Всего новостей: 2398811, выбрано 31383 за 0.262 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия > Медицина. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 21 февраля 2018 > № 2504291

КАК ЕЩЕ СОДРАТЬ ДЕНЕГ С БОЛЬНЫХ

В коридорах власти затевают очередную новацию. Как всегда, по-тихому, хотя касается она всех.

Речь идет о системе обязательного медицинского страхования.

На совещании в Минфине при участии представителей Центробанка и топ-менеджеров страховых компаний на днях обсуждали реформу ОМС.

Затея хитрая: намечено предложить регионам выделить те виды медицинской помощи, расходы на которые легче прогнозируются, и привлечь страховщиков к формированию «разумных тарифов» на эти услуги. Выходит, сейчас они неразумные?

Сразу есть повод вздрогнуть, поскольку попытки наших властей «улучшить» тарифы на что-либо почти всегда оборачиваются их повышением.

Предполагается, что региональные власти при участии страховщиков должны будут определить, что и сколько стоит в ОМС (а они этого до сих пор не знают?), чтобы конкретизировать, какие услуги государство будет оказывать по обязательному медицинскому страхованию, а где подключать уже добровольное (ДМС), то есть покупать за деньги работодателя или самого больного дополнительный страховой полис, и лечиться в платных клиниках.

Третий вариант - заключать некое партнерство с государством, сочетая при оплате врачей две вышеозначенные страховки, либо без всяких ОМС и ДМС доставать гражданам из кошелька деньги и платить клиникам напрямую, без посредников-страховщиков.

В любом случае речь идет об очередном опустошении карманов населения, поскольку, по некоторым данным, на совещании в Минфине обсуждалось возможное сокращение числа бесплатных услуг. Дескать, денег на медицину не хватает ни у государства, ни у страховщиков.

Тенденция налицо. Еще осенью прошлого года в верхах заговорили о так называемом софинансировании гражданами здравоохранения, представляя дело так, будто бесплатная медицина - это что-то вроде небесной благодати (или благотворительности властей). И вот эта благодать сокращается, и пора людям раскошелиться.

Но дело в том, что ни в СССР, ни в России бесплатной медицины никогда не было. Она всегда финансировалась через налоги населения и налоговые платежи из прибыли предприятий, источник которой де-факто тот же труд работников. У государства имеются только эти налоговые деньги. Поэтому зря чиновники делают вид, будто дарят нам сейчас бесплатную медицину, образование и соцуслуги. Совсем наоборот - это они получают зарплату и услуги за наш счет.

Их подоходный налог и прочие социальные выплаты - это всего лишь перераспределенные наши налоги. Никаких иных налоговых доходов власти не создают. Поэтому медобслуживание чиновников «за государственный счет» - это тоже из наших денег. В этом смысле именно у них, и только у них, медицина бесплатная. И довольно качественная. Для граждан же медуслуги год от года все скромнее...

Алексей Воробьев

Россия > Медицина. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 21 февраля 2018 > № 2504291


Киргизия. Казахстан. Россия. ЕАЭС > Легпром. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kyrtag.kg, 21 февраля 2018 > № 2504286

В 2017 году кыргызские швейники экспортировали продукцию на $138 млн. Об этом заявлено на коллегии государственного комитета промышленности, энергетики и недропользования КР в среду.

В 2017 году швейники экспортировали продукцию на $138 млн. Темп роста составил 190 процентов.

По данным ведомства, рост объемов производства текстильно-швейной отрасли объясняется вступлением Кыргызстана в ЕАЭС - 80% швейной продукции экспортируется в Россию и Казахстан.

Кроме того, объем экспорта легкой продукции в 2017 году составил $221,5 млн, или вырос на 11,4 %.

Киргизия. Казахстан. Россия. ЕАЭС > Легпром. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kyrtag.kg, 21 февраля 2018 > № 2504286


Россия > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 21 февраля 2018 > № 2503851

Комитет Госдумы поддержал продление дачной амнистии для ИЖС до 1 марта 2020 года.

Комитет Госдумы по госстроительству и законодательству на заседании во вторник рекомендовал принять в первом чтении проект закона о продлении сроков дачной амнистии для объектов индивидуального жилищного строительства (ИЖС) еще на два года — до 1 марта 2020 года. Автором инициативы выступил глава комитета Павел Крашенинников.

Речь идет о поправках в отдельные законодательные акты РФ, которыми, согласно сопроводительным документам, предлагается «продлить сроки действия дачной амнистии в отношении объектов индивидуального жилищного строительства еще на два года — до 1 марта 2020 года».

О законопроекте

В пояснительной записке к законопроекту Крашенинников напоминает, что в 2006 году был введен упрощенный порядок оформления прав граждан на недвижимость, в том числе на объекты ИЖС, — так называемая дачная амнистия. Кроме того, в целях обеспечения прав граждан были введены правила об определении максимальных цен на кадастровые работы при постановке на государственный кадастровый учет земельных участков.

За истекший период с 2006 года в упрощенном порядке были зарегистрированы права более чем на 3,5 млн объектов ИЖС и более чем на 7 млн земельных участков. Однако с 1 марта 2018 года оформление прав на объекты ИЖС будет происходить в общем порядке, что осложнит правообладателям процесс оформления прав, отмечал Крашенинников. В частности, для постановки на государственный кадастровый учет и госрегистрации права собственности потребуется разрешение на ввод в эксплуатацию. Кроме того, при отсутствии этого документа соответствующие объекты ИЖС будут иметь признаки самовольной постройки и могут быть легализованы только в судебном порядке, указал депутат.

При этом в соответствии с градостроительным законодательством оформление разрешительной документации не требуется для строительства садовых домов. Таким образом, с 1 марта возникнет ситуация, при которой владельцы жилых домов будут поставлены в неравные условия, констатировал глава комитета.

Таким образом, инициатива о том, чтобы продлить сроки оформления в упрощенном порядке прав на объекты ИЖС до 1 марта 2020 года — без получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию — предложена «в целях защиты прав граждан и обеспечения принципа равенства собственников жилья».

Россия > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 21 февраля 2018 > № 2503851


Россия > Агропром. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 21 февраля 2018 > № 2503688

Комментарий. Башмачникова: в политике государственной поддержки АПК смещены акценты.

Ольга БАШМАЧНИКОВА, вице-президент АККОР, выступила с докладом на парламентских слушаниях «О совершенствовании механизмов государственной поддержки агропромышленного комплекса Российской Федерации», состоявшихся в Совете Федерации 15 февраля 2018 года. Его текст она предоставила «КВ» для публикации.

Недавно, выступая на съезде «Единой России», В.В.Путин сказал: «Перед нами – масштабные задачи: мы должны построить инновационную экономику, укрепить демократические институты. Но, если мы действительно хотим добиться успеха, в центре нашего внимания должен быть человек! Российские семьи должны чувствовать позитивные перемены в своей жизни – в этом главный смысл и цель всей нашей работы, и только тогда мы сможем рассчитывать на поддержку людей».

Считаем, данное высказывание – это, прежде всего, посыл на развитие малого бизнеса и формирование среднего класса.

В АПК роль и значение малого бизнеса высоки как нигде в связи с необходимостью диверсификации производственных рисков, производства экологически чистой продукции, а также решении задачи по остановке депопуляции сельских территорий.

Однако, сегодня в сельском хозяйстве 92% прибыли приходится лишь на 18% сельхозорганизаций, и эта прибыль получена, в том числе, благодаря беспрецедентным мерам государственной поддержки. Фактически, приоритеты государственной поддержки не служат задаче создания прибыли для большого количества российских семей, проживающих в сельской местности.

В материалах Доклада Всемирного банка «Меры государственной политики России для обеспечения конкурентоспособности агропродовольственного сектора и привлечения инвестиций» приводятся следующие аналитические выводы.

В России только отдельные хозяйства имеют высокие показатели производительности труда – те, кто имеет доступ к средствам поддержки, дешевым кредитам и высоким технологиям сельскохозяйственных услуг.

Отличительной чертой государственной поддержки в России является тот факт, что государственные субсидии в большей степени направлены на создание благоприятных условий для небольшого количества предприятий частного бизнеса в ущерб созданию так называемых общественных благ или возможностей развития для большого количества субъектов деятельности. И в этом кардинальное отличие России от других стран.

Действительно, если только 2,7% фермеров получают льготные кредиты, невозможно говорить о доступности инвестиций в технологии – доступ к капиталу у основной категории малых производителей отсутствует. Они не доходят до банков, и эта проблема носит системный характер, связана с регулированием банковской деятельности со стороны Центрального банка, а также отсутствием у коммерческих банков мотивации на работу с мелким кредитом. Сегодняшние имеющиеся финансовые институты на работу с данным сегментом не настроены. Пожалуй, можно выделить АО Росагролизинг как компанию, настроенную на трансфер технологии субъектам малого предпринимательства. Они действительно это делают.

На наш взгляд, возможны следующие решения по улучшению доступа мелких производителей к финансовому рынку:

Создание специальных фондов поддержки малого бизнеса в АПК – настроенных на инвестирование в микро- и малые предприятия сельского хозяйства. Данные фонды должны специализироваться на финансировании проектов расширения производственной базы небольших фермерских хозяйств, которые хотят развиваться, но не смогут получить кредит в банке по требованиям к залогу и уровню доходов.

Развитие института кредитной кооперации, решающего задачу пополнения оборотного капитала. Здесь в краткосрочном режиме можно говорить о необходимости распространения механизма льготного кредитования на сельскохозяйственные потребительские кредитные кооперативы, а также снижение к ним требований ЦБ РФ.

Развитие льготного лизинга техники, оборудования и сельхозживотных.

Снижение требований ЦБ к кредитам коммерческих банков до 10 млн рублей.

Меры государственной поддержки должны предусматривать создание или настройку имеющихся институтов на соответствующую цель – доступ к рынку капитала той категории предпринимателей, которые сегодня его не имеют.

Помимо обеспечения доступа к капиталу, на что еще должны быть направлены акценты государственной поддержки? Стимулирование увеличения количества субъектов предпринимательства, создание новых бизнесов, новых семейных ферм.

Эту задачу возможно решить за счет обеспечения доступа к земельным, заемным ресурсам, средствам грантовой поддержки. И здесь мы должны говорить о комплексных, пакетных решениях. Получатели грантовой поддержки по направлениям программ НФ, СЖФ и СПК должны быть априори обеспечены кредитами и землей. Однако в настоящее время мы не можем этого констатировать в полной мере – и об этом неоднократно говорилось на проводимых в МСХ РФ видеоконференциях. Значит, эффект от господдержки не полный и точно не мультипликативный. После того как мы сможем добиться комплексных решений, необходимо ставить вопрос о значительном увеличении в разы средств государственной поддержки, выделяемой на гранты в рамках действующих программ.

Государственная поддержка должна обеспечить повышение доходности существующих малых бизнесов. Поддержание доходности существующих бизнесов – это наиважнейшая задача. По данным за 2017 год при создании 23 тысяч новых фермерских хозяйств в год, 33 тысячи из бизнеса выбыло. Продолжается устойчивый тренд по снижению количества КФХ.

По итогам Всероссийской сельхозпереписи с 2006 года произошло сокращение фермерских хозяйств на 110 тысяч.

Прирост площадей, поголовья скота в фермерском секторе – это происходит в основном за счет крепких устоявшихся хозяйств. Мелкие фермы, не имеющие достаточного капитала для развития, уходят из бизнеса, а ведь этого можно было бы избежать при создании определенных условий. Мы бы тогда не теряли по 30 тысяч хозяйств в год, а при создаваемых 20 тысячах новых предпринимателей, получили бы прирост в 50 тысяч семейных ферм в год – за 10 лет – это полмиллиона.

Необходимо развитие профессионального консультирования малых производителей, доступного в каждом муниципальном районе.

Еще одна выдержка из отчета Всемирного банка – малые хозяйства не имеют консультационной службы, через которую идет трансляция технологий – а это те задачи, которые решены во все странах и на решение которых Правительство выделяет серьезные ресурсы.

Государственная поддержка доходности субъектов предпринимательства, попавших в трудную финансовую ситуацию. Для этой цели в Германии существуют отдельные кредитные продукты под гарантию правительства и близкие к нулевой ставке. У нас такие предприниматели лишаются возможности получения не только льготных, но и коммерческих кредитов. На них распространяются штрафные санкции банков при снижении выручки на счете. Т.е. финансовые институты не поддерживают жизнеспособность реального сектора экономики.

Меры государственной поддержки должны стимулировать те возникающие на всех этапах цепочек движения продукции от поля до прилавка модели хозяйственного взаимодействия производителей сельхозпродукции (ЛПХ, КФХ, СПоК, СХО, холдингов, перерабатывающих предприятий), которые позволяют малым производителям встроиться в рынок и оставаться доходными и конкурентоспособными. Здесь речь идет об эффективных интеграционных моделях и развитии сельскохозяйственной потребительской кооперации.

В Китае в 90-е годы, когда фермеры столкнулись с проблемой вывода продукции на рынок, было принято решение — финансовая поддержка перерабатывающих предприятий государством осуществлялась только при условии их согласия напрямую поддерживать ассоциации фермеров, поставляющие им сырье. Нам важно идти этим же путем.

Современная экономическая теория опирается на новую терминологию «воспитательный протекционизм» или «экономика подталкивания». Государство решает задачи по ускорению тех или иных процессов в экономике, может предпринимать «попытки подталкивать» субъектов рыночных отношений к выбору, который повысит их совокупную эффективность в долгосрочном периоде.

«Воспитательный протекционизм» основывается на принятии государством и реализации временных дополнительных мер государственного регулирования и поддержки, полезен не только для обеспечения перехода на новый производственно-технологический уровень, но и на выстраивании желательных хозяйственных связей, способствующих закреплению на селе большего количества семей, вовлеченных в процесс сельскохозяйственного производства.

На Международном экономическом форуме в Давосе со стороны России были сделаны определенные заявления. В частности, вице-премьер Аркадий Дворкович в своем выступлении отметил, «нам удалось решить задачи макроэкономического уровня и теперь мы перейдем к решению непосредственно экономических задач и развития экономики внутри страны».

Считаем, предложенные меры вписываются в данное заявление.

Автор: Ольга БАШМАЧНИКОВА, вице-президент АККОР

Россия > Агропром. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 21 февраля 2018 > № 2503688


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 20 февраля 2018 > № 2504610

Консервация — непозволительная роскошь: глубинка не подлежит ремонту?

Экономически агрессивные «азиатские тигры» не дремлют

На федеральном уровне тема развития Дальневосточного федерального округа (ДФО) становится одним из значимых явлений во внутренней политике. И президент России Владимир Путин, и министры говорят о важности реализации стратегии развития Дальнего Востока РФ, о необходимости комплексного планового подхода. При этом упрекать в пустых разговорах официальных лиц язык не повернётся: с момента принятия федеральной программы «Стратегии развития Дальнего Востока и Забайкальского края до 2025 года» в 2009 году сделано действительно много для улучшения жизни дальневосточников и развития федерального округа. Естественно, что в условиях дефицитных бюджетов регионов ДФО государственная власть не в состоянии одинаково финансировать развитие территорий.

Один из показательных примеров такого утверждения — северо-восточные районы Приморья: Кавалеровский, Ольгинский, Тернейский районы и Дальнегорский городской округ. По данным всесоюзной переписи населения 1989 года, в перечисленных административных единицах проживало в общей сложности более 130 тыс. человек. На 2018 год население упомянутых территорий составляет около 90 тыс. человек, но если учесть число выезжающих на заработки в крупные города, то из этого показателя можно запросто вычесть ещё 10−15 тысяч.

Нет необходимости детально перечислять то, что происходило на Дальнем Востоке в целом и на северо-востоке Приморья с периода распада Советского Союза. Инфраструктура обветшала, социальная база сокращается как шангреневая кожа, промышленная база развалена, а то, что осталось, более существует как неистреблённое наследие советского прошлого, чем в виде достижений постсоветского времени. В полсилы выбираются полезные ископаемые, месторождения которых в своё время были разведаны ещё в Советской России. Возобновляемые природные ресурсы (лес, рыба, дикоросы) нередко добываются местным населением без оглядки на будущее, без каких-либо попыток способствовать их возобновлению.

Важность развития как всего Востока России, так и Приморского края неоднократно озвучивалась на уровне Москвы и на уровне Дальневосточного федерального округа. Мероприятия по подготовке к форуму государств АТЭС в 2012 году, создание Министерства по развитию Дальнего Востока наполнили стратегию развития ДФО уже конкретным смыслом и стали знаком того, что интерес столицы к противоположенной части России всерьёз и надолго.

Конечно, отрадно, что московские чиновники уделяют внимание Владивостоку, Хабаровску, другим крупным городам ДФО, а также отдельным проектам во всех девяти регионах Дальнего Востока. Однако, избранные точки роста не являются единственными возможными аттракторами отечественных и зарубежных инвестиций и уж тем более не объемлют все возможности экономического развития восточных территорий. При этом кто-нибудь из них задавался вопросом: как выглядит дальневосточная глубинка, сколько людей там проживает и чем они живут?

В этом аспекте как раз северо-восточные районы Приморья являются показателями (далеко не единственными) недостаточно чётко выстроенной политики в отношении этого субъекта Федерации и других территорий российского Дальнего Востока. Если бегло взглянуть на карту региона, то видно — основная часть развитых территорий находится на юге Приморского края. Здесь в большинстве и реализуются государственные программы, фиксируется экономическая активность. В свою очередь северо-восточное направление представляют собой малоосвоенные территории, потенциал которых грозит остаться нераскрытым. А они составляют более 43 тыс. квадратных километров — четверть Приморского края, сопоставимая с площадями Московской и Пензенской областей или Словакии и материковой Дании.

Не менее интересно и то, что упомянутые административные единицы входят в так называемый Тихоокеанский рудный пояс и представляют собой кладезь свинцово-цинковых, оловянных и вольфрамовых руд, а также содержат рудное серебро, золото и висмут, не говоря о менее обширных месторождениях других редкоземельных элементов таблицы Менделеева. По словам одного из старейших работников горнорудной отрасли Приморья Анатолия Викторовича Труфанова, возобновление геологоразведки может увеличить разведанные запасы вдвое, что в перспективе позволяет утверждать об экономической целесообразности развития «северов».

Вместе с этим следует отметить, что в удалённых районах существует множество природных объектов, которые могут стать привлекательными точками в туристических маршрутах, существуют проекты развития прибрежного рыболовства и марикультуры. Возможности бережного и интенсивного, то есть с расширением доли обработки, освоения лесных богатств также предполагают занятость ещё на полвека. В самом Дальнегорске пока действует филиал ДВФУ, на основе которого можно создать уникальную базу для получения образования в горнорудной сфере, что вместе с инженерами и мастерами советских времён предполагает рост объёма высококвалифицированной рабочей силы.

Тем не менее создается впечатление, что заброшенные территории после распада СССР «не подлежат ремонту». Планы развития, как правило, концентрируются на крупных логистических узлах, залежах углеводородов или туристических кластерах. Почему выбраны существующие объекты для организации территорий опережающего социально-экономического развития (ТОРов), понятно, но в силу чего не обратили внимания на иные возможные точки роста, остаётся загадкой.

Естественно, что люди, проживающие в подобных районах, остро чувствуют «обойдённость» со стороны государства в пользу малоизвестных для них территорий опережающего развития или свободных портов. Во многом снижено или отсутствует позитивное восприятие своей «малой родины» у местных жителей. При таком взгляде даже положительные стороны жизни или изменения в лучшую сторону воспринимаются как случайные недоразумения. Такое положение дел подтверждает и исследование, проводимое в 2018 году экспертно-аналитическим центром ДВФУ. Среди представителей старшего поколения, живущего на «северах», бытует мнение о том, что им придётся доживать свой век в одиночестве в вымирающих посёлках. Молодёжь, в свою очередь, готова на всё, лишь бы вырваться из угасающих поселений. Местные предприниматели не вкладывают в развитие, а готовят «запасные аэродромы» в краевом центре или в центральных регионах России. Власти на местах испытывают опасения касательно того, что точечное развитие дальневосточных территорий привлечёт инвестиционные потоки только в «назначенные» населённые пункты. Такой подход в свою очередь станет причиной «вымывания» дальневосточников из неохваченных программами развития местностей в центры экономического роста, которые определяются федеральными ведомствами, находящимися в тысячах километров от Дальнего Востока.

При таком положении дел напрашивается следующий вывод: площади приморских северо-восточных районов, равно как и схожие административные единицы в других дальневосточных регионах, столь значительны, что только в силу масштабности государству для развития восточной части России «не отделаться» существующими зонами развития. Таким образом, рассматривая проблему в отдельном регионе, мы получаем модель проблемной ситуации на всём Дальнем Востоке. Конечно же, везде требуется отдельно выработанное решение, где-то необходимо переселение жителей, в других местах, наоборот, поиск новых точек социально-экономического роста и так далее…

Очевидно, и властям на местах, и Минвостокразвития, и профильному комитету Госдумы РФ необходимо чётко ответить сначала себе, а затем и жителям определённых дальневосточных территорий: что мы будем развивать, а что сокращать? Не будут ли точки роста, как бы их ни называли, напоминать редкие оазисы в пустыне: где-то локально кипит жизнь, а в остальном на сотни километров пустоши. Также необходимо уяснить: достаточно ли принято мер для решения стратегической задачи, то есть развития Дальнего Востока России?

Естественно, что в подобных случаях не стоит концентрироваться на каких-либо «удобных» проектах, а рассматривать ДФО как единую систему и выделять системообразующие факторы. Предполагая каждый регион в виде эволюционирующей подсистемы в объёме всего Востока России, необходимо находить несколько таких факторов. На северо-восточном направлении Приморья таким центром притяжения мог бы стать Дальнегорский городской округ. Дальнегорск находится примерно на полпути от Владивостока до границы с Хабаровским краем по морю. Город при определённой поддержке вполне готов стать своеобразным центром развития этой части Приморского края. Так, при возрождении горнорудной промышленности, включая частично действующие «Бор» и «Дальполиметалл», он вполне может притягивать трудоспособное население трёх соседних районов. Причём часть этого населения вряд ли готово искать работу в столице Приморья, но перемещение по северо-востоку края вполне приемлемо при поиске работы. Развитие удалённого от краевого центра округа позволит увеличить и число предприятий микробизнеса, а также самозанятого населения на северо-востоке, что даст толчок для развития сельского хозяйства, по крайней мере, в масштабе четырёх районов. В свою очередь, если такие меры не остановят отток жителей, то, по крайней мере, произойдёт плавное перераспределение людских ресурсов, а это позволит сформировать и более благоприятный социальный климат.

Для достижения озвученных целей необходим контроль за собственниками градообразующих предприятий со стороны государства. Владельцам таких компаний должно вменять в обязанность разработку и пошаговую реализацию длительных инвестиционных планов, запрет на вывод и сокращение профильных активов, модернизацию средств производства. В свою очередь в рамках комплексного подхода органы государственной власти и местного самоуправления должны повышать КПД исполнения возложенных на них функций в силу ограниченности управленческих и финансовых ресурсов.

Развитие социальной инфраструктуры в соответствии с возможностями бюджета также необходимо рассматривать относительно величины всех территорий. Естественно, что государство не в состоянии выстроить по больнице в каждом населённом пункте, но вполне может создать вменяемый порядок в здравоохранении. То есть обеспечить наличие тех же фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП), которые будут реально укомплектованы медицинским персоналом. В таком же ключе стоит рассматривать сохранение работающих стационаров, в которых должны реально, а не номинально получать лечение жители далёких районов. И, самое главное, с учётом ограниченности возможностей оказание квалифицированной медицинской помощи в удалённых местностях, необходимо создать чёткий алгоритм доставки больных во все медучреждения от ФАП до больницы в краевом центре. Такой же подход должен соблюдаться в подходе к школьному образованию и к объектам культуры и спорта.

На сегодняшний день социальная направленность вполне может сочетаться с концепцией территорий опережающего социально-экономического развития. Другое дело, что ТОСЭРы должны привязываться не только к существующим территориальным аттракторам инвестиций, но и пропорционально распределяться по территориям Дальнего Востока в тех местах, где экономическое развитие может быть достигнуто в перспективе. Естественно, что необходимо стимулировать экономическую активность в уже существующих центрах роста промышленности, транспорта, сельского хозяйства и других отраслей экономики, но настолько же важно создавать новые точки роста на обширных территориях, пусть и в меньших масштабах. И приведённые в качестве примера северо-восточные районы Приморья вполне подходят в качестве объекта развития и организации нового ТОРа, нацеленного на развитие упомянутых территорий.

Естественно, что подобная задача неподъёмна для государства без привлечения частного и зарубежного капитала. Опыт создания зон развития на Дальнем Востоке показывает, что государство активно использует зарубежный опыт, но не пытается заглядывать в будущее. К участию в проектах развития в ДФО стоит привлекать интернациональный капитал в виде консорциумов с Российским государством. Это связано с тем, что инвестиционный образ России сильно испорчен в ходе информационных войн, а участие государства как гаранта повысит уровень доверия к экономическим проектам. Способствовать возвращению так называемого амнистированного капитала из зарубежных офшоров в дальневосточные проекты, обеспечивая льготный режим и неприкосновенность со стороны государства. Большинство приведённых выше предложений не новы и очевидны, но все упомянутые меры должны рассматриваться в качестве структурных компонентов единой системы развития, а комплексный подход сохраняться по крайней мере на период до 2030 года.

Малоразвитые территории — нередкое явление для больших государств. Это канадские Юкон и Нунавут, неразвитая Аляска, беднейшие Миссисипи и Алабама в Соединённых Штатах, северные провинции Китая и северо-восточные штаты Индии. Однако для Российской Федерации держать законсервированные территории в густонаселённом Азиатско-Тихоокеанском регионе рядом с экономически агрессивными «азиатскими тиграми» — непозволительная роскошь. Демографическое и экономическое давление с их стороны таково, что территории с нулевым уровнем развития без чьего-то злого умысла окажутся «переваренными» в силу действия политических и экономических факторов.

Таким образом, стратегия развития Дальнего Востока и тактические шаги в этом направлении имеют и геополитическое значение. Восточная часть России имеет все шансы как для интенсивного развития и поступательного освоения, так и для погружения в стагнацию. При этом второй сценарий фактически сразу определяет центробежный вариант для восточной части России. А наихудший сценарий как раз и может быть запущен не столько с приграничных округов, сколько с вымирающей глубинки.

 Дмитрий Шелест

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 20 февраля 2018 > № 2504610


Россия > Госбюджет, налоги, цены > akm.ru, 20 февраля 2018 > № 2504483

Минтруд подготовил проект постановления, индексирующий социальные пенсии с 1 апреля 2018 года на 2.9%. Об этом свидетельствует сообщение министерства.

В результате индексации средний размер социальной пенсии увеличится на 255 руб. и после повышения составит 9.062 тыс. руб., в том числе средний размер пенсии детей-инвалидов и инвалидов с детства I группы увеличится соответственно на 378 руб. и 382 руб. и после повышения составит 13.41 тыс. руб. и 13.556 тыс. руб. соответственно.

Расходы на индексацию с 1 апреля 2018 года на 2.9% размеров пенсий и других социальных выплат, подлежащих повышению, составят 1.07 млрд руб. в месяц, или 9.6 млрд руб. до конца текущего года.

Согласно действующему законодательству, индексация социальных пенсий производится с учётом темпов роста прожиточного минимума пенсионера в РФ за прошедший год.

Исходя из данных о величине прожиточного минимума пенсионера в России за 2017 год (8.315 тыс. руб.) и за 2016 год (8.081 тыс. руб.) темп роста прожиточного минимума пенсионера в прошлом году составил 102.9%.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > akm.ru, 20 февраля 2018 > № 2504483


Россия > Госбюджет, налоги, цены > akm.ru, 20 февраля 2018 > № 2504480

Законопроекты об электронном кадровом документообороте будут в обязательном порядке обсуждаться на Российской трехсторонней комиссии. Об этом заявила заместитель министра труда и социальной защиты России Любовь Ельцова на конференции, свидетельствует сообщение министерства.

Минтруд совместно с работодателями и профсоюзами, по словам Л.Ельцовой, ведёт работу по трём ключевым направлениям.

"Первый блок - это электронная трудовая книжка. В рамках второго направления - "кадровый документооборот в организации" - на площадке РСПП ведётся проработка новых механизмов применения кадрового документооборота в электронном виде. И третий блок - "электронный надзор": на базе Роструда прорабатываются вопросы изменений в нормативную правовую базу", - рассказала Л.Ельцова.

Предполагается, что электронная трудовая книжка будет представлять собой базу данных о трудовой деятельности гражданина, которая формируется путём передачи работодателем сведений в электронном виде в информационную систему Пенсионного фонда России.

"Это будут небольшие дополнения к тому, что сейчас сдаёт работодатель каждый месяц в электронном виде в ПФР, добавятся некоторые "поля", - рассказала замминистра. - Предполагается, что мы начнём работать в этой системе с 1 января 2020 года".

По словам Любови Ельцовой, работодатель по-прежнему продолжит формировать сведения в электронном виде с использованием своих информационных систем о трудовой деятельности работника за период его работы у данного работодателя.

"Здесь мы ничего не планируем устанавливать дополнительно. Это все, как есть сейчас. Задача работодателя - в установленные сроки сдавать всю информацию в ПФР", - подчеркнула Л.Ельцова.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > akm.ru, 20 февраля 2018 > № 2504480


Таджикистан. Казахстан. Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 20 февраля 2018 > № 2504167

Таджикистан существенно нарастил товарооборот. Импорт вырос почти в два раза

Пайрав Чоршанбиев

Внешнеторговый оборот Таджикистана в январе этого года вырос на 75,6 процентов по сравнению с этим же периодом прошлого года. Республика в минувшем месяце наторговала на 443 миллионов долларов. В январе 2017 года данный показатель составлял всего 252 миллионов долларов.

«В январе 2018 года внешнеторговый оборот Таджикистана составил 443 миллионов долларов, что на 75,6 процентов или на 190,7 миллионов долларов больше чем в январе 2017 года», - сообщили «АП» в Агентстве по статистике при президенте РТ.

Экспорт товаров в январе нынешнего года произведен на сумму 86,8 миллионов долларов, что на 29 процентов или на 19,2 миллионов долларов больше показателя января прошлого года.

В частности, экспорт хлопка-волокна в первом месяце этого года вырос на 82,7 процентов, а недрагоценных металлов (алюминий) и изделия из них – на 82,1 процентов.

Импорт продукции в республику в минувшем месяце составил 356,2 миллионов долларов. Это на 92,5 процентов или на 171,2 миллионов долларов больше по сравнению с январем 2017 года.

В том числе, импорт нефтепродуктов увеличился на 22 процента, а пшеницы – на 95,6 процентов. При этом ввоз муки сократился на 63 процентов.

Внешнеторговые отношения Таджикистан в январе этого года имел с 79 странами мира.

Главными торговыми партнерами республики, как и в прошлом году, являются Россия и Казахстан. Объем таджикско-российского товарооборота в январе этого года составил чуть более 80 миллионов долларов, а таджикско-казахского – свыше 71 миллионов долларов.

Таджикистан. Казахстан. Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 20 февраля 2018 > № 2504167


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 20 февраля 2018 > № 2504161

ЧЕЛОВЕК НА ОБОЧИНЕ

Если постараться подсчитать количество неимущих, встреченных за сутки в Москве, то получатся довольно прискорбные цифры.

Внешний вид и способы заработка обездоленных чрезвычайно разнообразны: от беззаботного алкоголика с табличкой «на опохмел» до беременной девушки, стоящей на коленях с протянутой рукой.

ПОЖАЛЕТЬ НЕЛЬЗЯ ПРОЙТИ

Когда нормальный человек проходит мимо того же алкаша, его трудно в чем-либо упрекнуть. Но если у этого нормального человека не вызывает хотя бы долю сочувствия образ беременной девочки, то следует пожалеть и его. Ибо лишь душа израненная и полная горести может быть столь бесчувственной.

Именно с этими мыслями я тоже прошел мимо, так и не подав заветной копейки. Один вопрос «почему?» стал лейтмотивом моего дальнейшего расследования.

Я оправдывал себя соображениями о том, что бессмысленно поощрять жуликов, спекулирующих на вопросах совести и морали. Сразу после этого ко мне пришло понимание одной очень неприятной вещи. Все дело в том, что страх быть обманутыми стал приглушать искреннее желание помочь.

Попрошайки и их деятельность научили людей подозрительно относиться к страждущим, возможно, нуждающимся в реальной помощи. Эта тенденция обоюдно разрушительна: человек в трудной ситуации остается один на один со своей проблемой, а тот, кто участия не оказал, начинает беднеть морально.

ОТ БЕДНОСТИ ДО БЕЗДОМНОСТИ – ОДИН ШАГ

Мы живем в XXI веке, и кажется, что возможностей нашего государства должно быть достаточно для того, чтобы удовлетворять базовые потребности граждан и помогать в решении проблем. Однако это не так.

Социальное пособие по безработице на 2017 год варьируется от 850 до 5000 рублей, что в три раза меньше прожиточного минимума в Москве. (Для сравнения: в Америке то же пособие составляет баснословную тысячу долларов.) Но дело не в сравнении экономических особенностей стран, а в их отношении прежде всего к своим гражданам.

Каждый прекрасно понимает, насколько близко стоят бедность и бездомность: одно неловкое движение - и пиши пропало. Если у людей, имеющих крышу над головой, еще есть шансы выбраться из нищеты, то у граждан, спящих под открытым небом, таких возможностей практически нет.

15 тысяч бездомных живут в подъездах и на вокзалах столицы в зимнее время, и только 7-10 процентов из них сознательно занимаются бродяжничеством. Такая статистика не может не тревожить, потому что она означает буквально следующее: подавляющее большинство бомжей банально не имеет возможности жить иначе.

Сейчас многое делается для достижения оптимальной ситуации в этой сфере: создаются и финансируются фонды, открываются пункты кормления и обогрева, но необходимо прежде всего провести колоссальную работу над ошибками. Ярким примером таких ошибок служит прошлогодний проект поправок в законодательство, позволяющий изымать у должников и их семей единственное жилье. Пока понятие «бездомный» будет называться грубым и расплывчатым «бомж», пока будут создаваться безумные законопроекты, мы не сможем прийти к успеху.

И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН

Но что такое успех в этом деле?

«Бездомность не победили ни в одной стране мира», - говорит глава фонда «Дом друзей» Алания Журкина, практически наследовавшая дело доктора Лизы, близким другом которой была при ее жизни.

Здание «друзей» находится в маленьком подвальчике рядом с метро «Авиамоторная». Фонд открылся недавно и живет исключительно на пожертвования граждан, так как грантов от государства получить еще не успел.

«Всегда будет существовать прослойка населения, желающая вести маргинальный образ жизни, но это вовсе не означает, что мы не должны помогать людям, нуждающимся в помощи. Мы не можем полностью устранить проблему, но не дать запустить ее - можем и должны», - считает Лана.

По ее словам, необходимо выработать специальную систему поддержки этой группы граждан, наладить адекватный сбор информации о бродягах и усовершенствовать закон об одиноких собственниках, дабы избежать появления новых бездомных в будущем.

Не менее серьезной проблемой является и то, что люди не привыкли проходить диагностику у психиатра, так как заболевания такого типа зачастую приводят к потере жилья. «От этого не застрахован никто. Бывает, что без крыши над головой остаются коренные москвичи и ученые с докторской степенью, - делится профессиональным опытом директор «Дома друзей». - Чаще всего они оказываются на улице из-за махинаций черных риелторов, а иногда и «благодаря» родственникам. Также бывают случаи, когда человек не справляется с жизненными потрясениями, ломается психически и теряется на улице».

С «Домом друзей» я познакомился, когда посетил ПОССП - пункт оказания срочной социальной помощи, или, проще говоря, «кормежку», на Ярославском вокзале. Сам пункт выглядит как огромный шатер, огороженный сетчатым забором. Внутри сооружения работает импровизированная система обогрева, из-за чего его прозвали палаткой тепла. Мое посещение выпало на дату выезда сотрудников фонда. Они трудились в автобусе «Социального патруля», стоящем рядом с шатром: осматривали, перевязывали и поили необходимыми лекарствами неимущих.

Как оказалось, этот фонд занимается уличной медициной и регулярно делает выезды на точки сбора бездомных. Алания рассказала, что в больницах редко помогают бродягам. Даже если скорая согласится отвезти такого пациента в учреждение, то, скорее всего, там его развернут обратно.

Не стоит забывать про то, как наше общество относится обычно к бездомным: обращения типа «Эй, ты!», «Сюда иди!» и зачастую рукоприкладство стали обычным явлением. После таких издевательств несчастные больше не захотят обращаться за помощью.

Другое дело, когда ты садишься напротив человека и говоришь: «Друг, чего ты хочешь? Как тебе помочь?», тогда он сразу идет на контакт и даже не забывает вовремя пить лекарства.

Деятельность «Дома друзей» сейчас очень востребована - никто, кроме них, не помогает бездомным медикаментозно. Именно на бинты и препараты идут все средства фонда.

«ЗОНА НЕКОМФОРТА»

Полгода на улице - это два года социальной реабилитации. Представьте, что будет с человеком через 15 лет уличной жизни. Люди теряют чувство времени. Алкоголь помогает не обращать внимания на косые взгляды прохожих, забыться в неге и ничего не чувствовать. Бездомный привыкает к «зоне некомфорта», выбраться из которой еще труднее, чем людям обеспеченным - из комфортной.

С такими проблемами призван справляться Центр социальной адаптации имени Е.П. Глинки. По словам бывшего директора учреждения Бориса Третяка, центр имеет 1000 койко-мест, здесь постояльцам предоставляют временное жилье, моют, одевают, кормят и работают с ними по программам ресоциализации, помогают восстановить документы, отыскать родственников. Во взаимодействии с телепередачей «Жди меня» удалось восстановить родственные связи 200 людям. Третяк заверил, что от 10 до 20 процентов бездомных возвращаются домой, устраиваются на работу.

Узнав о моих намерениях, в центр меня не пустили, поэтому неофициальную информацию я узнал от непосредственных пользователей ЦСА. Большинство опрошенных отозвались об учреждении довольно нелестно: пропадают вещи, постоянно грязное постельное белье, сотрудники относятся к посетителям, как к цифрам на бумаге. Жить там можно всего 30 дней, но необязательно подряд.

НАДЕЖДЫ И БОМЖЕЙ ПИТАЮТ…

Что ж, процесс пошел. Тяжело, кряхтя и покашливая, но пошел. Даже если для власти пункты питания, обогрева и ЦСА лишь строчки в бюджете, даже если нерешенных вопросов и трудностей осталось невероятно много, шансы все еще есть. Необходимо принять и постараться понять эту прослойку общества, тогда наконец-то и появится луч надежды. Надежды, которой у них остается все меньше.

Вы удивитесь, но множество бездомных пытаются справиться со своими проблемами сами, всеми силами стараясь не упасть. Они следят за своим внешним видом, ищут работу, снимают номера в отеле и даже ведут свои страницы в социальных сетях. Некоторые из них могут сидеть за соседним столиком в кафе. Также в это число входят обманутые бабушки и дедушки, которые лишились жилья и семьи, но не желают сдаваться. Пройдя все мыслимые испытания, бездомные просто хотят спокойной жизни в своем, пускай и небогатом, но все-таки доме.

Денис Шинкин

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 20 февраля 2018 > № 2504161


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром > mirnov.ru, 20 февраля 2018 > № 2504159 Валерий Максименко

ТЮРЬМЫ НАКОРМЯТ ВСЮ СТРАНУ?

Замдиректора ФСИН Валерий Максименко рассказал журналистам, что расходы на питание заключенных всего за два года сократились на треть. Сельхозпродукцию сидельцы теперь производят сами и скоро будут кормить страну курятиной и свининой.

Потенциал у пенитенциарной системы действительно немаленький - в ее собственности 300 тыс. га земли, то есть на каждого заключенного приходится почти половина гектара.

«В местах заключения активно развивается аграрное производство - открываются свинофермы, разводят за решеткой даже страусов! - рассказывает правозащитник из комитета «За гражданские права» Любовь Клещенко. - Но кормят заключенных своей продукцией далеко не всегда. Порой хорошее мясо продают «на волю», а для зэков закупают что похуже и подешевле».

А каким еще мясом можно накормить на 72 рубля в день? Именно столько сегодня тратят на питание одного заключенного в системе исполнения наказаний. Впрочем, в системе ФСИН уверены - питание на зоне вполне достойное.

Причем если в 2015 году на питание всех зэков в РФ потратили 22 млрд руб., то в 2017-м только 16 млрд. Это, по словам Валерия Максименко, стало возможным благодаря оптимизации закупок и развитию собственного сельхозпроизводства.

Уже достигнута договоренность с крупным агрохолдингом о том, что на его сельхозпредприятиях будут строиться общежития для осужденных и для тех, кто уже вышел на свободу: осужденным придется трудиться под конвоем, а отличившихся примерным поведением будут освобождать досрочно и отправлять на птицефабрики и свинофермы на принудительные работы. Жить и те и другие будут по соседству, но в разных условиях, обещают во ФСИН.

Несмотря на радужные цифры, система исполнения наказаний по-прежнему остается полем для махинаций. Так, в конце 2017 года колония-поселение №2 Московской области закупила по тендеру 38 тонн тухлого мяса. Причем мясо было выставлено на торги как мясо первой категории, произведенное в системе ФСИН: поставщиком являлся ФГУП «Производственно-промышленный дом», подведомственное ФСИН России.

Позже оказалось, что говядина имеет зарубежное происхождение и за время своих путешествий по России изрядно протухла. В итоге мясо выкинули, а по факту растраты было возбуждено уголовное дело.

«Такие случаи встречаются в системе исполнения наказаний нечасто, - комментирует Любовь Клещенко. - Не потому, что редко закупают тухлятину, а потому, что очень редко такие аферы всплывают на поверхность и должностным лицам приходится за них отвечать».

Так, на Ямале подполковник ФСИН из управления снабжения дважды пытался продать родному ведомству семь тонн испорченных рыбных консервов. Как выяснило следствие, консервы подполковник купил у своего приятеля. Разоблаченный в первый раз, подполковник отвез консервы к приятелю в сарай, а через два года снова продал их родному ведомству, подделав документы. Но подполковника снова разоблачили и наконец-то отправили в отставку. Правда, тюремного срока и штрафов за этим не последовало.

Анна Александрова

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром > mirnov.ru, 20 февраля 2018 > № 2504159 Валерий Максименко


Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 20 февраля 2018 > № 2504077

Беднеем вместе: доходы россиян упали в два раза

Как упали реальные доходы: что может себе сейчас позволить россиянин

Наталия Еремина

Если верить статистике, то за 15 лет россияне стали богаче. В среднем по стране на одну зарплату можно купить в 2,2 раза больше продуктов. Однако состав минимального набора продуктов, который входит в потребительскую корзину, не менялся с 2013 года, и сейчас он соответствует структуре потребления малообеспеченных граждан. При этом около 40% россиян половину реальной продуктовой корзины выращивают на огородах. А реальные доходы в январе 2018 года упали в 2 раза.

Если посмотреть на статистику на протяжении последних 15 лет, то окажется, что покупательная способность россиян выросла. Так, в целом на среднюю российскую зарплату теперь можно купить в 2,2 раза больше продуктов, чем в 2002 году.

Так, зарплаты выросли по России с 2002 по 2017 год с 4360 рублей до 38333 рублей, тогда как стоимость минимального продуктового набора – с 936 рублей до 3714 рублей. Об этом говорится в исследовании компании «Финэкспертиза» (есть в распоряжении «Газета.Ru»). В нем анализируется, как изменилась продуктовая емкость зарплат россиян на последние 15 лет, исходя из минимального набора продуктов, который могли приобрести жители каждого субъекта РФ на одну зарплату в 2002 и 2017 году.

Действующий минимальный набор продуктов, который входит в потребительскую корзину, предусматривает потребление в год на человека всего 100,4 кг картофеля, 114,6 кг овощей, 60 кг свежих фруктов, 126,5 кг хлеба и хлебопродуктов, 58,6 кг мясных и 18,5 кг рыбных продуктов соответственно. При этом, рассчитывая его, служба использует средние цены на продукцию в регионе и объемы потребления товаров.

«Данные по размеру заработной платы и стоимости минимального набора брались за октябрь соответствующего года, для того, чтобы исключить влияние новогоднего роста цен и сезонных колебаний. Продуктовую емкость зарплат россиян мы определили как отношение размера заработной зарплаты к стоимости минимального набора продуктов», — отмечается в исследовании.

В ряде российских регионов покупательная способность жителей за последние 15 лет выросла почти в три раза. Например, это касается Москвы, Мордовии и Воронежской области.

То есть здесь россияне могут купить почти в три раза больше продуктов на свою зарплату, чем 15 лет назад.

Зарплаты выросли с 6388 рублей до 69847 рублей в Москве, с 2444 рублей до 25150 рублей – в Мордовии и с 2580 рублей до 28686 рублей – в Воронежской области.

При этом стоимости минимального набора продуктов в Москве подорожала с 1212 рублей до 4538 рублей, в Мордовии – с 877 рублей до 3089 рублей, а в Воронежской области – с 857 рублей до 3303 рублей.

Однако если 15 лет назад жители северных регионов могли приобрести раньше в 2,4 больше продуктов, чем среднероссийский житель, то теперь лишь в 1,3 раза больше, отмечает в исследовании.

Так, с 2012 года по 2017 год от 1,2 до 1,4 раз выросла зарплатоемкость россиян в северных республиках – Ямало-Ненецком автономном округе, Ненецком автономном округе, Тюменской области и Ханты-Мансийском автономном округе-Югре.

В частности, в Ямало-Ненецком автономном округе зарплата увеличилась с 15876 рублей до 82769 рублей, в Тюменской области с 12083 рублей до 59737 рублей, а Ханты-Мансийском автономном округе – с 14634 рублей до 61508 рублей.

Как видно из статистики, продукты дорожали не так активно.

Например, в Ямало-Ненецком автономном округе стоимость минимального продуктового набора увеличилась с 1486 рублей до 5576 рублей. В Тюменской области цены на продуктовый набор увеличились с 1198 рублей до 4527 рублей, а в Ханты-Мансийском автономном округе с 1298 рублей до 4538 рублей.

«Ранее наиболее зажиточными считались районы севера и Сибири, обеспечивавшие себя за счет добычи нефти и газа. Однако стоимость углеводородов колеблется (так, если в 2008 году баррель нефти марки Brent составлял более $100, то сейчас менее $65 за баррель – «Газета.Ru»), что не может не сказаться на уровне дохода соответствующих регионов.

При этом многие из субъектов, которые заметно отставали, сумели уменьшить разрыв за счет реализации тех или иных крупных проектов, повлиявших на доходы соответствующих областей, краёв или городов», — комментирует аналитик компании «Финам» Алексей Коренев.

В целом можно говорить о выравнивании уровня жизни между регионами, считает первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал.

Однако делать вывод из исследования о том, что россияне стали богаче за последние 15 лет, нельзя, подчеркивают эксперты.

Во-первых, слишком много вопросов к статистике.

«К корректности учета Росстатом зарплат и их динамики слишком много вопросов. К тому же даже по официальным данным более трети россиян обеспечивают себя за счет самозанятости (в регионах эта цифра доходит местами до 50% и выше), что делает точный подсчет уровня реальных доходов весьма затруднительным», — говорит аналитик Алексей Коренев.

Кроме того, в исследовании затрагиваются соотношение затраты к минимальному набору продуктов. Однако эксперты ранее неоднократно критиковали минимальный продуктовый набор, который входит в потребительскую корзину. По их мнению,

фиксированный набор товаров и услуг в России отражает структуру потребления прежде всего малообеспеченных граждан.

Стоимость корзины пересматривается в течение года, а ее состав — раз в пять лет. Нынешний минимальный набор был установлен в 2013 году. При этом Минтруд недавно пообещал, что в этом году создаст рабочую группу по разработке новой потребительской корзины. Новая потребительская корзина, в которой будет больше мяса и меньше хлеба, появится в России не раньше чем через три года.

Как отмечали эксперты РАНХиГС, Института Гайдара и Всероссийской академии внешней торговли (ВАВТ) в своем «Мониторинге экономической ситуации в России», в 2017 году в качестве стратегии улучшения материального положения россияне выбирали производство продукции в личном подсобном хозяйстве. Экономисты приводили данные весеннего исследования Института социологии РАН, согласно которому обеспечивают себя продуктами, выращенными в личном подсобном хозяйстве, почти треть опрошенных (32%), что на 12 п.п. больше, чем в 2014 году.

«Таким образом, в поведении граждан преобладают в основном архаичные формы улучшения своего материального положения, распространенные еще в ходе кризиса «выживания» в 1990-х годах, а не активные инновационные практики», — отмечалось в исследовании.

«Около 40% российских семей до сих пор почти половину своей продуктовой корзины производят самостоятельно, в садах да на огородах, за счет рыбалки, охоты. Ходят в лес за грибами-ягодами и так далее», — говорил о том же в интервью «Газете.Ru» Андрей Милехин, президент исследовательского холдинга «Ромир».

Если посмотреть динамику реальных располагаемых доходов (доходы за вычетом обязательных платежей, скорректированные на инфляцию) россиян, то окажется, что наши сограждане стабильно беднеют последние четыре года. Реальные доходы россиян сократились на 0,7% в 2014 году, на 3,2% в 2015 году, на 5,8% в 2016 году и на 1,7% в 2017 году.

Чиновники надеются, что доходы россиян вот-вот начнут расти, однако эти прогнозы пока не сбываются.

Согласно последней статистике Росстата, реальные доходы наших сограждан упали на 49,7% в сравнении с декабрем прошлого года.

При этом в январе 2018 года по сравнению с январем 2017 года они не изменились (без учета единовременной денежной выплаты пенсионерам в январе 2017 г. в размере 5 тыс. рублей – «Газета.Ru»).

По словам замдиректора НИИ «Центр развития» ГУ-ВШЭ Валерия Миронова, в этом году реальные располагаемые доходы все же могут показать совсем небольшой рост на фоне 4 лет падения – до 2%. На фоне низкой инфляции, это может произойти за счет индексации пенсий, отмечает эксперт. Кроме того, обращает внимание Миронов, в частном секторе наблюдается дефицит рабочей силы, что обычно выливается в рост зарплат.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 20 февраля 2018 > № 2504077


Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 20 февраля 2018 > № 2504070

Социальные пенсии: очень незаметное повышение

Минтруд рассказал, насколько вырастут социальные пенсии с 1 апреля

Евгения Петрова

Социальные пенсии в России будут проиндексированы с 1 апреля этого года на 2,9%. В деньгах это составит всего несколько сот рублей. В нынешней экономической ситуации такое повышение вряд ли будет заметным для пенсионеров, подчеркивают эксперты.

Минтруд России предлагает проиндексировать социальные пенсии на 2,9% с 1 апреля 2018 года. Соответствующий проект постановления правительства Российской Федерации размещен на портале проектов нормативных правовых актов.

В Пенсионном фонде России «Газете.Ru» пояснили, что речь идет о запланированной индексации. «Социальные пенсии каждый год индексируются 1 апреля. Поэтому все средства в бюджете Пенсионного фонда заложены. При этом ещё раз подчеркнем — речь идет об индексации социальных пенсий, а не страховых», — прокомментировали в ведомстве.

При индексации таких выплат учитываются темпы роста прожиточного минимума пенсионера в Российской Федерации за прошедший год.

По информации Минтруда, величина прожиточного минимума для таких категорий граждан в прошлом году составляла 8 315 рублей, а в 2016 году – 8 081 рубль. Так, рост за 2017 год составил 2,9%.

«В связи с этим с 1 апреля 2018 года размеры социальных пенсий предлагается проиндексировать на 2,9%», — объяснили в ведомстве.

Напомним, что социальные пенсии выплачиваются пенсионерам, трудовой стаж которых ниже 5 лет, а также другим категориям граждан, в том числе дети-инвалиды, граждане из числа инвалидов вследствие военной травмы и участников Великой Отечественной войны, получающие две пенсии.

Размер социальной пенсии вырастет с 1 апреля на 255 рублей, что после повышения выльется в 9 062 рубля.

«Средний размер пенсии детей-инвалидов и инвалидов с детства I группы увеличится соответственно на 378 рублей и 382 рубля и после повышения составит 13 410 и 13 556 рублей соответственно», - уточняется в сообщении Минтруда России.

Как сказано в пояснительной записке к постановлению, одновременно, исходя из соответствующих размеров социальных пенсий, будут повышены пенсии по государственному пенсионному обеспечению военнослужащих, проходивших службу по призыву и членов их семей, участников Великой Отечественной войны, а также награжденных знаком «Жителю блокадного Ленинграда».

Сюда же постановление относит пенсии для пострадавших в результате радиационных или техногенных катастроф и членов их семей, для граждан из числа работников летно-испытательного состава и ряду других категорий.

«Средний размер пенсии по инвалидности военнослужащих, проходивших военную службу по призыву, увеличится на 355 рублей и составит 12 688 рублей, средний размер пенсии по случаю потери кормильца семьям военнослужащих, проходивших военную службу по призыву, увеличится на 303 рубля и составит 10 746 рублей», - приводятся цифры в материалах к проекту постановления.

Там же сказано, что средние размеры пенсий граждан из числа инвалидов вследствие военной травмы и участников Великой Отечественной войны, получающих две пенсии, вырастут на 399 и на 392 рубля. Больше всего будут проиндексированы размеры дополнительного материального обеспечения за выдающиеся достижения и особые заслуги перед РФ. Здесь рост составит 484 рубля - до 17 185 рублей.

Расходы на индексацию с составят 1,07 млрд рублей в месяц или 9,6 млрд рублей до конца текущего года.

«Финансовое обеспечение будет осуществлено за счет межбюджетных трансфертов из федерального бюджета в пределах средств, предусмотренных федеральными законами о федеральном бюджете и бюджете ПФР на указанные цели», — отмечается в пояснительной записке.

Индексация позволит повысить уровень пенсионного обеспечения почти 3,9 млн пенсионеров, в том числе речь идет о порядка 3,1 млн получателей социальных пенсий.

Повышение на 2,9% — ниже текущего уровня инфляции и является незаметным в настоящих экономических условиях, подчеркивает руководитель направления «Человеческий капитал» Фонда «Центр стратегических разработок» Лилия Овчарова.

«Это достаточно низкий уровень индексации, но он предусмотрен нашим законодательством», — добавила она.

Напомним, что страховые пенсии были проиндексированы в этом году с 1 января на 3,7%. Сегодня средний размер страховой пенсии по старости составляет 14 075 рублей. При этом годом ранее пенсия по старости составляла 13 716 рублей, правда этого размера позволила достичь индексация к году на 5,8%. По прогнозам Пенсионного фонда России, к 2020 году достигнет 15,5 тыс. рублей или 168,3% от прожиточного минимума пенсионера.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 20 февраля 2018 > № 2504070


Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > rossvyaz.ru, 20 февраля 2018 > № 2504003

Заместители руководителя Россвязи приняли участие в парламентских слушаниях по развитию цифровой экономики

20 февраля 2018 года под руководством Председателя Государственной Думы Вячеслава Володина прошли парламентские слушания на тему: «Формирование правовых условий финансирования и развития цифровой экономики». От Федерального агентства связи в мероприятии приняли участие заместители руководителя Россвязи Роман Шередин и Дмитрий Панышев.

Открывая дискуссию, Вячеслав Володин отметил, что в ней принимают участие представители отрасли - «новой, развивающейся, которая подает надежды». «Мы надеемся, что она будет эффективной и успешной», - добавил он.

В парламентских слушаниях приняли участие депутаты Государственной Думы, члены Совета Федерации, руководители профильных министерств, ведущие эксперты в сфере цифровых технологий. Участники обсудили реализацию дорожной карты Программы «Цифровая экономика Российской Федерации», вопросы электронного взаимодействия бизнеса и государства, новые технологические решения, повышающие доступность финансовых услуг, технологии идентификации, кибербезопасность в цифровой экономике и антимонопольное регулирование этой сферы. Особое внимание было уделено совершенствованию законодательства.

Отметим, что важнейшей для Россвязи задачей является реализация программы «Цифровая экономика», одним из исполнителей которой Агентство определено.

Основной силой реализации программы «Цифровая экономика» являются высококвалифицированные специалисты в области ИКТ. Внедрение цифровой экономики в ближайшие годы неизбежно потребует значительного увеличения их количества.

Федеральное агентство связи является учредителем 4 отраслевых университетов, успешно обеспечивающих подготовку кадров в области ИКТ по программам высшего и среднего профессионального образования. Подведомственные Россвязи образовательные организации обладают всеми необходимыми ресурсами и инфраструктурой для подготовки высококвалифицированных специалистов всех направлений отрасли, и уже сегодня успешно решают задачи, поставленные государственной программой «Цифровая экономика». Среди направлений подготовки в вузах есть непосредственно связанные с информационной безопасностью, и их востребованность у абитуриентов с каждым годом растет.

Федеральное агентство связи участвует в приоритетных направлениях программы, в числе которых: формирование основных положений развития Единой сети электросвязи Российской Федерации на перспективу до 2024 года; разработка Генеральной схемы развития сетей связи Российской Федерации, обеспечение функционирования услуги широкополосного доступа к сети «Интернет» в населенных пунктах с численностью населения от 250 до 500 человек; разработка предложений по внесению изменений в стандарты и спецификации, необходимые для построения спутникового сегмента сетей 5G, разработка Генеральной схемы развития инфраструктуры хранения и обработки данных, включающей государственный и корпоративный сегменты.

Помимо этого, Россвязь является соисполнителем разработки проекта федерального закона в части обеспечения формирования системы электронного подтверждения соответствия и создания сети электронных сертификационных центров.

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > rossvyaz.ru, 20 февраля 2018 > № 2504003


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > oilworld.ru, 20 февраля 2018 > № 2503800

Минсельхоз обновил Доктрину продовольственной безопасности.

Минсельхоз подготовил новую редакцию Доктрины продовольственной безопасности. Как сообщает пресс-служба аграрного ведомства, обновленная версия документа была представлена на заседании Общественного совета при министерстве 12 февраля. Как сообщил директор департамента экономики, инвестиций и регулирования рынков АПК Анатолий Куценко, документ включает меры по стимулированию развития экспорта, повышению качества пищевой продукции, наращиванию объемов глубокой переработки зерна, формированию производственных кластеров, развитию сельхозкооперации и сети оптово-распределительных центров. Предполагаемая дата вступления новой доктрины в силу — третий квартал 2018 года.

Как говорится в материалах Минсельхоза, проект разработан для «расширения номенклатуры продуктов и показателей, которые характеризуют продовольственную безопасность», а также приведение доктрины в соответствие с документами стратегического планирования. В частности, в обновленной доктрине Минсельхоз предлагает изменить значения уровня самообеспечения в отношении некоторых видов сельхозпродукции. По сахару и растительному маслу порог предлагается повысить с 80% до 90% (объем отечественного производства к объему их внутреннего потребления), для рыбной продукции — с 80% до 85%. «Устойчивое превышение фактического уровня продовольственной независимости над его пороговым значением характеризует наличие экспортного потенциала», — указано в проекте.

Кроме того, в перечень включенных в доктрину продуктов добавлены овощи и бахчевые, производство которых должно составлять не менее 90% от внутреннего потребления. Еще одна новая позиция в доктрине — фрукты и ягоды, пороговое значение по которым определено на уровне 70%. О возможности расширения программы на фрукты и овощи премьер-министр России Дмитрий Медведев заявлял еще весной 2017 года. Доктрина должна быть «более современной, более сориентированной на внутренние цели и потребности экспорта», пояснял он. Кроме того, отрасль за последние годы получила беспрецедентную господдержку за постсоветскую историю, и «от каждого бюджетного рубля мы ждем результатов», отмечал глава правительства.

Увеличение пороговых показателей в целом отражает динамику развития внутреннего производства, комментирует гендиректор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина. «По основным видам продовольствия мы уже превысили предусмотренный уровень, в том числе по зерну, птице, свинине, также повышается уровень продовольственной безопасности по рыбе, — комментирует она. — Исходя из тенденций развития плодоовощной продукции и текущих темпов производства, наверное, можно говорить о возможности достижения показателей и в этой категории. Хотя нужно отметить, что по фруктам сейчас довольно высока доля тропической продукции, к которым уже привыкли потребители».

Повышение пороговых значений — это сигнал для рынка о продолжении господдержки отечественных производителей и стабильности защиты внутреннего рынка, отметил исполнительный директор «Руспродсоюза» Дмитрий Востриков. Так, производственные мощности по сахару в стране уже перекрывают внутреннее потребление. Урожай овощей открытого грунта позволяет закрыть потребности почти на 90% от спроса, а поддержка производства овощей закрытого грунта позволила значительно снизить зависимость от поставок из-за рубежа, сказал «Агроинвестору» Востриков. «Включение в доктрину таких показателей, как овощи и бахчевые, фрукты и ягоды должно за счет мер господдержки (субсидирования закладки промышленных садов, теплиц и т. п.), стимулировать рост объемов собственного производства по этим направлениям», — добавил эксперт. По его оценке, для достижения установленных пороговых значений по овощам и фруктам необходимо от трех до пяти лет. «Так, чтобы отечественные аграрии заняли доминирующую позицию на рынке томатов, необходимо еще три года. На данный момент доля отечественного предложения превышает 40%. Сроки окупаемости проектов по интенсивным садам также составляют несколько лет», — напомнил Востриков.

Также Минсельхоз предлагает указать в доктрине среди приоритетных направлений, на которых необходимо концентрировать усилия в сфере обеспечения продовольственной безопасности, развитие племенного дела, селекции и семеноводства, создание новых технологий глубокой и комплексной переработки продовольственного сырья. В области внешнеэкономической деятельности важно «проведение активной политики по продвижению российских пищевых продуктов на рынки зарубежных стран». В качестве отдельного приоритетного направления указана необходимость развития производства материально-технических ресурсов, в том числе машин и оборудования, пестицидов, лекарственных средств и кормовых добавок для животных.

Предполагается, что новая редакция доктрины определит развитие сельского хозяйства России на ближайшие 10 лет. Действующая сейчас доктрина была принята в 2010 году, и, как заявлял Медведев, уже по итогам 2016 года пять из восьми ее показателей были выполнены: по зерну, картофелю, сахару, растительному маслу и мясу. Недостигнутыми оставались три показателя — по удельному весу отечественного молока и молочной продукции (не менее 90% в пересчете на молоко), рыбной продукции (не менее 80%) и пищевой соли (не менее 85%). По итогам 2017 года самообеспеченность картофелем уменьшилась на 7% до 90,7%, опустившись ниже установленного доктриной порогового значения в 95%, сообщила Счетная палата.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > oilworld.ru, 20 февраля 2018 > № 2503800


Россия > Рыба. Госбюджет, налоги, цены > fishnews.ru, 20 февраля 2018 > № 2502884

Аркадий Дворкович примет участие в Съезде рыбаков.

Вице-премьер Аркадий Дворкович планирует принять участие в IV Съезде работников рыбохозяйственного комплекса РФ. На мероприятии будут рассматриваться результаты работы отрасли и вопросы ее дальнейшего развития.

Напомним, что с инициативой о проведении съезда выступили Всероссийская ассоциация рыбохозяйственных предприятия (ВАРПЭ) и Российский профсоюз работников рыбного хозяйства, организацию съезда поддержало Росрыболовство. Участие в мероприятии, которое состоится в Москве 26 февраля, примут руководители крупнейших рыбопромышленных предприятий, представители федеральных органов власти, руководство регионов, сообщает корреспондент Fishnews.

III Всероссийский съезд работников рыбного хозяйства проходил в Москве в феврале 2012 г. – впервые после десятилетнего перерыва. На одной площадке тогда собрались представители всех основных рыбохозяйственных бассейнов страны. Одной из ключевых рекомендаций Съезда стало увеличение срока, на который будут закреплены доли квот вылова после 2018 г., причем с соблюдением исторического принципа распределения.

Россия > Рыба. Госбюджет, налоги, цены > fishnews.ru, 20 февраля 2018 > № 2502884


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 февраля 2018 > № 2502742 Антон Алиханов

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Калининградской области Антоном Алихановым.

Обсуждались вопросы социально-экономического развития области, в том числе ход реализации программ по строительству школ, яслей, благоустройству дворовых территорий.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Антон Андреевич, как область развивается, какие есть успехи, прежде всего по крупным социальным программам, которые мы ведём по всей стране? Я имею в виду строительство школ – очевидно, это и для Калининградской области является актуальной задачей – и целый ряд других важных программ, которые у нас реализуются, в том числе по приведению дворов в порядок. Расскажите, как обстоят дела, дайте короткий анализ того, как развивается экономика.

А.Алиханов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, по поводу социальных проектов. Действительно, мы в них активно участвуем. В прошлом году мы запустили новую школу по программе строительства новых школ на 1,5 тыс. мест в Гурьевске – это один из самых динамично развивающихся пригородов Калининграда. В прошлом году начали строить, а в этом планируем закончить строительство уникальной школы на 1,7 тыс. мест. Восточный микрорайон города Калининграда, в котором это строится, огромный, застраиваемый. Там будет бассейн, вся инфраструктура – такая фабрика для образования, это снимет много социальных проблем в данном конкретном микрорайоне, потому что, к сожалению, пока мест там не хватает.

На этом не планируем останавливаться. У нас разработана комплексная программа. Благодаря инициативам, о которых Вы сказали, мы планируем построить ещё семь школ до 2025 года – несколько в Калининграде и других наших муниципалитетах. Сейчас очень активно работаем по яслям для детей до трёх лет. В своё время мы очень активно как регион решали проблему с детскими садами от трёх до семи лет, построили 17 новых детских садов в целом по региону и смогли эту проблему решить. Сейчас перед нами поставлена новая задача, и мы с Правительством, с Ольгой Юрьевной Голодец, с нашими коллегами из Министерства образования отрабатываем проект, понимаем, как двигаться, и, надеюсь, в этом году уже первые результаты сможем показать.

Хочу Вас отдельно поблагодарить за то, что в прошлом году Вы дали возможность Калининградской агломерации войти в программу «Безопасные и качественные дороги». В прошлом году мы смогли отремонтировать 140 км, устранить несколько серьёзных мест концентрации ДТП. Если говорить о сокращении количества пострадавших в ДТП год к году, у нас минус 12% в январе – только за один год реализации этой программы. В этом году она стала более комплексной, мы ремонтируем не только дорожное полотно, но и бордюры, и тротуары, то есть люди видят комплексный эффект.

Что касается дворов, эта программа одна из тех, которые вызывают самый положительный отклик у наших жителей, у глав муниципальных администраций. Если в прошлом году мы отремонтировали 45 дворов, то в этом году их будет минимум 75, а может быть, и больше. Программа продолжает расти, существенно увеличено финансирование. В прошлом году мы только 4 муниципалитета акцентированно выделили, а в этом году все 22 муниципалитета Калининградской области в эту программу включили.

Д.Медведев: Эта программа хороша тем, что она вовлекает самих людей, которые живут на этой территории, в обсуждение того, что делать во дворе (что там менять, какие новые объекты малой архитектуры возводить), в участие в этом процессе, кто хочет – своим трудом, кто хочет – может быть, деньгами. Поэтому желательно, чтобы она развивалась именно в таком ключе, как была задумана, то есть на базе глубоких консультаций со всем населением, которое живёт на этой территории. Просил бы Вас таким образом эту работу и построить.

А.Алиханов: Мы с населением общаемся, начали программу 2018 года обсуждать ещё в конце прошлого года. И это одна из главных наших задач – общение с населением, вовлечение людей в эту деятельность.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 февраля 2018 > № 2502742 Антон Алиханов


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 20 февраля 2018 > № 2502686

Президент Тульской ТПП Юрий Агафонов принял участие во встрече Губернатора Тульской области Алексея Дюмина и генерального директора Федеральной Корпорации по развитию МПС Александр Браверман с предпринимателями региона.

19 февраля в Туле состоялась встреча Губернатора Алексея Дюмина и генерального директора Федеральной Корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства Александра Бравермана с представителями бизнес-сообщества региона. Во встрече приняли участие более 400 предпринимателей. В числе участников были и представители Союза «Тульская торгово-промышленная палата».

Открывая встречу, глава региона напомнил, что сейчас в области работает более 62 тысяч предприятий малого и среднего бизнеса. В этой сфере занято более 180 тысяч человек. Он также подчеркнул, что малое и среднее предпринимательство динамично развивается: появляются новые рабочие места, увеличивается оборот предприятий и растёт заработная плата сотрудников.

Александр Браверман отметил успешный опыт нашего региона по созданию благоприятного бизнес-климата.

«В минувшем году Тульская область продемонстрировала устойчивую тенденцию роста в сфере востребованности предпринимателями реализуемых мер поддержки. Это свидетельствует об увеличении экономической активности, укреплении потенциала сегмента МСП в регионе, а также повышении уровня информированности предпринимателей о государственных инструментах содействия развитию малого и среднего бизнеса, – отметил генеральный директор Корпорации МСП. – Мы продолжаем взаимодействие с руководством Тульской области в рамках реализации приоритетных задач в отрасли формирования инфраструктуры поддержки бизнеса, а также развиваем новые направления совместной работы, включая поддержку проектов в области сельхозкооперации».

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Тульской области Александр Головин рассказал о системных вопросах, с которыми к нему чаще всего обращаются представители бизнеса.

Затем состоялась сессия вопросов и ответов. Предприниматели интересовались расширением линейки мер государственной поддержки, ограничением количества представителей «сетевого» бизнеса в пределах одного региона, мерами по пресечению незаконной предпринимательской деятельности, льготным кредитованием предпринимательства. В ходе обсуждения выступил президент Союза «Тульская торгово-промышленная палата» Юрий Агафонов, подчеркнувший, что Палата как полноправный элемент инфраструктуры поддержки малого и среднего бизнеса активно продвигает наиболее интересные проекты инновационных предприятий малого и среднего бизнеса региона и готова к сотрудничеству с Корпорацией МСП в этой важной работе. Президент ТТПП внес предложение по расширению функционала Бизнес-навигатора в части предоставления возможностей по созданию производственных малых предприятий и разработке для них бизнес-планов. Был также сделан акцент на расширение взаимодействия крупных предприятий с представителями малого и среднего бизнеса в вопросах кооперации и участия в выполнении гособоронзаказа.

Алексей Дюмин и Александр Браверман приняли участие в презентации 6 инвестиционных проектов региона, которым будет оказана кредитно-гарантийная поддержка корпорации развития МСП в размере 1,9 млрд рублей. Общий объем инвестиций в Тульскую область составит порядка 3 млрд рублей.

Пресс-служба Тульской ТПП

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 20 февраля 2018 > № 2502686


Украина. Россия > Госбюджет, налоги, цены > minprom.ua, 20 февраля 2018 > № 2502583

Россия стала крупнейшим торговым партнером Украины

Согласно данным Государственной службы статистики Украины Россия стала крупнейшим торговым партнером нашей страны в 2017 году. Об этом говорится в информации Госслужбы статистики.

Объем экспорта российских товаров составил 7,2 млрд долл., превысив показатель 2016 года почти на 140%. Объем импорта украинских товаров в Россию составил 3,9 млрд долл. — почти на 110% больше, чем в 2016 году. Второй по объему импорта украинских товаров стала Польша (2,7 млрд долл.), вторым по экспорту в Украину — Китай (5,6 млрд долл.).

Общий объем экспорта украинских товаров в 2017 году составил 43,3 млрд долл. — больше показателя 2016 года на 119%. Общий объем импорта составил 49,6 млрд долл. — на 127% больше, чем в 2016 году.

Отметим, в конце января стало известно, что Украина увеличила импорт российских товаров на 40%. НБУ тогда отметил, что увеличение товарооборота связано преимущественно с закупками в России нефтепродуктов, угля и удобрений. На тот момент доля РФ в совокупном импорте товаров на Украину составляла 14,2% — 6,33 млрд долл.

Интересно, что во внешнеторговом балансе России Украина занимает 14-е место. Российская таможня оценивает экспорт в Украину в 7,9 млрд долл., а импорт — в 4,9 млрд долл.

Украина. Россия > Госбюджет, налоги, цены > minprom.ua, 20 февраля 2018 > № 2502583


Россия. ЦФО > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 20 февраля 2018 > № 2502014

Директор лебедянской агрофирмы предложил снизить налог на фрукты.

Комитет Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию провел парламентские слушания на тему совершенствования государственной поддержки аграриев. В слушаниях принял участие председатель комитета облсовета по вопросам АПК и земельных отношений, директор «Агрофирмы имени 15 лет Октября» Дмитрий Еремеев. Он предложил снизить НДС на фрукты и ягоды.

— Сегодня вся продукция сельского хозяйства облагается налогом в 10%, для фруктов и ягод ставка неоправданно высокая — 18%. Поправки в Налоговый кодекс просто необходимы. Снижение финансовой нагрузки даст толчок для развития аграриев, и позволит снизить цены на продукцию, — пояснил депутат Дмитрий Еремеев. При этом, по словам Дмитрия Еремеева, выпадающие доходы государства будут компенсированы за счет уплаты 18% НДС при приобретении оборудования для закладки новых фруктовых садов и строительстве хранилищ для продукции. Причем, расходы на эти цели с каждым годом будут только увеличиваться.

— С появлением новых садов потребуются дополнительные рабочие места. Вырастет и средняя зарплата за счет увеличения урожайности. От этого бюджет страны только выиграет, т.к. увеличатся отчисления налога на доходы физических лиц, — отметил липецкий аграрий. В ходе парламентских слушаний также поднимались проблемы нехватки квалифицированных кадров в отрасли, роста цен на материально-технические ресурсы, низкой обеспеченности сельскохозяйственной техникой и оборудованием, высокого уровня износа основных фондов в сельском хозяйстве. Как пояснил на заседании глава комитета СФ, в 2018 г. предусмотрено более 240 млрд рублей бюджетных средств на поддержку сельского хозяйства. По итогам совещания в Правительстве РФ, посвященного поддержке АПК, дано поручение найти дополнительные ресурсы в объеме до 30 млрд рублей.

Россия. ЦФО > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 20 февраля 2018 > № 2502014


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 19 февраля 2018 > № 2502741

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о государственном контроле в сфере трудовых отношений, о создании новых национальных парков «Кодар» и «Хибины».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы начнём с важной темы, касающейся государственного контроля в сфере труда. Эту систему нужно постараться настроить таким образом, чтобы и права работников были защищены, и ответственные предприниматели не подвергались постоянным и, как правило, избыточным проверкам. Я подписал постановление, в котором уточняются критерии риск-ориентированного подхода при проверке предпринимателей в сфере соблюдения норм трудового права.

Мы уточняем в новом постановлении случаи, на основании которых принимаются решения о повышении или снижении категории риска. В этом, собственно, и есть суть риск-ориентированного подхода.

Если на предприятии происходят несчастные случаи, то в течение следующих трёх лет такому бизнесу присваивается более высокая категория риска и, соответственно, инспекция будет чаще приходить.

Но категория риска может и снижаться. Если на предприятии отсутствуют несчастные случаи, в том числе случаи с печальным, летальным исходом, если зарплата платится, а сам предприниматель не привлекался к административной ответственности, тогда эта категория может быть снижена.

Надеюсь, это всё будет работать.

Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Голодец), несколько слов скажите о том, как будет действовать новый порядок.

О.Голодец: Роструд обеспечивает легальные трудовые права граждан. И за прошлый год у нас количество несчастных случаев со смертельным исходом на предприятиях сократилось на 32%. Это предмет особой заботы Роструда.

Трудовые права заключаются не только в праве на безопасный труд, но и в праве на оплату труда. И за прошлый год из тени было выведено 2,049 миллиона работников – это те работники, которым был установлен де-факто трудовой договор, и это вменено в обязанность работодателя. Одновременно была погашена задолженность по заработной плате силами инспекторов Роструда 1,047 миллиона сотрудников предприятий на общую сумму 20,9 млрд рублей.

Это огромная работа. Но сегодня мы видим, что многие работодатели добросовестно исполняют свои обязанности и их не нужно понуждать к исполнению трудового законодательства. Для того чтобы облегчить работу честных работодателей, установлена система электронного инспектора. Этот электронный инспектор позволяет в режиме онлайн проводить самопроверку всем предприятиям Российской Федерации. С момента начала действия электронного инспектора уже 314 тыс. предприятий сами провели в отношении себя проверку, что позволило им самостоятельно устранить нарушения трудового законодательства, которые у них имелись. Коллеги посчитали, что, если бы к ним пришли инспектора, эти предприятия выплатили бы штрафы более чем на 6 млрд рублей. А здесь они самостоятельно своевременно устранили нарушения, и теперь эти предприятия относятся к категории предприятий с низким риском.

Как Вы уже сказали, все предприятия разнесены на три категории: это предприятия высокой категории риска, где были зафиксированы случаи нарушения трудового законодательства, средней категории риска и предприятия с низким уровнем риска.

Высокая категория риска – это плановые проверки каждые два года. Средняя категория риска – каждые шесть лет. Предприятия с низкой категорией риска, к которым мы сегодня относим бóльшую часть предприятий, – предполагается, что у них плановых проверок не бывает и достаточно провести самопроверку для того, чтобы работать в устойчивом режиме.

На Неделе охраны труда мы Вам уже презентовали систему. Вы видели, как она работает в режиме онлайн. Сегодня все предприятия через РСПП и различные объединения работодателей участвуют в распространении данной системы, и эта система позволит сбалансировать интересы работников и работодателей на нашем рынке труда.

Д.Медведев: Надо, чтобы она заработала. Если будет польза, то хорошо.

И ещё один вопрос. У нас прошлый год был Годом экологии и Годом особо охраняемых природных территорий. Но это не значит, что если год закончился, то в этом году мы должны этим вопросам уделять меньше внимания. У нас страна огромная, много неповторимых мест, уникальных природных комплексов. Поэтому мы развиваем систему заповедников, национальных парков, заказников. За прошлый год появилось четыре особо охраняемые природные территории. И вот только что я подписал документы о создании ещё двух национальных парков – «Кодар» в Забайкальском крае и «Хибины» в Мурманской области.

Александр Геннадиевич (обращаясь к А.Хлопонину), пожалуйста, несколько слов скажите о том, что там будет.

А.Хлопонин: В рамках Концепции развития системы особо охраняемых природных территорий и в рамках программы, которая была утверждена по Году экологии, мы занимаемся созданием особо охраняемых природных территорий.

Как Вы уже сказали, в 2017 году было сформировано четыре особо охраняемые природные территории: в Ульяновской области, в Республике Карелия, на территориях Новосибирской и Томской областей и в Ленинградской области.

Также была проведена работа по созданию ещё четырёх особо охраняемых природных территорий. По двум особо охраняемым природным территориям Вы подписали соответствующие документы, нормативные акты.

Первый – это национальный парк «Кодар» в Забайкальском крае. Площадь – около 491 тыс. га. В парке будет вестись работа по сохранению уникальной природы, уникального животного мира этой территории – это дикий северный олень, снежный баран и многие другие животные, которые находятся у нас под особой защитой и охраной.

Второй вновь созданный национальный парк – «Хибины» – расположен в Мурманской области на площади 84 тыс. га. Бóльшая часть парка – это земли лесного фонда, но есть часть национального парка, в которой ведёт хозяйственную деятельность народность саамы. Концепция предусматривает, что мы не будем у них изымать эту территорию, они будут продолжать вести свою хозяйственную деятельность, сохраняя традиции и культуру малых народов, которые там проживают.

В ближайшее время мы планируем завершить работу по созданию ещё двух особо охраняемых природных территорий – это национальный парк «Ленские столбы» в Республике Якутия и федеральный заказник «Новосибирские острова».

Необходимо также отметить, что у нас в Российской Федерации на сегодняшний день 214 особо охраняемых природных территорий разных форм. Совокупный объём федеральных средств, которые мы тратим на содержание этих национальных парков, составляет около 6,7 млрд рублей. Я не могу сказать, что это достаточно крупная сумма, но достаточная для того, чтобы мы могли качественно и эффективно их содержать. Мы провели работу с Министерством финансов, принято решение по поручению Владимира Владимировича (Путина), что все средства, которые поступают от штрафов на территории особо охраняемых природных территорий, целевым образом из федерального бюджета будут направляться на дополнительное содержание наших особо охраняемых территорий. По прошлому году, по оценке, где-то около 600 млн рублей дополнительных средств будет направлено.

Также мы продолжаем вести работу с нашими крупными компаниями и корпорациями. И разрабатываем модель частно-государственного партнёрства для развития рекреации на этих особо охраняемых природных территориях. Тоже дополнительный источник, который будет направлен.

Д.Медведев: Хорошо. Продолжим эту работу.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 19 февраля 2018 > № 2502741


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 19 февраля 2018 > № 2502739

Новые форматы в госрегулировании цифровой экономики обсудили на собрании Совета молодых депутатов в Ставрополе.

16 февраля 2018 г. в Ставрополе состоялось заседание Совета молодых депутатов Ставропольского края по вопросам развития цифровой экономики региона.

В нем приняли участие заместитель министра экономического развития Ставропольского края Сергей Крынин, депутат Думы СК Аркадий Торосян, президент Союза «Торгово-промышленная палата Ставропольского края» Борис Оболенец, бизнес-омбудсмен СК Кирилл Кузьмин, председатель Комитета ТПП СК по информационным технологиям Владимир Копытов, депутаты краевой Думы.

В рамках панельной дискуссии участники рассмотрели широкий круг вопросов, связанных с приоритетами развития цифровой экономики в регионе.

«Новые модели бизнеса, торговли, логистики, производства, изменение формата образования и коммуникаций между людьми уже активно набирают обороты в ряде соседних регионов. На Ставрополье ситуация пока остается без изменений», – комментирует Владимир Копытов.

Также отмечено, что цифровизация может дать для ведущих направлений экономики края (торговля, АПК) новый «импульс»:

«Слияние технологий, изменение цепочек взаимодействия фермеров и производителей продуктов ускорят переход на новый уровень развития», – отметил президент ТПП СК Борис Оболенец.

Внедрение цифровой инфраструктуры также обеспечит прозрачность всех аналитических данных и операций. При этом станет гораздо проще структурировать данные огромных объемов, время на выполнение операций сократится в разы.

По итогам заседания предложено создать рабочую группу на базе ТПП Ставропольского края с целью урегулирования вопросов внедрения цифровой экономики, выработки соответствующих предложений и программ. Идею поддержал председатель Совета молодых депутатов СК Аркадий Торосян.

ТПП Ставропольского края

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 19 февраля 2018 > № 2502739


Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 февраля 2018 > № 2502705 Сергей Левченко

Встреча с губернатором Иркутской области Сергеем Левченко.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с губернатором Иркутской области Сергеем Левченко. Обсуждалось социально-экономическое положение в регионе.

В.Путин: Сергей Георгиевич, добрый день! Слушаю Вас, что у вас в регионе происходит, каких результатов добились?

С.Левченко: Если говорить об основных итогах, то у нас за последние два года рост индекса промышленного производства, и инвестиции растут – окончательные цифры по инвестициям за прошлый год ещё не подбиты, но рост будет обязательно.

По объёмам ВРП – за два года на 9,4 процента вырос валовой региональный продукт. Одновременно растёт и консолидированный бюджет: 164 миллиарда – рекордный бюджет за все годы; и в прошлом году тоже был рекордный.

Основные драйверы – это налог на прибыль, он у нас вырос почти на семь миллиардов рублей, и налог на доходы физических лиц. Заработная плата растёт по региону, поэтому неплохой результат.

Есть и менее важные вещи, но хотел бы отметить, что мы за два года почти в два раза увеличили отчисления в федеральный бюджет – было 90 миллиардов, сейчас 180, и, соответственно, этот коэффициент, когда на рубль поступивших федеральных средств у нас дополнительно 11 рублей мобилизовано.

Если говорить по объёму уже расходуемых средств, то мы за два года в 3,8 раза увеличили [средства] на строительство и ремонт социальных объектов: 208 объектов на селе за 2017 год построено и отремонтировано – это тоже примерно в 2,5 раза больше, чем за предыдущий.

Помогли в прошлом году достаточно серьёзно: почти девять миллиардов рублей выделили муниципальным бюджетам. Помогли в каком плане – увеличили их заинтересованность: налог по УСН [упрощённой системе налогообложения] – 30 процентов оставили [в бюджетах муниципалитетов], программы разные, необходимые для области. И, таким образом, муниципальные бюджеты у нас средства получили.

В.Путин: Отчего госдолг не меняется?

С.Левченко: А он у нас достаточно маленький. При 160 с лишним миллиардах рублей порядка 11 процентов – очень маленький.

В.Путин: Но он же не снизился?

С.Левченко: Снизился немного за прошлый год, но тут мы его держим для того, чтобы можно было варьировать.

В.Путин: Вы попали в программу поддержки регионального бюджета?

С.Левченко: Да, порядка 700 миллионов мы получаем за счёт того, что у нас снижается долг.

В.Путин: Понятно. Деньги получите?

С.Левченко: Да, конечно, не столько, сколько мы платим, тем не менее.

Лесной комплекс. Вы знаете, у нас он один из основных – у нас самая большая лесосека в России. Занимаем первое место по рубке древесины: свыше 34 миллионов кубических метров древесины в прошлом году мы срубили и обработали. И в два раза увеличили налоговые поступления по лесному комплексу: за два года с трёх до более пяти миллиардов рублей.

Про задолженность по заработной плате. Мы снизили в шесть раз – со 170 до 23 миллионов. При этом, конечно, мы по бюджету задолженностей не допускаем.

В.Путин: Это очень хорошо.

Как хоккей с мячом? Развивается?

С.Левченко: Мы регулярно в тройке призёров. У нас самая большая посещаемость из всех команд Российской Федерации.

В.Путин: Знаю.

С.Левченко: Конечно, выходить на первое место очень непросто, потому что летом, Вы знаете, особо не потренируешься, а зимой, особенно в этом году, три недели за 30, за 40 градусов, тоже особо…

В.Путин: …не побегаешь.

С.Левченко: Не побегаешь, да. Хотя болельщиков при любой погоде достаточно много, приходят. Поэтому мы немного рискнули, и в прошлом году я дал задание проектировщикам, чтобы они начали проектировать [крытый ледовый стадион].

Предпроектные проработки все сделали, организация – та, которая строит объекты в Красноярске. Они изготавливают из деревянных конструкций, изготавливают в Нижнем Новгороде; сама организация кемеровская, но она, наверное, практически единственная, которая у нас может так хорошо строить.

Мы запланировали вместе с международной федерацией в 2020 году провести чемпионат мира [по хоккею с мячом] у нас. Конечно, это «трудная» возможность, но, наверное, мы можем успеть, мы готовы софинансировать, если вы нам поможете.

В.Путин: Сколько?

С.Левченко: Шесть миллиардов.

В.Путин: Это должна быть федеральная часть или всего?

С.Левченко: Нет, это общая.

В.Путин: Поможем. Давайте это сделаем.

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 февраля 2018 > № 2502705 Сергей Левченко


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 19 февраля 2018 > № 2502435 Андрей Мовчан

Куда приведут экономику России «20 шагов» Грудинина

Андрей Мовчан

Грудинин всерьез собрался восстановить в России СССР, но СССР 1990 года и без накопленных к 1990 году ресурсов. Страшный удар по стоимости рубля в сочетании с политикой изоляционизма, обвальный рост дефицита даже самых необходимых товаров, повсеместное формирование черных рынков, катастрофа покупательной способности населения не могут не привести к «восстанию» целого ряда регионов, новые лидеры которых будут не назначены, а избраны, а старые предпочтут действовать в интересах региона, не видя никакого централизованного выхода из кризиса

Пресса активно тиражирует костяк экономико-политической программы кандидата №2 на президентских выборах 18 марта – Павла Грудинина, так называемые «20 шагов». Документ этот составлен в лучших традициях экономического нонсенса и является смесью неправильно понятых идей вульгарного народничества второй половины XIX века, «сказаний о всеобщем счастье» из доктрин диктаторов Юго-Восточной Азии и популистских речей каудильос Латинской Америки.

Скорее всего, эти «20 шагов» всего лишь отписка номинального кандидата в президенты, чья задача – получить голоса ни в коем случае не более чем 5–10% общества, готовых поверить в кашу из терминов и популистских заявлений. Но возможно, «20 шагов» – это первый (пока неуклюжий) вариант левой программы для грядущего левого поворота российской внутренней политики и экономики (тогда программа Навального – это ее неуклюжий правый вариант).

Про левый поворот (то есть переход к эмиссионному стимулированию, завершению огосударствления экономики и введению масштабных экономических ограничений типа регулирования цен, блокирования движения капитала и внешней изоляции) как естественное следствие нынешнего режима «феодальной демократии» и завершающую фазу в процессе разрушения экономики и, скорее всего, государственности России я уже не раз писал – опасность такого поворота трудно переоценить, и потому придется мне описать наиболее вероятные последствия внедрения «20 шагов» в жизнь.

Для анализа я позволил себе изъять из текста «шагов» всю воду и лозунги, оставив только конкретику. Под каждым пунктом – комментарий со сценариями последствий, куда входят также результаты взаимного влияния всех указанных предложений.

1. Смена экономической стратегии. Проведем национализацию стратегически важных и системообразующих отраслей промышленности, электроэнергетики, железных дорог, систем связи, ведущих банков. Государство вернет себе монополию на производство и оптовую продажу этилового спирта.

Павел Грудинин опоздал – национализация уже активно идет. Тот факт, что в стране еще существует полторы сотни олигархов, номинально контролирующих те или иные отрасли, мало что значит – они полностью управляемы, а вся финансовая сфера и основная часть бизнеса уже принадлежат государству напрямую или через госкорпорации.

При этом государственные компании в России платят в бюджет в пересчете на рубль выручки меньше, чем частные – зря товарищ Грудинин надеется «вместо бюджета стагнации за счет национализации создать бюджет развития». Скорее наоборот – по общемировой статистике государственные предприятия имеют маржинальность почти на треть меньше частных, то есть завершение национализации унесет треть от 45% (доля прибыли в ВВП) от тех 30% ВВП, которые сегодня в России не имеют к государству отношения. Результатом будет сокращение ВВП примерно на 4,5%; сокращение доходов бюджета будет еще больше – около 10%.

Отдельный вопрос – как будет проведена национализация? Через конфискацию? Но как же тогда «справедливый суд» из следующих пунктов программы? Суд будет справедливым, но не для олигархов? А как быть с иностранными инвесторами, миноритарными акционерами, с владельцами более мелких национализируемых предприятий? Может быть, национализация будет проведена за деньги по рыночной стоимости? Тогда придется заплатить 6–8 годовых прибылей этих компаний – где взять эти средства и зачем, ведь в период президентства Грудинина такая покупка явно не окупится.

Более того, после национализации правительство встанет перед дилеммой – отбирать у госпредприятий больше, чтобы финансировать ползущий по швам бюджет, или, наоборот, давать им больше, чтобы стимулировать инвестиции и развитие. В Венесуэле решили больше отбирать, и спустя 12 лет добыча нефти упала в два раза, а общее производство в госсекторе – в три. В СССР решили больше давать и закончили тотальной архаизацией технологий и падением производительности (деньги вбухивались «ради плана»), перепроизводством ненужной, зато капиталоемкой продукции и тотальным дефицитом продукции, требующей конкурентоспособного качества и чувствительной к себестоимости.

Грудинин, судя по всему, предлагает делать и то и другое одновременно – в итоге с большой вероятностью мы получим недоинвестирование в развитие формирующих добавленную стоимость компаний (то есть снижение добычи нефти, газа, металлов, потерю конкурентности на рынке нефтехимии и прочее) на фоне бурного роста производства продукции, не имеющей естественного сбыта, потреблять которую российское общество придется заставлять, искусственно перекрывая каналы поставки более качественных и дешевых импортных товаров.

Мы вернемся в мир «Жигулей», телевизоров «Рекорд», холодильников «ЗиЛ» и джинсов «Рабочая одежда» – причем, поскольку инженерная, дизайнерская и научная школы даже в том жалком виде, в котором они были у нас 30 лет назад, сегодня прекратили свое существование, это будет именно мир «Жигулей», «Рекордов» и «Рабочей одежды» – без новых модификаций.

2. Восстановление экономического суверенитета России. Те триллионы рублей, что хранятся в банках и долговых обязательствах США, мы сделаем капиталовложениями в производство, науку и образование. Мы ограничим доступ иностранного спекулятивного капитала к российскому рынку. Откажемся от участия в ВТО, ведь за четыре года пребывания в этом экономическом карцере мы получили более триллиона рублей прямых убытков и пять триллионов – косвенных.

В этом пункте явно отсутствует понимание разницы между золотовалютными резервами (ЗВР) и деньгами в обращении, из-за чего возникает представление, что мы храним рубли в обязательствах США. ЗВР – это активы Банка России, под которые он выписывает свои внутренние обязательства, в частности так называемые рубли. Чтобы выписать столько рублей, сколько хочет Грудинин (и в 10 раз больше тоже), не надо трогать ЗВР.

Проблема будет не в объеме ЗВР, а в стоимости рублей после такой масштабной эмиссии. ЗВР начнут использоваться, когда ЦБ Грудинина (подконтрольный правительству, по его же плану) выпишет всем триллионы рублей, а «все», видя их обесценение, пойдут в ЦБ покупать доллары. Вот тогда ЗВР начнут стремительно сокращаться, а вместо них на счетах у компаний за границей и у граждан под подушками осядут доллары, да еще в страну приедет множество импортных стиральных машин – раз рублей много, что на них купить, кроме импорта?

Почему так будет? Потому что, очень грубо говоря, стоимость одного рубля равна отношению суммы всех имеющихся рублей к сумме всех имеющихся товаров, которые за них можно купить. Представьте себе, что напечатаны новые рубли и розданы людям и компаниям на рынке. Люди и компании понесли их в магазины. Магазины, увидев растущий спрос, подняли цены – количество товаров ведь не изменилось. Выросла инфляция, курс рубля пошел вниз, население пошло покупать доллары, магазины завезли импорт, который продается за эти лишние рубли.

Предположим, что за эти лишние рубли куплены доллары, на доллары – оборудование для производства очень важных товаров, на оборудовании будут производить эти товары, замещая импорт, – разве плохо? Плохо. На самом деле нехватка денег сегодня не мешает все это проделать – имеющихся рублей на счетах банков хватит на создание огромного масштаба производства.

Мешают этому счастью три важных фактора: 1) риски – все боятся это делать, национализация, эмиссия, суд «не для олигархов» и прочие «20 шагов» риски кардинально увеличивают; 2) отсутствие технологий и школы производства конкурентоспособного товара, эта проблема решается только масштабным приглашением иностранных бизнесов, но «20 шагов» предполагают иностранцев убрать; 3) проблемы себестоимости. У нас средние зарплаты выше, чем в Юго-Восточной Азии (и будут выше – трудовые ресурсы сокращаются, а бюрократия отъедает лучшие их части), бюрократические расходы больше, чем в большинстве стран мира, налоговая нагрузка тоже, география страны такая, что логистика стоит дорого, затраты энергии в силу отсталых коммунальных технологий выше, чем практически везде в мире.

Эти проблемы решаются стимулированием конкуренции, открытием рынка для иностранной рабочей силы, масштабным сокращением госперсонала, снижением налогов на труд и производство, логистическими проектами, которые идут вслед за бизнесом, а не за волей президента. Все эти идеи прямо противоречат «20 шагам».

Что будет в реальности? В реальности будет эпическая растрата ресурсов, которые уйдут жуликам, обещающим построить сказочные производства. В малом масштабе мы имеем это уже сегодня – от Олимпиады в пять раз дороже корейской и самых дорогих футбольных стадионов мира до мертворожденных бизнесов типа «Сибирского кремния» и прочих проектов ВЭБа, «Роснано» и компании. Выполним «20 шагов» – получим это в масштабе всей страны, на последние деньги.

Да, еще выход из ВТО. Комментарий к «триллиону убытков» я дать не могу, я даже не понимаю, как он рассчитан. При общем среднем уровне снижения таможенных пошлин на 10% от объема импорта потерять триллион означает ввезти в страну только этих товаров на 10 трлн рублей – это семь ВВП страны и 21 годовой объем импорта. Грудинин говорит о таких убытках за четыре года.

Вообще же выход из ВТО означал бы для нас две вещи: импортные товары дороже для граждан (значит, качество и объем потребления упадут), экспорт товаров затруднен (значит, приток валюты ниже). Да, государство, возможно, собирало бы таможенными пошлинами несколько больше (но не факт, что импорт сократился бы), но население точно стало бы беднее.

3. Кредитные ресурсы – на восстановление экономики. С этой целью снизим банковский процент. Пресечем дикий вывод капиталов за рубеж. Денежная система обеспечит предоставление долгосрочного дешевого кредита.

Конечно, государство может законодательно установить предел процентной ставки по кредитам. Напомню: в нормальной экономике есть конкуренция кредитных организаций, в результате которой ставка процента устанавливается на уровне, дающем этим организациям минимальную приемлемую маржу. В России конкуренция банков приняла экзотический характер – фактически конкурируют банки, принадлежащие одному хозяину, и потому процент может быть регулируемым. Но если он убыточен для банков, то кто будет покрывать убытки?

Грудинин, видимо, считает, что государство (тем, что у него останется после потерь на национализации и раздаче под горе-предприятия по предыдущим пунктам). Куда же пойдут эти дотации? В карманы посредникам. Дело в том, что предприятия-заемщики имеют свои уровни рентабельности, которые позволяют им взять кредит по ставке не выше определенной. При нерыночном снижении ставки кредита банки будут выдавать кредит по ставке ниже, чем готовы взять заемщики. Естественно, у банкиров и госчиновников появится желание забрать разницу себе – так уже происходит во всех сферах льготного финансирования в России.

Дотации уйдут на взятки за выдачу кредита. При этом не важно, сколько будет кредитных ресурсов: для банкира и чиновника любой выданный без взятки кредит будет потерянными деньгами, поэтому будут найдены сотни поводов для отказа. Изменит ли эта идея что-то в экономике? Да – увеличит уровень коррупции, еще истощит бюджет.

За рубеж у нас сегодня уходит немного – порядка 2% ВВП; вывозить капитал из страны при стабильном рубле и низких прибылях некому и незачем. Зато при выполнении предыдущих пунктов капитал рванется из страны – в основном через покупку долларов населением. Запретить вывоз – значит «запретить доллар»; часть населения будет обречена на потерю сбережений, часть – на участие в черном валютном рынке. Расстреливать валютчиков можно, но черный рынок от этого не исчезнет, а вывоз капитала только увеличится – будут покупать золото, вывозить физически за границу. Закрыть границу? Потеряем разово критическую массу образованных, талантливых и работоспособных людей, конечно, если граница закроется не за ночь.

4. Новая индустриализация, модернизация экономики и ее вывод на инновационные рельсы. Заняться активным развитием отраслей, которые обеспечивают технологический прогресс: микроэлектроники, биотехнологий, робототехники и станкостроения. Долю обрабатывающей промышленности мы доведем с нынешних 15–20% до 70–80%, как в передовых странах мира.

Непонятно, от чего отсчитывается доля «обрабатывающей промышленности». Если от ВВП, то в передовых странах она не выше 15%; 70–80% она не бывает нигде – даже в самых отсталых и безресурсных странах она не более 40%, там превалирует сельское хозяйство. Если же речь идет о доле в промышленности вообще, то возникает два вопроса: 1) на какие средства будет вестись это активное строительство (вспомните ситуацию с бюджетом) – неужели на эмиссионные рубли и кредиты за взятки? 2) что за продукцию мы будем производить, учитывая все вышеизложенные обстоятельства: риски, себестоимость, отсутствие конкурентного отбора, отсутствие школы разработки и прочее? Задумывался ли Грудинин, почему СССР, где все условия для такого развития были созданы как раз по его модели, отстал от Запада кардинально по всем параметрам и более всего – именно в указанных отраслях?

5. Обеспечение продовольственной безопасности России, преодоление ситуации, когда значительная часть продовольствия ввозится из-за рубежа. Программа устойчивого развития села. На эти цели мы направим не менее 10% бюджетных расходов. Мы вернем ГОСТы и введем уголовную ответственность за фальсификацию продуктов питания.

Россия является крупным производителем и экспортером продовольствия. Сельское хозяйство вносит крайне малый вклад в ВВП и становится прибыльным только в случае высочайшего уровня его эффективности, для достижения которого российскому сельскому хозяйству $20 млрд в год (10% бюджета сегодня на самом деле, благодаря предыдущим действиям бюджет сократится, так что правильнее сказать – $12–15 млрд) совершенно недостаточно.

Учитывая предлагаемую национализацию всего (в том числе земли), сложно ждать частных инвестиций в агрокомплекс, а государству просто не хватит средств. Это означает, что основная масса импортного продовольствия так и останется для нас более дешевой и качественной – в этих условиях производить более дорогой и менее качественный продукт будет безумием. Значит, будем жертвовать качеством, вернемся к ассортименту Советского Союза. Потеряв 10% бюджета страны, ее граждане снова будут выбирать между голландским и пошехонским, из пальмового масла, и то – к празднику или в заказе.

6. Наша историческая задача – обеспечить возрождение «провинциальной» России. Мы проведем выравнивание возможностей региональных бюджетов. Осуществим газификацию страны. Гарантируем поддержку малых городов, поселков и сельских поселений. Обеспечим возвращение в них школ, больниц и иной социальной инфраструктуры. Развернем бесплатное для граждан подведение газа, электричества, воды и канализации к частным домам в малых городах и селах.

Мы возвращаемся к вопросу: кто платит? За газификацию, судя по всему, «Газпром»? Значит, ему будет уготована судьба Венесуэльской нефтяной компании – убытки, потеря инвестиций, отказ от технологий и падение добычи. А за воду и канализацию?

Предлагается газифицировать жилища примерно 50 млн человек, 18 млн квартир и домов. Сегодня средняя стоимость газификации (очень условно) подходит к 100 тысячам рублей за квартиру. Это 1,8 трлн рублей, шесть годовых прибылей «Газпрома». И это только «последние мили», без магистральных газопроводов. Это 16% годового бюджета страны.

Предположим, что государство финансирует все три проекта – это значит, что в течение половины срока правления Грудинина бюджет сокращается еще на 16% (у нас, по приблизительным подсчетам, сокращение в эти годы и без этого перевалило за 20% впрямую и еще процентов десять – из-за вторичных причин, и это без капитальных затрат).

Но самое интересное не это. Самое интересное, что будут делать малые города, со всеми их больницами, школами (это, кстати, еще деньги, мы их не считали), водопроводами и газом? Чем зарабатывать? Частный бизнес мы убили национализацией и дотированием крупных игроков; госкомпании не делают мелкого бизнеса – они будут строить гигантов. Что, от двухсот моногородов мы перейдем к 10 тысячам, построив еще 9800 градообразующих предприятий по производству никому не нужной продукции? Создадим еще 9800 призраков, чью проблему придется решать следующему поколению? Не лучше ли дать частному бизнесу жить и наполнять города эффективными производствами и/или дотировать мобильность жителей умирающих городов, давая им возможность переселяться в более успешные районы?

7. Контроль над ценами на основные продукты и товары первой необходимости, на тарифы ЖКХ. Мы прекратим спекулятивный рост цен на жизненно необходимые товары и услуги. Снизим цены на лекарства и тарифы на все виды транспортных перевозок. Поборы за капитальный ремонт будут отменены. Тарифы ЖКХ не должны превышать 10% дохода семьи.

В этом предложении нет ничего удивительного – предыдущие пункты приведут к тотальному дефициту, высокой инфляции и разрушению системы снабжения. Придется начать регулировать цены. Качество отечественной продукции упадет в соответствии с ограничением цены; те товары, которые невозможно сделать дешевле и хуже, станут производить еще меньше, а разница между регулируемой ценой и рыночной пойдет в карман спекулянтам.

Импорт, цена на который будет тоже ограничена, будет завозиться только самим государством – в убыток; но на прилавках он не появится – спекулянты (и первыми будут чиновники) организуют массовый реэкспорт в страны с рыночным ценообразованием. Грудинин никогда не покупал женские сапоги в СССР и не читал про Венесуэлу?

8. Налоги – в интересах справедливости и развития. Подоходный налог на богачей вырастет, а для малоимущих будет отменен. Налоговая система станет стимулировать инвестиционную и инновационную деятельность предприятий. Будет ликвидирован налог на добавленную стоимость, удушающий нашу промышленность. Мы отменим транспортный налог и систему «Платон».

Проблема роста подоходного налога на богачей будет в отсутствии богачей. Новыми богатыми будут взяточники, налогов вовсе не платящие, и спекулянты, которые тоже не сдают деклараций. Так что можно считать, что бюджет потерял еще 20% своей консолидированной прибыли. Убираем НДС? Еще минус 22%. На этом фоне не жалко и транспортный налог – всего 1% бюджета. Вы спросите, как удалось из сокращенного уже примерно на 46% в реальном выражении бюджета убрать еще 43%? Я тоже хотел бы это спросить.

9. Восстановление гарантий на труд и восьмичасовой рабочий день, обеспечение людей работой и приличной зарплатой. Минимальная заработная плата составит 25–30 тысяч рублей. Выпускники государственных вузов получат гарантированное первое рабочее место. Будут запущены масштабные программы переобучения и повышения квалификации.

Про минимальную зарплату 25 тысяч рублей уже написаны тома. Но, кажется, Грудинину как раз не составит труда ее поднять до этого уровня – по итогам остальных его действий инфляция будет такой, что 25 тысяч рублей в реальном выражении будут ниже 10 тысяч сегодня. Что касается выпускников вузов, в России, по большому счету, нет проблемы их трудоустройства – 75–85% трудоустраивается и сегодня сразу после учебы, и можно предположить, что большинство из оставшихся либо не планировали трудоустраиваться, либо устроились в неформальный сектор.

10. Разрушение социальной сферы будет остановлено. Мы гарантируем бесплатность и качество среднего и высшего образования и медицинского обслуживания. Вернем ежегодную бесплатную диспансеризацию. Установим нормативы финансирования науки, образования и здравоохранения – не менее 7% ВВП для каждой отрасли. Государство возьмет на себя все расходы по лечению тяжелобольных людей, особенно детей. Физическая культура и спорт станут достоянием народа, важнейшим средством укрепления здоровья нации.

Сегодня высшее образование получают 22% выпускников школ (в США – 29%, Канаде – 21%). Более половины – платно. За деньги учатся около 2,7 млн студентов, в среднем уплачивая по $4000 в год. Это $10 млрд в год (600 млрд рублей, 2% бюджета страны, сумма, сравнимая со всем налогом на имущество организаций). Вы еще помните, что от бюджета осталось 29%? Так вот теперь их осталось 27%. Эти 27% пойдут на финансирование науки, образования и здравоохранения – при нашем бюджете примерно 35% ВВП 7% ВВП – это 20% бюджета, три раза по 7% ВВП – это 60% бюджета, и после выделения обещанных средств в бюджете остается минус 33%.

11. Материнство и детство получат всемерную поддержку. Мы восстановим систему дошкольного воспитания, гарантируем место для ребенка в детском саду и в группе продленного дня в школе. Реальностью станут развитие массового детского спорта, бесплатные кружки и творческие студии. Мы приравняем ежемесячное детское пособие к прожиточному минимуму ребенка. Выплата ежемесячного пособия увеличится с полутора до трех лет. Государство будет субсидировать производство детских товаров.

Но минус 33% – ерунда для настоящего коммуниста. Еще примерно 3% бюджета уйдет на предложения, указанные в этом пункте.

12. Гражданам – достойные пенсии. Мы незамедлительно примем закон о «детях войны». Сохраним нынешний возраст выхода на пенсию. Вернем индексацию пенсий работающим пенсионерам. Отменим понижающий коэффициент 0,54 для военных пенсионеров. Гарантируем среднюю пенсию по старости – не менее 50% средней зарплаты.

10% текущего бюджета составляют дотации Пенсионному фонду России (ПФР) от государства. С учетом национализации и прочих действий по сокращению доходов компаний можно предположить, что дотации составят без имплементации положений данного пункта примерно 12–13% «старого» консолидированного бюджета. Имплементация этих положений потребует увеличить расходы ПФР примерно на 40% или дотации на 80%, доведя их до 20% «старого» бюджета. Итог – дефицит бюджета уже 53% от «старой» величины, условно – 16 трлн рублей.

13. Мы защитим духовное здоровье нации. Возродим отечественную культуру. Окажем всестороннюю поддержку музеям, театрам, библиотекам.

Без комментариев – просто еще деньги.

14. Мы гарантируем массовое строительство качественного и доступного жилья. Введем обеспечение квартирами или домами молодых семей, ликвидацию ветхого и аварийного жилья. Развернем массовое строительство жилья по себестоимости и предоставление его семьям с детьми в рассрочку, без ростовщического процента. Ставки по ипотеке будут снижены до 3–4%. Многодетные и молодые семьи получат беспроцентный целевой заём на срок 30 лет. С уплотнительной застройкой будет покончено.

«Строительство по себестоимости» – это новый в экономике термин. А какое еще бывает строительство? Продажа по себестоимости – это другое дело. В реальности нет никакой проблемы в продаже по себестоимости – так же, как на сегодня нет большой разницы между себестоимостью строительства жилья в России и ценой продажи – рухнувший рынок оставляет девелоперам маржу на капитал меньше 10%, то есть, с учетом сроков строительства, в среднем около 3–4% годовых (при ставке по ОФЗ – 5–7%).

В стране на сегодня более 150 компаний-застройщиков находятся в стадии банкротства, а более 4 млн квадратных метров строящейся жилой площади заморожено или находится на грани замораживания – доходы строителей не дают им возможности работать дальше. Так что осталось национализировать всех застройщиков – и вот вам рынок по себестоимости (национализировать придется всех, потому что коммерческие застройщики хотят получать прибыль, а цены на рынке будут еще сбиты продажами по себестоимости). А вот доведение ставки по ипотеке до 3% (с нынешних 10,6%) требует от государства вложения 350 млрд рублей в год в субсидирование ставки дополнительно. Мелочь по сравнению с 16 трлн уже образовавшегося дефицита.

15. Обуздать жадность ростовщиков. Мы обеспечим долговую амнистию для жертв «микрофинансовых организаций». Поддержим валютных ипотечников. Будет введена уголовная ответственность за втягивание в кабальные сделки, запрет на коллекторскую деятельность и переуступку долговых обязательств граждан.

Вряд ли речь тут идет о компенсации государством микрофинансовым организациям их потерь от невозвратов кредитов. Скорее планируется просто освободить должников от обязанности платить. Разорить ростовщиков несложно; очевидно, после принятия обозначенных мер в стране больше не будет рынка потребительского кредитования.

Не будем вспоминать, что работу потеряют сотни тысяч сотрудников рынка, что обанкротятся банки, которые зарабатывали на кредитах и поддерживали другие операции за их счет. Но раз не будет рынка – не будет и потребления на кредиты. А это 2 трлн рублей в год, 2,5% ВВП. Потребление в 2017 году выросло на 0,5% только благодаря кредитному росту. Налоги составляют в цепочке потребления примерно 40% ВВП. Это значит, что мы еще теряем в налогах 1% ВВП, или 800 млрд рублей. Итого наш ежегодный дефицит бюджета уже 17 трлн рублей. С копейками.

16. Обеспечить защиту природы. Мы введем запрет как на приватизацию, так и на долгосрочную аренду лесных и водных угодий. Практика перевода лесов и парков в земли под строительство будет пресечена.

Интересно, что тогда будет переводиться под строительство – сельскохозяйственные земли, как это сделал сам Грудинин, отдав часть земель своего совхоза под строительство торговых гигантов? Но как тогда быть с продовольственной программой? Или будем строить на безлесных горах и в болотах? Но так или иначе, экономический эффект от этой идеи не слишком велик.

17. Гарантировать обороноспособность и безопасность страны, высокий научно-технический уровень оборонной промышленности. Существенно повысится боеготовность Вооруженных сил, престиж военной службы и правоохранительных органов.

Конкретика отсутствует, однако вряд ли попытка достичь указанных результатов потребует увеличения бюджета силовых структур меньше чем на 25% – это еще 1 трлн рублей плюс к бюджету; итого 18 трлн годового дефицита.

18. Справедливый суд будет на стороне закона, гражданина и общества, а не олигархата.

Жаль, что «олигархат» не состоит, видимо, из граждан страны и членов общества. К экономике отношения не имеет.

19. Восстановление системы народовластия и народного представительства.

Стоимость проведения более частых выборов и референдумов невелика – примерно 15–20 млрд рублей на раз; на экономику этот целиком состоящий из лозунгов пункт прямо не влияет.

20. Повышение качества государственного управления. Мы поднимем ответственность президента за формирование кабинета министров и ответственность правительства за свои действия. Утверждение состава правительства будет происходить в Государственной думе. Кандидатуры на все министерские посты будут публично обосновываться президентом. Центральный банк заработает как подконтрольный и подотчетный орган госвласти, мотивированный на промышленное развитие. Счетная палата станет высшим и подлинно независимым контрольным органом. Пресечение коррупции не на словах, а на деле даст и экономический, и морально-политический эффект.

Катастрофа, результатом которой будет 18 трлн рублей дефицита бюджета уже в первый год реализации «20 шагов» (это, напомню, 60% всего консолидированного бюджета на сегодня, сумма $330 млрд, то есть 70% ЗВР, три бюджета ПФР, 22% ВВП – размер, невиданный для стран, не находящихся в состоянии коллапса), будет дополнена катастрофой управления.

Зависимый ЦБ превратится из регулирующего органа в орган, печатающий деньги, а Россия с таким ЦБ – из Венесуэлы, построенной за счет предыдущих 19 пунктов, в Зимбабве. Поскольку экономическое выживание в России будет теперь напрямую зависеть от нахождения при и во власти, утверждение состава правительства в Думе превратится в битву государственных лоббистов за финансирование. Совершенно при этом непонятно, как Счетная палата станет независимым органом, если ее руководство и руководство правительства будут утверждаться одним порядком.

Но все это будет уже не важно. Грудинин всерьез собрался восстановить СССР в России – но СССР 1990 года и без накопленных к 1990 году ресурсов. Страшный удар по стоимости рубля в сочетании с политикой изоляционизма, обвальный рост дефицита даже самых необходимых товаров, повсеместное формирование черных рынков, катастрофа покупательной способности населения не могут не привести к «восстанию» целого ряда регионов, новые лидеры которых будут не назначены, а избраны, а старые предпочтут действовать в интересах региона, не видя никакого централизованного выхода из кризиса.

В 1990 году Россию от распада и крови удержали общий вектор обещанных преобразований, провозглашаемое властью будущее, соответствующее идее мирного развития и интеграции в гуманистический внешний мир, и болезненные рыночные реформы. В первый год правления Грудинина вектор будет ровно противоположным, а уровень агрессии, накопленный в обществе, и его настрой на силовое решение проблем, скорее всего, приведут к взрыву и распаду страны, возможно – к гражданской войне (на нескольких фронтах или глобально), голоду и малопредсказуемой ситуации на границах и в отношениях с соседями, Китаем и Западом, которые не смогут стоять в стороне от кризиса в ядерной державе.

Кто-то полагает, что ужасный конец лучше, чем ужас без конца – но применительно к вышеописанному, думаю, это не так.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 19 февраля 2018 > № 2502435 Андрей Мовчан


Россия > Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 19 февраля 2018 > № 2502433

Россия сто лет назад и сегодня: кому жить стало лучше, а кому не очень

Статистика начала ХХ века и нашего времени показывает, что средние зарплаты горожан в России изменились не так сильно, зато еда сегодня обходится дешевле, чем в царской России: картошка тогда стоила 15 копеек - на сегодняшние деньги 100 рублей; сахар 25 копеек - или 180 рублей; десяток яиц 25 копеек - или 180 рублей.

Главный же прогресс за сто лет - почти 3/4 крестьян того времени, живших полунатуральным хозяйством, переселились в города, и из-за этого резко в целом вырос уровень жизни россиян. Жизнь в Москве столетней давности и сегодняшнюю сравнивает блог «Толкователь».

Были ли напрасными страдания, выпавшие на долю россиян в ХХ веке? Для этого обратимся к беспристрастной статистике и посмотрим, как изменился уровень жизни людей за это время.

Для начала разберёмся, как соотносится рубль начала ХХ века и рубль нашего времени. Единственный беспристрастный расчёт - соотношение рубля и доллара тогда и сейчас. По калькулятору инфляции 1 доллар 1913 года равен сегодня 25 долларам. В 1913 году курс рубля к доллару составлял 1,94 рубля за доллар. То есть царский 1 рубль примерно равен 715 современным рублям. Есть ещё изменение паритета покупательной способности рубля и доллара за сто лет. В нём много допусков, натяжек и т.п., и по ППС царский рубль вообще равен 510-520 рублям. Но к таким расчётам есть много вопросов, и давайте всё же остановимся на курсе 1:715 (хотя у обоих методов конвертации всё равно найдутся критики).

Хорошо известны зарплаты горожан начала ХХ века и нашего времени. Но тут сразу надо сделать важную оговорку: городское население тогда составляло 15-20%, а 80-85% проживало в деревне. О крестьянах упомянем ниже.

Доходы

- Средние зарплаты рабочих составляли 30 рублей - 21,5 тысяча рублей на наши деньги. Квалифицированные рабочие на немногих современных заводах того времени могли получать и 50-70 рублей, или 35-50 тысяч. Вывод: в провинции современные рабочие получают примерно столько же, сколько и их коллеги царского времени. В Москве и на заводах сырьевого передела (металлургические, химические и т.п.) - больше, на уровне квалифицированных работников того времени.

- Дворник 18 - рублей или 11 тысяч на современные деньги. В провинции дворники получают столько же, в Москве и ряде крупных городов - больше.

- Подпоручик (современный аналог - лейтенант) 70 рублей или 50 тысяч на современные деньги. Зарплаты за сто лет почти не поменялись.

- Городовой (рядовой сотрудник полиции) 20,5 рублей или 15 тысяч на современные деньги. Сегодня полицейский получает раза в 2,5-3 больше.

- Учитель начальной школы 25 рублей или 18 тысяч на современные деньги. В провинции учитель получает ненамного больше, в Москве в 3 и более раз. Примерно столько же - 20-25 рублей - получали простые служащие почты, помощники аптекарей, санитары, библиотекари и т.д. Сегодня у их коллег примерно такие же оклады.

- Учитель гимназии 70 рублей или 50 тысяч на современные деньги. В хороших гимназиях учителя сегодня получают в 1,5 и более раз больше.

- Врач 100 рублей или 70 тысяч на современные деньги. В провинции врачи сейчас получают меньше, в Москве - примерно столько же.

- Полковник 325 рублей или 230 тысяч рублей. Официально полковник сейчас получает меньше.

- Тайный советник (чиновник высшего класса) 500 рублей или 360 тысяч на современные деньги. Начальники департаментов, замминистра сегодня официально получают примерно столько же или меньше (но у них есть различные надбавки).

- Депутаты Государственной Думы получали жалование 350 рублей или 250 тысяч на современные деньги. Сейчас депутаты ГД получают примерно в 1,5 раза больше.

- Губернаторы имели оклады около 1 тысячи рублей или 700 тысяч на наши деньги, а министры – 1.500 рублей в месяц или 1 млн. рублей на современные деньги. Официально губернаторы сейчас получают в 2-4 раза меньше, ряд министров - примерно столько же.

Вывод: в среднем уровень зарплат за сто лет не сильно поменялся.

Расходы

Тут немного сложнее сравнения, так как в разных городах, в разных магазинах и на рынках цены могут отличаться в разы. Но всё равно сравним, чтобы получить хоть какую-то картину.

- Буханка ржаного свежего хлеба весом в 400 грамм – 4 копейки, или 28 рублей на современные деньги. Цены примерно одинаковы.

- Батон белого сдобного хлеба весом в 300 грамм – 7 копеек, или 50 рублей на наши деньги. Сейчас белый хлеб чуть дешевле.

- Картофель 1 килограмм - 15 копеек, или 100 рублей. Сейчас картошка стоит дешевле.

- Макароны не из твёрдых сортов пшеницы 1 килограмм - 20 копеек, или 150 рублей. Цены примерно одинаковые.

- Макароны из муки твёрдого сорта 1 килограмм - 32 копейки, или 220 рублей. Примерно схожи цены.

- Сахарный песок 1 килограмм – 25 копеек, или 180 рублей. Сейчас сахар стоит дешевле.

- Кофе в зёрнах 1 килограмм – 2 рубля, или 1400 рублей. Цены примерно те же.

- Соль поваренная 1 килограмм - 3 копейки, или 210 рублей. Сейчас соль дешевле.

- Молоко свежее 1 литр – 14 копеек, или 100 рублей. Сейчас молоко дешевле.

- Сыр среднего качества российского производства 1 килограмм - 70 копеек, или 500 рублей. Сейчас цены примерно те же.

- Масло сливочное 1 килограмм – 1 рубль 20 копеек, или 850 рублей. Сейчас масло дешевле.

- Масло подсолнечное 1 литр – 40 копеек, или 280 рублей. Сейчас оно дешевле в разы.

- Курица парная 1 килограмм – 80 копеек, или 560 рублей. Сейчас курица в разы дешевле.

- Яйца за один десяток- 25 копеек, или 180 рублей. Сегодня яйца в два-три раза дешевле.

- Мясо говядина парная вырезка 1 килограмм – 70 копеек, или 500 рублей. Примерно те же цены.

- Мясо свинина шейка 1 килограмм – 40 копеек, или 280 рублей. Сейчас она стоит чуть дороже.

- Рыба свежая судак речной 1 килограмм – 50 копеек, или 350 рублей. Сейчас стоит примерно так же. - Папиросы 10 штук - 6 копеек , т.е. 12 копеек за 20 штук, или 85 рублей. Цены примерно те же.

Теперь немного цен на одежду.

- Рубашка под костюм – 3 рубля, или 2100 рублей. Примерно те же цены.

- Костюм деловой для приказчиков (низшего среднего класса) – 8 рублей, или 5700 рублей. Примерно столько же. Костюм деловой для преподавателя вуза - 18 рублей, или 13 тысяч рублей. Примерно так же.

- Пальто длинное – 15 рублей, или 11 тысяч рублей. Примерно так же.

- Ботинки летние для среднего класса - 10 рублей, или 7 тысяч. Цены схожи.

Ещё ряд товаров и услуг.

- Автомобиль импортный среднего уровня – 2.000 рублей, или 1,4 млн. рублей. Цены примерно те же.

- Аренда меблированной комнаты 20-25 кв. м в хорошем районе города - 25 рублей, или 18 тысяч рублей. Примерно те же цены.

- Аренда трёхкомнатной квартиры (не считая комнаты прислуги) в хорошем районе города - 80-100 рублей, или 60-70 тысяч рублей. Цены ниже для Москвы (с учётом того, что площадь такой квартиры могла достигать 100 кв. м и более) и примерно такие же для других крупных городов России.

С учётом балансов доходов и расходов мы видим, что уровень жизни среднего горожанина начала ХХ века и нынешнего времени изменился не сильно (что-то стало стоить немного дешевле, что-то так же), но всё же, на первый взгляд - немного вырос. Но здесь обязательно нужны важные пояснения.

Во-первых, рабочий день у большинства работников тогда был больше - в среднем 10 часов вместо нынешних 8 часов.

Во-вторых, многие работники трудились по 6 дней в неделю, а нынешний оплачиваемый отпуск в 28 дней себе могли позволить немногие (рабочие и мелкие служащие имели отпуска максимум в неделю в году).

Во-третьих, в то время женщины почти не занимались наёмным трудом, а были домохозяйками, либо (максимум) занимались натуральным хозяйством - когда на окраинах городов условия позволяли иметь скотину и огород. Чаще же всего женщины сидели с детьми и работали по дому.

В-четвертых, семьи в то время имели больше детей, чем сегодня. В городах 3-5 детей были нормой. И потому доход мужа - единственный доход - тогда приходилось делить на 5-7 человек. Сегодня (за небольшим исключением) два дохода - мужа и жены, имеющим 1-2 детей - делятся на 3-4 человек.

В-пятых, в то время у большинства наёмных работников не было пенсий и почти никаких социальных выплат. Большинство среднего класса должны были откладывать деньги на старость (например, чтобы завести ренту в виде покупки недвижимости).

(И это мы ещё не учитываем фактора высокой стоимости бытовой жизни - многие семьи, особенно с большим числом детей, вынуждены были заводить кухарок и других домашних работников. За продуктами приходилось ходить почти каждый день (кроме зимы), так как не было холодильников. Заготавливать дрова на зиму. И т.д.)

С учётом этих факторов уровень жизни горожан в среднем на одного человека (муж, жена и дети; т.е. подушевой уровень) в наше время вырос в разы.

Крестьяне

Как уже говорилось выше, 80-85% населения царской России составляли крестьяне. В основном они жили полунатуральным хозяйством. С учётом производства собственных продуктов "на себя" и от продажи, от отходничества крестьяне имели доход в 30-50 рублей на человека в год (в некоторых случаях и больше - рядом с крупными городами, когда можно было вести интенсивное хозяйство; данные американского историка Сеймура Беккера из книги "Миф о русском дворянстве: Дворянство и привилегии последнего периода императорской России").

С учётом того, что семьи были в среднем 6-7 человек, общий доход хозяйства составлял 200-300 рублей в год. На наши деньги доход на человека в деревне был всего 2,5-3 тыс. рублей в месяц. То есть если взять среднего горожанина того времени и огромную массу крестьян, то доход среднего россиянина "разбавится" до 5-6 тыс. рублей в месяц на современные деньги. Сейчас же эти доходы в разы больше.

Получается, главное достижение за эти сто лет - резкий рост горожан, с 15-20% до 70-80%, и, соответственно, за счёт этого - и рост уровня жизни в целом. Заслуга ли это коммунистических и затем либеральных властей, или это общий результат всемирного прогресса - каждый может ответить исходя из своих политических взглядов.

Нельзя отрицать лишь одного: в России, как и в других схожих странах, поздно вставших на путь индустриального развития и модерна, в наибольшей степени за ХХ век выиграли потомки крестьян.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 19 февраля 2018 > № 2502433


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > forbes.ru, 19 февраля 2018 > № 2502195

Выход из тени. Почему няни и репетиторы должны платить налоги

Александра Полякова

ведущий научный сотрудник лаборатории исследований социального развития Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС

Самозанятые россияне не спешат заявить о себе в налоговую — попытки государства легализовать индивидуальную занятость закончились ничем

Минэкономразвития прорабатывает возможность ввести единый налоговый платеж в размере порядка 6% для самозанятых граждан, рассказал на инвестиционном форуме в Сочи министр экономического развития Максим Орешкин.

На 2017-2018 годы для самозанятых россиян действуют налоговые каникулы. Чтобы реализовать право на них, нужно встать на учет в налоговой службе. Предполагалось, что по истечении этого периода самозанятые должны решить: перестать заниматься своей деятельностью, стать индивидуальным предпринимателем или начать уплачивать НДФЛ по ставке 13%. Налоговые каникулы распространяются на нянь и сиделок, репетиторов и уборщиц, которые не привлекают к своей деятельности наемных работников. Минфин уже разработал законопроект, который продлевает каникулы до конца 2019 года. Эти инициативы выдвигаются на фоне того, что в программе выхода из тени почти никто не стремится участвовать.

В начале 2018 года глава Счетной палаты Татьяна Голикова заявила, что попытки государства легализовать индивидуальную занятость закончились ничем. По ее словам, на 1 декабря 2017 года в информационной системе ФНС зарегистрировалось всего 813 человек.

Идеи правительства и профильных министерств, касающиеся вывода самозанятого населения из тени, в целом импонируют. Как минимум из чувства социальной справедливости, поскольку у работающих по найму в большинстве случаев нет возможности не платить налоги. В этом смысле подавляющее большинство работающего населения будет не против того, чтобы репетиторы, плиточники, сборщики мебели и прочие имели одинаковый доступ к благам.

Чтобы понять, почему самозанятые граждане предпочитают оставаться в тени, необходимо рассмотреть проблему не с точки зрения выгод (которые не очевидны — дополнительных благ или возможностей не прибавится), а с точки зрения рисков пребывания в тени и рисков выхода из тени.

Новые риски пребывания в тени не возникают, следовательно, мотив менять что-либо уже сомнительный.

Кто будет считать налоги

Риски выхода из тени ложатся не только на самозанятых, но и на других участников делового оборота. Например, чтобы банк счел возможным разделить бремя ответственности за администрирование налогов и сборов самозанятых, он должен быть уверен, что располагает всей полнотой информации о доходах условного плиточника или репетитора. Как это обеспечить? При патентной системе это легко реализуемо, как и в случае с применением ЕНВД, когда величина доходов — вопрос вторичный с точки зрения налогообложения. Чтобы обложить доходы или так называемый «оборот», необходимо их учитывать.

Выдать всем репетиторам кассовые аппараты и обязать пользователей их услуг требовать чек? В противном случае банк будет располагать информацией только о тех доходах, которые самозанятый гражданин пожелал раскрыть. И если развивать ситуацию дальше, то налоговый орган, как-либо прознав о наличии неучтенных самозанятым гражданином доходов, доначислит налог и оштрафует его и банк за недостоверную отчетность. Согласны ли на это банки? А учитывая долю наличного оборота в секторе частных услуг, трудно представить самозанятого гражданина, который будет инкассировать доходы ежедневно или даже раз в неделю, чтобы в тот же день их снять. Какой в этом смысл?

Вторая проблема с привлечением банков к решению обсуждаемого вопроса — стоимость их услуг, а также техническая доступность. На фоне сокращения числа банков и их подразделений, а также ужесточения практики применения федерального закона 115-ФЗ известны случаи, когда крупные банки в Москве отказывали гражданину с высокими стабильными «белыми» доходами в открытии «зарплатного» счета, обосновывая решение тем, что «служба безопасности не одобрила». В Москве есть другие банки, а в малых городах или в сельской местности — не факт. Что в таком случае делать самозанятому гражданину? Нести бремя администрирования налоговых платежей самостоятельно. Подобное неравенство вряд ли кого-то побудит выйти из тени.

Не менее важными являются и сопряженные риски. Шестипроцентная ставка налога достаточно привлекательна, но она нивелируется обязанностями осуществлять отчисления во внебюджетные фонды, о которых министр Орешкин скромно умалчивает.

Но у населения уже сформировался и окреп стереотип (совершенно небезосновательный), который формулируется так: «Только что зарегистрировался, а уже должен государству».

Здесь и минимальный обязательный платеж, и целый ворох отчетности, за непредоставление которой штрафуют достаточно серьезно, а вопрос информирования налажен крайне плохо. Для многих ИП и самозанятых знание о том, что такая отчетность существует и ее нужно подавать, да еще и платить взносы с определенной регулярностью, даже если ты не ведешь никакой деятельности, приходит только через опыт (всегда свой и всегда негативный), когда пристав-исполнитель заблокирует карточку, на которую поступает пенсия или иные социальные выплаты. Добавим сюда неадекватный документооборот («Почта России», возведенная в степень безответственности должностных лиц), который не оставляет гражданину шансов отстоять свои права или хотя бы своевременно узнать о наложенном взыскании.

Что делать

Подводя итог, можно констатировать, что эффективное решение проблемы не будет найдено до тех пор, пока в нашей стране не будет эффективного действующего социального контракта между государством, бизнесом и населением. Люди зачастую не видят причинно-следственной связи между своими отчислениями в бюджет и прибавлением каких-то общественных благ, а фактическое доходное неравенство воспринимается как нечто естественное.

Поэтому до тех пор, пока самозанятый, который не платит никаких налогов, не ущемлен в правах по сравнению с теми, кто платит налоги в полном объеме (большинство работающего по найму населения), проблема не решится: и для тех, и для других остается одинаковым набор платных и бесплатных государственных услуг, доступ к социальным благам.

Разница лишь в потенциальном размере пенсии, на которую многие не рассчитывают. Пока дела обстоят так, самозанятым выгодно жить за счет работающих по найму. «Недовольство снизу» поможет быстро искоренить проблему. Например, больший эффект был бы от декларирования расходов лиц, потребляющих услуги самозанятого населения, но это возможно лишь при условии наличия встречных стимулов. В отношении аренды жилья такие инициативы прорабатываются. Принимая во внимание тот факт, что некоторые услуги в силу своей специфики или повторяемости недешевы, можно было бы подумать, как заинтересовать родителей, платящих за подготовку к ЕГЭ репетиторам десятки, а то и сотни тысяч рублей, декларировать такие расходы.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > forbes.ru, 19 февраля 2018 > № 2502195


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 19 февраля 2018 > № 2502042

Комментарий. СФ: Правительство ищет дополнительные 30 млрд рублей для АПК.

15 февраля Комитет Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию провел парламентские слушания «О совершенствовании механизмов государственной поддержки агропромышленного комплекса РФ».

Председатель Комитета СФ Михаил Щетинин отметил, что в последние годы благодаря поддержке государства сельское хозяйство показывает стабильный рост производства.

Он выделил ряд проблем в отрасли: «Озабоченность вызывают рост цен на материально-технические ресурсы, в первую очередь на горюче-смазочные материалы, низкая обеспеченность сельскохозяйственной техникой и оборудованием, высокий уровень износа основных фондов в сельском хозяйстве».

Парламентарий сообщил: нехватка мелиорированных земель, эрозия, уплотнение и потеря плодородия почв, низкие темпы вовлечения неиспользуемых земель сельскохозяйственного назначения в сельскохозяйственное производство снижают эффективность использования земельных ресурсов. В 2015–2017 гг. снизились объемы сельскохозяйственного страхования, осуществляемого с государственной поддержкой. Сельское хозяйство и агропромышленный комплекс в целом испытывают острую нехватку квалифицированных кадров.

«Решение всех этих проблем напрямую зависит от объема и эффективности государственной поддержки. Безусловно, при реализации конкретных управленческих решений необходимо учитывать особенности каждого конкретного субъекта Российской Федерации», — подчеркнул глава Комитета СФ.

Докладчик информировал, что по данным Правительства РФ в 2018 году предусмотрено более 240 млрд руб. бюджетных средств на поддержку сельского хозяйства. По итогам совещания в Правительстве РФ, посвященного поддержке АПК, дано поручение найти дополнительные ресурсы в объеме до 30 млрд руб. «Наша задача – совместно с Минсельхозом не только обосновать необходимость получения дополнительных ресурсов, но и предложить рациональный механизм их освоения по наиболее важным направлениям развития сельского хозяйства».

Необходимо активизировать работу по своевременному доведению средств государственной поддержки до сельхозтоваропроизводителей из бюджетов как федерального, так и регионального уровней, подчеркнул Михаил Щетинин. Прежде всего, это касается тех регионов, в которых по итогам 2017 г. указанные средства не были доведены в полном объеме до конечного потребителя.

Парламентарий отметил еще одно направление поддержки развития инфраструктуры АПК. Это возможность отнесения объектов производства первичной и последующей промышленной переработки сельскохозяйственной продукции к объектам концессионных соглашений и соглашений о государственно-частном и муниципально-частном партнерстве, что необходимо для ускорения решения задач по стабилизации цен на плодоовощную продукцию, развитию систем ее транспортировки и хранения, расширению мощностей по переработке сельскохозяйственного сырья.

Замминистра Иван Лебедев сообщил, что по итогам 2017 г. получены рекордные показатели не только по зерновым, но в целом в растениеводстве. «Мы достигли успехов по тем направлениям, где мы еще недавно импортировали большие объемы продовольствия. Это производство тепличных овощей, мяса птицы, свинины, молока».

Замминистра рассказал о механизмах поддержки сельхозпроизводителей, запущенных в 2017 г. – льготное кредитование и единая субсидия. «В результате мы получили настоящий кредитный бум: в 2017 году банки заключили с заемщиками почти 8 тысяч кредитных договоров на сумму 650 миллиардов рублей. Это в три раза больше, чем в 2016 году». При этом важно, что регионам предоставлено право самостоятельно определять объемы кредитования по приоритетным направлениям. Сегодня регион вправе самостоятельно определить максимальный размер льготного краткосрочного кредита на одного заемщика. Также официально закреплено, что доля льготных кредитов для фермеров на федеральном уровне не должна быть меньше двадцати процентов, отметил он.

Иван Лебедев сообщил, что сегодня предусмотрена возможность для заемщиков, получивших краткосрочный коммерческий кредит после 1 июля 2017 г. перейти на льготный кредит, а с 1 января 2018 г. рефинансировать взятый ранее льготный инвесткредит.

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 19 февраля 2018 > № 2502042


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 19 февраля 2018 > № 2502037

От нуля до шести: регионам позволят менять ставку единого сельхозналога.

Госдума предоставила регионам право снижать ставку единого сельхозналога. Субъекты РФ смогут применять дифференцированную ставку по ЕСХН в пределах от 0 до 6%. О том, пойдет ли это на пользу сельхозпроизводителям, рассказывают эксперты.

Георгий Остапкович, директор центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ:

– На мой взгляд, любое снижение налоговой ставки для производителя действует позитивно – это его мотивирует, стимулирует к росту производства за счет того, что у него уменьшаются издержки.

Но налог перекладывается на региональный уровень, это отразится на возможностях субъекта, может ограничить его в социальных субвенциях. У нас и без того более 20 млн человек находятся за чертой бедности, и в соответствии с майскими указами необходимо повышать зарплаты врачам, учителям. Если же мы будем снимать с производителей фиксированные налоги, бюджет уменьшится.

В этом есть как свои плюсы, так и минусы. С одной стороны, региону выгодно продолжение этого налога, ведь чем меньше поступлений, тем меньше будет возможностей у региональной администрации для маневра. С другой, если его понизить, начнется рост производства у аграриев: меньше налоги – больше возможности вкладывать средства в развитие, а когда растет производство – растет и налогооблагаемая база, то есть поступления в бюджет. Это как сообщающиеся сосуды.

Думаю, это не такой уж существенный налог, и его изменение не выбьет регион из колеи, скорее, произойдет небольшая коррекция. Поэтому каждый регион будет реагировать на это согласно своим возможностям. Администрациям на местах нужно будет все четко просчитать и принять политическое решение.

Александр Родин, руководитель АККОР Ростовской области:

– Ни один бюджет добровольно еще не снижал никакие налоги, потому что денег все время не хватает. А нынешний сверстан на три года, и дополнительных средств в нем не предвидится. Это не более чем политический ход.

К тому же многое зависит от нюансов. Ставка будет устанавливаться в зависимости от видов производимой сельхозпродукции, размера доходов от ее реализации, а также от осуществляемых плательщиком ЕСХН работ и услуг, от места ведения предпринимательской деятельности, численности работников. Пока неясно, каких конкретно категорий налогоплательщиков это коснется. Возможно, кто-то выиграет от этого, а кто-то и проиграет.

Думаю, аграриев-производственников эта мера мало затронет. Если речь идет о снижении нагрузки для малого сельхозбизнеса, то он больше нуждается в снижении штрафов. Например, за нарушение правил провоза взрывоопасных веществ – ГСМ, селитры, которые сейчас выросли до 300 тысяч рублей. Сейчас фермеры имеют средний доход примерно 1,5 млн рублей, и такой штраф – это треть его выручки. Если к малому бизнесу относятся компании, у которых выручка 800 млн рублей, то для них 400 тысяч несущественная сумма, а для фермера это ощутимо. Поэтому они должны быть в процентном отношении от объемов выручки, как это делается во всех нормальных странах.

Надо кардинально менять аграрную политику в сторону малого бизнеса, а не принимать половинчатые решения. И приоритетом в первую очередь должны стать льготные кредиты.

Юрий Корнюш, эксперт ТПП Ростовской области:

– Если бы речь шла о производителях говядины и молока, а также переработчиках, тогда такая мера действительно оказалась для них существенной. А если ею воспользуются опосредованные производители, вряд ли участники АПК почувствуют какое-либо облегчение. У нас и без того много продукции, которую производители не знают, как продать, это относится в первую очередь к зерновикам. Я считаю, нужно стимулировать представителей тех отраслей, которые остро в этом нуждаются.

Но пока не будет документальных разъяснений, трудно сказать наверняка, поможет ли такое решение аграриям. У нас часто законы имеют обратную силу, что ни в одной стране мира быть не может, а у нас может.

После вступления закона в силу у субъектов РФ появится возможность установить «налоговые каникулы» по уплате ЕСХН. Сейчас в соответствии с действующим Налоговым кодексом ставка ЕСХН составляет 6%.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 19 февраля 2018 > № 2502037


Россия. СФО > Агропром. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 19 февраля 2018 > № 2502025

В Томске обсудили механизм реализации инвестпроектов в АПК по программе ГЧП.

Потенциальные участники программы государственно-частного партнерства в АПК презентовали свои инвестиционные проекты в рамках рабочего совещания в Департаменте по социально-экономическому развитию села Томской области.

Участие в обсуждении приняли исполнительный директор департамента проектного и структурного финансирования АО «Газпромбанк» Алексей Шевченко и исполнительный директор филиала АО «Газпромбанк» в Томске Алексей Алексеенко.

Томская область намерена стать пилотным в России регионом по реализации аграрных проектов с использованием механизма ГЧП. Ранее договоренность об этом была достигнута на встрече губернатора Сергея Жвачкина и Министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачёва, который поддержал предложение о разработке национальной модели государственно-частного партнерства в АПК.

– Механизмы ГЧП уже применяются во многих других сферах на территории нашего региона, и такое партнерство будет эффективно и в сельском хозяйстве, – отметила на совещании начальник Департамента по социально-экономическому развитию села Томской области Ирина Черданцева. – Соглашение с бизнесом ускорит приток инвестиций в сельское хозяйство. Однако важно, чтобы инвестор не только располагал достаточным количеством средств, но и был надежным партнером для государства, которое, в свою очередь, предоставляет для него долгосрочные гарантии.

Основой соглашения между бизнесом, государством и кредитной организацией может стать грант на строительство новых объектов АПК и субсидия на эксплуатационные затраты до выхода на проектную мощность.

Сегодня в АПК Томской области уже есть потенциальные участники, готовые реализовывать проекты, используя механизм ГЧП. Предприятия предлагают комплексные социально и экономически значимые инвестиционные проекты в сферах овощеводства, растениеводства, молочного и мясного животноводства в Томском, Асиновском и Первомайском районах. Строительство объектов будет производиться в период с 2018 по 2021 год. Объемы затрат по каждому из них – от 1 до 4,5 млрд рублей.

Финансовым партнером сельхозпредприятий может выступить АО «Газпромбанк», опыт успешного сотрудничества с которым в сфере ГЧП уже есть в Томской области. В настоящее время банк проводит оценку представленных проектов, после чего будет принято решение о возможности выделения кредитных средств и заключения соглашения о долгосрочном государственно-частном партнерстве.

Россия. СФО > Агропром. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 19 февраля 2018 > № 2502025


Россия > Нефть, газ, уголь. Металлургия, горнодобыча. Госбюджет, налоги, цены > oilcapital.ru, 19 февраля 2018 > № 2501970

Минприроды предлагает реформировать закупки услуг экспертов по геологии.

В настоящее время из-за длительных конкурсных процедур происходит фактическое сокращение сроков, отведенных на геологическую госэкспертизу.

Минприроды РФ предлагает осуществлять закупки услуг геологической экспертизы по правилам закупок у единственного поставщика, следует из законопроекта о внесении изменений в закон «О контрактной системе», опубликованного на официальном сайте для размещения информации о подготовке нормативных правовых актов.

В настоящее время из-за длительных конкурсных процедур происходит фактическое сокращение сроков, отведенных на геологическую госэкспертизу, что ведет к снижению качества проводимых экспертиз и ухудшению условий для рационального и комплексного использования недр. «Для преодоления данных затруднений, а также соблюдения нормативных правовых актов, устанавливающих сроки проведения экспертизы, необходимо предусмотреть возможность осуществления закупки экспертных услуг напрямую у лиц, обладающих достаточной квалификацией для производства экспертизы по каждому объекту индивидуально», – говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Минприроды предлагает распространить эту норму на закупку у физических лиц услуг по проведению государственной экспертизы запасов полезных ископаемых, геологической, экономической и экологической информации о предоставляемых в пользование участках недр, или услуг по проведению экспертизы проектной документации на проведение работ по региональному геологическому изучению недр, геологическому изучению недр, включая поиски и оценку месторождений полезных ископаемых, разведке месторождений полезных ископаемых.

Россия > Нефть, газ, уголь. Металлургия, горнодобыча. Госбюджет, налоги, цены > oilcapital.ru, 19 февраля 2018 > № 2501970


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 19 февраля 2018 > № 2501390

Сергей Катырин: " Любое действие по реформированию вызывает противодействие бюрократии"

Глава Торгово - Промышленной Палаты рассказал в интервью "НИ" о деловом климате, санкциях и семейном бизнесе

– Говоря о месте нашей встречи - Инвестиционном форуме в Сочи- можно ли сказать, что он сегодня действительно выполняет свою задачу по привлечению инвестиций?

С.В.: Я думаю, что для регионов он вполне может быть таким. Здесь как раз обсуждаются региональные практики: что получается и что не получается на уровне регионов. Практически весь крупный бизнес собирается на форуме. Это – возможность разговаривать предметно, о конкретных инвестиционных проектах.

Конечно, я бы не назвал форум международным - всё-таки он сосредоточен в значительной степени на наших внутренних вопросах и проблемах, внутреннем развитии. Но он выполняет ту функцию, для которой изначально предназначен.

– Более 10 лет на Инвестиционном форуме обсуждается инвестклимат. Эта тема по сути, как тема экологии: мы о ней всё время говорим, но ситуация лучше не становится. Дискуссия, которая ежегодно проводится с участием крупнейших бизнес-объединений уже более 10 лет, так и остается дискуссией, а не ведет к реализации тех идей, которые должны привести к улучшению бизнес-климата?

С.В.: Не соглашусь с Вами. Насчет экологии – может быть, особых подвигов мы пока не совершили, но с точки зрения бизнес-климата такая дискуссия полезна и продуктивна.

5-7 лет назад Россия была на 120 месте в рейтинге Doing Business по уровню развития делового климата. Сегодня мы уже занимаем тридцать пятое место. За эти годы мы перешагнули 85 позиций.

По большому счету, у нас сегодня есть два достаточно серьезных провальных направления, по которым показатели могли бы быть гораздо выше — это получение разрешений на строительство и оценка условий для внешней торговли (мы сегодня на уровне 115-го места). Эти два блока нас тянут вниз. Если бы в этих сферах изменения были столь же успешными, как, например, в налоговом администрировании и других направлениях, то мы вполне могли бы быть в первой двадцатке рейтинга.

Конечно, не надо забывать, что инвестиционный климат измеряется по сути по двум городам — Москве и Санкт-Петербургу. Положение же в регионах крайне разнится, но, тем не менее, это оценка внешних представителей, и она отражает уверенную положительную динамику.

– Говоря о провальных позициях, какие именно шаги нужно предпринять, чтобы улучшить ситуацию?

С.В.: Если говорить о получении разрешения на строительство, то необходимо сокращение количества процедур, сокращение времени, которое тратится на каждую из них. И тогда мы сможем шагнуть вперёд.

Сегодня у нас разница между регионами иногда двадцатикратная. Есть регионы, где разрешение можно получить за месяц, а есть те, где в течение двух лет.

С одной стороны, существует нормативно-правовая база на федеральном уровне. А дальше все зависит от региона – о того, как выстроена процедура. Она может быть бесконтактной – заявитель не встречается с тем, кто принимает решение. В режиме «одного окна» подается пакет документов, которые проходят определённые согласования, а затем на выходе человек получает разрешение или мотивированный отказ. В случае контактных процедур все значительно сложнее.

– По Вашей оценке, что мешает регионам действовать в едином формате, соблюдать единые сжатые сроки?

С.В.: Это способность и готовность команды, которая работает в регионе, а также воля руководителя этой команды. Любое действие по реформированию вызывает противодействие со стороны бюрократического аппарата. Для решения по сокращению или отстранению забюрократизированных сотрудников нужна воля и квалифицированная команда, которая способна это воплотить. Нужны профессиональные кадры, которые способны за несколько часов рассмотреть документ, принять решение. Естественно, у руководителя команды должна быть уверенность в этих людях, а люди должны верить, что руководитель ведёт в правильном направлении, что можно достичь поставленных целей. Тогда появляется результат.

– Какие предложения по улучшению ситуации есть у Торгово-промышленной палаты?

С.В.: Во-первых, мы ведём анализ всех практик – и лучших, и худших. Во-вторых, мы работаем вместе с нашими коллегами в регионах, чтобы они вместе с бизнесом «поддавливали» и законодательную, и исполнительную региональную власти в лице губернатора для усовершенствования процедур и, самое главное, формулировали, как они это видят, исходя из лучших практик, каким образом это можно сделать в каждом конкретном регионе.

– Недавно вы говорили в интервью, что во исполнение поручения президента страны о подготовке комплексного плана действий правительства до 2025 года ТПП РФ подготовила 25 приоритетных предложений, направленных на изменение структуры и становление новых источников роста российской экономики…

С.В.: Не только ТПП. Мы были организаторами этой работы и собрали предложения у наших коллег. Сначала их было 125, а потом мы их сократили до 25-ти наиболее важных. В этом списке – предложения Торгово-Промышленной палаты, «Опоры России», «Деловой России», Российского союза промышленников и предпринимателей…

Эти предложения обезличены, когда мы направили их в министерство экономики, уже не указывали, от кого они поступили. Это наше общее видение существующих проблем.

Предложения касаются разных направлений. Во-первых, это институциональная часть – большой блок касается законотворчества. Многие из тех задач, которые мы формулировали, услышаны и реализуются. Это контрольно-надзорная деятельность. Сегодня идёт её реформа. Это разрешительная деятельность: всевозможные получения лицензий и т. д. Это фискальная нагрузка и неналоговые платежи. Очень важная тема, потому что неналоговые платежи достигли очень серьезных масштабов, и мы считаем, что необходим отдельный закон. Он подготовлен, внесён. Надеемся, что в ближайшем месяце он будет принят. Есть некоторые разногласия с правительством — будет ли это отдельный закон, на чём мы настаиваем, или же это будет глава Налогового кодекса, как предлагают некоторые члены правительства. Мы категорически против второго подхода, потому что он потащит за собой весь репрессивный аппарат налогового кодекса в сферу неналоговых платежей.

Есть предложения, которые касаются привлечения инвестиций, промышленной политики, институтов развития. Мы считаем, что нужно проанализировать деятельность этих институтов, понять, какие из них действительно работающие, а какие только числятся институтами развития на бумаге, но таковыми не являются или дублируют друг друга.

– Каковы перспективы реального внедрения этих предложений и сроки?

С.В.: Большинство из тех предложений, которые я назвал, уже в работе. Неналоговые платежи и закон о контрольно-надзорной деятельности – я думаю, в этом году будут реализованы. Реформа контрольно-надзорной деятельности уже идёт. Большая часть из того, что мы предлагали, думаю, будет реализована в 2018 году.

– В свете актуальной темы санкций можно вспомнить Торгово-промышленную палату СССР, которая была институтом, содействующим внешней торговле, по сути - мостом для диалога между советскими и зарубежными производителями. Готова ли российская ТПП стать таким мостом? Выстраивается ли контакт между российским и зарубежным, в том числе американским бизнесом через вашу площадку?

С.В.: Мы никогда не прекращали быть таким мостом. Более того, мы им стали как раз в постсоветское время. В советское время всё регулировалось министерствами, и, по большому счёту, Торгово-промышленная палата Советского Союза была придатком министерства внешней торговли. Она не имела ни закона о себе, ни таких полномочий, которые есть сегодня, ни какой-либо самостоятельности. Мы коренным образом отличается от Палаты СССР, при всём уважении к нашим предшественникам и тому, что они создали. Но наши предшественники жили в других условиях.

Сегодня внешний периметр ТПП активно работает. С 74 странами у нас созданы деловые советы, в 10 странах работают наши зарубежные представительства – они работают на российский бизнес и привлечение инвестиций.

– Как они функционируют сейчас, учитывая действующие санкции и опубликованный на днях «кремлевский список»? Как изменилось взаимодействие с западными партнерами?

С.В.: Наши представительства функционируют так же, как и раньше. 75% членов Палаты из 53 000 членов – это малый и средний бизнес. Их эти списки никак не интересуют. Поэтому представительства и деловые советы работают по-прежнему. Да, в деловых советах задействован крупный бизнес, но каких-то серьёзных последствий мы не ощутили. С некоторыми странами у нас переносились заседания, какие-то вопросы проходят в более ограниченном масштабе. Но сами институты деловых советов и наших представительств за рубежом как работали, так и работают.

– То есть вас санкции не пугают?

С.В.: Нас не очень пугают, потому что мы работаем с теми категориями бизнеса, к которым не применяются санкции. Конечно, санкции сказываются на двусторонних отношениях, потому что партнёры часто оглядываются назад, на санкционные списки. Такой элемент взаимоотношений есть, но сказать, что это как-то остановило нашу деятельность, нельзя.

– Вы являетесь модератором сессии форума «Российские бренды на мировых рынках». Как ситуация с санкциями отражается на восприятии отечественных компаний за рубежом?

С.В.: На бренды это никак особо не влияет. На сессии мы говорили о том, каким образом развивать эти бренды, о том, насколько это важно для страны в целом, для каждого региона и для самих компаний. От этого напрямую зависит капитализация компании. От того, насколько компания узнаваема в мире, насколько продаваема её продукция и насколько её ждут, капитализация может расти.

Если, условно говоря, у «КамАЗа», «Автоваза» или «Красного Октября» есть бренд, и он используется по всему СНГ и дальше, его везде знают. Причем тут санкции? Есть, например, «Вологодское масло», оно продаётся, оно узнаваемо и его покупают. Санкции мало влияют на бренды.

– Вы являетесь так же модератором сессии «Семейные ценности: как бизнес поможет обогатить российские семьи?». Чем в действительности семейному бизнесу может помочь государство, и в чем может быть выражена такая помощь?

С.В.: Это новая тема. Нам бы хотелось, чтобы на тему семейного бизнеса государство и общество обратили серьезное внимание. В России всегда были очень сильны традиции семейного предпринимательства. Такие известные фамилии, как Третьяковы, Демидовы, Мамонтовы, Бахрушины, Строгановы и т. д., у всех на слуху. Это люди, которые поколениями создавали свой бизнес. И не только бизнес. Они все были меценатами, не забывали об обществе – реализовывали благотворительные и культурные проекты, которые существуют и по сей день. Морозовская больница, Третьяковская галерея...

Конечно, сегодня у нас семейный бизнес немного другого масштаба. Нам бы хотелось, чтобы в первую очередь обратили внимание на малый и микро семейный бизнес. Это маленькие гостиницы, фермерские хозяйства, садоводческие хозяйства, мастерские и т. д. Хотелось бы, чтобы это поощрялось, чтобы были созданы условия для передачи этого бизнеса из поколения в поколение. Мы хотели бы привлечь к этому внимание и федеральной власти, и региональной, и бизнес-объединений – нам самим очень интересна эта тема. Для нас важно сохранить и во многом возродить российские бизнес-традиции, создать условия, при которых в России появятся бизнес-династии. Следует понимать, что люди, которые занимаются семейным бизнесом, никуда не собираются уезжать, не расстанутся со своим делом. Это люди, которые привержены не только своему бизнесу, но и России, ее развитию, которые видят себя и своих детей, и внуков в этой стране и здесь собираются реализовывать свои интересы.

– Недавно при ТПП был создан новый комитет - по предпринимательству в сфере медаикоммуникаций. Какие перед ним поставлены цели и задачи?

С.В.: Эта идея долго вынашивалась. Мы считали, что и так достаточно хорошо работаем с представителями журналистского корпуса. Однако сегодня в медиасреде, в журналистской профессии очень много проблем на всех уровнях, и есть необходимость образовать площадку на федеральном уровне, где журналистское сообщество могло бы не только обсуждать свои проблемы, но и прорабатывать законодательные инициативы, формулировать свои пожелания по нормативно-правовой базе, которая регулирует медиадеятельность. В состав комитета вошли авторитетные и профессиональные журналисты, медиа-менеджеры, юристы и PR- специалисты, представители исполнительной и законодательной власти, ассоциаций, объединяющих различные сегменты сферы медиакоммуникаций, торгово-промышленных палат, консалтинговых фирм и российского делового сообщества.

Сегодня в медиасфере много проблем, и комитету есть, чем заниматься. Очень много открытых неотрегулированных вопросов, в первую очередь, в сфере интренет-вещания, социальных сетей, онлайн-рекламы.

Любой отраслевой комитет – это инструмент выработки решений проблем в отрасли. На сегодня Торгово-промышленная палата является единственной в стране площадкой для координации действий, направленных с одной стороны, на объединение медиасообщества, а с другой - на защиту его интересов на законодательном уровне.

Первое заседание медиакомитета было интересным и плодотворным. Созданы четыре отраслевых подкомитета, ориентированные по видам медиа – телевидение и радиовещание, печатные и сетевые СМИ, социальные Интернет-площадки. Не сомневаюсь, что работа медиакомитета будет эффективной – народ собрался творческий и, главное, болеющий и переживающий за свое дело. Уверен, что давно стоило его создать.

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 19 февраля 2018 > № 2501390


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > ria.ru, 18 февраля 2018 > № 2501610

В России почти на четверть снизилась цена на флагманскую модель iPhone.

Покупатели рассматривают новый смартфон iPhone X в магазине re:Store на Тверской улице в Москве

Если на старте продаж стоимость самой дешевой версии iPhone X c 64 гигабайтами памяти достигала 80 тысяч рублей, то сейчас ее можно приобрести за 62 тысячи. Более дорогая модель гаджета с 256 гигабайтами памяти также подешевела. По информации "Яндекс.Маркета", ее можно купить примерно за 70 тысяч рублей.

Ранее Apple сообщила о рекордной выручке в первом квартале 2018 финансового года. В отчете корпорации говорится, что объем прибыли вырос на 13% по сравнению с аналогичным периодом годом ранее — до 88,3 миллиарда долларов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > ria.ru, 18 февраля 2018 > № 2501610


Россия. СФО > Рыба. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 17 февраля 2018 > № 2502060

Почему рыбаки на Байкале скептически относятся к запрету вылова омуля.

Запрет на промышленную добычу и любительский вылов байкальского омуля, находящегося под угрозой исчезновения, введен с 1 октября 2017 года. Президент РФ Владимир Путин на большой пресс-конференции в декабре поручил не допустить массовых сокращений и проработать вопрос с трудоустройством жителей.

Власти байкальских регионов и рыбаки, занимавшиеся ловлей омуля, рассказали ТАСС, когда начнутся сокращения, почему рыбаков не устраивают предложения по трудоустройству и чем они будут заниматься.

Запрет на вылов омуля, уникального вида рыбы, обитающего только в Байкале, связанный с катастрофическим снижением численности его популяции, Росрыболовство ввело в 2017 году. С его появлением нависла угроза над местным населением, для которого ловля омуля является средством заработка, 14 декабря, на большой пресс-конференции президента РФ Владимира Путина, сообщил редактор ГТРК «Бурятия» Илья Кошлюнов. Глава государства заявил тогда, что такая мера не должна стать причиной потери местными жителями рабочих мест, и по итогам пресс-конференции было дано поручение вопрос проработать.

Уже 15 декабря власти Иркутской области отрапортовали, что запрет на вылов омуля в Байкале не привел к росту официальной безработицы среди населения западного берега озера (в Ольхонском и Слюдянском районах), и предложили создать рыборазводный завод в устье реки Сарма.

Как пояснили ТАСС в пресс-службе правительства Иркутской области, именно на этот завод могут в перспективе устроиться оставшиеся без работы рыбаки. «Сарма является единственным притоком Байкала на территории Иркутской области, куда омуль заходит на нерест. Проект по созданию в ее устье рыборазводного завода предложен по включению в федеральную целевую программу (ФЦП) по охране озера Байкал», — сказал сотрудник пресс-службы.

Власти Республики Бурятия, второго прибайкальского региона, привели анализ ситуации. По данным Агентства занятости населения, пока всплеска безработицы на берегу Байкала нет, а массовые сокращения легально работающих рыбаков и рыбообработчиков начнутся в апреле. «По предварительным данным, в 2018 году на рыбодобывающих предприятиях Кабанского и Северо-Байкальского районов Бурятии высвобождение предположительно составит 104 человека», — сообщили в агентстве.

По словам руководителя ведомства Юрия Башкирцева, запрет коснется всего трех организаций. Вместе с тем, доходы в связи запретом могут снизиться и у категории так называемых неформально занятых лиц — это те, кто имели определенный источник дохода от переработки рыбы и торговли ей. «Таких людей сложно посчитать, ориентировочно их будет от 500 до 1 тысячи», — добавил Башкирцев.

Власти Бурятии разработали перечень мер по трудоустройству людей, отобрать и одобрить их должен федеральный центр. Как пояснили ТАСС в республиканском агентстве занятости, среди этих мер — профессиональное переобучение, организация собственного дела и другие.

Однако, сами рыбаки к инициативам местных властей относятся скептически. По мнению председателя сельскохозяйственного производственного кооператива (СПК) «Кабанский рыбзавод» Сергея Пушкарева, предлагаемые меры нереализуемы.

«Обещают трудоустройство в других населенных пунктах, переезд, вплоть до переобучения на парикмахеров, визажистов. Нас это не устраивает», — говорит ТАСС Пушкарев, 30 лет возглавляющий рыбзавод.

Сейчас на предприятии в селе Посольское трудятся 62 человека, по местным меркам оно градообразующее. «Мы все тут завязаны на рыбалке, у нас добыча и переработка. Сейчас переработку того омуля, который был добыт еще летом (когда запрет еще не действовал — прим. ТАСС), почти закончили, до середины апреля у нас идет подледный лов соровой рыбы, потом начнутся сокращения. Как увольнять людей, семьи которых уже в третьем — четвертом поколениях работают на заводе, не знаю», — признается собеседник.

Россия. СФО > Рыба. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 17 февраля 2018 > № 2502060


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 17 февраля 2018 > № 2502055

Иван Лебедев выступил на парламентских слушаниях о государственной поддержке АПК.

Статс-секретарь – заместитель министра сельского хозяйства России Иван Лебедев принял участие в парламентских слушаниях на тему «О совершенствовании механизмов государственной поддержки агропромышленного комплекса Российской Федерации».

Заседание провел председатель Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Михаил Щетинин. Он отметил, что благодаря поддержке государства сельское хозяйство показывает стабильный рост производства, однако есть ряд проблем, которые вызывают озабоченность. В частности, рост цен на материально-технические ресурсы, в первую очередь на горюче-смазочные материалы, низкая обеспеченность сельскохозяйственной техникой и оборудованием, высокий уровень износа основных фондов в сельском хозяйстве.

Иван Лебедев в своем выступлении рассказал о том, что именно благодаря мерам господдержки сельское хозяйство сохраняет устойчивые темпы развития. Одна из таких мер – льготное кредитование под ставку не выше 5 % — стартовала в 2017 году и уже продемонстрировала свою эффективность.

«В 2017 году банки заключили с заемщиками почти 8 тысяч кредитных договоров на сумму 650 миллиардов рублей. Это в три раза больше, чем в 2016 году. При этом важно, что регионам предоставлено право самостоятельно определять объемы кредитования по приоритетным направлениям», — проинформировал заместитель министра.

На полученные кредиты, в частности, будет построено 54 тепличных комплекса мощностью 480 тыс. тонн овощей в год, 91 молочный комплекс мощностью 500 тыс. тонн молока в год. Будут модернизированы 108 перерабатывающих предприятий; приобретено более 4 тыс. единиц сельхозтехники.

22 тыс. инвестиционных проектов получили поддержку по возмещению части процентной ставки на 1 трлн 400 млрд руб.

Перевооружение современной сельхозтехникой позволит аграриям успешно провести полевые работы и получить рекордные урожаи. Доля российской техники на внутреннем рынке в 2017 году, по словам замглавы Минсельхоза, впервые за всю постсоветскую историю превысила 56%.

Вместе с тем Иван Лебедев сообщил о необходимости дополнительно выделить в этом году 30 млрд руб. на льготное инвестиционное кредитование и капексы.

«Наша задача – совместно с Минсельхозом не только обосновать необходимость получения дополнительных ресурсов, но и предложить рациональный механизм их освоения по наиболее важным направлениям развития сельского хозяйства», — подчеркнул в конце слушаний Михаил Щетинин.

В заседании также приняли участие статс-секретарь — заместитель Председателя Банка России Александр Торшин, вице-президент РАН Ирина Донник, вице-президент Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР) Ольга Башмачникова, представители федеральных и региональных органов государственной власти, бизнес-сообщества, научных кругов, общественных организаций.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 17 февраля 2018 > № 2502055


Россия > Агропром. Экология. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 17 февраля 2018 > № 2502054

Госдума приняла закон об освобождении садоводов от уплаты пошлины за добычу воды.

Госдума приняла в третьем, окончательном, чтении правительственный закон об освобождении садоводческих и дачных некоммерческих организаций (НКО) от уплаты госпошлин за лицензию на пользование участками недр для добычи подземных вод.

Сейчас некоммерческие организации, созданные гражданами для ведения садоводств, огородничеств или дачных хозяйств, вправе осуществлять добычу подземных вод для хозяйственно-бытового водоснабжения без получения лицензии на пользование недрами. Такой льготный режим действует до 1 января 2020 года. Затем предусматривается, что за предоставление подобных лицензий будет взиматься госпошлина в размере 7,5 тыс. рублей.

Закон предусматривает освобождение этих некоммерческих организаций от уплаты госпошлины за предоставление лицензии на право пользования участками недр для добычи подземных вод, используемых для хозяйственно-бытового водоснабжения, при условии подачи заявления на получение лицензии до 1 января 2020 года. Это будет стимулировать такие организации к получению соответствующих лицензий, говорится в пояснительной записке к документу.

Этот закон — спутник к ранее принятым поправкам к закону «О недрах», согласно которым садоводческим НКО было предоставлено право пользоваться участками недр без лицензии для добычи подземных вод только до 1 января 2020 года, пояснял ранее замглавы Минфина Илья Трунин. Правительство предлагает освободить эти НКО от уплаты госпошлины за получение такой лицензии, если они обратятся за ее получением до 1 января 2020 года, то есть заранее, отмечал он.

В России насчитывается около 60 тыс. садоводческих и огороднических НКО, и в случае, если все они подадут заявку на оформление лицензии до 1 января 2020 года, сумма неуплаченной пошлины составит 450 млн рублей, подсчитали в Минфине. При этом эту сумму нельзя оценивать как выпадающие доходы бюджета, поскольку сейчас такие НКО не обязаны обращаться за такой лицензией. Пошлина будет введена только для организаций, товариществ, а индивидуальное водопользование, как и сейчас, будет осуществляться без лицензии, соответственно, освобождение от госпошлины не потребуется, указал замглавы Минфина.

Лицензия не потребуется и в том случае, если скважина составляет до 30 м в глубину, а добыча воды составляет 100 куб. метров воды в сутки или менее.

Россия > Агропром. Экология. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 17 февраля 2018 > № 2502054


Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 17 февраля 2018 > № 2500705

В год собаки: «Нафиг такие принципы нужны»

Какая сумма требуется для урегулирования взаимоотношений центра и регионов

Рустем Фаляхов

Федеральный центр все больше готов делиться полномочиями с регионами. Похоже, это единственный вариант справиться с долговым кризисом. Минфин потенциально готов выделить на выравнивание бюджетной обеспеченности всех субъектов еще 165 млрд руб., но по некоторым оценкам требуемая сумма исчисляется уже триллионами.

С губернаторами Дмитрий Медведев решил встретиться в горах, на Красной Поляне. Прибыли почти все главы регионов, включая мэра Москвы Сергея Собянина, но главы Чечни Рамзана Кадырова, например, не было на встрече. Хотя тема была заявлена одна из самых болезненных — перспективы межбюджетных отношений.

Причем, проблемная она не только для регионов, у которых вечно не хватает денег на выполнение публичных обязательств, которыми их нагрузил федеральный центр.

В этот раз само правительство находилось не в лучшей ситуации, учитывая предстоящую смену кабинета после президентских выборов.

Премьер, скорее всего, предвидел, что диалог может оказаться непростым и поэтому пригласил к участию почти весь кабмин, а также главу Счетной палаты Татьяну Голикову. Она обычно всегда имеет претензии к тому, как и на что регионы тратят бюджет, а значит, может выступить в качестве щита, охраняющего инициативы федерального центра. На эту же роль взяли и главу думского комитета по бюджету и налогам Андрея Макарова.

«Хочу поздравить вас с наступающим Новым годом по восточному календарю!» — неожиданно начал встречу Дмитрий Медведев.

Но выступление премьера сразу вернуло губернаторов и министров от праздника к суровым будням. Большая часть регионов увязли в долгах, в результате правительство решило реструктуризировать их в 73 субъектах. На это потребовалось более 1 трлн рублей (общий же объем федеральной финансовой помощи для регионов в этом году составит более 1,7 трлн руб.).

«Срок возврата кредитов продлён до 7 лет, на определённых условиях – даже до 12 лет. В результате только на этот год эффект от реструктуризации составит около 240 млрд рублей», — приободрил Медведев.

Тем не менее долговая нагрузка на субъекты «остаётся ещё существенной»: в конце 2017 года совокупный долг российских регионов составлял 2 трлн руб.

Далее Медведев обрисовал вкратце, что правительство планирует сделать, «чтобы региональные бюджеты были более сбалансированными и устойчивыми».

Во-первых, премьер пообещал «прозрачное и предсказуемое распределение трансфертов из федерального бюджета». Губернаторы выслушали эту «меру поддержки» с тоскливым выражением в глазах.

Во-вторых, премьер пообещал продолжить поддержку успешных регионов грантами. На это губернаторы немного ожили и начали кивать головами.

«Для этого в федеральном бюджете на текущий год предусмотрено почти 37 млрд рублей. Деньги станут не только своеобразной премией регионам за хорошую работу, но и помогут компенсировать возможное уменьшение дотаций из федерального бюджета», — сказал Медведев.

Но следующее предложение снова омрачило встречу китайского Нового года. Премьер предложил совершенствовать межбюджетные отношения в увязке со «Стратегией пространственного развития страны до 2025 года». Правительство её сейчас готовит.

«Уверен, что в каждом из регионов можно найти одно-два приоритетных направления и сконцентрировать свои финансовые ресурсы на этих вопросах», — сказал Медведев.

Конкретизировать грядущую тонкую настройку региональной политики премьер попросил министра финансов Антона Силуанова.

Без биде нет жизни на селе

Силуанов предупредил, что изменения коснутся налога на движимое имущество, который сам бизнес называет налогом на модернизацию.

«Знаю, что 25 субъектов РФ приняли отдельные решения либо по снижению ставки, либо по полной отмене (налога). И всё равно этот налог достаточно затратный для бизнеса, поэтому при настройке налоговой системы будем предлагать возможности заменить этот налог более комфортным для бизнеса, с одной стороны, с другой стороны – избежать потери налоговой базы для субъектов РФ», — туманно пообещал Силуанов.

Предстоит усовершенствовать и работу так называемых промпарков и возврат налогов в этой связи. «Знаю, что целый ряд субъектов Российской Федерации обращается к нам с тем, чтобы, особенно для экспортных предприятий, которые работают в этих промпарках, можно было возвращать и другие налоги, в том числе НДС. Такую работу, Дмитрий Анатольевич, мы проведём», — пообещал премьеру Силуанов, но ничего не пообещал губернаторам.

Еще Силуанов сказал, что слышал во время форума критику правительства по поводу северных коэффициентов и затрат на повышение МРОТ (в пятницу 16 февраля Госдума одобрила повышение до 11 163 руб.). Обязательства такие у федеральной власти есть, а деньги регионы не получают на эти обязательства в достаточном количестве. Силуанов пообещал, что

2018 год станет «последним сложным годом», поскольку «майские указы» 2012 года от президента правительство выполнит и «излишки» можно будет направить на закрытие проблемных точек и на инфраструктурные проекты.

Министр экономического развития Максим Орешкин тоже дал губернаторам несколько обещаний, которые облегчат экономическую ситуацию в регионах.

Пообещал, например, бороться с излишней зарегулированностью. Он привел пример строительства в одном из регионов школы, в которой по нормам должно быть было установлено биде, а строители не установили его, из-за чего школу не могли долго поставить на баланс.

Всего Орешкин насчитал 24 публичных полномочий регионов (всего их 110), вызывающих споры и разногласия с федеральным центром: кто их должен исполнять и почему на эти мандаты нет необходимых средств.

Главное сейчас, по словам Орешкина, не допустить разрастание новых необеспеченных деньгами полномочий. И привел в качестве отрицательного примера МЧС, штампующих приказы, которые усложняют жизнь бизнесу и региональным властям.

Но при этом Орешкин попенял регионам за то, что они слабо привлекают частные инвестиции и не активны в предложениях по инвестпроектам.

У региональных руководителей накопилось так много претензий к правительству, что привычный регламент Медведев был вынужден нарушить. Он демократично предложил губернаторам выступать с мест, без предварительной записи и увидел лес рук, поднятых вверх.

Каждый второй жаловался на то, что полномочия губернаторов насколько смехотворны, что они не могут даже закрыть «автостоянку, разбитую в песочнице».

Эту жалобу поддержал даже мэр Сергей Собянин, которому вроде бы и жаловаться-то в плане недостатка полномочий, не на что. Но Собянин покивал головой в знак согласия. А некоторые губернаторы хлопали в ладоши, когда их коллеги перечисляли те издержки, которые они несут из-за чрезмерной зарегулированности.

Премьер, услышав такую массу претензий, в какой-то момент был вынужден сдаться и признал, что нередко политическая целесообразность, например, в отношении партнеров по Евразийском союзу, мешает нормальному развитию регионов.

«Нафиг такие принципы нужны», — вздохнул Медведев и пообещал все проанализировать еще раз и дать соответствующие поручения. Правда, он же признал, что тема разграничения полномочий находится в стадии дискуссии уже лет 20 и конца края этому не видно.

Андрей Макаров после встречи пояснил «Газете.Ru», что на то, чтобы урегулировать взаимоотношения центра и регионов и выровнять финансовую обеспеченность всех субъектов не хватит и 20 трлн рублей.

Силуанов между тем, уточнил «Газете.Ru», что на выравнивание бюджетной обеспеченности регионов не хватает всего 165 млрд руб. Не считая тех, что уже выделены, а это еще порядка 650 млрд руб.

Губернатор Новгородской области Андрей Никитин скромно сообщил, что ему не хватает всего 4 млрд руб.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 17 февраля 2018 > № 2500705


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 17 февраля 2018 > № 2500657 Сергей Катырин

«Несправедливо, когда все налоги стекаются в две столицы»

Интервью с главой Торгово-промышленной палаты Сергеем Катыриным

Наталия Еремина

От нового правительства бизнес ждет принятия решения о снижении фискальной нагрузки. Как рассказал в интервью «Газете.Ru» глава ТПП Сергей Катырин, на встрече с главой правительства во время инвестиционного форума в Сочи обсуждались вопросы налогообложения покупок в зарубежных интернет-магазинах, а также изменения валютного контроля.

— Сергей Николаевич, весной будут приняты новые налоговые новации. Однако, как выразился на одной из панелей на инвестиционном форуме в Сочи глава РСПП Александр Шохин, эта тема буквально «табуирована». Вас не смущает, что новации будут уже весной, а чиновники их открыто не обсуждают?

— Мне кажется, дискуссия пока что не в публичной плоскости по одной простой причине: скорее всего, все новации будут прорабатываться после выборов президента. И я полагаю, что это будет правильно, потому что будет формироваться новое правительство. И было бы справедливо, чтобы прорабатывало, конечно, эти новации новое правительство.

Считаю, что в любом случае без дискуссии с бизнесом это не обойдется, наверняка, все это будет вынесено в публичную плоскость. На предварительном этапе такая дискуссия была. Нашу точку зрения спрашивали, интересовались, чего мы хотим — увеличения или уменьшения НДС и налога на прибыль. Есть много разных вариаций. Каждое объединение предпринимателей высказало уже свою точку зрения. Сейчас дискуссия прекратилась.

— На чем настаивает ТПП?

— Самое главное не повышать фискальную нагрузку на бизнес. И в данном случае мы говорим не только о налогах. Мы говорим о неналоговых платежах, которые выросли неимоверно — и по количеству этих платежей, и по сумме этих платежей. По нашим оценкам, в прошлом году где-то порядка одного триллиона рублей бизнес заплатил по неналоговым платежам. И, если мы не наведем порядок в этом, то, конечно, это будет беда для бизнеса.

Также должен быть принят закон о неналоговых платежах. Именно закон, а не новая глава в Налоговом кодексе. Потому что, если это глава, то, значит, тогда все, что прописано, все репрессивные меры, которые есть в Налоговом кодексе, они перейдут и на неналоговые платежи. То есть это уголовные дела, арест счетов, пени, штрафы и так далее. И мы считаем, что это будет несправедливо, потому что неналоговые платежи — это все-таки не налоги. Не все платежи идут в государственную казну.

Закон уже практически полностью готов. Сейчас только одна развилка — это спор о том, будет это закон или глава в Налоговом кодексе.

В правительстве тоже мнения разные. Есть те, кто поддерживает, что это будет закон, а есть и те, кто считает, что надо прописать в Налоговом кодексе. Это дискуссия была и вчера в ходе встречи с председателем правительства Дмитрием Медведевым. Мне показалось, что председатель правительства понимает тему неналоговых платежей. Он однозначно согласен с тем, что ее надо отрегулировать, но как это сделать, еще не решили. По крайней мере, Дмитрий Медведев какую-то одну точку зрения вчера не занимал.

— А чем еще удалось поговорить бизнесу в ходе встречи с главой правительства в Сочи?

— Были предложения обнулить НДС для авиационных перевозок для того, чтобы стимулировать туристическую отрасль. Сошлись на том, что если и делать какие-то поблажки с точки зрения НДС для авиаперевозок, то все-таки дифференцированно, не по всем перевозкам по стране. Может быть, по разным направлениям.

Поднимался также вопрос «анахронизма» валютно-экспортного контроля, который надо менять. И с этим тоже согласно правительство. Минфин поддержал, что, действительно, сейчас используются устаревшие меры, которые мешают жить и работать.

Также мы говорили по поводу интернет-торговли.

Наши площадки интернет-торговли находятся в невыгодном положении в своей собственной стране по отношению к зарубежным, которые не платят ни НДС, ни сертификацией не занимаются, ни контрольно-кассовую технику не должны содержать, и много чего, что наш бизнес должен, а они нет.

Поэтому процентов на 30 у нас получается все дороже, и все утекает на зарубежные площадки. К 2020 году оборот интернет-торговли будет 3,2 триллиона рублей, а доля зарубежных площадок достигнет около 50%. То есть у нас триллион с лишним ничего не будет в казну приносить. Проблема еще и в том, что при прочих равных, если есть товар наш и товар зарубежный, то с нашей электронной площадки купят зарубежных товар, потому что он дешевле.

— Дискуссия эта давно тянется, до чего-то конкретного договорились?

— Мы договорились, что мы поработаем над темой взимания НДС. Уже сейчас, по словам главы правительства, в работу запустили тему согласования снижения стоимости этих покупок с нашими партнерами по единому евразийскому пространству. Сейчас не облагается налогом покупка на одну тысячу долларов весом до 31-го килограмма. При этом сегодня в интернет-продажах около 99% всех покупок совершается до одной тысячи рублей. Если изменить норму, то очевидно, что этот сегмент будет сокращаться.

— Сейчас обсуждаются различные инициативы по возврату капитала в Россию. Это второй этап налоговой амнистии и спецбонды Минфина и список опальных бизнесменов-возвращенцев. Как вы к ним относитесь? Много ли капитала бизнесмены вернут в Россию?

— Многие средства бизнесмены уже вернули в страну, это можно видеть по возросшим вкладам и счетам в российских банках. Однако тема эта немного закрытая, и я не могу судить о ее масштабах. Те бизнесмены, которые в списке бизнес-омбудсмена, видимо, решили позаботиться о своем капитале. Вряд ли будет возвращен большой объем средств и вряд ли это кардинально повлияет на экономику.

— Скажите, а система автоматического обмена данными между различными государствами, в которой будет участвовать с этого года и Россия, она поможет амнистии? Сейчас нам готовы предоставлять информацию только 73 юрисдикции, как вы считаете, будет ли расти их число? Например, за счет офшоров?

— Безусловно, эта новая амнистия сработает. Договариваться в рамках системы автоматического обмена данными мы будем с новыми юрисдикциями, и их число увеличиться, уверен. Не думаю, что в интересах каких-то юрисдикций прослыть такой «черной дырой», которая прячет информацию от всех. Ну, и вряд ли кто-то будет персонально России не давать информацию, а другим партнерам предоставлять ее.

Но надо понимать, что некоторым юрисдикциям, чтобы открыться, может быть, нужно время.

Скорее всего, им хотелось бы разойтись с клиентами так, чтобы сохранить нормальные партнерские отношения. Для этого, видимо, нужно время, чтобы и клиент, что называется, созрел и решил, как он будет действовать дальше, вот в этих условиях, когда информацию откроют.

— На форуме также обсуждался вопрос, как решать проблему с консолидированными группами налогоплательщиков (механизм КГН дает возможность компаниям объединять прибыли и убытки и платить налог с общего финансового результата, после чего он распределяется между регионами, в которых базируются компании). Счетная палата недавно опубликовала результаты анализа эффективности механизма КГН. Оказалось, что если в 2016 году КГН заплатили в консолидированный бюджет 298 млрд руб. налога на прибыль, что в два раза меньше, чем эти же компании перечислили в 2011 году. Что с ними делать, на ваш взгляд?

— Я полагаю, что, несомненно, надо будет думать над тем, как его правильно выстраивать. Вы понимаете, мне кажется, не очень справедливо, когда все налоги стекаются в две столицы. Региональные власти лечат, учат, перевозят и все остальное делают с населением, которое работает на этих предприятиях, а налоги концентрируются где-то в другом месте. Мне кажется, это не совсем правильный подход. И все-таки более справедливо было бы, чтобы часть этих налогов оставалась у тех, кто работает с этим населением, и где находится само предприятие.

— Другая обсуждаемая в Сочи инициатива — дать возможность регионам взимать туристический сбор. Как вы к этому относитесь?

— Если это будут «меченые деньги» то, в принципе, можно пойти на этот шаг. А если это будут обезличенные деньги, то я думаю, что это может больше негатива принести, чем позитива. «Меченые» — я имею в виду, что в отношении их будет уверенность, что они будут потрачены на туристский, так сказать, санитарно-санаторный кластер. Тогда, может быть, есть смысл эти деньги собирать. Чтобы каждый понимал, что сегодня рубль, пять, десять заплатил, а на следующий год приедем — тот же санаторий лучше станет и, может, новые услуги появятся. А если это вообще просто в доход субъекта, то какой смысл?

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 17 февраля 2018 > № 2500657 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 17 февраля 2018 > № 2500655

Максим Орешкин стал наставником «Лидеров России»

Максим Орешкин первый из членов Правительства РФ провел встречу с финалистами конкурса «Лидеры России» в рамках программы наставничества.

«Этот проект позволяет талантливым людям найти новое применение - на государственной службе или в бизнесе», - сказал министр. По его словам, основная задача наставников конкурса – помогать развиваться участникам, предоставить им независимую экспертизу, делиться опытом и показывать траекторию движения. Он добавил, что важно оценить не достижения финалистов, а их возможности и потенциал. «Тридцать-пятьдесят лет назад экономика зависела от техники и оборудования. Для современной экономики главное - люди. Поэтому создание условий для самореализации людей будет двигать экономику вперед», - добавил Максим Орешкин.

В рамках реализации программы наставничества в течение 2018 года пройдет не менее четырех встреч. Первая встреча была посвящена обсуждению актуальных экономических проблем, которые в настоящее время решаются министерством. Для части финалистов конкурса министр станет наставником, некоторым будет также предложена возможность работать в системе министерства.

«Для России наступает важный этап. Закончился этап адаптации экономики к низким ценам на нефть. Начинается новый долгосрочный этап развития страны, и для того, чтобы это развитие было эффективным, нам нужны изменения, нужен потенциал, нужны люди», - подчеркнул министр.

В первой встрече приняли участие восемь финалистов конкурса «Лидеры России»:

Дьяконова Татьяна - директор по развитию HR-экспертизы Хоум Кредит Банка

Кобенко Александр - вице-губернатор, министр экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области

Лудин Сергей - управляющий директор холдинговой компании "Инвест АГ"

Петунин Алексей - SAP LLC, заместитель управляющего директора

Сергунин Владимир - партнёр, член Совета Директоров в Colliers International Group Inc.

Торосов Илья - заместитель Председателя Правления АО «ТРОЙКА-Д БАНК»

Углева Ольга - гендиректор АНО "Центра Кластерного развития Челябинской области"

Хомич Михаил - зампредседателя правительства Удмуртии, постоянный представитель главы Удмуртии при Президенте

Кроме того, во встрече с министром приняли участие пять финалистов конкурса "Лидеры Минэк», направленного на выявление наиболее проактивных и эффективных сотрудников министерства.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 17 февраля 2018 > № 2500655


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 17 февраля 2018 > № 2500648

Россияне накопили долгов почти на 5 трлн рублей

Суммарная задолженность россиян приблизилась к 5 трлн руб., а за пять последних лет долги россиян по исполнительным производствам возросли более чем в два раза. Долговая петля - источник или следствие замедлившегося экономического роста?

По сравнению с 2016 годом задолженность россиян возросла с 4,76 трлн до 4,87 трлн руб., говорится в проекте доклада Федеральной службы судебных приставов о деятельности в 2017 году, размещённом на сайте ведомства. За прошлый год приставам удалось взыскать с россиян только 14 % от тех средств, которые они должны были выплатить по решениям судов. Возрастающая цепочка взаимных неплатежей и долгов - важный фактор замедления экономики. Долги тяжелым грузом давят на предпринимательскую инициативу и уровень взаимного доверия в обществе.

Задолженность россиян возросла за последние годы. В 2015 году взысканию подлежали 3,8 трлн руб., в 2014 году — 3 трлн руб., в 2013 году — 2,1 трлн руб. Вместе с тем растёт и количество возбуждённых исполнительных производств, на исполнении в прошлом году находилось 84,6 млн дел.

ФССП рапортует о незначительных успехах применения временного ограничения на выезд должников за рубеж. По данным приставов, в прошлом году 4,5 млн россиян не могли выехать за границу из-за долгов (именно столько постановлений находилось в погранслужбе ФСБ). В результате применения временного ограничения на выезд за прошлый год должники полностью или частично исполнили обязательства по 1,4 млн производств. Приставы взыскали с них 67,1 млрд руб.

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 17 февраля 2018 > № 2500648


Россия > Госбюджет, налоги, цены > dw.de, 17 февраля 2018 > № 2500159

В 2017 году суммарная задолженность россиян почти достигла 5 трлн рублей. Как сообщает Федеральная служба судебных приставов (ФССП), общая сумма, подлежащая взысканию по исполнительным производствам, возбужденным в прошлом году, составила 4,87 трлн рублей.

Согласно проекту итогового доклада о деятельности ФССП, суммарная задолженность россиян по сравнению с 2016 годом возросла на 2,5 процента (на 118,5 млрд рублей). При этом этот показатель рос уже последние несколько лет: в 2015 году он был равен 3,8 трлн рублей, в 2014 году - 3 трлн рублей, а в 2013 году - 2,1 трлн рублей.

В результате на исполнении у одного судебного пристава в 2017 году находилось в среднем 3,6 тыс. исполнительных производств - на 300 больше, чем в 2016 году.

4,5 млн невыездных

Из-за задолженности в 2017 году за пределы страны не смогли выехать около 4,5 млн россиян. Именно столько постановлений о временном ограничении на выезд находилось на исполнении в пограничной службе ФСБ России. В данное число входят 3,4 млн постановлений, вынесенных органами ФССП в прошлом году. При этом в 2016 году на исполнении находилось на 48 процентов меньше постановлений, чем в 2017 году - 3 млн.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > dw.de, 17 февраля 2018 > № 2500159


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > oilworld.ru, 16 февраля 2018 > № 2503664

ФНС России намерена сформировать черный список недобросовестных участников зернового рынка.

В IV квартале 2017 года бюджет РФ сэкономил 14 млрд. руб. на невозмещении НДС зерновым перекупщикам - ФНС.

Бюджет РФ в IV квартале 2017 г. сэкономил более 14 млрд. руб. за счет сокращения числа сомнительных сделок на рынке зерна. Об этом 15 февраля заявил журналистам руководитель управления ФНС России по Алтайскому краю Юрий Куриленко, сообщило агентство «Финмаркет».

По его словам, указанного результата удалось добиться благодаря началу в 2017 г. действия Хартии по противодействию незаконному обороту сельхозпродукции, которой предполагается отказ от сомнительных сделок при продаже зерна, за счет которых недобросовестные перекупщики получали возврат налога на добавленную стоимость.

«Например, ранее мы фиксировали рынке зерна в Алтайском крае порядка 36% операций, которые шли с применением сомнительных трейдеров. Сейчас объем этих операций, согласно сданной отчетности за IV квартал, сократился до 25%», - отметил Ю.Куриленко.

Также он добавил, что в течение 2018 г. ФНС России намерена сформировать черный список недобросовестных участников зернового рынка. Принципы включения в него компаний пока определяются.

«Сельхозпроизводитель - это не основной игрок в этой проблеме. Здесь основные претензии всегда были к переработке. Сельхозпроизводители реализуют продукцию без добавленной стоимости. А далее создается «прокладка» из перекупщиков, в которой сумма товара накручивается, что позволяет в дальнейшем зернопереработчику ее списать из тех сумм, на которые он реализовал свою продукцию. Создалась целая прослойка людей, зарабатывающая на этом деньги», - сказал глава УФНС.

Он также отметил, что работа по устранению посредников продолжится и в других секторах российского рынка.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > oilworld.ru, 16 февраля 2018 > № 2503664


Россия. ДФО > Рыба. Госбюджет, налоги, цены > fishnews.ru, 16 февраля 2018 > № 2502845

Дмитрий Медведев рассказал, как искать точки роста для регионов.

Разработка Стратегии пространственного развития РФ завершится в этом году, сообщил на форуме в Сочи премьер-министр Дмитрий Медведев. Он рассказал о главных моментах, из которых нужно исходить при подготовке этого документа, призванного помочь в определении преимуществ регионов.

Пленарное заседание Сочинского форума было посвящено вложениям в регионы, сообщили Fishnews в пресс-службе Правительства РФ. Для того чтобы обеспечить развитие территории, нужно найти ее перспективную специализацию, конкурентное преимущество, подчеркнул глава кабмина Дмитрий Медведев. В этом, по словам премьер-министра, должна помочь Стратегия пространственного развития РФ на период до 2025 г. «Работа над ней завершится в этом году. Ответы, которые стратегия должна дать: каковы конкурентные преимущества и перспективные специализации для каждого российского региона, как воплотить в жизнь потенциал каждой части нашей страны, сделать этот потенциал востребованным для бизнеса», - заявил председатель правительства.

Он отметил, что при подготовке стратегии нужно исходить из двух главных моментов. Во-первых, «на карте должны появиться не только мегапроекты, но и множество точек для приложения сил малого и среднего бизнеса». «Речь идет о малых и средних поселениях, где нужно выделить одно-два конкурентных направления (подчеркиваю: не много, иначе это все будет распылено и никакого эффекта не даст, а именно одно-два) и сосредоточиться на них», - сказал Дмитрий Медведев.

Во-вторых, планы регионов по созданию собственной инфраструктуры должны быть увязаны между собой. Некоторые важные проекты, по словам Дмитрия Медведева, не видят свет из-за отсутствия дорог, объектов энергетики, водоснабжения.

Говоря о таких трудностях в разных регионах, премьер отметил, что, например, «рыбохозяйственный комплекс Сахалина недобирает также из-за электроэнергетики и некоторых других сдерживающих моментов». «Список можно продолжать – ограничители есть в каждом регионе, мы это знаем. Но за этими возможностями тысячи рабочих мест и, конечно, доходы. Вместе с руководством регионов надо определить, какие объекты инфраструктуры, в каком порядке и где нам нужно строить. Подчеркиваю, нужно именно взаимоувязать эти планы», - заявил глава кабмина.

Отметим, что в январе на расширенном заседании в правительстве Сахалинской области обсуждали возможности для обеспечения электроэнергией территории опережающего развития (ТОР, ТОСЭР) «Курилы». Решение вопроса имеет особую роль для проектов рыбопереработки. В качестве якорного резидента новой ТОР заявлен рыбокомбинат «Островной» на острове Шикотан.

Россия. ДФО > Рыба. Госбюджет, налоги, цены > fishnews.ru, 16 февраля 2018 > № 2502845


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > fishnews.ru, 16 февраля 2018 > № 2502843

Власти отправят устаревшие требования на «гильотину».

В ближайшее время на обсуждение правительства будет вынесено предложение о том, чтобы законом установить требование по пересмотру всех устаревших норм и правил, принятых до 2010 г. Об этом заявил на форуме в Сочи министр РФ Михаил Абызов.

О шагах, которые предпринимаются для совершенствования госконтроля, министр РФ по вопросам Открытого правительства Михаил Абызов рассказал на панельной сессии «Легко ли быть предпринимателем. Взгляд бизнеса и власти» на форме в Сочи, сообщает корреспондент Fishnews.

Менять хотят менталитет

«Мы совсем недавно вместе с Федеральной службой охраны проводили опрос предпринимателей. 11 тыс. человек опросили относительно проблем взаимоотношений с контрольно-надзорными органами», - начал с данных исследований министр.

55% опрошенных, по словам Михаила Абызова, составили индивидуальные предприниматели, 25% - представители малого и среднего бизнеса. Причем участвовали в исследованиях те, кто сталкивался с проверками. 65% респондентов сказали, что основные проблемы связаны с часто меняющимися правилами игры. Треть предпринимателей назвала одной из ключевых сложностей избыточную отчетность, забюрократизированность в общении с контролерами. Еще треть отметила проблемы, связанные с проявлением коррупции.

Министр привел данные о снижении числа плановых проверок на 30% и внеплановых на 10%. Хотя и признался, что не считает такой индикатор правильным, так как важны не столько частота и количество проверок, сколько их качество. Речь о снижении числа проверок, по словам Михаила Абызова, идет на федеральном уровне – на региональном и муниципальном количество таких мероприятий растет. «Потому что муниципальный контроль использует проверки в том числе с целью фиксации нарушений, предъявления штрафов и пополнения нищих своих достаточно бюджетов», - прокомментировал министр. Он сообщил, что сейчас вырабатываются рекомендации для изменения такой ситуации.

Самое главное и самое сложное, полагает куратор реформы контрольно-надзорной деятельности, изменить ментальность госконтроля. Бизнесу обещают контролера-партнера, который должен помогать разбираться с тонкостями государственных актов, требований и нормативов.

Михаил Абызов рассказал, что в этом году планируется провести через систему переобучения, новой подготовки кадров 25 тыс. госконтролеров, в следующем – еще 60 тысяч. «Только работа с людьми и внедрение прозрачных, понятных цифровых технологий поможет нам изменить режим взаимодействия контролера и предпринимателя», - заявил министр.

Пересмотреть предстоит больше 2 млн актов

На сессии подняли проблему и абсурдных требований, причем с примерами. Поделился возмутившим его случаем и Михаил Абызов. Предпринимателю в Вологодской области, который арендует площадь в 100 метров и у которого 9 работников, вынесли штраф в 10 тыс. рублей за то, что у него не оказалось паспорта по отходам и нормативам, сколько он может этих отходов производить. Речь шла о канцелярских отходах. Бизнесмен, по словам министра, дошел до Верховного суда, но судебная инстанция подтвердила справедливость требования органов надзора. Хотя предприниматель даже приводил довод, что на составление этих документов тратит больше бумаги, чем выбрасывает в повседневной работе.

Одно из направлений для улучшений – это пересмотр устаревших требований. В ближайшее время на рассмотрение правительства вынесут предложение в этой сфере. «Тяжелое решение, очень обременительное для бюрократии, которое называется «регуляторная гильотина»: установить законом требование по пересмотру всех устаревших норм и правил, которые были приняты до 2010 года. То есть до того момента, пока не была внедрена процедура оценки регулирующего воздействия», - рассказал министр.

Если это решение найдет поддержку, будет запущена долгосрочная программа по пересмотру проблемных для бизнеса актов. Их число, по словам Михаила Абызова, оценивается более чем в 2 миллиона.

Министр сообщил, что совместно с четырьмя деловыми объединениями под руководством Александра Шохина в рамках реформы контроля и надзора создан общественно-деловой совет. Сформировано 20 рабочих групп по основным, наиболее массовым видам бизнеса, от предпринимателей и их объединений собираются предложения по наиболее острым проблемам устаревших актов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > fishnews.ru, 16 февраля 2018 > № 2502843


Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 16 февраля 2018 > № 2500816

В ЮУТПП рассказали о налоговых нововведениях 2018 года.

15 февраля в Южно-Уральской торгово-промышленной палате состоялся очередной бесплатный семинар, посвященный последним изменениям в налоговом законодательстве.

Организатором мероприятия традиционно выступил комитет ЮУТПП по деловой культуре под председательством директора аудиторской фирмы «ВИЛАНА» Виктории Ломовкиной. Она и ознакомила участников с основными налоговыми изменениями 2018 года.

В качестве спикера также был приглашен старший государственный налоговый инспектор отдела налогообложения юридических лиц Управления ФНС России по Челябинской области Виталий Спирин.

Интерес к участию в семинаре проявило свыше 40 человек – руководители предприятий, главные бухгалтеры, индивидуальные предприниматели Челябинской области.

Им были даны разъяснения по новому порядку исчисления налога на прибыль, налога на имущество и НДС в 2018 году.

Как прокомментировала председатель комитета ЮУТПП по деловой культуре Виктория Ломовкина, налогообложение в некоторых сферах изменилось кардинально. Убрана часть налоговых льгот, изменился порядок расчета. Налоговая нагрузка возросла, хотя сами ставки в целом остались практически без изменений.

Так, с 2018 года начинается эксперимент: платить НДС будет покупатель. Ранее от налогообложения освобождался рынок черных и цветных металлов, а также рынок сырых шкур животных. Теперь эта сфера облагается НДС, но налог будет уплачивать не лицо, осуществляющее реализацию, а покупатель, который становится налоговым агентом. За исключением двух случаев: когда покупателем выступает физическое лицо, не являющееся индивидуальным предпринимателем, и когда в отношении реализации товара применяется нулевая ставка по НДС.

Еще одно важное изменение по НДС – введение обязательного раздельного учета для всех предприятий, в том числе тех, кто раньше декларировал не более пяти процентов необлагаемых операций.

Изменения коснулись и производителей сельхозпродукции, к которым ранее применялся только Единый сельскохозяйственный налог (ЕСХН). Теперь аграриям придется платить и ЕСХН, и налог на имущество, неиспользуемое в профессиональной деятельности. Более того, с 1 января 2019 года налоговая нагрузка для этой категории станет еще выше: к ЕСХН и налогу на имущество добавится НДС. «Все это, несомненно, повлечет удорожание сельскохозяйственной продукции», – уверена Виктория Ломовкина.

Зато есть положительные моменты в изменениях по налогу на прибыль: появился новый инвестиционный налоговый вычет. Теперь компании могут уменьшить налог на прибыль на сумму вложений в так называемые основные средства, например, новое оборудование, любое движимое и недвижимое имущество, приобретаемое для нужд компании на длительный срок.

Еще одна хорошая новость: с 1 января расширен перечень расходов, связанных с обучением персонала: теперь на них тоже можно будет получить налоговый вычет. «Мы находимся в процессе становления новых профессий. Необходимо стимулировать работодателя к тому, чтобы повышать профессиональный рост своих сотрудников», – подчеркнула председатель комитета ЮУТПП по деловой культуре.

Также расширен перечень расходов на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы.

По налогу на имущество с этого года отменена федеральная льгота: теперь все движимое имущество попадет под действие этого налога. Например, к транспортному налогу добавится и налог на имущество. Челябинскую область эти изменения пока не коснулись: региональные власти в этом вопросе в праве сами регулировать сроки и коэффициент.

Помимо прочего с начала года введена новая форма декларации на имущество, повысился так называемый коэффициент-дефлятор – и это только часть произошедших изменений.

Каждый из участников семинара мог задать спикерам интересующий вопрос и получить на него подробный ответ.

Стоит отметить, что Южно-Уральская торгово-промышленная палата большое внимание уделяет информационно-консультационной работе с предпринимателями. Для членов ЮУТПП открыты и работают восемь бесплатных консультационных пунктов, в том числе по вопросам бухгалтерского учета, налогообложения и финансового анализа.

Большой популярностью пользуются и проводимые палатой на постоянной основе бесплатные обучающие семинары. В ходе таких встреч участники не только получают актуальную информацию из первых рук, но и обмениваются опытом, находят новых деловых партнеров, расширяют полезные связи.

Пресс-служба Южно-Уральской ТПП

Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 16 февраля 2018 > № 2500816


Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 16 февраля 2018 > № 2500811

Бизнес-леди обсудили в Уральской ТПП меры поддержки бизнеса.

«Меры государственной поддержки предпринимательства. Грантовая система». Так назывался круглый стол, организованный Комитетом по женскому предпринимательству Уральской ТПП и Уральским региональным отделением общероссийской организации «Женщины бизнеса». В мероприятии, проходившем на площадке торгово-промышленной палаты, приняли участие эксперты со стороны регионального министерства социальной политики, министерства культуры, областного и муниципального фондов поддержки предпринимателей.

Председатель комитета Ирина Солдатова уверена, что любой бизнес заинтересован в новых возможностях для развития и дополнительных ресурсах. «Меры государственной поддержки – вполне действенный инструмент. Главное – понимать специфику, знать, какая поддержка может быть оказана в той или иной ситуации, в какие структуры следует обращаться», - говорит бизнес-леди.

Начальник отдела развития бизнеса Уральской ТПП Григорий Вайнштейн рассказал участницам встречи об основных принципах оказания государственной поддержки, отметив, что за последние два года в сфере взаимодействия власти и предпринимательства произошли важные изменения. Ответственность бизнеса повышается, господдержку получают только те предприниматели, у которых есть реальный проект и команда, способная его реализовать. Безвозмездная раздача денег сегодня не практикуется. Средства выдаются под конкретную цель и на фиксированных условиях, чаще всего применяется формат кредитования.

В числе кредиторов бизнеса – Свердловский областной фонд поддержки предпринимательства, который предлагает микрозаймы для начинающих предпринимателей и кредиты на развитие бизнеса. Фонд также может выступить гарантом по банковскому кредиту на сумму до 50 млн рублей. Материалы о работе фонда на встрече представил Антон Русаков. Дополнил информацию о мерах поддержки, доступных бизнесу, Сергей Ичков , презентовавший возможности Фонда «Екатеринбургский центр развития предпринимательства». Он пояснил, что помимо финансовых инструментов могут успешно применяться такие формы помощи, как обучение, консультирование, предоставление рабочих мест в бизнес-инкубаторах.

Предложения по сотрудничеству есть и у отраслевых министерств. Так, например, Министерство культуры Свердловской области (mkso.ru) применяет систему грантов, которые выдаются учреждениям культуры и состоявшимся творческим коллективам. Об этом на встрече с бизнес-леди рассказала представитель министерства Наталия Шибанова.

Министерство социальной политики Свердловской области (msp.midural.ru) также предоставляет ряд льгот. Получатели - некоммерческие организации, участвующие в реализации социально ориентированных проектов. Представитель министерства Ксения Зуева отметила, что в 2017 году субсидии получили 29 НКО Свердловской области. Кроме того, 95 социально ориентированных некоммерческих организаций получили поддержку из Фонда президентских грантов.

«Источников и форм поддержки различных проектов существует очень много. Уследить за всеми программами довольно сложно, и поэтому Уральская ТПП ведет регулярный мониторинг мер поддержки и помогает бизнесу ориентироваться в них. Мы можем не только подобрать для вас подходящую программу, но и разработать бизнес-план. У нас есть возможность провести маркетинговые исследования, составить для вас заявку на получение господдержки», – подчеркнул Григорий Вайнштен.

Комитет по женскому предпринимательству Уральской ТПП принял решение вернуться к теме получения грантов, субсидий и займов на одном из ближайших заседаний. Участницы встречи отметили, что им интересна информация о типовых ошибках предпринимателей при получении мер поддержки, а также о действующих подходах к отчетности.

Уральская ТПП

Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 16 февраля 2018 > № 2500811


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2500718

Олег Фомичев: Нам необходимы программы поддержки предпринимателей старшего возраста

Вопрос о создании условий для ведения бизнеса для людей старше 45-50 лет обсуждался на сессии Российского инвестиционного форума «Серебряная экономика для бизнеса».

«У нас много программ развития предпринимательства, ориентированных на молодежь, но программ для старшего возраста практически нет», - отметил статс-секретарь – заместитель министра экономического развития РФ Олег Фомичев. По его славам необходимо обратить внимание на эту категорию людей, особенно это актуально в связи с тем, что Россия входит в так называемую «демографическую яму», количество молодёжи, выходящей на рынок труда, с каждым годом уменьшается, при этом доля населения 45+ с каждым годом растет.

«Поколение серебряной экономики – это люди, у которых есть объективные преимущества: у них есть значительный опыт, компетенция, огромный накопленный социальный капитал, связи. Часто у них есть и финансовые ресурсы», - отметил Олег Фомичев. При этом, он подчеркнул, что это поколение отличается тем, что оно не настолько цифровизованное, как молодежь. Кроме того, поколение серебряной экономики отличается не приятием рисков, соответственно не ориентировано на быстрое извлечение прибыли. «Если мы хотим, что бы эти люди становились предпринимателями, нам необходимо создавать новые инструменты, для того что бы это категория людей начинала свое дело», - добавил он.

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2500718


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2500716

Важно создать условия, при которых внутри министерства постоянно будут генерироваться новые идеи, лучшие из которых станут эффективными практиками работы, отметил заместитель министра экономического развития России Азер Талыбов в ходе сессии Российского инвестиционного форума в Сочи

Он рассказал, как эта работа ведётся в Минэкономразвития России, заметив, что, несмотря на значительные результаты, которых уже удалось добиться, ведомство не останавливается на достигнутом, ставит перед собой новые амбициозные задачи.

«Корпоративная культура включает в себя такие элементы, как видение и миссия организации, определение её основных целей и ценностей сотрудников», — подчеркнул Азер Талыбов. Он пояснил, что три эти составляющие не могут носить чисто декларативный характер, а должны быть строго основаны на существующих условиях работы. «Мы эти цели и видение до сих формулируем. Руководство министерства постоянно находится в диалоге с сотрудниками. Честно говоря, в каких-то вопросах они нас переубеждают, и это тоже очень важно», — сказал замминистра.

Он также рассказал о проекте «Лидеры Минэка», который направлен на выявление наиболее активных и перспективных сотрудник. «Нам это нужно для того, чтобы, помимо проекта, заниматься ещё и кадровым развитием нашего персонала, в том числе понимать, какие компетенции необходимо добавить конкретному человек», — отметил Азер Талыбов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2500716


Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 16 февраля 2018 > № 2500707

Дешевые и сердитые: сколько россиян будут работать за $200

Госдума приняла законопроект о повышении и МРОТ с 1 мая

Евгения Петрова

Минимальный размер оплаты труда (МРОТ) в стране будет увеличен во второй раз в этом году уже с первого мая. На этот раз сумма должна быть приравнена к прожиточному минимуму. Правда, пока МРОТ все равно будет меньше этого показателя, поскольку еще удерживается подоходный налог.

Депутаты Госдумы за пару недель в спешке приняли законопроект о повышении минимального размера оплаты труда в России до прожиточного минимума. С 1 мая «минималка» составит 11 163 рубля, что равнозначно 100% прожиточного минимума населения трудоспособного возраста на второй квартал 2017 года.

Надо сказать, что власти поднимут размер МРОТ уже второй раз с начала года. «С 1 января 2018 года минимальная заработная плата установлена в сумме 9489 рублей в месяц, что составляет 85% от величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации за II квартал 2017 года», — говорится в материалах Минтруда России.

При этом ранее планировалось, что повышение может состояться с 1 января 2019 года. Но уже в первую рабочую неделю после новогодних каникул президент России Владимир Путин пообещал это сделать быстрее. О намерении довести МРОТ до минимального прожиточного уровня он сообщил на встрече с сотрудниками Вагоностроительного завода в Твери. Уже к концу января глава государства внес проект закона на рассмотрение депутатов Госдумы.

По словам главы Минтруда Максима Топилина, минимальный размер оплаты труда будет зависеть от динамики прожиточного минимума населения в трудоспособном возрасте за второй квартал предыдущего года. При этом ранее он отмечал, что в случае снижения размера прожиточного минимума, минимальная оплата труда не упадет вслед.

По словам министра, для реализации инициативы потребуется выделение 7,5 млрд рублей для федеральных бюджетников и примерно 32 млрд рублей для региональных сотрудников бюджетных учреждений.

Изменения коснутся 3 млн человек, из которых 1,6 млн занято в государственных и муниципальных учреждениях.

По словам Топилина, примерно столько людей на сегодня могут получать зарплату ниже прожиточного минимума. Ранее глава государства заявлял о порядка 4 млн человек.

При этом остался открытым вопрос уравнения суммы после вычета НДФЛ. Дело в том, что после налога на руках у людей останется меньше прописанных 11 тыс. руб. Вопрос активно обсуждался во время чтений, но каких-то дополнительных поправок внесено так и не было.

«Каким образом правительство намерено решить это проблему, чтобы фактические доходы после уплаты налога были не ниже прожиточного минимума?», — спрашивал депутат Валерий Гартунг. Топилин тогда признался, что такая проблема существует, и в ведомстве решается вопрос, чтобы уравнять оба показателя.

«Во всем мире есть понимание, что прожиточный минимум это такой набор товаров и услуг, редуцирование которого невозможно, иначе он перестает быть таковым», — комментирует директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева.

«С этой точки зрения, на прожиточный минимум надо было накручивать НДФЛ. Или же второй вариант – вводить на заработную плату налоговую ставку ноль. Мне больше импонирует второй вариант, что доход в размере прожиточного минимума облагается налогом с нулевой ставкой», — поделилась мнением эксперт.

Малева заметила, что считается так, что там уже присутствует часть налогов. «Для трудоспособного человека там есть 50% продовольственной корзины, 25% непродовольственных товаров, и еще 25% это услуги и налоги. Получается, что налог уже заложен, а услуги отражены неправильно, услуги «слопали» НДФЛ», — сказала эксперт.

В целом эксперты поддерживают повышение МРОТ до прожиточного минимума. Хотя мнения по поводу суммы необходимых выплат разнятся. Например, депутат Николай Коломойцев ранее отмечал, что МРОТ должен составлять не менее 25 тысяч рублей.

По данным Всемирного банка, российский МРОТ (на данный момент он составляет 7,8 тыс. руб. или около $130 — «Газета.Ru») действительно меньше всех без исключения стран Евросоюза.

Даже в тех странах ЕС, у которых ВВП на душу населения ниже, чем в России, минимальный размер оплаты труда все равно больше. Так, в Румынии он составляет около $280, в Болгарии — примерно $240. Самый высокий МРОТ — в Люксембурге, свыше $3 тыс. В Бельгии и Финляндии — около $2,5 тыс. В Италии, Франции, Германии — около $2 тыс.

На это чиновники отвечают, что в этих странах, как правило, выше коммунальные услуги и налоговые платежи.

«Мы не сможем каждый раз говорить, на какие деньги можно прожить, а на какие нельзя. Но нужно разобраться с налогами, с различными группами, как они реально потребляют», — говорит Малева. По ее словам, сегодняшние меры являются инструментом политических решений.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 16 февраля 2018 > № 2500707


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > newizv.ru, 16 февраля 2018 > № 2500675

Минтруд признал, что дети для российской семьи - это фактор бедности

Вчера, 16:04Экономика

Говорить "дети - это наше богатство" могут только чиновники от лица государства. Для государства, действительно, новые и полные сил граждане - это богатство. Для молодых семей же дети - это несомненный фактор бедности.

Российским молодым семьям с детьми бедность угрожает больше, чем пожилым россиянам, заявил первый замминистра труда и социального развития Алексей Вовченко.

"Риски бедности у нас сейчас среди пожилых не такие высокие. У нас риски бедности колоссально высокие именно у молодых - семей с детьми, вот это риск бедности номер один, совершенно в другой демографической когорте", - сказал Вовченко в ходе сессии "Серебряная экономика. Созреть для бизнеса" на Российском инвестиционном форуме в Сочи в пятницу.

"И именно сейчас меры соцподдержки таргетированы как раз на тех, у кого риски бедности самые высокие", - отметил он.

Для нашей страны такое акцентирование и таргетирование, как правило, значит одно - у одних заберут, другим добавят. "Пирог-маленький, на всех не хватит".

Однако накануне выборов ничего такого ждать не стоит.

По словам Вовченко, несмотря на рост количества россиян пенсионного возраста, соцблок правительства не намерен отказываться ни от каких социальных обязательств по пенсионному обеспечению. "Это незыблемо, понимаете? Да, мы всё понимаем и считать умеем - "демографический навес", продолжительность жизни, доля пожилых и так далее. Понимаете, это именно та норма и та гарантия, которую мы как государство не можем не выполнить. Я имею в виду пенсионное обеспечение, которое, безусловно, должно расти. Основная цель - максимально возможное замещение утраченного заработка у пенсионеров", - сказал Вовченко.

В конце своего выступления замминистра добавил интересную деталь.

"Пенсионный фонд не сбалансирован не потому, что у нас очень много пенсионеров, он не сбалансирован, потому что у нас внутри очень много льгот для тех пенсионеров, кто сейчас работает, я имею в виду, это ставки, тарифы пенсионные. У нас очень много преференций для тех, кто сейчас работает - это те же самые досрочные пенсии", - пояснил он.

"Если даже это убрать, то никакого дефицита в Пенсионном фонде не будет, финансовая модель будет сбалансирована сейчас", - считает первый замглавы Минтруда.

То есть финансового подвоха от правительства следует ждать именно работающим пенсионерам, именно от них все зло для бюджета Пенсионного фонда, считают в ведомстве.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > newizv.ru, 16 февраля 2018 > № 2500675


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2500542

Встреча с главами регионов в рамках Российского инвестиционного форума «Сочи-2018».

Тема встречи: о перспективах развития межбюджетных отношений и стратегии пространственного развития и снятии инфраструктурных ограничений.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы традиционно в рамках нашего форума проводим такие встречи. Я считаю, что они полезны, хотя бы потому, что во время таких встреч у руководителей регионов есть возможность обменяться информацией непосредственно с руководством Правительства, задать вопросы, которые вас волнуют, членам Правительства, акцентировать внимание на каких-то новых моментах в развитии межбюджетного сотрудничества, межбюджетных отношений и вообще по самому широкому кругу вопросов.

Тем более такая встреча нужна сегодня. У нас губернаторский корпус очень сильно обновился. Сейчас в зале присутствует большое количество наших коллег, которые относительно недавно начали работать. У некоторых из вас уже есть опыт подготовки решений на уровне всей страны, когда коллеги работали как раз в структурах Правительства, а теперь появилась возможность увидеть, как эти решения работают на местах, в чём их сильные и слабые стороны. Вы уже погрузились в проблемы регионов, понимаете, что ждут от вас люди, на каких направлениях нужно сконцентрировать основное внимание и вашим управленческим командам, и на федеральном уровне. Такая встреча важна и потому, что она даёт возможность пообщаться и самим руководителям регионов, в таком составе вы не так часто встречаетесь, тем более на пространстве форума, где достаточно комфортная атмосфера, есть возможность задать друг другу какие-то вопросы, посоветоваться. В общем, я уверен, эти встречи приносят пользу.

Теперь несколько слов по существу. Начнём с межбюджетных отношений. Сейчас доходы наших консолидированных бюджетов, бюджетов регионов растут. Число профицитных бюджетов увеличилось, дефицитных – снизилось. Тем не менее долговая нагрузка остаётся ещё существенной. Для решения этой проблемы мы в предыдущие годы предоставили регионам бюджетные кредиты. За последние три года, напомню, их общий объём превысил 1 трлн рублей. В прошлом году состоялось очень важное событие: мы провели реструктуризацию задолженности по таким кредитам для 73 регионов – там, где долговая нагрузка наиболее чувствительная. Срок возврата кредитов продлён до 7 лет, на определённых условиях – даже до 12 лет. В результате только на этот год эффект от реструктуризации составит около 240 млрд рублей. Для регионов это серьёзный финансовый ресурс.

Что мы планируем сделать, чтобы региональные бюджеты были более сбалансированными и устойчивыми?

Во-первых, мы стараемся обеспечить максимально справедливое, прозрачное и предсказуемое распределение трансфертов из федерального бюджета. Для этого ещё в прошлом году все соглашения между федеральным центром и регионами, а также распределение всех субсидий на три года были заранее согласованы. Регионы смогут более уверенно планировать свои финансы, проводить более взвешенную долговую политику. В такой логике мы будем стараться работать и дальше.

Во-вторых, мы стимулируем регионы в плане развития собственного экономического потенциала. Это, конечно, ключевая задача и, наверное, самая сложная. С прошлого года регионы, которые показывают самые высокие темпы роста, получают гранты – всего на сумму 20 млрд рублей. С этого года также важная новелла начинает работать: региональным бюджетам будет возвращаться прирост налога на прибыль организаций. Для этого в федеральном бюджете на текущий год предусмотрено 36 (почти 37) млрд рублей. Деньги станут не только своеобразной премией регионам за хорошую работу, но и помогут компенсировать возможное уменьшение дотаций из федерального бюджета. Я знаю, что есть мнения у некоторых наших коллег–руководителей регионов, что эффективная работа может в ряде случаев приводить к сокращению финансовой поддержки. Такие подходы небезосновательны. Хочу лишь напомнить, что развитие собственного потенциала, уход от дотаций – это наша с вами общая стратегическая задача. Конечно, надо смотреть и за тем, как эти правила работают.

Начиная со следующего года при распределении бюджетных денег мы будем учитывать не только налоговый потенциал той или иной территории, но и потребность в финансировании расходных полномочий региональных и местных органов власти на среднероссийском уровне. Будем распределять весь объём дотаций на выравнивание именно по этому принципу. Это станет дополнительной мотивацией прежде всего для тех регионов, где потребность в деньгах сопоставима с собственными доходами. Для таких регионов это хорошая возможность накопить ресурсы для экономического рывка, для привлечения инвестиций, создания новых рабочих мест и увеличения доходной базы регионального бюджета. Также со следующего года будем учитывать, насколько эффективны налоговые льготы, которые предоставляются региональными и местными властями.

В-третьих, мы ищем оптимальные подходы к решению застарелой проблемы федеральных, региональных и местных полномочий. Последние несколько десятилетий мы только и занимаемся переупаковкой этих полномочий и пока не пришли к оптимальной модели, если она, конечно, достижима. В любом случае важно очистить законодательство от установленных на федеральном уровне избыточных и излишне детализированных, а подчас просто устаревших норм. Регионы должны сами устанавливать требования к исполнению собственной базы полномочий. Хочу подчеркнуть, что это собственная ответственность самих регионов. Там, где необходимо ввести единые для всей страны правила исполнения полномочий, надо найти отбалансированный вариант, который будет устраивать и федеральный центр, и регионы. На сей счёт есть разные предложения, давайте их обсудим.

Надо ускориться и максимально быстро закончить анализ этих федеральных мандатов. По результатам надо будет подготовить предложения по изменению законодательства – такое поручение по итогам нашей встречи я обязательно дам. Конечно, это нужно обсудить и с руководителями регионов на площадке Правительственной комиссии по региональному развитию, которая работает.

Четвёртое. Совершенствование межбюджетных отношений должно быть увязано со Стратегией пространственного развития страны до 2025 года. Правительство её сейчас готовит. Важно учесть предложения от региональных властей, обсудить их на экспертных и общественных площадках. Мы рассчитываем, что стратегия будет абсолютно рабочим документом, практическим руководством для органов власти, станет инструментом координации различных отраслевых политик, поможет спланировать в целом развитие инфраструктуры в стране и, конечно, будет ориентиром для инвесторов. Как я вчера говорил во время пленарного заседания, важно чётко определить конкурентные преимущества каждого региона, максимально точно спрогнозировать региональные точки роста.

Сегодня мы чаще всего рассматриваем мегаполисы, агломерации в качестве глобальных центров конкуренции. Собственно, так и есть, это мировая тенденция. Поддерживать их необходимо. Но ещё раз напомню то, о чём говорил вчера: нужно создавать условия для сбалансированного развития всей территории страны. В России около тысячи малых и средних городских поселений, где живёт почти 30 млн человек. Все они разные. Это культурные и исторические, туристические и промышленные центры, транспортные узлы. Ими надо заниматься. И в сельской местности есть территории с благоприятным сочетанием природных и производственных факторов. Уверен, что в каждом из регионов можно найти одно-два приоритетных направления и сконцентрировать свои финансовые ресурсы на этих вопросах.

Есть и другие темы, которые мы обычно рассматриваем в ходе такого рода встреч. Не буду забегать вперёд. Мои коллеги по Правительству выскажутся, и у присутствующих руководителей регионов такая возможность тоже будет.

А.Силуанов: Действительно, когда мы говорим о межбюджетных отношениях, то рассматриваем не только межбюджетные трансферты, но и налоговую систему, и, безусловно, полномочия, которые исполняют субъекты Российской Федерации. Поэтому, когда мы говорим о межбюджетных отношениях, здесь более широкая палитра вопросов и проблем.

Какие задачи по развитию межбюджетных отношений мы видим на предстоящий период? Безусловно, создать условия для развития экономик субъектов Российской Федерации, поскольку именно в регионах формируется инвестиционный климат, именно в регионы приходят инвесторы со своими предложениями, и наша задача – сделать так, чтобы регионы более активно содействовали этому процессу.

С другой стороны, наша задача в области межбюджетных отношений – обеспечить полномочия, которые по законодательству закреплены за субъектами Российской Федерации, финансовыми ресурсами. Здесь, конечно, и собственные доходные источники, и финансовая поддержка из центра.

Многое уже сделано. Мы сейчас уже не говорим об остроте долгового кризиса, долг субъектов Российской Федерации в целом стал снижаться. Мы улучшили качество выравнивания в межбюджетных отношениях, создали стимулы для развития, о чём Вы, Дмитрий Анатольевич, уже говорили. Мы выполнили все обязательства, в первую очередь по социальным позициям, которые содержались в майских указах Президента. На всё это у субъектов Российской Федерации есть ресурсы.

Что предстоит сделать?

Мы сейчас обсуждаем уточнения налоговой системы. Безусловно, эти уточнения скажутся и на налогах субъектов Российской Федерации. Сейчас нам надо подготовить предложения таким образом, чтобы субъекты не только не пострадали, но и улучшили качество своей доходной базы.

Какие замечания высказывают субъекты Федерации? Это неравномерность налоговой базы, слабая прогнозируемость налоговой базы, формирование налогоплательщиками центров прибыли в разных субъектах Федерации. На наш взгляд, когда мы будем готовить предложения по настройке налоговой системы, именно эти вопросы надо поставить во главу угла. Мы считаем, что в регионах должна быть создана налоговая система, база, предсказуемая, достаточно устойчивая и равномерно распределённая. В том числе это вопрос КГН, который постоянно возникает при встречах с субъектами Федерации, на полях форума об этом тоже говорили. У нас есть предложения, как нам дальше строить работу с консолидированными группами налогоплательщиков, чтобы обеспечить предсказуемость доходной базы субъектов Российской Федерации.

Сборы. Здесь тоже двояко. Бизнес справедливо говорит о необходимости упорядочения сборов, которые сегодня устанавливают субъекты Российской Федерации, руководствуясь собственными соображениями. Мы считаем, и это обсуждалось на полях форума, что перечень таких сборов должен быть чётко прописан федеральным законодательством. Субъекты Федерации при своих решениях должны руководствоваться этим перечнем и устанавливать сборы, которые будут предсказуемы для бизнеса, с одной стороны, а с другой стороны, будут пополнять казну субъектов Федерации. Кроме того, мы считаем, что администраторами по ряду сборов могут выступать субъекты Российской Федерации. Такой опыт у нас уже есть.

Следующее – это необходимость систематизировать инструменты поддержки и развития. Дмитрий Анатольевич уже сказал, что самое главное в межбюджетных отношениях – перенаправить взаимоотношения, чтобы обеспечить стимулы для развития. Здесь мы как раз приняли такие решения. С этого года начинает действовать инвестиционная льгота по налогу на прибыль. К сожалению, как мы видим, субъекты мало внимания уделяют этому. Если мы спросим, кто ввёл с этого года налоговую преференцию для бизнеса, для новых проектов, думаю, что субъектов, которые приняли такие решения, не наберётся и пяти, максимум десяти. Поэтому мы считаем, что надо пользоваться теми инструментами, которые сегодня есть, которые Федерация даёт возможность применять в рамках совершенствования налогового законодательства.

Налог на движимое имущество. Тоже были большие дискуссии. Налог на движимое имущество бизнес называет налогом на модернизацию. Знаю, что 25 субъектов Российской Федерации приняли отдельные решения либо по снижению ставки, либо по полной отмене, либо по созданию стимулов для приобретения высокоэффективного инновационного оборудования, где ставки значительно ниже, чем установлено законодательством. И всё равно этот налог достаточно затратный для бизнеса, поэтому при настройке налоговой системы будем предлагать возможности заменить этот налог более комфортным для бизнеса, с одной стороны, с другой стороны – избежать потери налоговой базы для субъектов Российской Федерации.

Предстоит усовершенствовать и работу так называемых промпарков и возврат налогов для этих промпарков. Знаю, что целый ряд субъектов Российской Федерации обращается к нам с тем, чтобы, особенно для экспортных предприятий, которые работают в этих промпарках, можно было возвращать и другие налоги, в том числе НДС. Такую работу, Дмитрий Анатольевич, мы проведём.

Разграничение полномочий. Если мы говорим о настройке налоговой системы, за этим идёт, безусловно, и разграничение полномочий. Слышим от субъектов Российской Федерации о необходимости внимательно отнестись к полномочиям в области медицины (в первую очередь орфанные заболевания), в области взносов за неработающее население, поскольку этот вопрос регулируется на федеральном уровне и это достаточно большая статья затрат для субъектов Российской Федерации. Поэтому в рамках настройки налоговой системы, разграничения полномочий этим вопросам будем уделять внимание.

Что касается обратной передачи части полномочий, здесь тоже видим такие возможности. Сегодня те полномочия, которые делегированы субъектам, могут быть переданы в качестве собственных – такие, предположим, как обеспечение жилищно-коммунальными услугами отдельных наших категорий льготников, по которым сегодня мы передаём и средства, и полномочия.

Важная тема тоже, Дмитрий Анатольевич, Вы об этом говорили: необходимо проанализировать, проинвентаризировать и принять решение по сокращению регуляторики со стороны федеральных ведомств и нормативно-правовых актов, которые сегодня принимаются в Правительстве Российской Федерации, в том числе федеральными ведомствами. Потому что у нас есть целый ряд субъектов Российской Федерации, по которым решения, которые принимаются на федеральном уровне (это даже не столько Правительство, сколько ведомство), приводят к тому, что обязательства субъектов Российской Федерации значительно превышают их доходные возможности. Здесь нужно ещё раз более внимательно подойти, потому что значительная часть таких решений принималась ещё в советское время, и значительная часть решений может быть передана на уровень субъектов Российской Федерации.

Следующая позиция – межбюджетные трансферты. Здесь, как Вы, Дмитрий Анатольевич, в докладе сказали, необходимо обеспечить предсказуемость, справедливость участия модельных расчётов в распределении межбюджетных трансфертов. Всё это мы будем выстраивать на предстоящую трехлетку. Но что самое главное? Самое главное, на наш взгляд, немножко перестроить тоже и наше понимание, как мы выстраиваем отношения с субъектами по каждой отрасли. Ведь сегодня как – если необходимо решить вопрос какого-то отраслевого регулирования, обязательно нужен трансферт. И мы считаем, что здесь мы могли бы консолидировать часть финансовых ресурсов, особенно субсидий, и решать вопросы не только рублем, но и задачами, потому что если мы перестроим нашу регуляторику с субъектами Российской Федерации с денежных перечислений на постановку задач, конечно, с подкреплением финансовым, но с большей самостоятельностью для субъектов Российской Федерации, то здесь будет у нас больше эффекта.

Тоже слышали критику, Дмитрий Анатольевич, вот сейчас, в ходе обсуждения на Форуме - это неопределенность решений по новым обязательствам. Вот недавно было принято решение Конституционного суда по северным коэффициентам, было принято решение у нас по повышению обязательств в части МРОТа, что не было учтено в законах о бюджетах субъектов Российской Федерации. В этой связи мы отвечаем на это дополнительной финансовой поддержкой. И сейчас в Правительстве Российской Федерации принято решение о том, чтобы за счет Резервного фонда оказать поддержку регионам на увеличившийся МРОТ, с одной стороны, и на тот МРОТ, который посчитан уже с учетом решений Конституционного суда по северным надбавкам и коэффициентам.

Мы надеемся, что 2018 год станет последним сложным годом с точки зрения финансов, потому что мы в этом году в полном объеме выполним Указы Президента, а в дальнейшем рост заработной платы бюжетников будет сопровождаться и ростом оплаты труда в целом по экономике, и ростом налога на доходы физических лиц. Поэтому в следующем году и в последующие годы с учётом и настройки налоговой системы, и выполнения основных сложных для субъектов Российской Федерации задач мы сможем сконцентрировать ресурсы на инфраструктурном развитии, что необходимо нам для экономического роста. И, действительно, разработав стратегию пространственного развития, с учетом настройки межбюджетных отношений, мы сможем найти ресурсы для роста, для развития, соответственно, для обеспечения более высоких темпов роста экономики.

Д.Медведев: Спасибо, Антон Германович. Но очевидно, что даже то, что Вы рассказали сейчас, всё равно вызовет определённые вопросы. Давайте послушаем ещё одного нашего коллегу из Правительства, а потом уже начнём обмен мнениями по всем направлениям.

Максим Станиславович (обращаясь к М.Орешкину), пожалуйста.

М.Орешкин: Я расскажу о практических шагах, которые мы делаем. Мы стараемся делать так, чтобы жизнь регионов становилась лучше.

Первая история – это история с полномочиями и, что самое важное, стоимостью их исполнения. Проблема понятная: большое количество отраслевых актов, СанПиН приводят к тому, что расходы, которые регионы вынуждены нести, увеличиваются. Особенно серьёзно всё зарегулировано в стройке – ширина лестниц, этажность, цвет стен. Несколько примеров приведу из последних. В одном регионе школу не могли сдать, потому что там не было биде. То есть школу построили, всё сделали, но биде нет – сдать невозможно. В другом – установленные требования привели к тому, что весь этаж ушёл под библиотеку, потому что такие нормы и ничего другого сделать нельзя. То есть опять же очень серьёзные потери для региона, для экономики в целом. У нас есть, например, требование в малокомплектной школе обязательно иметь отдельно актовый зал и отдельно – спортивный зал. Современные технологии позволяют делать трансформируемые залы, но по этим нормам все регионы вынуждены делать то, что они делают.

Что сделано? Мы создали штаб, куда вошли 12 регионов, Минюст, эксперты. В последние пару месяцев мы взялись за эту задачу, начали её прорабатывать. Вышли по 24 полномочиям на список проблемных моментов. Сейчас всех разошлём в регионы и к 15 марта завершим работу в этой части. Будем двигаться к тому, чтобы эти требования отменять, потому что понятно, что все эти требования должны идти не с федерального уровня. Регионы должны иметь максимальную гибкость, для того чтобы реализовывать задачи, которые перед ними стоят. Зачастую все эти требования очень серьёзно отстают от новых технологических решений, новых решений в строительстве, в других областях. Как только закончим работу по этим пилотным направлениям, будем работать по всем 110 полномочиям.

Главный вопрос: как остановить принятие новых таких регулирований? Они идут со стороны разных ведомств. Кто-нибудь приказ выпустил – все регионы от этого страдают. Наше предложение, которое уже на самом деле работает с начала февраля этого года, – использование механизма ОРВ (оценка регулирующего воздействия) для учёта позиций регионов. Мы провели опрос (1150 респондентов ответили, очень большой был отклик) об учёте мнения регионов по принятию каждого нормативного акта. И уже есть здесь первые достижения. МЧС предлагало ввести обязательное обучение по пожарной безопасности всех муниципальных служащих. По оценке самих регионов, только это требование обошлось бы регионам и муниципалитетам в 2 млрд рублей. Нам удалось эту историю остановить, приказ МЧС ушёл на доработку. Сейчас выстраиваем механизм, чтобы останавливать на самой ранней стадии благодаря активной работе регионов, потому что опять же с региональной стороны видно, к каким последствиям может привести тот или иной нормативный акт.

Вторая тема, которой я хотел бы коснуться, – это Стратегия пространственного развития. Мы уже очень подробно вчера говорили, Дмитрий Анатольевич в своём выступлении говорил, у нас отдельная панель была с Дмитрием Николаевичем Козаком по этому вопросу. Главная задача – это, конечно, координация действий, планов развития на федеральном уровне между различными отраслевыми направлениями и создание так называемой инфраструктурной карты – то, что у нас пересекается с программой по инфраструктурной ипотеке. Очень важный элемент – наличие инфраструктурной карты, объединяющей планы по развитию в первую очередь федеральной инфраструктуры.

Мы направляли запросы в регионы, собрали первую информацию. Пока, честно скажу, качество материалов по потребностям развития федеральной инфраструктуры, которые пришли из регионов, не всегда хорошее. Общий объём потребности в инвестициях в федеральную инфраструктуру – 8,5 трлн.

В чём я вижу проблемные моменты? Первое – это соотношение частных инвестиционных проектов и инфраструктурных инвестиций. Мы запрашивали, чтобы была увязка конкретного инфраструктурного проекта, который реализуется, и тех инвестиционных проектов, которые могут последовать благодаря расшиванию того или иного проблемного узла в инфраструктуре. Сейчас соотношение 2:1, должно быть больше. Причём есть ситуации, когда объекты инфраструктуры есть, а инвестиционных проектов, которые будут реализовываться благодаря этим инфраструктурным объектам, нет.

Ещё хотел бы отметить малое количество так называемых комплексных инвестиционных проектов – в первую очередь это, конечно, развитие агломераций, здесь очень мало поступило из регионов. Это на самом деле очень большой потенциал. Крупные инфраструктурные объекты, например, объезды крупных городов, которые будут серьёзно менять жизнь в этих городах. Истории, связанные с выводом аэропортов. Мы видим историю с Ростовом. Для Ростова это, во-первых, новый аэропорт, новый элемент инфраструктуры, плюс в центре города теперь большой участок земли, который может стать новым центром развития Ростова. Таких проектов очень мало. Опять же прошу обратить внимание на этот момент.

Также мало историй, связанных со специальными зонами развития. Мы видим индустриальные парки, особые экономические зоны, они очень хорошо работают, когда есть полная подводка инфраструктуры. Зачастую такие объекты есть, там надо небольшие места расшивать. Количество инвестиционных проектов, которые могут быть реализованы, большое. Поэтому комплексные проекты, которые связаны с агломерациями, со специальными зонами для развития промышленности и других секторов экономики, тоже очень важны.

Третий момент, на который я бы обратил внимание. Ряд объектов – полностью федеральное финансирование. Здесь надо очень аккуратно смотреть, зачастую финансирование из федерального бюджета через другие инструменты может быть гораздо меньше – через привлечение частных инвесторов, установку платы за пользование тем или иным объектом или ряд других возможностей. Здесь надо внимательно смотреть, как эффективнее финансировать те или иные объекты. Сейчас у нас стадия следующая. Мы попросим вас уточнить, с учётом сегодняшнего обсуждения и обсуждения на форуме, те материалы, которые вы присылали. Одновременно мы отправим все данные в федеральные органы исполнительной власти, в естественные монополии, чтобы вместе с ними всё координировать. И Министерство транспорта, Министерство энергетики – всё это будем увязывать.

Причём надо понимать, что ряд проектов по развитию инфраструктуры будет носить национальный характер. Например, развитие авиасообщения – это не региональная история, это история построения целой карты и региональной авиации, и хабов на территории страны. Поэтому здесь, конечно же, очень важна роль министерств, Правительства.

Третий момент, который я хотел бы затронуть, – работа по созданию единого механизма развития территорий. Антон Германович об этом упомянул: объединение в некий единый формат тех мер, которые здесь есть. Тоже работаем с регионами, не сами пытаемся что-то придумывать, а в первую очередь воспринимаем то, что считают правильным регионы. Вчера мы собирались с некоторыми руководителями регионов и договорились создать рабочую группу, которая в течение нескольких недель будет набрасывать возможные идеи, которые можно было бы внедрить в этот единый механизм, чтобы создать инструмент, который не будет менять условия для тех инвесторов и по тем проектам, которые работают успешно, но при этом будет давать новые направления к развитию. Понятно, что здесь налоговая тема не должна быть главной. В тех же особых экономических зонах таможенные посты, которые там есть, и возможность уплаты пошлин уже после выпуска товаров – это очень важно. Также мы разговариваем о таких направлениях, как изменение подходов к контролю и надзору в рамках таких специальных зон. Здесь есть опыт, который мы обсуждаем с Юрием Петровичем Трутневым, с Дальним Востоком. Там эта история тоже развивается. Как раз тоже собираемся с Юрием Петровичем смотреть. Потому что Дальний Восток действительно имеет очень большой опыт по созданию специализированных зон. ТОР на Дальнем Востоке – это не ТОР в моногородах, это более комплексная история. Создана специальная компания по развитию. Тоже сейчас будем собирать весь этот опыт, чтобы сделать этот единый механизм. Конечно, главная задача – дать регионам максимальную гибкость при развитии новых проектов, новых территорий.

Ещё одна история, которую хотим туда включить, связана с техническим регулированием. У нас есть такая проблема. Есть, например, завод у какой-нибудь компании в Европе, она хочет построить точно такой же завод в России. Точно такой же завод построить не может, потому что нормы технического регулирования другие. Идея: в рамках этих специальных зон дать возможность использования требований ведущих стран мира, принимать их как достаточные и существенно снизить расходы инвесторов на строительство объектов, особенно если у них такие объекты уже реализованы где-то в мире. Такое нововведение в особых экономических зонах, я думаю, способно серьёзно подстегнуть инвестиции, уменьшить время реализации проектов и снизить себестоимость продукции, сделать её более конкурентоспособной.

И.Белозерцев: Как губернатор дотационного региона я благодарю Правительство Российской Федерации, Министерство финансов, Дмитрия Николаевича Козака за введение модельного бюджета регионов. Это новшество помогло нам избавиться от многих проблем, с которыми раньше вынуждены были сталкиваться и, конечно, их преодолевать. К сожалению, пока ещё многие регионы Российской Федерации не могут в полном объёме выполнить свои обязательства, свои полномочия из-за недостатка финансовых средств. Нужна поддержка из федерального бюджета. Что положительного – раньше за этой поддержкой губернаторы ходили по кабинетам должностных лиц, просили, умоляли с протянутой рукой, уговаривали решить проблему с финансированием, с оказанием финансовой помощи. Нужно отдать должное, что с введением модельного бюджета эта необходимость отпала. Методика отработана, модельный бюджет есть, мы сегодня работаем по модельному бюджету. Для Пензенского региона, как и для многих дотационных регионов, это, конечно, большой плюс. Конечно, главная задача – искать новые источники пополнения бюджета, развиваться, привлекать инвесторов, это важно. Задачу, которую Вы поставили, в том числе уточнили в ходе проведения инвестиционного форума, нам понятна: только развитие региона, только привлечение инвесторов даст возможность минимизировать все наши проблемы, отказаться (полностью в том числе, к этому мы должны стремиться) от дотаций и поддержки из федерального бюджета.

В рамках проводимой работы по дальнейшему совершенствованию механизма выравнивания уровня бюджетной обеспеченности субъектов нам для обсуждения предложено четыре варианта распределения дотаций. При их анализе каждый регион, очевидно, примеряет для своего субъекта: кому-то первый вариант, кому-то второй, кому-то третий, кому-то четвёртый. Каждый из нас по-своему прав.

Однажды спрашиваю у одного губернатора крупного региона, как дела. Он говорит: «У меня нормально». – «Как с налогами?» – «Нормально с налогами». – «Что у вас есть?» – «У меня есть и нефть, и газ, есть и перерабатывающие нефтегазовые комбинаты, поэтому хорошие налоговые поступления. У меня проблем нет».

Наличие природных ресурсов в этом регионе позволило построить эти комбинаты в советское время, губернатор работает, и всё развивается сегодня. У него всё нормально.

Но есть и другие регионы. Меня спрашивают: «А что у тебя есть»? Я отвечаю, что у меня нет ни нефти, ни газа. «А что есть?» – «Люди хорошие».

Вот с хорошими людьми, с предпринимателями, с бизнесом в 2016 году у нас налоговый прирост составил 21% бюджета Пензенской области при хорошей базе, в 2017 году – 6% к высокому приросту 2016 года.

Каждый регион, каждый губернатор борется за налоговые поступления, за инвестирование, за развитие, за создание рабочих мест. В данном случае хорошо то, что нам предлагают эти варианты, эти модели, с нами стали общаться, нас выслушивают, мы спорим, обсуждаем, и каждый отстаивает свой регион.

Для нашей Пензенской области третья модель сегодня более уместна. Если не будет принята третья модель, вторая модель – 50 на 50 – тоже в целом для нас будет приемлема. Но некоторые коллеги говорят, что третья модель не будет стимулировать развитие инвестиций и активность губернатора. А где мы найдём сегодня губернатора, который бы не работал? Работаем, инвестируем, находимся в тисках и очень активно думаем над тем, как сделать так, чтобы инвестор пришёл в каждый регион.

А как поддерживать? Вот хорошая форма была выбрана, это грантовая поддержка. Например, Пензенский регион за то, что мы сделали хороший налоговый прирост, получил бонус в числе 40 регионов Российской Федерации. Такой подход может быть расширен. Это будет мотивировать губернаторов для более активной работы.

Я хочу поблагодарить ещё раз правительство области, Правительство Российской Федерации, Министерство финансов за поддержку дотационных регионов. С 1 января 2018 года социальные расходы увеличились, увеличились очень серьёзно, и без дотаций на сбалансированность бюджетной обеспеченности такой регион, как Пензенский, не в состоянии выполнить свои обязательства. Поэтому поддерживаю модельный бюджет и третий вариант в его развитии.

И.Орлов: Я представляю здесь Арктический регион Российской Федерации и поэтому посчитал возможным от моих коллег сказать несколько слов в связи с тем, что в вопросах межбюджетных отношений тема льгот Крайнего Севера, обязательств, инвестиционного потенциала территорий Крайнего Севера, по-моему, требует особого рассмотрения и особого взгляда.

О чём речь? У нас есть очень важный, очень серьёзный закон, называется Трудовой кодекс. И закон о гарантиях лицам, проживающим и работающим в районах Крайнего Севера и на приравненных к ним территориях, который является федеральным законом. И это федеральные полномочия. Был принят ряд изменений, в соответствии с которыми часть обязательств была передана в регионы, но мы не имели права отойти от того, чтобы сохранить эти льготы, это совершенно очевидно. Несмотря на серьёзную работу, которую проводит каждый губернатор достаточно самоотверженно, демографическая ситуация в наших регионах продолжает оставаться негативной. Мы, безусловно, анализируем, с чем связан отъезд. Помимо классических ситуаций, связанных со стоимостью электроэнергии, транспортной доступностью, тема льгот Крайнего Севера, безусловно, оказывает влияние.

Я приведу один пример. Крайний Север: демография, территория непростая, но, когда встаёт вопрос о реализации такого важного государственного проекта, как «Безопасные и качественные дороги», рассматривается агломерация от 500 тысяч человек и выше. Где у нас в Арктической зоне Российской Федерации такие агломерации? Не существует. Ни одна из наших северных территорий не попала в эти формы поддержки.

Сейчас говорили о повышении минимального размера оплаты труда. А у нас-то минимальный размер оплаты труда с северными коэффициентами. У нас-то сразу после этого, когда встаёт вопрос о погашении минимального размера оплаты труда, возникает тарифная разница. И у меня учитель младших классов будет получать практически столько же, сколько кочегар. Кочегар у меня будет получать 24 тыс. рублей с 1 мая 2018 года. И есть тема – давайте выведем такого рода профессии из системы бюджетных отношений. Но куда я их выведу в малокомплектных школах и отдалённых деревнях? Я же не скажу, чтобы уборщица на аутсорсинге работала. Понятно, что это невозможно. Поэтому, мне кажется, назрела жёсткая необходимость проделать серьёзную работу по отработке этих гарантий Крайнего Севера. Каждый раз это остаётся на ответственности регионов, но это всё-таки обязательства государства.

Что касается модельного бюджета, я тоже считаю его благом. Есть у него свои плюсы, есть и негативные факторы. Но я хотел бы, чтобы мы здесь не торопились. Когда я получил первый модельный бюджет, получилось 10,4 млрд рублей избыточных расходов. Мы поработали с комиссией, очень хорошо поработали с Министерством финансов и сейчас вышли на цифру 4,4 млрд. То есть процесс отработки полезен. Здесь ни в коем случае нельзя торопиться. У нас три варианта предложено: 30 на 70, как сейчас, 50 на 50 и сразу 100%. Впрыгивать в 100%, наверное, было бы полезно, но слишком быстро. Почему? Потому что у нас до сих пор в неэффективных расходах висят малокомплектные школы отдалённых территорий. И я ничего сделать не могу, они у меня неэффективные расходы. Или те же обязательства по здравоохранению, которые у меня сегодня через ФАПы обеспечиваются. А всех людей, которым требуется более серьёзная помощь, я должен возить в центр. И это тоже мои затраты. Я не могу сказать роженице или бабушке, которую надо везти в центр, чтобы она поехала на свою пенсию. Билет на самолёт туда-обратно 4500 рублей при пенсии в 12 тыс. Поэтому осознать уровень наших избыточных обязательств вместе, в хорошем диалоге – это очень важно. Я почти уверен, что из этих 4,4 млрд, которые у нас сегодня в модельном бюджете остаются избыточными, не останется ничего. Потому что я уверен, что мы платим всё правильно. Это моё право.

Вопросы развития малого и среднего бизнеса и соответствующих инвестиций в инфраструктуру. Сегодня обязательства, которые у нас есть по Крайнему Северу, конечно, непосильны прежде всего для малого и среднего бизнеса. У нас сразу же с 1 января пошёл небольшой спад, переход предприятий в ИП, то есть переход на другую систему налогообложения. А юг начал активно думать о переходе в Кострому, Кировскую область и Вологду. Мои коллеги поюжнее, наверное, не будут отказываться от этого процесса, но у меня в связи с этими северными льготами вопрос перерегистрации южнее, безусловно, пойдёт. Поэтому, повторю, вопрос специального, индивидуализированного подхода к арктической зоне, Крайнему Северу жизненно важен сейчас.

А.Артамонов: Во-первых, Дмитрий Анатольевич, я согласен с Вами, что эти наши встречи полезны. И как подтверждение – теперь практически все губернаторы стали принимать участие в сочинском форуме. Эта составляющая форума для нас всех представляет большой интерес.

О бюджете и межбюджетных отношениях коллеги мои сказали, ещё, наверное, выскажутся. Единственное, хотел бы сказать, что я подписал в адрес Дмитрия Николаевича (Козака) свой ответ, что поддерживаю второй вариант из тех моделей, которые предложены, по распределению дотаций.

Хотел бы несколько слов сказать о пространственном развитии, о той стратегии, которая сейчас разрабатывается. Опять же очень здорово, что регионы привлекаются к участию в разработке этой стратегии. Мы даём свои предложения, и здесь наверняка мы найдём конкретные пути достижения сбалансированного развития с учётом конкурентных преимуществ регионов. Конечно, у нас регионы в разных условиях находятся – в сложных климатических условиях, есть удалённость от транспортных коммуникаций. Обеспеченность энергоресурсами, которая зачастую ограничивает развитие экономики, привлечение инвесторов, – это всё надо учитывать. Каждый из нас будет вносить какие-то свои предложения и отстаивать интересы своих территорий, но мы, конечно же, согласимся с тем, что интересы государства в целом превыше всего.

Есть мировой опыт создания подобных очагов роста, который предлагается в этой стратегии. Он, в общем, положительный, хотя ни в коем случае нельзя при таком централизованном планировании убить конкуренцию регионов, например за привлечение инвестиций. Такая опасность, вообще-то говоря, существует, и это будет в конечном итоге служить тормозом дальнейшему развитию экономики страны.

При реализации предложенной модели одна из больших проблем, которая возникнет, и она сразу уже просматривается, – это обеспечение устойчивой связанности территорий скоростными автомобильными, железнодорожными магистралями, межрегиональная авиация и речной транспорт. Например, если говорить об авиационном сообщении (проблема межрегиональных авиационных перевозок, к сожалению, в последние два десятилетия встала во весь рост), можно было бы пойти по пути создания окружных авиационных компаний. Мы могли бы на паритетных началах дотировать федеральные и региональные бюджеты. Мы готовы пойти на это. Организация межрегиональных авиационных перевозок существенно увеличила бы мобильность населения, расширила бы возможности для создания бизнеса в разных территориях, потому что те, кто этот бизнес создаёт, могли бы оперативнее контролировать свои предприятия. И вчера говорилось: необязательно создавать в каждом регионе крупные медицинские центры или ещё какие-то другие объекты, можно было бы использовать кооперацию в случае упрощённой транспортной доступности.

Наверное, все согласятся с тем, что агломерации и макрорегионы не могут быть панацеей от дисбаланса в региональном развитии. Зачастую не очень крупные и не самые густонаселённые регионы с эффективной отраслевой специализацией вносят существенный вклад в развитие государства в целом и в экономический рост. Для устойчивости всей экономической конструкции важно поддерживать и их развитие. Я приведу один пример. Мы с Вами, Дмитрий Анатольевич, обсуждали. Сейчас реализуется великолепный проект «Безопасные и качественные дороги». Почему-то избрана схема – 500 тысяч населения в региональном центре и более. Почему 500? Почему не 550? Почему не 450? Я этого не понимаю. Население спрашивает нас, почему здесь эта работа проводится, а здесь не проводится…

Кроме того, регионам можно было бы передать гораздо больше полномочий и ресурсов, в том числе и для реализации стратегии пространственного развития. Имею в виду большее доверие региональным властям. Зачастую нам на местах виднее, на какие цели в первую очередь надо ресурсы направлять. Сохраняя целостность системы управления государством, необходимо поднять доверие к власти на местах, в том числе в регулировании планировочной и градостроительной деятельности, в лицензировании управляющих компаний, в регулировании пассажирских перевозок (в том числе, кстати, наболевший вопрос такси). Надзор за использованием земель сельхозназначения, некоторые вопросы экологического надзора мы могли бы более успешно осуществлять. Как минимум эти вопросы должны находиться в компетенции субъектов Российской Федерации. Мы не можем даже запретить на сегодняшний день стоянку автомобилей в детской песочнице или на газоне. Рассматривается этот вопрос сейчас Государственной Думой, но до этого момента было так.

Серьёзно тормозит развитие ряда регионов проблема нехватки трудовых ресурсов. И мы часто расходуем на цели жилищного строительства серьёзные финансовые ресурсы. Например, для лиц, увольняемых в запас, военнослужащих. Что на практике у нас получилось? Подавляющее большинство военнослужащих захотели получить квартиры в Москве и Московской области, в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Была же когда-то система: военнослужащий мог получить квартиру или по месту призыва, или по месту увольнения, но опять же за исключением Москвы, Киева, Санкт-Петербурга. В итоге вместо того, чтобы способствовать через этот рычаг более рациональному распределению населения (а это ведь ребята молодые, грамотные, они могли бы принять участие в экономике – там, где есть в них нужда), мы породили дополнительные проблемы в мегаполисах. Там им нужно добираться до работы (а часто этой работы просто нет), нужно строить детские садики, школы и так далее.

Или, например, поддержка ипотечного кредитования жилищного строительства. Кстати, жилья можно было бы по программе для военнослужащих построить как минимум в два раза больше, если бы оно строилось в регионах, а не в Москве. Ипотечное кредитование жилищного строительства – положа руку на сердце, зачем поддерживать эту тему, допустим, в мегаполисах? В мегаполисе тоже пусть получают, но по рыночной процентной ставке. А, например, в Иваново, Костроме или другом отдалённом регионе до 1,5–2% опустить, и народ туда поедет. И не будет там исхода населения, не будет дефицита трудовых ресурсов. Я думаю, это вполне можно было бы сделать без увеличения, кстати говоря, общей суммы бюджетных расходов.

Что касается снятия инфраструктурных ограничений, мы у себя пошли несколько лет назад по пути создания индустриальных парков и использования системы TIF – Tax increment financing, то есть вложение средств с последующим их возвратом за счёт дополнительных финансовых поступлений. Могу сказать, что только с территории индустриальных парков Калужской области федеральный бюджет за 10 лет получил более 300 млрд рублей средств. Более 300 млрд – это очень существенная сумма. То есть этот опыт себя оправдал. И я хотел бы сказать спасибо, Дмитрий Анатольевич, Вам и Владимиру Владимировичу. Вы поддержали в конечном итоге такой метод работы. Более того, сейчас частичная компенсация средств, которые мы затратили на создание индустриальных парков, осуществляется. Антон Германович упомянул одну проблемку, которая вкралась, всегда бывает ложка дёгтя в бочке меда: почему-то система этой поддержки, которую мы избрали, практически запретительные меры установила для размещения в этих индустриальных парках и особых экономических зонах предприятий-экспортёров, что вообще противоречит всей нашей политике. Это совершенно неправильно.

Сегодня нам уже очень сложно будет идти этим путём, который мы в своё время апробировали, потому что при тех соглашениях, которые мы подписываем с Министерством финансов (и берём на себя обязательства), мы практически лишены возможности дальнейшего кредитования. Нам практически запрещено сейчас – тем регионам, которые участвуют в процедуре реструктуризации бюджетных кредитов, – делать дальнейшие заимствования. Какой выход? Может быть, нужно привлекать средства пенсионных фондов, в том числе банковское сообщество каким-то образом вовлекать, – для них должно быть интересно участие в реализации этих проектов. Это вполне возможно. Резюмируя, я хотел бы сказать, что, конечно, пространственная стратегия объективно необходима, это бесспорно, для дальнейшего развития государства, важно только, чтобы мы хорошенько этот документ обсудили и учли интересы и муниципалитетов, и регионов, и страны в целом.

С.Воскресенский: Несколько соображений.

Во-первых, в продолжение того, что говорил губернатор Артамонов. Вчера было много интересных дискуссий по региональной политике и так или иначе проскальзывала тема (у ряда экспертов): может быть, сосредоточиться на развитии крупных мегаполисов, они-то и обеспечат в будущем высокие темпы экономического роста. Мегаполисы, безусловно, нужно развивать. Но такое противопоставление мне кажется неразумным, несправедливым. Безусловно, фантастические результаты, которые показывает Москва в последние годы – и по качеству городской среды, и по темпам роста, заслуживают уважения. Но такое противопоставление мне, откровенно говоря, напоминает моё детство, когда, извините, в поездах дальнего следования (наверное, все помнят) мясом всё было забито, когда из Москвы везли продукты. Люди приезжали на поездах дальнего следования в Москву за едой. Мне кажется, это такой немного новосоветский подход – ставить на мега-. Тем более надо учитывать современные технологии. Сегодня технологии в экономике таковы, что успеха можно добиваться на любой территории, не обязательно строя мегазаводы.

Почему я об этом говорю? Потому что, мне кажется, это такая идеологическая развилка, которая в том числе предопределит на несколько лет вперёд и распределение межбюджетных трансфертов и дотаций.

С чего хотел начать? Во-первых, про бюджет. Огромное спасибо Президенту России Владимиру Путину и Вам, Дмитрий Анатольевич, за решение по реструктуризации кредитов. Я могу на наших цифрах привести пример. Два решения – о реструктуризации на семь лет и о рефинансировании коммерческих кредитов – оба эти решения у нас до 2024 года высвобождают 3 млрд рублей. При нашем областном бюджете – 37, консолидированном – 44 это большие деньги. И мы их направим прежде всего на инвестиции в человеческий капитал.

Теперь непосредственно про дотации. Действительно, есть несколько вариантов распределения, но я попробую их примирить. Мы, безусловно, поддерживаем тот вариант, который по модельному бюджету. Не только потому, что он даёт нам больше всего денег, хотя, конечно, и поэтому тоже. Нам вообще модельный бюджет очень удобен в работе. Откровенно скажу: модельный бюджет нам позволил увидеть, где красными флажками загорелись перерасходы. У нас, например, такой красный флажок загорелся в сфере ЖКХ, где мало того что население недовольно качеством (и оно действительно низкое), да ещё мы перерасходуем средства.

Как я понимаю смысл этой дотации? Это всё-таки дотация для того, чтобы гражданин страны в любой точке, где бы он ни проживал, получал минимальный набор социальных услуг – здравоохранения, образования и так далее. Это и есть честная конкуренция регионов. Вот этой базой нужно обеспечить. И модельный бюджет как раз её позволяет сделать.

Почему я говорю «попробую примирить»? Регионы-доноры, за счёт которых частично это и делается, скажут: «Это несправедливо. Получается, чем больше мы экономим, тем больше даём тем, кто пока не подтянулся». Но смысл дотации, на мой взгляд, – это дотация, повторю, на обеспечение минимального качества жизни. Поэтому проблемы этого дополнительного стимулирования можно решать просто другим видом трансфертов. Вот такое предложение.

Если можно, пару технических замечаний к методике. В методике модельного бюджета не учтены так называемые инвестиционные расходы, расходы на капитальные затраты. Учтены уже? Тогда вопрос снимается.

Второй вопрос. Я думаю, всех он касается. Модельный бюджет считается по консолидированному бюджету субъекта Федерации, а долговая нагрузка муниципалитетов при этом не учитывается. То есть кладутся расходы только на обслуживание долга субъекта, но не муниципалитетов. Это технический вопрос, но он важный при честном расчёте, распределении денег по бюджетам.

И последнее, есть просьба. В своё время совершенно справедливое решение было принято, что если в налогах что-то меняется, то это в соглашении Минфина с субъектом учитывается, потому что прямо влияет на налоговую базу субъекта Федерации. Но есть решения Правительства вне налоговой сферы, которые прямо влияют на налоговую базу. Одно из таких решений, приведу пример, было в прошлом году, – запрет на продажу пива в таре свыше 1,5 литра. Это прямо (счётная величина, здесь нет других мнений) привело к снижению производства пива в ряде субъектов Федерации. Это акцизы, бюджетные доходы. Просьба такие вещи просто учитывать при выполнении соглашений.

Теперь немножко про налоги. На самом деле нам кажется очень правильной позиция Минфина – консервативная – по введению налоговых льгот. Мы ровно так её и ведём. У нас есть льготы для малого бизнеса по упрощёнке, они были введены в прошлом году и дают свой результат. Только в прошлом году рост на 15% по этим поступлениям. И мы, конечно, ввели льготу на движимое имущество, мы среди тех 25 субъектов. У нас структура экономики с высокой долей обрабатывающего производства: текстиль, машиностроение. Нефти и газа у нас нет. Поэтому такой подход – ответственный перед теми инвестиционными планами, которые были. Действительно, многие предприниматели Иваново называют его налогом на модернизацию. Такого налога у нас нет. В целом, безусловно, такую консервативную политику мы ведём.

Максим Станиславович (Орешкин) говорил про дерегулирование. На самом деле это важнейшая повестка ближайших лет, потому что любое регулирование – это налоговая база. Это всё вычитается из того же налога на прибыль. Если бы была какая-то программа по дерегулированию, уверен, она бы привела к повышению поступлений в бюджет.

И последнее, о чём бы я хотел сказать, вчера на эту тему была дискуссия. Надо упорядочить и дать право субъектам вводить ряд сборов. Я приведу пример на курортном сборе. Ряду субъектов дали такое право, мы бы тоже от него не отказались. Это деньги небольшие, их потребитель не увидит, но, конечно, мы бы такие деньги направили прежде всего на обустройство комфортной городской среды для приёма туристов.

И последнее по инфраструктуре. Очень важным мы считаем проект, который в своё время был Президентом объявлен, по инфраструктурной ипотеке. Я об этом уже говорил, плохие дороги – это ещё большая нагрузка на бюджетную сеть, это повышенный износ машин скорой помощи, школьных автобусов, это связывание рук по оптимизации социальной среды, о которой сейчас мой коллега Орлов говорил. Я знаю, что сейчас в Министерстве экономического развития ведутся расчёты общего мультипликативного эффекта. Уверен, что такой эффект будет значимый. Приведу наш пример. У нас дорожный фонд 2 млрд рублей, небольшой. А реально без перегрева экономики мы можем строить дорог на 4 – максимум 5 млрд рублей. Конечно, наличие механизма, когда можно было бы взять такое финансовое плечо вдолгую и потом по 200–300 млн рублей возвращать, качественно изменило бы жизнь жителей Ивановской области. А задача у всех нас – это именно улучшение качества жизни наших граждан.

Р.Минниханов: Я хотел бы несколько иначе свои вопросы поставить. Во-первых, все мы сейчас очень серьёзно занимаемся подготовкой к выборам. Хотел бы поблагодарить за федеральные программы, которые реализуются в регионах. Они дают позитивные результаты. Особенно хотел бы обратить внимание на «Общественные пространства» и «Безопасные и качественные дороги». Это реально даёт очень хорошие результаты. Конечно же, обращаю внимание, что очень важно продолжать развитие инновационной инфраструктуры – парки, технопарки, разные другие формы. Без федеральной поддержки эти проекты нереализуемы. В республике выручка от того, что мы построили только за последние годы, составляет 220 млрд рублей. У некоторых регионов такая же выручка. Мы и дальше будем наращивать работу этих площадок, но без федеральной поддержки сложно.

Я не буду касаться бюджетного процесса. Если коллеги просят больше денег, мы самодостаточный регион и активно работаем. Я хотел бы остановиться на одной проблеме, которая появилась. В зимний период всегда не хватало молока. Наша республика производит много молока, всегда молоко вывозилось. В этом году ситуация такая, что вывоза нет, цена молока на 5–8 рублей меньше, чем в прошлом году. Это создаёт большую проблему для населения.

Д.Медведев: Почему это произошло?

Р.Минниханов: Мы работаем с Минсельхозом России. Вчера я докладывал и Министру экономического развития. Потому что завезли сухое молоко. Минздрав здесь – и может сказать, что молочные комбинаты купили сухое молоко, восстанавливают его, производят продукцию. А из сухого молока какая продукция и какое здоровье? Без Вашего вмешательства эта тема, наверное, не решится. Если мы будем способствовать запуску сухого молока и производства из него продукции, то это обернётся серьёзными потерями. Летом был период, когда был избыток молока, но зимой, чтобы молоко было некуда девать… Многие коллеги меня вчера поддержали. Я попросил бы на это обратить внимание. Я подготовил справку и своё обращение.

Д.Медведев: Я дам поручение в этом разобраться. Мне трудно возразить против тех аргументов, которые привёл руководитель Татарстана, потому как мы должны развивать свою молочную промышленность. Да, у нас общий рынок с нашими друзьями, партнёрами из Евразийского союза. Более того, мы не можем его ограничивать в силу подписанного соглашения. Но в конечном счёте мы должны думать о наших гражданах. Если мы, по сути, блокируем поставки нормального молока и открываем рынок для сухого молока только ради соблюдения экономических принципов, то нам такие принципы не нужны. Надо просто подумать, каким образом из этого выйти.

С.Орлова: Я думаю, что все коллеги согласятся: найден такой хрупкий баланс, проведена большая, серьёзная работа. Я скажу только о предложениях.

Первое предложение – по дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности субъектов Российской Федерации. Мы сейчас делаем это на один год, но (все коллеги согласятся) надо делать это на три года, и это будет очень правильно. В перспективе мы предлагаем распределять дотацию на выравнивание пропорционально дефицитам модельных бюджетов. Многие склоняются к третьему варианту, мы тоже к третьему. Может быть, кто-то ещё ко второму, но, я думаю, можно в этом ключе поработать.

Также предлагаем внести изменения в методику расчёта налогового потенциала регионов. Здесь поддерживаем позицию Минфина об учёте налоговых льгот при расчёте налогового потенциала.

В настоящее время субъекты Российской Федерации находятся в неравных условиях, для нас это не секрет. И порой устраиваются соревнования по введению льгот и преференций. При этом зачастую льготы являются бессрочными и не носят адресного характера, то есть не направлены на решение какой-либо конкретной задачи экономической политики.

Также предлагаем доработать методику расчёта расходов субъектов Российской Федерации по модельному бюджету. Основа для расчёта расходов модельного бюджета, естественно, реестр расходных обязательств. Остро встаёт вопрос достоверности его показателей. На наш взгляд, группа «Полномочия регионов» должна максимально соответствовать отраслевым расходам бюджета субъекта. В частности, берём пример: в группу полномочий по тушению пожаров не должны включаться расходы по окружающей среде, оказанию ритуальных услуг и содержанию мест захоронения. Их предлагается разделить в модельном бюджете и средний норматив расходов рассчитывать отдельно по каждому полномочию. Думаю, что это было бы очень правильно. Также считаем необходимым учитывать расходы на содержание сельских школ исходя из фактических расходов, как этого требует федеральный закон об образовании. Это будет абсолютно правильно.

Следующая тема – субсидии. Конечно, мы проделали большую работу: и комиссия Козака, и губернаторы, много было заседаний проведено. Здесь, я считаю, выделяются в основном субсидии на строительство объектов социальной сферы. Но хотела сказать Максиму Станиславовичу. Максим Станиславович, там СНиП, всё, многое мы уже поменяли, но вот 44-й закон выигрывает на снижении цены, и хоть 155 комиссий проверяй. Потом ты работаешь с ФАС, потом с судом, время уходит… Поэтому давайте всё-таки вернёмся к 44-му закону, и, я думаю, многие вещи по СНиП тоже можно будет подработать.

В целях совершенствования бюджетного процесса в регионах предлагаем направлять в субъекты проектировки расчётов распределения дотаций на выравнивание субсидий между регионами до 1 сентября текущего года. Эту норму следует ввести и в Бюджетный кодекс, что позволит субъектам детально проработать проекты бюджетов с учётом федеральной финансовой помощи, оценить свои возможности по участию в федеральных программах и обеспечить реалистичность региональных бюджетов.

В настоящее время имеются нерешённые вопросы в области разграничения полномочий между центром и субъектами. Можно говорить, эта тема вечная, мы над ней работаем лет 20.

Возьмём аппарат мировых судей. Да, мы их финансируем, но в соответствии с Конституцией судопроизводство относится исключительно к компетенции Российской Федерации. Аппараты судов являются неотъемлемой частью судебной системы. В то же время аппарат мировых судей формируется и финансируется субъектами Российской Федерации, а его сотрудники являются государственными служащими. Для нас это была бы экономия бюджета, и мы могли бы пустить эти средства на другие цели.

По системе 112. О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. Регионы несут значительные расходы на создание, эксплуатацию, систему вызова экстренных оперативных служб по единому номеру. Работа службы регулируется подзаконными актами федеральных министерств и ведомств – МЧС, МВД, Минкомсвязи, а финансовые затраты несут регионы.

Страховые взносы. Знаю, что разные точки зрения. Но ежегодно расходы регионов на оплату страховых взносов за неработающее население увеличиваются. С 2015 года в связи с переходом на полный тариф расходы на эти цели выросли в 1,3 раза и достигли 617 млрд. С 2018 года тариф проиндексирован на 7,3, далее он будет увеличиваться на 4 ежегодно. Дополнительная финансовая нагрузка на бюджеты регионов составит на 2018–2020 годы 200 млрд. В результате приходится сокращать капитальные вложения за счёт бюджета. У нас их доля снизилась на 13% – против 17% в 2009 году. Поэтому, мне кажется, надо страхование неработающего населения сделать федеральным полномочием с передачей доходных источников от субъектов. Надо подумать, какие будут источники. Мы предлагали акцизы на алкоголь и пиво, часть региональной ставки по налогу на прибыль – к примеру, 2%.

Остро стоят вопросы обеспечения сбалансированности местных бюджетов. Никто об этом не сказал. У нас сбалансированный бюджет, третий год бездефицитный. Но мы все кредиты Минфина отдали муниципалитетам, ни копейки себе не оставили, потому что муниципальные бюджеты тоже очень дефицитные, и над этим надо работать. Я понимаю, что, может быть, не ново – налог с продаж. Мы его принимали в 2004 году, когда я была председателем подкомитета по налогам. Три территории у нас его сегодня имеют. Может быть, к этому налогу вернуться.

И последнее. Максим Станиславович (обращаясь к М.Орешкину), я Вас попрошу: приезжайте во Владимирскую область. Мы научились конкурировать, мы увеличили экспорт, мы работаем по специнвестконтракту, делаем очень много продукции. За последнее время мы трактор сделали, автобусы на газомоторном топливе. И не только мы, и другие регионы. Мы работаем очень оригинально уже с регионами. На 12 млрд нарастили бюджет благодаря работе с Москвой, Санкт-Петербургом, Тулой, той же Калугой, другими регионами. Сегодня 28% продукции, которую мы отправляем, – инновационная. И я Вас прошу: приезжайте, пожалуйста, к нам в регион на форум. Он будет посвящён машиностроению, станкостроению, робототехнике. Может быть, и неплохо, что санкции. Мы работаем с инвестпрограммами всех корпораций. Это очень серьёзный для нас аспект. Никто уже не говорит, есть у тебя нефть, нет у тебя нефти или газа. У нас его тоже нет, но мы достойно умеем сегодня конкурировать.

И вам, министерству, огромное спасибо, что вы расширили субсидии для регионов за социально-экономическое развитие. Наш регион попал в их число впервые за 20 лет, и для нас это хороший стимул. И к следующему вашему конкурсу мы ещё серьёзнее подойдём.

Т.Голикова: Мы ежегодно проводим мероприятия, которые связаны с анализом полномочий субъектов Российской Федерации и возможностью их исполнения. И 2017 год не стал исключением.

Я хотела бы выделить проблемные зоны, которые сегодня существуют в субъектах и которые не исполняются как законодательно установленные полномочия в силу разных причин: в силу отсутствия источников для финансирования исполнения этих полномочий, в силу более высокой федеральной зарегулированности, требующей бóльших финансовых ресурсов. Естественно, неисполнение этих законодательных решений, даже при наличии модельного бюджета и соглашения с Министерством финансов, в ряде случаев приводит к тому, что если выходят проверки и обнаруживают неисполнение федерального законодательства, то регион обязан это федеральное законодательство исполнять, даже если у него на это не хватает финансовых ресурсов. И это чрезвычайно важно, потому что, как мне кажется, следующий шаг от модельного бюджета… Понятно, его надо совершенствовать, понятно, нужно более детально смотреть полномочия, никто этого не отрицает, это важно. Но если за этим не последует ревизия и отмена, приведение в соответствие отдельных полномочий (может быть, не на уровне модельного бюджета, но разумное соответствие), тогда мы проблему сбалансированности никогда не решим.

Вот несколько блоков, на которых я бы хотела остановиться коротко: что больше всего не исполняется и где больше всего проблем.

Первое – это сфера здравоохранения в широком смысле этого слова. Вероника Игоревна (Скворцова) знает, она здесь присутствует. Это программа государственных гарантий и бесплатного оказания гражданам медицинской помощи. В прошлом году нехватка финансовых ресурсов в регионах была 154 млрд рублей. Сейчас, по оперативным данным, ситуация чуть изменилась в лучшую сторону: дефицит на 2018 год – порядка 65 млрд рублей. Но это пока плановые показатели. Как пойдёт исполнение? Сейчас никто предвосхитить ситуацию не может.

Второе – лекарственное обеспечение. У нас, к сожалению, на сегодняшний день сохраняется достаточно путаная схема лекарственного обеспечения. Частично это лекарственное обеспечение, которое обеспечивается за счёт субвенций и иных межбюджетных трансфертов из федерального бюджета. Это по категориям населения, 890-е, старое постановление по заболеваниям и то, что сказал Антон Германович (Силуанов), – орфанные заболевания. Мне кажется, Дмитрий Анатольевич, что давно наступило время вернуться к модернизации того механизма, который мы предложили в 2005 году, – единовременная денежная выплата населению. Она уже свою функцию выполнила, и нам сейчас нужно пересмотреть систему лекарственного обеспечения и создать систему обеспечения, наверное, уже не льготных категорий граждан (не отказываясь от этого), а нужно уже идти от заболеваний.

Это сложная задача, тем не менее мы видим по результатам наших мероприятий, что там, где больше денег, – а в основном речь идёт о субвенции и иных межбюджетных трансфертах из федерального бюджета, – туда дотационные регионы перебрасывают те полномочия, которые они не могут исполнить по 890-му постановлению. В результате образовывается достаточно серьёзный перекос в лекарственном обеспечении и необеспеченность, как следствие, льготных категорий граждан.

Если мы собираемся модернизировать систему лекарственного обеспечения, то мы должны в неё разумно встроить обеспечение больных, страдающих орфанными заболеваниями. Мир сегодня наработал уже несколько путей такого обеспечения, и в основном такое обеспечение движется в контексте предоставления преференций компаниям, которые эти лекарственные средства производят. Возможно, даже те самые офсетные сделки, о которых вчера говорил Морозов (Д.Морозов – генеральный директор ЗАО «Биокад») на пленарной дискуссии.

Неработающее население, о котором здесь говорили, – это ещё одна тема. Она вроде бы с другой стороны, это источник обеспечения сферы здравоохранения, но страхуют сегодня неработающее население регионы, и их возможности по учёту неработающего населения весьма ограничены. Более квалифицированно и качественно учитывать неработающее население, имея сервисы, может налоговая служба. И нам придётся модернизировать систему уплаты платежей за неработающее население, кто бы что ни говорил. Почему? Потому что ряд регионов на сегодняшний день получают дотацию на выравнивание бюджетной обеспеченности меньше, чем платят платёж за неработающее население. Причём индексация платежа за неработающее население превышает темпы роста индексации дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности. Это очень серьёзный перекос в системе межбюджетных отношений.

Светлана Орлова говорила по поводу источников доходов. Может быть, нужно по-другому посмотреть на эту систему – не по источникам доходов, а по изменению самого подхода к страхованию неработающего населения. Мне кажется, это более важно, чем глобальное перераспределение источников, которого боятся регионы-доноры. Вот что здесь важно не допустить.

Следующий блок – образование. У нас действуют федеральные стандарты. Понятно, что субъекты не могут их исполнить. И сегодня система разграничена таким образом, что за высшее образование отвечает федеральное Правительство, за всё остальное образование отвечает субъект и часть полномочий делегирована на муниципалитет. Только что говорили о муниципалитетах. Абсолютно справедливы замечания регионов: очень серьёзная разбалансированность муниципальных образований, и они не могут потянуть те параметры стандартов, которые сегодня попадают на их исполнение. Эта тема тоже требует дополнительного урегулирования. Регионы сами к этому отнестись соответствующим образом не могут.

Следующая тема – это глобальная инвестиционная тема. Говорили, что инвестиции учтены в модельном бюджете. Они действительно учтены в модельном бюджете, но надо ещё подумать, как их там достроить, потому что на самом деле у нас есть достаточно большое количество объектов, которые либо остановлены, либо не завершено строительство, и в рамках этих параметров их строительство не может быть завершено.

Удивительно, для меня было откровением: позапрошлый год с точки зрения расходов регионов на инвестиции был лучше, чем 2017 год. У нас упали инвестиции в структуре расходов бюджетов регионов: они составили (это средняя температура по больнице, понятно, вклад дают регионы-доноры) 12,3%. Остальные себе мало что могут позволить. Здесь, как мне кажется, нужно подумать о двух вещах. Как, с одной стороны, учесть инвестиции в модельных бюджетах. С другой стороны, как встроить вообще это полномочие в наше понимание. Инвестиции есть в любой сфере. Очевидно, что их нужно осуществлять, в том числе за счёт бюджетов регионов, особенно в тех сферах, где бизнес приходит плохо. Скажем, дорожное строительство: оно вроде у нас зарегулировано, у нас есть дорожные фонды, и установлены правила формирования дорожных фондов, но устойчивы на протяжении ряда лет две тенденции.

Первая тенденция. Мы знаем, что формирование дорожных фондов осуществляется на основе прогноза тех источников доходов, которые их формируют. Прогнозы занижаются по объективным причинам. Мы понимаем, почему регионы это делают. И естественно, доходы перевыполняются, но они уже не идут на обеспечение дорожной инфраструктуры, они отвлекаются на другие цели, для того чтобы обеспечить сбалансированность по другим полномочиям.

Вторая тема. То, что недоисполняется, не всегда идёт потом на дорожное строительство в следующем году, хотя это обязательное требование федерального законодательства. А это та самая инфраструктура, о которой мы говорим. И здесь чрезвычайно важно обеспечить этот баланс, который у всех регионов, особенно у дотационных, выглядит по-разному и очень плохо.

И наконец, последнее. Очень чувствительная тема для регионов и крайне сложная для финансового обеспечения с учётом давления, когда приходят проверки, – это обеспечение детей-сирот жильём. Очередь достигла беспрецедентных размеров. Если её умножить на количество квадратных метров и стоимость жилья, я даже не знаю, сколько нам десятилетий нужно, для того чтобы обеспечить жильём. Нам нужно принимать принципиальные решения в этом направлении.

Это крупные блоки. Есть множество мелких блоков, но следующее наше движение – это движение по полномочиям.

О.Кожемяко: Я хотел бы несколько слов сказать по модельному бюджету. Наш регион не попадает ни в какие виды дотаций, ни по какому из четырёх вариантов. И у нас определена сумма расходов – 49,9 млрд. То есть расходы на одного жителя… Мы сравнили с другими субъектами, у нас там 96 тысяч. Соседняя Камчатка тоже упала в деньгах, там 165 тыс. И по Еврейской автономной области, и по Амурской – везде идёт снижение по дотациям. Я думаю, что здесь по Дальнему Востоку с учётом приоритетов его развития нужно рассматривать особую модель, потому что в этом модельном бюджете не учтены ни транспортная доступность, которая у нас только морская или воздушная, как внутри региона, так и с материком. Это отдельно вопрос Курил, где тоже очень сложные вопросы доставки, стоимости, вообще строительства.

Безусловно, мы говорим сейчас о тех льготах, которые не учтены, а ведь поставлена приоритетная задача именно улучшения демографической ситуации. Слава богу, по нашему субъекту, по ряду субъектов она начала выправляться. А что это такое – это те льготы, которые мы даём молодым семьям, молодым мамам, многодетным, это те специалисты, которые приезжают к нам, мы закрепляем жильё за ними, даём непосредственно капитал на обустройство. У нас 14 млрд – только по социальным льготам.

И потом социальные льготы – их же по вновь образованному принципу нуждаемости можно применить. Мы пробовали как-то с Антоном Германовичем по прошлому ещё субъекту отменить базовые, те, которые были. Нам Верховный Суд всё это завернул, потому что ухудшать положение нельзя. И эта база уже создана, и по ней никуда не двинешься, та, которая есть по льготам.

Дальше ЖКХ. Ведь у нас тарифы доходят на Курилах до 30 рублей за киловатт, и мы вынуждены субсидировать это тоже. А у нас получается, что непосредственно 49,9 млрд довели, заработная плата с учётом индексации, в том числе по МРОТ, и страхование по неработающему населению, то есть получается 44. Остаётся 5 млрд – на всё. Конечно, эта модель не годится.

Кроме того, мы говорим сейчас о развитии. Мы создаём ТОР, создали ТОР на Курилах, и по сельскому хозяйству, по развитию туризма… Инфраструктура-то лежит вся на субъекте – инженерная, дорожная инфраструктура. Поэтому, конечно, я думаю, по Дальнему Востоку нужно очень внимательно посмотреть с учётом поставленных государством задач по перспективам его развития, по созданию комфортных условий для жителей, с тем чтобы модельный бюджет позволял территории развиваться.

Вы знаете, что у нас по «Сахалину-2» произошло снятие налогов, причём довольно ощутимо, 50% в сторону Федерации, потом решением Правительства – спасибо большое – все эти вопросы были согласованы по возврату: 50 на 50 по соглашению. Мы с Минвостоком хорошо работаем, у нас 101 объект, который мы должны согласовывать. Уже на следующий год мы должны закладывать проекты, а, не зная суммы, нам сложно закладывать проекты. С учётом сложностей сезона, доставки, развития Курильских островов, конечно, мы бы хотели, чтобы были внесены изменения в бюджетное законодательство на уровне 50 на 50, как записано по соглашению.

Реплика: У меня обращение к Антону Германовичу (Силуанову). Вопрос, связанный с оценкой расходов органов госвласти, которые можно характеризовать как неэффективные и которые в рамках модельного бюджета уходят за строку, идут под секвестр. Это касается и богатых, и небогатых регионов. Я хотел бы коснуться социального блока.

В реестре расходных обязательств субъектов по сфере соцзащиты населения предусмотрены коды полномочий, в которых указываются только конкретные меры господдержки. А расходы, связанные с финансовым обеспечением детских домов, приютов, управлений, которые выплачивают эту льготу, отнесены к группе полномочий в сфере организаций органов госвласти и муниципальных образований. То есть эти расходы идут на нас. У нас, допустим, по региону это 3 млрд рублей.

Мы хотим предложить расходы по прочим учреждениям выделить в отдельную группу полномочий с внесением изменений в расчётный объём расходных обязательств модельного бюджета в части выделения отдельного расчёта по новой группе расходов, учитывая факт. Строки такой нет. В строку существующую внести не можем. Забираем на себя. Фактически это не расходы на себя любимых, а именно обслуживание социального блока.

Если мы это решение примем, а также включим расходы на финансирование и обеспечение в реестр расходных обязательств субъекта, решение позволит увеличить нормированные расходы, тем самым сократить превышение фактических расходов по бюджету и снизить эту часть.

А.Левинталь: Дмитрий Анатольевич, я хотел продолжить то, о чём Олег Николаевич (Кожемяко) сказал в части модельных бюджетов.

Что касается Еврейской автономной области, мы тоже стараемся работать над увеличением доходной базы. В 2016 году мы нарастили собственную налоговую базу на 18%, в прошлом году – на 14%. Нам даже в прошлом году Минфин предсказал, что мы получим грант. Но, к сожалению, в связи с изменением методики мы грант не получили и с трудом, но выполнили все условия реструктуризации, вошли в неё. Спасибо за решения Президента и Правительства относительно реструктуризации. Заложили средства, необходимые для выплаты заработной платы по указам Президента, на этот год в полном объёме.

Поддерживая задачу по модельным бюджетам, я хотел бы сказать, что методические приёмы правильные, но вот конкретные расчёты… Один пример приведу. У нас расходная часть составляет 11 млрд. Модельный расчёт – на 1,6 млрд меньше. Пример: 2 млрд – образование, 700 млн лишних якобы денег. То есть явно есть методические подходы, которые не совсем точно учитывают реальную ситуацию. У нас нет таких «жирков», которые можно было бы снять.

Поэтому я вот о чём просил бы, пользуясь случаем, Антона Германовича. Пришлите в качестве методической помощи небольшую делегацию Минфина. Давайте сядем вместе и проедем, покажем вам нашу инфраструктуру и примем решение. А дальше будем работать в соответствии с модельным бюджетом. Мы, кстати, выступаем за третью модель. Мы посмотрели вариант и считаем, что это нормально.

И второй вопрос. Здесь он уже затрагивался, но хотел бы, чтобы более внимательно к нему подошли. Это МРОТ и коэффициенты, которые Конституционный Суд принял ещё 7 декабря. Антон Германович сказал, что там рассматривается вопрос о некой компенсации. Но меня что настораживает? Мы уже получили ответ Минтруда на этот счёт. Ведь нам надо не просто поднять минимальный уровень оплаты труда. У нас вся сетка сжимается. Мы не можем поднять только минимум, а вся сетка останется за пределами, внизу, и люди с высшим образованием будут получать меньше, чем уборщица, при всем уважении к этому труду. Нам Минтруд написал так: «Это за ваш счёт. Вы изыскивайте ресурсы в собственном бюджете». Но у нас их сегодня нет, этих резервов. Это раз.

И второе. Поднятие мы, безусловно, поддерживаем, для нас это крайне важно. Мы находимся в зоне бедности, у нас большой уровень бедности. Но источники здесь надо посмотреть внимательно. Я хотел бы обратить на это внимание.

О.Королёв: Мы понимаем, федеральный центр несёт тяжкую ношу, пытаясь выравнять ситуацию в регионах. Понимаем и доверяем вам полностью. Но модельный бюджет не лучшая форма.

На примере Липецкой области. Бюджет Липецкой области – округлённо 60 млрд. По модельному бюджету мы должны уменьшить финансирование здравоохранения, образования, социалки на 7 млрд рублей – на 11%. Как перед выборами Президента я обращусь к отраслевикам и скажу: «Дорогие друзья, из-за того, что мы хорошо работаем, мы должны вам уменьшить финансирование на 11%».

Я хочу сказать, что беда модельного бюджета – он запрещает хорошо работать. Я никого не хочу обидеть. Но я работаю давно. Мы 126 новых заводов, крупных и средних, открыли только в особых зонах за эти 15 лет. Мы учетверили объём продукции сельского хозяйства, в два с половиной раза увеличили объём промышленного производства!

В прошлом году уменьшили налог на прибыль. Ладно, мы согласны с вами. Сейчас говорят: уменьши на 7 млрд. Я понимаю, выравнивать нужно. Но не богатых надо опускать до бедных, а бедных поднимать до богатых! Поэтому я вношу конкретные предложения.

Понимая проблемы федерального центра, который вынужден тяжело работать по выравниванию регионов, предлагаю (я не знаю, по-моему, четвёртый вариант) с 2019 года отменить модельный бюджет и остаться на доверии нас, регионов, Президенту страны, Правительству Российской Федерации по тем моделям выравнивания и оказания помощи, по которым вы считаете необходимым.

<…>

Д.Медведев: Интересный разговор получается. Уже три или четыре года он идёт – и абсолютно конкретный. А с другой стороны, он, скажем прямо, судьбоносный для развития нашей страны.

Разговоры о модельном бюджете – это выход наружу всех тенденций развития федеративного государства. С этими противоречиями мы будем сталкиваться и дальше: чему отдать предпочтение в подходах федеральной власти и власти региональной – всё вытащить наверх и выровнять ситуацию, помочь слабым территориям или, наоборот, укрепить федеративные начала и сказать «как сработали, так и живите». Я не к тому, что мы собираемся принять на вооружение один из этих подходов – вы все люди здравомыслящие, опытные, – ни тот ни другой подход в чистом виде мы на вооружение брать не будем. Нам не подходит ни «взять всё и поделить», как известный классик говорил, ни, наоборот, абсолютно жёсткий федерализм, когда «каждый живёт по средствам, никому помогать не будем». У нас страна единая, и всё её пространство является пространством Российской Федерации, и все граждане, которые живут в нашей стране, являются гражданами Российской Федерации. Кому-то повезло жить в богатом регионе, а кто-то, к сожалению, – так судьба распорядилась, родители так решили – живёт в более сложном, более бедном регионе. Поэтому эти дискуссии всё равно будут продолжаться, но нам нужно будет прибиться к какому-то варианту. И как справедливо сказал Андрей Михайлович (Макаров), некоторые вопросы даже в федеративном государстве голосованием не решаются. Нам придётся принять административные решения. С учётом того, что это полномочие Правительства, мы будем принимать их. Просто чтобы вы знали мою позицию.

Теперь в отношении некоторых нюансов, которые звучали. Почему их называю – чтобы они в протокол попали. Наша с вами встреча не просто клуб для обсуждения – как и всегда, наши встречи, совещания заканчиваются подписанием поручений. Здесь звучали предложения, некоторые из них акцентирую.

По расширению грантовой поддержки – я в целом считаю, что это правильно, конечно, для этого нужно изыскать деньги. Но если мы идём по варианту модельного бюджета, альтернативы грантовой поддержке и дополнительным возможностям (в части налогов, например, которые мы передаём субъектам Федерации) не существует. Нужно это делать. По гарантиям для Крайнего Севера, трудовому законодательству, малому и среднему бизнесу – давайте подумаем, потому что тоже нужно к какой-то версии придти. По поводу окружных авиационных компаний – это не связанная с нашим сегодняшним мероприятием тема, но мы думаем об этом.

Распределение денег для дорожного строительства, о чём Анатолий Дмитриевич (Артамонов) говорил. Вы понимаете, это же всегда вопрос выбора: 500 тыс., естественно, арифметическая величина. Лучше было бы 300, а ещё лучше 200, а ещё лучше 100, потому что у нас некоторые центры субъектов Федерации совсем небольшие. Это зависит от количества денег. Но мы сейчас посоветовались, что можно сделать. Можно просто в будущем продумать систему, каким образом финансирование, которое идёт по этим программам, ещё раз пытаться оптимизировать, с тем чтобы туда оказались вовлечены – даже в рамках того финансирования, что есть, – не только пятьсот плюс, но и триста плюс. В общем, давайте об этом подумаем. Может быть, ещё ниже.

Законодательство о военнослужащих, о технопарках. Звучали некоторые предложения о том, что здесь можно было бы сделать. Давайте изучим это.

Неоднократно говорилось об изменениях в различных подходах и методиках по линии Министерства финансов. Просил бы министров ещё раз к этому вернуться.

По молоку вопрос был задан. Поручение я дал только что, займемся этим.

Модернизация денежного механизма лекарственного обеспечения, о чём Татьяна Алексеевна (Голикова) говорила. Действительно, это тема очень сложная. Очень сложная. Но к ней надо так или иначе возвращаться. Потому что не существует модели, которая работает во все времена. Мы вместе тогда всем этим занимались – в 2005–2006 годах, но сейчас 2018-й уже. Надо думать, куда двигаться дальше, это очевидно абсолютно. Тем более, она тоже не идеальна.

Это же касается и платежей за неработающее население, и некоторых других, достаточно сложных финансовых и социальных вопросов. Да и сирот тоже, о которых говорилось. Надо подумать просто (у всех есть эта очередь) над титулом, который используется для наделения человека, у которого нет родственников, родителей, по выходу из учебного заведения.

Должен ли это всегда быть институт права собственности? Тем более мы с вами знаем, сколько плохих примеров отчуждения впоследствии квартир, которые переданы на праве собственности, со всеми иными тяжёлыми социальными вариантами развития событий. Давайте посмотрим на договор социального найма, ещё какие-то договоры. В общем, это надо изучить. И просил бы коллег-губернаторов тоже над этим подумать. Надо помогать сиротам, но нужно модернизировать, может быть, правовые формы. В противном случае эта очередь будет продолжаться десятилетиями, а социальный эффект будет небольшим.

Специфика регионов должна быть учтена в том числе и при подготовке модельных документов. На это я хотел бы обратить внимание всех – и Минфина, и Дмитрия Николаевича (Козака), и, естественно, губернаторов, которые этим занимаются, и коллег, которые Дальним Востоком занимаются. Невозможно создать абстрактный модельный бюджет, он всё равно должен быть сделан таким образом, чтобы учитывать специфику нашего огромного государства. Как это сделать, думайте. Вряд ли мы можем пойти на вариант отмены модельного бюджета в силу упомянутых причин, а по поводу этой самой КГН – вопрос не праздный, и у меня, я вам скажу откровенно, нет ответа на этот вопрос. У меня нет чёткого понимания, что нужно обязательно сохранить. Как нет абсолютно чёткого понимания, что этот институт себя исчерпал. Отсюда вывод: придётся встретиться в очередной раз и поговорить об этом. Просил бы Аппарат Правительства запланировать на эту тему совещание, позвать коллег-губернаторов, особенно заинтересованных в сохранении или, наоборот, устранении консолидированной группы налогоплательщиков.

Варианты распределения полномочий – перманентная дискуссия, которая идёт. Неисполнение ранее принятых решений… Вы знаете, если бы у нас в руках была некая волшебная палочка и возможность неограниченного финансирования, я бы сказал, давайте таким образом сделаем: всё централизуем наверх, всё отрегулируем, всё отдадим обратно вместе с деньгами. Тогда это будет работать как часы. Но, к сожалению, это малореально. Хотя с точки зрения государственных и человеческих интересов это было бы лучше всего – единое правовое регулирование и субъекты, наделённые для этого деньгами. Такой вариант вряд ли реален, поэтому надо искать компромиссы, паллиативы. Но этот процесс должен быть продолжен.

Теперь в отношении модельного бюджета. Очевидно, что нет идеальной модели, очевидно, что дискуссии будут идти. Я вначале сказал, что это в значительной степени следствие масштабов нашего государства, его истории, разницы в полезных ископаемых, сырье, источниках производства, которые существуют на той или иной территории. Но к чему-то нам прийти необходимо. Просто бюджет на доверии, как было сказано, это, к сожалению, неработающая модель, хотя и привлекательная. Возможность этапного перехода к моделям можно изучить. Давайте изучим. Здесь коллеги говорили, что сам по себе модельный бюджет не предполагает, что он внедряется абсолютно жёстко и отменяет всё остальное. Надо понять, каким образом всё это будет внедрено. Дискуссии есть и внутри Правительства, не скрою, потому что дефицит (мне вчера показывал Дмитрий Николаевич) где-то 168 млрд, для того чтобы выравнять. Если мы эти деньги найдём, Антон Германович, мы можем обойтись без этого модельного подхода, закрыть ситуацию с дефицитом и двигаться дальше. Может, это было бы лучше всего, но таких денег сейчас нет. Поэтому нам придётся найти какой-то вариант. Я просил бы ещё раз проконсультироваться и вице-премьера Козака и министра Силуанова ко мне подойти на эту тему – с учётом дискуссии, которая у нас состоялась с коллегами-губернаторами.

А в целом ситуация выглядит гораздо более бодро, чем год назад, мы с вами это знаем. И никакие модельные бюджеты не отменяют того, что наша экономика перешла к росту, у нас практически ранее недостижимый уровень инфляции, снижаются кредитные ставки, по уровню макрорегулирования, по макропоказателям мы находимся в очень хорошем состоянии. Всё это нужно сохранить обязательно – и сейчас, и на будущее. К этому я призываю своих коллег по Правительству – с учётом цикла работы Правительства – и надеюсь, что так же будут работать коллеги-губернаторы.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2500542


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2500539

Интервью Дмитрия Медведева информационному агентству ТАСС.

Председатель Правительства ответил на вопросы ТАСС в рамках Российского инвестиционного форума в Сочи.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, Вы как Премьер уже в седьмой раз проводите Сочинский форум. Чем, образно говоря, отличается форум нынешнего урожая от предыдущих? В чем новизна? Иногда действительно возникает ощущение, что эти правильные, безусловно, слова о нагрузке на бизнес, об инвестиционной привлекательности, о межбюджетной увязке слышатся из раза в раз. В этом форуме в чем был нерв, в чем была новизна? По Вашей работе. Сегодня встречались с губернаторами, провели большую встречу, она затянулась. Судя по всему, был небезынтересный разговор. Он стал дебютом для большой группы руководителей регионов. Правда, среди них есть такие, как Андрей Никитин, который много работал на форуме в роли руководителя АСИ. А есть абсолютные новички, такие как Артем Здунов, например, из Дагестана, который только-только приехал в республику, и буквально через неделю оказался здесь. Почувствовали ли Вы в связи с этим какой-то новый напор, новый настрой, желание, может быть, по-хорошему такую претензию на самостоятельное решение вопросов? Или, возвращаясь к Вашим вчерашним словам, по-прежнему будут приходить просить денег?

Д.Медведев: Знаете, я действительно смотрю в развитии, как проходит Сочинский форум. Хочу сказать, что это полезный форум. Почему? Есть форумы, где подписываются многомиллиардные сделки с иностранными инвесторами, обсуждаются глобальные экономические вопросы. И наши форумы, и иностранные форумы. Они действительно важны. Но это единственный форум, где основная повестка дня заточена под регионы. Это единственное место, где на прямой линии встречаются ключевые руководители экономических и социальных ведомств правительства, вице-премьеры и губернаторы, руководители регионов, некоторых правительств регионов. Сегодня таковых было 75. Это значительная цифра. Причем разговор, как вы справедливо сказали, носит откровенный, подчас нелицеприятный характер. Вопросы острые. Ответы тоже могут быть острые. Потому что всегда есть разные позиции и есть о чем поговорить и поспорить.

Я только что пришел с такой встречи. Был интересный разговор. Говорили о межбюджетных отношениях, в том числе о так называемом модельном бюджете. И основная дилемма, я в конце об этом сказал, заключается в чем? Мы сейчас уже вышли на уровень достаточно развитых федеративных государств. Когда все равно стоит один и тот же вопрос. Не только перед нашим государством, и перед другими. Например, перед ФРГ и перед другими федерациями, Индией... Что лучше — просто сказать: «Регионы, развивайте свой экономический потенциал, у вас есть доходы, на эти доходы и живите. Хорошо сработали — будут высокие доходы, не очень хорошо, новых производств не создали, точек роста не смогли образовать — значит, будет хуже».

Есть другой подход. Надо деньги централизовать и выровнять условия. Как вы понимаете, и в том, и в другом подходе есть отрицательные моменты. Нельзя бросать регионы, у которых слабая экономическая база, но, с другой стороны, нельзя плодить иждивенчество. Надо, чтобы регионы занимались своей инвестиционной политикой. Да, у кого-то есть нефть, у кого-то ее нет. У кого-то есть большое промышленное производство, у кого-то хороший аграрный сектор. А у кого-то вообще все сложно. Поэтому нам все равно придется использовать два этих подхода: и максимальным образом стимулировать экономическую активность регионов, и с другой стороны — обязательно все-таки выравнивать условия. Потому что люди, которые живут в наших 85 субъектах федерации — это всё граждане Российской Федерации. И они имеют право на весь набор социальных прав и соответствующих решений, которые принимаются в масштабах государства.

Вопрос: То есть приходить, просить денег все равно будут?

Д.Медведев: Вне всякого сомнения. И это нормально, потому что у нас неравноценная федерация, у нас есть субъекты, в которых 40 тысяч населения, и есть субъекты, в которых с приезжими и всеми остальными живет до 15 миллионов, как в Москве. Я вчера об этом говорил. Итуруп, Петербург и Севастополь очень сильно отличаются друг от друга. И так будет. И нам придется кому-то помогать, а у кого-то что-то забирать. Но делать это нужно осмыслено. И вот этому, собственно, и был посвящен сегодняшний день на форуме.

Ну, а вчера было много обсуждений самых разных экономических проектов, цифровой экономики, социальной повестки дня и масса других вопросов, которые существуют. Завершая тему форума, могу сказать следующее: это очень неплохой инструмент. И если говорить об «урожае» (вы этот термин употребили), я сказал бы так: у нас теперь страда этого форума приходится на зимний период. Я не хочу сказать, что это такой российский Давос, но это все-таки дает возможность обсудить экономические вопросы, обсудить региональную повестку дня и показать, каким образом развивается один из наших ведущих курортов как в нижнем кластере, так и в горном кластере.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, одно из предложений, которое прозвучало на форуме — это дополнительная эмиссия облигаций федерального займа для физических лиц. Вы вчера его озвучили. Были ли у Вас какие-то разговоры с губернаторами раньше или в ходе этого форума — кто из них готов выступить на региональном уровне, поддержать эту инициативу, и насколько она согласуется с объявленной программой реструктуризации долгов? Ведь по сути ОФЗ — это тоже долговые обязательства.

Д.Медведев: Конечно, это должно быть всецело согласовано, прежде всего с финансовым положением самого региона. Региону, у которого серьезная задолженность, трудно планировать подобные займы. Тем не менее, в целом это возможно. Насколько я помню, десять регионов подобного рода заимствования осуществляли, и даже один муниципалитет пытался это делать. То есть, в принципе, эта модель существует. Я предложил вчера расширить объем эмиссии на федеральном уровне и подумать о региональных эмиссиях. Здесь подход очень простой: инструмент популярный — облигация, ее покупают? Покупают. Интересно людям вкладываться? Интересно. Доходность устраивает? Устраивает. Значит надо выпускать дальше. Естественно, с соблюдением всех макроэкономических пропорций, законодательства и всех норм, относящихся к регулированию выпуска облигаций.

По поводу задолженности сейчас тоже на встрече с губернаторами был достаточно серьезный разговор. Я напомню, что у нас происходило в последнее время. Я считаю, что мы достигли определенных успехов в этой сфере. На протяжении ряда лет, по сути, довольно долгого периода задолженность регионов только росла, росла и росла. И это был очень настораживающий фактор. По итогам прошлого года она впервые снизилась, ненамного, но тем не менее — на 1,6%. Но это уже признак, это уже, будем надеяться, часть тенденции. Это очень хорошо.

Второе, что мы сделали в прошлом году, что я считаю очень важным, и что, скажем прямо, было очень позитивно воспринято губернаторами, они благодарили правительство за это: мы провели реструктуризацию тех кредитов, которые когда-то предоставляли регионам, бюджетных кредитов, на сумму в 1,7 триллиона рублей. И это также очень значительная сумма реструктуризации долга. Причем условия таковы, что, соответственно, платежи отодвинуты на 7 лет, а это дает возможность медленнее гасить, и, соответственно, часть средств направлять на развитие, меньше платить процентов и так далее. Это регионам выгодно. А тот, кто будет показывать неплохие темпы роста, он еще имеет право претендовать на рассрочку, на пролонгацию этого самого возврата кредита до 12 лет. В общем, это неплохая система взаимоотношений, с учетом накопленных регионами долгов. И мне кажется, что это в конечном счете будет способствовать тому, что мы постараемся вывести регионы на траекторию роста и практически закрыть вопрос с задолженностью через какое-то время.

Вопрос: ОФЗ этому не помешают?

Д.Медведев: Нет, конечно, потому что ОФЗ смогут выпускать только те, у кого нет проблем с долгами — это очевидно. И здесь за этим должен следить Минфин. Это же решение должно приниматься по согласованию с Минфином.

Вопрос: А для традиционных банковских депозитов в ОФЗ нет угрозы?

Д.Медведев: Я думаю, нет. Дело в том, что строго говоря, сохранность банковских депозитов обеспечивается, прежде всего, самими активами банка. У нас есть банки, за которыми стоит государство, есть частные банки. Но если говорить о сохранности самих депозитов, о договорах депозитного вклада, то, прежде всего, это ответственность коммерческого банка. Необходимость соблюдения нормативов по капиталам банка, наличие ликвидности, соблюдение вообще всех банковских нормативов, включая риски на одного заемщика, риски, связанные с группой заемщиков, риски, которые касаются владельцев банка — в общем, это просто здоровье самого банка. И с ОФЗ это никак не связано.

Вопрос: Конечным гарантом этих ОФЗ на региональном уровне все-таки государство не будет выступать? Потому что все равно все упрется, может быть, на каком-то этапе… Есть риск.

Д.Медведев: Если эти займы будут выпускаться регионом, то, естественно, регион за это и отвечает. Он и является гарантом исполнения. Это же не депозит, не договор депозитного вклада в коммерческом банке, а это ценная бумага, которая выпускается (или эмитируется) регионом или государством в целом. За государственные бумаги, за федеральные бумаги отвечает федерация в целом, за региональные — регион.

Вопрос: Мы много говорим о том, что для инвестиционной привлекательности, для развития региона в частности нужны постоянные правила игры. Важным фактором является налоговая система. В этом смысле накануне говорили о том, что не исключаете возможности дальнейшего ее совершенствования. В 2018 году заканчивается период моратория на этот счет. Можно ли считать решенным вопрос в частности о переходе на модель, как сейчас говорят, 21/21, 22/22 по повышению НДС, снижению страховых взносов? И последний вопрос, который волнует население: ждать ли (и если ждать, то когда) перехода на прогрессивную шкалу НДФЛ?

Д.Медведев: Никаких решений, скажу вам — и это абсолютно в данном случае открытая позиция, это не попытка уйти от ответа — никаких решений пока нет. Я вчера сказал и еще раз могу сказать о том, что да, у нас система налоговая сама по себе неплохая. Я вчера встречался с представителями бизнеса, и они согласились, что наша система достаточно гуманная и по отношению к бизнесу, и по отношению к физическим лицам. Если брать подоходный налог — это просто один из самых низких подоходных налогов. Общий подход такой: кардинальные изменения налоговой системы нашей стране не нужны. Кардинальные. Но какая-то донастройка — она необходима. Потому что в любом случае меняются условия хозяйствования, условия жизни, доходы. И вот такую донастройку нужно будет проводить после завершения того периода, на который президент и, соответственно, правительство объявили мораторий на изменение.

Что же касается неналоговых платежей, то сейчас основная задача — их упорядочить. По налогам все понятно. Принимаем решение не менять — не меняем. Принимаем решение что-то поменять — открыто обсуждаем, выходит закон, меняется что-то в налоговой системе. А вот по неналоговым платежам, по обязательным платежам в бюджет ситуация гораздо более сложная. Разные ведомства их утверждают — значит, то ставка растет, то падает, разные письма пишут. Поэтому мы сейчас приняли решение номер один: пока ничего не увеличивать, просто для того, чтобы разобраться. И решение номер два: нужно подготовить закон о том, каким образом эти неналоговые платежи меняются. Закон этот может быть принят либо в форме отдельного закона, либо интегрирован в налоговый кодекс. По этому поводу еще идут дискуссии.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, Вы ранее называли в числе главных вызовов для работы правительства неблагоприятную внешнюю конъюнктуру, последствия кризиса и внешнее давление. Вот сейчас по мере приближения президентских выборов часто звучит мнение, что другие страны попытаются оказать на российскую экономику определенный прессинг с тем, чтобы дестабилизировать ситуацию. Рисуют апокалиптические сценарии типа обвала рубля и так далее. Фиксируете ли Вы такие попытки? Готовы ли Вы им противостоять? Как видите прогноз на ближайшие 3–4–6 месяцев?

Д.Медведев: Было бы нечестно сказать, что не фиксируем. Конечно, фиксируем. Законы всякие, идеи, которые звучат в некоторых парламентах, от некоторых должностных лиц иностранных государств на эту тему, известны. Некоторые из них даже действуют. И они не прекращают попыток новые решения генерировать. Требовать. Это обычно законодательная власть делает, например, в США — усиление санкций, введение каких-то реальных санкций и так далее.

Все это нами, естественно, отслеживается. Если говорить в целом, тут, безусловно, мы к этому готовы. И с точки зрения нормативной основы, потому что за эти несколько лет смогли все вывести на совершенно другой уровень. В смысле противостояния подобным попыткам обложить нашу экономику со всех сторон, накинуть на нее удавку и в конечном счете пустить под откос те преобразования в экономике и социальной сфере, которые ведутся в нашем государстве.

Но мы готовы и с экономической точки зрения, что еще важнее. Потому что механизм создать не так трудно. А вот экономика наша научилась жить в условиях ограничений. Как внутренних, а они связаны с изменением цен, например, на углеводороды, падением цен на нефть, на газ, а также структурой нашей экономики, потому что она пока, скажем прямо, неидеальна, она зависима от экспорта сырья, внешних ограничений — а это, прежде всего, санкции. За эти несколько лет мы, по сути, начали создавать основу более современной диверсифицированной российской экономики, которая в значительной степени способна обслуживать собственные нужды и создавать продукты для внутреннего потребления — как промышленные продукты, промышленные товары, включая производство средств производства, то есть станки, оборудование, так и продовольственные товары, развитие сельского хозяйства.

И в этом смысле даже наши недруги, скажем по-честному, признают наши успехи, что в результате введения этих бессмысленных санкций, Россия смогла по сути обеспечить, например, свою продовольственную безопасность. Это очень важно. Когда мы принимали доктрину о продовольственной безопасности, не скрою, я смотрел и думал: когда же мы сможем выйти на те цифры, которые в ней есть, добиться самообеспечения по ряду позиций? Добились быстрее, чем ожидали. А по некоторым позициям превзошли.

И сейчас, это правда, мы обсуждаем на совещаниях, надо ли нам сейчас инвестировать дополнительные деньги, например, в отдельные направления животноводства, или уже будет перепроизводство, и это опасно? А если есть дополнительные инвестиции, то куда поставлять продукцию на экспорт? Еще совсем недавно, мы с вами это помним, мы закупали курятину в Европе и в той же самой Америке, а сейчас мы поставляем ее на экспорт. И так далее. По зерну — вы сами знаете, каковы урожаи. Мы самый крупный экспортер в мире. А я помню те времена, когда мы пшеницу в Канаде покупали. И это был период в общем не самый плохой в истории Советского Союза. Но пшеницу в Канаде покупали. Вот так.

Вопрос: Если позволите, вопрос, может быть, больше философского свойства. Про цифровую экономику сейчас много говорят: является приоритетом, на форуме об этом тоже говорили. На мой взгляд меньше гораздо говорится о том, готов ли человек к этой цифровой экономике, цифровизации? То есть мы готовим бизнес, но не готовим людей, чтобы они умело пользовались без риска для себя и для общества плодами цифровых технологий. Взять школу, например: в известной степени цифровые технологии сейчас встают таким барьером — они с одной стороны помогают образовательному процессу, но с другой стороны, в воспитательном процессе они стали барьером между учителем и учеником, между книгой и читателем. И потом мы удивляемся, что это выливается в некие ЧП, вроде бы беспричинные, когда дети уходят в виртуальную реальность, и потом их смыкание с действительностью выливается вот в такие формы. Что нужно сделать, чтобы избежать этих побочных, негативных эффектов от цифровизации?

Д.Медведев: Цифровые технологии нужны, ими нужно владеть. Хорошо помню, когда мы приступали, уже больше 10 лет назад, к проведению интернета в школы. Тогда у нас школ было где-то чуть ли не под 60 тысяч, и приезжал Билл Гейтс, я ему тогда сказал: «У нас задача — 60 тысяч школ подключить к интернету». Он так за голову взялся, говорит: «Это колоссальная задача», — имея в виду масштабы Российской Федерации. Мы это сделали. Но я сейчас даже не про это говорю. А тогда я думал, что, ну хорошо, вот дети, которые будут учиться и учатся в этих школах, они быстро в этом разберутся. А как учителя? Все-таки есть определенный консерватизм мышления и так далее. Знаете, все разобрались. Вот кто хочет жить в современном мире — приспособится. Неважно, сколько тебе лет, 12 или 60, но всему этому можно научиться.

Я хорошо помню, мне уже было около 30 лет, наверное, когда стали активно распространяться компьютеры, и я так тоже с некоторым страхом смотрел — думаю, вот ими пользуются, это середина 90х годов, а я как-то пока на пишущей машинке умею стучать, а на компьютере — нет. Оказалось, не так сложно. Прошел год, и я уже вовсю всем этим владел. Поэтому ничего тут особенного нет. Вопрос в том, как употреблять эти знания, и это действительно нравственная проблема, правовая проблема. И ею нужно заниматься. И нашей стране, и другим странам.

У нас принята программа Цифровая школа, она будет реализована, и там как раз есть и основные направления, перспективы развития вот этих цифровых возможностей в школе, и те ограничители, которые должны использоваться. Но просто попытки, например, что-то закрыть — мы же с вами понимаем, они ничего не приносят. Даже в доцифровую эпоху люди умудрялись читать запрещенные книги и смотреть запрещенные фильмы, а что уж говорить о сегодняшней жизни. Поэтому запреты должны быть разумными и исполнимыми. Но какие-то меры регулирования — они обязательно должны применяться.

Но самое главное не это. Самое главное все-таки та среда, в которой развивается и живет человек. Можно не иметь компьютера и в то же время чувствовать себя абсолютно одиноким человеком, или наоборот. И это вопрос выбора, это вопрос внимания общества, государства к своим гражданам, создания нормальной среды для жизни, нормальных возможностей для отдыха. В конце концов каждый человек должен сам для себя решать: вот в выходной день пойти куда-то погулять или сидеть в сети. Ни то, ни другое не предосудительно, но это вопрос выбора, а государство все-таки должно правильным образом расставлять приоритеты, в необходимых случаях принимать акты регулирования — по особо важным вопросам, технологиям, которые сейчас активно развиваются в области цифровой экономики, жизни внутри сети, принимать и международные конвенции. С этим пока все совсем плохо, а это весьма необходимо на будущее. Это все признают, но пока договориться ни о чем не могут.

Вопрос: У нас союзники есть в этом смысле?

Д.Медведев: Союзники есть. Есть страны, которые осознают необходимость международного регулирования. Кстати, они, как правило, не относятся к тем странам, которые и так имеют контроль над соответствующими потоками. Почему наши американские друзья не хотят ничего делать по этому поводу — так потому что они и так все регулируют, но своими правилами, им не нужны международные правила. Система выдачи адресов и всего остального, вот эта система, которая формировалась исторически в США, она их устраивает. Там тоже идут какие-то споры, они решения принимают — это правда, но тем не менее это внутриамериканская история. Они не хотят ее интернационализировать, а мы хотим. Мы должны понимать, что здесь происходит. И с другой стороны обособление каких-то сегментов — это тоже плохо. Мы же понимаем: интернет, вообще цифровой мир — это не только проблемы, это огромное количество возможностей: и как услуги получать в цифровой форме, и как углублять свои знания, образование получать. Все это должно сохраниться.

Вопрос: Вы дольше всех занимаете пост Председателя Правительства в новейшей истории Российской Федерации. В мае Правительство по закону после инаугурации президента подает в отставку, назначается новый состав Правительства. С высоты Вашего опыта, с учетом сложных условий, в которых Вам пришлось работать последние как минимум 6 лет, какое напутствие Вы можете дать будущему Кабинету министров?

Д.Медведев: Я думаю, что будущий Кабинет министров будет работать тоже не в самых легких условиях. Поэтому ему нужно будет извлечь определенные уроки из того, что мы делали, и из наших достижений, и из наших ошибок, и продолжить курс на развитие экономики и социальной сферы нашей очень большой страны. Это очень серьезная задача для любого российского Правительства.

Беседовали: Михаил Калмыков и Михаил Петров.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2500539


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter