Всего новостей: 2356410, выбрано 1 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Лукша Павел в отраслях: Образование, наукавсе
Лукша Павел в отраслях: Образование, наукавсе
Россия > Образование, наука > mn.ru, 27 декабря 2012 > № 920610 Павел Лукша

Павел Лукша: «Собрать себя как специалиста можно будет и без университета»

Директор образовательных программ московской школы управления «Сколково» рассказал, каким будет образование через 20 лет

Павел Лукша с коллегами несколько лет целенаправленно занимается исследованием глобальных трендов, которые будут менять форму и содержание образовательного процесса. Весной этого года по результатам работы Павла была представлена первая российская дорожная карта будущего образования до 2030 года. В числе прогнозов — наступление «точки Бога», формирование «виртуального халифата» и смена парадигмы высшего образования.

— Скажите, почему вас заинтересовало прогнозирование будущего?

— С 1995 года я работаю в сфере стратегического управления, в той или иной степени это касается управления будущим. Классический формат стратегического планирования предполагает создание бизнес-плана, который формируется исходя из целей компании. Откуда эти цели берутся? Как правило, непосредственно из головы владельца бизнеса. Как эти цели появляются в голове владельца бизнеса? Это такая магия, которая, как правило, выходит за рамки классического стратегического анализа. Меня все больше начинал интересовать вопрос целеполагания. Размышляя над этим, изучая работавших по этой теме авторов, я понял, что цели ставятся только на основании образа будущего. Для того чтобы ставить личные цели и цели компании, нужно понимать, куда движется мир. Отсюда у меня возник интерес к разработке инструментов, которые позволяли бы образ будущего определять.

Наша жизнь очень стремительно переходит в цифру. Цифровая копия человека (страница в социальной сети) и сам человек все больше сближаются

— Как появился форсайт «Образование-2030»?

— Мы начали работу над форсайтом года четыре назад, первый целостный образ будущего собрали около двух лет назад. В нашем случае вместе собрались люди, которые понимают, что нынешняя логика развития образования совершенно не соответствует требованиям времени, — это и директора школ, и представители ведущих университетов, и другие ключевые игроки образовательной индустрии. У нас на тот момент не было никакого внешнего заказчика, мы занимались этим для себя — просто потому, что нам нужно было понимать, какое образование будущего мы хотим создавать. Но прошло не так много времени, и в этом году некоторые элементы нашего форсайта уже стали частью государственной политики.

— Давайте поговорим о тенденциях, которые вы выявили.

— Прежде всего мы учитывали, что наша жизнь очень стремительно переходит в цифру. Цифровая копия человека (страница в социальной сети) и сам человек все больше сближаются. В какой-то момент все культурное и научное наследие окажется в сети — и в сети будет максимум информации о том, что происходит в данный момент с каждым из нас. Предельное развитие интернет-технологий, развитие мобильных технологий позволит получать информацию всегда и везде. Когда этот момент наступит — а мы условно называем его «точкой Бога», — образование должно стать совершенно другим. Ждать осталось недолго — лет 10–15.

Развитие информационных технологий породит целый пучок новых решений. Это и образование в виртуальных мирах, в первую очередь в разных многопользовательских играх, и автоматические образовательные системы с искусственным интеллектом — электронные наставники, и повсеместное образование в любых городских пространствах с использованием дополненной реальности.

Другой важный сюжет — возникновение в мире надстрановых цивилизационных блоков, которые будут задавать стандарты образования и его содержание. Как эта тенденция переформатирует правила игры? До сих пор логика развития образования и науки во многом шла в западноевропейском или даже англосаксонском ключе. США сейчас являются держателем стандарта. К примеру, история, которая преподается в мире, — она в основном европоцентрична (за исключением национальной истории, преподаваемой в национальных государствах вне Европы). Когда арабские страны полноценно придут в интернет, кроме христианской появится еще как минимум мусульманская версия того, куда и как надо двигаться миру, — мы это называем «виртуальным халифатом».

Павел Лукша считает, что в будущем образование перестанет быть какой-то отдельной задачей, а станет практикой, которая длится всю жизнь: в режиме 24/7 каждый будет учиться тому, что нужно знать прямо сейчас

© РИА Новости. Александр Уткин

Кроме «виртуального халифата» очень важен тренд на движение в Азию. Азия будет ощутимо менять правила игры. Если до сих пор большинство городского населения в мире жило в европейских странах, то в будущем основной рост городов будет проходить в Индии и Китае. Гегемония европейцев будет довольно быстро исчезать во многом благодаря сети. В интернете будет активизироваться все больше неевропейского, небелого населения. А в 20-е годы в интернет придет и Африка. Все будет меняться очень быстро.

— Ваш прогноз объясняет, как будет трансформирован институт школы?

— В таком виде, как мы знаем ее сейчас, система школьного образования появилась всего лишь сто лет назад. И эта система очень консервативна и даже ригидна. Главные заказчики школьного образования — родители учащихся, обычно они смотрят лет на тридцать назад в прошлое, в то время когда они еще сами учились в школе. Сейчас родители в массе своей не хотят образовательных экспериментов, а хотят, чтобы все было как в советской школе. Школа в принципе очень неохотно изменяется и адаптируется, делает это в самый последний момент, когда не поменяться уже нельзя.

Задача школы будущего — научить ребенка жить в информационно насыщенном мире, находить информацию, грамотно пользоваться ею. А кроме этого — и это самое главное — уметь думать, создавать новое, работать в команде, уметь ставить себе цели, управлять своим состоянием и своим развитием.

Сейчас в школах очень заметен смысловой разрыв между «цифровыми» учениками и «нецифровым» учителем. Но неизбежно информационные технологии будут занимать все более значимое место в образовании, учебный процесс будет включать больше игровых элементов — доказано, что образование через игру результативнее любой зубрежки.

Но помимо образовательной функции школы еще выступают и как «камеры хранения», куда занятые родители сдают своего ребенка, будучи уверенными, что там он не только приобретет знания и социальные навыки, но и на время будет в безопасности, да и просто занят делом. Эта функция очень важна, поэтому школа как институт будет сохраняться очень долго.

Система, где университетские преподаватели передают знания, а потом по ним проводят тестирования, в будущем станет попросту бессмысленной

— В своем прогнозе вы говорите о смене парадигмы высшего образования. Как она будет происходить?

— Что случится, когда информация будет доступна каждому всегда и везде? Система, где университетские преподаватели передают знания, читают курсы и лекции, а потом по ним проводят тестирования, в будущем станет попросту бессмысленной.

Нужно принципиально новое содержание! В постинформационном обществе, к которому мы движемся, образование перестает быть какой-то отдельной задачей, а становится практикой, которая длится всю жизнь. Условно говоря, в режиме 24/7 каждый будет учиться тому, что нужно знать прямо сейчас, — проходить курсы и тренинги, посещать семинары и мастер-классы специалистов.

«Живое» высшее образование тоже, естественно, останется, но акцент должен быть не на передаче знаний, а на их создании — на исследованиях, на творческих задачах, на предпринимательских проектах студентов. Не должно быть дистанции между профессором и студентом — по сути, они оба в ситуации незнания, только у профессора больше опыта и понимания, как пройти через этот вызов. Кроме этого вуз должен перестать готовить индивидов и начать готовить команды — потому что именно команда решает проблемы и находит нестандартные решения.

— Но как тогда быть работодателям, как они будут находить новых сотрудников?

— Представим, что у каждого человека есть электронное портфолио — все его достижения, выполненные проекты, рекомендации, комментарии специалистов и многое другое собрано на одной странице, находящейся в открытом доступе. Российским правительством уже принята дорожная карта по национальной системе квалификаций и компетенций, которая подразумевает создание такой системы портфолио. До ее внедрения в повсеместную практику осталось условно пять лет.

Дальше появятся независимые центры оценки, которые будут всю информацию, указанную в портфолио, проверять. А затем тестировать набор компетенций каждого человека. Комбинируем электронное портфолио и независимую оценку — получаем удобную систему поиска и отбора специалистов.

Неправильно превращать гуманитарные науки в загончик для людей, которые не умеют ничего больше делать

Как только появится система электронных портфолио, пропадет эксклюзивность университетов. Себя и свой портфель компетенций можно будет собрать самостоятельно — где-то прослушать курс, пройти тренинг, где-то выполнить производственную практику. Не обязательно будет сидеть пять-шесть лет в университете. Собрать себя можно будет самыми разными способами. И эти способы будут признавать наравне с классическими формами образования.

— Что ждет гуманитариев? Есть мнение, что в будущем даже они будут вынуждены разбираться в технических науках.

— Сложный вопрос. Есть много профессий на стыке гуманитарных, технических и естественных наук. Например, экономист, социолог, антрополог. Информатизация будет задавать правила игры для всех, и для них тоже. Неправильно превращать гуманитарные науки в загончик для людей, которые не умеют ничего больше делать. Гуманитарные науки, пользующиеся техническими знаниями, должны продвигать человечество дальше. С другой стороны, есть гуманитарные области знаний, в которых происходит смыслопорождение, — языковое творчество, философия, теология. Их значение будет только расти.

— Скажите, почему ваш прогноз касается только ближайших 20 лет? Можно ли спрогнозировать то, что будет в более отдаленном будущем?

— Во-первых, к 2030 году возникнет следующее поколение интернета — нейронет (он будет основан на нейроинтерфейсах), который принципиально изменит правила игры. А во-вторых, цикл образовательной подготовки человека (школа — вуз — поствузовское образование) как раз примерно и составляет 20 лет.

— Какую роль российское образование к 2030 году будет играть в мире?

— Место российского образования будет определяться решениями тех, кто развивает российское образование сейчас. Это вопрос к ректорам вузов, директорам школ, Министерству образования, компаниям, которые пишут образовательный софт. Если они сумеют развивать те компетенции, которые нужны миру, осознанно ставить цели на 2030 год и двигаться к ним, то мы сможем иметь достаточно значимую роль и с точки зрения «живого» образования, и с точки зрения онлайнового.

Второй сценарий — и по нему наша страна двигалась в последние 20 лет — заключается в том, что мы продолжим терять позиции и скоро окажемся не способными стратегически управлять своим будущим. Если никто не будет думать о том, как найти себе место в изменяющемся мире, то мы вообще вылетим в обойму стран третьего мира. К сожалению, в последние 20 лет реализовывался именно этот сценарий. Каждый директор школы, каждый ректор, каждый человек, работающий в российской образовательной сфере, должен для себя решить, что он может сделать лично, чтобы принять этот вызов.

Цветелина Митева

Россия > Образование, наука > mn.ru, 27 декабря 2012 > № 920610 Павел Лукша


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter