Всего новостей: 2464865, выбрано 4 за 0.010 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Моржаретто Игорь в отраслях: ТранспортАвиапром, автопромвсе
Моржаретто Игорь в отраслях: ТранспортАвиапром, автопромвсе
Россия > Транспорт > forbes.ru, 29 марта 2018 > № 2548960 Игорь Моржаретто

Держитесь за баранку. В России подорожают машины и появятся новые штрафы

Игорь Моржаретто

автомобильный эксперт

Весной цены на автомобили вырастут из-за изменения ставок утилизационного сбора. Кроме того, Госдума готовит ряд законопроектов, вводящих новые и увеличивающих действующие штрафы для автомобилистов

Каждый год в канун новогодних праздников или чуть позже автопроизводители традиционно повышают цены на авто нового модельного года. Объясняют это появлением новых опций, инфляцией, изменением курсов валют и так далее. Так было и в этом январе, когда практически все компании подняли цены на 3-5% (в среднем). Но, увы, нет уже никаких сомнений в том, что в ближайшие месяцы нас накроет очередная волна повышения цен, с инфляцией никак не связанная.

Неумолимый рост

В январе правительство утвердило повышение в два-три раза акцизов на новые автомобили, мощностью свыше 200 л. с., и в результате некоторые модели премиум-класса подорожали на 300 000-500 000 рублей. А 1 апреля у нас случится индексация утилизационного сбора. Правительство утвердило новые ставки — они, как уверяют, выросли всего на 15%. Но это в среднем по больнице (по всем видам автомобильной техники); для легковых машин повышение оказалось куда более серьезным. Для новых автомобилей с мотором объемом до 1 л вырастет действительно всего на 17% (до 33 000 рублей), но такие у нас в стране популярностью не пользуются — за год продают меньше 5000 шт. А вот для самой массовой категории с моторами от 1 до 2 л утилизационный сбор подняли аж на 90% (до 84 000 рублей), от 2 до 3 л — на 49% (до 126 000 рублей). На машины с двигателем объемом 3 л и выше ставки не изменились.

Выросла сумма платежей и для грузовых авто и прицепов, в зависимости от мощности и массы рост составил от 15% до 90%. Смешно, но даже для новых электромобилей, продажи которых государство обещает поддерживать, сбор увеличился на 15% (до 32 600 рублей). Ставки утилизационного сбора для подержанных автомобилей (если кто еще захочет их ввозить!) выросли на те же 15-90%, но в абсолютных цифрах стали совсем запретительными. Например, за 3-4-летний автомобиль с двигателем 1-2 л придется отдать (дополнительно к таможенным сборам!) еще и 313 800 рублей. Прощайте, бэушные иномарки из Европы и Японии…

Вот что при этом интересно: автопроизводители, которые развернули сборку своих машин в России, этот сбор платят, но впоследствии его им компенсируют за счет промышленных субсидий от государства (правда, с временным лагом в 3-6 месяцев). На эти цели правительство планирует выделить в 2018 году 102 млрд рублей. Причем доля отечественной сборки на рынке составляет уже 83%.

Тогда вообще не очень понятно, зачем увеличивать, причем так резко, этот сбор, ведь в большинстве случае деньги просто перекладываются из одного кармана в другой и обратно. Чтобы получить деньги сейчас, а завтра… Так это будет завтра! Или хотят окончательно прибить импорт? Но зачем? На самые мощные и дорогие машины сбор не вырастет. А вот цена импортных иномарок бюджетного и среднего класса снова может поползти вверх… Да что там, обязательно поползет, или модели просто тихо уйдут с нашего рынка! Кому мешает, скажем, Nissan Juke, Mitsubishi ASX или Renault Dokker? Или немногочисленные выжившие на наших просторах пикапы? Ожидается, что повышение цен на эти модели может составить 5-8%, а для среднего класса это слишком много… Кстати, без сомнения, вырастет (хотя и не так резко) и цена локализованных моделей, так как утильсбор надо заплатить сегодня, а компенсация придет ближе к осени.

Все это не может не отпугнуть часть покупателей и остановить рост и так на неокрепшем рынке. Стоит ли это потенциального дополнительного дохода в 5 млрд рублей, которые федеральный бюджет планирует получить уже в этом году? А вдруг правительство (тьфу-тьфу-тьфу!) решит отменить субсидии российским заводам (такой сценарий вполне возможен по нынешним временам; между прочим, это объясняет, зачем в принципе затеяна история с повышением сбора)? Тут же неминуемо последует повышение цен на все новые машины. Не надо быть пророком — в таком случае как минимум надо ставить жирный крест на планах восстановления всей отрасли с оборотом более 2 трлн рублей в год.

Так, для справки. Утилизационный сбор как оплата затрат государства на переработку автомобиля после окончания его эксплуатации был введен в 2014 году. По самой приблизительной оценке коллег из «Авторевю», за это время государство собрало по этой статье примерно 140 млрд рублей. Только вот к утилизации эти деньги никакого отношения пока не имеют — у нас даже нет рамочного закона, как и соответствующей госпрограммы. А полученные деньги используются на самые разные (надеюсь, исключительно благие!) цели.

Да, кстати, чуть не забыл! В марте Минпромторг расширил список автомобилей, владельцы которых заплатят транспортный налог в два-три раза больше, чем обычный, потому что их машины теперь относятся к роскошным — с 909 моделей до 1120. Напомню, что роскошными считаются авто ценой выше 3 млн рублей, а инфляцию и изменение курса рубля в министерстве существенными причинами не считают. Поэтому сегодня уже придется дополнительно раскошелиться покупателям BMW 5-й серии и Х3 (даже с базовым 2-литровым мотором), Ford Explorer, Nissan Murano, Volkswagen Touareg… Гордитесь, хозяева этих моделей, вы — элита!

Новые кары

Что еще ждет автомобилистов в ближайшие месяцы? По информации из Государственной думы, уже в нынешнюю сессию будет принято несколько новых «автомобильных» законов — из числа тех, что уже порядком залежались в профильных комитетах. Во-первых, это залог в 30 000 рублей за автомобиль, задержанный у пьяного водителя. Без уплаты этой суммы машину со штрафстоянки не забрать. В мае 2016 года документ был принят в первом чтении, и теперь, может быть, дело сдвинется с мертвой точки.

Во-вторых, в КоАП может наконец-то появиться штраф за опасное вождение — 5000 рублей за первый раз, лишение прав на год — за второй. Сам термин появился в ПДД еще в июне 2016 года, проект о наказании Госдума приняла в январе 2017 года. И с тех пор дорабатывается, потому что непонятно, как оформить это правонарушение? По каким принципам?

И в-третьих, в кодексе может появиться аналог балльной системы, которую у нас поименуют «накопительная система для злостных нарушителей ПДД». Суть ее в том, что за три общественно опасных нарушения (проезд на красный свет, превышение скорости на 40 км/ч и т. д.) в течение года водитель лишится прав или будет оштрафован дополнительно на 30 000 рублей. В октябре 2016 года законопроект прошел в первом чтении, и — завис… А теперь он — в приоритете у законодателей, так что ждем.

Есть еще один проект — ужесточение ответственности для водителей, которые не пропустили карету «скорой помощи». Депутаты предлагают лишать таких автомобилистов прав на два года. А если пациент умер, водителю может грозить реальный срок по уголовной статье. Правда, доказать причинно-следственную связь в таком случае будет непросто, поэтому законопроект до первого чтения не дошел (хотя и рекомендован профильным комитетом). Поэтому в этом полугодии его, видимо, обсуждать не будут. Но кто знает?..

Июль будет жарким

В этом месяце вступают в силу три знаковых решения, которые так или иначе повлияют на повседневную жизнь автомобилистов. Во-первых, лимит допустимого ущерба по европротоколу будет увеличен с 50 000 до 100 000 рублей. Оформить происшествие можно без участника сотрудника ГАИ; главное, чтобы участники ДТП были согласны с тем, кто виноват, и не было пострадавших людей. Вроде тут все хорошо, но страховщики сильно опасаются большого количества случаев мошенничества, ведь ставки-то повышаются. А гаишники будут приезжать на место ДТП все с меньшей охотой — разбирайтесь, мол, сами.

Кроме того, в июле вступают в силу поправки в КоАП, по которым состояние опьянения водителей будет определяться не только по показаниям алкометра, но и по результатам анализа крови. Наказание за нетрезвую езду остается прежним — 30 000 рублей штрафа и лишение прав. Состояние опьянения будет считаться установленным, если в 1 л крови водителя содержится более 0,3 г (это и есть промилле) абсолютного этилового спирта. Кстати, в дальнейшем МВД планирует увеличить штраф за отказ от медицинского освидетельствования — с нынешних 30 000 до 35 000-45 000 рублей.

И еще: с 1 июля все новые автомобили, которые произвели в РФ или ввезли из-за границы, не будут получать бумажные паспорта транспортного средства (ПТС), только электронные. Существующие синенькие ПТС не отменяются, их можно обменять на электронную версию, но только добровольно. Выглядит все очень красиво, но нет никаких сомнений в том, что на первом этапе обнаружится немало проблем… Например, как купить полис ОСАГО на новый автомобиль (а без этой бумажки нельзя поставить машину на учет) без ПТС? По договору купли-продажи? Этого не позволяет закон; у ГИБДД и страховых компаний ответа пока нет.

Впрочем, ждать осталось недолго — до 1 июля. И отступать некуда: бланки новых бумажных паспортов в МВД не заказали.

Россия > Транспорт > forbes.ru, 29 марта 2018 > № 2548960 Игорь Моржаретто


Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 29 декабря 2017 > № 2443292 Игорь Моржаретто

Рынок без поддержки. Почему в 2018 году вырастут цены на автомобили

Игорь Моржаретто

автомобильный эксперт

Модельный ряд в 2018 году будет сокращаться и значительно вырастут акцизы на мощные авто. Но самое серьезное влияние на продажи автомобилей окажет сокращение государственной поддержки потребительского спроса

Казалось бы, остается только радоваться, ведь черная полоса для российского авторынка закончилась: три года падения продаж наконец-то сменились устойчивым ростом. В этом смысле уходящий год, конечно, стал переломным. Напомню, что с начала весны спрос на новые автомобили начал помалу расти, постепенно набирая обороты. За январь-ноябрь продажи легковых машин и LCV увеличились на 12% (до 1,43 млн штук, по данным Ассоциации европейского бизнеса в РФ). В результате, по прогнозу АЕБ, продажи за год составят около 1,6 млн автомобилей — на 13% больше, чем в 2016 году.

Впрочем, бурный рост происходит исключительно на фоне очень низкой базы весны 2017-го: к тому времени рынок упал вдвое по сравнению с рекордным годом 2013-м (тогда продали почти 3 млн новых машин). Основные факторы, почему рост случился, носят отнюдь не экономический характер. Нет, доходы населения продолжали снижение, а экономика страны в целом переживала стагнацию. Просто, с одной стороны, сработал отложенный спрос (специалисты оценивают его примерно в 1 млн штук), с другой — помогли программы господдержки. По гамбургскому счету, в трудные годы они и спасли авторынок от еще большего падения — подумаешь, он усох «всего» вдвое… А теперь, после подъема, похоже, мы по продажам обгоним Испани, и по итогам года снова окажемся на 5-м месте в Европе (после Германии, Великобритании, Франции и Италии)!

А ведь когда-то были на втором и даже вполне серьезно претендовали на первое!

Но и это когда-то будет, похоже, уверовали в Минпромторге. И в то, что авторынок начал постепенно «подниматься с колен». И тому есть вроде бы доказательства – ведь часть программ поддержки уже отменили в течение года, а рост все продолжался! Поэтому на будущий год планируется уровень поддержки автопрома сократить кардинально: с 62,3 млрд рублей до 35 млрд рублей. Причем на адресные программы поддержки спроса на автомобили («Первый автомобиль», «Семейный автомобиль» и т. д.) Минпром запланировал всего 16 млрд рублей. Плюс часть этой невеликой, мягко говоря, суммы отойдет банкам — в счет погашения кредитов 2017 года. В 2018-м в рамках льготных кредитных договоров планируется продать всего 55 000 автомобилей (это притом что в 2017-м примерно каждый второй автомобиль в России продавался с использованием госпрограмм поддержки спроса). А скидок на процентные ставки по кредитам для покупателей автомобилей не будет. Так же, как и компенсаций за обновление парка, трейд-ин, лизинг.

Рынок на подпорках

А действительно, зачем тратить бюджетные средства на поддержку рынка, который и сам по себе растет? Впрочем, в течение последних лет в том же министерстве меня убеждали, что поддержка авторынка и автопрома – никакая не благотворительность, а чистейшей воды расчет: каждый вложенный бюджетный рубль приносит 2-3 рубля в виде налоговых и иных поступлений. Это не говоря даже о сохранении десятков тысяч рабочих мест! Но, похоже, об этом забыли в эпоху тотальной нехватки средств в бюджете. Не важно и уже не интересно, что будет через год, все равно расходы надо сокращать сегодня. А завтра будет вот что. Авторынок в России в начале 2018 года все равно будет расти — за счет низкой базы, неудовлетворенного (еще) спроса и господдержки.

А вот к лету деньги на программы кончатся, и во втором полугодии продажи поползут вниз (что будет особенно хорошо видно на фоне успешных месяцев 2017-го). Конечно же, есть робкая надежда, что в Минпромторге увидят, что нужна экстренная помощь, и программы возродят, но все равно тогда динамика будет нулевая. Ведь объективных факторов для роста рынка я не вижу. И дальше развиваться авторынок в России будет циклично: подъем-спад, подъем-спад… Так что программы господдержки все равно понадобятся. Особенно если вспомнить, что в Минпромторге хотят заставить автокомпании продолжать инвестировать в Россию, наращивать глубину локализации. И для этого чиновникам придется постоянно стимулировать внутренний спрос — именно такими программами. Потому что иностранные компании, которые построили в России свои заводы, рассчитывали продавать свои автомобили именно в России, и в этом суть соглашений о промсборке.

Чего еще ждать в году 2018-м? Незначительного (в пределах инфляции) повышения цен на все автомобили — уже с десяток компаний объявили о росте цен на 2-3% прямо с 1 января. Дальнейшего сокращения модельного ряда — импорт автомобилей становится все менее и менее выгодным. Зачем подключаться (что очень дорого!) к системе ЭРА-ГЛОНАС, если модель продается в год в количестве менее 1000 штук? Кроме того, значительно вырастут акцизы на мощные авто, вырастут цены, значит, сократится на них спрос.

У производителей бюджетных автомобилей из-за низкой конкуренции и непонятных перспектив на рынке окончательно пропадет желание заниматься обновлением моделей. Во всяком случае я не могу вспомнить ни одной значимой премьеры в России в этом классе в будущем году… Все новинки — это либо автомобили премиум-класса, либо… китайские модели.

Мертвый сезон

А теперь можно попытаться посмотреть на проблему чуть шире — не с точки зрения вполне себе преуспевающего столичного аналитика (это я не о себе, а в общем), а среднестатистического российского жителя. Весь объем проданных в 2017 году в России легковых машин составит примерно 7 млн штук, из которых новых – 1,5 млн, остальные — подержанные. Причем если рынок новых растет, вторичный — практически не меняется. Потому что он быстрее рос в «тощие» годы; суммарно же все продажи — примерно на одном и том же уровне. Есть такая цифра, которую довольно легко подсчитать; для себя ее я называю «коэффициентом экономического состояния региона». Кстати, его можно вывести и для целой страны. Речь идет о соотношении между проданными новыми и подержанными машинами. В богатом, успешном региона покупают, естественно, больше новых автомобилей.

По моим наблюдениям, признак процветания региона (страны) — это когда на один новый автомобиль приходится 2-2,5 покупки на вторичном рынке. Так вот, сейчас в Росси в целом соотношение 1:3,5, что, конечно, не есть хорошо. Но и не очень плохо. Однако в Москве – 1 к 1,5! Лучше, чем в среднем в Германии. В Санкт-Петербурге тоже хорошо: 1 к 2. Но вот в Новосибирске, Омске – уже 1 к 6, а во Владивостоке и вовсе 1 к 13! Вспомните еще, что в успешной столице власти сделали все, чтобы сделать владение автомобилем некомфортным, и результат — налицо: если в целом рынок новых автомобилей по стране за 11 месяцев вырос на 12%, то в Москве – всего на 2 процента с небольшим.

Можно при этом вспомнить еще и о том, что средняя цена покупки нового автомобиля от года к году растет (сейчас — примерно 1,3 млн рублей), подержанного же — снижается (ныне около 560 000 рублей).

Недавно в эфире одной федеральной радиостанции я неосторожно сказал, что считаю нижним пределом для покупки подержанного авто сумму 200 000 рублей. Мотивировал тем, что 400 000 – минимальная цена новой машины, и раз за нее просят полцены — значит, «ушатали» до того состояния, когда продать выгоднее, чем вкладываться в ее ремонт и содержание. Знаете, сколько я услышал гневных слов от радиослушателей? Звонили из Хабаровска и Астрахани, Кинешмы и Кургана… В лучшем случае обвиняли, что я «зажрался» (впрочем, как и «все москвичи»). И доказывали, что и за 50 000 рублей у них в регионе можно купить «очень приличную тачку». Конечно, придется с ней повозиться, но потом она будет бегать и бегать…

Не хотелось бы думать, что мы обречены на то, чтобы до бесконечности продавать друг другу одну и ту же «копейку». Или «форд», выпущенный еще при президенте Форде.

Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 29 декабря 2017 > № 2443292 Игорь Моржаретто


Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 16 октября 2017 > № 2353339 Игорь Моржаретто

Натуральный оброк. С нового года автомобили и их содержание станут дороже

Игорь Моржаретто

автомобильный эксперт

С 1 января 2018 года вырастут акцизы и сборы, при этом транспортный налог так и не будет отменен

Увы, но это практически свершившийся факт: с нового года подорожают автомобили. Все. Кроме того, дороже станет их содержать. Главная причина тому — в бюджете заложено сразу несколько новых сборов с автомобилистов. И рассчитана сумма, которую они заплатят дополнительно. Причем если в СМИ по этому поводу периодически возникали шумные дискуссии, то депутатов эти вопросы не взволновали; при рассмотрении проекта бюджета никаких публичных споров и возражений не было.

Новогодние подарки

Итак, начнем с утилизационного сбора, который выплачивают производители или импортеры с каждого выпущенного или ввезенного в страну авто. Минимальный сбор за легковушку сегодня составляет 20 000 рублей, но реально средняя выплата — около 50 000. Теоретически полученные средства, как следует из названия сбора, должны направляться на утилизацию старых машин, но практически такой отрасли промышленности у нас нет, поэтому средства уходят (обезличенно) в бюджет.

С января утилизационный сбор увеличивается на 15%. В результате в 2018-м сумма поступлений от сбора вырастет на 58,4 млрд рублей и составит внушительные 223,4 млрд, а в 2019-м — и того больше: 259,8 млрд рублей. И хотя отечественным производителям правительство эти суммы по большей части компенсирует (правда, с отсрочкой), конечная цена для покупателей авто все равно вырастет. К гадалке не ходи!

Но это только начало: уже с будущего года Минпромторг планирует ввести обязательства о полной утилизации продукции для производителей ряда товаров. В том числе автомобильных шин. Естественно, этот сбор будет включен в цену, причем немедленно, хотя в стране не существует системы приема изношенных покрышек у населения, а у предприятий — нет ресурсов для их переработки. Возможно ли создать практически новую отрасль промышленности с чистого листа за год? Вопрос риторический, но сбор могут ввести уже через несколько месяцев. Правда, сумма еще не определена, но скоро мы ее узнаем.

В бюджет 2018-2020 годах Минфин заложил и увеличение акциза на наиболее мощные авто. Сейчас действует шкала из трех категорий, причем мощными считаются машины с моторами от 150 л. с.; акциз для них составляет 420 рублей за 1 л. с. Его платят производители (импортеры), но понятно, что эти суммы заложены в любом ценнике. Минфин предложил четыре новые категории: 200-300, 300-400, 400-500 и свыше 500 лошадиных сил. Размер акцизов для них — соответственно 897, 925, 965 и 1084 рубля. Получается, что разница в цене популярного внедорожника Toyota Land Cruiser 200 с двигателем 4,6 л (309 л. с.) сегодня и в 2018 году — только за счет роста этого — составит 156 000 рублей. А для спорткара с мотором в 500 «лошадок» новый сбор составит уже порядка 0,5 млн рублей!

Но Минфин с оптимизмом рассчитал, что это повышение даст возможность федеральному бюджету получить дополнительный доход в размере 13,9 млрд рублей. Сложно сказать, ведь для части покупателей это, наоборот, станет поводом отложить покупку.

Бессмертный налог

Однако и это еще не все: в сентябре правительство одобрило повышение акцизов на бензин и дизельное топливо. Если кто помнит, эти акцизы появились в 2012 году как шаг на пути введения справедливого сбора с владельцев автомобилей. Ведь нынешний транспортный налог не учитывает — ездили на машине ежедневно или заточили навсегда в гараже. А так получается честно: больше едешь — больше платишь, ведь дорожный акциз уплачивается с каждого литра топлива, залитого в бак. Подобная практика существует во многих странах; не так давно на такую систему перешли в Китае. Отменив, естественно, транспортный налог.

В 2012 году акциз ввели и у нас; он увеличивается практически ежегодно и сейчас составляет чуть больше 9 рублей — в каждом литре (с учетом НДС). Ждет нас повышение акцизов и в 2018 году, постепенно — на 50 копеек в январе и еще столько же — с июля. В результате только из-за повышения акциза топливо в рознице подорожает на 3% — примерно на 1,2 рубля. В Минфине при этом обещают, что полученные дополнительные 60 млрд рублей (это только в 2018-м) пойдут на крупные инфраструктурные проекты — такие как строительство новых автомобильных дорог в Крыму, Калининграде, на Дальнем Востоке.

Поставлены все точки над i в вопросе отмены транспортного налога взамен повышения акцизов. Хотя в разные времена нам это обещали глава Совета Федерации, два вице-премьера и даже президент уверял, что «нужно в этом направлении двигаться», буквально на днях комитет Госдумы по бюджету и налогам отклонил сразу три законопроекта и рекомендовал не рассматривать тему отмены транспортного налога. Хотя авторы проектов уверены, что даже небольшое увеличение топливного акциза, всего на 53 копейки за 1 л бензина, полностью компенсирует потери региональных бюджетов, большинство парламентариев с такими выводами не согласилось.

Видимо, потому что идею эту не поддержали в правительстве: по подсчетам чиновников, это может привести к выпадению из бюджета суммы в объеме 146,2 млрд рублей, и компенсировать ее нечем (новые сборы и акцизы не в счет). В общем, комитет по бюджету Госдумы отмену транспортного налога не одобрил.

Post Scriptum

Недавно попалось на глаза большое экономическое исследование совсем из другой области, исторической. Так вот, оказывается, по Уставу сельхозартели 1935 года «каждый колхозный двор… мог иметь в личном пользовании одну корову… Содержание скота сверх установленных Уставом норм запрещается». И если советский колхозник решил вдруг завести корову, кроме обычного подоходного налога он должен был заплатить за каждое животное в своем хозяйстве. Ставки росли ежегодно. Например, в 1948-м в РСФСР за корову ежегодно надо было выплатить государству налог в размере 198 — 530 рублей. Много это, мало? Для примера: в 1950 году средний денежный годовой доход семьи колхозника в Республике Коми составлял… 374 рубля.

Кроме того, с начала 1930-х годов крестьяне со своего личного хозяйства должны были выполнять обязательные нормы поставки: государство по мизерным ценам выкупало у них большую часть продовольствия. Фактически это был натуральный оброк, объем которого регулярно увеличивался. С 1948 года, например, колхозный двор, имеющий корову, был обязан сдать в год 40-60 кг мяса и 150-300 литров молока. Если молока не было, то налог взымался по эквиваленту другими продуктами — маслом, яйцами и т.п. Закупочные цены государство устанавливало чисто символические: в 1946 году, например, оно покупало молоко по 25 копеек за литр, а в магазине за него просили 5 рублей.

Фактически эти нормы были полностью отменены лишь в 1988 году (!). И совсем неудивительно, что поголовье тех же коров в СССР увеличивалось только на бумаге; на деле крестьяне вынуждены были забивать скот, вырубать фруктовые деревья (каждое из которых облагалось налогом, даже если оно перестало плодоносить). И сегодня Россия вынуждена закупать за рубежом примерно треть необходимого мяса и молочных продуктов.

К чему это? Да просто так, почему-то вспомнилось.

Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 16 октября 2017 > № 2353339 Игорь Моржаретто


Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 3 октября 2017 > № 2335665 Игорь Моржаретто

Краткосрочный оптимизм: почему авторынок растет, когда вокруг все плохо

Игорь Моржаретто

автомобильный эксперт

Объемы продаж автомобилей увеличиваются от месяца к месяцу, но можно ли сказать, что последствия кризиса рынка преодолены?

Объем продаж автомобилей в России по итогам 2017 года составит 1,6 млн единиц, а к 2020 году он должен вырасти до 2 млн штук. Такой прогноз на днях опубликовала газета Les Echos со ссылкой на представителей концерна Renault.

Французская газета считает, что российский автомобильный рынок наконец-то «начал восстанавливаться после снижения, которое было зафиксировано в прошлом году». Это совершеннейшая правда; похоже, в этом году для российского авторынка все складывается неплохо – после трех ужасных лет (с конца 2013-го). И если в начале этого года рынок еще продолжал падение, но не так стремительно, как раньше, то с мая наметился постоянный рост: плюс 5 процентов, плюс 10, плюс 15. В итоге по итогам 3 кварталов мы имеем уже тенденцию: плюс 9,6%!

Если так пойдет и дальше, считают в агентстве PwC, то в 2018 году продажи легковых машин в России составят 1 670 000 штук, в 2019-ом — 1 750 000, в 2020 вырастут до 1 830 000 машин (не так оптимистично, как в Renault, но неплохо).

Еще лучше ситуация на рынке коммерческого транспорта ведь после четырех лет падения (2013–2016), он наконец-то стал быстро расти. По прогнозам экспертов агентства «Автостат», по итогам этого года рынок легких коммерческих автомобилей вырастет на 12% (до 104 000 штук), средних — на 8% (до 18 000), а тяжелых грузовиков — и вовсе на 43% (до 52 000)! На 2018 год прогноз еще круче: +15%, + 18% и + 30% соответственно!

На этом фоне открываются закрытые раньше производства (например, завод Volvo в Калуге), в Россию возвращаются «сбежавшие» модели (Mitsubishi ASX, Hyundai Sonata, Honda Pilot); некоторые горячие головы даже допускают, что в Россию может вернуться и целая марка Opel.

«Восстановление происходит уверенным шагом на протяжении шести месяцев подряд, и это сейчас наиболее важно. В целом на рынке настроение однозначно приподнятое, такие же ожидания на остаток года», — уверен Йорг Шрайбер, глава марки Mazda в России и по совместительству председатель комитета автопроизводителей Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ).

Устали ждать

Так что же, считать, что и этот кризис успешно пройден, и впереди — только непрерывный рост продаж?.. Увы, все аналитики уверены: хотя рост действительно продолжится в ближайшие год-два, но выйти на рекордный показатель продаж 2012 -2013 годов наш рынок не сможет, это ему еще не под силу.

Объяснения тут самые простые. Российская экономика пока еще находится в состоянии кризиса; последние три года ВВП не рос вовсе, и только в этом году по прогнозу он сможет подняться на 0,8%. На этом фоне падение реальных доходов населения за прошедшие три года составило 19,2% (расчеты ИСП НИУ ВШЭ). В таких условиях одна, отдельно взятая отрасль экономики вдруг показать блестящие долговременные результаты не сможет.

Если прибавить к этому негативные ожидания населения и предпринимательского сообщества, то больше ничего объяснять не надо. Но все равно остается загадка: почему рынок новых автомобилей вдруг начал расти, если вокруг все так плохо?

Причин, как мне кажется, тут несколько. Во-первых, наши люди, решившие отложить такую серьезную покупку, как приобретение нового автомобиля, на неопределенный срок, просто устали ждать. Год прошел, второй, третий, а ситуация в экономике все не улучшается, зарплату никто не индексирует… Сколько еще ждать? Сколько хранить сбережения, которые завтра вдруг могут сгореть (увы, мы нечто подобное уже проходили). Тем более, что давно вышел запланированный срок владения старым автомобилем, закончилась гарантия, и вообще… То есть сработал эффект отложенного спроса, а масштаб этого спроса аналитики оценивают в 1-1,5 млн автомобилей.

Во-вторых, плюс к тому — резкое старение автопарка в целом: средний возраст легковушки — 12,8 лет, легкого коммерческого автомобиля — 14,5 лет. Больше времени уходит на ремонт, чем на нормальную эксплуатацию. Парк нуждается в обновлении! Вот и прорвало. Только надолго ли хватит отложенных сбережений? Особенно, если экономика не растет, а реальные доходы – продолжают падать?

Кроме того, надо помнить вот еще что. Наш автомобильный рынок развивается по своим правилам, причем они могут сильно отличаться от мировых. Например, давно замечена связь между колебаниями стоимости барреля нефти на мировых биржах и ростом / падением продаж новых автомобилей в России. И в «Автостате», и в других аналитических агентствах свои прогнозы увязывают не только с экономическими показателями, но и с предполагаемой ценой нефти. И на этот год (по «Автостату») существовало три прогноза: пессимистический, базовый и оптимистический.

Про негативный сценарий, к счастью, можно пока забыть, и предположить, что при средней цене барреля нефти в $50 год закончится с приростом авторынке на 10% (примерно 1,6 млн. легковых автомобилей и LCV); если нефть удержится на отметке в $60, продажи вырастут на 18% — до 1,7 млн. автомобилей. Но все равно это не идет ни в какое сравнение с лучшими в нашей истории годами (2012-2013), когда число проданных в России новых легковых автомобилей достигало 2,9 млн штук. А рассчитывать, что нефть снова будет по $100, не приходится.

Так что прогноз на ближайшие годы таков: автомобильный рынок будет расти, но очень медленно; скорее всего, очередной подъем довольно быстро, через два-три года сменится очередным падением — надеюсь, тоже плавным. Увы, серьезных поводов для долгосрочного оптимизма не просматривается.

Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 3 октября 2017 > № 2335665 Игорь Моржаретто


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter