Всего новостей: 2400813, выбрано 2 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Илышев-Введенский Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Илышев-Введенский Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 января 2018 > № 2481665 Александр Илышев-Введенский, Михаил Швыдкой

Россия - Япония: исторические перекрестки. К открытию Года России в Японии и Года Японии в России

Александр Илышев-Введенский, Начальник отдела Японии Третьего департамента Азии МИД России

Михаил Швыдкой, Специальный представитель Президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству

Чужих меж нами нет!
Мы все друг другу братья
Под вишнями в цвету.
Исса Кабаяси

Россия и Япония, несмотря на то что их географическое положение формировалось по-разному, соответственно как континентального и морского государства, являются близкими соседями. Их разделяет в самом узком месте всего несколько километров водного пространства, а объединяет широкая сеть связей и сотрудничества.

2018 год - в соответствии с российско-японской договоренностью на высшем уровне, достигнутой в сентябре 2017 года во Владивостоке, - объявлен Годом России в Японии и Годом Японии в России.

Это поистине знаковое событие, которое свидетельствует о растущем уровне доверия между двумя странами. Оно проводится впервые в истории двусторонних отношений. В отличие от ежегодных культурных фестивалей в обеих странах нынешний проект охватывает все сферы российско-японского взаимодействия - политику, экономику, науку и технику, культуру, общественные связи.

Предваряя данное масштабное мероприятие, стоит вспомнить этапы истории развития отношений между Россией и Японией, насчитывающей без малого четыре столетия. Еще в середине XVI века представители народов двух стран имели опосредованные контакты друг с другом, в том числе в ходе крупных европейских экспедиций по освоению новых земель в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Впервые упоминание о Японии в российских официальных документах встречается в 1675 году. Это была инструкция переводчику Посольского приказа Н.Г.Спафарию, направлявшемуся с миссией в Китай.

Первые попытки установить прямые связи на межгосударственном уровне были предприняты в конце XVII века, когда в Россию попал потерпевший кораблекрушение японский торговец Дэмбэй, имевший аудиенцию у Петра I в селе Преображенское под Москвой. Русский царь буквально загорелся идеей направить экспедицию в Японию и предпринял для этого реальные шаги. В частности, по его указанию была открыта школа по изучению японского языка. И хотя в период правления Петра I этот замысел осуществить так и не удалось, была создана основа для подготовки успешных миссий В.И.Беринга и М.П.Шпанберга в 1730-1740-х годах.

В указе императрицы Анны Иоанновны 1732 года из Сената Коллегии иностранных дел об отправлении русского мореплавателя В.И.Беринга во вторую камчатскую экспедицию было сказано о необходимости установления добрососедских отношений с Японией.

Радушно приняли в Санкт-Петербурге и двух спасенных на Камчатке японцев - Гондзу и Содзу, основавших в 1736 году первую в России школу японского языка.

19 июня 1739 года состоялось знакомство россиян и японцев уже на японской территории. Именно в тот день отряд штурмана Казимерова с одномачтового пакет-бота «Святой Гавриил» под командованием лейтенанта В.Вальтона из экспедиции М.Шпанберга высадился на берег в районе близ деревни Амацу в провинции Ава (ныне - префектура Тиба, окрестности Токио). На этом месте в настоящее время установлена памятная стела.

Императрица Екатерина II в 1792 году отправила в Японию миссию для осуществления этих целей. С ней был возвращен на родину еще один японец, потерпевший кораблекрушение, - Дайкокуя Кодаю, история о котором легла в основу знаменитого произведения японского писателя Ясуси Иноуэ и одноименного советского фильма «Сны о России». Как свидетельствуют хроники российско-японских контактов, «императрица Екатерина Великая в знак благоприятственный в 1791 году возвращала в отечество тех японцев, кои несчастным случаем претерпели кораблекрушение, судьбою брошены были на берега [русского] царства, и тогда посланные российские подданные, будучи дружелюбно приняты, получили от японского правительства лист, коим позволено было одному судну приходить в Нангасакскую гавань невозбранно»1

В данном случае речь шла о грамоте японских властей 1793 года, выданной главе русской миссии мореплавателю А.Лаксману, о разрешении захода русскому судну в японский порт Нагасаки. Она гласила: «Позволяя одному великороссийского Государства судну иметь вход в гавань Нангасакскую, изъяснив уже, что, исключая оной, в прочие места иностранным судам приставать возбранно, и повторяя о нетерпимой Христианской вере в Государстве нашем; то с тем, чтобы по прибытии к нам, оной образам служения не было: а во всем, есть ли какое условие будет, чтобы поступать не в противность нашего закона по врученному от нас предписанию. По прибытии в указанный порт, при соблюдении данных условий, после соответствующего рассмотрения, будет также разрешен сход на берег. С чем для следования и грамоту сию препоручаем Адаму Лаксману»2

Это уже было большим достижением, поскольку военно-феодальное правительство Японии (Токугавский сёгунат) проводило тогда политику самоизоляции. Контакты японцев с иностранными государствами были запрещены. Исключение было сделано только для голландцев, которых весьма ценил японский сёгун, поскольку они, предоставив военное снаряжение, помогли ему выиграть ключевое сражение с другими японскими кланами в битве при Сэкигахара, что обеспечило ему единоличную власть. Грамота, полученная А.Лаксманом, стала, по существу, отправной точкой для начала отношений между Россией и Японией как двух соседних государств. Благодаря столь вескому основанию началась подготовка экспедиции в Японию русского посланника, камергера Н.П.Резанова.

Миссия готовилась уже в период правления Александра I. В 1802 году в соответствии с его манифестом было создано Министерство иностранных дел, которое возглавил граф А.Р.Воронцов. Он сформировал в министерстве «четыре экспедиции» (департамента), сделав первой из них - азиатскую. Одновременно другой известный государственный деятель, министр коммерции, ставший позже министром иностранных дел, граф Н.П.Румянцев разрабатывал планы установления торговых отношений с Японией. В записке императору Александру I «О торге с Японией» от 20 февраля 1803 года он писал: «Долгом себе поставляю всеподданнейше представить Вашему императорскому высочеству письмо о торговле с Япониею, которую… можно бы кажется основать прочным образом и поставить в позднем потомстве памятником монаршего о благе империи попечении»3.

С русским посланником Александр I передал японскому императору специальное послание, где упоминал о грамоте, полученной А.Лаксманом, рассчитывая наладить на этой основе торговые связи. Но в тот момент две страны, видимо по объективным обстоятельствам, к полноценным контактам были еще не готовы.

Хотя миссия Н.П.Резанова не принесла ожидаемых российской стороной результатов, она дала импульс взаимному изучению и сближению двух стран. На основе ее результатов, в том числе научно-географических (тогда были составлены подробные навигационные карты японских берегов), велась подготовка экспедиции вице-адмирала, генерал-адъютанта Е.В.Путятина, которая состоялась через полвека, в 1853-1855 годах. Она стала важной вехой в истории российско-японских отношений. В августе 1853 года русские корабли встали у входа в порт Нагасаки.

Первая часть этой героической эпопеи, включая прибытие миссии Е.В.Путятина в Японию, красочно описана в романе «Фрегат «Паллада» И.А.Гончарова - первого сотрудника Министерства иностранных дел, посетившего Страну восходящего солнца. Писатель поэтично называл ее «запертым ларцом с потерянным ключом»4. Тем не менее русским дипломатам удалось найти ключи к переговорам с японской стороной, и 7 февраля 1855 года были установлены межгосударственные отношения между Россией и Японией. В этот день был подписан первый русско-японский договор о мире и дружбе (Симодский трактат), ставший итогом выдающейся дипломатической миссии вице-адмирала Е.В.Путятина. Японские власти тогда добровольно (в отличие от аналогичного японо-американского договора, навязанного Японии силовым путем) прекратили изоляцию от внешнего мира и установили официальные контакты с соседним государством. Симодский трактат открыл путь к развитию торговли, консульских, культурных и гуманитарных связей между двумя странами.

Подписанию договора предшествовали драматические события. Фрегат «Диана», на котором прибыла русская миссия, затонул в бухте Симода (расположена недалеко от Токио) из-за цунами, вызванного сильным землетрясением в декабре 1854 года. Почти всей команде корабля удалось спастись. При этом русские моряки проявили мужество и оказали большую помощь в спасении японских рыбаков и простых жителей Симоды, пострадавших от стихийного бедствия. Почти полгода все члены русской миссии (более 500 человек) во главе с Е.В.Путятиным жили на японской территории (что ранее категорически запрещалось японскими властями из-за изоляции страны), вели переговоры с японской стороной, а также сумели совместно с японскими мастерами из подручных средств построить шхуну, получившую название «Хэда» (по месту соседней бухты, где строился корабль). На ней возвратились в Россию сам Е.В.Путятин и часть команды5

Спустя совсем непродолжительное время были установлены и дипломатические контакты, которые в этом году отметят 160-летний юбилей.

24 октября 1858 года (по ст. стилю) миссия первого российского консульства во главе с коллежским советником И.А.Гошкевичем на судне «Джигит» Российско-американской компании прибыла в японский город Хакодатэ. Город предстал в своей подлинной красе. Узкая полоса пологого берега примыкала к живописной горе Хакодатэ высотой более 300 метров, на которой уже начали раскрашиваться в красно-желтые цвета японские клены.

Российская миссия временно разместилась в местных буддийских храмах. Вскоре русский консул в соответствии с инструкцией своего Министерства иностранных дел приступил к переговорам с японскими властями о выделении участка для миссии на одной из городских улиц, расположенных по склонам горы. И уже в апреле 1860 года сотрудники российского консульства переехали в новые здания. Как писал очевидец, «мы стоим на якоре в Хакодате, но видим только один дом европейской архитектуры, командующий всем городом, поставленный выше всех, красивее и удобнее всех, это дом нашего консула». Неудивительно, что здания российского консульства и церковь в Хакодатэ послужили для японцев «образцами европейского зодчества»6.

Стоит вспомнить и замечательную историю святителя Николая Японского (в миру - Ивана Дмитриевича Касаткина), благодаря стараниям которого в Токио в 1891 году был воздвигнут православный собор Воскресения Христова, относящийся к числу главных достопримечательностей японской столицы. В 2018 году исполнится и еще один юбилей - 150-летие крещения первых японцев отцом Николаем в Токио7.

Два события в истории связей между нашими странами стоят особняком. Первое - из истории культурных контактов. В 1875 году в Японии с большим успехом прошли гастроли выдающейся русской оперной певицы Д.М.Леоновой. Ее концерты всюду проходили при переполненных залах, масса народа стояла и слушала певицу под окнами. Сам император Мэйдзи аплодировал нашей оперной диве, а затем пригласил ее на прием в императорский дворец.

После прощального концерта Леонова отправила на свою дачу в Ораниенбаум вещи, приобретенные в ходе поездки. Но случилось так, что багаж благополучно прибыл, а вслед за ним в Петербург пришла весть о гибели певицы. Корабль, где она забронировала каюту, отплыл от японского берега, попал в сильнейший океанский шторм и затонул вместе со всеми пассажирами. Но Леонову… спасла Япония. Купив билет, артистка поехала в гостиницу за вещами в коляске с рикшей. На одном из спусков коляска не удержалась, врезалась в стену, и в результате певица попала в больницу, а не на корабль.

Другой случай произошел уже в 1891 году, во время посещения Японии молодым цесаревичем Николаем (будущим императором Николаем II). В небольшом городке Оцу японский полицейский нанес наследнику российского престола два неожиданных удара саблей. Лишь счастливое стечение обстоятельств, в том числе хладнокровие, проявленное ехавшим позади Николая его двоюродным братом, греческим принцем Георгом, который вместе с рикшами сумел обезвредить полицейского, позволило избежать трагических последствий.

Тогда это событие вызвало бурю эмоций и волнений как в России, так и Японии. Александр III, узнав об этом, приказал немедленно прекратить кругосветное путешествие сына. Японский полицейский был схвачен, допрошен и назван «очевидным фанатиком»8. Ни его показания, ни сохранившиеся вещественные доказательства - окровавленные сабля и платок, который японский принц Арисугава отдал раненому Николаю, - так и не смогли тогда ясно объяснить, почему полицейский, который должен был защищать русского цесаревича, напал на него.

Однако существовала одна любопытная версия. Накануне прибытия цесаревича Николая в японских газетах был опубликован очень правдоподобный рисунок с изображением цесаревича, который сходит с корабля в сопровождении Такамори Сайго, легендарного героя японской «революции Мэйдзи» 1868 года.

Японское общество было взбудоражено. Сайго, который был кумиром для многих японцев, после этой революции ушел в оппозицию к власти и поднял против своих бывших союзников мятеж, названный 
«юго-западной войной», во время которого был убит. Однако в народе еще долго жила легенда, что он выжил, перебрался на один из отдаленных островов и даже… прибыл на русском военном корабле во Владивосток, где занялся обучением русской армии.

Японцы еще больше поверили, что Такамори Сайго жив, когда русская эскадра подошла не к Токио или Киото, а к южной префектуре Кагосима, где раньше располагался штаб мятежников Сайго. Но на этом череда странных совпадений не заканчивается.

По пути в Киото цесаревич решил в городке Оцу посетить один из храмов, рядом с которым находился обелиск в память о погибших на той самой «юго-западной войне». У этого обелиска дежурил Цуда Сандзо, который и напал на Николая. На допросе японец заявил, что его возмутило, что, подойдя к памятнику, «иностранцы не нашли нужным хотя бы склонить головы». Сам Цуда участвовал в той же самой войне, был ранен и даже получил награду.

Сопровождавший цесаревича князь Э.Ухтомский позже вспоминал, что его удивило официальное решение до прибытия в Токио и Киото зайти в Кагосиму к местному князю, чьи владения «долго служили рассадником нелюбви ко всему иноземному». Ухтомский не исключал и «косвенной связи между этим фактом и покушением на жизнь цесаревича».

Как бы то ни было, в конечном итоге император Мэйдзи решил лично выразить сочувствие наследнику российского престола и - что было беспрецедентно для японского императорского протокола - поднялся на борт иностранного военного корабля. Именно там и состоялась единственная в истории встреча высших августейших особ двух стран.

В летописи российско-японских отношений в XX веке есть и такая примечательная страница, как спасение японских детей от эпидемии полиомиелита благодаря передаче СССР Японии вакцины от этой болезни в 1960-х годах9

После завершения Второй мировой войны отношения между нашими странами развивались весьма непросто. Как известно, до сих пор между Россией и Японией не заключен мирный договор. Несмотря на это, расширялись экономические, научные и культурные связи. Первые гастроли Большого театра состоялись в Токио еще в 1957 году - знаменитое «Лебединое озеро» с Галиной Улановой покорило японских зрителей. С тех пор советская, а затем и российская культура в разных своих проявлениях - от ее классических до популярных родов и видов - постоянно присутствует в Японии, а японская культура - традиционный театр, Но и Кабуки, классическая и современная литература, кинематограф - обрели многочисленных почитателей в СССР, а затем и в России. За минувшие четверть века (с 1992 г., когда Япония официально признала Российскую Федерацию государством - продолжателем СССР) значительно увеличился товарооборот между нашими странами - достаточно взглянуть на автопарк российских граждан, чтобы убедиться в справедливости этого суждения.

В настоящее время отношения между Россией и Японией подходят к важному рубежу, открывающему возможности для выхода на качественно новый уровень - подлинного партнерства. В апреле 2013 года на высшем уровне было принято Совместное заявление о развитии партнерства между двумя странами, в котором определены принципиальные направления для реализации этой задачи. Несмотря на ряд неблагоприятных факторов, создавших определенные препятствия для движения двух стран к этой цели (в частности, связанные с санкционными решениями стран «семерки», включая Японию), в последнее время российско-японские отношения стремительно набирают обороты.

Поступательно и динамично развиваются связи в самых различных областях. Мощный импульс этому процессу придали итоги официального визита Президента Российской Федерации В.В.Путина в Японию в декабре 2016 года. Был, в частности, подписан внушительный пакет из 80 межправительственных и межведомственных документов, а также коммерческих соглашений.

Активизировался политический диалог. В прошлом году состоялось четыре встречи на высшем уровне - в апреле в Москве, в июле в Гамбурге, во Владивостоке в сентябре и в Дананге в ноябре. Возобновлена работа механизма глав внешнеполитических и оборонных ведомств, а также ряда других важных форматов по ключевым вопросам международной и двусторонней повестки дня. Регулярно встречаются министры иностранных дел двух стран. Переговоры министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова с министром иностранных дел Японии Т.Коно прошли в ноябре 2017 года в Москве.

Поддерживаются контакты на уровне руководства Советов безопасности. Консультации секретаря Совета безопасности Российской Федерации Н.П.Патрушева с генеральным секретарем Совета национальной безопасности Японии С.Яти состоялись в декабре прошлого года в Москве. «Разморозились» связи по военной линии. В конце 2017 года состоялись визиты в Японию начальника Генерального штаба Вооруженных сил России и главнокомандующего сухопутными войсками.

В торгово-инвестиционной сфере идет активная работа по реализации предложенного С.Абэ плана сотрудничества по восьми направлениям и проектов из российского приоритетного инвестиционного списка. Предприняты конкретные шаги по укреплению договорно-правовой базы двусторонних отношений - подписана Конвенция об устранении двойного налогообложения.

Япония входит в группу крупнейших внешнеторговых партнеров России. В России осуществляют деятельность около 270 компаний с участием японского капитала, интересы которых распространяются от промышленного производства до интернет-торговли и ресторанного бизнеса.

Направляющую роль в развитии двустороннего экономического сотрудничества играет деятельность учрежденной в 1994 году Российско-японской межправительственной комиссии по торгово-экономическим вопросам (МПК). Председателем российской части является первый заместитель председателя Правительства Российской Федерации И.И.Шувалов. Совсем недавно в Москве прошло очередное заседание Межправкомиссии (сопредседатель с японской стороны - министр иностранных дел Т.Коно).

Развиваются контакты по линии деловых кругов, прежде всего в рамках Российско-японского и Японо-российского комитетов по экономическому сотрудничеству (РЯКЭС-ЯРКЭС) (созданы соответственно при Российском союзе промышленников и предпринимателей и Федерации экономических организаций Японии).

Стратегической сферой двустороннего сотрудничества, его «мотором», по-прежнему остается топливно-энергетический комплекс. Реализуются нефтегазовые проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2», где доля японских компаний составляет 30 и 22,5% соответственно. Уже заключенные с крупнейшими электроэнергетическими и газовыми компаниями Японии контракты в рамках проекта «Сахалин-2» предусматривают общий ежегодный объем поставок СПГ в 6,5 млн. тонн (около 8% потребностей японского рынка в этом виде энергоносителей).

Российская компания «Роснефть» совместно с Консорциумом «Сахалин-1», акционером которого является японская компания «Содэко», разрабатывает проект строительства завода «Дальневосточный СПГ» (проектная мощность - 5 млн. тонн в год, планируемое начало коммерческих поставок - 2019 г.). Одним из основных целевых рынков сбыта продукции будет японский. В 2013 году ОАО «НК «Роснефть» подписало соглашение о сотрудничестве с японской компанией «Импекс» по созданию совместного предприятия с целью освоения лицензионных участков «Магадан-2» и «Магадан-3» российского шельфа Охотского моря с извлекаемыми запасами 1,540 млрд. нефтяного эквивалента. Японские компании выражают заинтересованность в подключении к новым инфраструктурным проектам «Роснефти» на российском Дальнем Востоке.

С 2012 года ПАО «Газпром» и Агентство природных ресурсов и энергетики Японии работают над аналогичным проектом строительства завода по сжижению природного газа в районе Владивостока.

ПАО «РусГидро», ПАО «Интер РАО» совместно с другими российскими компаниями предложили японским партнерам проект строительства энергомоста Россия - Япония, реализация которого предполагается в рамках существующих планов по развитию энергосистемы Сахалинской области.

Активно обсуждаются на различных уровнях и масштабные перспективные проекты, предполагающие связать Сахалин и Хоккайдо трубопроводом и железнодорожным сообщением.

Россия и Япония успешно сотрудничают в области мирного атома, космоса, улучшения городской среды и во многих других практических сферах. При этом хотелось бы надеяться, что перекрестный год поможет еще более интенсифицировать усилия по укреплению договорно-правовой базы сотрудничества.

На территории Российской Федерации действуют заводы по выпуску автомобилей японских концернов «Тойота», «Ниссан», «Мицубиси Моторс», «Исудзу», «Мазда», сборочное предприятие «Комацу» по производству экскаваторов и погрузчиков. В 2014 году состоялось официальное открытие завода по производству строительной техники компании «Хитати» в Твери.

Осуществляется взаимодействие японской компании «Джэпэн пост» и ФГУП «Почта России» в сфере автоматизации почтовой службы в России. С начала 2014 года японская компания «Тосиба» осуществляла поставки автоматического сортировочного оборудования для Московского автоматизированного сортировочного центра.

Продолжают активно развиваться экономические связи между регионами России и Японии. Одним из основных инструментов продвижения кооперации являются регулярные презентации для японской стороны инвестиционного потенциала субъектов Российской Федерации.

В рамках диалога по проблеме мирного договора продолжается работа по вопросам налаживания совместной хозяйственной деятельности (СХД) на южных Курильских островах. 26-30 октября была организована поездка второй японской бизнес-миссии. Обсуждались практические аспекты подготовки проектов в утвержденных лидерами пяти областях - по марикультуре, ветроэнергетике, тепличным хозяйствам, утилизации мусора, организации пакетных туров. Следующий этап - проведение заседаний двух рабочих групп: по коммерческим аспектам СХД и запуску режима местного приграничного передвижения между Сахалинской областью и префектурой Хоккайдо.

Заметно укрепилась кооперация Москвы и Токио на международной арене, в том числе в Совете Безопасности ООН, где Япония являлась непостоянным членом в 2016-2017 годах. Успешно реализуется совместный проект УНП ООН, России и Японии по подготовке афганских наркополицейских на базе института повышения квалификации МВД в городе Домодедове. При поддержке УНП ООН активизировалась работа по проекту создания кинологического центра для Антинаркотической полиции МВД Афганистана.

В прошедшем году в Японии реализованы два крупных культурных проекта: «Русские сезоны» и 12-й Фестиваль российской культуры в Японии. Их роль и значение выходят за пределы чисто культурных мероприятий. Это связано с тем, что в Японии понятие «культура» рассматривается более широко, фактически как сфера повседневной жизнедеятельности человека, его взаимодействия с природой, как своего рода система ценностей, взглядов и представлений, созданная на основе изучения человеком окружающего мира. Известный японовед Н.И.Конрад называл культуру основой японской цивилизации10. Культура в Японии исторически связана с духовной (нематериальной) деятельностью человека, например японские праздники изначально представляли собой обряды поклонения божествам, а сейчас они воплощают многообразие традиций в таких видах искусства, как театр, живопись, музыка и боевые единоборства (карате, дзюдо, сумо и т. д.). При этом высок интерес японцев к культуре других народов. Именно через ее понимание прокладывается путь к развитию связей и контактов в других областях. Неслучайно логотип перекрестного Года России и Японии символизирует стремление народов обеих стран больше узнать друг о друге, в том числе путем выявления уже имеющихся точек соприкосновения, а девиз звучит так: «Есть Япония/Россия, которую Вы не знаете».

Именно поэтому организация столь масштабного проекта призвана придать мощный позитивный импульс двусторонним отношениям за счет реализации крупных мероприятий, прежде всего в политике, экономике, науке и технике, способствовать укреплению атмосферы доверия между народами двух государств.

Церемония открытия перекрестного Года России и Японии намечена на 26 мая 2018 года и пройдет в Большом театре в Москве. В ней примут участие Президент Российской Федерации и премьер-министр Японии. Каждая из стран готовит обширную программу мероприятий. Среди них немало и совместных, в частности запланированы проведение российско-японского форума по линии «Российской газеты» и газеты «Майнити симбун» в апреле этого года в Москве, в котором примут участие влиятельные политические, экономические и общественные деятели с обеих сторон. Небольшое, но весьма символичное событие состоится в июле и в курортном городке Хэда префектуры Сидзуока - колыбели российско-японских связей. В Хэду приедут парламентарии двух стран, которые откроют выставку в местном музее, посвященную истории российско-японских отношений, а также проведут «круглый стол» по линии Консультативного совета по содействию российско-японскому межпарламентскому и межрегиональному сотрудничеству Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации (председатель - К.И.Косачев) и «Дискуссионного клуба» Палаты советников Парламента Японии (председатель - Х.Сэко) о путях развития российско-японских отношений в будущем.

Краеведческий музей Хэды - единственный уникальный музей Японии, почти полностью посвященный России. Разумеется, его экспонаты рассказывают о выдающейся странице российско-японской истории - экспедиции Е.В.Путятина. Но самого Симодского трактата там нет. В Японии оригинал был уничтожен во время пожара в государственном архиве в период американских бомбардировок в марте 1945 года. Специально для июльской выставки будет выставлена реплика договора на японском языке, хранящегося в Архиве внешней политики Российской империи. Кроме того, будет представлен ряд других документов из истории отношений между двумя странами.

По информации организаторов выставки, в МИД Японии запрошены для экспонирования также материалы о миссии Е.В.Путятина (вырезки из журнала «Морской сборник» и др.) из личного архива Президента России, подаренные В.В.Путиным премьер-министру Японии С.Абэ в ходе официального обеда в Кремле 29 апреля 2013 года.

В рамках перекрестного Года предусмотрены также такие важные мероприятия по укреплению доверия между двумя странами, как дружественные заходы военных кораблей, конференции и симпозиумы деловых кругов, выпуск телепрограмм и кинофильмов, выступление крупнейших театральных коллективов, выставки ведущих музейных коллекций, гастрономические фестивали и многое другое.

Не хотелось бы выделять какую-то конкретную область, которую охватит предстоящий проект, но тем не менее важно отметить особую роль музыкальной культуры в контактах народов двух стран. В силу исторических и языковых традиций и россияне, и японцы очень музыкальны и считаются весьма высокими ценителями музыки. Достаточно вспомнить, что первые русские песни, которые пришли в Японию благодаря офицерам и морякам из экспедиции Е.В.Путятина, полюбились японцам и дали толчок для развития собственной музыкальной культуры. Как известно, судя по сохранившимся свидетельствам, Д.Леоновой в 1875 году пытался подпевать даже сам легендарный японский император Мэйдзи. Естественно, что в культурной программе перекрестного Года предусмотрено немало концертов выдающихся российских и японских исполнителей, искусство которых, как говорится, не требует перевода.

Это само по себе прекрасно, но важно и другое. Стремление петь «в унисон» охватывает сейчас не только музыкантов двух стран, но и политиков, экономистов, другими словами, практиков, тех, кто реально создает «ткань» российско-японского сотрудничества. Недаром Президент Российской Федерации В.В.Путин в июле прошлого года в Гамбурге, отвечая на вопрос премьер-министра Японии С.Абэ, стоит ли им продолжать встречу или пойти на запланированный немецким председательством концерт Л.Бетховена, с юмором сказал: «Мы сами прекрасные исполнители. И в балете разбираемся, и спеть можем вместе», с чем С.Абэ с воодушевлением согласился. Это еще раз свидетельствует о том, что в российско-японских отношениях становится все больше гармонии, которая, как известно, является основой для любого развития.

 1Российско-японские контакты // Илышев А. Японская государственная служба. М., 2009. С. 166.

 2Там же. С.167.

 3Там же.

 4Там же. С. 63.

 5Россия - Япония: Исторический путь к доверию. М.: издательство «Япония сегодня», 2008. C. 4-92.

 6Первые российские здания в Японии // http://ricolor.org/rz/iaponia/jr/ist/dip/1/

 7В слове и камне. М.: издательство «Япония сегодня», 2017. C. 102-107.

 8Ёсимура Акира. Никорай-сонан (на япон. яз.). Токио, 1993. С. 196.

 9Более подробно см. на сайте компании «Искра» www.iskra.co.jp/ru/tabid/134/Default.aspx.

10Конрад Н.И. Очерк истории и культуры средневековой Японии. М., 1960. С. 16.

Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 января 2018 > № 2481665 Александр Илышев-Введенский, Михаил Швыдкой


Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 23 сентября 2016 > № 1905996 Александр Илышев-Введенский

Девять дней одного года К 60-летию визита И.Хатоямы в Москву и подписания Совместной декларации СССР и Японии

Александр Илышев-Введенский, Начальник отдела Японии Третьего департамента Азии МИД России

История отношений России и Японии насчитывает более 300 лет. В ней были как драматические страницы, так и позитивные, свидетельствовавшие о проявлении дружбы, доверия и подлинного добрососедства между россиянами и японцами. В качестве примера можно привести спасение у берегов Камчатки японского торговца Дэмбэя и его встречу с Петром I в селе Преображенское под Москвой в 1702 году, радушный прием в Санкт-Петербурге 30 лет спустя двух других спасенных японцев - Гондзы и Содзы, основавших первую в России школу японского языка, а также выдающуюся миссию вице-адмирала Е.В.Путятина в Японию в 1853-1855 годах, в ходе которой русские моряки героически помогали жителям японского города Симода во время сильного землетрясения, а когда в результате этого стихийного бедствия корабль миссии «Диана» затонул, сумели построить совместно с японцами из местечка Хэда одноименную шхуну, попутно научив их европейскому кораблестроению.

На память приходит в том числе удивительная история святителя Николая Японского, чей православный собор относится к числу главных достопримечательностей Токио, и его сподвижницы - японской художницы Р.Ямаситы (написанная ею икона, которая была подарена Николаю II, впервые экспонировалась в период проведения церемонии открытия очередного Фестиваля российской культуры в Японии в июне этого года), а также - если обратиться уже к XX веку - спасение японских детей от эпидемии полиомиелита благодаря передаче СССР Японии вакцины от этой болезни в 1960-х годах1.

В октябре нынешнего года есть повод вспомнить еще об одном событии, ставшем кульминационным для послевоенных отношений с Японией. Речь идет, без преувеличения, об эпохальном визите премьер-министра Японии И.Хатоямы в Москву 12-20 октября 1956 года.

В ходе этого визита был подписан документ, который до сих пор остается юридической основой для нынешних российско-японских отношений, - Совместная декларация СССР и Японии от 19 октября 1956 года.

Не касаясь политической стороны и современного значения этой декларации, хотелось бы остановиться на ее историческом значении, поскольку заложенный в этом документе потенциал доверия был, есть и будет важнейшим достоянием в процессе построения подлинно партнерских отношений между Россией и Японией.

Вторая мировая война, как известно, завершилась подписанием Акта о капитуляции 2 сентября 1945 года, под которым в том числе стоит подпись представителя СССР К.Н.Деревянко.

С японской стороны акт был не только подписан уполномоченными правительства, но и консигнирован императором. Фактическая точка была поставлена, однако для восстановления мира на Дальнем Востоке де-юре потребовалось еще долгих шесть лет, пока не был заключен Сан-Францисский мирный договор от 8 сентября 1951 года. Советский Союз по ряду причин его не подписал. В результате создалась уникальная ситуация, когда, с одной стороны, между СССР и Японией юридически продолжало сохраняться состояние войны, а с другой - Сан-Францисская система послевоенного устройства не могла фактически заработать без советского участия.

В частности, Япония по-прежнему не имела полной международной правосубъектности, так как без согласия СССР не могла стать членом ООН. Данная ситуация продолжалась еще пять лет. При этом она, естественно, не отвечала интересам нашей страны и Японии, но, судя по всему, вполне устраивала США, с которыми у Токио был к этому времени заключен военно-политический договор. По воспоминаниям очевидцев, создавалось впечатление, что подобное неясное положение может сохраняться еще долгое время, поскольку «шаг навстречу» Советскому Союзу рассматривался как серьезный отход от союза с Вашингтоном и, чтобы сделать такой шаг, японскому политическому руководству требовалось проявить известное мужество. Тем не менее он был сделан в октябре 1956 года2.

Московские переговоры о нормализации отношений между Советским Союзом и Японией, проходившие в духе взаимопонимания и сотрудничества, успешно завершились 19 октября 1956 года подписанием Совместной декларации Союза Советских Социалистических Республик и Японии и Протокола между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией о развитии торговли и взаимном предоставлении режима наиболее благоприятствуемой нации.

Совместная декларация, в которой были отражены воля и стремление народов двух стран жить в мире и дружбе, имела большое историческое значение.

Со дня вступления в силу Совместной декларации между Советским Союзом и Японией прекращалось состояние войны, восстанавливались нормальные дипломатические отношения, закрывалась неприятная, омрачавшая чувства народов обеих стран страница прошлого и открывался широкий путь для развития дружественных и добрососедских отношений между ними.

Восстановление мирных и добрососедских отношений между СССР и Японией служило не только интересам народов наших стран, но и являлось крупным вкладом в дело укрепления мира на Дальнем Востоке и во всем мире.

Советский Союз и Япония взаимно подтвердили, что в своих взаимоотношениях они будут руководствоваться принципами Устава Организации Объединенных Наций, разрешать свои международные споры мирными средствами и воздерживаться от угрозы силой или ее применения. Вместе с тем стороны взяли на себя обязательства не вмешиваться прямо или косвенно во внутренние дела друг друга по любым мотивам экономического, политического или идеологического характера.

Для того чтобы правильно оценить важность восстановления нормальных добрососедских отношений между СССР и Японией и понять причины, почему на протяжении 11 лет после окончания войны между крупными соседними государствами существовали ненормальные отношения, необходимо дать краткий анализ внутриполитической ситуации в Японии того времени.

До прихода к власти премьер-министра И.Хатоямы правительство Японии, возглавляемое бывшим премьером Сигэру Ёсида, выступало против нормализации советско-японских отношений. Такая позиция формировалась под прямым давлением реакционных кругов США, которые были заинтересованы в продолжении экономического, политического и военного контроля над Японией.

Перелом в подходе к вопросу о нормализации отношений с СССР наступил в период выборов в японский парламент в декабре 1954 года. Учитывая ясно прозвучавшие в ходе предвыборной кампании требования многих прогрессивных сил страны нормализовать отношения с соседями, И.Хатояма и его сторонники выступили перед избирателями с обещаниями принять меры к нормализации отношений с СССР и КНР. Эти обещания в том числе обеспечили успех Демократической партии на парламентских выборах.

После организации кабинета во главе с И.Хатоямой между СССР и Японией начались предварительные консультации, в результате чего 1 июня 1955 года в Лондоне открылись официальные переговоры, которые затем были продолжены в Москве.

На протяжении всего их периода на японское правительство оказывалось ощутимое воздействие со стороны официальных американских лиц.

Приведем одну любопытную газетную публикацию того времени.

«Расположенный в самом центре делового Токио фешенебельный отель «Маруноути» является излюбленным местом всякого рода встреч и сделок. В летопись этих встреч, несомненно, будет внесено свидание, которое произошло в отеле 10 сентября и носило несколько своеобразный характер.

В международной дипломатической практике принято: если посол в том или ином государстве желает встретиться с министром иностранных дел этого государства, он просит приема у министра. Но американские дипломаты, видимо, считают, что законы писаны не для них, тем более в Японии.

Американский посол в Токио назначает свидание японскому министру иностранных дел в отеле, и министр едет на свидание к послу. Хорошо, что приходится ехать всего лишь в район Маруноути, а не опять в Вашингтон, откуда он только что вернулся после встречи с Даллесом.

Итак, 10 сентября в отеле «Маруноути» состоялось свидание американского посла в Токио Джона Аллисона с японским министром иностранных дел Мамору Сигемицу. По сообщению агентства Киодо Цусин, беседа продолжалась 40 минут. Впрочем, название «беседа» вряд ли уместно в этом случае: говорил Алиссон, Сигемицу слушал. Затем японский министр сообщил об услышанном представителям печати.

Что же сказал ему Аллисон?

Во-первых, посол США указал министру «на необходимость тщательного изучения Японией» любой формулы нормализации отношений с Советским Союзом и посоветовал ему «быть осторожным» и настаивать на территориальных претензиях Японии. Во-вторых, Аллисон заявил, что-де «пора созвать международную конференцию для обсуждения японо-советского спора по территориальному вопросу».

Нетрудно видеть, что заявление Джона Аллисона представляет собой новое грубое вмешательство в дела Японии с целью сорвать урегулирование советско-японских отношений. Причины этого вмешательства хорошо известны.

Вполне естественно, что попытки определенных кругов сорвать советско-японские переговоры породили глубокое недовольство японской общественности. Правящая Либерально-демократическая партия не может игнорировать этого и пытается найти выход из создавшегося положения путем посылки в Москву премьер-министра Хатоямы для завершения переговоров. Японская общественность приветствует предстоящую поездку премьера»3.

Понятно, что все это, наряду с сопротивлением, которое оказывалось нормализации советско-японских отношений со стороны некоторых кругов в самой Японии, не могло не привести к затяжке и перерывам в переговорах.

В ходе лондонских переговоров о заключении мирного договора была достигнута договоренность почти по всем статьям мирного договора. По существу, нерешенной оставалась только территориальная статья. Причем известно, что советская сторона и в данном вопросе сделала значительные уступки японской стороне, согласившись передать ей острова, называвшиеся тогда Сикотан и Хабомаи (в настоящее время правильное наименование этих географических объектов - Малая Курильская гряда). Это было сделано, чтобы быстрее завершить переговоры в интересах развития дружественных отношений между обоими государствами. Однако в Японии нашлись силы, которые, стремясь сорвать заключение мирного договора, требовали от Советского Союза новых территориальных уступок, хотя для этого не было никаких оснований. Поэтому лондонские переговоры фактически были прерваны.

Перерыв в лондонских переговорах на неопределенное время, произошедший 20 марта 1956 года, вызвал тяжелое разочарование в Японии. Газета «Асахи» 22 марта откровенно писала, что сообщение о перерыве советско-японских переговоров «произвело на японский народ мрачное впечатление»4, а газета «Иомиури» от 21 марта, отражая эти настроения, советовала, чтобы «политические деятели в ближайшее время нашли путь к возобновлению переговоров»5.

Советский Союз и после перерыва в лондонских переговорах продолжал усилия по нормализации отношений. Об этом свидетельствуют успешные советско-японские переговоры по заключению Конвенции о рыболовстве в открытом море и Соглашения о сотрудничестве по оказанию помощи людям, терпящим бедствие на море. В результате переговоров по этим практическим вопросам, продолжавшихся в апреле-мае 1956 года, были подписаны упомянутые документы.

В ходе московских переговоров по рыболовству имел место обмен мнениями и по вопросу нормализации отношений. Была достигнута договоренность не позднее 31 июля 1956 года возобновить в Москве переговоры о нормализации советско-японских отношений. Согласно этой договоренности, точно в срок - 31 июля - в Москве переговоры возобновились. Их вели министры иностранных дел.

Во время переговоров, продолжавшихся до 13 августа, стороны еще раз подвергли детальному обсуждению и окончательно отредактировали почти все статьи проекта мирного договора: преамбулу, статьи о прекращении состояния войны, о принципах Устава ООН, о невмешательстве во внутренние дела друг друга, об отказе СССР и Японии от взаимных претензий, возникших вследствие состояния войны, о рыболовстве, торговле, порядке разрешения споров по толкованию или применению договора, о довоенных договорах и относительно приема Японии в члены ООН. Однако согласия по территориальному вопросу не было достигнуто и на этот раз, так как японская сторона продолжала настаивать на неприемлемых для Советского Союза требованиях.

Московские переговоры хотя и не дали окончательных результатов, все же принесли очевидную пользу. В результате откровенного обмена мнениями стало ясно, что в Японии еще не созрели условия для заключения мирного договора с СССР. Корреспондент агентства Киодо Цусин в своем сообщении из Москвы 14 августа 1956 года писал: «Нынешние советско-японские переговоры, которые были временно прерваны, можно скорее назвать переговорами между японской делегацией, возглавляемой министром иностранных дел М.Сигэмицу, и токийским правительством, чем переговорами между Японией и Советским Союзом»6. Это сообщение раскрывало тот факт, что внутри правящей Либерально-демократической партии Японии не были ликвидированы разногласия и давали о себе знать голоса кругов, выступающих против нормализации отношений с СССР.

Чтобы преодолеть это сопротивление потребовалось некоторое время, а также личная позиция премьер-министра страны. В итоге И.Хатояма решил сам поехать в Москву и 11 сентября 1956 года обратился к председателю Совета Министров СССР Н.А.Булганину с предложением возобновить в Москве переговоры о нормализации отношений без заключения в настоящее время мирного договора на основе следующих положений:

1) Объявление о прекращении состояния войны между СССР и Японией;

2) Восстановление дипломатических отношений и обмен посольствами;

3) Освобождение и репатриация всех осужденных в Советском Союзе японских граждан;

4) Вступление в силу Конвенции о рыболовстве от 14 мая 1956 года;

5) Поддержка просьбы Японии о приеме ее в члены Организации Объединенных Наций.

В этом послании также выражалось пожелание обменяться мнениями и по тем вопросам, по которым в ходе предыдущих лондонских и московских переговоров была достигнута договоренность.

13 сентября 1956 года председатель Совета Министров СССР Н.А.Булганин дал от имени Советского правительства положительный ответ на это послание. В результате стороны договорились о новой основе для нормализации отношений. Однако некоторые группировки в правящей партии выступили против поездки И.Хатоямы в Москву и настаивали на получении от СССР дополнительных разъяснений, чтобы таким путем сорвать поездку на неопределенное время. В целях преодоления сопротивления оппозиции из правящей партии в Москву был послан полномочный представитель правительства Японии С.Мацумото, участник предыдущих лондонских и московских переговоров. 29 сентября между С.Мацумото и первым заместителем министра иностранных дел СССР А.А.Громыко произошел обмен письмами, в которых стороны подтвердили готовность возобновить в Москве переговоры по нормализации отношений на основе принципов, изложенных в посланиях И.Хатоямы и Н.А.Булганина соответственно от 11 и 13 сентября 1956 года, а также то, что переговоры о заключении мирного договора, включающего территориальный вопрос, будут продолжены после восстановления нормальных дипломатических отношений между СССР и Японией. Только после этого на заседании кабинета министров Японии 2 октября того же года было наконец принято решение направить в Москву премьер-министра И.Хатояму для продолжения переговоров на уровне глав правительств о нормализации отношений с Советским Союзом.

Такое развитие событий не стало бы возможным без поддержки широких общественных кругов Японии, которые неизменно выступали за скорейшую нормализацию советско-японских отношений. Среди них особую роль сыграл Сигэки Мори (отец премьер-министра Японии в 2000-2001 гг. Ё.Мори), который был пионером движения за установление побратимских связей между регионами двух стран. Все они единодушно поддержали поездку И.Хатоямы в Москву.

Японский премьер прибыл в аэропорт «Внуково» 12 октября и сразу сделал заявление о том, что намерен приложить все усилия для «положительного решения вопроса о нормализации отношений»7.

И.Хатояма находился в Москве беспрецедентно долго для подобных визитов - девять дней. За это время переговоры по подготовке итогового документа велись на различных уровнях: между председателем Совета Министров СССР Н.А.Булганиным и японским премьером, Первым секретарем ЦК КПСС Н.С.Хрущевым и министром земледелия и лесоводства Японии И.Коно, между первыми заместителями министров иностранных дел А.А.Громыко и С.Мацумото, на уровне профильных подразделений МИД.

Переговоры вызывали большой интерес отечественных и зарубежных СМИ. Регулярные брифинги для них проводил заведующий отделом печати МИД СССР Л.Ф.Ильичев.

19 октября после подписания декларации глава советской делегации Н.А.Булганин на переговорах отметил: «Подписание Совместной декларации, в которой отражены воля и стремление народов Советского Союза и Японии жить в мире и дружбе, имеет историческое значение. Проделана большая работа, и правительство Советского Союза и правительство Японии, возглавляемое господином Хатоямой, приложили много усилий к тому, чтобы эта работа была успешно завершена…

Сегодня также подписан Протокол о развитии торговли и взаимном предоставлении режима наиболее благоприятствуемой нации. Этот документ является первым практическим результатом восстановления нормальных дипломатических отношений между нашими странами.

Наши переговоры и подписание Совместной декларации создают хорошую основу для дальнейшего развития и укрепления советско-японских отношений. Как Советский Союз, так и Япония - два соседних государства, обладающие высокоразвитой экономикой и имеющие большую историю культурного развития, безусловно, имеют все возможности для широких экономических связей, для обмена научным, техническим опытом и культурными достижениями»8.

В ответной речи И.Хатояма констатировал: «Теперь Япония полностью вернется в международную семью и сможет еще больше способствовать укреплению мира, что я и весь японский народ приветствуем с большим удовлетворением»9.

Итоги московских переговоров показали, что при наличии доброй воли и правильном понимании действительности можно достигнуть многого в интересах народов обеих стран.

С восстановлением нормальных советско-японских отношений был подведен прочный юридический фундамент под заключенную 14 мая 1956 года между СССР и Японией Конвенцию о рыболовстве в открытом море в северной части Тихого океана. Это обеспечило сотрудничество СССР и Японии в рациональном использовании рыбных и других биологических ресурсов в северо-западной части Тихого океана. И в этом вопросе со стороны Советского Союза было проявлено должное понимание интересов Японии, так как советско-японская Конвенция о рыболовстве предусматривала приемлемые для японской стороны нормы вылова, в то время как действовавшее параллельно американо-канадско-японское соглашение о рыболовстве в восточной части Тихого океана фактически запрещало Японии лов лососей и некоторых других ценных пород рыб в договорном районе.

Дух взаимопонимания и сотрудничества между обеими договаривающимися сторонами проявился и в том, что Советский Союз и Япония решили взаимно отказаться от всех претензий друг к другу от имени своих государств, организаций и граждан. При этом Советский Союз отказался от всех репарационных претензий к Японии.

В ходе переговоров японская сторона поднимала вопрос о досрочном освобождении и репатриации на родину японских граждан, отбывающих наказание за совершенные ими преступления. В этом вопросе советская сторона также проявила дух взаимопонимания. Руководствуясь чувством гуманности, Советское правительство выразило готовность со вступлением в силу Совместной декларации освободить и репатриировать в Японию всех осужденных в Советском Союзе японских граждан, а также продолжать по просьбе Японии выяснять судьбу тех японцев, судьба которых неизвестна.

Согласно Совместной декларации, Советский Союз, исходя из своей политики международного сотрудничества, согласился поддержать просьбу Японии о принятии ее в члены ООН. Таким образом, с восстановлением нормальных дипломатических отношений Япония, как заявил премьер-министр И.Хатояма, полностью вернулась в международную семью и повысила авторитет в международных делах.

Во время переговоров в Москве стороны обменялись мнениями о заключении в будущем мирного договора, включающего и территориальный вопрос. СССР и Япония согласились на продолжение таких переговоров после восстановления нормальных дипломатических отношений. При этом Советский Союз, идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, «дал согласие на передачу Японии острова Хабомаи и острова Сикотан». С тем, однако, условием, что «фактическая передача этих островов Японии будет осуществлена после заключения мирного договора между СССР и Японией».

Нельзя не отметить, что весь ход переговоров о нормализации советско-японских отношений протекал на основе полного равенства сторон. В этих переговорах Советский Союз не стремился извлечь какие-либо выгоды для себя и руководствовался лишь стремлением восстановить мир и дружбу с Японией.

Покидая столицу Советского Союза Москву, премьер-министр Японии И.Хатояма заявил на аэродроме, что успешным завершением московских переговоров удалось заложить основы взаимоотношений между Японией и Советским Союзом, и выразил пожелание, чтобы они развивались в еще более прочные и дружественные отношения путем сотрудничества народов обеих стран.

Успешное завершение советско-японских переговоров приветствовали правящая Либерально-демократическая партия, Социалистическая партия, Коммунистическая партия, деловые и промышленные круги Японии, а также все прогрессивные организации страны, включая Генеральный совет профсоюзов Японии, являвшийся самым крупным профессиональным объединением страны, насчитывавший в своих рядах более 3 млн. человек.

Подавляющая часть мировой общественности оценила восстановление нормальных отношений между СССР и Японией как большой вклад в дело мира.

Совместная декларация по существу имеет все признаки международного договора. Неслучайно именно так охарактеризовал ее Президент Российской Федерации в интервью информационному агентству «Bloomberg» 1 сентября этого года.

Документ был ратифицирован правительством Японии 8 декабря 1956 года. Этому предшествовала процедура утверждения парламентом и консигнации императором Японии. Обмен ратификационными грамотами состоялся в Токио 12 декабря 1956 года. С этого дня, согласно ст. 10 декларации, она вступила в силу и была депонирована в ООН в качестве международного договора.

Визит И.Хатоямы увенчался успехом. Стоит отметить, что он стал и своеобразным «открытием» для Японии и ее населения (получавшей информацию о визите посредством телевидения и газет) послевоенной Москвы.

Премьер-министр Японии с супругой пожелал 14 октября посетить Дом-музей В.И.Ленина в Горках. Желание премьер-министра было выполнено. На обратном пути в резиденцию И.Хатояма попросил заехать на Ленинские горы. Здесь с видовой площадки он осмотрел Центральный стадион им. В.И.Ленина в Лужниках и здание Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова10.

16 октября высокий японский гость и сопровождавшая его делегация побывали в Государственном академическом Большом театре СССР на балете П.И.Чайковского «Лебединое озеро»11.

19 октября по желанию премьер-министра Японии и его супруги Каоруко Хатояма им были показаны исторические и архитектурные памятники Московского Кремля. Гости с интересом осмотрели богатейшие коллекции Оружейной палаты. Им вручили на память книгу с описанием экспонатов, хранящихся в музее. И.Хатояма сделал следующую запись в книге отзывов: «Я приехал в Москву как уполномоченный Японии в переговорах по нормализации отношений между СССР и Японией. Я пользуюсь случаем посетить Оружейную палату и очень благодарю за прекрасный показ экспонатов».

По приезде в свою резиденцию глава японского правительства пожелал сделать запись в книге отзывов Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, который он посетил 18 октября. Премьер-министр Японии, в частности, написал: «Я имел счастливый случай ознакомиться с Московским университетом. Очень благодарен за любезное объяснение, которое мне сделали господа ректор и старшие профессора каждого факультета. Я поражен не только великолепным видом его здания, но и усовершенствованной научной системой.

Я желаю, чтобы культурная связь между СССР и Японией способствовала укреплению мира во всем мире и благосостоянию всего человечества».

В настоящее время династия Хатоямы продолжает поддерживать тесные контакты с российскими государственными и общественными организациями, настаивает на выходе Японии из санкционного режима с Россией и выступает за широкое, всестороннее развитие сотрудничества с нашей страной, желая тем самым выполнить завет своего предшественника, стоявшего у истоков нормализации отношений с Россией. Мог ли И.Хатояма, посещая МГУ в 1956 году, предполагать, что один его внук - Юкио (премьер-министр Японии в 2008-2009 гг.) - станет впоследствии почетным профессором этого университета, другой его внук - Кунио* (*К.Хатояма, известный политический деятель Японии, занимавший министерские посты, а в последнее время являвшийся председателем общества «Россия - Япония», умер в июне 2016 г., не дожив четырех месяцев до юбилея декларации, в праздновании которого выражал намерение активно участвовать.) - сыграет активную роль в создании Российско-японского совета ректоров крупнейших вузов двух стран, а правнук - Киитиро - будет действующим преподавателем МГУ?

Согласно японским традициям, 60 лет - особая дата в жизни человека. Она знаменует окончание первого жизненного цикла и начало нового. Если следовать этой логике, российско-японские отношения начинают новую жизнь. А если снова вспомнить прошлое, то сто лет назад, в 1916 году, после подписания политической конвенции с Японией перед российским посольством в Токио прошла самая массовая в истории двусторонних отношений демонстрация за дружбу с Россией. В ней приняли участие более 20 тыс. человек. Тогда надежды на большое партнерство в силу разных обстоятельств не сбылись. Хочется пожелать, чтобы на этот раз они осуществились.

 1Более подробно см.: Россия - Япония: Исторический путь к доверию. М.: Издательство «Япония сегодня», 2008. 160 с.

 2Тихвинский С.Л. Россия - Япония: Обречены на добрососедство. М., 1996. С. 76.

 3Свидание в «Маруноути» // Правда. 1956. 13 сентября.

 4Асахи симбун 1956 нэнбан (на япон. яз.). С. 273.

 5Иомиури симбун 1956 нэнбан (на япон. яз.). С. 295.

 6Киодо Цусин 1956 нэнпо. С. 486.

 7Прибытие в Москву премьер-министра Японии // Правда. 1956. 13 октября.

 8Правда. 1956. 20 октября.

 9Там же.

10Известия. 1956. 15 октября.

11Известия. 1956. 17 октября.

Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 23 сентября 2016 > № 1905996 Александр Илышев-Введенский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter