Всего новостей: 2528376, выбрано 2 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Коржов Олег в отраслях: Металлургия, горнодобычавсе
Коржов Олег в отраслях: Металлургия, горнодобычавсе
Россия. ЦФО. УФО > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > metalinfo.ru, 30 ноября 2016 > № 1989486 Олег Коржов

Мечел произвел более 350 тыс. т металлопродукции на УРБС с начала года

По итогам девяти месяцев текущего года компания Мечел выплавила 3 млн т чугуна (-2% к АППГ) и 3,1 млн т стали (-3%). Добыча угля предприятиями компании снизилась за этот период на 2%, до 17 млн т.

Продажи концентрата коксующегося угля выросли на 5% к АППГ, до 6,5 млн т, углей PCI (используются в качестве пылеугольного топлива) – 1,3 млн т (-27%), антрацитов – 1,3 млн т (-13%), энергетических углей – 5,3 млн т (+9%), железорудного концентрата – 2 млн т (аналогично АППГ), кокса – 2,1 млн т (-4%).

Продажи сортового проката Мечелом достигли по итогам 9 месяцев 2,2 млн т (+7%), листового проката – 353 тыс. т (-1%), заготовки – 125 тыс. т (-26%), метизов – 498 тыс. т (-6%).

При этом на универсальном рельсобалочном стане Челябинского металлургического комбината (ЧМК) выпуск продукции растет. В третьем квартале выпуск рельсов, балки и фасонного проката достиг 144 тыс. т, а всего с начала года выпущено 357 тыс. т (120 тыс. т за 9 мес. 2015 г.).

Генеральный директор Мечела О. Коржов так прокомментировал итоги года:

«В отчетном периоде цены на глобальном угольном рынке продемонстрировали взрывной рост. С середины августа индексы спотовых цен на премиальный коксующийся уголь резко увеличились и к середине сентября преодолели психологически важную отметку в $200 за тонну. А в начале ноября спотовые цены перешли уровень в $300 . Таким образом, спотовая цена на австралийский премиальный коксующийся уголь в сравнении с ноябрем 2015 г. «взлетела» в четыре раза с $75 . Уверенно росли и цены на энергетический уголь на мировом рынке. Нами была подготовлена благоприятная база для наращивания экспортных поставок и увеличения операционных и финансовых показателей, и в четвертом квартале мы ожидаем заметной отдачи от текущего рыночного тренда.

Между тем, в третьем квартале на внутреннем рынке возникла сложная ситуация с вывозом угольной продукции: в связи с серьезным дефицитом подвижного состава в Кузбассе в течение двух месяцев был существенно ограничен прием угля в адрес дальневосточных портов, что отразилось на наших показателях по производству и реализации.

Несмотря на общее уменьшение в третьем квартале отгрузки концентрата коксующегося угля (ККУ) на 10% в сравнении со вторым, в абсолютных показателях в отчетном периоде мы нарастили объемы продаж в Китай, Японию и Индию, реализовав более 1 млн ККУ на азиатских рынках.

Что касается угля PCI (пылеугольное топливо), то в третьем квартале мы полностью переориентировали наши экспортные поставки на АТР. Сегодня основными покупателями данного вида угля являются корейские компании. В отчетном периоде мы видим падение продаж на 7% в сравнении со вторым кварталом по техническим причинам: из-за упоминавшихся выше транспортных проблем, а также задержек прибытия судов из Ю. Кореи в порт Посьет, часть объемов сентября перешла на четвертый квартал.

Уменьшение реализации антрацита на 6% обусловлено снижением добычи на разрезе «Красногорский» и сокращением поставок данного угля на предприятия Группы. Тем не менее, мы зафиксировали рост продаж на экспортных направлениях (прежде всего, в Европе, где в третьем квартале было реализовано 53% антрацита).

Причиной незначительного снижения продаж энергетического угля «Южного Кузбасса» также являлись ограничения по перевозке. На Эльгинском угольном комплексе нисходящая динамика стала следствием плановых ремонтных работ на обогатительной фабрике. Сокращение спроса на кокс негативно отразилось на наших продажах (-5%).

Продажи железорудного концентрата (ЖРК) Коршуновским ГОКом увеличились на 12%, весь объем продукции был направлен в адрес Челябинского металлургического комбината.

Металлургический сегмент уменьшил объемы производства чугуна на 7% и стали на 5% в сравнении с кварталом ранее из-за плановых ремонтных работ в доменном переделе.

В третьем квартале по сравнению со вторым мы снизили производство плоского проката на 22%, перераспределив ресурсы на более рентабельные виды продукции, при этом нарастив реализацию такой высокомаржинальной продукции как листовой нержавеющий прокат.

Одним из главных акцентов в отчетном периоде остаётся дальнейшее развитие производства универсального рельсобалочного стана (УРБС). Мы на 23% увеличили реализацию продукции с высокой добавленной стоимостью, произведенной на УРБС. За девять месяцев текущего года объемы выросли почти в три раза – до 357 тыс. т. В третьем квартале мы досрочно произвели и отгрузили РЖД согласованный годовой объем рельсов, достигнув запланированного показателя 150 тыс. т. Мы продолжаем сотрудничество с РЖД и до конца года планируем увеличить этот показатель еще на 100 тыс. т рельсов. На данный момент мы вывели наш рельсобалочный стан более чем на 50% уровень ежемесячной загрузки, увеличив ее с начала года в три раза.

Практически весь объем заготовки мы используем в собственном производстве более маржинальной продукции, в связи с этим продажа заготовки третьим лицам сократилась на 56%. В соответствии с нашей стратегией мы намерены и в дальнейшем минимизировать объемы реализации заготовки.

Снижение объемов строительства привело к пропорциональному сокращению потребления проволоки и других метизов на российском рынке. Белорецкому металлургическому комбинату удалось частично компенсировать это падение наращиванием производства и продаж канатов для горнодобывающей и нефтегазовой отраслей промышленности.

Увеличение продаж кованых изделий на 29% вызвано переносом сроков отгрузки с конца второго квартала на начало третьего, а также сезонным ростом спроса на рынках сбыта нашего подразделения «Мечел Сервис Глобал» в Бельгии.

В энергетическом бизнесе причиной снижения объемов выработки электроэнергии на 20% по отношению к девяти месяцам прошлого года стало проведение плановых ремонтных работ на оборудовании Южно-Кузбасской ГРЭС в рамках подготовки к предстоящему осенне-зимнему максимуму нагрузок. Уменьшение выработки тепловой энергии за 9 месяцев на 3% произошло по причине завершения отопительного периода в более ранние сроки».

Россия. ЦФО. УФО > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > metalinfo.ru, 30 ноября 2016 > № 1989486 Олег Коржов


Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 3 июля 2015 > № 1481268 Олег Коржов

Интервью гендиректора "Мечела" ТК "Россия 24"

Газпромбанк ведет переговоры о выкупе долга "Мечела" перед Сбербанком. Если компромиссный вариант покупки будет найден, это решит главную проблему компании, заявил генеральный директор Олег Коржов. Когда "Мечел" планирует договориться с зарубежными кредиторами, куда будут поставлять 100-метровые рельсы и почему компания готова поделиться акциями Эльгинского месторождения, об нам рассказал Олег Коржов.

- С какими итогами компания подошла к 2015 году, каковы финансовые показатели за 2014 год? Можно ли сравнить прибыль с периодами прошлых двух лет и какова будет дивидендная политика?

- По итогам 2014 года компания заработала убыток 147 миллионов долларов, по отчетности международной американской. Значит, данный результат, с одной стороны, безусловно, не очень хороший, потому что мы закончили с минусом, но радует, что у нас появились положительные тенденции к улучшению результата. По итогам 2013 года компания заработала 527 миллионов убытка. Поэтому можно констатировать, что по итогам по сравнению с 2013 годом убыток сократился почти в три раза. Тем не менее, учитывая, что компания отработала с убытком, на собрании акционеров было принято решение не выплачивать дивиденды по обыкновенным акциям. По привилегированным акциям было принято решение выплатить дивиденды общего размера порядка 7 миллионов рублей.

- Если посмотреть на результаты 2015 года I квартала, какие здесь цифры?

- Безусловно, те тенденции, которые были на рынке в I квартале 2015 года, они положительно повлияли на финансово-экономические результаты. Мы буквально недавно отчитывались перед инвесторами по итогам I квартала. И констатировали, что мы заработали 211 миллионов рублей. Для сравнения, для понимания цифр: в I квартале аналогичного прошлого года мы заработали 86 миллионов долларов. Рентабельность оставила порядка 19%. Это достаточно хороший для нас показатель, который дает нам возможность генерировать положительно денежные потоки и работать с банками по обслуживанию наших кредитов.

- Но и вопрос, который чаще всего появляется сейчас в СМИ: в какой стадии сейчас идет урегулирование долга с кредиторами?

- За последние полгода мы провели очень большую работу по урегулированию наших отношений и проблем со всеми банками. С рядом кредиторов мы подписали кредитное соглашение еще в конце 2014 года. И на протяжении полугода их выполняем. С нашими основными кредиторами я бы выделил, наверное, 4 основных направления. Это два банка с участием "Газпромбанка" и "Банка ВТБ", у нас подписаны предварительные соглашения, в рамках которых сейчас ведется работа по переподписанию новых кредитных соглашений. Мы планируем, что в ближайшее время в течение недели, максимум двух, мы закончим оформление всех документов, техническое оформление и подпишем новое кредитное соглашение, в рамках которого будут реструктуризированы наши долги. Второе направление – это синдикат банков западных, где у нас задолженность порядка миллиарда долларов США, здесь у нас все достаточно понятно. Они ждут урегулирования наших вопросов с банками государственными, после чего готовы присоединиться к общей реструктуризации. Здесь мы тоже не видим больших проблем. Но и, безусловно, проблема на сегодняшний день для нас остается – это наши взаимоотношения со Сбербанком. Как вы знаете, пока на сегодняшний день нам не удалось достичь договоренности о реструктуризации задолженности. Для решения этого вопроса мы пригласили финансового консультанта компании с мировым именем "Ротшильд", которая вместе с нами пытается найти компромиссный вариант, для того чтобы мы все-таки смогли прийти к какому-то консенсусу. Работа на сегодняшний день продолжается. Ведутся, есть предложения с нашей стороны с компанией "Ротшильд" по вариантам реализации этой стратегии. И есть предложения Сбербанка. Мы не застопорились, мы работаем, мы очень надеемся, что в конечном итоге мы все-таки достигнем договоренности. И вот это на сегодняшний день, пожалуй, наиболее проблемный единственный остался кусок работы по реструктуризации задолженности перед банками. Мы его закончим в каком-то краткосрочном промежутке времени. Мы видим, как мы движемся. Что мы, наверное, скорее всего, в течение где-то месяца-двух должны прийти к какому-то решению.

- Если очень коротко, какие предложения звучат от участников? То есть от Сбербанка, от вас, от посредника?

- Мы, в принципе, как я уже говорил неоднократно, сделали финансовую модель, которая показывает, как компания может обслуживать и гасить задолженность. То есть мы не хотим влезать в формат решения и реструктуризироваться, а через месяц опять прийти в формат неисполнения наших обязательств. Поэтому на основании этой модели мы видим, что нам надо около двух лет на выплату кредита. При нынешней рыночной конъюнктуре мы не в состоянии погашать тело кредита, но мы в состоянии оплачивать проценты. Поэтому у нас, в принципе, предложение было одинаково для всех. Первое: это в кризисном периоде порядка 2 -3 лет, далее погашение долга в течение 3-5 лет основного долга. И, как мы неоднократно говорили, мы предлагали всем банкам варианты вхождения в капитал наших дочерних обществ в том или ином размере, с тем чтобы можно было поучаствовать в управлении компанией и активами и посмотреть, как это все делается изнутри компании.

- "Газпромбанк" сейчас обсуждает возможность покупки долга перед Сбербанком. Вот как такая ситуация может помочь разрешить эту проблему?

- Но я не знаю, к сожалению, мне неизвестны итоги переговоров "Газпромбанка" со Сбербанком, потому что они ведутся на конфиденциальной основе. И нас не посвящают. Я знаю, что такое общение идет. "Газпромбанк", действительно, в этой ситуации нам оказывает достаточно большую помощь в виде переговорщика, в виде банка, который готов взять на себя определенные моменты переговоров. Я не знаю и не могу их оглашать, потому что их просто не знаю. Безусловно, если такая возможность будет и если "Газпром" найдет какой-то компромиссный вариант, в том числе по выкупу долга Сбербанка, безусловно, для нас это будет большой плюс, потому что он решит нашу самую главную проблему, которая есть на сегодняшний день. Да, она перейдет в плоскость "Газпромбанка", но с "Газпромбанком" у нас понятные отношения, у нас понятная логика поведения, и мы понимаем, к чему мы идем. Поэтому, безусловно, с "Газпромбанком" нам было бы проще договориться.

- Вот еще одно возможное решение. Недавно вице-премьер Юрий Трутнев заявил, что "Мечел" может отказаться от доли в Эльгинском месторождении. Ранее компания "Мечел" говорила, что не будет отказываться от этого актива. Почему было изменено решение?

- Я бы не сказал, что оно было изменено. Оно трансформировалось. Потому что мы неоднократно говорили, что у нас есть ряд предприятий, которых мы не относим к стратегическим. И они продаются, мы рассматриваем предложения, мы ведем работу по их продажи. Что же касается наших стратегических объектов, к которым месторождение, безусловно, относится, мы говорили, что мы готовы рассмотреть любые варианты по любому предприятию, если они будут для нас интересны. Мы не накладываем вето на какой-то из наших активов, мы готовы посмотреть любое предприятие, но если будет достойное коммерческое предложение, которое устроит нас. В этой связи Эльгинское месторождение не является исключением. Если по Эльгинскому проекту будет предложение, которое нас устроит, мы готовы поделиться частью акций в этом проекте и с тем, чтобы решить наши основные долговые проблемы по задолженности перед банками. Поэтому мы не отметаем этот вариант, мы его рассматриваем. И в рабочем порядке смотрим над этими предложениями.

- Но все-таки вы говорите, что речь идет о части акций. То есть о какой доли может идти речь и какая доля уже не может быть выставлена?

- Я бы не стал на сегодняшний день называть цифры, потому что это является предметом наших сегодня коммерческих переговоров, я бы не хотел эти вопросы до того момента, пока мы не договоримся или не рассмотрим, согласимся или не согласимся, выносить на общую публику.

- Но еще один проект, уже подтвержденный: компания "Мечел" будет продавать рельсы в течение трех лет компании РЖД. Как этот проект поможет решить проблемы, финансовые проблемы в компании?

- Мы и год назад заявляли, что, реализовав столь сложный и финансово очень емкий проект - практически миллиард долларов США было потрачено на реализацию этого проекта, - мы видели этот объект как одну из наших точек роста. Мы говорили о том, что мы построили проект. Дайте нам время для того, чтобы мы смогли раскрутиться там, выйти на проектные мощности, чтобы он начал давать и зарабатывать прибыль. Вот этот год у нас есть. На сегодняшний день стан работает, стан производит от 10 до 13 тысяч балки ежемесячно и постепенно расширяет свою ассортиментную линейку, что нас, безусловно, радует. Данная продукция пользуется достаточно большим спросом. И мы видим рынки, которые потенциально есть по этому проекту. Поэтому то дополнение, которое у нас есть к этому стану, – это рельсы. Оно, безусловно, но позволит нам расширить сортами данного стана. Действительно, в пятницу мы получили сертификат на рельсы. Это для нас это очень знаковое событие. Наверное, одно из самых важных на сегодняшний, в 2015 году. Потому что он дает нам возможность продавать не только рельсы в промышленности, которые мы производим, продаем на сегодняшний день. Но уже выйти непосредственно на РЖД и поставлять рельсы общего значения, общего пользования для РЖД. Это очень важно, потому что рельсы являются достаточно маржинальным видом продукции и позволят нам увеличить объемы производства на Челябинском металлургическом комбинате. Безусловно, кроме РЖД мы будем искать рынки сбыта за рубежом. Сертификат, который мы получили, у нас распространяется на весь Таможенный союз. Поэтому в страны СНГ нам уже не надо будет проходить сертификацию. И параллельно мы сейчас начинаем работать над тем, чтобы получить сертификацию, провести сертификацию нашей продукции на рынках дальнего зарубежья, что опять же даст нам дополнительный импульс, дополнительный толчок для продаж и для увеличения выручки от реализации.

- А теоретически кто может стать покупателем? И о каком объеме продажи может идти речь?

- Об объеме продаж на сегодня сложно говорить. Любой рынок требует входа, требует определенных, определенного времени, для того чтобы клиенты и поставщики, потребители поняли друг друга. На сегодняшний день наши объемы возможные потенциальные - стан рассчитан на миллион сто тысяч тонн. Вот в этом диапазоне, в принципе, мы можем работать. Изначально мы планировали, что половина продукции это будут рельсы, половина будет продукция строительного ассортимента. В зависимости от того, сколько возьмет РЖД от этого объема, от 500 тысяч тонн, мы все остальную часть готовы будем поставлять на экспорт. Но это, безусловно, сложно. Потому что на рынках дальнего зарубежья есть свои поставщики рельс. Но, тем не менее, это то, к чему мы будем стремиться в любом случае с нашей продукцией. Наша продукция сегодня соответствует самым высоким требованиям мировых стандартов, она делается по современной технологии. Поэтому мы имеем абсолютно те же конкурентные преимущества, что и основные производители в Европе и в странах Юго-Восточной Азии. Поэтому надеемся, что наша продукция будет востребована.

- И все-таки, если говорить о контракте с РЖД, какое влияние, какой эффект может оказать это соглашение на вашу компанию?

- Повторюсь, что здесь принципиальный момент – это объемы реализации и цены. Пока есть две неизвестных, говорить, какое это окажет влияние, достаточно сложно. Именно в августе мы планируем провести серию переговоров с РЖД по объему и по ценам. Исходя из этих параметров мы готовы будем встретиться попозже, сказать, к чему это приведет. Потому что умножение одного на другое дает финансовый результат. Пока он ноль, потому что пока мы потенциально не продали ни тонны РЖД. Но с учетом тех объемов, которые мы будем продавать, этот показатель, безусловно, будет увеличиваться.

- Спасибо большое, Олег Викторович!

Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 3 июля 2015 > № 1481268 Олег Коржов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter