Всего новостей: 2394019, выбрано 1 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Касаткин Виталий в отраслях: Рыбавсе
Касаткин Виталий в отраслях: Рыбавсе
Россия. СЗФО > Рыба > fishnews.ru, 29 апреля 2016 > № 1863271 Виталий Касаткин

К вопросу о строительстве рыбопромыслового флота для Северного бассейна и его ресурсном обеспечении.

Власти продолжают говорить о планах по обновлению рыбопромыслового флота за счет квот вылова. Однако открытым остается вопрос, что будет с уже работающими предприятиями. Об этом – на основании конкретных цифр и примеров – пишет в своей статье заслуженный работник рыбного хозяйства, гендиректор компании «Айсберг – Норд» Виталий Касаткин.

I. Тема обновления рыбопромыслового флота поднималась очень давно. В последние годы активно обсуждался вопрос, где и сколько судов необходимо построить. Назывались различные, порой неоправданно завышенные, цифры. В связи с этим в 2013 году Мурманским отделением Института экономических проблем Кольского научного центра РАН по инициативе СРПС был проведен анализ состояния рыболовного флота Северного бассейна, состояния сырьевой базы, перспектив выделения квот по донным и пелагическим объектам на период до 2020 года, а также возможного потенциала имеющегося флота по вылову.

Анализ эксплуатационных показателей работы промысловых судов показал, что в случае достаточного количества выделяемых ресурсов возможные расчетные объемы вылова водных биоресурсов в Северной Атлантике, в Баренцевом, Гренландском и Норвежском морях могут составить 1,325 млн. тонн, в том числе:

− по пелагическим видам – 817 тыс. тонн

− по донным видам – 508 тыс. тонн.

Объем выделяемых ежегодно квот для РФ в рамках межправительственных рыболовных организаций и по межправительственным договоренностям с рядом прибрежных государств составлял порядка 800 тыс. тонн – 1 млн. тонн, из них порядка 50-60% приходилось на пелагические виды, 40–50% – на донные. Существующие мощности промысловых судов позволяли вылавливать до 1,315 млн. тонн, т. е. превышение мощностей над выделяемыми ресурсами составляло 30-32%. В последние годы, в связи с сокращением количества выделяемых пелагических видов, превышение промысловых мощностей по пелагическим объектам увеличилось до 40%.

По прогнозам ПИНРО, в период до 2020 года объем выделенных квот для РФ в Северо-Западном регионе может уменьшиться до 400 тыс. тонн пелагических видов и до 322 тыс. тонн донных видов (на 30–35%). Поэтому, несмотря на списание части судов, потенциала имеющихся судов будет достаточно для выбора выделяемых биоресурсов вплоть до 2020 года и на ближайшую перспективу.

II. О недолове выделенных квот.

Как известно, в последние три года небольшой объем квот рядом компаний Северного бассейна недоосваивается, что находится в рамках действующего законодательства.

Основную роль в недоосвоении квот, по моему мнению, сыграли организационные вопросы и вопросы, связанные с промыслом и приловом. Так, в 2013 году недолов трески и пикши произошел за счет позднего распределения «научной» квоты и квоты третьих стран.

В 2015 году недолов трески и пикши произошел по следующим причинам:

− в весенний период в норвежской экономической зоне были выбраны выделяемые в качестве прилова ресурсы сайды и зубатки. В этой связи промысловые суда были вынуждены покинуть продуктивные районы промысла трески и пикши в НЭЗ;

− в летний период произошло сезонное снижение цен на треску и пикшу и многие судовладельцы прекратили промысел, планируя выбор оставшихся квот в сентябре – декабре, но штормовая погода и отсутствие промысловых скоплений, связанное с ограничением кормовой базы, привело к резкому снижению производительности работы флота, что и явилось причиной недолова.

III. Учитывая различные условия ведения промысла, которые могут привести к недолову части выделяемых квот, Союз рыбопромышленников Севера направил письмо в Росрыболовство с предложением о переносе и распределении невыбранных квот по треске и пикше на следующий календарный год в размере до 10%. Росрыболовство, учитывая имеющуюся договоренность по этому вопросу с норвежской стороной, согласилось с данным предложением, и в настоящий момент идет подготовка к изданию приказа по механизму распределения этих квот.

IV. Касательно строительства новых судов на российских верфях и выделения для них квот.

Согласно сводному перспективному плану по строительству рыболовных судов, на период до 2030 года, разработанному Минпромторгом РФ, планируется строительство 425 новых судов, в том числе 358 промысловых. Для Северного бассейна планируется, исходя из поступивших заявок рыбопромышленников, строительство 128 судов, из них 25 крупнотоннажных, 85 среднетоннажных и 18 малотоннажных.

Основное количество судов (108) должно быть построено на 4 верфях (Выборгский завод, завод «Янтарь», «Северная верфь» и центр судоремонта «Звездочка»).

Практически каждая верфь должна строить в год по 8 судов. Насколько это реально, судить трудно.

В случае выделения квоты на каждое вновь построенное судно в объеме 10–12 тыс. тонн в год донных объектов промысла потребуется для вновь построенных судов порядка 800–850 тыс. тонн в год. Такого количества донных ВБР России в настоящее время не выделяется, и, по данным науки на перспективу, такое выделение не предвидится.

В случае разового изъятия, как это предлагают в своих законопроектах Минсельхоз и Росрыболовство, до 20% квот от годового объема – это в пределах 100,0 тыс. тонн трески и пикши (для Северного бассейна), что обеспечит только 10 вновь построенных судов. Как быть остальным, где им брать ресурсы? И по каким критериям будут отбираться эти компании и суда? И какое количество рыбодобывающих компаний будет ежегодно разоряться?

V. В 2010–2015 годах рыбная промышленность Мурманского региона стабильно развивалась. Основная капитализация отрасли закончилась. Ресурсы и основные средства производства сосредоточены у компаний, которые могут эффективно ими управлять и развиваться. При невмешательстве государства в существующую систему распределения биоресурсов можно ожидать стабильное, поступательное развитие отрасли. Свободных биоресурсов, пользующихся спросом на внутреннем и внешнем рынках в регионе, Северном бассейне нет, необходимо у кого-то отобрать, а кому-то отдать.

То есть государство, судя по предложениям Минсельхоза и Росрыболовства, начинает очередной передел биоресурсов и основных производственных фондов. К чему это приведет нетрудно просчитать:

− падение показателей в отрасли

− отток инвестиций;

− неуверенность судовладельцев в завтрашнем дне и, как следствие, нежелание развивать и модернизировать производство, поставлять сырье на береговые предприятия в России;

− вывод из оборота денег, вернее всего, за рубеж;

− потеря интереса к отрасли со стороны профессионалов и приход в отрасль дилетантов;

− потеря рабочих мест;

− возврат отрасли в 1998–2003 годы.

Каким образом можно решить, поставленную Государством и Президентом страны по итогам Госсовета задачу по развитию рыбного хозяйства:

а) по загрузке судостроительных мощностей России посредством строительства рыбопромыслового флота:

− судовладелец сам решает, когда и какие промысловые суда ему нужны, он должен рассчитывать на свои сырьевые, финансовые ресурсы и дополнительно на неиспользуемые сырьевые ресурсы региона и банковские льготные государственные кредиты. В Северном бассейне это полярная тресочка, креветка, макрурусы, морской бекас, атлантическая сайра, водоросли и другие, а также квота России в Тихом океане и в Антарктиде;

− схема финансирования: 20% судовладелец, 80% банк с государственным участием, годовая ставка не более 5-6%. Судоверфь, строящая рыбопромысловые суда, рублем гарантирует сроки и качество строительства.

Так как в настоящий период в России не производится большинство оборудования для строительства и насыщения промыслового флота, возможен вариант кооперации. Для Мурманского региона: Россия – Норвегия, Россия – Финляндия, Россия – Нидерланды, Россия – Германия. Что даст привлечение и иностранного капитала.

Ограничительные меры по возрасту промысловых судов определяет Российский морской регистр судоходства. Судно может быть непригодно к эксплуатации и в 10–15 лет, в зависимости от качества судостроения и его эксплуатации, а может быть и в 40 лет в прекрасном техническом состоянии;

б) о повышении налоговой нагрузки на рыбодобывающую промышленность для пополнения бюджетов всех уровней:

− 100% оплата за биоресурсы;

− перевод всей промышленности на обычную систему налогообложения, уйти от сельхозналога. По Мурманскому региону это даст в федеральный и региональный бюджеты дополнительно не менее 2,0–2,5 млрд. рублей;

в) амнистия так называемого «незаходного» флота, построенного или модернизированного за рубежом. На это надо идти и незамедлительно. Это загрузит порт, увеличит оборот сервисных компаний Мурманского региона на 8-9 млрд. рублей ежегодно, даст увеличение рабочих мест на 800–1000 человек и поступление дополнительных федеральных и региональных налогов в объеме 800–900 млн. рублей.

Принятие перечисленных выше предложений к их практической реализации позволит устойчиво развиваться рыбной промышленности Северного бассейна.

Виталий КАСАТКИН, капитан дальнего плавания, генеральный директор ООО «Айсберг – Норд», почетный председатель правления СРПС, заслуженный работник рыбного хозяйства России, почетный гражданин Мурманска.

Россия. СЗФО > Рыба > fishnews.ru, 29 апреля 2016 > № 1863271 Виталий Касаткин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter