Всего новостей: 2354609, выбрано 1 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Лебедев Константин в отраслях: Медицинавсе
Лебедев Константин в отраслях: Медицинавсе
Россия > Медицина > itogi.ru, 16 мая 2011 > № 327868 Константин Лебедев

Не по зубам. «Многие зубопротезные имплантологи посылали меня к чертовой матери. Ведь то, что мы в поисках причин непереносимости материалов раскрываем секреты, может представлять угрозу для их кошелька», — говорит профессор Константин Лебедев

В эту уникальную лабораторию сегодня едут пациенты со всего мира. Потому что только здесь занимаются изучением такой проблемы, как индивидуальная непереносимость материалов, используемых в медицинской практике. Сегодня это актуальное направление, поскольку искусственные импланты становятся важным элементом антиэйджинговой медицины. Об исследованиях, не имеющих аналогов в мире, «Итогам» рассказал руководитель лаборатории клинической иммунологии Московского государственного медико-стоматологического университета профессор Константин Лебедев.

— Константин Алексеевич, как все начиналось?

— Это было около 15 лет назад. Уже тогда было известно, что определенное количество пациентов страдает от самых различных негативных реакций на протезы. Так, еще в 30-е годы прошлого века врачи приводили в своих записках интересные наблюдения. Писали о том, что некоторые заболевания, например красный плоский лишай, могут пройти, если изо рта удалить все металлы. Были даже работы, указывающие на невероятное — на то, что развитие опухолей в этом случае прекращается. Однако предметно этим никто никогда не занимался. Фактически наша лаборатория оказалась единственной в мире, которая стала изучать непереносимость материалов. Мы выделили общие ее симптомы: горение языка или какой-то его части, невыносимое жжение, боль, отек, изменение вкуса, обилие слюны или, наоборот, сухость во рту. Хотя есть симптомы и более страшные — воспаления, опухоли, онкология. Сначала мы исследовали людей на аллергонепереносимость металлов. В 30 процентах случаев непереносимости выявляют антитела, значит, речь идет о реакции иммунной системы. Это проверяют при контактном дерматите, прикладывая металл к коже. Так делали и делают во всем мире, но при этом никто никогда не давал врачебного заключения — врач не был уверен ни в чем. Перед нами была поставлена задача разработать методы, обладающие большей степенью достоверности. Наша лаборатория стала наполовину научно-исследовательской, наполовину производственной.

— Сейчас выяснилось, что вы угадали с темой?

— Точно. За последние полвека в мире произошел почти что переворот. Появились особые металлические сеточки, стенты, — их ставят и в гортань, и в сосуды, и в мочевой пузырь. Пациентам доступны кардиостимуляторы, искусственные суставы, металлические нити в косметологии. В стоматологии мы имеем дело не только с восстановлением зубов. Есть еще многочисленные импланты, устройства для изменения прикуса и прочее. Но у разнообразия возможностей есть и негативная сторона. Сейчас известно, что непереносимость к различным металлам возникает у 10 процентов пациентов. Это иностранные данные, но надо учесть, что за рубежом проблемой занимаются узкие специалисты, которые знают, что можно использовать, что нельзя и за что в случае чего их будут бить по рукам. В России, по-видимому, ситуация более серьезная, непереносимостью у нас страдает гораздо большее количество людей. Это оттого, что в наших стоматологиях, которые сплошь и рядом представляют собой коммерческие общества с ограниченной ответственностью, пациентам часто ставят в качестве протезов что попало. По моим данным, 90 процентов пациентов после посещения стоматологов имеют во рту импланты, содержащие 5—7 металлов. К настоящему времени через нашу лабораторию прошли более 14 тысяч пациентов. Изучив их истории болезни, мы поняли, что в случаях с металлами имеем дело не с истинной аллергией. Это было то, что в России называют псевдоаллергией, а за рубежом — аллергоподобными заболеваниями. Параллельно с этим мы начали изучать и вторую часть проблемы — гальванические токи. В норме они постоянно присутствуют в организме. Например, электрокардиограмма показывает гальванические токи, которые идут от сердца, но они очень небольшие, порядка 20—100 милливольт. Возникают за счет разницы электрических потенциалов в разных участках тела.

— В чем же проблема с металлами в составе протезов?

— Разные металлы, погруженные в электролит, имеют разный потенциал. Если их в организме хотя бы два, получается своеобразная «батарейка». Естественные токи меняют свое течение. За рубежом этим занимались, но тема была закрытой — по большей части из-за того, что здесь замешаны большие деньги. Однако, изучая зарубежные статьи, мы поняли, что наши иностранные коллеги боятся смешивать металлы. Кстати, на прошлой неделе у нас в институте читал лекции один французский специалист. Пафос его выступлений заключался в том, что весь металл во рту должен быть какой-нибудь один.

— Как он это обосновал?

— Никак. Только тем, что могут быть неприятности. Вот такого уровня рассуждения. Потому нам пришлось разработать принципиально новый метод определения гальванических токов. Раньше разницу потенциалов тоже измеряли. Но делали это просто: один электрод закрепляли на язык человека, второй — на металл во рту. Физик, который работал в нашей группе, подсказал, что это надо делать по-другому. Молния же никогда прямо не идет, только зигзагами. Она выбирает наиболее удобный путь. Такие вот пути мы исследуем во рту. Существует не меньше 50 определений для каждого пациента. Кроме того, всегда предполагалось, что слюна — очень хороший проводник токов. По ней они и идут. Однако после того, как мы догадались померить токи в тканях, оказалось, что они тоже являются проводниками. Почему это важно? Патологические проявления в организме в этом случае на порядок сильнее. Ну а дальше нам стало непонятно, почему же токи дают такую реакцию. Мы попробовали глупую вещь, которую все в детстве делали, — приложили батарейку к языку. Оказывается, чтобы появилось жжение, главный симптом непереносимости, нужно где-то полторы тысячи милливольт.

— Сила гальванического тока в организме в несколько раз меньше. Значит, симптомы дает не он?

— Мы поняли, что зло творит не сам ток. Долго ломали голову над этой загадкой. Честно скажу, додумались не сразу, хотя идея лежала на поверхности. Я вспомнил работы по хронической интоксикации тяжелыми металлами. Они постоянно присутствуют в организме, совсем без них мы не можем. Кстати, железо тоже к ним относится. Но они нужны нам в малых количествах. Если же превышение дозы хроническое, то люди болеют в основном онкологией, у них случаются обострения разных недугов. Теперь давайте вспомним, как делают оцинкованное железо. Берут два электрода с разным зарядом, между ними возникает гальванический ток. Он несет ионы металла, которые концентрируются на одном из полюсов. То же происходит, когда в организме оказываются два разных металла. Они превращаются в два полюса батареи, между которыми находится слой электролита — слюна. И концентрация металла в очаге рядом с полюсом бывает очень высокой, как при отравлениях. Чтобы доказать, что причина реакции непереносимости не в токах самих по себе, а в концентрации ионов, мы стали давать больным негормональные противовоспалительные препараты. В течение недели все симптомы у них исчезали. Так мы показали, что воспаление при гальванических токах вызвано концентрацией ионов. Потом мы пошли дальше. Мой друг известный кардиолог Давид Иоселиани подарил нам 45 разных стентов, чтобы проверять аллергические реакции. Сначала мы даже не думали о гальванических токах, идущих по тканям тела. Но неожиданно выявили удивительные случаи. Например, человеку поставили стенты, а потом он вдруг решил установить зубные протезы с металлическими замочками. И у него началось сужение сосудов. Обмерив его, мы обнаружили сильные гальванические токи. Сегодня к нам приходит много пациентов с такой проблемой. И мы уже знаем, что она может возникнуть, если есть металл во рту. Подобные последствия возникают и в случаях с искусственными суставами. Из-за постоянного воспаления изменяется структура кости, сустав может выпасть. То же самое с зубными имплантами. Бывают другие ситуации — предположим, женщина укепила кожу так называемыми золотыми нитями, одновременно поставив зубной имплант. Проблема может возникнуть и с кожей, и с ротовой полостью. Все зависит от того, где в нашей «батарейке» находится полюс, на который идут ионы металла.

— Просто и понятно, но верится с трудом...

— Если честно, многие зубопротезные имплантологи посылали меня к чертовой матери. Никто не хочет признавать наличие проблем. Ведь то, что мы в поисках причин непереносимости материалов раскрываем эти секреты, может представлять угрозу для их кошелька. К сожалению, сейчас очень многое в нашей жизни поставлено на коммерческие рельсы.

— Как решить эту проблему? Отказаться наотрез от металлических имплантов?

— В каких-то случаях придется как минимум убрать изо рта весь металл. Впрочем, есть и другие материалы, существуют устройства со специальным покрытием. Однако чаще всего они просто не понадобятся. Наши исследования показывают, что большинство пациентов справляются с ситуацией. Например, человеку поставили искусственный сустав, вначале была непереносимость, а через полгода исчезла. Появилась толерантность. Так что это явление еще изучать и изучать. Мы очень многого еще не знаем.

Наталья Кириллова

Начинка                             

Гвозди бы делать...

Металлов в организме человека действительно может быть много. Например, недорогие сплавы хрома с никелем или кобальтом раньше часто использовали в протезах. Однако затем выяснилось, что именно эти металлы легче всего подвергаются окислению и деформированию. Как результат могут возникать воспаления и аллергоподобные реакции. Более совместимы с тканями человеческого организма сплавы из благородных металлов — золота, платины, палладия. Но они и дороже. Их чаще всего рекомендуют стоматологи-протезисты. Однако наилучшими функциональными характеристиками обладает титан: он не подвергается окислению, не деформируется, позволяет придать коронке или протезу практически любую форму. Именно из сплава титана с никелем, называемого нитинолом, сейчас изготавливают большинство стентов. В хирургии очень популярны титановые эндопротезы, которые применяют при переломе шейки бедра. В кардиологии используют стимуляторы тоже в основном из титана или его сплавов. Однако вот незадача: именно сочетание титана и золота (например, титановый кардиостимулятор плюс золотые коронки) может вызвать так называемую болезнь желтых ногтей. Ее первым признаком, естественно, является изменение цвета ногтей. А кроме этого, могут развиться непрекращающийся кашель, фронтиты, гайморит. Любопытно, что все это проходит, если убрать из организма хотя бы один из роковой пары металлов.

Пятая сила

В американском коллайдере Теватрон родилась неизвестная частица, которая может перевернуть с ног на голову все существующие представления об устройстве Вселенной

Вести с Большого адронного коллайдера время от времени будоражат мир. Так, недавно прошли сенсационные сообщения о том, что на ускорителе якобы наконец-то открыли воспетый Дэном Брауном бозон Хиггса, ради которого эксперименты, собственно, и затевались. Информация была подана анонимно — на одном из блогов, без ссылок на источники и указания авторства, и потому не может претендовать на объективность. В тени этой истории оказалось куда более любопытное сообщение об открытии американских физиков. На главном конкуренте Большого адронного коллайдера — ускорителе Теватрон, расположенном близ Чикаго, они зафиксировали рождение неизвестной до сих пор частицы. Если ее существование подтвердится дальнейшими экспериментами, это перевернет нынешние представления об окружающем мире.

Эксперимент с интригой

Теватрон функционирует с 1983 года, и за это время он произвел не одну сенсацию. Наиболее известная из них — открытие топ-кварков, самых тяжелых на сегодня элементарных частиц. Ускоритель включает в себя два больших детектора — CDF и D0, на которых работают две крупные международные коллаборации ученых. На детекторе CDF в апреле и была зафиксирована частица, о существовании которой ученые прежде не догадывались. Открытие сделали во время эксперимента по столкновению протонов и антипротонов. Когда они разгоняются в ускорителе и сталкиваются с энергией в два тераэлектронвольта, возникают тысячи реакций, протекающих с образованием различных частиц. «Во время очередного эксперимента мы занимались изучением вероятности парного образования W-бозонов, — рассказал «Итогам» руководитель коллаборации D0 доктор физико-математических наук Дмитрий Денисов. — Эти частицы вместе с Z-бозонами отвечают за слабое взаимодействие. Вообще-то образование W-бозонов не редкость. Но в конкретном случае нас интересовало, что происходит, когда один W-бозон распадается на лептон и нейтрино, а второй — на пару струй, то есть потоков энергии». Тут и появилась интрига. Выяснилось, что при эксперименте возникли две струи с эффективной массой в 145±5 гигаэлектронвольт (ГэВ). Это и стало сенсацией: все указывало на то, что в паре с W-бозоном образовалась некая доселе неизвестная частица с массой в 145 ГэВ.

Самые смелые теоретики сразу предположили, что они ухватили за хвост пресловутый бозон Хиггса. Основания для такого предположения имелись — масса хиггсовского бозона примерно и равнялась 145 ГэВ. Однако, кроме совпадения по массе, зарегистрированная частица ничем больше на бозон Хиггса не походила. И потому теоретики осторожно предположили, что они столкнулись с одним из проявлений суперсимметрии, также предсказанной в рамках Стандартной модели, то есть теории элементарных частиц и их взаимодействия. Суперсимметрия подразумевает наличие в природе частиц, идентичных известным элементарным частицам, но с противоположным зарядом. Но и здесь все оказалось не так просто, поскольку суперсимметричные частицы должны, как считается, иметь массы больше сотен и сотен ГэВ. Что же в таком случае обнаружили на Теватроне?

Энергетическая пустыня

По всей видимости, как полагают американские исследователи, речь может идти об открытии ими бозона, но не Хиггса, а частицы, отвечающей за некую, условно говоря, пятую силу. Эта сила может дополнить уже известные четыре вида взаимодействия — сильное, слабое, электромагнитное и гравитационное. У каждого из них есть свои бозоны. У сильного взаимодействия — глюоны. У слабого — уже упомянутые выше W- и Z-бозоны. У электромагнитного — фотоны. За гравитацию отвечает так до сих пор и не пойманный гравитон. Если же пятый вид взаимодействия в природе все-таки существует, то найденная частица вполне может оказаться его переносчиком, еще не имеющим своего названия. По сути, и само описание неведомой пятой силы пока может быть весьма расплывчатым: это некое взаимодействие, которое переносится некой частицей и отвечает за существование некой материи.

Физики-теоретики в последнее время все активнее предсказывают возможность существования пятой силы. Дело в том, что сейчас наблюдается огромный разрыв между теми энергиями, на которых современные ускорители могут видеть элементарные частицы и наблюдать взаимодействия между ними, и тем, где заканчивает свое действие Стандартная модель. Этот разрыв называется «великой энергетической пустыней». Для нее нет никаких предсказаний. Все наблюдаемые или предсказанные с большой вероятностью частицы находятся в области энергий до 3500 ГэВ, откуда и начинается энергетическая пустыня, доходящая вплоть до 1016 ГэВ. На этой отметке, как предполагается, случится великое объединение всех взаимодействий. Не исключено, что именно в «пустыне» и таится неизвестная доселе пятая сила. Некоторые ученые предполагают, что она может являться чем-то вроде антигравитации или темной энергии. И якобы именно эта сила позволяет перемещаться в обход силы притяжения, а может быть, и остальных взаимодействий, не обращая внимания даже на такое ограничение, как скорость света.

С правом на ошибку

После обнародования результатов эксперимента ученый мир загудел, как разворошенный улей. «Что-то нашли, и сейчас специалисты ломают головы, что именно — то ли это действительно новая частица, то ли систематическая ошибка в проведении эксперимента», — рассуждает заведующий отделом экспериментальной физики высоких энергий Научно-исследовательского института ядерной физики имени Д. В. Скобельцына МГУ доктор физико-математических наук Эдуард Боос.

Скептики подмечают, например, такой момент: во время эксперимента на Теватроне отклонение от фона составило 3 сигма. Переводя с языка физиков на общедоступный, 3 сигма — это вероятность события, оцениваемая в 99,7 процента. Это практически стопроцентное попадание, и все же при таком раскладе полученный результат обычно считается не открытием, а указанием на что-то новое. «3 сигма — это как орел и решка, — говорит старший научный сотрудник сектора теоретической астрофизики Физико-технического института им. А. Ф. Иоффе РАН кандидат физико-математических наук Александр Иванчик. — Известно немало случаев, когда какое-то событие оценивалось в 3 сигма, а потом ставили эксперимент даже не в два, а в полтора раза точнее, и от этих 3 сигма ничего не оставалось. Поэтому событие на таком уровне — это гадание на кофейной гуще».

И все же, несмотря на то, что о найденной частице пока известно лишь то, что она образуется вместе с W-бозоном, имеет массу в 145±5 ГэВ и распадается на пару струй, многие физики не намерены считать это событие ошибкой. Ведь большинство великих открытий так и начиналось — с мизера информации. Теперь нужно только проверять и ждать. Дмитрий Денисов говорит, что коллаборация D0 уже завершает проверку данных коллег по Теватрону. Результат обещают опубликовать в самое ближайшее время. Возможно, полученный результат проверят на Большом адронном коллайдере. Если же частица пятой силы действительно окажется открыта, то сведения о ней перевернут наши знания о строении Вселенной. Владимир Крючков

Россия > Медицина > itogi.ru, 16 мая 2011 > № 327868 Константин Лебедев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter