Всего новостей: 2397437, выбрано 2 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Мельников Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольСМИ, ИТМедицинавсе
Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > forbes.ru, 7 июля 2017 > № 2235830 Алексей Мельников

Симметричный ответ «Системы»: к чему ведет тяжба с «Роснефтью»

Алексей Мельников

Адвокат Московской городской коллегии адвокатов

В случае удовлетворения иска «Роснефти» может появиться прецедент, который изменит не только собственно судебную практику, но и затронет такие важнейшие понятия, как стабильность гражданского оборота и неприкосновенность собственности в нашей стране

Вчера суд Башкирии отклонил заявление АФК «Система» об отмене обеспечительных мер в виде ареста ее активов по иску «Роснефти». Учитывая предыдущие действия суда в рамках этого процесса, такой исход вряд ли кого-то удивил. Но требования «Системы» о симметричных обеспечительных мерах стали хорошей попыткой обратить внимание суда, общественности, наконец, государства на негативный эффект, который эта судебная тяжба оказывает на стоимость акций самой «Системы», принадлежащих ей компаний и на весь рынок ценных бумаг.

Кажется, история с арестом активов «Системы» по иску госкомпании, укладывается в понимание «Роснефти» о мерах, способствующих улучшению инвестиционного климата в России. Однако такие резкие действия, совершенно очевидно, идут в разрез со сложившейся в стране судебной практикой.

Напомню, что ранее судебные приставы арестовали часть активов АФК «Системы» — 31,76% МТС, 100% сети клиник «Медси» и 90,47% Башкирской энергосетевой компании. Сама «Система» во вчерашнем заседании резонно заявила, что уже терпит реальные убытки от действий, инициированных через суд «Роснефтью», и потребовала применения встречных обеспечительных мер к госкомпании.

Юридически данные требования вполне соответствуют закону. «Роснефть» и сама подтверждала неблагоприятные последствия для ответчика: в определении суда Башкирии по аресту активов «Системы» в качестве обоснования приводились доводы истца о том, что капитализация «Системы» снижается. Истец не отрицал этого и сегодня. Более того, госкомпания уверена, что ответчик сам же себе и наносит ущерб, а представители «Башнефти» и вовсе связали падение стоимости акций «Системы» с ее же собственными «манипуляционными действиями». Логика, на мой взгляд, не поддается объяснению: зачем компании намеренно вести бизнес так, чтобы снижать собственную капитализацию?

Анализируя решение об аресте активов «Системы», я бы отметил, что согласно Арбитражному процессуальному кодексу подобные обеспечительные меры суд может принимать, когда у него есть обоснованные причины предполагать, что в противном случае его решение станет неисполнимым. Со времен рейдерских захватов, когда арест имущества компаний применялся весьма часто с недобросовестной целью — создать препятствие нормальной работе захватываемого предприятия, сегодняшняя судебная практика пришла к очень консервативному и взвешенному подходу. Согласно ему, от истца, обращающегося к суду с просьбой об аресте активов ответчика, всегда требуется документальное обоснование этих будущих затруднений с исполнением решения. Только лишь внушительный размер требований истца (которые, подчеркну, еще не получили судебной оценки) без учета финансового положения ответчика, достаточным доказательством не является.

Теперь возникает вопрос: почему аресту подверглись акции, а не деньги на счетах «Системы»? Очевидно, что деньги являются самым лучшим обеспечением по иску об убытках. Первое, что обычно требует от истца суд, если собирается удовлетворить его ходатайство, это документы о денежных активах ответчика. Арест акций в качестве обеспечительных мер возможен, только если приведены неоспоримые доказательства того, что ответчик деньгами не сможет расплатиться по исковым требованиям. На счетах ответчиков, как заявляют их представители, находятся очень значительные средства плюс стоимость балансовых активов в несколько раз превышает сумму иска. Но истцы потребовали ареста совершенно конкретных акций, и суд их просьбу удовлетворил. Этот факт является довольно странным для судебной практики и заставляет задуматься: не являлись ли именно активы «Системы», а точнее — акции МТС, целью истца? Неплохой способ диверсифицировать бизнес.

Еще одна важная деталь: стоимость арестованных бумаг превышает сумму исковых требований. «Система» заявила, что активы стоят более 250 млрд рублей, суд оценил их в 185 млрд рублей. Обе цифры так или иначе выше исковых требований «Роснефти». Представители госкомпании говорят о неком «резервировании средств». Закон никакого дополнительного резервирования свыше цены иска не предусматривает. Такое чувство, что судебный процесс идет не против одной из крупнейших российских компаний, под управлением которой находятся активы на 1 трлн рублей, а против фирмы-однодневки, находящейся на грани банкротства.

В настоящий момент мы видим, что действия истца уже серьезно сказываются на общем финансовом положении ответчиков. Судя по информации аналитиков, многочисленные новости об этом процессе в целом и об обеспечительных мерах, в частности, уже повлияли на рынок не самым лучшим образом. Например, организация Emerging Portfolio Fund Research на днях заявила о максимальном за последние три года оттоке иностранных инвестиций из России — на $1,6 млрд. Одной из причин в этом докладе прямо названо обострение корпоративного конфликта между «Роснефтью» и «Системой».

В целом же, те два месяца, на протяжении которых активно развивается история с этим спором, стали для инвесторов настоящим испытанием на прочность. Процесс с самого начала казался не вполне логичным и шел нестабильно, как будто действия истца не происходили по обычному для судебных споров плану, а менялись, что называется, «по ходу пьесы». Каждая новость о споре порождала множество обсуждений и домыслов, а также резко влияла как на котировки акций компаний-участниц этого дела, так и российские индексы в целом.

Рассмотрение иска «Роснефти» против «Системы» можно считать одним из самых громких процессов последнего времени. Это, в общем, и неудивительно, учитывая статус участников, огромную сумму иска, а также саму суть исковых требований. В случае удовлетворения иска «Роснефти» и «Башнефти» к «Системе», может появиться прецедент, который, осмелюсь предположить, изменит не только собственно судебную практику по корпоративным делам, но и затронет такие важнейшие понятия, как стабильность гражданского оборота и неприкосновенность собственности в нашей стране.

Отмечу еще одно. Неоднократные корректировки истцом своих действий и вмешательство в дело совершенно беспрецедентных событий, то ли с технической судебной ошибкой, то ли с подделкой документов, арест активов платежеспособного ответчика, выходящие даже за рамки судебного определения действия пристава (который еще и запретил ответчикам получение дивидендов) — все это заставило фондовый рынок погрузиться в затяжную турбулентность. Конца и края этому пока не видно.

Здесь не могу не вспомнить слова пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, который ранее отметил, что говорить о каком-то влиянии этого спора на инвестиционный климат было бы неверным. Однако факты демонстрируют совершенно иное. Рынок основательно лихорадит на каждой новости, касающейся этого громкого процесса, что объективно демонстрирует его высокую важность для инвесторов, а значит, — и для инвестиционного климата в целом.

Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > forbes.ru, 7 июля 2017 > № 2235830 Алексей Мельников


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 22 мая 2017 > № 2182039 Алексей Мельников

«Системные» иски «Роснефти»: что с ними не так

Алексей Мельников

Адвокат Московской городской коллегии адвокатов

«Роснефть» и «Башнефть» подали иск против АФК «Система» и ее дочерней «Система-Инвест», требуя возместить 106,6 млрд рублей убытков. Какие сигналы бизнесу посылает госкомпания, пытаясь оспорить действия прежнего акционера?

Прозрачность и закон

Убыток, по мнению истцов, образовался в результате реорганизации «Башнефти» в 2010-2014 годах и складывается из трех частей: 57,2 млрд рублей — за «утрату» 49,4% акций «Система-Инвест» (обменяны «Системой» на акции «Башнефти»), 37 млрд рублей — списанный долг «Система-Инвест» перед «Башнефтью», 12,5 млрд рублей — погашение 3,9% акций «Башнефти», выкупленных у миноритариев.

Насколько можно судить из иска и иной публично доступной информации, исковые требования подкреплены весьма жесткими формулировками: акционеры «не могли не знать» о проверках следственных органов, «выводили» активы «преднамеренно», «предвидели» неизбежность изъятия акций «Башнефти». Для человека, разбирающегося в корпоративном праве, такие аргументы выглядят весьма спорно. Разберем основные претензии.

«Утрата» 49,4% акций «Система-Инвест»

Вряд ли акции можно назвать утраченными, если по обоюдному согласию, с одобрения акционеров и на основании законной независимой оценки происходит взаимовыгодный обмен ими. Как мы знаем, за 49,4% в «Система-Инвест» «Башнефть» получила 16,8% собственных акций. Приобретение компанией собственных акций является мировой корпоративной практикой. В России мы также знаем массу подобных примеров («Новатэк», «Норильский никель», «Уралкалий», ВТБ и др).

В целом в результате приведения в порядок акционерной структуры и выделения непрофильных активов стоимость «Башнефти» на рынке существенно выросла, об этом свидетельствуют котировки ее акций после завершения реорганизации (+23,8%).

Списание долга «Система-Инвест» перед «Башнефтью»

Что касается списания долга, то он, по всей видимости, происходил по разделительному балансу, как это обычно бывает в случае реорганизации. Все активы и пассивы, включая долги, делятся пропорционально между реорганизуемыми компаниями в строгом соответствии с их долями. Как сообщала «Система», данные разделительных балансов полностью подтверждены независимыми оценщиками и налоговой службой РФ.

Погашение 3,9% акций «Башнефти»

Ну и наконец, погашение казначейских акций. В вину «Системе» вменяется погашение этих акций в противовес продаже. Действительно, почему бы их было не продать? Но можно поставить вопрос и по-иному, а почему бы и не погасить? Это два одинаково законных сценария в подобной ситуации. Погашение собственных акций является стандартным действием, предусмотренным законом «Об акционерных обществах», которое широко применяется в российской и международной корпоративных практиках. Погашение акций не противоречит интересам самой компании. Напротив, компания уменьшает дивидендные выплаты на суммы, причитающиеся на погашаемые акции, а также сохраняет право на повторный выпуск акций, что позволяет привлекать в компанию средства с премией на рост курсовой стоимости акций.

Довольно странно думать, что «Система» с помощью реорганизации пыталась нанести ущерб «Башнефти», которой сама же и владела. Действия «Системы» были направлены на оптимизацию акционерной структуры и повышение ее прозрачности. Это было необходимо перед размещением акций — SPO. Компания должна была стать более открытой, с простой структурой собственности, не перегруженной перекрестным владением активами, с прозрачным балансом, понятным потенциальным инвесторам. Для этого «Система» использовала классические, знакомые всем публичным обществам корпоративные процедуры: выделила проблемные или непрофильные активы, упростила структуру собственности.

Кто и кому нанес ущерб

После завершения реорганизации, как уже отмечалось выше, акции «Башнефти» показали существенный рост — обыкновенные подорожали на 23,8%, привилегированные – на 18%, капитализация компании значительно выросла. Это реальный экономический эффект от действий, в которых «Систему» сейчас и обвиняют. Далее к «Системе» возникли правовые претензии со стороны государства, корень которых, как мы помним, лежал, скорее, в исторической плоскости. Теперь новые иски – и опять про дела минувших дней. В результате акции «Системы» рухнули на 37%, компанию продолжает лихорадить. И это тоже реальный экономический эффект, только в отличие от реорганизации «Башнефти» — отрицательный.

Я придерживаюсь мнения, что судебный процесс, о котором идет речь, ухудшит и без того неблагоприятный деловой климат в России. Это четкий негативный сигнал бизнесу и инвесторам, которые все больше сомневаются в реальной неприкосновенности собственности в России и наличии нормальной правовой определенности. Те действия, которые считаются правомерными в деловой практике, в рамках данного дела рассматриваются чуть ли не как преступление и гражданско-правовое нарушение.

Если иск будет удовлетворен, это позволит отрыть ящик Пандоры, спровоцирует множество конфликтов между старыми и новыми собственниками. В том случае, если суд согласится с рядом позиций истца, в частности с тем, что новый собственник может оспаривать подобные действия предыдущего, это может стать прецедентом. Но думаю, что уже и сейчас в некоторых компаниях, ранее приобретенных «Роснефтью», прежние акционеры серьезно задумываются о том, не будут ли они следующими после «Системы», не будут ли предъявлены и им аналогичные претензии. Мне представляется нелогичным и неправильным спустя три года оспаривать гражданско-правовые сделки на том лишь основании, что новый собственник имеет другое мнение по поводу экономической стратегии компании.

Запрыгнуть в последний вагон

Помимо всего прочего, в иске «Роснефти» и «Башнефти», по моему мнению, допущены нарушения норм права: в частности, истцом пропущен срок исковой давности. Обычно это служит основанием для отказа в исковых требованиях. Так, по всей видимости, и должно произойти.

Вместе с тем кажутся весьма странными суетливые действия «Роснефти» при подаче исков: сначала иск подан в арбитраж Москвы, а уже на следующий день идентичный иск направлен в арбитраж Башкирской Республики. Эта странная юридическая схема точно противоречит нормальной деловой практике и уж точно не к лицу такой большой и уважаемой компании, как «Роснефть». Можно предположить, что целью подобных действий является попытка выбора более удобной для истца подсудности. В результате подобных «многоходовок» судебная система загружается «задвоенными» исками, что, конечно, недопустимо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 22 мая 2017 > № 2182039 Алексей Мельников


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter