим распространяется на 80 стран — это все страны Евросоюза, а также США, Бразилия, Индонезия, Япония и другие. В ответ Россия выставила пограничные посты.

Облегченным порядком въезда в Белоруссию воспользовались уже около 500 человек, среди которых граждане Германии, Польши, Китая, Италии и Литвы.

В числе первых безвизовых иностранцев в Минск на рейсе из Абу-Даби прилетела китаянка Ли Йенн. Прямо в аэропорту ей был торжественно вручен букет роз.

Визовую либерализацию в Белоруссии расценивают как прорывное решение, подтверждающее открытость страны для иностранных гостей. Кроме того, официальный Минск посылает недвусмысленный сигнал России: нефтегазовый конфликт между Россией и Белоруссией перестал быть только экономическим. Теперь это большая политика, охватывающая интересы не только пяти стран Евразийского союза, но и всей Европы и США.

Страны – партнеры по ЕАЭС рассорились из-за стоимости газа, привязанной к цене на нефть. Не в первый раз, кстати. Белоруссия вела переговоры с Россией о снижении цен на газ весь прошлый год, настаивая на равнодоходности внутренних и экспортных цен на российский газ. В этом случае кубометр газа обходился бы Белоруссии в $73, тогда как по контракту с Россией Белоруссия должна была платить $132 за кубометр.

В итоге Белоруссия платила так, как считала нужным, и накопила долг за газ в размере $300 млн. В ответ Россия более чем на треть сократила поставки беспошлинной нефти в республику. Осенью прошлого года Белоруссия долг вроде бы признала и перечислила России его часть. Заодно выразила надежду на восстановление объемов поставок нефти. Но Россия вернула неполный платеж и настаивает на полном исполнении газового контракта. Долг за газ возрос до $550 млн.

Газ поднялся до уровня Кремля

В четверг вице-премьер РФ Аркадий Дворкович сообщил, что стороны согласовали текст доклада, который должен быть представлен на согласование руководству двух стран.

«Мы находимся в стадии доклада руководству, потому что остались моменты, которые требуют решения руководства», — сказал Дворкович.

Вице-премьер белорусского правительства Владимир Семашко подтвердил факт согласования протокола и уточнил: «Возможно, на следующей неделе он увидит свет».

Источник «Газеты.Ru» в МИД России считает, что в этот раз белорусское руководство перешло все дозволенные границы.

Минск всегда эмоционально торговался за каждый кубометр и каждый кредитный рубль, но не подписывать кодекс Таможенного союза и игнорировать согласованное заранее заседание Высшего госсовета Союзного государства — явный перебор, говорят в российском МИДе. В конце концов Лукашенко подписал кодекс, но дата проведения Высшего госсовета так и осталась несогласованной. Скандалов такого уровня раньше не было.

Похоже, Лукашенко меняет тактику, поскольку чисто экономические аргументы и рычаги давления в бесконечных спорах о газе, нефти и белорусских продуктах питания уже не дают эффекта. Ранее Лукашенко пытался применять такой способ давления на Россию, как повышение тарифов на транзит нефти. Минск даже сообщил, что повысит тариф за транзит, но потом отказался от этого намерения.

Не сработал и аргумент Минска о том, что российская нефть будет заменена азербайджанской, иранской и канадской. «Лукашенко может завозить нефть хоть с Марса, но он понимает, что на этом ничего не заработаешь», — иронизирует Алексей Гривач, заместитель главы Фонда национальной энергетической безопасности.

Неудивительно, что Лукашенко сознательно переводит конфликт из экономической в политическую публичную плоскость. И делает это эффектно. «Зачем хвататься за живое? Зачем нас брать за горло? Ну, понятно, что без российской нефти мы обойдемся. Нам будет очень трудно… Но свобода, независимость — это очень рентабельно, и это не оценивается никакими деньгами и никакими числами. Этого в России, к сожалению, не понимают», — заявлял Лукашенко на пресс-конференции в начале февраля.

Лукашенко изобрел свой «шенген»

По мнению экспертов, Лукашенко в последнее время грамотно выбирает аргументы в споре с Кремлем. Открыв белорусскую границу и дав возможность гражданам 80 стран попасть без лишних формальностей на территорию Евразийского союза, в том числе в Россию, Лукашенко тем самым приглашает себе в союзники общественное мнение этих стран. У него в активе уже имеется «минский договор» — механизм примирения Украины и России, принятый при посредничестве Лукашенко.

«Раньше Лукашенко активно использовал другой рычаг: в России плохие бояре, а царь хороший и с ним всегда можно договориться. И действительно договаривался», — говорит Алексей Макаркин, первый вице-президент Центра политтехнологий. Этот механизм работал, пока нефть была дорогой и в российском бюджете были «лишние» деньги на интеграционные проекты на постсоветском пространстве.

Сейчас Лукашенко, еще недавно считавшийся «последним тираном Европы», сажавшим за решетку своих политических оппонентов, сменил тактику: открывает границы, апеллирует к Западу, взывает к общественному мнению в той же Европе. Время для такого маневра выбрано удачно, учитывая, что Россия в последнее время теряет союзников и находится под санкциями. В противовес этому Лукашенко демонстрирует открытость, чтобы заручиться поддержкой европейской элиты и оказать давление на Москву в решении своих экономических проблем, отмечает Макаркин.

Не исключено, что Москва пойдет на уступки Минску и в этот раз. Несмотря на то что дружба с Белоруссией дорого обходится российскому бюджету.

«Но Кремль ограничен сейчас в возможностях для маневра в связи с грядущей кампанией по выборам президента. Признать Евразийский союз провальным проектом сейчас, накануне президентских выборов, не самое удачное решение», — считает Макаркин.

Вместе с тем непонятно, кто больше выиграет от того, что конфликт, который раньше всегда решался за закрытыми дверями, на двусторонних встречах лидеров, сейчас вышел в публичное пространство.

«Лукашенко, используя политические приемы, банально нарушает экономические договоренности», — считает Алексей Гривач.

Все договоренности по нефти и газу выведены из договора об ЕАЭС до 2025 года. То есть до тех пор, пока между странами – членами ЕАЭС не сложится единый энергетический рынок.

Вот тогда, а не раньше, можно будет предъявлять претензии по поводу равнодоходности цен на внутреннем и внешнем рынках. И Лукашенко об этом прекрасно знает, отмечает Гривач. Эксперт уверен, что конфликт будет решен. Но теперь придется «упаковывать» его как-то иначе, учитывая публичные высказывания всех сторон.

Белоруссия. Евросоюз. США. РФ > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 17 февраля 2017 > № 2077315


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2075905

Лукашенко не даст России себя оскорблять

Либор Кукал, Radio Praha, Чехия

Высказывания президента Белоруссии Александра Лукашенко во время его недавней семичасовой пресс-конференции привлекли внимание к белорусско-российским отношениям и к развитию сотрудничества Минска с Евросоюзом. С белорусским политологом Денисом Мельянцовым мы поговорили еще до нашумевшего выступления Александра Лукашенко.

— Внешняя политика стран Европейского Союза отнюдь не едина. Именно в украинском случае мы наблюдаем большой разброс мнений. Все мы знаем, что, например, Нидерланды занимают крайне сдержанную позицию по вопросу тесного сотрудничества с Киевом. В белорусском случае тоже можно говорить о разном подходе со стороны разных стран Евросоюза?

— Такое разделение существует и по отношению к Белоруссии, и это отчетливо видно. С одной стороны стоят страны, для которых важны экономические отношения с Белоруссией. К таким государствам относится, например, Латвия. Такие страны редко поднимают вопрос прав человека, демократизации и других ценностей, а если уже и говорят об этом, то очень мягко. Они сосредоточены на экономических интересах и прагматичных целях. Для той же Латвии Белоруссия — важный торговый партнер. Белорусские товары вывозятся через латвийские порты, значит, для Латвии Белоруссия — важная страна с экономической точки зрения.

Следом идут такие страны, как Венгрия, Словакия и Италия, они всегда предпочитали прагматичный подход и избегали чувствительных тем, на которые белорусские представители могли бы отреагировать отрицательно. На «другом берегу» стоят такие страны, как Швеция, и, до недавнего времени Польша. Они, наоборот, акцентируют вопросы прав человека, демократизации и либерализации. Польша сменила подход с приходом нового правительства. После введения антироссийских санкций Польша поняла, что выгоднее заниматься экономическим сотрудничеством, чем вопросами ценностей. Это привело к сближению Польши и Белоруссией. Страны Западной Европы, такие как Франция, Великобритания и Нидерланды, не проявляют большого интереса к Белоруссии. Франция продвигает Союз Средиземной соседской политики, который фактически является конкурентом для программы Восточного партнерства. То есть нетрудно разделить страны на основе того, как сильно они интересуются Белоруссией. Это влияет и на их поведение во время голосований по поводу резолюций Совета ЕС. И это меняется под впечатлением от ситуации в Украине и политикой Белоруссии по отношению к ЕС.

— Где в этой шкале — от экономического прагматизма до идеалистической защиты прав человека — по отношению к Белоруссии находится Чехия?

— Я считаю, что Чешская Республика принадлежит больше к идеалистам, которые пытаются продвигать вопросы прав человека, демократии и тому подобное. Чехия воспринимается как страна, которая считает эти вопросы важными. Подобную политику проводит, к примеру, Швеция. Возможно, это связано с тем, у Чехии в Белоруссии небольшие экономические интересы.

— Недавно много людей в Европе удивило сообщение о том, что в Белоруссии были арестованы три человека, которые публиковали в российских СМИ антибелорусские статьи. Для вас это тоже было сюрпризом? В Белоруссии ожидалось, что что-нибудь подобное может произойти?

— Это непростой вопрос, и на него нужно смотреть в более широком контексте. Между Белоруссией и Россией уже долгое время продолжается газовая и нефтяная война. Это длится уже больше года после того, когда две страны оказались неспособны договориться о ценах на нефть и газ. Этот конфликт — долговременный, и отношения России и Белоруссии — не очень хорошие. Белоруссия не поддержала Россию в споре с Украиной и не приветствует идею открытия российской авиабазы на своей территории. Россия недовольна и даже начала информационную атаку с целью оказать давление на белорусское руководство. Агентство «Регнум», а именно для него пишут упомянутые блогеры, — это один из инструментов, которые Россия использует. Атаки на Белоруссию пока не проникли в главные российские СМИ. Однако как раз агентство «Регнум» в прошлом опубликовало целый ряд антибелорусских материалов. Белорусские власти задержали троих человек и таким образом послали в Москву ясный сигнал о том, что публичные оскорбления — а именно так воспринимали в Белоруссии эти публикации — неуместны и не должны повторятся.

— Налицо некоторый кризис в отношениях между Белоруссией и Россией. Может ли со временем дойти до эскалации и даже конфликта, подобного российско-украинскому?

— Эти ситуации ни в коем случае нельзя сравнивать, и не стоит ожидать ничего подобного. Отношения между Украиной и Россией всегда были более или менее напряженными. Всегда были какие-то споры. Это называется конфликтная дипломатия. Хотя Белоруссия и Россиия — близкие союзники и являются членами совместных альянсов и объединений, таких как СНГ или Евразийский экономический союз, никогда не было полного объединения двух стран. Даже когда существовал Таможенный союз, Россия всегда придумывала препятствия для доступа белорусских товаров на российский рынок. Все время появлялись придирки к белорусским продуктам. Аналогичная ситуация — с нефтью и газом. Цены для Белоруссии менялись несколько раз. Состояние, в котором мы находимся сейчас, не ново, раз в несколько лет все повторяется снова и снова. К сожалению, напряжение в Белоруссии несколько усилила эскалация, возникшая в Украине, но, тем не менее, можно быть уверенным, что Россия не планирует поступать с Белоруссией так же, как с Украиной. Белоруссия не заинтересована во вступлении в НАТО и ЕС. Об этом желании заявляла Украина, и России это очень не нравилось. Все договоренности Белоруссии и России действуют. Белоруссия не выгоняет со своей территории российские военные объекты. Для России было бы бессмысленно повторять там «украинский сценарий».

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2075905


Белоруссия. Австрия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 февраля 2017 > № 2074453

МИД Белоруссии расценивает попытку сорвать брифинг спецпредставителя ОБСЕ в контактной группе по Донбассу Мартина Сайдика как провокацию, направленную на срыв переговоров и дискредитацию минской переговорной площадки, заявил в среду журналистам пресс-секретарь ведомства Дмитрий Мирончик.

Ранее группа радикалов, представившихся членами незарегистрированной в РФ партии "Другая Россия", пытались сорвать подход к прессе спецпредставителя ОБСЕ Сайдика по итогам переговоров контактной группы по Донбассу в Минске.

"Пресс-служба МИД Белоруссии расценивает попытку сорвать брифинг спецпредставителя ОБСЕ Мартина Сайдика как сознательную провокацию, направленную на срыв переговорного процесса и дискредитацию минской переговорной площадки. Белорусская сторона будет и далее принимать все необходимые меры для обеспечения безопасной и беспрепятственной работы трехсторонней контактной группы и немедленно пресекать все попытки помещать ее работе", — сказал Мирончик.

Белоруссия. Австрия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 февраля 2017 > № 2074453


Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > dw.de, 15 февраля 2017 > № 2074422

На фоне ухудшения отношений Минска с Москвой и опасений повторения украинского сценария в Беларуси все чаще говорят о необходимости укреплять ее суверенитет. Президент Александр Лукашенко пытается перенять риторику оппозиции о ценности белорусского языка для самоидентификации граждан.

Но, убежден минский историк Алексей Браточкин, язык - лишь символический ресурс суверенитета, есть и другие - демократизация, либерализация, развитие гражданского общества, - без которых сложно говорить об его укреплении. Может ли белорусский язык стать инструментом национальной самоидентификации при нынешних политических реалиях, и возможно ли это сделать в директивном порядке?

Прекращение репрессий сочли за поддержку

Официально белорусский - один из двух государственных языков, но в реальности, констатируют эксперты, он таковым не является. На сегодня в стране нет ни одного вуза с преподаванием только на белорусском. В школах количество обучающихся по-белорусски сократилось с 19% в 2010-11 годах до 13% от всех учащихся. Получение справки, например, от нотариуса, или слушание на белорусском дела в суде - экзотика.

Впечатление, что чиновники всерьез решили улучшить положение белорусского языка, - поверхностное и не имеющее ничего общего с действительностью, уверен лингвист Винцук Вечерко. Он напомнил, что белорусский язык всегда был инструментом национальной идентичности безотносительно к политической конъюнктуре.

На белоруском языке в стране участся 13 процентов школьников

Свое мнение лингвист аргументирует результатами переписей населения с 1897 по 2009 годы. Среди этнических белорусов количество назвавших родным белорусский язык колебалось от 98% в 1939 году до 60% в 2009 году. Серьезный спад произошел в период правления Лукашенко: с 1999 по 2009 годы число считавших белорусский родным сократилось с 86% до 60%.

Такие изменения неестественны, так как связаны не со сменой нескольких поколений, а с тем, что быть белорусскоязычным стало некомфортно, а иногда и политически небезопасно, поясняет Вечерко. И добавляет, что и прежде, и сейчас Лукашенко использует в своих выступлениях белорусские слова как hate speech - риторику ненависти.

Белорусский язык остается декоративным

В позитивные перемены, инициируемые сверху, Вечерко не верит. А то, что за мову перестали сажать и не препятствуют активистам, продвигающим белорусский язык как ценность, по его выражению, ни о каком развороте не свидетельствует, разве что о растерянности чиновников среднего звена.

"Перестали явно душить и иногда позитивно откликаются на инициативы снизу расширить сферу использования белорусского языка. Но это вынужденный отклик на требования белорусов и в связи с вызовами извне", - убежден Вечерко. Тем не менее, по его оценке, у белорусов появился шанс что-то изменить в этой сфере.

Белорусский язык, по мнению главного редактора культурологического журнала ARCHE Валера Булгакова, остается в стране декоративным. И даже достижения литовцев в 80-е годы, когда в советской Литве производимые там товары маркировались на русском и на литовском, - до сих пор остаются мечтой. Единственная область, где действительна заметна поддержка властей, - книгоиздание, говорит Булгаков. Но и сейчас на местном книжном рынке доля изданий на белорусском языке составляет максимум 5%.

Большевистские методы не помогут

Редактор ARCHE не видит повода предметно обсуждать решимость властей радикально продвигать белорусский язык в качестве консолидирующего начала и положить конец более чем 20-летней политике забвения. О невозможности решить языковой вопрос в Беларуси директивно свидетельствует опыт начала 90-х.

Тогда, вспоминает Булгаков, белорусский язык решили ввести за пятилетку большевистскими методами. Это вызвало отторжение у многих, став одной из причин прихода к власти Александра Лукашенко. Булгаков уверен, что, повторись это в иной исторической ситуации, "неизбежна реинкарнация второго Лукашенко".

На вопрос о необходимости создать в Беларуси университет с преподаванием на белорусском, Лукашенко, по сути, сегодня не говорит ни да, ни нет, констатирует Булгаков. Что, по его словам, многие ошибочно интерпретировали как согласие президента, хотя пока, кроме разговоров, нет никаких свидетельств, что это станет реальностью.

Но если даже такой вуз и откроют, то Винцук Вечерко, например, опасается, что тогда невозможно будет добиться открытия белорусских отделений в региональных университетах: "Скажут, мол, езжайте в Минск. У вас есть там резервация".

Язык - один из маркеров идентичности

Историк Алексей Браточкин обращает внимание на то, что появление белорусского университета (даже если оно станет реальностью) никоим образом не означает, что в нем изменится что-то, кроме языка преподавания.

И даже если медийное пространство при нынешних политических реалиях будет полностью белорусским, это, подчеркивает историк, будет белорусский язык власти. У Браточкина складывается впечатление, что Лукашенко не столько хочет укрепить позиции белорусского языка, сколько заполучить оппозиционный электорат.

Вряд ли, предположил Алексей Браточкин, президент задумывается о сложных проблемах идентичности, менталитета, культурных различий, он скорее пытается цементировать общество, предлагая стратегии, усиливающие ощущение лояльности населения. Поэтому, прогнозирует историк, Лукашенко будет так же играть с белорусским языком, как играл и продолжает играть с русским.

Язык, подчеркивает Браточкин, является одним из маркеров идентичности, а происходящее в Беларуси выглядит как игры с самоидентификацией, похожие на магический ритуал, при помощи которого обеспечивается стабильность. Вряд ли власти не понимают, что лояльность и суверенитет обеспечиваются не только символическими инструментами, но и конкретной политикой во всех сферах, подвел итог историк.

Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > dw.de, 15 февраля 2017 > № 2074422


Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 14 февраля 2017 > № 2073035

Эксперты уверены, что белорусские чиновники по-прежнему всячески мешают деятельности независимой прессы, используя для этого все имеющиеся в их распоряжении средства - от уголовного законодательства до экономической дискриминации. Тем временем президент Александр Лукашенко полтора часа в своей резиденции впервые тет-а-тет беседует с редактором старейшей негосударственной общественно-политической газеты "Народная воля".

Чиновникам тема не интересна

Обсуждение проблем деятельности негосударственного журналистского сообщества - одна из целей конференции "Медиа Беларуси: вызовы и шансы", которая проходит в Минске 13-14 февраля. Ее организаторы - Белорусская ассоциация журналистов (БАЖ) и Медиаинститут FOJO (Швеция), а участники - члены журналистских организаций Литвы, Армении, Азербайджана, Украины и Молдовы, представители посольств зарубежных государств, в том числе Германии, сотрудники ОБСЕ.

Среди участников конференции - и Нобелевский лауреат Светлана Алексиевич

Приглашения были направлены в администрацию президента, министерства информации и иностранных дел, а также в провластный Белорусский союз журналистов (БСЖ). Однако на них откликнулись лишь депутаты Палаты представителей Алена Анисим и Анна Канопацкая - только они в парламенте представляют оппонентов властей. Правительственные структуры, как и официальные СМИ, от участия уклонились, хотя FOJO тесно сотрудничает с БСЖ.

Среди тем, обсуждаемых на конференции, - важные для белорусских журналистов вопросы, например, законодательство о СМИ, практика его применения и пути развития, сохранение стандартов журналистики в меняющемся мире, экономические условия деятельности СМИ. Как отметил сотрудник офиса представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Айдар Ботагаров, темы дискуссий актуальны не только для Беларуси: "К сожалению, мы вынуждены констатировать, что безопасность журналистов в регионе ОБСЕ по-прежнему остается на повестке дня".

Ситуация остается сложной

В Беларуси, по мнению экспертов, журналисты негосударственных общественно-политических изданий, интернет-ресурсов, а также блогеры вынуждены работать под постоянным давлением со стороны государства. Ситуация, и без того непростая для негосударственных масс-медиа, ухудшилась после принятия в 2015 году изменений в законодательство о СМИ, а также после появления годом позже в Уголовном кодексе ответственности за пропаганду экстремизма, в том числе терроризма.

По последней статье в стране еще никого не привлекали. Со своей стороны, эксперт в области законодательства о СМИ Олег Агеев среди угроз свободе слова и выражения мнений называет возможность уголовного преследования по статье за разжигание межнациональной розни. По словам юриста, серьезную обеспокоенность вызывают заключения под стражу по этой статье.

Речь идет о двух последних нашумевших случаях. Блогер Эдуард Пальчис провел в СИЗО около 10 месяцев, будучи обвиненным в разжигании расовой, национальной или религиозной розни. В публикациях на созданном им сайте Пальчис резко критиковал политику российских руководства, доставалась от него и властям в Минске. По той же, что и Пальчис, статье УК в декабре были задержаны и находятся под стражей белорусские авторы российского информагентства REGNUM Сергей Шиптенко, Юрий Павловец и Дмитрий Алимкин. Их публикации носили пророссийский характер и, как указывали представители белорусских властей, ставили под сомнения суверенитет Беларуси.

Есть риск, что люди только за свои высказывания могут быть лишены свободы, предупредил Агеев. И добавил, что власти существенно расширили полномочия министерства информации по внесудебному блокированию сайтов: "Эти полномочия в принципе следует забрать у министерства информации".

Неравность условий

Председатель Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) Андрей Бастунец выразил удивление тем, что независимые белорусские СМИ, особенно в регионах, еще умудряются выживать в нынешних условиях. Он указал на тяжелейшее экономическое положение негосударственных масс-медиа, неравные условия деятельности по сравнению с государственными изданиями, получающими дотации из бюджета, и невозможность монетизации интернет-СМИ. "Госрегулирование в Беларуси и контроль властей за СМИ остаются самым жестким во всем регионе", - посетовал руководитель БАЖ.

В свою очередь депутат Палаты представителей Анна Канопацкая заявила, что однозначно не понимает законов, которые ограничивают свободу слова: "Все СМИ должны быть независимыми и должны правдиво освещать ситуацию в стране, ведь именно этого сегодня требует общество".

Ее коллега Алена Анисим в бытность главой столичной организации Общества белорусского языка имени Франциска Скорины создала газету "Новы Час" (Новое время), которая сегодня не может распространяться через государственные "Белсоюзпечать" и "Белпочту". В таком же безрадостном положении оказались и многие другие негосударственные печатные издания. Анисим пообещала, что вынесет этот вопрос на обсуждение парламента.

Власть не будет партнером

В том, что нынешние власти Беларуси пойдут навстречу независимым общественно-политическим СМИ, сомневается лауреат Нобелевской премии по литературе Светлана Алексиевич, начинавшая когда-то как журналист.

"Нынешняя власть не может быть партнером независимой прессы. Сейчас у нас игры с Европой, но я боюсь, что если ситуация тут чуть усложнится, исчезнет даже та минимальная свобода, которая у нас есть. Цель этой власти - только власть, поэтому с ней трудно разговаривать", - подчеркнула писательница в интервью DW. Слова Алексиевич подтверждают и многочисленные попытки БАЖ наладить диалог с властями. Все эти намерения пока оставались тщетными.

Между власти в последнее время подают сигналы о том, что готовы к сотрудничеству с негосударственными масс-медиа. В понедельник, 14 февраля, президент Александр Лукашенко впервые принял главного редактора крупнейшей независимой газеты "Народная Воля" Иосифа Середича и полтора часа тет-а-тет беседовал с ним. На следующий день Середич рассказал, что Лукашенко, помимо прочего, пообещал вернуть в систему госраспространения и подписки 8 региональных независимых общественно-политических изданий.

Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 14 февраля 2017 > № 2073035


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072745

Пойдет ли Лукашенко путем Ярузельского?

Чтобы дело не свелось к имитации круглого стола, оппозиция и гражданское общество должны быть выведены из политического гетто.

Александр Класковский, Белорусские новости, Белоруссия

Не исключено, что в Белоруссии дело идет к общенациональному диалогу за круглым столом. Такой вывод сделал главный редактор «Народной воли» Иосиф Середич после личной беседы с Александром Лукашенко 13 февраля.

Пока мы видим, что, как минимум, один негосударственный газетчик не зря сходил на «Большой диалог с президентом» 3 февраля. Само мероприятие вызвало много нареканий у представителей независимых СМИ, которым не дали слова, но Середич застолбил разговор тет-а-тет с главой государства, и тот, как видим, слово сдержал.

Позиции режима слабеют

Первый вопрос: а зачем Лукашенко диалог с оппонентами? Он ведь всегда позиционировал себя как народного лидера, который напрямую общается с массой и выражает ее интересы. Ну, а у «пятой колонны», «кучки отморозков» есть, мол, лишь свой корыстный, предательский интерес: дорваться до власти и пустить страну прахом.

Однако сегодня позиции бессменного президента — и внутри-, и внешнеполитические — ослабли. Нет, силовой кулак крепок, но он бесполезен против экономического кризиса. Который, в свою очередь, возбуждает ропот электората (усугубляемый, мягко говоря, недальновидными квазифискальными решениями типа указа против дармоедов).

И если бы мы могли сегодня узнать от независимых социологов рейтинг официального лидера, цифра, возможно, оказалась бы рекордно низкой. Это социологическое зеркало, однако, разбито: после прошлогоднего наезда спецслужб и государственного телевидения НИСЭПИ прекратил национальные опросы с публикацией результатов, а больше это делать некому.

Правящая группировка избавилась от раздражителя, но притока всенародной любви к себе таким образом получить не могла. Недовольные падением уровня жизни и новыми поборами белорусы сегодня массово ругают власть почем зря.

Вдобавок (и это даже на первом месте по опасности) берет за горло Россия. С одной стороны, урезала субсидии, с другой — требует большей союзнической верности. Дошло до того, что Лукашенко вынужден успокаивать публику: не бойтесь, никакого захвата Белоруссии под маркой совместных учений «Запад-2017» не будет.

Да, этот алармистский сюжет маловероятен, но уже само обсуждение вопроса в такой плоскости показывает, в какой фазе оказалась «братская интеграция».

Отношения с Россией в системном кризисе, союзники не доверяют друг другу, и в принципе сценарий смены Кремлем власти в Белоруссии, вероятно, представляется ее нынешнему руководителю не таким уж и фантастическим.

В общем, налицо потребность консолидировать нацию перед лицом внешней угрозы, давать отпор имперскому медийному дискурсу, ставящему под вопрос само право белорусов на собственную государственность.

И здесь мало надежды на бледные провластные организации. Государственные СМИ тоже анемичны, все делают по отмашке, причем делают в основном топорно. Лукашенко, по сути, признал крах попыток создать государственную идеологию. Как ни крути, а не мешало бы иметь в союзниках не казенные души, а искренних патриотов из числа тех, кого Лукашенко много лет брезгливо называл «свядомыми».

Эти люди были вытеснены в политическое гетто, когда набирал мощь белорусский абсолютизм. Сегодня оказалось, что абсолютизм может далеко не все. Но и крошить эту любовно сложенную пирамиду ой как не хочется!

Снова будет имитация?

В принципе, власть уже экспериментировала с некими формами внутрибелорусского диалога.

В 1999 году Минск был принужден к этому решением Стамбульского саммита ОБСЕ. Лукашенко было важно тогда восстановить легитимность, помириться с Западом после де-факто уничтожившего разделение властей референдума-96.

Но переговоры с оппозицией под эгидой Консультативно-наблюдательной группы ОБСЕ сорвались, власти не выполнили своих обещаний (в частности насчет доступа оппонентов к СМИ). Объявленный же властями в 2000 году «широкий диалог общественно-политических сил» получился бутафорским, не прокатил, его пришлось свернуть.

Затем в январе 2009 года под влиянием разрядки в отношениях с Западом был создан Общественно-консультативный совет при президентской Администрации во главе с ее тогдашним руководителем, нынешним министром иностранных дел Владимиром Макеем.

Но вскоре высокое начальство стало упрекать оппозиционеров из совета за деструктивные высказывания (а что, ожидали единодушия, как на съездах КПСС?). Новоиспеченная структура завяла, а после разгрома Площади в 2010 году, когда режим стал прессовать оппозицию по полной и вдрызг разругался с Западом, игры в плюрализм на какое-то время и вовсе утратили актуальность.

Сейчас Лукашенко снова хочет нормализовать отношения с Евросоюзом, США и как минимум показать им, что он не такой уж страшный диктатор. Вероятно, сам «Большой разговор с президентом» задумывался как демонстрация готовности официального лидера к диалогу с инакомыслящими.

Но получилось кондово. Участников отфильтровали, преобладали лояльные персонажи, а на неожиданно попавшем в центр внимания либеральном экономисте Ярославе Романчуке глава государства раз за разом демонстрировал свое превосходство в статусе и житейской мудрости.

Впрочем, сам Лукашенко здесь попал в ловушку жанра. Публичность мероприятия просто вынуждала доминировать, утверждать свое лидерство.

Если предполагаемый Середичем диалог станет разворачиваться в подобном ключе, то толку будет мало.

Он лишь сильнее расколет оппозицию: тех, кто сядет за имитационный круглый стол, более непримиримые борцы против режима объявят соглашателями, предателями и агентами.

Страна ручного управления

Почему же Лукашенко согласился встретиться с главным редактором оппонирующей режиму «Народной воли»?

Сегодня правящая верхушка заинтересована как минимум в одном направлении работы независимых СМИ — чтобы те помогали противодействовать информационной экспансии «русского мира», великодержавным идеям. Но и здесь для власти возникает головоломка и тормоз: ведь независимая пресса не ограничивается критикой вовне, она и режим не жалует.

Иосиф Середич рассказал, о чем говорил с Лукашенко

По словам Середича, президент пообещал, что будут сняты проблемы с доступом негосударственных газет к системе распространения. Вот, к слову, и первый тест для властей: выполнят ли подчиненные эту установку.

При этом символично, что в этот же день никто из госорганов (если не считать оппозиционных парламентариев Анны Канопацкой и Елены Анисим), несмотря на приглашения, не пришел на большую конференцию «Медиа Беларуси: вызовы и шансы», организованную Белорусской ассоциацией журналистов. Вот вам и готовность вертикали к диалогу.

Не удивительно, что старый газетный волк Середич предпочитает добиться аудиенции у того, кто в Беларуси решает все. Таковы реалии страны ручного управления.

Кризис пока не такой, как в Польше 1990-го

Перспективы же общественно-политического диалога как раз и зависят напрямую от того, насколько архитектор белорусского режима готов отойти от парадигмы ручного управления с максимальным контролем над всеми фазами и аспектами внутренней жизни, включая выборы.

Ведь в демократических странах в принципе нонсенсом было бы создавать некие формы диалога при президентуре. В демократиях власть и оппозиция глаза в глаза дискутируют в избирательных кампаниях, в парламенте и т.д. Там оппозиция системная. Совершенно другие возможности и у третьего сектора.

У нас же дело пока ограничилось допуском двух оппозиционерок в Палату представителей, в которой они — при всем старании что-то изменить, всколыхнуть болото — в основном подтверждают поговорку «плетью обуха не перешибешь». При таких темпах демократизации живой, спорящий парламент белорусы увидят в лучшем случае лет через 20-30.

Да и демократизации пока, по сути, нет. Ежу понятно, что оппозиционерок в парламент именно назначили. То есть результат выборов по-прежнему жестко контролируется вертикалью.

Пока нет оснований полагать, что местные выборы 2018 года будут выглядеть иначе.

Да, председатель Центризбиркома Лидия Ермошина подчеркивает, что специальная рабочая группа (в которую, что показательно, члена Объединенной гражданской партии Канопацкую не включили) учла около половины рекомендаций ОБСЕ, направленных на совершенствование избирательного законодательства.

Но при этом из комментариев той же Ермошиной следует, что самые главные рекомендации проигнорированы. Оппозиция не получит гарантий включения в избиркомы, а наблюдатели — что им четко покажут каждый бюллетень с отметками.

Так что говорить за некими круглыми столами можно до посинения, но это так и останется говорильней, если носители критических для власти мнений останутся де-факто выключенными из системной политики.

Середич, по его словам, посоветовал Лукашенко пойти путем руководителя коммунистической Польши Войцеха Ярузельского. Тот в 1990 году согласился на многопартийные выборы и мирным путем передал власть Леху Валенсе.

Однако, во-первых, кризис в сегодняшней Белоруссии не достиг той остроты, как тогда в Польше, поэтому наверху еще надеются, что рассосется.

Во-вторых, в новой Польше генералу Ярузельскому оказалось не очень уютно, его пытались судить. Так что большой вопрос, понравилась ли Лукашенко эта параллель.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072745


Испания. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > russpain.ru, 14 февраля 2017 > № 2072712

Беларусь надеется на скорое открытие посольства Испании

Белорусская сторона выражает надежду на принятие в краткосрочной перспективе решения об открытии посольства Королевства Испания в Республике Беларусь, что будет способствовать дальнейшему развитию белорусско-испанских межгосударственных связей.

Об этом говорится в коммюнике к 25-летию установления дипломатических отношений между двумя странами, как сообщил МИД Беларуси. Беларусь и Испания 13 февраля отмечают важную юбилейную дату - 25 лет со дня установления дипломатических отношений.

"Белорусско-испанские отношения, исторически характеризующиеся взаимным интересом и конструктивным характером, плодотворно развиваются как в двустороннем формате, так и в рамках международных организаций.

Белорусская сторона высоко оценивает поддержку Испанией курса Беларуси на политическую и экономическую независимость, многовекторную внешнюю политику, а также инициатив нашего государства, направленных на сохранение мира и стабильности на европейском континенте", - говорится в коммюнике.

Отмечается, что, начиная с 2014 года, двустороннее сотрудничество существенно активизировалось: состоялся ряд визитов правительственных и парламентских делегаций, проводится активная работа по расширению договорно-правовой базы взаимодействия, реализуются совместные проекты в торгово-экономической сфере. В рамках политического диалога между Минском и Мадридом обсуждается широкий спектр вопросов, в том числе по правозащитной тематике.

Активно развивается сотрудничество в гуманитарной, культурной и образовательной сферах. Испания занимает третью позицию среди зарубежных стран по приему на оздоровление белорусских детей из регионов, пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС.

Более тысячи белорусских студентов ежегодно получают квалификацию специалиста по испанскому языку, осуществляется обмен стажировками для преподавателей и студентов, реализуются совместные научные исследования. Установлены прямые контакты между ведущими музеями, библиотеками и учреждениями образования в области культуры.

Большое значение придается развитию межрегионального сотрудничества. Особая роль здесь принадлежит действующим в обеих странах почетным консульствам.

"Являясь одним из самых влиятельных государств в Европе и мире, Испания рассматривается белорусской стороной как один из приоритетных глобальных и региональных партнеров нашей страны с серьезным потенциалом дальнейшего развития двусторонних отношений. Подтверждением этому стало решение правительства Беларуси об открытии в Мадриде посольства, которое начало работу в декабре 2016 года", - отмечается в коммюнике.

"Одним из главных приоритетов взаимодействия между нашими странами является развитие торгово-экономических связей. Планируется подписание межправительственного меморандума об экономическом и промышленном сотрудничестве, в котором предусмотрено создание эффективного институционального инструмента - Белорусско-испанской совместной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству.

Беларусь заинтересована в поступательном развитии двусторонних отношений с Испанией по всему спектру направлений, включая политический диалог, экономическое взаимодействие, сотрудничество в гуманитарной, культурной, научной и образовательной сферах, расширение межчеловеческих контактов. Убеждены, что укрепление дружественных белорусско-испанских отношений отвечает стратегическим интересам обеих стран и чаяниям наших народов", - говорится в распространенном МИД коммюнике.-

Испания. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > russpain.ru, 14 февраля 2017 > № 2072712


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 февраля 2017 > № 2072517

В последние полгода тема внешней политики Беларуси неоднократно становилась предметом анализа авторов ИА REGNUM. Некоторые события последних дней заставляют вновь вернуться к этой теме.

Напомню, что начавшийся год назад кризис в экономических отношениях России и Беларуси разросся к концу 2016 года в полномасштабный политический кризис, когда в декабре произошло сразу три события, высветивших все принципиальное различие позиций России и Беларуси в идеологической, исторической и политической плоскости. Данное противоречие очень важно, так как жизнь показала, что Союзное государство могут строить страны с разными типами экономики. Но вот можно ли строить Союзное государство странам, имеющим разную идеологию, — большой вопрос.

Сначала в Беларуси за свои убеждения по очень жесткой статье (ч. 3 ст. 130 УК РБ предусматривает от 5 до 12 лет за разжигание межнациональной розни в составе группы) под абсолютно надуманным предлогом были арестованы трое известных экспертов, сотрудничавших с российскими СМИ. И как ни радовалась русофобская общественность на страницах оппозиционных и государственных СМИ, что, мол, наконец-то «прижучили Русский мир» в республике, как показало время и работа следствия, эти обвинения были несправедливыми, и радоваться им, русофобам всех мастей, было рано.

В результате, как стало известно в конце прошлой недели, когда минуло два месяца с момента задержания авторов, следствие было вынуждено переквалифицировать обвинения на ч.1 той же ст. 130 УК РБ, которая существенно мягче и предусматривает два варианта наказания: штраф или от полугода до пяти лет тюрьмы. Несомненно, надо признать, что это существенное изменение первоначальной позиции следствия (более подробно об этом в статье Валерия Шахова). Тем не менее и эти обвинения лежат целиком вне правового поля, так как любая беспристрастная лингвистическая экспертиза покажет (образец чего и приведен в статье Валерия Шахова), что никакого состава преступления, то есть призывов к действиям, в статьях экспертов не было. Поэтому борьба за полное оправдание белорусских авторов российских СМИ ИА REGNUM будет продолжена.

Затем, по инициативе белорусской стороны, которая вместо того, чтобы ответить на уровне директора аналогичного института при администрации президента Беларуси, вынесла инцидент на уровень МИД двух стран, произошел еще более громкий белорусско-российский информационный конфликт в связи с высказываниями директора РИСИ генерал-лейтенанта Леонида Решетникова относительно белорусской истории и белорусского языка как составных частей Русского мира. Попытки белорусской стороны, в частности газеты «Советская Белоруссия», используя грязные, неприемлемые в приличном обществе приемы, обмануть белорусскую общественность относительно статуса Леонида Решетникова в системе российской власти, были полностью дезавуированы российской стороной в январе текущего года.

Сначала 26 января президент России Владимир Путин наградил генерал-лейтенанта Службы внешней разведки в отставке Леонида Решетникова орденом «За заслуги перед Отечеством» четвертой степени, а затем 31 января провел встречу с ушедшим в отставку директором РИСИ Леонидом Решетниковым и новым главой этого института Михаилом Фрадковым. Таким образом, и здесь совместная антироссийская информационная кампания оппозиционных и государственных СМИ республики захлебнулась.

Третьим поводом, показавшим всю глубину идеологического и политического размежевания государственных элит России и Беларуси, стал арест в Минске блогера Александра Лапшина по запросу Баку и его выдача Азербайджану на прошлой неделе. Подробно эту темы мы разбирали в прошлом обзоре блогосферы («Минск продолжает обострять отношения с Москвой и подрывать ОДКБ»). И здесь уже идеологический конфликт перестал быть сугубо славянским. Оказались задеты чувства Армении и братского армянского народа, который нескоро забудет враждебный выпад официального Минска, таким образом попытавшегося отработать полученный в ноябре 2016 в Баку орден.

В этой связи попытки белорусского МИД сделать выговор армянской общественности и учить уму-разуму, как им правильно себя вести в этой ситуации — не выдерживают никакой критики. Ереван не засунул голову в «песок», как это сделал белорусский МИД, когда под угрозой применения истребителей Киев развернул белорусский авиалайнер с гражданскими лицами, и показал, что честь и достоинство — не пустые слова для братского армянского народа.

В этом плане белорусский МИД и в целом официальный Минск еще, конечно, не осознают весь масштаб затронутых проблем. Тем не менее первые ласточки уже стали появляться. Так, известный на всю Армению герой карабахской войны, генерал-майор, руководитель всеармянской патриотической общественной организации «ДОСААФ Армении» Аркадий Тер-Тадевосян отказался участвовать в праздновании 90-летия ДОСААФ Беларуси из-за дела Лапшина. Если кто-то думает, что этот демарш будет единственным, — то глубоко ошибается. Естественно, проблемы при общении с армянским руководством возникнут не только у официального Минска. Теперь и рядовым белорусам надо будет объяснять своим армянским друзьям, товарищам, коллегам по работе, как такое могло произойти. Соответственно, и на бытовом уровне начнет появляться недоверие между народами.

То есть одна системная ошибка привела к целому вороху проблем. На пустом месте официальный Минск создал проблемы не только с Россией, но и с Арменией. Так кто разжигает вражду между народами? Кто-то скажет: вариантов не было у официального Минска выйти из этой ситуации грамотно — не Ереван обидишь, так Баку. Так вот в этом и заключается системная внешнеполитическая ошибка — что Минск сам, по своей воле и непродуманности шагов оказался в таком положении.

Тем более что, как сказал представитель Генеральной прокуратуры Беларуси, на пресс-конференции 3 февраля президент Беларуси Лукашенко сказал неправду, что Лапшина задержали в соответствии с запросом Интерпола. На самом деле блогер Александр Лапшин, задержанный в Беларуси и переданный Азербайджану, был объявлен Баку не в международный, а в межгосударственный розыск. Соответственно, у Беларуси было достаточно вариантов сделать так, чтобы выйти из этой ситуации с достоинством и не вставать на чью-либо сторону в армяно-азербайджанском конфликте.

Внешнеполитические ошибки белорусского руководства привели не только к тому, что в Беларусь теперь опасаются (!) ездить граждане союзной нам по ОДКБ Армении, но уже и России. На прошлой неделе стало известно о том, что руководство Россельхознадзора приняло решение отказаться от запланированного в феврале визита в Беларусь своих сотрудников, опасаясь возможных провокационных действий со стороны белорусских властей. «Подобное решение Россельхознадзор был вынужден принять в связи с существующими опасениями ряда инспекторов о возможных провокационных действиях с белорусской стороны. Визит отложен до стабилизации ситуации», — говорится в сообщении.

Конечно, Министерство сельского хозяйства и продовольствия Беларуси сделало соответствующее заявление о том, что оно гарантирует инспекторам Россельхознадзора безопасность во время их визита в Беларусь. «Надеемся, что это решение будет пересмотрено. Наше приглашение остается в силе», — заявил 9 февраля начальник главного управления внешнеэкономической деятельности министерства Алексей Богданов, после чего подчеркнул, что Беларусь — это цивилизованное государство, в котором безопасно находиться любому человеку. Однако, как мы видим, по делу белорусских журналистов, российского блогера, российских сотрудников Россельхознадзора — это далеко не так. Опасность есть, и вполне реальная.

Почему не стоит доверять начальнику управления Минсельхозпрода РБ? Дело в том, что в сложившейся ситуации он не имеет никаких полномочий делать такие заявления. Даже глава белорусского Минсельхозпрода не имеет таких полномочий. Чем он может гарантировать свое слово? — Ничем. Михаил Мясникович в статусе премьер-министра тоже приглашал Баумгертнера, и что? Где были его гарантии после ареста гражданина России? — В отхожем месте.

Аналогично и с гарантиями начальника главного управления внешнеэкономической деятельности министерства Алексея Богданова. Если в Беларуси заводят дела в отношении министров России (!), кстати, до сих пор эти заявления не дезавуированы и не принесены извинения, если граждан России выдают третьим странам, то ехать рядовым российским чиновникам в Беларусь действительно не стоит. Организуют провокацию, покажут по телевидению и объявят потом на всю республику — «видите, с кем приходится работать?».

Это только вдуматься — русские и армяне начинают бояться ездить в республику из-за того, что их здесь могут арестовать либо сами белорусские власти, либо по запросу третьей стороны! До чего надо было докатиться, чтобы это произошло! О какой дружбе между народами можно говорить в такой дикой ситуации? И здесь официальному Минску винить некого — только себя. Как говорится, произошедшее один раз — случайность, два раза — тенденция, три раза — закономерность.

И последний, уже прямо какой-то анекдотичный пример из этой серии, который также весьма наглядно демонстрирует, что пресловутый курс на «многовекторность» оборачивается для республики большими имиджевыми потерями. Пока только на уровне руководства страны, которое умудряется портить отношения со своими ближайшими союзниками. Видимо, не зря Нурсултан Назарбаев категорически отказался быть посредником официального Минска в налаживании отношений с Москвой.

Буквально в течение одного дня белорусские власти умудрились совершить идеологический кульбит. Сначала в ночь с 10 на 11 февраля в Минске представителями силовых структур был задержан украинский писатель Сергей Жадан. Причина — пребывание в российском черном списке с формулировкой «за причастность к террористической деятельности». Жадан провел ночь в камере и утром 11 февраля получил запрет на въезд в Беларусь на неопределенный срок. То есть белорусские силовики действовали в полном соответствии с союзническими обязательствами перед своими российскими коллегами.

Однако после того как глава МИД РБ Владимир Макей пообщался со своим украинским коллегой Климкиным, стало известно о том, что Жадану разрешили остаться в республике и аннулировали запрет на посещение страны, то есть вышли из единого визового пространства с Россией явочным порядком. Как говорится, без комментариев. Весьма вовремя Россия решила вернуть пограничные зоны на границе с республикой. Хорошо, что выпустили писателя, а если бы это был террорист? Чтобы разобраться, кого решил приютить в республике МИД Беларуси, надо пояснить, кто такой Сергей Жадан, и «Гугл» это легко позволяет сделать.

Так, в январе 2017 года в дискуссии с главой движения «Украинский выбор» Виктором Медведчуком Сергей Жадан попросил его передать президенту России Владимиру Путину следующее: «Вполне возможно, что эта война не дала (пока что) Украине своего Хемингуэя, но она наверняка дала России своего Гитлера. Возможно, у него за окном сейчас 1939 год, возможно, 1940-й, вполне возможно даже, что он готовится к своему 1941-му. Но дело в том, что история каждого Гитлера так или иначе заканчивается 1945-м. Это вам любой Хемингуэй скажет. Так и передайте своему куму».

Возможно, те, кто принимал решение об отмене его экстрадиции, именно за эти высказывания его и оставили в Минске, чтобы еще больше уколоть Москву. То есть Минск привечает тех, кто оскорбляет президента России — союзного с Беларусью государства. Как это понимать? Наверное, стоит ожидать очередного спича посла России в Беларуси г-на Сурикова о том, что и здесь все нормально, и ничего недружественного в такого рода решениях нет — ему не привыкать сдавать своих.

Эти все примеры являются только первыми ласточками того, что стулья под официальным Минском начинают очень быстро разъезжаться. Они говорят о том, что официальный Минск из так называемого «донора региональной безопасности», как об этом любят пространно заявлять где ни попадя провластные эксперты, превращается в донора региональной нестабильности по примеру Украины. Как показывает вся мировая история, «многовекторность», а говоря по-народному — стремление угодить и вашим, и нашим, — глубоко ошибочная стратегия.

Можно спорить с Польшей, Литвой, США, Западом в целом, имея за спиной ядерную мощь России (это к вопросу о защите западных рубежей Союзного государства, как будто это Беларусь сдерживает «орды НАТО», а не российский ядерный зонтик). Но нельзя постоянно обвинять в собственных неудачах и проблемах саму Россию, которая все последние двадцать пять лет щедро поддерживала братский белорусский народ, невзирая на лица и обстоятельства.

Системный кризис белорусской внешней политики виден невооруженным взглядом. Руководство Беларуси нарушает все мыслимые обязательства и договоренности, постоянно осуществляя недопустимые в приличном обществе публичные выпады в адрес представителей российской власти, и поступками рвет по живому отношения с ближайшими союзниками, при этом не имея новых. Выпады в адрес России становятся системой. При этом делаются удивленные глаза относительно того, почему надо платить за газ по той стоимости, что прописана в контракте, или почему происходит снижение поставок нефти.

Белорусскому руководству надо понять стоящий перед ним выбор: или быть в союзе с Россией и тогда проводить согласованную внешнюю и внутреннюю информационную, идеологическую политику, или быть самостоятельными — и тогда платить за ресурсы наравне со всеми. Не может быть такого, чтобы и получать дешевую нефть и газ, и одновременно в угоду агрессивной необандеровщине, которая все больше и больше официально прописывается в республике, запрещать книги о русских героях Новороссии — Мотороле, Гиви, Мозговом, тем самым нанося оскорбление десяткам миллионов граждан России и миллионам граждан Беларуси.

Пришло время определиться. Второй вариант, как понимают все разумные люди, даже в среде белорусской оппозиции — это очень быстрый путь к землянкам. Возможно, местные белорусские националисты и русофобы и поддержат такую «независимость» в северокорейском варианте, но не думаю, что идеологию «чучхе» в белорусском варианте поддержит белорусский народ.

Юрий Баранчик

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 февраля 2017 > № 2072517


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071116

Белоруссия — Россия: двери закрываются

Юрий Дракохруст, Open Democracy, Великобритания

Что происходит в отношениях между Белоруссией и Россией? На поверхности — каскад конфликтов, которые наползают друг на друга и усиливают друг друга.

Последняя пресс-конференция Александра Лукашенко, его резкие заявления стали политической кульминацией этого каскада — чего стоит одна угроза посадить в тюрьму главу Россельхознадзора Сергея Данкверта.

Спор о газовых ценах тянется уже больше года, нефтяной конфликт — более полугода, разнообразные ограничения на продовольственный экспорт Белоруссии в РФ стали возникать регулярно практически сразу после введения Россией контрсанкций против США и стран ЕС, а последний по времени конфликт — решение Москвы о фактическом восстановлении границы с Белоруссией.

Граница на замке

На последнем решении России стоит остановиться особо. В качестве причины называется указ Лукашенко о праве безвизового въезда в РБ для граждан 80-ти стран на пять дней через столичный аэропорт «Минск-2». Однако представляется, что это лишь повод.

На самом деле приказ начальника ФСБ об установлении пограничных зон на границе с РБ предшествовал указу Лукашенко о пятидневном безвизе. Кроме того, совершенно не очевидно, что белорусское решение сильно увеличит количество иностранцев, приезжающих в Белоруссию, а тем более — количество иностранцев, которые будут норовить попасть из Белоруссии в Россию без российской визы.

Кстати, Казахстан ввел безвизовый режим, причем на 15 дней, три года назад. Если Москва трактует нынешнее решение Минска как недружелюбное по отношению к ней, то оно — не более недружелюбное, чем решение Астаны трехлетней давности. К тому же, теперешнее «закрытие» границы РБ и РФ российской стороной сделано, мягко говоря, в странной и супержесткой форме. Ранее, до соответствующего решения, пограничного контроля для автотранспорта на границе не было вообще, кроме разве что избирательных проверок. Можно допустить, что это доставляло России неприятности.

Но сейчас маятник качнулся в другую крайность. Для граждан третьих стран, едущих в Россию автотранспортом через Белоруссию, граница оказалась на замке в прямом смысле. Если раньше у них вообще не проверяли наличия российской визы на границе, теперь российская виза не дает права въехать в РФ через эту границу. Иностранцам объявляют, что на границе нет международного погранперехода, поэтому единственная возможность для них попасть в Россию — ехать через Литву, Латвию, Украину, как угодно, только не через Белоруссию.

Как сообщается, граждан стран, которым не нужна виза для въезда в Россию, — Украины, Молдовы — через границу тоже не пускают. Пускают только граждан Белоруссии. Такой безумной ситуации нет ни на одной границе России.

Российское решение оказалось в чем-то похожим на решение администрации Трампа: только Трамп запретил въезд через любую границу США гражданам семи стран, а Москва фактически запретила въезд в Россию гражданам всех стран, кроме Белоруссии, через одну свою границу — с Белоруссией.

Возможно, со временем погранпереходы все же соорудят, если кризис в отношениях не будет разрешен, но пока складывается впечатление, что очень хотелось побыстрее наказать Белоруссию, «показать ей ее место». И причиной столь решительных мер представляются совсем не некие проблемы, связанные с ситуацией на границе, по крайне мере, не только они.

На каждое «да» есть свое «нет»

Складывается впечатление, что причина все же — в изменении даже не политики Минска, а ее настроения, атмосферы. Фактически Белоруссия как была, так и остается во всех мыслимых экономических, политических и военных союзах с Россией.

Потепление отношений с Западом, произошедшее благодаря посреднической роли Белоруссии в донбасском конфликте и освобождению политзаключенных, не приняло никаких институциональных форм. Можно сказать — пока не приняло, но в Минске пока ни слова не говорят ни о каком сближении.

На Белоруссию с начала потепления не обрушился западный золотой дождь, переговоры с МВФ о кредите в три миллиарда долларов тянутся уже пару лет с переменным успехом, но пока без результата.

Что изменилось? Атмосфера. Если еще пару лет назад нога западных представителей вообще не ступала на белорусскую землю, действовали санкции против многих белорусских чиновников. Теперь санкции отменены, происходит интенсивный диалог, западные представители высокого ранга чередой едут в Минск, белорусские представители — в западные столицы.

Ну и, разумеется, Украина. Политика Белоруссии относительно конфликта России и Украины — балансирование, на каждое «да» есть свое «нет» или, по крайней мере, «да, но». Крым российским не признали (но и украинским — тоже), против ООН-овских резолюций с осуждением России за Крым исправно голосовали, но обещали первому же постмайданному руководству Украины, что с севера удара по Украине не будет. Тик-так, да-нет. Венец — минские соглашения, на которые ссылаются все — и Киев, и Москва, и Вашингтон, и европейские столицы, и донбасские сепаратисты. При этом Минск стал не только местом подписания соответствующих соглашений, именно там развернута переговорная инфраструктура. Толку от нее немного. А какова альтернатива?

И возращается ветер на круги своя?

В каком-то смысле все уже было. В 2008 году Белоруссия тоже не признала независимость Абхазии и Южной Осетии, в 2008-2010 годах между Белоруссией и ЕС тоже был «медовый месяц» нормализации отношений, что тоже тогда раздражало Москву. Причем, как и сейчас, не чем-то конкретным. Но ревнивого мужа раздражает флирт его половины как таковой, а не его последствия.

Всяческих «войн» — газовых, нефтяных, продовольственных, информационных — и не счесть. Во время первой газовой «войны» в 2004 году, когда была отключена подача газа в Белоруссию, Лукашенко назвал этот шаг Москвы «терроризмом на высшем уровне».

Это интересная особенность отношений, проистекающая как из политических культур Белоруссии и России, так и из особенностей личности Александра Лукашенко. «Дипломатия скандала» — это его стиль взаимоотношений с дорогим союзником.

Если пользоваться аналогиями из бокса, политический клинч оказывается оптимальной тактикой для Лукашенко. В чисто экономическом конфликте небольшой Белоруссии трудно устоять против огромной России. А в политической схватке… По крайней мере, раньше бывало по-разному.

Хотя, разумеется, ничто не повторяется. В первую очередь, по-видимому, потому, что меняется не столько Белоруссия, сколько Россия. Во-первых, «денег нет, но вы там держитесь», как говорил Дмитрий Медведев. Ну не то чтобы совсем нет, но их теперь жальче давать Белоруссии.

Во-вторых, меняются российские критерии союзничества и лидерства. Логика такая: мы воюем в Сирии (ну и на Донбассе, только никому не говорите), а белорусы почему не стоят с нами плечом к плечу? Какой же это союзник?

Были времена, когда Лукашенко в России многим казался идеалом или, по крайней мере, симпатичной альтернативой хозяину Кремля. Что обусловливало «мягкую силу» Минска в России: не давать Белоруссии денег Кремль мог и тогда, но общественное мнение имеет определенное значение и в авторитарных странах.

«Тихая, спокойная и комфортная страна»

А сейчас всё обстоит иначе. Путин Крым взял, Алеппо взял, а Лукашенко что взял? Во время упомянутой пресс-конференции он сформулировал свое видение белорусской национальной мечты: «тихая, спокойная и комфортная страна». Это не про сегодняшнюю Россию. Может и не про Россию вообще, на все времена. Но не про сегодняшнюю Россию — уж это точно.

Следует ли из сказанного, что завтра Белоруссия выйдет из союзов с Россией и ринется в НАТО, или что российские «зеленые человечки» приедут учить белорусов правильному геополитическому выбору? Нет, не следует.

Россия будет давить на Белоруссию, при этом чаще всего в соответствии с модификацией формулы «другу — все, врагу — только закон». А Белоруссии — серединка на половинку, уже не все, но еще и не только закон.

Белоруссия при этом будет контратаковать, как это сделал Лукашенко в конце минувшего года, отказавшись ехать на саммиты ЕАЭС и ОДКБ и не поставив свою подпись под новым таможенным кодексом ЕАЭС. Причем, контрудары будут наноситься именно в политической сфере. От России, разумеется, не убудет от отсутствия Лукашенко на саммитах интеграционных образований, но Евразийский союз, даже как формальный образ единства постсоветских стран, терять все же не хочется.

Рано или поздно экономические споры разрешатся, как это не раз бывало в прошлом. И спор по поводу границы тоже рано или поздно разрешится. Да его, собственно, и нечего разрешать. Россия имеет полноценные границы со всеми соседями, в том числе и с союзным Казахстаном. А безвизовый режим — даже с совсем несоюзной Украиной. Ну, значит будет граница и с Белоруссией.

Ситуация отсутствия границы — наследие еще прежней эпохи, времен Ельцина, когда казалось, что реинтеграция в одно государство действительно может произойти, пусть и нескоро.

Так что завтра не произойдет ничего кардинального. Но тенденция уже меняется, меняется будущее отношений двух стран. И конфликт по поводу границы в определенном смысле символичен: двери закрываются. К этому ведет даже не столько динамика непростых личных отношений двух авторитариев — Лукашенко и Путина, — сколько логика формирования национальных государств, причем как белорусского, так и российского.

Юрий Дракохруст — журналист, ведущий аналитической программы «Пражский акцент» белорусской службы Радио Свобода. Колумнист самого крупного в Белоруссии частного интернет-портала TUT.BY. Автор двух книг. Живет в Праге.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071116


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071078

Страдания русского сироты

Ефим Фиштейн (Jefim Fištejn), Svobodné fórum, Чехия

Комедия, которая стара как мир: ловкий адвокат, защищающий молодого человека, который убил всю свою семью, играет на чувствах присяжных. В конце своей защиты он патетически взывает: «Уважаемые господа присяжные, пожалейте несчастного сироту!» И таким сиротой сейчас выглядит российский президент Владимир Путин. Сначала благодаря собственным усилиям он потерял «младшего брата» — Украину, а теперь, похоже, теряет и самого младшего — Белоруссию. Совсем скоро в семье славянских народов Путин останется сиротой.

В конце прошлой недели президент Белоруссии Александр Лукашенко провел семичасовую пресс-конференцию, на которой произнес страстную филиппику. В ней он подверг путинскую Россию бескомпромиссной критике. Лукашенко тактично обошел Путина в своем громком обличении, и в результате Россия в его подаче выглядела совершенно беспризорным обществом, домом без хозяина, где правая рука не ведает, что делает левая, где царит анархия, хаос и разруха. Невероятная надменность, с которой Лукашенко позволяет себе осуждать Москву, говорит о том, что отношения в этом регионе стремительно и полностью меняются. Ведь еще недавно, во времена Ельцина, Лукашенко считался «последним диктатором Европы», тогда как Россия переживала тяжелое демократическое рождение. Теперь же первенство и «звание» последнего диктатора стабильно удерживает Путин.

Причиной для дерзких нападок Минска на Москву послужило ее решение создать на границах с Белоруссией пограничные переходы и ввести серьезный контроль. Приказ подписал глава ФСБ, но вряд ли у кого-то может быть хоть капля сомнений в том, что за решением стоит лично Владимир Путин. Официально это был российский ответ на отмену президентом Лукашенко визовой обязанности для граждан 80 стран, включая членов Европейского Союза, Соединенные Штаты и Канаду. Логика российского ответа в целом ясна: большое количество граждан этих стран внесено в черный список в рамках ответных санкций. Но как эти санкции соблюдать, если непрошенные гости смогут свободно прилететь в Белоруссию, а потом как угодно, например, на такси, въехать в Россию без препятствий и преград. Это трудный ребус, ведь формально Белоруссия и Россия образуют одно содружество, государственное объединение со своим главой и другими атрибутами. Когда-то это государство возникло как ядро будущего возрожденного Советского Союза, и к нему должны были присоединиться другие претенденты. А что же теперь, когда появится государственная граница?

После жестких обвинений белоруса Москва не может делать вид, что все это лишь незначительные бюрократические трения, которые намеренно раздувают средства массовой информации. Речь идет о настоящем межгосударственном конфликте. В запутанной информационной обстановке нелегко понять, кто начал первым, кто и как ответил. Решение о создании границы было подписано 29 декабря прошлого года, тогда как отмена визового режима, якобы спровоцировавшая ответ, датируется лишь девятым января текущего года. Так что не совсем понятно, кто кого шантажирует. В последние месяцы проходила эскалация напряженности между «братьями», правительства обменивались ударами ниже пояса — да так, что о каких-то «особенных братских отношениях» можно писать только в кавычках.

Еще весной прошлого года разразился конфликт из-за цен на газ. Минск отказался покупать газ по ценам, рассчитанным с учетом средней цены в 2011 году, и начал отправлять Москве в два раза меньшую оплату. Москва ответила ограничением поставок на треть, что нанесло большой удар по белорусской нефтехимической промышленности, главному экспортному столпу. Специальные меры положили конец особенному виду контрабанды — реэкспорту товаров, ввоз которых Россия запретила в рамках продуктового эмбарго. Белорусы отлично наживались на путинской глупости, обратившейся против собственных граждан: налепив подтверждение о стране происхождения, белорусы превращались в добропорядочных экспортеров всего на свете, начиная с прославленного итальянского пармезана и заканчивая испанским хамоном. Некоторые российские меры негативно сказались непосредственно на белорусских производителях. До сих пор безвредная продукция белорусских молокозаводов была объявлена опасной для жизни. Но суть конфликта была в другом: в рамках приватизации Россия хотела завладеть практически всей белорусской промышленностью и коммуникациями, а Минск всеми силами сопротивлялся. За это и поплатились молоко, сыр и масло.

Как рассказал президент Лукашенко на упомянутой пресс-конференции, чаша его терпения переполнилась после попытки России создать на территории Белоруссии авиационную базу, командование и гарнизон которой де-факто были бы вне белорусского законодательства. Также россияне отказались от предложения Лукашенко позволить белорусским пилотам летать на российских самолетах, так что от идеи с базой в итоге пришлось вообще отказаться.

Между тем в отношениях между прежде отвергаемой Белоруссией и Западом началась оттепель. Большую часть европейских санкций против белорусских чиновников отменили, и начались серьезные переговоры о создании лагерей для беженцев с Ближнего Востока на территории Белоруссии. Впервые за много лет президент Лукашенко нанес визит в одну из стран Европейского Союза — в Италию. Свою независимость Лукашенко подчеркнул тем, что демонстративно отсутствовал на саммитах всех организаций путинского блока: как Договора о коллективной безопасности, так и Евразийского экономического союза в Санкт-Петербурге.

После пресс-конференции в пятницу конфликт между Белоруссией и Россией перестал быть закулисным препирательством и превратился в секрет Полишинеля. Так что от темпераментного президента досталось всем видным российским чиновникам: директору ФСБ Бортникову, министру сельского хозяйства Данкверту, на которого Лукашенко пообещал подать в суд, силовикам, которые требуют экстерриториальности для военной базы в Белоруссии, и всей российской нефтяной мафии, которой Лукашенко пригрозил международным трибуналом за нарушение договоренностей. Российская пресса нашла для этого межгосударственного конфликта подходящее название — цивилизованный развод.

Белорусский президент — опытнейший политический лидер, и вряд ли он захотел бы вести слишком рискованную геополитическую игру без солидных гарантий. Их у Лукашенко пока нет. Даже переговоры с МВФ о предоставлении кредита не завершились для него успешно. Но как иначе может быть в ситуации, когда глава государства делает особый акцент на независимость. Общая тенденция ясна и неумолима: России трудно удержать в сфере своего влияния даже самых ближайших союзников. В определенный момент каждое государство на территории бывшего Советского Союза начинает выстраивать собственную идентичность на дистанцировании от России, и ей не остается ничего другого, кроме как беспомощно наблюдать за этим, потому что у нее нет сил, чтобы остановить или перенаправить этот процесс.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071078


Белоруссия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 февраля 2017 > № 2070179

Президент Белоруссии Александр Лукашенко отметил личный вклад Франка-Вальтера Штайнмайера в нормализацию отношений между республикой и Евросоюзом, говорится в сообщении пресс-службы белорусского лидера.

В воскресенье Лукашенко поздравил Франка-Вальтера Штайнмайера с избранием на пост президента ФРГ.

"Убежден, что Ваши деловые и личные качества, богатый профессиональный опыт, вдумчивый и конструктивный подход будут способствовать плодотворной работе на высшей государственной должности Германии", — говорится в поздравлении.

Лукашенко отметил, что "в Беларуси высоко ценят личный вклад Франка-Вальтера Штайнмайера в расширение белорусско-германского сотрудничества и поддержку процесса нормализации отношений между Республикой Беларусь и Европейским союзом". "Надеюсь на дальнейшее развитие взаимодействия между нашими странами", — добавил Лукашенко.

Белоруссия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 февраля 2017 > № 2070179


Азербайджан. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 11 февраля 2017 > № 2077476

Азербайджан начал работы по организации Торгового дома в Белоруссии с целью увеличения экспортных поставок, сообщил министр экономики Азербайджана Шахин Мустафаев.

Ш.Мустафаев на встрече с послом Белоруссии в Баку Геннадием Ахрамовичем обсудил вопросы расширения торгово-экономических связей, отмечается в сообщении Минэкономики.

Министр подчеркнул, что в 2016 года азербайджано-белорусский товарооборот увеличился на 33%.

По его словам, в 2007-2016гг на Гянджинском автомобильном заводе было совместно произведено более 10 тыс. тракторов, автомобилей и прицепов. Кроме этого, Азербайджан и Белоруссия планируют организовать совместные проекты в сфере хлопководства и табаководства.

"Для увеличения объема экспорта в Белоруссию начались работы по созданию Торгового дома Азербайджана. Кроме этого, на встрече обсуждались вопросы организации экспортной миссии в Белоруссию, увеличения экспорта азербайджанской винодельческой продукции, создания совместных предприятий, расширения сотрудничества в сферах АПК, транспорта, туризма., промышленности и транспорта", - подчеркивается в сообщении.

А.Азизов

Азербайджан. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 11 февраля 2017 > № 2077476


Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta-pravda.ru, 10 февраля 2017 > № 2071923

Гильотина для интеграции

Автор: Олег СТЕПАНЕНКО. (Соб. корр. «Правды»). г. Минск.

Перед Новым годом произошло событие для многих неожиданное. Президент Белоруссии Александр Лукашенко не принял участия в саммитах Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), прошедших в Петербурге. То были не рядовые встречи, они венчали годовую работу интеграционных союзов — экономического и военно-политического. К тому же главам государств ЕАЭС предстояло подписать проект Таможенного кодекса — его долго и тщательно готовили в недрах организации. Но вместо участия в этих мероприятиях Александр Лукашенко провёл в Минске совещание по финансово-экономическим вопросам. Причину столь откровенного демарша ни сам белорусский президент, ни его пресс-служба не объяснили.

Все признаки рецидива

Зато политические обозреватели и эксперты назвали сразу несколько причин: недовольство проектом Таможенного кодекса, нефтегазовый и мясо-молочный конфликт с российской стороной и её пропагандистские выпады против Белоруссии.

Главным и самым болезненным — на этом сошлись все — стал нефтегазовый конфликт. «Газпром» потребовал от белорусов погасить долг за поставленные им объёмы природного газа, исходя из цены 132 доллара за тысячу кубометров, установленной коммерческим контрактом. Белорусская сторона долг не признала, основываясь на том, что действует межправительственное соглашение, в котором чётко указано: если с 1 января 2015 года не будет обеспечена равнодоходность цен на газ с Россией, то цена для Белоруссии не должна превышать внутреннюю российскую, составляющую сейчас 73 доллара за тысячу кубометров.

Межправительственное соглашение всегда имеет приоритет над коммерческим контрактом — это незыблемый и общепризнанный юридический постулат. Дело не только в букве закона. Соглашение между правительствами отражает общегосударственные интересы, а контракт — интересы хозяйствующих субъектов, составляющих лишь часть государства. Часть не может быть выше целого: буква и дух закона в данном случае сходятся полностью.

Поскольку равнодоходность не была обеспечена, Белоруссия в соответствии с межправительственным соглашением стала оплачивать газ по новой, более низкой цене. Российское же правительство выполнять соглашение отказалось, потребовало расчёта по прежним тарифам. И «Газпром» начал начислять Белоруссии «долг», поставил её на «счётчик» — за то, что следует букве и духу закона. Вдобавок российские нефтекомпании, вопреки всем договорённостям, сократили белорусам продажу нефти — «до выплаты газового долга». То был акт произвола, направленный, как справедливо отмечали специалисты, на уничтожение белорусских нефтеперерабатывающих заводов — предприятий непрерывного цикла, которые должны постоянно обеспечиваться нефтью «под завязку».

Что же привело к таким, откровенно противоправным, действиям?

Увы! Нарушение закона на интеграционном поле с Белоруссией стало для российского руководства нормой. В июне 2009 года оно отказалось выполнить межправительственное соглашение о свободной торговле, чётко определившее, что запрет ввоза любых товаров из союзной республики вводится только после предварительных консультаций со специально созданной рабочей группой. Без всяких консультаций, по надуманным претензиям, которые при проверке рассыпались в прах, Россельхознадзор запретил ввозить около пятисот видов белорусской молочной продукции.

А через несколько месяцев руководство России пошло на подрыв основ Таможенного союза, договор о котором только что был подписан президентами трёх стран: Владимиром Путиным, Александром Лукашенко и Нурсултаном Назарбаевым. Вместо отмены пошлин на нефть Москва, наоборот, повысила их для Белоруссии.

МИД РБ справедливо квалифицировал это как «нарушение международных обязательств по вопросам свободной торговли, создания Таможенного союза, унификации и создания единой системы тарифного и нетарифного регулирования, обеспечения равных условий хозяйствования». Обязательств, содержащихся в договорах и соглашениях, которые по статусу своему являются международными и для подписавшей их страны — приоритетными: они имеют, выражаясь юридическим языком, преобладающее, главенствующее значение по отношению к любым внутренним нормативным актам.

Когда, после создания Евразийского экономического союза, нарушив договорённости, по надуманным опять-таки причинам, российская сторона закрыла свой рынок для 23 белорусских мясомолочных предприятий и, не посоветовавшись, вопреки нормативным документам союза, с партнёрами, потребовала прекратить транзит через свою территорию ряда товаров из третьих стран, даже посол России в Республике Беларусь Александр Суриков признал: «Мы как-то забыли, что находимся в интеграционном пространстве, в общем союзе».

В приступах подобной «забывчивости» российское руководство, одну за другой, развязывало против Белоруссии торговые войны: от нефтегазовых, мясомолочных до сахарной, пивной и табачной.

Чем объясняется столь удручающее постоянство в нарушении взятых перед ближайшими союзниками международных обязательств? Чтобы понять это, вспомним события, развернувшиеся на стыке 2006—2007 годов. Тогда российское руководство в одностороннем порядке вдвое подняло для Белоруссии цену на газ. Глубинный смысл этого акта объяснил Александр Лукашенко:

— В своё время были подписаны договоры о Союзном государстве, которые для двух стран стали законами. Одним из таких законов были равные условия для всех субъектов хозяйствования. Однако Россия в одностороннем порядке вышла из этого соглашения. Это вообще единичный факт в мировой практике: наша союзная Россия отказалась от договора, который был подписан двумя президентами. Мол, мы не хотим равных условий (являющихся экономическим фундаментом интеграции. — О.С.), мы будем дороже продавать энергоресурсы.

Это был, действительно, невиданный доселе правовой произвол. Он стал, как выражаются юристы, прецедентом — примером, основанием для аналогичных действий, говоря попросту — толчком для нарушения последующих межгосударственных договоров, а тем более низших по ранжиру межправительственных соглашений.

Очередные, развязанные в прошлом году и продолжающиеся до сих пор нефтегазовая и мясомолочная войны против Белоруссии — лишь рецидив синдрома беззакония, поразившего российское руководство.

Второй антибелорусский

Противоправные действия на интеграционном поле, конечно же, требовали прикрытия. И оно было организовано. Прежде всего — на высшем уровне. «Правда» уже писала («Окажемся ли глупенькими жертвами обмана?», номер от 16.12.2016 года), как Путин, прилюдно отрёкшийся от Союзного договора, после одностороннего, в два с лишним раза, повышения для Белоруссии цены на газ объяснил перед телекамерами, что ценовой корректив проведён «для укрепления интеграции». И хотя неравенство цен не укрепляет, а разваливает интеграцию, все СМИ, обслуживающие режим, бросились развивать новые установки президента.

«Лукашенко гонится за дешёвым российским газом», — вещали с экранов и газетных страниц чиновники высших рангов, репортёры и аналитики. Умалчивая, что белорусы добиваются не «халявной» дешевизны, а равенства цен, предусмотренного Союзным договором. «Россия, — следуя путинским тезисам, убеждали они, — помогает Белоруссии: ей предоставлены льготы — и газ, и нефть продаём дешевле, чем другим». Хотя «льготы» были намного меньше переплат, которые поступали от белорусов после того, как им односторонне, вопреки интеграционному договору, были повышены цены на газ и нефть.

Называть помощью союзнику незаконно взыскиваемые с него деньги, мягко говоря, некорректно. Но СМИ, в духе новой прагматичной политики Путина, наклеили Белоруссии ярлык нахлебницы. Утаив даже то, что при двойном повышении цена российского газа для неё оказалась, с вычетом транзитных оплат, большей, чем для Германии.

— Кто бы мог подумать полвека назад, что немцам вы будете продавать газ дешевле, чем белорусам? — обращаясь на пресс-конференции к россиянам, с горечью сказал Лукашенко.

Когда же спустя некоторое время российская сторона, подняв для Белоруссии вдвое нефтяные пошлины, снова приравняла её, на сей раз по условиям поставки нефти, к Германии и другим западным странам, фактически вытолкнув за пределы и Таможенного союза, и Союзного государства, прокремлёвские СМИ, не скрывая злорадства, стали расписывать, как «батька» направился «в поисках счастья» за океан. Опять-таки умалчивая, что противоправными мерами руководство России поставило на грань выживания модернизированные белорусские нефтеперерабатывающие заводы, и, чтобы спасти их, о поставках сырья пришлось договариваться с дружественной Венесуэлой.

Издевательский тон официозных СМИ по отношению к союзной республике принимал самые изощрённые формы. Во время очередной торговой войны, развязанной российским руководством, в «Новых Известиях» и других либеральных верноподданных режиму изданиях запустили «утку», будто жители Белоруссии, ожидая отключения газа, скупают не новогодние подарки и праздничную атрибутику, а телогрейки и электрообогреватели, «запасаются валенками и полушубками, покупают «буржуйки».

Ударный отряд СМИ — телекомпании, которые несколькими годами раньше взахлёб восхваляли белорусских национал-предателей и украинских бандеровцев — кровавых прислужников Гитлера — как «борцов против Советской власти, за свободу и незалежность», сейчас «канализировали» (излюбленное выражение приснопамятного «серого кардинала» Горбачёва — А. Яковлева) общественное настроение в нужное для своих хозяев русло.

Каждый раз, когда российские олигархи бросались в погоню за лакомыми кусками белорусской собственности, пропагандистская кампания перерастала в пропагандистскую войну. Самые злобные клеветнические пасквили были показаны в то время, когда кремлёвско-олигархические кланы пытались приватизировать Минский завод колёсных тягачей, МАЗ и «Белкалий». Тогда же российский интернет-портал «ВКонтакте» открыто координировал выступления прозападной минской оппозиции против «диктатора Лукашенко».

Это был второй антибелорусский фронт, прикрывавший противоправные действия руководителей основного — первого антибелорусского фронта.

Неудивительно, что во время одной из встреч с Путиным Лукашенко попросил принять меры для того, чтобы прекратить пропагандистскую агрессию, направленную на дальнейший подрыв Союзного государства. Но Путин развёл руками: «У нас свобода слова», — и нарушать эту «свободу» отказался. Мол, нет на то прав, да и отношения к пропагандистской агрессии он не имеет. По этому поводу один из здешних обозревателей вспомнил польскую поговорку: «Если у пана есть собачка, то зачем ему самому лаять?» Однако поведение собачки — довольно точный показатель настроения пана.

И «собачки-канализаторы» спокойно продолжали свою работу. Выбирая направления, которые указывали хозяева, ополчились против равенства с белорусами — принципа, заложенного в основу интеграционного договора. Тут уж, как говорится, они были доками: ещё в конце 1990-х, до создания Союзного государства, с подачи гайдаро-чубайсовских «демократов» обрушили на головы россиян «прагматический» расчёт. Белоруссия, мол, по числу жителей в 15 раз меньше России, и после того, как наши страны объединятся, россиянин, проснувшись поутру, обнаружит, что каждый белорус больше его в 15 раз. По реальному весу — и на выборах, и в решении социально-экономических, политических, бытовых вопросов. И тут же — леденящая душу картинка: огромный белорус навис над маленьким, скукожившимся россиянином. Нельзя, дескать, допустить такого неравенства.

Тот же довод, только в иной форме, привёл чуть позже, отрёкшись от Союзного договора, и Путин: «Не будем забывать, что экономика Беларуси — это три процента от экономики России». Посему, мол, никакого союза, основанного на равноправии, быть не может.

Вовсю раскрутили «канализаторы» ещё один его тезис. Как-то просто и ненавязчиво, на пресс-конференциях, семинарах и встречах, Владимир Владимирович повторял, что и белорусское руководство, и подавляющее большинство населения дорожат суверенитетом. Да и сам Лукашенко заявляет: надо защищать суверенитет своей страны. И оседала в людских мозгах мысль, что белорусы вовсе и не хотят объединяться с Россией в Союзное государство — видимо, в этом и надо искать причину интеграционного тупика. «Да и вообще «батька» ведёт многовекторную политику и разворачивает от России к Западу», — развивали умело подброшенную сверху мысль прорежимные СМИ.

Лукашенко, действительно, отстаивает суверенитет. Но — какой? Вот лишь несколько выдержек из его выступлений и интервью: «Только политически слепые националисты и те, кто не хочет ничего видеть и понимать, могут говорить о каких-то выгодах, полученных народами бывшего СССР в результате искусственного развала великой, могучей и родной для всех нас державы. Этот развал привёл не к приобретению былыми советскими республиками суверенитета, а, наоборот, к его потере»… «Сила наших народов — в единстве и сплочённости»… «Только объединившись с Россией, обеим странам удастся достойно отстоять свои интересы на международной арене»… «Суверенитет Беларуси невозможен без тесного союза с Россией»…

И цели Союзного договора, совпадающей с главной политической целью самого Лукашенко — создать Союзное государство с Россией, — такой суверенитет не противоречит. Позицию он подтвердил во время недавних совещаний, бесед и встреч: «Мы ничего лишнего не требуем от Российской Федерации. Мы требуем, чтобы наши субъекты хозяйствования и наши люди были в равных условиях в союзе Беларуси и России согласно букве и духу договора о союзном строительстве… Если мы видим свою перспективу в едином целом, нам на это надо идти и на этом надо настаивать… Мы должны чётко определиться: или идём на углублённую интеграцию государств, или нет. И самое главное: мы будем исполнять заключённые договоры и обязательства или не будем».

Комментарии, как говорится, излишни.

Ну а насчёт поворота на Запад — вспомним один эпизод. На большой пресс-конференции латвийская журналистка спросила Лукашенко, как он относится к угрозе странам Евросоюза со стороны России. И получила мгновенный ответ: «Если вы нападёте на Россию, мы в тот же час объявим вам войну».

Однако позицию его «канализаторы» из второго антибелорусского, естественно, никогда не доносили до россиян. Наоборот, старались опутать их сознание паутиной обмана, сплетённой под руководством Путина. В ход был пущен и самый коронный довод, призванный заморочить многих — даже сторонников интеграции.

Цель, которой не было

Довод этот был вброшен в сознание россиян почти четырнадцать лет назад. После того, как, выступая в Бакулевском кардиологическом центре, Путин предложил ввести Белоруссию в состав Российской Федерации. Все — от высших должностных лиц до заштатных обозревателей — подхватили «эпохальную» идею Владимира Владимировича.

Многие тогда не заметили странного противоречия. На встречах, в интервью и на пресс-конференциях Путин убеждал своих западных партнёров: «Мы не хотим восстанавливать империю». Совсем в духе требований США, сформулированных геополитическим гуру Збигневом Бжезинским: «Россия должна быть или империей, или демократией». Что означало запрет предпринимать любые шаги к восстановлению располосованной на части Державы.

Предложения политиков всегда привязаны к конкретному времени и конкретной ситуации. Так вот, в то время, как призна'ют даже «единороссы» (цитирую одного из них, члена Совета Федерации Евгения Тарло), «все мы (руководящая элита России. — О.С.) с Западом были в обнимку, думали, что сольёмся в экстазе». Самые тёплые отношения установились между В. Путиным и Дж. Бушем. «Друг Владимир» не просто называл американского президента «другом Джорджем» и заверял, что у них одни ценности и цели, а подтверждал это делами. Когда США, при полном его согласии, стали перебрасывать войска в Среднюю Азию и Грузию, он перед телекамерой на весь мир заявил: «Это делается в интересах нашей общей безопасности».

О том, как Путин тогда всё глубже вводил Россию в фарватер США, «Правда» уже рассказывала («Американский акцент Владимира Путина», номер от 19.02.2012 года). Напомню лишь один из множества фактов: даже послом в Белоруссию он назначил почётного американца. В ту пору не только я — многие минчане задавались вопросом: разделяет ли российское и американское посольства, расположенные бок о бок на небольшой площадке, хоть намёк на какую-то стенку. Или это, как не без сарказма подметила пресса, одно американо-российское посольство? Вадим Попов, возглавлявший палату представителей Национального собрания Республики Беларусь и бывший заместителем председателя Парламентского собрания Союза Белоруссии и России, с горечью говорил: «Путина больше интересуют США и «восьмёрка», чем Союзное государство. Не знаю, чем это кончится».

В той ситуации Путин, конечно, не мог нарушить обещания, данные западным друзьям. Почему же он предложил Лукашенко ввести Белоруссию в состав России? Только потому, что вариант этот был нереальным и неприемлемым. На что уж расхваливал «прозападную политику» Путина один из активных кремлёвских «рупоров» Вячеслав Никонов — и тот в интервью «Белорусской деловой газете» признал: «Что же до собственно превращения Беларуси в российскую губернию — это неправильный подход. Условия нового союза должны быть не хуже тех, что были в СССР, когда Белоруссия не была российской провинцией». Оно и понятно: почти семьдесят лет жили и развивались как равноправные республики одного государства и возвращаться в далёкое позапрошлое (одной из них входить в состав другой) было бы, как точно подметили объективные аналитики, историческим абсурдом.

Да и события, развернувшиеся на постсоветском пространстве, полностью подтверждали этот вывод. Достаточно вспомнить, как во многих бывших республиках СССР, ставших «независимыми», по требованию народных масс парламенты приняли документы о подготовке процесса присоединения, на равноправной основе, к Союзному государству Белоруссии и России. Заметьте, не о вхождении в Россию.

Естественно, как и ожидалось, Лукашенко отверг идею «поглощения» Белоруссии. Путин, констатировали аналитики, мог торжествовать. В результате своей хорошо продуманной инициативы он одним выстрелом убил четырёх зайцев. Во-первых, не нарушил своего обещания западным, прежде всего американским, друзьям: не делать реальных шагов для восстановления «империи». Во-вторых, угодил их сокровенному желанию вообще не допустить полноценной интеграции на постсоветском пространстве: поняв, что российский правитель против принципа равноправия, потянувшиеся к «Союзу двух» страны СНГ, одна за другой, стали прерывать начавшийся процесс воссоединения. В-третьих, создал у обывателя, не вникающего в суть происходящего, а порой и неспособного её постичь, впечатление, что это не он, а Лукашенко встал на пути к единству разделённых народов. И, в-четвёртых, вошёл в обывательское сознание новым собирателем земель разрубленной на куски Державы.

Как развивались события дальше, известно — об этом писала и наша газета. Но, думаю, следует напомнить главное. Самую большую опасность США видели в Союзном договоре. Обитатели Капитолийского холма понимали «эффект прецедента» и прогноз аналитиков ЦРУ — «с Союзного государства начинается восстановление империи» восприняли как сигнал тревоги. Конгресс принял специальную резолюцию, в которой, назвав договор о создании Союзного государства Белоруссии и России нелегитимным и антидемократическим, призвал «президента Соединённых Штатов подготовить и представить в конгресс отчёт о мерах, принимаемых Соединёнными Штатами и направленных на то, чтобы убедить правительство Российской Федерации прекратить поддержку белорусского режима Лукашенко». От президента потребовали «поднять на самом высоком уровне (то бишь путинском. — О.С.) вопрос о непредоставлении российским правительством финансовой помощи режиму Лукашенко».

Под финансовой помощью имелись в виду «нерыночные дотации и субсидии» на газ и нефть, предусмотренные Союзным договором. Они обеспечивали равные условия хозяйствования. На таком принципе создавался, кстати, Евросоюз. И Путин отменил «дотации и субсидии» Белоруссии — важнейший интеграционный инструмент, разрушив экономический фундамент не построенного ещё Союзного государства.

И что символично: подпись под документом, повторявшим требования конгресса США и подорвавшим российско-белорусский договор, он поставил 9 мая 2006 года, в День нашей общей Победы. А через несколько лет дал добро на подрыв Таможенного союза двойным повышением нефтяных пошлин для Белоруссии в канун Дня памяти и скорби — 22 июня.

Понятно, что желающих присоединиться к Союзному государству не осталось. «Развитие белорусско-российских отношений, — писала «Независимая газета», — показывает, что, возможно, в относительно недалёком будущем подобные инициативы не смогут возникать в принципе — из-за исчезновения объекта притяжения».

Но многослойной паутиной обмана российское руководство прикрывало свои противоправные действия, рушившие основу базового договора с Белоруссией. И старательно приводило в исполнение приговор Союзному государству, вынесенный мировой закулисой.

Перед лицом истории

Уже не только обозреватели и эксперты говорят сегодня о реальной угрозе интеграционному объединению братских народов. Выступая на сессии Парламентского собрания Союза Белоруссии и России, председатель палаты представителей белорусского парламента Владимир Андрейченко заявил, что действия российской стороны, выходящие за рамки как договорной базы, так и здравого смысла, «абсолютно негативно влияют на наши интеграционные процессы и могут вообще затормозить их». Способствует этому, подчеркнул он, и информационная политика: «Нас, лучших друзей и преданных союзников, пытаются представить как неискренних, несамостоятельных и живущих за счёт России партнёров, которые в любой момент могут стать русофобами и повторить путь Украины».

Конечно, информационная политика за последние годы изменилась. Вместо мутного потока клеветнических пасквилей и оголтелой вульгарной пропаганды, вроде «страшилок» в виде нависающего над скукоженным россиянином гигантского белоруса, «канализаторы» начали фундаментальный подкоп под Союзное государство.

Недавно, например, отличился директор Федерального государственного научного бюджетного учреждения «Российский институт стратегических исследований» (РИСИ) Леонид Решетников — генерал, возглавивший РИСИ после службы во внешней разведке. В интервью перед завершением работы в институте он попытался обосновать «неполноценность» белорусского народа как нации: даже своего языка белорусы, мол, до 20-х годов прошлого столетия не имели. И в доказательство привёл «неопровержимый факт»: в первом зале Полоцкого исторического музея, на самом видном месте, лично видел номер «Правды» 1926 года с постановлением Оргбюро ЦК ВКП(б) «О создании белорусского языка». «Этому языку, получается, 90 лет. Вот это бомба, которая была заложена тогда, она сейчас и рванула, — эпатажно заявил генерал-директор, — и продолжают взрываться маленькие бомбочки».

Вот только ни в первом, ни в остальных залах Полоцкого исторического музея «Правды» с таким постановлением нет. Как нет в природе и постановления Оргбюро ЦК ВКП(б) «О создании белорусского языка». Тогдашние большевики, в отличие от нынешнего российского генерала, знали, что белорусский язык и белорусская народность, нация сложились давно (уже в XVII—XVIII веках. — О.С.), и потому предоставили Белоруссии статус равноправной республики СССР. Немалую роль в этом сыграл лично И.В. Сталин.

И фактически генеральский бред, хоть автор и пытается сейчас это отрицать, нацелен на детонацию больших и маленьких «бомб», заложенных противниками Союзного государства, — от лукавой идеи ввести Белоруссию в состав России до присвоенного себе права «трамбовать» «недооформившуюся» нацию без всякой оглядки на закон и мораль. Подобные ноу-хау помогают оправдывать произвол по отношению к союзнику, в том числе и в самой жизненно важной — экономической — сфере.

В результате такого произвола дополнительная нагрузка на экономику Белоруссии, как сообщил Владимир Андрейченко, за последние десять лет составила 15 миллиардов долларов. Собственно, это и есть незаконно взятая с белорусов, сверх предусмотренной Союзным договором, сумма оплаты за газ и нефть. Для небольшой республики урон существенный. Для России — примерно двухсотая часть её суммарного, за те же десять лет, бюджета. Мизер. Особенно если учесть, что, по данным Счётной палаты РФ, за год из средств, выделяемых на госзакупки, бизнесмены и чиновники расхищали, в переводе на валюту, 30 миллиардов и, по статистике, в последнее десятилетие ежегодно вывозили за рубеж в среднем 75 миллиардов долларов.

Так что деньги, незаконно полученные с единственного верного союзника, попадали в карманы чиновников и олигархов, шли на закупку дворцов, яхт, лайнеров, размещались в американских ценных бумагах и направлялись на кредитование военных расходов США.

Да и вообще выгодно ли России взимать с белорусов незаконную доплату за газ и нефть? Ведь при сопоставимых с российскими ценами на энергоносители белорусская продукция возвращается россиянам на 20—25 процентов дешевле своих возможных аналогов. Да и включает она порой до 80 процентов российского сырья и комплектующих, а это — тот сбыт, которого без Белоруссии у России просто не было бы. К тому же белорусские предприятия обеспечивают около 10 миллионов рабочих мест на российских предприятиях. И одностороннее повышение цен на газ и нефть, нанося ущерб белорусскому производству, бумерангом подрывает производство в России. Урон куда больше, чем незаконный доход. Но верховная власть России упорно продолжает гнуть свою линию. Не только через нефтегазовый сектор.

Белорусам «перекрывают воздух» и на рынке мясомолочной продукции. «Фактически речь идёт о гигантском отмывании денег через продовольственные контракты, — констатирует доктор юридических наук Алексей Бинецкий. — И белорусские товары ввиду своего действительно высокого качества и низкой стоимости стали представлять угрозу для всего конгломерата, если не сказать — продовольственной мафии. Белорусские товары блокируются потому, что они дешевле, они качественнее. И самое главное — через Белоруссию невозможно отмывать деньги. Поставлять из Бразилии или Колумбии бананы гораздо интереснее, чем хорошую колбасу, тушёнку из Белоруссии».

Словом, ведётся комплексная работа — против Белоруссии, против России и против их интеграции в Союзное государство.

Всё это по меньшей мере чудовищно. Но — закономерно. Как признаёт даже такой апологет капиталистической рыночной экономики, как Джордж Сорос, «отсутствие морали у рынка подорвало мораль даже в тех сферах, где общество не может без неё обойтись». В России это проявилось особенно ярко. Тому есть изначальная причина — очень точно, по-моему, назвал её американский исследователь Уильям Пфафф: «Осуществлённые Ельциным, Гайдаром и Чубайсом реформы были сознательным уничтожением русской нации ради собственного обогащения».

Эти реформы расчистили дорогу произволу, который творят их последователи, забывшие об ответственности перед народом и перед историей. И противостоять им непросто.

Послесловие к президентскому демаршу

По крайней мере, попытки белорусской стороны вернуть руководство России в правовое поле не удались. Хотя было их, прямо скажем, немало. Вот лишь некоторые.

В июне 2009 года, когда Россельхознадзор, запретив ввоз белорусской молочной продукции, поставил под угрозу продовольственную безопасность республики, Александр Лукашенко отказался от участия в очередной сессии ОДКБ. В заявлении его пресс-службы было разъяснено, что продовольственную безопасность президент считает органичной частью общей безопасности, и если её нарушает одна из стран, входящих в ОДКБ, то участвовать в заседании этой организации он не видит смысла.

Через полгода после того, как из-за незаконных действий российской стороны для Белоруссии подорожала нефть и республику фактически вытолкнули за пределы Таможенного союза, её премьер Сергей Сидорский не поставил подпись под документом о создании Таможенного союза, на порядок уступающего по уровню интеграции Союзному государству.

А в 2014 году договор о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС) Лукашенко от имени Белоруссии подписал с оговоркой: если договорённости будут соблюдаться, то республика будет исполнять всё, что касается ЕАЭС, если не будут соблюдаться — оставляет за собой право вплоть до выхода из Евразийского союза.

Уже через два года он с горечью констатировал: «Нарушается всё, о чём договорились». А спустя месяц, в октябре 2016-го, когда ситуация, по его выражению, уже перешла «через край», объявил, что главной темой дальнейших переговоров с Путиным станет вопрос равных условий для субъектов хозяйствования внутри Союзного государства.

О том, как завершились переговоры, можно судить по дальнейшему развитию событий. Российская сторона от своих требований не отказалась. Белоруссии продолжали «накручивать» долг за газ и поставлять произвольно заниженные объёмы нефти. А в СМИ по-прежнему представлять её нахлебницей, российскую же власть — благодетельницей, помогающей своему союзнику. «Россия даст Беларуси скидки и компенсации по газу и нефти», — вслед за «Коммерсантом» вещали подпевающие «прагматической» политике Кремля газеты, телеканалы и интернет-издания. Какие скидки, какие компенсации? Ведь они не покроют того, что, вопреки закону, российская сторона дополнительно берёт с белорусов.

В том, что в сторону от главной проблемы направляли «верхи», сомнений не было. «Ситуацию надо рассматривать в более широком контексте, а не только в части споров относительно контрактных цен и условий поставок, — старательно объяснял журналистам один из главных переговорщиков с Минском вице-премьер Аркадий Дворкович. — Мы живём в Союзном государстве, у нас формируются элементы Евразийского экономического союза, в том числе лидеры стран подписали соглашения о переходе в 2019 году на общий рынок электроэнергии, в 2025 году — на общий рынок газа. Мы обсуждаем будущее, а не какой-то один период».

За словесной завесой, сотканной из множества фактов, важных и второстепенных, «экономический» вице-премьер скрыл главное: то, что нарушена исходная правовая основа в отношениях России и Белоруссии. Есть договор о создании Союзного государства, основанного на принципе равенства субъектов. Его подписали президенты и ратифицировали парламенты Российской Федерации и Республики Беларусь. И в действие он вступил после того, как сам Путин обменялся с Лукашенко ратификационными грамотами. Договор не денонсирован. Но российское руководство в очередной раз отказалось его выполнять — и президент Белоруссии пошёл на радикальную меру. Только остановит ли его демарш вакханалию беззакония, в котором погрязло российское руководство?

Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta-pravda.ru, 10 февраля 2017 > № 2071923


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 10 февраля 2017 > № 2068446

"Развод" России и Белоруссии

Беньямин Трибе | Neue Zürcher Zeitung

"Ни с одной другой мировой столицей Москва не поддерживает такие тесные связи, как с Минском. Но и ни с одним другим государством-союзником Кремль не спорит с таким циклическим постоянством, как с Белоруссией. Но теперь эта череда из постановочной демонстрации единства и "разводов" приобрела новое качество", - пишет Беньямин Трибе на страницах швейцарской газеты Neue Zuercher Zeitung.

Дело в том, что Россия впервые с 1995 года начала охранять границу с Белоруссией, на который раньше вообще не было никакого контроля за перемещением граждан и товаров. Создание ФСБ так называемых пограничных зон с контрольными пунктами совпало с либерализацией на белорусской стороне: Минск разрешил въезжать на территорию страны без визы на пять дней гражданам 80 стран в том случае, если они прилетают в столичный аэропорт. По официальным данным, именно это заставило Москву начать контролировать границу: Россия опасается проникновения на свою территорию граждан третьих стран. Лукашенко на большой пресс-конференции в прошлую пятницу назвал новый пограничный режим "политической атакой", говорится в статье.

"В целом, в последнее время отношения между двумя странами сильно ухудшились, и свободное перемещение граждан отнюдь не единственный спорный пункт", - продолжает автор. Как правило, споры касаются экономики: на финансовую стабильность Белоруссии гораздо больше влияет постоянно тлеющий конфликт по поводу российских поставок нефти и газа. На прошлой неделе он обострился: Лукашенко заявил, что страна будет обходиться без российских нефти и газа, если их ценой будет независимость.

Как бы то ни было, но белорусская экономика и бюджет "попросту нежизнеспособны без своего крупнейшего торгового партнера России", говорится в статье. Одной из важнейших отраслей белорусской промышленности является переработка российской нефти в нефтепродукты, которые затем экспортируются в другие страны. Также выживать Беларуси помогает "выгодный" газ. Но страна переживает рецессию: в 2015 и 2016 годах ВВП Белоруссии снизился на 3,9 и 3% соответственно. С начала 2016 года Минск требует от Москвы еще более снизить цену на газ, а позже начал платить меньше. В свою очередь, Россия заявила, что Белоруссия стала поставлять меньше нефтепродуктов, чем обещано по договору, и сократила поставки сырой нефти.

С тех пор "страны рьяно спорят о том, кто кого эксплуатирует". По подсчетам Кремля, в период с 2011 по 2015 год Белоруссия ежегодно получала по 20 млн тонн сырой нефти без пошлины - из-за чего российский бюджет недополучил 22 млрд долларов. Кроме того, Минск получил от Москвы кредитов еще на 6 млрд долларов. Лукашенко, со своей стороны, небезосновательно указал, что Евразийский экономический союз больше выгоден России и назвал сумму 15 млрд долларов, которую Беларусь недополучила с начала 2015 года.

"Между тем не надо верить в то, что Лукашенко ищет открытого конфликта с Россией", - пишет Трибе. Перед ним стоит "другая задача: показать местной публике и Западу максимальную самостоятельность". Более того, кризис на Украине показал Минску "все негативные стороны тесной дружбы с Москвой", говорится в статье, и Лукашенко пытается выставить Белоруссию нейтральной стороной. Для начала он сделал Минск местом дипломатических переговоров по ситуации на Украине, а затем ему удалось добиться отмены европейских санкций против его страны. "В то же время Лукашенко точно знает, насколько далеко он может зайти, и он никогда не делал прямых нападок на российского президента Владимира Путина, а ругал только некие силы, которые заинтересованы в хаосе и конфликтах в Белоруссии", - говорится в статье.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 10 февраля 2017 > № 2068446


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 февраля 2017 > № 2068325

Белорусско-российская граница приобретает реальные очертания

Александр Бураков, Deutsche Welle, Германия

С 7 февраля по приказу шефа ФСБ на границе России с Белоруссией начала действовать погранзона. На следующий день корреспондент DW побывал на белорусско-российском пункте пропуска «Красное».

Приказом директора Федеральной службы безопасности (ФСБ) России Александра Бортникова на границах Смоленской, Псковской и Брянской областей с Белоруссией с 7 февраля установлены пограничные зоны. Они понадобились для «создания необходимых условий охраны государственной границы РФ» в связи с введением Минском с 12 февраля пятидневного безвизового режима для граждан 80 стран, которые будут прибывать в Белоруссию через столичный аэропорт. Корреспондент DW отправился на белорусско-российский пункт пропуска «Красное» в Смоленской области, чтобы ознакомиться с режимом его работы.

Договора о границе нет

Появление пограничной зоны со стороны России так или иначе заставит Белоруссию принять симметричные меры, считает бывший картограф-геодезист, ныне военный пенсионер Виктор Болдин. Дело в том, поясняет он, что без демаркации границы создание погранзоны носит условный характер, пограничные наряды вынуждены нести дежурство без реальной привязки к местности. В приказе директора ФСБ, отмечает эксперт, указаны геодезические координаты пределов пограничной зоны на территории России. Но вопрос, где эта зона кончается с белорусской стороны.

То есть если нарушитель, двигаясь из Белоруссии в Россию, увидит пограничников и решит бежать назад, то до какой линии российские вооруженные военные имеют право его преследовать? Эту линию, говорит Болдин, должны провести белорусские власти. К тому же Россия не имеет права ставить пограничные столбы, так как они должны иметь согласованные высокоточные географические координаты, включая высоту над уровнем Балтийского моря. Для их установки топографам понадобятся несколько лет и сотни миллионов евро.

Договора о госгранице между РБ и РФ также нет, поэтому, продолжает эксперт, два года назад указом президента Лукашенко с белорусской стороны была создана лишь безрежимная приграничная территория. А теперь все изменится вопреки обещаниям не создавать ограничений для граждан двух стран. Приказом шефа ФСБ Бортникова предписано «установить места и время въезда (прохода) лиц и транспортных средств в пограничную зону». Это значит, что нельзя больше использовать любую тропу, ведущую в Россию. Переход границы вне мест, включенных в списки разрешенных, автоматически означает нарушение режима.

Граница под контролем

Российских пограничников, дежурящих в «Красном», которое расположено на автомагистрали Брест — Москва, вопросы, поставленные Виктором Болдиным, не удивили. Начальник погрангруппы пояснил DW, что его подчиненные не собираются никого преследовать на территории Белоруссии, их задача лишь не пропустить в Россию нежелательных лиц. Как правило — граждан Украины, Грузии и Молдовы.

При этом пограничного контроля на границе нет, то есть паспорта не сканируются специальным устройством и в базы данных не заносится информация о датах въезда и выезда из России. Но в остальном погранзона действует.

Нужно понимать, указал военный, что добросовестные граждане должны сами стремиться пересекать границу в установленных местах — там, где есть пограничники. Иначе их будут рассматривать как нарушителей, и наступит ответственность в соответствии с законодательством России: статьей 18.2 КоАП РФ за это предусмотрены штраф в одну тысячу рублей (около 15 евро) и выдворение.

Однако пока что на дорогах нет знаков, предупреждающих о въезде в погранзону. Как пояснили российские пограничники, их просто физически не успели сделать. Также не отлажена система выдачи разрешений на посещение населенных пунктов в ней. Поэтому пока никакие санкции к прибывающим в погранзону применяться не будут.

Удар по контрабанде

С белорусской стороны на границе скопилось с полторы сотни грузовиков, растянувшихся в полукилометровую очередь. Почти все они с белорусскими номерами и везут продукты питания. По словам водителей, чтобы пройти фитосанитарный контроль Россельхознадзора, иногда приходится стоять весь день. Но введение погранзоны, признают они, здесь ни при чем.

Скорее всего, предположил один из дальнобойщиков, назвавшийся Алексеем, пограничный режим введен для борьбы с ввозом в Россию по объездным дорогам санкционных продуктов из стран Евросоюза.

Например, продолжил Алексей, вдоль автомагистрали идет газопровод, который обслуживается ремонтными бригадами. Для них постоянно поддерживаются в хорошем состоянии проселочные дороги. Они-то часто и используются для объезда погранпостов. И если раньше нужно было факт контрабанды доказать, то сейчас тем, кто использует такие тропы, будет просто вменяться нарушение погранрежима.

В новинку, добавил водитель, стал лишь паспортный контроль на выезде из России. Проверяют, как правило, только пассажиров легковых автомобилей. Политолог из московской Высшей школы экономики (ВШЭ) Андрей Суздальцев объясняет эту меру недоверием руководства России к белорусским силовикам.

Достаточно вспомнить, говорит Суздальцев, что в 2005—2007 годах беглый олигарх Борис Березовский, находясь в розыске в России, неограниченно присутствовал в Минске. Также через Минск, по словам Суздальцева, в период опалы бежал олигарх Михаил Гуцериев, а уже в нынешнем году через Белоруссию без проблем выехал на Запад скандальный художник-акционист Петр Павленский.

Дизель под контролем

До 7 февраля существовал единственный легальный способ въехать в Россию из Белоруссии, минуя всякий контроль. Из Орши в «Красное» ходит поезд региональных линий эконом-класса — так сейчас называется старый советский дизель.

Билет на него представляет собой обычный кассовый чек и покупается не через систему продажи проездных документов, где нужно указывать данные паспорта. Дизель ходит два раза в день и предназначен для доставки оршанцев на дачные участки. В «Красном» желающие могут пересесть на электричку до Смоленска.

Теперь белорусский поезд открывает двери только после того, как на платформе появляются российские пограничники: все пассажиры проходят паспортный контроль. Правда, электричку из Смоленска они проверять не стали и уехали еще до ее появления, обозначив возможную для Белоруссии проблему в будущем. Если мигранты из третьих стран выедут из России, чтобы в дальнейшем перебраться в страны ЕС, но не сумеют перейти границу с Польшей, то назад в Россию их уже не пустят.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 февраля 2017 > № 2068325


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 9 февраля 2017 > № 2067009

Кризис «белорусской экономической модели». Как реагирует Александр Лукашенко?

Дмитрий Болкунец

Forbes Contributor

Энергосубсидий РФ и доходов от перепродажи российских нефтепродуктов не хватает, чтобы поддержать на плаву экономику Белоруссии. Лукашенко в очередной раз внутренние проблемы переводит в политическое русло.

В последние месяцы отношения между Минском и Москвой обострились. Причину стоит искать в кризисе «белорусской экономической модели». За 2014-2016 годы ВВП страны в долларовом эквиваленте упал на 40%, до уровня 2007 года, и составил $47,2 млрд.

Немного истории… После Второй мировой войны на территории БССР была создана крупная энергозатратная индустриальная промышленность, несколько химических предприятий, потребляющих газ и нефть. Основой белорусской экономики стала высококонцентрированная экспортная промышленность, функционирование которой обеспечивается импортом сырья и полуфабрикатов. Фактически полная зависимость от поставок российских энергоресурсов (100 % газа и 90 % нефти) явилась одной из главных причин процессов интеграции Белоруссии и России в начале 1990-х годов. На протяжении двух десятилетий сохраняется высокая степень зависимости от импорта сырья и комплектующих для промышленных предприятий, а также от экспорта произведенной продукции.

Энергетическое сотрудничество между странами имеет ярко выраженный конфликт интересов нетто-экспортера и нетто-импортера энергоресурсов, который нередко приводил к осложнению двусторонних отношений. Наиболее острые противоречия в поставках российской нефти в Белоруссию происходившие в 2006-2007 годах и 2009-2010 годах, приводили к резкому обострению политических отношений между странами, блокированию транзита российской нефти в ЕС.

Нефтеперерабатывающая отрасль в Белоруссии представлена двумя заводами, способными перерабатывать около 22,8 млн т нефти в год. Республика получает российскую нефть без пошлины, а экспортные пошлины направляет в свой бюджет. Экспорт нефти из России для последующей переработки и поставки на экспорт в ЕС играет существенную роль для внешней торговли Белоруссии. Доходы от экспорта нефтепродуктов составляют около 40-42% товарного экспорта Белоруссии и являются основным источником пополнения бюджета от внешнеэкономической деятельности. Общий размер нефтяных субсидий с 2000 года превысил $40 млрд. По данным Кремля, за 2011-2015 годы российский бюджет недополучил $22,3 млрд из-за беспошлинных поставках нефти Белоруссии. Такие преференции позволяют поддерживать существующую социально-экономическую модель развития республики.

Интересный факт. Несмотря на отсутствие собственных запасов топливно-энергетических ресурсов, Белоруссия входит в группу стран с высоким удельным весом (более 30 %) экспорта топливно-энергетических ресурсов в общем объеме товарного экспорта. Данный факт уникален в мировой практике.

В последнее время Россия начала сокращать поставки нефти на белорусские НПЗ из-за нарушений условий контракта со стороны Минска, который вместо поставок части топлива на российский рынок направляет его в ЕС и на Украину. Аналогичная ситуация с нарушением контракта на поставки газа в республики. Минск в одностороннем порядке с 1 января 2016 года снизил стоимость газа со $132 до $107 за тысячу кубов, посчитав цену несправедливой. По данным российского правительства, на текущий момент стоимость задолженности по газу составляет около $550 млн. С момента образования ЕАЭС Минск требует от Москвы создание общего рынка газа, нефти и нефтепродуктов. Пока речь идет о 2025 годе, что не устраивает белорусскую сторону и вносит разлад в будущее интеграционного союза.

Минск и Москва по-разному видят евразийскую интеграцию. Белорусское руководство с одной стороны, совершенно справедливо требует равного доступа на российский рынок и получает его, что подтверждается данными статистики внешней торговли. С другой стороны, Белоруссия практически полностью закрывает свой рынок для российского бизнеса по всей линейке товаров и услуг. Иными словами, белорусское руководство исходит из иждивенческих принципов своего участия в евразийском интеграционном проекте.

Структура экспорта белорусской продукции в Россию на протяжении длительного периода времени остается неизменной. Товарная специализация республики на рынке России объясняется наличием ряда сравнительных преимуществ в производстве товаров (машины, оборудование, транспортные средства). Высокий уровень дотаций сельского хозяйства дает дополнительные преимущества белорусским поставщикам продовольствия на российский рынок. Белоруссия имеет ценовые преференции на энергоресурсы, что позволяет ей производить продукцию и конкурировать за российский рынок не только с другими странами, но внутренними производителями России. Вместе с тем, развитие аналогичных видов производств внутри России ведет к возрастанию конкуренции между производителями двух стран. Особенно чувствительны угрозы в сферах молочной промышленности, машиностроения.

Белорусская экономическая модель, функционировавшая за счет российских энергосубсидий и перепродажи нефтепродуктов, исчерпала свои возможности. За последние 20 лет не произошло коренного перелома в структуре производства и направлениях сбыта белорусской продукции. Усиление конкуренции производителей на внутреннем российском рынке создает угрозу для белорусских экспортеров. Без проведения экономических реформ запросы к России на дешевую нефть и кредиты со стороны белорусского правительства будут возрастать. При этом сокращение дотаций со стороны Москвы приводит к обострению политических отношений между странами и создает риски для социальной стабильности в республике.

Резюме? Без поддержки России белорусская экономика несостоятельна. Россия — крупнейший инвестор, кредитор и главный рынок сбыта для белорусской продукции. Гарантом военной, энергетической и экономической безопасности Белоруссии сегодня также является Россия. Однако Александр Лукашенко в очередной раз пытается все внутренние проблемы перевести в политическое русло и переложить ответственность на Россию.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 9 февраля 2017 > № 2067009


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 февраля 2017 > № 2066967

Лукашенко и Путин ведут войну нервов

Их встреча может немного снять напряжение, но интерес Белоруссии к интеграции будет ослабевать, стране предстоит учиться выживать самостоятельно.

Александр Класковский, Белорусские новости, Белоруссия

Предложенная Кремлем встреча Александра Лукашенко с Владимиром Путиным подвисла. Пока «так и не удалось согласовать графики двух глав государств», пояснил 8 февраля Дмитрий Песков, пресс-секретарь российского президента.

Нетрудно догадаться, что это эвфемизм, дипломатический камуфляж. На самом деле просто глупо встречаться, чтобы по итогам снова был полный ноль, как в конце ноября. Это тогда Лукашенко, как сам признался позже, бросил фразу, ставшую после опубличивания мемом: «Слушай, Володя, не порти мне вечер!»

Иными словами, стороны пока так и не вышли на закулисный компромисс. А потому логично не портить друг другу еще один вечер.

Пока — боевые стойки

Напомню, 2 февраля близкие к Кремлю «Известия» со ссылкой на того же Пескова сообщили, что встреча двух президентов может пройти в первой половине февраля в Москве в рамках заседания Высшего госсовета Союзного государства. Была названа и предполагаемая дата — 9 февраля. Сейчас, как видим, замысел ломается.

Что случилось за это время? Случилась — под грифом «Большой разговор с президентом» — пресс-конференция Лукашенко, изрядная часть которой свелась к претензиям в адрес Москвы. В том числе с нелестными характеристиками российских порядков и нравов, оглашением конфиденциальных моментов переговоров двух руководителей.

Так, может, Путин решил проучить союзника за дерзкие речи и слив закулисной конкретики?

Юрий ДракохрустНет, похоже, что подвешивание личной встречи — это «ответ со стороны Лукашенко», заявил в комментарии для Naviny.by политический аналитик Юрий Дракохруст. Он напомнил, что 26 декабря белорусский официальный лидер уже фактически бойкотировал саммиты ЕАЭС и ОДКБ в Санкт-Петербурге.

То, что МВД Белоруссии проводит доследственные проверки по условному «делу Данкверта», также показывает, что в двусторонних отношениях «обстановка не праздничная», добавил Дракохруст.

Для тех, кто не в курсе: вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении руководителя Россельхознадзора Сергея Данкверта (который-де под надуманными предлогами блокирует поставки белорусских продуктов) велел рассмотреть именно Лукашенко на той же большой пресс-конференции.

И коль скоро процесс пошел (а с другой стороны Данкверт запретил с 6 февраля поставки говядины из Минской области, вице-премьер Аркадий Дворкович ледяным тоном напомнил о долге за газ), то очевидно: эскалация конфликтогенов, война нервов между Минском и Москвой продолжается.

Кто кому задолжал?

Итак, в контексте затяжного многопланового (с нефтегазовым стержнем) конфликта белорусская сторона продолжает играть на обострение. Объяснением упорства может быть патетичный лозунг, брошенный белорусским лидером тогда же, в «Большом разговоре» 3 февраля: независимость дороже нефти.

Кроме всего прочего, это — внимание! — прозрачный намек на то, что условия, выдвигаемые Москвой (в том числе непублично) в этом конфликте, грозят белорусской независимости.

Лозунг про бесценность независимости красив, но реалии пробуют его на излом. Как раз вот статистика доложила, что экспорт наших нефтепродуктов в прошлом году сократился в физическом выражении на 23%, в денежном — почти на 40%. В немалой степени это следствие того, что Россия в наказание за неполную оплату Белоруссией поставок газа посадила два наших НПЗ на голодный паек.

Но Минск не выплачивает насчитанный Москвой газовый долг (550 млн долларов) прежде всего потому, что… в упор его не видит.

Да-да, из цифр, которые привел Лукашенко во время «Большого разговора», следует, что белорусы в 2016-м платили дочке «Газпрома» и так дороже справедливой, по расчетам нашего правительства, цены — по 107 долларов за тысячу кубометров вместо 83 (при том что контракт требовал платить по 132).

И вообще, по версии Лукашенко, Белоруссия от вхождения в ЕАЭС потеряла 15 млрд долларов. Короче, никакой равноправной, честной интеграции нет и в помине, отношение Москвы к белорусскому партнеру — «издевательство».

Из Кремля, правда, тут же пришла ответка: это наш бюджет только на беспошлинной нефти для Белоруссии потерял за пять лет 22,3 млрд долларов.

Готовы ли белорусы платить за независимость?

Выставлять друг другу счета Москва и Минск могут теоретически до посинения. Подчиненные всегда дадут бумажку с цифрами, аргументирующими твою экономическую, историческую и моральную правоту.

Однако де-факто у белорусского руководства положение гораздо хуже. Москва свое черное золото уж как-то пристроит. А вот белорусская экономика и так в рецессии — и может вообще лечь без прежних объемов нефти, российских кредитов и других форм привычной поддержки с востока.

Готов ли Лукашенко на практике доказать, что независимость для него дороже нефти? Поведет ли свой народ в землянки? А вдруг народ перед лицом полной нищеты заартачится и скажет: уж лучше шестью областями в Россию!

Насколько крепок патриотизм в нашей молодой и очень русифицированной стране — это отдельная сложная тема, не будем в нее здесь углубляться. Во всяком случае, Дракохруст считает, что пусть сложными путями, но сегодня «возникает белорусское национальное самосознание» и что «национальная гордость у белорусов есть».

Так или иначе, за независимость действительно надо платить. И звонкая риторика не заменит звонкую монету.

Чтобы белорусская экономика смогла работать без наркотика дешевых российских энергоресурсов, ее нужно перестраивать и реформировать. Те же НПЗ — модернизировать (повышать степень переработки сырья и пр.), чтобы они давали прибыль не только при льготной нефти.

Но проблема не только в том, что на модернизацию наших предприятий нужно где-то найти кучу денег. На примере той же деревообработки мы видим, что можно вбухать миллиарды, а отдача окажется с гулькин нос.

Авторитарная модернизация не работает, нужно менять структуру экономики, избавляться от малоэффективного, кое-как шевелящегося под ручным управлением массива госсобственности. Отказываться от искусственной поддержки монстров социалистической индустрии. Делать ставку на инновационную, наукоемкую продукцию.

Ну и так далее. Не буду соревноваться с независимыми экономистами, которые давно все прописали в своих исследованиях. Глава государства в последнее время призывает подчиненных искать свежие идеи, но это поиски топора под лавкой. Есть азбука рыночной трансформации, ее просто следует разумно адаптировать к нашей специфике.

А коль скоро трансформацию упорно не запускают или ограничиваются декоративными, половинчатыми мерами (больше напоказ, для МВФ, чем для себя), то для аналитиков стало уже общим местом твердить, что наверху просто недостает политической воли.

Консолидация нации под вопросом

Впрочем, во время «Большого разговора» белорусский президент пытался доказать: проблема не в том, что «Лукашенко закостенел и не знает, что делать».

Комментируя свою упрямую позицию в вопросе приватизации, он прозрачно намекнул на внешнеполитический аспект проблемы: «Если я сейчас эти предприятия выставлю на продажу, каждый из вас, сто процентов, ответит, где они окажутся, кто их купит. (…) эти предприятия не у наших людей в руках окажутся…»

Если добавить к этому рассказ Лукашенко, как и почему он воспротивился продаже российскому капиталу «Интеграла», МЗКТ, МАЗа, «Гродно Азота», то нетрудно понять: белорусский официальный лидер серьезно опасается, что россияне в два счета скупят Белоруссию и вслед за экономической властью возьмут здесь в свои руки и власть политическую.

И вот здесь возникает тонкий момент. Внутренние оппоненты могут сколько угодно упрекать главу государства, что тот сам завел страну в ловушку и все такое, но независимость — это для них действительно святое. Это тот случай, когда правящий класс и контрэлита могли бы нащупать точки соприкосновения.

Однако попытка верхов показать готовность к некоему осторожному диалогу с обществом через тот же «Большой разговор» оказалась весьма декоративной и даже грубо-манипулятивной. Незачет.

Белоруссии придется выживать самой

Понятно, что рано или поздно Лукашенко с Путиным «согласуют графики» и встретятся, имея на руках некий проект компромисса, позволяющего снять напряжение в двусторонних отношениях. В чью пользу окажется компромисс?

Андрей Федоров»Полностью удержать позиции белорусской стороне не удастся», — к такому прогнозу склоняется минский аналитик-международник Андрей Федоров.

В комментарии для Naviny.by Федоров предположил, что Лукашенко, скорее всего, не допустит появления в Белоруссии российской авиабазы. В то же время Минску придется выплатить газовый долг (возможно, Москва, смягчит условия выплаты). Поставки нефти увеличатся, но не до желаемых для Минска 24 млн т в год, считает аналитик.

В свою очередь, Дракохруст полагает: кое-что из пакета российских условий Минск может выполнить (скажем, прижать реэкспорт подсанкционной продукции, продать какой-то важный для россиян актив), но вряд ли «это будет выглядеть как полная капитуляция».

Добавлю, что хотя Лукашенко наверняка не станет выводить Белоруссию из ЕАЭС, ОДКБ, Союзного государства (переходить красные линии, как говорят аналитики) — и сами эти структуры, и интерес к ним со стороны Белоруссии будут с большой долей вероятности ослабевать. Ну не пошла интеграция под эгидой Кремля, как это грезилось. И для ее оживления, для чудесного рывка у Кремля нет допинга.

А это означает, что воленс-ноленс Белоруссии придется все больше выживать в одиночку, рассчитывать на себя. Что невозможно, если не трансформировать закостеневшую социально-экономическую и — страшно сказать — политическую модель.

Лукашенко — консерватор, все преобразования он делает через не хочу. Теперь, видимо, через не хочу придется делать больше. Окажется ли этого достаточно, чтобы удержать Белоруссию от тихого сползания в Россию, — вопрос открытый.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 февраля 2017 > № 2066967


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta-pravda.ru, 8 февраля 2017 > № 2071937

«Мы не отойдём от социально ориентированной экономики»

Автор: Олег СТЕПАНЕНКО. (Соб. корр. «Правды»). г. Минск.

Почти семь с половиной часов продолжалась встреча президента Белоруссии Александра Лукашенко с представителями общественности, белорусских и зарубежных СМИ. В беседе приняли участие журналисты, члены правительства, депутаты, эксперты — известные политологи, экономисты, представители политических партий. Значительная часть большого разговора с президентом — так определили формат встречи — была посвящена внешней политике Белоруссии. И прежде всего — отношениям с Россией.

В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ их омрачили очередные торговые конфликты — в нефтегазовой и мясомолочной сферах. К ним добавились «шероховатости» в таможенно-пограничных вопросах. Ситуация, отметил Александр Лукашенко, дошла до того, что он вынужден откровенно сказать о причинах таких конфликтов, постоянно осложняющих отношения двух братских союзных стран.

— Пока я президент, ни один камень в сторону русского человека, россиянина брошен не будет. Но в России разных сил — море. К сожалению, они сегодня разные и в руководстве страны. Россия, — заметил Лукашенко (имеется в виду её руководство. — О.С.), — ведь часто «хваталась» за газовую трубу, за нефтяную трубу.

Это, бесспорно, свидетельствует о победе сил, подрывающих российско-белорусскую интеграцию. На сей раз они развязали конфликт вокруг нынешней цены российского газа для Белоруссии. В 2016 году она платила 107 долларов за тысячу кубометров, хотя с учётом падения стоимости нефти на мировых рынках и по формуле равнодоходных цен, которая введена, согласно межправительственному соглашению, должна была платить 83 доллара. Но «Газпром», нарушив это соглашение, продолжает начислять Белоруссии оплату по прежней цене.

Попытки решить вопрос путём переговоров к успеху не привели. «Приезжают (в Москву. — О.С.) наши министры — с ними разговаривать не хотят, — с возмущением констатировал белорусский президент. — Было, что даже некоторые высшие должностные лица сидели в приёмной с утра до вечера. Просто наплевательское отношение».

Хотя спор шёл исключительно по газу, российская сторона произвольно, в нарушение всех договорённостей, сократила поставки нефти с 24 миллионов тонн в год до 18 миллионов, потом — до 16 миллионов и вообще намеревается, по информации из некоторых источников, поступившей в Минск, поставлять 12 миллионов тонн.

Белоруссия, естественно, вынуждена была обратиться в суд.

Из-за неравных экономических условий, созданных, вопреки Союзному договору, только на покупке энергоресурсов из России республика потеряла за последнее десятилетие 15 миллиардов долларов.

— Они (российские руководители. — О.С.) признают эту цифру и дали сейчас нам кредит аж на пять миллиардов долларов. Изъять у нас 15 миллиардов долларов через цены, потом нам же дать наши деньги (и то лишь третью часть) под процент в три раза больше, чем МВФ! Это, — задал резонный вопрос Александр Лукашенко, — нормально?

Такими же, ненормальными с интеграционных позиций, следует признать многие шаги российского руководства. В своё время оно пыталось «забесплатно» получить высокотехнологичные белорусские предприятия: «Интеграл», «Пеленг», «Гродно-азот» и Минский завод колёсных тягачей. Белорусы предложили другой вариант: обменять эти предприятия на контрольный пакет акций «Башнефти». Но российская сторона не согласилась. Белоруссия, напомнил Лукашенко, не раз предлагала купить по российским законам контрольный пакет небольших нефтяных компаний, однако поддержки не нашла, хотя «Беларусьнефть» использует передовые технологии и участвует в добыче нефти в зарубежных странах, например в Венесуэле. Российское руководство не идёт навстречу белорусам только потому, что хочет держать их «на крючке».

— Понятно, что без российской нефти мы обойдёмся. Нам будет очень трудно, — признал Лукашенко. — Сразу скажут, это нерентабельно, неэффективно, но свобода, независимость — это очень рентабельно и не оценивается никакими деньгами. Если на одной чаше независимость, а на другой — российская, иранская, азербайджанская или американская нефть — это несопоставимо. Мы всё равно найдём выход. Этого в России (имеется в виду её руководство. — О.С.), к сожалению, не понимают...

Один из важнейших экономических секторов Белоруссии — сельское хозяйство. Продажа продуктов питания стала заметным источником валютных поступлений. И барьеры, которые ставит на пути белорусской мясомолочной продукции российская сторона, наносят республике ощутимый урон. Во время обсуждения этой острой проблемы Александр Лукашенко дал поручение министру внутренних дел Игорю Шуневичу возбудить уголовное дело против Данкверта (главы Россельхознадзора, принимавшего решения о запрете ввоза белорусских продуктов) за нанесение ущерба государству.

— Все эти данкверты, — пояснил президент Белоруссии, — люди заинтересованные. У каждого — огромные латифундии. Они сами являются производителями того или иного продукта. Или «крышуют», или где-то работают, или собственники. Они, конечно, по качеству и цене не могут конкурировать с белорусской продукцией. Теперь вы понимаете, почему устанавливаются эти барьеры.

На встрече был развеян миф о том, что Белоруссия меняет наклейки на санкционных продуктах и переправляет эти продукты в Россию. Всё обстоит иначе. Россиянам, если и поступает, то продукция, переработанная из импортного сырья, — это не запрещено. Практически же почти всё импортное сырьё после переработки идёт на внутренний белорусский рынок. «Россиянам мы поставляем исключительно белорусское, у нас при этом, как в советские времена, на экспорт качество должно быть идеальным. Транзита, — уточнил Александр Лукашенко, — в Россию мы не направляем».

Выявляются отдельные случаи, когда ушлые дельцы меняют наклейки или подделывают накладные на санкционных продуктах. Но то — мизер, сотые доли процента. При этом российские таможенники или бизнесмены договариваются с белорусскими, за бесценок берут товар, деньги здесь же делят. «Мы с этим боремся. Но там же (в России. — О.С.) свободный рынок, частная экономика, там никто ничего не контролирует, там за взятку всё можно. Я это говорил руководству России. Мы задерживали немало людей, я ему (Путину. — О.С.) передавал документы. Никто, — сообщил Александр Лукашенко, — ни в чём не разбирался. До сих пор работают».

Специально организованная шумиха по практикующейся якобы в Белоруссии «смене наклеек» бьёт, между прочим, по украинскому крестьянину, поставляющему белорусам молоко и мясо и лишающемуся единственного своего дохода. «Почему вы олигархические предприятия в России не закрыли — «рошены» там и прочие? — поинтересовался Лукашенко. — Недавно шум прошёл, якобы «Рошен» закрыли в какой-то губернии. Так это только сегодня, и то ещё закрыли ли? Чего ж вы «торпедируете» крестьян с Украины? Они что, враги россиянам или нам, белорусам? Вы их давите. А почему не давят олигархов украинских? А потому, что делятся... Вот вам и вся проблема эмбарго и продуктов питания».

Вызывает беспокойство и введение пограничной зоны на рубежах с Белоруссией. На встрече с представителями белорусской общественности и СМИ этот шаг российского руководства был расценён как чисто политический выпад. Попытка оправдать его — мол, это ответ на введение пятидневного безвизового въезда в Белоруссию для граждан 80 государств — несостоятельна. Во-первых, белорусская сторона согласовала свои действия с российской, во-вторых, пограничная зона была введена раньше, чем принято визовое решение. В-третьих, россияне ни в чём не ущемлены: как свободно ездили, так и будут свободно ездить в Белоруссию. И, наконец, национальная безопасность России нисколько не пострадает: таможенный и пограничный контроль в пункте прибытия иностранцев белорусская сторона отменять не намерена, к тому же Белоруссия и Россия пользуются единым союзным списком граждан, чьё пребывание в их странах нежелательно.

В последнее время в некоторых средствах массовой информации раздувают ещё одну тему: Белоруссия, мол, поворачивается к Западу.

— В России все должны понимать, что это — согласованная позиция, на которую меня когда-то подтолкнул президент Путин, — сказал Александр Лукашенко. — Когда Беларусь ещё находилась под санкциями, Владимир Путин советовал выйти с западными коллегами на нормальные отношения. Теперь, после отмены санкций, они развиваются активнее, но не в ущерб взаимодействию с Россией. Россия — это святое. Мы не антироссийские. Мы в НАТО не стремимся. Мы свято бережём нашу договорённость об обороне нашего пространства. Как я всегда говорю: нашего Отечества — Беларуси и России. Это наше общее.

Информацию о том, что Белоруссия выходит из ЕАЭС и Союзного государства, Александр Лукашенко назвал полным вымыслом. Цель такого вымысла понятна без комментариев. «Что касается заседания союзного Совета министров, Высшего государственного совета, поездки на саммит ЕАЭС, моё было чёткое понимание и требование в этом плане: о чём говорить, если не решаются вопросы, о которых мы договорились? Их надо решить, ибо мы в позор превращаем эти все заседания…»

Белорусский президент напомнил, как начинался Таможенный союз: «Почему мы туда пошли? Мы рассчитывали, что этот союз будет основан на равноправии, будут созданы равные условия. Это главное, без этого не бывает союза. Если неравные условия, то зачем туда идти, ради чего?» И Таможенный кодекс он не подписал потому, что многое из того, что должно быть, не работает: «Более того, я поручил отозвать основных наших специалистов из таможенных органов. Без решения проблем я даже не прикоснусь к этому кодексу…»

Надо находить, убеждён Александр Лукашенко, пути восстановления нормальных отношений: «Мы к этому готовы, честно, аккуратно и добросовестно, без перетягивания одеяла на себя». На первом плане должны быть общие интересы, которые в конце концов сходятся, и соблюдение их приносит не только социально-экономический, но и геополитический выигрыш. А это — один из решающих факторов успешного развития наших стран.

— Свою жизнь вместе с русскими людьми нам строить, и мы должны видеть себя, не глядя на Америку.

Эти слова белорусского президента прозвучали особенно актуально. Как и его оценка социально-экономической базы развития государства и общества:

— Я считаю, что модель нашего развития, вообще славянских народов — это социально ориентированная экономика. Я не приемлю у нас другой модели. Очень тщательно наблюдаю за вариантом России, Украины и так далее и молю бога, чтобы у нас этого не произошло. Мы не отойдём от социально ориентированной экономики.

Не в этом ли одна из главных причин давления на Белоруссию, которое оказывает российское руководство, подрывающее союз братских народов?

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta-pravda.ru, 8 февраля 2017 > № 2071937


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2066037

Станет ли Белоруссия следующей жертвой Путина?

Джон Шиндлер | The Observer

"Ветхая экономика Белоруссии погрязла в неэффективности плановой модели, и единственное, что годами помогало Лукашенко держаться на плаву, - это помощь Кремля", - пишет Джон Шиндлер, бывший аналитик Агентства национальной безопасности США, в статье для The Observer. Владимир Путин давно обхаживал Минск с помощью кредитов и низких цен на импорт российского топлива, получая взамен буферное государство, защищающее Россию от НАТО и Запада.

"В действительности Кремль давно считает Белоруссию не более чем продолжением России в плане обороны, - отмечает эксперт. - На протяжении долгих лет Москву и Минск связывали тесные отношения в вопросах обороны и разведки, а совместные учения военных сил России и Белоруссии стали обычным делом".

Однако, как пишет автор, последние пару лет Лукашенко тихо дистанцировался от своего давнего покровителя, пытаясь осторожно наладить связи с Западом. "Ключевым толчком к этому стало уменьшение финансовой помощи Кремля Белоруссии, к примеру, сокращение поставок дешевой нефти, - поясняет автор. - Позиция Минска по таким противоречивым вопросам, как Украина, стала менее угодливой, чем того ожидает Путин от своих протеже".

По словам Шиндлера, сейчас отношения Москвы и Минска - "на грани полномасштабного кризиса". Так, на прошлой неделе Лукашенко заявил, что новая запланированная Путиным авиабаза для нужд российских ВКС не будет построена. Президент Белоруссии сказал об этом во время пресс-конференции, продлившейся более семи часов и "полной антикремлевских настроений". В ответ на ухудшение отношений Москва вернула пограничный контроль на границе с Белоруссией.

"Лукашенко глубоко обеспокоен тем, что недовольный Кремль может попытаться свергнуть его режим, заменив его кем-нибудь более податливым, когда речь идет о желаниях Путина", - говорится в статье. По мнению автора, "опасения Лукашенко полностью обоснованы, и сложность его ситуации - в исключительно близких связях белорусского КГБ и спецслужб Кремля (большинство белорусских высокопоставленных силовиков прошли обучение в российских школах разведки), так что он не может точно знать, кто в Минске на его стороне".

Автор ссылается на недавнее интервью Арсения Сивицкого, директора белорусского Центра стратегических и внешнеполитических исследований, по словам которого Путин может воспользоваться хаосом в Вашингтоне и неопределенностью внешней политики формирующейся администрации Трампа, чтобы предпринять действия против Лукашенко: от подрывных и запугивающих акций российской разведки до тотального вторжения.

И тогда встает сложный вопрос: как поступит Белый Дом? "Белоруссия не входит в НАТО и не может ожидать открытой помощи для защиты от Путина", - пишет эксперт. По недавним сообщениям агентства Associated Press, помощники Трампа по национальной безопасности "искали сведения о польских вторжениях в Белоруссию". "Нужно заметить, что Польша - член и стойкий приверженец НАТО - не совершала никаких вторжений в Белоруссию, и сама мысль об этом, откровенно говоря, звучит странно вне одержимых паранойей кремлевских коридоров и пророссийских сайтов, которые пытаются подогреть антинатовские настроения фейковыми новостями", - считает аналитик.

"Белый дом либо бездумно повторяет нелепые российские фейковые новости, либо намеренно доносит дезинформацию Кремля до нашей разведки", - говорится в статье. Ни один из этих вариантов ничего хорошего не предвещает безопасности и стабильности в Европе. "Белоруссия расположена у границ НАТО, не то что Крым или Восточная Украина, и возможность того, что военный кризис выйдет там из-под контроля с опасными последствиями, реальна. Для всех сторон будет лучше, если любой такой кризис будет предотвращен еще до начала", - подытоживает Шиндлер.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2066037


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2066028

Последний демарш?

Андис Седлениекс (Andis Sedlenieks), Diena, Латвия

На прошлой неделе в центре внимания в очередной раз оказались отношения двух соседних с Латвией стран — России и Белоруссии, а именно: пресс-конференция президента Белоруссии Александра Лукашенко, которая длилась более семи часов и в ходе которой он не скупился на адресованную России критику.

Перечень упреков Москве был длинным и пространным: начиная от неправильных цен на энергоресурсы и заканчивая утверждениями, что Кремль чуть ли ни репрессирует Белоруссию из-за боязни, что последняя может «уйти к Европе». Белорусские должностные лица во главе с президентом накануне предприняли ряд демаршей, в частности, Лукашенко, сославшись на формальные причины, не прибыл в Россию на подписание договора о Таможенной зоне Евразийского экономического союза, и в данный момент отношения двух государств скатились до низшей точки за последнее десятилетие.

Белорусский лидер многократно использовал такую тактику, когда в преддверие значимых встреч (визит Лукашенко в Россию ожидается 9 февраля) обостряются важные для Минска вопросы. До сих пор эта стратегия оправдывала себя, потому что Кремль ради мира и спокойствия, а также политической поддержки традиционно соглашался предоставить одному из своих ближайших союзников новые бонусы и кредиты.

Ясно, что и на этот раз Лукашенко надеется на то же самое. Всего желаемого он, разумеется, не получит, но, по меньшей мере, частично Москва уступит.

Для России статус Белоруссии как союзника важен как по историческим, так и по геополитическим причинам, а отказ от тесных связей с Белоруссией станет еще более сильным ударом по престижу Москвы, чем утрата Украины.

В то же время нынешний демарш Лукашенко в отношениях с Россией может оказаться последним, потому что высказывания должностных лиц Москвы, публикации в прессе и ряд других признаков свидетельствуют о том, что в Кремле переоценивается политика, в рамках которой энергоресурсы и кредиты обменивались на политическую лояльность некоторых государств, включая Белоруссию. Похоже, в Москве уже пришли к выводу: словесные, но не практические заверения в дружбе (с ними никто не спешит) — это не тот товар, на который стоит тратить кубометры газа, баррели нефти и миллиарды долларов.

Соответственно, и клиентам постепенно будет предлагаться все более конкретный выбор — или режим экономического благоприятствования и однозначная поддержка политики Москвы, или рыночные цены и условия, что для экономики Белоруссии с учетом ее зависимости от России обернется катастрофой, а также, по всей вероятности, будет означать конец режима Лукашенко. Кажется, несложно угадать, что выберет президент Белоруссии.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2066028


Иран. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 8 февраля 2017 > № 2066023

Беларусь и Иран стремятся к укреплению сотрудничества

Президент Ирана Хасан Роухани на встрече с председателем парламента Беларуси Михаилом Мясниковичем выразил готовность Тегерана расширить тотальные отношения с Беларусью, сообщает Fars News.

"Тегеран приветствует сотрудничество в экономической и научно-технической областях с Минском, а также со странами Евразийского региона", - сказал президент Ирана во время встречи в Тегеране.

Роухани подчеркнул хорошие отношения между Ираном и Беларусью, и сказал: "Развитие и углубление двусторонних связей приносит пользу обеим странам и правительствам".

Представитель Беларуси, в свою очередь, подчеркнул важность расширения политико-экономических отношений с Ираном, и сказал: "После снятия санкций, теперь созрело время для дальнейшего углубления и укрепление отношений между двумя странами".

Иран. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 8 февраля 2017 > № 2066023


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2065950

Докричаться до Путина

Как далеко зайдет конфликт с Белоруссией.

Артем Шрайбман, Carnegie Moscow Center, Россия

Ситуация выглядит так, будто Владимир Путин увлекся глобальной повесткой и просто перестал обращать внимание на мелочи вроде споров с Минском. Отсюда и скандальная тональность пресс-конференции Лукашенко — белорусский президент хочет докричаться до российского, чтобы тот наконец обратил внимание на аховое состояние отношений.

Скандальная пресс-конференция Александра Лукашенко в конце прошлой недели заполнила страницы российских СМИ. Но то, что могло показаться внезапной вспышкой гнева, было, пожалуй, самым ожидаемым событием в нисходящей спирали белорусско-российских отношений.

Нынешний спор Минска и Москвы многосторонний, как никогда раньше. Он, как воронка, каждый месяц затягивает в себя все новые сферы отношений — от газа и нефти до пограничных и продуктовых разногласий. Этот кризис питает сам себя: негатив в информационном поле и взаимное раздражение стали порождать новые, необязательные скандалы, вроде ареста пророссийских публицистов, демарша с отказом Лукашенко ехать на саммит ОДКБ и ЕАЭС в Петербурге и решения Минска экстрадировать российско-израильского блогера Александра Лапшина в Азербайджан.

Из последнего — решение ФСБ установить на границе с Белоруссией пограничную зону. Этот шаг в его первой трактовке означает де-факто введение паспортного контроля там, где его практически никогда не было.

Катарсис президента

Не объяви ФСБ о своем решении за пару дней до пресс-конференции Лукашенко, она, может, и не стала бы такой эмоциональной, но все равно была бы разгромной, потому что накипело. В выступлении белорусского президента было больше эмоций, чем политики: он выплеснул раздражение, снял накопившийся стресс.

В начале рекордного, семи с половиной часового общения с прессой и народом Лукашенко избегал даже слова «Россия». Примерно так, как Владимир Путин публично не называет фамилию Алексея Навального. Но когда прозвучал прямой вопрос об отношениях с Москвой, Лукашенко говорил почти полтора часа, начав с «ситуация уже дошла до того, что я имею мало права скрывать». И возвращался к этой теме потом, даже когда вопросы были о другом. Полный список претензий к России, заявленных на этой пресс-конференции, займет несколько страниц. Попробуем тезисно.

Александр Лукашенко обвинил Москву в нарушении международных договоров по нефти, газу и общей границе. Он сказал, что уже подал в суд на Россию из-за нефтегазового спора, отозвал представителей Белоруссии из таможенных органов ЕАЭС. Говоря о затянувшемся подписании Таможенного кодекса Евразийского союза, Лукашенко заявил, что не притронется к документу до решения нефтегазового спора. Он озвучил очевидный, но грубо звучащий из уст союзника упрек о том, что Россия не воспринимает Белоруссию как независимое государство.

Лукашенко поручил главе МВД посмотреть, можно ли завести уголовное дело на главу Россельхознадзора Сергея Данкверта, пригрозив ему минским СИЗО, чтобы тому было неповадно запрещать белорусские продукты. Снова прозвучал отказ разместить российскую авиабазу, хотя за последний год Москва эту тему публично не поднимала.

«Мы летели на одном крыле. Куда прилетели — вы знаете», — программно заявил Лукашенко. Были и рассказы о деталях закрытых переговоров на высшем уровне с колкими подробностями вроде фраз: «Володя, не порти вечер» и «Я говорил про это Путину, когда он еще демократом был».

Нельзя сказать, что Лукашенко полностью потерял контроль над собой. Между десятками скандальных заявлений, которые чаще попадают в заголовки СМИ, было не меньше умиротворяющих. На решение ФСБ об укреплении границы белорусский президент обещал не отвечать взаимностью, чтобы не создавать россиянам проблем. По классической в наших странах формуле «царь хороший, бояре плохие» основную вину за ухудшение отношений Лукашенко возложил не на Путина, а на его окружение: «Действительно, там разные силы. К сожалению, они сегодня разные и в руководстве страны. И что очень плохо, некоторые вещи расходятся с мнением и решениями самого президента».

Лукашенко — опытный переговорщик, и этот риторический ход понятен. Он дает возможность Путину, если тот захочет, пойти на примирение и сохранить при этом лицо, списать существовавшие проблемы на подчиненных. Именно так стороны поступали последние 15-20 лет: когда количество споров на уровне министерств и госкорпораций переходило в качество, в дело вмешивались президенты и во имя многовекового братства решали все полюбовно.

Сейчас этого не происходит. И здесь мы подошли еще к одной причине демонстративного гнева Лукашенко: он хочет вернуть за стол переговоров прежнего Путина вместо всех тех недружественных собеседников, с которыми Минску приходится иметь дело со стороны Москвы в последние месяцы.

Да, между двумя президентами есть личная неприязнь и психологическая несовместимость. Но за последние годы именно Владимир Путин остался едва ли не единственным центром силы внутри российской элиты, который потенциально мог вывести отношения двух государств в позитивное русло.

Ускользающая золотая середина

Традиционно в российской элите существовали три подхода к отношениям с Белоруссией: два крайних и центристский.

Первый из крайних — это подход прагматиков-рыночников из правительства; его выразителями можно назвать Дмитрия Медведева и Аркадия Дворковича, до них — Алексея Кудрина и Анатолия Чубайса. В экспертной сфере с таких позиций выступают комментаторы из Высшей школы экономики. Этим людям достаточно чужда имперская повестка, идея собирания постсоветских земель, их не трогал за живое любимый аргумент Лукашенко — «мы же вместе в окопах воевали». Блок прагматиков, чтимый некоторыми российскими интеллектуалами, для белорусской власти всегда был самым неприятным переговорщиком. Чиновники и эксперты из этой когорты активнее других продвигали мысль, что Минск, в общем-то, нахлебник и хватит его кормить.

Второй крайний подход — имперско-националистический. Он популярен в силовом блоке, а из комментаторов — среди адептов «русского мира», крайних евразийцев и славянофилов. Их повестка проста: игры в независимость северо-западного края — это, конечно, забавно, но их рано или поздно надо сворачивать. Пока Лукашенко идет по пути интеграции, он наш, но как только заигрывает с Западом — ему надо напомнить, кто тут младший брат. Имперский блок российской элиты белорусский президент в душе тоже недолюбливал, понимая, что в их картине мира ему уготован максимум пост губернатора. Но на них хотя бы в дружные времена действовала традиционная риторика Лукашенко про нерушимое славянское братство.

Владимир Путин на внутрироссийском поле зачастую играет роль центристского арбитра между консервативно-силовой и прагматично-либеральной башнями Кремля. Такой же медианный подход у Путина всегда был и по отношению к Минску, что устраивало Лукашенко.

С одной стороны, интеграторский пыл Кремля почти всегда был терпимым, потому что Путин не одержим евразийскими идеями. С другой — закрученные собственным правительством газово-нефтяные вентили Путин периодически раскручивал, потому что не был глух к заклинаниям про славянское братство.

Конфликты между Минском и Москвой случались, когда линия Кремля колебалась в одну из крайностей: от путинского предложения Белоруссии вступить в Россию шестью областями в 2004 году до крена в сторону прагматиков во время формального президентства Дмитрия Медведева. Неслучайно на 2009-2010 годы пришелся предыдущий затяжной кризис в отношениях: молочные, сахарные, нефтяные и информационные войны.

Сегодняшняя проблема Лукашенко в том, что золотая середина начала выпадать из уравнения. Крайние и до сих пор маргинальные подходы теперь стали самостоятельными и равновеликими полушариями российской внешней политики, по крайней мере на белорусском направлении. Ситуация выглядит так, будто Владимир Путин увлекся глобальной повесткой и просто перестал обращать внимание на мелочи вроде споров с Минском. Их решение делегировали силовикам-традиционалистам и прагматикам-технократам. Отсюда и топорное давление на Минск по размещению авиабазы за месяц до перевыборов Лукашенко в 2015 году, и включение на полную катушку энергетического рычага: когда для выбивания из Минска долга по газу Москва, не скрывая этой мотивации, урезает поставки нефти.

Об этом феномене вскользь упомянул и сам Лукашенко, когда рассказывал о затяжных переговорах с Путиным по газу на нашумевшей пресс-конференции: «Поехали к нему, до двух часов ночи обсудили все вопросы, как родные люди. И последний вопрос: он берет свои бумаги, долго пытается мне что-то объяснить. Я говорю: «Подожди, ты хочешь сказать, что вы не можете этим путем идти, как вы мне эту таблицу прислали?» — «Да, у меня мотивация, министры пришли»«.

Лукашенко хочет, чтобы Путин, как и раньше, в ответственный момент отодвинул министров от конфликта и решил его сам, а не наоборот — перекладывал проблемы на плечи подчиненных. Отсюда и скандальная тональность пресс-конференции — белорусский президент хочет докричаться до российского, чтобы тот наконец обратил внимание на аховое состояние отношений.

Брачный закат

Как и в ссоре двух супругов, одному иногда нужно прокричаться. Минск выпустил пар. Сейчас маятник конфликта, по крайней мере в публичной плоскости, должен начать медленно двигаться от нервного пика в более спокойное и рутинное русло.

Нефтегазовый спор, если его не получится разрешить на встрече Путина и Лукашенко 9 февраля, отправится в суд Евразийского союза. Белорусский долг полмиллиарда долларов тем временем будет накапливаться и ждать, пока политики его хотя бы частично спишут или найдут механизмы компенсации.

Сергей Данкверт вряд ли станет фигурантом уголовного дела, такие уколы слишком рискованны, речь все же идет о федеральном чиновнике высокого ранга. Но он и не перестанет периодически разворачивать белорусскую говядину с молоком на границе. Блогер Лапшин, скорее всего, будет выдан в Азербайджан, откуда затем передан в одну из стран его гражданства. Специалисты-пограничники сядут и обсудят, как теперь по-новому жить с общей границей. Безвизовый въезд для европейцев и американцев в Белоруссию начнет работать 12 февраля, и Москва поймет, что потоки западных мигрантов не начали штурмовать Смоленскую и Брянскую области.

Но навсегда этот конфликт уже не уйдет. Возвращаясь к брачной аналогии — в отношениях России и Белоруссии быт окончательно убил романтику, с которой все начиналось 20 лет назад. Из сложного союза двух эмоциональных партнеров, со своим авторитарным норовом и склонностью к взаимному шантажу, брак становится фиктивным. У мужа появились другие интересы, жена стала демонстративно заигрывать с соседом. Сначала чтобы позлить и поиграть на ревности, затем с более долгосрочным расчетом: вдруг рано или поздно придется искать новую жилплощадь.

Идем ли мы к формальному разводу? В обозримой перспективе — нет, это не по-славянски. Нынешние элиты, что в Минске, что в Москве, скорее будут держаться за множественные форматы двусторонней интеграции: Союзное государство, ОДКБ, ЕАЭС, СНГ — эдакие «штампы в паспорте». Тем более что от их существования все еще зависят целые отрасли белорусской экономики и образ привлекательного центра притяжения для соседей, который хочет поддерживать Россия.

Но это не меняет сути — привычный формат отношений в тупике. Набивая все новые шишки, стороны осознают, что интеграция настолько разновеликих и при этом авторитарных стран не может быть одновременно и равноправной, и финансово необременительной. Любые попытки Москвы конвертировать свои многолетние вложения в расширение влияния на Минск будут наталкиваться на сопротивление. Как сама Белоруссия привыкла быть независимой, так и ее бессменный президент не умеет делиться с кем-то своей властью. А попытки Минска вернуть Москву к прежней модели кормления, которую в Белоруссии называют «нефть в обмен на поцелуи», тоже становятся бесплодными. Кремлю такая схема больше неинтересна.

Даже если сегодняшнюю ссору с большими усилиями удастся спустить на тормозах, она должна войти в будущие учебники истории, по крайней мере белорусской. После объявления независимости и ее институционального обустройства: появления своей бюрократии, валюты и армии — этот конфликт станет для Белоруссии одним из значимых этапов в ее отпочковании от бывшей метрополии.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2065950


Азербайджан. Белоруссия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 7 февраля 2017 > № 2065357

Гражданин РФ, Украины и Израиля, блогер Александр Лапшин вечером во вторник, 7 февраля, доставлен в Баку рейсом из Минска, сообщила пресс-служба генпрокуратуры Азербайджана. Несколькими часами ранее Верховный суд Беларуси отклонил жалобу Лапшина на решение Минского горсуда, признавшего законным постановление Генпрокуратуры об экстрадиции Лапшина в Азербайджан для уголовного преследования. Как сообщила адвокат блогера Наталья Шекина, жена Лапшина Екатерина от его имени обратилась в отдел гражданства и миграции ГУВД Мингорисполкома за предоставлением ее мужу дополнительной защиты (процедура, подобная предоставлению убежища). Лапшина в интервью DW подтвердила данный факт, но отказалась сообщить подробности.

По запросу Интерпола

В беседе с журналистами после оглашения решения Верховного суда Екатерина Лапшина сказала, что еще есть некая возможность что-то изменить: "Когда у нас закончится белорусский этап, то начнется этап борьбы в Азербайджане. Будем продолжать бороться".

Напомним, что Александр Лапшин является гражданином Израиля, России и Украины. В своем блоге он описал посещение им Нагорного Карабаха, за что Уголовный кодекс Азербайджана предусматривает наказание до 5 лет лишения свободы. Затем, пользуясь украинским паспортом с отличной от российского транслитерацией имени (Александр - Олександр), Лапшин посетил Азербайджан и рассказал об этом в блоге.

15 декабря белорусские власти задержали Лапшина по запросу Интерпола. Через месяц Генпрокуратура постановила выдать его Азербайджану, 26 января Минский горсуд признал данное постановление законным. Теперь это решение поддержал Верховный суд. Власти в Баку, обвиняют Лапшина в нарушении статей 281.2 (призывы, направленные против государства) и 318.2 (незаконное пересечение госграницы) Уголовного кодекса Азербайджана.

Отсрочить выдачу едва ли удастся

Защита блогера надеялась отсрочить процедуру его экстрадиции. Такое мнение в интервью DW высказал Андрей Елисеев, аналитик варшавского исследовательского центра Eurasian States in Transition (EAST). По белорусским законам дополнительная защита предоставляется иностранному гражданину, находящемуся на территории Беларуси, если у него нет оснований для предоставления статуса беженца, но имеются обоснованные опасения столкнуться после экстрадиции с угрозой смертной казни, пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

"В данном случае речь идет о выдаче иностранному государству, которое Беларусь не считает по умолчанию серьезно нарушающим права человека. Потому, вероятно, такое прошение даже не будет принято к рассмотрению", - полагает Елисеев.

Стоит отметить, что 3 февраля президент Беларуси Александр Лукашенко так прокомментировал дело Лапшина: "Его задержали согласно решению Интерпола. И согласно всем законам и порядку мы должны передать его Азербайджану. Конечно, мы можем его вообще выпустить, но это будет неправильно". Глава государства подчеркнул, что "нет оснований его (Лапшина. - Ред.) не передавать".

Лукашенко повлиял на решение Верховного суда?

Жена блогера Екатерина 7 февраля заявила журналистам, что эти слова президента повлияли на решение Верховного суда. С ней согласен юрист Белорусской ассоциации журналистов Олег Агеев. В интервью DW он отметил, что озвученная президентом позиция "значительно сузила возможности Верховного суда по рассмотрению жалобы". По словам Агеева, высказывание главы государства "до принятия Верховным судом какого-либо решения по жалобе - конечно же, своего рода давление на суд".

Аналогичной точки зрения придерживается и юрист Павел Сапелко из незарегистрированного правозащитного центра "Весна". Вместе с тем в интервью DW Сапелко обратил внимание на другой аспект - не понятны основания для экстрадиции блогера, если речь идет о посещении им Нагорного Карабаха.

"Я не могу понять, почему это решение было принято. Я пытаюсь вспомнить какой-то похожий состав преступления в Беларуси, который соответствовал бы такого рода преступлению, и у меня с этим большие затруднения. А ведь это обязательное условие, чтобы это преступление являлось таковым на территории Беларуси", - указал Павел Сапелко.

Последовательная позиция Минска

Действительно, Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) Беларуси предусматривает, что основанием для экстрадиции может быть обвинение иностранца в совершении преступления, за которое законодательством Беларуси и запрашивающего государства предусмотрено наказание в виде лишения свободы.

Напомним, что процесс по делу Лапшина проходил в закрытом режиме, публика допускалась только на оглашение резолютивной части решения, поэтому настоящая аргументация сторон не известна.

Что касается политического аспекта, то в интервью DW председатель движения "За свободу" Юрий Губаревич констатировал, что в данном случае нужно признать последовательную позицию белорусских властей, которые не признает новый статус спорных территорий. "Это происходит в отношении Южной Осетии, Абхазии, Крыма, Приднестровья, восточных областей Украины, какие попали под оккупацию. Возможно, Александр Лукашенко чувствует тут определенную угрозу и в отношении Беларуси. Естественно, он в данной ситуации надеется на международное законодательство и поддержку", - заключил Губаревич.

Азербайджан. Белоруссия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 7 февраля 2017 > № 2065357


Белоруссия. Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 7 февраля 2017 > № 2065311

Верховный суд Беларуси признал законной экстрадицию в Азербайджан гражданина РФ и Израиля, блогера Александра Лапшина, обвиняемого Баку в незаконном посещении Нагорного Карабаха. Об этом во вторник, 7 февраля, сообщило агентство "Белта".

"Жалобу Александра Лапшина, его защитника и адвоката на постановление судьи Минского городского суда от 26 января <…> оставить без удовлетворения. Постановление является окончательным, обжалованию и опротестованию не подлежит", - цитирует агентство вердикт суда.

Гражданин России и Израиля Александр Лапшин был задержан в Минске 14 декабря 2016 года по запросу Азербайджана, объявившего блогера в международный розыск по обвинению в незаконном посещении Нагорного Карабаха. Баку запрещает лицам, побывавшим в Карабахе, находиться на азербайджанской территории. Тем не менее в июне 2015 года блогер побывал в Азербайджане по украинскому паспорту (у Лапшина есть также гражданство Украины), напоминает "Интерфакс".

МИД Израиля обращался к властям Беларуси с просьбой не экстрадировать Лапшина в Азербайджан. С аналогичной запрос Минску направлял также МИД России.

Белоруссия. Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 7 февраля 2017 > № 2065311


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064507

Белоруссия: спор двух самодержцев

Максим Киреев(Maxim Kireev), Die Zeit, Германия

Лишь спустя два часа Александр Лукашенко смог дать волю своему возмущению. Ведь белорусский президент во время своей долгой пресс-конференции в минувшую пятницу наконец добрался до обсуждения России. Вообще-то, эти два государства — ближайшие союзники в постсоветском пространстве. Но в своей тираде, длившейся почти 40 минут, Лукашенко камня на камне не оставил от восточного соседа. По его словам, Россия боится, что Белоруссия отвернется от нее в сторону Запада и поэтому пытается оказывать давление на страну: с помощью цен на газ, торговых ограничений и создания пограничных зон. «Россия пинает наши межгосударственные договоры в хвост и в гриву», — негодовал белорусский лидер. В отношении главы Россельхознадзора Сергея Данкверта он даже поручил возбудить уголовное дело.

Отношения между Москвой и Минском по-настоящему перейдут в острую фазу, когда Россия, начиная с завтрашнего вторника, как было объявлено, впервые с середины 1990-х годов вновь введет режим пограничной зоны вдоль границы с Белоруссией. Однако сколь велико раздражение Лукашенко, столь же предсказуема степень словесной эскалации.

В январе Белоруссия внезапно отменила визы для граждан из 80 государств, приезжающих в страну на срок до пяти дней. Этот поступок Запад счел похвальным шагом на пути к открытию доступа в страну. С тех пор наблюдатели ожидали от России ответной реакции, ведь своим указом Лукашенко поставил российские власти в затруднительное положение. В конце концов, теперь иностранцы, пересекая открытую границу, могли без виз попасть в Россию.

Реакция России для Лукашенко так же ожидаема, как и приятна, ведь она способствует ускорению окончательного принятия белорусского президента международным сообществом. С тех пор, как Россия аннексировала Крым и поссорилась с Западом, Лукашенко заботится о сохранении нейтрального имиджа. С 2014 года ему удалось добиться того, что Евросоюз отменил ограничения на въезд для него, а также для более чем 150 приближенных к нему чиновников. Наблюдатели ОБСЕ, в свою очередь, высоко оценили позитивные изменения в ходе парламентских выборов в сентябре.

В то же время с 2014 года ухудшаются отношения с Россией. Сначала Москве отказали в намерении разместить в Белоруссии военно-воздушную базу. Затем Минск потребовал скидку на российский газ, чтобы покупать его по ценам внутреннего рынка, то есть по 73 доллара за тысячу кубометров вместо 132 долларов. Поскольку Минск в одностороннем порядке сократил выплаты Газпрому, Россия за это ограничила для своих соседей поставки нефти по приемлемой цене почти на две трети. Это стало для белорусов болезненным ударом, в конце концов, экспорт нефтепродуктов составляет почти половину всего объема торговли страны с Евросоюзом. Несколько дней назад вице-премьер России Аркадий Дворкович оценил долг Белоруссии за газ почти в 500 миллионов долларов.

Белорусская экономика уже второй год переживает кризис. В 2016 году экономика сократилась на 2,6%. В текущем году Евразийский банк развития рассчитывает на то, что Белоруссия останется единственной страной бывшего СНГ, переживающей период рецессии. На этом фоне близкие к Кремлю эксперты видят в заигрывании Лукашенко с Западом прежде всего привычные черты его едва ли изменившейся за два десятилетия политики в отношении России.

На самом деле Лукашенко, находящийся у власти уже 23 года, в середине 90-х годов пошел на сближение с Москвой, когда сам определил для Белоруссии большое политическое будущее в качестве союзного России государства. В 1997 году, когда страны подписали соответствующий договор, Лукашенко стал одним из самых популярных в России зарубежных политиков. В отличие от тогдашнего президента Бориса Ельцина он ассоциировался у русских с порядком и относительной экономической стабильностью.

Москва продолжает упрямиться

Но когда у руля встал Владимир Путин, у России появился свой собственный Лукашенко, в то время как белорусский президент потерял интерес к союзу с Россией. С той поры за любое последующее сближение с соседом на востоке минский самодержец неизменно получал щедрые вознаграждения. Будь то выгодные кредиты, сырье по бросовым ценам или доступ на российский рынок. Любые разногласия, к примеру, когда Россия перекрыла Белоруссии газ или запретила импорт белорусской молочной продукции, заканчивались уступками с обоих сторон. Россия обещала кредиты, инвестиции и снижение цен, в то время как Белоруссия шла на все большее сближение.

С приходом украинского кризиса скептический настрой по отношению к России только набирает обороты. Зарегистрированный в Литве Институт социально-экономических и политических исследований в ходе проведенного в июне прошлого года опроса среди населения Белоруссии выяснил, что, выбирая между вступлением в ЕС и сближением с Россией, лишь 42% респондентов отдали бы предпочтение России. Еще в марте прошлого года за Россию проголосовали 48% респондентов.

Всего лишь блеф?

Тем не менее создается впечатление, что Кремль едва ли тревожится по поводу потери союзника. Еще несколько недель назад считался решенным вопрос о том, что Россия предпримет меры в отношении цен на газ, а Белоруссия за это погасит часть своей газовой задолженности. Однако Газпром и российское правительство настаивают на полном погашении долга и удерживают ранее согласованные цены на газ.

Еще шесть лет назад при возникновении подобного конфликта оба государства с большей охотой пошли бы на компромисс. Тогда Белоруссия в конце концов согласилась на членство в Евразийском таможенном союзе, в котором Россия занимает доминирующую позицию. Результат: на сегодняшний день страна экономически еще сильнее зависит от России, чем до вступления в эту организацию. Так, в 2016 году почти 48% экспорта приходилось на Россию, в то время как общий объем вывозимых товаров сократился на 13%.

Поэтому разрыв отношений с Россией может повергнуть страну в состояние катастрофического кризиса. Это обстоятельство для Кремля означает большую свободу действий. Упрямство России в отношении газовой задолженности и закрытия границ призвано продемонстрировать Белоруссии, что «шантаж больше не работает», говорит Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ. Очевидно, Путин, до сих пор не давший ни одного комментария по данной теме, считает угрозы Лукашенко не более чем блефом.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064507


Грузия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > newsgeorgia.ru, 7 февраля 2017 > № 2064500

Правительственная делегация из Беларуси проводит встречи в Тбилиси

ТБИЛИСИ, 7 фев — Sputnik. Основные направления и перспективы дальнейшего сотрудничества двух стран обсудили на встрече представители правительственной делегации из Беларуси с вице-премьером и министром финансов Грузии Дмитрием Кумсишвили.

На встрече в Тбилиси выявились стратегические вопросы, которые будут содействовать углублению торговых и экономических отношений двух стран.

"Мы рассмотрели вопросы экономического сотрудничества двух стран, возможности углубления потенциальных торгово-экономических отношений и возможные инвестиционные проекты", — сказал заместитель министра финансов Грузии Николоз Гагуа по окончанию встречи.

По словам заместителя министра промышленности Республики Беларусь Александр Огородникова, на встрече представители делегации поделились опытом и знанием, который есть у Беларуси в реализации строительных услуг и выразили желания принять участие в различных проектах в Грузии.

"Нам интересно участие наших компаний здесь в Грузии… Мы знаем, что у вас развиваются курорты, и предложили соответственно, свои строительные услуги для реализации у вас в стране. Я думаю, что опыт, который есть у нас в республике будет интересен и здесь", — сказал Огородников.

В рамках визита в понедельник представители делегации Беларуси провели очередной раунд двухсторонних политических консультации на уровне заместителей министров двух стран. На встрече также рассмотрели запланированный на 1-2 марта визит президента Грузии Георгия Маргвелашвили в Беларуси.

Основные направления сотрудничества между Грузией и Беларусью — это сельское хозяйство, транспорт и туризм.

Внешнеторговый оборот между Грузией и Беларусью в 2016 году составил более 76,2 миллиона долларов, в том числе экспорт из Грузии составил — порядка 18,3 миллиона до

Грузия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > newsgeorgia.ru, 7 февраля 2017 > № 2064500


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064484

Между Россией и Западом: сохранит ли Белоруссия суверенитет?

Интервью с директором Института международных исследований Вроцлавского университета профессором Здиславом Юлианом Винницким

Томаш Вандас (Tomasz Wandas), fronda.pl, Польша

Fronda.pl: О чем говорит тот факт, что Белоруссия, с одной стороны, отменяет визы для граждан 80 стран, в том числе Польши, подписывает договоры о военном сотрудничестве с американцами, а одновременно конфликтует по поводу нефти и газа с Кремлем?

Здислав Юлиан Винницкий (Zdzisław Julian Winnicki): Это нормальная стратегия, которую в Белоруссии называют «многовекторной политикой», и которая находит свое отражение в стратегии внешнеполитического курса Минска. Александр Лукашенко традиционно придерживается такого метода, лавируя между Востоком и Западом. Белорусский президент не отказывается от тесных контактов с Россией, даже наоборот, постоянно подчеркивает существование таких связей, но одновременно старается как можно лучше обеспечить стратегические и экономические интересы своей страны.

- Какую цель преследует Кремль в учениях «Запад-2017», которые пройдут в Белоруссии? Известно, что на белорусской территории появится рекордное количество российских военных…

— Это регулярные учения, которые россияне проводят каждый год в первую очередь на территории Гродненской области, то есть в регионе, где проживает польское меньшинство. Кроме того, этот район входит в так называемый Сувалкский перешеек, который позволяет блокировать Литву и создать коридор в Калининградскую область. С одной стороны, эти маневры проходят каждый год, с другой, количество войск, какое запланировано привлечь к ним в этом году, стало неожиданностью. Сложно сказать, чего добиваются россияне, однако, можно ожидать маневра вроде: «вы устроили нам „восточную стену", а мы вам покажем нашу западную». Насколько известно по официальным заявлениям, Белоруссия сама удивлена тем, какое количество российских военных будет принимать участие в этих учениях.

- Чего, по вашему мнению, старается добиться Лукашенко, играя на два фронта?

— В политической стратегии Лукашенко нет ничего нового. Действуя формально в рамках Союзного государства России и Белоруссии, он старается использовать свою фланговую позицию на стыке с пространством ЕС, чтобы получить от России все возможное в плане стратегического и промышленного сырья. Одновременно он совершает жесты в направлении «западного мира» — Евросоюза и иногда США. Он делает это, во-первых, чтобы расширить торговые контакты, а во-вторых, чтобы обезопасить себя от перспективы введения санкций.

- Как вы думаете, он опасается, что Россия решит сделать с Белоруссией то же самое, что с Украиной?

— Я думаю, таких намерений у Москвы нет. Но Лукашенко наверняка учитывает все варианты сценариев, в том числе украинский, которого он старается избежать. Одновременно в последние 15 лет несмотря на тесные экономические и военные контакты с Россией он старается укреплять белорусскую государственность.

- Что для него самое важное?

— Сохранение власти, а одновременно закрепление суверенитета белорусского государства. На это указывает то, что он позволяет белорусскому языку появляться в общественном пространстве и сам пытается на нем говорить. Лукашенко формулирует государственную идеологию, которую называли белорусской политической доктриной, а сейчас — «национальной идеологией Республики Беларусь».

- Благодарю за беседу.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064484


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064469

Лукашенко сохранил страну. Сохранит ли стратегию?

Россия не имеет привлекательной модели будущего, соответственно - ее последние сателлиты боятся принимать решения в пользу Кремля.

Иван Капсамун, Валентин Торба, Мыкола Сирук, День, Украина

Недавний «Большой разговор с президентом», имеется в виду пресс-конференция главы белорусского государства Александра Лукашенко, актуализировал пакет вопросов. Во-первых, о чем свидетельствует резкая критика президента Белоруссии в адрес России и вообще в чем заключается особенность внешней политики этой страны? Во-вторых, в контексте украинско-белорусских отношений открытым остается вопрос отсутствия украинского посла в Белоруссии, как и в ряде других ключевых для Украины странах.

Многовекторность по-белорусски

Общение белорусского президента с журналистами длилось около семи часов. В этом плане Лукашенко явно может посоревноваться со своим коллегой из России — Владимиром Путиным, который также любит многочасовые разговоры с прессой. За это время глава Белоруссии коснулся многих вопросов как внутреннего, так и внешнего характера. Особенно остановился Лукашенко на белорусско-российских отношениях, которые он прокомментировал особо эмоционально.

«Свобода, независимость — это очень рентабельно, и это нельзя оценить никакими деньгами, — заявил белорусский президент. — Нельзя сопоставить на одной чаше нашу независимость, а на другой — российскую, азербайджанскую, американскую или другую нефть. Мы найдем выход из любой ситуации, а в России этого не понимают — мол, мы никуда не денемся. Тема очень острая. Боюсь сказать лишнее, с одной стороны. А с другой — ситуация уже дошла до того, что я мало что имею право скрывать».

«Белорусско-российские конфликты не являются новостью. Они существуют постоянно, — комментирует «Дню» политолог из Минска Валерий Карбалевич. — Этот конфликт заложен в самой природе белорусско-российских отношений, которые не основаны на внятных экономических и юридически закрепленных документах. Напротив, они основываются на личных договоренностях между двумя президентами. И главным поводом для этих конфликтов стал объем финансовой помощи России для Белоруссии. Поскольку Россия больше не может удовлетворить все потребности Белоруссии, то и возник очередной конфликт. Сейчас, когда упали мировые цены на нефть и, соответственно, энергетический грант, который Белоруссия получала от России, уменьшился. Во-вторых, в самой Белоруссии кризис, потому эта помощь нужна во все больших объемах. А в России у самой экономический кризис, потому она не хочет оказывать помощь в больших объемах».

«Лукашенко в этих конфликтах очень часто использует метод скандала, — продолжает эксперт. — Он выносит какие-то кулуарные споры в публичное пространство и пытается апеллировать к российскому общественному мнению. Он, образно говоря, стучит кулаком по столу. Раньше эта тактика работала, поскольку Лукашенко был достаточно популярным в российском массовом сознании. Россияне говорили: нам бы такого бацька, у которого нет олигархов и сохранилось что-то от советской системы. Но сейчас, когда Россия, как они считают, «встает с коленей», когда там национальный подъем и рейтинг Путина достигает 84%, такая апелляция к российскому общественному мнению работает плохо… Для Лукашенко важно, чтобы были меньшими цены на газ и объемы поставки нефти в Белоруссию были большими, и чтобы кредиты Россия регулярно выделяла, поскольку без российских кредитов белорусская экономика просто не в состоянии сегодня выжить».

Лукашенко также заявил, что не считает целесообразным создание российской авиабазы в Бобруйске. «Зачем с военной точки зрения эта база? Не нужна она здесь. Эта база и самолеты, которые они (Россия. — Ред.) хотят здесь посадить, — это демонстрация. Вы нам дайте 20 самолетов — мы же единая группировка… Белоруссия готова принять совместные военные учения с Россией «Запад-2017»… Российские войска, которые будут введены в Белоруссию, точно так же отсюда и уйдут. Россия никогда не оккупирует Белоруссию».

«После аннексии Крыма Россией Лукашенко пытается маневрировать и нормализовать отношения с Западом, — говорит Валерий Карбалевич. — Но говорить, что Белоруссия отошла от России в сторону Европы, преждевременно. Отношения с Западом были настолько плохими, что теперь делаются самые простые шаги относительно нормализации отношений. И Лукашенко хорошо знает «красную» линию, которую нельзя переходить в отношениях с Россией. Поскольку может быть такой ответ, который Россия продемонстрировала в отношении к Украине. Эта «красная» линия состоит в следующем: не выходить из тех интеграционных объединений, которые созданы на постсоветском пространстве. Это — СНГ, Союзное Государство Белоруссии и России, ОДКБ, Евразийское экономическое содружество. Лукашенко может критиковать эти структуры, не посещать саммит ОДКБ и отказывается подписать Таможенный кодекс. Но он это делает для того, чтобы выбить очередную субсидию и поддержку».

«Следует отметить, что заявления Лукашенко о единстве белорусского и российского народа часто противоречивы, — подчеркивает белорусский политолог. — Все зависит от того, с кем он беседует и что хочет сказать. Каждая часть аудитории слышит то, что хочет услышать. В одном и том же выступлении Лукашенко выражает абсолютно противоположные взгляды. С одной стороны, он говорит, что мы братья, мы один народ, что белорусы такие близкие — только со знаком качества. Из другой — он говорит, что мы не «русский мир», у нас своя история, мы другие, поэтому не хотим быть вместе с Россией в ее войне со всем миром. Белорусское общество сегодня сильно разделено и расколото. Есть сторонники Лукашенко, и есть его противники. Есть сторонники интеграции в Европу, и есть сторонники продолжения интеграции с Россией. Соотношение приблизительно 50 на 50».

Не обошел Лукашенко во время пресс-конференции и Украину. «Если мы привезли украинское молоко и отправили в переработку, а вы запрещаете (Россия. — Ред.), — вы кого наказываете? Вы несчастного украинского крестьянина наказываете! Вы почему у себя в России не давите украинских олигархов с их предприятиями? А почему не давят? Потому что делятся! А притесняют бедных белорусских и украинских крестьян!» — заявил Лукашенко. Вспомнил также белорусский президент и то, что в течение двух лет его страна приняла 170 тыс. беженцев из Украины.

«С одной стороны, Белоруссия заинтересована в хороших отношениях с Украиной, — комментирует Валерий Карбалевич. — Но прежде всего из экономических соображений. Украина — хороший рынок сбыта белорусских нефтепродуктов. Это очень выгодно, и Белоруссия пользуется этой ситуацией максимально. С другой стороны, Лукашенко использует ситуацию в Украине для игры со своей аудиторией — белорусским населением. Суть этой игры заключается в следующем. Вы не довольны низкими зарплатами, пенсиями и тем, что у нас цены растут, — это неважно. Важно, чтобы был порядок. Если вы не понимаете, о чем я говорю, — посмотрите на Украину. Благодарите, что у нас мир, а не война, как в Украине, и будьте довольны этим».

Действительно, белорусский президент — фигура противоречивая. По существу, таких — «последних из могикан» — на постсоветском пространстве осталось двое — это Лукашенко и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Конечно, Лукашенко есть за что критиковать, но отдадим ему должное, что, маневрируя в течение многих лет своего правления — он, хоть и с привкусом Советского Союза, сохранил территориальную целостность Белоруссии. Таким образом, конфликт с Россией постоянно откладывался. «У нас не все вышло с этой многовекторностью. Вы это знаете, не хочу повторяться, — заявил во время пресс-конференции Лукашенко. — Летели на одном крыле. Куда прилетели — тоже знаете. Поэтому, находясь сегодня в эпицентре этого Евразийского континента, у нас нет другого выхода, кроме как развивать многовекторность». Удастся ли Лукашенко сохранить эту стратегию? Учитывая нарастающую агрессивную политику Кремля, а также существенные изменения в США и Евросоюзе, вопрос остается открытым. Суть в том, что Россия не имеет позитивного образа будущего. Соответственно, ее последние сателлиты, как Белоруссия, боятся принимать решения в интересах Кремля.

Украинский контекст

«Сейчас мы наблюдаем, что Александр Лукашенко пытается повысить свой статус на международной арене, — дает комментарий «Дню» вице-президент НАН Украины, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины Сергей Пирожков. — Хотя там причины больше экономические, чем политические. Скорее, его недавние заявления являются точечными и эмоциональными. Мы должны быть готовыми к любому развитию событий. Но я бы хотел обратить внимание на то, что факт отсутствия посла в Белоруссии тормозит много моментов наших отношений с соседним государством».

Отсутствие посла в Белоруссии — отдельный серьезный вопрос. Это очень важное направление для Украины, так как в Минске уже третий год длится заседание Трехсторонней контактной группы по урегулированию ситуации на Донбассе. Кроме того, что это наш сосед и важный партнер во многих смыслах: историческом, географическом, экономическом, политическом.

«Мы очень слабо работаем в поле украинско-белорусских отношений, — отмечает представитель Украины в рабочей группе по вопросам безопасности Трехсторонней контактной группы Евгений Марчук в интервью liga.net. — Это наш сосед, и при правильной политике мог бы сыграть огромную позитивную роль в украинско-российском конфликте. Это потенциальный ресурс, который мы пока абсолютно не используем, — посол Украины в Белоруссии не назначается полтора года. Я могу продолжать: мы «теряем» Польшу, практически не работаем с Турцией, наблюдая за сближением Анкары с Кремлем. Болгария, Венгрия, Молдова — мы там проигрываем России тактически».

Хроническое неназначение или назначение с большим опозданием послов Украины в ряде стран стало одним из признаков украинской внешней политики постмайданной власти. Не говоря уже о комплектации и финансировании посольств — еще большая проблема. В сущности это провал на дипломатическом фронте, потому что отсутствие послов касается, в частности, и ключевых стран, что не может не отражаться на отношениях с нашими стратегическими партнерами.

«То, что во многих странах нет украинских послов, безусловно, ограничивает наши дипломатические возможности в плане оперативности и уровня решения вопросов, — комментирует «Дню» вице-президент НАН Украины, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины Сергей Пирожков. — Уровень посла — это соответствующие возможности. И, конечно, это вопрос к Президенту и к тем должностным лицам, которые выполняют функцию согласования назначений».

Ранее дипломаты уже обращали внимание на эту проблему. Можно напомнить о негативных примерах, когда долгое время не назначались послы, в частности в Великобритании, Австралии, Венгрии, Молдове… Продолжается эта негативная практика и сегодня. Например, затягивается сейчас назначение послов в такие важные для Украины страны, как Румыния и Казахстан. Вопиющий факт — отсутствие уже более года нашего постоянного представителя в НАТО. И это при том, что власть постоянно подчеркивает евроатлантический курс страны.

«Еще в начале 2000-х годов Украина признала, что ее конечной целью является вступление в НАТО, — продолжает Сергей Пирожков. — Поэтом в результате разных политических процессов Украина начала менять свой внешнеполитический курс. Теперь мы опять вроде бы избрали тот же путь, правда, учитывая войну на Донбассе и аннексию Крыма, существуют уже более безотлагательные вопросы, которые нужно решать срочно. К сожалению, Украина не всегда выполняет обещания, которые сама на себя берет. И отсутствие посла в НАТО — это негативный показатель».

Когда идет речь о возвращении нынешней властью евроатлантического курса, то важно обратить внимание на существенную разницу. В Законе «Об основах национальной безопасности Украины», который был принят в 2003 году, была записана формула: «Украина осуществляет активную международную политику с целью обретения членства в Европейском Союзе и Организации Североатлантического договора». Как известно, во времена президентства Виктора Януковича эта формула была отменена и Украина получила внеблоковый статус. А потом, при президентстве Петра Порошенко формулу возобновили. Но не в полном объеме. В Законе «О принципах внутренней и внешней политики» (2014 г.) указано: «Углубление сотрудничества с Организацией Североатлантического договора с целью достижения критериев, необходимых для приобретения членства в этой организации». Следовательно, достижение критериев — это хорошо, но в законе не прописана конечная цель — именно вступление в НАТО.

Вернемся к послам. «Знаете, у меня недавно было напоминание в «Фейсбуке» о заседании комитета год назад, — говорит председатель комитета Верховной Рады по иностранным делам Анна Гопко в интервью censor.net.ua. — И одним из пунктов там было: заслушать доклад заместителя председателя Администрации Президента Елисеева относительно назначения послов. Это уже после того, как мы поняли, что МИД ни на что не влияет. С одной стороны, это говорит об определено безответственном отношении со стороны Администрации Президента. А с другой — когда я слышу примеры того, как из МИД не были направлены Президенту кандидатуры на наших послов в Румынии или Казахстане, возникает вопрос: чем занят министр?.. Конечно, эта ситуация вызывает у меня обеспокоенность. Комитет за этих 2 года уже несколько писем отправил — и на МИД, и лично главе Администрации, и лично Президенту. В этих письмах мы выражали нашу обеспокоенность и такими медленным назначением руководителей зарубежных дипломатических представительств, и неудовлетворительной их ротацией».

В чем проблема? Мы позвонили по телефону пану Елисееву, но с этим вопросом он порекомендовал обратиться к своей пресс-службе. В министерстве же иностранных дел нам заявили, что свою часть работы они выполняют.

«Могу сказать, что Верховная Рада в этом плане меня радует, ведь депутаты постоянно за этим вопросом следят и предпринимают адекватные шаги, — комментирует «Дню» народный депутат от «БПП» Оксана Юринец. — И должен сказать, что процесс назначения послов уже сдвинулся с места, хотя, безусловно, пока этого не достаточно. Украинцы в странах, где отсутствуют послы, нам также постоянно говорят об этой проблеме. Сейчас идет поиск кандидатов, которые бы не были ангажированы предыдущей властью. Недавно был назначен государственный секретарь МИД пан Заяц, и имею надежду, что вопрос реформирования государственной службы, МИД и назначения послов будет решаться быстрее. Насколько мне известно, к кадровым вещам отношения не будет иметь даже сам министр. К сожалению, война также является тормозящим фактором».

Как решить проблему? «Рецептов много, но для начала необходимо пересмотреть структуру и стратегию дипломатического фронта, — комментирует представитель Украины в рабочей группе по вопросам безопасности Трехсторонней контактной группы Евгений Марчук в интервью liga.net. — Петр Алексеевич берет на себя много функций главы МИД. Он делает это эффективно, но это часто расхолаживает министерство иностранных дел. В сегодняшней ситуации Украине нужна в прямом смысле слова мощная дипломатическая машина, а ее, к сожалению, нет. Необходимо закрыть все вакансии послов во многих странах — кадрового голода у нас ведь нет. Стимулировать интенсивность диалогов и активизировать сотрудничество со всеми соседними странами во всех направлениях. Сегодня все наши посольства должны стать нашим дипломатическим фронтом…»

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064469


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 7 февраля 2017 > № 2064320

 Беларусь — не Украина?

попытки "измерить рублём" вопрос российско-белорусского сотрудничества только ухудшают взаимопонимание

Алексей Орлов

3 февраля в Минске состоялся настоящий телемарафон — почти семь часов президент Республики Беларусь Александр Лукашенко отвечал на вопросы местных и зарубежных корреспондентов. Основной и практически единственной темой его выступления стали проблемы российско-белорусских взаимоотношений.

Выступление "бацьки" Лукашенко высветило целый букет разногласий, которые вызрели в российско-белорусском сотрудничестве, и поставило на повестку дня простой вопрос: "Камо грядеши?" ("Куда идёшь?"). Причём доминирующая в российской прессе — как либеральной, так и официальной, и патриотической — попытка представить все эти разногласия в качестве продукта необоснованных сепаратных действий минских властей достаточно однобока. Ухудшение взаимоотношений, к сожалению, имеет и системный, и обоюдный характер, причём в этом конфликте белорусская сторона по объективным причинам занимает достаточно слабую позицию, которую не имеет возможности самостоятельно компенсировать. Попытки же "измерить рублём" вопрос российско-белорусского сотрудничества и застопорившейся интеграции только ухудшают взаимопонимание — каждая из сторон начинает искать "где и что мы потеряли", а введение репрессивных мер действует и того хуже, прямо разрушая выстраивавшиеся на протяжении десятилетий схемы совместной работы и сотрудничества.

Конечно же, большую часть российско-белорусских противоречий президенты обеих стран постараются разрешить на ближайшей встрече в Москве, однако над спецификой двусторонних взаимоотношений России и Белоруссии можно задуматься и вне, хочется верить, позитивных результатов переговоров на высшем уровне.

Катастрофа 1991 года, которая разрушила единое и взаимоувязанное народное хозяйство СССР, поставила перед всеми его осколками — Россией, Казахстаном, Белоруссией, Украиной и другими союзными республиками, в одночасье получившими "независимость", — сложную дилемму: прошлый, советский вариант интеграции оказался провальным, а контуры нового интеграционного проекта пришлось искать буквально на руинах и обломках некогда единой страны, да вдобавок ещё — в сложнейшей внешней ситуации. После краха советского проекта, по сути дела, у глобального неолиберального капитализма не осталось альтернативы, что позволило его идеологам провозгласить "конец истории" в рамках "однополярного мира" "империи доллара". Для этого западного проекта всё "постсоветское пространство" — и Белоруссия, и даже Россия — стало не более чем строительным материалом и ресурсом, причём на правах, максимум, периферийных полуколоний, конкурирующих, а то и прямо враждующих между собой. "Разделяй и властвуй!" в чистом виде.

Подобная дискриминация не могла не вызвать к жизни реинтеграционные проекты, и уже в середине 90-х они начали постепенно реализовываться: ЕврАзЭС, ОДКБ, Союзное государство России и Беларуси. Однако этот объективный "ход русского маятника" натолкнулся сразу на три проблемы:

— на инерцию общественного сознания, заданную решениями 1991 года;

— на противодействие "коллективного Запада" любым интеграционным процессам в рамках бывшего СССР;

— и на свою собственную космополитическую глобализированную элиту, которая подняла голову как в России, так и в Белоруссии.

Очевидно, что сегодня по обе стороны границы существуют влиятельные силы, для которых получение различных преференций от любых форм сотрудничества с глобалистскими силами — цель и смысл их существования. Если вы слышите, что "Газпром" хочет "зарабатывать в Белоруссии не меньше, чем в Европе" — то это как раз голос таких сил, оценивающих любое начинание только долларом. То же самое, кстати, касается и белорусских бизнесменов, которые за прошлый год экспортировали в РФ, в обход антизападных санкций Москвы, впятеро больше яблок, чем выросло в самой Белоруссии. Ну, и адаптировали к жизни в белорусских лесах и болотах креветок, ананасы и прочую экзотику, которой там вообще отродясь не было.

Такие же проблемы есть и в стратегических программах и решениях руководства обеих стран. С одной стороны — прискорбно слышать, что Россия тратит из бюджета на все научные программы страны 229 млрд. рублей в срок до 2020 года, сокращая финансирование на очередные 25 млрд. рублей, одновременно ассигнуя из того же бюджета 350 млрд. рублей на чемпионат мира по футболу 2018 года и увеличивая финансирование этого мимолётного разового события на ту же сумму. С другой стороны — непонятны и действия официального Минска, который в одностороннем порядке отменяет все визовые ограничения для обширнейшего списка стран, в число которых входят откровенные противники как России, так и самой Белоруссии. Не говоря уже про упомянутую выше "дыру" на границе для иностранных товаров и услуг.

Такая проектная и стратегическая недостаточность намертво тормозит любые центростремительные процессы между двумя странами, после чего в дело ожидаемо вступят совсем иные процессы — центробежные, всю разрушительную силу которых наглядно продемонстрировал Александр Лукашенко на прошедшей пресс-конференции. В любой паре, даже если речь идёт об однояйцевых близнецах, можно легко найти различия и усилить их до невозможности: мол, смотрите, вот у него есть родинка на шее, а у меня её нет! И совсем другое дело, настоящее политическое искусство — уметь находить то, что может сблизить и объединить две близкие и братские страны. Украинский пример обвала в катастрофу на почве искусственно созданной и разожжённой русофобии никого ничему не научил?

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 7 февраля 2017 > № 2064320


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 6 февраля 2017 > № 2063732

Минск и Москва переживают первый глубокий кризис двусторонних отношений после аннексии Россией Крыма. Раньше все знали свои роли: Кремль давил на Лукашенко, белорусский президент слегка шантажировал союзника и пугал разворотом на Запад. Закончив браниться, "милые" мирились и находили компромиссы, вне зависимости от того, о чем шла речь: о приватизации ли "Беларуськалия", транзите ли энергоносителей на Запад или, например, поставках в Россию молочных продуктов.

Теперь политика Москвы стала заметно резче и куда менее предсказуема, ей нужны не союзники, а только подчиненные. Соответственно у Александра Лукашенко заметно больше причин опасаться, что восточный сосед рискнет попытаться сменить президента в Минске на более лояльного лидера.

Отнюдь не газовое обострение

На следующий день после того как стало известно, что директор ФСБ Александр Бортников подписал приказ об установлении пограничного режима на границе с Беларусью, обычно осторожный Александр Лукашенко неожиданно резко раскритиковал своих российских союзников. Оказалось, что Россия в последние годы нарушила практически все двусторонние соглашения, и обобрала белорусов более чем на 15 млрд долларов, а военную базу на белорусской земле российские военные хотели создать вовсе не с оборонительными, а с какими-то другими, сомнительными целями. "Без российской нефти мы обойдемся, будет трудно, но свобода и независимость - это очень рентабельно", - прямо указал Лукашенко на покушение со стороны России на белорусскую независимость.

Тем не менее, многие продолжают считать, что белорусский президент просто повышает ставки в очередной торговой войне с Россией, чтобы получить новые кредиты, прежнее количество нефти по льготным ценам и газ подешевле. Потом в середине февраля будет встреча с Путиным и отношения наладятся.

Это маловероятно. Во-первых, похоже, что Лукашенко сам верит в слухи о возможности своего свержения в результате госпереворта, инициированного из Москвы. А раз так, то в Москву на встречу с Путиным он не поедет. Вдруг, пока ездить будешь, переворот и случится, и придется проситься на ростовскую "дачу" экс-президента Украины Виктора Януковича?

Во-вторых, Россия и Беларусь, даже если решат нефтегазовые проблемы, не смогут отыграть назад события последнего года. Единое пограничное и таможенное пространство быстро не восстановишь.

Аналогичная история наблюдается и с сотрудничеством военных и спецслужб двух стран. Предстоящая выдача Азербайджану российского блогера Александра Лапшина наверняка поставит крест на взаимных гарантиях безопасности граждан России на территории Беларуси - и наоборот.

Кроме того, в Москве "говорящие головы" уже транслируют в эфире федеральных телеканалов кремлевские страхи перед "разворотом" Лукашенко на Запад, что означает, например, в случае гипотетического конфликта с НАТО, невозможность для российской армии оказать помощь калининградскому эксклаву по суше.

Наконец, как минимум со скандала вокруг "Беларуськалия" нет доверия со стороны правительств двух стран и в экономике. Так что нет ничего странного в том, что в Беларуси говорят об опасности превращения всех интеграционных проектов (Союзное государство, Таможенный союз и т.д.) в фикцию, существующую только на бумаге.

Говядиной не ограничится

Если конфликт невозможно "купировать", то он неизбежно будет углубляться. Глава Россельхознадзора Сергей Данкверт, против которого Лукашенко распорядился возбудить уголовное дело за экономический шантаж, уже запретил ввоз в Россию говядины из Минской области. Это, разумеется, только "пристрелка" в новой торговой войне.

О том, что решение "мочить батьку вдолгую" в Кремле уже принято, свидетельствует уже хотя бы то, как заработала в последние месяцы российская пропагандистская машина, ополчившаяся даже на самоназвание соседнего государства "Беларусь".

Однако одной "проработкой" Лукашенко на российских "бойцовых" телевизионных "ток-шоу" дело явно не ограничится. Обострение началось с восстановления границы, так что можно прогнозировать: следующий удар власти двух стран нанесут по своим собственным гражданам.

В первую очередь, пострадают белорусы, живущие и работающие в России, а затем, в качестве зеркальных мер, возможно, и перебравшиеся в Беларусь россияне. В Москве привыкли считать (и пример разрушения режима Михаила Саакашвили в Грузии российские власти в этом убеждении укрепляет), что выдавливание на родину трудовых мигрантов может помочь сместить неугодного президента.

Белорусов, живущих в России, по разным оценкам, - от 500 до 700 тысяч, и даже по официальным данным около 350 тысяч. С противоположной стороны - как минимум несколько десятков тысяч живущих в Беларуси россиян. Политические режимы двух стран так похожи, что вряд ли хоть один из них пожалеет рядовых своих (а тем более чужих) граждан, которые станут заложниками конфликта двух параноидальных лидеров.

Воронка конфликта

Вывод прост: не надо ждать скорого прекращения конфликта Александра Лукашенко и Владимира Путина. Оба президента ведут себя как два никому не доверяющие параноика, и шансов восстановить доверие немного. Скорее всего, спор продолжится до тех пор, пока одна из сторон в прямом или переносном смысле не прижмет оппонента к стенке. И самое главное, чтобы эти споры шли без применения спецслужб, а тем более - без привлечения военных.

Автор: Иван Преображенский - кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW. Иван Преображенский в Facebook: Иван Преображенский

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 6 февраля 2017 > № 2063732


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 февраля 2017 > № 2063089

Путин строит стену

Москва восстанавливает границу с Белоруссией, разделяя теоретически существующее уже 17 лет СГРБ. Российские планы добровольной интеграции с соседями пошли прахом, пора обратиться к давлению

Вацлав Радзивинович (Wacław Radziwinowicz), Gazeta Wyborcza, Польша

Граница исчезла 26 мая 1995 года, когда в деревне Речка выкопали пограничный столб. Обычно, как учит нас история, такие столбы уничтожала армия, захватывающая территорию соседа. В тот раз все было мирно: за работу взялись белорусский президент Александр Лукашенко и российский премьер Виктор Черномырдин, которые убрали символ разделявшей две страны линии. Все предвещало единение в идиллической атмосфере братства. Потом в 1997 году Москва и Минск подписали договор о создании Союза Белоруссии и России, который спустя три года формально преобразовали в Союзное государство России и Белоруссии.

У россиян есть такое выражение: «Как будем делиться, по-братски или по справедливости?». На этот раз все должно было быть справедливо, ведь каждый из братьев нового союза надеялся, что его доля окажется больше. Москва ожидала, что белорусские губернии просто станут регионами Российской Федерации. Александр Григорьевич не возражал, но сам целился высоко: в Кремль. Он рассчитывал, что законодательство СГРБ позволит ему в 2000 году принять участие в выборах президента России. В хаосе подходящей к концу ельцинской эпохи у него были все шансы на успех, тем более что он пользовался поддержкой коммунистов и популярностью среди россиян.

17 лет назад СГРБ мог превратиться в СГРБЮ (в Москве тогда заявляли, что дело уже решенное): президент Слободан Милошевич попросил принять в Союз подвергшуюся бомбардировкам сил НАТО Югославию. Однако после его поражения тема сошла на нет.

Но это все старые истории. Сейчас на отсутствовавшей 22 года границе снова начали копать. Столбы уже не выкапывают, а ставят: российская сторона восстанавливает пограничную зону. Там появятся информационные стенды об особом режиме перемещения и пункты пограничного контроля. Происходит все это по приказу Александра Бортникова — директора ФСБ (которой подчиняется пограничная служба).

Как сообщают СМИ, Москва решилась пойти на такой шаг в ответ на то, что Белоруссия открыла «безвизовое окно» для граждан 80 государств (в том числе стран ЕС), которые с 9 февраля смогут пребывать в Белоруссии без визы в течение пяти дней, если пересекут границу в минском аэропорту. Чтобы перекрыть этот неконтролируемый поток, Россия якобы и решила вернуть контроль на ликвидированной границе Союзного государства. Однако последовательность событий противоречит этой версии. Бортников отдал приказ создать пограничную зону 29 декабря, а Минск заявил о запуске безвизового режима десятью днями позже.

Споры вокруг новых пограничных правил считают в мире элементом традиционных российско-белорусских разногласий по поводу цен на газ, поставок нефти, российских военных баз и массовой контрабанды через государство Лукашенко иностранных продуктов, на которые Кремль ввел эмбарго. Так что теоретически можно было бы ожидать, что Минск и Москва (как неоднократно случалось раньше) будут торговаться, но когда страсти в прессе улягутся, придут к соглашению.

Но в этот раз все зашло дальше. За словами и угрозами последовали действия. Появляется пограничная зона, границу восстанавливают. Происходящее — это один из эпизодов, указывающих на то, что процесс «собирания земель русских», то есть (по задумке) добровольной интеграции бывших советских республик, к которой так стремилась Москва, забуксовал.

Когда появилось СГРБ, белорусы и россияне пытались создать общий «черный список», чтобы иностранцы, которых Россия назвала персонами нон грата, не могли въехать в Белоруссию и наоборот. Но даже это, несмотря на неоднократные заявления, не стало реальностью. Иностранец, которого Минск считает опасным, может попасть в Белоруссию из России, а россиянин, которому власти закрыли выезд из страны, может спокойно сбежать в Европу из белорусских аэропортов. Так уезжали даже сотрудники российских спецслужб, которых на родине подозревали в сотрудничестве с иностранными разведками.

Отсутствие границы с партнером по СГРБ начало мешать россиянам еще в октябре прошлого года: ее еще не было, но Москва уже запретила пересекать ее гражданам стран ЕС. Даже наличие российской визы не давало права поляку или немцу попасть из Белоруссии в Россию на автомобиле или автобусе. Россия объясняла такой шаг логично, но, по сути, абсурдно. Как говорили ее представители, поскольку российско-белорусской границы не существует, на ней нет пограничных переходов, значит, иностранцу негде пройти паспортный контроль, а без российской печати в паспорте и на миграционной карте (специальный документ, который был общим для РФ и Белоруссии) на российскую территорию въезжать нельзя.

В Москве считают, что споры с Минском по поводу границ, таможни или газа не представляют никакой опасности. Лукашенко, как там полагают, зависит от России и никуда от нее не денется, так что рано или поздно он уступит давлению. А если не он, то его преемник. И, скорее всего, так и произойдет.

У России плохо получается договариваться с соседями по-братски. Она предпочитает действовать «по справедливости», то есть принуждать к уступкам силой.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 февраля 2017 > № 2063089


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 февраля 2017 > № 2063257

На границе тучи ходят хмуро: сможет ли Беларусь оторваться от Москвы

Лукашенко возмутился планами России установить полноценную пограничную зону с Беларусью

Вадим Довнар, Апостроф, Украина

Конфликт между Россией и Беларусью обостряется едва ли не ежедневно. В минувшую пятницу глава Беларуси Александр Лукашенко 7 часов общался с представителями СМИ и общественности. В ходе этого «большого разговора» прозвучало множество претензий белорусского лидера к российскому руководству. В частности, Лукашенко возмутили планы соседей установить полноценную пограничную зону в приграничных с РБ регионах РФ, о которых стало известно буквально накануне мероприятия. Драматизма последнему предавала и опубликованная рядом российских СМИ информация о том, что возможен выход Беларуси из ЕврАзЭС, ОДКБ и даже «Союзного государства РБ и РФ». И хотя белорусские эксперты уверены, что данный «инсайт» — фейк, наблюдатели полагают, что установка пограничных столбов и развязывание Москвой антибелорусской информационной кампании свидетельствуют о небывалом кризисе в двусторонних отношениях и серьезной угрозе для белорусской независимости и суверенитета.

Новый виток пикировок между Москвой и Минском случился 1 февраля, когда стало известно о том, что директор ФСБ России Александр Бортников поручил установить пограничную зону в приграничных с Беларусью регионах РФ. Соответствующие приказы были опубликованы на портале правовой информации. В них Пограничной службе ФСБ РФ поручено «установить места и время для въезда (прохода) лиц и транспортных средств в пограничную зону», а также установить предупреждающие знаки на въездах в пограничную зону. Однако приказы директора ФСБ датированы 29 декабря 2016 года и зарегистрированы в Минюсте РФ 26 января 2017 года. На тот момент в Государственном пограничном комитете Беларуси даже не располагали информацией о планах россиян. Официальное объяснение Москвы — Лукашенко установил безвизовый въезд в Беларусь для граждан 80 стран, РФ защищает своей пространство от возможного проникновения нелегальных мигрантов.

Однако Лукашенко в минувшую пятницу, обратив внимание на расхождения дат подписания соответствующих приказов и введения безвизового режима, заявил, что решение российской стороны об установлении пограничной зоны является политическим. По его словам, его нельзя реализовывать: «Что это за пограничная зона 30 км? Я считаю, что это чисто политический выпад. Вот эти бездумные нескоординированные шаги, которые только ухудшают наши отношения, этого делать нельзя! Нам надо вернуться. Хватает у нас проблем и в России». По словам Лукашенко, Минск не стал закрывать границу даже после теракта в минском метро, когда, как считает глава государства, «у белорусов появилась фобия». «У нас общество уже было насторожено, но я границу не закрыл. Они от кого границу закрывают сегодня?» — спросил белорусский лидер.

Как бы то ни было, белорусские наблюдатели считают, что времена открытости границ между составляющими Союзного государства остались в прошлом, и сейчас можно только гадать о том, зачем РФ понадобился такой шаг и что за ним последует.

Так, публицист Северин Квятковский считает, что введение пограничного режима имеет практическое значение для России только в случае, если она планирует начать полномасштабную экономическую войну против Беларуси: «Экономическая схема Лукашенко была очень простой. Упрощенно говоря, берешь в РФ по три, продаешь на Запад по пять. Сейчас, скорее всего, готовится экономическая блокада большей или меньшей интенсивности. Цель — принудить Беларусь играть по правилам Кремля. В частности, разрешить создание российских военных баз на территории Беларуси. В свою очередь, подобное давление будет провоцировать все больший разворот РБ в сторону Запада».

Лидер Движения солидарности «Разам» Вячеслав Сивчик отмечает возрастание и военной опасности. «Граница должна быть и с белорусской стороны, чтобы нейтрализовать опасность всяких „зеленых человечков" и продвижения с России колон „ихтамнетов". Распоряжение Бортникова увеличивает количество российских силовиков на границе. Увеличивается и опасность с Востока», — сказал он «Апострофу».

Прочь от Москвы

Как бы то ни было, но элементом давления Москвы на Минск называют белорусы и информационную кампанию против их страны, которую Кремль ведет уже несколько месяцев. Звеном этой цепи стала распространенная 2 февраля агентством Регнум информация о том, что Лукашенко намерен выйти из Евразийского Экономического Союза, ОДКБ и, возможно, даже из «Союзного государства». Эту «новость» перепечатал и сайт радиостанции «Эхо Москвы».

Отметим, что косвенно подтвердил возможность такого броска «прочь от Москвы» в ходе «большого разговора» и сам Лукашенко. В частности, про Евразийский союз белорусский лидер сказал, что он неэффективен и членство в нем невыгодно его стране. «Мы думали, что этот союз будет на равных условиях создан. Но сейчас Беларусь потеряла 15 миллиардов долларов из-за неравных цен. И они сейчас нам дали 5 миллиардов кредитов. То есть забрать у нас 15 и дать 5 под процент. Враги! Вспомните „Батька-1", „Батька-2". Сколько их? Четыре? До оскорблений доходит! В НАТО мы не пойдем, войны не будет, но мы будем защищать свою независимость. Не мы развалили, а они разделили нас. У нас нет визовой договоренности с РФ, мы будем пропускать в страну без визы кого хотим. Они сами непонятно кого принимают, даже террористов».

Впрочем, белорусские эксперты уверены, что данные слова главы государства — фигуры речи, а информация Регнум — фейк.

Политический обозреватель Вадим Казначеев рассказал «Апострофу», что анонсированный выход Беларуси из ЕврАзЭС, ОДКБ и «Союзного государства» уже успели окрестить Belexit (по аналогии с Brexit): «Боюсь, однако, что здесь принимают желаемое за действительное. Не могу исключить, что некий „источник", на который ссылается печально известный Регнум, запустивший эту информацию — это сознательно организованная „утечка". В преддверии встречи Александра Лукашенко с Владимиром Путиным — соответственно, в преддверии очередного раунда нефтегазовых боев за долги и скидки — этот аргумент вполне могут использовать: даже не как „лобовой удар", но есть, мол, у нас такие планы, в случае чего; обсуждали мы это, вы об этом знаете».

Реальный же выход из этих структур Казначееву представляется маловероятным. «Лукашенко не может, по примеру Украины, оторваться от России и направить стопы в Европу. И по причине собственной ментальности, которая у него насквозь советская. И по причине того, что кардинально пришлось бы менять не только геополитическую ориентацию, а и государственный строй, который „батька" тщательно выстраивает уже третье десятилетие. Движение в Европу несовместимо с диктатурой. Необходимы экономические и политические реформы, которые приведут к тому, что власть первого лица не будет неограниченной и несменяемой. Поэтому я не склонен обольщаться на сей предмет. Другое дело, что когда он сегодня с горечью констатирует: „Летели на одном крыле. Куда прилетели — тоже знаете… У нас нет другого выхода, кроме как развивать многовекторность" — это в данном случае наверняка правда. Лукашенко, оставаясь в сфере влияния Кремля, будет, насколько это возможно, налаживать отношения с Западом», — резюмировал он.

Сивчик добавляет, что «использование последнего „сообщения" агентства Регнум в информационной войне — хорошая иллюстрация того, что в этом конфликте все средства хороши». «Напомню, что агентство Регнум — очень специфическое издание, известное своей белорусофобией. Данное обстоятельство привело к аресту нескольких авторов. Посол РФ в РБ Суриков публично поддержал сегодняшние власти в этом вопросе. В СМИ прозвучал его комментарий о деструктивном характере деятельности арестованных. Теперь фейк Регнума про выход Беларуси с всех навязанных Москвой „союзов" широко обсуждается. Не вдаваясь в генезис возникновения этого и прочих фейков, отмечу, что само их существование — свидетельство того, что любые союзы с Россией бесперспективны. Потому и кризис. Потому и тревожное предчувствие, что „союзники" с востока что-то готовят. Естественно, выходить из этих союзов Беларуси надо. Но вход — рубль, выход — два. Пока самое главное в „сообщении" Регнума, что такой выход возможен. У меня лично большие сомнения в том, что у нынешней власти хватит силы воли вывести Беларусь из того тупика, куда загнали союзы с имперской Россией», — добавил он.

«Если эскалация не прекратится в ближайшее время, а и дальше пойдет по возрастающей, ситуация очень быстро может дойти до полного разрыва отношений», — допустил в интервью «Апострофу» военный корреспондент Дмитрий Галко.

«Пиком обострения с белорусской стороны стало заявление Лукашенко о том, что „братская Украина воюет за свою независимость" с намеком, что и он тоже воюет за нее, только на другом фронте. Его за это и „пособником", и „предателем", и кем еще только не назвали. А с российской — сделанный через ИА „Регнум" вброс, что Беларусь может идти лесом вплоть до выхода из всех союзнических структур, и ей за это ничего не будет. Ну, только денежки врозь. Точнее, агентство, этот сливной бачок Кремля, заявило, что якобы Беларусь готовится отовсюду выйти. Это что касается риторики. На уровне действий Россия ввела приграничную зону, что МИД Беларуси назвал шагом к „полноценной границе". Но добавил при этом, обратите особое внимание, не „давайте жить дружно", а — „не мы первые начали". Здесь двух толкований быть не может. Чувствуется внезапно в министерском голосе дерзость и задор. Одним словом, веселі, брате, часи настали. В застывшую на много лет Беларусь возвращается история. Со всеми таящимися в исторических процессах возможностями и опасностями», — резюмировал Дмитрий Галко.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 февраля 2017 > № 2063257


Белоруссия. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilru.com, 4 февраля 2017 > № 2066656

Лукашенко выдвинул новые обвинения против России.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко выдвинул ряд различных обвинений в адрес России, а также заявил о том, что Минск обратился в суд из-за сокращения поставок нефти. В пресс-службе Кремля напомнили о размерах экономической помощи Белоруссии со стороны России.

В рамках встречи с представителями общественности, белорусских и зарубежных СМИ Александр Лукашенко рассказал о своих оценках различных аспектов двусторонних отношений России и Белоруссии, а также сделал ряд неоднозначных заявлений.

Александр Лукашенко подчеркнул, что не позволит "бросать камни в русских, в Россию". После этого он начал перечислять претензии в отношении России.

В частности, он рассказал о неких "силах" в России, которые якобы не выполняют указаний президента РФ Владимира Путина в плане сотрудничества с Белоруссией. По словам Лукашенко, президент России якобы "не решился" ему сказать, что ему известно об этих силах.

Лукашенко также обвинил Россию в "привычке хвататься за трубу", заявив о том, что белорусские власти подали в суд на Россию из-за сокращения поставок нефти. Глава Белоруссии фактически в очередной раз официально подтвердил несогласие Минска оплачивать поставки газа согласно контрактам, а не собственным вычислениям белорусской стороны. Он заявил о том, что Белоруссия "обойдется без российской нефти".

Кроме того, президент Белоруссии позволил себе оскорбительные высказывания в отношении главы Россельхознадзора РФ Сергея Данкверта, а также заявил о возбуждении против него уголовного дела "за нанесение ущерба государству".

Стоит отметить, что в определенный момент пресс-конференции Александр Лукашенко стал описывать нефтегазовый спор в диалоге с другим собеседником, который объясняет ему, что поставки российской нефти для Белоруссии обходятся дешевле, чем, например, поставки нефти из Венесуэлы.

В ответ на этот довод своего неназванного собеседника Лукашенко заявил, что "не стал ему объяснять, что независимость, порядочность, наше историческое прошлое дороже, чем нефть".

Лукашенко также отметил, что у "Белоруссии нет иной судьбы, как строить многовекторную политику".

"Вы должны понимать, пока я президент, ни один камень в сторону русского человека, россиянина брошен не будет. Вы должны это знать четко. Но вы должны понимать, что в России разных сил – море.

Когда я Путину начинаю говорить, своему коллеге и своему другу – мы действительно дружим – силы там разные, и он мне прямо говорит: "Ты не обращай внимания, то, что ты мне сказал, я даже этого не знаю!" У нас, говорит, настолько этот спектр!

Ну, знает–не знает, что-то, наверное, знает, просто мне не решился сказать и так далее, и тому подобное. Но действительно там сегодня разные силы. К сожалению, они сегодня разные и в руководстве страны. И что очень плохо, что некоторые вещи расходятся с мнением и с решениями самого президента. Я об этом своему другу часто говорю. Это уже никуда негодно.

Знаете, вот эти обострения – они же не впервой. Россия ведь часто хваталась за газовую трубу, за нефтяную трубу, что происходит и сегодня. Это уже привычка такая. После всяких таких конфликтов, пусть и не публично, но мне всегда говорили: "Да, мы погорячились, и так далее". Ну разве не погорячились? Зачем хвататься за живое? Зачем нас брать за горло?

Понятно, что без российской нефти мы обойдемся. Нам будет очень трудно. Но свобода, независимость не оценивается никакими деньгами. Свобода и независимость – это очень рентабельно. Это не оценивается никакими деньгами и никакими числами.

Это несопоставимо, если на одной чаше - независимость, а на другой – российская, иранская, азербайджанская или американская нефть. Это несопоставимо. Мы все равно найдем выход. Этого, в России, к сожалению, не понимают.

Сейчас все борются за нефтяные рынки – еще до опековского этого соглашения о понижении добыче. Ты же потеряешь этот рынок свой в Европе, потому что я завезу эту нефть, как когда-то с Венесуэлы несколько миллионов. Я завезу! Нефти достаточно! И переработаем в Мозыре, он у нас более реформированный завод, и продадим на твоих рынках. Зачем вы это делаете?

Он мне сразу: "Этого ты не сделаешь". "Почему?" "Потому что это дорого, это дороже, российской нефти замены нет".

Я не стал ему объяснять, что независимость, порядочность. Вот это историческое наше прошлое – оно дороже, чем эта нефть.

Откуда все это происходит, вот это нынешнее обострение, хотя оно не первое. Наверное, у России появилась некая настороженность, что Беларусь уйдет на Запад. Вот уйдет. Макея начали дубасить тут, вы, наверное, читаете, что он тут главный враг, что это он, а не Лукашенко, ведет на Запад Белоруссию и так далее, и тому подобное.

Никакой Макей без согласия президента не ведет переговоры ни в Брюсселе, ни в Берлине, ни в Вашингтоне. Поэтому в России все должны понимать, что никакой это не Макей. Это согласованная позиция – позиция, на которую меня когда-то подтолкнул мой друг, президент Путин.

Что произошло с нефтегазовыми проблемами? Мы работали по определенной формуле равнодоходных цен по газовому вопросу. Суть в чем: газ на международных рынках не котируется как нефть. Газ привязан к нефти, нефть котируется. Когда нефть была $120, все было хорошо. Мы платили дикие деньги за нефть. Соответственно по формуле был привязан газ к этой нефти. И он имел высокую цену. И мы платили эту цену. Упала нефть до $40, сейчас там $51, значит упала цена и на природный газ.

Спор шел только по газу, а они стали резать нефть. Мы обратились, конечно, в суд согласно нашим договоренностям.

Что касается заявления о выходе из Евразийского союза и Таможенного союза с Россией – полный вымысел.

У нас нет иной судьбы, как строить нашу внешнюю политику как многовекторную. Это было мое жесткое требование – многовекторность политики, я скорее интуитивно это почувствовал.

У нас не все получилось с этой многовекторностью.

Вы это знаете, не хочу повторяться – летели на одном крыле. Куда прилетели – тоже знаете. Поэтому мы, находясь сегодня в эпицентре (даже не в центре Европы) этого евразийского континента, не имеем другого пути, как развивать многовекторную политику. На народном языке это традиционные, сообразно нашему менталитету понятия – мы должны дружить со всеми нашими соседями. Нам ни Россия, ни Украина, ни Польша, ни Литва, ни Латвия не чужие. Потому что это наши соседи. Точка. Больше ничего не надо говорить, хотя можно поставить запятую и перечислить многое.

Введение Россией пограничной зоны – это чисто политический выпад, нельзя этого делать.

Они от кого границу закрывают сегодня? Что это за пограничная зона в 30 км? Они, что, лучше обороняют границу, чем мы? В тысячу раз хуже. И у них есть, где защищать границу. Это, считаю, чисто политический выпад. Нельзя этого делать".

Практически по всем пунктам обвинений, выдвинутых Лукашенко в отношении России предшествовали определенные "многовекторные" решения Минска, которые и привели к последствиям в виде пограничной зоны, сокращения поставок нефти, а также выявления реэкспорта санкционной продукции с белорусской стороны.

В частности, 9 января 2017 г. президент Белоруссии подписал указ, определивший безвизовый порядок въезда в страну на срок не более пяти суток через пункт пропуска Национальный аэропорт "Минск" для граждан 80 стран мира. Указ распространяется на 39 стран Европы, Бразилию, Индонезию, США, Японию и другие государства.

Факты реэкспорта белорусскими компаниями санкционной продукции из третьих стран в Россию также неоднократно выявлялись Россельхознадзором.

В ответ на заявления белорусского президента в комментариях российским СМИ в пресс-службе президента России напомнили о размере оказываемой Белоруссии помощи на протяжении многих лет, а также пояснили ситуацию в пограничными зонами.

"Российская сторона оказывала и продолжает оказывать масштабную экономическую, политическую и иную помощь Белоруссии исходя из особого союзнического характера наших отношений.

По состоянию на сегодня всего нашим белорусским партнерам выделено свыше $6 млрд кредитов по различным траншам. Эта кредитная нагрузка является дополнительной на бюджет РФ.

С 2011 по 2015 гг. беспошлинно ежегодно поставлялось от 18 до 23 млн тонн нефти нашим белорусским партнерам

Всего российский бюджет в период с 2011 по 2015 гг. в этой связи недополучил $22,3 млрд. Все это является ничем иным, как прямой и косвенной поддержкой нашего Союзного государства.

Мы хотим подчеркнуть, что никакого пограничного режима не вводилось. Речь идет о введении пограничных зон, прилегающих к границе районов. Это связано с необходимостью регламентирования посещения приграничных районов гражданами третьих стран.

Совершенно справедливым образом подписание такого указа и введение приграничных территорий было обусловлено интересами обеспечения пограничной и приграничной безопасности, а также организации надлежащего уровня взаимодействия по пресечению незаконной миграции, наркотрафика и контрабанды. Это абсолютно правильная аргументация, абсолютно правильное решение, и в данном случае наши пограничники идут абсолютно по такому же пути.

Каким-то образом такие меры ассоциировать с нарушением Россией международных обязательств, каких-либо международных и иных межгосударственных договоров… Мы считаем некорректным и неверным. Здесь мы не можем согласиться с Александром Григорьевичем".

Президент Белоруссии уже не первый раз обвиняет Россию в "нарушении договоренностей". В частности, в сентябре 2016 г. на встрече с государственным секретарем Союзного государства Григорием Рапотой он заявил о том, что Белоруссия "проанализирует наше участие в Евразийском экономическом союзе".

"Я дал такое распоряжение правительству и администрации президента. Мы сейчас очень внимательно анализируем наше участие, прежде всего в Евразийском экономическом союзе. Если так будет продолжаться – зачем нам там держать кучу чиновников? Там, по-моему, уже около тысячи в так называемом правительстве в ЕАЭС. И какой результат? Зачем платить деньги на содержание в Москве высококлассных специалистов? Мы лучших туда отдали. Мы им найдем работу здесь, а то, что там будут приниматься решения, мы с ними согласимся, потому что их практически нет. Нарушается все, о чем договорились".

Белоруссия. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilru.com, 4 февраля 2017 > № 2066656


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 февраля 2017 > № 2062785

Пресс-конференция главы белорусского государства Александра Лукашенко, прошедшая 3 февраля, хоть и поставила, наверное, мировой рекорд по продолжительности — 7 часов 20 минут, оставила грустное впечатление.

Во-первых, онлайн-трансляция показала, что первые полтора часа аудитория вообще была мертвой. Лукашенко не мог установить контакт с теми, кто плоть от плоти является системой, пусть даже и в «оппозиции». Даже год назад эти люди сидели с дико горящими глазами и внимали каждому слову вождя, боясь хоть на секунду расслабиться перед камерами, так как знали, что потом это все будет отсмотрено, проанализировано и доложено с видеосвидетельствами.

Сегодня это было глухое к словам вождя собрание, которое жестко и периодически даже надменно взирало на вождя, который пытался найти контакт с теми, кто раньше боялся даже шороха ночью в соседней комнате. Последняя пресс-конференция убедительно показала, что элита «съела» и белорусского лидера. Можно посадить десять и даже сотню чиновников, но нельзя посадить тысячу. Можно прикармливать стаю, но рано или поздно стая захочет большей свободы. И это очевидно — зарплаты белорусской элиты самые низкие во всей Европе и смешны по российским меркам.

Лукашенко остался один — как человек, так и в управлении страной. Элита уже не его. Далеко не его. Эти люди будут только сидеть до последнего и ждать, когда все закончится, чтобы потом под шумок новой власти раздербанить наследие советской Белоруссии. Они уже обо всем договорились. Тут и силовики не помогут. Поэтому последняя пресс-конференция выглядела как большое личное поражение Лукашенко и как человека, и как президента. Иначе — зачем более 7 (!!!) часов убеждать присутствующих в том, как все хорошо, как все контролируется, и делиться теми абсолютно вторичными и ненужными подробностями, которые эти люди и так прекрасно знают, в то время как главные вопросы остались без ответа? Гиперинфляция высшей власти налицо.

Потом периодически Лукашенко устанавливал связь с аудиторией, но очень ненадолго, в основном по скандальным поводам — будь то приказ главе МВД арестовать главу Россельхознадзора Сергея Данкверта или отказ ставить подпись под Таможенным кодексом ЕАЭС, как будто это кому-то еще надо, кроме самой Беларуси, — все остальные подписи уже поставили, и без подписи Минска документ и так вступит в силу 1 июля 2017 года. Почему происходила установка связи? — Очень просто: присутствующие считывали новые сигналы, которые их убеждали только в одном — Акела всё. Приехали. И дальше снова впадали в эмоциональную спячку.

Они эмоционально уже отгородились от вождя, и это было очень хорошо заметно. Поэтому Лукашенко столь долго и выступал — бессознательно он очень хорошо почувствовал потерю контакта, поэтому и пытался его восстановить и дальше, как он привык, завести всех эмоционально и закрепить доминирование. А тут все время случался обрыв. Концовка и вовсе вышла смазанной. Все устали, а контакт так и не был установлен. Поэтому в любом случае совсем не случайно президент Беларуси обронил в конце следующую фразу: «Я уходящий человек. Мне немного осталось». Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что теперь брожение элиты примет очень активные формы. И что силовики? Будут на этом фоне активничать? Зачем? Это в России они смогли осознать свои цели как класс и вытащить страну из пропасти, а в Беларуси — ничего подобного и рядом нет.

Во-вторых, несмотря на обилие поднятых на пресс-конференции тем, ни одна из них так и не всколыхнула аудиторию, так как реально там проблем и нет — это все было классической бытовухой, которой много в жизни каждого государства и с чем присутствовавшие на мероприятии чиновники и журналисты сталкиваются каждый день. И это все им было просто неинтересно. Горячей была только одна тема — Россия и белорусско-российские отношения. В принципе, можно было бы ограничиться одной этой темой минут на сорок и разойтись.

Что же мы услышали? Услышали всё те же тезисы — Беларусь зажимают, обманывают, угрожают и так далее и тому подобное. Оппозиционная белорусская пресса взбодрилась, услышав «заветное» — «суверенитет дороже нефти». Как дети малые, которых всё ещё с ложки кормят родители. Белорусский суверенитет — это только идея. Ею сыт не будешь. Нынешняя да и любая возможная будущая власть в Беларуси есть только до тех пор, пока есть российская нефть. Не будет нефти — не будет белорусской экономики и зарплат, и люди сметут любую власть.

Этот юношеский инфантилизм, граничащий с подростковым идиотизмом, каждый из взрослых мужчин может проверить одной простой вещью — прийти домой и сказать своей жене, что теперь они — он, его жена и их дети — будут жить не на зарплату, а его идеями насчет «тарелочек», «априорий» или «трансценденталий». Думаю, пяти минут хватит каждой грамотной жене, чтобы объяснить этому мужу истинное положение вещей не то что в их личных отношениях или по его работе, но во Вселенной.

Были даже новые «интересные» идеи — начать арестовывать российских чиновников, в частности главу Россельхознадзора Сергея Данкверта. Данкверт это услышал. И заявил, что не понимает, как теперь могут двигаться дальше белорусско-российские отношения, если по приезде любого российского чиновника в республику ему может угрожать арест. В ответ Россельхознадзор принял решение о том, что с 6 февраля будут сокращены поставки мяса со всех мясоперерабатывающих предприятий Минской области. Вполне логичное решение. Тактика России понятна: за каждое оскорбление, грубость, нетактичность — наказывать рублём.

Аналогичная ситуация и по нефти. Тут уже сам Александр Лукашенко обмолвился о том, что Россия рассматривает вариант сокращения поставок в республику нефти до 12 млн тонн. Вполне логичное решение. Официальный Минск не выполняет союзнических обязательств ни в экономической (контрабанда санкционных товаров), ни в политической плоскости (признание Южной Осетии и Абхазии, воссоединения Крыма), пытается торпедировать подписание важнейших евразийских документов, ведет за спиной России игры с Баку, Варшавой, Вашингтоном и при этом требует односторонних экономических уступок со стороны Москвы. Так не бывает.

Что означает сокращение поставок российской нефти до 12 млн тонн? В 2016 году объем переработки нефти на Мозырском НПЗ по сравнению с 2015 годом, когда в республику поставлялось 24 млн тонн, снизился на 20% и составил 10 млн тонн. Если поставки будут сокращены до 12 млн тонн, то Мозырский НПЗ переработает только около 6 млн тонн. Это еще не будет означать, что завод находится на грани рентабельности. Но вопрос в другом: нефтепродукты составляли основу белорусского экспорта — около 40−45%. И шли в основном на Запад, откуда в республику поступала валюта.

Не будет нефти — упадет экспорт, не будет валюты — снизятся зарплаты, и вообще полетит в тартарары вся социальная сфера. Тут даже 3 млрд долларов МВФ не помогут. Ну, дадут один раз этот кредит — и все, не будут же они субсидировать каждый год на 3 млрд долларов белорусскую экономику. А похоже, расчет на это как раз и есть. Как рассказал первый вице-премьер Василий Матюшевский, в переговорах с МВФ проблемных вопросов осталось два: «Первый вопрос уровня возмещения затрат ЖКХ. В принципе, мы нашли все развязки, и некоторую часть этого проекта мы отпилотировали. Второй вопрос — стратегия повышения эффективности управления госпредприятиями. В принципе, здесь тоже нашли все развязки, поэтому проблем здесь не будет».

В целом, по его словам, данные вопросы находятся «в высокой степени готовности и проработки»: «Осталось, Александр Григорьевич, принять политическое решение и войти в программу». В свою очередь Лукашенко подчеркнул, что расхождений с МВФ в указанных вопросах практически никаких нет: «Единственное расхождение по компенсации затрат на услуги ЖКХ: они требовали в 2017 или 2018 году стопроцентную оплату. Рано или поздно мы к этому придем. Я просил, чтобы они вошли в положение, что у нас сейчас ситуация такая, что мы не сможем населению навязать стопроцентную оплату, чтобы это было во времени растянуто. Поэтому мы здесь договоримся».

То есть белорусская власть шантажирует Москву тем, что откажется от синицы в руке — российской нефти и готова променять ее на журавля в небе — кредит МВФ. Как сообщал источник ИА REGNUM в Москве, никто в Москве протестовать против такого режима обеспечения белорусской независимости не будет. Иск к России по нефти, о котором сказал Лукашенко, — это вообще песня. Все равно, что банк в США подал бы в суд на ФРС. Как говорят пасечники — инициатива в духе «пчелы против меда».

Третьим — ключевым — моментом пресс-конференции, ради которого все, в принципе, и затевалось, стало и вовсе интересное заявление главы белорусского государства о том, что он не видит смысла в подписании Таможенного кодекса Евразийского экономического союза, если Россия не выполнит все требования Беларуси по газу и нефти. Поэтому не видит смысла в поездке в Москву 9 февраля для проведения Высшего госсовета Союзного государства: «Без решения этих (нефтегазовых — ИА REGNUM ) проблем я даже не прикоснусь к этому кодексу. И к другим вопросам, потому что это жизнь нашего государства. Я не подписал Таможенный кодекс, потому что многое, что должно было быть, не работает».

Кроме того, глава белорусского государства сообщил, что отзывает белорусских специалистов из органов ЕАЭС: «Чего они там сидят и получают зарплату, я боюсь вам даже называть ее. Я, наверное, еще не совсем точно знаю, сколько они там зарабатывают. Получают, они там не зарабатывают. Зачем такая организация? Если нас хотят видеть в интеграционных структурах, мы должны порядочно себя вести друг в отношении друга, мы должны поддерживать друг друга и не создавать каких-то дополнительных препятствий».

Можно, конечно, строить с Москвой диалог в духе «назло маме отморожу уши», только это будет не то что малопродуктивно, а контрпродуктивно. Данкверт это показал уже 3 февраля. Кремль также уже отреагировал: «С 2011 по 2015 год беспошлинно ежегодно поставлялось 18−23 млн тонн нефти белорусским партнерам. Всего за этот период российский бюджет недополучил 22,3 млрд долларов. Все это является не чем иным, как прямой и косвенной поддержкой союзного белорусского государства. Беларуси выделено свыше 6 млрд долларов кредитов по различным траншам, и эта нагрузка легла дополнительным бременем на бюджет Российской Федерации. Кроме того, 2,5 млрд долларов различными траншами Минск получил в виде кредитов по линии Евразийского фонда стабилизации и развития. Россия оказывала и продолжает оказывать масштабную экономическую, политическую и иную помощь Беларуси, исходя из особого союзнического характера отношений двух стран. Что касается экономических и коммерческих спорных вопросов, которые возникают в хозяйственной деятельности, то они должны решаться в спокойной манере, путем деловых переговоров. Москва рассчитывает, что набор разногласий, который в настоящее время фигурирует в двусторонней повестке дня, будет урегулирован в ходе таких переговоров», — отметили в Кремле.

Пытался Лукашенко и угрожать Москве тем, что действия ФСБ по установлению порядка на границе, дабы Беларусь не стала проходным двором Европы, могут привести к «серьезному конфликту»: «Некие реперные точки выстроят. Встает вопрос: это что, Россия начала проводить делимитацию и демаркацию границы? Так это переговорный процесс. Это может вылиться в серьезный конфликт. Мы же не договорились, как на карте будет проходить граница, на местности. Только после этого надо устанавливать какие-то знаки и точки. Вы же можете залезть на чужую территорию. И отхватить кусок чужой границы. Поэтому я не думаю, что россияне на это решатся. Это уже серьезный конфликт. Так можно достукаться чёрт знает до чего».

Достукаться чёрт знает до чего действительно можно. Россия уже трижды обозначила категорическую неприемлемость выдачи российского гражданина блогера Лапшина Азербайджану. Однако Лукашенко готов поставить интересы Баку выше интересов союзников по ОДКБ — России и Армении — и выдать Лапшина Азербайджану. Что он подтвердил и 3 февраля:

Поэтому можно сказать, что мяч на стороне Лукашенко. Хочет он экономического конфликта или серьезного — все в его власти, так как он президент суверенного и независимого государства. Общий тон комментариев в России относительно его последней пресс-конференции достаточно хорошо отражает следующее мнение: «Минску пора определиться: если Белоруссия — это абсолютно независимая страна, то вопросы стоимости нефти и газа, а также допуска на российский рынок должны решаться на общих основаниях. Если же у нас Союзное государство, то демаршей вроде односторонней отмены виз с третьими странами или выдачи российского гражданина третьим странам не может быть в принципе».

В этой связи хочется сказать только еще одно. Накануне пресс-конференции, 2 февраля, чуть ли не из каждого «фм-утюга» разного рода эксперты обвиняли ИА REGNUM в том, что информация одного из источников агентства о готовности Беларуси к выходу из ЕАЭС и ОДКБ — недостоверна. Как показала пресс-конференция белорусского лидера и ответная, в тот же день реакция Москвы, данный сценарий, к сожалению для белорусских граждан, весьма и весьма близок к реальности. Просто если руководство республики делает такой выбор, то он уже будет проходить не по минскому, а по московскому сценарию — без «воя и воплей».

Москва слезам не верит. Как Украина, расплевываясь со своим прошлым, рано или поздно потеряет всё, что она получила в советскую эпоху, так завершится и эпоха Лукашенко в случае выхода Беларуси из Союзного и Евразийского проектов. Не понимать это не может только слепой.

И даже слепой теперь видит холодную решимость Кремля: у России большое сердце. Даже к предателям нашего общего священного прошлого и наших общих героев. Но не всегда.

Юрий Баранчик

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 февраля 2017 > № 2062785


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 4 февраля 2017 > № 2062752

За ценой не постоим. Сколько стоит братство с Белоруссией?

Лукашенко выступил с яркой речью. Президент Белоруссии выразил недовольство отношениями с Россией. В Москве в ответ посчитали, во сколько обходится дружба с братским народом и предложили вести диалог без лишних эмоций

В Кремле ответили на жесткое выступление Александр Лукашенко. Белорусскому президенту напомнили, что Россия потратила на помощь соседу десятки миллиардов долларов. Ранее Лукашенко обвинил Россию в том, что она издевается над его страной, хотя и опроверг недавние сообщения о том, что Белоруссия выходит из Евразийского союза и ОДКБ. О чем еще говорил Александр Григорьевич, и в чем основная причина разногласий между Москвой и Минском?

Речь Лукашенко напоминала выступление человека, которого сильно обидели. Он готов ответить, но будет держать себя в руках, потому что он, в общем-то, человек великодушный. Тем более, по отношению к любимому брату. Россия, по словам белорусского президента, пинает в хвост и гриву договоры между странами. А если что, то хватается за газовую и нефтяную трубы, как это происходит и сейчас. Другой корень зла — это ФСБэшник, который росчерком пера установил между странами приграничную зону. А еще в Москве работает руководитель Россельхознадзора Данкверт. И он, видимо, лично виноват в том, что белорусские продукты задерживают на границе с Россией. Поэтому заслужил уголовное дело. И не только он, но и другие данкверты. Речь батьки, как обычно, изобиловала стилистическими приемами. Выступление Лукашенко было достаточно острым. Но в целом, не слишком отличалось от его последних выпадов в адрес России.

Станислав Шушкевич

экс-глава Верховного Совета Белоруссии

«Лукашенко везде выглядел как единственный человек, который любит Россию, а все остальные — сволочи, россиян не любят и Россию тоже. Это было чистым позерством, но почему-то России нравилось это поддерживать, Россия за это делала, в общем-то, определенные скидки: дешевле продавала газ, ну а потом в России все-таки рыночную экономику строим, наверно, надо делать все нормально. И здесь, поскольку экономика Белоруссии была доведена до ручки, тут надо найти виноватого, но виновата, конечно, Россия: не продает по дешевке газ, нефть, контролирует должным образом товары из Белоруссии, не позволяет фальшивить».

Все выступление Лукашенко упирается в одну большую проблему — поставки нефти и газа. Минск хочет получать голубое топливо по внутренней российской цене, ведь Белоруссия и Россия входят в единую экономическую зону. Москва согласна поставлять газ по сниженной стоимости — примерно за 120 долларов за тысячу кубометров. Но 70 с небольшим долларов, как просит Белоруссия, считает излишней щедростью. С нефтью ситуация немного иная. Россия поставляет сырье по низкой цене, но взамен Белоруссия должна поставлять обратно бензин, полученный из этой нефти. Минск же предпочитает продавать это топливо в Европу за евро. И, по сути, забирает себе экспортную пошлину, которая могла бы пойти в российский бюджет. Из-за чего Москва резко сократила поставки нефти белорусам. Там небольшие объемы, около 25 млн тонн в год. Но дело не в этом, замечает гендиректор компании «ИнфоТЭК-Терминал» Рустам Танкаев.

«Конечно, найти такие объемы на мировом рынке не составляет никакого труда. Дело не в том, чтобы найти эту нефть, а дело в том, чтобы найти эту нефть по такой безумно низкой цене, по какой Белоруссия получает ее в России. Белоруссия пыталась ввезти нефть из Венесуэлы и при этом несла гигантские убытки. Только вот латиноамериканская тема, она привела к потере для белорусского бюджета свыше миллиарда долларов. Потому что технология переработки нефти на белорусских нефтеперерабатывающих заводах очень низкая, по сравнению с европейскими заводами».

Белоруссия пыталась покупать нефть и в Азербайджане и на Ближнем Востоке, но заменить российское сырье не смогла — не выгодно. Есть, правда, у страны и чуть-чуть своей нефти. В начале января там, например, открыли новое крохотное месторождение, с запасом немногим больше полутора миллиона тонн. Но Белоруссия, как следует из слов Лукашенко, обойдется и без российской нефти. Потому что главное для страны — это свобода и независимость. Хотя и придется трудно, добавил Александр Григорьевич. Как обычно, он несколько раз напомнил о братских отношениях, рассказал, как дружит с Владимиром Путиным. Бывает, что ссорятся и даже ругнуться могут. Но это только потому, что очень близкие отношения.

В Кремле в ответ на эмоциональный спич Лукашенко деликатно напомнили, что помощь Белоруссии за четыре года стоила России 22 млрд долларов из-за беспошлинных поставок нефти. А еще кредиты на 6 млрд долларов. А также заявили, что, все вопросы должны решаться спокойно, по-деловому. Примерно в этом стиле проявил себя Россельхознадзор. Сухое, казенное сообщение: с 6 февраля поставки белорусской говядины в Россию из-за сомнений в истинности происхождения запрещены.

Михаил Сафонов

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 4 февраля 2017 > № 2062752


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 4 февраля 2017 > № 2061063

Встреча Александра Лукашенко в белорусской столице с представителями СМИ и экспертами, прошедшая 3 февраля и анонсированная как "большой разговор президента без ограничений и запретных тем", показала, что политика официального Минска осталась неизменной. Даже если курс на улучшение отношений с Западом, как уверяет белорусский президент, будет продолжен, экономических преобразований не предвидится, отношение к бизнесу останется прежним - его можно только доить; а среднюю зарплату в 500 долларов белорусы получат, если будут хорошо работать.

Главной темой этого затянувшегося на 7 часов 20 минут непрерывного соло Лукашенко стали серьезные разногласия с Кремлем. Более года стороны не могут урегулировать нефтегазовый спор. По версии не видящего собственных просчетов белорусского руководителя, ущерб экономике наносят неравные условия в торговле и энергетической сфере в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Так что кризис в отношениях Москвы и Минска не только не прекращается, но и затягивается в тугой узел.

Кто говорит от имени Кремля?

Интерес к теме обострившихся белорусско-российских отношений подогрела размещенная накануне "большого разговора" на сайте российского агентства "Регнум" статья с названием "Лукашенко готовится выйти из ЕАЭС и ОДКБ" и с подзаголовком "Кремль возражать не будет". Интернет гудел, обсуждая последствия возможного демарша Беларуси, не обратив внимания, что публикация анонимного автора со ссылкой на некий источник по сути походит на грозное напоминание о неприятных последствиях для Минска, если тот, по примеру Украины, "ступит на тропу экономической войны" с Москвой.

Подсчет взаимных убытков

Как выяснилось, на тропу войны Лукашенко ступать не намерен, но независимость страны оценил выше поставок российской нефти, пообещав покупать ее за пределами РФ. Было заметно, как осторожничал белорусский руководитель, перечисляя накопившиеся только за последний год свои претензии к Кремлю.

Среди них установление погранзоны с Беларусью со сторооны РФ, и нежелание Москвы уступить братскому народу в цене на газ, и требование к белорусам вернуть накопившисяйся газовый долг в полмиллиарда долларов, и угроза сократить поставки нефти с 24 до 12 млн тонн, и "наплевательское отношение к белорусским министрам", которых часами держат за дверями московских кабинетов, и ущерб от действий главы Россельхознадзора Сергея Данкверта, не пускающего белорусское продовольствие в Россию. В список российских грехов в изложении Лукашенко вошла также потеря Беларусью 15 миллиардов долларов из-за неравных условий интеграции с РФ.

Очень похоже, что вся эта устроенная Минском шумная пропагандистская акция с "большим разговором президента" на десяток телекамер затевалась с целью подготовки общественного мнения перед встречей глав Беларуси и России, которая должна пройти на следующей неделе. В случае провала переговоров виновником экономических проблем будет назначен Кремль.

Но там в ответ быстро подсчитали, что только за период с 2011 по 2015 годы Россия недополучила 22,3 млрд долларов на поставках нефти. Минску было выделено свыше 6 млрд долларов кредитов по различным траншам и еще более 2,5 млрд долларов по линии Евразийского фонда стабилизации и развития. А в соцсетях шутили: с такой кучей взаимных претензий цена на газ для Беларуси может подняться вдвое.

Чем закончится обмен ударами

Отношения союзников резко накалились после президентских выборов 2015 года, когда Лукашенко публично отказал Путину в размещении военной авиабазы, а Москва не уступила Минску в просьбе снизить стоимость газа. С тех пор стороны как в боксе обмениваются ударами, каждый из которых становится все более чувствительным.

В российских СМИ упрекают Беларусь за измену делу интеграции и разворот на Запад, а на главной странице сайта государтсвенного информагентства Белта практически исчезли упоминания о сотрудничестве с Россией в рамках ЕАЭС и Союзного государства.

В общем, картина двухсторонних отношений вырисовывается неприглядная. Как сказал Лукашенко: "Летели на одном крыле, а куда прилетели, вы знаете", забыв напомнить, что виновником выбора исключительно российского вектора является только он. Но Беларусь не спасет позднее прозрение ее руководителя, и на этот раз дело вряд ли закончится по принципу "милые бранятся, только тешатся".

Это самый затяжной и глубокий кризис за всю историю белорусско-российских отношений. Главной проблемой для белорусов становится не только недовольство Кремля попыткой Минска уйти из-под контроля и поиском помощи на Западе, но и непредсказуемость Путина после Крыма и начала войны за "русский мир" в Донбасе.

Автор: обозреватель Deutsche Welle Наталья Макушина

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 4 февраля 2017 > № 2061063


Белоруссия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 4 февраля 2017 > № 2061056

Алексей Навальный открыл свой первый предвыборный региональный штаб в Санкт-Петербурге по адресу Вознесенский проспект, 33, где пообщался с журналистами и волонтерами. На встречу с политиком собрались, по разным оценкам, от 200 до 250 человек, некоторые не смогли войти в помещение и остались стоять на улице, которую патрулировали сотрудники полиции.

Фотографию из переполненного помещения штаба опубликовал в своем микроблоге Twitter фотограф Евгений Фельдман.

Выступая на открытии штаба, Навальный заявил о намерении собрать в Санкт-Петербурге и Ленинградской области необходимые 20 тысяч подписей в свою поддержку как кандидата в президенты РФ на выборах 2018 года.

По словам оппозиционера, Кремль попытается сделать все возможное, чтобы не допустить его до участия в выборах. Основатель "Фонда борьбы с коррупцией" отметил, что приговор по делу "Кировлеса", оглашение которого намечено на 8 февраля, будет, скорее всего, обвинительным, что не помешает ему проводить предвыборную кампанию.

По утверждению Навального, Конституция РФ запрещает участие в выборах лишь тем, кто находится в местах лишения свободы. Сейчас предвыборная кампания Алексея Навального проводится за счет добровольных пожертвований. В Санкт-Петербург политик прибыл из Кирова, где проходит повторное слушание по делу "Кировлеса".

В тот же день пикет движения "Антимайдан" у входа в штаб Навального собрал не более десяти человек, сообщает интернет-издание "Фонтанка". "Мы выступаем против Навального и считаем, что его должны осудить", - заявила активистка движения.

Белоруссия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 4 февраля 2017 > № 2061056


Китай. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 4 февраля 2017 > № 2060724

Беларусь рассматривает возможность привлечения до 700 млн долларов инвестиций из Китая для финансирования проектов малого и среднего бизнеса. Об этом сегодня сообщил президент Беларуси Александр Лукашенко в ходе встречи с представителями общественности и СМИ.

"Я думаю, мы договоримся, и какую-то сумму, может быть, не сразу 700 млн, по потребности, будем специально выделять под какие-то проекты", -- отметил А.Лукашенко.

Согласно данным министерства финансов, Беларусь в 2016 году получила от банков Китая кредитов на общую сумму в 446,9 млн долларов. --0

Китай. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 4 февраля 2017 > № 2060724


Китай. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > chinapro.ru, 4 февраля 2017 > № 2060657

По итогам 2017 г., в китайско-белорусском индустриальном парке "Великий камень" удвоится количество резидентов. Об этом сообщило руководство парка.

В настоящее время администрация президента Белоруссии заключила с потенциальными инвесторами примерно 50 соглашений о намерении.

В 2022 г. в промпарке будет полностью завершено создание инфраструктуры.

Как сообщалось, среди резидентов "Великого камня" зарегистрированы такие компании как: "САС Индастриал", China Merchants Group, ZTE Corporation, Huawei и другие. Кроме того, более 20 предприятий из Китая, Германии, РФ уже заключили с парком договоры о намерениях.

В частности, "САС Индастриал" планирует реализовать в парке инвестпроект по производству радиаторов из литого алюминия, а также радиаторов из стали и алюминия. Объем инвестиций на эти цели составит $16 млн. А корпорация China Merchants Group инвестировала $500 млн в создание китайско-белорусского торгово-логистического комплекса, который расположится в промпарке.

Напомним, что в ходе реализации проекта китайско-белорусского промышленного парка "Великий камень" уже освоено $5,6 млрд инвестиций. Из этого объема китайская сторона вложила 60%, а белорусская – 40%.

Китай. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > chinapro.ru, 4 февраля 2017 > № 2060657


Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 3 февраля 2017 > № 2072642

Россия – Беларусь: чем Москва разгневала Лукашенко

Отношения союзников дали трещину

МОСКВА – В Кремле возникли опасения, что Минск выйдет из-под его влияния. Об этом в пятницу, 3 февраля, заявил президент Беларуси Александр Лукашенко на широко анонсированной пресс-конференции.

«У России появилась некая настороженность, что Беларусь уйдет, что Лукашенко на Запад развернулся», – цитируют СМИ белорусского лидера.

Также Александр Лукашенко обвинил Москву в экономическом давлении, утверждая, что российская сторона пригрозила вдвое сократить поставки нефти в республику – до 12 миллионов тонн в год. При этом Лукашенко подчеркнул, что независимость для него важнее доступа к российской нефти.

«Без российской нефти мы обойдемся. Да, будет трудно, дорого, но свобода не измеряется никакими деньгами. Мы все равно найдем выход. Этого в России не понимают, они думают, что мы никуда не денемся», – заявил президент Беларуси.

«Если на одной чаше независимость, а на другой... нефть, это не сопоставимо… независимость, порядочность, историческое наше прошлое – оно дороже, чем эта нефть», – цитируют Лукашенко белорусские медиа.

Аналитики отмечают, что проблемы в российско-белорусском союзе существовали всегда, постепенно накапливаясь. А последней каплей, переполнившей чашу терпения Александра Лукашенко, стало введение Россией пограничного режима с Беларусью в одностороннем порядке.

Это случилось после более чем 20 лет свободного передвижения между соседними странами. С 7 февраля 2017 г. по линии, формально разделявшей союзников, будет введен режим погранзоны.

«Существуют межгосударственные договоры и соглашения, и один какой-то министр, пусть даже сильный, фээсбешник и прочее, одним росчерком пера поставил крест на всех договоренностях» – возмущался Александр Лукашенко, имея ввиду главу ФСБ Александра Бортникова (цитата по РБК).

При этом ранее Минск, также без согласования с Москвой, разрешил безвизовый въезд в Беларусь на срок до пяти дней через минский аэропорт гражданам 80 стран.

Лукашенко также объявил, что Беларусь намерена подать на Россию в суд из-за снижения поставок нефти, а также возбудить уголовного дела за нанесение «ущерба государству» против главы Россельхознадзора Сергея Данкверта – за «препятствование поставкам белорусского продовольствия на российский рынок».

Российское ведомство недавно ограничило ввоз мясной продукции двух белорусских предприятий, подозревая, что те поставляют товар из Украины.

По мнению политолога Николая Петрова, отношения Москва и Минска представляют собой симбиоз, в котором Россия получает геополитические и геостратегические выгоды, а Беларусь – чисто экономические и финансовые дивиденды.

«Ну, а коль скоро в мире меняются и структура цен, и экономическая ситуация, в целом, то вследствие этого между сторонами нередко возникают трения, – констатировал он в комментарии для Русской службы «Голоса Америки». – Один из вариантов обострения отношений мы и наблюдаем сегодня. Беларусь, которой по ее положению суждено всегда балансировать между Россией и Западом, открывает свои ворота гражданам 80 стран. Это естественно, создает определенные проблемы, связанные с тем, что охраняемой границы между двумя государствами элементарно не существует, и Москва делает свой ход».

Все это происходит на фоне обострения спора, связанного с ценой на газ и поставками в Беларусь нефти, что, по сути, является формой субсидирования белорусской экономики, считает политолог.

С точки зрения Лукашенко, было бы справедливо платить $83 за тысячу кубов с учетом общего понижения цен. В 2016-м Минск расплачивался по $107, что было существенно ниже контрактного предложения Газпрома ($132).

Стремясь вернуть долг ($550 миллионов), Москва во второй половине прошлого года сократила поставки нефти в полтора раза. До этого Беларусь успешно торговала нефтепродуктами, произведенными из российского сырья, пополняя свою казну.

«Поэтому скандал и вышел в публичное пространство, – утверждает Николай Петров. – Поэтому мы и видим заявления Лукашенко по самым разным поводам. Но в основе всего, как всегда, лежат финансовые интересы».

Впрочем, эксперт уверен, что, в конечном счете, стороны договорятся.

«Потому что в этом заинтересованы как Москва, так и Минск, – пояснил он. – Вопрос только в цене. Компромисс будет достигнут, но его условия зависят, в том числе, и от успеха той публичной кампании, которую мы сегодня наблюдаем со стороны Беларуси».

До сих пор в такого рода конфликтах, как считает Николай Петров, всегда удавалось выигрывать Лукашенко.

На взгляд заместителя декана факультета мировой экономики и политики ГУ-ВШЭ Андрея Суздальцева, на самом деле есть несколько причин постепенного изменения статуса российско-белорусской границы.

«Причем, никакого нарушения соглашений и договоров между двумя странами при этом не происходит, – добавил он в комментарии «Голосу Америки». – При всех изменениях статуса граница остается прозрачной и открытой для граждан Российской Федерации и Белоруссии».

Одна из застарелых, по определению политолога, причин связана с тем, что Минск воспринимает отсутствие границы между Россией и Белоруссии как возможность для транзита граждан из третьих стран.

«Порою ситуация здесь становилась просто нестерпимой, – настаивает Андрей Суздальцев. – Например, после российско-грузинской войны, когда граждане Грузии в массовом порядке устремились на территорию РФ через Минск. В последнее время жители Украины начали потоком направляться протоптанной тропою в Россию. В этих условиях республика превращалась в проходной двор».

Как видится эксперту, Лукашенко столь болезненно воспринял закрытие Россией своей границы для граждан третьих стран потому, что это невыгодно Минску политически и экономически. Тем не менее, союз двух государств по-прежнему, как это ни удивительно, прочен, заметил Андрей Суздальцев.

«Причем, по самой элементарной причине: в реальности именно Россия является гарантом независимости и суверенитета Беларуси. Москва прикрывает Минск политически и военным путем. Но и значение республики как барьера между Россией и НАТО переоценить трудно», – резюмировал он.

По его словам, в Беларуси сложилась формула: тот, кто решает проблемы республики в Москве, тот и имеет право на власть. Отсюда и истеричная реакция Лукашенко, почувствовавшего, что у него из-под ног уходит почва, и он становится ненужным, заключил политолог.

Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 3 февраля 2017 > № 2072642


Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 3 февраля 2017 > № 2069467

«Россия пинает соглашения в хвост и в гриву»

Лукашенко обвинил Россию в нарушении международного договора о границе

Рустем Фаляхов, Алексей Топалов, Екатерина Копалкина

Александр Лукашенко не готов уступать Москве в конфликте о госгранице и поставках продуктов питания. Не говоря уже о нефтегазовом споре. Президент Белоруссии уверен, что не нарушал никаких соглашений, и призвал российскую сторону поступать по справедливости. Кремль не согласился ни с одним из доводов Минска.

В пятницу президент Белоруссии Александр Лукашенко провел в Минске пресс-конференцию и в режиме онлайн дал жесткий ответ Москве на претензии, связанные с функционированием единого экономического пространства. Основные претензии — закрытие границы между Россией и Белоруссией, стоимость российского газа, сокращение поставок нефти, а также продукты питания, попавшие под санкции Евросоюза и под ответное эмбарго России.

Все ответы Лукашенко по этим темам были выдержаны в привычном ключе: я вам покажу кузькину мать! Но про взаимоотношения с президентом России Владимиром Путиным отозвался хорошо. Белорусский лидер отметил, что Путин для него — друг.

«Мы действительно дружны, хоть мы и ссоримся больше, чем любой другой президент с президентом», — сказал он.

Лукашенко также рассказал, что имеет близкие отношения с лидерами России, Казахстана и Украины. По его словам, с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым «даже ругнуться можем друг на друга, настолько у нас близкие отношения».

Информацию о возможном выходе страны из Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) назвал вымыслом. «[Выход Белоруссии из ЕАЭС – это] полный вымысел», — сказал он.

ФСБ нарушила договор

По мнению Лукашенко, глава ФСБ России «одним росчерком пера» перечеркнул межгосударственное соглашение от 1995 года — Договор о дружбе, сотрудничестве и добрососедстве, предполагающий открытую границу между двумя странами.

«Существуют межгосударственные договоры и соглашения, и один какой-то министр, пусть даже сильный, фээсбэшник и прочее, одним росчерком пера поставил крест на всех договоренностях, издав свой приказ — 801, 802, 803. Я называю даже номера этих приказов», — сказал Лукашенко.

А его страна ни одного межгосударственного соглашения с РФ не нарушала, тогда как «Россия пинает их в хвост и в гриву», — сказал глава Белоруссии, добавив, что это «чисто политический выпад».

Приказы ФСБ, напомним, последовали после того, как президент Белоруссии 9 января подписал указ о безвизовом въезде и выезде иностранных граждан из 80 государств, включая страны Евросоюза, на территорию страны на срок не более пяти суток.

Высказав сожаление в связи с воссозданием погранзоны, белорусский лидер напомнил, что в свое время Минск оказывал помощь россиянам, оказавшимся в тяжелой ситуации. В качестве примера он привел беженцев с Северного Кавказа в 90-е годы, которых белорусы «приняли, разместили, накормили».

«Они там рожали и моим именем называли своих детей. Но это россияне, мы же не отгородились от них», — отметил Лукашено.

Второй пример помощи российским беженцам, который привел Лукашенко, касался ситуации, когда в Калининград Литва не пустила целый состав. «Они там на железной дороге на шпалах сидели голодные, немытые, грязные, бедные, не знали, что с детьми делать. Я их обогрел, накормил, послал своих людей, своего сына — иди, проверь, чтобы люди там не пострадали. Вот как мы относились к россиянам», — сказал Лукашенко.

По его словам, Минск не стал закрывать границу даже после теракта в метро, когда, по его выражению, у белорусов появилась фобия. «Они от кого границу закрывают сегодня?» — возмущался Лукашенко в адрес ФСБ.

На это в Кремле возразили так: никакого пограничного режима не вводилось. «Речь идет о введении пограничных зон, прилегающих к границе районов. Это связано с необходимостью регламентирования посещения приграничных районов гражданами третьих стран», — отметили в Кремле. Сам документ был опубликован после тщательной проработки и согласования с российским Минюстом на предмет соответствия международным обязательствам.

Пограничная зона введена для обеспечения безопасности, «а также организации надлежащего уровня взаимодействия по пресечению незаконной миграции, наркотрафика и контрабанды. Это абсолютно правильная аргументация, абсолютно правильное решение, и в данном случае наши пограничники идут абсолютно по такому же пути», — заявили в Кремле.

«Разного рода «данкверты»

Лукашенко перешел от обороны к наступлению, когда затронул проблему поставок белорусского продовольствия на российский рынок.

«Знаете, разного рода «данкверты» — нам надо решить вопрос и возбудить уголовное дело по Данкверту за нанесение ущерба государству», — сказал он, имея в виду главу Россельхознадзора Сергея Данкверта.

Ранее белорусская сторона не раз заявляла, что в основе конфликта и запретов на поставки белорусских товаров лежит несовершенство нормативно-правовой базы. Заявление Лукашенко больше похоже на политическое. Никаких правовых последствий эти заявления иметь не будут», — говорит управляющий партнер BMS Law Firm адвокат Алим Бишенов.

«Одни продают, а другие покупают. Споры возникают из-за недоурегулирования нормативно-правовых актов — какие сертификаты мы выдаем, какие лаборатории как сертифицируются», — высказывалась на одном из «круглых столов» член комиссии Парламентского собрания Белоруссии и России по бюджету и финансам Ольга Политико.

Она привела в пример аналогичные нормы Евросоюза. Там если ты сертифицировался в одной стране, «значит тебе не нужен сертификат во всех остальных странах».

Кстати, на несовершенство правой базы для взаимного товарооборота постоянно жалуются не только Белоруссия, но и другие члены Евразийского экономического союза.

Россельхознадзор в ответ на критику Лукашенко заявил, что ограничения поставок продукции из Белоруссии осуществляются в рамках правил международной торговли.

Нефтяной суд

Также Белоруссия подала против России иск, предметом которого стало ограничение российских нефтяных поставок, о чем в пятницу заявил Лукашенко. В первом квартале РФ снизила поставки нефти в Белоруссию с запланированных 4,5 млн до 4 млн тонн.

Но по словам Лукашенко, Россия намерена сокращать поставки не только в первом квартале, а на протяжении всего года.

Белорусский лидер заявил, что по сравнению с изначально оговоренными 24 млн тонн российская сторона намерена в текущем году поставить лишь 12 млн тонн. Минэнерго РФ ситуацию не комментирует.

Лукашенко заявил, что Белоруссия обойдется без российской нефти, хотя это и будет трудно. По его словам, в ситуации, когда на одной чаше весов — закупки американской или азербайджанской нефти, а на другой — независимость, Белоруссия найдет выход.

«Свобода и независимость — это очень рентабельно, — сказал Лукашенко. — Это не оценивается никакими деньгами и числами».

В январе белорусский президент дал поручение найти альтернативу российским нефтяным поставкам. При этом ранее Минск уже устраивал подобные «показательные выступления», в пику Москве закупая нефть из Азербайджана, с Ближнего Востока и даже из Венесуэлы, не считаясь с финансовыми потерями. Венесуэльское сырье, которое Белоруссия закупала в 2010–2012 годах, с января по март 2012 года стоило $917 за тонну, тогда как российская нефть — $442.

Россия оказывала и продолжает оказывать помощь Белоруссии, в том числе потеряв $22,3 млрд в 2011–2015 годах от беспошлинных поставок нефти, возразила на это пресс-служба Кремля.

«С 2011 по 2015 год беспошлинно ежегодно поставлялось 18–23 млн тонн нефти Белоруссии. Всего за этот период российский бюджет недополучил $22,3 млрд. Все это является ни чем иным, как прямой и косвенной поддержкой союзного белорусского государства», — отметили в пресс-службе.

Привязка к газу

Сокращение нефтяного экспорта в адрес Белоруссии стало ответом Москвы на прошлогодний демарш Минска, который решил платить за российский газ не по цене, прописанной в контракте, а по той, которую сам счел справедливой ($132 и $73 за 1 тыс. кубометров соответственно). Тогда (в третьем квартале 2016 года) Россия впервые сократила поставки нефти в Белоруссию с оговоренных 5,3 млн тонн в квартал до 3,5 млн тонн. А в четвертом квартале они были понижены до 3 млн тонн.

Ситуация с долгом не разрешилась и в наступившем году. Как говорил в конце января вице-премьер Аркадий Дворкович, задолженность белорусской стороны оценивается в $550 млн.

Кроме того, Беларусь настаивает, что цена российского газа в 2017 году для нее должна быть на уровне внутреннего рынка РФ. Причем сейчас Лукашенко говорит уже о $83 за 1 тыс. кубов. Белорусский президент ссылается на тот факт, что нефть значительно подешевела (к нефти привязаны долгосрочные контракты «Газпрома». — «Газета.Ru»).

«Когда нефть была $120, все было хорошо. Мы платили дикие деньги за нефть, — сказал Лукашенко. — Соответственно по формуле был привязан газ к этой нефти. И он имел высокую цену. И мы платили эту цену. Упала нефть до $40, сейчас там $51, значит, упала цена и на природный газ».

«Спор шел только по газу, а они стали резать нефть, — возмутился Лукашенко. — Мы обратились, конечно, в суд, согласно нашим договоренностям».

«Пока что конфликт вокруг поставок нефти находится в острой эмоциональной фазе, и далеко не факт, что действительно перейдет в правовую плоскость и будет завешен в зале суда, — полагает управляющий партнер юридической компании Heads Consulting Александр Базыкин. — Как показывает достаточно долгий опыт российско-белорусских отношений, несмотря на подобные громкие заявления, все конфликты, как правило, заканчиваются во внесудебном порядке, этот случай, на мой взгляд, исключением не станет».

Руководитель практики разрешения споров бюро А2 Мария Сидорова говорит, что, если нарушения договора белорусской стороной по оплате газа до настоящего времени не погашены, скорее всего, Россия в качестве ответной меры обратится с целью взыскания недоимки. Сначала в претензионном порядке, а потом, возможно, и в судебном.

«В целом российская позиция в этом конфликте выглядит более сильной и обоснованной», — отмечает юрист.

Но и по мнению Сидоровой, стороны после взаимных претензий, скорее всего, придут к компромиссу и урегулированию спора мирным путем, так как дела такой категории имеют свою специфику и судебную тяжбу сопровождает политический контекст.

В заключение Лукашенко согласился, что заседание совмина Союзного государства Белоруссии и России, председателем которого он является, должно быть в Москве. Но дату приезда не подтвердил. Ранее заявлялось, что заседание запланировано на 9 февраля.

Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 3 февраля 2017 > № 2069467


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 3 февраля 2017 > № 2069004

Лукашенко разыграл колхозный спектакль

Александр Лукашенко рассказал о разногласиях с Путиным

Александр Братерский, Валентин Логинов

Президент Белоруссии Александр Лукашенко выступил с жесткими высказываниями в адрес России, однако заявил, что не видит опасности оккупации Россией Белоруссии и имеет дружеские отношения с президентом Владимиром Путиным. Выпад белорусского лидера связан с созданием зоны контроля на границе и желанием добиться более справедливых, по мнению белорусской стороны, цен на газ.

Отвечая на вопросы иностранных журналистов, президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что его страна не стремится войти в НАТО.

«Мы не Украина, мы не антироссийские, мы в НАТО не стремимся», — сказал он.

При этом отношения с российским лидером Лукашенко описывает исключительно как теплые, а Владимира Путина практически всегда называл другом. «Вы должны понимать: пока я президент, ни один камень в сторону русского человека брошен не будет. Но вы должны понимать, что в России разных сил море. Мы с Путиным дружны», — сказал он и добавил, что «Россия — это святое».

Суета вокруг границы

Лукашенко не видит опасности оккупации со стороны России и говорит, что «никакой войны не будет, но мы будем защищать свою страну и независимость». Президент Белоруссии также объяснил, почему Минск не хотел размещать российскую военную базу на территории своей страны: никакого военного значения она не имеет.

«Говорят, военная база… Да бросьте, кому нужны эти 10 самолетов, которые Россия хотела посадить в Бобруйске?» — сказал Лукашенко. По словам белорусского президента, он обращался к российской стороне с просьбой дать Белоруссии самолеты, чтобы их пилотировали местные летчики.

В сентябре 2015 года президент России Владимир Путин отдал распоряжение о подписании соглашения о создании российской авиабазы в Белоруссии. Однако 6 октября, за несколько дней до очередных президентских выборов в Белоруссии, Лукашенко заявил, что не обсуждал с Россией создание военной базы на территории республики.

Возмущение Лукашенко вызвало решение ФСБ России о создании пунктов пограничного пропуска с Белоруссией. Он назвал режим пограничной зоны с Россией «очернением отношений».

Указы о создании пограничного контроля были подписаны Александром Бортниковым, директором Федеральной службы безопасности, в которую входит пограничная служба.

Приказы ФСБ были изданы после того, как президент Белоруссии 9 января подписал указ о безвизовом въезде и выезде иностранных граждан из 80 государств, включая страны Евросоюза, на территорию страны на срок не более пяти суток. В России опасаются, что открытостью границ могут воспользоваться преступники.

Комментируя указы ФСБ, Лукашенко даже порекомендовал российским властям убрать войска из подчинения ФСБ, заявив, что в России они должны быть «отдельной службой». По иронии судьбы сам Лукашенко служил в погранвойсках, когда они также входили в КГБ СССР.

Бег на месте

В последнее время российско-белорусские отношения переживают определенный кризис. Однако, по мнению заместителя директора Института стран СНГ Владимира Жарихина, несмотря на ряд довольно резких высказываний с обеих сторон, о серьезном ухудшении российско-белорусских отношений говорить не приходится.

«Это какие-то конфликты на пустом месте. И каждый раз после них мы видим изображение бега на месте в сторону Запада», — рассказал он в беседе с «Газетой.Ru».

По мнению эксперта, белорусский лидер «разыграл очередной спектакль», который можно наблюдать каждый год перед обсуждением очередных льготных условий по кредитам или цены на газ, считает Владимир Жарихин.

Сам Лукашенко заявил, что Белоруссия имеет право на снижение цены на газ, так как вслед за снижением стоимости нефти падает и стоимость природного газа. Он говорит, что Россия отказывается снижать цену, заявляя, что $132 за 1 тыс. куб. м, которые в настоящее время платит Белоруссия, и так самая низкая цена.

Жарихин из Института стран СНГ прогнозирует, что в скором времени состоится встреча Лукашенко с российским президентом, после чего отношения между Москвой и Минском нормализуются до следующего обсуждения экономических вопросов.

Поэтому нельзя рассматривать политическое взаимодействие двух лидеров в отрыве от экономики.

Хороший президент, плохие министры

Стоит отметить, что, критикуя российское руководство и даже отдельных министров, Лукашенко никогда не затрагивает лично президента Владимира Путина. При этом он признался, что трения между ними случаются. «Мы действительно дружны, хоть мы и ссоримся больше, чем любой другой президент с президентом», — сказал он.

Как считает Жарихин, Лукашенко продолжает гнуть свою линию — что есть хороший российский президент, которого окружают различные «плохие» структуры: ФСБ, которая устанавливает границы, Россельхознадзор, не пускающий белорусские продукты на российский рынок, или «Газпром», который завышает цены на газ.

«Лукашенко изображает, что в России — полная анархия и разрегулированность. Колхозные игры. Смешно. Тем не менее такое поведение создает эффект, который приводит к результату каждый год», — подчеркнул Владимир Жарихин.

Однако эксперт считает, что гораздо большее значение имеют высказывания президента о «майдане»: Лукашенко назвал его «клеймом» на лице украинского народа и заявил, что смена власти должна проходить мирно, без «майдана». Жарихин напоминает, что ранее Лукашенко оценивал события на Украине как борьбу за независимость.

Белорусский президент, продолжает эксперт, умело использует российскую общественность — настроенную как либерально, так и консервативно — в своих утилитарных целях. «Первые после таких заявлений белорусского лидера начинают говорить, что Лукашенко сделал правильный выбор и уходит от дикой России в сторону цивилизованного Запада. Другие — что Белоруссия сохранила все завоевания Советского Союза, но ее продолжают обижать наши олигархи, — говорит собеседник «Газеты.Ru». — И под эти настроения Лукашенко выпрашивает очередные льготные кредиты».

«Конечно, такое поведение Лукашенко не красит, но при этом нельзя не признать эффективность таких действий», — отметил Владимир Жарихин.

Часть западных экспертов отмечает, что белорусский лидер в отношениях с Россией использует тактику румынского лидера Николае Чаушеску, открыто бросавшего вызов Москве, с которой находился в формальных союзнических отношениях. «Подобные феномены существовали в прошлом, когда небольшое государство могло менять региональный баланс или с помощью своих стенаний бросать вызов великим державам», — пишет в одной из своих работ эксперт Института стратегических исследований Сухопутных войск США Дмитрий Шляпентох.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 3 февраля 2017 > № 2069004


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 3 февраля 2017 > № 2064680

Комментарий пресс-службы Президента России о ситуации в российско-белорусских отношениях.

В связи с недавними заявлениями белорусского руководства пресс-служба Президента России отмечает, что в Москве считают приоритетными цели и задачи продолжения интеграционных процессов, которым придаётся первоочередное значение. В Москве также с большим вниманием относятся к дальнейшему развитию Союзного государства России и Белоруссии.

Российская сторона оказывала и продолжает оказывать масштабную экономическую, политическую и иную помощь Белоруссии исходя из особого союзнического характера отношений. С 2011 по 2015 год белорусским партнёрам беспошлинно поставлялось от 18 до 23 миллионов тонн нефти ежегодно. В этой связи за указанный период российский бюджет недополучил 22,3 миллиарда долларов. Всё это является ничем иным, как прямой и косвенной поддержкой союзного Белорусского государства.

Кроме того, по линии Евразийского фонда стабилизации и развития белорусским коллегам предоставлено в виде кредитов 2,5 миллиарда долларов.

Что же касается возникающих хозяйственно-экономических и коммерческих спорных вопросов, то они должны решаться в спокойной манере путём деловых переговоров. Российская сторона рассчитывает, что имеющиеся экономические разногласия будут урегулированы в ходе таких переговоров.

В Москве, безусловно, недоумевают в связи с претензиями к Россельхознадзору и решением Президента Белоруссии открыть уголовное дело против руководителя службы С.Данкверта. Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору России исправно и профессионально осуществляет возложенные на неё функции.

В связи с рядом критических замечаний относительно российско-белорусской границы необходимо отметить, что никакого пограничного режима не вводилось: речь идёт лишь о введении пограничных зон в прилегающих к границе районах. Это связано с необходимостью регламентирования посещения приграничных районов гражданами третьих стран.

Никаких последствий от такого шага для граждан Союзного государства, то есть граждан России и Беларуси, нет и быть не может. Соответствующий приказ руководства Федеральной службы безопасности России опубликован после тщательной проработки и согласования с Министерством юстиции России на предмет соответствия всем международным обязательствам и договорам.

Подобное решение не является новацией. 4 сентября 2014 года Президент Белоруссии подписал Указ № 433, который регламентирует установление приграничных территорий в пределах территориально-административных единиц, примыкающих к российско-белорусской границе. Подписание такого Указа обусловлено интересами обеспечения приграничной безопасности, а также организацией надлежащего уровня взаимодействия по пресечению незаконной миграции, наркотрафика и контрабанды.

Данная аргументация является абсолютно справедливой и обоснованной, и российская Погранслужба в данном случае идёт по такому же пути. Поэтому каким-то образом ассоциировать предпринимаемые меры с нарушением Россией международных обязательств, международных и межгосударственных договоров было бы некорректно и неверно. В Москве рассчитывают, что в обозримом будущем удастся согласовать сроки проведения Высшего госсовета Союзного государства, с тем чтобы обсудить весь комплекс вопросов, стоящих сегодня на повестке дня.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 3 февраля 2017 > № 2064680


Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 3 февраля 2017 > № 2061592

Вопрос «Труда»: Мы с белорусами братья?

Евгений Акатов

Отношения России с Белоруссией переживают не лучшие времена. Политологи строят прогнозы: Белоруссия готовится покинуть ЕврАзЭС, ОДКБ и Союзное государство

Отношения России с Белоруссией переживают не лучшие времена: на ковре и под ковром — сплошная борьба. Президент Александр Лукашенко предпринимает один демарш за другим, Москва ответила строительством пунктов погранконтроля. Политологи строят прогнозы: Белоруссия готовится покинуть ЕврАзЭС, ОДКБ и Союзное государство.

Владимир Соловьев, тележурналист

— Отрицать нельзя ничего, историю с Украиной мы помним. Но сегодня белорусы — наши абсолютные братья. А за политическими телодвижениями Лукашенко наблюдать интересно. Он непредсказуем. Что выкинет завтра? Все его законы — словно нежный поцелуй и послание Москве, затем он хмурит брови, потом, глядишь, и улыбнется.

Владимир Жарихин, замдиректора Института стран СНГ

— Союзное государство никак не достроится, процесс забуксовал. Стороны отказались избирать общий парламент, назначать высший суд и контрольную палату. Непросто объединиться двум различным по весу, площади, численности населения государствам. История с безвизовым режимом на пять дней — попытка Лукашенко политическими методами решать хозяйственные споры. Пользуясь фактическим отсутствием границ между нашими странами, теперь любой прибывающий в Белоруссию иностранец может легко попасть и в Россию. Кремлю это пришлось не по нраву: отсюда и возведение барьеров. Впрочем, в самой Белоруссии пограничную зону установили еще три года назад. Мы, народы, братья, но элиты бодаются.

Алексей Макаркин, первый вице-президент Центра политических технологий

— Возведение границы закономерно. Это реакция Москвы на решение Минска о краткосрочных безвизовых въездах граждан ЕС, США и других стран в республику. За пять дней из Минска в Москву вполне можно добраться, еще и вернуться обратно. А если россиянину было запрещено выехать из страны, через Белоруссию он всегда мог направиться за границу. Сейчас российские правоохранители между делом перекрыли лазейку. Все это накладывается на общее охлаждение отношений. Бесконечны споры о ценах на нефть и газ, в Белоруссии теперь гоняют и журналистов с «промосковской» точкой зрения. Лукашенко хочет уступок со стороны России, лавирует. Но евроинтеграция Белоруссии сейчас невозможна: экономика соседа слишком зависима от нашей, да и на Западе Лукашенко за своего никогда не примут. Белоруссия останется и в ОДКБ, и в ЕврАзЭС. В обозримом будущем ощущение братства сохранится.

Михаил Ремизов, директор Института национальной стратегии

— Перед нами следствие серьезного ухудшения событий. Не сложились политический и экономический компоненты интеграции. А сейчас под угрозой компонент гуманитарный — свободное передвижение между странами, одно из важнейших достижений объединения. Москва вынужденно отвечает на серию демаршей Минска в сфере миграционной политики. Лукашенко избрал порочную модель поведения: не договорился по нефти и газу — давай бить по другим сферам. Риски ментальному единству русских и белорусов есть. Но сегодня они не так велики.

Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 3 февраля 2017 > № 2061592


Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 3 февраля 2017 > № 2060863

Почему российский бизнес не сотрудничает с партнерами из Белоруссии

Екатерина Еременко

Forbes Staff

Предприниматели объясняют отказ от работы с Белоруссией отсутствием бизнес-необходимости, а также спецификой деятельности или отрасли предприятия, плохой логистикой и бюрократией.

Почти 70% представителей российского бизнеса не работают и не планируют начинать сотрудничество с поставщиками и дистрибьюторами из Белоруссии. Об этом свидетельствуют результаты имеющегося в распоряжении Forbes всероссийского опроса руководителей предприятий, проведенного Аналитическим центром НАФИ в августе 2016 года. В репрезентативном опросе участвовали 500 руководящих сотрудников предприятий в восьми федеральных округах России.

Согласно исследованию, каждое пятое российское предприятие работает с партнерами из Беларуси: 12% работают только с поставщиками и 10% — только с дистрибьюторами, а 2% работают с обоими контрагентами. Около 68% компаний, которые в настоящее время не сотрудничают с белорусскими предприятиями, не рассматривают такую возможность на перспективу (в основном это компании газовой промышленности и электроэнергии, строительства, добычи полезных ископаемых, транспорта и связи, недвижимости). Еще порядка 12% организаций рассматривают возможность сотрудничества — как правило, такое намерение выражали топ-менеджеры предприятий сферы услуг, сельского хозяйства и обрабатывающей промышленности.

Чем крупнее организация, тем теснее у нее контакты с Беларусью: если среди крупных компаний 28% работают с поставщиками из соседнего государства и 24% — с дистрибьюторами, то среди малых такие контракты имеют 10% и 8% соответственно.

Наиболее развито сотрудничество с Беларусью в сфере обрабатывающей промышленности (17% работают с поставщиками и 23% — с дистрибьюторами), в оптовой и розничной торговле (16% и 10% соответственно) и в сфере гостиничного и ресторанного бизнеса (8% и 15% соответственно). Около 27% организаций в сфере сельского и лесного хозяйства работают только с белорусскими поставщиками, но не работают с дистрибьюторами.

Отказ от работы с союзным государством связан, в первую очередь с отсутствием бизнес-необходимости (33% организаций, не работающих с Беларусью), а также со спецификой деятельности или отрасли предприятия (28%). Каждый десятый предприниматель отметил сложности в транспортной доступности и логистике (10%), а также отсутствие предложения со стороны Беларуси (9%). Еще 5% предпринимателей не устраивает конъюнктура, стоимость товаров и услуг, а 4% ссылаются на бюрократические сложности.

Каким сферам бизнеса не помешает международная обстановка?

Президент Белоруссии Александр Лукашенко в пятницу, 3 февраля, обвинил Россию в нарушении международных договоренностей в связи с восстановлением пограничных зон. В конце месяца ФСБ сообщила, что на границе с Белоруссией с 7 февраля создаются пограничные зоны — в Псковской, Смоленской и Брянской областях. В МИД Белоруссии заявили, что Москва приняла это решение без предварительного уведомления.

В свою очередь в Кремле призвали Минск решать экономические и коммерческие споры в спокойной манере путем деловых переговоров. С 2011 по 2015 годы беспошлинно ежегодно поставлялось 18-23 млн тонн нефти белорусским партнерам. Всего за этот период российский бюджет недополучил $22,3 млрд. Все это является ничем иным, как прямой и косвенной поддержкой союзного Белорусского государства, отмечается в заявлении.

Как пояснила Forbes руководитель направления корпоративных исследований Аналитического центра НАФИ Ольга Стасевич, российский бизнес продолжит сотрудничество с белорусскими партнерами в тех отраслях, в которых взаимодействие носит устойчивый характер.

«Несмотря на некоторое охлаждение отношений с Союзным государством, сложившиеся экономические связи между белорусским и российским бизнесом носят устойчивый характер: компании, которым выгодно и удобно иметь партнера в Беларуси, поддерживают и будут медленно наращивать объемы сотрудничества», — отметила Стасевич.

По данным таможенной статистики Беларуси, внешнеторговый оборот между Россией и Республикой Беларусь в январе-ноябре 2016 года составил $45,9 млрд долларов.

«Тесную связь традиционно показывают сферы обрабатывающей промышленности, торговли и туризма. Драйверами роста может стать расширение ассортимента продуктов и услуг со стороны белорусских партнёров, модернизация логистической инфраструктуры и либерализация бюрократических процедур. Этому может поспособствовать полноценный запуск механизмов таможенного союза», — добавила она.

Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 3 февраля 2017 > № 2060863


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 февраля 2017 > № 2060860

Пограничный сюрприз

Виталий Цыганков, Александр Гостев, Радио Свобода, США

Несколько российских изданий 2 февраля сообщили, что Белоруссия якобы готовится выйти из Евразийского экономического союза (ЕАЭС), Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и, возможно, Союзного государства России и Белоруссии. Несколько часов спустя пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что в первой половине февраля в Москве может состояться встреча Владимира Путина и белорусского президента Александра Лукашенко. Все это произошло через сутки после того, как 1 февраля глава ФСБ России Александр Бортников распорядился установить режим пограничной зоны на российско-белорусской границе — не уведомив предварительно Минск.

Региональные управления ФСБ России в приграничных с Белоруссией Смоленской, Псковской и Брянской областях должны в самое ближайшее время установить на границе с российской стороны предупреждающие знаки, а также определить время и места въезда в пограничную зону. Проекты приказов Бортникова опубликованы на портале нормативных правовых актов — для Смоленской, Псковской и Брянской областей. В них указаны точные координаты, где должна быть установлена пограничная зона.

О том, как днем 2 февраля выглядел новый порядок пересечения границы России и Белоруссии, рассказывает журналист Белорусской службы «Радио Свобода» Олег Груздилович, утром побывавший на ее самом оживленном участке, в приграничном пункте «Красная горка» на трассе М-1:

Олег Груздилович: Вдоль дороги с российской стороны выставлен санитарный и ветеринарный контроль, и пограничники стоят, проверяют паспорта. Причем интересно, что, когда их спрашивают: «Скажите, это что, пограничный контрольный пункт, или как это называется?», они отвечают: «Нам запретили это как-то называть в смысле охраны границы, называйте просто „Красная Горка". Пока это не пограничный пункт».

- Вы говорите о российских пограничных офицерах?

— Только о российских. Белорусских пограничников там вообще нет, проверку проводят только российские пограничники, они смотрят, кто въезжает в Россию. Но, как рассказывают водители, в последнее время стали часто останавливать и машины, которые выезжают из России в Белоруссию.

- Много автомобилей сейчас скапливается на границе с обеих ее сторон, в связи с этим нововведением? Как вообще выглядит процесс?

— Подъезжает машина. Сидящие внутри люди видят, что впереди на дороге стоит человек в светящемся жилете, на спине у него написано «ФСБ Погранслужба», и этот человек жезлом приказывает остановиться. Водитель останавливается, проверяют его паспорт, паспорт пассажира (вот так меня лично проверяли). Если все нормально, люди едут дальше. Грузовые автомобили проверяются более тщательно, кроме паспортов, смотрят еще груз, товары проходят фитосанитарный и ветеринарный контроль. Они в специальной такой будочке, эти водители грузовиков, там толкутся, ждут своей очереди на проверку. Иногда, когда много машин собирается, приходится и по полдня ждать. Водители говорят, что проверять стали в целом гораздо тщательнее.

- Досмотр производится только большегрузного транспорта, не личных легковых автомобилей?

— Нас не досматривали. Но водители говорят, что, в принципе, бывает, что проверяют и легковые автомобили, мол, покажите, что в багажнике…

- В связи с тем, что появился этот пограничный контроль, очень многие вспомнили и другое недавнее событие, а именно — предложение российского Роспотребнадзора штрафовать россиян, которые везут так называемые «санкционные» продукты. Через Белоруссию наземным транспортом до сих пор как раз огромное количество этих пищевых продуктов, попавших под российское «продуктовое эмбарго», произведенных в Европе, и поставлялось в Россию — пресловутый испанский хамон, итальянские сыры, а также всех насмешившие «белорусские» креветки, «белорусский» лосось, и так далее.

— Я сам наблюдал, как сотрудники российской пограничной службы водителя машины, которая ехала из Белоруссии в Россию, заставили открыть багажник. Наши белорусские водители говорят, что летом, когда интенсивность движения очень большая, машин очень много, и создаются даже большие пробки, чтобы только лишь проверить паспорта. Так было до сих пор. Если же еще будут проверять содержание багажников легковых автомобилей, то эти пробки увеличатся на километры, и возникнут большие проблемы. «Будет как в 90-е годы», — сказал мне один водитель, который возит молоко.

Я также пообщался с российским пограничником, он взял мое служебное удостоверение и паспорт, отнес куда-то на контроль, но потом вернул, и даже разрешил снять на камеру общий план, попросив только не снимать лица пограничников. Но он не рассказал никаких подробностей относительно того, что появится здесь, в Красной Горке, когда начнут формировать эту пограничную зону. Он подчеркнул, что за всеми комментариями следует обращаться к его руководству, но отметил, что все это сделано в целях улучшения охраны государственной границы.

- Как я понимаю, это все выглядит как проверка только на самом шоссе? А слева и справа леса, поля, и никакого обозначения границы там не существует? То есть иди, куда хочешь?

— По словам офицеров российской погранслужбы, будут установлены еще какие-то пограничные знаки, специальные, которые будут свидетельствовать, что это пограничная зона.

- Но вообще сама граница маркирована, ведь хотя бы на картах она существует?

— Когда едешь по этой дороге, видишь, как просто заканчиваются белорусские знаки, а потом вдруг появляется знак «Российская Федерация», потом большое светящееся табло «Добро пожаловать в Российскую Федерацию», а справа стоит большой, типа мемориального знака, памятник, на котором развеваются два флага, белорусский и российский. Понятно, что это граница. Но пограничных знаков в привычном понимании тут нет. Возможно, они появятся.

- А сколько российских пограничников вы наблюдали на месте их работы?

— На дороге стоят три, которые непосредственно останавливают легковые автомобили. Есть еще домик, пункт, из которого выходят пограничники, там сидит какой-то их начальник, с которым я разговаривал, возле пункта стоит пограничный автомобиль. Это я уже рассказываю, как лазутчик (смеется), но фактически, я думаю, их там до десяти человек. Несколько пограничников еще ходят по трассе. Я думаю, что все зависит от интенсивности движения. Сейчас, зимой, интенсивность небольшая, особенно легковых автомобилей, и их меньше. Возможно, у них есть возможность увеличить количество работников, когда летом будет больше машин ехать.

Я еще у них спрашивал, в связи с чем это происходит, так вот большинство российских пограничников ответили, что не знают еще об этом указе Александра Бортникова. Однако сотрудники страховых фирм, которые там продают типовые туристические страховки, и на белорусской, и на российской сторонах, все говорят, что это связано с тем, что Белоруссия ввела пятидневный безвизовый въезд для граждан 80 стран. И поэтому, как говорят россияне: «Наши принимают меры, потому что они же хлынут в Россию», — рассказывает Олег Груздилович.

Все опрошенные Радио Свобода минские чиновники уверяют, что узнали о решении России установить режим погранзоны и ввести контроль исключительно из сообщений местных и российских СМИ — Москва никак не уведомила о нём своих белорусских коллег. В пятницу 3 февраля в Минске пройдёт мероприятие, официально названное «Большой разговор с президентом». Как считают многие белорусские журналисты, Александр Лукашенко именно в пятницу выразит свое отношение к введению Россией пограничной зоны. Большинство политологов в Белоруссии также уверены, что формальным предлогом для таких действий Москвы стало недавнее решение Минска — разрешить гражданам 80 государств мира безвизовый въезд в страну на срок до 5 дней.

Впрочем, Александр Лукашенко ранее заявил, что Минск «свято соблюдает все российско-белорусские соглашения» и призвал сопредельные страны (очевидно, имея в ввиду Россию) «прекратить вой и вопли»:

— Если Россия озаботилась, то я всегда говорю: дай бог вам нести на границе службу так качественно, как это организовано в белорусских пограничных войсках. Им всем еще очень далеко до того уровня контроля на границах, который имеет Беларусь. Отмена виз не означает отмены пограничного контроля. Как он был, так и есть.

Белорусская блогосфера на новость о фактическом появлении настоящей границы отреагировала со смешанным чувством иронии и воодушевления: «Единственный субботник, в котором я хотел бы поучаствовать, это субботник по возвращению пограничных столбов на российской границе». «Пока Трамп думает, как заставить Мексику оплатить стену с США, Лукашенко введением безвиза с ЕС развел Москву на восстановление границы с Беларусью, не заплатив копейки». «Что только русские не делают, лишь бы Смоленск и Брянск не отдавать. Уже и границу придумали. Не поможет».

Правда, среди язвительных замечаний звучат и голоса серьёзных аналитиков, которые отмечают, что этот шаг Москвы свидетельствует прежде всего о кардинальном ухудшении официальных белорусско-российских отношений. Руководитель проекта Belarus security blog Андрей Поротников считает, что обе стороны делают шаги к демонтажу белорусско-российской интеграции:

— В течении 20 лет Александр Лукашенко успешно проводил политику «эскалации противоречий», с целью получения преференций и материальной поддержки. Сперва раздувались любые противоречия, а после он призывал вспомнить об общей истории, о важности интеграционных процессов — и Москва шла на уступки, и конфликты решались в выгодном для Минска варианте. Сейчас, очевидно, ситуация поменялась, и на столе у Лукашенко лежат уже не предложения, а требования Кремля. Но в Минске до сих пор думают, что это не требования, а предложения, по которым можно торговаться. Поэтому Лукашенко продолжает политику эскалации и не учитывает реалий. Сама по себе белорусско-российская интеграция уже не является стратегически важной для Москвы. И введение режима пограничной зоны — одно из проявлений углубления политических противоречий, которые могут закончиться и другими показательными шагами с обеих сторон. Уже сейчас все это по сути подготовительный шаг к развёртыванию полноценной охраняемой границы, — считает Андрей Поротников.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 февраля 2017 > № 2060860


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 3 февраля 2017 > № 2060419

Впервые вместо традиционных ежегодных пресс-конференций для белорусских и иностранных журналистов Лукашенко встречался с общественностью в новом формате, организовав "Большой разговор с президентом". На встречу в Минске в пятницу, 3 февраля, пригласили полсотни корреспондентов белорусских и зарубежных СМИ и сотню членов правительства, администрации президента, представителей предприятий, ученых, деятелей культуры, экспертов из провластных и независимых аналитических центров.

Сценарий встречи предполагал вопросы журналистов, ответы президента и участие экспертов, которым была прописана роль либо добавлять веса президентским ответам, чтобы они звучали как обоснование его правоты и правильности выбранного курса, либо вносить предложения что-то менять в стране.

Президент побил рекорды свои и коллег: 7 часов 20 минут

"Мы хотим и должны вас услышать", сказала пресс-секретарь президента Наталья Эйсмонт за пару минут до появления в зале президента. Разговор длиною в рабочий день Лукашенко начал с призыва: "Давайте обсудим все!" Он попросил собравшихся "согласиться на открытый разговор", добавив, что закрытых тем нет, и предложил "высказывать свое мнение прямо", но "не переходя на личности - будь то Путин, Трамп, Порошенко или Меркель".

О проведении встречи приглашенные узнали только в среду. Как долго она продлится, никто не знал. И можно было позавидовать выдержке Лукашенко, который более семи часов говорил сам, выслушивал вопросы и отвечал на них. Такую выносливость проявило и большинство присутствовавших, безропотно просидев, ни разу не покинув зал, и лишь единицы участников встречи ненадолго выходили из зала под прицелом множества телекамер.

В отношениях с Россией "что-то не клеится"

Круглый стол прошел в преддверии встречи с Путиным, которая должна состояться в начале февраля. Поэтому главной стала тема отношений Минска и Москвы, заметно обострившихся в последнее время из-за споров о ценах на энергоносители, возводимых Россией барьеров на пути белорусского продовольствия на российский рынок, а также введения пограничного режима на границе двух стран.

Отвечая на один из вопросов об отношениях с Россией, Лукашенко признал, что "что-то не клеится", что "боится сказать лишнее", но "ситуация толкает рассказать все людям честно". И предложил собравшимся "разобраться в этом вместе". Саму ситуацию он охарактеризовал так: "Россия пинает союзные договоренности в хвост и гриву - и про нефть, и про границы. Какой-то один фсбшник росчерком пера все перечеркнул".

И добавил: "Мы хотим, чтобы конфликт наверху не опустился донизу". Президент продемонстрировал твердость намерений отстаивать интересы Беларуси, как он их понимает, заявив: "Я уже не тот Лукашенко, который ребенком, случайно, в 38 лет стал президентом".

"Одолжить можно, но нельзя"

Президент традиционно позиционировал себя в качестве заступника интересов "простого" человека: "Почему многие в Беларуси раскатывают на шикарных машинах, вывозят деньги в оффшоры и, сами знаете кого, вывозят на дорогие курорты, а другие должны перебиваться с хлеба на воду?" Вопрос этот Лукашенко квалифицировал как риторический.

И обрисовал два варианта, при которых белорусы могут получить обещанную им в этом году среднюю по стране зарплату в 500 долларов в эквиваленте. Первый - только если страна больше произведет продукции и продаст ее. Второй путь он обозначил так: "одолжить или отобрать, но это - не наш путь. Одолжить можно, но нельзя".

Вопросы, ответы и признания

Традиционно острый вопрос о расследовании дел о без вести пропавших политиках на сей раз совсем в ином ключе задал провластный политолог Вадим Гигин, спросив у президента, "остается ли эта тема актуальной в наших отношениях с западными партнерами, и не пора ли поставить в этом вопросе точку". Ответа по сути не прозвучало.

На вопросы с критическим подтекстом по поводу перемен в экономике и перспектив приватизации Лукашенко ответил вопросом: "Может так будет быстрее, но выдержат ли люди?". И пообещал делать это постепенно: "Я оптимизирую все, но не так быстро". Свою позицию он обосновал так: "Экономика в жизни не совсем такая, как об этом пишут в книжках".

О личном и о надеждах

Не обошлось и без неожиданных высказываний о личном, что, впрочем, из уст главы белорусского государства прозвучало назидательно: "Туфли у меня белорусской фирмы "Марко", костюм и нижнее белье - отечественные, галстук и рубашка - нет". Президент также рассказал о фирменной водке с одноименным названием, которую делают в ограниченном количестве и которой он угощает своих гостей или преподносит в качестве подарка.

Отвечая на вопрос DW о его ожиданиях от Германии и Евросоюза, Лукашенко сказал, что "немцы хотели поучаствовать в приватизации, надо садиться и договариваться", и вести "открытый диалог о том, как нам жить дальше". "Я хочу, чтобы вы повернулись к нам лицом, чтобы вы увидели в Беларуси суверенное и независимое государство. Давайте поддерживать нормальные отношения!"

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 3 февраля 2017 > № 2060419


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 3 февраля 2017 > № 2060412

Со вторника, 7 февраля, российская Федеральная служба безопасности (ФСБ) вводит пограничную зону вдоль границы с Беларусью. Такое распоряжение содержится в приказе главы ФСБ Александра Бортникова от 29 декабря. В соответствии с этим документом, опубликованным на официальном портале правовой информации, погранзона появится в трех граничащих с Беларусью российских регионах - Брянской, Смоленской и Псковской областях.

В пятницу, 3 февраля, президент Беларуси Александр Лукашенко жестко раскритиковал инициативу главы ФСБ, назвав ее "чисто политическим выпадом" и обвинив Москву в нарушении межгосударственных договоров. DW поговорила с российскими и белорусскими экспертами о том, как эта ситуация отразится на и без того напряженных отношениях стран, входящих в Союзное государство.

"Односторонний шаг" Москвы

Формально граница между Россией и Беларусью отсутствует. Пограничные зоны между двумя странами были упразднены после подписания в 1996 году договора о едином Сообществе двух стран и создания в 1999 году Союзного государства. Решение Москвы о введении погранзоны было принято "вопреки всем существующим договоренностям", подчеркнули в белорусском МИДе. "У многих складывается впечатление, что эти действия ведут к восстановлению полноценного контроля на белорусско-российской границе, отмененного более двадцати лет назад", - отмечается в официальном заявлении, размещенном на сайте ведомства.

Въезд в Беларусь

С 7 февраля вдоль границы между Россией и Беларусью будет действовать пограничная зона

Предпринятый Россией шаг действительно создает барьеры для передвижения граждан двух стран и подрывает принципы, на которых основано Союзное государство, считает директор минского Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий. В интервью DW он предупредил, что в случае новых "односторонних недружественных действий" России в отношении Беларуси в раных сферах (от торгово-экономической до военно-политической) отношения между Москвой и Минском могут еще больше ухудшиться". Что "поставит под большой вопрос целесообразность дальнейшего углубления интеграции с Россией".

Впрочем, это еще не значит, что Беларусь собирается выходить из Союзного государства или Евразийского экономического союза (ЕАЭС), делает оговорку эксперт: "Просто в таком случае они рискуют превратиться в очередные дисфункциональные эфемерные образования, что можно было уже не раз наблюдать с интеграционными структурами на постсоветском пространстве".

Для белорусов и россиян ничего не изменится

Действия Москвы действительно имеют очень серьезный политический резонанс, согласен старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Денис Мельянцов. По его словам, они "усиливают ощущение комплексного кризиса в белорусско-российских отношениях и не способствуют решению накопившихся проблем". В этом смысле решение о введении пограничных зон "ухудшает общий климат отношений", добавляет эксперт.

Однако он призывает слишком не драматизировать ситуацию, ведь ни о какой угрозе существованию Союзного государства речи не идет. Мельянцов уверен, что создание Россией погранзоны вдоль белорусской границы не создаст ограничений для передвижения граждан двух стран: "Эти меры призваны повысить безопасность приграничных регионов. Это, конечно, отразится негативно на передвижении граждан третьих стран, но белорусам и россиянам дискомфорта не принесет".

Установление пограничного контроля стало ответной мерой Москвы на введение Беларусью с 12 февраля безвизового режима для граждан 80 стран, въезжающих в страну через аэропорт Минска на срок до пяти дней. Приказ главы ФСБ был принят для "создания необходимых условий охраны государственной границы РФ", указывается в этом документе.

Все дело в нефти?

Решение Минска по открытию границы вполне законно, признал в интервью DW замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин. И напомнил, что в России тоже действует аналогичный краткосрочный безвизовый режим. Так, с 1 января 2016 года иностранцам разрешен безвизовый въезд во Владивосток сроком на восемь дней.

"Ответное решение Москвы с технической точки зрения тоже понятно, - добавил эксперт. - Я бы не стал воспринимать его как восстановление границ между государствами". Тем не менее, полагает Жарихин, "налицо нагнетание ситуации", которая в определенной степени связана с трениями между двумя странами в нефтегазовой сфере.

Эксперт, очевидно, имеет в виду то, что введение Минском пятидневного безвизового режима стало ответом на сокращение поставок российской нефти после того, как в 2016 году у белорусских властей образовался, как считают в Москве, долг в полмиллиарда долларов за поставляемый Россией газ. В пятницу, 3 февраля, Лукашенко также заявил, что Беларусь подала на Россию в суд в связи с сокращением нефтяных поставок.

Форма Союзного государства под вопросом

"Мяч сейчас на стороне России. Путину пришло время определиться, что в приоритете - взыскивать с Беларуси долг или строить евразийскую интеграцию", - рассуждает председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов.

Он называет сложившуюся в отношениях Москвы и Минска ситуацию "испытанием Союзного государства на прочность" и не исключает, что она выльется в "создание некоей новой формы Союзного государства, поскольку ясно, что в своей старой форме оно больше не работает".

Именно в форме интеграции двух стран-соседей и лежит корень нынешних проблем Союзного государства, соглашается Владимир Жарихин из Института стран СНГ. По его мнению, ни с политической, ни с технической точки зрения невозможно создать наднациональный орган с таким соотношением численности населения, размеров и уровней ВВП, как у России и Беларуси.

"Представительство в этом органе по принципу "одна страна - один голос" неприемлемо для России. А любая пропорциональность делает Беларусь безвластной, - указывает эксперт. - В этом плане проще и разумнее было бы заключить договор о союзе двух государств, а не о Союзном государстве".

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 3 февраля 2017 > № 2060412


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 февраля 2017 > № 2059331

Россия создает на границе с Белоруссией буферную зону

Россия вводит пограничную зону на границе с Белоруссией.

Белорусские новости, Белоруссия

Директор Федеральной службы безопасности России Александр Бортников подписал три приказа об установлении пределов пограничной зоны на территории Псковской, Смоленской и Брянской областей, граничащих с Белоруссией.

Приказы датированы 29 декабря 2016 года, зарегистрированы в Минюсте России 26 января и вступают в силу через 10 дней, то есть 6 февраля.

В каждом из приказов глава ФСБ определяет новые рубежи пограничной зоны — фактически вдоль всей границы с Белоруссией. Погранзона детально прописана для каждого района на территории трех российских областей и привязана к географическим координатам.

Пограничным управлениям ФСБ в Псковской, Смоленской и Брянской областях приказано установить места и время для въезда транспортных средств и прохода лиц в пограничную зону. Также приказано установить на въездах в погранзону предупреждающие знаки.

До принятия этого документа погранзона в Псковской области проходила по побережью Псковско-Чудского озера и вдоль сухопутной границы России с Латвией и Эстонией, а в Брянской — узкой полосой вдоль границы с Украиной. В Смоленской области, которая целиком прилегает к Белоруссии, погранзоны не было вовсе.

Установление Россией погранзоны вдоль границы с Белоруссией может быть связано с решением официального Минска установить безвизовый порядок въезда в Белоруссию максимум на пять суток через минский аэропорт для граждан 80 государств, включая весь Евросоюз, а также Бразилию, Индонезию, США, Японию и некоторые другие государства.

Соответствующий указ Александр Лукашенко подписал 9 января нынешнего года — спустя 11 дней после подписания трех упомянутых приказов главой ФСБ. Однако в беседе с журналистами 10 января пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков подтвердил, что российская сторона была в курсе готовящегося шага белорусских властей. Отвечая на вопрос, согласовывал ли Минск свои действия с Москвой, Песков сказал, что, «поскольку службы [России и Белоруссии] находятся в постоянной и ежедневной координации, в том числе в рамках Союзного государства, тут никаких сомнений быть не должно».

В Кремле решение Минска по частичному упрощению визового режима назвали внутренним делом Белоруссии.

В чем разница между приграничной территорией и пограничной зоной

В сентябре 2014 года Александр Лукашенко подписал указ № 433 об установлении приграничной территории в пределах административно-территориальных единиц, примыкающих к госгранице Белоруссии с Россией.

Об этом решении некоторые российские СМИ и эксперты вспомнили в связи с приказом главы Федеральной службы безопасности РФ об установлении пределов пограничной зоны на территории Псковской, Смоленской и Брянской областей, граничащих с Белоруссией.

Однако, как отмечают специалисты, пограничная зона и приграничная территория — это не тождественные понятия.

«Приграничная территория — это более широкое понятие, чем пограничная зона, — пояснил БелаПАН официальный представитель Государственного пограничного комитета Антон Бычковский. — Это понятие предполагает определенные правовые условия для деятельности органов пограничной службы на данной территории. Вместе с тем на участке местности, который является приграничной территорией, не вводится какого-либо пограничного режима. Пограничная зона или пограничная полоса вводятся для того, чтобы обеспечивать пограничный режим — режим государственной границы».

По информации, размещенной на сайте Госпогранкомитета, пограничная зона в Белоруссии установлена на участках тех районов Витебской, Брестской, Гродненской и Гомельской областей, которые прилегают к государственной границе с Литвой, Латвией, Польшей и Украиной. В Могилевской области, которая полностью прилегает к границе с Россией, пограничной зоны не существует.

Буфер для нелегальной миграции

На белорусских граждан, въехавших на территорию РФ, как и на граждан третьих стран, может быть распространено нововведение Федеральной пограничной службы России, касающееся пребывания в пограничной зоне в связи с созданием ее на границе с Белоруссией.

Такое мнение в комментарии для БелаПАН высказал эксперт в области национальной безопасности Александр Тищенко. Оговорок относительно граждан Белоруссии в данном случае нет, констатировал он.

Эксперт считает, что своими действиями Россия создает буфер для нелегальной миграции. При этом он напомнил, что ранее Белоруссия ввела режим приграничных территорий для обеспечения профилактической деятельности на них органов внутренних дел и погранслужбы, но режим пограничной зоны гораздо серьезнее.

Решение возникшей проблемы, по словам Александра Тищенко, сейчас находится в компетенции внешнеполитических ведомств двух стран.

В то же время в погранслужбе Федеральной службы безопасности России корреспонденту БелаПАН посянили, что граждан Белоруссии решение о введении погранзоны на границе с Белоруссией никак не затронет.

«Для граждан Белоруссии, которые пересекают границу с Россией, все останется, как раньше: при себе нужно иметь только паспорт, никаких дополнительных документов не требуется», — подчеркнул представитель погранслужбы ФСБ.

Решение российской стороны касается граждан третьих стран, которые едут из Белоруссии в Россию.

Оппозиция требует ответных мер

Активисты организации «Моладзь БНФ» Марк Гриневич и Артем Косоваров призвали белорусские власти ввести пограничную зону на границе с Россией. Соответствующее обращение они направили 2 февраля на имя президента Белоруссии и Государственного пограничного комитета в связи с введением Российской Федерацией пограничной зоны на границе с Республикой Беларусь, сообщила пресс-служба молодежной организации.

Госпогранкомитету также предлагается рассмотреть вопрос о введении полноценного контроля на восточной границе страны и «создания необходимой инфраструктуры». Это, по мнению общественных активистов, «поможет усилить добрые отношения с РФ», а также защитить Белоруссию «от трафика наркотиков, оружия, нелегальных мигрантов», усилить независимость и суверенитет.

Александра Лукашенко активисты «Моладзі БНФ» просят «как можно быстрее создать пограничные группы на границе с РФ для защиты восточной границы, что поможет усилению независимости и суверенитета Республики Беларусь».

«Мы полностью поддерживаем требования и предложения наших активистов, но вместе с тем хотим отметить, что такие меры надо было ввести уже давно. К сожалению, до этого момента более чем 1 тысяча 200 км нашей восточной границы не находится под надлежащей защитой, что создает большую опасность для независимости и суверенитета Республики Беларусь», — прокомментировал обращение руководитель молодежной организации Юрий Лукашевич.

«Моладзь БНФ» призывает граждан Белоруссии направлять обращения в Администрацию президента с требованием восстановить границу с Россией.

Следует отметить, что вопрос о необходимости введения полноценного контроля на границе с Россией неоднократно поднимали во время предвыборной парламентской кампании 2016 года кандидаты в депутаты Владимир Подгол и Алесь Толстыко.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 февраля 2017 > № 2059331


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter