Всего новостей: 2397532, выбрано 1 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Усачев Андрей в отраслях: Образование, наукавсе
Усачев Андрей в отраслях: Образование, наукавсе
Россия > Образование, наука > portal-kultura.ru, 23 марта 2016 > № 1697017 Андрей Усачев

Андрей Усачев: «Я лингвистический шовинист»

Дарья ЕФРЕМОВА

16 апреля в России и 43 зарубежных странах стартует ежегодная образовательная акция «Тотальный диктант», призванная привлечь внимание к вопросам грамотности и развитию культуры письменной речи. На сей раз диктовать будут текст, принадлежащий перу Андрея Усачева, детского писателя, поэта, сценариста, прославившегося сказками про ежиков, умную собачку Соню и деревню Дедморозовку.

культура: Диктанты прошлых лет сочиняли очень «взрослые» писатели: Захар Прилепин, Алексей Иванов, Евгений Водолазкин. Вас, как рассказывают, выбрали, чтобы «внести нотку легкости, сентиментальности». А Вы несколько раз отказывались. Почему?

Усачев: Сомневался, можно ли использовать мои тексты. Каждый человек должен понимать свою ограниченность: я пишу для детей, очень просто, если не сказать примитивно. Практически не использую сложносочиненных конструкций, а их наличие — одно из основных требований. Тогда глава проекта Ольга Ребковец сказала мне: «Так в чем вопрос, напишите что-то посложнее». Я снова задумался: прежде чем вякнуть на всю страну, надо как следует подготовиться. И тут вспомнил про неопубликованную книжку, которую мы создали много лет назад в соавторстве с моим другом Алешей Дмитриевым, ныне покойным. Она называлась «Этот древний, древний, древний мир». Веселая дурацкая история, из которой едва ли можно вынести какие-то фундаментальные познания, зато посмеяться, получить эстетическое удовольствие — пожалуйста. Там всякие шумеры, египтяне с хитрыми именами — Ашшурбанипал, Нефертити. В общем, прислал организаторам рукопись. Эксперты выбрали три отрывка, кое-что перелопатили в соответствии с нормативами по уровню сложности, грамматическими и синтаксическими заморочками. Потом меня торжественно представили на конференции в ИТАР-ТАСС.

культура: Похоже, Вы не жалеете...

Усачев: Даже рад, что ввязался. Очень понравились люди, которые этим занимаются. Никакого формализма, цинизма, начетничества. Это же частная инициатива — группа филологов-энтузиастов из Сибири, с Урала. Начинали с нуля, а теперь вещают на весь земной шар.

культура: Люди, понятно, хорошие, а затея непростая, если не сказать жестокая. Вот, например, результаты прошлого года по Екатеринбургу: диктант написали 1854 человека, и только 21 из них получил оценку «отлично», а самый неграмотный участник допустил 273 ошибки в тексте из 282 слов. Вы, кстати, как в школе относились к подобным проверкам, боялись их?

Усачев: Не очень. Я был довольно начитанным ребенком, но, конечно, правила приходилось учить. На фотографическую память полагаться не стоит, ею обладают единицы. Что касается статистики, она грустная, но результаты ведь не сфальсифицированы: просто так получается. На диктант никто не тащит под дулом автомата, нет разнарядки по учреждениям. Это прежде всего самопроверка — пишет только тот, кто хочет, персональные результаты нигде не публикуются, выдаются «лично в руки».

На мой взгляд, идея очень правильная — происходит вовлечение в орбиту языка, прививается интерес к чтению, к книгам. Кстати, я был бы счастлив, написав диктант хотя бы на четверку. Наш язык, хоть и красивый, но, как ни крути, сложный. Один синтаксис чего стоит. С запятыми более-менее понятно. Однако есть же и другие случаи. Например, точка с запятой. Как ее употреблять? Большинство даже правил таких не знает. В школе этому не учили. Я тут разговаривал со своей почти девяностолетней тетушкой. Она сказала, что точку с запятой, потерянные во времена ликбеза, когда сложным синтаксисом не увлекались, пытались вернуть в конце сороковых, а потом снова забыли. Или вот тире. Очень модный знак. Я тоже его люблю. Запятые — неявное выделение, слова ими как-то съедаются, а тире вопиет «обрати внимание», но ведь ставить его можно тоже не всегда...

культура: Ну это какие-то тонкости. Люди пишут «девчЕнки», «будИш», говорят «звОнишь». Некоторых от этого прямо в дрожь бросает. Одни начинают истерически смеяться, другие коллекционируют «очепятки» с каким-то нездоровым упоением. А Вы?

Усачев: Я лингвистический шовинист. В первую очередь, звуковой. У меня уши сворачиваются, когда слышу по телевизору неправильные ударения или произношение в нос, «ангинное». С другой стороны, надо понимать, что все это очень условно. Нельзя смеяться или презирать кого-то за безграмотность. Ошибки тиражируются, потому что людям не до языка, они другими делами заняты: строительством, торговлей, производством. Это проблема сегментарная. Так ли страшно, если сельскохозяйственный рабочий плохо пишет? Хуже, когда недостаточно грамотны менеджеры среднего звена, госслужащие. Приходишь, скажем, в юридическую фирму и видишь договор с орфографическими ошибками. Может, он и правильный с точки зрения буквы закона, но доверие сразу теряется. Возникает сомнение в качестве этой конторы....

культура: Деловой язык смахивает на тарабарский. «В данный момент согласно данному документу» или «вы должны корректно коммуницировать друг с другом»...

Усачев: Это просто дурновкусие. Кто-то запустил моду на компьютерный язык — сплошь калькированный, состоящий из нерусских конструкций в духе роботов, и понеслось. Многие даже находят в этом стиль. Будь «дбр», вместо «добр», «пжлт», а не «пожалуйста». Собеседник дает понять, что он очень занят, время дорого, главное — быстро донести суть. Меня это не раздражает, только когда так пишут хорошие знакомые, с которыми существует человеческий диалог. «Пжлт»? Отвечаю: «Спсб, успхв тебе». Обычно же это отбивает охоту общаться. Впрочем, офисный сленг — тоже язык, пусть и не всегда похожий на русский.

культура: Современные писатели создают целые лингвистические системы, чаще всего малопонятные в написании. Почему для тотального диктанта отбирают такие вещи, а не классические образцы?

Усачев: Раньше диктовали по классике, но оказалось, что велик соблазн подсмотреть, залезть в гаджет и списать. И дело не в нечестности: человеческая природа такова, что нам хочется казаться лучше, круче. К тому же Чехов и Толстой никуда не денутся, а привлечь внимание к современному писателю, творчество которого в школе проходить будут еще не скоро, — дело благородное. Это же еще и пиар-акция.

культура: Утризм, цукенбрины, блютусно-вайфайный голем... Словотворчества полно, а вот обаятельной атмосферности нет. Лепет, легкое дыханье, трели соловья — где?

Усачев: Современная литература, она такая — замороченная. А вместо лепета и трелей соловья — перечисленные вами неологизмы. Хотя их трудно назвать ошибками, они из области поэзии.

культура: Говорят, все искусство — ошибка.

Усачев: Тогда у нас вообще все в порядке.

Россия > Образование, наука > portal-kultura.ru, 23 марта 2016 > № 1697017 Андрей Усачев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter