Всего новостей: 2496818, выбрано 1 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Смирнова Марина в отраслях: Миграция, виза, туризмОбразование, наукавсе
Смирнова Марина в отраслях: Миграция, виза, туризмОбразование, наукавсе
Россия > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 18 января 2018 > № 2464082 Марина Смирнова

Как дома: есть ли перспективы у внутреннего туризма в России

Марина Смирнова

партнер и руководитель отдела гостиничного бизнеса и туризма российского офиса компании Cushman & Wakefield

Эксперты Cushman&Wakefield проанализировали для Forbes ситуацию на российском гостиничном рынке

За последние пару лет в России заметно оживился внутренний туризм. Произошло это как из-за удорожания зарубежных путешествий после девальвации рубля, так и по политическим причинам: рынки наиболее популярных у массовых туристов стран – Турции и Египта – оказались закрытыми для россиян с конца 2015 года.

В результате, по итогам 2015 года выезд россиян за рубеж резко снизился: по данным Ростуризма количество туристических поездок за рубеж сократилось на 31,3% или на более чем 5 млн человек. В 2016 году сокращение выездного потока составило еще 8% или 2,7 млн поездок.

Шесть-семь миллионов потенциальных поездок наших соотечественников составили «резерв», дающий дополнительный шанс российской туриндустрии. Много это или мало? С одной стороны, немного: общий объем поездок, совершенных россиянами по стране, оценивается нами на уровне 90-100 миллионов. В то же время, собственно туристов в этом объеме не так и много – порядка 15-20%. То есть на туризм приходится 15-20 миллионов поездок, остальные совершаются с деловыми и частными целями. Для этого объема «прибавка» в 6-7 миллионов означает весьма существенный рост.

Можно сказать, что денежные потоки, как и туристские, развернулись внутрь страны. При этом российские туристы традиционно считались очень щедрыми: данные исследования, проведенного по заказу компании Visa, показывали, что в среднем российские туристы за рубежом тратили $2730 долларов за одну поездку, не считая стоимости перелета, что в 4-5 раз больше, чем тратили российские туристы внутри страны.

При этом те, кто ранее ездил отдыхать за рубеж, не только имеют более высокие доходы, но и соответствующие запросы: они однозначно ориентированы на хороший сервис и на качественный продукт, а потому создают высокую концентрацию спроса на тех немногочисленных пока объектах, которые соответствуют этим запросам, хотя бы в отношении качества продукта, если не сервиса, с которым у нас почти повсеместно плохо.

Поэтому встает вопрос о том, насколько состояние туристской инфраструктуры соответствует текущим потребностям туристов – как российских, так и международных. Несмотря на то, что гостиницы не являются целью поездок по тому или иному направлению, тем не менее, наличие или отсутствие средств размещения соответствующего качественного и ценового уровня определяет выбор путешествующих, в первую очередь, с туристскими целями. Деловые поездки, хотя и имеют иную, в сравнении с туристскими поездками мотивацию, но и здесь стоимость услуги размещения может оказывать влияние на принятие решения о продолжительности пребывания и формирования лояльного спроса.

Принимая во внимание значимость гостиничной базы для развития туризма – как делового, так и культурно-познавательного и рекреационного, мы решили проанализировать общее состояние гостиничного рынка в регионах, а также выделить те регионы, где гостиничный рынок может стать препятствием для поступательного развития туризма.

Если обратиться к данным Федеральной службы государственной статистики, то можно определить географию распределения гостиниц, выявить, на какие регионы приходится основная концентрация средств размещения, а где отелей очевидно не хватает, даже с учетом того факта, что оценка «на глаз», не учитывающая различий в площади регионов, в объемах принимаемых турпотоков и прочих значимых факторов, «грешит» неточностями и потребует корректировок.

График, представленный ниже, схематично показывает распределение гостиниц и количества номеров в них по регионам РФ.

Согласно официальной статистике, на конец 2016 года в РФ насчитывалось 20023 гостиниц и аналогичных им средств размещения на 787 000. В стандартном российском регионе около 240 гостиниц. На этом фоне резко выделяются Краснодарский край (почти 3100 гостиниц) Москва (1179 гостиниц), Санкт-Петербург (419 гостиниц) и Крым (порядка 450 объектов).

Обратная сторона медали – такие регионы как республики Кавказа: Ингушетия, где есть всего 2 гостиницы и Чеченская республика с 13 гостиницами. Не многим далее ушли республика Марий Эл (30 отелей), Калмыкия (22) и Магаданская область (24 отеля).

Для того, чтобы получить полную картину, к количественным показателям хотелось бы добавить и качественные, но статистика Росстата такие данные не обрабатывает. Если опираться на данные по уровню номерного фонда, то только 10% комнат в гостиницах России относится к «высшей категории», примерно столько же (13%) имеет профессиональное управление международным или российским гостиничным оператором.

Мы также проанализировали, какие объекты превалируют на гостиничном рынке с точки зрения количества мест в них.

Информация о вместимости гостиниц в свою очередь демонстрирует средний «возраст» гостиниц в регионе. Ведь крупные гостиницы строились, в основном, в советский период. В современной России крупные объекты гостиничного строительства в регионах можно пересчитать по пальцам. Исключением являются Санкт-Петербург и Сочи, но и там в количественном отношении преобладают малые отели.

С другой стороны, если в гостинице в среднем менее 50 мест, то ее операционная эффективность оказывается под вопросом, поскольку основной доход гостиницы получают именно с продажи номеров.

Как показывает диаграмма, такие регионы как Крым, Ивановская и Ульяновская области, а также ряд республик Северного Кавказа имеют очевидно устаревший номерной фонд высокой вместимости. Другие – Ненецкий национальный округ и республика Калмыкия, наоборот, располагают относительно новыми отелями, но работающими недостаточно эффективно в силу небольшого количества мест в них. Кроме того, такие небольшие форматы не позволяют развивать бизнес по проведению конференций на базе локальных отелей, а также не могут работать в групповом сегменте. Как показывает практика, рост количества небольших гостиничных объектов не позволяет решать задачи качественного изменения уровня туристской инфраструктуры.

Как растет предложение

До начала 2000-ых годов количество гостиниц и объем номерного фонда в России сокращался – не все объекты, построенные в СССР, пережили переход к рыночным отношениям: часть была переформатирована под офисные и торговые центры, часть просто перестала функционировать из-за полного износа. По мере стабилизации экономики этот процесс был преодолен. А в последнее время, вплоть до 2015 года, отмечался рост количества гостиниц. В 2014-15 годах Россия даже вошла в топ-5 стран по Европе и топ-10 по миру по объему строящихся номеров, чему, очевидно, существенно поспособствовал процесс подготовки Сочи к Олимпийским играм, а также Чемпионат мира по футболу 2018 года, к проведению которого города, принимающие матчи, приводили в порядок спортивную инфраструктуру и гостиницы для спортсменов и болельщиков.

Но, похоже, быстрый рост сменяется противоположной динамикой, пусть пока и в незначительных объемах: данные первых девяти месяцев 2017 года свидетельствуют о возможном возобновлении отрицательной динамики в развитии российских гостиниц, которая наметилась по итогам 2016 года.

Как показывают наши данные, количество девелоперских проектов в коммерческой недвижимости сокращается, это же относится и к качественным гостиницам. Дефицит предложения может стать ощутимым в пиковый сезон на наиболее развитых туристских рынках уже в перспективе ближайших 3-5 лет.

«Тромбы» и их лечение

Нехватка качественных гостиниц, также как и недостатки прочих элементов туристской инфраструктуры (объектов показа, транспорта, мест стоянок туристских автобусов, не говоря уже о кадрах – гидах-переводчиках) может стать «тромбами», мешающими нормальному распределению туристских потоков по регионам России. Если продолжить аналогию с человеческим организмом, то к образованию «тромбов» может привести, в том числе, неравномерная «работа» рынка – сезонность спроса. В моменты пикового спроса «пропускная способность» инфраструктуры резко снижается. Это приводит к очередям в музеи, высокой загрузке транспорта, скученности людей на пляжах и улицах городов. Привлекательность туристских направлений, сталкивающихся с такими проблемами, снижается. Дополнительным фактором, ухудшающим впечатления туристов от поездки по таким маршрутам, является резкий рост цены в гостиницах и ресторанах: пользуясь моментом, предприниматели, вовлеченные в процесс обслуживания туристов, пытаются по максимуму использовать высокий сезон. Их трудно в этом винить, даже с учетом того, что такой подход подрывает основы их же бизнеса.

Уже сегодня появляются данные, что региональные гостиницы пытаются воспользоваться с максимальной для себя пользой грядущим Мундиалем. Кто-то пытается повысить цену в разы, кто-то вообще закрыл бронирование на эти даты и выжидает, какая будет ситуация с продажами. Государство, предвидя эту ситуацию, предложило менеджменту отелей, которые хотят принимать на своей базе гостей ЧМ-2018, согласовать с Оргкомитетом чемпионата максимальные цены на размещение. Такая же практика применялась и в ходе проведения Олимпиады. Вмешательство государства оправдано, поскольку именно оно всячески стимулировало как строительство гостиниц, так и спортивных объектов. Да и цены устанавливаются не на таких уж низких значениях: максимально возможная цена за номер в Москве составит 500 000 рублей, в Санкт-Петербурге — 630 000 рублей, в Казани – 80 000 рублей.

Другие проблемы

Олимпиада в Сочи и ЧМ-2018 являются примерами того, как участие государства позволяет успешно решать вопросы реформирования туристской инфраструктуры в отдельных регионах. С другой стороны, это не стало повсеместной практикой: большинство регионов еще не раскрыли свой туристский потенциал не только миру, но и своим соотечественникам. Недавно закончили работу по анализу природного и туристского потенциала такого уникального региона, как Курильские острова. В ходе этой работы мы анализировали состояние туристской инфраструктуры в географической зоне российского Дальнего Востока. Наш анализ показал, что Курильские острова, например, по-прежнему остаются регионом с негарантированной транспортной доступностью. Исключение – остров Итуруп, с которым, после строительства нового аэропорта, есть устойчивая и практически всепогодная авиационная связь. Но стоимость полуторачасового перелета туда составит 35 000 рублей — если вы не местный житель или не купили путевку у локального туроператора. И если на Итурупе есть недавно построенная гостиница на 38 номеров, то на Кунашире всего 2 гостиницы на 7 номеров в общей сложности.

Таких примеров можно найти довольно много, взять хотя бы такое уникальное место, как Кульдур в Еврейской автономной области. Минеральная вода из местного источника имеет состав, который встречается только в двух местах на земле: во Франции (Виши) и на Кавказе. Еще в 30-е годы XX века здесь был построен первый санаторий. Развитие этого небольшого поселка шло до начала 80-ых, и тогда же практически закончилось. Санаторная база, построенная 30-45 лет назад, «подлатывается» по мере возможности менеджментом. При этом клиенты, единожды побывавшие здесь и получившие терапевтический эффект, возвращаются в Кульдур снова и снова, несмотря на весьма скромный стандарт проживания.

Развитие туристской инфраструктуры — это не только забота об отдыхающих и путешествующих. Речь может идти и о создании рабочих мест в районах, где ничего другого кроме индустрии гостеприимства, нельзя предложить. Все эти моменты меняют отношение к туризму, и в мировой практике к этой сфере экономики относятся максимально серьезно, в том числе, как с одному из средств конкурентной борьбы за иностранные инвестиции. Если вспомнить 90-ые годы, то можно заметить, что ни одна программа международного сотрудничества, предлагавшаяся Европой и США для помощи России в переходный период, не касалась развития туристской сферы, и это именно по причине, указанной выше.

В России, с одной стороны, это стали понимать, о чем говорит наличие стратегии развития туризма, а также соответствующей федеральной целевой программы до 2018 года. С другой стороны, если посмотреть, какие объекты получили государственную поддержку, создается впечатление, что туда включено все, что строилось частными инвесторами в регионах и что имело хоть какое-то отношение к туризму – и торговые центры с аквапарком и гостиницей, и недостроенные отели, и малые гостиницы. Наверное, участие государства требует более «целевого» подхода, чем строительство «туристического комплекса на 20 мест с предоставлением водно-оздоровительных услуг» или «малоэтажного поселка», пусть даже с таким сказочным названием, как «Святогорье». Ведь цель программы – не освоить средства, а развить туризм там, где частные инвесторы не справляются с задачей.

Выводы

Если мы хотим, чтобы программы развития туризма давали результат, близкий к сочинскому, то нужно более стратегически подходить к развитию туризма: важно расставить приоритеты, определить «узкие» места, понять, что обязательно нужно поддерживать, а где инвесторы и сами справятся. При этом важно выработать понятные всем критерии оценки отнесения тех или иных проектов к стратегическим, для чего следует также повышать статус независимого экспертного сообщества в оценках таких проектов, и кроме того, совершенствовать методы сбора и обработки профильной статистической информации.

Далее, помимо поддержки развивающихся проектов, не следует забывать и об уже работающих, и здесь критически важно рассмотреть возможность сокращения для гостиничных и туристских проектов налога на землю и на недвижимость, как это сделано, например, в Москве.

Словом, для поступательного развития туризма много что уже сделано, но и осталось сделать еще немало. При этом при разумном подходе для получения первых положительных результатов не нужны такие уж большие средства, о чем говорит, например, развитие «глемпинга» (от слов «гламур» и «кемпинг»), а также рост интереса наших соотечественников к самым отдаленным уголкам России: Чукотки, Камчатки, Курильских островов, плато Путорана, где туристской инфраструктуры практически нет. Конечно, поездки по таким направлениям не носят массового характера, но они наглядно показывают, что мы пока используем небольшую и не самую ценную часть наших туристских ресурсов.

Россия > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 18 января 2018 > № 2464082 Марина Смирнова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter