Всего новостей: 2394019, выбрано 1 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Митюшин Николай в отраслях: СМИ, ИТвсе
Митюшин Николай в отраслях: СМИ, ИТвсе
Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 13 апреля 2017 > № 2139880 Николай Митюшин

Где искать новых «цукербергов» и почему в стартапы на миллиард не приходят в акселераторы

Николай Митюшин

Директор по инвестициям Венчурного фонда ABRT

На территории постсоветских стран много успешных стартапов, но чтобы таким компаниям было легче стартовать, акселераторы, фонды и корпорации должны начать работать вместе

Цифровая трансформация затронула весь реальный сектор экономики. Технологические стартапы оказались топливом перемен, которые так нужны бизнесу. Теперь, чтобы соответствовать тренду и выжить, банки, телеком-корпорации и другие крупные компании жаждут получить цифровую «инъекцию», способную изменить корпоративную ДНК. Но чтобы корпорации и стартапы встретились, традиционных акселераторов уже недостаточно — успешные предприниматели в них не идут, а бизнес в них не верит. Удобный формат существует, и его придумали инвестиционные фонды.

Еще несколько лет назад все основные инновации были связаны с интернетом как таковым, который был «вещью в себе». Тогда оптимизировали поиск, довели соцсети до ума, прокачали инструменты e-commerce. То же происходило и с корпоративным программным обеспечением, которое выполняло поддерживающую функцию для внутренних бизнес-процессов. Но последние три года цифровая трансформация изменила расстановку сил. Весь контингент новой IT-инфраструктуры стал более зрелым и перестал фокусироваться на обслуживании самого себя. Конечно, инновации в сфере софта и интернета все еще происходят, и российские компании — такие как Acronis или Veeam Software (входят в портфель ABRT, венчурного фонда, который представляет автор. - Forbes) — сделали миллиарды долларов на работе с хранилищами данных и виртуализацией. Но теперь уже повсюду IT переходит на новый уровень и открывает возможности для роста бизнеса. Информационные технологии позволяют корпорациям создавать принципиально новые продукты и сервисы.

Цифровые «кирпичи»

Инвестиционные фонды довольно быстро обнаружили потребность корпоративного сектора в знакомствах с правильными стартапами. Поскольку фонды только и занимаются тем, что доводят маленькие стартапы и непонятные идеи до операционного бизнеса и большой истории успеха, цифровая трансформация оказалась для них прекрасной новостью. Среди партнеров таких фондов сразу появились корпорации из реального сектора. Работая с большими компаниями, индустриальными партнерами, как мы их называем, фонд обеспечивает себе повышение ликвидности портфеля. Сложность тут в том, что цифровые кирпичи нужно уметь толково встроить — так, чтобы не покосилось здание. Поэтому подготовка инфраструктуры внутри организации-партнера и интеграция стартапов в операционный бизнес большой компании становятся действительно серьезным вызовом.

В рамках такого сотрудничества фонд берет некий сектор рынка, интересный ему с точки зрения инвестиций, конкретизирует темы с индустриальным партнером и работает с акселераторами, начиная со стадии «нагона» проектов. Такая работа помогает фонду создать для себя поток интересных проектов на входе, которые в результате могут выстрелить. Тем более они интересны корпоративным партнерам, которые потенциально готовы покупать стартапы и внедрять их в свой бизнес.

Какой акселератор хуже

Подходить к выбору темы акселератора, если вы решили его делать, лучше без фанатизма. Задумывая, например, финтех-акселератор, не стоит выбирать узкую тему робоэдвайзеров. Нужно отталкиваться от такого направления внутри индустрии, в котором ее участники видят для себя риски, где новые технологии и подходы меняют старые устои. Выявить больные места можно только с помощью индустриального партнера, потому что никто другой не знает, где в индустрии уже теряют или вот-вот начнут терять деньги. Например, Московская биржа на входе в финтех-акселератор РВК сформулировала три «темы» внутри своей области:

Смена рынка. Большинство розничных инвесторов на фондовом рынке в России — спекулянты, в то время как основная часть населения продолжает хранить деньги в депозитах. В какой-то момент эта стена депозитов будет проломлена, как это произошло когда-то в США. Банки перестанут быть посредником между теми, кому нужны деньги, и теми, кто их дает. Задача №1 для сектора — вырастить новое поколение, которое выбирает фондовый рынок.

Большие данные и машинное обучение. Когда розничный инвестор нового поколения придет на фондовый рынок, у него в руках должен оказаться простой инструмент, который упростит работу с инвестициями. Большие данные заменят субъективных финансовых советников, на смену придут объективные и беспристрастные робоэдвайзеры. Задача №2.

Новая парадигма привлечения капитала — краудфандинг. На текущий момент растущий бизнес чаще всего делает это по старинке через «листинг», размещая свою компанию для привлечения средств на фондовых рынках. Но это меняется благодаря Kickstarter, Indiegogo и т.д.

Как видно из примера Московской биржи, смысла в узкопрофильном акселераторе только для стартапов, создающих робоэдвайзеров, не так много. У таких проектов меньше шансов совершить прорыв в одиночку — нужны еще и те, кто сможет проломить стену депозитов и позволит рынку привлекать средства без участия банков. Помните о выборке: агентов перемен среди 150 разработчиков робоэдвайзеров найти сложнее, чем среди тысячи финтех-команд. При большей выборке шансы на встречу с теми, кто поменяет правила игры на финансовом рынке, значительно выше.

Возьмем другой пример: акселератор про дэйтинговые сервисы. Вряд ли в такой специфической теме есть принципиально новые вызовы и угрозы индустрии, требующие немедленного решения. А вот если настроить локатор для поиска стартапов на более широкую тему — например, Social Discovery, есть больше шансов найти проект, которому светит большое будущее. То, как люди могут находить друг друга (Social Discovery), действительно важная тема. Мы уже иначе общаемся и строим отношения друг с другом благодаря технологиям экономики «совместного потребления» (примеры сервисов — Uber, AirBnB) и Peer-to-Peer-маркетплейсов, не говоря о будущем и перспективах, которые открывают дополненная реальность (AR, Augmented Reality) и виртуальная реальность (VR, Virtual Reality).

Как основатели венчурного фонда мы считаем, что акселераторы в целом — не самая эффективная форма работы с проектами. По сути, кроме Y Combinator, других суперуспешных примеров нет. Показатель возврата на вложенный капитал, IRR, в модели акселерации существенно ниже, чем у профессиональных инвестиционных фондов. Безусловно, традиционные форматы акселерации играют большую роль в развитии экосистемы, но они не ключ к успеху и не дверь в цветущий сад, где живут стартапы-единороги. Акселераторам не хватает крупных историй успеха. Мой хороший друг и предприниматель, основатель KupiVIP Оскар Хартманн как-то сказал, что, как правило, крутые предприниматели не идут в акселераторы, и в этом я с Оскаром абсолютно согласен.

Но тем не менее даже «маркам цукербергам» нужна поддержка, деньги на развитие бизнеса, экспертиза фонда и интеллектуальный капитал компаний-индустриальных партнеров. Успешный инвестиционный бизнес возможен — для этого нужна жесткая дисциплина, уникальная инвестиционная стратегия и следование инвестиционному процессу. На мой взгляд, рабочая формула строится на трех слагаемых: вовлечение индустриальных партнеров в работу с прорывными идеями, участие успешных институциональных венчурных фондов и управление портфелем с учетом потребностей индустрии. Значимых результатов можно достичь только в целостной стартап-экосистеме вместе с акселераторами, другими фондами и корпорациями.

Примерами успешной экосистемы стартапов являются Кремниевая долина и Израиль, который на слуху в последнее время. В России за последние три года помимо цифровой трансформации сложились правильные предпосылки для создания стартап-экосистемы по типу израильской. Раньше, в конце 2000-х, Россия шла курсом Бразилии — запускали большое количество сервисов на внутреннем рынке. Сейчас на глобальном рынке все больше проектов, основанных нашими соотечественниками, выходцами из России и стран бывшего СССР: api.ai Ильи Гельфельбейна (куплен Google), Telegram Павла Дурова, Joomag (сервис для создания веб-публикаций, основанный коллегами из Армении), украинский Depositphotos или белорусский Wargaming.net. Такие успешные проекты наших соотечественников создают предпосылки для развития стартап-экосистемы и повторения успеха израильской модели на территории постсоветского пространства. А акселераторы, нацеленные на сотрудничество с корпорациями и с венчурными фондами одновременно, только ускорят этот процесс.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 13 апреля 2017 > № 2139880 Николай Митюшин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter