Всего новостей: 2356387, выбрано 2 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Перекопский Илья в отраслях: Финансы, банкиСМИ, ИТвсе
Перекопский Илья в отраслях: Финансы, банкиСМИ, ИТвсе
Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 17 октября 2017 > № 2353291 Илья Перекопский

Пожертвовать анонимностью: как выиграть в гонке за цифровые монеты

Илья Перекопский

сооснователь и директор по развитию бизнеса Blackmoon Financial Group и Blackmoon Crypto

Регулирование криптовалют: кто станет новым Сингапуром, какое место в системе займут банки, собственный опыт и совет России

В результате дистрибуции токенов предприниматели, организовавшие ICO, подняли более $2 млрд в криптовалютах за все время существования этого способа привлечения капитала. При этом, по данным ICOrating, только в сентябре через ICO было привлечено около $1 млрд. Возникает закономерный вопрос — что делать с таким количеством крипты? Эти деньги крайне ограничены в использовании, а привлекаются они в большинстве своем на классические венчурные стратегии из реального мира, такие как развитие бизнеса, усиление команды, строительство инфраструктуры, на юристов, маркетинг и так далее.

Гонка за ICO

Теперь давайте попробуем представить себе такую ситуацию: берем 100 ethereum и платим ими зарплату, покупаем на них сервер, платим в adwords или рассчитываемся с топовой международной юридической фирмой — все это практически невозможно, а если и возможно, то операция окажется в крайне «серой» зоне. При этом бешеная гонка по привлечению денег через ICO продолжается. В предчувствии, что такая гонка может быстро закончиться, все стараются успеть насобирать побольше крипты, совершенно не задумываясь, как потом ее перевести в фиат и использовать в реальном мире. И самой главной проблемой с точки зрения регуляторов является анонимность, невозможность отследить все операции. С этой проблемой проекты, проводящие ICO, пока не торопятся разбираться.

На фоне этого криптобума как грибы после дождя появляются или планируют появиться в результате ICO различные криптобанки, криптоплатежные системы, криптокарты. Большинство подобных проектов рисуют фантастическое и безоблачное будущее. Инвесторы, которым новые криптопроекты обещают решение актуальных проблем и задач, не вдаваясь в детали, бегут и скупают их токены. При этом у большинства этих компаний нет никаких лицензий. Вдобавок платежные системы MasterCard и Visa постоянно ужесточают работу с криптовалютами. Так, MasterCard фактически ввел прямой запрет на выпуск дебетовых карт к криптосчетам. Visa тоже движется в сторону ужесточения контроля.

Ярким примером пока не реализованных обещаний может быть криптокошелек TenX. Проект привлек на ICO $80 млн и обещал помочь тратить криптовалюту без проблем в реальном мире. Однако на настоящий момент компания не может выпустить собственные рабочие платежные карты, более того, ей даже запрещено использовать логотипы MasterCard и Visa. У TenX нет официальной одобренной Visa или MasterCard программы. И в каждом регионе эмитенту карт нужно получать отдельную лицензию у платежной системы, а это очень непростой и длительный процесс.

Где же банки

Роль банков в криптомире сейчас не до конца определена, но при этом они остаются одним из основных элементов криптоэкосистемы. Без их содействия ICO-предприниматели так и будут сидеть со своими виртуальными деньгами. На мой взгляд, лишь регулирование криптовалют может уравновесить эту ситуацию и сделать рынок более предсказуемым и цивилизованным для всех игроков. После проведения ICO с проблемой вывода полученных средств в фиат сталкиваются все проекты. Криптовалюту всегда можно поменять на биржах на фиатные деньги, и это можно сделать с достаточно большими суммами, но перевести эти средства с биржи на свой счет в банке будет большой проблемой. Практически ни один банк в мире не примет отправленные с криптобирж доллары/евро в больших объемах. Банки не хотят работать с криптой ввиду отсутствия понятного регулирования, они боятся ЦБ своих стран. Даже в Японии, самой продвинутой на рынке криптовалют стране, эти проблемы пока не решены. Вполне вероятно, недавно произошедшее лицензирование криптобирж в этой стране улучшит взаимодействие с банками.

Собственный опыт

Мы пытаемся решить эту проблему на более знакомой для нас территории, в Европе. После переговоров нашей блокчейн-платформы с десятками европейских банков от наиболее прогрессивных мы получили подтверждение о готовности работать с криптовалютой при условии осуществления KYC-идентификации (know your customer — «узнай своего клиента»), а также лицензирования фондов нашей платформы в традиционных фондовых юрисдикциях, таких как Великобритания, Люксембург или Швейцария.

Согласно «дорожной карте», в начале следующего года мы запустим как минимум несколько токенизированных фондов на базе блокчейн-платформы. Фонды будут привлекать средства в криптовалюте, затем конвертировать в фиатные средства, чтобы впоследствии инвестировать в реальные активы, такие как недвижимость, commodities и произведения искусства. Для того чтобы была возможность конвертации значительных средств из крипты в фиат, мы введем процедуру KYC для всех наших инвесторов. К такому решению мы пришли после переговоров с десятками банков. Мы будем знать наших инвесторов и проверять их данные. Это будет несложная процедура digital KYC. Она будет занимать несколько минут общения с телефоном и компьютером, и будет включать, например, загрузку селфи и паспорта. Благодаря простоте процедуры, user experience не изменится в худшую сторону.

У наших инвесторов будут персонализированные счета, которые мы сможем обеспечить через процедуру KYC. В этом случае банки будут готовы принимать выведенные через криптобиржи средства на свои счета. Вопрос взаимодействия криптобирж и банков — один из ключевых для развития рынка в целом и для нашего проекта в частности. Если кратко, то нам хотелось бы работать с биржей, которая будет находиться в стране с лояльным к криптовалюте регулированием, и в которой биржа может работать в тесной связке с местными банками.

Кто станет новым Сингапуром

На мой взгляд, на фоне гонки по привлечению средств через процедуру ICO, происходит и другое соревнование. Наиболее продвинутые страны и правительства хотят как можно скорее создать механизмы регулирования локальных рынков криптовалют, чтобы привлечь средства в свои банки. Те, кто первым решит проблемы, связанные с криптовалютой (налоги, анонимность и т.д.), в итоге смогут привлечь огромные средства, например полученные в процессе ICO. В такую продвинутую страну возможно даже захотят переехать обладатели криптокапиталов, чтобы спокойно продолжать там работать над своими проектами.

В качестве примера такой страны можно привести Белоруссию. Там в ближайшее время будет подписан «Декрет о ПВТ 2.0» (документ о цифровой трансформации экономики Белоруссии). Благодаря содержащемуся в нем новому регулированию, в том числе рынка криптовалют, эта страна может стать восточноевропейским Сингапуром. Мы также уже ведем переговоры с рядом белорусских банков: как только будут понятны новые правила игры, хотим запустить совместный проект с одним из банков Белоруссии, в рамках которого планируем принимать криптовалюту на счет в банке и дальше переводить ее в фиат, имея на это все легальные основания благодаря новому законодательству.

Мы считаем, что в России также нужно задуматься о digital KYC, результаты которого будут принимать банки с согласия ЦБ и внедрять KYC при проведении ICO. Тогда отпадут проблемы, связанные с рисками отмывания денег. В мире есть продвинутые компании и технологии, который могут проводить digital KYC. Например, этим занимается компания с российскими корнями Sum&Substance. Несколько компаний, работающих на крипторынке, такие как Token Fund или Zerion, уже начали проводить полноценное KYC инвесторов и являются клиентами этого проекта.

На мой взгляд, для рынка будет лучше пожертвовать анонимностью и стать более цивилизованным, чем постоянно сталкиваться с противостоянием государств. Мы провели собственное исследование, которое показало, что 70% текущих ICO инвесторов готовы пройти KYC. Всего 30% рынка потенциально может отвалиться. При этом рынок скорее вырастет от подобного регулирования, придут более крупные традиционные фонды и инвесторы, которых сейчас как раз и пугает противоречивая риторика регуляторов.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 17 октября 2017 > № 2353291 Илья Перекопский


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 17 августа 2017 > № 2314742 Илья Перекопский

Биткоин — наш: как Россия стала одним из мировых центров криптокоммьюнити

Илья Перекопский, Олег Сейдак

У России есть шанс стать еще и географическим центром новой экономики. Для этого участники рынка очень ждут появление специального закона, который регулировал бы криптографический актив (валюту и токены), а также специального налогового режима для этих объектов.

Сегодня Россия — один из центров криптокоммьюнити, одно из самых активных пространств с точки зрения конференций, митапов, проектов и накопления экспертизы о криптомире. Более того, будто повторяя саму суть блокчейн-технологии с ее децентрализацией, российское присутствие не заключено в границах страны: в мире сегодня трудно найти успешный криптопроект за пределами Китая, в которых не было бы русскоязычных специалистов (в том числе украинцев и белорусов). Достаточно посмотреть на фамилии сотрудников таких проектов, как Bancor, BitShares, IOTA, чтобы сделать вполне определенные выводы о стране их происхождения. При этом публичная заинтересованность высшего руководства страны, в том числе президента, блокчейн-технологиями и совсем свежая новость о планах правительства создавать в стране майнинговые фермы дают дополнительные надежды, что Россия только укрепит свои позиции в криптомире.

Почему так получилось

Исторически крупными центрами криптомира являются Китай и США. Одной из причин, по которой Китай стал таким центром — жесткая политика финансовых регуляторов в стране, в первую очередь по отношению к трансграничному движению валют. На фоне большого теневого рынка экспорта товаров и еще не побежденной коррупции, все это вызвало изначальный спрос к доступному, глобальному и анонимному финансовому инструменту, которым стал биткоин. Дешевая рабочая сила, относительно дешевая электроэнергия и доступность технических средств (в Китае сосредоточено огромное количество заводов по производству компьютерного оборудования) помогли этот спрос удовлетворить: крупнейшие майнинговые фермы в 2009–2012 годах создавались именно в Китае, там же они и остаются до сих пор.

США, в свою очередь, исторически являются центром финансовой и инвестиционной экспертизы. Там сосредоточен огромный объем технических талантов и венчурного капитала, а также медийных возможностей. В США также любят и умеют создавать красивый пиар, аккумулировать аудиторию. Поэтому все крупнейшие конференции проходят в США или Китае, самые статусные эдвайзеры тоже из этих стран. Все это создает вполне определенный хайп. С другой стороны, этот хайп охлаждает специфика регулирования и отсутствие врожденного правового нигилизма у граждан США, о котором мы поговорим далее. Юридическая насыщенность регуляторного поля США, силовые возможности SEC – это барьеры, которые мешают США стать однозначным лидером в мире крипты. И это, пожалуй, хорошо для остального мира.

В России же мы видим следующие причины взрывного роста блокчейн-проектов:

Отсутствие систематического и понятного доступа к каналам венчурного и частного финансирования. Проще говоря, проектам просто некуда идти за деньгами;

отсутствие рынка ликвидности на имеющиеся активы, то есть некому продавать идеи и проекты;

высокая концентрация технологической экспертизы, качество технических команд и технического образования;

правовой нигилизм, точнее — готовность работать и вкладывать крупные ресурсы (время и деньги) в проекты, которые пока еще находятся в серой правовой зоне;

в целом склонность российского менталитета к халяве — или же склонность к предпринимательской деятельности в ситуации неопределенности, кому как нравится это называть. Трактовка может быть любой, и, скорее всего, меняется от проекта к проекту (и влияет в итоге на его качество).

Как к российскому влиянию относятся в мире

Для нас также актуален вопрос, как к тому, что во многих блокчейн-проектах есть российские (или русскоговорящие) специалисты, относятся в мире — особенно на фоне геополитики, историй про «русских хакеров», отмывание средств и т.д.

Мнения здесь разделились, и тоже понятно, почему. Восточных соседей из азиатских стран наличие российских специалистов не настораживает. Это воспринимается как нейтральный факт.

С США история намного сложнее. США — лидер финансовой индустрии, а за высказываниями американских регуляторов следит весь мир, ориентируется на них. История с SEC — яркий пример. Более того, ядро активной IT-тусовки в США составляют демократы, для них проигрыш Хиллари на президентских выборах стал личной трагедией. В первые несколько дней после объявления результатов с людьми было буквально невозможно взаимодействовать, так как они отказывались работать. Причина была простой и заявлялась письменно: «я в печали, не могу собраться с мыслями». И Россия сегодня во многом воспринимается как антипод США, особенно в связке с криптвалютами с их юридической неопределенностью. Арест Винника только подбрасывает дров в костер недоверия. Все ключевые медиа находятся под влиянием демократов, и эти медиа действительно создают негативный фон, когда проект originally from Russia.

Этот фон приходится преодолевать. Особенно сложно проектам, которые целиком российские. Но надо понимать, что этот негатив — иррациональная вещь, которая не формализована, и большинство людей преодолевают ее на личном уровне, то есть напрямую общаясь с инвесторами. Но некий порожек недоверия придется переступить.

Как «российским» проектам преодолеть недоверие к себе

Хороший пример, на который можно ориентироваться другим российским проектам – это уже всем известная децентрализированная краудфандинговая платформа Waves. Компания еще летом 2016 года, то есть до всеобщего хайпа вокруг ICO, сумела привлечь почти $16 млн. Команда Waves создала не только хороший, нужный рынку продукт, но и смогла построить действительно эффективное коммьюнити, особенно среди азиатских инвесторов. Это очень сложно сделать, так что это серьезное достижение. Также нужно отметить мощную работу фаундера Саши Иванова в международном масштабе: активное участие в конференциях, качественная работа с регуляторами.

Есть другой «русский» проект — Goldmint — который в мае 2017 года провел успешное preICO на $600 тыс. В Goldmint вошли серьезные венчурные «традиционные» инвесторы – например, управляющий партнер фонда Altair VC, «ангел Абрамовича» Игорь Рябенький, управляющий партнер DTI Александр Бутманов и другие. Сейчас компания готовится к проведению ICO. Goldmint создали международный сайт, ведут переговоры с крупными международными банками и в целом нацелены на международные финансовые рынки. Команда планирует строить свой токен на базе ETF, торгуемом на бирже в Лондоне, — это тоже хорошо. С точки зрения нацеленности на глобальный рынок проект все делает грамотно. Для Goldmint еще важно привлечь в проект иностранного эдвайзера (консультант, советник. — Forbes), а лучше нескольких, он поможет, в свою очередь, заинтересовать серьезных иностранных инвесторов.

Российским венчурным бизнесменам проще инвестировать в российские блокчейн-компании: у них есть возможность внимательно изучить предыдущие проекты команды, лично познакомиться с организаторами. Это не дает 100% гарантии избежать ошибки, но в настоящий момент — наиболее верный способ снизить риски. У иностранных инвесторов такие возможности есть не всегда, именно поэтому очень важно привлекать в проекты иностранного эдвайзера с репутацией, потратив силы и время на доказательство ему сильных сторон проекта.

Резюме: для снижения возможного негативного восприятия блокчейн-проекта с российским участием, нужно работать с иностранными эдвайзерами, у которых есть репутация именно в блокчейн-мире, а также быть максимально открытым и вести коммуникацию на иностранных языках: английском и, в идеале, китайском.

Как долго Россия будет центром криптомира

Оценка инвесторами криптобиржи Coinbase в $1,5 млрд говорит о том, что мир не будет прежнем. Появление первого «единорога» в мире крипты однозначно говорит о заинтересованности как владельцев традиционного капитала в участии в рынке криптовалюты, так и об обратном движении людей, сформировавших капитал в криптомире, в сторону его конвертации в реальные активы. Наличие такого моста, с одной стороны, является необходимой частью дальнейшего развития рынка, а с другой — показывает, что регуляторам во всем мире придется учитывать новую реальность (в виде новых технологий и новых продуктов) при разработке изменений к законодательству.

Это может многим не нравится, но альтернатива еще хуже. Попытка полностью запретить легальное хождение криптовалют и токенов создаст проблему для самих регуляторов: убрав «белых» игроков, готовых, как Waves, Goldmint, Blackmoon Crypto и другие, работать по правилам, регуляторы освободят дорогу «черной» части рынка. Вряд ли регуляторы на глобальном уровне пойдут на это.

Но Россия, как известно, часто идет своим путем. Сейчас дует очень мощный экономический ветер в паруса участников крипторынка. Если российское государство создаст благоприятную регуляторную и налоговую среду, которая будет лучше, чем у других отраслей экономики, то это может превратиться в долгосрочный тренд. Но такая ситуация кажется маловероятной. Более реалистичным видится сценарий, при котором русскоязычные команды релоцируются в другие страны, не найдя реальной поддержки внутри страны. При этом есть однозначная уверенность, что русскоговорящие в криптомире — это надолго. Наконец-то мы нашли то, что нам по душе.

И все же у России есть шанс стать еще и географическим центром новой экономики. Для этого участники рынка очень ждут появление специального закона, который регулировал бы криптографический актив (валюту и токены), а также специального налогового режима для этих объектов. По возможности, регулирование и налогообложение должно быть только в точке перехода криптоактива в фиатные классические активы. То есть до момента их конвертации нужно исключить НДС и налог на прибыль с прироста капитала (capital gains tax).

В идеале же нужна специальная форма юридического лица, которая могла бы вести международную деятельность без уплаты налогов по текущему налоговому кодексу, кроме налогов на ФОТ и имущество. Если же это юрлицо начинает вести деятельность на территории РФ, то оно будет облагаться стандартным налогом. По этому пути пошли многие страны, которые в итоге стали финансовыми центрами своих регионов. На наш взгляд, такой шаг позволит удержать команды блокчейн-проектов в России. Но вот пойдет ли правительство на такой шаг — большой вопрос.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 17 августа 2017 > № 2314742 Илья Перекопский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter