Всего новостей: 2497141, выбрано 1 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Артюшин Константин в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Артюшин Константин в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 8 мая 2015 > № 1371434 Константин Артюшин

Торгпред РФ: в торговле с Белоруссией перспективы расчета за рублями

О возможности увеличения товарооборота РФ и Белоруссии в условиях санкционных мер Запада и целесообразности перехода на доллары или евро в торговле двух стран в интервью РИА Новости рассказал торговый представитель РФ в Белоруссии Константин Артюшин.

— Готов ли российский бизнес переходить в расчетах с Белоруссией на доллары или евро для того, чтобы избежать рисков в связи с нестабильностью обеих национальных валют? В какой валюте в настоящее время преобладают расчеты?

— Я полагаю, что евро сейчас нельзя отнести к стабильным валютам. Думаю, что вопрос о переходе в расчеты на доллары в условиях санкционного режима — это не очевидный тренд. В тот краткосрочный момент, когда у нас было значительное колебание валют, возможно, это могло быть оправданно. Сейчас у нас достаточно стабильный курс как российского, так и белорусского рубля относительно евро. На сегодняшний день половина российского экспорта в Белоруссию осуществляется в рублях, половина — в долларах, а белорусский экспорт в Россию на 70% обеспечивается рублевыми расчетами. Российский рубль является преимущественным платежным средством. Сегодня, когда выровнялись курсы, полагаю, что тренд — оставаться в российской валюте — будет укрепляться. При этом и белорусский рубль является средством расчета, может быть в меньшей степени. Перспективы в расчетах все же, считаю, за рублями.

Более того, сегодня активно работает банковская система России в Белоруссии. Существует много банковских продуктов и в России, и в Белоруссии, ряд документов, по которым белорусы компенсируют часть процентной ставки российским покупателям белорусской продукции, делают это через российские банки. Я считаю, это замечательно. По сути, мы работаем над финансовыми инструментами, которые позволяют внутри площадки осуществлять расчеты, не используя мировые финансовые центры, удешевляя, упрощая и в какой-то степени делая их более безопасными.

— В полной ли мере российский и белорусский бизнес воспользовались возможностью нарастить товарооборот после введения в отношении России санкций и введения Россией ответных мер в отношении ряда стран ЕС?

— Очевидно, что такая возможность действительно существует, и было бы неправильно ей не воспользоваться. Работа, безусловно, идет. Может быть, не всегда очевидная. К примеру, официальная статистика ведется в долларах, и это правильно, такова мировая тенденция. Но мы подсчитали, как будет выглядеть в физических объемах, если учесть, что основная валюта расчетов — рубль. Получилось совершенно не катастрофично, как это могло бы показаться. Все говорили, что на 40% упал товарооборот России и Белоруссии в январе. Выяснилось, что если взять в физических объемах, то есть сколько поставлено комбайнов, тонн нефти, килограммов сыра, падение товарооборота есть, но оно составляет 10%. А по февралю еще меньше — 5%. Есть предположение, что поскольку народ справляется с этим шоковым эффектом, то в физических объемах все будет хорошо.

— То есть к концу года ситуация исправится?

— Думаю, да. Кроме того, при расчетах в рублях вообще получается рост. То есть в данном случае надо ориентироваться на физические объемы, которые показывают, что снижение товарооборота есть, но оно не критическое.

— МАЗ, "Горизонт" и ряд других предприятий Белоруссии сильно теряют позиции на российском рынке. Причина только в сужении емкости рынка или Минск перестал использовать инструменты поддержки экспорта?

— Минск использует инструменты поддержки экспорта. Не скажу про "Горизонт", а вот МАЗ — это продукт совместной кооперационной деятельности: машина с ярославским мотором, с волжской трансмиссией, в его структуре стоимости есть и значительное количество российских комплектующих. Не сказал бы, что они теряют рынок. Другое дело, что сегодня происходит если не затишье, то некий этап переосмысления, связанный с изменившимися экономическими условиями. Не думаю, что происходит ломка доверия к белорусским товарам, наоборот, в связи с санкционным режимом у них перспективы хорошие.

Другое дело, сама ситуация сегодня определяет необходимость применения других схем, их мы ищем, когда говорим о развитии кооперации, о поставках в третьи страны. Мы не говорим, что все это в прошлом.

— Существует ли необходимость создания совместной товаропроводящей сети Белоруссии и России для конкуренции на рынке ЕАЭС с производителями из третьих стран?

— Необходимо четко определиться в термине "товар ЕАЭС". На сегодняшний день есть термин "товар Таможенного союза", который предполагает любой товар, выпущенный в свободное обращение на территории Таможенного союза. Здесь и у нас, и у белорусов есть много работы, чтобы сформулировать идеи, как должен выглядеть термин "товар ЕАЭС" или "товар отечественный". А совместные торговые сети — это предмет бизнеса. Если это будет выгодно бизнесу, то почему бы и нет.

— Какие инструменты поддержки взаимной торговли со стороны правительств Белоруссии и России хочет видеть бизнес в настоящее время?

— Любой бизнес хочет, чтобы ему создали комфортные условия. Если со стороны правительства будет поддержка, то бизнес будет только за. Такие меры оказываются. И у нас, и у белорусов есть совместный план действий по развитию взаимной торговли, в том числе нацеленный на то, чтобы прежде всего оказать поддержку бизнесу. Есть государственные программы, много союзных программ, связанных именно с обеспечением возможности для бизнеса. На сегодняшний день эта работа ведется.

Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 8 мая 2015 > № 1371434 Константин Артюшин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter