Всего новостей: 2526812, выбрано 1 за 0.034 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Замшев Максим в отраслях: СМИ, ИТвсе
Замшев Максим в отраслях: СМИ, ИТвсе
Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > lgz.ru, 7 февраля 2018 > № 2487977 Максим Замшев

Основа образования будущего

Замшев Максим

К юбилею Музея-библиотеки Н.Ф. Фёдорова

Четверть века назад на юго-западе Москвы усилиями энтузиастов был создан общественный музей-читальня, посвящённый памяти Николая Фёдорова, «идеального библиотекаря», московского Сократа, идеями которого вдохновлялись многие писатели и поэты: от Достоевского и Толстого до Брюсова и Маяковского, Пришвина и Горького, Платонова и Пастернака. Теперь это Музей-библиотека Н.Ф. Фёдорова, работающий в биб­лиотеке № 180. Одна из востребованных культурных площадок современной столицы.

Главный редактор «ЛГ» Максим Замшев побеседовал с одним из создателей музея-библиотеки, филологом и библиотекарем Анастасией Гачевой.

– По официальному статусу музей-библиотека – всего лишь структурное подразделение библиотеки № 180. По реальной значимости – востребованный культурный, научный, просветительский центр, известный не только в России, но и за рубежом. Здесь выступают с лекциями известные учёные и деятели культуры, проходят семинары, круглые столы, конференции, собирающие участников из разных стран мира...

– Вижу в этом говорящую аналогию с Фёдоровым: по должностной музейской шкале он – всего лишь дежурный чиновник при читальном зале, по реальным обязанностям – заведующий каталогом и уникальный библиограф, а Леонид Пастернак, автор знаменитого портрета московского Сократа, в своих воспоминаниях называет его даже заведующим «огромной Румянцевской библиотекой», имея в виду масштаб духовного влияния мыслителя на служащих библиотеки и её читателей.

Музей-библиотека Н.Ф. Фёдорова действительно небольшой. Но как сказал при его освящении известный пастырь XX века протопресвитер Александр Киселёв, красота здесь не обязательна, хотя и желательна. Согласитесь, тайна того впечатления, которое Фёдоров производил на своих современников, была не столько во внешности (хотя его

одухотворённый лоб, прямая, благообразная фигура в скромной, почти что бедной одежде, привлекали и притягивали многих), а прежде всего в содержании его мысли, проекта общего дела, обращённого к каждому землянину и к каждому смертному. Вот и наш музей-библиотека интересен прежде всего содержанием деятельности. Мы пытаемся сделать реальностью тот образ библиотеки, который отстаивал Фёдоров. Библиотеки как открытого, всевмещающего, дружелюбного, творческого пространства, где любой человек, вне зависимости от своего возраста, социального статуса, профессии, убеждений и платёжеспособности, обретает доступ ко всей полноте знания, где он прикасается к наследию, воплощённому в книгах, за каждой из которых, как писал Фёдоров, «стоит человек», где, наконец, он сам становится «живым деятелем», и не в обособленности, а во взаимодействии с другими людьми, в умном и добром соработничестве с ними.

– Хотите сказать, что библиотека – это нечто вроде народного университета?

– Фёдоров мыслил ещё смелее. Для него библиотеки – это основа образования будущего, не элитарного, а открытого для всех. Он говорил, что высшие учебные заведения должны стать факультетами библиотеки, что учёные специалисты, которые не добились бы никаких результатов без библиотеки и структурированного в ней знания, должны, в свою очередь, ей помочь. Как? Собственным бескорыстным участием. Руководя читателями, давая им научные консультации, уча их быть исследователями, т.е. не поверхностно-приблизительно знать тот или иной предмет, а стремиться к точному, объёмному, фундаментальному знанию, которое даёт возможность не только мыслить о мире, но и совершеннолетне действовать в нём. Проецируя эту модель на современность, увидим, что она созидает человека-творца, самосознающее, растущее, ответственное за мир существо. Такой человек радикально отличается от «квалифицированного потребителя», которому, как говорил Достоевский, лишь бы «чай всегда пить».

– Юбилей обязывает задуматься о перспективах...

– Мы и задумались. И начинаем создание в библиотеке Центра самообразования «Циолковский».

– А почему «Циолковский»?

– Центр самообразования «Циолковский» в Библиотеке имени Н.Ф. Фёдорова – это по-настоящему символично! Циолковский ведь «автодидакт», самоучка. В отличие от элитарных учёных, получивших образование в университетах, он… учился в библиотеке. И знаете какой? Библиотеке Румянцевского музея. А «идеальный библиотекарь» Фёдоров был его наставником, причём таким, который, по воспоминаниям самого Циолковского, смог заменить юноше «университетских профессоров», более того, вдохновил его идеей освоения космоса. Вот и мы, задумывая данный центр в библиотеке, хотим, чтобы каждый человек, приходящий сюда, ощущал себя Циолковским, верил в то, что невозможное сегодня в результате усилий личности завтра станет осуществимым.

– Вы сказали, что центр самообразования будет создан «в биб­лиотеке имени Н.Ф. Фёдорова». Это не оговорка?

– Нет, не оговорка. Это проект. Биб­лиотеку № 180, в которой создан музей, в Москве давно называют ласково Фёдоровкой (по аналогии с Некрасовкой, Тургеневкой, Лосевкой, именными городскими библиотеками). Очень надеемся, что в юбилейном году имя Фёдорова будет наконец уже официально присвоено ей.

– Как вы собираете ваши фонды?

– Николай Фёдоров не раз говорил о долге авторов и издателей перед публичными библиотеками. Весь наш фонд – а это более 10 000 экземпляров – собран без единой бюджетной копейки. Это дары учёных, писателей, издательств, друзей музея. Основа коллекции – книги, пожертвованные Светланой Семёновой, выдающимся исследователем наследия Фёдорова, издателем его сочинений. Есть у нас и книжные собрания известных учёных – геронтолога Льва Комарова, историка Михаила Панфилова. Помимо современных изданий библиотека хранит раритеты, такие, как первое издание «Философии общего дела», вышедшее тиражом всего 480 экземпляров «не для продажи» с автографом его составителя В.А. Кожевникова, или экземпляр второго издания, посланный Сетницким Марине Цветаевой, а затем оказавшийся в коллекции евразийца П.Н. Малевского-Малевича. За каждой книгой – история «некалендарного» ХХ века… Кстати, недавно мы сделали выставку из таких книг с «историей».

– Идеи Фёдорова стоят у истоков русского космизма. Многие мотивы русской литературы XX века находят своё начало в его «Философии общего дела». Его видением искусства будущего вдохновлялись художники русского авангарда. Вы как-то затрагиваете эту связь в работе музея-библиотеки?

– Да, разумеется. На конференциях и семинарах, в открытых лекциях и выставках. Одна из больших наших удач – выставка «Колыбель человечества. Философия космизма», которую мы сделали совместно с московским Музеем космонавтики. Есть и планшетный её вариант – он уже побывал в нескольких городах. В мае 2017-го, на «Ночь в музее», устроили однодневную выставку к 80-летию художественного объединения «Маковец» вместе с потомками С.М. Романовича, А.М. и Н.М. Чернышёвых, П.А. Флоренского и Р.А. Флоренской. Теперь мечтаем о выставке-реконструкции, которая бы представила нашим современникам проект «Собора Воскрешающего Музея», звезды русского авангарда Василия Чекрыгина.

– За плечами музея – ряд крупных научных проектов: четырёхтомное собрание сочинений Н.Ф. Фёдорова, двухтомник «Н.Ф. Фёдоров: pro et contra», Международные научные чтения памяти Н.Ф. Фёдорова. Теперь вы замахиваетесь на создание «Фёдоровской энциклопедии».

– В 2019 году – 190-летие Н.Ф. Фёдорова. Не за горами 200-летний юбилей со дня рождения философа, который, по словам Сергия Булгакова, поистине «опередил своё время». Пора дать целостный и авторитетный свод знаний о Фёдорове, создать научный путеводитель по его творческому наследию и фёдоровиане XX–XXI веков. Формат энциклопедии – а она планируется с онлайн-версией – для этого подходит лучше всего.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > lgz.ru, 7 февраля 2018 > № 2487977 Максим Замшев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter