Всего новостей: 2525534, выбрано 6 за 0.269 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Жирар Рено в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаЭлектроэнергетикаАрмия, полициявсе
Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 апреля 2018 > № 2557404 Рено Жирар

Россия не виновата во всех наших бедах!

Не получилось ли так, что дело Срипаля (отравление в Англии бывшего российского двойного агента с применением химического оружия и сопутствующими жертвами) сформировало настоящий эффект снежного кома антироссийской истерии на Западе?

Рено Жирар (Renaud Girard), Le Figaro, Франция

После прочтения редакционной статьи испанской «Паис» возникают вопросы. В ней выражается тревога насчет формирования после майских выборов 2019 года «антиевропейского Европарламента» «под эгидой России», что может повлечь за собой «пять лет хаоса в Брюсселе». Как пишет мадридский журналист, «технологические средства вмешательства» России в прошлом уже «способствовали дестабилизации Великобритании с Брекситом, Италии с «Лигой севера» и Испании с кризисом вокруг независимости Каталонии». Просто в голове не укладывается!

Каталонские сепаратисты и «Лига севера» возникли задолго до того, как Владимир Путин обосновался в Кремле. Они были очень сильны еще в 1996 году, когда Запад активно финансировал предвыборную кампанию Бориса Ельцина, а затем закрыл глаза на все нарушения при его переизбрании президентом России. Что касается Брексита, его главным поборником был Борис Джонсон (Boris Johnson). Сложно представить себе главу британского МИДа с более антироссийским настроем. В том, что Европейский союз сегодня работает не лучшим образом, виноваты не «злые» русские! А сами европейцы.

Поговаривали также, что в появлении Дональда Трампа в Белом доме следует винить всю ту же путинскую Россию. Но как связаны русские с политической фрустрацией белых американских рабочих? Разве это они навязали США избирательную систему, в которой можно стать президентом, набрав на 3 миллиона голосов меньше, чем соперник? Давайте называть вещи своими именами: профессиональная карьера, известность и политический взлет Дональда Трампа — преимущественно американские по своей сути явления. А его стабильная популярность среди американского электората не имеет никакого отношения к Москве.

Россия — отнюдь не агнец, но ее нельзя превращать в козла отпущения за все наши беды. Пытается ли она реализовать стратегию влияния на Западе подобно тому, чем всегда занимался Запад на Востоке? Безусловно. Ослабленная и меньшая по размерам, чем при СССР, экономика вынуждает Россию пытаться сохранить свое место в мире с помощью остающихся у нее средств: ядерная энергетика, способность демонстрации силы за рубежом и кибервлияние (в этом плане Россия использует цифровое оружие против его западных создателей).

В нынешнее время глобализации и мировых социальных сетей сложно избежать борьбы за влияние одного общества на другое. Начнем с того, что в отправке политической пропаганды через социальную сеть, в том числе за границу, нет ничего незаконного. Россия задействовала немалые цифровые ресурсы против президентской кампании Хиллари Клинтон? Да, безусловно. Удалось ли ей настроить против нее три ключевых Штата? На этот счет можно поспорить.

Не стоит преувеличивать, говоря о российской «демократуре». Она далеко не совершенна, но не надо толкать ее в объятья Китая. Поможем ей войти в общий европейский дом, как говорил Горбачев. Дал ли Кремль распоряжение устроить показную расправу над офицером ГРУ, который продал за деньги имена десятков товарищей? Очень может быть. Коррупция в России вышла на такой уровень, что у царя могло возникнуть желания подать четкий сигнал: предателей ждет страшная участь, где бы они ни прятались.

В любом случае, этот инцидент должен был остаться на уровне спецслужб. Жаль, что он превратился в затяжной дипломатический кризис. Взгляды России и Запада друг на друга становятся все жестче, с чем связана большая опасность. Прискорбно, что глаза застилает черная пелена паранойи. Путин параноидально считает, что Запад намеренно устраивал против российского государства «цветные революции» в бывших советских республиках по соседству с Россией (революция роз в Грузии в 2003 году, оранжевая революция на Украине в 2004 году, революция тюльпанов в Киргизии в 2005 году, «Майдан» в Киеве в 2014 году). Эти революции были стихийными явлениями, а не результатом принятых в Вашингтоне, Лондоне и Париже решений. Тот факт, что западные политические фонды затем поддержали эти революции, уже совсем другое дело.

Запад же параноидально верит в то, что Россия стоит за всеми нынешними политическими проблемами, тогда как на самом деле она всего лишь бьет в больное место.

Побороть паранойю с обеих сторон — такова политическая миссия, с которой может справиться президент Франции Эммануэль Макрон в ходе двух своих будущих больших политических поездок: в Вашингтон и Санкт-Петербург в апреле и мае этого года.

Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 апреля 2018 > № 2557404 Рено Жирар


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 марта 2018 > № 2541846 Рено Жирар

Причины серьезного расхождения между Китаем и Россией

Рено Жирар | Le Figaro

Недавно переизбранные во главе великих восточных автократий Си Цзиньпин и Владимир Путин следуют различным стратегиям, поясняет обозреватель Le Figaro Рено Жирар.

После гибели коммунистической идеологии в 1989 году (бойня на площади Тяньаньмэнь 5 июня привела к 10 тыс. жертв, падение Берлинской стены 9 ноября обошлось без единой жертвы) ни в Китае, ни в России не установлено правовое государство в духе Монтескье. Различие между двумя великими восточными автократиями в том, что инакомыслие, терпимое в Москве, запрещено в Пекине. Россияне могут критиковать своего президента в отдельных газетах или в социальных сетях; в Китае это невозможно, говорится в статье.

Серьезное расхождение между двумя великими восточными ядерными державами состоит не в большем или меньшем ослаблении их авторитарности. Оно объясняется тем, что начиная с 1989 года Китай не совершил ни одной стратегической ошибки, в то время как российская стратегия была словно написана начерно, полагает обозреватель.

В политическом отношении Россия и Китай были структурно образованы коммунистической партией. В Москве Горбачев, затем Ельцин разрушили эту мощную организацию, которая руководила одновременно российским государством и обществом. Однако они ничем ее не заменили. В Пекине же руководители беспрестанно усиливали эффективность коммунистической партии в целях наилучшего управления новым китайским капиталистическим обществом, отмечает Жирар.

Наследуя коммунизм, руководители компартии выбрали чисто китайский путь. Они сделали ставку на коммерческое и предпринимательское чутье своего народа, которое было подавлено маоизмом, но оставалось очевидным в диаспоре (Сингапур, Тайвань, Гонконг и др.), описывает автор. В отношении заграницы они последовательно продемонстрировали три своих обличья. Сначала - обличье неразвитой страны, которой милосердный Запад должен помочь. Далее - дружественной торговой державы, соблюдающей правила Всемирной торговой организации (ВТО), открытой к передаче продвинутой технологии. Третья фаза произошла при Си Цзиньпине: консолидация их торговой гегемонии посредством стратегии "Шелкового пути" по направлению к Европе, которую предстоит постепенно захватить.

Российские руководители для замены коммунизма сделали все наоборот. Они наивно выбрали путь, который они сочли за западный, приглашая из Гарварда "экспертов", кабинетных экономистов, предавшихся катастрофическим экспериментам. Весь промышленный аппарат был приватизирован столь скоропалительно, что он оказался в руках мафиозных олигархов, затем попытавшихся навязать свои взгляды Кремлю. Путин восстановил порядок на улице и превосходство центральной власти над этими новыми боярами. Однако он не сумел построить правовое государство, которое позволило бы ему сохранить в России ее потенциальных ученых и инвесторов. Во внешней политике он взял назад Крым, но потерял Украину и западные банки. Он одержал верх в Сирии: но что конкретно принесет его победа российскому народу? Он убивает своих "предателей" в Англии, но ради какой реальной пользы? Путин топчется на месте со своей краткосрочной тактикой, в то время как Си продвигается вперед посредством долгосрочной перспективы, комментирует Жирар.

Европейцы перед лицом Америки, которая их презирает, и Китая, который хочет их поглотить, не имеют другого выбора, кроме как сначала осознать паранойю России, потом вылечить ее, а затем вновь привести ее в европейскую семью. Подталкивать русских в объятия китайцев для нас стало бы равносильно буйному помешательству, утверждает обозреватель.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 марта 2018 > № 2541846 Рено Жирар


Россия. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 февраля 2018 > № 2497780 Рено Жирар

Давайте сотрудничать с Россией на Ближнем Востоке

С учетом формирования новых альянсов, которые готовятся к войне на Ближнем Востоке, Россия становится ключевой фигурой, на которую нам нужно сделать ставку, чтобы умерить Анкару и Тегеран.

Рено Жирар (Renaud Girard), Le Figaro, Франция

Недавний сирийско-израильский военный инцидент — не просто злополучный срыв. Он свидетельствует об общей эскалации напряженности на Ближнем Востоке, которая чревата целой россыпью угроз в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

Незадолго до рассвета 10 февраля в воздушное пространство Израиля проник беспилотник, управляемый с сирийской территории. Он был сразу же сбит вертолетами ЦАХАЛ, представители которого объявили наблюдательный аппарат «иранским». Некоторое время спустя израильская эскадрилья поднялась в воздух, чтобы уничтожить пункт управления на сирийской территории. Восемь истребителей F-16 со звездой Давида встретили сирийские силы ПВО, которым удалось сбить один из них. В то же время в израильских ВВС заявляют об уничтожении десятка сирийских и иранских противовоздушных батарей.

В стратегическом плане, израильтяне не могут просто так позволить иранцам прочно закрепиться на территории соседней Сирии. Их можно понять: Тегеран официально так и не отказался от политики аятоллы Хомейни, который намеревался стать лидером всего мусульманского мира с помощью жесткого курса по отношению к сионистскому государству: он не признавал за ним исторического права на существование. На самом деле ситуация просто абсурдная. Между персами и евреями никогда не было вражды. Изначальные разногласия Израиля были с арабами-суннитами, а не иранцами-шиитами. Наконец, президент-реформатор Ирана Роухани сделал исторический выбор в пользу открытости страны для Запада. Как бы то ни было, этот искусственный антагонизм, к сожалению, пустил слишком глубокие корни в головах военных стратегов в Тель-Авиве и Тегеране.

После недавнего происшествия в воздушном пространстве Биньямин Нетаньяху провел телефонную беседу с Владимиром Путиным, попросив его в частности надавить на иранцев с тем, чтобы те перестали укреплять свои военные позиции на сирийской территории по соседству с Израилем. Израильтяне поддерживают тесные дипломатические отношения с Россией и регулярно проводят встречи на высшем уровне. Они поняли, что Москва стала ключевой фигурой на Ближнем Востоке, и находятся на постоянной связи с Кремлем.

Нам, французам, следовало бы поступить точно так же. Причем не только по соображениям эффективности, но и в связи с тем, что у нас с Россией есть четыре общих интереса на Ближнем Востоке. Во-первых, мы вместе боремся с одним главным врагом, суннитским джихадизмом, который убивает наших детей на улицах наших городов. Во-вторых, мы ощущаем себя естественными защитниками восточных христиан с последнего века Османской империи. В-третьих, у нас одна позиция по курдскому вопросу: нет — независимому государству (оно совершенно неприемлемо для четырех стран, где проживают эти потомки мидийцев), да — автономии Сирийского Курдистана и возобновлению диалога Анкары с РПК, который велся с 2012 по 2015 год и был остановлен президентом Эрдоганом по предвыборным соображениям. В-четвертых, мы с Россией выступаем за сохранение подписанного 14 июля 2015 года международного соглашения о добровольном отказе Ирана от ядерной программы, которое администрация Трампа попыталась подорвать.

Американская стратегия изоляции Ирана контрпродуктивна, поскольку только подталкивает того к нарушениям. По внутренним причинам и для успешного проведения реформ, Ирану нужно вернуться в мировую торговлю и привлечь инвесторов. Америке же следует принять это, перестать сыпать финансовыми угрозами в сторону готовых сотрудничать с Ираном банков и вновь открыть посольство в Тегеране. Только так могут быть услышаны ее требования от иранцев отказаться от их антиизраильской позиции и ослабить военную хватку на Ближнем Востоке.

Означает ли сотрудничество с Россией, что нам придется одобрить всю ее внешнюю и внутреннюю политику? Разумеется, нет. Мы будем и дальше считать, что ее вмешательство на Украине не отвечает ее долгосрочным интересам, и что в Сибири у нее и так достаточно территорий для развития. Мы будем и дальше сожалеть о том, что за 17 лет у власти Путин так и не сформировал в стране правовое государство, а также подталкивать его к этому в течение шести лет его будущего мандата.

Как бы то ни было, с учетом формирования новых альянсов, которые готовятся к войне на Ближнем Востоке (ось Америка-Израиль-Саудовская Аравия против оси Турция-Иран-Россия), с перспективой эскалации напряженности вплоть до полномасштабного конфликта, Россия становится ключевой фигурой, на которую нам нужно сделать ставку, чтобы умерить антикурдскую паранойю Анкары и антиизраильскую риторику Тегерана. Этого требуют от нас реализм, стремление к миру и долгосрочные интересы.

Россия. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 февраля 2018 > № 2497780 Рено Жирар


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 ноября 2017 > № 2440709 Рено Жирар

Бессмысленный конфликт Европы и России

Россия также нужна Европейскому союзу, как Евросоюз России

Рено Жирар (Renaud Girard), Le Figaro, Франция

15 ноября 2017 года Дума единогласно приняла закон, который позволяет причислить к «иностранным агентам» работающие на территории Российской Федерации международные СМИ. Голосование в нижней палате стало ответом Кремля на решение американцев поступить так со спутниковым телеканалом RT, который контролируется президентом Путиным. Как бы то ни было, закон, очевидно, будет применим и к европейским СМИ.

Пусть сама по себе эта мера не имеет большого значения, она все же усиливает зародившуюся в 2008 году тенденцию к постепенному разрушению отношений Европейского союза и России. В том факте, что пришедший к власти в 2000 году Владимир Путин все больше отдаляется от Европейского союза (хотя и ощущает культурную и политическую близость к нему), не было ничего неизбежного.

В течение первых девяти лет у власти он следовал дружественной политике по отношению к Западу, которая значила для него намного больше стратегии добрососедских отношений с Китаем. На встрече с министром иностранных дел Франции Юбером Ведрином (Hubert Védrine) в Москве в 2000 году президент Путин выразил надежду на то, что европейцы помогут России установить правовое государство и торговое законодательство, сравнимые с их собственными. После исламистских терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября 2001 года россияне предложили американцам всю свою логистическую поддержку в «войне с терроризмом» Буша-младшего. После взятия Кабула в ноябре 2001 года и тактического отступления талибов американцы организовали во Франкфурте международную конференцию по восстановлению и «демократизации» Афганистана: эту миссию они хотели доверить НАТО. Россияне же не забыли, какими проблемами обернулось для них собственное военное присутствие в стране (1979-1989гг.) и пытались отговорить американцев от этой затеи. США не послушали Россию, но та все равно предоставила американской армии логистическую помощь. Москве было не по душе вторжение «англосаксов» в Ирак Саддама Хусейна в марте 2003 года, но она ничего не сделала, чтобы этому помешать. В то же время она входила во все структуры диалога, куда приглашали ее брюссельские институты.

Переход Путина на более жесткую линию связан с двумя явлениями: расширением НАТО дальше на восток (вступление в альянс стран Балтии в 2004 году) и «цветными» революциями в соседних бывших советских республиках (Украина, Грузия, Киргизстан…). У Путина как у геополитика классической школы, который верит, что география определяет силу в большей степени, чем экономика, сложилось ощущение, что США пытаются взять Россию в кольцо. Существовал ли на самом деле в Белом доме такой план? Честно говоря, на этот счет имеются сомнения, поскольку американцам последние 20 лет явно не хватает стратегического стержня. Как бы то ни было, в дипломатии чувства играют большую роль, чем факты. Раз Кремль впал в паранойю, европейцам нужно было его успокоить. Но они этого не сделали.

В ходе последнего украинского кризиса Франция, Германия и Польша упустили историческую возможность, когда не настояли на реализации внутриукраинского соглашения от 21 февраля 2014 года между сторонниками России и Запада. При этом они сами блестяще провели переговоры о его подписании и выступили его гарантами. Результатом этой непонятной небрежности Европы стали аннексия Крыма, отделение Донбасса, санкции против России и ответные меры Москвы.

Была ли оправдана военная реакция России, которая зачастую носила «гибридный» характер? Нет. Она противоречит гарантии территориальной целостности, предоставленной Украине в обмен на ее денуклеаризацию президентом России в декабре 1994 года. По счастью, Путину (в стране его считают центристом) хватило мудрости вовремя остановить казаков, пока они не попытались установить территориальную связь между Россией и Крымом.

Проблема в том, что дрязги на Черном море и Днепре скрыли от глаз Европы и России важные современные вопросы. Их конфликт совершенно бессмыслен с точки зрения угроз для их цивилизации (радикальный ислам) и экономики (шелковый путь Китая). Европейский союз нуждается в России, чтобы дать эффективный отпор торговой гегемонии Пекина. Россия же нуждается в Европе, чтобы построить у себя то, чего ей так остро не хватает: правовое государство.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 ноября 2017 > № 2440709 Рено Жирар


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 21 ноября 2017 > № 2395453 Рено Жирар

Абсурдность разлада между Европой и Россией

Рено Жирар | Le Figaro

Евросоюз нуждается в России, как и Россия нуждается в ЕС, пишет международный обозреватель Le Figaro Рено Жирар.

В среду 15 ноября 2017 года Госдума единогласно приняла закон, позволяющий называть "иностранными агентами" зарубежные СМИ, присутствующие на территории Российской Федерации, говорится в статье.

Такая мера, сама по себе не очень важная, все же усиливает движение геополитического фона, сложившегося в 2008 году, в сторону постепенного разрушения отношений между Евросоюзом и Россией. Владимир Путин, находящийся у власти с 2000 года, не всегда стремился отдалиться от Евросоюза, с которым он ощущает свою культурную и политическую общность, отмечает обозреватель.

Ожесточение Путина было вызвано двумя явлениями: все большим расширением НАТО на восток (вступлением в альянс стран Балтии в 2004 году) и демократическими "цветными" революциями в бывших советских республиках, находящихся по соседству с Россией (Украина, Грузия, Киргизии). Будучи классическим геополитиком, верящим в то, что география определяет величие державы в большей степени, нежели ее экономика, Путин стал ощущать, будто США стремятся взять Россию в окружение. Имелся ли когда-нибудь подобный план в Белом доме? Это вызывает сомнения, настолько недоставало американцам стратегического станового хребта в течение двух последних десятилетий. Однако в дипломатии ощущаемое является важнее реального. Если Кремль впал в паранойю, то европейцам подобало бы его успокоить. Чего они не сделали, указывает Жирар.

По последнему украинскому кризису Франция, Германия и Польша упустили исторический шанс, не уделив внимания применению на практике мирового соглашения власти и оппозиции на Украине от 21 февраля, подписанного между пророссийскими и прозападными участниками, после того как они прекрасно провели переговоры и стали его гарантами. Результатом этой непостижимой европейской небрежности стала аннексия Крыма, отделение Донбасса, санкции против России, контрсанкции, принятые Москвой, комментирует автор статьи.

Легитимно ли российское военное реагирование, зачастую "гибридное"? Нет. Оно противоречит гарантии территориальной неприкосновенности, данной Украине президентом России в декабре 1994 года в обмен на ее превращение в безъядерную зону. Путин, который у себя дома считается центристом, к счастью, проявил благоразумие, остановив казаков, прежде чем они попытались обеспечить территориальную непрерывность между Россией и Крымским полуостровом, подчеркивает обозреватель.

Проблема в том, что эти дрязги в Черном море и по ту сторону от Днепра скрыли от Европы и от России большие современные цели и задачи. Их разлад абсурден с точки зрения нависших угроз - над их цивилизацией, в виде радикализации ислама, и над их экономиками, в виде китайской стратегии "Новых шелковых путей". Евросоюз нуждается в России, чтобы лучше противостоять стремлению Китая к торговой гегемонии. Россия нуждается в Европе, чтобы построить у себя то, чего ей так ужасно недостает: правовое государство, подытоживает Жирар.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 21 ноября 2017 > № 2395453 Рено Жирар


Россия. Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2015 > № 1378072 Рено Жирар

Зачем унижать Россию? ("Le Figaro", Франция)

Франсуа Олланд напрасно не поехал в Москву на военный парад в честь 70-летия победы советской армии над нацистской Германией.

Рено Жирар (Renaud Girard)

Франсуа Олланд много путешествует на посту президента. И в нынешнюю эпоху экономической глобализации это можно только приветствовать. Кроме того, в истории человечества не существовало прочной внешней политики без личных связей глав государств и правительств. Таким образом, президент Республики был совершенно прав, когда отправился на Кубу 11 мая 2015 года.

Но он ошибся, когда не поехал 9 мая в Москву на парад по случаю 70-летия победы СССР над нацистской Германией. Причем промах нашего президента носит одновременно дипломатический, нравственный и стратегический характер. В дипломатии он повел себя невежливо по отношению к Владимиру Путину, который принял его приглашение на мероприятия по случаю высадки в Нормандии. В нравственном плане Франции следовало бы почтить жертву русского народа, который заплатил ни с чем несравнимую кровавую цену за уничтожение гитлеровской армии. Наконец, в стратегической сфере Париж без видимой на то необходимости равняется на американскую позицию бойкота России, чем лишь неосторожно толкает ее в объятья Китая.

Разве это означает, что мы, французы, должны стать путинцами? Разумеется, нет! После прихода к власти в январе 2000 года Владимир Путин, безусловно, вытащил страну из оборонного и экономического хаоса, в который ее погрузил либеральный маскарад 1990-х годов. Однако затем он так и не смог установить в России правовое государство, без которого невозможно надежное и устойчивое развитие.

Разве это означает, что нам, французам, нужно взять на вооружение антиукраинский настрой? Конечно же, нет! Президент Олланд был совершенно прав, когда со всеми почестями принял президента Порошенко 22 апреля. Франция совершенно верно напоминает о Будапештском меморандуме, который был подписан президентом России Борисом Ельциным и служит гарантом территориальной целостности Украины. Эта страна стремится стать правовым государством, и нам следует поддержать ее в борьбе с коррупцией, провести разделительную черту между политикой и деньгами (горсткой олигархов). Олланд выступил с посреднической инициативой в урегулировании вопроса русскоязычных сепаратистов Донбасса, и это увенчалось подписанием минских соглашений. Да, они несовершенны и периодически нарушаются обеими сторонами, но им хотя бы удалось остановить кровопролитие на востоке Украины. Как напомнила канцлер ФРГ во время визита в Москву 10 мая, они формируют рамки, в которых можно работать. Отдав дань памяти миллионам русских, которые погибли в результате немецкой агрессии в 1941 году, Ангела Меркель все же открыто призвала Владимира Путин активнее добиваться реализации минских соглашений.

Но с чего вдруг наша сдержанность по поводу путинского стиля управления или поддержка демократических устремлений Украины должны мешать нам выстраивать упредительную и умную дипломатию по отношению к России? Последние десять лет мы больше не пытаемся понять ее и удовлетворить стремление присоединиться к тому, что Горбачев называл «общим европейским домом». Это непонимание стало как никогда очевидным, когда мы начали читать ей мораль из-за жесткой реакции на обстрел Цхинвали, столицы сепаратистской Южной Осетии, катюшами прозападного грузинского лидера Саакашвили. Тем вечером 7 августа 2008 года погибли сотни людей, в том числе десять российских военных наблюдателей. Представим себе, что сербская артиллерия обстреляла бы Приштину, убив десятерых американских солдат: разве в НАТО стали бы сидеть, сложа руки? Когда в марте 1999 года Запад начал вмешательство в поддержку албанских сепаратистов, он торжественно пообещал превратить Косово в многонациональную и мирную землю. Сегодня же это настоящий очаг преступности, откуда прогнали все неалбаноязычные меньшинства. Кроме того, бывшие бойцы сепаратистов попытались подорвать мир в соседней Македонии. Перед тем, как учить других жизни, Западу стоило бы хорошо посмотреть на себя в зеркало...

На военном параде 9 мая (в нем принял участие китайский батальон) Си Цзиньпин стоял справа от Владимира Путина. Замглавы ЦК китайской Компартии впоследствии заявил, что эти празднования «вывели стратегическое партнерство Китая и России на новый уровень». Пекин, кстати, уже предоставил Москве неограниченной кредитование для развития инфраструктуры.

Сложно представить себе, чтобы такое неторопливое смещение России в сторону Азии соответствовало стратегическим интересам Франции.

Рено Жирар, заслуженный международный репортер le Figaro. Он освещал крупнейшие конфликты 30 последних лет и в частности выпустил книги о войнах на Ближнем Востоке и в Афганистане.

Россия. Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2015 > № 1378072 Рено Жирар


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter