Всего новостей: 2224436, выбрано 3 за 0.259 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Франция. Косово > Образование, наука > ria.ru, 20 октября 2013 > № 921301

Школьница из Косово Леонарда Дибрани, депортация которой из Франции стала причиной протестов в этой стране, в воскресенье подверглась нападению неизвестных в Митровице, сообщают французские СМИ со ссылкой на источник в полиции.

"Дибрани прогуливались по городу всей семьей, когда на них напали неизвестные Мать Леонарды была избита и теперь лежит в больнице, а дети, также получившие травмы, находятся в полицейском участке", - цитирует агентство Франс Пресс представителя местных правоохранительных органов, имя которого не называется.

Собеседник французского агентства подчеркнул, что нападение на семью Дибрани еще раз доказывает, что пребывание в Косово для них небезопасно.

Скандал вокруг депортации в косовскую Митровицу 15-летней Леонарды и ее семьи разгорелся во Франции на этой неделе и спровоцировал масштабные акции протеста учащихся средней и старшей школы. Семья Дибрани в начале октября уехала из Франции, где проживала на протяжении нескольких лет, поскольку власти страны не предоставили Дибрани убежище.

Косово, куда переехала семья после высылки из Франции, является родиной только главы семейства - его дети появились на свет в Италии и Франции. Чтобы семья смогла получить убежище во Франции, мужчина решился на подлог документов, в том числе приобретение поддельного свидетельства о браке. Также он заявлял, что все члены его семьи родились в Косово.

В субботу президент Франции Франсуа Олланд заявил, что девочка сможет вернуться в страну и продолжить обучение, однако это возможно только в том случае, если она будет подавать документы на возвращение одна, без родителей. В ответ на это девочка сказала, что не будет делать этого, поскольку не готова отказываться от семьи, не хочет ходить в школу в одиночку и не оставит братьев и сестер. Виктория Иванова.

Франция. Косово > Образование, наука > ria.ru, 20 октября 2013 > № 921301


Косово > Образование, наука > inosmi.ru, 12 ноября 2012 > № 686176

ПО ТУ СТОРОНУ ЗАПРЕЩЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ ( LA NACION , КОСТА-РИКА )

Лусиана Васкес

Как могло получиться, что длинный, скучный, эстетический слабый, примитивный, тенденциозный и оторванный от действительности документальный фильм с восторгом смотрят миллионы пользователей интернета?

Я имею в виду "Запрещенное образование" (La educación prohibida), снятый 24-летним Германом Доином Кампосом (Germán Doin Campos), выпускником Высшего института радиовещания (ISER).

В течение двух месяцев, с момента его выпуска, этот документальный фильм уже просмотрели почти четыре с половиной миллиона человек. "Запрещенное образование" вошло в рейтинг наиболее популярных материалов в интернете. Но есть ли у него еще какие-либо заслуги?

Давайте внесем ясность. "Запрещенное образование" подвергает критике традиционную систему обязательного государственного образования. И название обращено как раз к другому образованию, более желательному, по мысли режиссера, которое сосредоточено на ученике и не навязывает ему каких-то своих правил. Именно оно и является запрещенным, как утверждается в документальном фильме.

В документальном фильме все ставится под сомнение, начиная с обязательности среднего школьного образования до разделения по классам в зависимости от возраста, дисциплины, оценок, учителей и учеников как пустых сосудов, которые нужно наполнить содержанием. Этот список можно продолжить.

Карикатуры

С самого начала фильма государственному образованию выносится приговор. Все вышеназванные вопросы освещаются с самой темной стороны. Обязательное школьное образование преподносится в карикатурном виде. Учителя похожие на чиновников. Директора, озабоченные лишь вопросами дисциплины. Ученики начальной школы, сидящие с привязанными к партам руками.

На протяжении всего фильма разворачивается скандал между учениками пятого класса одной из традиционных средних школ и их руководством. Дети собираются зачитать во время собрания, посвященного окончанию года, критическую речь в адрес образования.

Директора играет худощавая актриса с угловатым лицом и крикливым голосом. Какие-либо полутона отсутствуют. Все сделано для того, чтобы представитель власти вызвал неприятие. Родители простоваты, но при этом тщеславны. Молодой преподаватель богемного вида. Он выступает в качестве посредника, понимающего учеников. Его роль исполняет культовый актер Гастон Паулс (Gastón Pauls). Согласно замыслу автора фильма, у традиционной школы нет никаких шансов, и сюжет заканчивается запретом зачитать критическую речь.

"Запрещенное образование" структурно построен как судебный процесс. На скамье подсудимых находится традиционная школьная система. Большим белым пятном в сюжете фильма является отсутствие защиты. Традиционная школа изначально объявлена виновной и не имеет возможности сказать что-либо в свое оправдание.

За два с половиной часа фильма никто не сказал ни слова в защиту обязательного школьного образования. Фильм показывает не повседневную жизнь школы, а какие-то карикатуры на ее недостатки.

Старые теории в новом облачении

Так в чем же состоит содержание документального фильма, длящегося более ста пятидесяти минут? Обличающий голос прокурора. Таков идейный стержень "Запрещенного образования". Нескончаемые интервью латиноамериканских воспитателей, явно участвующих в альтернативных образовательных системах.

Их около 50 и каждый в среднем делает шесть заявлений. Будучи консервативно настроенным человеком, должна отметить, что все они 300 раз говорят одно и то же: как прекрасна раскрепощающее образование, сосредоточенное на любви и уважении глубокой самобытности ученика и педагогическом совершенствовании альтернативных систем образования.

Перед глазами зрителей назойливо мелькают кадры сидящих в кругу детишек, которые играют в развивающие игры, работают в огороде, обнимают друг друга. Прямо рай на Земле, пытается внушить нам режиссер фильма.

И в завершение всего этого фарса идут изречения идеологов так называемого "интегрирующего обучения", которое не подавляет, а наоборот, дает свободу индивидуальности.

На экране появляются Пауло Фрейре (Paulo Freire), создавший в 1970 году Педагогику Угнетенных. Ольга Коссеттини (Olga Cossettini) со своей моделью "спокойной школы" 1930 года, основывающейся на педагогической теории Марии Монтессори (María Montessori), пользовавшейся большим влиянием в первые десятилетия XX века. Ее высказывания также приводятся в фильме. Цитируются и другие известные педагоги, пользовавшиеся влиянием в 20 годы, а также в период 50-70 годов.

Как могло случиться, что документальный фильм, претендующий на новизну в области образования, основывает свои выводы на теориях, которые были в ходу как минимум 40 лет тому назад? Некоторые высказываемые в нем тезисы относятся к началу прошлого века, которые впоследствии были пересмотрены или преданы забвению.

Документальный фильм игнорирует сомнения и различные критические замечания, высказанные в адрес раскрепощающей педагогики. Они очень хорошо обобщены в работе "Критическая педагогика: оценка и указания по обновлению" ("Critical pedagogy: an evaluation and a direction for reformulation"), написанная исследователями Виллемом Вардеккером (Willem Wardekker) и Сибреном Майдеманом (Siebren Miedeman).

Исследователи рассказывают о преодолении этих моделей и взглядов, распространенных в 70-е годы. Они говорят об отсутствии у этих теорий каких-либо практических выводов и показывают их оторванность от сегодняшней действительности, в особенности, когда речь идет об исторической самобытности вне контекста социальной детерминированности.

При этом ни слова не говорится о современных передовых взглядах в области педагогики. Автору фильма неизвестны новые воззрения таких исследователей как Анри Жиро (Henry Giroux) и Питера Макларена (Peter McLaren), а также те познавательные возможности, которые дают школе современные информационные технологии, или идеи известного британского эксперта в области образовательных реформ Кена Робинсона (Ken Robinson), чье мнение весьма высоко котируется в педагогических кругах. Давая оценку той или иной проблеме, он всегда высказывается вполне определенно, не вступая в беспочвенные дискуссии.

Восстановим нюансы

Каждая образовательная система, традиционная или альтернативная, имеет свои нюансы, спорные моменты. В документальном фильме о них не говорится ни слова, но мы можем их воссоздать.

Например, в фильме приводятся высказывания педагога Джона Тейлора Гатто (John Taylor Gatto), выступающего против обязательного школьного образования, но при этом в фильме ни слова не говорится о том, что обязательное школьное образование, несмотря ни на что, было одним из самых эффективных рычагов демократизации человеческого общества. Некоторые системы школьного образования, как, например, кубинская или канадская, поясняет французский социолог Франсуа Бурдье (его в фильме не цитируют) обладают способностью снизить воздействие социальной напряженности.

При этом домашнее образование рассматривается некоторыми исследователями как реакционное.

Режиссер идеализирует природу, считая ее образцом для подражания и преподнося как пространство всеобщего согласия, где нет конфликтов между бесплотными существами. Хотелось бы порекомендовать ему полистать страницы журнала National Geographic, на которых изображены снимки животных, поедающих друг друга. Ни слова не говорится о солидарности. Доводы общего порядка, игнорирующие особенности.

Герман Доин Кампос, например, считает финскую систему образования образцом для подражания, поскольку она в необходимой степени учитывает личные качества учеников и мотивирует их на приобретение знаний без какого-либо принуждения. Но не будем забывать, что это как раз система обязательного государственного образования.

Презумпция виновности

"Запрещенное образование" не столько анализирует традиционную школу, сколько бездоказательно обвиняет государственную школу в том, что она является средоточием всех бед, попутно восхваляя частные и альтернативные школы.

Получается чистой воды коммерческая реклама, замаскированная под глубокий анализ. Рекламный ролик, длящийся 2 часа 25 минут и 19 секунд, включая титулы.

Документальное исследование, претендующее на критическую оценку существующей действительности, предполагает высказывания "за" и "против" системы, о которой идет речь. Это называется журналистской или исследовательской точностью. Критический анализ непременно должен включать в себя положительные и отрицательные оценки. Именно такого этико-диалектического противопоставления и не хватает фильму.

Но вопросы к "Запрещенному образованию" на этом не заканчиваются. Фильм предлагает такую систему образования, в центре которой стоят ученики, но при этом в нем нет ни одного реального ученика, выступающего перед телекамерой.

Лубочная картинка образцовой семьи носит дискриминационный характер: папа, мама и трое детей, белокожие, красивые, представители среднего класса, хорошо одетые.

Фильм имеет недостатки во всех своих аспектах. По сути дела, это упущенная возможность. Нет сомнения в том, что люди искренне обеспокоены проблемами образования, не зря же пять миллионов человек зашли на этот фильм, хотя при этом я не уверена, что все они просмотрели его до конца. А это действительно трудно. Я пыталась сделать это два раза. Во время первого просмотра уснула через полчаса. Со второй попытки удалось просмотреть до конца. Не могу сказать, что режиссеру удалось дать общую панораму проблемы.

Конечно, мы неравнодушны к вопросам образования. Именно это и является интересным моментом фильма, заслугой, которая ему не принадлежит: он показывает, у людей есть интерес к образованию.

В действительности, у "Запрещенного образования" есть еще одна положительная черта: проблемы, которые он ставит. Это весьма немаловажно. Другое дело, что ответы, как мы видим, вовсе не соответствуют глубине вопросов.

Нет сомнений в том, что государственное образование требует пересмотра, но только этот пересмотр должен быть более широким. И необязательно длиться два часа. Английскому эксперту Робинсону достаточно было выступить в течение 18 минут в частном некоммерческом фонде TED с докладом под названием "Убивают ли школы творческую активность?", чтобы привести доводы против нынешней школьной системы и получить самое большое количество заходов на интернет-версию его доклада в истории фонда TED: более 13 миллионов, начиная с 2006 года.

Косово > Образование, наука > inosmi.ru, 12 ноября 2012 > № 686176


Косово. СКФО > Образование, наука > regnum.ru, 29 апреля 2012 > № 547965

По просьбе ИА REGNUM о новых тенденциях, касающихся зарубежного исламского образования северокавказской молодежи, рассказал эксперт Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслан Гереев (Махачкала) .

Евроислам - это понятие, на которое все чаще ориентируются мусульмане Северного Кавказа, желающие получить религиозное образование за границей. Причины этого понятны. Во-первых, ситуация в арабских странах, где выходцы с Кавказа ранее предпочитали учиться, становится все менее стабильной. Во-вторых, те, кто возвращается на Кавказ после учебы в арабском мире, у себя дома сразу становятся пополнителями всевозможных "списков", "диссидентами" и т.д. Это вещи, которые нельзя отрицать в силу их очевидности. Поэтому молодежь все больше предпочитает образование в исламских центрах за пределами арабского мира, в том числе в Европе.

И на этом пути востребованным оказывается Косово, где сей час заметно оживлены исламские процессы. Точное количество студентов северокавказских республик, обучающихся в духовных центрах Косово и других частей Европы, пока определить невозможно, потому что отсутствует учет выезжающих для получения исламского образования. Но такая работа нами ведется и довольно скоро мы получим первые статистические ориентиры, основанные на данных диаспоральных организаций, а также посредством взаимодействия с общественными и религиозными объединениями и, конечно же, через самих обучающихся студентов.

Отмечу, что из выезжающих на учебы в исламские центры Европы возвращаются на родину далеко не все. Приведу всего лишь один пример. Дагестанец Физули после окончания светского вуза в Дагестане выехал в Албанию и, получив там исламское образование, переехал во Франкфурт-на-Майне (Германия), где успешно реализовал свой потенциал среди турецкой общины города. Разумеется, о возвращении и не думает. И подобных примеров много.

Что касается Косово, то обучение идет там по самым разным направлениям ислама: и в рамках салафизма, и в рамках суфизма и даже шиизма. Так, группа северокавказских студентов, обучающихся в Исламском центре в косовском городе Пуджева, являются последователями традиционного ислама и учения местного суфийского шейха Мухаммада Ходжи . Этот известный проповедник первым на постюгославском пространстве начал работу, направленную на рост среди жителей Косова влияния суфийских тарикатов (направлений) шазалийа и кадирийа, которые также весьма популярны на северо-восточном Кавказе.

А в другом косовском городе, Призрен, который известен как "город минаретов" из-за большого количества мечетей, функционируют несколько образовательных учреждений салафитского толка, в которых также представлены студенты из числа северокавказской молодежи. Позиции салафизма здесь стали укреплятся в основном после начала масштабных столкновений косовских албанцев с сербскими вооруженными силами. Отмечу, что именно после того, как албанские беженцы из Косово направились в Албанию, Македонию и Черногорию, в этих странах укоренились и по сей день присутствуют довольно мощные салафитские общины.

Интерес исламской молодежи Северного Кавказа, особенно Дагестана, к Косово может быть объяснен и определенными сходствами между этими двумя регионами. У нас в Дагестане после военных событий 1999 года начались серьезные процессы, ориентированные на рост религиозного самосознания и религиозной идентичности местного населения. Для Косово 1999 год, в котором Сербию вынудили вывести оттуда свои войска, тоже ознаменован началом масштабных религиозных перемен. Как и Дагестан, Косово - один из самых бедных регионов в Европе: более половины его населения живут за чертой бедности. Несмотря на то, что край богат минеральными ресурсами, основной отраслью экономики, как и в Дагестане, является сельское хозяйство. Так же, как и здесь у нас, там очень высокий показатель безработицы.

Разумеется, есть на Балканах и ощутимое влияние арабского мира, растут и радикальные религиозные взгляды, особенно среди молодежи на тех территориях, где очень активизирована деятельность ваххабитских братств. Такие братства влияют на ситуацию в мусульманских общинах Санджака (юго-западная Сербия), Черногории, Боснии и Герцеговины, Косово. Они проповедуют идеи балканской исламской революции, нацеленной на подготовку плацдарма для масштабного наступления вглубь Европы, где постепенно увеличивается влияние мусульман.

Свою обеспокоенность выездом российской молодежи в зарубежные исламские образовательные центры не раз высказывали российские чиновники. Генпрокурор России недавно заявил, что в 2011 году только из Дагестана в зарубежные религиозные центры выехало учиться 100 человек, а за последнее десятилетие их число превысило 1,5 тысяч. Здесь необходимо сделать поправку о том, что речь идет только об установленных, учтенных фактах учебы дагестанцев выехавших за пределы страны, на самом же деле цифры гораздо выше. Нет законодательства, регламентирующего эти процессы, сегодня молодые люди могут в качестве туристов выехать в любую страну и остаться там. С другой же стороны, в России нет того сегмента образования, который сегодня востребован мусульманской молодежью, что, собственно, и подталкивает ее к выезду.

Косово. СКФО > Образование, наука > regnum.ru, 29 апреля 2012 > № 547965


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter