Всего новостей: 2526812, выбрано 5 за 0.151 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Грибанов Юрий в отраслях: Приватизация, инвестицииГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиСМИ, ИТвсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 25 декабря 2017 > № 2436236 Юрий Грибанов

Ипотечный пузырь. Почему кризис 2008 года не повторится в России

Юрий Грибанов

генеральный директор Frank Research Group

Аналитики опасаются появления «ипотечного пузыря», но банки тщательно проверяют заемщиков и предпринимают меры для сокращения рисков

В 2017 году ипотека стала самым динамичным сегментом розничного кредитования. Объем выданных кредитов, по предварительным оценкам, вырос на 35% по сравнению с 2016 годом и составил 2 трлн рублей. Портфель вырос за год вырос на 15% до 5,3 трлн рублей.

Развитию ипотеки способствуют снижение ставок, стабилизация стоимости недвижимости, а также рост номинальных доходов населения. С 2015 года ставка снизилась на почти 5 п.п. и на конец 2017 года составляет менее 10%. Благодаря этому ежемесячный платеж снизился более чем на 20%. Средняя стоимость квадратного метра в Москве с 2015 года снизилась со 180 000 -190 000 рублей до 150 000-170 000 рублей, а средняя заработная плата населения страны за год выросла на 15%.

Несмотря на относительно высокие темпы роста ипотечного рынка, остается значительный потенциал для его дальнейшего развития. Во-первых, в России большой спрос на улучшение жилищных условий. В среднем на одного россиянина приходится 25 квадратных метров жилья. И по этому показателю мы отстаем от Европейских стран и США. Так, в Венгрии, Чехии, Словении на человека приходится 28-30 кв. м на человека, во Франции, Германии, Великобритании — 35-45 кв. м, США — около 70 кв. м. При этом стратегией развития жилищной сферы поставлена задача увеличить обеспеченность жильем населения страны до 30 кв. м на человека к 2025 году.

Во-вторых, проникновение ипотечного кредитование сильно меньше в сравнении с западными странами. В России доля ипотеки к ВВП составляет менее 6%. К примеру, в Чехии и Польше — 20-22%, во Франции и Германии — 40-45%, в США — около 60%.

Отличия от кризиса в США

Последние несколько месяцев весьма популярна идея «перегрева» ипотечного рынка. Некоторые аналитики высказывают опасение создания предпосылок для появления «ипотечного пузыря». Я не разделяю этих опасений. Понятно, что критики ипотечного роста апеллируют к опыту США и американскому кризису в 2007-2008 годов. Но в России сейчас даже не существует намека на эти предпосылки. Прогноз роста ипотечного рынка с 2017 до 2020 года варьируется от 1,3 до 2 раз. Но даже если рассмотреть самый оптимистичный сценарий — рост в два раза — показатель ипотечного портфеля к ВВП вырастет до весьма скромных 10% (с учетом роста ВВП), что в 2-5 раз меньше в сравнении европейскими показателями.

Другим сдерживающим фактором от формирования «пузыря» является прагматичный настрой самих банков. С 2009 года банки были сфокусированы на снижении риска кредитных портфелей. Была проделана большая работа по настройке скоринговых моделей и корректировки процедур одобрения. Сегодня все лидеры розничного кредитования весьма консервативны в кредитовании как юридических, так и физических лиц, в том числе при ипотечном кредитовании. Для получения ипотеки требуется первоначальный взнос — объем выдачи ипотеки с нулевым первоначальным взносом минимален. Качественно проверяется доход заемщика, существующая кредитная нагрузка.

Просрочка (объем платежей, срок уплаты которых просрочен хотя бы на 1 день) по ипотеке снижается исторически находится на уровне 1-2%, что является весьма умеренным показателем. А доля кредитов с платежами, просроченными на 90 и более дней, составляет 2,34% в сравнении с 12,4% по другим кредитам населению.

Я не вижу причин отказа банков от консервативного подхода к оценке риска — акционеры ставят перед менеджментом задачу на финансовый результат, а не на объем портфеля. Наращивание портфеля с большой долей просрочки не является приоритетом ни для одного из крупных банков. Ожидать, что риск-аппетит у банков вырастет в ближайшие 3-5 лет, не приходится.

Дополнительно охлаждает «горячие головы» регулятор, вводя повышенные нормативы резервирования на кредиты с нулевым первоначальным взносом (ранее, напомню, аналогичные ограничения были введены по кредитам в иностранной валюте). Меры Банка России направлены на предотвращение распространения высокорисковой ипотеки и предотвращение появления предпосылок появления «пузыря» на рынке ипотечного кредитования.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 25 декабря 2017 > № 2436236 Юрий Грибанов


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372557 Юрий Грибанов

Вслед за «Совестью» и «Халвой». Что будет с картами беспроцентной рассрочки

Юрий Грибанов

генеральный директор Frank Research Group

Рынок карт беспроцентной рассрочки продолжает расти. Проблема в том, что при этом он рискует далеко отойти от первоначальной идеи

Весной мы уже рассматривали первые карты рассрочки, вышедшие на российский рынок — «Совесть» и «Халва». Теперь появился повод вернуться к этой теме: в начале октября банк «Хоум Кредит» начал активную рекламную кампанию аналогичного продукта — карты рассрочки Home Credit Bank. По планам кредитной организации, эта карта должна составить конкуренцию «Совести» и «Халве». Каковы главные отличия этих трех игроков рынка беспроцентной рассрочки?

Не все рассрочки одинаковы

Карта рассрочки Хоум Кредит Банка в пилотном режиме была выпущена в середине лета и изначально работала иначе, чем продукты «Совесть» и «Халва». По этой карте клиентам была доступна только трехмесячная рассрочка, тогда как «Совесть» и «Халва» предлагали рассрочки до 12 месяцев.

Однако трехмесячная рассрочка по карте Хоум Кредит доступна в любом магазине, где принимают карты Visa. Расплатиться же «Совестью» и «Халвой» можно только у партнеров, с которыми эмитенты карт заключили соответствующие соглашения. Другими словами, Хоум Кредит Банк реализовал отличную от «Совести» и «Халвы» бизнес-модель:

рассрочка по картам «Совесть» и «Халва» финансируются магазином, продающим товар, то есть банк не перекладывает на клиента расходы на предоставление кредита;

трехмесячная рассрочка по карте Хоум Кредит финансировалась самим банком, что является переосмысленной формой длительного grace-периода (мы ее назвали grace-рассрочкой).

Следует отметить, что в октябре Хоум Кредит Банк сделал обновление карты. Его клиентам, в дополнение к базовой трехмесячной grace-рассрочке, стали доступны также рассрочки до 12 месяцев от партнеров. Правда, партнерская сеть банка пока не очень велика. На середину октября 2017 года она насчитывала 17,5 тыс. магазинов (1,5 тыс. компаний-партнеров). Для сравнения: партнерская сеть «Совести» охватывает 20 тыс. магазинов, а «Халвы» — 65 тыс. магазинов (15 тыс. компаний-партнеров).

Реакция на просрочку

Сочетание рассрочек от партнеров и grace-рассрочки от банка — не единственное отличие карты Хоум Кредит от «Совести» и «Халвы». По-разному карты ведут себя и в сценарии, когда клиент нарушает график платежей по карте.

Так, «Совесть» за каждый факт пропуска платежа взимает штраф в 290 рублей. По окончании периода рассрочки банк начисляет 10% на остаток непогашенного долга. «Халва» при просрочке дает клиентам 5-дневный льготный период (shadow period): если владелец карты успеет за это время погасить платеж, то не будет ни штрафа, ни записи о просрочке в бюро кредитных историй. С шестого дня за несвоевременное погашение банк начисляет штраф в размере 0,1% от просроченной задолженности за каждый календарный день просрочки. В пересчете на годовую ставку получится около 36%.

Если же владелец карты Хоум Кредита не может заплатить очередной платеж по рассрочке, то карта начинает вести себя как обычная кредитка с минимальным платежом. То есть достаточно заплатить 7% задолженности плюс проценты по кредиту (что существенно меньше платежа по трехмесячной рассрочке в 33%), чтобы не допустить просрочку и не получить негативную запись в бюро кредитных историй. При этом ставка 29,9% начисляется на сумму всех ранее совершенных рассрочек.

Впрочем, руководители всех трех проектов утверждают, что не планируют зарабатывать на недисциплинированных клиентах: их бизнес-модель построена так, чтобы мотивировать людей пользоваться именно возможностью рассрочки без дополнительных затрат.

Эволюция или кризис?

Итак, с учетом всего сказанного можно сделать вывод, что продукт от Хоум Кредит Банка выходит за рамки канонического определения карт рассрочки и представляет собой гибрид классической карты такого рода и «кредитки» с grace-периодом. Подобная универсальность несет две угрозы:

Самому продукту банка. Магия классических карт рассрочки в простоте условий — «выполняй и не плати ни копейки». Включение в эту формулу дополнительных возможностей может запутать клиента и вынудить его отложить принятие решение об использовании карты. Иногда большой выбор затрудняет для клиента покупку (этот феномен описан, к примеру, в книге Барри Шварца «Парадокс выбора. Почему «больше» значит «меньше»).

Самой продуктовой категории. Если идея карт рассрочки выродится в массовое переосмысление длинного grace-периода участниками рынка, то это может навредить самому рыночному сегменту. В борьбе за финансовый результат у банков может появиться соблазн мотивировать клиентов выходить за рамки grace-рассрочки (самый эффективный для этого инструмент — высокие кредитные лимиты). Это может разрушить «магию» бесплатного продукта, разочарует и подорвет доверие клиентов к индустрии.

У карт рассрочки большой потенциал, что доказывает успех этого продукта на рынках Белоруссии, Бразилии, Армении и Турции. Однако на раннем этапе развития сегмента, когда клиенты только учатся пользоваться новым продуктом, а участники рынка адаптируются к новой бизнес-модели, есть риск загубить все предприятие. Остается надеяться, что у банков хватит мудрости и профессионализма вырастить карты рассрочки в большой устойчивый бизнес.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372557 Юрий Грибанов


Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243549 Юрий Грибанов

Онлайн-чеки: кто выиграет от контакта с налоговой в режиме реального времени

Юрий Грибанов

генеральный директор Frank Research Group

С начала июля компании должны передавать практически в режиме реального времени информацию о фискальных чеках в налоговую. Что это значит для государства, бизнеса и покупателей?

В 2017 году в налоговой системе и в розничном бизнесе произошли серьезные изменения, о которых удивительно мало было сказано публично. С 1 июля 2017 года все кассы должны передавать информацию о фискальных чеках в налоговую инспекцию в режиме, близком к реальному времени. Инфраструктура передачи данных строится коммерческими компаниями — операторами фискальных данных (ОФД). Таким образом, создан новый рынок с выручкой 5-6 млрд руб. в год. Создан поток данных об объеме и структуре розничных транзакций (наличных и безналичных), ценность из которого будут извлекать и ФНС, и бизнес. Создана предпосылка для развития новых технологических сервисов для корпоративных и частных клиентов.

В полную силу этот механизм заработает только в следующем году: пока не все магазины успели переоборудовать кассы, а микропредприятия еще год будут освобождены от онлайн-фискализации. На поверхности лежат неудобства и дополнительная нагрузка на предпринимателей, которые должны обновить парк касс, заключить договор с ОФД, зарегистрировать кассы и т. д. К сожалению, за локальным негативом теряются перспективы и возможности реформы.

Что получит государство?

Цифровые фискальные данные — не новая история для налоговой. Раньше эти данные собирались и хранились в чипе ЭКЛЗ (электронно-контрольная лента защищенная), которым были оборудованы все кассы. Раз в год эта информация отдавалась в налоговую инспекцию вместе с отчетностью. Принципиальным изменением стала скорость предоставления данных и их детализация. Именно это дает новые возможности:

Повышение собираемости налогов. У недобросовестных налогоплательщиков теперь меньше возможности для манипуляций с отчетностью: в течение года многое могло случиться и с ЭКЛЗ (о русских хакерах ходят легенды), и с компанией — она могла закрыться, перерегистрироваться. Теперь же налоговая инспекция будет получать данные почти в реальном времени. Отсутствие потока данных от налогоплательщика — это тревожный сигнал для ФНС: через месяц «молчания» регистрация кассы отменяется. Однако, по оценке экспертов, в рост налоговых сборов не будет взрывным: те, кто проводил транзакции мимо кассы не начнут работать вбелую моментально. Но постепенно лазейки будут закрываться.

Собираемость таможенных платежей. Главный фискальный эффект ожидается именно в области таможенных платежей. Номенклатурная детализация чеков, маркировка товара, система НДС-2 — все это затруднит попадание на прилавки серого импорта. По некоторым категориям товаров рост таможенных платежей будет исчисляться сотнями процентов.

Benchmark-анализ налогоплательщиков. Поток ежедневной статистики позволит ФНС находить компании с высокой вероятностью наличия налоговых нарушений. Сигналами будут любые отклонения от среднерыночных показателей: низкая выручка с квадратного метра по сравнению со схожими магазинами, необычная структура проданных товаров, значительное отклонение среднего чека. Эти новые знания позволят ФНС сконцентрировать усилия именно на проблемных участках и отказаться от «веерных» проверок.

Что получит бизнес?

Жизненный опыт подсказывает, что государственные налоговые реформы могут принести лишь рост нагрузки на предпринимателей. Действительно, налоговая служба намерена увеличить сборы. Иначе зачем тратить столько средств на трансформацию? Нам нужно принять как факт: возможностей для оптимизации налогов с каждым годом будет все меньше. Бизнесу придется научиться зарабатывать вбелую. Однако онлайн-фискализация принесет бизнесу не только новые расходы, но и новую ценность:

Выравнивание правил игры. Добросовестные белые компании находятся в невыгодном положении по сравнению с серыми конкурентами: если магазин платит все налоги и торгует официальным импортом, с которого уплачены таможенные сборы, то он не сможет конкурировать по цене с магазином, который торгует серым товаром и не проводит деньги через кассу. Онлайн-фискализация поможет создать комфортную конкурентную среду для белых компаний.

Уменьшение числа проверок. Если цифровой профиль компании будет находиться в среднестатистической норме, то этого будет достаточно, чтобы посчитать его добросовестным налогоплательщиком. У таких компаний будет меньше поводов лично встречаться с налоговыми инспекторами. ФНС сосредоточится на компаниях, данные которых выбиваются из нормативного диапазона benchmark-индикаторов.

Касса-гаджет. Касса, подключенная к ОФД, станет платформой для предоставления b2b-сервисов. Предприниматель сможет получать статистику продаж, интеграцию с бухгалтерскими, складскими и CRM-системами, витрину услуг для бизнеса и много другое. ОФД делают ставку на развитие и монетизацию этих возможностей.

Уменьшение бумажной отчетности. Необходимость в бумажной отчетности по контрольно-кассовой технике отпадет.

Программы лояльности. Детализация чеков позволит делать более тонкую и эффективную настройку программ лояльности. Получив от клиента разрешение на идентификацию чека (например, через карты лояльности или клиентский ID), компании смогут лучше понять потребности клиентов и выстроить с ними правильную маркетинговую коммуникацию.

Новые данные. Ежегодно ОФД будут обрабатывать десятки терабайтов статистических данных о продажах по всей стране. Агрегированные и обезличенные данные станут источником новых оперативных знаний о розничных рынках. Эта статистика позволит компаниям лучше узнать свою конкурентную среду и принимать решения, опираясь на быстрые и качественные данные. ОФД сами или в партнерстве с исследовательскими компаниями будут предоставлять доступ к аналитическим отчетам.

Что получат покупатели?

Онлайн-чеки облегчат жизнь покупателям.

Не надо хранить бумажные чеки. Бумажные чеки имеют два недостатка: они теряются и они выцветают. Для того чтобы подтвердить факт покупки, достаточно иметь электронную копию чека или его фотографию. QR-код предоставит доступ ко всей необходимой информации.

Более точный учет личных расходов. В электронных чеках есть разбивка покупки на отдельные товары. Это дает возможность более точно определить категории расходов тем, кто ведет учет личных финансов. Уверен, что совсем скоро все системы PFM (Personal Finance Management) внедрят функцию чтения QR-кодов с чеков.

Зачем нужны посредники ОФД?

Налоговая инспекция могла бы сама напрямую работать с налогоплательщиками без посредников в лице ОФД. Но была выбрана система с коммерческими посредниками, которая сделает онлайн-фискализацию более удобной:

Сервис. Операторы фискальных данных будут бороться за лояльность клиентов, развивать качество основного сервиса и внедрять дополнительные услуги.

Технологии. Хотя ФНС все больше становится похожей на IT-компанию, но это госструктура с понятными недостатками и ограничениями. ОФД же коммерчески заинтересованы в технологических прорывах и в развитии интеллектуальной обработки данных. Бизнес-среда позволит отрасли развиваться быстрее, чем в сценарии госмонополии.

На 29 июня в списке лицензированных операторов фискальных данных находится 11 компаний. Из них лишь пять активно подключают клиентов (в алфавитном порядке): OFD.RU; ОФД-Я; Первый ОФД; Платформа ОФД; Такском.

Сейчас происходит первичный раздел рынка: компании борются за подключение клиентов. Из чуть более 1 млн касс к ОФД подключены две трети. Как только первая задача будет решена и «большая тройка/четверка/пятерка» окончательно сформируется, операторы начнут работу по развитию услуг для компаний и по монетизации данных. Таким будет 2018 год.

Автор благодарит за помощь в работе над материалом директора по развитию компании OFD.RU Владимира Акимова и генерального директора компании «Платформа ОФД» Алексея Барова.

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243549 Юрий Грибанов


Россия > Приватизация, инвестиции. Медицина > forbes.ru, 5 июня 2017 > № 2200736 Юрий Грибанов

От чистого сердца. Дойдут ли пожертвованные деньги до больных и бездомных или попадут к мошенникам?

Юрий Грибанов

генеральный директор Frank Research Group

По данным фонда поддержки и развития филантропии «КАФ», объем пожертвований частных лиц в 2016 году составил 143 млрд рублей. К сожалению, за эти деньги наравне с уважаемыми фондами и нуждающимися семьями конкурируют мошенники

Несчастные сироты, болеющие дети, обездоленные старики, бездомные животные — невозможно с каменным сердцем пройти мимо. Но, увы, благотворительность — это идеальная сфера для злоупотреблений и мошенничества:

100% эмоциональное попадание в аудитории: больные дети, инвалиды, немощные престарелые, бездомные животные, — для каждого из нас найдется трогающая сердце тема;

несовершенство законодательства, делающее мошенничество в благотворительности трудно наказуемым, ведь для неотвратимости наказания должны иметься: потерпевший, значимый ущерб, неопровержимые доказательства.

Но трудно признать потерпевшим человека, добровольно положившим деньги в коробку для сбора пожертвований. Средняя величина частного пожертвования не превышает 5 000 рублей, что трудно признать значимым ущербом. В результате правоохранительные органы даже не пытаются довести дело до суда.

Большой рынок и низкие риски дают питательную почву для развития мошенничества. Причем сами мошенники приобретают все более респектабельный вид. Это уже далеко не примитивные уличные попрошайки. Во-первых, они активно действуют в интернете. А во-вторых, они вполне могут оказаться зарегистрированным в Минюсте фондом, сдавать отчетность и выглядеть респектабельной организацией.

Но есть косвенные признаки, которые должны заставить задуматься, кому мы отдаем деньги.

Публикации с призывом о помощи в соцсетях

Соцсети дали возможность обращаться к сотням и тысячам знакомых и незнакомых людей. А финансовые технологии дали возможность моментально переводить деньги на банковскую карту или электронный кошелек. На стыке этих технологий и появилась незамысловатая мошенническая схема.

В простейшем случае мошенники используют чужую историю: копируют текст, фотографии, сканы документов у настоящих фондов. И публикуют сообщение в соцсетях — «Вконтакте», «Одноклассниках» и Facebook. Единственное, что в таком объявлении оригинально — номер карты и электронного кошелька.

Механика не затейлива и быстро выявляется. Фонды мониторят утечку собственных материалов. И достаточно обращения к модераторам соцсети, чтобы заблокировать такое сообщение.

Более искушенные мошенники не воруют контент у фондов. Они находят реальных подопечных, действительно нуждающихся, из тех кто не обращался в фонды или получил отказ последних. Как правило это болеющие дети. Мошенники делают фотографии, пишут оригинальные истории, обычно копируя стиль крупных фондов. Сбор идет также на личную карту и электронные кошельки организаторов схемы. Чтобы различие фамилий у подопечного и у владельца счета не вызывали подозрение, указывается, что счет принадлежит непрямому родственнику: дяде, тете, бабушке, дедушке.

В продвижение публикации организаторы схемы вкладывают рекламный бюджет. Такие истории могут собрать 500 000-700 000 «лайков». При средней конвертации «лайка» в пожертвование 0,5% и при среднем чеке в 500-1 000 рублей такой сбор может принести 1,5-3 млн рублей. Незначительная часть денег, как правило, все-таки попадает к подопечному — это позволяет поддерживать с ним и его семьей долгосрочные отношения и организовывать повторные акции сбора средств. Часть денег уходит на маркетинг и операционные затраты. Остальное — доход организаторов. И проконтролировать движение денег невозможно.

К сожалению, примерно также через публикации в соцсетях собирают средства и действительно в них нуждающиеся. И понять кто есть кто очень трудно даже профессионалам.

Спам-рассылка

Другая популярная и эффективная схема — спам-рассылка. Она начинается со взлома или покупки доступа к почтовым ящикам реальных людей. По всей контактной базе жертв делается рассылка письма с душещипательной историей о том, что сестра, племянник или крестница попали в беду и что срочно нужны деньги на операцию или лекарства. Заканчивается письмо просьбой перечислить деньги на карту и электронный кошелек и переслать письмо всем знакомым.

Текст обычно написан безупречно с точки зрения социальной инженерии. И дальше письмо распространяют живые люди, пребывающие в полной уверенности, что они помогают родственникам и близким друзьям своих близких друзей. Особенность такой схемы — высокий средний чек пожертвования. Людям стыдно перечислить в помощь друзям символические 100 рублей. Поэтому часто суммы находится на уровне 5 000-10 000 рублей и выше.

Сбор наличных на улице

Оффлайн-схемы тоже прогрессируют. Мошенники успешно мимикрируют под добросовестные фонды: регистрируются в Минюсте, сдают годовые отчеты, имеют официальные сайты, находят реальных подопечных.

Для сбора средств на улице фонд привлекает волонтеров, обычно, студентов или школьников. Их снабжают всей необходимой атрибутикой: фирменные футболки, флаги, фотографии детей, сканы документов и опломбированные ящики для сбора денег. Выглядит все по-настоящему. Да оно таковым и является.

Нарушения начинаются, когда ящики для сбора оказываются в офисе фонда. Проконтролировать количество собранных денег и их дальнейшую судьбу невозможно. Часть денег для поддержания реальной деятельности зачисляется на счет фонда и передается подопечным. А часть остается неподотчетной. Из наличных же денег платится зарплата волонтеров, чтобы экономить на налогах.

Выявить мошеннический характер таких фондов очень сложно. Косвенно о нечистоплотности может свидетельствовать отсутствие в отчетности затрат на зарплату волонтеров и налоги — НДФЛ, ПФР, ОМС и ФСС.

Тревожная статистика

Это далеко не исчерпывающий список схем. Мошенники их непрерывно совершенствуют, придумывают новые. И косвенно об их успехе свидетельствуют результаты исследования фонда поддержки и развития филантропии «КАФ»:

Растет доля прямых пожертвований семьям

За два года с 24% до 37% выросла доля людей, жертвовавших деньги напрямую конкретным людям и семьям. Именно здесь максимальная доля злоупотреблений и мошенничества. При этом с 2015 года доля тех, кто делал пожертвования в фонды осталась на уровне 50%. Но только фонды могут гарантировать целевое использование средств.

Растет доля пожертвований наличными, а также переводом на банковские карты и электронные кошельки

За год доля тех, кто жертвовал наличные в офисе фонда выросла в 3 раза (с 13,5% до 40%), с помощью карт — в 3 раза (с 9% до 30%), с помощью электронных кошельков — в 3 раза (с 6% до 17,5%). К сожалению, этому росту способствовали и недобросовестные получатели пожертвований.

Мошенничество очень сложно отличить от настоящей помощи нуждающимся. Мошенники воруют деньги у этих людей. Они получают деньги, которые должны были получить больные дети, старики и взрослые, попавшие в беду.

Что делать нам — тем, кто хочет помогать?

Быть бдительными и собрать максимум информации перед тем, как отправить кому-то деньги.

Переводить деньги на расчетные счета известных фондов, жертвуя удобством перевода на личные карты и электронные кошельки.

Что делать фондам?

Договориться о стандартах поведения, отклонение от которых будет поводом для подозрений в нечистоплотности: отказ от сбора наличных на улице, отказ от серой зарплаты, отказ от сбора на личные карты и электронные кошельки.

Объединить усилия и добиваться совершенствования законодательства для более эффективной борьбы с мошенниками в благотворительности.

Автор благодарит за помощь в работе над материалом исполнительного директора фонда «Подари Жизнь» Григория Мазманянца и координатора проекта «Все вместе против мошенников» Милу Геранину.

Россия > Приватизация, инвестиции. Медицина > forbes.ru, 5 июня 2017 > № 2200736 Юрий Грибанов


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 апреля 2017 > № 2139872 Юрий Грибанов

«Халва» и «Совесть»: достоинства и недостатки карт беспроцентной рассрочки

Юрий Грибанов

генеральный директор Frank Research Group

Прорыв года или всего лишь очередная банковская карта?

В начале 2017 года на российском финансовом рынке появились два новых продукта, которые довольно быстро привлекли внимание, в том числе профессионалов рынка: карта «Совесть» (Qiwi Банк) и «Халва» (Совкомбанк). Эксперты затруднялись в классификации этих необычных продуктов, похожих одновременно на кредитные карты, POS-кредитные рассрочки, купонные агрегаторы и коалиционные программы лояльности.

Зачем нам еще одна карта? А тем более две?

Конкуренция на российском рынке розничного кредитования последние несколько лет усилилась: портфель сокращался почти во всех продуктовых сегментах, а доля крупнейших игроков росла. В сегменте кредитных карт и POS-кредитов сформировался костяк лидеров, войти в который новым игрокам стоит колоссальных ресурсов и усилий. Это зрелые рынки, и сказать новое слово на них сложно. Но «Халва» и «Совесть» — не кредитные карты и не POS-кредиты. Трюк в том, что они представляют новую категорию финансовых продуктов — карты рассрочки.

Что такое карты рассрочки?

Карты рассрочки — это новый потребительский опыт для клиентов. Они дают возможность совершать покупки в рассрочку (простите за тавтологию), без переплаты, но только у компаний-партнеров программы. У разных партнеров срок рассрочки разный: от 1 месяца (в этом случае это просто отсрочка платежа) до 12 месяцев. Платежи по рассрочке делятся равномерно по количеству месяцев. При этом клиент не платит проценты по кредиту. За обслуживание карты клиент тоже ничего не платит («Совесть» взимала 290 рублей с клиента в первый год обслуживания, но отменила годовую комиссию с 10 апреля 2017 года). Дополнительные расходы возникают только в том случае, если клиент нарушает взятые на себя перед банком обязательства по погашению ежемесячных платежей.

Банковское сообщество встретило карты рассрочки прохладным снобизмом. Кулуарные разговоры мне напомнили 2007 год: когда Олег Тиньков запустил свой карточный проект, никто не верил в успех Тинькофф Кредитные Системы (теперь просто Тинькофф). Это понятно — в первую очередь видятся трудности и ограничения нового продукта. А их действительно хватает.

Трудность первая: партнерская сеть

Расплачиваться картами рассрочки можно только у партнеров программы. И несмотря на то что карта рассрочки выглядит как обычная пластиковая карта — есть номер, логотип платежной системы (у «Халвы» — MasterCard, у «Совести» — VISA) — расплатиться в любом POS-терминале или снять деньги в банкомате не получится. Поэтому для успеха карты рассрочки требуется критическая масса партнеров. Если клиент не сможет найти магазин, где он сможет расплатиться картой, то он о ней быстро забудет.

Формирование этой самой критической массы партнеров — ключевая задача. Трудоемкая и дорогая. По оценке Андрея Спивакова, управляющего директора Совкомбанка, необходимая критическая масса — это охват 10% ретейла (по обороту). «Халва» сразу стартовала с федеральным охватом — во всех 70 регионах присутствия Совкомбанка. «Совесть» пилотируется в Москве, но обещает в ближайшее время масштабную региональную экспансию.

Стратегия охвата партнеров у «Халвы» и «Совести» также отличается. Если «Совесть» сфокусирована в первую очередь на крупных федеральных игроках, то «Халва» помимо крупных сетей вовлекает в программу и небольших локальных игроков. Работа со средним сегментом розницы требует значительных ресурсов по работе с большим количеством партнеров и дорого обходится на стадии запуска. Но в среднесрочной перспективе это даст дополнительную ценность для клиентов программы — в регионах локальные игроки имеют сильные позиции и высокую лояльность покупателей.

Трудность вторая: потребительская инерция

Скептики есть не только среди экспертов рынка. Клиенты тоже весьма настороженно относятся ко всему новому, если только это не очередная модель iPhone.

Карты рассрочки — это новый клиентский опыт. А условия выглядят слишком хорошо, чтобы быть правдой: пользуйся картой, не плати банку ни копейки. «Халве» и «Совести» придется преодолевать инерцию потребительского поведения, объяснять механизм работы карт и бороться с предрассудками. В Белоруссии клиенты «Халвы» только спустя год поверили, что банк действительно выполняет данные клиенту обещания.

Трудность третья: бизнес-модель и доходность

В сегменте карт рассрочки для банка источником дохода являются только комиссии, полученные от партнеров и interchange fee (до 2%) платежной системы. В пересчете на годовую доходность кредитного портфеля расчетные карты уступают традиционным кредитным картам и POS-кредитам. Комиссии за продажу кредитных страховок противоречат философии продукта.

Химия бизнес-модели зиждется на трех слонах:

мастерство переговоров с партнерами и способность находить лучший баланс;

высокая операционная эффективность;

качественный кредитный скоринг и низкая стоимость риска.

Неудача в любом из трех направлений может поставить весь проект под удар. Цена ошибки — жизнеспособность продукта.

Зачем это нужно магазину?

Если клиент ничего не платит, то платить должен кто-то другой. И этот кто-то — продавец товаров и услуг. Как я уже упоминал, отношения с партнерами — это ключ к жизнеспособности карт рассрочки.

Так зачем продавцам дотировать рассрочки? Мотивы следующие.

Повышение платежеспособного спроса клиентов за счет финансового плеча карты. Средний чек у держателей карт по сравнению с остальными «среднестатистическими» клиентами магазина растет на 50-250% (в зависимости от типа магазина).

Привлечение новых клиентов за счет перетока из магазинов, не участвующих в партнерской программе карт рассрочки. Если ассортимент у двух продавцов сопоставим, то клиент пойдет к тому, который дает возможность получить рассрочку.

Комиссия за транзакцию клиента — это форма маркетинговых затрат для партнера.

Зачем это нужно банку?

Ни Совкомбанк, ни Qiwi не являются новичками в финансовой рознице. Однако карточный бизнес для них до сих пор не был приоритетным направлением. Qiwi, в отличие от Совкомбанка, вообще не имела опыта в карточном бизнесе. «Совести» пришлось строить все процессы, включая рисковый скоринг, с нуля. Фокус на карточной рознице через призму новой продуктовой категории — это дерзкий шаг, и, пожалуй, единственная возможность «выстрелить» на сегодняшнем высококонкурентном рынке. Это каноническая реализация стратегии «голубого океана».

Зачем это нужно клиенту?

Сегодня у среднего российского клиента в кошельке уже есть 2-3 банковские карты. У наиболее активных это число легко может доходить до 5-7. Однако карты рассрочки не похожи ни на одну из этих карт и обладают рядом уникальных пользовательских свойств:

они позволяют приобрести товары на условиях честной рассрочки: расплатиться за покупки равными платежами без переплаты и без оформления страховки;

они абсолютно бесплатны для клиента.

Такой подход обескураживает. Клиенту предлагается новая модель взаимоотношения с банком — соблюдай правила и ничего не плати. Даже не смотря на ограничения, предложение выглядит привлекательным.

«Халва» против «Совести»

Сейчас у каждого из проектов — и у «Халвы», и у «Совести» — задача взять лидерство в сегменте и получить неформальный (или даже формальный) статус «Карта рассрочки №1 в России». Это позволит:

снять «сливки» с рынка — привлечь лучших клиентов, получить лучшие условия от партнеров;

подготовиться к экспансии в сегмент новых игроков. А она, обязательно произойдет, если продуктовая категория докажет свою финансовую состоятельность. Чтобы успешно противостоять «Хоум Кредиту» (№1 в POS-кредитовании) или Сбербанку (№1 в России), нужно иметь весомые аргументы: большую базу партнеров, получающих выгоду в виде роста продаж от участия в программе, несколько миллионов лояльных клиентов, устойчивую финансовую модель.

Пока сложно определить фаворита этой гонки. Есть очевидные различия:

«Совесть» стартовала раньше, но «Халва» стартовала сразу с федеральным размахом;

Совкомбанк имеет опыт в карточном бизнесе и в кредитовании (процессы, скоринг, клиентская база);

И Совкомбанк, и Qiwi планируют масштабные инвестиции в карты рассрочки: Совкомбанк только в маркетинг инвестирует 1,5 млрд рублей, Qiwi не объявляет объемов инвестиций, но ожидает по итогам 2017 года сокращения чистой прибыли на 25-35% (в 2016 году чистая прибыль составила 4,7 млрд рублей);

«Халва» — успешная франшиза белорусского МТБанка с трехлетней историей, «Совесть» — собственный проект Qiwi, реализуемый с чистого листа.

Однако внешние различия не так важны, они легко копируются. Например, «Халва» сразу запустила бесплатный для клиента продукт; «Совесть» же пришла к этому решению через несколько месяцев после запуска. Сейчас тарифы обоих игроков практически идентичны.

Гораздо важнее внутренние отличия: как принимаются решения, как формируется и мотивируется команда, как ставятся цели и так далее. Лидером станет тот, кто преодолеет внутренние ограничения и не наделает критичных ошибок.

Автор благодарит за помощь в работе над материалом Андрея Спивакова (управляющий директор Совкомбанка), Игоря Бычека (заместитель председателя правления МТБанка), Михаила Жигунова (маркетинг проекта «Совесть») и Марию Заикину (коммуникации проекта «Совесть»).

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 апреля 2017 > № 2139872 Юрий Грибанов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter